Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Как незаметно минул год... Пост памяти Алана Рикмана



Страница 2 из 8«123478»
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Первая помощь и её последствия", автор Agnia, СС/ГГ, PG, (General, макси, в работе.)
"Первая помощь и её последствия", автор Agnia, СС/ГГ, PG,
AgniaДата: Вторник, 01.11.2016, 20:53 | Сообщение # 21
Второкурсник
Статус: Offline
Конец главы 3

Зал суда. На скамье подсудимых – профессор Снейп. Он бледен больше обычного, в уголках рта залегли горькие складки. Сложенные на коленях руки судорожно сцеплены. Глаза опущены.
Гермиона смотрит на него сверху, с трибун свидетелей. Смотрит, и губы её дрожат. Она распустила волосы и нарочно взъерошила их, чтобы соседи не видели её лица. И чтобы самой отгородиться от сидящего рядом с презрительной гримасой Рона.
Слова присяжных долетают до сознания, словно издалека. Обвинение набирает большинство голосов. Гермиона всхлипывает, в голове бьётся отчаянное: «Как же так? Он полжизни нам помогал, много раз спасал Гарри… За что такая несправедливость?»
Она видит, как его стиснутые пальцы вздрагивают, голова опускается ниже - едва заметно. Неестественно выпрямленная спина каменеет – Гермиона почти физически ощущает напряжение. Ей даже кажется, что она замечает бешеное биение пульса под тонким розовым шрамом на шее.
Слова приговора падают, словно каменные глыбы. Гермионе нечем дышать. Она не знает, почему чувствует его боль, как свою. Ведь от долга жизни она успела отказаться? Или у этой связи есть неизвестные ей особенности?
Его плечи опускаются. Кажется, он даже рад услышать, наконец, окончательное решение. Ещё чуть-чуть, и больше никакого притворства. Никаких масок. Выстоять последние минуты, не уронить себя в этом последнем испытании. И можно позволить себе человеческие чувства. Отпустить на волю ярость, выплеснуть отчаяние последних дней… и последних семнадцати лет. Рыдать в глухом мраке подземелий Азкабана, рыдать надрывно и глухо, как рыдают сильные, замкнутые мужчины, когда душевная боль становится непереносимой. Так же отчаянно, как когда-то очень давно, в маленьком домике над бездыханным телом зеленоглазой девушки, среди разбитых стёкол и обломков мебели. А после упасть ничком на сырую постель и привыкать к мысли, что одиночество отныне – вечно. Никто не придёт на помощь. Не осталось никого, кто захотел бы подарить ему хотя бы частицу тепла. Да и не было никогда. Или…?
Гермиона вздрагивает, как от удара током, за секунду до того, как Снейп вскидывает глаза. Откуда он знает, куда смотреть? Горящий взгляд впивается ей прямо в душу. Она невольно сопротивляется, но хрупкий барьер тут же сметает безжалостный ураган. И, обмирая, слышит прямо в голове знакомый голос:
- О, да вы природный окклюмент, мисс Грейнджер. Настоятельно рекомендую позаниматься с Поттером. У него неплохие способности, а больше никого с такими навыками не осталось. Не останется, - поправляет он сам себя, и в спокойном голосе прорезается горечь. Гермиона тянется на отзвук тщательно скрываемой боли и внезапно внутренние щиты Снейпа поддаются. Волна чужой чёрной тоски захлестывает Гермиону. Она задыхается, хватая воздух ртом. Профессор удивлён и раздосадован. Его ресницы дрожат, но лицо хранит бесстрастное выражение. Понимая, что он сейчас снова замкнётся, Гермиона мысленно кричит:
- Профессор! Неужели вы не можете придумать никакого выхода? Я не верю. Профессор! – И требовательно глядит в черные глаза.
- Не вижу смысла, - устало говорит он. Очень странно слышать голос и видеть при этом его плотно сжатые губы. Короткая фраза взрывается в душе Гермионы, и она полностью теряет над собой контроль. Дикая ярость, отчаянная, злая, вспыхивает пожаром и сминает его щиты, поглощает разум. Он дёргается, пытается сопротивляться и впервые не может. Её гнев сильнее – гнев волчицы, которая находит своего волка умирающим. Этот гнев словно цунами – гигантская волна из слов и картин.
- Как вы смеете! Сдаваться накануне победы! Как последний слабак – вы, который сильнее всех здесь присутствующих! Не позволю! Думайте, думайте, профессор, я уверена, у вас есть решение!
Ей кажется, что она хлещет его по щекам. Образ яркий настолько, что она на миг теряет связь с реальностью.
И в этот момент что-то меняется в его душе. Усталая покорность сменяется знакомым глухим раздражением. Твёрдая стена встаёт на пути Гермионы. Снейп медленно, но неумолимо вытесняет её из своего сознания.
Она возвращается к реальности. Видит отчётливую дрожь его рук, чувствует, как тяжело ему удерживать на лице безразличную маску.
- Дерзкая девчонка, - мысленно шипит он, приходя в себя. И вдруг меняет тон:
- Вы правы, мисс Грейнджер. Я сообщу вам кое-какую информацию. Что с ней делать и когда – решение за вами. Однако должен предупредить: чтобы применить эти знания, вам понадобятся деньги и связи.
И начинает говорить. Гермиона жадно внимает. Сухие короткие указания, предельно чёткие объяснения.
- Вы всё запомнили, мисс? – скептически спрашивает он.
- Да, профессор.
Она полна решимости. Краем глаза видит, что к нему направляются авроры – вывести из зала суда для исполнения приговора.
Чей-то крик перекрывает гул голосов:
- Он смотрит! Он с кем-то общается!
Она вздрагивает, но испугаться не успевает.
- Опустите ресницы и прилягте на плечо вашего приятеля, живо! – резко говорит Снейп. - Сохраняя зрительный контакт. Ну?
Не задавая вопросов, Гермиона ахает и проворно склоняется к Рону. Вцепляется в его руку, якобы от волнения. В чёрных глазах профессора мелькает одобрение.
Авроры ускоряют шаг, ещё пара секунд и они схватят его.
- Прощайте, мисс Грейнджер. Последний совет: вам лучше всего удаются зелья и трансфигурация. Попробуйте конструирование…
Он не успевает договорить – авроры грубо выкручивают ему руки, толкают в шею, заставляя склонить голову.
- Северус… - мысленно ахает Гермиона. Снейп дёргает уголком рта. Эта сдержанная, властная усмешка навсегда врезается в её память.
- Не дерзите, мисс, это обращение ещё нужно заслужить! – долетает до неё гаснущая мысль. Его бросают лицом на скамью. Ей кажется, что она слышит треск рвущейся мантии. А в голове звучит отголосок последней услышанной мысли. Не предназначенной для неё.
«Девочка - умница, у неё всё получится…»
«Да, профессор», - думает Гермиона и закрывает глаза, чтобы не видеть, как его волокут к выходу.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Четверг, 03.11.2016, 00:12
 
AgniaДата: Вторник, 01.11.2016, 20:55 | Сообщение # 22
Второкурсник
Статус: Offline
lizard, благодарю за подробный комментарий.

"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц
 
loa81Дата: Вторник, 01.11.2016, 22:30 | Сообщение # 23
Третьекурсник
Статус: Offline
Как здорово!!!! Автор это просто праздник какой то. Так много написано и так интересно. Пишите не останавливайтесь. Очень хочется дочитать до конца.
 
NettyДата: Вторник, 01.11.2016, 23:33 | Сообщение # 24
Шестикурсник
Статус: Offline
Мне решительно нравится этот фик.
В последней главе так здорово описаны чувства и эмоции Гермионы, их мысленный диалог. Меня очень тронуло. То как она пробила его щиты и барьеры. Мне кажется, такие вещи очень сложно описывать, а у Вас это очень здорово получилось!
Очень нравится, как постепенно раскрывается сюжет. Особенно небольшие оговорки, которые раскрываются позже. Как например, когда Джинни сказала, что Гермиона умница и у нее все получится, и Гермиона побледнела, а в следующей главе мы узнаем почему. Здорово получается.
Интересная идея, что Гермиона умеет готовить. Обычно в фиках она не любит и не умеет этого делать, а тут шоколадный пирог. А мне всегда так хотелось, чтобы она умела готовить!
Нравится, что Рон не показан недотепой. То, что он предприимчивый бизнесмен - тоже очень нетипично, но получилось здорово и органично.
Единственное, мне кажется, что характер Гермионы не позволил бы ей притворяться, чтобы потешить самолюбие мужа (когда он гладил ее по волосам или хвастался), хотя кто знает.
Ну и конечно, очень нравится такая частая выкладка.

Спасибо Вам большое, дорогой автор, за такой интригующий сюжет. Очень интересно, что будет дальше.
 
ЭсмеральдаДата: Среда, 02.11.2016, 05:18 | Сообщение # 25
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
sn_Herm sn_sev1
Мне, определенно нравится этот сюжет и манера его изложения! Давайте уже, не томите, выкладывайте скорее, шо там дальше!




Сообщение отредактировал Эсмеральда - Среда, 02.11.2016, 05:19
 
AgniaДата: Среда, 02.11.2016, 17:57 | Сообщение # 26
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 4

Тёплый солнечный луч неспешно полз по подушке. Зажёг золотистые искры в разметавшихся каштановых волосах, пробежал по щеке. Коснулся ресниц, и те затрепетали. Гермиона со вздохом распахнула глаза: ослепительный солнечный свет заливал спальню. Ахнув, она подскочила на постели. Остатки сна мигом испарились: проспала! Такого с ней давненько не случалось. Ох уж эти воспоминания, вытянули все силы…
Торопливо заметалась между ванной, зеркалом и гардеробной. Что надо взять? А, бумаги. Поспешно аппарировала в кабинет, зашуршала документами. Куда запропастился листок с выводами по последнему проекту? Видел бы Гарри, что творится на рабочем столе «любительницы порядка». Выводы нашлись в ворохе эскизов. Гермиона торопливо смахнула все бумаги в одну папку и переместилась вниз. Кинула быстрый взгляд на своё отражение. Вроде всё в порядке: строгая серая мантия с чёрным геометрическим узором, волосы уложены в излюбленный гладкий пучок на затылке, из украшений – только кольцо с опалом. Никто не догадается, что она встала всего полчаса назад.
Гермиона вышла на улицу, прищурилась на пустынные тротуары, с блестящей от солнца брусчаткой. В такое время все сидят в офисах. Вот и отлично. Покрепче перехватила драгоценную папку и аппарировала.
Шум Диагон-аллеи оглушил её. Чаще надо днём выбираться в люди, а то совсем одичать можно. Гермиона приветливо улыбалась встречным волшебникам. Почти все раскланивались с ней, пару раз пришлось остановиться и обменяться приветствиями. А вот и «Гринготтс», наконец-то. Под высокими каменными сводами стоял сдержанный гул многих голосов. Пахло пергаментом и извёсткой.
Гермиона привычно зашла в одну из закрытых кабинок для операций по счетам. Вежливо поклонилась хмурому гоблину. Интересно, почему у них всегда такой недовольный вид? Ещё ни разу она не видела ни одной доброжелательной улыбки.
- Мне вчера поступили средства за последний заказ. Будьте добры перевести их на этот анонимный счёт. Всю сумму.
- Вашу руку, миссис Уизли, - буркнул гоблин. Хорошая штука – проверка по крови. Даёт уверенность в том, что счета останутся в целостности и сохранности независимо от обстоятельств и столько времени, сколько нужно.
- Личность подтверждаю. Операция завершена, - проинформировал гоблин. Он уже не смотрел на неё, уткнувшись в свои документы.
Она всё равно поклонилась:
- Благодарю.

Одно дело сделано. С тех пор, как ей стали заказывать архитектурные проекты, она регулярно приходила сюда и совершала переводы. На личном счёте оставляла только небольшую сумму про запас.
Гермиона свернула с центральной улицы и заглянула в неприметный трактир без вывески. Вместо названия над входом мерцала большая пивная кружка. Внутри никого не было. Накинув капюшон, подошла к барной стойке. Незаметным жестом указала на камин. Немолодая уже женщина с морщинистым лицом бросила на неё быстрый взгляд исподлобья и утвердительно прикрыла глаза. Гермиона ниже надвинула капюшон и скользнула в низкую дверцу рядом со стойкой. За ней обнаружилась крошечная кладовка, заставленная сундуками. Уверенно подняла крышку самого маленького из них. Вытряхнула серую потрёпанную мантию, - пыль взметнулась столбом. Сморщила нос и бестрепетно накинула старьё на свой элегантный костюм. Повернула кольцо камнем внутрь, толкнула вторую дверь – взгляду открылась небольшая круглая площадь. Мостовая казалась покрытой пылью, и даже солнечный свет выглядел каким-то выцветшим.
Гермиона замерла в нерешительности перед покосившейся узкой дверью. Где колокольчик? Видимо, звонить тут не принято. Для очистки совести постучала - тишина. Пожала плечами и осторожно вошла.
Тёмная лестница с неровными деревянными ступеньками. Как там ей сказали? Если никто не откликнется, то идти на второй этаж. Хорошо. Сунула руку за пазуху, нащупав палочку, и двинулась наверх. Ступеньки предательски скрипели под ногами – замечательная сигнализация для тех, у кого чуткий сон. На втором этаже дверей не было. Только арка, занавешенная какой-то линялой не то тряпкой, не то занавеской. Гермиона, поразмыслив, сунула палочку в рукав мантии, осторожно отвела ткань в сторону и ахнула. Её взору предстала просторная комната, стены которой занимали камины. Большие и маленькие, мраморные, каменные, из какого-то неведомого материала… В некоторых теплился зелёный огонёк.
И где же искать мастера? Здесь нет больше никаких дверей!
- Гм! – раздалось за спиной, и она стремительно обернулась, выбросив вперёд руку с палочкой.
- Если вы ко мне, то это лишнее, - меланхолически сказал маленький и какой-то помятый человечек. Засаленные волосы торчали из-под старой шляпы, мешковатые штаны в складках явно были велики, а коричневую мантию не мешало бы постирать. Узкие глазки-щёлочки быстро и внимательно оглядели девушку. Остановились на полоске дорогой ткани под старой мантией. Тонкие губы изогнулись в понимающей усмешке.
- Добрый день. Да, к вам, - опуская палочку, сказала Гермиона. – Мне рекомендовали вас как лучшего мастера по каминным сетям. Неофициально, разумеется.
- К вашим услугам, леди, - неожиданно ловко поклонился он. Она не стала его поправлять – леди, так леди. Не фамилию же называть, в самом деле?
- Вы можете подключить один дом в окрестностях Лютного переулка к сети? Анонимно.
- Конечно. Но должен предупредить, что это не дешёвый каприз, леди.
Гермиона молча показала ему мешочек с деньгами. Подумала и вытащила ещё один.
- Мне нужен артефакт переносного камина. Неограниченный доступ в тот дом и стандартный – во все остальные. Из любого места на улице. Вы действительно такое изготавливаете?
- Только я и умею, леди. Смотрите, - на его ладони появился невзрачный камушек. Мастер сомкнул пальцы и через секунду помахал рукой из камина на другом конце комнаты.
- Впечатляет, - пробормотала ошарашенная Гермиона. – Покажите ещё.
Некоторое время мастер откровенно развлекался, мельтеша вокруг и выскакивая из разных каминов. Тех, в которых горел зелёный огонёк.
- Достаточно, - наконец прервала она эту карусель. - Я поняла, что здесь у вас всё работает. Теперь хотелось бы убедиться, что с незнакомыми каминами всё также хорошо.
- Да ради Мерлина, - мастер беззаботно махнул рукой. – Куда желаете попасть?
- А можно, я сама?
Он протянул ей камень и что-то пошептал над ним.
- Прошу. Он реагирует на сжатие ладони хозяина, я только что настроил его на вас. – Увидев, как сдвинулись её брови, поспешно добавил:
- Тестовый образец. Вам я предоставлю зачарованный индивидуально.
Гермиона медленно закрыла ладонь, беззвучно прошептала адрес. Почувствовала рывок и в последний момент схватила мастера за воротник. Уф, успела!
Огляделась: полумрак и пыльные книжные стеллажи. Над камином – смутные очертания знакомого герба. Мастер возмущённо шипит рядом. Что ж, всё сработало верно. Но вот убраться отсюда желательно побыстрее.
- Руку, - прошипела она мастеру. Тот вцепился ей в запястье, девушка сжала ладонь и через мгновение оказалась посреди знакомой комнаты. Мужчина отскочил от неё:
- Со мной ещё никто так бесцеремонно не обращался, леди! Вы бы хоть предупредили!
Гермиона пожала плечами.
- Я должна подстраховаться. Мало ли куда вы переправляете доверчивых клиентов.
- За кого вы меня принимаете, леди! – выпрямился мастер. Шляпа его возмущённо покосилась. – Я такими вещами не занимаюсь!
- Разумеется, сэр, - примирительно сказала она.
Мастер замолчал и уставился на неё с подозрением. Очевидно, нечасто его балуют таким обращением.
- Когда настроите камин и сделаете артефакт?
- Камин – прямо сейчас. Адрес, пожалуйста, - буркнул он.
- Крысиный тупик, 4, - слегка покраснев, сказала Гермиона. Мастер и глазом не моргнул. Подошёл к одному из работающих каминов, присел на корточки. Коричневая в пятнах мантия причудливо вздыбилась и стала похожей груду опавших листьев. Раздалось приглушённое бормотание, что-то звякнуло.
- Готово, - не вставая, известил мастер. – Проверять – опять меня с собой потащите?
- Естественно, - хмыкнула Гермиона. – Руку!
Рывок - и знакомая захламленная комната встретила их темнотой и запахом пыли.
Гермиона удовлетворённо кивнула и потянула мастера обратно. Ни к чему чужакам видеть Стерджиса.
- Превосходно, сэр, благодарю вас.
- Оплату, пожалуйста.
- Конечно, - кивнула она и вытянула вперёд руку с кошельком. Ту самую, в рукаве которой пряталась палочка. – Петрификус Тоталус.
Мастер застыл, покачнулся и начал заваливаться на спину. В остекленевших глазах застыло изумление. Она поймала его за плечи и мягко опустила на пол.
- Обливиэйт.
В этой игре слишком многое поставлено на карту. Чем меньше подробностей известно посторонним, тем лучше.
- Финита. Сэр, очнитесь! С вами всё в порядке? – в голосе Гермионы звучало искреннее беспокойство. Она работала очень аккуратно, но всё равно переживала. Не хватало ещё повредить память ни в чём не повинному волшебнику! Да ещё такому талантливому.
Он поморщился и приподнялся на локтях. Сердце ёкнуло.
- Кажется, да. Добрый день, леди. Вы ко мне?
Гермиона украдкой перевела дыхание.
- Да! Простите, что застала в таком неловком положении. Мне показалось, вам дурно.
- Всё в порядке. Чем могу быть полезен, леди? – он поднялся и поклонился.
- Мне срочно нужен артефакт переносного камина! Вы действительно изготавливаете такие?
- Только я, - самодовольно кивнул мастер. - Желаете убедиться?
Она кивнула. Спектакль с мельтешением по комнате повторился. Снова рисковать, и перемещаться в чужой камин смысла не было.
- Невероятно! Сэр, это фантастика. Надеюсь, артефакт настраивается индивидуально?
- Разумеется, леди.
- Когда я могу получить его? Мне нужно срочно!
- Сегодня вечером в известном вам трактире. У хозяйки. Половину оплаты – вперёд, - глаза мастера заблестели.
Гермиона вытащила оба мешочка с галеонами.
- Плачу вдвое, но артефакт мне нужен сейчас!
Мастер поколебался, что-то прикидывая. Потом решился:
- Подождите здесь, - и исчез.
Она быстрыми шагами пересекла комнату и прислонилась к свободному от каминов участку стены. Во избежание неприятных сюрпризов со спины.
Мастер появился через пару минут. Раскрыл ладонь – невзрачный серый камушек слегка замерцал.
- Готово, леди. Для активации поместите между двумя ладонями. Он запомнит магический отпечаток энергии и настроится лично на вас.
- Его можно трансфигурировать во что-нибудь более подходящее?
- Во что угодно, леди, но сходное по массе.
- Прекрасно. Вот половина оплаты. Сейчас проверю и отдам вторую, - Гермиона сжала камень между ладонями, по рукам пробежали колючие мурашки. Момент – и девушка переместилась в камин на противоположной стене. Улыбнулась и протянула артефакт мастеру:
- А теперь попробуйте вы.
- Что? – не понял тот.
- Ну, надо же проверить, как прошла настройка.
Он неохотно взял камень, глаза его забегали. Гермиона вздохнула:
- Лучше сделайте всё, как надо, - и демонстративно взвесила на ладони мешочек с деньгами.
- Всё в порядке, леди, - заверил он. Сомкнул пальцы – ничего не произошло. Девушка передала ему деньги:
- Благодарю вас.
Мастер с довольной улыбкой поклонился в ответ. Тихое «обливиэйт» заставило его замереть с пустыми глазами.
А не надо ей лгать. Гермиона, пятясь, отступила к выходу и завершила заклинание, уже скрывшись за занавеской. Такого волнения, как в первый раз, уже не было. Со знакомым разумом работать легче. К тому же мастер явно что-то хотел скрыть.
Сжала артефакт - взметнулась пыль, и она вышла из закопчённого камина в по-прежнему пустом трактире.
Хозяйка мельком взглянула на неё и продолжила протирать чашки. Гермиона с облегчением оставила в кладовке грязную мантию. Легонько погладила артефакт - ценнейшее приобретение! Теперь ей открыта дорога из любого места в какой угодно незаблокированный камин.
Осталось сделать так, чтобы никто об этом не узнал. Вопрос с мастером закрыт. Она с сожалением посмотрела на хозяйку. Та стояла спиной и даже не почувствовала, что ей виртуозно подчистили память.
Это заклинание с лёгкой руки Гарри превратилось в фирменный приём Гермионы. Она отшлифовала его до совершенства.

Очередной рывок – и Гермиона очутилась в тёмном доме Стерджиса.
- Мистер Подмор! – окликнула она, очищая платье. – Зажгите свет, будьте добры. Кстати, ваш камин теперь подключен к сети. Мистер Подмор?
Темнота молчала. Нехорошее предчувствие острой иглой вонзилось в сердце. Гермиона прижалась спиной к стене и беззвучно скомандовала:
- Люмос!
Яркий свет ударил по глазам. С кровати донёсся стон. Она с трудом удержалась, чтобы сразу не броситься на помощь. Окинула помещение цепким взглядом:
- Гоменум ревелио.
Небольшой смерч взвихрился над кучей тряпья на постели. Опустила палочку - в доме нет посторонних. Тогда что случилось? Двумя пальчиками приподняла одеяло – оно было сырым и грязным. Стерджис лежал, скорчившись, подтянув колени к подбородку, и мелко дрожал. Седые волосы свалялись в сосульки, двухдневная щетина и синеватые круги под глазами состарили его лет на десять. Он даже не открыл зажмуренных глаз, только инстинктивно попытался заползти пониже, под одеяло.
Гермиона выругалась сквозь зубы, что с ней случалось крайне редко. Ни на день нельзя оставить без присмотра! Быстро высушила постель и одежду несчастного. Потрогала лоб – так и есть, весь горит. Метнулась в кухонный уголок, поставила чайник. Намочила в ледяной воде какую-то тряпку, наложила компресс.
Куда Стерджис прибрал аптечку, которую она оставляла на всякий случай? Специально ведь выставила на видное место, чтобы не забывал принимать восстанавливающие зелья! Глупец, решил, что справится и без них, и вот результат.
Аптечка нашлась на одном из столов в куче каких-то коробок. Гермиона плеснула кипятка в самую большую кружку. Зазвенела флаконами, точными движениями зельевара отмеряя нужное количество капель.
- Мистер Стерджис, - он застонал и открыл мутные глаза. – Выпейте!
Приподняла тяжёлую голову и почти насильно стала вливать в пересохший рот горячий напиток. Он жадно глотал, кашляя и захлёбываясь. Когда кружка опустела, изнеможённо откинулся на подушки. Впалая грудь часто вздымалась.
Гермиона присела на краешек кровати, с жалостью глядя на страдальца. Его мучали не просто холод и жар. В расширенных зрачках она видела отражение кошмаров подземелий Азкабана. Ледяной озноб пробежал по позвоночнику – ей представились другие глаза, чёрные, как ночь, полные боли и бессилия. Сердце болезненно сжалось. Гермиона стиснула кулаки и мотнула головой, прогоняя жуткое видение.
Стерджису поможет только время. И зелья. И, как ни странно, работа. Ему надо как можно скорее занять свой разум чем-то новым и сложным.
Она перевела взгляд на одеяла и брезгливо поджала губы. Отстирать совершенно невозможно. Хотя очищающие чары ей на что? Давно надо пора навести порядок! Через пару секунд простыни сверкали белизной, хрустящие подушки источали лёгкий аромат лаванды.
- Спасибо, миссис Уизли, - послышался сиплый, но достаточно уверенный голос. Щёки Стерджиса порозовели, он перестал трястись.
- Я рада, что вам лучше, - улыбнулась Гермиона. – Что же вы натворили? Я прихожу с обещанной работой, а вы?
- Простите, миссис Уизли, - смутился он. – Я так обрадовался, получив палочку. Думал, что теперь справлюсь без зелий. Я очень подвёл вас?
Она уже собралась ответить, как вдруг заметила блёклую красноватую полосу вокруг его шеи. В чём дело? Только что ничего не было.
- Да не то чтобы очень, - ответила медленно, не сводя с неё глаз. – Конечно, в связи с задержкой могут возникнуть определённые трудности… Мистер Подмор! Что с вами?
Красная полоса налилась светом, мужчина захрипел, хватаясь за горло. Гермиону осенило: он же дал клятву!
- Хотя я думаю, никаких серьёзных проблем не будет. Вы прекрасно справитесь с заданием.
Полоса исчезла. Стерджис жадно глотал воздух, на бледном лице выступили яркие пятна румянца.
- Простите, - виновато сказала Гермиона и отёрла ему лоб влажной тканью. – Хотя вы тоже хороши. Дали клятву – так следите за формулировками. Урок для нас обоих, не так ли?
Ей отчаянно хотелось утешить этого большого, неловкого и запутавшегося в своей жизни мужчину.
- Да, - он бросил на неё благодарный взгляд.
- Вот и чудно. Но, раз клятва проявляется таким образом, времени на долгое восстановление у вас нет. Магия уже зафиксировала, что я поручаю вам некую службу. Мистер Подмор, вы согласны принять зелье моего изобретения? - он нахмурился. - Ускоряет внутреннюю регенерацию. Никаких побочных эффектов не имеет, даю слово. Но подействует, только если принять добровольно.
Стерджис внимательно посмотрел ей в лицо и, кажется, что-то решил для себя. Складка между бровей разгладилась.
- Я согласен.
- Тогда вот, - Гермиона левитировала к себе чашку с водой. Повернула камень в кольце и осторожно отмерила три прозрачных гранулы. Жидкость на мгновение помутнела, кристаллы неохотно растаяли. – Прошу.
Он решительно взял зелье, залпом опрокинул в рот. Гермиона улыбнулась. Она считала этот состав самым важным изобретением в своей жизни. Патент висел над столом в кабинете, её зельем в Мунго активно лечили особо тяжёлые случаи… но ей было мало. Она хотела проверить зелье на ком-нибудь, кто пережил заключение в Азкабане.
Незаметно отметила время приёма – очень важно, как быстро наступит улучшение. А пока стоит заняться делом.
Взбила подушки и жестом пригласила Стерджиса пересесть повыше.
- Мистер Подмор, давайте я покажу вам документы. Они зачарованы так, что прочесть можем только мы двое. При любой попытке кому-то пересказать содержание полностью или частично, устно или письменно, вы онемеете и будете обездвижены. Принимаете такие условия?
- Конечно, - легко согласился тот. Он смотрел на папку в руках Гермионы с какой-то тоскливой жаждой.
Стерджис отчаянно хотел быть полезным. Хотел отвлечься. Хотел снова почувствовать себя живым и нужным.
Гермиона сглотнула, сердце вновь защемило. Она поспешно протянула ему документы.
- Я подожду, пока вы ознакомитесь. После обсудим.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Четверг, 03.11.2016, 11:12
 
AgniaДата: Среда, 02.11.2016, 18:15 | Сообщение # 27
Второкурсник
Статус: Offline
Netty, спасибо за чудесный внимательный отзыв! Ваши слова невероятно вдохновляют. 08thank_you
Кстати, у Гермионы талант к зельеварению Так что и готовит она с удовольствием)

Эсмеральда, loa81, благодарю.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Среда, 02.11.2016, 19:24
 
НазикДата: Четверг, 03.11.2016, 06:17 | Сообщение # 28
Кровопица+ангел=идиотская смесь
Статус: Offline
Мне безумно интересно, огромное 02wow спасибо
 
ПомелоДата: Четверг, 03.11.2016, 10:20 | Сообщение # 29
Второкурсник
Статус: Offline
Очень интересно и замечательно написано!
С нетерпением буду ждать продолжения!
Спасибо, Автор!


Обнимашки - вместо тысячи слов. ©
 
AgniaДата: Четверг, 03.11.2016, 11:14 | Сообщение # 30
Второкурсник
Статус: Offline
Продолжение главы 4. Вкусняшка: Люци-зарисовка

Пока Стерджис жадно ворошил листы, Гермиона развешивала вокруг камина невидимые и заглушающие чары. Ей не давала покоя одна мысль, и сейчас она была намерена с ней разобраться. Вот только чем ей это аукнется?
- Мистер Подмор! – громко крикнула она и замахала руками. Тот даже не повернул головы. Отлично, чары работают.
Быстро пробежала пальцами по одежде, поправила воротничок мантии, - порядок. Ну, вперёд.
Горсть летучего пороха полыхнула зеленью.
- Малфой-мэнор, - произнесла как можно чётче.
Несколько секунд ничего не происходило. Гермиона нервно вцепилась в складки мантии. Хорошо бы на вызов откликнулась Нарцисса, а лучше всего – Драко.
- Миссис Уизли, какой приятный сюрприз, - лениво протянул красивый звучный голос. Гермиона мысленно застонала. Из пламени светски улыбался Люциус. Она слегка поклонилась в ответ, приветствуя равного по положению, но старшего по возрасту.
- Добрый вечер, мистер Малфой. Надеюсь, я не отрываю вас от срочных дел?
- Ничего непоправимого, дорогая миссис Уизли, - усмехнулся тот. – Чем обязан?
Гермиона собралась с духом. Она должна это сказать. Кончики пальцев похолодели. Спокойно: он же никого не убьёт. Максимум, чем может обернуться гнев Малфоя – это проблемами в бизнесе для Рона. Но Люциус – умён, как бес, и когда-то получил хороший урок. Есть шанс, что он оценит информацию и не позволит эмоциям взять верх над разумом.
- Мистер Малфой, - решилась Гермиона, - нас никто не может подслушать?
И без того высокие брови Люциуса взметнулись. Он показательно оглянулся и торжественно объявил:
- Абсолютно никто, миссис Уизли! – но взгляд мгновенно стал цепким и собранным.
Она сглотнула, подавила желание зажмуриться и сообщила:
- Есть достоверные сведения, что в старой секции библиотеки Малфой-мэнора дыра в безопасности. Камин доступен для перемещений по неофициальной сети.
Холеное лицо посерьёзнело, в глазах засверкал лёд.
Гермиона, затаив дыхание, ждала ответа. Если бы ей практически прямым текстом заявили, что кто-то свободно роется в её тщательно оберегаемом кабинете, святая святых дома… Трудно сказать, как бы она отреагировала.
- Неофициальная сеть, значит, - медленно проговорил Люциус. – Я не хочу знать, как вы это обнаружили. Просто скажите – хоть одна защита сработала?
Гермиона выдохнула и с уважением посмотрела на собеседника.
- К сожалению, нет, мистер Малфой.
- Благодарю вас. Я ваш должник, миссис Уизли, - непререкаемым тоном сказал он. Жестом остановил готовые хлынуть возражения. – А сейчас разрешите откланяться.
- Не смею вас задерживать, - сдержанно поклонилась Гермиона. Люциус коротко кивнул в ответ и пропал. Зелёное пламя рвануло в дымоход, камин опустел.
Она рассеянно сняла чары. Сердце колотилось неровно и часто. Обошлось. Да ещё так удачно – всесильный Малфой должен ей услугу! Теперь главное, не проговориться Рону, а то достанет со своей неуёмной предпринимательской фантазией.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Четверг, 03.11.2016, 12:16
 
AgniaДата: Четверг, 03.11.2016, 22:09 | Сообщение # 31
Второкурсник
Статус: Offline
Конец главы 4. В которой кое-что проясняется)

- Миссис Уизли, - окликнул Стерджис. Он сидел в окружении разбросанных листов и вид имел слегка растерянный. – Я польщён, что вы решили поручить подобное задание именно мне. Но вы уверены, что удастся пересечь границу?
- Сначала подпишите здесь, - Гермиона протянула ему магический договор. Он прижал палец к светящемуся кругу. Быстрый укол, и капля крови впиталась в пергамент. Гермиона с улыбкой забрала документ.
- Нелегальный портключ, - пояснила она. – Межконтинентальный. Документы на новое имя и деньги. Но дальнейшее – на ваш страх и риск. Мне всё равно, какими методами вы будете действовать, но извольте работать чисто. Любое значимое пятно на репутации будет считаться нарушением магического контракта.
Стерджис с достоинством выпрямился.
- Разумеется, миссис Уизли.
Его стало не узнать. Глаза блестели живым интересом, в движениях появилась уверенность, морщины разгладились.
«Семнадцать минут», - удовлетворённо отметила Гермиона. Она может быть спокойна – на бывших узников Азкабана зелье действует великолепно. Конечно, тут сказался и психологический момент: Стерджис наконец-то ощутил себя при деле. В груди Гермионы потеплело, и она мягко улыбнулась:
- Не сомневаюсь в вас, мистер Подмор. Для того, кто вполне успешно начал карьеру со сделок с недвижимостью, восстановить навыки не составит труда.
Стерджис шутливо раскланялся в ответ. От прежней скованности не осталось и следа.
- Что ж, в таком случае, я вас оставлю, - Гермиона шагнула в камин. – Всё необходимое получите сегодня же. Успехов, мистер Подмор. В случае удачи вы будете первым, кто меня встретит, и я от души надеюсь ещё увидеться.
- Ваш план очень дерзок, миссис Уизли, но мне он по душе. До свиданья.
- Хогсмит, трактир «Три метлы», - произнесла Гермиона и исчезла в зелёном пламени.
Стерджис проводил её задумчивым взглядом. Легко спрыгнул с кровати, нашёл аптечку, пересчитал склянки. Пробормотал под нос:
- А запасец надо пополнить в Англии, - и принялся упаковывать вещи.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Четверг, 03.11.2016, 23:44
 
НазикДата: Пятница, 04.11.2016, 10:55 | Сообщение # 32
Кровопица+ангел=идиотская смесь
Статус: Offline
Мне все больше интересно для чего нужно Подмор? И как она собирается вы 04dont_know таскивать Снейпа ?
 
НазикДата: Пятница, 04.11.2016, 11:07 | Сообщение # 33
Кровопица+ангел=идиотская смесь
Статус: Offline
Почему вы не оставляете ссылку на главную? Я сама захожу и ищу новые главы
 
loa81Дата: Пятница, 04.11.2016, 11:38 | Сообщение # 34
Третьекурсник
Статус: Offline
Оказывается уже есть новая глава, очень оперативно. Спасибо,автор!!! Честно говоря в последней главе мало что прояснилось. Все по прежнему таинствено. Гермиона хочет вытащить Снейпа и плетет сложные интриги. Читать очень интересно.
 
AgniaДата: Пятница, 04.11.2016, 12:25 | Сообщение # 35
Второкурсник
Статус: Offline
Назик, сорри, ссылку на следующую главу оставлю. Просто я как-то не очень разобралась с этой системой - получается, если выкладываешь главы часто, там будет просто куча сообщений одного автора подряд...

Админомодераторам спасибо. Разобралась)


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Пятница, 04.11.2016, 15:21
 
AgniaДата: Пятница, 04.11.2016, 12:39 | Сообщение # 36
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 5. Так ли страшен Кровавый Барон, как его малюют?

— Миссис Уизли, давненько вы к нам не заглядывали! — воскликнула полная женщина в белоснежном переднике.
— Добрый вечер, мадам Розмерта, — просияла Гермиона. Трактирщица ей всегда нравилась. — Я ужасно соскучилась. Как поживаете?
— Прекрасно, слава Мерлину! Чаю?
— С удовольствием, — после секундной паузы согласилась Гермиона. День сегодня выдался длинный и трудный, а в трактире царил уютный полумрак, пахло сливочным пивом и булочками с корицей. — Честно говоря, я бы не отказалась перекусить.
— Это запросто, — откликнулась мадам и засуетилась за стойкой. Пододвинула пузатый чайник и толстую чашку с уморительной мордахой книззла на боку. Выложила на блюдо сэндвичи и булочки. Гермиона облокотилась на стол, наблюдая за ловкими движениями пухлых рук. На неё первый раз за много дней снизошло умиротворение. Обхватила горячую чашку обеими ладонями, подмигнула нарисованному книззлу и с наслаждением вдохнула травяной аромат. Вонзила зубы в сочный сэндвич и только тогда поняла, как проголодалась.
— Вы божественно готовите, мадам Розмерта, — смакуя каждый кусочек, похвалила Гермиона. — Как я могла так долго продержаться без вашей стряпни?
Трактирщица со смехом похлопала её по руке:
— На здоровье, милочка. Заходите почаще. Хотя, я слышала, вам теперь не до прогулок. — Она наклонилась ближе и сказала доверительным тоном:
— Проект по перестройке Азкабана одобрен, верно? Очень благородное дело!
— Хорошие вести не лежат на месте, — усмехнулась Гермиона. — Собственно, потому я и здесь. Мне нужно кое о чём посоветоваться с профессором Макгонагалл.
— О! Тогда не буду задерживать вас, миссис Уизли, — понимающе кивнула мадам Розмерта. Она выглядела чрезвычайно довольной. Без сомнения, новая сплетня в подробностях будет пересказываться в трактире всю следующую неделю. Как минимум.
Гермиона отложила салфетку.
— Вы меня просто спасли своим чудесным угощением, мадам Розмерта. Я одолжу у вас метлу?
— Ну конечно, берите, — та махнула рукой. — Мы все тут очень переживали за успех вашего проекта, миссис Уизли. Удачи вам!
— Хорошего вечера.
Гермиона шагнула на улицу. Ночь распахнулась в лицо ветреной чернотой и резким светом фонарей. Терпкий морозный воздух ударил в голову, как хорошее вино. Мечтательная улыбка тронула губы Гермионы. Она подобрала полы мантии, оседлала метлу и заложила лихой вираж. Низкие черепичные крыши остались далеко внизу, вокруг колко замерцали редкие звёзды. Гермиона какое-то время парила в тёмном небе, наслаждаясь редким чувством абсолютной свободы. Холодный ветер трепал полы мантии и, казалось, проветривал душу.
Весь мир лежал перед ней, открытый и доступный. Небывалое чувство власти, особенно яркое во мраке ночи, охватило Гермиону. Ей представилось, что она держит в своих руках множество судеб. Они где-то там, внизу, укрыты темнотой и не подозревают, что она взирает с высоты, решая, каким будет их следующий шаг.
Глубокая синева ночного неба казалась бескрайней. Долгий дрожащий вдох вырвался из груди Гермионы, в висках застучало. Не в силах больше сдерживаться, она сжала метлу коленями и раскрыла руки, словно желая раствориться в порывах ледяного ветра. Губы её приоткрылись, дыхание участилось. Свобода!
С горящими глазами она ринулась вперёд, туда, где на горизонте темнела зубчатая громада Хогвартса.
Тяжёлые башни надвинулись на неё. Гермиона сбавила темп и заскользила с воздушной горки вниз. Безумный порыв утихал, оставив после себя щемящее чувство не то горечи, не то счастья.
Гигантский вестибюль был пуст — конечно, ведь сейчас каникулы. Высокие стрельчатые окна терялись в темноте. Гермиона неспешно двинулась к кабинету директора, одинокие шаги гулким эхом отдавались под тяжёлыми каменными сводами. Положила ладони на перила лестницы, прислушиваясь к ощущениям. Гладкое тёплое дерево словно здоровалось с ней. С глухим стуком лестница повернулась к нужному входу и Гермиона мысленно поблагодарила её, как делала раньше. Ей всегда казалось, что все предметы в школе живые, со своим характером и очень чувствительные. Детские мысли… Глаза защипало. Она моргнула, улыбаясь.
А вот и знакомая горгулья.
— Волдеморт повержен, отныне и навсегда, — прошептала одними губами. Горгулья со скрипом повернулась. Этот пароль они придумали вскоре после битвы. Четверо посвящённых: Гарри, Рон, она и Минерва.
Свободный доступ в святая святых Хогвартса, в любое время дня и ночи…
— Гермиона! — ничуть не постаревшая Макгонагалл уже ожидала её. — Какой сюрприз! Проходи, дорогая, садись. Какими судьбами?
— Ностальгия замучила, — рассмеялась та, оглядываясь. Здесь многое изменилось. Исчезли бесчисленные магические безделушки, возле кресла появился пушистый красный ковёр, а на камине светилось столько защитных чар, что Гермиона с уважением покачала головой. Вот уж куда точно никто не проберётся незамеченным.
Минерва усадила её поближе к огню, придвинула кресло для себя.
— Чаю? Ты ведь на метле летела, наверняка замёрзла.
— Да, пожалуйста, — не стала отказываться Гермиона и спрятала улыбку, вспомнив свой сумасшедший полёт. Что-что, а замёрзнуть она не успела.
Директор щёлкнула пальцами, и на столике появились дымящиеся чашки. Отпила, разрешая чаепитие. Глаза её блестели — она сгорала от любопытства. Гермиона улыбнулась одними глазами, сдувая горячий пар. Поистине, кошачья суть не истребима.
— Я давно хотела с тобой повидаться, — издалека начала Минерва, — как хорошо, что ты зашла. Наслышана о твоём проекте. Мы все тобой очень гордимся здесь, в школе. Старшекурсники на трансфигурации балуются с моделями зданий и замков. Один даже изобразил Азкабан, но я велела снять баллы.
— С какого факультета? — внезапно заинтересовалась Гермиона.
— Со Слизерина, — помрачнела Минерва, но тут же снова улыбнулась. — Они ещё дети. Не понимают, что с такими вещами баловаться нельзя.
— Хорошо хоть, не трансфигурируют кружки в дементоров, — пошутила Гермиона и чуть не подавилась чаем, увидев лицо профессора. Хм, кажется, она оказалась не намного лучше тех детей.
— Безусловно, это радует, — сдержанно ответила Минерва. Помолчав, с видимым усилием вернулась к прежнему приветливому тону:
— Что за тема, право слово. Расскажи лучше, как продвигаются дела?
— Собственно, я пришла к вам за советом, профессор, — тоном прилежной ученицы сказала Гермиона.
Минерва с довольным видом расслабилась. Давать советы она всегда очень любила.
— Для тебя — всё, что угодно, моя дорогая. Что случилось?
— Понимаете, я столкнулась с некоторыми трудностями в работе. Как вы знаете, я разрабатываю специальные зелья по заказам Мунго. Последнее почти готово, но завершить никак не удаётся. Не хватает информации. Я перерыла всю библиотеку Министерства, но ничего путного не нашла.
— Хочешь получить доступ к нашей? Да говори сразу, что в Запретную секцию. Как будто я тебя не знаю! — хитро прищурилась Минерва.
Гермиона смущёно покраснела и опустила глаза, скрывая торжество. Профессор обожала демонстрировать свою проницательность.
— Ничуть не изменилась, всё такая же пожирательница книг! — она погрозила пальцем. — Разве можно отказать для такого дела? Я прямо сейчас подпишу тебе разрешение.
Она поднялась и зашуршала бумагами на столе. Поставила размашистую подпись и заключила с некоторым злорадством:
— Филч упадёт в обморок!
Гермиона хихикнула, принимая листок.
— Благодарю вас, профессор.
Помялась немного, закусила губу.
— Что-то ещё, милочка? — моментально купилась Минерва.
— Вы понимаете… Есть кое-что, всего лишь детское воспоминание, не более того, — отчаянно краснея, пробормотала Гермиона.
— Детская память хранит порой удивительные вещи, мне ли не знать, — поощрила Макгонагалл. Глаза её горели, в лице появилось что-то кошачье.
— Вы, несомненно, правы, — торопливо согласилась Гермиона. — Так вот, мне кажется, что я видела когда-то нужную мне книгу в кабинете профессора зельеварения.
— Вот как… — протянула Минерва несколько более холодно.
Гермиона сжала руки.
— Простите. Это довольно бестактно с моей стороны, знаю. Всего лишь картинка из детства. Вы всегда хорошо понимали такие вещи, и я подумала…
— О чём ты, дорогая? Конечно, я всё понимаю, — тут же оттаяла Минерва. — Ты всегда была такой разумной и аккуратной, что мне кажется, твои детские впечатления заслуживают уважения. Полагаю, ничего не помешает нам посетить кабинет зельеварения.
Глаза Гермионы вспыхнули, и она поспешно опустила ресницы.
— Правда? Профессор, вы меня просто спасёте! — восторженно вскричала она. — Зелья для Мунго — самая важная работа в моей жизни. Они спасают жизней стольких людей, и я просто не переживу, если не смогу выполнить заказ.
— Ну, полно, полно, милочка, — растрогалась Минерва. Покровительственно похлопала её по руке. — Мы можем заглянуть туда хоть сейчас, если ты не слишком торопишься. Там всё равно сейчас никого нет.
— Вы так добры! Я и не смела надеяться на такой подарок, — воскликнула Гермиона, вскакивая.
— Идём. Возьми меня за руку — на камине сильные чары. Кабинет профессора зельеварения!
Их обступила темнота. В ноздри ударил резкий запах старых бумаг и какой-то химии.
— Люмос, — приказала Минерва.
Медленно разгорелся мягкий белёсый свет. У Гермионы на миг перехватило дыхание.
Его кабинет. Книги, книги, и ещё раз книги. Флаконы и коробочки по всем стенам. Всё, как прежде, словно он только что вышел и где-то снимает баллы с гриффиндорцев, до икоты запугивая потенциальных храбрецов пронзительным взглядом и взмахами чёрной мантии.
Всё, как прежде — но не так. Пусто. Сиротливо.
— Гермиона? — ворвался в сознание обеспокоенный голос Макгонагалл.
— Простите, я пытаюсь вспомнить, на какой полке стояла та книга. Кажется, в том углу.
— Ищи, сколько хочешь. Я пока присяду… Что случилось, господин Барон?
Гермиона стремительно обернулась: перед камином парило слизеринское привидение. Поприветствовала как можно вежливее:
— Добрый вечер, господин Барон.
Тот коротко приподнял шляпу. Повернулся к директору:
— Прошу прощения, что прервал вас, но дело не терпит отлагательств. Пивз и Безголовый Ник повздорили с эльфами и все вместе разносят кухню. Я пытался их успокоить, но они слишком разошлись. Требуется ваше присутствие, госпожа директор!
Макгонагалл нахмурилась и встала.
— А… как же я, — простонала Гермиона, указывая на стеллажи.
— Оставайся, моя дорогая. Я только разберусь с этой безобразной склокой и вернусь. Уверена, что могу на тебя положиться.
— Конечно, профессор, — благодарно улыбнулась та.
— Ведите, господин Барон, — велела Минерва и исчезла в камине.
Гермиона вмиг посерьёзнела. Взгляд её стал строгим и сосредоточенным, как недавно у Люциуса. Она уверенно шагнула к узкой полке позади письменного стола — успела приметить её во время речи Барона. Сдвинула флаконы, вытащила стопку книг, даже не взглянув на названия. Нахмурилась: совершенно чистая стена. Что ж, посмотрим. Прижала обе ладони и беззвучно зашептала длинную запутанную формулу, одновременно в сложном ритме надавливая на стену. Пронзительный взгляд чёрных глаз полыхал в душе, не давая права на ошибку.
Гладкая поверхность дрогнула, что-то зашуршало, и открылся узкий тайник. Гермиона бестрепетно запустила внутрь руку и схватила нечто, лежащее внутри. Скользкое и липкое.
Поспешно вытащила ладонь на свет и чуть не вскрикнула: в пальцах извивался толстый студенистый слизняк. С трудом подавила желание отшвырнуть гадость прочь и заметалась по кабинету в поисках какой-нибудь тары. А ведь Снейп предупреждал её подготовить ёмкость заранее! На нижней полке нашлись стеклянные банки с крышками. Гермиона стряхнула слизняка внутрь, содрогаясь от омерзения, и плотно закрутила крышку.
— Профессор, я вас лично придушу, — прошипела она вне себя от ярости. — Как же! «Отважной гриффиндорке не составит труда справиться с такой мелочью!»
Она схватила банку и затолкала в крошечный кошелёк, спрятанный за пазухой. Любимые чары расширения пространства послушно поглотили очередную добычу. Тайник в стене закрылся сам собой.
Придушить! Сначала вытащить из Азкабана, а потом душить. Долго. Со вкусом… Она со стуком начала расставлять по местам книги и флаконы. Руки её тряслись, и флаконы уцелели только чудом.
— Мисс Гермиона изволит гневаться? — насмешливо спросили сзади, и она подпрыгнула, выхватывая палочку.
Кровавый Барон сидел на краешке стола, заложив ногу на ногу. Вид он имел чрезвычайно самодовольный.
— Ах, это вы, господин Барон, — с облегчением выдохнула Гермиона. — Да, как видите. Ваш бывший декан кого угодно доведёт до белого каления.
— Он такой, — гордо кивнул призрак. — Как я понимаю, всё прошло успешно?
— Лучше некуда, — хмыкнула она, покосившись на сумку. — А директор не хватится вас?
Барон легкомысленно отмахнулся.
— Она разнимает Ника с Пивзом и утешает эльфов.
— Как вам удалось? — загорелась Гермиона.
— Легко! — ухмыльнулся он. — Шепнуть пару слов одному, указать на кое-что другому. А когда они все собрались в нужном месте, невидимкой разбить несколько дорогих сердцу эльфов вещичек. И готово! Эти ушастики такие ранимые, — скривился призрак.
— Вы неподражаемы, — восхитилась Гермиона. Пивза она не любила, а вот эльфов было жалко. И Ника тоже. Но что поделаешь? Выбирать не приходится.
Барон вдруг вскочил. Рявкнул, стремительно исчезая:
— Директор сейчас явится, быстро возьмите книгу. Какую вы там якобы искали?
Не раздумывая, она схватила с полки «Справочник по ядам». Мельком покосилась на золотые цифры внизу. Да это редкость! Единственное и очень старинное издание. Интересно, Минерва её не убьёт?
— Гермиона, я вернулась, — камин полыхнул зеленью.
— Всё в порядке?
— Глупейшая ссора. Четверть часа только утешала эльфов. Они решили, что призраки разбили их реликвии. Ужасно ранимые создания! — вздохнула Минерва, и Гермиона с трудом удержала улыбку. Фраза Барона в устах профессора прозвучала очень комично.
— А вы нашли книгу? — спохватилась та.
Гермиона торжественно продемонстрировала ей талмуд по ядам.
— Мне кажется, это она. Если я не ошиблась, мне скоро удастся завершить зелье. В случае неудачи я воспользуюсь вашим разрешением и поищу в Запретной секции.
— Превосходно, — кивнула Макгонагалл. — Уже довольно поздно…
— И мне пора, — подхватила Гермиона. — Я вам так признательна за вашу любезность!
Минерва выглядела усталой и слегка растерянной. Что же такое на самом деле устроил коварный Барон?
Они переместились в кабинет и немного скомканно попрощались. Гермионе было стыдно: профессор всегда была к ней добра, а тут такое некрасивое представление. Но что поделать?
Она вышла в ночь, прижимая к груди книгу в том самом месте, где был спрятан кошелёк. Постояла на ступенях, всматриваясь в густую тьму. Холодный ветер охладил пылающее лицо, дыхание постепенно выровнялось. В конце концов, ничего страшного с Минервой не случилось. Сейчас выпьет успокоительного зелья, почитает пару статей из «Придиры», номер которого она тщательно прячет под документами на столе. И думать забудет про всякие житейские неприятности. Мало ли, что случается в школе!
Гермиона взлетела в ночное небо, на этот раз не спеша. Царивший кругом покой и тишина умиротворили её смятённую душу. Звёзды остро и холодно мерцали в вышине, далёкое зарево над далёким городом подчёркивало окружающий мрак.
Она запрокинула лицо к далёким огонькам над головой и прошептала:
— Вы были правы, профессор. Как и всегда. У меня всё получится.

В прихожей горел свет. Под вешалкой валялись чёрные мужские перчатки, шляпа небрежно болталась на крючке — вот-вот упадёт. Гермиона вскинула брови. Рон расшвыривал вещи по дому только в двух случаях: когда был очень зол или очень счастлив. Интересно, что приключилось сегодня?
Толкнула дверь в свою спальню. Муж сидел на её постели, даже не сняв уличной мантии, и листал пухлый томик в чёрной кожаной обложке. Вскинул голову — глаза его сияли.
— Гермиона! Наконец-то!
— Милый? Ты весь светишься. Выкладывай новости!
Рон отбросил книжку и притянул жену к себе на колени.
— Мистер Малфой приглашает нас с тобой завтра на танцевальный вечер! Будут все крупные партнёры по бизнесу, парочка членов Визенгамота, — разумеется, с жёнами. Они милые и образованные дамы. Уверяю, тебе не придётся скучать.
— Откуда ты знаешь, что они милые? — шутливо ущипнула его за ухо Гермиона.
Он ухмыльнулся и принялся целовать её шею.
Гермиона прикрыла глаза. Вот, значит, как. Люциус. Танцевальный вечер. Завтра. Быстро сработано! В деловой хватке ему не откажешь. Но это означает, что ей предстоит бессонная ночь. Что ж, сама виновата, надо было раньше всё подготовить.
— Ах ты, нахал! — вслух промурлыкала она, целуя мужа в ответ.
— Хочу видеть тебя в открытом платье и с тем колье, которое я тебе подарил в прошлом месяце. Покажем Малфоям, что не только они умеют выглядеть элегантно!
Гермиона поморщилась.
— Платье будет. Но, дорогой, у них уже была возможность в этом убедиться, и неоднократно. Взять хотя бы твои костюмы и деловые мантии — очень представительный вид.
Рон расплылся в самодовольной улыбке и зарылся носом ей в волосы.
— Что бы я без тебя делал, милая…
Он не увидел, как лёгкая тень накрыла лицо Гермионы. Впрочем, она тут же снова улыбнулась и мягко отстранилась:
— Прости, я сегодня ужасно устала. Раздобыла у Минервы справочник по зельям, вот, посмотри. Я позорно задерживаю последний заказ для Мунго.
— О, тогда не буду мешать. Ты моя гениальная жёнушка, — Рон чмокнул её в макушку и поднялся. Взгляд его упал на небрежно брошенную книгу.
— Послушай, когда мы только поженились, у тебя в комнате были горы макулатуры! А сейчас всего лишь одна книжонка. Сколько мы тут живём, она всё лежит у тебя на тумбочке. Вон, даже дерево под ней выцвело. Никак не прочитаешь, а? Определённо, замужество тебе на пользу, дорогая, — довольный своей шуткой, Рон подмигнул и закрыл за собой дверь.
Медленно, как во сне, Гермиона повела палочкой, — замок сухо щёлкнул. Заперто.
Перед глазами встал кабинет зельеварения — заставленные книгами стеллажи от пола до потолка. В голове зазвучал саркастический голос:
— А самые главные драгоценности — книги — я запер тёмным заклинанием. Если мой преемник вздумает вскрывать тайник, ему не поздоровится.
Разные точки зрения, да…
Она бережно погладила мягкую обложку, обвела пальцем тиснёные серебром буквы: Гёте, «Фауст».
Мефистофель. Умный, беспринципный, изворотливый.
Чёрноглазый.
Гермиона наугад открыла одну из закладок, вчиталась в подчёркнутые строки. С затаённой улыбкой откинулась на подушки и отдалась воспоминаниям.
Большой зал Хогвартса, Амбридж перебивает Дамблдора и заводит пространную речь ни о чём. Снейп мрачно взирает на неё с непроницаемым видом. Гермионе кажется, что она видит в его глазах огненные буквы:
«Глупцы довольствуются тем,
Что видят смысл в каждом слове».
Амбридж приходит с проверкой на его урок. Он кривит губы, сдерживая язвительное замечание:
«Затем, что лишь на то, чтоб с громом провалиться,
Годна вся эта дрянь, что на земле живет.
Не лучше ль было б им уж вовсе не родиться».
Гермиона улыбается шире. Страницы шелестят, знакомые строчки оживают и обретают голос. Низкий, ироничный, с отменной дикцией.
Следующая картинка: Снейп слушает приветственную речь Дамблодора и вертит в длинных нервных пальцах вилку. Тяжёлые веки презрительно прикрыты:
«Бессодержательную речь
Всегда легко в слова облечь».
А вот её любимое! Знаменитый взгляд Снейпа. Взгляд с большой буквы. Проницательный, острый, всезнающий. Он выворачивает душу на изнанку, добирается до самых потаённых её уголков.
Взгляд того, кто знает всё. Видел всё. Испытал всё, и даже больше, чем может вынести обычный человек.
Но стоит приглядеться — и в самой глубине можно прочесть: «Я не всеведущ, я лишь искушен».
Гермиона судорожно всхлипнула и захлопнула книгу.
Это невозможно вынести. Воспоминания обжигают душу — в них слишком много красок. Жизни. Боли.
Она непослушными пальцами спрятала книгу под подушку и легла, не раздеваясь, прямо на покрывало. Подтянула колени к груди, свернулась в комочек.
Именно из «Фауста» она когда-то почерпнула главный урок.
Если полюбила гения — изволь соответствовать. Гретхен сама виновата в своих бедах.
Птицам высокого полёта неинтересны курицы.
Гермиона пошарила за пазухой и вытащила кошелёк. Мысль о спрятанном там «ингридиенте» заставила её передёрнуться от омерзения. Сцепив зубы, пихнула его в тумбочку. Завтра надо будет заняться. Она же не курица? Она «отважная гриффиндорка», чтоб этому профессору икалось! В конце концов, она повидала и потрогала достаточно всяких отвратительных вещей, занимаясь экспериментами.
Нет, зелья — завтра. Сейчас у неё есть целая ночь, чтобы подготовиться к завтрашнему приёму у Малфоев.
Гермиона скинула выходную мантию, подвязала лёгкий кашемировый халат и аппарировала в кабинет.
В широкие окна глядела ночь. Металлические крыши тускло мерцали, над ними парили отсветы уличных фонарей. Высота. Свобода. Темнота…


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Суббота, 05.11.2016, 00:51
 
ЭсмеральдаДата: Суббота, 05.11.2016, 00:50 | Сообщение # 37
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
великолепно! 12wow

 
loa81Дата: Суббота, 05.11.2016, 10:02 | Сообщение # 38
Третьекурсник
Статус: Offline
Только хотела написать, что Гермиона черезчур умная: и зелья придумывает и архитектор не из последних и на метле носится и интриги плетет. А тут фраза, что гению надо соответствовать, и возразить нечего. Спасибо за такой обоснуй
 
AgniaДата: Суббота, 05.11.2016, 15:40 | Сообщение # 39
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 6. В которой Гермиона ошибается

Гермиона громко чихнула и стянула перчатки. Над котлом поднимался мутно-жёлтый пар. Запах стоял омерзительный. Но в этом был свой плюс: отвратительный ингредиент из кабинета зельеварения был наконец-то пущен в расход. Она аккуратно расставила на лабораторном столе четыре прозрачных колбы и включила вытяжку. А что прикажете делать, если в подвале нет окон? Помещение наполнилось гудением, воздух постепенно посвежел.
На циферблате настольных часов мигала оранжевая надпись: «До приёма у Малфоев осталось полтора часа».
Что ж, она как раз успеет смыть с себя неприятный запах и одеться подобающим образом. А к утру зелье настоится, и можно будет закупорить его по колбам. И убрать в холодильник до того момента, как удастся добыть новые компоненты.
Гермиона выключила вентиляцию и переместилась к себе. Долго стояла под душем, смывая въевшиеся в кожу лабораторные испарения. С наслаждением нанесла на влажную кожу любимые духи с терпким запахом шиповника. Завернулась в полотенце и потянулась — мягкая махровая ткань ласкала кожу.
Итак, вечерний наряд. Извлекла из гардеробной открытое, в пол, платье насыщенного изумрудного оттенка. Оно облегало фигуру, как перчатка, а от коленей расходилось пышными воланами. Гермиона присела за трюмо и минуту разглядывала своё отражение. Пожалуй, волосы стоит приподнять и украсить ниткой жемчуга — его тёплый блеск замечательно оттеняет золотистые искры в её волосах. Из украшений — единственное кольцо с крупным изумрудом, подарок Рона ко дню рождения, длинные золотые серьги и то самое ожерелье. Две нитки розоватого жемчуга сходились в ложбинке груди, поддерживая крупную жемчужину.
Превосходно. Выбрала кремовые, в тон ожерелья, туфли и перекрасила клатч в такой же цвет. Палочку пришлось убрать в него — конечно, не очень удобно и доставать долго, но она же идёт на светский раут, а не в трущобы Лютного переулка.
— Милый, я готова, — оповестила Гремиона, переместившись вниз.
— Ты моя королева, — восхитился Рон. Он остановился на верхней ступеньке лестницы и разглядывал её, склонив голову набок.
Строгий чёрный фрак, пошитый на заказ, сидел на широких плечах как влитой. Рыжие волосы аккуратно приглажены. Казалось, что они не вызывающе-рыжие, а благородного медного оттенка.
Рон не торопясь спустился, не отрывая взгляда от жены. Нежно провёл кончиками пальцев по обнажённой коже и набросил ей на плечи плащ. Гермиона нежно улыбнулась в ответ, поправила щегольскую бабочку — чёрную с искрами. Отряхнула невидимые пылинки с плаща, последний раз погляделась в зеркало, и они аппарировали ко входу Малфой-мэнора.
Эльф в белоснежной крахмальной тоге распахнул дверь:
— Мистер и миссис Уизли!
Гермиона невесомо положила пальчики на рукав мужа, и они под руку вступили в ярко освещённый холл. Другой домовик принял у неё плащ и жестом пригласил проходить.
Рон замедлил шаг и выпрямился ещё больше. На ступенях широкой мраморной лестницы их ожидали хозяева дома.
Гермиона почувствовала, как по телу пробежали невольные мурашки: если Рон был хорош, то Люциус — ослепителен. Ухоженные белые волосы мягкими волнами обрамляли гладко выбритое лицо. Он доброжелательно улыбался, однако высокие дуги бровей придавали его улыбке ироничный оттенок. Создавалось впечатление, что в душе все эти гости чрезвычайно забавляли его. Длинные унизанные кольцами пальцы сжимали неизменную трость.
— Мистер Уизли! — он протянул свободную руку Рону. Поцеловал воздух над пальчиками Гермионы — она успела заметить мимолётную усмешку, скользнувшую по его губам при виде перстня с изумрудом.
Выпрямляясь, он взглянул ей в глаза, и она удивлённо моргнула. Ей показалось, что в его взгляде мелькнуло смятение и что-то ещё неуловимое — тёмное, отчаянное. Но уже через мгновение в нём не осталось ничего, кроме прежней дружелюбной иронии. Наверное, просто игра света.
— И прекрасная миссис Уизли. Мы очень рады, что вы смогли прийти!
— Надеемся, вам понравится вечер, — добавила Нарцисса с сердечной улыбкой. Она казалась очень хрупкой и изящной в переливчатом чёрное платье. Единственное украшение — гагатовые серьги — придавало её облику особую элегантность.
— Мы очень благодарны вам за приглашение, — искренне ответила за двоих Гермиона, и они двинулись вверх по лестнице, к распахнутым дверям бального зала. Оттуда слышался весёлый шум голосов и негромкая музыка оркестра.
Следующий час она улыбалась, раскланивалась и говорила любезности. Рон представил её паре новых знакомых, заместитель министра тут же завёл речь о проекте перестройки Азкабана. Гермионе с большим трудом удалось, наконец, отделаться от мужчин и присоединиться к группе дам, щебетавших на диванчиках вдоль стен. Привычно поддерживая беседу, вставляла ничего не значащие фразы и украдкой бросала вокруг внимательные взгляды. Она недоумевала: почему не видно Драко?
Оркестр неожиданно затих. На сцену поднялся Люциус — похлопал в ладоши, привлекая внимание. Он ослепительно улыбался.
— Дорогие гости. Я безмерно счастлив видеть вас здесь сегодня. Позвольте преподнести небольшой подарок в знак моей признательности и как пожелание добра вам и вашим близким.
Гости подтянулись ближе, с любопытством перешёптываясь.
Музыканты разошлись в стороны, Люциус взмахнул палочкой, и из пола поднялся белоснежный рояль.
Изящно поклонился — светлые локоны заслонили лицо. Выпрямился, высоко поднимая подбородок, откинул волосы резким вначале и каким-то тягучим, томным даже в конце движением.
Сел на низкий белый табурет — черные полы фрака взметнулись. Тщательно оправил пышные манжеты, занёс руки над клавиатурой…
Гермиона осознала, что всё это время задерживала дыхание. Судя по гробовой тишине в зале — не она одна.
Люциус запрокинул голову, прикрыл глаза — и заиграл.
Судорожный вздох прошелестел по залу. Глубокие и мощные, как океан, звуки наполнили зал. Люстры стали стремительно гаснуть, всё погрузилось во мрак. Сцена налилась зеленовато-голубым, как северное сияние, мерцанием. Оно вздымалось и опадало в такт музыке. Звуки, то призрачные, как лунный свет, то могучие, как штормовой ветер, метались по залу.
Люциус овладевал инструментом мощно, властно.
Губы его приоткрылись, ресницы трепетали. Тонкие пальцы стремительно летали над клавишами в пене белоснежных кружев.
Никто не шевелился. Гости застыли, словно изваяния, не отрывая глаз от артиста.
Гермиона дрожала. Она изо всех сил сжимала сумочку, чтобы скрыть эту дрожь, но безуспешно. Отрывочные образы крутились в её голове, как обезумевшие осенние листья. Музыка разбудила что-то, неподвластное разуму, что-то потаённое, дикое. Калейдоскоп картин и эмоций, не связанных никакой логикой, будоражил душу.
Но один образ, навязчивый и яркий, вспыхивал всё чаще: бледное измождённое лицо в обрамлении чёрных спутанных волос, прокушенные до крови губы, яркая полоска белков закатившихся глаз.
И желание, безумное, всепоглощающее, как жажда — оживить это лицо, вывести из этого состояния, спасти любой ценой.
Любой.
Финальный аккорд взметнулся к высоким сводам, неумолимый, как приливная волна, и вдруг схлынул, рассыпавшись множеством переливчатых нот.
Наступила тишина. Гости по-прежнему не шевелились, кругом слышалось только взволнованное дыхание. По лицам пробегали тени. Кто-то улыбался, зажмурившись, у кого-то на щеках блестели дорожки слёз.
Гермиона, широко распахнув глаза, смотрела на Люциуса. Тот сидел, уронив руки на колени и низко опустив голову. Казалось, последние силы покинули его.
Сияние вокруг сцены постепенно гасло, пока зал не погрузился в полную темноту. Несколько минут ничего не происходило, затем послышались шорохи, осторожное покашливание. Гермиона быстро достала палочку и прошептала бытовое заклинание, чтобы привести себя в порядок. И едва успела спрятать её обратно, как вспыхнул свет. Все люстры засияли разом. Ожившие и похорошевшие гости зашевелились и заговорили.
Люциус поднял голову. В серых глазах застыло странное выражение, и сердце Гермионы сжалось от непонятного предчувствия. Но в следующий миг он поднялся, светло улыбнулся — и поклонился.
Зал взорвался аплодисментами. Люди били в ладоши и тоже улыбались, улыбались по-настоящему искренне и тепло. Люциус, сияя, кланялся на бис и посылал воздушные поцелуи жене. Он лучился удовольствием, как ни в чём ни бывало.
Аплодисменты стихли, только когда он спустился со сцены. Рояль медленно скрылся под полом, вновь заиграл оркестр.
Гермиона, ничего не видя пред собой, отошла к окну. Слепо взяла с подноса одного из эльфов какой-то напиток — ледяное шампанское обожгло горло. Шагнула за портьеру, сделала новый глоток, поставила бокал на подоконник. Из высокого окна на неё глядела ночь. Ночь — время, когда тайные желания становятся явными, когда спадают все покровы, когда безжалостная правда сжимает горло.
Гермиона поняла, что сотворил Люциус.
Его музыка была магией. Магией истины. Она смела всю шелуху, все сомнения, и обнажила суть — то, чего каждый человек на самом деле желал больше всего.
И теперь она точно знала, чего хочет.
Ничто больше не помешает ей. Не задержит. Не заставит отступить.
Гермиона внимательно всмотрелась в своё отражение в тёмном стекле. Она — умница. У неё всё получится.
Затаённый страх шевельнулся в душе: а что, если она слишком самонадеянна? Что, если кое-что — например, достать следующий ингредиент — окажется ей не по силам? Профессор предупреждал, что это будет самым сложным пунктом плана.
Гермиона упрямо мотнула головой, отметая все тревоги. Она должна справиться. На кону жизнь человека, у которого этой жизни никогда не было. И сейчас нет.
Светски улыбаясь, Гермиона подхватила бокал и уверенной походкой покинула своё убежище.
— Я тебя везде ищу, дорогая, — обнял её за талию Рон. — Начинаются танцы. Идём?
Она выкинула из головы все мысли и отдалась танцу. Просто кружилась в объятиях музыки, сначала с Роном, потом какими-то мужчинами разного роста и внешности, но с одинаково цепким взглядом опытных дельцов.
А потом сзади раздался бархатный голос:
— Миссис Уизли, вы сегодня так очаровательны, что я просто не могу устоять. Позвольте пригласить вас на следующий танец?
Сердце почему-то сжалось и учащённо забилось. Гермиона незаметно перевела дыхание и с улыбкой кивнула. Рука Люциуса уверенно легла ей на талию, твёрдая и горячая. Он властно вовлёк её в круг танцующих, двигаясь сильно и легко. Она невольно расслабилась и даже прикрыла ресницы, полностью доверяясь своему партнёру.
— Я вижу, вы давно не танцевали с по-настоящему чутким кавалером, миссис Уизли, — протянул Люциус, и Гермиона подняла глаза. Дыхание сбилось: он смотрел на неё сверху вниз, на губах играла фирменная малфоевская усмешка, но серые глаза вновь потемнели от какой-то тщательно скрываемой боли.
— Мистер Малфой, вы ничего не хотите мне сказать? — подчиняясь внутреннему порыву, прошептала Гермиона. Во что она сейчас ввязывается? Это же Малфой. Коварный, беспринципный, опытнее её во много раз… Но его взгляд!
— Вы очень внимательны, миссис Уизли. Да, хочу, потому и пригласил вас на танец. Мне нужна ваша помощь — понимаю, что это чересчур дерзко с моей стороны, я и так ваш должник. Но, видно, такова судьба.
— Я готова помочь, мистер Малфой, — ответила Гермиона. Чувство, что она только что покорно шагнула в приготовленную ловушку, усилилось.
Его пальцы чуть крепче сдавили её руку. Во взгляде мелькнуло облегчение. Он что, и правда, боялся отказа?
— Видит Мерлин, я невероятно вам признателен, миссис Уизли. После того, как все разойдутся по комнатам, за вами придёт эльф.
— Но… — начала она. Люциус прервал её:
— Я всё устрою. Вы же не против воспользоваться моим гостеприимством на эту ночь? Уже довольно поздно.
— Нет, конечно, — поспешила согласиться Гермиона и услышала, как дверца мышеловки с лязгом захлопнулась за её спиной.
Светская улыбка Люциуса на миг превратилась в хищный оскал.
— Благодарю за танец, миссис Уизли. Мистер Уизли, ваша жена танцует просто превосходно!
Рон учтиво поклонился, но Гермиона заметила, как отвердели его скулы. Ревнует, бедняжка.
Музыка стихла.
— Господа! — разнёсся по залу усиленный сонорусом голос Люциуса. — Я приглашаю всех вас на деловой завтрак завтра к десяти утра. Уважаемые дамы, буду счастлив, если вы составите компанию моей жене в это же время, а сейчас для вас наверху уже приготовлены комнаты. Желаю вам приятно провести остаток вечера. А сейчас прошу меня простить — я вынужден покинуть вас.
Гости согласно загудели. Рон обернулся к ней с довольной улыбкой:
— Хитрый Малфой, решил убить двух зайцев. Что ж, посмотрим на здешние знаменитые ванные комнаты — говорят, это нечто фантастическое.
Гермиона кивнула.
— Честно говоря, милый, я очень устала и с удовольствием поднялась бы наверх.
Рон оглянулся — некоторые дамы уже прощались. Рядом возник эльф — какой-то очень маленький и особенно сморщенный.
— Конечно, моя дорогая. Я останусь тут допоздна — партнёры захотят обсудить кое-что перед завтраком.
— Удачи, милый, — шепнула Гермиона и взялась за руку эльфа.
Рывок — и она очутилась в небольшой тихой комнате. Уютно потрескивал камин, приглушённый розоватый свет лился из торшера в углу, пахло розами и шиповником. Откуда Малфои узнали её любимый аромат? Гермиона была уверена, что в комнате каждой гостьи пахнет её любимыми цветами. Интересно, что приготовлено для их мужей?
— Миссис Уизли, — проскрипел домовик. — Хозяин просил перенести вас к нему, как только вы будете готовы.
— Дай мне пять минут, любезный, — откликнулась Гермиона. Поспешно избавилась от дорогих украшений и неудобных туфель. Сунула ноги в приготовленные полуботинки на невысоком каблуке, встряхнула расстеленное на кровати одеяние: это оказался не халат, а длинное домашнее платье, мягкое, с широкой юбкой и наглухо закрытое. Чёрное. Пожав плечами, застегнула молнию на боку и усмехнулась — платье сидело, как влитое. Ох уж эти Малфои! Спрятала в рукав палочку.
— Я готова, милейший, — домовик кивнул и цапнул её за руку.
Новый рывок — и эльф исчез, а она оказалась в библиотеке. Той самой. Дыхание перехватило.
— Не пугайтесь, миссис Уизли, — раздался сзади мягкий голос. — Присаживайтесь, я всё объясню.
— Будьте так любезны, мистер Малфой, — сглотнув, ответила она и не глядя опустилась в заботливо подвинутое кресло. Перед тем самым камином, по-прежнему пыльным и заброшенным. Полустёршийся герб Малфоев над ним почему-то слегка почернел. Он же не был таким, когда она видела его в прошлый раз?
Люциус опустился рядом. Он успел сменить одежду, и теперь кутался в простую серую мантию.
— Мы не смогли восстановить здесь защиту полностью, миссис Уизли, — голос его звучал глухо и словно бы через силу.
— Мы?
— Я, Драко и Цисса. Нам не удалось. Он снова оказался хитрее.
— Кто? — бледнея, спросила Гермиона.
— Тёмный лорд, кто же ещё, — процедил Люциус. В полумраке библиотеки его лицо казалось постаревшим, роскошные волосы потеряли свой блеск.
— Как! — ахнула Гермиона, с силой вцепившись в подлокотники. В голове замелькали тысячи предположений, одно другого страшнее.
— Нет, он, по счастью, мертвее всех мёртвых, — дёрнул уголком рта Люциус, — но оставил нам парочку весьма неприятных сюрпризов. Как оказалось.
Паника слегка улеглась.
— Когда успел? И какие именно? — уже спокойнее спросила Гермиона.
Люциус помрачнел.
— Как вам известно, он довольно долгое время… гостил у нас, если это можно так назвать. И, разумеется, бесцеремонно рылся везде, где хотел. В библиотеке особенно.
— Как-то вы не выглядите счастливым оказанной вам тогда честью, — пробормотала она и тут же пожалела о своих словах.
Лицо Люциуса исказила гримаса такой ярости, что Гермиона шарахнулась прочь и больно ударилась плечом о невесть откуда взявшийся острый выступ шкафа.
— Великая честь — превратиться в бесправного домовика в собственном доме, — прошипел Малфой. — Неземное счастье — видеть, как толпы всякого сброда плюют на фамильные портреты, напиваются в гостиных и разбивают бутылки об антиквариат стоимостью в тысячи галеонов! А особенно приятно лишиться палочки и оказаться неспособным даже защитить жену и сына от толпы безумцев с садистскими наклонностями!
Гермиона с расширенными глазами слушала эту тираду. Руки Люциуса тряслись, волосы растрепались, он тяжело дышал.
— Простите, — сквозь зубы проговорил он. — Просто, знаете, после того, что случилось сегодня ночью, очень трудно держать себя в руках.
— Что произошло, мистер Малфой? — как можно мягче спросила Геримона.
Кадык его судорожно дёрнулся.
— Драко пропал.
Гермиона похолодела. Люциус подался вперёд и с ненавистью выговорил, выплевывая каждое слово:
— Проклятый Лорд превратил камин в ловушку, настроенную на нашу кровь. Мы обнаружили это в последний момент. Я чуть не угодил туда, но Драко успел отшвырнуть меня. А сам исчез. Отследить невозможно.
— Аврорат? — быстро спросила Геримона.
Малфой скривился, как от зубной боли.
— Сборище жалких недоучек. Провели здесь полдня и ничего не смогли сделать. «Неопределяемый портключ, очень сильная тёмная магия», — ядовито передразнил он. — Так бы и сказали, что никогда не имели дела с тёмными искусствами!
— Никто из моего поколения не имел с ними дела, — вздохнула Гермиона, — нам как-то было… не до того.
Люциус бросил на неё быстрый взгляд:
— А жаль. Впрочем, Драко как раз изучал их. Некоторое время. Когда Северус был не слишком занят.
— Северус… — эхом откликнулась Гермиона. — Погодите, вы ведь наверняка чувствуете родственную кровь? Драко жив, так?
— Да, — не стал отпираться Люциус, — он жив, но слабеет. Я ощущаю это, словно… — он задумался. — Как будто порезал себе вены и теперь наблюдаю, как кровь покидает моё тело, медленно, но безостановочно.
Гермиона содрогнулась.
— Что вы хотите от меня, мистер Малфой?
— Не знаю, — хрипло ответил он и закрыл лицо руками. — Не знаю, миссис Уизли. Мне больше не к кому обратиться. А вы семь лет вытаскивали своих бестолковых друзей изо всех передряг. Да не удивляйтесь вы так. В школе учился мой сын — я обязан был знать всё, что там происходит. Во избежание, так сказать…
— Боюсь, вы несколько переоцениваете мои способности, — покачала головой Гермиона. Ей было непривычно и очень грустно видеть такого Люциуса — сломленного, постаревшего, растерянного.
— Вы же как-то проникли в этот камин и ушли целой и невредимой, — не отнимая рук от лица, проговорил он. — Может быть, у вас есть какой-то артефакт… если привязать его к моей крови, то можно попасть туда, где сейчас Драко, и вернуться обратно вместе с ним.
Гермиона оторопела.
Манипулятор. Хитрый, наглый, не перед чем не останавливающийся… Впрочем, нет. Просто человек, который хочет спасти сына любой ценой.
Любой.
Видение прокушенных бескровных губ и закатившихся чёрных глаз заслонило сознание.
— Мерлин бы вас побрал вместе с вашей музыкой, — пробормотала она, впервые машинально помянув великого волшебника.
Глаза Люциуса сверкнули из-под сомкнутых пальцев. Гермиона задохнулась. Он всё рассчитал! Он сделал это специально, там, в зале. Как же, «подарок для дорогих гостей». Скользкий змей!
Гнев ослепил её. Не осознавая, что делает, она со всего размаха залепила Малфою пощёчину. Пальцы обожгло болью.
Люциус выпрямился, отняв руки от лица. На бледной щеке наливался красным чёткий отпечаток её ладони.
К её изумлению, Малфой совершенно не разозлился. Напротив, на лице отразилось нечто вроде облегчения.
— Если решите запустить в меня круцио, я не буду сопротивляться, миссис Уизли, — тихо сказал он. — Я — именно то, что вы обо мне сейчас подумали, и заслужил подобное. Но действуйте быстрее — время уходит.
Гермиона поморщилась.
— Прекратите. Если я помогу вам — что получу взамен? — поинтересовалась она, чувствуя себя крайне неуютно. Вопрос жизни и смерти никогда не был для неё предметом торга. Но здесь приходилось играть по чужим правилам. Если хочешь выжить.
Люциус ожидаемо не удивился.
— Я уже должен вам услугу. Предлагаю вторую — всё, что угодно. Кроме того, что может прямо или косвенно навредить моей семье, — быстро добавил он.
— Не годится, — нахмурилась Гермиона. — Вы подгоните под эту формулировку любое желание. Мистер Малфой, или вы выполняете две абсолютно любых моих просьбы — или я умываю руки.
Как же противно! Тошнотворное отвращение к самой себе подступило к горлу.
Но Люциус ничего не заметил — он закрыл глаза. Глубокие морщины прорезали высокий лоб, губы сложились в горькую гримасу.
— Миссис Уизли. Моя семья — единственное, что имеет для меня настоящую ценность в этом мире. Как бы не казалось со стороны. Я не в праве ни о чём просить, знаю... Но я вас умоляю, заклинаю вас — не требуйте ничего, что причинит им вред. — Его зажмуренные веки дрожали, голос звучал глухо и страстно. — Сделайте со мной, что угодно, — я даю слово подчиниться. Но не с ними. Не с Циссой и Драко. Прошу вас, — он вдруг скользнул на пол и оказался на коленях перед её креслом. Спутанные и какие-то серые сейчас пряди упали ему на лицо.
От неожиданности Гермиона онемела и только хватала воздух ртом. Но он, видимо, принял молчание за колебания. Не поднимая головы, сжал её лежащие на подлокотниках пальцы. Его руки слегка дрожали и были холодны, как лёд.
— Спасите Драко, миссис Уизли. Я знаю, что вы не забыли прошлое, — и отдаю себя в ваши руки. Только пощадите мою семью, — голос его дрогнул и сорвался.
Неяркое сияние разлилось между ними — магия засвидетельствовала его слова.
Гермиону словно окатили ледяной водой. К горлу подступила тошнота. Видеть этого сильного, гордого человека в таком унизительном положении было невыносимо. Она выдралась из его пальцев, — только затем, чтобы обхватить холодные руки своими ладонями. Резко дёрнула, заставляя подняться, но он упорно смотрел в пол.
— Мистер Малфой! Не стоит всех судить по себе. Прошлое осталось в прошлом, и у меня и в мыслях нет мстить вам, а тем более, таким бесчестным и жестоким способом. Посмотрите мне в глаза! — не выдержала она.
Люциус вскинул голову, и Гермиона задохнулась — столько яростной надежды было в его взгляде. Она наклонилась к нему совсем близко и прошептала:
— Я постараюсь помочь вам. Не уверена, что у меня получится, но я сделаю всё возможное. И встаньте, наконец! Мне совершенно не хочется, чтобы вы потом возненавидели меня так же, как и Тёмного лорда, — за унижение.
Люциус неожиданно улыбнулся. Лицо его моментально посветлело: морщины разгладились, в потухших глазах появился блеск. Он легко пересел обратно в кресло и откинулся на спинку. Улыбка его стала безмятежной.
Гермиона только головой покачала, наблюдая столь резкую перемену настроения. Нет, ей никогда до конца не понять этого человека.
— Благодарю вас, миссис Уизли, — почти весело произнёс он. — Знаете, после всего пережитого оказаться в чьей-либо власти не особенно пугает меня. А ненависть — слишком серьёзное чувство, чтобы возникнуть из-за такой мелочи. Артефакт при вас?
— Вот он, — с уважением сказала Гермиона, стаскивая с палочки толстое серебряное кольцо. — Не сжимайте!
— Хорошо, — кивнул Люциус и бережно положил его на ладонь. Прищурился:
— Переносной камин, верно? Я только слышал о таких. Вы полны сюрпризов, мисс Грейнджер.
— Что? — побледнела она.
— Простите, неудачная шутка, — вскинул ладони он. — Дайте мне минуту, я зачарую его на своей крови.
Гермиона только молча кивнула. Невозможный Малфой, кажется, решил сегодня доконать её. Шутка, как бы ни так! Да он сразу понял, зачем ей эта игрушка. И красиво намекнул, что ему тоже есть чем её шантажировать в случае чего. Кстати, и значение артефакта распознал с первого взгляда. Интересно, когда-нибудь она достигнет такого уровня?
— Готово, — вывел её из задумчивости Люциус. Он протягивал ей тёмное от крови кольцо. — Сейчас впитается.
— Нужно ждать?
— Не обязательно.
— Хорошо, — Гермиона поднялась, помолчала минуту, составляя мысленное послание, и взмахнула палочкой:
— Эспекто патронум!
Серебристая выдра скользнула над головой Малфоя и исчезла между стеллажами.
— Разумно, миссис Уизли, — кивнул тот. Она ожидала вопроса, к кому ускакал патронус, но его не последовало. Пожала плечами:
— На случай, если я не вернусь — разыщите мою сову и привяжите к её лапе цветок анемона. Она знает, куда лететь.
Люциус посерьёзнел:
— Сделаю. — И добавил дрогнувшим голосом:
— Я… надеюсь, вы вернётесь, миссис Уизли. И не одна.
Гермиона спрятала палочку в рукав, шагнула в камин и сжала кольцо. Грубый рывок лишил её дыхания, мир померк перед глазами. Последнее, что она почувствовала — сильный удар о землю и чей-то торжествующий хохот. Сознание погасло.


"Софистика, пастор, софистика" ©Штирлиц

Сообщение отредактировал Agnia - Воскресенье, 06.11.2016, 15:16
 
loa81Дата: Суббота, 05.11.2016, 20:00 | Сообщение # 40
Третьекурсник
Статус: Offline
Вот это поворот!!! Автор, Вы прелесть!!! Спасибо за эту главу. Следующая видимо покажет, врал Люциус или нет. Ну и как "с этим справится наш герой"
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Первая помощь и её последствия", автор Agnia, СС/ГГ, PG, (General, макси, в работе.)
Страница 2 из 8«123478»
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Заявки на открытие тем на форуме &...
2. "Гость под Рождество", а...
3. "Нумерологическая омела"...
4. "Язык нумерологии как иностра...
5. "Торжественный обмен кексами&...
6. Поиск фанфиков ч.3
7. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
8. "Северный ветер тучи разгонит...
9. "Неожиданное объявление"...
10. "Отец героя", автор Olia...
11. "Зубной фей", Elvigun, С...
12. "Первая помощь и её последств...
13. "Эффект птеродактиля", а...
14. "Трихофилия", перевод ew...
15. "Десять причин, по которым я ...
16. "Кого обнять?", перевод ...
17. "Там, на краю земли…" ав...
18. Marisa_Delore
19. "Противостояние", автор ...
20. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
1. Jamessaupt[20.01.2017]
2. Anthonytouch[20.01.2017]
3. GalenRib[19.01.2017]
4. Nedorazymenie[19.01.2017]
5. KaterinaAki[19.01.2017]
6. Rcetunhat[19.01.2017]
7. JosephUhwifetecyxuvy[19.01.2017]
8. WebPilotnob[19.01.2017]
9. Shacok[19.01.2017]
10. JamesPaush[19.01.2017]
11. JamesGyzlyuvy[19.01.2017]
12. Bobbythile[19.01.2017]
13. Eerfdegymn[19.01.2017]
14. WilfredDog[19.01.2017]
15. GorgertDot[19.01.2017]
16. RobertDot[19.01.2017]
17. MarioSef[19.01.2017]
18. Kennethzew[18.01.2017]
19. Wetsvcl[18.01.2017]
20. Jarredrok[18.01.2017]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  ailary, just_aquarius, wind_dragon, soul777
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2017
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz