Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Как незаметно минул год... Пост памяти Алана Рикмана



Страница 3 из 8«1234578»
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Первая помощь и её последствия", автор Agnia, СС/ГГ, PG, (General, макси, в работе.)
"Первая помощь и её последствия", автор Agnia, СС/ГГ, PG,
IzaboДата: Суббота, 05.11.2016, 22:14 | Сообщение # 41
Первокурсник
Статус: Offline
Agnia, спасибо за Вам, в первую очередь, за оперативность. Теперь о самой истории. Знаете, после первой главы я немного была разочарована: думала, что вот опять эта необоснованная страсть с первого практически взгляда, основанная на кочующем из фика в фик желании Гермионы отогреть одинокого и гордого профессора. Но как то втянулась. Самое интересное, что в конце каждой главы у меня меняется впечатление на противоположное. Например, играющий на рояле Люциус вызвал острое желание прекратить чтение. Но потом - это было весьма интригующе. Короче, очень любопытно и чем дальше, тем больше. Сюжет лихо закручен, поэтому желаю автору неистощимой фантазии и добежать до конца!)))
 
hamedorea_greenДата: Понедельник, 07.11.2016, 00:34 | Сообщение # 42
Второкурсник
Статус: Offline
Очень интересный и захватывающий сюжет.Интересные детали,например переносной камин.Гермиона-интересная.Жду продолжения!! 02wow
Получилось много слов "интерсный,интересная",прошу простить,я под впечатлением. 01blush


смешливая

Сообщение отредактировал hamedorea_green - Понедельник, 07.11.2016, 00:35
 
NettyДата: Среда, 09.11.2016, 09:40 | Сообщение # 43
Шестикурсник
Статус: Offline
Вот это поворот.
Неожиданно видеть Люциуса в таком состоянии.
Очень интересно, можно ему все-таки доверять или нет.

Цитата Agnia ()
У Гермионы на миг перехватило дыхание.
Его кабинет.

Ох, у меня тоже дыхание перехватило на этой фразе. Очень чувственно получилось.

Цитата Agnia ()
В прихожей горел свет. Под вешалкой валялись чёрные мужские перчатки, шляпа небрежно болталась на крючке — вот-вот упадёт. Гермиона вскинула брови. Рон расшвыривал вещи по дому только в двух случаях: когда был очень зол или очень счастлив.

Вот бы мой муж хотя бы так делал 11lol

Цитата Agnia ()
Вы полны сюрпризов, мисс Грейнджер.

Было смешно. Особенно реакция Гермионы.
Вообще, как-то непривычно читать про нее как про миссис Уизли

Agnia, я все пытаюсь понять, что испытывает к Северусу Гермиона и когда это началось. В начале на суде ей просто было жаль его и несправедливости к нему. То есть до этого, ничего не было. Хотя в последней главе описывается, что она читала его мысли уже давно, но как мне показалось, тогда чувств еще не было. А после суда она решила ему помочь. Но потом со временем в результате своих воспоминаний и самокопания она постепенно начала испытывать к нему чувства. В фике интересно раскрывается этот момент. Чем дальше мы читаем, тем больше узнаем об эмоциях Гермионы по отношению к Северусу. Но прямых заявлений "Я его люблю" пока нет. Да, она хочет его спасти, но вот в чем причина такого желания... Она вспоминает о нем, его лицо, его слова, переживает, но... Самым явным проявлением чувств наверное было то, что испытала Гермиона после игры Люциаса рояля. Интересно, как эта тема буде раскрыта дальше
Ну вот, как-то так, немножко порассуждала 01blush
 
ЭсмеральдаДата: Четверг, 10.11.2016, 15:30 | Сообщение # 44
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Ну, дык, и шо ( стучит копытом по крышке рояля) там дальше то? Куда барышня-хулиганка вляпалась? 13wow

 
AgniaДата: Четверг, 10.11.2016, 19:45 | Сообщение # 45
Второкурсник
Статус: Offline
Эсмеральда, *автор хранит многозначительное молчание*
До субботы.
hamedorea_green, спасибо!)
Netty, благодарю, с огромном удовольствием прочитала ваш отзыв. Посмеялась, была тронута и погрузилась в размышления.
Побольше бы таких рассуждений, очень вдохновляет)

У Гермионы, действительно, не было, как мне кажется, причин влюбляться в Снейпа, пока его все считали монстром, или вдруг ни с того ни с сего, когда поняли, каков он на самом деле.
Но, будучи девушкой наблюдательной и справедливой, она многое замечала. А природная эмоциональность довершила дело...
Izabo, это и к вашему комментарию тоже)


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Пятница, 11.11.2016, 09:39
 
AgniaДата: Суббота, 12.11.2016, 14:28 | Сообщение # 46
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 7

Плечи нещадно болели. В глаза словно песка насыпали, пересохшее горло саднило. Гермиона с трудом разлепила ресницы: кромешный мрак. Или нет? Впереди виднеются неровные очертания каких-то строений. Не то колонны, не то гигантские плиты. Над головой – ночное небо в тёмных тучах. Над горизонтом тусклое пятно – луна тщетно пытается пробиться сквозь плотные облака.
Спина, прижатая к чему-то каменному и шершавому, заледенела. Гермиона попробовала пошевелить онемевшими руками, но ничего не вышло – кисти были крепко стянуты назад, в обхват, кажется, колонны. Стояла тишина, только изредка слышался шорох листвы и редкие пощёлкивания ночных птиц.
Внезапно едва слышимый прерывистый не то стон, не то вздох долетел сзади. Гермиона задёргалась, пытаясь обернуться. Вывернула шею и натянула верёвки, заглянула через плечо. Сердце глухо стукнуло: в темноте отчётливо белела слипшаяся белёсая чёлка. Смутно виднелся краешек приоткрытых прокушенных губ, запекшаяся тёмная струйка на подбородке.
Драко!
Что с ним? Как давно в таком состоянии? Гермиона грустно усмехнулась. По крайне мере, он нашёлся, и даже ещё жив. Сжала пальцы, пытаясь понять, не осталось ли на них кольца-артефакта. Ничего. Прищурилась – насколько можно было разглядеть во мраке, на земле тоже ничего не валялось. Или вон там что-то блеснуло? Не понятно. Всё равно пока не дотянуться.
Гермиона принялась яростно разминать затёкшие пальцы, изо всех сил стараясь вернуть им подвижность. А заодно и попыталась ослабить верёвки. Что странно, обычные маггловские верёвки. Насколько она могла судить, никаких связывающих чар не было.
Малфой снова застонал.
- Драко? – прошептала Гермиона. – Эй, Драко, очнись! Ты слышишь меня?
Дрожащий вздох в ответ и хриплое:
- Ничего… не скажу… всё равно.
- Драко! Это я, Гермиона. Драко! – похолодев, громче зашептала она. Что с ним делали? И кто?
Светлая макушка дёрнулась.
- К-кто здесь?
- Гермиона. Меня тоже связали. Да сосредоточься же ты!
- Мерлин, - простонал он. – Как тебя… сюда занесло? Лучше молчи. Они услышат и снова… придут.
- Твой отец попросил. Тебя выручать. Кто придёт, Драко?
- Отец… - словно в забытьи прошептал Малфой. Гермиона с досадой закатила глаза. Прошипела:
- Драко, возьми себя в руки. Отец, к сожалению, не придёт. Или к счастью. Отвечай, кто такие «они» и что от тебя хотели?
- Я не знаю… в масках. Сказали, что… тренировок давно не было. И стали… тренироваться. Спрашивали про… семью. Чтим ли мы лорда, как они…
- Что? – обмерла Гермиона. Да что здесь происходит, в конце концов?
Малфой вдруг замолчал.
- Драко? – встревожилась она. Тишина. – Драко!
Дёрнулась изо всех сил и плечом толкнула поникшую блондинистую голову. Малфой испустил долгий дрожащий стон.
- Драко, ты там сознание теряешь, что ли? Ты ранен?
- Отстань… ты меня, как тогда… доконаешь, - несвязно пробормотал он.
Гермиона захлопала глазами.
- Драко, очнись. Ты о чём?
- Клювокрыл, - неожиданно внятно сказал он и снова обмяк.
Воспоминания вихрем завертелись в её голове. Клювокрыл! Она тогда от души заехала Малфою в нос. Подумаешь, синяк остался. А Драко завизжал, как резаный, и потерял сознание. И в первый раз, когда гиппогриф помял его – тоже ничего страшного не произошло, но тот стенал и катался по земле так, как будто его убивали. Они все презирали его тогда и жутко злились. Считали, что он специально выпендривается.
Малолетние идиоты! Гермиона выругалась сквозь зубы, помянув Мерлина, чёрта и Бога одновременно.
Драко, очевидно, очень плохо переносит боль. Любую. Даже не очень сильную. А уж если таинственные «они» на нём тренировались… нетрудно представить, в чём…
- Драко! Слышишь меня?
- Приставучая… зазнайка, - отреагировал тот, делая вдох перед каждым словом. Злится. Прекрасно!
- А ты слабак, который боится боли. Единственный наследник Малфоев, - передразнила она. – Возьми себя в руки!
- Заткнись, - прошипел Драко уже энергичнее. – Услышат…
- Да объясни ты толком, кто нам угрожает! – вспылила Гермиона.
- О, какая любопытная попалась, - ядовито произнёс чей-то высокий голос, и она быстро обернулась.
Перед ней стоял оживший кошмар: невысокая фигура в тёмном балахоне, лицо скрыто маской. Такие же фигуры маячили между колонн – их белые маски с чёрным оскалом яркими пятнами выделялись в темноте.
- Кто вы и что вам нужно? – как можно увереннее спросила Гермиона.
Фигура зашлась в визгливом смехе. Остальные подхватили, сгрудились вокруг. Та же фигура шагнула вперёд, обернулась к толпе. Странный неестественный хохот прекратился так же резко, как и начался. Торжественно воздела руки:
- Мы так долго ждали, пока появится обещанный повелителем знак. И вот это случилось! Наше ожидание закончилось. Настало время навести порядок в этом мире, как завещал повелитель. Так давайте же принесём жертвы и начнём наш путь!
Гермиону замутило. Всё это напоминало какой-то маггловский фильм ужасов. Нет, она помнила, что Тёмный лорд всегда был склонен к пафосу. На чём и прогорел, кстати. Но вот это представление ни в какие ворота не лезло! Что за порядок они собрались наводить?
Решив, что терять всё равно нечего, Гермиона откашлялась и громко спросила:
- Эй, уважаемые! А что, собственно, вам завещал повелитель? Вы уверены, что правильно истолковали знаки?
Предводитель подскочил к ней с шипением, которому позавидовала бы дикая кошка.
- Как ты смеешь сомневаться в мудрости повелителя? – эм-м, а когда она сказала, что сомневается?
- Он мудрейший волшебник на земле! Он оставил нам чёткие указания!
Жуткая белая маска оскалилась чёрными зубами перед самым лицом Гермионы. Та с трудом удержалась, чтобы не отшатнуться, и уставилась прямо в горящие тьмой глаза. Что-то в поведении маски царапало сердце. Какая-то ассоциация, отчётливая, но всё ускользающая…
Холодные пальцы схватили Гермиону чуть выше локтя. Тонкие и сильные пальцы. Да на что же это похоже, никак не вспомнить!
- Повелитель сказал, что однажды на алтаре появится светловолосая жертва, и этот день станет концом нашего бездействия! И после того как мы совершим ритуал, наша сила возрастёт…
- Ну, я как-то не тяну на светловолосую, - хмыкнула Гермиона, изо всех сил сдерживая дрожь.
Безумная маска раззявила чёрную пасть:
- Повелитель всё предусмотрел! Он сказал, что все, кто появятся за главной жертвой, только усилят нашу мощь!
- И когда намечается этот ваш ритуал? – напряглась Гермиона.
- На следующую ночь после явления жертвы. То есть сегодня. А потом мы выёдем отсюда, и все последующие ночи превратятся в кошмар для грязных магглов и предателей.
Маска отодвинулась и чёрным вихрем метнулась прочь. Остальные фигуры потянулись за ней. Гермиона стиснула кулаки. Затёкшие пальцы отозвались колючей болью, ужас ледяным комком подступил к горлу. Сколько ещё сюрпризов оставил проклятый лорд, как метко назвал его Люциус?
Это место, по-видимому, какой-то разрушенный собор. Значит, место силы. Оградить его чарами и поселить горстку верных слуг с приказом ждать знака – вполне в духе Волдеморта. Вот только что-то в их облике не давало ей покоя. Какая-то неправильность. Этот визгливый смех, излишняя восторженность, высокие голоса…
Стоп. Не время об этом думать. Какие варианты спастись? Палочки нет. Артефакт то ли потерялся, то ли отобран. Конечно, она успела из дома Люциуса отослать патронуса к единственному человеку, который готов прийти на помощь в любое время дня и ночи. И к кому угодно. Но ведь нужно знать, куда идти!
Если бы удалось послать патронуса отсюда…
Отчаянный крик врезался в уши. Гермиона, вздрогнув, обернулась: новоявленные пожиратели смерти сгрудились со стороны Драко. Новый крик, беловолосая макушка в судорогах колотится о камень… Гермиона зажмурилась, не в силах выносить это зрелище. Мозг лихорадочно искал пути к спасению и не находил их.
Навязчивая мысль о патронусе не давала покоя. Без палочки она вместе со всеми своими хвалёными знаниями – абсолютно беспомощна.
«Здесь не будет глупых размахиваний палочкой…» - давно забытая фраза полыхнула, словно летучий порох в камине. Из глубин памяти на Гермиону презрительно прищурились чёрные глаза. Без палочки? Гарри рассказывал, как Снейп отшвырнул его однажды, даже не притронувшись к ней. Дамблдор - тот постоянно по-тихому колдовал без палочки. Да, точно. Тогда они не обращали на некоторые странности внимания, но сейчас это очевидно.
Гермиона закусила губу. И почему ей не пришло в голову хотя бы попытаться изучить беспалочковую магию? Конечно, с опытными мастерами не тягаться, но сделать что-нибудь простенькое… а лучше всего, патронуса… Она со свистом втянула в себя воздух, пытаясь успокоиться.
Хрипы за спиной стихли.
- Он слишком быстро теряет сознание, - донёсся сзади странно тонкий – девичий? – голос. – С ним не интересно тренироваться.
- Скоро полночь, - ответил голос погрубее. – Отвязывайте его и несите на алтарь.
- А с ней что делать? – чья-то маленькая, но цепкая рука больно впилась Гермионе в плечо.
- А она пусть пока посмотрит. Будет следующей.
Сердце оборвалось. Драко… только не это. Кто-нибудь, пожалуйста! Бесполезные слёзы закипели в глазах. Никто не придёт и не поможет. Потому что одна самонадеянная отличница не умеет позвать…
Луна вышла из-за туч, резкие тени от колонн расчертили землю. В отдалении темнело прямоугольное возвышение – наверное, раньше там располагался церковный алтарь. Теперь по центру уродливой кляксой разлилось чёрное пятно. Что-то тихо бормоча, фигуры в масках тащили туда Драко.
Он так и не пришёл в сознание. То, что когда-то было дорогой мантией, висело клочьями, сквозь прорехи чернели неровные порезы. Босые почему-то ноги его с неприятным шорохом волоклись по полу. Гермиона с ужасом поняла, что на светлых плитах пола остаётся тёмная дорожка. Окаменев, она смотрела, как тягучие капли сползают по скрюченным травинкам в щелях между плитами. Её охватила дрожь.
Нужно что-то делать. Она не может просто так стоять здесь и смотреть, как горстка ненормальных волшебников собирается убить Драко!
Гермиона отчаянно заозиралась. Мерлин, пожалуйста, ну хоть что-нибудь!
В этот момент тучи разошлись ещё больше. Острый лунный свет полоснул по глазам - на полу что-то сверкнуло. Гермиона замерла и пригляделась.
Шагах в пяти от неё, среди осколков каменной крошки и редких пучков пожухлой травы, блестел серовато-серебристый камушек. Артефакт! Она специально зачаровала его так, чтобы он мимикрировал под окружающую среду. А настоящую суть могла распознать только хозяйка.
Слёзы мгновенно высохли. Какая глупость! Даже если ей удастся освободиться и дотянуться до него, Драко это не спасёт.
Гермиону вдруг охватил гнев. На саму себя, на идиота-Малфоя, угодившего в ловушку, на эти пародии на пожирателей смерти. На сладкоречивого Люциуса с его колдовской музыкой. Из-за них вся её жизнь катится под откос! И вторая жизнь, для которой больше никогда не будет даже надежды.
Последняя мысль ослепила Гермиону. Она отчаянно рванулась. Верёвки больно впились в нежную кожу, и это стало последней каплей в чаше её гнева.
- Алохомора! – беззвучным шёпотом прокричала она, и тут же почувствовала, что свободна. Неловко упала, едва успев выставить вперёд руки. В панике обернулась на пожирателей – те сгрудились вокруг алтаря и явно ничего не слышали. Не дыша, Гермиона дотянулась до артефакта. Коснулась - по серой поверхности прошла рябь, толстое кольцо удобно легло ей в руку. Она поспешно натянула его на палец, стараясь не сжимать.
Перевела дыхание, осознавая произошедшее.
У неё получилось применить заклинание без палочки. Как? Почему? Гермиона мысленно сосчитала до пяти. Последнее, что она помнит – это вспышку слепящей ярости. Злость? Сильные эмоции?
Дикий, нечеловеческий вопль разорвал тишину, заставил её вскочить и метнуться обратно к столбу. Пожиратели зашевелились и что-то забормотали. Драко! О, нет!
Отчаяние захлестнуло горячей волной.
- Эспекто патронум! – выдохнула она и обомлела. Юркая серебристая выдра зависла перед её лицом. Плохо осознавая, что делает, уставилась в мерцающие глаза, передавая свой ужас вместе с отчаянной мольбой о помощи. Выдра подпрыгнула и растворилась в лунном свете.
Гермиона трясущимися руками подняла верёвку, намотала на запястья и обхватила столб. Пожиратели могут в любой момент вспомнить о ней. Надо сделать вид, будто ничего не произошло.
Крики больше не повторялись. Что они успели сделать с Драко? Неужели…
Она похолодела. Стиснула зубы, пристально глядя на пожирателей.
Надо попробовать, ведь два раза получилось. Прошептала:
- Петрификус тоталус.
Ничего.
Зажмурилась в отчаянии.
Только бы Гарри успел… пожалуйста, пожалуйста! Губы её беззвучно шевелились. Она не знала, к кому обращается, но не могла остановиться и всё повторяла и повторяла это слово, как заклинание.
Глухой хлопок аппарации разорвал тишину.
Гермиона распахнула глаза: справа возле колонн появилась группа людей в чёрных мантиях. Длинные белые волосы одного из них сверкнули в лунном свете.
Сердце подскочило в груди: Люциус! Гарри и авроры…
Она не успела ничего сказать. Пожиратели с визгливыми криками бросились за колонны, засверкали вспышки заклинаний. Гермиона кинулась на землю, чтобы не попасть под шальную аваду. Возле алтаря осталась только одна фигура, и она что-то монотонно бормотала над неподвижно распростёртым телом. Гермиона, не сводя с неё глаз, медленно привстала. Собралась с силами и аппарировала, молясь, чтобы после перемещения не угодить под чьё-нибудь заклятье.
Чёрный балахон оказался прямо перед её лицом, в ноздри ударил тошнотворный кислотный запах. Она успела увидеть пепельно-серое лицо Драко и окровавленную грудь, расчерченную глубокими порезами. И мертвенный отблеск кинжала в тонкой, затянутой в чёрную перчатку руке. Точно над сердцем.
- Нет! – дико закричала она, оттолкнула пожирателя и бросилась вперёд, прямо на Драко. Обхватила его обеими руками и сжала кольцо.
И за секунду до этого почувствовала, как острое лезвие рассекло кожу на спине, а чей-то отчаянный голос закричал:
- Авада кедавра!
Яркая вспышка ударила в глаза. Гермиона вдруг увидела совсем близко резкие и очень отчётливые трещины в полу. Сильный рывок закрутил её, и она изо всех сил вцепилась в плечи Драко. В уплывающем сознании крутился адрес Малфой-мэнора.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц
 
AgniaДата: Суббота, 12.11.2016, 14:29 | Сообщение # 47
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 8. В которой Гермиона кое-что осознаёт

Запах шиповника. Мягкая ткань под щекой. Гермиона, не открывая глаз, улыбнулась – таким приятным было ощущение. Повозилась, зарылась в одеяла поглубже, и вдруг всё вспомнила. Резко подскочила на кровати, в панике оглядываясь. Лопатку пронзила резкая боль.
- Тише-тише, - сказал Гарри, поправил очки и широко улыбнулся. Он сидел в ногах её постели и читал какие-то документы. Шторы были отдёрнуты, за ними колыхались розоватые рассветные сумерки.
- Драко? – спросила Гермиона.
Гарри поджал губы.
- Очень плох. Но живой.
Ещё раз поправил очки и уставился на неё фирменным взглядом начальника аврората. Гермиона невольно поёжилась. Подумала и тихонько потянула на себя одеяло. Когда на Гарри находило такое состояние, лучше всего было спрятаться куда-нибудь подальше.
- Не уползать! – рявкнул он, легко распознав её манёвр. – Чем ты думала, Гермиона, можешь мне объяснить? Ты, такая умная и предусмотрительная!
Она только опустила глаза и пожала плечами. Не рассказывать же ему о той сцене в библиотеке, в самом деле.
- Это Малфой тебя подбил? – тут же засёк Гарри. И впрямь, не зря пошёл в авроры. – Ну, я с ним разберусь…
Он стукнул кулаком по колену, и пергаменты с хрустом разлетелись в стороны.
- Не надо ни с кем разбираться, Гарри, пожалуйста! – испугалась Гермиона. – Идея была целиком моя и ответственность тоже моя. И вообще, - она неожиданно начала сердиться, - как будто ты сам не полез бы его спасать!
Гарри моргнул. Да, нечестный ход, конечно, но Гермиона терпеть не могла, когда её отчитывали. Чуть-чуть – ещё ладно. Но надолго её не хватало.
- Я бы взял парочку авроров, - буркнул он. – Да я так и сделал, собственно. А если бы тебе не удалось послать патронуса?
- Кстати, мою палочку не нашли? – перебила Гермиона. Этот вопрос показался ей важнее праздных рассуждений о том, что могло быть и не случилось.
- Палочку? Хочешь сказать, ты создала патронуса без палочки? – оторопел Гарри.
- Хм. В общем, так получилось. Но больше у меня ничего не вышло.
- Я пошлю ребят поискать. Ну, ты даёшь!
- Кто это был, выяснить удалось? Чем всё закончилось?
Гарри посерьёзнел.
- Знаешь, если бы я не был главным аврором, пошёл бы сейчас и с удовольствием напился.
Подумал и добавил:
- Всё равно с кем. Вон хоть с Малфоем.
Значит, дело совсем плохо. Гермиона подтянула одеяло к груди, пересела поближе к Гарри и взяла его за руку.
- Расскажи мне, - тихо попросила она.
Гарри зажмурился.
- Они почти дети. Подростки, немногим старше нас - какими мы были в тот страшный год. И все, поголовно, под империо, - он резко распахнул глаза. – Понимаешь? Одиннадцать или больше лет под империо! Сколько им было, когда лорд поселил их туда? Семь? Шесть? Дети, Гермиона!
- Тс-с, - она сжала его ладонь обеими руками, слово убаюкивая. Так вот, что казалось ей таким неправильным! Взрослые так себя не ведут. А тем более, психически уравновешенные взрослые.
- Что теперь – Мунго или Азкабан?
Губы его некрасиво искривились, ногти впились в ладони.
- Они совершеннолетние, - прошептал он. – Значит…
- Гарри, погоди. Они же были под империо.
- Они убили одного из авроров. Убили моего человека, Гермиона! И ранили ещё двоих.
- Боже… - ахнула она. – А среди них… то есть, они все живы?
Гарри покачал головой.
- После того как… - он подавился воздухом. – В общем, наши тоже стали бить на поражение. Трое погибли. Остальные сейчас в Мунго под усиленным надзором.
- Гарри, - Гермиона стиснула его руки. – Мне так жаль. И так стыдно. Если бы я туда не полезла…
Он перебил сердито:
- Перестань. Если бы Драко не сунулся в камин, если бы Тёмный лорд не оставил ловушку… чем ему Малфой так не угодил, хотел бы я знать? – неожиданно отвлёкся он. – Так вот, это моя прерогатива – казнить себя за ошибки всех подряд. Забыла?
- Гарри! – возмутилась Гермиона и пихнула его в плечо. Это была её фраза. Ей однажды, помнится, ужасно надоела его манера переживать за всех и вся.
- Уже скоро тридцать лет как Гарри, - буркнул он и потёр переносицу. – Ладно. Посмотрим, что решит Визенгамот. В любом случае, суд будет ещё не скоро – сначала нужно восстановить их психику. Насколько получится.
Гермиона задумчиво кивнула и посмотрела за окно. Первые лучи солнца вырвались из-за горизонта, иней на деревьях засверкал. Утро?
- Гарри, сколько я проспала? Какой сейчас день?
- Всего пару часов, - успокоил он. – К Малфоям ты пришла только вчера.
Гермиона перевела дух. И нахмурилась.
- Погоди, а Рон?
- Что – Рон? – Гарри неожиданно остро и внимательно взглянул на неё поверх очков. Его взгляд неприятно напомнил ей Люциуса.
- Ты ему рассказал?
- Нет. Мне вот интересно, почему не рассказала ты? Если я правильно понимаю, тот первый патронус прискакал только мне?
- Да, - не стала отпираться Гермиона.
- Получается, Рон всё это время спокойно проспал в роскошной малфоевской спальне. Чудесно. Почему?
Она отвернулась к окну. Рассвет окрасил чёрные голые ветви в мягкие розоватые тона.
- Я всего лишь обратилась к тому, кто всегда приходит на помощь.
- Но Рон твой муж! – возразил Гарри, и больше ничего не добавил. Он всегда был очень честным.
- Не говори ему ничего, - попросила Гермиона, не поворачивая головы. – У него деловой завтрак в десять утра. Ему нужна свежая голова.
- Но…
- Но это не имеет смысла. После драки кулаками не машут.
- Хорошо, - сдался Гарри. – Если ты в порядке, я пойду? Мне нужно в аврорат.
Она удержала его. Осторожно обняла и прилегла на плечо – совсем как когда-то очень давно, на холодных ступеньках в хогвартском коридоре.
Прошептала:
- Спасибо тебе.
Он неловко погладил её по спине. Гермиона вдруг встрепенулась:
- Гарри! А кто заавадил того пожирателя, который собирался убить Драко? А потом меня?
- Ну… - он смешался, - вообще-то, Малфой.
Гермиона со стоном откинулась на подушки, поморщилась от боли в раненной лопатке.
- Этого ещё не хватало! Ладно… всё в порядке. Иди скорее в аврорат, а то потом скажешь, что из-за меня ещё что-нибудь приключилось.
- Гермиона! – фыркнул Гарри. Погладил её по руке и шагнул к дверям. – Выздоравливай!
- До встречи…
Дверь закрылась. Гермиона отбросила одеяло и быстро подошла к окну. Распахнула створки – холодный морозный воздух ворвался в комнату. Спина под тонкой ночной рубашкой мигом заледенела. Поморщилась, оглянулась в поисках чего-нибудь потеплее. А, на кресле лежит серая мантия. Интересно, серый, – это принятый у Малфоев цвет домашней одежды?
С удовольствием завернулась в мягкую ткань и снова шагнула к окну. Внизу расстилался парк, плавно переходящий в лес. Покрытая инеем земля сверкала на солнце.
Гарри задал хороший вопрос. Однажды он должен был его задать. Вот только Гермиона ушла ответа… Она не сомневалась, что дотошный друг ещё вернётся к этой теме.
И что ему отвечать, не знала.
Рон был прекрасным мужем. Заботливым и внимательным, когда надо. Не запрещал ей иметь свои увлечения. Даже поощрял их. Когда она представляла первый архитектурный проект, он привёл на презентацию семейство Уизли и сотрудников своей фирмы в полном составе.
Но ему никогда и в голову бы не пришло сделать то, что сделал этой ночью Люциус. И уж, конечно, Рон никогда не смог бы жить так, как жил профессор Снейп – долгих семнадцать лет. Ни на миг не забывая своей любимой. Положив свою жизнь искуплением смертельной ошибки молодости.
Гермиона вцепилась пальцами в подоконник, перед глазами замелькали картины. Битва за Хогвартс: бледный, осунувшийся Люциус уговаривает Драко выйти из школы – мягко, но настойчиво, как дикого зверя, которого надо приручить любой ценой. Сжимает на миг его плечи и подталкивает к Нарциссе, а сам выступает вперёд, чтобы загородить их.
Потому что они - самые близкие люди. И в его зоне ответственности.
Гарри показывает ей воспоминания – как Снейп умоляет Дамблдора защитить Лили и клянётся взамен сделать что угодно. Вот он рыдает, прижимая к сердцу мёртвую любимую. А вот серебристая лань вырывается из палочки Снейпа и исчезает в окне, а он провожает её застывшим взглядом.
Сколько раз профессор защищал Гарри? И двух его бестолковых друзей… Гермиона зажмурилась, вспоминая, как он отшвырнул их к себе за спину, когда Люпин перекинулся в звериную ипостась. Притом, что до этого они попортили ему столько крови! Примерно столько же, сколько он сам – им.
Но Снейп защищал их. Не раздумывая. Потому что они – в его зоне ответственности.
Их не обязательно любить. Их можно даже ненавидеть. Можно не дарить открытки на рождество, не писать письма и не говорить комплименты.
Но отдать за них жизнь – можно и нужно. Легко.
Гарри тоже знакомо это понятие. Только у него расширенная версия – обострённое чувство справедливости заставляло брать под крыло всех, кто нуждался в помощи. Хотя, впрочем, даже у Гарри есть безусловные «близкие». Люди, ради которых он бросит всё, по первой же просьбе. Которым верит, несмотря ни на какие сплетни.
Больше, чем родственники.
Если умирает такой близкий – внутри тебя тоже что-то умирает.
Гермиона разлепила веки – яркий солнечный свет полоснул по глазам.
Рону это чувство было не знакомо.
Как охотно он поверил, что Гарри специально кинул своё имя в кубок на турнире! Как бросил их в лесу, когда они искали хоркруксы. Бросил в самую тяжёлую минуту – ушёл, даже не обернувшись.
С близкими так не поступают.
Да если бы кто-нибудь пришёл к ней и сказал, что Гарри пользуется должностью главного аврора, чтобы приворовывать из бюджета… Хм, неудачный пример. Лучше – что он спятил и заавадил какого-нибудь проштрафившегося подчинённого, и его упекли в Азкабан.
Она бы не стала никого слушать.
Да, люди могут сойти с ума. Но убедиться в этом она бы захотела лично. Сначала вытащила бы его из тюрьмы, а потом вытрясла всю правду.
Сама. Не слушая никаких сплетен.
Фактически, сегодня Гарри сделал для неё то же самое. Спас, а потом принялся ругать и выяснять, что да почему. У неё – не у Малфоя, и не окольными путями через Рона, к примеру.
Потому что она - из самых близких.
Осторожный стук в дверь вывел её из задумчивости.
- Войдите, - откликнулась Гермиона, поспешно пригладив волосы.
В комнату вошла Нарцисса.
- Миссис Уизли, вы уже встали! Как вы себя чувствуете? – в её глазах плескалось искреннее беспокойство.
- Благодарю вас, я в порядке, миссис Малфой, - вежливо улыбнулась Гермиона и отошла от окна. – Присаживайтесь.
Нарцисса опустилась в кресло рядом с кроватью, нервно сцепила руки на коленях. Элегантная бежевая мантия и безупречная причёска не могли скрыть следы бессонной ночи. Под глазами залегли круги, кожа поблёкла. Острая жалость кольнула сердце – Нарцисса выглядела осунувшейся и словно посеревшей.
- Как Драко? – тихо спросила Гермиона.
Та вымученно улыбнулась:
- Состояние стабильное.
- Это означает…
- Что целители сделали, что могли. Он не приходит в сознание.
- Мне так жаль, миссис Малфой.
Гермиона чувствовала себя крайне неуютно. Как будто она была в чём-то виновата перед этой маленькой, но такой отважной женщиной.
- Миссис Уизли! – встрепенулась та. – Простите меня. Я пришла поблагодарить вас – от себя и Люциуса.
- Не за что, миссис Малфой. Да и моей заслуги особо никакой – это Гарри с аврорами выручили нас всех.
- Люциус мне рассказал, - прошептала Нарцисса.
- Что? – вздрогнула Гермиона.
- Про ваш разговор. И про всё, что случилось в том страшном месте. Если бы не вы, он бы не успел спасти Драко.
- Зато он спас меня. Кстати, это же чудесно! - просветлела Гермиона. – Ох, извините. Я просто только что поняла, что долга жизни ни у кого из нас не возникнет.
- Верно. Хотя для нас это честь – быть вашими должниками.
- Миссис Малфой! С меня вполне достаточно обещания вашего мужа.
Нарцисса нервно смяла мантию. Взгляд её стал каким-то растерянным. Минуту она разглядывала Гермиону, словно пытаясь найти ответ на какой-то вопрос. Затем покачала головой и тихо сказала:
- Вы очень благородны, миссис Уизли. Вы и мистер Поттер.
И, не дав Гермионе времени придумать ответ, быстро проговорила:
- Я должна кое-что вам передать. Люциус разыскал.
Извлекла из-за пазухи палочку.
- Миссис Малфой! – поразилась Гермиона. Бережно погладила тёплую поверхность. – Передайте вашему мужу мою огромнейшую благодарность!
И вдруг, повинуясь внутреннему порыву, добавила:
- Пусть это засчитается за одну из услуг, которые он мне должен.
Глаза Нарциссы расширились, губы дрогнули.
- Вы это серьёзно, миссис Уизли? Вы, правда, этого хотите?
- Да, - твёрдо ответила Гермиона. При виде волнения Нарциссы её охватила неловкость.
- Вы должны сами ему об этом сказать, - встала та. Спохватилась:
- Если вы не против.
- Нет, конечно, мне не трудно. Кстати, а где мистер Малфой?
- С Драко.
Гермиона впилась ногтями в ладони. Неясное чувство вины вспыхнуло с новой силой.
- Прошу вас, - Нарцисса подала ей руку и аппарировала.
Здесь было темно. Плотные бежевые шторы не пропускали ни капли дневного света. Полог над широкой кроватью был отдёрнут, неяркое сияние торшера обрисовывало худую фигуру под одеялом. В изголовье, вплотную придвинув к кровати простой табурет, сидел сгорбленный человек. Гермиона даже не сразу поняла, что это Люциус. Его волосы свалялись и поблёкли. Мантия была накинута кое-как, воротничок расстёгнут и сбился на бок, как будто его дёргали, пытаясь избежать удушья.
Люциус держал обеими ладонями бескровную руку сына и не отрываясь глядел ему в лицо.
- Люци… - тихо позвала Нарцисса. Тот вздрогнул, но не обернулся.
- Люци, у меня хорошая новость, - она слегка повысила голос.
- Здесь нет хороших новостей, - глухо сказал он, не отводя взгляда от лица Драко.
- Миссис Уизли, скажите ему! – с отчаяньем прошептала Нарцисса.
Люциус снова вздрогнул и неохотно обернулся. Гермиона отшатнулась – настолько почерневшим и страшным было его лицо.
- Миссис Уизли, прошу меня простить. Если вы за долгом, то я прошу отсрочки, - устало сказал он.
- Мистер Малфой, помолчите! - вспылила Гермиона. Шагнула вперёд, жестом остановила Нарциссу.
- Во-первых, я вам засчитываю за первую услугу возвращение моей палочки, - короткий взмах и вспышка белого света. – А во-вторых, если вы откроете мне отсюда аппарацию домой, я принесу одно зелье собственного изобретения. Не волнуйтесь, оно многократно протестировано в Мунго и на него есть патент.
Лицо Малфоя резко изменилось. Он подался вперёд, стиснув руку сына.
- Что за зелье?
- Восстанавливающее. Для особо тяжёлых ранений. Я разрабатывала его… - Гермиона осеклась. Люциус глядел на неё безумным взглядом. Так смотрит умирающий от жажды на последний глоток воды на дне фляги.
Прохладные нежные пальчики с неожиданной силой сжали руку Гермионы. Аромат ландышей окутал её.
- Для кого вы делали это зелье, миссис Уизли? Это важно? – почти в самое ухо прошептала Нарцисса.
- Да… - как во сне, ответила Гермиона. Эти люди отчаянно хотели спасти сына – но они не привыкли никому доверять. А ей вдруг очень захотелось их успокоить.
- Я сделала его специально для тех, кто провёл много лет в Азкабане. Кого пытали… и чья магия ослабела, - медленно сказал она.
Прошла долгая минута, прежде чем в серых глазах Люциуса отразилось понимание.
- Цисса, - хрипло сказал он.
Пальцы на её руке разжались. Нарцисса взмахнула палочкой и объявила:
- Аппарация открыта. Только из этой комнаты в вашу спальню. Если получится помочь… – голос её дрогнул.
- Ждите, - оборвала Гермиона и поспешно аппарировала, не в силах больше видеть их боль.
Дом встретил её хлопаньем крыльев и оглушающим уханьем. Сова сидела на трюмо, над стеклянным флаконом, и била крыльями, сметая на пол многочисленные коробочки.
- Что с тобой? – удивилась Гермиона. – Что-то случилось? Извини, я сейчас немного занята. Вернусь к вечеру.
Протянула руку к шкатулке, где лежало кольцо с опалом, но сова небольно тюкнула её в ладонь.
-Ай! Да что такое?
Сова отпрыгнула и ткнула клювом в пустой флакон.
Гермиона замерла.
- Ты что-то знаешь? Я должна отправить цветок сейчас?
Сова уставилась на неё немигающим взглядом жёлтых глаз.
- Хорошо… только какой? Я не собиралась…. Ладно, - привычный взмах, и во флаконе появилась веточка можжевельника. Торопливо упаковала её в пергамент и привязала к совиной лапе.
- Теперь довольна?
Сова громко ухнула и вылетела в окно. Гермиона потёрла лоб, сосредотачиваясь. Сердце защемило от нехорошего предчувствия. Почему сова так к ней приставала? Сегодня не время для посланий. Ладно. Вытащила, наконец, кольцо с опалом и аппарировала обратно.
И чуть не врезалась в Нарциссу, которая взволнованными шагами мерила спальню.
- Миссис Уизли! – даже не пытаясь скрыть облегчение, воскликнула она.
- Простите, Мерлина ради. Небольшой форс-мажор. Нет, к вашему делу он не относится! - поспешно добавила Гермиона, увидев, как побледнел Люциус.
- Можно воды? Мне нужно ровно сто миллилитров.
- Пожалуйста, - через минуту подала ей Нарцисса. Гермиона повернула камень в кольце и отмерила четыре гранулы.
Посмотрела на лица четы Малфоев – в них мешались надежда и страх. Покачала головой. Как же трудно жить, когда постоянно ждёшь удара в спину! Достала палочку.
- Я, Гермиона Грейнджер-Уизли, клянусь своей магией, что не замышляю зла против Драко Малфоя. – Белая вспышка осветила её лицо.
Глаза Люциуса расширились, Нарцисса резко и как-то жалко всхлипнула. Гермиона шагнула к постели:
- Мистер Малфой, влейте это Драко. Он должен проглотить всё, до капли. Или мне сделать самой?
- Я справлюсь, - Люциус забрал стакан из её рук и уверенно поднёс к губам сына. – Драко… - прошептал он с такой пронзительной нежностью, что Гермиона отвернулась, пряча покрасневшие глаза. Подошла к камину и сделала вид, что разглядывает большое цветное панно над ним.
Через некоторое время послышался глухой стук.
- Сколько должно пройти времени? – спросил Люциус. Голос его звучал гораздо энергичнее.
- От десяти минут до получаса, - ответила Гермиона, - в зависимости от тяжести повреждений.
- Хорошо. Я останусь с ним. Цисса?
- Миссис Уизли, могу я предложить вам завтрак? – мгновенно откликнулась та.
- Буду признательна, - кивнула Гермиона. Редкое и абсолютно неуместное чувство сдавило ей горло.
Зависть.
Люциус и Нарцисса, кажется, понимали друг друга с полуслова. Пару раз она ловила их взгляды, устремлённые друг на друга. В них сквозила такая щемящая нежность, такое страстное желание помочь, уберечь, защитить… Никто никогда не смотрел на неё так.
Гермиона слепо шла по коридорам вслед за хозяйкой.
Никто, кроме одного неприятного, обозлённого и никем не любимого профессора.
Почему она так решила?
И когда это началось? У неё не было ответа – только ощущения.
Конечно, в школе Гермиона всегда старалась быть к нему объективной. Как и ко всем остальным, впрочем. А Гарри ужасно злился, когда она защищала Снейпа, пусть и косвенно.
Профессор всё время заставал их в неудобных ситуациях. И каждый раз, отчитывая, смотрел на неё. Как будто именно она отвечала за всю компанию. Что ж, в проницательности ему нельзя отказать… Она – разум, Гарри – совесть, а Рон… руки, пожалуй.
О чём думал Снейп? Он всегда уважал только рассудительность и знания. И, наверное, то, чего не хватало ему самому, – непредвзятость суждений. А она не могла не оценить его мастерство и самообладание.
Кроме того, было кое-что ещё, о чём Гермиона никому не рассказывала.
Короткие моменты, когда их взгляды встречались. Отзвук тщательно запрятанных чувств, - такой странный, такой неестественный для ледяного безжалостного профессора. Мимолётная, но очень отчётливая горечь бессилия. Как будто он страстно хотел вмешаться, но не мог.
Эта двойственность не давала ей покоя.
Гораздо позже, уже став миссис Уизли, она часами не могла уснуть, вспоминая и размышляя. Комкала горячую подушку, распахивала окна, подставляя лицо ночному ветру.
Почему ей удавалось ощущать тень истинных эмоций? При том, что ни Дамблдор, ни Волдеморт не могли прочитать его.
Лунный свет растекался по крышам домов, как расплавленное серебро. Холодное и спокойное. Гермиона словно купалась в нём, успокаивая взволнованное дыхание.
Она хотела подарить профессору Снейпу новую жизнь – его собственную. А дальше?
«- Северус…
- Это обращение ещё нужно заслужить».
Обжигающий взгляд чёрных глаз, много лет назад в Визжащей хижине, посреди войны и разрухи, - яркий, как огонь костра в ночи. Как обещание.
Обещание, что есть на свете мужчина, который без колебаний шагнет за ней в ад.
Просто потому, что по-другому не умеет.
И она твёрдо намеревалась ответить ему тем же.

Нарцисса, извинившись, оставила Гермиону в крошечной светлой гостиной. Стол был накрыт на одну персону. Она машинально расстелила салфетку, сняла серебряные крышки с блюд, принюхалась и только тогда поняла, насколько голодна. Стараясь не торопиться, съела тарелку нежной овсянки на молоке. Намазала булочку маслом, взяла тонкий ломтик ветчины. Выпечка источала божественный аромат и таяла во рту.
Гермиона как раз допивала чай, когда в столовую ворвалась Нарцисса. Она тяжело дышала, безупречная причёска рассыпалась в беспорядке. Гермиона побледнела и вскочила.
- Что с ним?
- Он очнулся! Миссис Уизли! – Нарцисса быстрыми шагами пересекла комнату и схватила Гермиону за руки. – Он узнаёт нас! Ваше зелье…
- Слава Мерлину. Вы меня ужасно напугали. Я решила, что ему хуже.
- Миссис Уизли, можете подняться наверх? Драко просит. Пожалуйста, - Нарцисса смотрела умоляюще.
- Конечно.
Рывок – и они перенеслись в спальню. Там по-прежнему царил сумрак. Драко полулежал на подушках, обхватив отца за плечи, а Люциус… Гермиона споткнулась и остановилась, не решаясь подойти ближе.
Люциус стоял на коленях возле постели сына и, упав головой на смятые простыни, сухо, неумело рыдал. Тусклые спутанные волосы вздрагивали. Драко безостановочно гладил их и шептал:
- Папа, папа… всё хорошо, папа…
Гермиона быстро отвернулась и уставилась на знакомое панно. Рядом послышался шорох, аромат ландышей усилился.
- Миссис Уизли…
- Гермиона.
- Что, простите? – не поняла Нарцисса.
- Гермиона. Зовите меня по имени, миссис Малфой.
- Буду счастлива! – воскликнула та. Она выглядела такой обрадованной, словно получила очень желанный подарок. – Тогда и вы меня называйте Нарциссой.
- Благодарю вас, - через силу улыбнулась Гермиона. Стыд и облегчение, зависть и радость душили её.
Она смутно слышала, как Нарцисса колдует, закрывая посторонним аппарацию в спальню, как что-то шепчет мужу. Рыдания за спиной постепенно затихли.
- Гермиона, - послышался голос Драко.
Она обернулась – голубые глаза смотрели очень серьёзно, в них появилось какое-то новое выражение. Твёрдое, даже жёсткое.
- Извини нас, пожалуйста. Мы до сих пор не поблагодарили тебя. Как наследник рода Малфой, заверяю, что семья окажет тебе любую требуемую помощь.
Люциус вскинул голову и вгляделся в лицо сына долгим внимательным взглядом. Он как будто увидел в нём нечто новое.
- Надеюсь, ты воспользуешься нашим долгом с присущей тебе рассудительностью.
Гермиона не поверила своим ушам. Это Драко сейчас признал её ум? Драко, который никем кроме выскочки и зазнайки её не называл? В школе, разумеется. А после – в редких стычках в неофициальной обстановке.
- Я постараюсь. Спасибо, Малфой, - ответила она и прикусила язык. Привычное обращение прозвучало очень невежливо, но Драко даже не поморщился.
Оставаться здесь дольше было верхом бестактности – она хорошо видела, как жадно Нарцисса глядит на сына, а Люциус так и не отпускал его рук.
- Позвольте вас покинуть. Скоро проснутся гости, и я бы хотела составить им компанию внизу.
- Разумеется, Гермиона, - улыбнулась Нарцисса. – Я провожу вас.
Взяла её за руку и аппарировала в спальню.
- Увидимся в десять, - сказала она. И вдруг быстро, порывисто заключила её в объятия. Отстранилась, низко опустив голову, и исчезла.
Гермиона опустилась в кресло. Она чувствовала себя совершенно опустошённой. А для слабости ещё не время – впереди два часа светской беседы с жёнами партнёров Рона, а потом, наконец-то, её собственное дело к Люциусу. Зря она, что ли, полночи проверяла документы? С Малфоем приходилось постоянно быть настороже. Малейшая неточность в какой-нибудь крошечной сноске мелким шрифтом – и можно получить крупные неприятности.
Гермиона не питала иллюзий насчёт его лояльности, даже после утренней сцены. Когда речь шла о бизнесе, для чувств не оставалось места.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Суббота, 12.11.2016, 16:53
 
loa81Дата: Суббота, 12.11.2016, 17:29 | Сообщение # 48
Третьекурсник
Статус: Offline
Агния, спасибо за долгожданное продолжение. Что ж Малфои были искренни. Будем надеятся что они помогут Гермионе вытащить профессора. Чувства Гермионы тоже стали более понятны. Написано очень красиво и проникновенно. Спасибо!!!!

Сообщение отредактировал loa81 - Суббота, 12.11.2016, 17:29
 
пламяДата: Суббота, 12.11.2016, 21:12 | Сообщение # 49
Второкурсник
Статус: Offline
Спасибо большое, продолжение прекрасно!!! История захватывает своей оригинальностью. С нетерпением жду продолжения!!! Еще раз огромное спасибо за Ваш труд!!!
 
lena_bondДата: Суббота, 12.11.2016, 22:46 | Сообщение # 50
Третьекурсник
Статус: Offline
Очень необычный интригующий сюжет, яркие герои, красивый слог! Спасибо за интересную историю! Буду со всеми ждать продолжение с нетерпением!
 
IzaboДата: Суббота, 12.11.2016, 23:31 | Сообщение # 51
Первокурсник
Статус: Offline
Агния, спасибо за продолжение. Очень впечатляющая глава получилась. Я уже где- то писала, что Гермиона мой любимый персонаж. В этой девушке сосредоточены все те качества, которыми я всегда восхищалась и которых самой не достает:((( Даже пейринг не важен, кроме Уизли и Гарри, если интересная история с Грейнджер в главной роли.
В этой главе Гермиона такая, какую я ее люблю. Трезвомыслящая, собранная, отважная волшебница, а главное, добрая и благородная душа! Очень трогательная сцена с Гарри, я люблю фики про их дружбу - настоящую, без оглядки. Вот эта мысль она очень сильная - пойти на любую жертву, даже на преступление, даже быть готовым отдать жизнь за близкого, не важно, сына, любимую, друга...Если встретишь такого человека, держи, храни и не отпускай:)))
На счёт Рона. Мне не очень интересен Уизли. Но мне показалось несправедливым, что Гермиона не верит, что он пойдет, не раздумывая, за нее на смерть. Просто Рыжий легко поддается эмоциям и страдает комплексом "друга героя". Ему не нравится быть вторым. Отсюда подозрительность, глупые обиды. Но он хороший друг и способен на жертвы ради тех, кого любит. Безусловно, я согласна, что безответно любить ее долгие годы, оставаясь в одиночестве, Рон бы не стал.
Автор, вы молодец!!!!! С нетерпением жду проды read2


Сообщение отредактировал Izabo - Суббота, 12.11.2016, 23:38
 
CypridaДата: Воскресенье, 13.11.2016, 13:28 | Сообщение # 52
Второкурсник
Статус: Offline
Ох, это превосходно! Читается на одном дыхании
Жду продолжения!


Пока-пока-по камушкам мы школу разнесём,
Учителя погоним, а завуча убьём!
 
SqN23Дата: Воскресенье, 13.11.2016, 18:26 | Сообщение # 53
Первокурсник
Статус: Offline
Автор, спасибо за эту прекрасную работу! Очень интересное видение, оно не похоже на другие работы. Читается очень легко, получила невероятное удовольствие. С нетерпением буду ждать продолжения!
 
AgniaДата: Понедельник, 14.11.2016, 15:28 | Сообщение # 54
Второкурсник
Статус: Offline
Спасибо большое всем, кто следит за развитием событий!
Говорю честно - быстрой развязки не выйдет. Фик зажил своей жизнью и стремительно превратился в макси. События переплетаются в сложный клубок, Гермионе нужно время, чтобы с ними разобраться...


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Понедельник, 14.11.2016, 16:01
 
ЭсмеральдаДата: Понедельник, 14.11.2016, 19:11 | Сообщение # 55
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Макси - это прекрасно! Это же просто праздник какой-то! 12wow Отличное чтение, получаю удовольствие, спасибо 02wow

 
elin_alexДата: Суббота, 19.11.2016, 14:04 | Сообщение # 56
Четверокурсник
Статус: Offline
Неожиданно, в приятном шоке, хорошо читается, жду продолжения )))

Сумашедшая, вслед за ним босиком по стеклу...

Сообщение отредактировал elin_alex - Суббота, 19.11.2016, 14:05
 
ShanmeyДата: Суббота, 19.11.2016, 19:31 | Сообщение # 57
la belle dame sans mersi
Статус: Offline
Цитата Agnia ()
Фик зажил своей жизнью и стремительно превратился в макси.

Agnia, я более чем счастлива такому развитию сюжета. Что может быть лучше хорошего макси?! 03yes Сколько раз уже давала себе зарок не читать неоконченные тексты, а все туда же! Так что готовьтесь, автор, к террору - все будут вас подгонять, потому что работа ваша просто отличная. И сюжет, и герои, и стиль повествования - все на высоком уровне. Читается легко, а интрига закручена оригинально! Гермиона, конечно, немного мэрисьюшная, но я ничего против не имею, я так очень даже люблю.
Спасибо, и ждем скорее продолжения! 12wow


© Власть над собой - высшая власть.
 
AgniaДата: Воскресенье, 20.11.2016, 18:47 | Сообщение # 58
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 9

На широком подоконнике лежало толстое мягкое покрывало. В точности, как она любила. Гермиона совершенно не по-светски устроилась на нем с ногами, завернулась в мантию и глядела в окно. За стеклом кружился снег. Крупные растрёпанные хлопья бесшумно оседали на землю, далёкий не то парк, не то лес терялся в дымке. В приватной гостиной Малфой-мэнора царили белёсый сумрак и прохлада. Камин не горел.
Гермиона прикрыла глаза. Прозрачный покой окутывал её. Какое приятное чувство после суматошного и на редкость неуютного утра!
Два десятка жён политиков и финансистов, разговоры о закулисных ходах в поддержку мужей, о благотворительности и немного – о нарядах. Элегантная Нарцисса с измученным лицом и счастливыми глазами. Ланч в компании чрезвычайно довольного Рона – Малфой впервые отдал ему на откуп по-настоящему выгодный контракт. Рон даже не спросил её, как прошла женская беседа – умчался, сверкая глазами, работать.
А после всё тот же маленький сморщенный домовик в изысканных выражениях предложил ей переместиться в гостиную для встречи с хозяевами.
Гермиона решила, что светской жизни с неё на сегодня довольно. Бросила документы на письменный стол, погладила крышку пианино – из золотистого дерева, особенно яркого на фоне синей обивки стен. И устроилась на подоконнике, бездумно глядя на падающий снег.
Лёгкий шорох привлёк её внимание: возле стола появился Драко. Ничто в его облике не напоминало о ночных происшествиях. Приглаженные волосы, строгий серебристый маггловский костюм – с иголочки, белоснежные манжеты и щегольский красный галстук.
Голубые глаза смотрели холодно и настороженно, лишь в глубине зрачков таилось беспокойство.
- Привет, Драко, - не делая попыток подняться, сказала Гермиона.
Он едва заметно пожал плечами.
- Привет. Эти папки – для меня?
- Вообще-то для мистера Малфоя. Но если он поручил дело тебе, то – да.
- Поручил, - кивнул Драко и присел к столу. Гермиона лениво смотрела, как тонкие пальцы ловко и привычно листают документы. Казалось, он не вчитывается в текст, только быстро просматривает. Но вот – вернулся на две страницы назад, чтобы сверить параграф. Наследник Малфоев привык работать с информацией.
- Мерлин, это самая настоящая афера! – воскликнул он, не отрываясь от бумаг. Гермиона только усмехнулась.
- Где ты такому научилась, позволь спросить? Разве архитекторы и зельевары ведут сделки с недвижимостью?
- Первые - вполне. Среди моих клиентов попадались специалисты разного профиля. Богатство связей, сам понимаешь… - ей было откровенно смешно вести беседу в таком тоне. Но это же Малфой!
- Я-то понимаю, - буркнул Драко. – И ты, конечно, не выдашь мне своего юриста? А то я восхищён. И в долгу не останусь.
- Перебьёшься, - не повелась Гермиона. – У тебя и свои не хуже, уверена.
- Ладно. – Он отодвинул папки и сел к ней боком. – У нас, разумеется, есть связи в интересующей тебя стране. Кстати, тебе повезло. Нашей частью маггловского бизнеса там управляю лично я.
Гермиона уважительно приподняла брови.
- Итак, по договору мы должны обеспечить прикрытие, проследить за выполнением строительных работ и пересылать тебе копии финансовых отчётов. Я ничего не забыл?
- Всё верно.
- Кроме одного. Нигде не указано имя исполнителя. Кого ты наняла? Он связан клятвой, надеюсь?
Она моргнула в замешательстве. Как неудобно-то… Но отвечать придётся честно.
- Нет. Он связан долгом.
Драко быстро опустил глаза.
- Понятно. Что ж, самый надёжный вариант.
Повисла неловкая пауза. Гермиона вздохнула:
- Я назову тебе имя. И ты не станешь сообщать его даже отцу. Раз всё равно дела в этой стране ведёшь сам.
Он кивнул, рассматривая свои руки.
- Стерджис Подмор.
- Что? – от удивления Драко даже привстал. Упал обратно, поморщился. – Тот самый?
- Да.
Он немного помолчал. Потом губы его искривила высокомерная усмешка. Вскинул голову и с вызовом уставился на Гермиону:
- И как он, если без империо?
Она твёрдо встретила его взгляд. Драко снова проверяет её – возможно, неосознанно. И правильный ответ только один.
Лёгкая улыбка и небрежное:
- Гораздо эффективнее, Малфой. Извини, но тогда была на редкость топорная работа.
Брови его взлетели к волосам. В глазах появилось уважение. Он некоторое время задумчиво её разглядывал, и, наконец, изрёк:
- Ты очень изменилась, Грейнджер… Уизли.
Что-то в его тоне царапнуло сердце. Она пригляделась: взгляд его потемнел. И в следующий миг Гермиона увидела на месте равнодушного аристократа печального мальчика с нежным лицом. Того самого, что, задыхаясь, опрометью выбежал из большого зала Хогвартса – не в силах видеть однокурсницу, которую проклял.
- Драко… - одними губами прошептала она.
Спрыгнула с подоконника и шагнула к нему. Запнулась, наступив на мантию, неуклюже взмахнула руками и упала на колени прямо перед его стулом. Малфой в замешательстве отшатнулся. Опомнился, вытянул руки, чтобы подхватить её. Но Гермиона поймала его пальцы и стиснула – холодные, как лёд.
Заглянула в растерянные глаза:
- Драко, если ты думаешь, что все эти игры доставляют мне удовольствие… ты ошибаешься. Ошибаешься! – настойчиво повторила она. Растерянность в его глазах сменилась облегчением. Он жадно смотрел ей в лицо, словно желая в чём-то убедиться.
Гермиона медленно разжала руки. Поднялась, с преувеличенной тщательностью отряхнула мантию. Снова присела на подоконник – боком. На улице стемнело, поднялась метель. Обезумевшие снежные хлопья бились в стекло, сырые и колючие, как воздух в подземельях Азкабана.
- Знаешь, я тоже люблю сидеть на подоконнике, - тихий голос за спиной.
Она неспешно обернулась. В комнате сгустился сумрак. Бледное лицо и серебристый костюм делали Драко похожим на призрака. Он стоял совсем рядом, - стали заметны чёрные круги под глазами.
- Я могу ускорить строительство, если ты захочешь, - всматриваясь в метель, сказал он.
- Хочу, - не задумываясь, ответила Гермиона. – Что взамен?
Драко скривился.
- Избавь меня от своих попыток играть по-малфоевски! – с досадой прошипел он. – Я просто сделаю это, и всё. Добавлю новый пункт в договор. Среди наших партнёров – крупная строительная фирма. Они с удовольствием возьмут на себя такой подряд. Месяц вместо полугода – как тебе?
- Так у них работают маги! – ахнула Гермиона. – Но это незаконно!
- А иллюзия на что? Магглы будут наблюдать стройку в течение положенного срока. Собственно, фирма специализируется на подобных заказах.
- Спасибо, Драко, - негромко сказала она.
Особенно яростный порыв ветра бросил в окно горсть снега. Острые узорчатые хлопья залепили стекло, в комнате окончательно стемнело. Гермиона поёжилась и добавила шёпотом:
- Иногда мне кажется, что ты всё время пытаешься исправить нечто, ведомое тебе одному.
В голубых глазах отразилось смятение, губы дрогнули.
- Лучше поздно, чем никогда, - неслышно отозвался он. Торопливо отвернулся и левитировал документы ей на колени.
- Вот, ознакомься.
Гермиона быстро пробежала глазами новый пункт. Вполне честно и безобидно. Взмахнула палочкой:
- Согласна.
На пергаменте проступила магическая подпись. Драко повторил её жест – контракт был заключён.
- Я открою тебе камин.
- Благодарю.
Она быстро сняла копии и сложила оригиналы в папку – для себя. Шагнула вглубь комнаты, щурясь в темноте. Хозяин почему-то не торопился зажигать свет. Что ж, его право.
- А ты успеешь всё подготовить? – вдруг спросил Драко.
Гермиона застыла. Дыхание участилось.
- Я не понимаю, о чём ты.
- Брось, - неожиданно жёстко сказал он. – Ты хочешь создать кому-то убежище за границей. И очень надёжное – да, я обратил внимание на пункт о ненаносимости территории. А этот твой проект по перестройке Азкабана… Очень благородно, как же! Отличный ход, чтобы изучить крепость и вытащить какого-то преступника!
По спине пробежали мурашки. Даже не оборачиваясь, она отчётливо представила себе его кривую усмешку.
- Что ты хочешь от меня услышать?
- Правду, Гермиона. – Его голос раздался совсем близко. – Ту часть, от которой зависит жизнь моего отца. Он уже один раз угодил в Азкабан. Второго не вынесет.
Она сжала папку с бумагами – острые края впились в кожу.
- Ему ничего не угрожает, я справляюсь сама. Мне не нужна помощь, - как можно убедительнее заявила она. И, не выдержав, добавила:
- Пока что.
- Я хочу тебе кое-что рассказать, – хриплый голос раздался над самым ухом. – Помнишь алтарь этой ночью? Те порезы на моей груди – это были руны. Тёмномагические руны. Они меняют потоки энергии и заставляют магию уходить наружу. Если их залечить, процесс не остановится. А волшебник без магии умирает очень быстро. – Сильные пальцы сдавили её локоть. Гермиона похолодела. – И знаешь, почему я остался жив?
- Почему? – сердце бешено колотилось где-то в горле.
- Отец провёл ритуал разделения жизни. Сразу, как только доставил меня в мэнор. А уже потом твоё зелье вернуло меня в сознание. Но сначала – он отдал мне часть своей жизни и магии, Гермиона!
Голос его взлетел и сорвался на высокой ноте. Он разжал пальцы. Пошатнулся, слепо хватаясь за что попало, задел открытое пианино. Глубокий зловещий аккорд наполнил комнату.
- Драко! – Гермиона бросила к нему, поддержала. Нащупала низкий пуфик перед инструментом и усадила. Плечи Малфоя тряслись от беззвучных рыданий.
Так вот почему Люциус выглядел таким постаревшим. Не просто от горя…
- Прости меня. Я не знала… Я и представить себе не могла. Прости… - зашептала она. – Неужели нет никакого средства вернуть то, что отдано?
- Есть, - глухо сказал он. – Его разработал когда-то человек, который больше никогда ничего не изобретёт. Потому что заключённые в Азкабане теряют магию.
- Ты говоришь о…
- О моём крёстном, – Драко со стуком захлопнул крышку пианино и упал головой на сложенные руки.
Гермиона опустилась рядом – прямо на пол. Вьюга за окном продолжала бушевать – окна тускло светились в темноте. В душе стало пусто и холодно.
- Это зелье или ритуал? – через силу спросила она. – Снейп оставил какие-то записи?
- И то, и другое. Нет, не оставил, - с болью прошептал Драко, - тогда было слишком опасно. Тёмный лорд мог найти. Он ведь даже его кабинет в Хогвартсе обыскивал.
- Что? – от изумления Гермиона вскинула голову и больно ударилась о крышку пианино. – Тьфу ты…
- Лорд же был змееуст. Заходил через лаз василиска и делал, что хотел. В Запретной секции, например. Правда, отец говорил, что такое удалось всего два раза. Потом Дамблдор понаставил каких-то хитрых ловушек.
- Мерлин, - Гермиона сдержала ругательство.
- С каких это пор ты поминаешь Мерлина? – машинально поддел Драко, не поднимая головы.
- С тех самых, - проворчала она, потирая ушибленную макушку. – Мистер Малфой кого угодно уболтает.
Она почувствовала себя гораздо лучше. Смена темы помогла взять себя в руки, и теперь Гермиона привычно просчитывала варианты.
Снейп больше ничего не изобретёт? Это мы ещё посмотрим.
- Драко, - окликнула она. – Послушай меня внимательно.
Он быстро выпрямился, голубые глаза сверкнули в темноте.
- Я обещаю прибегнуть к помощи твоего отца только в самом крайнем случае и полностью беру на себя ответственность за последствия. – Взмахнула палочкой, и призрачный свет осветил напряжённое лицо Малфоя. – Драко! Твоему отцу не будет угрожать Азкабан. По моей вине – точно. Веришь?
- Да… - как во сне, прошептал тот. – Теперь – верю.
- Вот и прекрасно. Но я вряд ли справлюсь одна.
Он кивнул:
- С этого момента я кровно заинтересован в твоём успехе, - взгляд его стал абсолютно отцовским – собранным и цепким. – Связь через сову или камин?
- Сову, пожалуй. За официальной сетью следит Министерство.
- Хорошо, - согласился он. Протянул со вкусом:
- Официальной…
Она улыбнулась – Драко всё понял правильно. Вот теперь можно идти.
– Ещё одно, Гермиона, - он удержал её за мантию. – Просто, чтобы ты знала. Я больше не задам ни одного неудобного вопроса. Мне всё равно, кого и зачем ты собираешься вытащить. Ясно?
- Яснее некуда, Малфой, - серьёзно ответила она.
- А ты поклянёшься никому не сообщать о ритуале.
- Клянусь своей магией, - короткий взмах палочки и белое сияние.
- Камин открыт.
- Береги отца.
Вспышка зелёного пламени подхватила её.
Выходя из камина в своей спальне, она беззвучно шептала:
- Когда ты увидишь, кого помог мне вытащить из Азкабана, – посмотрим, что ты скажешь тогда…


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц
 
AgniaДата: Воскресенье, 20.11.2016, 18:47 | Сообщение # 59
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 10. *Кто давно мечтал "побольше Снейпа" - вам завернуть или так унесёте?*

- Гермиона! Проходи, дорогая. Только тебя и ждём, - Джинни, сияя улыбкой, отобрала у неё плащ и обняла за талию.
- Рада тебя видеть!
Сверху раздался топот, чей-то пронзительный визг и грохот. Джинни даже не обернулась:
- Не обращай внимания, там Скамандеры против Лонгботтомов, и Альбус то ли за судью, то ли за сыщика.
- Ясно, - хихикнула Гермиона.
- Рон прислал сову, что постарается успеть часам к десяти. Что, опять дома не ночует?
- Ой, не спрашивай. После приёма у Малфоев он просто окрылён. Отхватил какой-то порядочный куш.
- Молодчина Ронни, - не слишком радостно сказала Джинни, но тут же встряхнулась. – Идём наверх!
В гостиной горели свечи, пахло запечённой в яблоках уткой и вином. В креслах у камина восседали Гарри и Лавгуд-старший. Судя по ополовиненной бутылке красного вина, огрызкам сыра и винограда, им было что обсудить. Луна в позе русалочки расположилась на ковре у огня, задумчиво теребила белую косу и листала какой-то журнал. Чета Лонгботтомов оккупировала диван вместе с Ральфом Скамандером в качестве приза. Правда, оттуда доносились обрывки рассуждений о росте популяции морщерогих кизляков в Андах. Что вызывало сомнения, кто в итоге захватчик?
- Глядите, кого я вам привела! – радостно оповестила Джинни.
Все дружно обернулись и заулыбались. Следующие минут десять Гермиону передавали из рук в руки, обнимали и засыпали вопросами. Наконец Ксенофилиус ловко выхватил её из чьих-то объятий, поцеловал ручку и светски распорядился:
- Вина нашему милому архитектору. А то сейчас сбежит обратно, и мы опять два месяца её не увидим.
Невилл рассмеялся и поднёс ей бокал:
- Твоё любимое красное, Гермиона!
- Я очень рада всех видеть! – растроганно сказала она. – Простите, что так редко выбираюсь на наши встречи. Я ужасно скучаю, правда!
- Погоди, вот появятся дети, милочка, будем видеться по три раза на дню, - заметила Ханна Лонгботтом. Джинни незаметно пихнула её в бок, но та не обратила внимания. – Мальчики всё время прыгают по каминам между домами. Никогда не знаешь, где они объявятся к обеду!
- Кстати, об обеде! Прошу всех к столу! – засуетилась верная подруга. Гермиона благодарно улыбнулась.
Гости потянулись в столовую, а она замешкалась, допивая вино.
Дети. Обязательно будут. Но позже.
Если всё удастся, у них будут чёрные глаза…
- Твои мозгошмыги очень громко шалят, - нежно сказали рядом. Гермиона подавилась от неожиданности и закашлялась. Луна деликатно забрала у неё бокал, похлопала по спине.
- Не пугайся, я никому не скажу. Идём! – и увлекла вслед за всеми, не дав придумать ответ.
Шумное застолье затянулось, как обычно, допоздна. Мужчины шутили, женщины обменивались рецептами и раздавали подзатыльники детям. Альбус нечаянно левитировал зелёный горошек за шиворот вечно рассеянному младшему Скамандеру, а тот вдруг вышел из спячки и взорвал графин с морсом. Взрослые смеялись, ругались и хвалили одарённых детишек.
Гермиона учила Ханну, как приготовить торт на скорую руку без выпечки, и мучилась от неясного беспокойства. Коварный червячок предчувствия грыз изнутри, но, сколько бы она не прокручивала в голове минувшие события, причины найти не могла.
Невилл громко потребовал от нее поделиться с его женой рецептом фирменного шоколадного печенья. Потому что он его любит больше, чем тортики, да ещё без выпечки! И вообще, Рон и Гарри ему все уши про него прожужжали. Пришлось трансфигурировать из листьев салата квадратики пергамента и оделить всех желающих. Джинни хотела тут же попробовать испечь, но Гарри её отговорил. Пить чай перешли в гостиную.
Рон так и не появился.
Гости засобирались по домам, только когда малыши начали клевать носом. Луна обняла Гермиону и сообщила на ухо:
- Прислушайся к своим мозгошмыгам.
Посмотрела в глаза отрешённым загадочным взглядом и ушла.
Та опять не нашлась с ответом.
Гостиная опустела. Гарри со вздохом опустился в любимое кресло. Гермиона, подумав, села напротив. Поболтала остатки вина в бокале. Джинни весело гремела посудой на кухне. Ей почему-то нравилось мыть каждую чашку заклинаниями, а иногда и руками. Гермиона предпочитала дать команду – и чтобы все тарелки чистые выстроились по своим местам.
- Тебе официально дано разрешение на начало работ в Азкабане, - сказал Гарри, глядя в огонь. – Бумагу пришлют завтра с утренней почтой.
- Чудесно, - кивнула она. Смутное предчувствие беды не позволяло обрадоваться как следует. – У меня всё готово. Послезавтра займусь…
Рёв пламени в камине не дал им договорить. В зелёном огне появилось чье-то лицо.
- Сэр! Чрезвычайное происшествие в Азкабане! Грунтовые воды прорвали старую кладку на нижних уровнях, третий и четвёртый под угрозой затопления!
- Проклятье! – выругался Гарри, вскакивая. – Чёртов закон подлости! Вы поставили щиты? Заключённые в безопасности?
- Н-не совсем, сэр, - заикаясь, забормотал аврор, - нам не удалось, напор слишком сильный, прорывы многочисленные, и обычные щитовые чары не помогают…
- Идиоты, - прошипел Гарри, бросаясь к камину. – Поднимите по тревоге всех, кто дежурит в другие смены!
- Стой! – Гермиона вцепилась в его рукав. – Ведь у меня теперь есть разрешение?
Гарри обернулся и застыл – настолько безумным был её взгляд.
- Не медли, - с яростным отчаянием прошипела Гермиона и дёрнула его к камину. – Ты берёшь меня с собой! Идём!
- Там опасно, - пробубнил Гарри себе под нос и поправил очки. – Но когда это тебя останавливало…
Они шагнули в зелёное пламя одновременно.
В ноздри ударил запах сырости и камня. В холодном полумраке галереи бестолково суетились человек десять, размахивая палочками и выплетая какие-то заклинания. Пол под ногами вибрировал, из темноты внизу доносился глухой рокот.
- Все в сторону! – рявкнул Гарри, выталкивая вперёд Гермиону. – Вот специалист, который объяснит вам, что делать в первую очередь! Дементоров отогнали? Эвакуацию начали?
- Да, сэр, все охранники подняты по тревоге и вытаскивают заключённых с четвёртого яруса. Размещаем пока в допросных наверху.
- Прорыв в восточной части? – вклинилась Гермиона.
- Так точно, мэм.
Сердце оборвалось.
Конечно. Там ближе всего проходил водоносный слой, и она собиралась начать укрепление кладки как раз оттуда. Камера профессора Снейпа располагалась точно в торце восточной галереи.
- Уровень воды и скорость пребывания?
- Мы не знаем точно, мэм.
- Так узнайте! Живо!
Один из авроров метнулся в темноту бокового коридора.
- Что ж тут мрачно, как могиле, - выругалась Гермиона. Сердце колотилось как сумасшедшее. – Люмос!
Ослепительный свет с рёвом вырвался из её палочки, люди испуганно шарахнулись. В галерее мгновенно стало светло, как в операционной.
Извинилась сквозь зубы:
- Немного перестаралась.
Гарри взглянул на нее с сочувствием.
- Уровень воды на четвёртом ярусе – четыре с половиной фута, - отрапортовал аврор.
- Мне нужно самой осмотреть место прорыва.
- Ты туда не пойдёшь!
- И не подумаю, - согласилась она. – Сделаем проще. Мистер… простите, не имею чести быть знакомой, - посмотрите мне в глаза!
- Я разрешаю, - подтвердил Гарри.
- Легилименс!
Чернота, грохот, бурлящие струи вырываются сквозь дыры в каменной кладке – на высоте человеческого роста. Пенистый мутный поток сбегает по лестнице на четвертый ярус. Страшные, обросшие лица прильнули к решёткам, узловатые пальцы царапают прутья, хриплые крики ужаса мечутся под низкими сводами.
Гермиона сделала глубокий вдох, не позволяя панике затопить сознание. Напор порядочный, вода прибывает быстро, но время есть. Они успеют.
- Гарри! Мне нужно, чтобы твои люди выполнили заклинание одновременно.
- Сейчас, - он взмахнул палочкой. – Сонорус! Внимание! Всем встать в шахматном порядке и слушать миссис Уизли!
Авроры мгновенно перестроились и уставились на Гермиону.
- Повторяйте за мной. Сначала только взмах – вот так, - она медленно начертила в воздухе замысловатую фигуру.
Авроры повторили.
- В конце больше вверх и внутрь. Ещё раз! Гарри, отлично.
Она испытывала стойкое ощущение дежа вю. Не хватало только тролля и Рона со сломанной палочкой. Детское воспоминание немного приглушило страх, дышать стало легче.
- Теперь только заклинание – медленно и раздельно. Обратите внимание - медленно. Это важно!
Авроры сосредоточенно кивнули. Она открыла было рот, чтобы произнести нужные слова, но тут пол под ногами вздрогнул. В одном из боковых коридоров взметнулся фонтан воды, крики узников врезались в уши.
Авроры задёргались, Гарри побледнел. Ужас сдавил горло.
Гермиона сцепила зубы. Нет! Не отвлекаться! Быстрее, быстрее…
- Lateres confirma!
- Lateres confirma…
- Гарри, командуй!
- Палочки наизготовку! На счёт три – взмах и заклинание. Один… - острая боль пронзила сердце. Гермиона пошатнулась, хватаясь за стену, и грохот нового камнепада эхом прокатился по галерее.
- Отставить панику! – рявкнул Гарри, сжимая её плечо железной хваткой. – Палочки! Один, два… Lateres confirma!
Стены содрогнулись, вода взревела. Панические вопли оглушили… и вдруг всё стихло.
Гермиона не успела осознать произошедшее. В плывущем сознании возникли чёрные глаза с расширенными зрачками. Она рухнула в них, словно в омут памяти, и задохнулась.
Мутная грязная пена бурлила под самым подбородком, ноги окоченели в ледяной воде и отказывались повиноваться. Угрожающий треск раздался над самой головой, огромный булыжник выпал из стены и полетел вниз. Снейп обречённо наблюдал за ним, как в замедленной съёмке. В измученном теле не осталось сил даже пошевелиться. Секунда – и острая боль взорвалась в голове, в горло хлынула вода. Наступила чернота.
- На помощь! – отчаянно закричала Гермиона, хватая Гарри за руку. В абсолютной тишине её крик прозвучал странно и неестественно. Авроры недоумённо переглянулись.
Но Гарри всё понял.
- Быстро все вниз – откачивать воду. Гермиона, я с тобой. Веди!
Она ринулась вперёд, люмос на конце её палочки полыхал, как маггловский прожектор.
- Что с ним? – на бегу спросил Гарри.
- Камнепад, потерял сознание и утонул. Почти. Там воды по горло, - отрывисто сообщила Гермиона и с разбега прыгнула в зияющий провал в галерее. – Вингардиум левиоса!
- Чёртов запрет на аппарацию, - пробормотал Гарри, погружаясь по горло в ледяную воду.
- Это здесь. Гарри, сделай щит! Бомбарда максима! – выкрикнула Гермиона, и покорёженную решётку снесло взрывом. Мелкие камни застучали по невидимой преграде.
В ярком свете люмоса камера выглядела особенно страшно. Выщербленные чёрные стены, шапки желтоватой пены в мутной воде. А в них кое-где - изломанные веточки клевера и можжевельника.
Это стало последней каплей для Гермионы. Отчаяние захлестнуло душной волной.
- Акцио профессор Снейп! – ничего не соображая, крикнула она.
- Ты спятила! – успел простонать Гарри, и что-то тяжёлое врезалось в них под водой. – Вингардиум Левиоса!
Вода забурлила, над поверхностью показалось бледное до синевы лицо с бескровными губами.
- Господи… – прошептала Гермиона. Паника сковала тело, мысли текли непривычно вязко и медленно.
Гарри поджал губы.
- Отойди-ка в сторону, дорогая. Тут где-то должна быть кровать… Ага, вот она.
Он внезапно вынырнул из воды на целых три фута. Левитировал к себе окоченевшее тело профессора, ловко перехватил под грудью – лицом вниз. С силой ударил его по спине – раз, другой, третий…
- Ему же больно! – всхлипнула Гермиона, но тут Снейп закашлялся. Изо рта хлынула вода.
Гарри стукнул ещё пару раз и удовлетворённо пробормотал под нос:
- Всю жизнь мечтал это сделать.
Снейп дёрнулся и захрипел, отплёвываясь. Потом затих и глубоко, жадно вздохнул.
- М-мечты… сбываются… Поттер.
- Да, но не так, как планировалось, - хмыкнул Гарри, расплываясь в невольной улыбке.
- И слава… Мерлину, - просипел профессор.
Гермиона не верила своим ушам.
Живой! И даже язвит. Хвала всем волшебникам и богам! Ледяной обруч, сжимавший горло, наконец, разжался, и она смогла спокойно дышать.
И говорить. Причём очень быстро и часто:
- Скорее в тепло! И зелье от простуды. И восстанавливающее. И…
- Гермиона.
Она осеклась. Гарри смотрел на неё с сочувствием, на стёклах очков блестели грязные капли.
- Для начала помоги мне его перевернуть. А потом будешь держать. Как нормальные люди, руками – а то мы с этой левитацией где-нибудь навернёмся.
- А… ага.
Робко обняла профессора за плечи – холодные и костлявые. Сердце болезненно сжалось. Мерлин, он никогда не отличался полнотой, но теперь – в чём только душа держится! Мокрые чёрные лохмотья облепили исхудалое тело. Сквозь многочисленные прорехи виднелась кожа – нездорового синеватого оттенка и почему-то местами в глубоких незаживающих порезах.
Гарри ловко обхватил его за талию, закинул безжизненную руку себе на плечи.
- Гермиона, держи!
Она поспешно повторила его жест. Бледная тонкая кисть с пугающе синими ногтями безучастно свесилась с её плеча. Гермиона с трудом подавила желание обхватить её и хотя бы растереть. И вдруг осознала, что Снейп всё это время подозрительно молчал. Испуганно заглянула ему в лицо и окаменела.
Он глядел на неё. Знакомый изучающий прищур чёрных глаз выглядел особенно жутко на заострившемся лице.
- Профессор?
- Хорошо, что... мистер Поттер… рядом с вами, - слабым голосом выговорил он. Впалая грудь неровно вздымалась. Гермиона моргнула: его тон с одинаковым успехом можно было назвать желчным и тоскливым. Что он имел в виду?
- Не волнуйтесь, всегда буду, - фыркнул Гарри. – Гермиона, не спи. Смотри, воды осталось всего по колено. Двигаем!
И осторожно пошёл вперёд, усмехаясь на редкость ехидно. Точно смаковал какую-то детскую проделку.
Да что с ними обоими? Впрочем, какая разница. Гермиона покрепче перехватила Снейпа за талию. Пальцы мгновенно заледенели, и она мысленно застонала. Скорее бы наверх!
- Эй, Симус! – во всю мощь своих лёгких рявкнул Гарри.
Над головой послышался торопливый топот, сквозь дыру в потолке свесилась встрёпанная голова смутно знакомого мужчины.
- Есть ещё свободные допросные?
- Так точно, сэр.
- Отлично, веди. Здесь заключённый в тяжёлом состоянии.
Услышав «допросная», Снейп напрягся. Гарри потёр грязным пальцем и без того заляпанные очки и пояснил:
- За неимением свободных и целых камер мы размещаем всех эвакуированных в допросных.
Профессор слегка расслабился.
Они левитировали на третий ярус. Там кипела бурная жизнь: авроры сновали туда-сюда, плели в воздухе сложные заклинания. Вдалеке светились патронусы. Следы разрухи постепенно исчезали, воздух стал гораздо суше и теплее. Симус отомкнул одну из одинаковых металлических дверей под номером семь.
- Гермиона, постой снаружи, - тоном, не терпящим возражений, приказал Гарри. Когда он так говорил, она старалась не возражать. Хотя бы поначалу. Послушно прислонилась к шершавой стене в коридоре. Милый Гарри, не хочет, чтобы она смотрела, как они будут переодевать Снейпа и накладывать связывающие заклинания. Правила есть правила…
Дверь приоткрылась.
- Заходи, - донёсся приглушённый голос.
Гермиона проскользнула внутрь. Профессор лежал на низкой койке, укрытый до подбородка тонкой серой простынёй. Сухой и чистой. Но вряд ли тёплой.
- Врач зайдёт, как только освободится, сэр, - направляясь к выходу, сказал Симус.
Твёрдый и холодный голос Гермионы настиг его у самых дверей.
- Мне нужен кувшин горячей воды, бинты и тёплое одеяло. Немедленно. А врач не нужен.
Она стояла посреди комнаты, неестественно выпрямившись. Гарри запнулся на полушаге, обернулся. Их взгляды скрестились. И было что-то такое в её глазах, отчего он сглотнул и негромко велел:
- Симус, обеспечь. Это приказ.
Аврор мгновенно испарился.
Гермиона продолжала смотреть на Гарри – требовательно, упрямо вскинув подбородок. Прошла долгая минута, прежде чем он моргнул и отвёл взгляд.
- Здесь стоит максимальная защита, имей в виду. Связующие чары согласно правилам. Антиаппарационный барьер и блокировка портключей. Надеюсь на твоё благоразумие! Да, заживляющую мазь мы наложили, так что бинты вряд ли понадобятся.
Голос его звучал смущённо.
- Спасибо, Гарри, - перевела дыхание Гермиона. Шагнула к нему, заглянула в глаза – мягко, робко. – Прости. Если бы не ты…
- Тише, - он приложил палец к её губам и неловко погладил растрепанные волосы.
Дверь распахнулась – на пороге возник Симус с подносом, накрытым белым полотенцем. На плече болталось свёрнутое одеяло.
Он растерянно уставился на своего начальника. Гарри с досадой отпрянул от Гермионы.
- Поставь на стол и свободен.
- Слушаюсь, сэр, - заторможено ответил Симус. Поднос тоненько звякнул. Гарри шагнул к дверям и вдруг, уже выходя, обернулся и подмигнул Гермионе. Она с облегчением улыбнулась в ответ. Хмурый Симус поспешил покинуть камеру вслед за главным аврором, замок захлопнулся с сухим щелчком.
Гермиона мысленно сосчитала до пяти. Спокойствие. Главное, не волноваться.
Наложила чары от прослушивания, развернула одеяло и принялась укутывать Снейпа – тщательно и методично. Приподняла тяжёлые ноги, обернула их поплотнее. Подоткнула бока. Он следил за ней непроницаемым взглядом, поджав бледные губы. Молча.
Ничего. Ей ничего от него не нужно, правда.
Ни слов, ни жестов, абсолютно ничего. Просто пусть пепельно-серые щёки обретут краски, а жуткие порезы заживут. Сдёрнула полотенце с подноса – над высоким графином вился пар. Рядом белела пачка стерильных маггловских бинтов. Любопытные запасы у авроров в Азкабане…
Повернулась к постели спиной и плеснула воды в стакан. Ровно сто миллилитров. Гермиона могла определить эту порцию в любой посуде. Повернула камень в кольце и отмерила четыре гранулы. Какое счастье, что после того случая у Малфоев она решила носить его постоянно! Как чувствовала.
Кристаллы растворились с едва слышным шипением.
Стараясь не смотреть Снейпу в глаза, поднесла стакан к его губам. Осторожно запустила пальцы в спутанные, но по-прежнему густые волосы, приподняла тяжёлую голову. Что это? Рука невольно сжалась. Давнее желание, загнанное глубоко в тайники сердца. Не в силах удержаться, подушечками пальцев легонько погладила его затылок.
Он медленно опустил веки.
И это короткое движение сказало Гермионе больше, чем любые слова и взгляды. Сердце защемило.
- Пейте, профессор, - прошептала она.
Он послушно разомкнул сухие потрескавшиеся губы, позволяя влить в себя зелье. Глотать получалось с трудом. Острый кадык на шее отчётливо и как-то болезненно дёргался.
Гермиона безостановочно и нежно ласкала его затылок, пытаясь подарить хоть немного тепла измученному телу. Непрошенные слёзы закипали в глазах.
Когда стакан опустел, она просто левитировала его на стол, а сама опустилась на колени рядом с кроватью. Отнять сейчас руки от его холодной кожи казалось ей преступлением, худшим, чем убийство.
Снейп дышал часто и рвано. Глаза оставались закрытыми, только припухшие веки едва заметно трепетали.
Гермиона осмелела, бережно накрыла ледяной лоб горячей ладонью. Он вздрогнул, но тут же расслабился, наслаждаясь теплом.
Мысленный секундомер отсчитывал мгновения. Помнится, Стерджису полегчало через семнадцать минут. Но он был в гораздо лучшем состоянии.
- Можжевельник, - вдруг прошептал Снейп. – Вы… о чём вообще… думали, миссис?
Гермиона не сразу осознала вопрос. Переспросила машинально:
- Простите, сэр? - и только потом до неё дошёл смысл фразы.
Снейп поморщился.
- Ты решила меня… уморить, глупая… девчонка.
Гермиона вспыхнула.
- Вы про последний цветок, профессор? Это вышло случайно. Я не собиралась ничего отправлять. Моя сова…
- Намного умнее вас, - оборвал он. На следующей фразе его дыхание снова сбилось. Понадобился минутный отдых, прежде чем смог продолжить:
- Я здесь чуть… не свихнулся… пока вы так бездарно… пытались умереть.
- Что? – обомлела Гермиона.
- Извольте… после подобных авантюр… посылать мне известие. – Его верхняя губа презрительно приподнялась. – Я, как выяснилось… не железный.
Она только безмолвно хватала воздух ртом. Слова не шли с языка. Он всё это время чувствовал её? Так же, как и сама Гермиона тогда, в зале суда, или сегодня? Нужно срочно поискать дополнительную литературу по магическим долгам. Что за странная связь образовалась между ними?
- Я учту, профессор, - выдавила она. Снейп скривился, и сухие морщины возле рта собрались в густую сетку.
- Перестаньте меня так называть, миссис Уизли! – хрипло и злобно прошипел он. Ни разу не запнувшись.
Сердце радостно стукнуло в рёбра. Зелье явно помогает! Десять минут. Присмотрелась – точно, щёки слегка порозовели, дыхание стало глубже.
- Потерпите! Когда заслужу право на другое обращение, тогда и перестану, - абсолютно счастливым голосом заявила она.
Снейп дёрнулся, желая сказать что-то ядовитое, и поморщился – на этот раз явно от боли. Улыбка мгновенно сбежала с лица Гермионы. Она быстро отвернула одеяло и ахнула: на тонкой простыне проступили пятна крови.
- Профессор! Откуда у вас эти порезы? На них не действует заживляющая мазь!
- Разумеется, - со странным удовлетворением ответил он. – Иначе бы от них не было никакого толку…
Чёртов слизеринец! Терпение, терпение…
- О чём вы? Объясните нормально, будьте любезны.
- Боль, - физическая, я имею в виду, - отгоняет дементоров, - лицо его превратилось в застывшую маску. – Им неинтересны страдания. Они любят только положительные эмоции.
- И вы… - поразилась Гермиона, - но как?
Снейп помолчал, затем объяснил неохотно:
- Ваши цветы. Какое-то время после посланий я чувствую себя значительно лучше. Не бог весть что, но на простенькую сектумсемпру способен.
Она рывком накинула одеяло обратно. Ужасно хотелось запустить в стену чем-нибудь увесистым, чтобы дать выход подступившему гневу. На себя, на проклятых дементоров, на Азкабан в целом и на Снейпа в частности.
Издевательство какое-то! Она посылает цветы, желая облегчить его страдания и сохранить магию. А этот ненормальный использует их, чтобы причинить себе боль.
Потому что это единственный способ избежать куда больших мучений. Да.
Простенькая сектумсемпра?
Темномагическое проклятие.
Простенькое.
Весь гнев Гермионы куда-то улетучился. Она уставилась на Снейпа широко открытыми глазами. Он вопросительно вздёрнул бровь, но пояснений не дождался. Губы её задрожали от едва сдерживаемого смеха.
Он нахмурился. Она ухмыльнулась.
Он открыл рот, собираясь выдать какое-то замечание, но тут Гермиона не выдержала, запрокинула голову и звонко расхохоталась.
Простенькая сектумсемпра! Подумать только!
Самая защищённая в мире тюрьма, барьеры и блокировки, полчища дементоров… а измученный еле живой зельевар… нет, не так. Единственный адекватный преподаватель по защите от тёмных сил, спокойно колдует где-то в сырой камере среди вечного сумрака. И не какие-нибудь банальные люмос или согревающие чары, нет. Режущее проклятие!
Без палочки - её сломали на суде.
Гермиона, смеясь, уставилась на Снейпа влюблённым взглядом. Его лицо выражало крайнюю степень непонимания и раздражения. Ну и пусть!
Плевать она хотела на все ядовитые замечания. И на природную вредность. И на измождённый вид – всё поправимо. Ведь гений же, гений! О Мерлин и все боги всех народов…
Тёплая щекочущая волна прокатилась по телу. Гермиона счастливо зажмурилась, чтобы через миг снова распахнуть сияющие глаза. И смотреть, смотреть на него с жадным восхищением...
- Миссис Уизли, - Снейпу, видимо, надоело чувствовать себя в дураках. – Вы не могли бы уточнить причину внезапного веселья? Хотя, безусловно, ваш смех - приятное разнообразие после стольких лет тишины. И уж куда лучше ругани и истерик моих соседей…
Его голос обрёл прежний низкий тембр и глубину. Он выдержал паузу, пользуясь тем, что Гермиона невольно затихла.
- Но, поймите меня правильно, миссис Уизли, я сейчас некоторым образов завишу от вас. – Снейп прикрыл глаза и вдруг медленно потёрся затылком о её ладонь. – Посему хотелось бы увериться в вашем душевном здоровье. Ваш очаровательный смех меня несколько... смутил. – В его тоне зазвучали бархатистые нотки.
У Гермионы перехватило дыхание. Жар опалил щёки, горячей волной прокатился по телу.
Как ему это удаётся? Такая двусмысленность! Если не сказать больше...
И только для неё одной. Восхитительно!
Её пальцы сомкнулись, путаясь в густых волосах. Надо как-то взять себя в руки.
Сделала глубокий вдох и спросила:
- Профессор, вы позволите мне залечить ваши порезы? Назовите контрзаклинание, пожалуйста.
- Вулнера Санентур, - не открывая глаз, ответил Снейп. Уголки губ дрогнули в подобии улыбки. - Провести палочкой вдоль… ммм… тела, будет вполне достаточно.
Ну вот, опять. И этот голос! Глубокий, вибрирующий… чувственный. Для неё одной. Гермиона порывисто вздохнула.
Отвлечься, срочно отвлечься. Мерлин! Унять сердцебиение никак не удавалось. Счастье искрилось внутри, щекотало виски, как хорошее шампанское, предательски наливалось теплом внизу живота.
А… Снейп усмехался. И она впервые в жизни выговаривала нужное заклинание дрожащим голосом.
О чём там ей мечталось в его кабинете? Придушить? Ох, вот это с удовольствием. Но сначала - вытащить из Азкабана. Мда, придётся всё-таки отложить месть до лучших времён.
Сквозь суматошные мысли пробилось ехидное:
- Благодарю вас, миссис Уизли, достаточно. Мне гораздо лучше.
Гермиона, вспыхнув, отдёрнула руку. Оказывается, всё это время она машинально водила над ним палочкой и бормотала заклинание.
Как хорошо, что Снейп на нее не смотрел! Проницательного всезнающего взгляда ей просто не вынести. Хотя, пока она витала в облаках, он наверняка подглядывал. Гермиона довольно улыбнулась.
Зато теперь его глаза демонстративно закрыты, и можно безнаказанно рассматривать высокий лоб, заострившиеся скулы и тонкие губы. Кожа утратила пугающий синеватый оттенок, грудь размеренно вздымалась. Двадцать пять минут! Не зря она убила два года на разработку этого зелья.
- Кстати, а какой цветок я должен был получить сегодня? – поинтересовался он.
- Клевер.
Вдруг ужасно захотелось рассказать обо всём, что случилось за эти дни. Она замялась:
- Не уверена, что мои заглушающие чары достаточно сильны, чтобы...
- Меня не интересуют подробности. Клевер - это прекрасно. Надеюсь, и дальше пойдет таким же образом.
Снейп распахнул глаза и взглянул на неё – остро, пронзительно. Её словно ударило током: это выражение она видела совсем недавно. В других глазах. Серых.
Люциус!
- Профессор, - позвала Гермиона. Поймала его взгляд и позволила сознанию уплыть в гипнотическую черноту.
«Мистер Малфой провёл ритуал разделения жизни. Для Драко – тот очень сильно пострадал, в результате… несчастного случая. Вы помните рецепт зелья и описание обряда, чтобы помочь Люциусу?»
Быстро прокрутила в воображении недавние события.
В ответ пришла хмурая мысль:
«Почему мои единственные друзья постоянно влипают в неприятности? Как полные идиоты. Миссис Уизли, это был риторический вопрос, не дёргайтесь. Разумеется, я помню. Смотрите».
Калейдоскоп жутковатых картинок. Строчки и схемы на пожелтевшем пергаменте. Смазанное воспоминание – исписанная бумага сгорает в камине.
«Вы всё запомнили?»
Гермиона вздрогнула. Эта фраза в её голове, похоже, превратилась в традицию.
«Да, профессор».
Впрочем, как и ответ.
Позади громко хлопнула дверь. Гермиона вскочила, как ошпаренная. Контакт резко прервался, оставив саднящее чувство потери.
- Всё в порядке? – спросил Гарри.
Она растерянно закивала, незаметно отменяя заглушающие чары.
- Да-да. Как у тебя? Всё восстановили?
- И даже начали перемещать заключённых обратно в камеры.
Он бросил на Гермиону извиняющий взгляд и направился к Снейпу.
- Я так понял, врач не понадобится?
- Нет, - чужим голосом ответила она.
Вот и всё. Его отбирают у неё – снова. Так быстро.
- Гермиона, я думаю, тебе стоит вернуться домой. Камин у дежурных открыт.
- А ты?
- Пойду в аврорат. Там дел после сегодняшнего по горло. Джинни с ума сойдёт – я опять вернусь только утром…
Ничего не ответив, Гермиона вышла из камеры.
Незнакомый аврор любезно проводил её до комнаты дежурных.
- Простите, вы не сделаете мне чая?
- Разумеется, миссис Уизли, - охотно откликнулись сразу несколько голосов. Её усадили перед камином, подали горячую чашку и блюдце с печеньем.
- Благодарю!
Авроры столпились вокруг, сверкая улыбками.
- Это нам следует благодарить. Если бы не ваше заклинание, неизвестно, чем бы всё закончилось.
- Невероятная удача, что ваш проект одобрили. А то здесь не очень-то приятно находиться.
- Точно. Какие там дементоры! Потоп – вот настоящее бедствие…
Гермиона кивала, улыбалась и пила чай. В её голове тикали часы. Когда мысленные стрелки перешли на нужную цифру, она отставила чашку.
- Ещё раз спасибо, господа. К сожалению, мне пора.
- Мистер Поттер сказал, что вы придёте завтра, чтобы начать работу.
- Именно. Было приятно с вами познакомиться.
Гермиона шагнула в камин, называя домашний адрес. Но в спальне не задержалась. Схватила новую горсть летучего пороха и приказала:
- Приёмная аврората!
Секретарь Гарри поднял на неё удивлённый взгляд.
- Мистер Поттер сейчас занят.
- У меня назначено, - непреклонно возразила она и вошла в кабинет.
- Гермиона? – Гарри моргнул сквозь очки. Отмытые и без царапин.
Она тщательно затворила за собой дверь, уселась вплотную к столу и тихо потребовала:
- Объясни мне, Гарри, почему с затопленного яруса вывели всех заключённых, кроме Снейпа?


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Воскресенье, 20.11.2016, 20:59
 
ATAKA24Дата: Воскресенье, 20.11.2016, 20:30 | Сообщение # 60
Четверокурсник
Статус: Offline
Браво, мастер! 08thank_you

Многие люди похожи на одичавших котов. С виду такие важные, независимые и грозные, но всегда мурлычут, радуясь тому, что кто-то отважился их приласкать.

Сообщение отредактировал ATAKA24 - Воскресенье, 20.11.2016, 20:31
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Первая помощь и её последствия", автор Agnia, СС/ГГ, PG, (General, макси, в работе.)
Страница 3 из 8«1234578»
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Заявки на открытие тем на форуме &...
2. "Торжественный обмен кексами&...
3. "Нумерологическая омела"...
4. "Гость под Рождество", а...
5. "Неожиданное объявление"...
6. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
7. "Язык нумерологии как иностра...
8. Поиск фанфиков ч.3
9. "Северный ветер тучи разгонит...
10. "Отец героя", автор Olia...
11. "Зубной фей", Elvigun, С...
12. "Первая помощь и её последств...
13. "Эффект птеродактиля", а...
14. "Трихофилия", перевод ew...
15. "Десять причин, по которым я ...
16. "Кого обнять?", перевод ...
17. "Там, на краю земли…" ав...
18. Marisa_Delore
19. "Противостояние", автор ...
20. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
1. MaldocSmemn[21.01.2017]
2. JosephIwqopopiritytihy[21.01.2017]
3. WilliamLece[21.01.2017]
4. OscarAffon[21.01.2017]
5. MirpPi[21.01.2017]
6. Davidsaits[21.01.2017]
7. KeithCoeks[21.01.2017]
8. MichaelNot[21.01.2017]
9. FrankTunse[21.01.2017]
10. Rubenamiva[21.01.2017]
11. AntwanCrors[21.01.2017]
12. Lstrkeymn[21.01.2017]
13. Creatiyaea[21.01.2017]
14. MaskaeyeseX[21.01.2017]
15. AgrnoPax[20.01.2017]
16. RobbieFug[20.01.2017]
17. Болгария[20.01.2017]
18. Nash[20.01.2017]
19. Kjstyaelomo[20.01.2017]
20. BillieGag[20.01.2017]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  magnolia, Фелисите, aneris, СмертнаЯ, Вольная, Василиск@, willemo, mish, Zanoza, млава39, Мару, mgmoony, soul777, snow, Nash
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2017
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz