Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Загадай желание!"     



  • Страница 1 из 24
  • 1
  • 2
  • 3
  • 23
  • 24
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Гермиона Грэйнджер и...", авторы Живоглот и Косолапсус (Романс, PG-13, макси, закончен)
"Гермиона Грэйнджер и...", авторы Живоглот и Косолапсус
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:23 | Сообщение # 1
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Гермиона Грэйнджер и другие способы разрушить Хогвартс к Рождеству", авторы Живоглот и Косалапус, Романс, PG-13, макси

 
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:33 | Сообщение # 2
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Гермиона Грэйнджер и другие способы разрушить Хогвартс к Рождеству
Авторы: Живоглот и Косалапус
Жанр: Общий/Romance
Пейринг: Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Гарри Поттер, Рон Уизли
Рейтинг: РG-13
Саммари: Написано для тех, кого не вдохновила эпопея с палатками и Дарами смерти, и кому интересно знать, как бы прошел седьмой год в Хогвартсе, полном Пожирателей, во время директорства Северуса Снейпа. Разумеется, снейджер (но смотрим на рейтинг и не раскатываем губы).
Предупреждение: AU
Размер: макси
Статус: закончен
 
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:35 | Сообщение # 3
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1
- И КАК ЭТО ПОНИМАТЬ, САЛАЗАР ВАС ЗАДЕРИ?!!!
Из голоса Северуса Снейпа исчезли привычные язвительные нотки, а сам его обладатель стал похож на закипающий котел. Кажется, у него даже глаз дергается – совсем уж недобрый знак.
– НОЧЬ! - продолжил меж тем профессор, выплевывая слова.
Гриффиндорец судорожно стиснул древко метлы.
- КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА!
Мальчик невольно покосился на дверь, распахнутую всего минуту назад владельцем кабинета.
- РАЗБИТОЕ ОКНО!
Да, в кратком пересказе Снейпа ситуация и впрямь звучала довольно пессимистично.
Профессор, тем временем, шипя еще больше обычного, победоносно завершил обвинительную речь:
- И ПОСРЕДИ ВСЕГО ЭТОГО – ВЫ С МЕТЛОЙ! ПОТРУДИТЕСЬ ОБЪЯСНИТЬСЯ, – и добавил чуть севшим голосом, в котором явственно сквозило изумление, - Лонгботтом…
- Н…но еще не было отбоя, - выдавил из себя вышеупомянутый Лонгботтом первое, что пришло на ум, но при виде того, как отлила от лица профессора кровь, делая его еще больше похожим на мертвеца, торопливо исправился, - Простите, сэр! Клянусь, сэр! Я не виноват! Метлу снесло ветром! И я… И меня… И окно…
- ВОООН! – острый, словно птичий коготь, палец Снейпа, взметнулся в сторону двери.
Предлагать повторно не потребовалось.
- СТО ОЧКОВ С ГРИФФИНДОРА, БУДЕТЕ МЫТЬ АСТРОНОМИЧЕСКУЮ БАШНЮ! СВЕРХУ ДОНИЗУ! – летел во след пульсирующий от гнева голос.
Дрожащие ноги сделали попытку зацепиться за последнюю ступеньку, но тут на помощь пришла Гермиона. Одной рукой затолкав в карман мантии удлинители ушей, другой она ухватила одноклассника за локоть, и поволокла по коридору так стремительно, что полы мантии взвились за ее спиной почти так же инфернально, как обычно у профессора Снейпа.
Продолжая сжимать руку мальчика, она распахнула дверь туалета ногой и втолкнула туда своего пленника.
- Мужской, - сообщил он, вяло сопротивляясь. Но, кажется, Гермиону это не смутило. Одним взмахом палочки она наложила на помещение звукоизолирующие чары и развернула к собеседнику разъяренное лицо, по сравнению с которым даже Снейп казался лишь немного нервным.
- Идиот! – взревела она, и мальчик торопливо пустился в объяснения.
- Клянусь, я не собирался разбивать окно! Я попробовал Alohomora, как мы и договорились, но видимо, оно было защищено другими чарами! А потом я увидел сквозь стекло Распределительную Шляпу – прямо под носом, понимаешь? Оставалось только меч из неё достать, Снейп и не хватился бы! Кто же знал, что гад так внезапно вернется! А если ты про мантию-невидимку, то я нарочно ее снял, когда понял, что Снейп уже на пороге, а я валяюсь в осколках стекла! Думаешь, ему не хватило бы мозгов запереть кабинет и обыскать каждый дюйм? И как бы я потом ему объяснял, что на мне мантия Гарри Поттера?! Вот я и предпочел показаться и нести какую-то чушь - пусть уж лучше считает меня законченным идиотом, чем…
- Ты и есть идиот, - обреченно вздохнула Гермиона, протягивая ему флягу. – Пей и не надо так драматично кривиться. Дело не в том, ЧТО ты ему сказал, Гарри, дело в том, что Невилл бы НИЧЕГО не сказал, а потерял от страха дар речи и хрипел.
И правда… Гарри привычно потер лоб и, поймав раздраженный взгляд девочки, тихо чертыхнулся. Господи, лучше б он превратился в Лаванду Браун!..

***
Еще месяц назад план казался вполне сносным. Почти сразу после оглашения завещания Дамблдора стало ясно, что придется возвращаться в Хогвартс. Во-первых, по зрелому размышлению показалось вполне разумным то, что один из крестражей спрятан именно там – в месте, где Волдеморт впервые ощутил силу своей магии. Это придавало смысл идиотскому на первый взгляд возвращению начинающего Темного Лорда с просьбой о месте преподавателя – и это когда его темномагические наклонности были отлично известны Дамблдору. Едва ли преподавательская карьера действительно была ему нужна – при таких-то планах на будущее. Логичным казалось предположение, что именно в этот краткий визит в Хогвартс, Том Реддл и спрятал крестраж – чем бы он ни был.
Во-вторых, меч Гриффиндора хранился в кабинете директора, и раз уж Дамблдор счел нужным оставить его Гарри (наверняка понимая, что этот пункт завещания вызовет интерес и Министерства, и Пожирателей), значит, их факультетской реликвии суждено было сыграть в борьбе важную роль, и нельзя было оставлять потенциальное оружие в руках врага.
В-третьих, в Хогвартсе находился человек, которого половина магической Британии ненавидела едва ли не сильнее Темного Лорда – предатель, убийца, доносчик, Пожиратель смерти, и вот уже неделю новый директор Хогвартса Северус Снейп. Его близость к Волдеморту давала гипотетическую возможность каким-либо образом узнать о темных планах и предотвратить их воплощение в жизнь. К сожалению, ключевым словом по-прежнему оставалось «гипотетически»…
Но вернуться в школу, гордо подняв украшенную зигзагообразным шрамом голову, представлялось весьма неразумным, учитывая награду за поимку Гарри Поттера, объявленную Министерством. Гермиона, будучи достойной ученицей своего декана, предложили было транфигурировать Гарри в кого-то другого, и даже притащила, как образец, стопку подростковых маггловских журналов с вшитыми в середину постерами смазливых солистов всяческих групп. Однако с учетом того, что в этом году многие родители предпочли не отправлять своих детей в учебное заведение, возглавляемое убийцей и сторонником Все-Знают-Кого, появление в школе нового лица на фоне ситуации с безвестно пропавшим Поттером вызвало бы слишком много подозрений. К тому же транфигурация Гарри самому Гарри была не под силу, да и Гермионе удавалась через раз (однажды пришлось ждать неделею, прежде чем его волосы потеряли экзотический чернильный цвет).
Тут очень кстати пришла весть от Невилла, которого бабушка категорически отказалась отпускать учиться, даже не смотря на мечту сделать из внука героя. Все же героем лучше быть живым, а с учетом прошлого мистера и миссис Лонгботтом, а также сомнительных талантов их сына, пребывание его в Хогвартсе несло серьезную угрозу прерывания их рода.
Оборотное зелье варить научились еще на втором курсе (благо Невилл на вкус был куда терпимее Гойла), заручились поддержкой самого Невилла и его бабушки, пообещавшей поставлять волосы внука в нужном количестве с совиной почтой…
А дальше начались проблемы.
Невилл не мог играть в квиддич, летать на метле без последующих переломов, преуспевать в чем-либо, кроме Гербологии, потирать шрам, щуриться на доску, вызывать патронуса-оленя, а теперь еще и произносить пред светлым ликом профессора Снейпа слова членораздельнее судорожного хрипа.
Гарри тяжело вздохнул…
Шла вторая неделя занятий и первая попытка выкрасть у Снейпа меч только что с треском провалилась.
- Мне теперь всю ночь башню отмывать, - пожаловался Гарри, наблюдая, как Гермиона сосредоточенно жует губу.
- Угу, - кивнула она задумчиво, и стало ясно, что сочувствия от нее ждать нечего…

 
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:36 | Сообщение # 4
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2
Тучи сгущались над Хогвартсом. Именно так – облака подтягивались к школе со всех сторон, начиная темнеть на подступах к скелету Астрономической башни, а над башней свивались в один клубок, из которого злобно скалился гигантский череп.
- Чёртова мерзость! – не удержался Рон, когда они перебегали пустынный двор, торопясь на первый урок.
Торопились скорее по привычке – Маггловедение никого не прельщало, хоть и считалось теперь обязательным предметом. В добавок из Чёрной Метки сыпался чёрный ледяной дождик, при одном взгляде на который пропадало желание вылезать из кровати. Поначалу Рон опасался, что и дождь – какая-то особая форма проклятия, насланного на замок. Но разумная Гермиона убедила его, что чёрный дождь льётся днём и ночью исключительно для острастки – если враг захочет поразить Рональда порчей, то отыщет менее трудоёмкий способ. Но, из-за дождя или просто так, настроение у Рона было отвратительное. В прежние времена он не преминул бы пожаловаться на это друзьям, но сейчас постеснялся – в конце концов, им приходилось ещё хуже.
Гермиона, которая шла справа, рассеянно кивнула в ответ на его справедливое замечание по поводу художественного вкуса Тёмного Лорда, но даже не подняла головы к небу. Судя по всему, она уже целиком была на Маггловедении, хуже которого была разве что Защита от Тёмный Искусств (первые два слова в названии можно смело вычеркнуть прямо в названии учебника). На предыдущем уроке Маггловедения профессор Кэрроу вконец запытала Гермиону расспросами о лишённых волшебной силы уродах. Конечно же, грязнокровка должна была знать об этом больше, чем пристало истинному волшебнику. Попутно, разумеется, всему классу напомнили, кто такие грязнокровки и чем они хуже сквибов.
Понятие о нечистой крови усиленно насаждалось – ещё не в виде закона, но уже на уровне школьного устава. В первый же учебный день Филч с наслаждением развесил на каждом углу целый свод нововведений, который не забывал обновлять, несмотря на то, что листы пергамента, пока их не заговорили, регулярно сгорали и разрывались в клочья. Как бы то ни было, Гермиона теперь сидела одна на последней парте, не имела права первой заговаривать с чистокровными магами (во всяком случае, к слизеринцам соваться не стоило), и даже спать должна была отдельно от остальных.
Гермиона со свойственно ей рассудительностью говорила, что всё это пустяки, что друзья остаются с ней – и того довольно. Зато она не привлекает лишнего внимания, когда сидит на занятиях в самом дальнем углу, а половина спален в Гриффиндоре всё равно стоят пустыми, так что её отшельничество вовсе не бросается в глаза. Но кто бы поверил в такие заявления бывшей старосты? Тем более, что где-то в районе послезавтра маячил первый урок Тёмных Искусств. Младшие курсы, уже пережившие этот кошмар, рассказывали о нём с содроганием. Говорили, что Амикус Кэрроу доходит на своих занятиях чуть ли не до пыток, что в первую очередь относилось к гриффиндорцам, и особенно к грязнокровкам, которых, по его словам, только для того и держали в школе, чтобы было, на ком потренироваться. Что в этом случае ожидает подружку сбежавшего Гарри Поттера нетрудно, вернее, трудно было вообразить. Но, как справедливо, заметила Гермиона, дела, которые ждали их в Хогвартсе, были куда важнее её комфорта.
Рону этот вопрос казался спорным. Впрочем, хоть учеников в школе и стало вполовину меньше, многие продолжали посещать занятия даже без оправдания в виде помощи Гарри Поттеру и поиска крестражей. И это, на его взгляд, был настоящий подвиг. Зачем они это делали, Рон откровенно не понимал и не был уверен, что будь у него выбор, он уговорил бы свои ноги притащиться в эти печальные стены, чтоб целыми днями быть на глазах у Снейпа и его подручных. Это могло радовать только тех уродов, которые мечтали влиться в их ряды. Рона и сейчас передёрнуло.
Конечно, многие вернулись в школу по чистой инерции – никакая война официально не объявлялась, и Хогвартс никто не закрывал. Кроме того, волшебникам ясно дали понять, что Министерство (а значит, и Тот-Кого-Нельзя-Называть) не было заинтересовано в закрытии школы. Не всякий готов был пойти против этой негласной директивы. Понятно, что держать детей в одном месте было куда удобнее и с точки зрения наблюдения за самими детьми, и в качестве средства воздействия на их родителей. Если не каждый день, то через день проскальзывали сообщения об исчезновении того или другого волшебника, а то и целой семьи, не говоря уже о регулярной пропаже магглов. Но войны не было – нет, никакой войны.
Если задуматься, если очень задуматься, в Хогвартсе оставались и положительные моменты. Пока только половина учителей являлась Пожирателями или мечтала стать Пожирателями. Пока ещё сохранялась возможность научиться чему-то полезному для защиты у профессоров МакГонагалл и Слизнорта. Пока ещё вместе было не так страшно, как врозь, сидя по родительским домам и ежеминутно ожидая нападения. Пока ещё оставалась надежда что-нибудь совместно придумать - собрать сопротивление, выбить из Хогвартса Пожирателей… Ну и что, что без Дамблдора, зато вместе. Может быть, не сразу, но скоро. Если они разойдутся, если закроют школу, то собраться заново будет ещё труднее… Только эта мысль и согревала и придавала хоть какой-то смысл абсурдной подготовке к ЖАБА. Нынче вечером, после всех отработок, в Выручай-комнате должен был собраться Отряд Дамблдора - впервые после гибели человека, в честь которого он был назван. Возможно, после собрания будущность будет выглядеть не столь мрачной… Опять же – крестражи… Хотя крестражи скорее навевали тоску на Рональда – он не представлял, где и по какому принципу их искать, но тут должен был помочь Гарри.
Гарри, который шагал слева от своего приятеля немного резкой для Невилла походкой, на самом деле вовсе не был уверен, что в состоянии самостоятельно найти хоть один Волдемортов крестраж. Хотя друзьям он в этом нипочём не сознался бы. Зачем тогда было рисковать и возвращаться в Хогвартс, сносить тут издевательства Пожирателей, подвергать опасности Гермиону? Перед Гермионой Гарри было особенно совестно. Она, конечно, не заставляла себя упрашивать и приехала в школу добровольно, хотя и не из-за всегдашней тяги к знаниям. Но прямо при ней они с Роном с пеной у рта отговаривали Джинни ехать в Хогвартс, и уговорили-таки. Джинни наорала на Рона, перестала общаться с Гарри, но согласилась остаться связной между Отрядом Дамблдора и Орденом Феникса. А Гермиона поехала. И все знали, почему. Потому что без её интеллекта было бессмысленно разгадывать головоломки Тёмного Лорда. Потому что она была сильной волшебницей. Потому… ну, потому что она всегда была с ними, и лучше всего у них всё получалось втроём. Потому что она была Гермионой.
Подумав о друзьях, Гарри улыбнулся, но улыбка тут же исчезла с его лица, так как они вошли под своды Хогвартса. А ощущение, которое вызывало у Гарри всё происходящее в школе, легко укладывалось в ёмкую фразу Рона. Находясь в Замке, Гарри начинал ещё сильнее ненавидеть Лорда и его Пожирателей за то, что они заставляли его так думать о Хогвартсе. Возненавидеть Хогвартс было почти так же немыслимо, как возненавидеть профессора Дамблдора, но от прежней школы теперь осталось не больше, чем от её прежнего директора. В коридорах было почти всегда пусто и всегда очень тихо. Даже привидения куда-то попрятались. Не было квиддича. Не было прогулок в Хогсмид. Не было даже праздника для первокурсников. Девятерых испуганных новобранцев старшие курсы сами поздравляли в общих гостиных и вручали им подарки из собственных запасов – напоминалки, кульки со сладостями. Запасы, кстати, заканчивались – весёлые безделушки стало невозможно достать. Последний форпост – лавочка братьев Уизли - был сожжён дотла ещё месяц назад. Это бы ещё что! Не было как такового распределения – новый директор отсутствовал (видно, мотался на шабаш, - сумрачно думал Гарри), а Кэрроу постановили всех новоприбывших зачислять в Слизерин. Это потом уже поздно ночью МакГонагалл разыскала с Распределительной Шляпой растерянных малышей и кое-как развела их по факультетам. По счастью, решение Шляпы не имело обратной силы, и даже вернувшийся Снейп не мог его отменить. Волосы дыбом встают! Где вы, профессор Дамблдор?!
Продолжая припоминать все злоключения первой учебной недели, Невилл шагнул в класс следом за своими друзьями. Тёмное помещение – ещё бы, ведь на улице вечный сумрак! Половина столов не заняты. В углу возле двери громоздится не то шкаф, не то какой-то ящик, затянутый чёрной тканью. Больше ничего. Последний курс. Последний год в Хогвартсе. Из всего выпуска едва набралось двадцать пять человек, больше всего слизеринцев, включая неразлучных Крэба и Гойла – эти двое выполняли роль осведомителей при Драко. Сам Драко числился в Хогвартсе чисто номинально, он был занят поручениями Тёмного Повелителя, правда, это не мешало ему оставаться старостой школы. От Гриффиндора имелось в наличии десять человек, включая неразлучную троицу, но из нечистокровных остался лишь Дин Томас, также отселённый от Рона и Невилла, да и девочек было мало – только подружки Лаванда и Парвати. От Хаффлпафа заканчивать магическое обучение рискнули лишь Ханна Эббот и Джастин Финтч-Флетчи, от Равенкло – Терри Бут и близняшка Парвати – Падма… Здорово же будет воевать против Волдеморта!
- Побыстрее, мистер Лонгботтом! – поторопила вспыльчивая Алекто, - из-за вас мы не ничего не успеем!
Бред да и только! Совсем недавно она дралась с ними на лестнице злополучной башни, норовя перебить как можно больше народу, а теперь как ни в чём не бывало прогуливается по классу. Правда, вид у неё при этом, как у горгульи.
- Было б что проходить, - прошипел Гарри, плюхнувшись за парту рядом с Роном и даже не пытаясь достать пергамент для записей. У Гарри тоже было неважное настроение – томила бессмысленность происходящего, болела голова и ныл невидимый шрам.
- Вы что-то сказали, мистер Лонгботтом? – с готовностью оживилась профессор Кэрроу.
Гарри молча покачал головой. И что она прицепилась к нему сегодня? Правда, всё лучше, чем к Гермионе... Сглазил.
- Если Вам, мистер Лонгботтом, уже не интересен урок, встаньте-ка из-за стола, - коварно продолжала горгулья.
Гарри переглянулся с Роном, но послушно встал с места.
- Сейчас мы с помощью мистера Лонгботтома попробуем понять разницу между тем, как действую простые поражающие чары на волшебника и на маггла, - пояснила Алекто. – Все мы знаем, что магглы по сути своей слабые и ущербные существа, не способные сопротивляться простейшему магическому воздействию. Мы уже говорили, что это одна из причин, по которым они обречены на вымирание в этом мире. Я вижу, что для Вас, мистер Лонгботтом, эта простая мысль ещё недостаточно понятна. Это неудивительно – я заметила, что вы ничего не пишите на моих уроках, я даже начинаю сомневаться, что вы вообще умеете писать…
- Наверно Снейп самолично учил свою кодлу преподавать, - шепнул Рон вконец заскучавшему Гарри. Гарри невольно усмехнулся – после всех мерзостей, которые он за шесть лет наслушался о себе от Снейпа, его уже мало что могло потрясти.
Зато на Алекто его усмешка повлияла самым отрицательным образом, она оборвала теоретическую вводную, которую старательно конспектировал фланг Слизерина, и резко переменила тон.
- Мистер Лонгботтом, поскольку вы всё равно не слушаете, выходите сразу на середину класса.
Заинтригованный Гарри, пожав плечами, выбрался из-за парты. Это что, новый вид экзекуции? Тот, кто не хочет заниматься, будет стоять весь урок перед классом? Идиотизм. Тем более, что он по прежнему не понимал, что такого сделал. Оказалось, что ничего особенного – никакого наказания, урок шёл своим чередом.
- Теперь ты, Гермиона, - прикрикнула строгая преподавательница. Это тоже был особый шик. Грязнокровок теперь звали запросто и по имени. Ещё хорошо, что в классе находился Дин Томас, будь мисс Грэйнджер единственной прокажённой хватило бы просто Грязнокровки.
Гермиона немного удивилась - её теперь редко спрашивали, даже если она поднимала руку, а на Маггловедении она и не подняла бы руки. Слизеринцы, как водится, оживились, предвкушая новое зрелище и проводили гриффиндорскую выскочку парой несимпатичных комментариев, пока она шла от своей задней парты в полупустом классе.
- Теперь мы имеем мага, который будет произносить заклинание и мага, который будет, как сумеет, от этого заклинания защищаться, - пояснила Алекто, - осталось найти маггла для сравнения. А вот и он.
Колдунья махнула палочкой, и покрывало с чёрного ящика испарилось. Ящик оказался клеткой, в клетке сидел мальчишка лет двенадцати. Глаза у него были круглые от страха, но сидел он очень тихо. Видимо, был под действие парализующего заклятья.
В классе повисло гробовое молчание. Гарри онемел. Им вот так показывали много нечисти, но чтобы живого человека… Гермиона побелела как мел и сжала кулак так, что ногти вонзились в кожу.
- Сейчас, - продолжала Алекто, обводя взглядом притихший класс, - мистер Лонгбототом продемонстрирует нам…
- Что с ним, почему он в клетке? – не выдержала Гермиона.
Но колдунья даже не обернулась.
- Продемонстрирует различия…
- Почему он в клетке?! – закричала Гермиона.
Гарри поспешно обхватил подругу за плечи, чувствуя, что она вот-вот кинется на Пожирательницу.
Хорошо, что на этот раз профессор Кэрроу снизошла до ответа.
- Ты, кажется, посмела заговорить первой? – холодно уточнила она, - Минус пятьдесят баллов Гриффиндору и ночная стирка лично для тебя. Ты, вроде бы, любительница эльфов? Вот и поможешь им.
Какие ещё баллы с Гриффиндора? Сумасшествие разрасталось. Ситуацию вернул на место Рон.
- Да хоть двести баллов с Гриффиндора и хоть все баллы разом, - завопил он, вскакивая с места. – Я тоже хочу знать, почему он в клетке?
Вслед за этим словно сорвалась лавина. Все загомонили и повскакали с мест. Гриффиндорцы кричали на профессора Кэрроу, Слизеренцы кричали на Гриффиндорцев. Совершенно спокойным оставался только мальчик в клетке, которую Алекто на всякий случай отгородила от возбуждённых учеников магическим полем. Дин Томас первым попытался уйти с возмутительного урока, но дверь перед его носом с грохотом захлопнулась по мановению палочки Алекто. Это произвело впечатление – все замолчали.
- Напасть на неё всем вместе, отобрать палочку… - пробормотал Рон, уже стоявший рядом с друзьями. К сожалению, ничего хорошего этот поступок не сулил.
По классу ещё перелетали отдельные реплики – Если бы мама знала… - Надо доложить директору… - Ну да, Снейпу… - Лучше сразу в министерство… - Ага, в министерство… - Думаете, он живой?... – А какой же?.. Это с одной стороны. С другой стороны - со стороны Слизерина - пугающее молчание.
- Маггл сидит в клетке, потому что это экспериментальный образец, - довольно пояснила Алекто, дождавшись, пока вновь завладеет общим вниманием. – Как я уже сказала, вам следует уяснить различия во влиянии магии на волшебников и не волшебников. На этом простом вопросе мы потеряли очень много времени. Вернёмся к вам, мистер Лонгботом, - покажите-ка нам, как действует заклятие Incendio – сперва на примере Грязнокровки, а затем на примере маггла - и закончим с практической частью, - колдунья быстрым движением палочки сняла оградительный барьер с клетки.
Гарри убрал руки в карманы и осторожно сжал в одном из них палочку. Возможно, на тренировках в Отряде Дамблдора он и попрактиковал бы Incendio, но сейчас ему не хотелось поджигать ни клетку, ни Гермиону.
- Но это заклинание нельзя применять против людей, - произнёс он, не отрывая взгляда от Пожирательницы, - в этом случае оно приравнивается к боевым, а боевые заклинания запрещено использовать на территории школы.
- Было запрещено, мистер Лонгботтом, - поправила Алекто, - до недавнего времени. Кто хочет подменить нерешительного мистера Лонгботтома?
- Я! - Гойл быстро вскинул руку и почти одновременно (видно, очень боялся, что кто-то его опередит) прибавил, - Incendio!
- Expelliarmus! – вскрикнула Гермиона.
- Impedimenta! – подхватил Гарри, выхватывая палочку из кармана.
Палочка выскочила из руки Гойла, и его отбросило через весь класс к парте Гермионы.
Выпущенное Гойлом заклятие пронеслось мимо клетки и угодило в дверь, которая немедленно вспыхнула, словно факел.
- Прекратить! – Алекто гневно махнула палочкой в сторону клетки, и та с лёгким хлопком исчезла. С искажённым от злобы лицом, не опуская палочку, колдунья снова обернулась к разбушевавшимся старшекурсникам. Но ученики так и не узнали, какое заклятие она собиралась к ним применить. Внезапно профессор Кэрроу вскрикнула, завертелась на месте, затрясла в воздухе свободной левой рукой, и аппарировала.
Грифиндорцы ошалело переглянулись со слизеринцами.
Дверь весело догорала, наполняя классную комнату чёрным дымом, от которого все уже начали кашлять. У задней стены копошился ушибленный Гойл. На месте клетки осталось лежать чёрное покрывало, напоминавшее о том, что содержательный урок им не привиделся.
- А-guamenti, - машинально пробормотал Рон, направляя каскад воды на огонь. Пламя зашипело и начало опадать.
Ученики стали потихоньку отмирать и собирать сумки. Похоже, профессор Кэрроу не собиралась возвращаться, и домашнего задания не предвиделось.
- Ещё получишь у меня, - мрачно пообещал Гойл, толкнув плечом Гермиону, и отправился за своей палочкой.
- А ты, смотрю, мало получил! Давай, беги к Драко, да не забудь хорошенько пожаловаться, - прикрикнул на него Гарри.
- Невилл… - Гермиона присела на край ближайшей парты, её всё ещё трясло от волнения, но здравомыслие редко покидало Грэйнджер.
- Гермиона, он готов был тебя спалить! – возмутился Гарри.
- Невилл! – настойчиво повторила его подруга и выдержала намеренную паузу. – Я не думаю, что ты справишься, если они позовут ещё и Малфоя.
- Драко? Да я…
- А я думаю, ты не справишься.
- Ох! Ты права, пожалуй - Гарри наконец сообразил, что она пытается ему втолковать – к счастью Гойл не задержался, чтоб их послушать, да и прочие однокашники уже разошлись. От урока в классной комнате остались лишь хлопья пепла, плавающие в доходящей до щиколоток воде. Рон, похоже, перестарался с пожаротушением.
- Ещё пара таких уроков, и Сами-Знаете-Кто будет мне не страшен, - пробормотал Уизли, который пристроившись на ближайшем стуле, выливал воду из кроссовок. – И это только первый урок сегодня! Видали? – Она аппарировала прямо из Хогвартса! Значит, с зáмка уже сняли часть защитных чар. Фух, хорошо, что Снейп ничего теперь не преподаёт! Готов поспорить, тот пацан был настоящий, а никакой не… экспериментальный.
- Разумеется, настоящий! – отозвалась Гермиона. - И эта тварь хотела, чтобы мы сожгли его заживо! Представляете, что они делают с людьми, которые попадают к ним в руки? Гарри, ты представляешь?
- Невилл… - машинально поправил Гарри. – Гермиона, это всё жутко – слов нет. Но мы ведь и так знали, что с Тёмным Лордом шутки плохи. Мы поэтому и должны…
- Знаю, найти крестражи! Мы уже неделю здесь, и что? Нам и жизни не хватит, чтоб обыскать весь Хогвартс! А тем временем Пожиратели будут издеваться над всеми, кто попадёт им под руку… Надо придумать что-то ещё… Не знаю. Как-то узнать, где он мог их запрятать.
Гарри машинально пригладил волосы, забыв, что Невиллу это совершенно не требуется.
- Гермиона, я не могу настолько глубоко проникать в мысли Волдеморта, - проговорил он совсем тихо, - и я не думаю, что есть другой способ уточнить местонахождение крестражей. Вряд ли Тёмный Лорд с кем-то делился такой важной тайной.
- Может нам его напоить, и он сам расскажет? - предложил Уизли.
- Не смешно, Рон, - резко оборвала его Гермиона. Она всё ещё была под сильным впечатлением от урока Маггловедения. – Хотя, если ты сумеешь настолько близко подобраться к Сам-Знаешь-Кому, может у тебя появится шанс. Последний в жизни.
- Нет, к Лорду мы не подберёмся, - прошептал Гарри. – Хотя ты права, Гермиона, если б ещё хоть что-нибудь выяснить о нём… Не знаю – где он бывал, с кем был знаком…
- Чем увлекался, - язвительно вставил Рон, - может, он занимался подводным плаваньем, и крестраж лежит не в Хогвартсе, а на дне океанской впадины. Или в квиддич играл, и крестраж запаян в снитч. То-то его не поймаешь! Да так мы будем гадать до конца жизни! Такие вещи можно узнать только, если день за днём жить с Лордом душа в душу. А жить душа в душу с Сами-Знаете…
- Снейп может знать, - задумчиво пробормотала Гермиона. – Если кто и знает, то он. Он почти каждый день бывает у своего хозяина. Раньше бывал, по крайней мере… Он сейчас его правая рука.
- Скорее левая нога, - буркнул Гарри. – Да ты про что, Гермиона? Снейп скорее съест свою мантию, чем станет откровенничать с нами! Легче расспросить Люциуса Малфоя, он тоже может что-нибудь помнить...
- Нет, это всё не то, - Гермиона раздражённо тряхнула копной волос, как бывало, когда она – редкий случай – не могла подобрать решение к задачке. – Ни Снейпу, ни Малфою, ни кому-то ещё Сами-Знаете-Кто не стал бы рассказывать про крестражи. Может есть какое-то заклинание, позволяющее их выявить?
Рон и Гарри с сомнением покачали головами.
- Если только в запретной секции… - крайне неуверенно пробормотал Поттер.
- И то вряд ли, - прибавил Уизли.
- Ну, не обязательно крестраж – просто предметы, наделённые чёрной магией. Надо будет поискать, - Гермиона слегка оживилась, хотя пробираться в запретную секцию библиотеки под носом у Пожирателей было не самой безопасной идеей.
- Если бы такой способ существовал, профессор Дамблдор знал бы о нём, - справедливо заметил Гарри.
- Мы же не знаем, какой именно способ! – воскликнула Гермиона. – Может быть, он и знал, просто не успел рассказать. Мне кажется, он вообще ещё много чего не досказал тебе.
- Ещё что-то не досказал? – у Рона округлились глаза. – У меня итак от тайн голова пухнет! Ладно, пойдёмте, что ли на обед? А то потом ещё два урока сидеть, раз уж мы никак не отыщем эти крестражи. Так до ЖАБА и доучимся, - буркнул он, поднимаясь со стула. – Ну что, убираться тут будем или пусть этой ведьме Кэрроу влетит?
- От кого? – усмехнулся Гарри, доставая палочку, чтоб наконец привести в порядок классную комнату.
- Да, если не поторопимся, они-таки разнесут весь Хогвартс, - вздохнул Рон.
Без обгоревшей двери, грязной воды на полу и сломанной парты комната выглядела куда приятнее, хотя в целом приятного было мало.
- Это ещё что, - убитым голосом произнесла Гермиона, - мне стирать всю ночь. Под контролем дементоров. И, чувствую, что без всякой магии.

* * *
После двух оставшихся уроков – Трансфигурации и Гербологии, которые показались сказкой в сравнении с паранойяльным Маггловедением, неразлучная троица временно разделилась, чтобы с разных сторон пробраться в Выручай-комнату. Попасть туда им не терпелось по двум причинам – во-первых там можно было спокойно пообщаться с друзьями, во вторых их заинтриговал Хагрид.
Вообще-то, с момента смены власти в Хогрвартсе лесничему запрещено было приходить в замок. Но в этот раз он непременно хотел прийти, да ещё принести с собой какое-то диковинное магическое животное – вроде как для помощи в их борьбе. Всю дорогу до разветвления коридоров, на котором они расстались, друзья гадали, что это может быть за существо – вроде бы они уже встречали у Хагрида все опасных созданий, каких только можно вообразить. Увиденное превзошло все ожидания. Гарри пришёл последним, и когда он переступил порог Выручай-комнаты, все остальные уже изучали подарок щедрого великана. Довольный Хагрид сидел тут же, с облегчением отирая вспотевший лоб. Видно пробраться сюда, да ещё с питомцем было не так то просто. Ещё не приблизившись к тесному кругу, который образовал вокруг существа Отряд Дамблдора, Гарри составил себе первое представление о зверушке.
- Больше похож на дракона… - Парвати.
- Нет, для дракона слишком пушистый… - Дин.
- И крылья маленькие… - Ханна.
- Зато хвост с перьями, он вообще птица… - Терри.
- Какая птица – у него же копыта… - Джастин.
- У меня дедушка про таких писал, только не успел издать статью… - Полумна.
- Интересно, хорошо он на фотографии получится? – Коллин.
- Нет, всё таки он плотоядный – вон зубы какие… - Падма.
- А, если ноги посчитать, то вообще паук… - Гермиона.
- Только не паук! – Рон.
Гарри молча стоял рядом с остальными и честно пытался разобраться, что за зверя приволок им Хагрид.
- О! Привет, Гарри! – Полумна, рядом с которой он пристроился, приветливо тряхнула сережками-морковками и опять воззрилась на зверя, который был даже интереснее Поттера.
Гарри сперва кивнул, потом побелел, глянул в зеркальную стенку стоявшего у дверей комода – нет, вроде всё в порядке…
- Ты что, Луна? – удивился он внезапно охрипшим голосом. – Я же Невилл…
- Ой, извини, – снова улыбнулась девушка, - а я как сказала?
Нет, Лавгуд - не показатель. Гарри сглотнул, унимая шум в ушах.
- Ласковый он такой, доверчивый, – как, всегда, нахваливал своего монстра лесничий. – редкий очень зверь, почти вымерший. Называется… - как именно называется зверь ни Хагрид не смог произнести, ни ученики разобрать.
- Мне его Дамблдор поручил… Перед самым… Ну, вы понимаете. Перед самым тем в общем… - Утирая рукавом уже не пот, а слёзы, продолжил Хагрид. – Я его сначала в лесу держал, на полянке… А теперь времена такие пошли, как бы не отобрали. Зверь-то редкий, полезен в боевой магии. Сам Дамблдор говорил!
Ну, если сам Дамблдор… Всё-таки, глядя на волшебного зверя редкой магической мощи Гарри не мог отделаться от чувства лёгкого недоверия. Очень уж скучно зверь выглядел. Не внешне – внешне он был как раз… очень запоминающимся. Но за всё время, пока его обсуждали, и осторожно гладили, и осмелело тискали, зверь размером с восьмерых Гарри никакой активности не проявлял. Лежал, меланхолично прикрыв глаза, что-то медленно перемалывая тяжёлыми челюстями. Может, он как-то включаться должен, или он просто внешним видом деморализует противника?
- Хагрид, а… Как он… В чём его волшебное свойство? – осторожно спросил Гарри, давно ломавший голову над тем, как победить Волдеморта.
Лесничий поглядел на него задумчиво, почесал затылок огромной волосатой рукой, вздохнул удручённо.
- Кто ж его теперь знает! Зверь-то редкий.
Ясно - редкий зверь…
- Я и подумал, может его пока тут у вас подержать, в особой комнате, - продолжал Хагрид, - отсюда его точно не уведут – кто ж додумается загадать такое.
Да, что верно, то верно.
- А много он ест? И что ест? – с тревогой спросила Гермиона. Она уже поняла, что в такое секретное дело нельзя посвящать даже домовиков, а значит еду для оружия придётся носить самим. Посменно.
- Да всё кушает! – обрадовался Хагрид. Я что ни давал – всё ест. С ведро примерно. Но раз в два дня.
Это ещё куда ни шло.
- Прихворал, правда, маленько – перья вон из хвоста лезут, шерсть тусклая, - пожаловался лесник. – Видать простыл немного – ветер-то какой был на той неделе, а я его загнать не догадался. Да и куда загонишь? Ну ничего, оправится…
- А звать его как? – полюбопытствовал Гарри.
- Я Жутиком зову. Откликается, смутился Хагрид.
Похоже, ему как всегда жалко было расставаться с питомцем. Но, долгие проводы – лишние слёзы. Лесничий в последний раз поцеловал Жутика в макушку, наказал Отряду Дамблдора оберегать зверюгу, как зеницу ока, и потопал к себе в избушку. Зловредный директор нет-нет да заглядывал к нему вечерком проверить, всё ли спокойно.
Отряд Дамблдора осторожно отстранился от спящего Жутика. В этот раз, может быть, под действием Хагрида, Выручай-комната приняла вид уютной избушки, и все разместились на скамейках вдоль стен. Обсудить надо было много чего – помощь младшекурсникам, борьбу с мерзкими учителями и особенно с новым директором, сообщение с Орденом Феникса и помощь в войне с Тёмным Лордом. Да, и ещё содержание Жутика. Насчет младших разобрались довольно быстро – стараться выручать их от отработок, обучить защитным заклинаниям, устраивать хоть небольшие праздники, чтоб сохранить атмосферу прежнего Хогвартса. Насчёт Пожирателей ещё быстрее – всё возможное сделать, чтоб вытравить их из школы. Особенно хорошо было бы Снейпа выжить. Потому что, как ни крути, а тут дело ясное – большую гадину, чем Снейп, над ними не поставят. Дальше пошло сложнее. Метка над Замком не дремала ни днём, ни ночью, и связь с домом на площади Гриммо никак не удавалось отладить. Зловредный артефакт разгонял всякое магическое воздействие извне, а Пожиратели не уставали перепроверять камины и ручных сов.
Что до борьбы с Тёмным Лордом, то этот план вообще казался несбыточным. Волдеморт пока не собирался выходить ни на какую борьбу. Вместо этого он изводил магов и не магов без всякой видимой закономерности, запускал щупальца в министерство, искал Избранного мальчика, в общем занимался чем угодно, только не выпускным курсом Хогвартса. Пожалуй что к счастью для этого курса. Поговорили о том, чего можно ждать к концу года. Всего можно было ждать. О Лорде – а что о нём скажешь нового? О Гарри – ему наверняка хорошо – Орден его прячет и охраняет, в школу ходить не надо, придумывать ничего не надо – сиди и жди момента. Рон попробовал заикнуться о том, что он недавно связывался с Поттером по секретным путям, и что у Гарри свои важные дела, но всё это прозвучало очень абстрактно.
- Понятно, что Поттеру теперь не до Хогвартса, - озвучил общую мысль Джастин Финтч-Флетчи. – Сами-Знаете-Кто всюду его ищет, и в Хогвартсе сразу найдёт. Ясно, что Поттер этого боится, и тут его винить нельзя.
- Как будто Сами-Знаете-Кто не может и нас убить. Просто так, без Гарри, - заметила Ханна и прибавила совсем тихо. – Раз уж мы все решили бороться, лучше бороться вместе.
Невилл заерзал и попытался что-то вставить, но его перебил Дин:
- Действительно, Поттер ведь Избранный, так какой ему смысл прятаться? Чего ждать? Пока Сами-Знаете-Кто накопит побольше силы?
- Может быть, момент ещё не настал, - вставил, наконец, Лонгботтом.
- Какой момент? Нас тут пытают, а снаружи никаких вестей. Долго нам ещё ждать момента? Может уж без момента лучше…
- Что – лучше? – не сдержалась Гермиона. – Ты с Пожирателями хочешь сразиться? Или, может быть, уничтожить Тёмного Лорда? Раз сказано ждать, значит надо ждать. Дамблдор всё объяснил Гарри, сказал ему, когда и что делать…
- Дамблдора Снейп убил. А мы у него теперь в подчинении! – сказал Терри.
- В рабстве! – поправила Парвати.
- А если Поттер не сможет?
- А если он вообще передумал?
- А если, а если… Если будем ссориться, лучше нам вообще разойтись… до следующего раза, - обрубил Рон. – Гарри мой друг, между прочим. Думаете, только вам сейчас трудно? Делать, что ли, нечего больше – перемывать кости Поттеру, пока он не слышит? Давайте лучше Снейпа свергнем, на самом деле! Вот это будет реальная помощь!
Даже Гермиона поразилась тому, как тонко Рон оценил ситуацию. Идея расправиться с профессором Снейпом немедленно отвлекла всех от мыслей о Гарри и сплотила коллектив. Расходились все вполне довольные и воодушевлённые. До встречи на следующей недели. И ещё минут десять по коридорам Хогвартса разносилось приглушённое: – Круциатусом в него… - Нет, Империусом… - Империус не возьмёт… - Бомбу-вонючку подложить… - Да где ж её теперь добудешь?.. – Все бумаги в кабинете пожечь… - И лабораторию разгромить… - Разгромить и поджечь… - Это уж совсем как-то… - А как он меня на первом курсе за прожённый котёл? Это можно, да? – Что котёл? Я ему однажды мантию облила… Веселящим зельем… Думала, убьёт… Два часа хохотать заставил… - А как он нам тренироваться не давал перед финальным матчем?.. – А как он нам балы снял, и мы в Хогсмид не попали?.. – Тварь, ещё и на Тёмного Лорда работает… - И Дамблдора убил… - Может, всё-таки Круциатусом?
Невесело было только Невиллу. Рон и Гермиона старались как могли его подбодрить и разговорить, но Невилл не вёлся даже на неиссякаемую, особенно любимую им тему отмщения Снейпу.
- Погано, когда тебя считают трусом и предателем, - угрюмо пояснил он уже перед полной дамой.
- Пароль: Тёмный Лорд, - поморщившись, произнесла Гермиона и они шагнули за картину. – Не говори чепухи. Мы-то знаем, что ты не такой.
- И остальные знают, - подхватил Рон, - они просто в отчаянии. Жаль, что нельзя им всё рассказать.
Гарри хотел ответить, что он тоже в отчаянии, но вместо этого только кивнул. Зачем лишний раз огорчать друзей? Дело дрянь. Крестража нет. Ни одного. И последний оказался ложным. Он не трус и не предатель – он неудачник, Дамблдор его бросил, и он не знает как бороться с Лордом. Наверняка всё это не новости для Рона и Гермионы. Но это ещё не всё… Гарри вдруг почувствовал, как внутри у него всё похолодело, и ноги приросли к полу. Видно, он так резко остановился и так стремительно побледнел, что этого нельзя было не заметить. Гермиона и Рон непонимающе на него уставились.
- Что это с тобой? – шёпотом спросил Рональд, хотя никого, кроме них, в гостиной не было. – Что, зелье кончает действовать?
- У тебя опять заболел шрам? – встревожилась Гермиона.
- Хуже… - Гарри поднял полные ужаса глаза. – Кто-нибудь помнит, где моя жаба?

 
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:37 | Сообщение # 5
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3
Гарри едва не разорвал себе рот.
Карабкаясь с ведром воды на Астрономическую Башню, он так исступленно зевал, что мог заразить этой напастью кого угодно, но вот беда – в полночь на башне никого нельзя было встретить. Даже полтергейст Пивз уже устроился на ночь в каком-то более подходящем месте. Ничего не поделаешь – раньше заняться отработкой Гарри не мог, у пятикурсников – Хаффлпафцев только что закончился урок Астрологии (а когда ещё изучать движения звёзд, как не глубокой ночью?). Вот только Хаффлпафцы уже пошли спать, и назавтра у них занятия начинались с обеда. А Гарри предстояло ещё мыть всю башню и с утра пораньше тащиться на Тёмные Искусства.
Он ненавидел Снейпа. Он всегда его ненавидел, но обычно это было ровное привычное чувство, постоянно подпитываемое внутренними душевными источниками – тварь, выдавшая его родителей Волдеморту, мерзавец, издевавшийся над ним с первого курса, завистливый трус, погубивший крёстного, предатель, убивший Непростительным заклятьем Альбуса Дамблдора. Сейчас ненависть Гарри переживала волновой всплеск и просто душила, подбираясь к самому горлу. Причём ненавидел он не только Снейпа, но и себя. Сейчас, когда он знал о новом директоре Хогвартса столько, что хотелось бы знать поменьше, когда мир мог в любую минуту полететь в тартарары, и он приехал в школу только, чтоб отыскать проклятые крестражи – во имя Мерлина, почему он продолжает подчиняться Снейпу? Ему что, нечем больше заняться, кроме как мыть башню?
Лучше было потратить это время на чтение каких-нибудь статей о крестражах. Гермиона, вроде, нашла что-то в библиотеке, она библиотеку и раньше жаловала, а теперь вроде как пряталась там от Хогвартских новшеств. Там её, по крайней мере, не заставляли уступать дорогу слизеринцам и садиться подальше от чистокровных. Конечно, Гермиона итак расскажет завтра, если отыщет что-то интересное, но мыть бесконечную винтовую лестницу всё равно не хотелось. В общем, наказание было не самое ужасное и унизительное, но во-первых, его назначил Снейп, а во-вторых у Гарри были связаны с Башней самые тяжёлые воспоминания. С горькой усмешкой Поттер подумал, что новый директор школы несказанно обрадовался бы, узнав, что заставил Мальчика-Который-Выжил заниматься ночной уборкой именно там, где на его глазах убил предыдущего директора. Нет, наказание получилось куда более тяжёлым, чем могло показаться. Но, разумеется, это не значило, что стоило от него отлынивать. Невилл Лонгботтом совершенно не собирался привлекать внимание к своей персоне и напоминать о причине наказания. Уж лучше вымыть чёртову лестницу.
Гарри наконец дотащился до самого верха. Можно было толкнуть дверь и выйти под дождливое небо, на открытую площадку башни, где… Где и произошло непоправимое. Но Гарри не стал этого делать. Итак настроение было поганое. Стараясь не терять времени и думать только про крестражи, он обмакнул в воду большой кусок пёстрой ветоши, добытый у домовиков, и принялся протирать ступеньки. Одна ступенька, две ступеньки, три ступеньки. Чтоб он провалился, этот Снейп! И что его понесло в кабинет? Ещё пол минуты… пятнадцать секунд, и меч был бы у них! Хотя рубить им всё равно нечего – ни одного подходящего крестража. Четыре ступеньки, пять ступенек…
Помощи просить было нельзя, использовать магию тоже – тут Гарри и не пытался мухлевать, система наказаний хорошо контролировалась в школе волшебства. Шесть ступенек, семь ступенек… Ну точно, он провозится до утра… Сбегать подтащить ведро. Вообще-то, у Дурслей ему и не такое приходилось делать. Помыть лестницу, пусть даже о-очень длинную – да не вопрос! Восемь, девять ступенек… До чего же спать хочется! Длинный учебный день, собрание Отряда Дамблдора, вся эта катавасия с Хагридом и его Жутиком, уроки назавтра, приготовленные через пень колоду (хорошо, что Невиллу никто ничего особенного за это не скажет). Пойти бы и лечь сейчас. Десять, одиннадцать… Бедная Гермиона! Тоже, небось, не спит! Интересно, Кэрроу регулярно будут посылать её на стирку или ещё какое-нибудь дополнительное занятие? Что тогда делать? Может, ей правда не стоило приезжать в школу? Двенадцать, тринадцать… Где ж, всё-таки, жаба Невилла?
Гарри вздохнул, но вынужден был себе признаться, что воду в ведре пора заменить. Несколько сотен ступеней вниз – он сбился со счёта, сколько. Постараться не встретить в коридоре Дементоров, патрулирующих по ночам этажи Хогвартса. Столько же ступеней вверх, но уже с ведром. Гарри тяжело вздохнул, озирая плоды своих трудов. Плоды были скромные. Пока он преодолел только одну астрономическую спираль – главные подвиги ждали волшебника впереди. Но, уже взявшись с кряхтением за тряпку и собираясь окунуть её в свежее ведро, Гарри оторопело замер.
На дне ведра сидела жаба. И что-то в её глазах подсказывало Поттеру, что это была Та-Самая-Жаба. От неожиданности Гарри так стремительно рванулся с нижней ступеньки, на которой стоял, на верхнюю, где пристроил ведро, что соскользнул с мокрого обтёсанного временем края и до следующего поворота спирали скатился вместе с громыхающим ведром. Вышло не очень больно, но обидно. Во-первых, Гарри весь промок, во-вторых, теперь надо было заново наливать ведро, в третьих, жаба опять безнадёжно исчезла. Гарри, подозревая жабу в приверженности к неведомой чёрной магии, пять раз обшарил всё вокруг. Жабы не было. Нечего делать - отжав мантию, Гарри смиренно потащился снова за водой. Ступеньки, ступеньки вниз. Ступеньки-ведро, ступеньки-ведро вверх. Снейп – урод. Одно радует, с каждым заходом маршрут будет сокращаться. Гарри, стиснув зубы, продолжал отбывать повинность.
По этой самой лестнице он и бежал тогда, так быстро, как никогда не бегал. Следом за Пожирателями, громившими Хогвартс. Отбрасывая заклятьями врагов и перепрыгивая через их тела, едва не попав под смертоносные зубы оборотня, едва не потеряв Джинни – гнусный убийца Амикус, который завтра придёт к ним на урок под видом профессора Кэрроу, уже насылал на шестнадцатилетнюю девочку Круциатус. Весь коридор под лестницей был забит дерущимися волшебниками и пропитан боевыми заклинаниями – не протолкнёшься. А теперь здесь просто уши закладывало от тишины. Теперь Гарри был тут один – ни Джинни, ни Ордена Феникса. И Дамблдора никогда не будет. Им казалось, что они выиграли ту битву, а на деле проиграли. Хогрвартс захватили изнутри.
Гарри присел на ступеньки где-то по середине лестницы. Было уже далеко за полночь, и факелы на стенах перебрасывали друг другу трепещущий неверный свет, пламя дрожало на невидимом сквозняке. Тени плясали по стенам и, казалось, повторяли жуткие картины, проносившиеся в памяти юноши. Впрочем, замок был волшебный – может стены и правда помнили последнюю битву за Хогвартс. Нет, ещё не последнюю! Они… они ещё сразятся, ещё возьмут своё! Вернут Хогвартс, и он снова станет таким, как при Дамблдоре, и даже ещё лучше!
Гарри принялся с остервенением домывать лестницу, он уже так устал, что на время пересилил усталость, и даже удивился, когда вдруг оказалось, что оттираемая им ступенька последняя. Через боковые окошки башни уже закрадывался синеватый утренний свет. Снейп – скотина, но он получит своё. Гарри с подчёркнутой аккуратностью прополоскал и отжал тряпку, вымыл и убрал на место ведро. Потом вернулся к лестнице, пару секунд постоял перед ней в нерешительности и, медленно опуская засученные рукава свитера, стал подниматься обратно, на самый верх. Один поворот спирали, другой, третий…
Открытая верхняя площадка встретила его бледным предрассветным сиянием, ветром в лицо и, как всегда, дождём. В общем, всё было также, как и в роковую ночь. А что могло поменяться в башне? Также чернели на фоне неба окружавшие площадку зубцы, также круглое пустое пространство заливал мертвенный изумрудный свет совсем близко висящей Метки. Нездоровый, неживой свет. Гарри как во сне, сам не зная, зачем – должно быть, чтоб растравить горе, повторил в обратную сторону путь, проделанный им ночью, когда зажглась метка. Тогда он последний раз говорил с профессором Дамблдором, тогда рука профессора, его больная, иссохшая, почерневшая, отравленная рука, соскользнула с плеча Избранного – навсегда.
Гарри подошёл к самым зубцам, к тому месту, где Avada Kedavra сбросила Альбуса Дамблдора с самой высокой башни. Сейчас внизу клочьями расходился туман, и земли даже не было видно. Ярко-синее небо в сочетании со свечением Метки придавали всему окружающему резкую, почти режущую глаз контрастность. Но Гарри уже не хотел ни на что смотреть. Он обессилено присел на край стены в прогале меж двух широких зубцов, прислонился головой к обветренному, промокшему под нескончаемым дождём камню. Глупо - он что, надеялся, что вот здесь окажется ближе к Дамблдору? Надеялся почерпнуть тут душевные силы или идеи для пугающей, непонятной, но совершенно неизбежной борьбы? Гарри, в общем, не был склонен к меланхолии, но сейчас его вдруг охватила тоска. Ему на мгновении показалось, что для него вообще нет никакого выхода, что, он должен будет умереть, также как Дамблдор, и другого пути быть не может, раз даже Дамблдор ничего лучшего не придумал. Друзья, преподаватели, весь Хогвартс остались далеко внизу, словно башню опять отделило магическим барьером от всего мира. Гарри ощущал какое-то вселенское одиночество. Профессор Дамблдор прежде умел его разгонять, но профессора рядом не было. Именно теперь, когда так нужен был его совет, хоть малейший намёк на то, что следует делать дальше. Чтоб совсем не пасть духом от сознания собственного бессилия.
Гарри машинально поднял руки, чтобы снять очки, потому что плакать в очках было неудобно. Совсем забыл, что больше не носит очков! Волосы у старшекурсника, решившего с утра пораньше посидеть на стене, хоть и промокли, но всё равно не достигли безнадёжно чёрного цвета, необходимого для того, чтоб быть Поттером. Не был он похож на надежду и героя – нисколько. По счастью, в этот момент Тёмный Лорд, всюду рыщущий в поисках Мальчика-Который-Выжил, не рискнул сунуться в сознание своего врага. Иначе удивился бы даже Тёмный Лорд, узнай он, что неуловимый Гарри Поттер сидит в Хогвартсе, один, на крыше самой высокой башни, под самой Меткой, и горько оплакивает гибель дорого директора.
«Я ума лишился, - подумал Гарри, - Мерлиновы портянки, зачем я сижу здесь и обнимаю камни, когда надо искать крестраж или на худой конец жабу?»
Он дёрнулся, резко отделившись от башенного зубца и намереваясь встать, и тут же замер. Ему показалось, что у самого основания зубца, в заросшей мхом каменной щели что-то блеснуло. Гарри отёр глаза и попытался подковырнуть непонятный предмет. Минуты две он промучился прежде, чем вспомнил, что у него есть волшебная палочка. Палочкой предмет подковырнулся гораздо легче, и Гарри быстро выудил из башенной стены небольшой граненый флакон, судя по всему хрустальный, судя по всему заполненный какой-то магической субстанцией. Поттер оглянулся по сторонам (паранойя - смотрела на него только Метка), похлопал себя по карманам в поисках очков, опять вспомнил, что не носит очки, и углубился в изучении флакона. Изучение заняло пол минуты. Флакон как флакон, в общем вполне обычный – многие волшебники носят с собой такие… мало ли, зачем. Снейп например таскал в них яды, противоядия, эликсир правды, зелье, усмиряющее оборотней в полнолуние… Бело-голубоватая субстанция внутри, похожая на густую молочную дымку, вообще-то больше всего смахивала на воспоминания. Вензель «Д» на флаконе пробудил невольную отчаянную надежду, что это послание от профессора Дамблдора, почему-то, быть может, от безысходности оставленное здесь. Может быть, прямо в ту роковую ночь? Может быть, профессор Дамблдор надеялся, что Гарри рано или поздно, лучше рано, вернётся на это место? Очень хотелось, чтоб объяснение было именно такое. Но для того, чтоб сделать заветные выводы, надо было сначала заглянуть в воспоминания. Ничего опасного во флаконе с чьей-то памятью Гарри не увидел и дрожащими руками тщательно упихал хрустальный сосуд в карман. Во всяком случае, это было уже что-то. Вот, что значит честно принимать наказание!
 
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:40 | Сообщение # 6
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4
- Мне срочно нужно спокойное безопасное место и Омут Памяти.
- И жаба, - напомнил Рон.
- Рон, при чём тут жаба?!
- Ну, не знаю, - с сомнением протянул Рональд. – Теперь у тебя два врага –Тот-Кого-Нельзя-Называть и Мальчик-Родившийся-В-Конце-Июля. Это уже серьёзно. Если у Сам-Знаешь-Кого крестражей семь, а то и больше, то жаба у Невилла одна, и он за неё не простит.
- Жабу я почти поймал, - простонал Гарри. – Но сейчас мне кажется, что найти крестражи будет проще. Мне только нужен Омут…
- А мне нужно безопасное место, большой котёл и час времени, чтобы сварить зелье вечного забвенья, - Гермиона говорила невнятно, потому что лежала головой на столе.
- Зачем тебе зелье?
- Выпью.
Руки, которыми Гермиона обхватила голову, были стёрты в кровь, но это была ерунда – если забежать после завтрака к мадам Помфри, то на первом уроке ничего уже не будет заметно. Просто Гермиона хотела спать ещё больше, чем Гарри – у неё взыскания были каждодневными, и сегодня совсем не удалось прилечь. Хуже было разве что Дину Томасу, которой всю ночь чистил слизеринцам совятник. И то вопрос спорный. Рон и Гарри переглянулись – Гермиона, измочаленная Хогвартсом – как такое возможно?
- Может, тебе не ходить на занятия? – неуверенно предложил Рон.
- К Кэрроу? Что, сразу отправляться на отработку? – отмахнулась Гермиона. – Хотя, отработки мне всё равно не избежать. Совсем ничего не соображаю с утра. Голова как котелок Лонгботтома. Ой, прости, Гарри. Как думаете, с чего он начнёт семестр? По учебнику – либо с кикимор, либо с оборотней. Если про оборотней, то ещё ничего, мы их проходили со Снейпом. Я даже реферат писала. А если с кикимор, то хуже. Вчера хотела прочитать, но не успела. Точно схвачу отработку.
Гермиона была неисправима.
- Да ладно тебе, - успокоил подружку Рон, - уроки у Кэрроу проходят ужасно – все говорят. Учи - не учи. Но вряд ли он будет спрашивать про кикимор. Он же нам ничего ещё не задавал.
- Это вам не задавал, - возразила Гермиона, - а нам, грязнокровкам…
Рон так резко хлопнул ладонью по столу, что Гермиона стремительно подняла голову со скатерти и схватилась за ухо.
- Никогда так про себя не говори. Слышишь?! – Рон так покраснел, что даже веснушки стали темнее.
- Да, надо с этим заканчивать, - согласился Гарри. – Гермиона, мы тобой очень дорожим, и всё такое… Но может ну её, эту нашу идею? Нельзя тебе оставаться в Хогвартсе, Пожиратели тебя доканают. Давай мы с Роном, как что найдём, сразу с тобой свяжемся, и ты нам выскажешь свои соображения…
Гермиона сузила глаза.
- И много вы уже нашли? С Роном?
- Пока нет, но мне надо…
- Я хотя бы порылась, как мне положено, в своих дурацких книжках и кое-что там вычитала, - невыспавшаяся Гермиона была особо лохматой и особо опасной.
- Гермиона, я тоже… - начал было Гарри, но девушка опять его перебила.
- Вы оба хотя бы знаете, что такое крестраж? – она говорила шёпотом, но Гарри всё равно оглянулся по сторонам. Нет, Большой Зал был почти пуст, как и весь замок, и за их столом сидело всего несколько человек. Они очень рано пришли на завтрак, и даже те немногие ученики, что ещё учились в Гриффиндоре, не успели собраться.
- Крестраж, - очень чётко, как на уроке, начала Гермиона, - это не просто медальон, или шкатулка, или книжка, в которую засунули частицу души, как ты нам объяснял, Гарри. И как, якобы, объяснял тебе Дамблдор. Крестраж – это сама душа, принимающая ту форму, в которую её помещают. Полностью меняющая эту форму. Любую, и живую в том числе. Понятно, о чём я говорю? Крестраж может быть в дереве, в жабе Невилла, да хоть в тебе самом, Гарри! Ему всё равно. Потому что это будет уже не дневник, не дерево, и не жаба, заколдованные там или нет. Это будет просто крестраж. Со свойствами крестража. С проявлениями души своего хозяина. Помните, ну как дневник Реддла?
Гарри и Рон закивали, пока не понимая, к чему такая сложная лекция на голодный желудок.
- Что? Не понимаете, к чему я веду? – угадала смышленая Гермиона, - Ребята, не надо искать банки-склянки, перстни, старые гвозди и тому подобный хлам в надежде найти крестраж. Крестраж этот Тот-Кого-Нельзя-Называть, и ничего больше. И искать надо именного его.
- Тёмного Лорда? – прохрипел Рональд. – Но как?
- Пока не знаю, - Гермиона честно развела руками. – Может, они должны как-то реагировать на его магию. Скажем, оживляться, когда он призывает Пожирателей с помощью меток.
Гарри потёр переносицу – опять забыл про очки.
- Наверное… Нет, даже наверняка ты, Гермиона, говоришь дело. Вот только… Как нам эту реакцию улавливать и где?
- Ох, вы хотите всё и сразу! Если б не стирка, может, я сказала бы. Пока могу только предположить, что если мы примем что-нибудь за крестраж, можно будет таким образом устроить проверку этой вещи… или не вещи. Насчёт остального пока не знаю – надо подумать, - и Гермиона снова положила отяжелевшую голову на стол.
- Ладно, - после паузы сказал Гарри, – теперь, когда все высказались, может мне хоть кто-нибудь ответит? Есть идеи насчёт Омута Памяти? Мне кажется, я нашёл в Астрономической Башне флакон с воспоминаниями профессора Дамблдора. Наверное, он оставил его там перед смертью. Наверное, это что-то важное. Хорошо бы узнать, что именно, а?
Рон посмотрел на друга с уважением. Даже Гермиона снова подняла голову.
- Гарри, ты говорил про Омут? Прости, я не расслышала. Я, наверное, задремала. Да, если это действительно воспоминания профессора Дамблдора, а не какая-нибудь ловушка, их непременно надо увидеть!
- Какая же тут может быть ловушка? Пузырёк он и есть пузырёк!
- А если это крестраж? – насторожился Рон.
- Станет Вол…
- Не произноси его имя!!
- Станет он прятать осколок души на Астрономической башне! Знаете, я тоже думал всю ночь, откуда эта штука могла там взяться. Наверное, профессор Дамблдор сбросил в неё что-то важное из своей памяти, пока я пытался убежать с башни. Ну, в ту ночь… Он же послал меня за Снейпом! Только я никуда не успел, тут примчался Малфой, за ним Пожиратели, профессор меня обездвижил, и всё началось… Правда, я не видел, как он переливал память, там почти темно было, только Метка светила. Но сказать он мне ничего не успел бы, а вылить воспоминания – это ж быстро! И, понимаете, это так на Дамблдора похоже: он как будто знал, что я непременно вернусь туда… где он умер. Может, поэтому он так и не сдвинулся с места, пока не… упал, - закончил Гарри чуть охрипшим голосом.
- Дай я погляжу на флакон, - попросила Гермиона.
Гарри протянул ей под скатертью свою находку.
- Не знаю, я ни какой тёмной магии не чувствую, - пробормотала девушка после небольших раздумий. – Но я не специалист.
- Но не Снейпу же показывать! – воскликнул Гарри, поспешно засовывая флакон обратно в карман мантии.
В зал как раз входили преподаватели, да и студентов становилось больше.
Преподавательский стол, как и ученики, чётко разделился на два фланга по обе стороны от директора. По одну сторону Амикус и Алекто Кэрроу, по другую МакГонагалл, Флитвик и Спраут. Остальные преподаватели с начала учебного года не выходили трапезничать в Большой Зал.
Пока они рассаживались и в зале ещё было довольно шумно, друзья пытались всё-таки наметить план действий.
- Но даже если это не подделка, а то, что мы думаем, - лихорадочно шептал Рон. – Кто нам теперь даст Омут? Их вроде всего два в стране – один в министерстве, всё равно что у Сами-Знаете-Кого. А второй в кабинете директора – тоже не сахар. Мы ж туда уже пробовали попасть, и что? Если пробьёмся – пожалуйста, возьмём всё, что поднимем – меч, Омут, стол с документами…
- Рональд, твой юмор… - начала Гермиона, но ей пришлось умолкнуть, потому что за преподавательским столом поднялся Амикус Кэрроу.
- Небольшое объявление, - начал он низким и сиплым голосом.
- Неужели увольняется с проклятой должности? – не поверил Гарри.
- Может, наконец, и Снейп на ней проклянется, - предположил Рон.
- C позволения господина директора я попросил бы седьмой курс не расходиться после завтрака, - будничным тоном объявил Пожиратель, - занятия по Тёмным искусствам начнутся у нас с отработки практических навыков в Большом Зале. Вы ведь не будете возражать, директор? - он покосился на Снейпа с таким видом, будто испрашивал у него не разрешение провести занятие, а какую-то особую милость. Снейп безразлично пожал плечами.
- Делайте что считаете нужным, профессор Кэрроу, - проговорил он ровно. – Только проследите, чтобы ученики сперва твёрдо уяснили теорию, а потом уже переходили к практике. Хотелось бы, чтоб Большой Зал продержался до обеда.
- Благодарю Вас, господин директор, - почтительно отозвался Кэрроу и прибавил, обращаясь к ученикам: - Можете не возвращаться за учебниками, они нам пока не понадобятся. Волшебные палочки у вас, я надеюсь, с собой.
- Практическое занятие? На первом же уроке? – изумилась Гермиона.
- Зато не будут спрашивать про кикимор, - утешил её Гарри. – А ты хотела как с Амбридж? Перепишите оглавление сверху вниз три раза, а потом снизу вверх четыре раза. Урок окончен. Домашнее задание – переписать оглавление.
- Нет, но… - Гермиона поглядывала на преподавательский стол с некоторой опаской.
Профессор МакГонагалл как раз наклонилась к Снейпу и что-то ему говорила, поглядывая на Кэрроу. Возможно, о предстоящем уроке. Снейп ей коротко ответил, и декан Гриффиндора резко отвернулась.
- Но про уроки Кэрроу ходят жуткие слухи, хотя никто ещё не занимался Тёмными Искусствами в масштабах Большого зала, - докончила Гермиона.
- Да ну его, этого Кэрроу. Кэрроу неизбежен, - отмахнулся Рон. – Что будем делать с Омутом?
- В кабинете его нет, - быстро зашептал Гарри. – Подставка пустая. Раньше он стоял либо у профессора Дамблдора, либо у Снейпа, когда этот упырь занимался со мной. – Гарри казалось, что и сейчас, несмотря на личину Невилла, скользкие глаза патлатого директора не перестают внимательно за ним наблюдать. Уж не думает ли он применить легилименцию? Легилименцию? Против Лонгботтома?
- Вообще Омут – принадлежность директора, - кивнул Рон, - если его нет на месте, значит Снейп его где-то у себя прячет. Если ещё не отдал… ну, вы поняли, кому.
- Вообще не представляю, как пробраться к Снейпу, - протянула Гермиона. – Это ж в подземелье, туда и на метле не залетишь. Там такие заклятия на дверях… Черней ночи.
- Справишься? – с надеждой произнёс Гарри.
- Время нужно, - вздохнула Грэйнджер. – И пара дней без стирки.
- А если и там нет Омута, пойдём красть из Министерства? – обречённо уточнил Рон.
- Там будет видно, - серьёзно ответил Гарри. – Но воспоминания профессора Дамблдора позарез надо увидеть… - он ожесточённо вонзил ложку в овсянку.
Бледную водянистую кашу подъели без всякого аппетита. Кормить в Хогвартсе тоже стали никудышно, домовые эльфы жаловались, что продукты совсем перестали закупаться. Что обидно, одним еды хватало, а другим нет, причём все, кому хватало, сидели за столом Слизерина. Так получилось. Ничего лучшего за время унылого завтрака друзья так и не придумали, и решили, что продолжат размышлять после урока. Тем более, что завтрак как раз и перетекал непосредственно в урок. Среди учеников в зале остался лишь выпускной курс, преподаватели тоже стали расходиться. Снейп прощальным взглядом окинул зал, взмахом палочки поднял повыше притушенные до вечера свечи и захлопнул узорные решётки на окнах. Профессор Кэрроу бодро поднялся со своего места и стукнул палочкой по столу.
- Ну что же, можно начать урок.
Резко, словно опасливо, он оглянулся на преподавательский стол, который только что, последней, вслед за Снейпом, покинула декан Гриффиндора, не скрывая своего раздражения в безуспешной попытке прожечь черную директорскую мантию ненавидящим взглядом. Впрочем, даже вцепись она ему в глотку в своей анимагической форме – даже это шоу, пожалуй, не смогло бы отвлечь их нового преподавателя Тёмных искусств от запланированного развлечения. Это Гарри понял по тому, как хищно оскалил Пожиратель свои острые акульи зубы, окинув взглядом полупустой зал. Может и правда они у него в два ряда – кто знает?
Толстые его пальцы, казавшиеся из-за своего размера неспособными к действиям более тонким, нежели шинковка топором свиной туши, поигрывали палочкой весьма живо и легко.
- Отлично, отлично, - проскрипел он и взмахнул рукой.
Дверь захлопнулась с грохотом, напоминающим выстрел, заставив учеников нервно метнуться и придвинуться теснее друг к другу, а следом зарешеченные уже окна заволокла непроглядная тьма. Кто-то сдавленно ахнул, и Гарри почувствовал, как стоящая рядом Гермиона сжала его предплечье. Не то что бы на фоне привычного черного дождя так сильно бросилась в глаза нехватка дневного света, но слишком уж странно теперь выглядел зачарованный потолок – словно все они находились на дне гигантского колодца, выход из которого был только наверху – там, где под серыми скомканными тучами клубилась Темная метка. Впрочем, ощущение исчезло довольно быстро – ровно через секунду, которая потребовалась профессору Кэрроу, чтобы закрыть и без того мрачный огрызок неба черной завесой.
Стоило оставаться в Большом Зале только для того, чтобы изобразить из него филиал подземелий? Чертов Снейпов дружок… Глаза ребят довольно быстро адаптировались к свечам, но логика учителя по-прежнему оставалась не ясна. В тех редких случаях, когда Большой Зал использовали для уроков, предпочтение ему отдавалось именно из-за освещенности и размеров – сейчас же, в тусклом свете дрожащих свечей заставленное обеденными столами и скамейками пространство годилось лишь для того, чтобы оббить об острые углы бока и отдавить ноги соседям. А впрочем, еще одно мановение палочки – и мебель торжественно левитировалась к стене, освободив посередине довольно много места.
- Я просматривал план ваших занятий за прошлый год и обнаружил, что теоретическую вводную по инферналам вы уже прослушали на уроках профессора Снейпа.
- Инферналы даже хуже кикимор, - еле слышно простонала Гермиона, - Снейп только мельком их упоминал… Если меня спросят…
- Уизли профессионально отличает инферналов от призраков, - неожиданно прервал ее страдания голос Малфоя, - он знает, что инферналы гремят костями, а призраки гремят цепями!
Вот тебе раз! Сам великий Малфой, единственный наследник чистокровного рода Малфоев соблаговолил посетить урок - не иначе в Запретном лесу издох кто-то крупный… Как же они не заметили его белобрысую морду на завтраке? Впрочем, у них были дела поважнее, чем пялиться на слизеринский стол.
Теперь же гриффиндорцам ничего не оставалось, как с ненавистью коситься на блондина: за лето он отощал на лордовских харчах и теперь, когда смеялся над собственной остротой, его бледное, худое лицо неприятно кривилось. Перекрась его в черный цвет – даст фору любому Снейпу. Вокруг своего предводителя уже паслась привычная малфоевская свита – Крэбб и Гойл напряженно щурились, пытаясь уловить соль шутки, а Панси Паркинсон хихикала и тряслась от восторга так активно, что почти соответствовала собственной фамилии.
- Разница между призраком и инферналом примерно такая же, как между Малфоем и шкурой дохлого хорька, - процедил сквозь зубы Рон.
- Призрак - есть отпечаток души умершего человека, а инфернал – мертвец, управляемый волшебником, - торопливо прервал его Гарри, пытаясь превратить явное оскорбление чистокровки в полноценный ответ по теме урока.
Пока Малфой и его шайка вникали в суть метафоры про хорька, которая, кажется, поразила своей глубиной даже своего создателя, профессор Кэрроу раздраженно тряхнул головой и просипел:
- Довольно! Я рад, что вы уже знакомы с теорией – раз уж профессора Снейпа это так волнует. Значит, мы смело можем приступить к практике.
- Профессор, а нельзя ли сделать свет чуть поярче, плохо видно учебник, - Терри Бут, правильно, кто ж еще, как не равенкловец, потащит на завтрак учебник. Без него ж овсянка в горле встанет!
- Я сказал, что учебники вам не понадобятся, - отрезал Кэрроу, даже не поворачивая головы в сторону говорившего, - а освещение для наших сегодняшних гостей самое подходящее, они не любят яркий свет.
- Снейпа он что ли позвал? – ехидно зашептал Рон на ухо замершей Гермионе. – Не мог же он…
Девушка, впрочем, не находила в происходящем ничего смешного и, судя по округлившимся в понимании глазам, прозорливо предпочитала Снейпа в качестве приглашенного гостя.
- Мерлинова борода... - выдохнул Гарри, до которого вслед за Гермионой, докатилось осознание происходящего.
В углу, противоположном выходу, слева от преподавательского стола кто-то закопошился. Или «что-то» – вопрос был спорным. Гарри сразу узнал их – тонкие костлявые руки, восковая кожа, обтянувшая черепа, клочья истлевшей одежды. Но не мог же Кэрроу быть настолько сумасшедшим, чтобы приволочь на урок…
- Инферналы, - провозгласил тем временем профессор так спокойно, словно говорил о колонии флоббер-червей, - тема нашего практического занятия.
Значит мог…
- Может это боггарты? – прошептала с надеждой хаффлпафка Ханна Эббот, инстинктивно делая шаг за спину Гарри-Невилла. Даже Паркинсон прервала свой восторженный припадок и опасливо переводила взгляд с преподавателя на Драко, видимо ожидая объяснений первого или реакции второго.
Боггарт? Принял для всех один вид? Это была бы соблазнительная идея, но невидимый сквозняк донес до школьников тошнотворный запах разлагающихся тел, и недавняя овсянка стремительно метнулась к горлу.
- Инфернал, как нам уже доложил мистер Малфой, суть мертвое тело, поднятое из могилы и управляемое волей волшебника. Двадцать балов Слизерину.
Мистер Малфой? Ничего себе! Даже Снейп как эталон вселенского зла до такого не доходил. Не замечал вытянутой руки Гермионы – бывало, зажимал Гриффиндору честно заработанные баллы – да завсегда, но чтобы за ответ Лонгботтома начислить баллы Малфою – это уже за гранью добра и зла! Впрочем, вопрос баллов волновал Гарри подспудно, скорее по привычке, поэтому лезть на рожон он не стал, обеспокоенный больше предстоящим практическим занятием.
- Сейчас мы разделимся на две группы. Одна половина будет управлять инферналами, а другая – защищаться…
Да уж, какая неожиданность: в группе, которой предстояло управлять мертвецами, по случайному стечению обстоятельств оказались одни слизеринцы. Просто и эффективно - Снейп бы удавился от зависти.
- Запоминайте, - Кэрроу нацелил палочку на одного из мертвецов, апатично стоящего возле директорского обеденного места и даже чем-то на директора похожего, и резко взмахнул рукой, начертив в воздухе подобие «сигмы», - Obsequium moritas!
Инфернал дернулся и распрямился, словно кто-то натянул невидимые нити. Слизеринцы зашевелили губами, торопливо повторяя про себя заклинание, однако предпочли отступить на шаг.
- Подчиненный инфернал – это не просто слуга. У него нет страха, нет стыда, нет воли. С мгновения, как вы произнесете заклинание - он в вашей власти. Вам остается только отдать ему приказ…
- Встань на голову! – выкрикнул Гойл и загудел от смеха.
В гробовой тишине, нарушаемой разве что затухающим хохотом шутника, Кэрроу смерил его презрительным взглядом, в котором явственно читались сомнения по поводу возможного будущего Пожирателей с учетом такого сомнительного генофонда, а затем ткнул палочкой в направлении одного из недвижимых пока мертвецов – огромного, сгорбленного – и выплюнул всего одну команду:
- Убей.
Секунду подчиненный инфернал осознавал приказ, после чего развернулся к намеченной хозяином жертве и размеренно, апатично принялся отрывать ему голову. Вправо – влево, хруст позвонков, треск рвущейся кожи, и спустя несколько бесконечно длинных мгновений голова уже валялась на полу - словно треснувший перезрелый арбуз.
Гарри почувствовал, что его сейчас стошнит. Может и хорошо, что завтрак был не плотный – от такого зрелища можно было проститься с ним в любой миг, особенно учитывая, что серая, покрытая струпьями кожа инферналов очень напоминала цветом и консистенцией подсохшую овсяную кашу.
- Obsequium moritas! – зазвучал нестройный хор приказаний. Слизеринцы, кажется, тоже не были готовы к такой наглядной демонстрации, и переглядывались, ища поддержки друг у друга, но профессор одобрительно закивал, довольный их инициативой.
- Да-да! Только чуть резче двигайте запястьем, мистер Забини… Тяните букву «е», мисс Гринграсс… Obse-е-е-еquium - вот так. Разбейтесь на пары…
- Но, сэр, - тихо выговорила одна из близняшек Патил (Гарри даже не повернул голову, чтобы посмотреть которая именно, будучи сосредоточенным на скривившемся лице Кэрроу), - Вы не объяснили нам, каким заклинанием защищаться…
Профессор смерил ее таким взглядом, который вполне сгодился бы для рассматривания тех ошметков, что подчиненный ему инфернал оставил от своей молчаливой жертвы, и его отечное лицо озарила улыбка предвкушения:
- Вы дожили до седьмого курса, и не выучили никаких защитных заклятий? – язвительно поинтересовался он под одобрительные смешки некоторых слизеринцев. – Что ж, тем хуже для Вас.
И с этими словами он коротко кивнул:
- Начинайте.
- Убей! – почти счастливо завопил Гойл, кажется даже не предположив, что можно не повторять за профессором его приказ, а дать свою, менее жестокую команду.
- Убей! – подхватил за ним Крэбб с тем же откровенным восторгом пятилетки, который в иных обстоятельствах насмешил бы Гарри, но в молчаливом покорном мертвеце, который после этой команды направился в сторону побледневшей Ханны Эббот, не было ничего смешного.
- Убей!
Голос Драко прозвучал совсем иначе – без идиотского азарта дорвавшегося до библиотеки равенкловца-первогодки. Спокойно и осознанно. И палочка его при этом ясно указала на Гермиону.
А дальше начался ад.
Гарри плохо слышал команды остальных, кажется кто-то приказывал вырвать врагу клок волос, кто-то – просто ударить. Ему достаточно было трех инферналов, движущихся к своим целям - Рону, Ханне и Гермионе – с той же целеустремленностью, с какой их товарищ пятью минутами ранее крушил ладонями вражеский череп.
- Stupefy! – выкрикнул Рональд, первым выйдя из ступора.
Инфернал лишь легонько покачнулся, но курса не сменил.
- Impedimenta! – на этот раз эффекта не было вовсе.
- Tarantallegra!
- Lokomotor mortis!
Рядом раздались крики – чей-то клок волос все же оказался в руке инфернала. Гарри ухватил остолбеневшую Ханну за локоть и потащил к столам, увеличивая расстояние между ними и мертвецами. Рон и Гермиона отступили минутой раньше и теперь, кажется, собирались взобраться на скамью, чтобы целиться заклятьями более метко (последнее Stupefy Джастина Финтч-Флетчи вырубило Дина Томаса еще до того, как это успел сделать инфернал).
- Кажется Вы плохо слушали профессора Снейпа, - комментировал меж тем Кэрроу, наблюдая за битвой со своего обеденного места. Попкорн тебе и колу, урод… и на места для поцелуев… с дементорами!
Гарри и не предполагал, что в его жизни может наступить момент, когда он из всех возможных мест предпочтет оказаться на уроке Снейпа, причем не для того, чтобы оторвать сальноволосому ублюдку его сальноволосую голову, а чтобы внимательно слушать лекцию. Черт!
- Заклинания, влияющие на движение, не оказывают воздействия на инфернала. Его активность определяется не тонусом мышц, а волей господина. Уж это к седьмому курсу можно было бы уяснить.
- Снейп ничего об этом не говорил! – воскликнула Гермиона приглушенно, дыхание ее сбилось.
Слава Мерлину, крамольные мысли о пользе снейповских занятий оказались заблуждением! Единственный полезный урок касательно инферналов дал Гарри бывший директор – там, в далекой пещере Волдеморта, в окружении черной вязкой воды и темных чар.
Огонь! Именно огонь спас их тогда! Конечно, это была другая, более мощная магия, подвластная лишь такому великому волшебнику, как Дамблдор, но замешана она была на огне, а значит ее далекий, слабый родственник мог сейчас помочь.
- Incendio!
Обрывки одежды на мертвеце вспыхнули, наполняя зал запахом горелой кожи. Гарри не знал, какую именно команду касательно него получил инфернал, но то, что он замер в центре зала, стараясь стряхнуть с себя пламя, очень радовало. Впрочем, суета и паника, царящая среди учеников, сражающихся с инферналами и управляющих ими, мгновенно привела к тому, что горящий рукав поджег мантию Падмы Патил и только меткое Aguamenti Гермионы предотвратило пожар.
- Incendio! Incendio! – зазвучало со всех сторон. Кажется все были счастливы найти хоть какое-то действующее заклинание, независимо от того, насколько опасно оно было для них самих.
Помещение наполнилось дымом. Если огонь перекинется на деревянную мебель – дубовые столы, тяжелые скамьи… последствия представлять очень не хотелось.
- На помощь! – полный отчаяния голос вывел Гарри из задумчивости, и он бросился назад, туда, где сжавшаяся в комок Ханна прикрывала голову руками. Костлявые пальцы инфернала уже тянулись к ней.
- Accio факел! – Гермиона спрыгнула со стола, поймав на лету устремившийся к ней тяжелый пылающий факел, и незамедлительно ткнула им в мертвеца. Тот отшатнулся от пламени, потеряв равновесие, рухнул навзничь прямо под ноги второму, целью которого был Рон.
 
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:40 | Сообщение # 7
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Сколько это может продолжаться? Их противники не знали усталости, и даже огонь останавливал их лишь на время. Пример окончательно остановленного инфернала лежал сейчас на полу и состоял из такого количества частей, что сам Темный Лорд не рискнул бы собрать этот пазл воедино. Сотворить подобное месиво было, конечно, заманчиво и стратегически верно, но использовать Sectumsempra Гарри не мог. Это было бы, пожалуй, еще более показательно, чем выпустить патронуса-оленя, потереть лоб и, поймав снитч, вылететь в облике Невилла в окно.
Впрочем, как выяснилось, такая возможность вполне могла ему представиться... Оказавшаяся с ним на одном краю стола Гермиона, занятая до того отпихиванием своего целеустремленного инфернала, вдруг взглянула на Гарри округлившимися глазами и ахнула так панически, что юноша невольно оглянулся, полагая, что такую реакцию может вызвать лишь заглянувший на огонек Темный Лорд. Но за ним было лишь затянутое чернотой окно без малейших признаков Того-кого, а ужас на лице Гермионы обещал катастрофу. Махнув в очередной раз палочкой и бросив усталое «Incarcero», которое давало передышку длиной в минуту (ровно столько, сколько требовалось инферналу, чтобы разорваться стягивающие его веревки), она притянула Гарри к себе и сбивчиво зашептала на ухо:
- Быстро! Зелье! Твой шрам!
Объяснять дважды не потребовалось – обычно Гарри принимал дозу зелья прямо перед занятиями, нынешний же завтрак перетек в урок так стремительно и драматично, что про разлитое во флаконы буро-зеленое варево он и не вспомнил, будучи обеспокоенным лишь целостностью своей головы. Сейчас, когда Гермиона сказала, он и вправду заметил, как поплыли перед глазами очертания предметов с возвращением родной близорукости, как зазудели уменьшающиеся ладони. По счастливой случайности (спасибо, Герми! спасибо, Герми! спасибо, Герми! Я НИКОГДА больше не скажу, что ты параноик!) пузырек с оборотным зельем лежал во внутреннем кармане мантии, больше двадцати человек и десяток инферналов – не лучшая обстановка для того, чтобы непринужденно прикладываться к бутылочке.
Гарри неприлично выругался предположением о нетрадиционной ориентации Мерлина и сделал то, что гриффиндорский дух Невилла, скорее всего, никогда не смог бы ему простить (если бы узнал) – ретировался под стол. Смелость смелостью, но глотать зелье у всех на глазах, стоя на столе, как на пьедестале, – это уже идиотизм, а отличать первое от второго гриффиндорцев еще на первом курсе учат…
- Кажется, доходившие до меня слухи о гриффиндорской отваге были весьма преувеличены, - протянул профессор Кэрроу, в изумлении наблюдая, как длинный, нескладный Лонгботтом, уворачиваясь от цепкий опаленных рук инфернала, ныряет под тяжелый обеденный стол.
Гермиона проследила траекторию друга и облегченно выдохнула. Страшно подумать, что было бы, не заметь она вовремя фатальных перемен в облике псевдо-Невилла. Однако продолжить эту мысль ей не удалось – цепкие костлявые пальцы ухватили ее за лодыжку и дернули вниз. Девушка вскрикнула – сперва от неожиданности, а потом от боли – падая со стола, она пребольно ушибла спину (как не сломала еще!) и изодрала локоть о шершавую поверхность деревянной скамьи. Удар об пол вышиб воздух из ее легких, она закашлялась, обессиленная и растерянная. Чудо, что палочка по-прежнему осталась зажатой в ладони – и одним куском! И все же... сколько может продолжаться это сражение – полчаса, час, два? Пока кого-нибудь, на сей раз живого, не раздерут на части? Нужно было освоить технику говорящего патронуса – и послать сейчас свою серебристую выдру на поиски помощи. К кому, правда?.. Да хотя бы к профессору Макгонагалл – она не бросила бы их вместе с этим маньяком-Пожирателем, если бы знала, что за урок происходит сейчас в Большом Зале... Правда их декан сейчас не в чести у директора и его банды – как бы ее вмешательство не вышло боком ей самой... Инферналов хватит на всех... Как вообще можно уничтожить существо, которое уже мертво?
Смех Малфоя вывел Гермиону из раздумий, продолжавшихся от силы пять секунд и вместивших целую охапку философских размышлений, для слизеринца же она только и успела с грохотом навернуться со стола. Да уж, уморительное зрелище. Еще бы пара сломанных костей – вообще животик надорвешь!
Ярость вспыхнула в девушке, как вспыхивали лохмотья на воинственных мертвецах от меткого Incendio, и она, изумившись простому и очевидному решению, выкрикнула привычный Stupefy, на сей раз направив палочку не на инфернала, для которого заклятие все равно было лишь пустым сотрясанием воздуха, а на его господина.
Сила, вложенная ею в это магическое действие, была пропорциональна охватившей ее ненависти – Малфоя отбросило на несколько метров и приложило о стену прямо его аристократичным профилем. Видимо, потеряв сознание, он прервал связь с инферналом, потому что тот замер - худые когтистые пальцы на полпути к горлу Гермионы - а затем обмяк и повалился на пол.
Выбравшийся из-под стола Гарри – по-прежнему неуклюжий, длинный и безо всякого намека на шрам – радостно вскрикнул от такого зрелища, но Гермиона понимала, что меньше всего ей сейчас стоит надеяться на баллы Гриффиндору – Амикус Кэрроу поднялся с кресла, и без того некрасивое его лицо исказилось почти осязаемой ненавистью.
- Грязнокровка! – бросил он, торопливо преодолевая разделяющее их расстояние. – Ты подняла палочку на чистокровного волшебника, дрянь!
- Это же урок, профессор, - Гермиона торопливо поднялась на ноги, не хватало еще смотреть на этого ублюдка снизу вверх, - если мы не знаем средства, чтобы одолеть инфернала, я решила, что необходимо вывести из битвы его господина.
- Ennervate!
Короткое заклинание, и Драко уже, пошатываясь, направился к профессору, рука его, зажимавшая нос, была перепачкана кровью.
- Она пыталась меня убить!
- Неправда! – Гарри попытался было встать на защиту подруги, но Кэрроу двумя короткими взмахами палочкой отгородил себя, Малфоя и Гермиону прозрачной защитной сферой и наложил на надоедливого гриффиндорца Silencio. Последнее было особенно предусмотрительно, учитывая необходимость непрерывных попыток отогнать инферналов. Лишенному голоса Гарри ничего не оставалось, как спасаться бегством, попутно (второй раз за урок! Мерлиновы портянки!) сожалея о недостатке усилий, приложенных на прошлогоднем уроке Снейпа по невербальным заклятиям. Без голоса он был совершенно беспомощен и палочка из серьезного оружия превратилась в позорный способ тыкнуть в глаз.
Почувствовав поддержку профессора, Малфой старательно продемонстрировал окровавленную ладонь, сунув ее почти под нос Гермионе:
- Видишь?!
- Видишь?! – вторила ему Гермиона, поднимая вверх ободранный локоть. Крови на нем, правда, было меньше, но от ушиба он уже начал отекать. Впрочем и то, и другое повреждение мадам Помфри исправила бы за пять минут (что бы она сказала, интересно, узнав, что травмы получены студентами в борьбе с инферналами?), так что в этом они с Малфоем были равны.
Но только в этом.
- Ты забыла свое место, Грэйнджер? Тебе напомнить?! Профессор.., - вопросительно-страдальческий взгляд в сторону Кэрроу.
Гермиона едва не выругалась. Разумеется, профессор-то с папой одному Лорду ноги лижут, почти родня!
- Выбор наказания за Вами, мистер Малфой, - кивнул Амикус, и его одутловатое лицо, обезображенное ухмылкой, стало похожим на перезревшую грушу.
Глаза девушки изумленно распахнулись. Так просто? Она оглянулась по сторонам, словно желая убедиться, что происходящее ей не снится. Stupefy Рона не смог отключить Гойла – слишком крепкая у того была черепушка, и теперь ее друг тянул время с помощью малоэффективных связывающих чар, целясь очередным Stupefy в Теда Нота, чей инфернал никак не желал оставлять в покое безмолвного Гарри.
Это бред. У нее, должно быть, просто жар – сентябрь в этом году холодный и еще эти непрерывные дожди... Так и есть – она лежит в больничном крыле, а тумбочка у ее кровати уставлена коробками со сладостями, которые притащили ее друзья. Они, конечно, явились, не смотря на запрет медико-ведьмы, укрывшись мантией-невидимкой. Да, все так. Не может же быть реальностью мир, в котором учитель дает Малфою разрешение сделать с ней все, что тому заблагорассудится?
- Можете заодно потренировать управляющие заклятия, - посоветовал Кэрроу.
Управляющие? Это в смысле сперва сделать из нее инфернала, а потом Obsequium moritas??? Она не успела даже поднять палочку для простых щитовых чар, как Драко с готовностью выкрикнул:
- Imperio!
Гладко так выкрикнул, без запинки, видно, что не в первый раз.
… Гермионе всегда было интересно, как ощущается Imperio – научная жилка в ней трепетала и вибрировала от любопытства. Интерес, однако, был чисто гипотетическим. Ощущается ли чужая воля как инородное вмешательство? Больно ли идти против своих убеждений под властью другого волшебника? Или радостно выполнять приказ повелителя, словно великую милость.
Ни одно из ее предположений не подтвердилось.
Чужой воли не было. Было осознание необходимости.
Ей совершенно необходимо бросить палочку на пол.
Совершенно необходимо встать на колени у стола и удариться о него головой. Раз, другой. Это правильно. Это нужно. Что там далеко, фоном кричит Гарри, что за багровые капли медленно стекают по виску и, зависнув подбородке, срываются вниз (от них щекотно и пахнет железом) – это все не имеет значения.
Всё врут – о подчинении, о господине. Нет у нее господина, она сама так хочет!
Хочет взобраться на стол – поверхность его чуть выщерблена от акробатических этюдов, что исполняли на нем сегодня студенты и инферналы, руки в трещинах после ночной стирки натыкаются на узкие, выступающие щепки… Ничего, боль пройдет, как только она поднимется на ноги и крикнет:
- Я поганая грязнокровка!
И все пропадает, стирается за ощущением исполнения желания, сильным, как поток. Подхватывает ее, несет… Как они не понимают – она сама этого хотела! Сама!
- Я поганая грязнокровка!
А потом распахивается дверь, пропуская внутрь профессора Снейпа. Он с непривычки таращится в полумрак, крутит по сторонам своей патлатой головой, словно прикидывая, с чего начать, бросает лаконичное «Moritas more», от которого инферналы падают на пол, словно комья тряпья.
И она точно знает, что нужно сделать. Нужно спрыгнуть со стола, пересечь зал широкими стремительными шагами, остановиться перед онемевшим директором, который хмурит брови, глядя на нее сверху вниз, и поцеловать его… Всё правильно, всё так и должно быть.
Сколько длился поцелуй Гермиона не помнила – может всего мгновение, но почему-то казалось очень важным понять, какими именно травами отдает вкус его губ. Была там горчащая пижма и тонкая мятная нотка…
А потом травы исчезли, и после резкого «Finite incantatem» вернулись звуки, дневной свет хлынул в глаза (когда успели убрать завесу с окон? Или другой вопрос – когда она успела закрыть глаза?), девушка часто заморгала и сощурилась от непривычной яркости.
- Не надо так кривиться, мисс Грэйнджер, - раздался над ней язвительный голос Снейпа, - я тоже не в восторге.
Словно вынырнув из сна, Гермиона глотнула воздуха и изумленно огляделась, сердце ее как по команде заметалось в горле, запульсировала внезапно утроившаяся боль.
- Эй, Грэйнджер, хватит придуриваться, я Imperio еще пять минут назад снял!
Хор слизеринцев дружно заржал в ответ на феерическую шутку. Спасибо хоть остальные молчали.
- Это была весьма впечатляющая демонстрация Imperio, мистер Малфой, - Снейп окинул стоящую перед ним девушку внимательным взглядом, поджал губы, словно капли крови на ее лице были на самом деле продуктами жизнедеятельности флоббер-червей и отстранился так брезгливо, будто опасался заразиться. – Хочется, однако, надеяться, что в следующий раз Вы направите свою фантазию в более продуктивное русло.
- Да, сэр! – охотно согласился Малфой, вдохновленный, очевидно, перспективной «следующего раза».
- Я смотрю Вы не вняли моей просьбе сохранить Большой Зал в целости хотя бы до обеда, - Снейп обернулся к Кэрроу, который растекался в благостной улыбке.
- Уверен, к обеду здесь все будет сиять. Об этом позаботятся те, кто не справился с инферналом, - он обвел взглядом молчаливых учеников. – А Грэйнджер явится в семь в кабинет ЗОТИ на отработку.
Гермиона молча кивнула и шагнула к двери. Это простое действие вызвало такое мучительное головокружение, что если бы не Рон, она повалилась бы на пол вслед за инферналами.
- Уизли, Вас, кажется, никто не отпускал.
- Пусть идет, - махнул рукой директор, – Уизли, проводите мисс Грэйнджер в больничное крыло, пока она не упала и не перепачкала пол - пора научиться уважать труды мистера Филча.
Больше всего на свете Гермионе хотелось выбежать прочь и бежать пока в легких не закончится воздух, но сил хватило только на то, чтобы повиснуть на локте Рона и позволить выволочь себя из Большего Зала. За спиной слышались приглушенные шепотки:
- У нее вся голова в крови, видел?
- Поцеловала Снейпа, ужас…
- Меня бы стошнило…
- От Снейпа или от Грэйнджер?
Рон, однако, скрипел зубами и молчал – за это девушка была ему особенно благодарна…

***
Было почти четыре, когда дверь приоткрылась, и рыжее пушистый ком величаво прошествовал к больничной кровати. Вслед за ним прошмыгнул Рон и придержал дверь для кого-то в мантии-невидимке. Подпольщики недоделанные...
Живоглот вспрыгнул на живот хозяйке, утробно урча, и даже чуть захрюкал от удовольствия, когда она запустила пальцы в его густую шерсть. Невидимый Гарри плюхнулся на соседнюю кровать и заелозил, освобождая место для Рона, который задержался, чтобы водрузить на тумбочку коробку шоколадных лягушек. Открыть ему что ли глаза на то, что она их не любит?
- Ну ты как? – дипломатично начал меж тем Гарри свистящим шепотом. Ага, вспомнили про конспирацию! Шепот, доносящийся из воздуха, конечно, гораздо менее подозрителен, чем нормальная речь. – Мадам Помфри тебя подлатала?
Гермиона только кивнула, не поворачивая головы.
Кажется, ее друзья опасались истерики, поэтому заметив ее неохоту разговаривать, воспрянули духом и затараторили наперебой, борясь с собственным смущением при обсуждении такой щекотливой темы:
- Да ты не переживай, Гермиона, все уже и забыли!
- Этот хорек еще поплатится! Обещаю!
- Ублюдочная моль!
- А в следующий раз нас чему будут учить – Аваде?
- Никогда я не был так рад приходу Снейпа… ай! (удар невидимого локтя в бок. Мерлин, что может быть страшнее топорной дипломатии! Предполагается, что теперь при упоминании директора она будет краснеть от стыда и биться в конвульсиях?.. Может, конечно, и будет, но не стОит акцентировать на этом внимание).
- Да ладно тебе, Гермиона! Вряд ли старый козел будет это припоминать – он и так ведет себя хуже некуда!
- И вообще он должен быть тебе благодарен – его уже, небось, сто лет никто…ай!
- Слушайте, ребята, не обижайтесь, - выговорила она чуть хриплым от долгого молчания голосом, – но мне в семь к Кэрроу на взыскание… мне бы поспать чуть-чуть.
- Не вопрос! – невидимая рука ухватила Рона за локоть и потащила к выходу.
- Э-э-э, Гермиона, - протянул тот, осторожно лаская взглядом прикроватную тумбочку.
- Забирай, мне не хочется, - с готовностью отозвалась Гермиона и не смогла сдержать улыбку, глядя как Рональд метнулся к коробке со сладостями с проворством шоколадной лягушки.
Когда за ее друзьями закрылась дверь, и чуть громче, как всегда бывает в молчании, затикали часы на стене, Гермиона еще долго лежала, глядя в потолок и ероша зажившими пальцами теплую кошачью гриву – усталая и опустошенная...
А тот вкус почему-то так и не исчез с губ, и проваливаясь в сон, и выныривая из него она все пыталась где-то на самой границе сознания соединить мяту и пижму… И сумела это сделать лишь когда мадам Помфри поднесла к ее губам очередной прохладный пузырек и прошептала грустно:
- Выпей, детка, еще обезболивающего…

 
Ирбис Дата: Понедельник, 27.09.2010, 22:00 | Сообщение # 8
Ирбис
Кузина Чеширского кота
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вау, слов нет! Потрясающе! Добавила в закладки и надеюсь на скорое продолжение


В душе навечно останусь Пушистой

Хорошо выдрессированная совесть не станет мучить своего хозяина.
 
NATALI_2010 Дата: Понедельник, 27.09.2010, 23:31 | Сообщение # 9
NATALI_2010
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
da4 Интересное развитие событий!!!! Профессор ,конечно, догадывается , что Невил не настоящий. Уж не он ли подсунул Гарри эти воспоминания? podmig1 А Гермионе досталось очень сильно, Малфой просто извращенец. Как он только додумался до поцелуя . ok3 Наверное ,в последствии, Снейп с Грейнджер будут ему благодарны за это. jump2 ok3 ok3

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
Morane Дата: Вторник, 28.09.2010, 00:34 | Сообщение # 10
Morane
Я над вами не издеваюсь - я вас изучаю
Статус: Offline
Дополнительная информация
Шикарно. Давно хотелось чего-то такого продуманного и удобочитаемого. Снейп, наверное, догадывается, что перед ним не Лонгботтом, хотя... он же парня постоянно не видит, недосуг ему. С другой стороны, именно эти студенты всегда доставляли больше всего хлопот, так что приглядывать за ними он уже на автопилоте должен))). Очень-очень хороший фик!

Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат! (с)

 
Яд Дата: Вторник, 28.09.2010, 09:03 | Сообщение # 11
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вот тут уж я исполню все мечты по похвалам и зачетам! Мне очень нравится, когда авторы играют непосредственно с имеющимся роулинговским сюжетом. Потому что отправлять героев на Марс - зачем вообще тогда фик писать (уж лучше оридж)? Вот они, наши славные, все в характере! Пожалуйста, вычитывайте-редактируйте-выкладывайте, иначе подавлюсь слюной завистливой прежде, чем дождусь окончания повествования. Или помру от любопытства. Ах, заколдуйте и меня, чтобы со Снейпом целоваться!
 
Alira Дата: Вторник, 28.09.2010, 10:24 | Сообщение # 12
Alira
Гриффиндорский подсолнух
Статус: Offline
Дополнительная информация
Весьма интересно. Очень хочется читать больше и больше) Думаю, Снейп не дурак. И, если честно, очень хочется увидеть ЕГО мнение на этот счёт) da4

Положи меня, как печать, на сердце твоём, как перстень на руке твоей, потому что крепка, как смерть, любовь, и жестока, как ад, ревность: стрелы её - стрелы огненные.
"Песнь песней"
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Вторник, 28.09.2010, 16:21 | Сообщение # 13
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
спасибо за добрые отзывы :) Правда теперь я боюсь вас всех разочаровать - так что вы совсем уж многого не ждите, все же писалось в перерывах между работой и диссертацией в состоянии близком к маразму...
 
aori Дата: Вторник, 28.09.2010, 19:08 | Сообщение # 14
aori
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я просто в восторге - нет слов, чтобы передать восхищение от прочитанного. da4 Отличный фанфик - интрига от первой до последней строки. Конечно, жалко всех гриффиндорцев. Малфой, безусловно, поганец (Миона умница, что хорошенько приложила Ступифаем эту чистокровную морду jump2 ), но зато у Северуса и Гермионы был первый поцелуй. Надеюсь, снейджер не заставит себя ждать.
Продолжение - требую продолжения!!!




Сообщение отредактировал aori - Среда, 29.09.2010, 08:45
 
Evanesco Дата: Среда, 29.09.2010, 07:05 | Сообщение # 15
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Яд)
- Убей! Голос Драко прозвучал совсем иначе – без идиотского азарта дорвавшегося до библиотеки равенкловца-первогодки.

И что? Все было зря? Дамблдор заставил Снейпа себя убить, чтобы Драко не повредил убийством свою душу. А тут... он отдал приказ убить. Хоть инферналу и не удалось завершить, но сам факт приказа имел место. Душа Драко уже осквернена, хотя, может, и не расколота.
И, кстати, Гермиона, шибанув Драко "ступефаем", победила его? Или это не считается? Если считается, то теперь она, а не Малфой-младший хозяйка Старшей палочки (Драко победил Дамблдора, Гермиона победила Драко). Этот вариант мне нравится больше, чем пуп Земли - Избранный.
А атмосферка в школе - концлагерь.
Жду с нетерпением продолжения. Такой вариант развития событий интересней, чем канон.
Живоглот-и-Косолапсус, вы молодец!


- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Среда, 29.09.2010, 08:45 | Сообщение # 16
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
отвечу как один из авторов - Даров Смерти НЕ БУДЕТ, то есть они вскользь упомянуться, но нас настолько сильно тошнило от этой истории с палочкой, которой непонятно кто был хозяин, что мы эту ветвь сюжета лишь слегка задели...
 
Яд Дата: Среда, 29.09.2010, 13:21 | Сообщение # 17
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Evanesco)
И что? Все было зря? Дамблдор заставил Снейпа себя убить, чтобы Драко не повредил убийством свою душу. А тут... он отдал приказ убить.
- так ведь то Дамблдор не хотел портить душу Драко. А сам младший Малфой уже начал портиться: кто пытался отравить директора? И потом, там речь шла не только о спасении души Драко, но и спасении репутации Дамблдора (думаю, ему бы с его-то тщеславием не хотелось, чтобы его убил мальчишка - Дамбик же круче Лорда), и о избавлении директора от страданий, и об укреплении авторитета Снейпа среди Пожирателей, и чтобы именно он, Снейп, стал во главе школы, ибо сам Дамблдор уже не смог сдерживать агрессию Волдеморта открыто (только в качестве серого кардинала - портрета на стене)
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Среда, 29.09.2010, 13:45 | Сообщение # 18
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Уж что-что, а портрет на стене я вам гарантирую podmig1
 
La_Belle_Marie Дата: Среда, 29.09.2010, 18:17 | Сообщение # 19
La_Belle_Marie
Нераспознанный Всплеск Волшебства
Статус: Offline
Дополнительная информация
Добавила фик в закладки, буду следить за обновлениями.
Живоглот-и-Косолапсус, удачи и вдохновения Вам! da6



РОУЛИНГ: (в шоке) Ты что здесь делаешь?!
СНЕЙП: Сижу.
РОУЛИНГ: Я же тебя убила...
СНЕЙП: Промахнулась. (с)
 
Opi00m Дата: Среда, 29.09.2010, 20:08 | Сообщение # 20
Opi00m
Credendo Vides
Статус: Offline
Дополнительная информация
ой, какой шикарный сюжет! Буду обязательно следить за продолжением)

Это ужасно, отвратительно, бесчеловечно и очень смешно.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Гермиона Грэйнджер и...", авторы Живоглот и Косолапсус (Романс, PG-13, макси, закончен)
  • Страница 1 из 24
  • 1
  • 2
  • 3
  • 23
  • 24
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Змеиные корни"(Синопсис...
2. "Настоящие охотники на кракоз...
3. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
4. "Я знаю Северуса Снейпа"...
5. Ассоциации-6
6. Да или Нет ?
7. С песни по строчке-2
8. Съедобное-несъедобное
9. А или Б?
10. Дешифровка-4
11. Словотворчество-2
12. 5 из одного
13. Приколы по ГП
14. Заявки на открытие тем на форуме &...
15. "Тот самый Снейп", palen...
16. "Исключение из правил", ...
17. Клип "Per te", автор мла...
18. "Я все еще люблю тебя", ...
19. Поиск фанфиков ч.3
20. "Крестный для Альбуса", ...
1. Кёсем[20.11.2019]
2. DipsoOwl[20.11.2019]
3. КсенияНиколь30[20.11.2019]
4. Tsbsieshd[15.11.2019]
5. Dayel[15.11.2019]
6. Berlinera[14.11.2019]
7. Lola19901[13.11.2019]
8. DaryaMerezhina[11.11.2019]
9. Felicia1983Praph[09.11.2019]
10. Dory_Story[05.11.2019]
11. Pashke777Hic[04.11.2019]
12. Lana2445[29.10.2019]
13. Kornelly[25.10.2019]
14. Glebka[23.10.2019]
15. Лагерда[23.10.2019]
16. Drama[20.10.2019]
17. Vsehsvjatskij91[20.10.2019]
18. Bonsayunlon[18.10.2019]
19. LisicaZaripova[14.10.2019]
20. Gervolsnep[13.10.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  virgosenecta, Infernogirl, Papillion, EVM, alesheka, kaileena13, Зозо, extremalь, basty, agliamka, Liss, Хозяйка_Медной_Горы, Vivien, Arratta, nyvotopat, Imago, willemo, domocedka, sky872, MaggieSwon, Kailli, nadejda
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz