Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



  • Страница 1 из 7
  • 1
  • 2
  • 3
  • 6
  • 7
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "Турнир трёх волшебников в Дурмстранге", автор olala (джен, экшн, G, миди)
"Турнир трёх волшебников в Дурмстранге", автор olala
СНЕЙДЖЕРДата: Вторник, 17.05.2011, 20:57 | Сообщение # 1
Семикурсник
Статус: Offline
Комментарии к фанфику "Турнир трёх волшебников в Дурмстранге", автор olala, джен, экшн, G, ГГ/СС, ГГ/РУ, миди, закончен







 
СНЕЙДЖЕРДата: Вторник, 17.05.2011, 21:00 | Сообщение # 2
Семикурсник
Статус: Offline
Название: Турнир трёх волшебников в Дурмстранге
Автор: olala
Рейтинг: G
Пейринг: ГГ/СС, ГГ/РУ
Жанр: джен, экшн
Отказ: написано не с целью извлечения прибыли, права на упомянутых в тексте персонажей и реалии из мира Дж.Роулинг принадлежат Дж.Роулинг
Саммари: Время действия – следующий год после Турнира трёх волшебников в Хогвартсе. Но Турнир трёх волшебников в Дурмстранге – это совсем другое дело. Слишком там всё для гриффиндорской отличницы Грейнджер необычно. А профессор Снейп, как всегда, работает минимум на две стороны.
Комментарий: написано на Challenge-состязание "СЕМЬ ВЫЗОВОВ В ЧЕСТЬ СЕМИЛЕТИЯ Тайн Темных Подземелий
Bызов: "Турнир трёх волшебников"
Предупреждение: любовь в этой истории - не главное, но всё равно она как-то незаметно пробралась...
Размер: миди
Статус: закончен



 
СНЕЙДЖЕРДата: Вторник, 17.05.2011, 21:03 | Сообщение # 3
Семикурсник
Статус: Offline
windwingswrites puts me to rights

- Декан Снейп, команда Слизерина приглашена на Турнир трёх волшебников в Дурмстранг, - официальным тоном произнёс ректор Дамблдор и вручил профессору пергамент. Снейп молча взял его, отошёл от стола и стал ждать продолжения. Декан Гриффиндора явно сидела здесь не случайно: Минерва в очередной раз решила, что я снял слишком много баллов...

- Ваш игрок – Драко Малфой, насколько мне известно, - Дамблдор от гриффиндорской деликатности никогда не мог перейти к неприятным новостям сразу.

- Да, он давно готовится, - ответил Снейп. – Сегодня он объявит имена своих секундантов, а завтра после полудня мы уже будем в Дурмстранге.

Общеизвестные сведения были, таким образом, исчерпаны, и Дамблдору поневоле пришлось перейти к делу:

- Третьего игрока пригласили из Гриффиндора.

Снейп сел рядом с Минервой. Это действительно был сюрприз, а неожиданности приятными не бывают.

- Гриффиндор не специализируется на тёмных искусствах. Отправьте вежливый отказ.

Дамблдор покачал головой, декан Макгонагалл отчётливо фыркнула, но Снейп не обратил на неё внимания:

- Альб, я правильно понял? В Дурмстранге хотят познакомиться с Мальчиком-который-выжил?

- В приглашении его имя не указано...

- И на том спасибо.

- ...но приглашён гриффиндорец, доказавший, что он лучший.

- Дурмстрангская вежливость! – не выдержала наконец Минерва. – Каркаров его не получит!

Хорошо зная Дамблдора, Снейп уже по манере поглаживать бороду определил, что ректор Хогвартса всё решил, но объяснять никому ничего не намерен.

- Минерва, кто у тебя лучший на пятом курсе? Мисс Грейнджер, не так ли?

Декан Макгонагалл не стала отрицать очевидного. Глаза у неё горели, и коллеге из Слизерина это блеск совсем не понравился: Нормальных в Гриффиндоре не держат, но чтоб такое...

- Минерва, девочке нечего делать на играх в Дурмстранге, и ты это знаешь!

Декан Макгонагалл ощерилась так, что почти приняла свою анимагическую форму:

- Моя девочка даст фору всем твоим неженкам-аристократам! Я уж не говорю про успехи в науках. И тёмные искусства мы тоже изучаем, не беспокойся. Причём с нужной стороны.

- Коллеги, спокойнее, спокойнее! – вмешался в классическую перепалку двух факультетов Дамблдор. - Мисс Грейнджер – во всех отношениях достойная замена... В общем, она лучшая в Гриффиндоре, и мы с Минервой уже всё обсудили.

Снейп завёл глаза к потолку: С этого и надо было начинать, старая ты сволочь... Если ректор и прочитал его мысли, то никак этого не показал, и продолжил уже официально:

- Декан Макгонагалл, ваше приглашение! Пусть мисс Грейнджер выберет секундантов. Отправление завтра после обеда.

Глава Гриффиндора вскочила с места и воинственно схватила пергамент, Снейп тоже поднялся и пошёл за ней к двери. Он знал, что его коллега всегда прислушивается к голосу разума, и надеялся её отговорить.

- Север, задержись на минутку.

Снейп чуть не выругался вслух, но покорно вернулся к столу ректора: Шляпа иногда ошибается. Иначе как этот Макиавелли оказался в Гриффиндоре?

- Север, мисс Грейнджер выберет секундантами Поттера и Уизли. Минерва думает, что сможет её отговорить, но она не сможет...

- Понятно. Поттер должен одновременно участвовать в турнире и не участвовать в турнире. И провернуть такое некому, кроме Снейпа... Хорошо, я пригляжу за ним. Я только этим и занимаюсь.

- Спасибо тебе, Север. Спасибо за всё.

Выбор секундантов на общем собрании Слизерина был простой формальностью – дело давно было обговорено и решено за кулисами. Первые три курса трепетали от сознания важности происходящего, старшие курсы вполголоса делали ставки согласно добытой информации. Фавориты Крэбб и Гойл сияли самодовольством.

Снейп прошёл по центральному проходу гостиной на своё председательское место. Шум голосов за ним утихал, словно сбитый развевающейся чёрной мантией. Для начала декан вкратце коснулся истории, особенностей и общей важности турнира в Дурмстранге, затем - важности победы на нём именно Слизерина. Не обошёл он вниманием и нынешнего третьего соперника... Почти у всех участников тотализатора вытянулись лица – такого, конечно, не ожидал никто. Но подробно останавливаться на поистине потрясающей новости декан не стал и объявил:

- Поприветствуем нашего будущего победителя!

Пока Драко шёл – нет, шествовал! – к нему, Снейп с трудом удерживался от гримасы: весь вид крестника источал такое высокомерие, что Крэбб и Гойл выглядели на его фоне жалкими дилетантами. Но Малфой есть Малфой, и с этим ничего не поделаешь. Речь свою он произнёс весьма достойно, отдав должное и традициям факультета, и преподавателям, коим он обязан своей прекрасной подготовкой, и своим соученикам, без товарищеской поддержки которых обойтись просто невозможно.

- Спасибо всем! – с чувством закончил Драко.

Раздались аплодисменты. Крэбб и Гойл хлопали громче всех и с трудом удерживались на месте. Снейп задал ритуальный вопрос:

- Ты уже выбрал себе секундантов? Назови их имена.

- Теодор Нотт, Блейз Забини, - объявил Драко. Потом, помолчав, сказал уже поднявшимся с места Крэббу и Гойлу:

- Простите, но речь о жизни и смерти. Мне нужны бойцы, а не просто друзья.

Чистокровная гордость всё-таки усадила обе тени Малфоя на место без комментариев. Блейз и Тео, которые уже присоединились к своему капитану, старались не встречаться с ними взглядами. Впрочем, для Слизерина это было дело обычное. Младшие курсы молча переваривали полученный урок, участники тотализатора так же молча подсчитывали прибыли и убытки. Снейп ещё раз обратился ко всем присутствующим:

- Поприветствуем нашу команду и пожелаем ей победы!

На этот раз аплодисменты были куда громче и горячее: Нотта и Забини на факультете любили, а Малфоя боялись.

Декан Слизерина вновь поздравил всех, ещё раз напомнил о победе и на том закрыл собрание. Младшие курсы организованно покинули гостиную, за ними ушли неудачники Крэбб и Гойл. Отдав необходимые распоряжения Малфою с его секундантами, ушёл и Снейп. Остальные обступили героев, посыпались восторги, подначки, советы... С такой командой у Слизерина были все шансы показать Дурмстрангу, кто главный в волшебном мире.

В гостиной Гриффиндора сгорал от нетерпения весь факультет. О вызове Дурмстранга уже было известно каждому: кто успел встретиться до начала собрания с деканом, тут же поделился важной новостью с однокурсниками.

Многие стояли за то, чтобы гордо отказаться. Самая тёмная школа волшебного мира в Гриффиндоре не внушала почтения никому, и в таком приглашении легко было усмотреть изощрённое издевательство. Турнир трёх волшебников Дурмстранге, хоть и проводился регулярно вот уже семьсот лет подряд, считался как бы не совсем настоящим Турниром трёх волшебников... И программа игр, и процедура определения победителей были мало того, что весьма своеобразные, так ещё и практически полностью находились в ведении главы Дурмстранга. Которым сейчас был не кто иной, как недавний узник Азкабана Игорь Каркаров... «Сторонники Того-кого-не-называют наглеют на глазах! Нельзя с ними играть и вообще иметь с ними хоть что-то общее!» - считала добрая половина факультета. Менее добрая половина гриффиндорцев во главе с близнецами Уизли и Маклаггеном утверждала, что тот, кто нарывается – нарвётся, и самое время это доказать на практике. «Лично я уже готов», - добавлял к этому Кормак. Были, впрочем, и сомневающиеся. Эти поглядывали в сторону Поттера и его компании.

Гарри разделял их противоречивые чувства. Врезать как следует тёмным на их же территории – лучше не придумаешь. От Слизерина поедет, конечно, Малфой, и желание сбить с него спесь было почти невыносимым. Но Гарри понимал, что разбирается в тёмных искусствах, мягко говоря, недостаточно. К тому же, хоть он и не знал, что приглашение пришло фактически на его имя, Мальчик-который-выжил чувствовал, что вызов, как и в прошлом году, адресован именно ему. А от него зависело слишком многое, чтобы очертя голову бросаться навстречу приключениям, это Гарри уже понял. Опыт – лучший учитель... Вот именно, - вкрадчиво твердил ему внутренний голос. – Где ещё учиться защите от тёмных сил, как не в логове тёмных сил? В общем, Поттеру ужасно хотелось поехать в Дурмстранг. Поэтому он отмалчивался: Дамблдор, скорее всего, никуда его не отпустит.

Рон всей душой был на стороне братьев и молчал только потому, что молчал Гарри. Гермионе тоже было не до разговоров: она гадала, правильно ли она вела себя во время последней встречи с Макгонагалл и верно ли истолковала её кивок на выходе из кабинета ректора. Друзьям она ничего не говорила: пусть это станет для них сюрпризом! В их согласии стать её секундантами Гермиона не сомневалась ни на секунду и была совершенно права.

Декан Макгонагалл незаметно заняла своё место председателя, выждала момент относительной тишины в гостиной и обратилась к собранию:

- Друзья и коллеги! Вы уже знаете о вызове, брошенном нашему факультету. Не буду говорить о том, что он может означать. Предлагаю просто проголосовать: принимать нам или не принимать это приглашение. И то, и другое будет сейчас равно достойным ответом проискам тёмных сил! Кто за то, чтобы отказаться от поездки в Дурмстранг?

Вверх взметнулся лес рук, Почти Безголовый Ник громко начал подсчёт, но Минерва уже видела, что это много, много меньше половины факультета. Она вздохнула свободнее. Увы, несмотря на возраст, профессионализм и жизненный опыт подлинно гриффиндорское сердце декана билось в такт с пылкими сердцами Уизли и Маклаггена...

- Спасибо! Кто за то, чтобы наша команда поехала в Дурмстранг?

Вновь начался подсчёт голосов, который закончился бурным всплеском восторга: перевес был значительный. Макгонагалл для порядка спросила, есть ли воздержавшиеся. Поттер, Уизли и Грейнджер неохотно подняли руки, немногие сомневающиеся сделали то же самое, и по взглядам остальных гриффиндорцев Гарри понял, что уважение к нему упало почти до нуля. Декан встала и обратилась к собранию:

- Спасибо всем, решение принято. Осталось выбрать игрока, который потом выберет себе секундантов.

Минерва выдержала паузу, во время которой собралась и приготовилась. Очень многим в Гриффиндоре её выбор показался бы не менее диким, чем Снейпу. Подвести к нему следовало осторожно и естественно.

- Со стороны Дурмстранга выступает на этот раз пятый курс, что накладывает известные ограничения на возраст главного участника...

Маклагген заметно напрягся: до сих пор главный гриффиндорский сторонник решительных действий был уверен, что игроком будет он. Декан не то, чтобы поощряла его интерес к тёмным искусствам – такое в Гриффиндоре просто невозможно – но была в курсе его дополнительных занятий и даже иной раз давала советы.

- Впрочем, к секундантам это не относится, здесь игроку предоставляется полная свобода выбора.

Кормак понял, что игроком предложат быть победителю прошлогоднего турнира. Это было нечестно, поскольку попал он туда обманом, но справедливо, поскольку турнир Поттер всё же выиграл. Поттер так Поттер, - подумал Маклагген. – Он много о себе понимает, но в сущности парень хороший. И потом, Избранный – это Избранный...

Но тут декан вновь сбила несложный ход мыслей спортсмена:

- Я думаю, было бы не совсем правильно посылать в Дурмстранг победителя прошлогоднего турнира. Он уже доказал, что он настоящий боец и тёмные силы ему не страшны. У нас есть и другие вполне достойные кандидаты.

Маклагген опять приободрился, а Гарри безнадёжно уставился в пол. Рон, открыв рот, смотрел на друга, и весь вид его просто кричал: «Ты чего молчишь?!» Не дождавшись ответа, он перевёл взгляд на Гермиону. Та не видела никого и ничего, кроме декана Макгонагалл, и ловила каждое её движение.

- Лучшей ученицей пятого курса да, пожалуй, и всего факультета, по праву считается мисс Грейнджер...

И, не дожидаясь пока собрание опомнится, декан продолжила:

- Если она согласится стать нашим игроком, Дурмстранг пожалеет о своей наглости. Гриффиндор никогда не ходил проторенными путями! Поклонников и знатоков тёмных искусств ждёт большой сюрприз!

Минерва с удовольствием ощутила, как по гостиной проходит волна понимания и предвкушения победы. Гермиону на факультете знали хорошо. Даже те, кому она не нравилась, не могли не уважать её знания, способности, волшебную силу. К тому же игрок-девушка сразу же разрушит все планы и расчёты Дурмстранга: за семьсот лет состязаний такого там не бывало никогда. Собрание одобрительно зашумело.

- Гермиона, ты согласна поехать в Дурмстранг в качестве игрока от Гриффиндора? Ты вправе отказаться. Никто не сомневается ни в твоей храбрости, ни в твоей компетентности. Но есть ещё и внутреннее убеждение, против которого идти нельзя.

Это была великая минута в жизни прирождённой отличницы Грейнджер. Именно об этом ей твердили всю жизнь: «Только учись – и всего добьёшься!»

- Я согласна, - просто и спокойно ответила Гермиона.

Гриффиндор не взорвался аплодисментами, как можно было бы ожидать. Все молча подняли руки и сцепили их над головой в знак величайшего уважения. И только декан Макгонагалл знала, что главное решение пока не принято:

- Ты назовёшь своих секундантов сама, или мы сначала послушаем добровольцев?

- Уизли и Поттер, - немедленно ответила Гермиона.

Минерва ожидала этого и потому тут же напомнила:

- Гарри уже участвовал в Турнире трёх волшебников. И у нас есть кандидаты ничем не хуже. Целый факультет! Ограничений нет никаких.

Добровольцы начали привставать с мест. Маклагген уже пробирался вперёд. Рон еле удерживался от затрещины: Гарри поднял голову, но по-прежнему никак не реагировал на происходящее.

- Мои секунданты – Рон и Гарри, - повторила Гермиона, стараясь не думать о последствиях своего необъяснимого упорства. Минерва в полном отчаянии пошла ва-банк:

- Кормак готовится к такому вызову уже очень давно. Успехи его превосходят все ожидания. Он не принял участия в прошлогоднем турнире только потому, что ему не хватало года до назначенного возраста. Тебе не кажется, что вот так отказать ему – просто несправедливо?

И тут декан Макгонагалл узнала, кто станет следующим деканом Гриффиндора:

- Мисс Макгонагалл... Вы сказали сейчас о внутреннем убеждении... Я чувствую, что речь идёт о жизни и смерти. В Дурмстранге мне понадобятся прежде всего не бойцы, а друзья.

Официальное обращение за согласием к секундантам было по сути уже не нужно и потонуло в овациях. Громче всех и совершенно искренне хлопал потрясённый Маклагген.

Холодно, очень холодно... Кругом снег. Кругом Мерлин знает сколько снега! Во всяком случае, ни гриффиндорцам, ни слизеринцам до сих пор видеть замёрзшую воду в таких количествах не доводилось. Они стояли в ней кто по колено, а кто и выше. И уже промёрзли до костей. Интересно, далеко ли до Дурмстранга?

- Идти около мили, - Снейп то ли по обыкновению прочитал чужие мысли, то ли просто пояснил ситуацию. - Декан Макгонагалл, я же предупредил: одеться надо тепло! Тут нет Гольфстрима!

Ответить на недостойный выпад Минерва не успела, потому что Гриффиндор хором заявил:

- Нам не холодно!

- Рад за вас. А мне холодно. Накладывайте заклятие, чтоб не проваливаться в снег, и вперёд! Бодро, по-гриффиндорски – скоро стемнеет. Это и вас касается, непобедимая команда Слизерина!

Все, таким образом, были поставлены на место, а Снейп оказался главным... Декан Гриффиндора решила не возражать. Во-первых, ночь в зимнем лесу действительно надвигалась стремительно. Во-вторых, она была в Дурмстранге всего несколько раз, а Снейп бывал здесь постоянно. В-третьих, Слизерин уже вовсю скользил по сугробам, а её команда пока мялась на месте: только Гермиона знала нужное заклинание и теперь старательно колдовала над ногами Поттера и Уизли.

И, в отличие от Минервы, страшно злилась при этом на Снейпа – мог бы и предупредить хоть насчёт погодных условий! Она бы тогда потренировалась... А что-то ещё будет на этом турнире! Декан Слизерина, естественно, не сообщил Гриффиндору ничего конкретного, а её попросту послал в Запретную секцию библиотеки: «Обратите особое внимание на раздел «Нежить», мисс Грейнджер! Чрезвычайно любопытно, а главное, может пригодиться». Ублюдок! Воображал, что у меня нет туда доступа... А Макгонагалл год назад получила для меня разрешение! Так что мы ещё посмотрим, профессор Снейп!

Гермиона гордо вскинула голову и в два прыжка догнала Слизерин. Поттер и Уизли поспешили за ней, пытаясь согреться хоть на бегу: под мантиями у них ничего тёплого не было. Как, впрочем, и в багаже. Гарри с трудом выговорил замёрзшими губами:

- Рон, вот зачем твоя мама каждый год дарила нам свитера!

- Не трави душу! Мы с тобой полные идиоты... Но кто ж знал, что тут так холодно?!

- Профессор Снейп, чтоб ему... Надеюсь, у Гермионы есть в запасе что-то шерстяное.

- Ты её сумку видишь? Половина – книжки из Запретной секции. Это тебе не Лаванда. Сама мёрзнуть будет.

- Ладно, прорвёмся. С драконами воевали! Сейчас бы сюда хорошую венгерскую хвосторогу...

Минерва Макгонагалл краем уха слушала разговоры своих учеников, которых она не один раз просила одеться потеплее, и, поскольку замыкала шествие, внимательно смотрела по сторонам. Белый, зимний ельник выглядел не так мрачно, как промозглой, мокрой осенью, но всё равно навевал невесёлые мысли. Дело было даже не в предстоящих испытаниях, ничего хорошего декан Гриффиндора от Дурмстранга не ждала в принципе. Её томило какое-то тягостное, необъяснимое беспокойство... Гарри и Рон обогнали Гермиону и уже сцепились с Малфоем, остальные участники турнира тоже о чём-то болтали. Похоже, никто, кроме неё, ничего такого не чувствовал...

- В сосняке молиться, в березняке веселиться, в ельнике удавиться. Славянская народная мудрость. Обязательно сходи в Корабельную чащу Дурмстранга. Тебе понравится.

Минерва нисколько не удивилась ответу на свои мысли, скорее, обрадовалась. Как ни странно, Снейп умел приходить на помощь.

- Глупости, это не пейзаж, тут что-то другое. Может быть, холод... Мои, конечно, не оделись.

- Мои немногим лучше. Серебра – как в гоблинском подвале, шерсти – как на паршивой овце. Как бы ещё и от насморка всех лечить не пришлось.

- Зачем устраивать турнир зимой? Так было всегда, но зачем?

- Святки, - ответил Снейп по-русски.

Декан Гриффиндора не любила непонятных слов.

- Что это значит?

- Празднование Рождества в восточных христианских церквях...

- Север, я знаю разницу между юлианским и григорианским календарём! Я не знаю значения этого слова!

- Время от Рождества до Крещения. Последний шанс для нежити и прочей нечисти посчитаться с жалкими смертными. Самое оно для практики в тёмных искусствах. Кроме того, это здесь и самое холодное время в году. А Каркаров считает, что низкая температура благотворно влияет на работу мозга, укрепляет физическое здоровье и вообще бодрит.

Внезапно Минерву осенило. Как просто! Она не знала точно, где расположен Дурмстранг, в этом всё дело! Потому и чувствовала себя вопреки всякой очевидности одинокой и покинутой. Тяжёлое беспокойство тут же ушло, осталось привычное гриффиндорское любопытство:

- А «здесь» - это, собственно, где?

- Где-то в Европе.

- А именно?

- Понятия не имею. Дурмстранг всегда скрывал и скрывает свои координаты. Традиция.

- Но какой в этом смысл? Почему?

Снейп помолчал, потом посмотрел на красные шарфы и красные носы гриффиндорцев.

- Почему Годрик Гриффиндор так любил красный цвет?

Декан Макгонагалл вскипела гневом, но от тёмных елей уже отделились тёмные лохматые шубы встречающих. Снейп, конечно, заговорил ей зубы и заметил их первым, потому и позволил себе очередную наглость.

Присутствие декана Гриффиндора на этот раз произвело сенсацию среди хорошо знакомых коллег из Дурмстранга. Но Гермионе они удивились ещё больше. Минерва поняла, почему, но растерянной и несчастной отныне быть не собиралась – вся команда тут же улавливала её настроения. Гриффиндор пришёл сюда побеждать! Декан Макгонагалл величественно обменялась приветствиями с встречающими и решительно зашагала вперёд. Гермиона вздёрнула подбородок, прикусила дрожащие от холода губы и зашагала ещё решительнее.



 
СНЕЙДЖЕРДата: Вторник, 17.05.2011, 21:07 | Сообщение # 4
Семикурсник
Статус: Offline

Дурмстранг встретил гостей светом и теплом - так им показалось после тёмного, холодного леса. Пока они дошли до кабинета ректора, все успели убедиться, что свет факелов в помещениях с трудом разгоняет тени по углам, а тепло внутри только по сравнению с морозом на улице. Но обстановка поистине впечатляла: Хогвартс, оказывается, был вполне современным зданием, ну, может, слегка стилизованным под мрачное средневековье. А таинственная школа Каркарова выглядела так, словно воду тут носят из колодца во дворе, спят на соломе, а посуду дают вылизывать собакам. И это при том, что ходить в мантиях ученикам и преподавателям было вовсе не обязательно: все были одеты кто во что, а набедренных повязок не было видно только потому, что температура воздуха не позволяла. Впрочем, чёрный цвет в причудливых нарядах, как и следовало ожидать, преобладал. Попадались и абсолютно монохромные костюмы - включая собственную кожу их носителей.

Никакой торжественной встречи участников турнира предусмотрено не было. Однако дурмстрангцы очень почтительно расступались перед гостями, и во взглядах их читалось нечто вроде страха. Слизерину это понравилось, Гриффиндору – нет.

Кабинет ректора заслуживал, скорее, именования тронного зала. У дальней его стены прямо напротив входа стояло резное кресло, разумеется, чёрного дерева, но украшенное белыми черепами, звериными, птичьими и человеческими. Вероятно, из слоновой кости, однако не исключено, что и натуральными. При входе гостей с него поднялся Игорь Каркаров – он единственный в школе носил классическую мантию, и она, наконец, придала прибытию настоящую торжественность в глазах разочарованных и недоумевающих участников турнира.

- Приветствую вас в Дурмстранге! Мы всегда рады гостям. К нам приходят многие, однако немногие возвращаются...

Ректор на секунду замолк, потом добавил:

-...прежними. Садитесь!

Чёрное крыло рукава мантии взметнулось в сторону. Только сейчас потрясённые участники турнира сообразили, что они не одни перед лицом такого величия. Их учителя уже сидели за столом и ждали окончания приветствия, чтобы перейти к делу. Декан Гриффиндора улыбалась Каркарову несколько презрительно, а декан Слизерина – откровенно саркастически. Рядом с ними занимал не менее двух стульев неизменный член жюри на любом состязании волшебников Людо Бэгмен. Этот улыбался Каркарову подобострастно.

Глава Дурмстранга дождался, пока все участники турнира уселись и приготовились слушать. Сам он, встав со своего трона, к столу так и не подошёл, а прохаживался взад-вперёд по залу. Говорил он вполне спокойно и благожелательно, но Снейп всерьёз опасался, как бы под ногами старого друга не загорелся пол: страшное напряжение и беспокойство Игоря чувствовались даже на очень приличном расстоянии.

- Турнир трёх волшебников в Дурмстранге имеет ряд особенностей. Все наши задания самым непосредственным образом связаны с тёмными искусствами... Простите, декан Макгонагалл, фигура речи. Конечно, с защитой от тёмных искусств. Поскольку признанным лидером в этих разработках является именно Дурмстранг, его глава имеет на турнире особые полномочия, представители других школ обладают лишь совещательным голосом, а общее наблюдение осуществляет Министерство.

Людо Бэгмен величественно кивнул и подмигнул совсем притихшему Гриффиндору. Слизерин никак на это заявление не отреагировал: то ли не понял, то ли, что более вероятно, давно всё знал. Гермиона далеко не сразу ухватила суть сказанного, а осознав, вопросительно посмотрела на своего декана. Но Минерва Макгонагалл тоже услышала кое-что новое для себя:

- Прошу вас уточнить, что вы имеете в виду под словами «особые полномочия», господин Каркаров.

- Это значит, что вид состязаний определяю я и только я. Как и победителя.

Декан Гриффиндора перевела взгляд на Бэгмена. Он посмотрел на неё точно так же покровительственно, как и на её студентов, а когда это не помогло, несколько раздражённо сказал:

- Таковы традиции данного турнира. Разве коллега Снейп не ввёл вас в курс дела?

Пока ректор Дурмстранга перечислял участникам и напоминал гостям условия турнира, Снейп его почти не слушал, больше наблюдал, вспоминал и сопоставлял факты: Игорь пропустил последнюю встречу с Тёмным Лордом. Надо думать, по уважительной причине, поскольку такое вопиющее нарушение дисциплины никак отмечено не было. Непосредственно вслед за этим последовало невероятное приглашение на турнир для Гриффиндора, вернее, персонально для Поттера. Post et non propter, но... Каркаров – не Малфой, однако в настолько взвинченном состоянии волшебнику его ранга пребывать просто неприлично... Шпион светлых и тёмных сил одновременно осознал, что и сам он сейчас не в лучшем состоянии, и старый товарищ наверняка это видит. Поговорить бы с ним прямо, по-гриффиндорски! – неожиданно для себя подумал Снейп и тут же встретил пылающий гневом взгляд Минервы. Чтобы отвлечь её, Каркаров перешёл к главной сенсации предстоящего турнира:

- Жаль, что вам не удалось навести необходимые справки до приезда сюда, декан Макгонагалл, потому что присутствие здесь мисс Грейнджер создаёт определённые проблемы...

- Какого рода проблемы? Вы считаете, что она недостаточно подготовлена? – вступила в бой глава Гриффиндора.

- Ни в коем случае! Я достаточно наслышан об успехах мисс Грейнджер.

Гермионе пришло в голову, что главным источником информации Каркарова был, скорее всего, Снейп, а он ничего хорошего сказать о ней не мог. Но в голосе Каркарова не чувствовалось ни малейшей иронии, он говорил совершенно серьёзно.

- Тогда в чём конкретно состоят её недостатки?

- Она девочка. Или девушка. Или женщина. Как вам будет угодно. Суть в том, что она не мальчик, не юноша и не мужчина.

- Я тоже, - коротко заметила Минерва.

- Ваше присутствие также создаёт проблемы. И по той же самой причине, - ответил Каркаров. – Если вы по-прежнему желаете участвовать, имейте в виду, что турнир впервые за семьсот лет может не состояться.

Повисла пауза. Лиц своих друзей Гермиона, к счастью, не видела, но ей хватило и слизеринцев. Физиономия Драко никогда ещё так не напрашивалась на пощёчину. Снейп сиял, словно получил право лично распустить Гриффиндор. В это время он думал: Мерлин, если Минерва всё это заранее спланировала, я сварю ей пинту Felix Felicis! Лучшего способа убрать отсюда Поттера...

- Мистер Бэгмен, существует ли официальный запрет Министерства на участие женщин в Турнире трёх волшебников в Дурмстранге?

Пока представитель Министерства отчаянно выбирал между Каркаровым и Дамблдором, Снейп попрощался с последней надеждой избежать неизбежного и впился взглядом в своего коллегу по тёмным делам. Ректор Дурмстранга всем своим видом выражал крайнюю заинтересованность в скорейшем ответе, но Снейп видел, что в мыслях у него нет ни Бэгмена, ни женщин, ни даже самого турнира. Поттера, правда, в его мыслях не было тоже, но Снейпу всё это совсем не понравилось: Такого быть не может. Или вытеснение, или полная окклюменция. Хотел бы я знать, что могло вытеснить...

- С одной стороны нельзя не признать, что в волшебном мире существуют традиции, следовать которым... – начал Бэгмен, но Минерва в два счёта добилась от него чёткого и определённого ответа: такого запрета нет.

- Господин Каркаров, готовы ли вы воспользоваться вашими особыми полномочиями и отменить турнир единолично, или вас всё-таки волнует ваша профессиональная репутация? – торжествующе спросила декан Гриффиндора.

Снейпу на мгновение показалось, что Игорь сейчас расхохочется Минерве в лицо. Но Каркаров, конечно, ничего подобного не сделал, напротив, он самым любезным тоном заверил её:

- Декан Макгонагалл, турнир не будет отменён. Мы, безусловно, решим все вопросы и всё уладим.

Гермиона, Гарри и Рон с восторгом зааплодировали своему декану, Слизерин против воли присоединился: отмена турнира и возвращение в Хогвартс ни с чем пугала их не меньше, чем Гриффиндор. А двойному агенту Дамблдора и Тёмного Лорда опять почудилась в мягких интонациях старого товарища острая грань истерики, но в целом у него сложилось впечатление, что Каркаров механически ответил «Спасибо!» на вопрос «Кофе или чаю?», думая при этом совершенно о другом.

Снейп примерно понял о чём, когда на следующий день после окончания турнира Игорь с тремя студентами-старшекурсниками вдруг исчез из школы, но несколько месяцев спустя всё же был профессионально и жестоко убит. У него действительно горела под ногами земля... Но пока он безупречно выполнял свой долг хозяина, заверяя гостей, что весь Дурмстранг к их услугам, а прямо сейчас всех ждёт праздничный ужин в честь прибытия и целый день отдыха перед началом первого состязания.

Попрощавшись с хозяевами и со своими, Гермиона пошла в отведённые ей апартаменты, остро завидуя Гарри и Рону. Они-то будут спать в одной комнате... Капитан команды Гриффиндора, честно говоря, хотела попроситься ночевать к своему декану: Макгонагалл бы, конечно, удивилась, но не отказала. Однако после всего, что они сегодня выслушали, поневоле пришлось сдержаться...

Спальни для гостей в Дурмстранге были меблированы по минимуму: письменный стол, кресло, стенной шкаф и кровать. Зато какая кровать! Гермиона, привыкшая и дома, и в школе к узким, жёстким, полезным для здоровья лежакам, не могла ей надивиться. Одни размеры чего стоят! Она осторожно присела на край невообразимо просторного ложа. И тут же вскочила, поднялась повыше в воздух и упала на него спиной, раскинув руки... В такой кровати можно было утонуть. Она словно обнимала тебя, навевая такую дрёму, с какой не могли бороться ни тёмные страхи, ни даже морозец в комнате. Нельзя сказать, что в спальнях Хогвартса была тепличная атмосфера, но здесь их, похоже, не топили вовсе. И всё же под одеялом, больше похожим на матрас, и под форменной шубой Дурмстранга Гермиона скоро согрелась и начала проваливаться в сон. Но тут портьера у двери словно бы шевельнулась...

Приятная лень мгновенно улетучилась, капитан команды Гриффиндора выхватила палочку: в логове тёмных сил её врасплох не застанут! Из-под двери потянулся странно изогнутый луч света, завис на фоне тёмной портьеры, а конец его вдруг затрепыхался, оборвался, но никуда не делся. Это был вопросительный знак! Кто-то вежливо просил разрешения войти... Простое «Алохомора», пожалуй, было бы слишком примитивным ответом на такой изыск. А вот «Люмос» в сочетании с левитацией могли дать нужный эффект. В сторону двери поплыл прямой и яркий луч, просочился в щель. Гермиона торопливо отправила ему вслед дополнительный светящийся шарик. Послышался на удивление весёлый смех, а потом жуткое, пронзительное шиканье, словно кто-то с силой полоснул лезвием по стеклу. Хохот тут же оборвался. Гермиона подумала, что грех будет не впустить таких весёлых гостей...

Точнее, гостий. Или, скорее, хозяек. Их оказалось человек пять или шесть, все разного возраста. То и дело фыркающие от смеха девицы отлично уместились – даже в шубах! - на безграничной кровати и наперебой представились, но Гермиона ни одного имени всё равно не запомнила, настолько они оказались разнообразны. Если что и объединяло эту компанию, так только глуповатая на вкус Гермионы смешливость и ещё нечто трудноопределимое, но до боли знакомое. В общем, все они вместе и по отдельности чем-то смахивали на Лаванду Браун.

- Простите нас, если разбудили, но мы должны были зайти!

- Вообще-то после отбоя покидать спальни запрещено...

- ...потому что ночью Каркаров выпускает погулять по коридорам оборотней!

Эти слова привели компанию в настоящий восторг. Гермиона юмора не уловила.

- Но мы слишком высоко ценим свои желания!

- Мы – самые болтливые студентки Дурмстранга! Наш клуб собирается после отбоя каждый вечер...

- ...хотя бы на две минуты. Это дело принципа.

- Мисс Грейнджер...

- Гермиона! – спохватилась слегка ошарашенная таким представлением капитан команды Гриффиндора.

- Гермиона, мы пришли познакомиться с тобой, как следует!

- Ты не думай, тут не все как замороженные!

- Просто мы сплошь аристократы - noblesse oblige!

- Но вообще-то мы разные.

- И все из разных стран!

Подружки по очереди выразили свои патриотические чувства. География действительно включала все концы Европы, Азию и Африку.

- А на каком же языке у вас преподают? – спросила практичная гриффиндорская отличница.

- Зависит от преподавателя, как он захочет. Но заклинания, например, по традиции читают только по латыни. Каббалу, конечно, по-древнееврейски...

- Ну, это понятно, - солидно согласилась Гермиона, - а трансфигурацию, нумерологию? Обычные предметы?

- В основном в ходу французский, немецкий, английский...

- Ой, а иногда совсем кошмар! Приходится пользоваться исключительно легиллименцией!

- Девочки, вы помните того албанца-зельевара? Который вообще ни одного человеческого языка не знал?

Болтушки разом помрачнели и, кажется, даже скрипнули зубами.

- Ещё бы не помнить этого урода!

- Представляешь, семестровый зачёт, сплошной стресс...

Гермиона невольно подумала, что все зельевары просто поразительно похожи.

- ...а он, гад, полазил у нас по мыслям, узнал про наш клуб...

- ...и донёс Каркарову!

Подружки вдруг замолкли, но потом самая младшая и смешливая тихонечко промурлыкала:

- Да, нам пришлось несладко... Но зельевару – ещё хуже...

Клуб болтушек дружно взорвался хохотом, председательница тут же шикнула испытанным жутким способом. Смех утих, а Гермионе захотелось перенять полезный опыт:

- Что вы с ним сделали?

Подружки свалились лицом в шубы и подушки, все, даже старшая. Впрочем, она первая и вынырнула наружу, но замотала головой:

- Нет, не могу... Долго рассказывать, а мы будем так хохотать, что нас точно услышат. В общем, ему пришлось уволиться.

- И никто не догадался, что это вы?

- Ну, почему же? Шила в мешке, как говорится, не утаишь.

- И вам ничего за это не было?

- За что? Мы всё сделали чисто! Каркаров это признал, придраться было не к чему.

- И он сказал, что не может держать на службе преподавателя, который не в состоянии справиться со школьницами!

На этот раз никто не засмеялся – клуб болтушек явно гордился одержанной победой. Гермиона дала себе слово, что до отъезда из Дурмстранга узнает всё о способах борьбы с подлыми зельеварами. Но местные кисейные барышни ещё не исчерпали своих сюрпризов.

- Девочки, о чём вы вообще думаете?! Вы зачем сюда пришли?!

- Ой, правда! Твой подарок!

- Без него ты тут пропадёшь.

Гермиона забормотала какие-то вежливые отказы, на них не обратили ни малейшего внимания.

- Свитер! Хороший, тёплый свитер - вот что нужно каждому зимой в Дурмстранге!

- Не таскать же целый день на себе эту дурацкую шубу! Тяжесть такая...

- Амели, твой выход!

Одна из девочек извлекла на свет толстый, пушистый свёрток. Гермиона ждала чего-то чёрного, но шерсть была отбелена почти до синевы. Подарок развернулся в воздухе, помахал будущей владелице рукавом, но пощупать себя не дал. Компания опять рассмеялась:

- Подожди! Белый – непрактично и мало кому идёт.

Крошечная, совсем хрупкая в своей шубе Амели внимательно заглянула Гермионе в глаза и прикоснулась палочкой к белой шерсти. И та вдруг просияла янтарным цветом, потом он сгустился до медового, замигал как бы в нерешительности, стал ещё чуть-чуть темнее - и свитер обнял Гермиону рукавами. Все восхищённо ахнули:

- Точно под цвет глаз!

- Амели, ты гений!

- Сразу видно – парижанка!

- Спасибо, - шёпотом сказала потрясённая первая ученица Гриффиндора. – Я поняла, это трансфигурация... Но вот так её применить мне бы и в голову не пришло...

Амели скромно улыбнулась и пообещала:

- Я тебе утром ещё и причёску сделаю.

Гермиона погладила тёплую обновку, как своего кота.

- Я даже не знаю, что сказать... Это чудо!

- Нет, чудо – это игрок-девушка на Святочном турнире. Как тебя угораздило?

Гермиона, несмотря на явное сочувствие в голосе главной болтушки, опять возмутилась.

- А что тут такого? – с вызовом спросила она. - Турнир трёх волшебников – не для волшебниц? Мне туда нельзя?

- Да можно, можно! Только не к нам и не на Святки.

- Ух, какие вы, гриффиндорцы, горячие!

- Подождите, Гриффиндор-то у нас в первый раз! Ты хоть что-то о наших играх знаешь?

Гермиона замялась: посвящать посторонних в сложные отношения двух факультетов Хогвартса ей не хотелось, да и всё равно с ходу всего не расскажешь...

- Понятно, - резюмировал кто-то из болтушек.

Но вместо ожидаемого потока информации последовало молчание.

- У нас в Хогвартсе работают с драконами!– заявила капитан гриффиндорской команды, но никто ей не ответил.

– И что тут у вас такое творится на Святки? С чем мне не справится? – не унималась Гермиона.

Не ответить на этот раз было бы просто невежливо. Председательница клуба сказала тоном, каким обычно заканчивают случайный разговор:

- Вот завтра и узнаешь. Не всё так страшно – с тобой такие парни!

Остальные болтушки тут же подхватили новую тему:

- Рыжий – прелесть! Настоящий мужчина!

- Брюнет гораздо лучше! Сразу чувствуется – герой!

Если они в Дурмстранге самые болтливые, остальных разговорить, наверное, можно только под веритасерумом, - подумала Гермиона. Разговоры о мальчиках её не слишком увлекали, но про одного ей всё же хотелось бы узнать...

- Скажите, а ваша команда будет та же, что и в прошлом году?

- Нет, конечно! Её каждый год меняют.

- Да Виктор в любом случае не стал бы в таком участвовать...

- Насчёт тёмных искусств он как кремень!

Гермиона даже подпрыгнула на кровати в надежде хоть что-то узнать о турнире.

- Я смотрю, наш спортсмен произвёл впечатление – заметила проницательная председательница.

Гермиона покраснела и стала уверять, что ничего подобного, просто он единственный, кого она знает в Дурмстранге... Болтушки ещё немного посплетничали о неудачах Крама в личной жизни, но потом всё-таки сжалились над гостьей:

- Он поехал на праздники к своим в Болгарию.

- Может, хоть там найдёт себе невесту!

Гермиона почувствовала не то разочарование, не то облегчение, постаралась разобраться в своих переживаниях, но потом спохватилась и стала следить за разговором в надежде получить какие-то сведения о предстоящих состязаниях. Но болтушки болтали только о своём, о девичьем, Гермиона совсем отвлеклась и под плавное журчание голосков опять начала дремать...

- Девочки, да бросьте вы! – послышалось сквозь сон чьё-то глубокое, с придыханием воркованье. - Кому они все нужны, когда здесь Снейп! Какой он душка! Я от него без ума!

Гермиона окончательно поняла, что спит: услышать такое о преподавателе зельеварения наяву было невозможно.



 
СНЕЙДЖЕРДата: Вторник, 17.05.2011, 21:09 | Сообщение # 5
Семикурсник
Статус: Offline

После сытного и горячего завтрака, что было очень кстати в бодрящей атмосфере школы, Поттер и Уизли опять смогли воссоединиться со своим капитаном, а заодно и со Слизерином, который сиял серебром на всех свободных от зелени местах. Но после завтрака, в новых мантиях и в новых чёрных свитерах под мантиями, Рон и Гарри смотрелись не хуже, а пожалуй, что и лучше разукрашенных, но стучащих зубами от холода аристократов. Гермиона к удивлению друзей пришла без форменной одежды и выглядела... ну очень хорошо. Забини и Нотт откровенно не сводили с неё глаз. Малфой сделал скучающее лицо, но ни одной гадости сказать не успел: гостей пригласили знакомиться с местной командой.

Гриффиндор и Слизерин торжественно вступили, но не в тронный зал, как они все ожидали, а просто в какую-то комнату вроде приёмной с минимумом мебели, такую же холодную, как и прочие помещения Дурмстранга. Там не было никого, кроме троих парней, надо думать, их соперников.

Росту да и телосложению одного Забини немедленно позавидовал. Лицом богатырь, правда, не вышел: черты были грубоваты, а взгляд - как бы не от мира сего. (Гермионе он совсем не понравился). Второй добирал шириной плеч то, чего не взял ростом, про таких говорят: «Легче перепрыгнуть, чем обойти». Рон сразу же почувствовал в нём родственную душу: кубик этот тоже был рыж, правда, не в красную, а больше в жёлтую сторону спектра. (Гермионе пришёл на ум Страшила из Страны Оз, но никто, кроме неё, здесь об этой стране не знал). Третий соперник Хогвартса был среднего роста, но исключительно хорош собой и явно знал об этом. Жгучий брюнет с длинными, прямыми волосами, романтически глубокими чёрными очами и богатой мимикой произвёл впечатление на Малфоя – на остальных капитан команды Слизерина внимания не обратил. (Гермионе красавчик кого-то странно напомнил, но разбираться было некогда и сообразила она много, много позже...).

Соперники в полном молчании изучали друг друга, но тишина уже становилась напряжённой. Гриффиндорцы начали отводить глаза и маяться от неловкости, с надеждой поглядывая на Гермиону. Малфой в последний раз оглянулся на дверь, убедился, что помощи не будет, напомнил себе, что он тут главный, и выступил вперёд:

- Драко Малфой. Я игрок Слизерина.

Секунданты его шагнули вперёд не менее гордо:

- Блейз Забини.

- Теодор Нотт.

Дурмстранг сдержанно поклонился, а представился ещё сдержаннее:

- Шварце, - бархатным баритоном сказал брюнет.

- Йоукахайнен, - почти басом выдал соломенноволосый, но богатырь превзошёл всех:

- Рождественский.

Хогвартс чуть не воскликнул хором: «Что?!», но каким-то чудом сдержался. Тем не менее, знакомство никак нельзя было назвать состоявшимся. Во-первых, выговорить такое не получится, во-вторых, оставался ещё Гриффиндор... И Гермиона не подвела:

- А как-нибудь менее официально можно?

Дурмстрангцы, даже мрачноватый... в общем, третий, улыбнулись: девочка им понравилась. Даже то, что она собиралась играть с ними на равных, уже было интересно, а тут ещё и потрясающая внешность... Шварце шагнул к Гермионе, поцеловал ей руку, а потом весело взглянул на Нотта:

- Мне дали имя Теодорих...

И без того смущённая галантным поцелуем Гермиона успела пожалеть, что завела этот разговор, но тёзка императора и Нотта ещё не закончил:

- ...но меня все называют просто Тод. Шварце Тод.

Слизеринцы и Гермиона невольно содрогнулись. Насладившись эффектом, шутник Шварце отступил чуть в сторону, давая дорогу коллегам. Герой «Калевалы» с места сказал:

- Ахти.

И, подумав, уточнил:

- Имя такое.

Обладатель невыговариваемой славянской фамилии неожиданно всех порадовал:

- По-вашему я Томас. Но здесь меня называют Хома. Выбирайте, как будет удобнее.

Почувствовав, что контакт наладился, Гермиона поспешила задать главный вопрос:

- А кто из вас игрок?

Рон и Гарри исполнились гордости за подругу, Слизерин колебался, презирать ли её за невежество или благодарить за помощь. И, как выяснилось, не зря. Томас-Хома спокойно сказал:

- А ты угадай!

Гермиона мысленно заметалась, но решила в кои-то веки раз довериться интуиции:

- Ахти!

Дурмстранг хором воскликнул: «Браво!» и сдержанно поаплодировал. Гермиона, совсем похорошевшая от радости, подошла к Йоукахайнену и протянула ему руку:

- А у нас игрок я, Гермиона Грейнджер.

Ахти осторожно пожал протянутую ручку и пробормотал:

- Я понял...

Тод театральным шёпотом заметил Хоме:

- Так откровенно флиртовать...

- Что ты хочешь? Горячий северный парень!

Ахти усмехнулся, с видимым облегчением рассмеялись и его секунданты. Гарри с Роном без малейшей неловкости подошли познакомиться. Лёд был сломан. Дальше три команды уже вовсю шутили и смеялись все вместе, даже слизеринцы.

Целый день они были свободны. Видимо, надо было готовиться... Но к чему? Условия первого состязания должны были объявить только после ужина. У Гермионы мелькнула нелепая мысль, что они будут ловить оборотней, которых Каркаров выпускает на ночь в коридоры. Однако ближе к вечеру эта идея показалась ей не столь уж нелепой. Она вспомнила разговор, точнее, отповедь Снейпа насчёт нежити и уселась за рассыпающийся в прах справочник, который только под угрозой страшных проклятий в случае невозвращения, порчи и т.д. и т.п. смогла взять с собой из Запретной секции. Не самое приятное чтение, но Гермиона перерабатывала текст на знания, как сырьё на эссенцию в перегонном кубе. (Почему-то зельеварение в том или ином виде её в Дурмстранге просто преследовало...) По дороге на ужин она уже удивлялась, как эта нежить вообще решается показываться людям на глаза. Средств против неё за тысячи лет было создано хоть отбавляй. Многое, конечно, по тем или иным причинам отпадало, но и оставшихся вполне хватало на то, чтобы без страха смотреть в даже в самые мёртвые глаза.

Поттеру и Уизли, к сожалению, похвастаться было нечем. Попытки обследовать территорию вокруг школы привели только к встречам с любезными сотрудниками Дурмстранга, которые готовы были показать им всё, что угодно, кроме того, что их интересовало. Гарри даже осторожно прикинул, не обратиться ли ему с кое-какими невинными вопросами к команде хозяев, а то и к здешнему завсегдатаю Малфою. Но в последний момент устыдился самого себя и Рону ничего об этом не сказал.

После ужина участников состязаний пригласили к ректору. Все проводили их сочувственными взглядами... Но гриффиндорцы и даже слизеринцы только удивлялись - уже в который раз! - обыденности, в которой проходили знаменитые на весь волшебный мир игры, и невольно вспоминали торжественную обстановку прошлогоднего турнира. Каркаров даже не восседал на своём резном троне. Он и деканы Гриффиндора и Слизерина вместе с наблюдателем от Министерства примостились за длинным столом так, словно присели здесь на минутку. Глава Дурмстранга встал и сказал (не объявил!):

- Первое состязание называется «От заката до рассвета». Идите к выходу, вас проводят на место, а утром приведут обратно. Надеюсь, в том же составе.

И сел обратно за стол. И всё. Но впоследствии Поттер и Уизли признались друг другу, что это были самые страшные минуты из всего, пережитого ими в Дурмстранге.

- А что надо делать? – невольно вырвалось у Гермионы.

Малфой смерил гриффиндорскую выскочку презрительным взглядом. И точно, Каркаров его не подвёл:

- Там увидите, мисс Грейнджер. Или не увидите. Как уж повезёт.

Гермиона в полном отчаянье взглянула на своих учителей – даже Снейп сейчас представлялся родным и близким. Ей показалось, или он действительно ободряюще улыбнулся? Гермиона решила, что показалось. Макгонагалл ответила на её отчаянный призыв твёрдым взглядом, в котором ясно читалось: «Не отступать и не сдаваться!»

- Ещё вопросы есть? – уточнил Каркаров.

Вопросов, понятно, больше не было.

- Идите.

Куда их в итоге вывели, Гермиона так и не поняла. По прикидкам Гарри и Рона они просто довольно долго петляли в темноте по лесу, а вышли чуть ли не на задворки школы. Утром оказалось, что место действия всё же несколько дальше, но ненамного – длинное, низкое строение можно было разглядеть с ограды Дурмстранга.

Вид у сарая был такой, словно ещё одной зимы он не переживёт: кое-где в деревянной крыше зияли приличные дыры, а по каменным стенам во всех направлениях бежали трещины. Внутри дом выглядел одновременно жилым и нежилым. Больше всего он напоминал общий зал старинного трактира. Собственно, это и был заброшенный постоялый двор с дурной славой, где участникам турнира в полном соответствии с традициями предстояло переночевать.

К отдыху, впрочем, обстановка не располагала. Подсветив себе палочками, Гриффиндор и Слизерин начали шарахаться от углов. Помимо изломанной мебели, истлевших груд бархата и парчи, а также сгнивших сундуков с монетами и чёрной металлической посудой по всему помещению тут и там валялись скелеты и части скелетов, а под ногами, похоже, трещали фрагменты скелетов. Причём человеческих...

Однако поведение команды Дурмстранга поразило Хогвартс куда больше интерьера. Не глядя по сторонам и без особых эмоций, они расчистили в одном из углов довольно большую площадку, и теперь Хома, предварительно смерив взглядом товарищей, выводил на ней мелом на удивление ровный круг. Капитан команды Ахти стоял поодаль, просто дожидаясь окончания работы. Хома изобразил все необходимые знаки, отряхнул руки и сказал:

- Снимайте шубы и укладывайтесь! Пошире сделать не надо?

Ахти и Тод улеглись в круге, повертелись, убедились, что ни ноги, ни головы за черту не вылезают, и заверили, что всё в порядке.

- Ладно, с боку на бок всё равно ворочаться не будете. Спокойной ночи!

Хома взмахнул палочкой – Ахти и Тод замерли. Как и обе команды Хогвартса... Потому что суровый славянин достал из кармана монеты и накрыл ими глаза товарищей.

- А это для чего? – не выдержал Драко.

- Чтобы в случае чего сразу поняли, где они, и глазами не хлопали.

Малфой сделал вид, что тоже всё понял. На самом деле капитан команды Слизерина уяснил только одно: магический круг нарисован не зря, а с чарами круга он, к счастью, знаком. С его точки зрения этого было вполне достаточно. Поттера интересовало другое:

- Зачем ты их отрубил?

- Зачем им это видеть? – задал встречный вопрос философ Хома.

- А ты сам? – поколебавшись спросил Гарри.

- А мне занятие найдётся!

Загадочный секундант достал книжку с загадочной надписью на обложке.

- Это на каком языке? – вполголоса поинтересовался Рон у Гермионы.

- Буквы вроде греческие, но язык не греческий...

Хома сложил обе шубы в довольно удобное сидение, потом укрепил стоймя и засветил палочки друзей, в общем, обустроился всерьёз и надолго, а потом пояснил:

- Проведу ночь в молитве. И вам, кстати, советую.

Хогвартс вздрогнул и собрался с мыслями. Малфой посовещался со своими:

- Я знаю «Отче наш». На всю ночь явно не хватит.

- Я вообще атеист, - заметил Нотт.

- Вам что, неинтересно? – ехидно спросил Забини. – Так я вас живо уложу баиньки!

Остальные поспешно возразили, что нет, им, конечно, очень интересно, для этого они сюда и прибыли. Достигнув согласия, Слизерин живо начал расчищать место под комфортабельный круг на троих, благо нужные заклятия Драко усвоил хорошо.

В отличие от Гермионы. Как обеспечить полную непроницаемость круга, она не знала. В её справочнике была нужная ссылка, но полный список необходимых выражений на древнееврейском приводился в другом сборнике, который сейчас стоял на третьей слева полке в Запретной секции, но с таким же успехом мог стоять и где угодно. Гермиона начала с того, что предложила друзьям трансфигурацию в безопасные объекты, однако под их тяжёлыми взглядами даже не довела мысль до конца. Кроме неё чисто выполнить превращение человека в предмет было некому... Гриффиндор осознал, что придётся, как всегда, выкручиваться, положившись на удачу.

- Круг давайте всё-таки нарисуем, - решил Поттер. – Какая-то защита лучше никакой. Но придётся, конечно, всё время отбиваться...

- Знать бы ещё, от кого... – угрюмо заметил Уизли.

- От нежити, - мёртвым голосом сказала Гермиона, но тут же оживилась. – Надо вывернуть наизнанку мантии! Тогда они нас не смогут видеть. Тоже преимущество.

Звучало это довольно глупо, но секунданты последовали примеру своего главного игрока. Начав действовать, Рон несколько воодушевился:

- Они не любят огня, я правильно помню? Давайте просто поджаривать их! «Пиро» - заклинание простое, можно и всю ночь!

Гермиона заметила, что остальные игроки расположились слишком близко, а удаляться от них ей лично не хочется, и предложила отталкивающие чары, «Импедимента» и ещё кое-какие средства из своей бездонной памяти. Гарри напомнил про «Локомотор мортис» и похвастался, что хорошо освоил «Конфундо». Рон не сдавался и стоял за радикальные меры типа «Флагранте» или «Адского огня», а лучше всего, по его словам, было попросту сравнять тут всё с землёй с помощью «Десцендо» и «Депримо». От бурного обсуждения стратегии с тактикой Гриффиндор отвлёк Хома:

- Вы решайте побыстрее. До полуночи час, не больше. Удачи!

Он в последний раз обвёл палочкой меловой круг, и вверх взметнулось бледное пламя магического барьера. Затем благочестивый воспитанник Дурмстранга отвернулся от всего и от всех, уставился в тёмный угол, истово перекрестился и заговорил на непонятном языке.

- Хоть бы он и за нас помолился...

Рон опять помрачнел. Гермиона и Гарри ещё какое-то время по инерции уточняли планы битвы непонятно с кем, но чем дальше, тем яснее вырисовывался единственно возможный вариант: действовать по обстоятельствам.

Гриффиндор и Слизерин успели приготовиться ко всему, потом, не выдержав ожидания, расслабиться, потом опять сосредоточится. Как раз вовремя: пол в зале внезапно стал прозрачным и затрепетал бледно-зелёным, могильным светом. В голосе Хомы прибавилось силы и уверенности, в остальном он на происходящее так и не отреагировал. В слизеринском круге помянули Мерлина и других славных волшебников прошлого. Гриффиндор осторожно попрыгал на месте – пол держал, как и прежде. Но смотреть сквозь него не хотелось, да, в общем-то, было и незачем: из подполья, как из воды, стали показываться руки, ноги, головы и прочие части тела. Полежав какое-то время порознь, они сползались вместе, образовывая нечто вроде человеческих фигур...

Забини и Нотт машинально начали добавлять к именам волшебников другие слова, Драко одёрнул их:

- Заткнитесь!

- Сам заткнись!

- Ты такое когда-нибудь видел?!

- Нет, - признался Драко. – Ругательства и проклятия могут повредить круг!

Последние слова Малфой выпалил почти скороговоркой, и его тут же вывернуло наизнанку: один из самособравшихся мертвецов проволок себя совсем рядом со слизеринцами. Он, как видно, скончался относительно недавно: местами кожу его раздувало от скопившегося внутри газа, местами с него уже капало. Тео и Блейз последовали примеру своего капитана, потом, кусая губы, чтобы случайно не выматериться, взмахнули палочками, но Драко опять вмешался:

- Круг повредите, я сказал!

- Нам что, до утра в этом сидеть? – возмущённо заорал опрятный Нотт.

Забини просто сказал «Экскуро!». Место до некоторой степени очистилось, круг это не повредило. Драко сдался:

- Ладно, но больше ничего!

- А если полезут внутрь? – осведомился Блейз.

- Чтоб тебя...! – Драко вовремя заткнулся. – Даже не думай об этом! Не полезут. Боевые заклинания – только... в самом крайнем случае.

- Так мы в ловушке! – Забини, человек действия, внезапно понял, что обречён сидеть сложа руки всю ночь и пялится на дивное зрелище. Мысль об этом была невыносима.

- Только до утра, - напомнил благоразумный Тео. – В крайнем случае закроешь глаза.

Каждый из гриффиндорцев дорого бы дал сейчас за возможность закрыть глаза... Неразлучная троица стояла спина к спине с поднятыми палочками, но мертвецы разной степени разложенности – на опрятных желтоватых скелетах глаз хоть немного отдыхал – медленно плюхались вокруг, не предпринимая больше никаких действий. Рон чувствовал, как его желудок бунтует, но позволить себе облегчиться на манер Слизерина не мог и укрощал тошноту жуткими гримасами.

- Почему они не трогают нас? – прошептал Гарри.

- Ещё не полночь... – ответила Гермиона и дрожащим голосом по привычке начала пояснения: - Контакт возможен только в лиминальном состоянии...

Словно испугавшись таких страшных слов, мертвецы, можно сказать, ожили. В помещении что-то неуловимо изменилось, в движениях трупов появилась известная осмысленность и какая-то координация. Слабому желудком Уизли тут же стало не до тошноты, и он очень спокойно произнёс:

- Началось!

Первыми это ощутили слизеринцы. Часть мёртвой толпы чуть быстрее, чем раньше, проследовала к ним, сомкнулась вокруг и двинулась вперёд. Защитные чары сработали, но звук, с которым неживые тела отскакивали от невидимой преграды, и то, как сползали по ней вниз плохо собранные экземпляры, опять вывернул команду Слизерина наизнанку.

- По крайней мере хоть немного отвлекает от их вида, - заметил Тео, отдышавшись.

- Я себе это представлял иначе, - Блейз вопреки запрету Малфоя добыл воды при помощи «Агуаменти» и прополоскал рот. Драко смолчал, сам сделал то же самое, а потом хрипло напомнил:

- Никаких боевых заклятий! Только если другого выхода не будет!

Круг Дурмстранга мертвецы в упор не замечали, напрочь забыл о нём и Хогвартс – Слизерин готовился к худшему, Гриффиндор уже стоял с ним лицом к лицу. В голове Гермионы отчётливо всплыл отрывок текста: ... ведь смерть меняет нас куда больше, чем это может заметить взор человеческий. Чаще всего перед нами предстаёт душа, реже она облекается телом, в котором она некогда обреталась. Но бывает и так, что в наш мир приходит лишь тело, лишённое души. Это подтверждается многими свидетельствами тех, кому случилось видеть восставших из могил, которые не обладали ни обычными чувствами, ни памятью, зато бывали преисполнены ненавистью... Она взяла эту ничем не примечательную книгу с полки Запретной секции, потому что в ней единственной торчала закладка. С неразборчивыми пометками почерком Снейпа...

Ходячие трупы начали медленно обступать гриффиндорцев, как прежде слизеринцев, но в атаку почему-то не шли. Рон и Гарри инстинктивно сдвинулись и встали один перед своим капитаном, другой сзади и прикрыли её слева и справа свободными руками. Она не возражала, потому что разум отличницы лихорадочно работал над вопросом: «Почему так?» И после нескольких секунд тасовки фактов ответ пришёл.

Гермиона глубоко вздохнула и окончательно убедилась: да! Воздух помещения был обычным, затхлым воздухом разрушенного, нежилого здания. Никаких других запахов, несмотря на чудовищное обличье восставших мертвецов, не ощущалось, зато ощущалось, что покойники существуют одновременно здесь и не здесь, в нашем мире и в своём. Это были не тела, лишённые всего, кроме ненависти к живым. Просто они все вместе когда-то были захвачены единым, чудовищным заклятьем. Теперь Гермиона ясно различала, что их окружали не безликие трупы, а мужчины и женщины, она даже поняла, что может определить возраст...

- Почему они не нападают?! – без голоса выкрикнул Рон.

- Они нас не видят, забыл? – голос Гарри дрожал, но собой он пока владел.

- Давай отбросим передних! Начали?

- Нет! – Гермиона обрела дар речи, и её голос прозвучал твёрже всех. – Будем ждать. Они пока далеко. И они не убийцы. Я знаю, я читала... Это бывший разбойничий притон...

- А, это всё жертвы! Потому и еле двигаются, - сообразил Гарри. – Да, будем ждать.

- Авось пронесёт... – с трудом поддержал остальных Рон.

Отделившимся от толпы мертвецам надоело стукаться о стенки слизеринского круга, и все они сползлись вокруг гриффиндорцев. Атаковать по-прежнему никто не пытался, но провести в таком окружении всю ночь было немыслимо.

Уизли сдавленным шёпотом прошипел:

- Давайте «Конфринго»! Можно будет многих сразу...

Гермиона возразила:

- Они пока не сделали нам ничего плохого. Даже не пытались.

Поттер с ней согласился:

- Сказать заклинание мы всегда успеем. Ты прикинь: мы сейчас передних запалим, а задние всем скопом на нас кинутся...

Рон кивнул и замер, сжимая палочку. Больше всего ему сейчас хотелось закрыть глаза. Однако их разговор услышали. Из толпы мертвецов раздался не то шелест, не то скрип:

- Кто здесь?

Гриффиндорцы, наконец, осознали, что их не видно. Но остальным сохранившимся у собеседников чувствам они вполне доступны...

- Мы люди, - ответила Гермиона.

- Живые... – прошелестело в толпе, и живые стиснули палочки, приготовившись сражаться. Но их опять спросили:

- Что вам надо?

- Ничего! - хором воскликнули Поттер и Уизли.

– Мы уйдём на рассвете, - добавила после паузы Гермиона.

- Вы останетесь здесь.

Поскольку никто из толпы при этом не шевельнулся, и вообще ничего не изменилось, ничего не стали пока предпринимать и гриффиндорцы.

- Вы нас не отпустите? – спросил Поттер.

- Да.

- Почему? – в свою очередь поддержал разговор Уизли.

- Мы всегда так делаем.

- А ещё что вы делаете? – с искренним интересом спросила любознательная гриффиндорская отличница, хотя от звука мёртвых голосов её вело, как от скользнувшего по доске мела, Рона – как от паучьих лапок на теле, а Гарри – как от видений Того-кого-не-называют. Но ответа не последовало. Мертвецы зашевелились, явно пытаясь воспроизвести свои прижизненные жесты недоумения. У полуразложившихся это выходило особенно жутко. Из круга Слизерина опять послышались знакомые звуки неукротимой тошноты, хотя вроде давно уже было нечем. Но в конце концов толпа покойников сформулировала свою позицию:

- Надо что-то делать.

Гриффиндорцы от души с ними согласились.

- Что бы им предложить? – высказал вслух общую проблему Рон.

- Нужно что-то бесконечное, – вспомнила Гермиона, но тут же с отчаяньем добавила: – Нет, не то... Они же не просят у нас заданий, как дьявольские помощники...

- Не бесконечное, но надолго, - уточнил Поттер. – И добровольно...

В голове у страстного любителя спорта Уизли всё встало на место. Он предложил мертвецам:

- Ребята, давайте в шары сыграем!

Толпа опять зашевелилась, но уже по-другому. Слова Рона явно вызвали какие-то правильные ассоциации, потому что покойники расступились, разбились на группы, а потом и на части. Полученные таким образом более или менее округлые предметы начали кое-как перекатываться по полу.

- Уизли, ты гений... – заявил потрясённый Поттер. Гермиона молча обняла Рона, одновременно радуясь, что хоть на несколько секунд избавлена от зрелища... И точно, долго обниматься Гарри им не дал:

- Как насчёт правил? Боюсь, нашим друзьям уже начинает надоедать...

Мертвецы действительно стали опять потихоньку собираться – и телесно, и вокруг гриффиндорцев. Рон решительно отстранил Гермиону и двинулся прямо в толпу. Сначала он пытался объяснять порядок игры словами и осторожно двигал головы ногами, но вскоре просто стал хватать и наглядно кидать... Головы не возражали. Гарри уточнил диспозицию, вернув часть шаров владельцам и оставив в игре только самые круглые, гладкие черепа. Переходили они из рук в руки очень медленно, зато катились довольно быстро, и не по прямой, а туда, куда хотелось хозяину черепа. Но к новым правилам тоже можно привыкнуть...

В слизеринском круге царило молчание - никто не мог подобрать слов для оценки происходящего. Наконец Малфой сказал:

- Нормальных в Гриффиндоре не держат...

- Они, между прочим, хоть что-то делают. А мы сидим и смотрим, - сквозь зубы ответил Забини.

- Вот им будет что вспомнить, - поддержал Блейза Тео. – А мы о чём расскажем? Как всю ночь блевали?

Драко промолчал, но про себя решил отплатить при случае своим неблагодарным боевым товарищам ещё более чёрной неблагодарностью.

Гермиона никогда не разделяла спортивного азарта друзей и потому, держа палочку наизготовку, разделила со слизеринцами роль наблюдателя. Впрочем, не только со слизеринцами. С самого начала событий за ними пристально следили с крыши здания. Декан Макгонагалл не раз и не два пыталась вмешаться и сейчас вновь повторяла:

- Это недопустимо! Они же дети!

- Я и говорю: всё нормально, дети играют... – Каркаров сильно рисковал, но удержаться не мог. Снейп поспешно вмешался:

- Игорь прав, испытание в сущности пустяковое. Что они, нежити в Хогвартсе не видели?

Минерва не стала напоминать коллегам, что их воспитанники отсиживаются сейчас за надёжной оградой. Вместо этого она, не отвлекаясь от происходящего внизу, коротко заметила:

- Ваши живые трупы агрессивны.

- Ничего подобного! - немедленно возразил Каркаров. – Обычный разбойничий притон, непогребённые жертвы, никакой агрессии...

- И за семьсот лет – ни одного несчастного случая! – саркастически закончила декан Макгонагалл, провожая глазами Поттера, который только что искусно выбил очередной череп и пожал кости руки его владельца.

Это замечание Каркарову не понравилось, но его выручил Людо Бэгмен. Он в отличие от преподавателей всю ночь старался не смотреть вниз, чтобы не разделить участь Слизерина, хотя заранее принял нужное зелье из министерской аптеки.

- Минерва, дорогая, это неизбежные потери! Нам нужны специалисты по тёмным искусствам. Надо же как-то пополнять отряд ван Хельсинга?

Глава Гриффиндора предпочла вернуться к беседе с Упивающимся Смертью:

- Игорь, почему здесь нет ни одного студента? Я не верю, что все они уходили отсюда живыми.

- Минерва, как я мог оставить их тут? Все, кому не повезло, должным образом оплаканы, погребены и теперь мирно покоятся на своих семейных кладбищах, а не бродят неприкаянными от заката до рассвета...

Рассвета за снеговыми тучами они не увидели, но его учуяли мертвецы. Тела их внезапно стали рассыпаться в прах и проваливаться сквозь пол, который вновь превратился в обычный, грязный, прогнивший пол давно заброшенного дома. Учителя, не стесняясь и не сговариваясь, бросились к своим и начали приводить их в чувство. После беглого опроса, когда стало совершенно очевидно, что участники турнира живы, здоровы и в своём уме, Каркаров объявил:

- Первое испытание пройдено успешно. Все свободны, отдыхайте до обеда.

Дурмстранг дисциплинированно поклонился, повернулся и пошёл на выход. По дороге Ахти спросил Хому:

- Ты ни на что не отвлёкся?

- Нет, - равнодушно ответил тот, - я себе не враг. Но вы ничего такого не пропустили. Хогвартс видели? И как они вам?

- А что? – немедленно ответил Тод. – Гриффиндор – как обычно, Слизерин тоже своего цвета...

К счастью, никто из соперников их не услышал. Весь Хогвартс занимала одна и та же мысль: а как же баллы?! Где вообще хоть какая-то оценка?! Рон, как герой дня, точнее, ночи, открыл было рот, но тут Малфой принял решение. Не говоря ни слова, он поклонился и увёл свою команду прочь. Этикет был соблюдён, и выглядело всё довольно эффектно. Поттер с Уизли одновременно подумали, что они ничем не хуже этих... Однако первая ученица Гриффиндора плевать хотела на условности, когда ей нужно было что-то узнать.

- Господин Каркаров!

Прозвучало это вполне вежливо, но очень настойчиво. Снейп, заслышав знакомые интонации, круто развернулся прямо у двери, чтобы полюбоваться, как справится его старый друг с гриффиндорской напастью. Макгонагалл собралась и приготовилась защитить любимую ученицу от чего бы то ни было.

- Кто победил в первом туре? – звонко и отчётливо выговорила Гермиона. – Кто из нас сейчас впереди по его результатам?

- Мисс Грейнджер, - с бесконечным учительским терпением в голосе ответствовал ректор Дурмстранга, - первый тур был самый лёгкий. Здесь достаточно просто выжить.

В тишине паузы стало слышно, как кто-то громко сглотнул, не то Поттер, не то Уизли.

- Вы живы, не так ли? Значит, вы победили.

Гермиона не нашлась, что ответить на это, кроме: «Благодарю вас!». Снейп за её спиной восхищенно поднял брови и два раза сдвинул ладони. Каркаров чуть наклонил в ответ голову, и декан Слизерина бесшумно исчез за дверью.

Гриффиндор во главе со своим деканом тоже отправился отдыхать. Точнее, обсуждать свой несомненный успех. Начали они ещё задолго до выхода, и такого веселья обитель мертвецов наверняка не видела со дня своей постройки.

Каркаров внимательно смотрел им вслед, оценивая реакции каждого... Затем, убедившись, что живых в помещении не осталось, он опечатал входы-выходы своего постоялого двора одному ему известными заклятьями и отправился на работу: занятий в Дурмстранге по случаю Турнира трёх волшебников никто не отменял.



 
ПартизАнкаДата: Пятница, 27.05.2011, 18:58 | Сообщение # 6
- наблюдающая даль -
Статус: Offline
жееееесть))) хочу продолжения)


Пристань рикманьяков

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
самое высшее в мире искусство...
С.А.
 
NATALI_2010Дата: Пятница, 27.05.2011, 22:57 | Сообщение # 7
Пятикурсник
Статус: Offline
jump2 А что же будет в следующих турах? Дурмстранг в своём репертуаре!!!

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
SNAGERДата: Суббота, 28.05.2011, 09:44 | Сообщение # 8
Семикурсник
Статус: Offline
ПартизАнка, спасибо!

Всё готово, постепенно выложат: лучше частями, довольно много приключений получилось.
 
SNAGERДата: Суббота, 28.05.2011, 09:46 | Сообщение # 9
Семикурсник
Статус: Offline
NATALI_2010, совершенно верно - это Дурмстранг! Сейчас последует гвоздь программы...
Спасибо большое за отзыв, рада, что вам нравится.
 
44008-feminДата: Суббота, 28.05.2011, 20:24 | Сообщение # 10
Колдомедик Темных Подземелий
Статус: Offline
Очень понравилось! Динамично, живо, интригующе. da4

Мои фанфики:
Так лечатся провалы в памяти (в процессе)
Ценности
Четыре часа утра
Сила, на которой держится мир
 
SNAGERДата: Воскресенье, 29.05.2011, 09:55 | Сообщение # 11
Семикурсник
Статус: Offline
44008-femin, спасибо! Чуть от сердца отлегло. А то я больше всего боялась, что длинная тягомотина в итоге вышла. Ну, самый экшн по идее должен быть на втором состязании, посмотрим, как оно пройдёт.

Сообщение отредактировал SNAGER - Воскресенье, 29.05.2011, 09:56
 
PsycheДата: Воскресенье, 29.05.2011, 17:13 | Сообщение # 12
Первокурсник
Статус: Offline
Quote (СНЕЙДЖЕР)
- Приветствую вас в Дурмстранге! Мы всегда рады гостям. К нам приходят многие, однако немногие возвращаются...

-...прежними. Садитесь!

Мне понравилось)))


Пожирательница Нервов...
 
SNAGERДата: Воскресенье, 29.05.2011, 18:17 | Сообщение # 13
Семикурсник
Статус: Offline
Psyche, спасибо, что читаете! Дурмстранг - это нечто, сама дивлюсь, как там всё устроено. А то ли ещё будет!
 
СНЕЙДЖЕРДата: Воскресенье, 29.05.2011, 21:21 | Сообщение # 14
Семикурсник
Статус: Offline


Заснуть после такой ночи ни Гриффиндору, ни Слизерину не удалось, но остаток дня после обеда все провели весело и со смыслом. В Дурмстранге и его окрестностях таилась масса интересного, а бор корабельных сосен действительно произвёл на Минерву Макгонагалл неизгладимое впечатление. Под влиянием величественного покоя, навеки объявшего этот природный чертог, она даже согласилась принять профессиональную помощь Снейпа, поэтому ночью обе команды Хогвартса спали на удивление крепко и без кошмаров. Утром следующего дня все участники турнира, отдохнувшие, бодрые и здоровые, были приглашены после завтрака в кабинет ректора.

Уже по скорбным взглядам дурмстрангцев за столом было понятно, что сейчас последует гвоздь программы. Гриффиндор храбрился, Слизерин держал тон, непринуждённости у хозяев турнира поубавилось. Хотя их-то как раз воспоминания не одолевали.

Ректор Дурмстранга на этот раз восседал на троне и потому формулировка задания, несмотря на краткость, особенно впечатлила:

- Сегодня ночью вам предстоит убить вампира.

Пока участники турнира и судьи усваивали эту новость, Каркаров покинул своё роскошное кресло, встал перед сидящей Минервой и уже неофициальным тоном продолжил:

- Это возвращает нас к нашей проблеме, декан Макгонагалл. Кто из ваших игроков будет капитаном во втором туре?

- Господин Каркаров, вы сами объявили мисс Грейнджер победителем первого тура, - еле сдерживаясь сказала глава Гриффиндора. Она не могла решить, что её бесит больше, вампир в качестве детского упражнения в магии или подлые приёмы этого тёмного типа.

– Компетентность Гермионы не вызывает сомнений, она капитан нашей команды.

Холодный взгляд Минервы ясно говорил, что её не выведут из себя и не вынудят совершить ошибку. Снейп позавидовал такой уверенности и в данном случае был полностью на стороне коллеги-декана: Если она упрётся по-гриффиндорски, Игорь сменит задание. Вампир – это хорошо продуманный сценарий. Я не хочу играть с Каркаровым в спектакле, который ставил Том Реддл...

- Мисс Макгонагалл, - ректор Дурмстранга искусно выделил голосом нестандартное обращение, но не ограничился этой мелкой наглостью, - простите, что я о таком при девушках... Но это не вопрос подготовки, это более тонкий вопрос, вопрос чутья...

Каркаров сделал паузу, но не дал себя перебить и продолжил:

- Прекрасный пол издаёт особый аромат, от которого теряют разум мужчины и вампиры. Но мы теряем разум фигурально, а вампиры - буквально...

Убедившись, что декан и капитан команды Гриффиндора залились краской, а у всех присутствующих мужчин возникли соответствующие мысли, хозяин турнира закончил вполне деловым тоном:

- В присутствии женщины волшебная сила вампира от нестерпимой жажды возрастает, он становится непредсказуемым и потому вдвойне опасным. Я не вижу причин подвергать участников турнира ненужному риску. Но, раз уж Гриффиндор преподнёс нам такой сюрприз, я готов заменить состязание. – Каркаров вновь сделал искусную ораторскую паузу, - на более лёгкое.

Реакция мужской части участников турнира была вполне предсказуемой. Гермиона прикусила язык, чтобы случайно не сказать Уизли и Поттеру то, что она о них думает. Каркаров закончил свой шедевр изящной словесности красивым росчерком настоящего мастера тёмных искусств:

- Я всё равно не могу оставить рядом со школой живого... в смысле, действующего вампира. С ним так или иначе придётся покончить. Мисс Макгонагалл, мисс Грейнджер, мне кажется несправедливым из-за простого недоразумения лишать остальных игроков шанса проявить себя. Однако справедливость, бесспорно, – компетенция Гриффиндора, решение за вами.

Уизли и Поттер умоляюще уставились на своих женщин. Но точно такое же выражение страстной мольбы и ужаса перед возможным отказом читалось в глазах не только Слизерина, но даже и Дурмстранга. Снейп перехватил взгляд Макгонагалл и еле заметно покачал головой из стороны в сторону. Это решило дело: Минерва мало доверяла коллеге и ещё меньше - Каркарову. Точнее, ей слишком хорошо был известен их modus operandi: неизвестное состязание на замену могло оказаться много хуже схватки с уже освидетельствованным министерской комиссией вампиром.

- Отменять ничего не следует. Капитан во втором туре – Рональд Уизли. Гермиона, ты согласна?

Гермиона молча кивнула. Она не понимала, почему декан приняла такое решение, но верила, что причины на то есть. Теперь она думала о том, как за оставшееся время впихнуть в головы друзей максимум сведений о жутком противнике, и начала лекцию ещё до выхода из кабинета ректора.

Дурмстранг по обыкновению повёл себя странно. Проходя мимо соперников в коридоре, Гарри услышал обрывок разговора:

- ... а второй противник должен быть живым, - медленно заканчивал фразу Ахти.

- Как любит повторять господин Каркаров, никто никому ничего не должен, - усмехнулся в ответ Тод.

- П...ц! - подвёл очевидный итог знаток неведомых языков Хома.

Сказать, что Гриффиндору все эти новости не понравились, значит ничего не сказать. Однако их вечные враги на этот раз не могли сдержать неприличного ликования даже в кабинете ректора: каждый из них был уверен, что знает о вампирах всё, победа была, считай, в кармане. Снейп уже приготовил две-три хлёстких фразы, чтобы слегка сбить слизеринское самомнение, но тут к нему подошёл представитель Министерства. Малфой, Забини и Нотт получили возможность обсудить, а потом и привести в исполнение великолепную идею Драко.

Бэгмен интимно придержал декана Слизерина за мантию, чего Снейп не терпел, и вкрадчиво сказал:

- Простите, на одну минуту...

- Слушаю вас. Какого ему от меня надо? Нет, денег в долг просить не собирается, и на том спасибо. А других дел у него сроду не было. Боится Игоря, это понятно. Боится больше, чем меня... Это интересно.

- Декан Снейп, у меня к вам просьба. Министерство считает, что в последнее время действия главы Дурмстранга, несмотря на то, что...

- Ближе к делу.

Такое обращение Бэгмен соглашался терпеть только от гоблинов, которым задолжал, и то потому, что они вообще не люди. Но заручиться поддержкой Снейпа было необходимо. Он взял себя в руки и начал сначала.

- За Каркаровым надо следить.

- Для этого вы здесь и находитесь.

- Я не смогу присутствовать на втором состязании. Я болен. Внезапное обострение ревматизма. Тут такой холод...

Снейп немедленно предложил высокому министерскому чину целый ассортимент зелий, гарантирующих как скорое облегчение, так и неизбежное исцеление. Бэгмен смертельно побледнел и начал отнекиваться, как застигнутый врасплох первокурсник Гриффиндора. То, что он врал, было очевидно, но все мотивы его вранья - после упоминания снадобий знаменитого зельевара - затопил инстинкт самосохранения. А судя по чистому, беспримесному ужасу в глазах министерского наблюдателя, Каркаров уже подошёл к ним ближе, чем на пять шагов. Снейп сдался и поблагодарил Министерство за такое доверие. Бэгмен с облегчением поведал, что прошлое давно забыто, что ему надо бы пойти прилечь, но в Министерстве декан на самом лучшем счету. Любимый декан Министерства успел разглядеть свой срок в Азкабане и камеру, которую Фадж с Бэгменом выбирали для него лично. Всё это было очень интересно, но не сейчас, когда единственной надежде волшебного мира предстояло схватиться или с вампиром, или с вампиром и Каркаровым одновременно. Снейп вздохнул и повернулся к старому другу.

- Игорь, ты у себя в лесу совсем одичал. Чем так запугивать, дал бы ему в долг – и он вечно твой.

- Не могу. Он как-то попросил у меня тысячу, а я эффектно скормил её случившемуся рядом дракону. Что ему, говорю, отдать, что тебе, всё одно больше не увижу. С тех пор он о деньгах и не заикается.

- Зачем ты его вывел из игры?

- Он тебе очень нужен?

- На вопрос отвечай.

Поскольку магической силе в замкнутом пространстве надо было куда-то деваться, дубовые лавки и столы, дойдя до стен ректорского кабинета, начали трещать и ломаться, потом ближайшие к собеседникам предметы мебели затлели, взметнулись языки пламени... Каркаров то ли пожалел свой тронный зал, то ли устал от постоянного напряжения.

- Север, это не я. Бэгмен просто струсил. Ты же видел его прошлой ночью. Вампира он не выдержит.

Снейп убедился, что Игорь, похоже, не врёт. Да и на Бэгмена это было похоже.

- Ладно, извини. Тут у тебя такое творится... Придётся мне самому.

Снейп двумя «Репаро» и одним «Акцио» вернул кабинету прежний вид. Но Каркаров, хоть и гораздо хуже читал мысли, отлично улавливал второй-третий смысл каждой фразы. Министерство было право в одном: Тёмная метка – это на всю жизнь. Лёгкая оттепель тут же сменилась обычным холодом недоверия, откровенного разговора между бывшими Упивающимися Смертью так и не случилось.



Замечательная идея Малфоя касалась вовсе не вампира, а противника поважнее. В быстрой и красивой победе над нежитью никто не сомневался, слизеринцы даже великодушно согласились между собой дать поучаствовать в деле и Дурмстрангу – всё-таки хозяева. Но Гриффиндор следовало проучить основательно, чтобы история об этом вошла в анналы и фольклор Слизерина. Слегка сопротивлялся только благоразумный Тео: вампир – противник серьёзный, и сосредоточиться лучше всё-таки на нём. Однако аргумент, что иначе дома рассказать будет нечего, убедил даже Нотта. Малфой посмотрелся в зеркало, остался очень доволен собой и пошёл искать Гермиону.

Вернулся слизеринский герой-любовник несколько бледнее обычного. След удара он с лица уже убрал, однако щёку ещё рефлекторно почёсывал.

- Ничего, - хладнокровно бросил Драко, не дожидаясь бестактных расспросов. - Придётся как-то по-другому.

- А ты что рассчитывал с неё снять? – Забини едва сдерживался, но смеяться в таких случаях над Малфоем было смертельно опасно.

-Ну, шарф... Или платок из кармана достать.

- Да ты просто сэр Галахад!

Блейз в восхищении тряхнул головой и отбыл в направлении спальни Гермионы. Драко ещё не успел набраться злости, а Тео – соскучиться, как он вернулся и демонстративно покрутил на пальце белую тряпочку. Малфой и Нотт не поверили своим глазам, но пришлось.

- Veni, vidi, vici, - самодовольно объявил Блейз, но потом сжалился над другом. – Приличные девушки бельё меняют часто. Здесь она со стиркой возиться не будет, значит, где-то складывает. Я нашёл и взял.

- Откуда...? – начал потрясённый Драко.

- От матери, - пояснил Забини. – А вам, романтическим героям, такого знать не положено.

Мать Блейза недавно опять овдовела и сейчас искала себе восьмого мужа. Но многие волшебники в годах считали, что хоть напоследок узнать, что такое настоящая жизнь, – это совсем неплохо.

Второй этап операции взял на себя Нотт: ни Малфоя, ни Забини Поттер с Уизли не подпустили бы к себе ближе, чем на два шага. Тео же выполнил свою миссию, как всегда, тихо, аккуратно и без скандала. Теперь Слизерину оставалось самое сложное: выдержать инструктаж декана. А ночь обещала быть очень весёлой.

Гриффиндор, напротив, не веселился, а старательно усваивал знания, почёрпнутые их капитаном в Запретной секции библиотеки. Однако привычки непрерывно учиться секунданты Гермионы пока не приобрели, поэтому весь этот поток бесценных сведений по большей части проносился мимо. Но одно будущие охотники на вампира усвоили твёрдо: живые – это живые, а мёртвые – это мёртвые, даже когда они немёртвые, и путать их нельзя. Тут всех позвали на ужин, и Поттер с Уизли, оборвав лекцию на полуслове, радостно бросились одеваться. Гриффиндорская отличница, вздохнув, пошла за ними. Гарри дёрнул у Рона из рук мантию, подал даме, пропустил её первой в дверь, а потом прошипел другу:

- Одежда с девчонки! Смотри, что берёшь!

Рон, путаясь в складках, огрызнулся:

- Ты-то откуда знаешь, где чья? Они все новые, кто их разберёт...

После ужина всю школу пригласили во двор – на проводы. Чёрные ряды шуб на белом снегу выглядели очень внушительно и мрачно. Декан Гриффиндора заглянула в глаза своих учеников и молча дала необходимые напутствия. Гермиона, не стесняясь, обняла обоих, не переставая шептать:

- Чеснока, чертополоха, полыни не достать, но ничего, сухое всё равно почти не действует, запомните, серебро, серебро и железо, это гораздо лучше, ещё можно крест, если...

- Им дадут всё необходимое, - решительно прервала прощание Макгонагалл. – Идите, Каркаров вас ждёт.

Уизли и Поттер присоединились к своим соперникам, которые уже держали в руках охотничье снаряжение: большие, тяжёлые молотки, грубо обтёсанные деревянные колья и неудобные на вид ножи вроде тесаков. Рон и Гарри машинально взяли из рук Каркарова своё оружие и тут же чуть не выронили его, потому что весь Дурмстранг хором сказал:

- Мы ждём вас! Вернитесь живыми!

- За воротами сразу на север. Поляна в миле отсюда, - сообщил вполголоса ректор Дурмстранга несколько подавленным таким прощанием участникам турнира и с отеческой заботой добавил: - Смотрите, не оцарапайтесь в кустах по дороге!

Каркаров отступил на шаг и тут же исчез. Убедившись, что Минерву подхватили коллеги из Дурмстранга, а Гермиону – болтушки, исчез и Снейп, твердя про себя единственное утешение: Что бы там ни было, и девочка, и Минерва в безопасности, хоть об этом думать не надо...

- Они справятся, - говорила в это время декан Макгонагалл не столько для дурмстрангцев, сколько для уходящей в слезах Гермионы. – Русалки Чёрного озера ничем не лучше вампиров!

Но, разумеется, уверенность у неё была только в голосе. Пока преподаватели Дурмстранга организовывали ночное бдение студентов в тронном зале Каркарова – спать до возвращения охотников с победой никому было нельзя - Минерва в сотый раз пыталась понять, правильно ли она поступила, не лучше ли было согласиться на задание полегче и не отправиться ли ей следом за Снейпом в виде кошки. Она точно знала, что любая нежить неравнодушна к кошкам, но именно про вампиров вспомнить не могла и спросила об этом вернувшихся коллег - как бы для поддержания светского разговора. Поскольку нечутких и несообразительных педагогов в Дурмстранге не держали, декана Гриффиндора хором заверили, что всё будет в порядке и у них неприятностей с вампирами не случалось никогда.

- За семь сотен лет – ни разу!

- Это абсолютный рекорд волшебного мира!

- Вот у других – да, бывало...

- Помните Брашов?

- Ещё бы! Пока хватились - половина учеников и четверть преподавателей!

- А ведь какая была школа!

Посыпались леденящие кровь подробности. Минерва поняла, что куда полезнее было бы поговорить с Гермионой. Но беда в том, что удержать в четырёх стенах любимую ученицу после такого совещания точно не получится...

Капитан гриффиндорской команды и так не сводила с глаз со своего декана, не обращая внимания на усилия болтушек развлечь её. Она смутно ждала какого-то сигнала выступать и не верила, что Макгонагалл будет терпеливо ждать дома исхода сражения. Но Минерва была занята разговором... Вид наставницы теперь говорил Гермионе только об одном: её декан – здесь, а декан Слизерина – там. Капитан Гриффиндора попыталась отвлечься на шутки собеседниц, но тут в разговоре опять возник и плотно застрял в голове подлый зельевар-легиллимент... Предчувствие беды охватило её целиком и полностью - профессор Трелони могла бы гордиться своей худшей ученицей. Безнадёжная рационалистка Грейнджер встала и, как сомнамбула, вышла из зала. Никто из болтушек, никто из дежурных, вообще никто её не только не остановил, но даже и не заметил.

Декан Макгонагалл через силу поддерживала приятную беседу и впервые в жизни жалела о своей анимагической форме: Как глупо, что Felis catus такая маленькая... Я не смогу аппарировать... А ходить по снегу обычные кошки совершенно не приспособлены... Нет, надо поговорить с Гермионой...

Сомнения декана разрешил изгнанный дежурными из своей уютной спальни в общий зал высокий представитель Министерства. На долю секунды Минерва решила, что ей почудилось, но в Дурмстранге спутать такую тушу было не с кем. Одним движением она очутилась на пути Бэгмена. Министерский наблюдатель коснеющим языком залепетал что-то про ревматизм, но его прервали выражением, которое не часто услышишь из уст дамы. Глава Гриффиндора поискала глазами своего капитана, и все стоящие рядом отшатнулись от пережитого деканом потрясения: Гермионы в зале больше не было! Остановить разъярённую Минерву Макгонагалл никто из коллег не посмел...



Выйдя за ограду Дурмстранга, Тод Шварце спросил:

- Ахти, как там твой предок говаривал? Про бой на снегу?

Его капитан, неспешно подбирая слова, нараспев ответил:

- Здесь нам женщины мешают... Здесь мы горницу испортим, обольем полы мы кровью... Выйдем лучше из жилища... Будем мы сражаться в поле, на поляне будем биться. На дворе ведь кровь красивей, на открытом месте лучше, на снегу еще прекрасней.

Добавить к мудрости веков было особо нечего, поэтому осторожно продираясь сквозь кусты, почти полностью заслонявшие тропинку, Гриффиндор и Слизерин молчали. Зато Дурмстранг впереди всё время вполголоса, но возбуждённо переговаривался, то и дело забывая придержать для гостей ветки. Наконец Ахти остановился и развернулся к Хогвартсу. Хома и Тод встали по бокам, преграждая путь.

- Что вы знаете о вампирах? – напрямик спросил главный игрок Дурмстранга.

Поттер и Уизли не успели рта открыть, как Слизерин начал наперебой хвастаться тайными знаниями:

- Вампиры – великие маги!

- Вампирам пробивают сердце колом!

- И отсекают голову!

- Одновременно, - внезапно оборвал поток сведений Йоукахайнен.

- Не понял? – откровенно угрожающе заметил Малфой.

- Вампиру отсекают голову и пробивают сердце одновременно, - пояснил непрошибаемый герой эпоса. - Нужно договориться.

- Мы с вами! – хором сказали Поттер и Уизли.

Ахти потерял всякий интерес к Слизерину и не сводил теперь глаз с Гриффиндора:

- Но выиграет тот, кто это сделает.

- Плевать! – заявил Рон. - Лишь бы убить эту тварь!

Гарри молча кивнул, Ахти, Хома и Тод кивнули в ответ. Потом капитан дурмстрангцев опять повернулся к Малфою:

- Вы с нами?

Драко понял, что такое момент истины и, помедлив, ответил:

- Да.

По вздоху облегчения, невольно вырвавшемуся у Дурмстранга, вся команда Слизерина поняла, что решение принято верное. Ахти протянул руку, Тод и Хома положили сверху свои, то же самое сделал Хогвартс. Потом Драко спросил:

- А зачем нам дали эти тесаки? Наше оружие лучше!

Забини и Нотт вслед за Малфоем достали из-под мантий свои клинки. Гарри взглянул с любопытством, Рон позеленел от зависти: оружие Уизли ушло из семьи не одно поколение назад... Однако снисходительные усмешки Дурмстранга вернули ему душевное равновесие. Хома осмотрел всё и вынес вердикт:

- Бесполезно.

- Это сталь? – уточнил Тод.

- Дамаск! – в бешенстве заявил Малфой. - Настоящий, фамильный!

- А надо железо, - наставительно заметил Ахти.

Он и его секунданты распахнули свои шубы, и Хогвартс увидел, что под ними дурмстрангцы опоясаны кусками железных цепей.

- Седое железо, - уточнил Хома.

- И светлое серебро, - добавил Тод.

- Серебра сколько угодно, - тоном ниже сказал Драко, вспомнив инструктаж декана.

- Можем поделиться, - предложил Блейз.

Слизерин продемонстрировал свои пояса и прочие ювелирные изделия, которых хватило бы на небольшую гоблинскую лавку. Кое-что нашлось и у Гриффиндора. Гарри показал браслет, подарок крёстного на счастье. Драко передёрнуло при виде герба Блэков, но он всё же смолчал. Рон, стесняясь, добыл из-за ворота цепочку с трогательной буковкой «Н».

- Так что, поделим? – спросил дотошный Тео.

Ахти вопросительно посмотрел на Хому. Тот после секундной заминки решил:

- Нет, для настоящей защиты на всех не хватит. Просто держите под рукой – в случае чего бросите и отпугнёте.

Договорившись, охотники на вампира уже единой командой преодолели последний тернистый заслон и очутились на поляне, посреди которой стоял древний каменный гроб.



Но первым до поля боя добрался Снейп, чтобы внимательно осмотреть вампирское обиталище. Ничего подозрительного – камень крошится от времени, крышку не трогали уже лет несколько сотен как минимум, министерские печати на месте... Декан Слизерина еле успел уйти в кусты - на поляне бесшумно обозначился ректор Дурмстранга. Несколько секунд он тщательно прощупывал мыслями окрестности в поисках чужого разума, но, конечно, не нашёл: Снейп был лучшим учеником и у Реддла, и у Дамблдора. Затем Каркаров не менее пристально изучил гроб. Первый наблюдатель чуть расслабился: Игорь его не обнаружил и, следовательно, не работал напоказ. Он действительно хотел убедиться, что вампир в своей каменной могиле ещё шевелится только потому, что не может умереть сам. Окликнуть коллегу Снейп не успел, и Каркаров засел в кустах на противоположной стороне поляны.

От холодного, яркого света полной луны мороз, казалось, усилился. Но доблестные борцы с нежитью, словно не замечая его, стояли неподвижно по крайней мере несколько минут. Никто не решался первым подойти к гробу.

- Бросим жребий? – предложил, наконец, Хома.

- Не надо, - вдруг заявил Гарри. – Я пойду!

Снейп подскочил так, что куст со стороны Каркарова отчётливо помахал ему веткой. Но обмена приветствиями между коллегами участники турнира не заметили, потому что Гарри уже подошёл к гробу и неловко поддевал ножом изъеденную временем, но всё равно тяжелую крышку. Снейп попеременно призывал на помощь высшие силы и самым нелестным образом отзывался об интеллекте Поттера. В звенящей, морозной тишине раздался ожидаемый треск, и все охотники на вампира невольно бросились вперёд взглянуть, что случилось. Послышались крики досады:

- Мерлин!

- Да рукояткой надо было!

- Железо хрупкое!

Рон только покрепче сжал единственный оставшийся у Гриффиндора нож...

Гарри, который с некоторых пор с трудом владел собой даже в дружеских размолвках, в сердцах ударил по сдвинутой крышке ногой. Она с хрустом упала на снег. Все отшатнулись от тяжкого смрада могильной гнили.

Вечно неживой покойник принимал вертикальное положение медленно и поднимался прямо, как доска. Сил на поддержание романтического имиджа у него уже не было, выглядел он препогано: клочья плоти свисали со скелета вперемешку с клочьями одеяния. Конечностями кровопийца двигал с трудом. Снейп одобрительно кивнул Каркарову. Тот, очень довольный, развёл руками, мол, как же иначе?

Участники турнира почти в трансе следили за торжественным подъёмом из гроба, но постепенно начинали прикидывать и примериваться. Вдруг вампир распахнул мёртвые очи, неожиданно огромные на почти истлевшем лице, вывернул их из глазниц и, не поворачивая головы, по очереди осветил фосфорическим мерцанием окруживших его охотников, а также их снаряжение.

- Vale! – в чувстве юмора упырю нельзя было отказать. Беседовать он и дальше предпочитал на латыни, видимо, учитывая пёстрый состав аудитории. Но никаких затруднений с пониманием ни у кого не возникало – мерзостное хлюпанье, шипение и свист его голоса раздавались, казалось, прямо в мозгу.

- Если мертвец приходит к живым, он приходит с улыбкой, - сообщил остроумный труп и в подтверждение своих слов улыбнулся. Пергаментная кожа пошла трещинами, обнажив кости черепа и клыки. Они были огромны, непонятно даже, как помещались во рту, и светились голубоватым светом. То ли от возраста, то ли от общей слабости на концах зубы утончались так, что концы их терялись в этом тусклом тлении.

- Мёртвый может быть добр, даже добрее живых, - продолжал вампир-любитель поэзии. – Я добрый. Я хочу подарить вам вечную жизнь. Вы не представляете, до чего я этого хочу, сладкие мои... Сколько же вас тут собралось... Настоящий пир. С кого бы начать? После девочки, конечно.

Вампир внезапно оказался рядом с Роном. Никто не успел ничего. Но тут упырю словно сломали хребет – голова его резко и неестественно откинулась назад от груди Уизли. Серебро тоненькой цепочки всё же превозмогло жуткий голод... На секунду, не больше, но больше было и не нужно: Гарри успел полоснуть врага почти вслепую всё ещё зажатым в руке обломком ножа и закричал от ужаса и отвращения. Железа на рукоятке почти не осталось, он ударил мерзкую тварь чуть ли не голыми руками. Однако вампир очень даже восчувствовал удар. Он взвизгнул, тяжело отступил почти человеческими шагами и выкатил вдвое увеличившиеся зёлёные глаза почти до подбородка:

- Ты – Избранный?! Так меня притащили сюда выпить Избранного...

Снейп окончательно понял, зачем Мальчика-который-выжил настойчиво зазывали в Дурмстранг, и рванулся было через поляну убить Каркарова, но тот исчез – совсем, не только из вида. Верный соратник Дамблдора и Реддла перевёл дыхание и сосредоточился на Поттере. И, разумеется, на жаждущем его крови мертвеце. Тот, борясь с тысячелетней слабостью и голодным безумием, продолжал прикидывать:

- Но ты не один... Тем лучше. Я напьюсь ими, а ты будешь наш.

Пока упырь оценивал открывающиеся перед ним перспективы, охотники успели обсудить тактику. Поскольку покойничка явно тянуло на Рона, этим надо было воспользоваться. И пока всё шло по плану. Вампир вернулся к исходному пункту:

- Но сначала девочка! Избранный, готовься! Возможно, я ещё передумаю и возьму всю твою силу... Какая ночь!

Уизли чисто инстинктивно успел выкрикнуть «Протего!», заклинание отбросило иссохший труп сразу шагов на пять. Остальные приободрились. Однако упырь легко взлетел над поляной... на фут или около того. Послышались бессильные проклятия на каком-то додревнем языке, и жаждущий крови покойник попытался притянуть к себе ближайшего из охотников. Ближе всех к нему оказались честолюбивые слизеринцы.

Забини зачем-то завопил «Экспеллиармус!», Нотт попытался с тем же успехом парализовать противника, Драко, не чинясь, выкрикнул «Пиро!». Заклинание пролетело сквозь вампирский скелет, и Дурмстранг спасло только то, что оно не сработало. Декан Слизерина поднял палочку, но почувствовал, что в спину ему упёрлась другая...

- Север, я всё понимаю, но не порть мне турнир!

Снейп ощутил смертный холод решимости Каркарова: глава Дурмстранга был готов абсолютно на всё, как человек, которому нечего терять. Но разговор продолжился вполне по-приятельски.

- Игорь, я не знаю, как ты договорился с вампиром...

- С ними невозможно договориться. Это не люди.

- Игорь, он у тебя просто как живой. А должен быть почти никакой.

- Я не знаю, в чём дело! – взорвался Каркаров, и Снейп сумел мгновенно обшарить его память. Игорем, так же как им самим, владели мысли об Избранном...

- Если ты не под Imperio, помогай!

Вместо ответа непонятно друг или враг Снейпа отвёл палочку в сторону и встал рядом.

- Они справятся сами, - сказал он. – Им надо справиться. Иначе будут порченными всю жизнь. Прошу тебя, не мешай!

Снейп не хотел морально увечить никого из своих учеников, а в особенности – противника Тёмного Лорда. Но и полностью доверять друг другу было не в правилах его соратников. С тем оба Упивающихся Смертью и вернулись к своим обязанностям наблюдателей.



 
СНЕЙДЖЕРДата: Воскресенье, 29.05.2011, 21:24 | Сообщение # 15
Семикурсник
Статус: Offline


Упырь, которого вёл вкусный запах, не отставал от предполагаемой девочки больше, чем на шаг, и держало его на этом расстоянии только «Протего!», которое Рон, задыхаясь, непрерывно выкрикивал на бегу. Слизеринцы следовали за ними по пятам и неохотно убеждались, что ни одно из заклятий, рассчитанных на людей, на покойников не действует. Дурмстранг с Поттером колдовали более слаженно. Гарри испробовал своё коронное «Импедимента» и выяснил, что на секунду-другую нежить оно притормаживает. Ахти, Тод и Хома, уворачиваясь от атак Слизерина, трижды попытались во время этих коротких заминок поразить или хотя бы отрезать вампира от жертвы огненными заклинаниями. Ни одно из них не сработало, даже «Флагранте»: как любезно разъяснил охотникам после схватки ректор Дурмстранга, нежить можно сжечь только живым огнём.

Великий ван Хельсинг, возможно, и счёл бы, что эта развалина еле двигается, но участники турнира поняли, что на бегу вампиру в сердце ничего не вколотишь, его надо как-то повалить. Первым опомнился и сообразил, что бьёт заклятиями не по мертвецу, а по живым, Теодор Нотт. И его немедленно посетило озарение: простое «Локомотор мортис» тут же сбило вампира с ног. Голодный покойник быстро поднялся и начал мысленно обрабатывать каждого из преследователей с удвоенной силой, однако впереди обозначилась неизбежная победа.

- Первый, кто дотронется до меня, умрёт! – внушал замогильный голос упыря. - У последнего есть шанс жить вечно... Подумай об этом, Избранный! Такое могущество – и навеки!

Гарри с ожесточением выкрикнул очередное «Импедимента!», пытаясь избавиться от мерзкого чмоканья и отвратительно влекущих образов в голове. Вампир не унимался и не отставал от Рона:

- Девочка моя, я уже знаю, что ты не девочка! Но это неважно. Отдайся мне, и ты станешь моей вечной невестой!

Покойника-извращенца переломило пополам от особенно удачного «Протего». Впрочем, судя по комментариям, погоня его только забавляла. Будь он хоть чуть сильнее, эксперименты охотников с заклинаниями кончились бы, ещё не начавшись, но от долгого голодания древний кровопийца почти полностью пожрал сам себя, а потому внезапно отступил и упал в родной гроб. Однако тут же с отчаянным воем вылетел наружу – обломок ножа Гарри лишил его возможности хоть немного восстановиться. Упырь замер, распластавшись на боковой поверхности саркофага. Теперь его можно было брать хоть голыми руками, но охотники были измучены не меньше.

Рон свалился, где стоял. Остальные прикрыли его и стали подводить итоги. Первым несомненным плюсом было то, что они хорошо утоптали снег на поляне, и теперь не надо тратить силы на левитацию над сугробами. Серебро и железо мешали вампиру мгновенно добраться до их крови, и это тоже было хорошо. Оставалось понять, как повалить и зафиксировать на диво резвый труп.

Гарри было не до споров о тактике: он нёс какую-то ободряющую чушь, но Рону больше помогало само присутствие и поддержка друга. Драко всё ещё под впечатлением своего успеха с чарами круга подал весьма здравую мысль: сделать такой же из серебряных слизеринских и железных дурмстрангских поясов, а потом заманить в него вампира. Хома раздумчиво сказал:

- Останемся ведь без защиты...

- Но других идей нет, - резонно заметил Ахти.

- А как загонять будем? – уточнил практичный Нотт.

- Понятно, как...- вдвойне подавленный физической усталостью и вниманием вампира Уизли уже обрёл дар речи.

- Или я, или Рон войдём в круг, а потом выйдем. Нам-то он не помеха... - Гарри так и подмывало добавить «... пока», но он чувствовал, что говорить такого сейчас нельзя ни в коем случае.

И точно: вампир, оказывается, уже зашевелился и похабно тёрся о древний камень гроба, видимо, добирал сил. Рон встал и скинул на снег мантию. Остальные тоже избавились от тяжёлой верхней одежды, потом разложили на снегу колья и молотки так, чтобы в любую секунду и без помех использовать «Акцио», расстегнули пояса. Слизерин отдал Гриффиндору лишнее серебро... Потрясённый Снейп невольно сделал шаг вперёд, чтоб получше разглядеть такое невиданное событие.

- Север, я тебя предупредил!

Каркаров встал чуть впереди коллеги, не закрывая ему обзор, но и не давая свободно действовать палочкой. Снейп не стал просвещать друга насчёт того, что в крайнем случае справится без неё и даже молча: Во всяком случае с тобой и на таком расстоянии – точно... Но это всегда успеется. Поттер сейчас важнее. Примерно то же самое думал и Каркаров. Но последовать примеру своих учеников и договориться не пожелали ни тот, ни другой.

Вампир, потеряв всякий интерес к Рону, полностью сосредоточился на Избранном. Сил у немёртвого мертвеца словно бы прибавилось, но фунты слизеринского серебра изрядно путали его мысли. Ночные встречи с Тем-кого-не-называют по сравнению с ними казались дружеской беседой... На очередном повороте Гарри увидел, как Хома взмахнул ему рукой, подавил панику и перестал выкрикивать «Протего». Его охватил отнимающий волю, тошный запах тлена, но в следующее мгновение Поттер перепрыгнул железные цепи Дурмстранга, а вампир с зубовным скрежетом забился о невидимую стену. За его спиной кидали внахлёст свои пояса слизеринцы.

Малфой бросал последним и, к сожалению, счёл, что победа, считай, в кармане... Швырнул он очень красиво, эффектно, но при этом оставил зазор шириной примерно в иссохшую руку вампира. И тут же в ней оказался... Снейп почему-то вспомнил, что Драко – единственный младенец, которого он когда-либо держал на руках. Как это обычно бывает, всё немедленно стало ещё хуже: в круг, ни секунды не раздумывая, прыгнул Поттер и при этом замкнул его наглухо.

С неведомо откуда взявшейся силой вампир потряс обеими жертвами в воздухе и торжествующе возопил:

- Чистая кровь! Избранный – раб! Это моя ночь!

Остальные охотники, как и следовало ожидать, замерли в ужасе. Их учителя тоже: выбить вампира из круга теперь было невозможно, возможно было только убить в нём Поттера и Малфоя. Причём кровь их всё равно достанется полоумному от жажды упырю, и тогда Тёмному Лорду и Старому свету придётся круто...

Удобно встав коленками на Гарри, вампир, корчась, стал примериваться к шее Драко. Серебро украшений и вышивки явно причиняло оголодавшему трупу мучительную боль, однако это уже было неважно – он дорвался до чистой крови...

Но тут, наконец, на поляну выскочила капитан команды Гриффиндора. Смотрела она только вперёд, и потому круг из поясов опять оказался разомкнут. Даже не пытаясь колдовать, Гермиона просто рванула вниз ворот.



Вампир окончательно перестал быть разумным существом: он увидел нечто большее, чем могущество и власть. Эта беззащитная девичья шейка обещала немедленное утоление вечного голода. Оскалившись, с отвратным, нечеловеческим всхлипом он упал вперёд и вонзил зубы в толстый ворот свитера. Гермиона на мгновение исчезла под кровожадным трупом, но объединённым «Акцио» Снейпа и Каркарова её тут же вынесло далеко в лес, за окружающие кусты. Снейп успел заметить, что клыки упыря распороли не только мантию и свитер, но и ещё какие-то поддетые вниз для тепла одёжки...

- Она в порядке, - заверил его Каркаров. – И замёрзнуть не успеет. Сейчас всё кончится.

В движениях охотников действительно появилась некая убийственная точность. Поттер и Малфой даже не потеряли сознания. Едва вампир поднялся и вытянул вперёд скрюченные костлявые пальцы, Тео за его спиной выкрикнул: «Локомотор мортис!», Гарри тут же добавил: «Импедимента!». Упырь опять упал ничком и затрясся.

- Пояса! – выдохнул Хома.

Он, Ахти и Тод приковали к земле вампирские руки, Драко, Блейз и Нотт набросили остальные пояса на ноги. Из-под серебра и железа на снег сочилась какая-то гнусная, вонючая жидкость, разлагающийся на глазах труп дёргался, но не поднимался. Все охотники подтянули к себе молотки и колья, но тут вампир легко оторвался от земли.

- Сюрприз!- прошипел неугомонный кровопийца.

Снейп чуть шевельнулся, но Каркаров ждал этого, технично перехватил его мысленное «Сектусемпра» и увёл в сторону. Опыта схваток и с живыми, и с немёртвыми у него было гораздо больше, чем у зельевара, он видел, что на ещё один раз бессмертного покойника уже не хватит. Остановить коллегу было сейчас куда сложнее, чем практически обречённого упыря. Глава Дурмстранга вложил в своё «Замри!» всю душу и сумел за выигранные таким образом секунды найти путь к сердцу старого друга:

- Север, здесь трое моих студентов! Ты можешь подставить своих учеников?

- Нет.

- Я тоже не могу.

Снейп вспомнил об этом разговоре, когда Макнейр рассказал ему, как умер Каркаров. Игорь всегда настолько упивался смертью, что планировал продолжить своё существование в виде кровожадной славянской нежити, вроде той, что из последних сил металась перед ними на снегу. Но мечта его вряд ли сбылась. Он погиб, выскочив из укрытия прямо на преследователей, и отвлёк их внимание от своих молодых спутников. Крам и ещё двое учеников Каркарова благополучно скрылись и спаслись. В упыри глава Дурмстранга, конечно, совершенно не годился... Но это было потом, а сейчас Снейп по-прежнему ему не верил. Несколько секунд коллеги и союзники ломали друг друга, позволив охотникам слаженно повторить свой манёвр. Каркаров, наконец, пробился в разум Снейпа:

- Не вмешивайся! Сейчас определится победитель!

Декан Слизерина, который давно забыл и про турнир, и про победу, словно очнулся от смертного помрачения. Чего нельзя было сказать о вампире... Его затравленные вопли уже не были даже проклятиями. Они просто выворачивали из самых глубин подсознания самый тёмный из всех страхов, дословесный и доразумный ужас нерождённого перед жизнью.

Охотники были парализованы одновременно нестерпимым желанием добить мерзкую тварь и нестерпимым отвращением перед ней. Сдвинуться с места смог только Йоукахайнен. Так же медленно, как поднимался из гроба вампир, он подошёл к нему, опустился на колени, с трудом подтянул один из кольев, сжал рукоятку молотка... Глаза его тут же прояснились, и Ахти внимательно посмотрел на каждого из боевых товарищей. Выдержал его взгляд только Тод. Он нехорошо улыбнулся, отбросил назад чёрную гриву и шагнул к голове вампира. Молоток и тесак взметнулись и упали. Малоприятная жидкость, заменяющая нежити кровь, смотрелась на снегу тошнотворно.



Страшно усталые победители даже не удивились появлению на поляне своих учителей. Снейп стремительно осмотрел открытые участки тела Малфоя, Поттера и Уизли, попутно обращая внимание на цельность одежды, и тут же исчез за кустами. Рон и Гарри рванулись следом, но глава Дурмстранга начал лучшую из своих торжественных речей, гриффиндорцы, как и все остальные, заслушались и временно забыли о Гермионе. Каркаров вовсе не был уверен, что она в порядке, и не хотел эксцессов с участием доведённого до крайности Избранного. Искреннее уважение в его голосе необычайно успокаивало и внушало законную гордость. В качестве финального аккорда хозяин турнира указал на бывшего упыря и поздравил всех с первой победой над настоящим врагом. Все в молчании наслаждались величием момента.

Кроме самого Каркарова. Он в это время прислушивался, не происходит ли чего там, куда ушёл Снейп, прикидывал, кого из первокурсников отправить сюда с живым огнём для уничтожения остатков вампира и высчитывал, кто из маггловских антикваров предложит больше за этот древний каменный ящик. И уже в продолжение своих материальных соображений велел участникам турнира обычным учительским тоном:

- Пояса подберите!

Подойти ещё раз к жуткому, гнилому месиву не нашёл в себе сил даже богатырь Йоукахайнен. Слизеринцы непроизвольно отступили на шаг-другой.

- Дело ваше, - не стал настаивать глава Дурмстранга. – Но лучшего защитного талисмана вам не найти никогда.

Дурмстранг и Слизерин наперегонки бросились выхватывать из грязи свои пояса и оттирать их чистым снегом, начался обмен впечатлениями, послышался смех... Каркаров совершенно естественно присоединился к разговору и тут же увёл всех участников турнира с поляны.

Рон и Гарри не двинулись с места, пока не увидели Снейпа с Гермионой. Судя по всему, она была жива, но без сознания. И в их нынешнем состоянии друзья порадовались, что её есть кому донести до школы. Всю дорогу они молчали, но иногда оглядывались, чтобы убедиться, что слизеринский декан идёт следом.

Рыжий, как тут же понял Каркаров, был просто вымотан до предела и еле переставлял ноги, а вот второй внимательно слушал замечания и комментарии, заново переживал события, попутно что-то вспоминал, делал выводы. Словом, не наслаждался победой, как слизеринцы, а готовился к новым сражениям. Фактически уже бывший ректор Дурмстранга шестым чувством ощутил, что Мальчик-который-выжил тоже обречён: Но прямо сейчас Тёмный Лорд займётся дважды предателем Каркаровым... Следовательно, пора подумать о себе. И чем лучше я буду о себе заботиться, тем больше времени повзрослеть будет у главного противника моего бывшего друга Реддла...



Капитан команды Гриффиндора пришла в себя и поняла, что летит по воздуху в чьих-то крепких объятиях. Лежать головой на твёрдом мужском плече было до ужаса приятно... Пока не включилось сознание. Гермиона осторожно открыла глаза – летела она невысоко, её просто кто-то нёс, скользя по сугробам... И этот кто-то был в чёрном плаще Упивающегося Смертью.

Бесстрашная гриффиндорка попыталась вырваться, но тут же осознала, что обнимает её Снейп, подлый зельевар и декан Слизерина. Как она это определила, Гермиона не могла объяснить даже самой себе. Толстое сукно скрывало его полностью, даже знаменитые немытые патлы прятались под низко надвинутым капюшоном. Скорее всего, по аптечному запаху. Но уж конечно не по нежности, с которой он прижал её к груди... И зашептал что-то успокаивающее... Нет, не зашептал, просто вдруг стало понятно, что ему хорошо и ей хорошо тоже.

Было только немного стыдно. За то, что она так глупо потеряла сознание в самый ответственный момент, за то, что нести её приходится именно Снейпу, но больше всего за то, что ей не хотелось покидать его объятий... Волшебный полёт в сочетании с чувством надёжной защиты не шёл ни в какое сравнение с любым из испытанных ей в жизни удовольствий. Гермиона строго напомнила себе, что профессору, наверное, тяжело, а она в полном порядке и может идти пешком. Но голос разума как-то сам собой затих. Затихла в руках врага и гриффиндорская отличница. Откуда-то она знала, что беспокоиться не о чем: и Рон, и Гарри, и все остальные идут впереди.

Знала она это, разумеется, от легиллимента Снейпа. Но подделать настоящий душевный покой и удовольствие не мог бы даже он. Ему действительно было приятно нести в своих объятиях надоедливую и досадную девчонку. То ли жуткое приключение, то ли обморок преобразили её. Назойливая всезнайка Грейнджер стала, наконец, тихой, мягкой и женственной. Угрюмый профессор зельеварения и подлый, двуличный шпион невольно представлял себе, что можно ведь вот так обниматься долго-долго, час или два, или даже всю ночь... И ни о чём не думать. Вернее, думать о хорошем: А я всегда знал, она не просто отличница... Зубрилы так на лету не ловят. Надо будет к ней приглядеться, испортят её в Гриффиндоре... Если успею... Мысли Снейпа свернули на привычные тёмные тропы, девочка в его руках вздрогнула, он одёрнул себя и опять перестал думать. Бросила это глупое занятие и Гермиона. Зачем, когда всё так хорошо? Только бы подольше не кончалось...

На снег перед ними мягко спрыгнул с дерева небольшой серый зверёк и превратился в декана Макгонагалл.

- Она жива?!

- Жива и здорова. Минерва, не суетись, пожалуйста! До школы два шага, я её донесу.

Сердце Гермионы отчаянно заколотилось – он не хочет её отпускать! Снейп действительно не хотел выпускать свою ношу из рук даже на секунду и переправил декану Гриффиндора тёмный флакон без надписей прямо по воздуху.

- Держи. Дашь ей, когда очнётся, и ещё два раза в сумерки.

- Что это?

- Лекарство от насморка! Её не тронули, я проверил. Но на всякий случай не помешает.

Минерва спрятала зелье и уже спокойнее спросила:

- Что там произошло?

- Нам с Игорем всё равно отчитываться перед Министерством, вот и послушаешь.

Спокойствия Минервы как не бывало:

- Представляю себе этот отчёт! Не сомневаюсь, вы оба получите по ордену Мерлина!

Гермионе очень хотелось обсудить события со своим деканом, но одновременно очень не хотелось приходить в себя. Она утешала себя тем, что потом расскажет всё спокойно и по порядку. До того момента, как потеряла сознание. Что было после, она не расскажет никому! И сама тоже никогда-никогда не будет об этом вспоминать...

Снейп чувствовал её мысли, осторожно и нежно прижимал Гермиону к себе и думал о том, что положить на кровать и тут же уйти надо будет так, чтобы ни Минерва, ни девочка не увидели его лица...



Декан Макгонагалл уже выслушала рассказ очнувшейся Гермионы, версию событий от лица Поттера и теперь пыталась добиться толку от Уизли. Все трое падали с ног, но от страшного морального и физического переутомления заснуть не могли. Рон заплетающимся языком нёс какую-то чушь, причём только о девочках... Минерва, вздохнув, решила оставить свою команду в покое до утра: может, без неё они скорее угомонятся. Пожелав всем спокойной ночи, декан ушла. Минут через пять после её ухода Гарри почувствовал, что сейчас заснёт прямо здесь, на этой чудной, мягкой кровати, благо места много... Рон, кажется, уже спал. Поттер из последних сил усадил друга и натянул на него мантию. Уизли вдруг проснулся и отчётливо сказал:

- Это не моя!

- Да какая теперь разница! Идём!

Но Рон ни того ни с сего заупрямился и стал ощупывать одежду в поисках доказательства. Он сунул руки в карманы, достал оттуда какую-то тряпочку вроде носового платка... Гермиона с ужасом узнала её.

- Мистер Уизли, я всё понимаю, вы без этого не можете, - тихо начал Гарри и тут же взорвался:

- Хоть бы перед вампиром карманы осмотрел, ты, извращенец!

Сон у мистера Уизли тоже как рукой сняло:

- Мерлин тебя, Поттер! Я никогда... Да это вообще твоя мантия!

Рон кое-как вывернул ворот и показал метку. Друзья секунды три стояли в ступоре, потом сорвались с места и унеслись. Гермиона подобрала своё имущество, порадовалась, что с ней его, кажется, не связали, прикинула, куда могли пойти взбешённые убийцы вампира, и забеспокоилась. Однако пока она второй раз за ночь гадала, что лучше - сидеть на месте или идти за ними, её секунданты вернулись.

- Ну что?! – кинулась к ним капитан команды.

- Ничего, - мрачно ответил Рон. – Там сидит Дурмстранг. Чаю попили...

- Ладно, проехали. Дома Малфой у нас попляшет. Идём уже спать!

Поттер почти утащил на себе выплеснувшего последние силы Уизли и дал, наконец, возможность Гермионе помечтать перед сном, сжимая в руках тёмный флакон со спасительным зельем...



Утром по дороге на завтрак охотники на вампира по-настоящему насладились победой. Дурмстрангцы, понятно, просто купались в славе, но и Хогвартс был не обделён уважением сильной и восхищением прекрасной половины Дурмстранга. Слизеринцы чувствовали себя повелителями вселенной, гриффиндорцы – как обычно чувствуют себя слизеринцы. Рон и Гарри жалели только о том, что всё это происходит не дома, но тут же напоминали себе, что дома их ждёт ещё один триумф.

Гермиона впервые в жизни ловила на себе взгляды, исполненные не только уважения, но и страха... И чего-то ещё, что дурмстрангцы тут же скрывали под одобрительными улыбками. (Вся школа уже откуда-то знала об её участии в схватке во всех подробностях). Гриффиндорской отличнице впервые пришло в голову, что внушать страх где-то даже приятно... Ей вдруг захотелось поговорить об этом со Снейпом, и на завтраке она попыталась встретиться с ним глазами, чтобы непринуждённо начать беседу. Профессор, разумеется, всё время смотрел в другую сторону. Ну и ладно, - решила про себя гордая гриффиндорка. – На самом деле ничего и не было. Я потеряла сознание, он донёс меня до кровати... до школы... Гермиона привычно затолкала в подсознание смущающие переживания и вернулась к поистине королевскому праздничному завтраку, а также мыслям о турнире.

И сразу же заметила, что Рон с Гарри не обращают на неё ни малейшего внимания. Они уже строили глазки не только ровесницам, но и старшекурсницам. Особенно Рон... Этого Гермиона стерпеть не могла и спросила капитанским голосом:

- Вы что-то узнали о третьем туре?

Секунданты её пришли в себя далеко не сразу, а потом честно ответили, что им было как-то не до того, но после завтрака... Тут со своего места поднялся Каркаров. Праздничный шум смолк.

- Поздравляю наших игроков и гостей с успешным окончанием турнира!

Дурмстранг зааплодировал, Хогвартс начал недоумённо переглядываться.

- После завтрака состоится объявление победителя. Всем собраться в зале. Участники турнира приглашаются в приёмную.

Всё было как будто бы ясно, кроме одного: где третье состязание?! Рон и Гарри в очередной раз спрашивали себя, что вообще творится в этом Дурмстранге, слизеринцы поняли, что их лишили возможности отыграться. Терзаясь недоумением и злостью, Хогвартс проследовал в приёмную ректора. Ахти, Хомы и Тода, которые могли бы хоть как-то объяснить происходящее, там не оказалось. Гордых победителей вампира встретил дежурный по школе, чуть ли не первокурсник:

- Вам в эту дверь, оттуда в зал, только по очереди, кто первым пойдёт, Слизерин или Гриффиндор?

Высыпав всё это скороговоркой, дежурный благоразумно отступил в угол. Гермиона, Гарри и Рон быстро переглянулись, а когда Слизерин грозно надвинулся на них, дружно уставились в потолок. Выдержав паузу не хуже Каркарова, Гермиона перевела рассеянный взгляд на Драко:

- Идите, идите! Должны же вы хоть в чём-то быть первыми...

Дежурный в углу отчётливо хихикнул. Малфой, человек светский, понял, что этот анекдот разойдётся по Дурмстрангу ещё до того, как они достигнут тронного зала. И фамильная выучка его не подвела:

- Что ж, поскольку тут нет ни одной леди... Идёмте, джентльмены!

Слизерин скрылся за дверью, дежурный в совершенном восторге стал объяснять Гриффиндору, что подождать придётся совсем немного, минут пять, не больше, таковы правила объявления победителей, а правда, что мистер Поттер – лучший ловец Хогвартса, ведь многие считают, что нет, но лично он всегда... Пять минут пролетели незаметно, гриффиндорцы, договаривая на ходу, открыли дверь, за которой почему-то было темно, и очутились вовсе не в тронном зале.



- Если так тут чествуют победителей, что они делают с побеждёнными? – поинтересовался Рон. – Мы что, в склепе?

Тройного «Люмос!» едва хватило, чтобы слегка рассеять тьму, хотя помещение действительно простором не отличалось. К тому же всю его середину загромождала какая-то тёмная куча. За ней виднелась ещё одна дверь. Гриффиндорцы разом обернулись - двери, через которую они вошли, в стене уже не было. Склеп это или нет, но заклятия на него накладывал мастер своего дела.

- Это не склеп, Рон, помолчи! – капитан команды опять перебирала варианты, а глупости её отвлекали.

- Хорошо, что это? – ледяным тоном спросил Гарри. – Гермиона, прости, но я уже один раз шёл за призом, а попал на кладбище.

- Да подождите вы с призами! Это третье задание...

- Каркаров сказал... – начал Рон.

- Когда вы перестанете спать на нумерологии?!

Вопль этот вырвался, казалось, из самой глубины души прирождённой отличницы. Рон с Гарри испуганно затихли.

- Состязаний на турнире должно быть три! Ровно три! Это аксиома!

Поттер и Уизли вздохнули свободнее – термины означали, что сейчас душевное равновесие подруги восстановится. Гермиона чуть успокоилась и попросила:

- Как подойдём, посветите сильнее? Мне надо увидеть, что там. Не могу сообразить, отвлекаюсь на «Люмос»...

Чувствуя некоторую вину за несобранность своего главного игрока, секунданты двинулись вперёд и постарались прибавить яркости.

- Нет, а что я говорил? – торжествующе воскликнул Рон.

Посреди комнаты лежала груда отрезанных человеческих пальцев. Но турнир в Дурмстранге уже сделал своё дело: никаких особых эмоций никто из гриффиндорцев не испытал. Задание как задание.

- И что нам с ними делать? – Гарри постарался чётко адресовать вопрос Рону, чтобы Гермиона опять не отвлеклась. Тот прекрасно понял, что ответа ждут не от него, и начал обычный трёп:

- А может, это не склеп, а кладовая. Погреб для припасов – холод тут собачий... Хотя тут везде холод... Каркаров такой экономный, у него явно всё идёт в дело.

- А что? – подхватил Гарри. – Если не приглядываться, корешки как корешки. Снейп, небось, ещё и не то использует... Кстати о нумерологии, их, наверное, пересчитать надо? Тогда ничего, лишь бы не готовить.

- Лишь бы не есть! – возразил слабый желудком Рон.

- Как ты сказал? Корешки? – вмешалась Гермиона. – Сейчас проверим!



Весь Дурмстранг, собравшись в тронном зале, предвкушал объявление победителя и не сводил глаз с заветной двери. Первой появилась команда хозяев турнира. Ахти, Тод и Хома подошли к ректору, тихо доложили результаты. Каркаров кивнул и указал на места слева от своего кресла.

- Всё правильно, - ответил Снейп на безмолвный вопрос Макгонагалл.

Декан Гриффиндора поджала губы, но чего было и ожидать? В зал вступили слизеринцы. Снейп скрестил пальцы и вознёс краткую молитву. Драко, Блейз и Тео поклонились главе Дурмстранга и стали ждать дальнейших распоряжений.

- Добрались сюда без приключений? – небрежно поинтересовался Каркаров.

- Да, конечно, спасибо, - так же ровно ответил Драко.

- Что-нибудь необычное видели?

- Нет, всё как обычно, - Малфой был предельно вежлив.

- И вы ничего не видели? – обратился ректор к остальным.

Забини и Нотт подтвердили, что решительно всё в Дурмстранге в порядке. Снейп скрежетал зубами так, что Макгонагалл это отчётливо слышала.

- И со мной всё в порядке? – продолжал допытываться хозяин турнира.

На голове у Каркарова были огромные рога, ветвистые и широкие, на манер лопат...

- Господин Каркаров, вы в прекрасной форме!

По залу побежали смешки. По виду слизеринцев было понятно, что они будут продолжать приятную беседу вплоть до вечера, хотя все трое просто лопались от злости.

- Ладно, Драко, мы свои люди, к чему церемонии, - задушевно сказал глава Дурмстранга. – Тебе я могу признаться... Рога вот на голове появились... Отчего бы это?

- Вы женаты, - любезно ответил за капитана Блейз.

В зале плеснулся хохот, но тут же стих: Забини куда-то пропал. Малфой бросил растерянный взгляд на своего декана и крёстного – тот смотрел вдаль. Драко наклонился, преодолев брезгливость, поднял с пола довольно крупную жабу и развернулся на выход. Нотт последовал за ним, но к слизеринцам уже шла декан Гриффиндора. Драко хладнокровно вернул друга на пол, мастер трансфигурации взмахнула палочкой – и Забини вновь предстал перед публикой, взорвавшейся аплодисментами. Декан Макгонагалл светски улыбнулась, слегка поклонилась и села на место, одновременно обрушив на Каркарова шквал эмоций:

- Игорь, мы в нашей школе не используем трансфигурацию в качестве наказания!

- Так попробуйте, - вечно мрачный глава Дурмстранга почти ухмыльнулся. – Может, заодно и манерам научатся.

- Мерлин тебя, какого ты вылез?! Я знал ответ! – прошипел Драко в только что возвращённое ухо Блейза.

- Ага, один из трёх. Всё одно проиграли, а так хоть ушли эффектно!

Возразить Малфой не успел. Забини героически справился с головокружением и болью в суставах, повысил голос и обратился к ректору Дурмстранга:

- Я глубоко сожалею, господин Каркаров. Это была неудачная шутка.

Снейп мысленно накинул десять баллов родному факультету: Моя школа! Каркаров тоже оценил двусмысленность извинения, однако комментировать его не стал, а просто предложил Слизерину занять места справа. Из-за двери послышался гриффиндорский смех, вернее, радостное ржание. Макгонагалл просияла, Снейп страдальчески свёл брови и прикрыл глаза, чтобы не видеть этого позора. Турнир был безнадёжно проигран.



- А вот и наши дорогие гости! – радушно поприветствовал Гриффиндор ректор Дурмстранга. Грейнджер, Поттер и Уизли попытались убрать с лица улыбки. Получилось это у них не очень. Но, подойдя поближе к трону, они убедились, что все черепа на нём натуральные, и потому ответ на приветствие прозвучал вполне пристойно.

- Как вам у нас понравилось?

- Было очень интересно, - честно ответила Гермиона. Рон с Гарри, запинаясь, пробормотали примерно то же самое: черепа на кресле скалились в прямом смысле слова, то есть, периодически щёлкали зубами и клювами...

- И по дороге сюда вы, конечно, кое-что заметили? – вопрос ректора прозвучал как утверждение.

- Да. В первой комнате лежала куча отрубленных пальцев, - по одной интонации Гермионы было очевидно, что её ответ заслуживает не меньше, чем «выше ожидаемого».

- Не может быть! – удивился Каркаров. – Непорядок, надо разобраться...

- Нет-нет, всё в порядке! Мы проверили, это была морковь.

Макгонагалл почувствовала, что не зря стала педагогом. Слизерин во главе со своим деканом переживал жестокое унижение, но никто этого не замечал: весь Дурмстранг наслаждался представлением. Каркаров, как ни странно, тоже.

- А больше вы ничего не заметили?

- Заметили, - это уже была уверенная заявка на «превосходно». – В следующей комнате лежали отрубленные головы.

Гермиона замолчала. За годы учения в Хогвартсе она усвоила, что иногда надо давать слово и учителю. Во многом благодаря профессору Снейпу...

- Неужели? Прямо вот так и лежали? Отрубленные головы?

- Нет. На самом деле это были кочаны капусты. А на голове у вас рога, потому что ваша анимагическая форма – лось! Это крупное копытное млекопитающее обитает...

- Браво, мисс Грейнджер! – поспешно перебил её ректор Дурмстранга. – Превосходно!

Гермиона почему-то поняла, что это не оценка... Вернее, не та оценка. Она посмотрела на слизеринцев. Так и есть, Малфой гнусно усмехался, Забини что-то шептал на ухо Нотту. Ну и пусть! Это их тёмные дела! – подумала уязвлённая отличница. – Я всё ответила правильно!



 
СНЕЙДЖЕРДата: Воскресенье, 29.05.2011, 21:28 | Сообщение # 16
Семикурсник
Статус: Offline


Каркаров пригласил Гриффиндор занять место возле Слизерина. Поттер с Уизли демонстративно сели подальше, оказавшись почти рядом с таким же бледно-зелёным Бэгменом. Гермиона присоединилась к ним и собрала всю свою волю, чтобы случайно не посмотреть на Снейпа – уж его-то гримаса будет самой отвратительной. Но, конечно, не удержалась. Подлый зельевар уставился прямо на неё... И так на неё пока не смотрел никто и никогда. В этом взгляде были и понимание, и восхищение, и самая лёгкая насмешка, а ещё – какой-то призыв... Гермиона поспешно улыбнулась своему декану. Минерва просто светилась от гордости.

Ректор Дурмстранга тем временем как-то несолидно соскользнул со своего трона и перешёл к объявлению результатов турнира. Едва он встал на ноги, в зале всё замерло. Каркаров сказал негромко и буднично:

- Мы победили.

Декан Гриффиндора и даже декан Слизерина ждали взрыва эмоций, но его не последовало: Дурмстранг воспринимал собственную победу в собственном состязании как должное. Снейп в очередной раз поклялся, что это в последний раз. Макгонагалл, надо признаться, тоже... Каркаров по-деловому, в рабочем порядке проследил ход турнира:

- Первое испытание все прошли на ура. Правда, идея господина Рождественского не произвела на меня особого впечатления, но это мы с ним обсудим отдельно...

В зале словно бы стало на градус-другой холоднее. Вид у Хомы был отрешённый, как никогда, но испугался он, похоже, меньше любого из присутствующих. Каркаров продолжил чуть более парадным тоном:

- И скажу вам честно, гости из Хогвартса, мы сильно забеспокоились насчёт нашей победы. Кегельбана в нашем доме с привидениями пока не устраивал никто. Мистер Уизли, я восхищён!

Рон встал и сдержанно кивнул, но покраснел ярче собственной шевелюры. Женская часть Дурмстранга не сводила с него глаз, как, впрочем, и женская часть команды Гриффиндора. Но этого Рон не видеть не мог.

- Впрочем, главное испытание показало, что охотники на вампиров по-прежнему водятся только у нас.

Весь Хогвартс, несмотря на всю очевидность заявления, не удержался от жестов досады. Глава Дурмстранга, как хороший хозяин, тут же прекратил неприятный для гостей разговор и поздравил Слизерин с огромными успехами в одной из важнейших областей применения заклинаний. Декан Макгонагалл автоматически отметила, что Каркаров снова умудрился избежать официальной формулировки «защита от тёмных искусств». Однако ректор тут же пролил бальзам на её душу:

- Но истинным победителем турнира по праву можно считать мисс Грейнджер!

Все взоры обратились на гриффиндорскую отличницу, которая в очередной раз доказала, что она лучшая.

- Я в таких случаях просто радуюсь, что остался жив, - вонзился в мозг каждого слизеринца родной саркастический тон декана. Малфой, Забини и Нотт сразу же отвлеклись от разнообразных вариантов внезапной и жестокой смерти грязнокровки Грейнджер.

- Мы все знаем, что Гриффиндор отличает прежде всего беззаветная храбрость, неукротимое стремление помочь друзьям, а также благородное презрение к пошлой рассудительности.

Снейп почти простил старому другу свой позорный провал на турнире. Макгонагалл, скрепя сердце, решила дождаться конца церемонии и тогда уже врезать Каркарову как следует.

- Однако мисс Грейнджер всё это свойственно в такой мере, - продолжал ректор Дурмстранга, - что она, безусловно, заслуживает главного приза нынешних игр!

Команда хозяев поднялась на ноги. Гермиона несколько неуверенно сделала шаг к ним навстречу, гадая, что ещё её тут ждёт. Поттер с Уизли тоже на всякий случай встали. Ахти с почтительным поклоном подал победительнице небольшой резной ларчик. Подавив желание проверить его на присутствие тёмной магии, Гермиона приняла дар и открыла шкатулку. Весь Дурмстранг и декан Макгонагалл увидели, как исказились лица команды Гриффиндора.

- Минерва, сядь, пожалуйста, – вечно угрюмый Снейп откровенно веселился, - твой выход уже был. Всё нормально, обычный трофей!

В ларце лежали два искусно оправленных в серебро вампирских клыка...

- Надеюсь, это станет приятным воспоминанием о славной победе! – с какой-то знакомой жуткой улыбкой объявил Каркаров. - Поприветствуем ещё раз гостей и победителей турнира!

Игроки и секунданты, выстроившись в ряд перед троном, получили положенную порцию аплодисментов, а потом Хогвартс понял, что Турнир трёх волшебников в Дурмстранге как-то внезапно закончился. Их недавние соперники ушли по своим делам, пригласив и Слизерин, и Гриффиндор к себе через час. Толпа студентов во главе с преподавателями мгновенно исчезла. Извечные враги вдруг остались совсем одни посреди огромного, тёмного, холодного зала.

- Святочный бал к здешнему турниру прилагается? – спросила декан Макгонагалл коллегу почти по-дружески.

Декан Слизерина не знал. Малфой помедлил с ответом, боясь перебивать Снейпа, и потому ответила, как всегда, Грейнджер. Кое-какую информацию от здешних болтушек она всё же добыла:

- В этот раз – да. И даже маскарад!

- Маскарад в Дурмстранге... – хором подумал Хогвартс. – Это сюрприз...

End



 
ПартизАнкаДата: Воскресенье, 29.05.2011, 23:06 | Сообщение # 17
- наблюдающая даль -
Статус: Offline
Это все? Мааало )
Понравилось, но очень быстро развивался сюжет. И третье задание как-то..)
Скорее так - нравится язык автора, нравится название, а конец все-же немного скомкан grust3 Хочу проооду.



Пристань рикманьяков

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
самое высшее в мире искусство...
С.А.
 
SNAGERДата: Воскресенье, 29.05.2011, 23:23 | Сообщение # 18
Семикурсник
Статус: Offline
ПартизАнка, спасибо за отзыв! Особенно рада, что сюжет всё-таки быстро шёл. Мне от непривычки к большим объёмам всё казалось, что я тяну до невозможности.

Quote (ПартизАнка)
И третье задание как-то..)

Ну, надо же игроков с толку сбить, это же Дурмстранг! Слизерин повёлся, Уизли с Поттером тоже...

Quote (ПартизАнка)
Хочу проооду.

Не поверите, и я хочу! Маскарад в Дурмстранге... С которого сбежал от Тёмного Лорда замаскированный (кем?) Каркаров со своими замаскированными мальчиками (кто ещё, кроме Крама?!). Но бал... Боюсь, не потяну. Это сложно.
 
KatsuДата: Понедельник, 30.05.2011, 22:03 | Сообщение # 19
Второкурсник
Статус: Offline
Какое-то непонятное восприятие этого произведения у меня. Оно логически не завершено, героям не поверила ни на минуту. Автор, а фраза "это тяжело"- меня просто убила. Зачем тогда вообще было писать?!

Уйти сейчас, уйти или остаться,
пусть каждый выбирает только сам.
Играть, любить, надеяться,сражаться -
расставлены фигуры по местам.
И нами управляет провиденье,
два хода делает по правилам своим.
Но не фигуры мы, возможно, мы - виденье и
каждый миг, увы, не повторим.
Стремимся выбрать верную дорогу,
не можем сделать шаг и от судьбы уйти.
Простимся у знакомого порога,
укрытые объятием тиши.
Сказать прощай, убив простейшим словом,
сказать, люблю и небо подаря...
И от ошибок здесь никто не застрахован,
и сердце плачет музыкой дождя.
И все-таки уйти или остаться,
пусть каждый выбирает только сам.
Любить, мечтать, надеяться, сражаться -
расставлены фигуры по местам.

 
SNAGERДата: Понедельник, 30.05.2011, 22:33 | Сообщение # 20
Семикурсник
Статус: Offline
Katsu, спасибо за отзыв! Вы мой первый и любимейший критик! Всегда рада встрече.
Quote (Katsu)
Автор, а фраза "это тяжело"- меня просто убила. Зачем тогда вообще было писать?!

Даже не знаю... Захотелось. Дай, думаю, напишу про Турнир трёх волшебников в Дурмстранге!
А "тяжело" - это я про бал. Платья, туфли, косметика, приглашения/неприглашения от мальчиков... Для меня - сложно! Вот осиновый кол вампиру в сердце - это я всегда пожалуйста, это с удовольствием.
Ещё раз спасибо за отзыв!

P.S. Вторая фраза в подписи у вас с ошибками. Правильнее так:
- Ты что, совсем? Я привиденье.


Сообщение отредактировал SNAGER - Понедельник, 30.05.2011, 22:34
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "Турнир трёх волшебников в Дурмстранге", автор olala (джен, экшн, G, миди)
  • Страница 1 из 7
  • 1
  • 2
  • 3
  • 6
  • 7
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
2. "Узелок на счастье", wro...
3. Заявки на открытие тем на форуме &...
4. "Претендент", автор Cait...
5. "Традиционно исключительно&qu...
6. "Башня радости", автор А...
7. Поиск фанфиков ч.3
8. "Семантика", перевод Ков...
9. "Жаркое лето", lajtara, ...
10. "Когда сбываются мечты",...
11. "Предчувствие", автор Af...
12. "Отец героя", автор Olia...
13. "Добрые советы", автор M...
14. "Досадный день, или...",...
15. Клип "Not Strong Enough"...
16. "Дежавю", автор shellina...
17. Съедобное-несъедобное
18. Как опубликовать работу на ТТП
19. Pottermore
20. "Master of Enchantment",...
1. Adventura[17.08.2018]
2. Nariita6[16.08.2018]
3. 89199331361[16.08.2018]
4. Aaronclalm[15.08.2018]
5. Dreams157[15.08.2018]
6. Olcha-211[14.08.2018]
7. Henrylip[13.08.2018]
8. VulkanClub-cep[12.08.2018]
9. SvetOK[11.08.2018]
10. Evelina6231[11.08.2018]
11. KainAdamov[09.08.2018]
12. Bolbik[09.08.2018]
13. ScottPhola[08.08.2018]
14. Maglodya[08.08.2018]
15. Annakarenina[07.08.2018]
16. DonnyeDeW[07.08.2018]
17. Danyellob[06.08.2018]
18. Biserin[04.08.2018]
19. lenkasiki[31.07.2018]
20. banannaohrana[31.07.2018]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, fashist, Ariana, Элинор, TheFirst, Aelin, zarikanka, Mitternacht, PolinaSnape, lajtara, just_aquarius, Vivien, Green_Lady, TorTue, Aren_Hagino, Julionka, kameliali, Likicune, Natsumi, Julia87, art_makoto, wind_dragon, brisker, abu-mik, anufri-nafanja, a1234567890a, Olias, tutuseek, Герм22, TheGoldfinch, kritsak_nadiya, lenkasiki, SvetOK, Dreams157, Adventura
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2018
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz