Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]



Страница 1 из 11
Модератор форума: TheFirst, olala, млава39 
Форум Тайн Темных Подземелий » Тайная библиотека подземелий » Ориджиналы и иные фандомы » "Разделенная", автор Dea siderea, PG-13, Шляпник/Алиса (Drama/Fluff, миди, закончен)
"Разделенная", автор Dea siderea, PG-13, Шляпник/Алиса
ПолыньДата: Четверг, 14.07.2016, 20:43 | Сообщение # 1
атипичная вейла
Статус: Offline
Комментарии к фанфику архива "Разделенная", автор Dea siderea, PG-13, Шляпник/Алиса, Drama/Fluff, миди, закончен

Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
ПолыньДата: Четверг, 14.07.2016, 20:43 | Сообщение # 2
атипичная вейла
Статус: Offline
Название: Разделённая
Фандом: "Алиса в Стране Чудес" (2010), "Алиса в Зазеркалье" (2016)
Автор: Dea siderea
Бета: Rina Prince
Пейринг: Шляпник/Алиса
Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama/Fluff
Дисклаймер: права принадлежат Л. Кэрролу, Т. Бёртону и Дисней
Саммари: если ты находишься в волшебной стране, диссонанс разума и чувств, долга и желаний может обернуться раздвоением личности — буквально.
Комментарии: идея почерпнута из серии «Torn» сериала «Легенда об Искателе».
Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: адекватное


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
Dea_sidereaДата: Четверг, 14.07.2016, 21:14 | Сообщение # 3
Ночная богиня
Статус: Offline
Нельзя же быть в двух местах сразу!
Г. Грейнджер


Пролог


В замке Времени царило оживление и веселье. Алиса стояла в сторонке, наблюдая, как Мирана и Ирацебета разговаривают и тепло улыбаются друг другу, как Труляля и Траляля крепко держатся за руки, как Шляпник, стоя в окружении своей семьи, что-то сбивчиво говорит им всем сразу и каждому в отдельности, как Хайтопп-старший порывисто обнимает сына. Она была рада, что помогла семьям воссоединиться, была счастлива за всех своих друзей, но при этом чувствовала себя бесконечно одинокой. Вдруг отчаянно захотелось к маме, помириться с ней, попросить прощения, сказать, как она важна для неё и как она её любит…
Алиса бросила взгляд на большое зеркало и увидела, как его поверхность слегка пошла рябью, словно призывая не медлить с возвращением домой.
«Домой? — подумала она. — А где теперь мой дом?»
Дом там, где сердце, а сердце Алисы разрывалось: в Наземье её звали любовь к матери и чувство долга, страстное желание снова отправиться навстречу морским приключениям на «Чуде», но и в Андерлэнде тоже хотелось остаться, ведь только в этом сумасшедшем мире её понимали, только здесь можно было хоть каждый день совершать по шесть безумных чудес до завтрака, а не просто верить в них, только здесь у неё были друзья, которых так не хотелось оставлять…
Она почувствовала, как глаза защипало от слёз, и в этот момент её окликнули:
— Алиса!
Шляпник чуть ли не бежал к ней, и она не раздумывая бросилась ему навстречу.
— О, Алиса, — с чувством выдохнул Террант, беря её за руки, — тебя надо непременно познакомить с моими родными! Ведь ты как-никак их спасительница. Как же нам будет весело всем вместе!
Алиса улыбнулась ему и, заметив боковым зрением мерцание, обернулась к манящему зеркалу.
Шляпник всё понял. Выражение его лица и глаз изменилось, а из голоса исчезли радостные интонации.
— Тебя тоже ждут дома, да?
Алиса почувствовала, как горло сдавил спазм, и, сдерживая слёзы, смогла лишь кивнуть.
— Очень важная вещь — семья, — изрёк Террант. — И она всего одна.
Алиса понимала, что он прав, но отчего-то вдруг испытала острое разочарование из-за того, что он заговорил о семье, а не об их дружбе. Сейчас почему-то показалось неважным и далёким всё, кроме отношений с этим удивительным человеком.
— Шляпник, мы ведь можем больше не увидеться! — озвучила Алиса то, что тяготило её душу, что пугало и причиняло боль.
Она вложила в эту фразу всё своё отчаяние, и Террант, почувствовав это, увидев сверкающие слёзы в прекрасных глазах своей Алисы, как мог, постарался поддержать её, подарить ей хоть каплю надежды.
— Милая Алиса, — с нежностью произнёс Террант и, взяв девушку за руку, подвёл её к зеркалу. — В замке фантазий, там, где живут мечты, мы с тобой ещё не раз увидимся.
Алиса ожидала чего угодно: что он попросит её остаться, что скажет ей что-то личное, что-то такое, что всё изменит раз и навсегда, но он заговорил о мечтах.
— Но ведь мечты — это не реальность! — голос её звенел от слёз.
Ей хотелось топнуть ногой, донести до него свою боль: как ты не понимаешь, я не хочу расставаться, но и остаться не могу, так сделай же что-нибудь!
Террант неожиданно наклонился так близко к Алисе, что она невольно подалась назад.
— Кто отличит одно от другого? — тихо спросил он с улыбкой.
Алиса невольно улыбнулась в ответ, хотя глаза её были полны слёз. Милый безумец! Она утонула в его глазах, казавшихся глубокими, как море, на поверхности которого искрились блики солнечного света. Это она, Алиса, была тем солнцем, что освещало и согревало этот зелёный океан. Но там, в глубине, плескалась такая безграничная боль и тоска, было так темно и одиноко, что Алиса мгновенно устыдилась своего эгоизма и поняла, что Шляпнику было ещё тяжелее и больнее, чем ей, но он думал не о себе, а лишь о том, как её подбодрить и поддержать. Он опять принял бы любое её решение, потому что то, что важно для неё, было важным и для него.
Не в силах больше выносить этого взгляда, Алиса зажмурилась и обняла Шляпника, прижавшись к нему так крепко, как могла. Она почувствовала, как он на миг замер, как напряглись его руки, и в ту же секунду он с нежностью обнял её в отчет. Чувства Алисы сплелись в тугой узел, и она уже не могла в них разобраться, да и не хотелось — лишь бы это мгновение длилось вечно. Она чувствовала щекой шероховатую ткань пиджака и особенный, ставший родным запах Шляпника, стараясь запомнить его навсегда. Террант осторожно сжимал Алисино плечо, его веки чуть дрогнули от пронзившей грудь острой боли, которая тут же отступила перед горьким счастьем — держать Алису в объятиях в последний раз, вдыхать аромат её волос, которые щекотали и ласкали его щёку. Он провёл пальцами по пышным локонам, упиваясь этим ощущением и страдая оттого, что никогда больше не сможет прикоснуться к ней.
Все смотрели на них, но в эти секунды для Терранта и Алисы не существовало никого, кроме них двоих.
Она открыла глаза и отстранилась, но Шляпник не выпустил её руки. Он слышал, как Мальямкин что-то сказала, а Алиса ответила, но не разобрал слов — он не сводил глаз с её лица. Простившись с друзьями, Алиса перевела взгляд на Шляпника и заглянула ему в глаза: он смотрел на неё с тоской и нежностью, его взгляд был полон затаённой боли и… любви?
— Не хочу от тебя уходить, — сказала она так тихо, что он едва услышал. — Прощай, Шляпник.
Он продолжал держать её руку в своей ладони, но вот она шагнула к зеркалу, её тёплые пальцы скользнули по его пальцам, и он прошептал:
— Прощай, Алиса.

Глава 1

Террант едва успел подхватить Алису, когда она, наткнувшись на гладкую поверхность зеркала, чуть не упала.
— Что случилось? — подскочил Белый Кролик.
— Не знаю, — растерянно ответила сбитая с толку Алиса.
Она потёрла лоб и высвободилась из рук поддерживающего её Шляпника.
— Что-то пошло не так, — заключил Траляля.
— Не совсем так, — поправил его брат.
— Совсем не так! — отрезал Траляля.
— Не сработало… — пробормотала Алиса, подходя к зеркалу и водя по его поверхности руками. — Проход закрылся!
Она развернулась и решительно направилась к зеркалу напротив, но и оно оказалось обычным.
— Ваше Величество, Ваше Величество! — МакТвисп дёргал за подол Белую Королеву, отвлекая её внимание от сестры.— Нужна Ваша помощь!
Мирана невозмутимо подплыла к столпившимся возле зеркал людям и животным.
— Ах, как же так? — меланхолично выдохнула она, узнав, что Алиса не смогла вернуться домой. — Но ведь мы всё ещё в замке Времени, может, это он случайно закрыл портал? Давайте у него спросим!
— Видите ли, — смущённо ответила Алиса, — господин Время просил меня не возвращаться сюда, поэтому не думаю, что мне стоит снова показываться ему на глаза.
— Но как ты можешь вернуться, если ты ещё не уходила? — осведомился Шляпник.
Он был так озабочен и озадачен проблемой Алисы, что даже не слышал, как всё внутри него ликует и поёт: она здесь, рядом, и он может побыть с ней ещё немного!
— Но ведь если она не ушла, значит и не вернулась, — резонно заметил Труляля.
— А может, она вернулась, не уйдя? — не согласился с ним Траляля.
— Может, поищем другое зеркало? — предложил Баярд.
— Конечно! — поддержала его Мальямкин.
— В таком случае, — одобрила Мирана, — нам всем для начала нужно покинуть замок Времени.
Она направилась к выходу, но вдруг сбилась с шага и обернулась. Ирацебета стояла поодаль и едва успела спрятать ехидную усмешку, когда внимание всех обратилось на неё. Конечно, она помирилась с сестрой, но не с Алисой же! Эта мерзкая девчонка по-прежнему оставалась её врагом и символом всего, чего лишилась Красная Королева. Поэтому она злорадствовала, что Алиса не смогла пройти сквозь зеркало, но при этом понимание, что Алиса задержится в Андерлэнде на неопределённое время, приводило её в ярость.
— Ирацебета, идём! — позвала Мирана сестру.
Но та лишь взглянула исподлобья и покачала объёмной головой.
— Думаю, мне лучше пока задержаться здесь. Подумать, пообвыкнуть… и здесь ведь мой любимый, — она картинно потупила взор и шаркнула ножкой.
Кто-то в этот момент фыркнул, а кто-то вздохнул с облегчением.
У Ирацебеты не было никакого желания возвращаться в Андерлэнд и быть на вторых ролях, оставаясь тенью рядом с сестрой, к тому же сталкиваться с Алисой. А здесь, в замке Времени, она хотя бы могла располагать его обожанием и командовать несчётным количеством секунд и минут. Ей нужно было подумать, как жить и что делать дальше, раз уж путь к власти для неё закрыт.
— Сестрица… — Мирана растроганно её обняла. — Возвращайся, когда пожелаешь. Мы все будем тебе очень рады.
Некоторые из присутствующих вдруг закашлялись, и Ирацебета бросила в их сторону сердитый взгляд.
— Спасибо, — сдержанно поблагодарила она и похлопала сестру по руке.

***

Выбравшись из часов в замке Белой Королевы, все снова разделились и разбрелись по комнатам, чтобы найти портальное зеркало. Но, увы, такового не оказалось.
Алиса вместе с Террантом блуждала в лабиринте ослепительно белых комнат и коридоров, с надеждой бросаясь к каждому обнаруженному зеркалу и разочарованно отстраняясь от его прохладной твёрдой поверхности. Наконец она устало опустилась на софу в одном из беломраморных залов и подняла глаза на Шляпника.
— Теперь мне придётся проверять зеркала во всей Мрамории, а потом и во всём Андерлэнде? — удручённо спросила она. — А если они все будут просто зеркалами? — голос её сорвался.
— Тогда ты точно сможешь остаться здесь! — воодушевлённо предложил Шляпник.
В другой ситуации Алису позабавила бы его непосредственная искренность, но сейчас она только всхлипнула. У Шляпника тут же изменилось выражение лица. Он хотел утешить её, но не знал как, не решался даже погладить её по голове.
— Пойдём поищем Её Величество? — осторожно предложил Террант. — Вдруг ей или остальным удалось найти портал?
Алиса улыбнулась сквозь слёзы, но ноги её так гудели, что меньше всего на свете ей хотелось снова куда-то идти.
— Лучше подождём их здесь, — ответила она. — Замок огромен, не мудрено ходить друг за другом кругами.
Не успела она договорить, как двойные белые звери зала открылись и вошла Мирана, а за ней Хайтоппы и все их общие друзья. По их удручённому виду сразу становилось понятно, что поиски не увенчались успехом.
— Ваше Величество, — обратилась к ней Алиса, — не осталось ли у Вас немного крови Бармаглота?
Но Белая Королева лишь покачала головой и печально опустила глаза. Все сочувствовали Алисе, но никто не мог ей помочь. Воцарилось тягостное молчание. Несмотря на то что день для всех выдался насыщенным событиями и эмоциями и все устали, никто не хотел первым ставить точку и предлагать идти спать.
— Может, спросим Абсолема? — решился нарушить тишину Баярд.
— Конечно! — ухватилась за эту идею Мальямкин.
— Только где его теперь искать? — протянула Алиса.
— Абсолем сам появляется, когда кто-то в нём нуждается, — загадочно улыбнулась Мирана.
— Кто?! Где?! — затравленно начал озираться Мартовский Заяц.
— Возможно, завтра ты проснёшься и увидишь, что он порхает над цветком под твоим окном, — сказала Мирана и ласково погладила Алису по щеке.
— Вы хотите сказать, что пора ложиться спать? — вымученно улыбнулась Алиса, а про себя подумала: «Возможно, завтра я проснусь в каюте на своём «Чуде» и всё это окажется просто сном…»
— Идём домой, сын, — сказал Заник, подойдя к Шляпнику, и положил руку ему на плечо.
— Домой?.. — оглянувшись, рассеянно переспросил он. — Но наш дом сгорел, отец. Его сжёг Бармаглот в Ужастрашный день, разве ты забыл? А мой дом слишком маленький, там не поместятся все…
— Этой беде я могу помочь, — благосклонно улыбаясь, сказала Белая Королева. — В моём замке много комнат, и вы можете пожить здесь, если хотите.
Хайтоппы поклонились, и Заник заметил:
— Только пока не построим свой новый дом, Ваше Величество. И я буду рад шить для Вас и вашего двора шляпы, чтобы отработать наше пребывание здесь.
Мирана на это только рассмеялась: ей не требовались шляпы — она носила корону, а пребывание в замке семьи Хайтопп никого не стеснит.

***

Нашлась комната и для Алисы: белоснежная, с белоснежной мебелью, шторами и постельным бельём. Тёплый жёлтый свет свечей делал комнату уютнее, но Алисе всё равно было не по себе. Она села на край высокой кровати, поболтала ногами, потом решительно встала и вышла в коридор. Она устала так, что понимала: заснуть вряд ли удастся. Уж лучше подышать свежим воздухом и заодно поверить в невозможное — что завтра отыщется зеркало с порталом.
Размышляя, она интуитивно вышла на тот самый балкон, на котором стояла вместе со Шляпником накануне Бравного дня. Невольно улыбнувшись, Алиса подошла к перилам и, положив на них ладони, глубоко вдохнула тёплый ароматный воздух. Всё было почти как в ту самую ночь: мягко звенели далёкие водопады, воздух был упоительно чист, а луна заливала окрестности серебристым светом, соперничая по яркости с разноцветными звёздами. Далеко внизу Алиса увидела прекрасную мерцающую Белую Королеву, гуляющую среди цветущих вишнёвых деревьев. «Может быть, она рассказывает им сказки на ночь или напевает колыбельные?» — подумала Алиса и улыбнулась. Вокруг Мираны летало множество переливающихся золотистых огоньков, которыми были неизвестные Алисе насекомые — ночной эскорт Королевы.
Всё было почти как в ту ночь… не хватало только Шляпника рядом. Алиса погрустнела и вдруг почувствовала его присутствие.
— Ты не знаешь, чем отличается снучок от чайника? — раздался знакомый низкий голос за её спиной.
Снучок? А что это? Сверчок? Стручок? Смычок? Впрочем, какая разница?
Алиса обернулась и улыбнулась попытке Терранта завязать разговор — такой же нелепой и неумелой, как и в тот раз.
— Я думала, ты ушёл домой отдыхать.
— Так и есть. То есть я ушёл домой, но не мог заснуть и решил вернуться, — сбивчиво затараторил Шляпник.
— Я тоже, — тихо ответила она. — Ты знал, что я приду сюда?
Шляпник улыбнулся и пошевелил бровями.
— Скорее чувствовал.
Они замолчали, любуясь чарующей картиной ночи и наслаждаясь обществом друг друга.
— Ты знаешь, это странно, но я уже не уверена, что хочу возвращаться, — заговорила наконец Алиса, решив поделиться со Шляпником наболевшим. Она коротко взглянула на него и продолжила: — Я знаю, что мне надо возвращаться, но не хочу этого, понимаешь?
— Кажется, да… — неуверенно ответил Шляпник. — На этот раз тебе не хочется просыпаться? — пошутил он.
— Вроде того, — тихонько засмеялась Алиса и внезапно посерьёзнела. — Террант… Когда я прощалась с тобой там, возле зеркала… думала, что больше тебя никогда не увижу…
Ей вдруг перестало хватать воздуха, и, с трудом проглотив ком в горле, она посмотрела Шляпнику в глаза. А он стоял ни жив ни мёртв, впитывая её слова и эмоции каждой частицей своей души.
— Ты сказала, что не хочешь уходить… — с трудом проговорил он, — от меня.
Щёки Алисы вспыхнули, и она поспешно отвернулась, радуясь, что лицо отчасти скрывают волосы, а отчасти — полумрак.
— Сказала? — смущённо пробормотала она. — Не помню. Мне казалось, я подумала…
У Терранта закружилась голова: только в самых смелых и отчаянных мечтах он мог представить, что Алиса захочет остаться с ним, что он что-то для неё значит. Он так надеялся на невозможное…
— Алиса, если это правда, я буду самым счастливым безумцем из всех безумных счастливцев.
— Можешь ли ты в этом сомневаться? — улыбнулась она.
Террант задумался: мог ли он сомневаться в том, что это правда, или в том, что он безумец?
А Алиса думала о том, что ей делать, если завтра появится Абсолем и скажет ей, как вернуться домой. Но ведь… разве теперь её дом не здесь? Всей душой и всем сердцем она хотела остаться здесь, только в этом был смысл. То, что звало её в Наземье, казалось теперь неважным и далёким, как тающий сон. Доводов разума она не слышала, да их и не было, были только чувства и эмоции, и, руководствуясь ими, она приняла решение.
— Проводишь меня? — повернулась она к Шляпнику.
— К зеркалу? — напряжённо спросил он.
— В спальню, — весело ответила Алиса.
Терранта будто обдало кипятком изнутри. Он несколько секунд оторопело смотрел на неё, потом глаза его полыхнули зелёным огнём, но Алиса этого не заметила — она уже направлялась с балкона обратно в замок.
Пока они неторопливо брели к спальне Алисы по залам и коридорам, в душе Шляпника бушевал шторм, который только усилился, когда она взяла его за руку. Она казалась островком тепла и света в этом беломраморном великолепии. Лёгкая, изящная, бесконечно любимая и желанная Алиса... Она была рядом, она прикасалась к нему… Сколько он мечтал о том, что будет держать её за руку и любоваться ею?
— Пришли, — сказала она и выпустила его руку. — Ну, спокойной ночи, Шляпник.
Она потянулась и поцеловала его в щёку. Её нежные губы на его коже, её лёгкий аромат ударил по натянутым нервам, и он будто ухнул в бездну с огромной высоты.
— Спасибо, что проводил. Одна я всегда сильнейше скучаю, когда хожу по этим длиннобелым коридорам.
Дверь Алисиной комнаты закрылась, прервав его полёт в обжигающее счастье.
— Спокойной ночи, Алиса, — хрипло проговорил он.
***

А между тем ночь выдалась неспокойная. Алиса вертелась в своей постели, снедаемая беспокойством о своём ближайшем будущем и о том, когда Шляпник отважится сделать первый шаг и отважится ли вообще. Она то переворачивала подушку, то сердито била по ней кулаком, то сбрасывала одеяло, то накрывалась им до самого подбородка. Только когда небо на горизонте окрасилось в золотисто-розовые тона, Алиса забылась тревожным сном.
А Шляпник метался по тесным комнатам своего дома на краю обрыва. Он был счастлив — безмернейше, всепоглощающе счастлив! — оттого, что Алиса здесь, в Андерлэнде, что он может видеть её каждый день, прикасаться к ней, быть рядом… возможно, она даже поцелует его снова. От этой мысли он пришёл в ещё большее эмоциональное возбуждение. И, неосознанно потирая пальцами щёку, которой коснулись губы его Алисы, он готов был танцевать джига-дрыгу без остановки. Но какое-то неясное ощущение омрачало его счастье: что-то было не так во всём этом, что-то было не так с его Алисой… Что это? Может, он боялся, что она слишком быстро вернётся в Наземье? Да, боялся, конечно, и этот страх был вполне ясен, как форма цилиндра. А у него была неясная тревога, смятение, как предчувствие чего-то смутного. Террант остановился и нахмурился. Сошёл с ума? Да, это всё объясняло. Он просиял было, но тут же опять стал удручающе-серьёзным. И чем больше он об этом думал, тем больше запутывался и тем больше мрачнел. Он как тень бродил по тёмному дому и лишь на рассвете устало опустился в кресло и, склонив голову, закрыл глаза.

Глава 2

Алиса вышла из зеркала в кабинете лорда Эскота и спрыгнула на пол. Постояла немного, приходя в себя, и затем, вздохнув, решительно вышла из кабинета. Шагая по коридорам особняка, она никого не встретила и только в холле наткнулась на начавшего подниматься по лестнице дворецкого. Он растерялся, но быстро взял себя в руки.
— Мисс Кингсли, — учтиво сказал он хорошо поставленным голосом, — добрый день. Когда же вы прибыли?
— Только что, — честно ответила она.
Дворецкий удивлённо и совсем не по этикету уставился на неё: его смутил наряд Алисы и то, что она прибыла только что, но при этом спускалась по лестнице со второго этажа. Алиса, поймав его взгляд, вспомнила, что этот наряд — приталенный чёрный жилет, ярко-красную блузку, широкие серые брюки и высокие ботинки на шнурках — выбрал для неё Шляпник, и улыбнулась.
— А, вы, наверное, прибыли вслед за миссис Кингсли, — нашёлся дворецкий.
— Она здесь? — удивилась Алиса.
— Да, — удивился её удивлению дворецкий. — Беседует с лордом Эскотом в библиотеке. Вас проводить?
— Не стоит. Просто скажите, где она расположена.

***

Алиса появилась в дверях библиотеки и, не задерживаясь и никого не приветствуя, прямиком направилась к столу. Миссис Кингсли сидела с гордо выпрямленной спиной, но её удручённо склонённая над бумагами голова выдавала, что женщина находится в смятении. Мистер Харкорт сочувственно на неё поглядывал — он тянул время, сколько мог, но оно, увы, не резиновое. Появление Алисы вызвало переполох, но чопорность и хорошие манеры Эскотов позволили им выказать лишь лёгкое удивление.
У Алисы была конкретная цель — помириться с матерью, а дальше действовать по обстоятельствам. И когда мама порвала закладную на дом, Алиса поняла: отныне всё пойдёт по-другому.

***

Страна Чудес больше не снилась Алисе, да и вспоминала она о ней и оставшихся там друзьях всё реже — слишком много было планов, стремлений, дел, встреч, сделок… Она не могла дождаться, когда снова сможет взойти на борт «Чуда» в качестве капитана и отправиться в неведомые земли навстречу приключениям. Алиса не любила бюрократию, но приходилось постоянно иметь с ней дело: официально регистрировать компанию «Кингсли и Кингсли», заполнять налоговые декларации, торговые сметы, разрешения на ввоз товара и его продажу, заниматься бухгалтерией… Конечно, теперь ей в этом очень помогал Джеймс… то есть мистер Харкорт, но даже его помощь и поддержка не снимали с хрупких плеч Алисы тяжесть ответственности за бизнес. Скорей бы в море, скорей бы снова почувствовать себя свободной!
Алиса разглядывала лежащую перед ней карту: на ней было множество белых пятен — мест, где она собиралась побывать и открыть их для себя и для торговой компании «Кингсли и Кингсли». Вздохнув, Алиса свернула карту трубочкой и, отложив её в сторону, подтянула к себе толстый гроссбух: мистер Харкорт набросал количество расходов на аренду, ремонт конторы компании, дома и корабля, стоимость мебели, продуктов для следующего плавания, указал размер взноса в Торговую и Мореходную Гильдии, плату рабочим и команде, и теперь всё это требовалось посчитать по факту и сделать официальные записи.
Скоро Алисе стало понятно, что одного плавания будет явно недостаточно, чтобы решить все их финансовые проблемы и расплатиться с кредиторами. Но ведь она и не собирается на этом останавливаться, не так ли? Алиса заправила за ухо короткую вьющуюся прядку и принялась заполнять гроссбух.

***

Когда раздался стук в дверь, она даже не подняла взгляд от цифр, полностью погрузившись в расчёты оптимальных затрат. Миссис Кингсли, так и не дождавшись приглашения, вошла в кабинет и, увидев склонившуюся над бумагами дочь, вздохнула.
— Алиса, сколько можно работать? — поинтересовалась она.
— Мама, я пытаюсь оставаться на плаву и заработать достаточно денег, чтобы нам хватало на жизнь, содержание дома, компании, корабля, штата сотрудников, прислуги и команды…
Хэлен слишком хорошо знала, что означает нахмуренный лоб дочери и морщинки между её бровей, поэтому не стала заводить разговор о том, что юной леди не пристало торчать в кабинете, избегая всех прелестей молодости и жизни.
— Я могу помочь, — искренне, но без особого энтузиазма предложила она.
— Не стоит, мама. Ты ведь никогда не помогала отцу, когда он засиживался в кабинете ночами.
Хэлен была глубоко уязвлена этим замечанием.
— Чарльз не корпел над бумагами часами, Алиса, — сдержанно заметила миссис Кингсли. — Он скорее предавался мечтам и блуждал в замке фантазий.
Алиса замерла и бросила на мать взгляд исподлобья.
— Разумеется, это неподобающее занятие для джентльмена и главы семьи! — вступилась она за отца.
Назревала ссора. Конфликтов между матерью и дочерью не было с того самого дня, как Алиса появилась на пороге библиотеки Эскотов. Наоборот, они всячески друг друга поддерживали и очень сблизились за это короткое время.
Алиса продолжала в упор смотреть на мать, ожидая её выпада, но, так и не дождавшись, решительно сменила тему разговора:
— Ты уже изучила книги по кораблестроению и мореплаванию, которые я тебе советовала? — Алиса отвела взгляд и переложила бумаги с одного конца стола на другой. — Коммодор должен знать, чем отличаются шпангоуты от рангоутов, и не путать киль и линь.
Хэлен только молча поджала губы. Она старалась понять дочь, смирилась с тем, что та будет жить, как ей вздумается, отказалась от надежды на её выгодное замужество. Более того, пошла на компромисс и стала во всём её поддерживать. Алиса всегда была неуправляемой и упрямой, но теперь и вовсе вела себя несносно и чересчур властно: стала высокомерной, педантичной и скрупулёзной. Интересовалась только делами, морскими путями и ничем больше. Казалось, от мягкой, доброй, очаровательной девочки, верящей в чудеса и рвущейся совершать невозможное, не осталось и следа. Хэлен с трудом узнавала дочь. Ей казалось, что та слишком прагматична, логична, рациональна. Неужели Алиса просто повзрослела?
— Обсудим это позже, — ровным тоном сказала миссис Кингсли. — Вообще-то я пришла сказать, что сегодня с нами ужинает мистер Харкорт. Не будем заставлять его ждать.
Алиса откинулась на спинку кресла, положила руки на подлокотники и, прищурившись, посмотрела на мать.
— Признайся, мама, ведь это ты его пригласила.
Хэлен вздёрнула подбородок и сдержанно улыбнулась.
— Есть вещи, которые нам троим нужно обсудить, — ответила она и, не дожидаясь дальнейших возражений, покинула кабинет.
— Не сомневаюсь, — пробормотала Алиса и, вздохнув, поднялась из-за стола.

***

Джеймсу Харкорту очень нравилась Алиса. Ему ещё не доводилось встречать такую решительную, отважную, умную, красивую, необычную девушку. Он уважал её, восхищался ею и был по уши в неё влюблён. Он не был уверен в ответных чувствах, но всё же не мог дождаться своего первого плавания под командованием Алисы, потому что именно на корабле он собирался попросить у миссис Кингсли руки её дочери. А та, словно заранее благословляя союз Алисы и Джеймса, всячески старалась выразить молодому человеку своё расположение. Вот и сегодня Хэлен пригласила его на ужин в свой дом.

***

Миссис Кингсли мастерски вела светскую беседу, Джеймс учтиво её поддерживал, то и дело поглядывая на молчаливую Алису. Девушка почти ничего не ела и хмурилась, словно её одолевали тяжёлые думы. Но несмотря на мрачное выражение лица и отсутствующий вид, Алиса была воплощением женственности, и её ничуть не портили короткие волосы и то, что она теперь почти всегда носила брюки.
Хэлен как раз интересовалась мнением Джеймса относительно нового купажа чая, который должен был бы хорошо продаваться, когда Алиса, выйдя из задумчивости, поинтересовалась:
— Итак, что же это за дело, которое требовалось обсудить? — она перевела взгляд с матери на мистера Харкорта и обратно.
Джеймс вытер губы салфеткой и, прочистив горло, ответил:
— Мисс Кингсли, с сожалением вынужден вам сообщить, что запланированное плавание придётся пока отложить.
— Что? — не поверила она своим ушам. — Почему, извольте объяснить?
— Дело в том, что с рулевым Харпером случилось несчастье — он сломал руку и теперь минимум месяц не сможет выйти в море.
Джеймс благоразумно умолчал о том, что рулевой «Чуда» получил травму в пьяной драке — девушке об этом знать не обязательно.
— Это не повод задерживать отплытие! — категорично заявила Алиса.— Найдите другого рулевого. Неужели я должна сама всем заниматься?
Она испытующе посмотрела на мистера Харкорта, но он не смутился и выдержал её взгляд.
— Алиса… — начала было удивлённая Хэлен, но та сделала вид, что потеряла интерес к этой теме.
— Что-то ещё? — слегка подняв брови, обратилась Алиса к мистеру Харкорту.
— Видите ли, мисс Кингсли, рулевой Харпер уже получил аванс за плавание, к тому же он — часть команды. Вашей команды. И вы ведь всегда лично занимались кадрами.
Алиса вздохнула, теряя терпение.
— Я уже сказала, как следует поступить. Мы не можем терять время, дожидаясь выздоровления прежнего рулевого. Найдите нового, и поскорее. Переносить срок отплытия — значит терпеть убытки и переоформлять кучу документов заново. Здесь Я устанавливаю сроки и не хочу, чтобы кто-то их нарушал. И если вы, мистер Харкорт, хотите оставаться в моей команде, прошу больше не подвергать сомнению мой авторитет!
Алиса резко поднялась со стула и, не прощаясь, покинула столовую. Хэлен переглянулась с Джеймсом и удручённо покачала головой:
— Простите, мистер Харкорт. Алиса сама не своя в последнее время: столько забот!
— Всё в порядке, миссис Кингсли, не извиняйтесь. Я всё понимаю. Думаю, в море ей станет намного лучше.
— Надеюсь, — печально улыбнулась она.

***

После отплытия из порта Лондона прошёл месяц. Погода и ветер благоприятствовали плаванию, и путешествие шло размеренно и по плану. Острое чувство удовлетворения и свободы, которые Алиса испытала, снова ступив на палубу «Чуда», успели сгладиться. Свежий ветер, трепавший волосы, соленые брызги на коже, безграничный океан и далёкий ясный горизонт стали привычной обыденностью. И что она раньше находила в этом прекрасного и романтичного? Море — просто торговый путь, как и железная дорога, например.
Миссис Кингсли оказалась никудышным мореплавателем и никак не оправдывала звание коммодора. Она страдала морской болезнью и, как выяснилось, боялась моря.
— Мистер Фелпс, надо бы увеличить скорость судна, — обратилась Алиса к первому помощнику.
— Но это невозможно, капитан! Сперва нужно выбраться из полосы штиля…
— Невозможно? — подняв брови, осведомилась Алиса.
— Прощу прощения, капитан!
— А как мы попали в полосу штиля, мистер Фелпс? — она специально отвела взгляд и посмотрела вдаль.
Тот быстро глянул на рулевого и промолчал, не желая вслух говорить то, что все и так знали.
— Потому что рулевой ночью сбился с курса, не так ли, мистер Фелпс? — спокойно проговорила Алиса и пристально посмотрела на первого помощника.
Фелпс хорошо знал этот её тон: когда капитан говорила так спокойно и медленно — всё, суши вёсла.
— И из-за его халатности мы опоздаем на встречу с поставщиками и сделка может сорваться. Кто компенсирует убытки компании «Кингсли и Кингсли»? Может быть, вы, сэр?
Ответа не последовало, и Алиса прошлась по палубе, глубоко дыша и пытаясь сдержать недовольство, грозящее перейти в гнев.
— Вот что, мистер Фелпс, — наконец сказала она. — Я хочу, чтобы команда была изолирована от дилетанта.
— Что? Вы хотите…
— Вы меня поняли, — уже строже сказала Алиса, чуть повысив голос. — Обязанности рулевого возьмёте на себя вы — у вас для этого достаточно опыта. А место первого помощника займёт… допустим, мистер Харкорт.
— При всём уважении, капитан, мистер Харкорт — не моряк…
— Уважении? Уважение подразумевает безоговорочное выполнение приказов капитана, мистер Фелпс. Надеюсь, вы меня уважаете?
— Всегда, капитан.
— Хорошо, — снисходительно улыбнулась она.

***

Алиса вернулась в капитанскую каюту и опустилась в кресло, положив руки на стол. По-видимому, по возвращении в Англию придётся набирать новую команду — эта никуда не годилась. Только и делают, что раздражают своей глупостью и топорными действиями. Девушка сердито вздохнула: если команда испытывает терпение своего капитана, то как на них можно положиться?
Дверь каюты вдруг распахнулась, и в помещение ворвалась миссис Кингсли:
— Что происходит, Алиса? Как ты могла так поступить с рулевым?
— Он это заслужил, мама. Мы избавимся от него в ближайшем же порту — дилетанты и нахлебники нам не нужны. Плату за плавание он получил — этого ему хватит, чтобы вернуться домой не на моём корабле.
— Заслужил? Избавимся? — изумлённо переспросила Хэлен. — Да что с тобой, Алиса? Тебя будто подменили. Раньше ты не была такой…
— Какой?
— Заносчивой, — закончила Хэлен.
Она умолчала о том, что случайно услышала, как мистер Фелпс, закрывая рулевого в его каюте до конца плавания, бормотал себе под нос, называя капитана «чокнутой девицей» и «соплячкой».
— Ах вот как… — улыбнулась Алиса. — Что ж, мама, да будет тебе известно, что у капитана должна быть жёсткая хватка, чтобы держать под контролем команду и весь процесс плавания и управления кораблём.
— Алиса, но ведь они все — взрослые мужчины, опытные моряки, а ты…
— А я — их капитан! — отрезала она.
— А ты не боишься… — начала миссис Кингсли.
— Страх делает человека слабым, мама.
Хэлен вздохнула и устало опустилась на стул.
— Но ведь бояться — естественно, Алиса, — рассудительно заметила она. — Чувства испытывают все, и ты в том числе. Только раньше ты была гораздо более любящей, нежной, доброй, сочувствующей… что тебя так изменило?
Алиса отвернулась и посмотрела в иллюминатор на едва плещущиеся серо-зелёные волны.
— Меня всё устраивает, — наконец ответила она.
— Джеймс к тебе неравнодушен.
— В самом деле? — безразлично поинтересовалась Алиса. — Вот пусть он сам мне об этом и скажет.
— Думаю, он собирается, — Хэлен строго посмотрела на дочь. — Если он попросит твоей руки, мне давать согласие?
— А моё согласие, как всегда, никого не интересует, — невесело усмехнулась Алиса. — Я не собираюсь замуж, мама. Зачем эти сложности?
— А как же чувства, Алиса? Любовь? Привязанность? Симпатия? Страсть? Девушки в твоём возрасте влюбляются…
— Перестань, мама. Чувства? Любовь? Доброта? Эта роскошь не по мне. — Алиса улыбнулась и, чуть подняв брови, уставилась на оторопевшую мать.
— А как же… Ведь ты верила в чудеса, — предприняла последнюю попытку Хэлен.
— Я верю в себя и в своё дело. Этого достаточно. И да, если тебе от этого станет легче, я обещаю подумать над предложением Джеймса.
— Да, мне стало определённо легче, — пробормотала миссис Кингсли и, поднявшись, нетвёрдой походкой вышла из капитанской каюты.
Алиса лишь проводила мать взглядом.




Сообщение отредактировал Dea_siderea - Вторник, 06.12.2016, 20:19
 
Dea_sidereaДата: Четверг, 14.07.2016, 21:16 | Сообщение # 4
Ночная богиня
Статус: Offline
Глава 3

После свержения Красной Королевы с трона животные, которых она эксплуатировала, обрели долгожданную свободу. Её Белейшее Величество даровала каждому звание полноправного жителя Андерлэнда, коими они и являлись. Многие из них предпочли остаться в Мрамории — уж слишком они привыкли быть подле Королевы и прислуживать ей, а остальные обосновались в окрестностях или отправились к родственникам в разные концы королевства.
Алиса успела навестить в Мрамории почти всю освобождённую живность: помогала, если требовалось, поддерживала, сочувствовала. Мартышки любили поболтать обо всём, Лягушата были чопорными и неразговорчивыми, а Фламинго, роняя слёзы, как правило, рассказывали истории своей жизни у Кровавой Ведьмы, полные страха и печали.
Однажды Террант нашёл Алису в Мраморийском саду, сидящей на скамейке и обливающейся слезами. Оказалось, что девушку так растрогала и огорчила трагическая история семьи лягушонка Джимми, что она никак не могла успокоиться. Джимми и его многочисленной семье требовался отдельный пруд для жизни, а они никак не могли его найти. Им приходилось ютиться в луже, которая однажды пересохла из-за отсутствия дождей, и все икринки погибли.
— Почему же ты не обратилась к Её Величеству? — спросил Шляпник, обнимая Алису за плечи и стараясь утешить. — Она бы вмиг приказала выкопать для семьи Джимми просторный пруд!
— Я хотела, — шмыгнула носом Алиса, — но Её Величество всегда занята, мне неловко отвлекать её от дел.
— Она занята ничегонеделанием, но когда к ней приходят с делом, она становится совершенно свободной, — заверил её Шляпник. — Идём!
Он удивлялся чрезмерной сентиментальности, чувствительности, мнительности, эмоциональности, обострённым реакциям Алисы, она была словно оголённый нерв, то и дело психовала и плакала. Иногда он не знал, что с этим делать, а иногда его это умиляло и он испытывал огромный прилив нежности. Порой при общении с ней ему не хватало её остроумных ответов, её шуток, эрудиции и рассудительности. И тогда он задумывался, а его ли это Алиса, но, поймав себя на этих мыслях, тут же гнал их прочь. Но мысли не любили такого грубого обращения и потому не уходили навсегда, а мстительно возвращались.

***

Мирана в окружении близких друзей и придворных пила чай на террасе замка, откуда открывался чудесный вид на сад и далёкие горы, за которыми находились Чужедальние Края. Она выслушала просьбу Алисы, благосклонно улыбаясь и склонив голову набок.
— Немедленно отправьте двух пешек на помощь семье лягушонка Джимми, — обратилась Королева к одной из придворных дам.
Та молча поклонилась и вышла, и Алиса вздохнула с облегчением.
— Ты скучаешь по дому, Алиса? — внезапно спросила Мирана.
И хотя её тихий голос звенел как чистейший ручеёк, взгляд её огромных карих глаз был пристальным и серьёзным.
— Ну да… — растерялась Алиса, — наверное…
В последнее время она совсем не думала о доме, а если вспоминала о нём и оставленной матери, то лишь мимоходом. Здесь она была нужна больше, здесь были её друзья, здесь был Шляпник.
— Ты совсем перестала ждать Абсолема, — заметила Белая Королева, — а если его не ждать, он не придёт.
— Он не придёт, потому что не ходит, а летает, — ухмыльнулся Чешир, и Мартовский Заяц тут же кинул в него чайной чашкой, демонстрируя полёт.
Алиса выпрямилась, вздёрнула подбородок и решительно заговорила:
— Я хочу остаться здесь, с Вашего позволения. Здесь меня понимают, здесь я могу быть собой, а там меня ждёт лишь море, корабль и вечно недовольная мной мать! — Она взяла Шляпника за руку и сжала его пальцы. — А я хочу жить подальше от всех вместе с любимым человеком, готовить друг другу завтраки, растить детей, рассказывать им сказки… А работать в торговой компании, бороздить моря и убивать бармаглотов пусть будет кто-нибудь другой.
Она с надеждой посмотрела на Шляпника, но он выпустил её руку и отстранился.
— Ты не моя Алиса, — прошептал он, отходя от неё ещё на шаг.
— Ну конечно Алиса, — улыбнулась она и хотела положить руки ему на грудь, погладить лацканы лилового пиджака, но Шляпник увернулся и отодвинулся.
— Террант не собирается на тебе жениться, глупая! — заявила Соня-Мышь, уперев руки в бока и ревниво поглядывая на Алису.
Та посмотрела на Шляпника, но он стоял неподвижно, вцепившись в спинку стула, губы его были плотно сжаты, а глаза посерели. Алиса перевела взгляд на восседавшую во главе стола Королеву в окружении приближённых, но никто не поддержал её желаний и стремлений. Видимо, не такие уж они и понимающие, как ей казалось. Глаза её наполнились слезами, и, всхлипнув, она бросилась прочь.

***

— Это не та Алиса! — с досадой воскликнула Мальямкин.
— Да, странно… — протянула Мирана, водя пальцем по губам.
— Ой, что же делать, что же делать... — запричитал Белый Кролик.
— Куда девался Абсолем, когда он так нужен? — подумал вслух Чешир, меланхолично помешивая ложечкой остывший чай.
— Нужно вернуть Алису домой, в Наземье, — решительно сказала Белая Королева, поднимаясь из-за стола. — Она не из этих краёв, возможно, это Андерлэнд на неё так влияет, что она стала сама не своя. Промедление может её окончательно погубить, лишив остатка разума…
— Она уже как будто его лишилась, — резонно заметил Траляля.
— Совсем без ума, — закивал Труляля.
Шляпник, до этого стоявший неподвижно, резко повернулся к друзьям: лицо искажено гримасой гнева, под горящими оранжевыми глазами залегли глубокие тени. Он глубоко вдохнул и исподлобья взглянул на компанию за столом. Глаза его сверкали из-под полей шляпы. Мир Шляпника пылал огнём ярости, а сознание заволокло дымом этого пожара. МакТвисп прижался к юбке Королевы, которую тут же обступили стражники, Такери накрылся скатертью, а Чешир счёл за лучшее исчезнуть.
— Вздор! — прорычал Террант. — Абсурд! Ересь! Чепуха! Ерунда! Галиматья!
— Шляпник! — окликнула его Мальямкин, но безрезультатно.
— Мой Алиса хочет остаться здесь, и он останется, и никто, никто из вас не заставит его уйти!
— Но ты же сам понимаешь, что она уже не та Алиса, что раньше, — мягко сказала Белая Королева. — И если она дорога тебе, ты должен её отпустить в тот мир, где ей место, где она может быть в себе.
Конечно, он понимал. Но понять — не значит принять. И то, что фантазии и реальность вдруг стали так отличаться друг от друга, приводило его в бешенство.
Руки Шляпника сжались в кулаки: действительность и друзья бросали ему вызов, и он его принял.
Мирана невозмутимо наблюдала за этой вспышкой гнева. В Шляпнике всегда было много внутреннего сопротивления, и сейчас он это снова демонстрировал. В Белой же Королеве было много волшебства, и она, не боясь попасть под горячую руку, подошла к своему верноподданному, нуждающемуся в её помощи, и провела прохладными пальцами по его щеке. Террант моргнул, глаза его приобрели нормальный зелёный цвет, из тела ушло напряжение, и он тряхнул головой, будто прогоняя наваждение.
— Благодарю Вас, Ваше Величество, — поклонился он, поправил шляпу и побрёл прочь, натыкаясь на предметы.
— Бедный Шляпник, — сочувственно шмыгнула носом Мальямкин.
— Он любит её и потому не хочет верить в очевидное, — вздохнула Мирана, занимая своё место во главе стола.
— Он верит в очевидное, — не согласилась появившаяся голова Чешира, — но не хочет верить, что верит.
— Нельзя не верить в веру! — выпучил глаза Мартовский Заяц.
— Он любит ту Алису, а она теперь совсем не та, — заметил Труляля.
— Да не любит он её! — Соня спрыгнула с чайника и яростно замахала своим оружием-булавкой.
— Он не верит в не ту Алису, потому что любит ту Алису, но знает, что она не та и не хочет в это верить, — резюмировал Траляля.
Разговор запутался окончательно, и Баярд схватился лапой за голову:
— Как же не хватает Абсолема!

***

Шляпник стоял перед дверью в комнату Алисы и не решался постучать. Как она отреагирует на его появление? Что он ей скажет? Он чувствовал себя виноватым, хотел помириться с Алисой, хотел, чтобы она снова стала собой, чтобы всё было хорошо…
Вздохнув, он постучал в дверь, и она тут же распахнулась, будто Алиса стояла за ней и ждала его появления. Террант не успел ничего сказать, потому что Алиса порывисто его обняла. Он бережно её отстранил и заглянул в заплаканные, покрасневшие глаза.
— И-извини меня, — только и смог сказать он.
— Террант, это ты меня извини! — горячо ответила Алиса. — Я была такой дурой, наговорила чепуховин… Я буду такой, какой ты хочешь, правда. Я буду той самой Алисой! Только не заставляй меня уходить…
Он слушал её, но не слышал. Мысли вертелись вокруг того, как ей помочь. Может быть, Её Белое Величество сможет приготовить какое-нибудь зелье, которое сделает Алису снова разумной, булатной, той самой его Алисой?.. Хотя если бы она могла, то уже бы это сделала. Тогда остаётся найти Абсолема, но не затем, чтобы узнать, как отправить Алису обратно в Наземье, а чтобы спросить его мудрого совета, как ей вернуть разум. А что, если Мирана права и стать собой Алиса сможет только в своём мире?
Шляпник вздрогнул от этой мысли и, прерывая Алису на полуслове, предложил:
— Давай я попрошу кого-нибудь принести тебе мятного чаю.

Глава 4

День выдался на удивление жарким. Казалось, он лениво дремал и дыхание его срывалось с губ тёплым, влажным ветерком, который едва колыхал занавески, стяги и листья растений.
В замке Белой Королевы все наслаждались прохладой мраморных покоев и время проходило сонно и заторможено.
В мастерской Шляпника, несмотря на открытое окно, было душно. Он не мог сосредоточиться на работе, мысли его блуждали где-то далеко, никак не связываясь друг с другом, предпочитая бродить поодиночке и ни во что не оформляться. Террант перебирал отрезы ткани и ленты, когда услышал знакомый голос, при звуке которого сердце на миг остановилось, а потом словно превратилось в бутон, раскрывшийся под ласковым касанием первого утреннего лучика солнца.
— Шляпник, ты дома?
Алиса из прихожей прошла по короткому коридорчику и оказалась на пороге мастерской прежде, чем хозяин дома успел ей ответить.
— А я тебе мороженого принесла. Будешь? — и она протянула ему стеклянную вазочку, в которой горкой лежало чуть подтаявшее сливочное мороженое с воткнутой в него ложечкой. — В такую жару без мороженого не обойтись, — с улыбкой заключила Алиса.
А Шляпник, машинально принимая лакомство, залюбовался ею: в платье из тончайшего хлопка нежно-персикового цвета, с открытыми плечами, с волосами, заколотыми на затылке, чтобы было прохладнее, Алиса была чудо как хороша. Он не мог отвести взгляда от линии её точёной шеи и плеч, а полупрозрачная кожа казалась желаннее и сливочнее любого мороженного.
— Куда ты смотришь? — поинтересовалась Алиса, садясь на сундук с фурнитурой и расправляя юбки.
Террант с усилием перевёл взгляд на мороженое в своей руке и удивлённо спросил:
— Как ты узнала, что это моё любимое — просто ванильное, без всяких добавок?
— Я слушала, что скажет мне сердце, — просияла Алиса и отправила ложечку мороженого в рот, жмурясь от удовольствия.
Шляпник смотрел, как она слизывает белые капельки с губ, и его бросило в жар, на лбу выступил пот. Как было бы невыносимо сладко попробовать на вкус её пахнущие ванилью губы, провести по ним языком, насладиться прохладой её рта… Шляпник начал задыхаться, он подскочил к Алисе, схватил её за руку и потащил из мастерской.
— Нужно прогуляться, — бормотал он. — Да, определённо нужно прогуляться.
— Гулять в такую жару? — воскликнула ничего не понимающая Алиса, на ходу ставя вазочку с мороженым на полку. — Ты с ума сошёл?
Она поняла, что ляпнула глупость, но было уже поздно. Шляпник внезапно остановился, не дойдя до входной двери всего пару шагов.
— Кажется, да, совершенно свихнулся, — ответил он, не оборачиваясь. — Так ты идёшь?
— Хорошо, — буркнула Алиса, выходя на крыльцо вслед за ним.

***

Оказалось, что гулять под сенью Глущобы Тумтум было удивительно приятно: деревья создавали тень и прохладу, воздух был свежим и наполненным звуками природы. Только приходилось смотреть под ноги, чтобы ненароком не споткнуться о выступающий корень или не зацепиться за куст.
— Если идти вон в ту сторону, — разглагольствовал Шляпник,— то выйдешь к Грибной Роще, где ты встретила братьев, Соню, Додо и Абсолема. А если идти вон туда, — и он показал в противоположную сторону, — выйдешь к Витзенду, где я когда-то жил со своей семьёй… Правда, от него мало что осталось после Ужастрашного дня, но его уже почти отстроили заново.
— А мы куда идём? — поинтересовалась Алиса.
— А разве обязательно идти куда-то?
Увидев небольшой ручей, протекающий среди зелёных замшелых камней, Алиса с восторгом опустилась на колени и напилась, а потом разулась и опустила ноги в холодную воду.
— Ты же насмерть простудишься! — бросился к ней Террант.
Он уже почти схватил Алису за плечи, намереваясь оттащить её от ручья, но она пригнулась, потянулась в воде, намереваясь обрызгать Шляпника, и, не удержав равновесия на скользком мхе, упала в ледяной ручей. Он был мелкий, но и этого хватило, чтобы мгновенно вымокнуть до нитки.
Алисе показалось, что в голове у неё будто что-то взорвалось, она попыталась вдохнуть, но не могла — её словно парализовало. В следующий миг Террант уже вытащил её из воды, и тогда Алиса смогла наконец вдохнуть и почувствовала, как сердце снова забилось.
— Ну вот, что я говорил! — заметил Шляпник, с улыбкой разглядывая её испуганное лицо.
— Не смей надо мной смеяться! — обиделась Алиса и оттолкнула того, за кого только что судорожно цеплялась.
Но Шляпник снова захихикал, и сердитая Алиса решила отойти от него подальше, но, запутавшись в мокрых юбках, чуть не упала. Он поддержал её за локоть и уже хотел было снова рассмеяться, но увиденное заставило его враз посерьёзнеть.
— Отстань! — Алиса вырвала руку из пальцев Шляпника, не замечая его взгляда.
С волос Алисы текла вода, прозрачные мерцающие капли скатывались по щекам, по шее, плечам и исчезали под вырезом платья под ключицами. Тонкая мокрая ткань облепила её тело, подчёркивая каждый его изгиб. Террант воочию увидел, как он хватает Алису за талию, прижимает к себе и слизывает холодные капли с её кожи. Испугавшись своих безумных мыслей, он отскочил от неё подальше.
— Тебе надо срочно обсушиться и согреться, — низким, хриплым голосом сказал он, заставив Алису удивлённо на него оглянуться, — не то заболеешь и тебе придётся принимать препротивнейшие снадобья, которые готовит Её Величество.
— Чудная идея, — продолжала сердиться Алиса. — Может, ты сумеешь развести костёр?
— Костёр? — переспросил Шляпник, с трудом сосредотачиваясь на смысле сказанного. — Нет, огонь здесь никто не любит, потому что он напоминает об Ужастрашном дне. Тебе надо на солнце. Да, солнце! Пошли, это совсем рядом.

***

Через несколько минут деревья внезапно расступились, открывая взору Шляпника и Алисы изумительно красивый луг, поросший высоким разнотравьем. Над цветами жужжали насекомые, похожие на пчёл, но тельца их были в бело-чёрную клеточку, порхали разноцветные бабочки, но среди них, на первый взгляд, не было ни одной синего цвета.
— Это прекрасно! — от восхищения Алиса даже перестала стучать зубами. — Террант, какое чудесное место!
Он покосился на неё и легонько подтолкнул в спину:
— Давай, грейся.
Алиса осторожно ступила на луг из-под сени леса, словно боясь, что это мираж и стоит ей его коснуться, он исчезнет. Шляпник не сдвинулся с места, но внимательно смотрел на неё, чуть прищурив глаза.
Алиса погладила руками траву, доходящую ей до пояса, и, закрыв глаза, подняла лицо к солнцу, наслаждаясь его горячими лучами. В памяти Шляпника навсегда запечатлелась эта яркая картина: хрупкая точёная фигурка Алисы, облепленная мокрой персиковой тканью, на фоне чуть колышущейся от слабого ветерка травы; спутанные, потемневшие от влаги волосы и нежный профиль лица, поднятого к бездонному синему небу. Если бы можно было умирать от любви, Шляпник умер бы в этот самый момент. Он забыл, что это не та Алиса, что, видимо, сама судьба привела их на этот луг, где нашли свой приют бабочки, среди которых, вполне вероятно, мог оказаться и Абсолем.
Алиса вздохнула, открывая глаза. Она начала согреваться и оттого особенно остро ощущала, как неприятно липла к телу холодная мокрая ткань. Кожа мгновенно покрылась мурашками.
— Как думаешь, здесь может быть Абсолем? — спросила она и обернулась к подходящему к ней Шляпнику.
Но он, вместо того чтобы ответить, издал нечленораздельный звук и, зажмурившись, резко отвернулся. Алиса недоумённо посмотрела ему в спину, а потом опустила взгляд и покраснела: мокрая ткань облепила маленькую аккуратную грудь с затвердевшими от холода сосками. Сгорая от стыда, она обняла себя за плечи, прикрываясь руками, и подумала о том, как теперь посмотрит Шляпнику в глаза.
— Если хочешь, м-можем его поискать, — не оборачиваясь, предложил он. — Иди первой.
Террант услышал, как зашуршала трава, и, прикрыв глаза, вздохнул, возвращая самообладание. Постояв так пару мгновений, он открыл глаза и, обернувшись и увидев удаляющуюся Алису, поспешил за ней.
— Абсолем! — позвала она уже в который раз. — Почему бабочки не разговаривают? Можно было бы спросить у них…
Тонкая материя её платья быстро высохла на солнце и ветру, но Алисе всё ещё было стыдно и страшно смотреть Терранту в лицо. В глубине луга трава доходила Алисе до плеч, и когда она касалась стеблей, раздвигая их, чтобы пройти, от трав поднимались волны чудесного аромата.
— Это место идеально подходит для игры в прятки, — заметил Шляпник.
— Что? — не поверила своим ушам Алиса, останавливаясь, и, забыв про то, что ей ещё недавно было стыдно, уставилась на него: — Ты шутишь!
— Ну же, — подначил её Террант, — так и быть, я вожу первый.
Он так забавно пошевелил бровями, что Алиса не удержалась и прыснула.
— Ни за что! — отказалась она.
— Считаю до двадцати, — не сдавался Шляпник и закрыл лицо ладонями. — Раз… два… три…
Алиса оторопело смотрела на него, но когда он досчитал до десяти, сорвалась с места и нырнула в траву, которая тут же над ней сомкнулась. Она бежала наугад, задыхаясь и смеясь, уже не слыша, как Шляпник закончил считать и ринулся за ней.
Алиса полагала, что оторвалась достаточно и что Терранту придётся потрудиться, разыскивая её, когда он неожиданно выпрыгнул из травы сбоку от неё, но споткнулся и растянулся во весь рост, сминая тонкие стебли; его рыжая шевелюра пламенела на фоне зелени. Алису разобрал смех, но всё же она сделала шаг обратно: вдруг Шляпник ушибся или ему нужна помощь, но, видя, что он как ни в чём не бывало поднимается на ноги, снова шмыгнула в траву и побежала.
На этот раз он догнал её быстро и, обхватив руками, будто она была трофеем, заявил:
— Нашёл!
Смеясь до колик, Алиса взбрыкнула, пытаясь вырваться из его хватки, наступила Шляпнику на ногу, он охнул, и они вместе повалились на землю.
Запыхавшаяся Алиса тяжело дышала, щёки её порозовели, а глаза блестели от азарта погони. Шляпник, не сводя глаз с её лица, отодвинулся, опираясь на локти, чтобы своим весом не раздавить эту тростинку, а потом сделал то, что не раз делал в своих мечтах и что было так правильно и естественно, — коснулся губами её губ.

***

Поцелуй был лёгким и нежным, но Терранту хотелось кричать от удовольствия и восторга. Сердце бешено колотилось, в ушах шумело, и горячие волны пробегали по телу. Алиса замерла, не смея шевельнуться или даже выдохнуть. Шляпник вгляделся в её глаза, боясь увидеть в них страх, отвращение или бунт, но вместо этого погрузился в манящую глубину их омутов. Голова закружилась, и он снова коснулся губами этих сводящих с ума губ, на этот раз захватывая их и усиливая давление. Он целовал её неумело, и она отвечала ему тем же. Его тёплое дыхание на лице рождало в Алисе непонятные ощущения, и она задышала часто и прерывисто. Язык Терранта коснулся её мягких губ, пробуя их на вкус, заставляя раскрыться, а потом уверенно проник в её рот, лаская и дразня. Алиса обняла Терранта за шею, пальцы её запутались в его непослушных рыжих кудрях, поглаживая чувствительный затылок и притягивая ближе к себе. Никто из них не заметил, как на цветок дербенника опустилась большая синяя бабочка. Какое-то время она сидела, шевеля щупиками, складывая и раскрывая крылышки, а потом вспорхнула и быстро затерялась среди своих сородичей.
Когда Алиса тихо застонала, отвечая на ласку, по телу Терранта прошла чувственная волна дрожи, но он вдруг отстранился и перекатился на бок, бормоча что-то бессвязное:
— Я не могу… это не ты… неправильно…
— Шляпник, ну что ты? Это я…
Алиса прижалась к его груди, уткнулась носом в шею, щекоча его кожу дыханием, и он не посмел её оттолкнуть, наоборот, притянул поближе и, положив ладонь на её талию, стал поглаживать рёбра большим пальцем. Он чувствовал себя самым счастливым и самым несчастным человеком на свете. Она быстро заснула, а Террант долго лежал, держа её в объятиях, но наконец сон сморил и его.

***

Алиса проснулась оттого, что кто-то лизал её щёку, а потом начал обнюхивать волосы и дышать в ухо. Это было щекотно, и она, не открывая глаз, хихикнула и отмахнулась.
— Вот вы где! Еле нашёл!
Алиса завозилась, разбудив Терранта, и протёрла глаза.
— Баярд? — она уставилась на тяжело дышащего пса и спросила первое, что пришло в голову: — Что ты здесь делаешь?
— Шпионит, не иначе, — добродушно хмыкнул Шляпник, отряхивая одежду.
Сколько они проспали, было неясно, но удлинившиеся тени давали понять, что до заката осталось совсем немного. Жара немного спала, но воздух стал как будто плотнее, предвещая грозу. Ветер стих, и духота, казалось, липла к коже.
— Кто-то рассердил этот день, и сначала он душил нас жарой, а теперь, видимо, будет метать молнии, — заметил Шляпник.
— Там, — Баярд указал мордой в неопределённом направлении, — тебя ждут, Алиса. Поторопись.
— Кто ждёт? О чём ты? — спросила она, но Баярд, нюхая землю, уже потрусил обратно, и Алисе со Шляпником ничего не оставалось, как последовать за ним.


 
Dea_sidereaДата: Четверг, 14.07.2016, 21:17 | Сообщение # 5
Ночная богиня
Статус: Offline
Глава 5

Низкие серые с синим отливом тучи, ползущие с гор, закрыли собой уже полнеба. Стало темно, потому что солнечный свет не мог пробиться сквозь мрачные грозовые облака. Угрожающие раскаты грома слышались всё ближе, и Алиса угрюмо подумала, что не хватало только второй раз вымокнуть до нитки. Шляпник тревожно оглянулся и ускорил шаг. Он любил грозу, но сейчас он беспокоился за Алису — не хотел, чтобы её намочил ливень или испугали молнии. Он не знал, что настоящая Алиса не раз переживала шторм в море, и гроза её не пугала, но эта Алиса была не та и её реакции были непредсказуемы.
Они были уже в Мрамории, когда с неба начали падать первые крупные капли дождя. До замка оставалось рукой подать, и путники пустились бегом.
Всё же как было приятно оказаться в безопасности под крышей, закрыв дверь у непогоды перед носом, и та, словно разозлившись, разошлась не на шутку. Выглянув в окно, Алиса ничего там не увидела из-за сплошной серой стены дождя.
Немного вымокнуть всё-таки пришлось, но это было не страшно, потому что Баярд провёл Шляпника и Алису в зал, в котором ярко пылал камин. Меньше всего она ожидала увидеть Абсолема, сидящего на плече Белой Королевы. Та окинула взглядом прибывших и понимающе промолчала, а Алиса покраснела, поняв вдруг, что её измятая одежда и растрёпанные волосы могут навести окружающих на неправильные мысли о том, где она была со Шляпником и что делала. Оправдываться она не собиралась, потому что оправдываться было не в чем: они просто мирно спали на лугу.
— Поглядим… — протянул Абсолем и, спорхнув с белого кружева королевского платья, подлетел к Алисе и стал кружить вокруг её головы.
— На что поглядишь? — поинтересовалась она, следя за ним взглядом.
Но Абсолем, не ответив, вернулся на плечо к Белой Королеве и замер.
— Вы долго гуляли, — заметила она и, подойдя к Шляпнику, вынула травинку из его волос.
— Что это Вы делаете? — нахмурилась Алиса.
— Вот, травинку вынимала, — нежно пропела Мирана и отбросила стебелёк в сторону.
— Но Вы же гладили его волосы! — не унималась Алиса. — Террант, она же запускает в тебя коготки с самого Ужастрашного дня, когда ты спас её от Бармаглота! Думаете, если бы не я, он бы уже был Вашим? — снова напустилась она на Мирану.
Её Белейшему Величеству всё это определённо перестало нравиться. Пусть Алиса — Бравный Воин и освободительница Андерлэнда, но это не давало ей права так разговаривать с Королевой. Мирана прищурила глаза и сдвинула брови, её пальцы начали мелко подрагивать.
— Будь у меня желание, — ответила она не свойственным ей строгим тоном, — я бы его уже заполучила.
— Алиса, опомнись, — попытался её урезонить сбитый с толку Шляпник: только что она была такой милой и вдруг превратилась в истеричную фурию.
— Почему ты всегда её защищаешь?! — взвилась Алиса. — А, я поняла: ты любишь её! Ладно. Если хочешь, можете быть вместе. Надеюсь, вы будете очень счастливы!
Рыдая, она выбежала из зала, оставив Терранта и Мирану недоумённо переглядываться.

***

— Простите её, Ваше Величество, — только и смог сказать Шляпник. — Она не в себе.
— Я ведь всегда говорил, что она бестолковая, — подал голос Абсолем и обратился к Миране: — Есть основания считать её полнейшей бестолочью?
Но та лишь вздохнула и стиснула руки на груди.
— Недавно я вернулся из Наземья, — продолжал Абсолем, всё так же характерно растягивая слова, — и видел там Алису. Она была разумна, и это даёт основания полагать, что она — это не она.
— Так их две? — ахнула Королева.
— Совершенно очевидно, — с достоинством кивнул Абсолем.
— Как такое возможно? — обескураженно спросил Шляпник.
Абсолем томно вздохнул и заговорил:
— Когда Алиса готовилась вернуться в Наземье, в душе она сомневалась. Часть её хотела остаться с тобой и осталась.
— И кто же из них подлинная Алиса? — поинтересовался Террант и затаил дыхание, ожидая ответа. Даже сердце, казалось, остановилось.
— Никто, — изрёк Абсолем и сложил крылья.
— Не понимаю… — совершенно искренне сказал Шляпник.
— В каждом из нас тончайшая гармония, — терпеливо начал объяснять Абсолем, — долга и желаний, разума и сердца, которая поддерживает в вечном равновесии и связывает нас в целое.
— Как оно нарушилось? — обеспокоенно поинтересовалась Мирана.
— Душой Алиса жаждала остаться с тобой, — Абсолем щупиком указал на Шляпника, — но долг звал её. И вот зеркало-портал сработало: любящая девушка теперь с тобой, а преданная дочь и капитан корабля — в Наземье.
— Можно как-нибудь вновь их соединить? — задал сакраментальный вопрос Баярд, тихо лежащий на коврике у камина.
— Может быть, — неопределённо протянул Абсолем. — Вопрос в том, как доставить эту Алису наверх, ведь если она не хочет возвращаться, ни один портал не сработает.
— Но должен же быть способ! — настаивал Шляпник.
— А если доставить ту Алису сюда? — снова спросил по существу Баярд, и Абсолем не замедлил ответить:
— А если она не верит в Страну Чудес, сможет ли она сюда попасть?..

***

Шляпнику нравилось быть беззаботным — тогда и жить было веселее. Но в последнее время он стал таким заботным, что это его угнетало. Его стали занимать слова, начинающиеся на литеру «С»: сон, сожаление, снова, слёзы, сладость, счастье, страсть, соперник, страдание, страх, смерть…
Только он мог уговорить Алису вернуться домой, потому что убедить её даже Абсолему не удалось. Мог ли Шляпник представить, что сам будет стремиться расстаться с ней? Разве что в кошмарах. В его путаном сознании с трудом складывалось целостная картина, наоборот, всё разбивалось на тысячи осколков, каждый из которых ранил душу, причинял боль, резал до крови.
Сначала Алиса не верила, что могла раздвоиться, затем, поверив, наотрез отказалась покидать Шляпника. Он заверил её, что тоже не хочет расставаться, хотя иного выхода не было.
— Но ты рвёшься вернуть меня в Наземье, — говорила она.
— Я хочу, чтобы ты стала собой, — отвечал Террант, — но что бы ни случилось, ты моя любовь навеки.
Алиса согласилась вернуться в Наземье, но ей предстояло незаметно выбраться из имения Эскотов, потом найти себя и совершить что-то, что соединит обе части в одно целое. «Это вполне осуществимо, хотя и невозможно», — вспомнились ей слова Чешира, когда она собиралась украсть Хроносферу.
Когда Абсолем заявил, что другая Алиса находится в плавании и когда вернётся — неизвестно, все приуныли.
— Её Величество готовит отличное зелье, которое позволяет присниться тому, кому пожелаешь, — вдруг вспомнил Белый Кролик.
— Действительно, — согласилась Мирана, — может быть, и не нужно ждать, а достаточно только присниться… Кто отправится в сновидение Алисы, кроме неё самой?
— Я пойду, — печально обронил Шляпник, не поднимая глаз. — И Абсолем.
Тому не понравилось, что кто-то что-то за него решил, но возражать не стал — в конце концов, Шляпник был прав.
Королева отправилась варить зелье, а Алиса, сидевшая на белом диване рядом с мрачным и напряжённым Террантом, молча взяла его за руку и слегка сжала. Ей хотелось сказать, что она здесь, что поддерживает его, что всё будет хорошо, но слова не шли и были бессмысленными.
Мирана, казалось, вернулась слишком быстро.
— Готово! — известила она и сунула в руки Шляпнику и Алисе по ёмкости с прозрачной жидкостью, отливающей перламутром, а третью поставила перед Абсолемом. Тот немедленно опустил в зелье хоботок, Алиса с Террантом переглянулись и одновременно осушили бокалы.

***

«Чудо» держал путь на Англию. Капитан Кингсли беспокойно ворочалась в постели в своей каюте, а когда наконец заснула, ей приснился необычный сон.
Ей снилось, что она проснулась и увидела в своей каюте саму себя, Шляпника и Абсолема. Странно: помнится, раньше, когда они ей снились, она была в Стране Чудес, а теперь наоборот. Но ещё более странным было то, что она видела своего двойника. Впрочем, двойник тоже смотрела на неё во все глаза.
— Чем обязана визитом? — осведомилась она, осознавая, что это всего лишь сон.
— Ты должна выслушать меня очень внимательно, — тягуче сказал Абсолем и начал излагать случившееся с тех пор, как одна Алиса прошла сквозь зеркало, а другая осталась.
— Тебе достался сильный характер и острый ум, — резюмировал Шляпник, но всё остальное — в ней: сердце, сопереживание, доброта, нежность.
Алиса-капитан встала и медленно обошла вокруг двойника, с интересом её разглядывая.
— Давай допустим, что это так и во мне нет чего-то, чтобы испытывать теплоту к тебе и к остальным. Эти… чувства не давали мне выполнять свой долг и полностью посвятить себя бизнесу и достойно продолжать дело моего отца. Без них я и капитан лучше, и дочь, и владелец торговой компании. Кто бы она ни была, — Алиса кивнула на другую Алису, — я не хочу, чтобы она мне мешала. Ты чувствуешь неполноценность? — внезапно обратилась она к своему двойнику.
— Нет, — с вызовом ответила Алиса, — неполноценности я не чувствую. Если ты часть меня, я без тебя обойдусь. Я не признаю, что бизнес и долг превыше любви. Для меня нет ничего важнее, чем быть женой Шляпника.
— Он твоим мужем быть не собирался, бестолковая! — рассердился Абсолем.
— Видишь? — воззвал к Алисе-капитану Террант. — Она не в своём уме!
— Вы просто два сапога пара! — усмехнулась она. — Оба чокнутые. Я сознаю, что тебе не хватает того идеального варианта Алисы, которую ты любил, но это не даёт тебе права уничтожать две отдельные личности, чтобы получить одну, которую ты хочешь! Вот моё решение: возвращайся в Андерлэнд и бери её с собой. А я, по возвращении в Лондон, намерена выйти замуж за Джеймса — статус миссис Харкорт откроет новые перспективы для компании, ведь бизнесмены уважают семейные пары, ведущие дела вместе.
Всегда белое лицо Шляпника стало пепельно-серым, глаза его словно выцвели и оттенком напоминали пожухлую осеннюю траву. В ярких волосах появились белые пряди. Он сделал шаг назад и отступал, пока не упёрся спиной в стену.
— Перестань! — взмолилась Алиса, обращаясь к своему двойнику. — Зачем ты это говоришь? Ты делаешь ему больно!
— Больно? — холодно переспросила Алиса-капитан. — Я не причиняла ему физической боли, а боль душевная — миф.
Шляпник поднял взгляд и, не моргая, уставился на неё, всё больше мрачнея.
— Миф? — хрипло повторил он и вдруг отлепился от стены, не глядя, отстранил Алису, гладившую его по плечу, и решительно подошёл к Алисе-капитану, высокомерно взиравшей на него. — Да что ты знаешь о боли?
Алиса испугалась, что сейчас Шляпник совершит нечто ужасное, что он схватит её самоуверенного двойника и попросту сломает, и та рассыплется, как разбитая фарфоровая кукла. Шляпник подошёл к Алисе вплотную, и теперь они стояли, испепеляя друг друга взглядами, и оба не собирались отступать. Казалось, прошла вечность, и когда Шляпник вновь заговорил, голос его был на удивление ровным и спокойным.
— Если не согласишься снова стать собой, ты оставишь её без разума. И это будет совсем не тот Алиса!
— Меня это не волнует, — хладнокровно парировала Алиса-капитан. — В конце концов, это мой сон и я решаю, чему дальше быть. Вот сейчас проснусь и вас нет как нет.
Казалось, сам господин Время замедлил свой ход. Шляпник, Алиса и Абсолем смотрели, как медленно рука другой Алисы поднимается, чтобы ущипнуть себя за плечо. Ещё секунда — и сон прервётся. Но Террант успел среагировать, перехватив запястья Алисы, и замедленный морок спал. Она дёрнулась, возмущённая таким обращением с собой.
Алиса отмерла и бросилась к ним, не соображая толком, кому больше нужна помощь — Шляпнику или её двойнику.
— Постой… — попытался остановить её Абсолем, но она от него отмахнулась.
Алиса-капитан снова рванулась, пытаясь освободиться от хватки Шляпника. Он продолжал удерживать запястья одной Алисы, а вторая Алиса, в свою очередь, схватила его запястья, пытаясь оторвать его руки от рук своего двойника.
— Пусти! — в унисон выдохнули обе Алисы.
— Вы обе — не более чем магические фрагменты, — сказал Террант, и обе Алисы замерли, уловив в его низком голосе скрытую угрозу. — Действуй, — обратился он к Абсолему и, глубоко вдохнув, резко отступил назад, одновременно разжимая пальцы.
Руки обеих Алис соприкоснулись и словно приклеились друг к другу. Абсолем порхал над их головами, выписывая замысловатые волшебные узоры, и с его крылышек будто сыпалась жемчужно-голубая пыльца. Силуэты обеих девушек засветились тёплым золотистым светом, который становился всё ярче, превращаясь в белое сияние, и Шляпнику пришлось прикрыть глаза. Он не видел, как Алисы растворились в этом ослепительном свете, который через мгновение вспыхнул и померк вокруг единственной настоящей Алисы.

***

У Алисы было ощущение, что она вынырнула на поверхность с большой глубины. Голова закружилась, зрение затуманилось, и она упала на пол каюты. Шляпник опустился рядом с ней на колени, но его голос доносился до неё словно сквозь вату. Когда сознание наконец прояснилось, она порывисто обняла Терранта за шею.
— Получилось! — с восторгом выдохнула она.
— Да, — подтвердил Шляпник, прижимаясь щекой к её волосам. Он печально улыбнулся, в глазах застыло выражение отчаянной обречённости, но Алиса этого не увидела.
— Когда проснёшься, — сказал Абсолем, — ты ничего не будешь помнить. С того самого момента, как прошла сквозь зеркало обратно.
— Но когда мы встретимся в замке снов, я тебе всё-всё расскажу, — заверил её Шляпник и, отстранившись, заглянул ей в глаза, которые блестели от слёз.
— Ты предпочтёшь остаться здесь или вернуться в Андерлэнд? — буднично поинтересовался Абсолем.
— Я предпочту золотую середину, — ответила ему Алиса, но смотрела при этом только на Шляпника.
Они потянулись друг к другу одновременно, и их губы встретились. В этот поцелуй и в это объятие оба вкладывали всю свою душу, навсегда даря сердце любимому человеку.
— Её Величество варит отличное зелье, позволяющее присниться тому, кому пожелаешь, не так ли, Шляпник? — с улыбкой спросила Алиса, отстраняясь, но продолжая держать его за руки.
— Но ведь сны — это не реальность, — ответил он её же словами.
Алиса погладила его по щеке, наклонилась и, касаясь губами его уха, прошептала:
— Кто отличит одно от другого?


 
FrekenBokДата: Понедельник, 18.07.2016, 01:00 | Сообщение # 6
Второкурсник
Статус: Offline
Обычно не читаю другие фанфики с пейрингами не из мира ГП, но этот фик получился очень душевным. Вполне себе интересно...я даже не смотря второй фильм про Алису прониклась этой трогательной историей любви...Браво, АВТОР!
 
HippomarusДата: Понедельник, 18.07.2016, 07:52 | Сообщение # 7
Третьекурсник
Статус: Offline
Это было прекрасно! Обожаю первый фильм, Шляпника и Бёртона. А после этой истории даже захотелось пересмотреть второй)
Такие трогательные отношения главных героев, забавные окружающие их друзья. Я прям видела их всех, каждое их действие. Мало читала по этому фандому, но определенно это одна из лучших историй! Хочу больше ;) В добрый дальний, Dea siderea!!!


 
Dea_sidereaДата: Понедельник, 18.07.2016, 17:50 | Сообщение # 8
Ночная богиня
Статус: Offline
FrekenBok, Hippomarus, спасибо за такие тёплые, эмоциональные комментарии. 16love Я рада, что вам понравился фик, что он не оставил вас равнодушными. Мне хотелось написать в первую очередь о чувствах, и здорово, что удалось их донести. 09heh
Я тоже практически не читаю не ГПшные фики и уж тем более никогда раньше не писала ничего, кроме снейджера, но терралиса очень мне полюбилась, как и Страна чудес вообще. Интересный мир, прекрасный пейринг. 03yes

Цитата Hippomarus ()
Обожаю первый фильм, Шляпника и Бёртона.

Аналогично! 02wow



 
HippomarusДата: Понедельник, 18.07.2016, 19:07 | Сообщение # 9
Третьекурсник
Статус: Offline
Цитата Dea_siderea ()
Я тоже практически не читаю не ГПшные фики и уж тем более никогда раньше не писала ничего, кроме снейджера, но терралиса очень мне полюбилась, как и Страна чудес вообще. Интересный мир, прекрасный пейринг.

Я, если честно, читая Ваш фик, ловила себя на мысли, что я изменяю снейджеру 01blush Уж больно он мне понравился, и после него потянуло читать еще и еще про Шляпника и Алису 16love И все время казалось, что профессор Снейп смотрит на меня с немым укором 11lol


 
Dea_sidereaДата: Вторник, 19.07.2016, 19:46 | Сообщение # 10
Ночная богиня
Статус: Offline
Hippomarus, спасибо... 16love Я очень рада, что вы прониклись и всё так хорошо прочувствовали, и что заразились терралисой! 02wow

Цитата Hippomarus ()
И все время казалось, что профессор Снейп смотрит на меня с немым укором

:lol3: Профессор, не ревнуйте! 11lol Мы вас любим! 03yes
Когда шипперишь один пейринг, да ещё годами, невольно чувствуешь себя этаким однолюбом. 11lol Но, на мой взгляд, любить что-то ещё, кроме снейджера, - не значит его предать, а просто расширить границы своего чувственного восприятия.
И, к сожалению, фиков (тем более хороших) по терралисе намного меньше, чем по снейджеру, да и ГП-фандом - всё же лучший в мире, с ним ничто не сравнится. 09heh


 
NATALI_2010Дата: Понедельник, 15.08.2016, 15:32 | Сообщение # 11
Пятикурсник
Статус: Offline
Спасибки. Очень понравилось. 02wow

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
Dea_sidereaДата: Понедельник, 15.08.2016, 17:48 | Сообщение # 12
Ночная богиня
Статус: Offline
NATALI_2010, и вам спасибо, что читаете! 16love

 
Форум Тайн Темных Подземелий » Тайная библиотека подземелий » Ориджиналы и иные фандомы » "Разделенная", автор Dea siderea, PG-13, Шляпник/Алиса (Drama/Fluff, миди, закончен)
Страница 1 из 11
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
2. С песни по строчке-2
3. Ассоциации-6
4. А или Б?
5. Да или Нет ?
6. Если бы вы были..?
7. "Хэвистон-корт" авторы З...
8. Если, значит
9. "Отец героя", автор Olia...
10. Извращенцам - сюда
11. Я всё могу
12. Поиск фанфиков ч.3
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Здравствуйте, я – ваша крест...
15. Словотворчество-2
16. Съедобное-несъедобное
17. 5 из одного
18. Дешифровка-4
19. "Chasing The Sun", перев...
20. Ляпы и несоответствия в книгах ...
1. vah[24.07.2017]
2. ThomEa[23.07.2017]
3. jikoljrb[23.07.2017]
4. Serpent7[22.07.2017]
5. MilenaLove[22.07.2017]
6. Lena_Leto[21.07.2017]
7. Owlisa[19.07.2017]
8. Lieonheart[19.07.2017]
9. MAKeevchanin[19.07.2017]
10. katemonttop[19.07.2017]
11. OLegusEl[19.07.2017]
12. Annabell-Mstrade[17.07.2017]
13. zujkis[17.07.2017]
14. Ielolay[16.07.2017]
15. персол[14.07.2017]
16. Rina_Mir[14.07.2017]
17. ScottWab[13.07.2017]
18. Виталина[13.07.2017]
19. Maliyshm[13.07.2017]
20. BarbaraZes[13.07.2017]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, nika, kino, fashist, Marihuana, Calista, Verity, virgosenecta, olivas, loa81, spinne, Liric, Grene, Ariana, Poppy, Tasha, Shin-chan, ДО)(ТОР, Sofya, Гвен, hamedorea_green, aNiSa, Severina_de_Vetra, NATALI_2010, Leya, WingedWolf, panda, Helench, pellar, kaileena13, Назик, Гера, Надюша, nevemore, basty, ntym13, Persephona, ku4erawka, Lana_08, Сашенька, Шторм, Michelle, Маруся2009, Love, Kikimora, PolinaSnape, ailene, MariannaMaguire, Alisia, just_aquarius, Aleksa13, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2017
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz