Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Гермиона Грэйнджер и...", авторы Живоглот и Косолапсус (Романс, PG-13, макси, закончен)
"Гермиона Грэйнджер и...", авторы Живоглот и Косолапсус
Яд Дата: Понедельник, 27.09.2010, 15:23 | Сообщение # 1
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Гермиона Грэйнджер и другие способы разрушить Хогвартс к Рождеству", авторы Живоглот и Косалапус, Романс, PG-13, макси

 
koshechka Дата: Суббота, 02.10.2010, 23:39 | Сообщение # 21
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
вот это фик jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 такой накал страстей, такая несправедливость, что хочется кому-то начистить физиономию - Живоглот-и-Косолапсус,вы добились потрясающего эффекта - пропустила все через себя - ОЧЕНЬ нравится, переживаю как будто все со мной происходит da6 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da4

Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 22:16 | Сообщение # 22
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5

Гермиона шла на отработку по Тёмным Искусствам, не испытывая по отношению к Кэрроу ничего, кроме злости. Даже страха не испытывала, хотя, наверное, стоило бы. Но она так чудовищно устала, что была неспособна на сложные чувства. Её не задевало даже бурное обсуждение утреннего урока Тёмных Искусств, которое слышалось из каждого угла школы. Перепуганная профессор МакГонагалл сразу после выхода Гермионы от мадам Помфри завела девушку к себе в кабинет и долго отпаивала лучшую ученицу земляничным чаем с вездесущими шоколадными лягушками, с видимой тревогой поглядывая на поразительно спокойную мисс Грэйнджер. Потом декан посоветовала девушке пойти прилечь и пообещала, что обсудит с Кэрроу его педагогические методы. Гермиона постаралась её отговорить – толку то? Разумеется, даже МакГонагалл не могла отменить очередную отработку, которую прописная отличница схлопотала на первом же уроке Тёмных Искусств.
В спальню Гермиона не пошла – времени не было. Назавтра нужно было сдавать эссе по Зельям, и девушка постаралась хоть вкратце набросать его перед походом к Кэрроу. На ужин не пошла, Гарри с Роном принесли ей поесть в общую гостиную. Слизнорт не был зверем, но для Гермионы стало делом принципа – новые порядки её не сломают и не заставят бросить учёбу, раз уж она тут. Рон и Гарри переглядывались с привычным удивлением. Оба вызвались проводить её до класса, когда подошло время отправляться к Кэрроу, но на лестнице Гермиона изъявила желание дальше идти одна – как бы злопамятному мерзавцу не пришло в голову помучить заодно и мальчишек, за сочувствие к жертве. Ребята обещали не ложиться, пока её не дождутся. Гермиона мрачно пошутила, чтоб приготовили бинт. На этаже было почти пусто, уроки закончились. Только трое девчушек лет по двенадцать прятались в оконной нише неподалёку от кабинета Тёмных Искусств. Наверное, тоже ждали кого-нибудь.
Гермиона уже протянула руку, чтобы отворить дверь со смутным предчувствием нехорошего, но тут дверь распахнулась сама, и, натолкнувшись на неё, в коридор выскочила ученица Равенкло. Гермиона смутно узнала её – это была второкурсница Мэри-Джейн Бисоп, маглорождённая, её приятельница по несчастьям - по двум последним дежурствам в прачечной Хогвартса. Узнавание было смутным только потому, что девочка зажимала лицо руками, словно была очень расстроена, только Гермионе показалось, что сквозь пальцы у неё сочились не слёзы, а кровь. Гермиона оторопела и на секунду потеряла дар речи, потом повернулась, чтобы бежать за Мэри-Джейн, которую уже подхватили выскочившие из ниши подружки. Но тут на пороге классной комнаты возник профессор Кэрроу и железной хваткой взял девушку за плечо.
- Пойдём, грязнокровка, ты и так опоздала, - неприязненно проговорил он.
Гермиона попыталась что-то возражать, она всё ещё не сводила взгляд с девочек, торопливо уводивших свою товарку к лестнице. Девочки плакали, очень испуганно и очень тихо, стараясь поскорее покинуть страшное место. Гермиону буквально втолкнули в класс. Девушка окинула взглядом пустую классную комнату и присела за ближайшую парту, положив рядом школьную сумку. В сумке было незаконченное эссе. Если бы дали какую-нибудь длинную, но не очень напряжённую работу, можно было попытаться параллельно доделать уроки. Но, судя по всему, об этой идее стоило забыть. Никакого поля деятельности в классе вообще не было. Зато у окна спиной ко входу стоял мужчина в серой помятой мантии. Когда он обернулся на стук затворившейся двери, по спине у Гермионы прошёл холод. Это был Фенрир Сивый, сумасшедший оборотень Вольдеморта. Девушка поняла, что попала в очень серьёзную неприятность и на всякий случай осторожно поднялась из-за парты. Только теперь заметила у себя на джемпере несколько бурых пятен. Мэри-Джейн точно была в крови.
- Гермиона, наш гость торопится, поэтому давай сразу перейдём к делу, - начал профессор Кэрроу. – Ты примешь зелье, мы оценим его действие, и можешь быть свободна.
Глаза Гермионы быстро перебегали от лица преподавателя Тёмных Искусств к опасной ухмылке оборотня. Зелье? Оценят действие?
- А что это за зелье, профессор? – спросила она как можно спокойнее, прикидывая, сумет ли одним прыжком добраться до двери. Нет, кажется Кэрроу её запер.
- Это тебя не касается, - быстро ответил учитель, - Petrificus…
- Expelliarmus! – Гермиона предусмотрительно прыгнула в сторону и выхватила волшебную палочку.
Кэрроу оказался обезоруженным, но зато оборотень мгновенно вскинулся и одним быстрым нечеловеческим прыжком перескочил от окна к двери. Гермионы возле двери уже не было. Ощущая себя как в ночном кошмаре, она, перескакивая через парты, переметнулась к дальней стене.
- Expelliarmus! – снова увернулась.
- Impedimenta! – оборотень отскочил вбок, Гермиона тем временем вскарабкалась на подоконник, и тут погас свет.
Плохо. Оборотни видят в темноте, а она нет. Ничего, если даже укусит… ну укусит, сейчас же не полнолуние.
- Lumos! – дрожа всем телом, девушка повела вокруг ровным сиянием палочки.
Что-то копошилось среди парт, но где? Помещение было слишком большим, чтоб она могла целиком его осветить. Определённо, оборотень и чёрный колдун видели её куда лучше.
Может, прыгнуть из окна? Высоко вообще-то. Нет, надо пробиваться к двери. Хотя в классе двое Пожирателей, вряд ли она успеет добежать…
- Alohomora! – заклятие пронзило темноту в том направлении, где примерно должна была располагаться дверь. Гермиона очень надеялась, что попала. Одновременно погасив палочку, она спрыгнула на пол и понеслась наискосок к выходу, по памяти огибая столы. Странно – пробежала больше половины пути, пока школьная мантия не зацепилась за какой-то стул. Стул опрокинулся, Гермиона резко снизила скорость, что её и спасло. Нежно-зелёная Avada Kedavra скользнула прямо перед её лицом в жадном стремлении найти жертву и недовольно разлетелась о стену. Голос принадлежал Сивому.
- Incarcero! – а это уже Кэрроу нащупал наконец свою палочку при яркой вспышке Авады.
Ну, всё. Гермиона осела на пол, больно ударившись коленом о поваленный стул. Тонкие путы оплели её крепче некуда. Если не убьют сразу, то что дальше? Напоят каким-то зельем, потащат к Тёмному Лорду? Будут спрашивать о Гарри или просто мучить? Гермиона заплакала бы, если б не была в таком ужасе. Пока она могла только лежать и ошалело хлопать глазами. Надо на всякий случай применить окклюменцию. Кто их знает, этих Пожирателей! В предвкушении тяжёлого выпускного года она все каникулы пыталась связать обрывочные рассказы Поттера со специальной литературой и хоть чему-нибудь научиться в этом плане. Сейчас будет возможность проверить знания. Спокойно, Гермиона, не волнуйся, всё уже случилось. Сейчас для тебя же лучше сосредоточиться и продолжать защищаться теми малыми способами, которые при тебе остались…
Вспыхнули свечи, опять стали видны настенные картины с изображениями всевозможных мук, насылаемых чёрной магией. Разозлённые, разгорячённые волшебники приблизились к девушке.
- Cru… - но Оборотень, как ни странно, остановил профессорскую руку.
- Давай к делу, Амикус, - бросил он, хрипло, по-собачьи дыша. – Метку дерёт, Лорд уже призывает меня, а у нас ничего не готово. Тебе поручили проверить зелье, вот и проверяй скорей.
Амикус кивнул, взял с преподавательского стола флакончик из тёмного стекла. Обычный школьный флакон – в таких хранились все экстракты в лаборатории зельеварения. Широкие ладони оборотня легли на голову Гермионы, резко запрокинули её назад. Вырваться было невозможно, но зубы Гермиона сжала, как могла. Что ещё за зелье? А если оно заставит её говорить правду или открыть свои мысли? Амикус откупорил плотно притёртую пробку флакона, густая солоноватая жидкость потекла сквозь зубы. Гермиона попыталась хоть разобрать надпись на флаконе – две какие-то закорючки, почерк абсолютно неразборчивый, непонятно, что за зелье.
- Хватит, - решил Сивый. – В прошлый раз переборщили. Если опять перейдёт на лицо, она говорить не сможет. Лорду этого не надо, - и Кэрроу аккуратно, очень аккуратно закрыл крохотный флакон.
Гермиона лежала, ощущая во всём теле дикое биение пульса. Волшебная палочка была прямо под ней, если немного откатиться, можно будет подцепить рукой. Но не сейчас, когда они хоть чуть-чуть отвлекутся. А отвлекаться Пожиратели пока не собирались – наоборот напряжённо, не отводя глаз смотрели на неё, ожидали когда подействует зелье. Сивый тяжело и смрадно дышал, нехорошо облизываясь. У Кэрроу от волнения даже пот проступил на лбу, он торопливо отёр лицо, но всё равно не оторвал взгляда от ученицы – ждал эффекта. Гермиона тоже ждала. Эффект не замедлил наступить, и Гермиона закричала.
- Нормально, - кивнул Сивый, забирая флакон у Кэрроу, и Кэрроу облегчённо вздохнул. Видимо, на этом заканчивалась его часть поручения.
- Я ведь сказал - всё в порядке, тут дело в дозе, - хрипло пояснил он, пока Фенрир оправлял мантию перед аппарацией, – начинается с рук, так, чтоб сразу было видно, что с тобой делают…
- Со мной? – нехорошо передёрнуло Сивого.
- С кем-нибудь, - поправился Амикус. – А потом надо добавлять по чуть-чуть, смотря по обстоятельствам.
Сивый кивнул.
- Жутко выглядит. Круциатус мне больше нравился, - заметил он, глянув на Гермиону. – Надо же – начинается с рук! Умно!
- Я же говорил, он гений… - скорее с ужасом, чем с восхищением, выдохнул Кэрроу. – Если надо, то скоро будет и противоядие…
Фенрир усмехнулся на прощанье кривой усмешкой.
- Лорду? Противоядие? Вряд ли. Он не меняет решений.
- Но только добавлять надо совсем понемногу, как мы сегодня, - заторопился Амикус.
Видимо, вопрос эксперимента очень его беспокоил.
- Лорд разберётся, - и Сивый аппарировал.
Всё это время Гермиона продолжала кричать, лёжа на полу. Под конец больше от страха, чем от боли. Острые сантиметровые шипы, прорвавшиеся из-под кожи, выросли вдруг так часто, что кожи почти не осталось. Сначала на ладонях, потом на предплечьях, но дальше дело, к счастью, не пошло. Пытка остановилась и боль сильнее не делалась. Но и того хватало. Что это за мерзость?! И как это от неё нет противоядия?! Как нет?! И что дальше?! Кэрроу уже потерял к ней интерес, пошёл к двери. Палочка совсем рядом, но шипами её не взять – угробишь палочку. Может, зубами?
Уже на выходе профессор Кэрроу, словно вспомнив о чём-то, молча обернулся и лениво махнул рукой, разрезая магические путы на Гермионе. Потом дверь за ним захлопнулась, и Гермиона осталась одна.

 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 22:17 | Сообщение # 23
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6

Ужасно. Ужасная ночь, такая же как все на этой неделе. Эта школа сведёт его в преждевременную могилу. Предатель Дамблдор. Втянул его в глупую опасную авантюру, принудил день за днём терпеть бок о бок с собой мерзких и диких Пожирателей, чуть ли не отдал на растерзание Тёмному Лорду. Заставил близко, опасно близко общаться с Избранным Мальчиком, учить его, беседовать с ним. Теперь это может так некстати всплыть, так дорого стоить. Правда, мальчик теперь исчез. Всё исчезло. Если прежде можно было мирно заниматься в своей старой доброй лаборатории любимыми зельями, сидеть у директора за чаем с другими деканами, спокойно обучать студентов тончайшей эфимернейшей науке – нет, не науке – искусству зельеварения, то что теперь? Только ужас, этот вечный безрадостный ужас. Пожиратели днём, дементоры по ночам. Ученики совершенно не хотят заниматься, большинство вовсе не ходят в школу. Даже родные слизеринцы совсем растеряли остроту ума, и утонченность, и стремление был лучшими. Они сделались какими-то неуправляемыми, озлобленными, в любую минуту готовы сорваться, совершить самую отчаянную и неудобоваримую гнусность. И в такое мрачное время он должен нести ответственность за всех этих потерянных, одичавших детей, чьи родители то сидят в тюрьме, то прислуживают Тёмному Лорду.
Преподаватели прячутся по кабинетам и не разговаривают друг с другом, никто не доверяет никому, и особенно ему, потому что чужой, потому что слизеринец, потому что близко, очень близко знаком с Тем Самым. Но разве он виноват? Это Дамблдор, старый лис, хитрейший из лисов устроил ему такую жизнь, а сам взял и умер. И оставил в совершенной растерянности под сгущающимися тучами, под Тёмной Меткой, которая давит постоянным прессом на душу всякого тонко чувствующего волшебника.
Стук в дверь… Непереносимо. И ночью не дают поспать. Всё этот замок, мрачный, постепенно умирающий замок, который сам не дремлет в медленной агонии, и не даёт отдыхать другим. Да, сейчас… Поправить ночной колпак, а то ничего не видно. Где же палочка – не сообразишь сразу… Ах, вот она… Lumos! Отворить дверь, факельный свет из коридора. Ну что, ну почему ночью? Нет-нет, я всё равно не спал. Какой смысл засыпать?
- Простите, профессор, мне нужны ключи…
- Да, сейчас… Почему вы не сделаете свои?
- Я не успеваю.
- Почему я всё успеваю? – это просто со сна, это преподавательская привычка. Впрочем, всё равно.
- Потому что вы великий волшебник. Простите, что побеспокоил, профессор…
Иди, иди, идите все… Да, я великий волшебник, я знаю это. Всегда эти скверные мальчишки… Они тут повсюду. Весь замок набит отпетыми из отпетых. Никакого покоя. Лечь или не ложиться? Лягу. Хотя всё равно не удастся заснуть, пока не прекратится возня за стенкой. Салазар, дай мне силы! Спать, спать… Стук в дверь.
Колпак, палочка, Lumos… Что?.. О нет, не та дверь. О, только не стучи снова! Я слышу, слышу. Как болит голова… Сколько же сейчас времени? Отпереть дверь в лабораторию.
- Я не могу отыскать глаза болотных упырей, куда Вы их поставили?
Глаза упырей… так, сейчас…
- Но у Вас же были… - слабое возражение.
- Они не успели перегнить.
Мерлин, ну зачем они могут понадобиться среди ночи! Не представляю, не знаю, не хочу думать. Нельзя не дать. Может, сказать, что не нашёл? А смысл? Обречённо:
- Подождите, я зажгу свет… - нет, наверняка уже за полночь. Завтра так рано вставать… Уже сегодня. Почему они все не спят в этой сумасшедшей школе? Поэтому все такие нервные днём…
- Нет, свет зажигать не надо. Lumos…
Вот всё так – всё неудобно, неуютно, всё раздражает. Почему так, почему без света, при тусклой палочке… Искать среди ночи… какие-то глаза… Салазар! Ну вот, запутался в ночной рубашке, распутался, ударился ногой о котёл.
- Осторожней, профессор!
Сами Вы, профессор, осторожней. Не все видят в темноте лучше, чем днём. Интересно, что это за зелье, чтобы вообще не спать?
- Я напишу Вам рецепт.
Здесь их нет. А там тем более – что Вы! Сейчас найдём, куда такая спешка?
- Они плавали в такой зелёной банке… Из-под жаброслей…
- Да, я помню банку… Где-то тут она – где ей быть? Ну посветите вон туда, за котёл – я не дотягиваюсь. Они? Какая радость! Тоже немного не дозрели…
- Сойдут.
- Ну да, вон те два почти готовы.
- Да, вижу.
Всё, наконец? Всё. Ну конечно, я всё равно не спал, в любое время.
- Простите за беспокойство, профессор.
Всё – спать, спать, спать. Лабораторию – запираем. Наружную дверь проверим ещё раз – если ночью забредёт дементор – хорошего мало. Почему из его лучших учеников вырастают такие отъявленные мерзавцы? Холодно. Домовики обленились и еле топят камины. Наверняка, совсем не чистят трубы… Надо будет сказать… Не хватало ещё заболеть тут… Стук в дверь.
Колпак, палочка, Lumos. Которая дверь? Да, из коридора. Сейчас, сейчас, открываю.
- Простите за беспокойство, профессор…
Опять ученики. Почему у всех тут такие мрачные затравленные глаза? Но теперь хоть можно зажечь свет?
- Да, пожалуй, профессор, лучше зажгите.
- Ну, заходите, - из коридора несёт дементорами. Чей-то патронус истаивает за дверью.
Вошли. Трое из Гриффиндора. Одноклассники Того-Самого-Мальчика. Двое юношей: один Уизли, другой Лонгботтом, и девушка – бывшая староста, неплохая ученица – мисс Грэйнджер. Да, теперь её надо звать по имени. Очень непривычно. Парни растеряны и бледны, судя по всему даже не ложились сегодня. Девушка и того бледнее. Как вошла, её сразу усадили в кресло. Руки обмотаны простынёй, простыня в крови. Поспешно затягивая пояс халата:
- Гермиона, что это с тобой? Я думаю, вам надо к мадам Помфри… Проводить вас?
- Нет, сэр, - Лонгботтом серьёзен как никогда. – Мадам Помфри нам вряд ли поможет.
Уизли помогает девушке размотать руки.
Это что?! Это как… Кто Вас так?!
- Профессор, Вы знаете что это? – в голосе девушки надежда пополам с отчаянием.
Даже подходить страшно. Эта школа хуже Азкабана.
- Похоже на какую-то тёмную магию… Честно говоря… Скорее всего, это вызвано зельем. Очень тёмная магия, запретная, - (хотя, сейчас не существует запретной магии). – Вы пили что-нибудь подозрительное, мисс Грэйнджер? - назвал грязнокровку «мисс», ну ничего, чужие уши не слышали…
На губах девушки странная улыбка – предвестник истерики.
- Да, профессор, пила.
Спросить или не спросить, зачем? Видимо, не надо. Не хочу знать.
- Так, подождите, я посмотрю. Подумаю, что можно сделать. Вы что-нибудь знаете об этом зелье? Его название, компоненты?
- Нет.
Ладно, нет смысла запирать лабораторию на ночь… Идём туда. Дети наблюдают заворожено, не отводя глаз. Мальчики утешают девочку, но им плохо удаётся. Что ж тут придумать? Гадость какая-то. Откуда я знаю, как её лечить?
- Вот, выпейте это, будет не так больно. Я Вам оставлю флакон, достаточно принимать по глотку один раз в день.
- Один. Раз. В день? – медленно произносит мисс Грэйнджер. – Значит, это нельзя убрать? – губы уже дрожат.
- Я думаю, оно само уйдёт. Это… - (как бы сказать помягче – пыточное, истязательное…) - Особое заклятие. Шипы будут уходить на время, потом появляться снова, - (всё чаще и чаще), - главное, чтоб в этот момент Вам не было больно. Возьмите безоар на всякий случай. Вот так… Мисс Грэйнджер, я попробую что-нибудь придумать, но на это нужно время, так сразу не сообразишь… Можно ещё обратиться к директору, он… больше знает о прикладной стороне чёрной магии. Я, признаться, всегда интересовался только красотой теории. Но сейчас не об этом…
Хором:
- Нет!
- Нет, не стоит будить профессора Снейпа, - попросил Лонгботтом.
- Да я думаю, он ещё не ложился…
- Пожалуйста, профессор Слизнорт, - девушка совсем побелела, - даже не рассказывайте директору о нашем приходе! Если можно, то никому не рассказывайте. Профессор МакГонагалл будет переживать за меня, но помочь всё равно не сможет. Раз даже Вы не можете…
- Ну-ну, Вы напрасно стесняетесь. Вы ведь не виноваты, что… заболели. Но я, конечно, никому не скажу, раз Вы просите. Действительно, обычными методами тут вред ли поможешь.
Не уверен, что чем-нибудь поможешь вообще.
Дети вежливо прощаются, благодарят, направляются к двери – мальчики поддерживают девочку. Уизли выглядывает в школьный коридор – нет ли дементоров. Всё чисто…
- Спасибо, профессор. Простите за беспокойство, профессор… - троица растворяется в темноте.
Прикрыть дверь. Плотно, плотно запереть задвижку. Руки дрожат. Пойти в лабораторию, там в шкафчике было зелье. Увидеть такое на ночь – какой тут сон? Четверть флакона… нет, полфлакона. Обратно в постель. Холодно. Чем же это может лечиться? Синий огонь? Мёртвая вода? Ну почему из его лучших учеников…
На другой бок… Опять будут сниться кошмары! Невозможно, немыслимо так жить. Тишина, вздохи дементоров в коридоре…
Колпак, палочка, Lumos.
До рассвета ещё далеко, он успеет.

 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 22:20 | Сообщение # 24
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7
До урока Продвинутых зелий оставалось еще двадцать минут, но в классе пока сидели только равенкловец и пара слизеринцев. Гарри просунул голову в дверь уже в четвертый раз и разочарованно повернулся к Рону:
- Слизнорта все еще нет…
После бессонной ночи оба юноши были хмуры и сосредоточены, и причиной этому было явно не заваленное домашнее задание по Зельям. На занятие они вовсе не собирались идти – меньше всего они сейчас были способны вяло помешивать в котле какое-нибудь вонючее варево. Стоило закрыть глаза, как перед ними появлялась бледная, как мел Гермиона, какой она предстала перед ними ночью – с мокрыми дорожками на щеках и кровавым месивом на месте рук. Все было как в бреду – ночной поход к Слизнорту, долгие часы в гостиной Гриффиндора, проведенные за разговорами в попытке отвлечь подругу от боли, ожидание момента, когда начнет действовать обезболивающее средство… И сегодняшним утром меньше всего их волновало недописанное эссе по Зельям – в подземелья они спустились лишь за тем, чтобы узнать у зельевара, не нашел ли он за ночь решения гермиониной проблемы. Но в классе Слизнорта не было, а дверь кабинета он по-прежнему не открывал. Это казалось странным – будучи несколько пугливым по натуре, их преподаватель предпочитал свободное от уроков и трапез время проводить, запершись в своих апартаментах, чтобы лишний раз не мозолить глаза Пожирателем. И двери он всегда открывал с неохотой, но с готовностью. Даже ночью. А тут менее, чем за полчаса до занятия его нигде не возможно сыскать. Не возвращаться же в свою башню без новостей – Гермиона, ушедшая в спальню уже на рассвете, когда боль чуть притупилась, к завтраку не спустилась, и очевидно предпочла бы получить обнадеживающие вести вместо порции серой овсянки, которая после практического урока ЗОТИ особенно не лезла в горло.
- Черт, где его Салазар носит? – Рон забарабанил кулаком в дверь кабинета зельевара уже безо всякого такта, отчаяние вместе с бессонной ночью сделали его еще более вспыльчивым, чем обычно.
- Эй, вы с ума сошли, так ломиться! – окликнул их знакомый голос и они, как по команде, стремительно обернулись к подошедшей Гермионе. Девушка была чуть бледнее обычного, но уже значительно меньше напоминала результат неудавшегося эксперимента по воскрешению инфернала.
- Гермиона! – хором воскликнули они, невольно опуская глаза на ее ладони.
Заметив их порыв, Гермиона подняла руку на уровень глаз и объяснила:
- Два часа назад они просто исчезли – словно втянулись в кость.
Кожа на ее руках была испещрена мелкими белыми шрамами, но по сравнению со вчерашним кошмаром это была почти норма. Рон не сдержал восторженного вопля:
- Вот это да! Совсем исчезли!
- Не совсем, - скривилась девушка, критически рассматривая шрамы, - но, учитывая скорость заживления ран, можно надеяться, что и эти отметины сойдут рано или поздно.
- Слава Мерлину, - выдохнул Гарри и совершенно по-идиотски заулыбался. На мгновение ему действительно стало совсем легко – словно вместе с ранами Гермионы исчез и груз, давящий ему на плечи. Это ощущение продлилось недолго, но дало ему возможность впервые за последние несколько недель вздохнуть полной грудью. Как, оказывается, мало надо для радости – всего-навсего вернуть статус-кво. Поиски крестражей, потенциальное противостояние с Темным Лордом – все показалось несущественным на фоне того факта, что Гермиона снова может держать в руках палочку, не рыдая от боли.
- Мы думали поговорить со Слизнортом и на урок не ходить, - с надеждой сообщил Рон, - но раз обстоятельства изменились, я бы предложил вычеркнуть из планов Слизнорта, а вместо этого вернуться в башню и отоспаться!
- С ума сошел? – девушка нахмурилась и скрестила руки на груди. – Хочешь, чтобы этот слизень доложил Кэрроу, что нас не было на уроке без уважительной причины?
- Не доло-ожит, - с сомнением протянул Рон.
- Еще как доложит. Он слишком боится новой власти, чтобы не обеспечить ей всестороннюю поддержку. И хотя он, конечно, не такой маньяк, как Снейп и Кэрроу, но из-за трусости сперва предаст, а потом будет долго и горько оплакивать.
- Гермиона права, - вздохнул Гарри, - у нас, правда, и полсвитка не написано, а он задавал два, но последние дни Слизнорт спрашивает только тех, кто поднимает руку.
Рону ничего не оставалось, как смириться.
- В конце концов, это не Снейп, - буркнул он, - вот к этому я бы с половиной свитка не сунулся.
Гарри перебил его весьма бесцеремонно:
- Ты слышала про Стивена О'Лири? хаффлпафца с пятого курса. За завтраком вся школа обсуждала - Снейп назначил ему взыскание вчера вечером, а сегодня утром Стивена увезли в Святой Мунго. Говорят, у него было какое-то странное расстройство, он никого не узнавал и едва не сиганул с Астрономической башни! Его увезли под Incarcero, представляешь? Видно Снейп и на нем что-нибудь испытывал… Мало ли, что понадобится Вольдеморту – может зелье, сводящее с ума!
- Или того хуже, - вздохнул Рон, слабо, однако, представляя, что именно имеет в виду.
– Мэри-Джейн Бисоп тоже уехала – ее родители забрали. По семейным обстоятельствам!
- Ага, по семейным! Никак не связанным с тем, что Пожиратели смерти испытывают на ней экспериментальные темные зелья!
Гермиона поежилась, вспомнив прижатые к лицу окровавленные руки второкурсницы. Хотелось надеяться, что девочке полегчало, и страшный эффект был однократным. В любом случае, грязнокровке лучше держаться подальше от Хогвартса и от магической Англии вообще - может быть, у родителей Мэри-Джейн хватит ума бесследно исчезнуть вместе с дочерью.
- Однако нас все меньше, - протянула она задумчиво.
- Нас? – Рон непонимающе приподнял бровь.
- Грязнокровок.
- Не смей… - начал было Рон, краснея до кончиков рыжих волос, но Гермиона бесцеремонно на него шикнула и прислушалась к голосам в классной комнате.
- Пора идти – там уже почти все.
Подавив свой справедливый гнев, ее друг подчинился, бурча что-то про отсутствие учебника и бестолкового слизня.
- Попроси учебник у профессора, - отрезала девушка, - думаю, после нашего ночного вторжения его не удивит, что вы не готовы к уроку.
В классе стоял привычный гомон – все действительно были на местах, включая Драко Малфоя – кажется, он посещал только Зелья и ЗОТИ, видимо полагая эти предметы единственно достойными внимания чистокровного мага. Может, Вольдеморт теперь требует от сторонников не только верности идеалам, но и законченного образования хотя бы по его любимым предметам?
Гермиона привычно поплелась на последнюю парту. Не то что бы профессор Слизнорт ненавидел грязнокровок всеми фибрами души, просто фибры эти слишком явно трепетали при одной мысли о непослушании новому режиму, поэтому как только очередной идиотский антигрязнокровный декрет вступал в силу, их зельевар бросался исполнять его с усердием, достойным верного сторонника Темного Лорда, и раскаянием хаффлпафца, наступившего на лапку котенку. Поэтому, мучаясь всей своей возвышенной душой, он все же отсаживал Гермиону и Дина на последнюю парту и, упиваясь страданиями, старался не вызывать их вовсе, иначе неминуемо пришлось бы звать их по имени и этим вновь травмировать свою тонкую душевную организацию. Гермиона не обижалась на него – в конце концов, он был просто напуганным человеком, не обладающим, для разнообразия, стремлением к борьбе с вселенским злом, но и не проявляющим, опять же для разнообразия, желания испытать на ней пыточные зелья. Она бросила короткий взгляд на свои пострадавшие руки – конечно, пользы от слизнортовского зелья было мало – выпить болеутоляющее она сообразила бы и сама – но, по крайней мере, он попытался… Единственное, что расстраивало Гермиону в вопросе последней парты, это, разумеется, не потенциальное унижение (на некоторых уроках было даже предпочтительно держаться подальше от эпицентра). Однако в классе зельеварения – темном, без окон, освещаемом лишь невнятным количеством свечей (что по утверждению Слизнорта вовсе не являлось следствием вампирской сущности прежнего обитателя подземелий, а лишь мерой предосторожности - яркий свет отрицательно сказывался на свойствах некоторых зелий) - с последней парты было практически невозможно рассмотреть доску и написанное на ней задание. Хорошо, что занятия Слизнорта шли по предсказуемой программе, и Гермиона имела возможность знакомиться с темой урока заранее.
Тем временем Рон уже выворачивал свою сумку в поисках пера (Мерлин, ладно он учебник накануне не складывает, но перья-то, перья!), а Гарри неловко, совсем по-Невилловски переминался с ноги на ногу возле парты, поглядывая на друга и дожидаясь, пока тот сгребет содержимое сумки со всех горизонтальных поверхностей. Гермиона облегченно вздохнула: конечно, зелья нельзя было назвать простым предметом, но все же это пара часов без единого Пожирателя смерти в зоне досягаемости – а она научилась ценить такие передышки…
И тогда дверь, ведущая в кабинет профессора зельеварения распахнулась, и вместо чуть сгорбленного, грузного Слизнорта в классную комнату вошел директор…
Нет, нет, он сделал что угодно, только не вошел. Вломился, ворвался, влетел – да, пожалуй именно так, влетел в окружении развивающихся пол своей привычно-черной мантии, похожий даже не на летучую мышь, сравнение с которой уже завязло в зубах у десяти поколений хогвартских студентов, а на гигантского ворона, из числа тех, что восседают на Тауэрских стенах.
Гермиона невольно начала перебирать в уме варианты – утренний визит директора, да еще и в такой спешке не предвещал ничего хорошего. Новая политика запрещает грязнокровкам вовсе находиться на уроке? Небольшое утреннее объявление: у нас воцарился лорд Вольдеморт, поэтому всех, в ком меньше двухсот процентов чистой крови, приказано казнить (мистер Малфой, пригнитесь, остальные – Avada Kedavra)? Грэйнджер, за Вашу непростительную выходку на вчерашнем уроке вот Вам в лоб Непростительное заклятье? Какие-то у нее фантазии после ночного бдения пессимистичные…
Но Снейп переплюнул все ее самые мрачные предположения – даже не удосужившись скользнуть глазами по классной комнате, он в два шага (взмаха крыльями?) оказался у шкафа, распахнул его, скользнул цепким взглядом по ассортименту имеющихся там ингредиентов и буркнул:
- Откройте учебники на первой странице.
По классу пронесся изумленный вздох. Рон с Гарри переглянулись и весьма синхронно метнулись в сторону последней парты – Гермиона была готова поклясться, что они аппарировали. Один молниеносный рывок, и вот ее друзья уже сидят перед ней, вжимая головы в плечи и изо всех сил стараясь изобразить из себя предмет мебели.
Несмотря на угрожающие нотки в голосе Снейпа, студенты, кажется, были слишком шокированы, чтобы подчиняться его приказанию.
- Вы оглохли?
Господи, где Слизнорт? Что он с ним сделал?
Кажется, это вопрос беспокоил всех, потому как Гарри привычно открыл рот и даже издал некий звук, в котором при большом желании можно было бы узнать «но, сэр», однако его самоубийственный выпад был уничтожен в зародыше прицельным тычком пером в спину. С ума, что ли, он сошел?! Опять те же грабли – в отличие от Невилла, у Гарри инстинкт самосохранения отсутствует напрочь!
Хотя вопрос и не удался, Снейп всем корпусом резко развернулся в сторону издавшего загадочный хрипящий звук… и обомлел.
Зрелище обомлевшего Снейпа было, пожалуй, почти забавно, но Гермионе хватило сил не захихикать.
- Лонгботтом? – выдохнул директор, кажется, с трудом сдерживая потребность схватиться за сердце. – Вы на Продвинутых зельях?
Кто бы знал, сколько усилий пришлось приложить Августе Лонгботтом, чтобы ее внука в этом году допустили к занятиям. Профессор Слизнорт согласился восстановить Невилла на Зельях только потому, что понятия не имел о патологической ненависти Снейпа к Грозе-всех-котлов, иначе ни за что не рискнул бы расстроить директора. А так понадобился лишь тест, подтвердивший, что мальчик усердно занимался летом и нагнал пропущенный за шестой курс материал, да слезные увещевания о том, что будущему колдомедику необходим ЖАБА по Зельям.
Однако, поскольку Снейпа об этом в известность не ставили, сейчас выражение на лице директора вполне могло бы служить иллюстрацией учебника «Скорая магическая помощь», раздел «как опознать инсульт».
Упомянутый Лонгботтом, чуть сгорбившись, молчал, не отрывая глаз от обложки учебника, который они делили на двоих с Роном. На обложке мрачного вида котел бурлил чем-то мерзким, цвета пропавшей невилловой жабы… Гарри, Гарри, только не поднимай глаза, только не поднимай глаза! Даже идеальное оборотное зелье не спасет от Легилименции Снейпа! Один короткий взгляд – и Мальчик-который-выжил, станет Мальчиком-который-лучше-бы-умер.
Гарри, кажется, вполне разделял этот настрой, поэтому напряженно сопя и спрятав глаза за изрядно отросшей челкой, бормотал что-то невразумительное, среди которого явственно слышалось лишь слово «бабушка».
- Мерлин всемогущий, - простонал тем временем Снейп, так и не дождавшись ответа от гриффиндорца, - избавьте меня от деталей. Скажите только – кого Вам пришлось убить, чтобы попасть в класс Продвинутых Зелий?
Кого Вам пришлось убить, профессор, чтобы занять место директора?
Гермиона была готова поклясться, что эта невысказанная мысль витала в воздухе, свиваясь над их головами затейливыми кольцами. Она больше никогда не усомнится в Гарри, никогда не назовет его идиотом, даже если будет повод – потому что подвиг молчания, который он только что - на ее глазах совершил, не имел цены и срока давности.
Меж тем неожиданно напряжение разрядил Малфой, с привычной ему аристократической наглостью вмешавшись в диалог и задав, наконец, вопрос, который чуть не стоил Поттеру прикрытия.
- Сэр, а где профессор Слизнорт?
Снейп скривился при этом имени так, словно надкусил особенно ядреный лимон, а затем, оставив в покое Лонгботтома, развернулся к своему драгоценному слизеринцу и прошипел:
- Замечательный вопрос, мистер Малфой. Полагаю, ваш бывший декан сейчас может дегустировать пиво в одном из многочисленных пражских баров или изучать влияние на отрезвляющее зелье ушной серы австралийской коалы… Вы вольны продолжить список тех занимательных мест, в которых может быть профессор Слизнорт. Одно знаю точно – его определенно нет на совместном уроке Гриффиндор-Слизерин и сомневаюсь, что мы можем в ближайшее время рассчитывать на его присутствие.
Слизеринцы принялись изумленно переглядываться.
- С вашим деканом, мистер Малфой, - продолжал тем временем Снейп, соскучившийся, очевидно, за месяц директорства по покорной аудитории, - произошло примерно то, что происходит с корнем аира при добавлении в зелье шерстистой наперстянки… Кто-нибудь скажет мне, что происходит с вышеупомянутым корнем?
Тишина.
- Мисс Грэйнджер? Я поражен, что Ваша рука еще не пытается пробить потолок.
Гермиона онемела от изумления, но взращенное многолетней практикой желание дать ответ на заданный учителем вопрос побороло первичный шок, и она тихо пискнула:
- Он исчезает, сэр.
- Профессор Слизнорт исчез? – выдохнула Панси Паркинсон, и фланг Слизерина возбужденно зашептался, теряясь в догадках.
Снейп закатил глаза и, сделав, похоже, неутешительный вывод об уровне логического мышления вверенных ему студентов, пояснил:
- Ваш декан самоустранился со стези магического образования, мисс Паркинсон. Не могу поделиться с Вами подробностями, поскольку он так тщательно путал аппарационные следы, что возможно сам теперь не знает, где находится в настоящий момент. Не то что бы я пытался его вернуть, просто мне не хотелось выбивать дверь лаборатории, а ключ профессор Слизнорт впопыхах прихватил с собой.
Вот это новости! Уж не их ли ночной визит довел беднягу до столь стремительного бегства? Кажется, он и до их прихода был довольно бледен…
- Деканом Слизерина с сегодняшнего дня назначен профессор Амикус Кэрроу, а Продвинутые Зелья, как вы могли бы уже догадаться, буду преподавать я.
О, во имя красных трусов Годрика, за что?!
- Догадаться, мистер Уизли, и открыть учебники на указанной странице!.. Мистер Уизли? СВОЙ учебник!
- Я… его забыл, сэр…
- Ах да, - Снейп понимающе кивнув, и сочувственно покачал головой. – Прошу прощения, я не учел, с кем имею дело. Перед следующим занятием обязательно напомню Вам совой и приложу колдографию учебника, чтоб Вам было легче его найти. Кстати, десять баллов с Гриффиндора.
Взмах палочки, и толстая книга просвистела над ухом гриффиндорца и спланировала на парту, рассержено шелестя.
Воодушевленные примером, студенты бросились шуршать листами, открывая первую страницу. Гермиона хотела прикусить язык, но когда речь заходила об учебе, ее разум покидал ее, оставляя вместо себя лишь плотоядно чавкающую жажду знаний.
- Профессор, - не выдержала она, - но мы дошли уже до тридцатой!
- Неужели? – голос Снейпа сочился ядом. – Я в восхищении, мисс Грэйнджер. Но Вы не учли, что поскольку я нахожусь в одном помещении с мистером Лонгботтомом и отчаянно желаю дожить до седин, то предпочту, чтобы все вы без исключения перечитали первую страницу, на которой находится что?
- Название, - прогудел Крэбб, хмуро разглядывая обложку.
- Правила безопасности, - торопливо проговорила Гермиона, которой для этого ответа даже не пришлось касаться книги.
- Кажется, за время моего отсутствия вы отвыкли поднимать руку, когда желаете ответить. Пять баллов с Гриффиндора. Кто сможет назвать хотя бы пять правил? Я не настолько наивен, чтобы полагать, будто за семь лет обучения вы могли выучить их все, даром что они повторяются на каждом курсе. Мистер Малфой?
Гермиона злорадно наблюдала, как слизеринец поморщился, косясь в соседскую книгу и, наконец, отчаявшись, ответил:
- Нет, сэр.
- Я смотрю, Вы также не удосужились обзавестись учебником. Должен сказать, что Вам не стоит брать пример с мистер Уизли – если его голова будет в дальнейшем использоваться лишь как мишень для бладжеров, Вашей, смею надеяться, найдется более достойное применение. Неучи не нужны никому, мистер Малфой.
Слово «никому» было произнесено с таким нажимом, что у Гермионы не возникло сомнений, о ком именно идет речь. У Малфоя, кажется, тоже, ибо он покорно понурил голову и согласно кивнул.
- Мистер Бут?
В лице равенкловца желание процитировать правила мешалось с одуряющим страхом перед Снейпом. Победил, очевидно, последний, потому как долговязый Терри вместо привычно четкого ответа, достойного его факультета, смог лишь мямлить:
- Если огонь под котлом погас, не зажигать его повторно с помощью магии – это ослабит магические свойства зелья на 10 процентов… Не мешать против часовой стрелки зелья, содержащие белладонну… Не мешать металлическим предметом зелья, в составе которых есть ингредиенты животного происхождения… Не смешивать выжимку бледной поганки с телесными жидкостями существ, обладающих магией, в том числе магов и магических животных…
- Что в этом случае будет? – прервал его Снейп, мановением руки приказывая садиться. – Лонгботтом?
- Э-э-э, - Гарри вопросительно оглянулся на Гермиону.
- Итак, мистер Лонгботтом, что будет, если Вы добавите в зелье, содержащее выжимку бледной поганки, кровь своей любимой жабы. Или я должен сказать «когда»?
(Вообще-то, сэр, ничего не будет, потому что, чтобы взять кровь моей жабы, надо сперва ее догнать, но раз уж Вы так просите…).
- Э-э-э, будет взрыв, сэр…
- Это ответ или предупреждение?
К чести директорского юмора нужно отметить, что реакцией на этот невинный вопрос стало дружное хихиканье всех факультетов – все же Невилл и его сомнительный талант к уничтожению котлов давно стали хогвартским анекдотом.
- Я рад, что вам смешно, - голос Снейпа меж тем был довольно замогильным, - открывайте тридцать седьмую страницу, список ингредиентов на доске, возьмете их в шкафу и можете приступать.
Пока студенты резво запасались ингредиентами, профессор продолжал вещать:
- Сегодня мы готовим Serpentum universale, также известную – не вам, разумеется - как Всезмеиная эссенция. Я спросил бы у вас о ее свойствах, но боюсь, что услышу будто это зелье превращает человека в змею, а такого мое сердце может не вынести…
(Гермиона сдержала смешок. Она, конечно, знала про то, как действует Serpentum universale, но была готова поручиться, что Рон с Гарри в точности оправдали бы ожидания Снейпа, и сейчас, наверняка, изумленно переглядываются). Всезмеиная эссенция есть не что иное, как нейтрализатор ядов всех существующих видов змей.
- Сварить его под силу даже дебилу-первокурснику, потому смею надеяться, что сегодня хотя бы один из вас сумеет достичь терпимого результата. Отдельно напоминаю вам, что в состав зелья входит бледная поганка… Положите измельченный болиголов, мисс Патил, бледная поганка – это гриб, и искать ее в отсеке с травами бесполезно… На букву «П», мистер Уизли, потому что основное слово «Поганка»… Итак, повторяю, в состав зелья входит бледная поганка, а значит что мистер Малфой?
- Нельзя добавлять в зелье телесные жидкости существ, обладающих магией! – с готовностью повторил правило слизеринец, за что, разумеется, немедленно получил 5 баллов.
- Таким образом, если вам захочется всплакнуть из-за утраты любимого профессора Слизнорта, постарайтесь не делать этого над котлом. Рекомендую воспользоваться моим советом, ибо в школе сейчас и так довольно мало учеников, чтобы добровольно сокращать их количество столь радикальным способом. То же относится к непреодолимому желанию плюнуть через левое плечо и ненароком попасть в котел соседа или нарезать компоненты прямо над котлом очень острым ножом. Вы улавливаете суть, мистер Лонгботтом?
- Э-э-э, да сэр…
- Я польщен.
Гермиона была рада заняться знакомым делом – нарезать, натирать, давить, отмерять и мешать у нее всегда получалось превосходно. Не то что бы Снейпа когда-либо волновал уровень ее профессионализма, баллы Гриффиндору все равно не светили, но правильно сваренное зелье в лучшем случае уберегло бы ее от отработки со Снейпом (рассказ о судьбе Стивена О'Лири был еще слишком свеж в памяти), а в худшем было отрадно хотя бы на время отвлечься от тяжких мыслей.
Это зелье содержало на удивление мало недогнивших и перегнивших компонентов, и потому работа оказалась довольно приятной – терпкий запах сухих трав отгонял тревогу, тепло, идущее от огня, успокаивало все еще ноющие после ночной пытки руки. Содержимое ее котла уже стало окрашиваться в канонический бордовый цвет, когда, отвлекшись от медитативных мыслей, она смогла заглянуть в котлы сидящих впереди друзей. И обомлела. Если Роново зелье было весьма многообещающего салатного оттенка, то зелье Гарри из оранжевого медленно, но верно становилось красным. Красным! При требуемом бордовом, зелье настоящего Невилла просто обязано было быть синим, зеленым, хоть черным, но не красным – Боже упаси! Это слишком серьезный удар по репутации Лонгботтома!
- Невилл, - прошипела девушка на грани слышимости и для верности ткнула друга палочкой для помешивания в спину. – Невилл, твое зелье становится нужного цвета!
- Думаешь, я не вижу? – Гарри обернулся к ней, в глазах его читалась паника. – Я уже грохнул туда двойную дозу астрагала и даже насыпал для верности пригоршню ягод багульника, а ведь его вообще нет в рецепте!
- Багульник нейтрализовал астрагал – о чем ты думаешь?!
- Десять баллов с Гриффиндора, мисс Грэйнджер. Вы намеренно уселись туда, откуда и доску-то не видно, чтобы подсказывать Лонгботтому, или надеетесь свалить некачественное зелье на то, что перепутали телиптерис с фегоптерисом?
В одном он был прав – доску действительно почти не было видно, и если бы Гермиона не читала эту тему на каникулах, сейчас бы ни за что не разобрала начертанные острым почерком Снейпа компоненты.
- Она на последней парте, потому что грязнокровка, - счел необходимым просветить директора Малфой, - и Вы должны называть ее по имени.
- Кому я должен – я всем прощаю, - невозмутимо отозвался Снейп, скрещивая руки на груди. – В цивилизованном мире, мистер Малфой, обращение по имени подразумевает весьма близкое знакомство, а я не собираюсь очернять себя предположением о близком отношении с магглорожденной. Потому предпочту и дальше дистанцировать себя от мисс Грэйнджер, обращаясь к ней по фамилии.
Гладко изложил, не придерешься… Впрочем Гермионе давно было наплевать на то, как именно к ней обращались, лишь бы не непростительные заклятия не отрабатывали. Она снова обратила свое внимание на проблему поумневшего Лонгботтома – зелье Гарри вот-вот станет инертным, и его уже ничем не испортишь. Черт! Так и знала, что его прошлогоднее увлечение опусами Принца-Полукровки до добра не доведет!
- Бросай жабры! Жабры бросай!
- Двадцать баллов с Гриффиндора! Мисс Грэйнджер! Немедленно левитируйте свои принадлежности на первую парту!
Грязнокровку? На первую парту? Да Вы бунтарь, профессор! Гермиону, правда, больше волновал лже-Невилл и его сенсационное зелье. К счастью, уже отсаживаясь, она краем глаза с облегчением заметила, как содержимое его котла начинает отливать фиолетовым.
- Какое феноменальное убожество, Лонгботтом, - Снейп тоже оценил новоприобретенный цвет, - Вы превзошли самого себя…
Дальше Гермиона уже не слушала. Зелье необходимо было перемешать четырнадцать раз против часовой стрелки, и она проговаривала про себя цифры, боясь сбиться со счета. Три, четыре, пять… Все же сегодняшние Зелья, даже с поправкой на Снейпа, были просто развлечением в сравнении с предыдущим днем… Семь, восемь, девять… Когда-нибудь, когда все закончится – поиски крестражей, война, гнетущий страх – она иногда будет варить зелья для себя, в удовольствие, промозглыми осенними ночами перетирать в пыль засушенные ягоды бузины, резать сочные стебли звездчатки… когда-нибудь… двенадцать, тринадцать…
…Должно быть, обезболивающее зелье, данное ей ночью профессором Слизнортом, было и впрямь очень сильным, иначе как объяснить то, что когда первый шип прорвал изнутри ее кожу, она почти не почувствовала боли? Это потом, через мгновение, еще до того, как она успела мысленно произнести «Четырнадцать», боль охватила ее, словно пламя - жадно, хищно. А пока, за миг до этого оставалось лишь беспомощно смотреть, как темно-бордовая капля срывается с ладони и тонет в круговороте.
Она отлично знала, что будет дальше. Спасло только то, что Снейп как раз честил на чем свет стоит Невилловское зелье, а значит впереди никого не было – только за ее спиной.
- Protego! – выкрикнула Гермиона изменившимся от муки голосом, шипы разрывали ее руки стремительно и беспощадно, еще минута – и палочка выскользнет на пол. А пока – щитовые чары, направленные на задрожавший котел, скрывшие за мощным магическим полем ее саму и весь класс, вместе с онемевшим Снейпом.
Вовремя… Не зря правило о запрете смешивания поганки и телесных жидкостей писали в каждом из учебников на первой станице, выделяя для особо забывчивых жирным шрифтом. Котел затрещал по швам (если у него, конечно, были швы), завыл тонко и протяжно, а затем невидимая сила подбросила его вверх, к потолку, и уже там, под темным закопченным сводом, грянул взрыв.
Грохот, пыль, испуганные вопли студентов, голос Снейпа, выкрикивающий какое-то неизвестное ей заклятье – всё померкло для Гермионы перед ослепляющей вспышкой боли, которая затопила ее с головой, заставила выронить палочку и стиснуть зубы, сдерживая крик. Нет! Только не снова! Только не опять! Часы ее ночного кошмара восстали перед ней – поминутно, напоминая, обещая, грозя. Она не вынесет этого еще раз… Бесконечного множество раз!
Гермиона заставила себя открыть глаза. Потолок над ней представлял собой каменное месиво, удерживаемое наверху лишь мощнейшим заклятьем Снейпа. Крупные камни и мелкая пыль нависали, словно тучи перед обложным дождем. Но и это не главное – там же, под бывшим потолком (или полом – с какой стороны посмотреть) парила изумленная декан Гриффиндора и пара перепуганных первокурсников. Строгий пучок волос на голове профессора МакГонагалл размотался и теперь обвивал ее шею, словно змея.
По прошествии нескольких томительных секунд пришедшие в себя студенты похватали палочки и зарядили целой серией Wingardium leviosa, давая возможность Снейпу освободиться от удерживания незваных гостей под потолком и сконцентрироваться на их благополучном приземлении. Будто из-за пелены Гермиона наблюдала, как сквозь зияющую дыру в потолке проникал в подземелья яркий солнечный свет, пробиваясь через пылевую завесу… как Гарри и Рон подхватывали малышей и ставили их на ноги… как сестры Патил бежали к декану Гриффиндора – взволнованные, дрожащие – хватали ее за руки, на грани паники, вновь и вновь повторяя «Профессор, Вы в порядке?»… как МакГонаголл глядела на Снейпа – ошеломленно, с недоверием – и говорила с теми самыми покровительственными, почти теплыми нотками, что прежде – до Астрономической башни – всегда были в ее голосе: «Спасибо, Северус»… как Снейп направлялся к ней, к Гермионе, сверкая черными глазами, хищный и опасный:
- Вы рехнулись, Грэйнджер?! Вы это назло?! В Вас что, Поттер вселился?!
Она только молчала, стараясь удержаться в сознании, хватаясь за его голос, как за спасательный круг.
- Вы намеренно проигнорировали правило, дважды прозвучавшее на уроке! Своим гриффиндорским идиотизмом Вы поставили под угрозу жизни других людей, только для того, чтобы эффектно продемонстрировать свой протест!!! Вы будете наказаны так, что никому и никогда больше не придет в голову шутить со мной!!!
Гермиона хотела что-то ответить – хоть что-нибудь в попытке спастись от наказания, но не могла – руки ее, прикрытые сейчас длинными рукавами мантии, превратились в одну сплошную рану, волны боли захлестывали ее с головой. Мимо них заструились к выходу студенты, кажется Снейп дал им команду расходиться – она не слышала.
Поравнявшись с ней, Гарри задержался на миг, не в силах оторвать взгляд от кровавых капель, которые одна за другой срывались на пол, затем наклонился и поднял ее палочку – рукоять была перепачкана кровью. Гермиона отвела глаза, чувствуя, что сейчас упадет, и только теперь заметила, как острый взгляд профессора, словно бритва, скользит по кончикам ее истерзанных пальцев, виднеющихся из-за рукавов.
Нравится? Этого эффекта Вы добивались, профессор?
- Вы будете отбывать наказание со мной. Каждый день. До тех пор, пока я не решу иначе, - выплюнул он и быстрым шагом направился к лаборатории.
Пошатываясь, Гермиона шагнула к двери – вещи ее, слава Богу, уже забрали друзья - ей только оставалось преодолеть восемь шагов, отделяющих ее от последней спины, выскользнувшей в коридор.
Дверь захлопнулась перед ее носом, словно от резкого порыва ветра, но девушка сразу узнала магию. Оглянувшись, она увидела, что осталась с директором наедине. Снейп тем временем вышел из своей лаборатории, сжимая в руке пузырек темно-синего стекла.
Нет…
- Выпейте это.
Нет. Нет! НЕТ!
Она не была готова к новой битве – боль вытянула из нее все силы, оставив лишь бледную оболочку, лишь отзвук той Гермионы, которая вчера сопротивлялась Кэрроу. Сейчас она не сможет даже уклониться от Авады, разве что вовремя потеряв сознание.
- Я сказал, выпейте это, мисс Грэйнджер!
Он навис над ней, словно черная тень, и, собрав последние силы, девушка метнулась к стене.
- Нет! – выговорила она, прикрывая истерзанными руками лицо. – Не надо! Прошу Вас, не надо!
По щекам заструились слезы – не страха, но усталости, обиды, отчаяния. Она не вынесет этого больше – только не новая пытка, когда старая еще не закончилась. Она солгала, она погорячилась – у нее не хватит сил! Сейчас, зажатая в кольце боли и ужаса, она была готова умолять его.
Но Снейп прожигал ее взглядом, словно углем, секунду, вторую, а затем просто бросил как не в чем не бывало:
- Petrificus totalus.
Все ее тело окаменело, лишь горячие слезы продолжали беспомощно струиться по щекам. Впервые в жизни ей очень-очень, до озноба, до хрипоты в горле захотелось умереть…
Снейп подошел к ней вплотную, приподнял подбородок указательным пальцем, разжал онемевшие губы и влил в рот горькое, терпкое зелье. Затем тонкие пальцы, покрытые сетью мелких белых шрамов – она знала от чего они, знала! - коснулись ее горла, массируя его, заставляя проглотить отвратительную густую жидкость.
- Finite incantatem. Придете на взыскание в восемь.
Даже не взглянув на нее, профессор пересек класс, и дверь за ним закрылась с оглушающим треском.
Гермиона не могла вымолвить и слова – волна боли отступила, выбросив ее на каменистый берег – беспомощную, ослабевшую, хватающую воздух пересохшим ртом. Сил хватило только на то, чтобы рухнуть на стул у чьей-то покореженной взрывом парты и спрятать лицо в окровавленных ладонях. Она знала наверняка: в отличие от ночной ремиссии, эта – настоящая, эта – навсегда… Глубоко спрятанный в ее руках огонь, прежде лишь затихавший, сейчас исчез вовсе, и теперь, сидя в разрушенном классе с дырой вместо потолка, перепачканная собственной кровью, она поняла, что рыдает от счастья…


Сообщение отредактировал Живоглот-и-Косолапсус - Воскресенье, 03.10.2010, 22:21
 
Cara2003 Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 23:02 | Сообщение # 25
Cara2003
See who I am
Статус: Offline
Дополнительная информация
Класс! Напряженное действие, оторваться невозможно, а когда - наконец-то - Гермиона облегченно вздыхает, вздыхаешь вместе с ней. Ну, не то чтобы я сомневалась в Снейпе... Но почему-то напряглась :)
 
Яд Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 23:22 | Сообщение # 26
Яд
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Однако дотерпеть до следующей "дозы" будет нелегко. Я подсела на фик.
Очень позабавил момент с возможным разоблачением Гарри: "Бросай жабры! Жабры бросай!"
А Снейп на уроке Зелий - это просто праздник какой-то. Нет, я буду страдать до следующей порции.
Авторы, миленькие, поскорее бы. И побольше, побольше
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 23:25 | Сообщение # 27
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Рада, что понравился Снейп на уроке - этот засранец доставил много хлопот - его тяжело писать :)

Сообщение отредактировал Живоглот-и-Косолапсус - Воскресенье, 03.10.2010, 23:34
 
Amber Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 23:39 | Сообщение # 28
Amber
анимагическая форма: Зверь Обоснуй
Статус: Offline
Дополнительная информация
Прям бальзам на мою, стосковавшуюся по хорошему макси, душу. Так всё плавно, неспешно, без скачков и искренне, и психологично. Очень нравятся диалоги, очень импонируют характеры. Люблю, когда подростков описывают как подростков, а не как пионеров-героев. Спасибо авторам за доставленное удовольствие.
 
Morane Дата: Воскресенье, 03.10.2010, 23:49 | Сообщение # 29
Morane
Я над вами не издеваюсь - я вас изучаю
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ох, какое продолжение! Я тоже выдохнула только на последней фразе. И каков Снейп - помогает, оставаясь мерзавцем и сволочью. Но, я думаю, это кажимость. Мне нравится, как развиваются события - вернее, как они пока не развиваются - не люблю снейджер с бухты-барахты. А тут пока и намека на него нет.
Мелкие погрешности заметила, но в этом конкретном фике они не существенны. Его достоинства с лихвой покрывают пару случайных очепяток.


Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат! (с)

 
Назик Дата: Понедельник, 04.10.2010, 09:15 | Сообщение # 30
Назик
Кровопица+ангел=идиотская смесь
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я то ждала этих шипов Так и знала что они _выпловут_ именно в неподходящий момент И что там будет Снейп и спасибо что дождалась da6
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Понедельник, 04.10.2010, 09:19 | Сообщение # 31
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ох, будет там и снейджер, будет и с бухты-барахты, но листов через сто...
 
aori Дата: Понедельник, 04.10.2010, 11:07 | Сообщение # 32
aori
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Живоглот-и-Косолапсус)
Скажите только – кого Вам пришлось убить, чтобы попасть в класс Продвинутых Зелий?

Quote (Живоглот-и-Косолапсус)
О, во имя красных трусов Годрика, за что?!

Превосходные фразы - очень долго смеялась da4

Да, Снейп на уроке изображен просто потрясающе, а уж в его поступке с лечением Гермионы вообще просто блеск. Жду не дождусь следующих глав - очень хочется узнать, что же ждет Миону на отработках.


 
Hanami Дата: Понедельник, 04.10.2010, 11:21 | Сообщение # 33
Hanami
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Живоглот-и-Косолапсус)
Небольшое утреннее объявление: у нас воцарился лорд Вольдеморт, поэтому всех, в ком меньше двухсот процентов чистой крови, приказано казнить (мистер Малфой, пригнитесь, остальные – Avada Kedavra)?

Quote (Живоглот-и-Косолапсус)
Однако, поскольку Снейпа об этом в известность не ставили, сейчас выражение на лице директора вполне могло бы служить иллюстрацией учебника «Скорая магическая помощь», раздел «как опознать инсульт».

Отличное продолжение, я сползла под стол от смеха!!!!!!!! А уж Гарри в обличии Невилла просто умора!
Гермиону очень жалко. Так ее использовать, как какую-то лабораторную мышку, хорошо, что Северус помог.


Когда дерутся тигр со львом, побеждает обезьяна, наблюдающая за ними с холма.
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Понедельник, 04.10.2010, 13:38 | Сообщение # 34
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ну не то что бы помог... он как бы при этом и виновником происходящего был... Конечно, он, бедняга, не думал, что его зелья для Лорда будут на детях его же школы испытывать и сильно прифигел, я полагаю. Пришлось ночью срочно противоядие варить...
Бедняга Слизнорт, укатали Сивку крутые горки ... (главу про Слизнорта писала не я, поэтому имею полное моральное право ею наслаждаться :)
 
Opi00m Дата: Понедельник, 04.10.2010, 15:36 | Сообщение # 35
Opi00m
Credendo Vides
Статус: Offline
Дополнительная информация
=))) какое продолжение!) радует периодичность появления глав, надеюсь, тенденция продолжиться автору(ам) УСПЕХОВ)

Это ужасно, отвратительно, бесчеловечно и очень смешно.
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Понедельник, 04.10.2010, 15:47 | Сообщение # 36
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Фанфик написан весь, так что выкладка глав зависит от того, удается ли авторам раз в неделю встретиться и отредактировать их. Пока планируются регулярные выкладки :)
 
NATALI_2010 Дата: Понедельник, 04.10.2010, 16:51 | Сообщение # 37
NATALI_2010
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ok4 ok4 ok4 Интересно и захватывающе!!!! Мне кажется , что Снейп уже догадался про Гарри в виде Невила. ok3 А как быстро Гермиона догадается , что Северус им помогает ? jump2 Спасибо за такой занимательный сюжет!!!! ok4 jump1 da4

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
Alira Дата: Понедельник, 04.10.2010, 21:45 | Сообщение # 38
Alira
Гриффиндорский подсолнух
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ох, ужасно интересно! У меня ломка, как у наркомана, хочу, хочу, ХОЧУ продолжение!!! Момент Северуса на уроке великолепен, я не дыша, ждала, когда у Гермионы появятся шипы....

Положи меня, как печать, на сердце твоём, как перстень на руке твоей, потому что крепка, как смерть, любовь, и жестока, как ад, ревность: стрелы её - стрелы огненные.
"Песнь песней"
 
Illusion Дата: Вторник, 05.10.2010, 01:07 | Сообщение # 39
Illusion
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вот это да.... дыхание захватывает!!! Браво, браво, авторам, потрясающе.... jump2 jump2 jump2 jump2 jump2

Я себя сегодня не узнаю... То ли сон дурной, то ли свет не бел...
Отдавай мне душу, мой гость, мою, а не хочешь если, бери себе...(с)
Hellawes
 
Живоглот-и-Косолапсус Дата: Среда, 06.10.2010, 17:27 | Сообщение # 40
Живоглот-и-Косолапсус
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Экипировкой Гермионы перед вечерним спуском в подземелья Хогвартса занимался лично Гарри Поттер, поэтому она была спокойна. По словам Гарри, в таких опасных предприятиях и в прежние времена могло произойти всё, что угодно, а уж теперь… Лучше не думать. Гермиона и не думала особо – полностью положилась на друга, у которого в этом отношении был непревзойдённый опыт. Только самое сонное и апатичное привидение в замке не знало, что чаще всех отработки у Снейпа (профессора Снейпа, Поттер!) ловил Гарри. Ловил легко и непринуждённо, почти с такой же неизбежностью, как снитч. На эту тему сочинялись дразнилки в Слизерине, легенды в Гриффиндоре, страшилки в Хаффлпафе и научные теории в Равенкло. Поттер знал, кажется, всё, о стандартном арсенале издевательств – надраивании котлов, составлении дурацких картотек, отскабливании полов и столов от неудачно сваренных зелий…
На двадцать втором пункте даже добросовестная Гермиона перестала записывать. Всё равно невозможно было подобрать способы борьбы со всеми плодам дьявольской изобретательности профессора Снейпа и угадать, что он выдумает на этот раз. Образ Стивена О’Лири настойчиво вставал перед глазами, но Гермиона гнала его прочь. В конце концов, она столько повидала в жизни и, особенно, на этой неделе, что её было не так просто свести с ума.
Кажется, она чувствовала бы себя спокойнее, если б Рон не подбадривал её беспрестанно, глядя при этом как на смертницу, а Гарри перестал рассказывать ужасы про Снейпа. Снейп и так был достаточно ужасен. Хотя, сама Гермиона, к своему стыду, знала об этом маловато. Меньше, чем кто-либо в школе. Никто бы не сказал, что мисс Грэйнджер была любимой ученице профессора – она не принадлежала к роду Малфоев - но она была хорошей ученицей, и это наконец сослужило дурную службу, о чём давно предупреждал Рон.
До сих пор Гермионе удавалось избегать отработок в слизеринских подземельях, более того – даже на уроках худшее, что ей делал Снейп – снимал баллы за подсказки, не начислял за верные ответы и не спрашивал, когда она по сорок минут тянула руку. Никаких душещипательных бесед, как с Выжившим Мальчиком, после которых Гарри сначала долго убегал, а потом долго прятался и заикался, с Гермионой не проводилось. По сути, всю дополнительную информацию о враге она узнавала как раз от Гарри, а личного опыта общения почти не было. Не считая уроков, когда она упорно лезла отвечать, хотя её упорно осаживали, случайных встреч на ночных обходах школы («Не забудьте осмотреть коридор перед библиотекой, мисс Грэйнджер – вдруг я что-то упустил») и досадных столкновений не-в-том-месте-после-отбоя-не-с-тем-в-руках, когда они с Рональдом опять же больше молчали, потому что Поттер со Снейпом, как водится, орались так, что слова не вставишь.
Но, несмотря на мешающий недостаток опыта, теперь Гермиону было не провести невинным названием отработки. Она решительно выбросила из сумки тетради и прихватила с собой, как советовал Поттер, справочник по защитным заклинаниям, безоар, пузырёк с обезболивающими каплями Слизнорта, незатупляющееся перо, пару толстых бутербродов и мантию-невидимку. Поскольку в подземельях всегда было дьявольски холодно, особенно в промозглую погоду (а такая стояла теперь всегда), то и оделась девушка соответственно: колготки потолще, джинсы поплотнее, свитер под горло и кроссовки (шнурки завязать узлами и заправить). Никаких больше мантий и туфель – не увернуться от Авады-Кедавры достаточно всего один раз. Вообще же ей было даже интересно, как при всей его изобретательности соригинальничает Снейп. Много ли ещё сюрпризов для школьниц осталось в арсенале у Пожирателей? Но интерес был чисто теоретический. Когда ровно в восемь вечера мисс Грэйнджер постучала в бывший кабинет профессора Слизнорта, теперь заново обживаемый Снейпом, ей меньше всего хотелось, чтобы на ней продолжили испытывать опасные зелья и тренировать боевые заклятия.
Северус Снейп не испытывал необходимости подучить зельеварение или боевую магию. Неожиданно подойдя к девушке со спины, он довольно кисло её поприветствовал, сказал, что у него много работы, связанной с переездом, и велел следовать за ним в лабораторию. Пока дошли до лаборатории, Гермиона почти оправилась от его внезапного появления. Она-то ждала, что отворится дверь кабинета, а профессор, видимо, подкрался к ней, выбравшись через класс. Причина такого манёвра скоро открылась. В распоряжении мисс Грэйнджер оказались только классная комната и лаборатория за ней. Преподавательский кабинет был наглухо заперт на ключ и пару крепких заклятий. Задача Гермионы усложнилась.
Со свойственной ей разумной привычкой выискивать плюсы в минусах, девушка надеялась повернуть на пользу делу и явно опасную отработку у директора. Что-нибудь разведать, как-нибудь помешать тёмной деятельности Снейпа (в рамках последней программы Отряда Дамблдора), поискать Омут Памяти для обнаруженных Гарри воспоминаний. Конечно, трудно было успеть всё это за один вечер, но когда ещё представится второй шанс? Может, она так надоест Снейпу, что завтра он её не позовёт. Гермиона понимала, что придётся стараться так, чтоб позвал, но не была уверена (редкий случай) в своих силах. Так или иначе, едва девушка зашла в лабораторию, как сердце у неё упало: в лаборатории царил полнейший разгром, Омута не было видно, и вообще непонятно было, что где лежит. При таком раскладе не то что нечто подозрительное, в принципе ничего нельзя было найти. Скорее всего, страшные секреты, если и были, то дальше – в кабинете, или в личных покоях зельевара, но как туда пробраться? Пока Гермиона и в лабораторию вступила опасливо, не зная, куда поставить ногу.
- Порядок, установленный здесь профессором Слизнортом, не вполне для меня удобен, - пояснил за её спиной директор, - я начал кое-какие перестановки и надеюсь, вы завершите их за сегодняшний день, чтобы можно было нормально работать. Принцип прост, - он поднял волшебную палочку и провёл ею вдоль шкафов, занимавших все стены лаборатории. – Все ингредиенты, которые вы видите перед собой, переставите на полки в алфавитном порядке. Буду особенно вам признателен, мисс Грэйнджер, если при этом вы отделите всё жидкое на полке, скажем, влево, а всё твёрдое вправо. На более тонкий анализ магических субстанций я не рассчитываю.
Гермиона кивнула, проследив глазами за тем, как, повинуясь директорской палочке, на полках появились свежие ярлыки с буквами. Чем бы дитя не тешилось! Он мог посредством магии расставить все горшки и банки в два счёта, но предпочитал занять её до утра бессмысленной тратой времени. Что ж, пусть так. Пока Гермиона не чувствовала подвоха – ну… долго, нудно, распределить всё в лаборатории по местам…. И что? Где моё унижение? В прежние времена это её, наверное, расстроило бы – она, Гермиона Грэйнджер, за что-то сослана на отработку, да ещё на такую скучную и объёмную, но сейчас девушка только пожала плечами.
- Да, сэр.
Тем лучше, что разбираться с ингредиентами придётся долго – больше времени можно будет наблюдать за Снейпом, вдруг он куда-нибудь уйдёт, и тогда она попробует пробиться в кабинет.
- Видите тот стол? – следующим движением палочки профессор очистил небольшую горизонтальную поверхность в западном углу хлама, и Гермиона увидела, что там и правда есть стол. – Можете там обживаться. Поставьте флажок Гриффиндора, колдографию Поттера – что хотите… Да, где он кстати?
Гермиона вздрогнула и вышла из транса. Это что за дешёвые провокации между двумя серьёзными магами?
- Что, профессор? – растерянно переспросила она, немедленно ощутив цепкий и довольно сильный выброс в сторону её сознания. Ни заклинания, ни движения палочкой… Вот ублюдок.
- Не что, а кто. Ваш приятель Поттер пока что одушевлённый предмет. Насколько я помню.
Успела она подумать о Гарри что-то стоящее или нет? Нет, кажется, искренне озадачилась сортировкой ингредиентов и запоздала переключиться…. Незримая магическая праща противно свилась в кольцо, наращивая силу воздействия, девушка невольно попятилась, тем более, что и смотрел на неё директор не слишком ласково. А, между прочим, запрещено применять легилименцию к студентам.
- Это же все знают, профессор, - осторожно начала Гермиона, – Гарри находится под защитой Ордена Феникса. Но, даже если я выпью сыворотку правды, то не смогу рассказать больше. Гарри специально ничего мне не сообщает. Вы же понимаете – очень ненадёжно делать друзей хранителями тайны. Помните, как ужасно вышло с Петтигрю?
Может, не стоило говорить последнюю фразу?
Но чуждая воля резко подалась назад и отпустила сознание. Снейп перестал сверлить её глазами и отошёл вглубь класса к преподавательскому столу. Гермиона перевела дыхание. Всё, отныне она будет поддерживать мысленную защиту, пока не выйдет из подземелья.
- Значит, кое-что из защитной магии вам всё-таки знакомо, мисс Грэйнджер? Может, вы и палочку с собой носите? – как ни в чём ни бывало поинтересовался директор.
Ну, если окклюменция это кое-что… Гермиона почувствовала, как невольно вспыхнули щёки, как бывало на уроках, когда она делала успехи, какие и не снились его слизеринцам, но не получала за это даже устной похвалы. Снейп и сейчас смотрел на неё без всякого интереса, словно решал для класса задачку с давно известным ему ответом. Гермиона даже была рада возможности опустить лицо, чтоб достать волшебную палочку из висевшей через плечо сумки. Ну конечно, если кто ничего не смыслит в магии, так это она…
- А если так? – на этот раз профессор всё-таки соизволил взмахнуть волшебной палочкой.
Гермиону будто прошило током, и через мгновение она осознала себя уже на полу. Боль исчезла, но свою собственную палочку она успела выронить. Надо палочку к руке привязывать перед отработками.
Профессор Снейп сидел на своём обычном преподавательском месте и смотрел на неё, опершись на руку, задумчиво водя пальцем по презрительно сжатым губам.
- Куда как худо, - выдал он наконец, - я бы сказал, хуже некуда.
Ну всё – понеслась душа в рай… А как же уборка лаборатории?
Гермиона сморгнула брызнувшие из глаз слёзы и осторожно села, хотя и не знала, стоит ли.
- Сэр, но я ведь уже сказала… Я действительно не знаю, где Гарри. Но думаю, что когда он появится…
Профессор Снейп раздражённо от неё отмахнулся и резко поднялся с места.
- Когда он появится, мисс Грэйнджер, то продемонстрирует, как я понимаю, ещё менее впечатляющие результаты. Ведь, насколько я помню, лучшей ученицей у нас считаетесь Вы.
Гермиона округлила глаза, пытаясь сообразить, к чему он клонит, и удержать защитный барьер в сознании. Впрочем, новых выпадов в сторону её сознания не было. Очень осторожно (а что она, в конце концов, теряет?) девушка протянула руку за оброненной палочкой. Снейп внимательно проследил за её движением, но мешать не стал.
- И зачем вам волшебная палочка, мисс Грэйнджер? – спросил он с издевкой. – Если вспомнили какие-то щитовые чары, то вы уже убиты, к вашему сведению.
Очень приятно слышать такое от учителя. Гермиону просто трясло от негодования, но она понимала, что директора лучше не злить. Никогда. Не. Стоило. Злить. Снейпа.
- Я знаю защитные чары, профессор. Я просто не привыкла ждать нападения от преподавателей, - тихо сказала она.
Директор посмотрел на неё с очень обычным для него выражением лица, означающим – ты идиотка, и магия тут бессильна.
- Защитные чары на то и называются защитными, мисс Грэйнджер, - выговорил он профессионально поставленным голосом, - что вы должны уметь применять их, независимо от того, кто и когда на вас нападает. И даже не видя противника.
Гермиона подумала, что ответить, но выдумала только «Да, сэр».
- Что - «Да, сэр»? – раздражённо передразнил Снейп, обходя её по кругу.
Нехорошо – значит, всё-таки она его рассердила. Нарезать круги по классу он начинал, когда его что-нибудь выводило из себя. Не такая уж редкая ситуация. Сейчас накричит на неё, и выставит за двери, и никакого Омута. Она провалила задание, совсем провалила. У неё был шанс, а она упустила его. Подвела Отряд Дамблдора, подвела Гарри. Вот уж действительно - сдалась без боя. Может, метнуть в него хотя бы Stupefy, чтоб убедить в своей годности к отработке? Чего он хочет-то? Но Гермиона медлила. Она не была уверена, что Stupefy в директора Хогвартса именно то, что сейчас нужно. И почти наверняка знала, что профессор Снейп отобьёт её нападение.
- Если вы действительно понимаете, о чём я говорю, - в голосе Снейпа звучало раздражение, но пока сдерживаемое, – то объясните, к примеру, для чего вы вчера покалечили мистера Малфоя Stupefy? Владеть этим заклинанием не великое достижение и на первом курсе. Тем более, что вам было дано задание одолеть инфернала. Вы не знаете, что за пределами учебных классов хозяин инфернала, как правило, не показывается? Или вы не можете отличить от инфернала своего однокашника?
Один, два, три… Гермиона сжала палочку, так что ладонь вспотела, а руке стало больно. Надо просто сидеть и молчать, подождать, пока он закончит внеплановую отповедь.
- Преподаватели и ваши любимые учебники не всегда будут рядом, мисс Грэйнджер, - скучным тоном продолжал профессор. – Лично мне уже слегка хлопотно приводить вас в порядок после очередного образовательного провала.
Четыре, пять, шесть… надо же хоть что-то ответить.
- Сэр, я не знала, что доставляю вам столько беспокойства, - негромко произнесла девушка, - я не думала, что вы уделяете такое пристальное внимание моей успеваемости…
Профессор наконец остановился и окинул её сумрачным взглядом.
- В обязанности директора Хогвартса входит следить за успеваемостью учащихся, тем более на выпускном курсе, - любезно пояснил он, - а не уделить особое внимание лично вам почти невозможно. Вы то набрасываетесь на меня в Большом зале, то разносите класс на моём уроке… При этом у вас либо пробита голова, либо продырявлены руки. Мне непонятно, что вы весь прошлый год делали на моих занятиях? Защитная магия, к вашему сведению, придумана, чтобы ограждать от воздействия опасных заклятий. Их, кстати, не так много. Авада Кедавра в Вас, к счастью, не попадала. Какие ещё подобные заклятья мы знаем?
Директор смотрел на неё, терпеливо ожидая ответа. Было очень тихо, лишь мерно капала вода из пасти каменной горгульи в углу класса. Семь, восемь, девять… Только не огрызаться, это бессмысленно, это он умеет и сам.
- Вы имеете в виду просто атакующие заклятия, профессор, или запретные? – вежливо уточнила Гермиона, всё ещё не понимая, к чему этот экзамен за первый курс. – Если запретные, то есть ещё Crucio и Imperio… Sectumsempra тоже к ним относится… наверное…
- Сопротивляться Crucio вы не умеете. Как и Imperio. Sectumsempra наверняка тоже, - не меняя выражения лица, произнёс директор, - дальше! Что к вам применял Кэрроу? Stupefy?
- Incarcero, - вздохнула Гермиона.
- И даже Incarcero. Все эти заклятия не вызывают у вас защитной реакции, и это странно. Вам что, нравится их действие?
Десять… Терпение, только терпение.
Гермиона лишь покачала головой.
- Если даже вы ничего не выносите с уроков, то что говорить об остальных! И с такими знаниями вы собираетесь одолеть величайшего из рождавшихся волшебников? Или уже не собираетесь? – теперь он откровенно насмехался, этот Пожиратель.
Гермиона уже двумя руками сжимала свою палочку, рискуя переломить её пополам. На директора она смотрела с молчаливой ненавистью. И что ему за радость издеваться над ней, как не жалко времени на дурацкий спектакль? Предатель и убийца. Гарри прав – не человек, а чудовище. Но чудовище весьма опасное. Очень хороший маг, очень большая сволочь.
Профессор Снейп мельком на неё глянул и тут же потерял интерес.
- Ну и что дальше? Так и будете отдыхать? – уточнил он раздражённо. – Я, кажется, просил вас сесть за стол, а не на пол посреди класса.
Гермиона, не говоря ни слова, поднялась на ноги и потащилась обратно в лабораторию. Она ничему уже не удивлялась. Слава богу, доходчивое внушение по поводу её упавшей успеваемости подошло к концу. Ничего. Бывало хуже. Но реже.
- Сегодня стол вам понадобится для обновления ярлыков, - терпеливо пояснил профессор, когда они наконец-то перелезли в дальний угол лаборатории, - я хочу, чтобы сосуды с одинаковыми составляющими были не только соответственно надписаны – это сделали и без вас – но и пронумерованы. И не как у профессора Слизнорта – по порядку, а ещё и с буквенным обозначением. Если банок с драконьей кровью две, следовательно, они должны быть обозначены как десять А и десять Б. Десять – это пример.
- Да, сэр.
Ну, конечно, она полная идиотка! Десять – это пример! Гермионе пришлось напомнить себе, что она разведчик в тылу врага и пришла за Омутом Памяти, поэтому не будет сейчас из-за ерунды огрызаться на директора Хогвартса. Да, сэр, нет, сэр – и достаточно. Простенько, и не придерёшься. Но что правда, то правда, проводить инвентаризацию придётся вручную – палочка тут бессильна…
Чёрная мантия Снейпа улизнула в двери недоступного кабинета, и Гермиона обессилено рухнула на стул. Она, наконец, прочувствовала то, о чём говорил Гарри. Прошло от силы пятнадцать минут от трёх часов, а она уже была на грани нервного истощения. Хотелось плакать и спать одновременно. И в висках гудело. Надо, однако, заняться сортировкой склянок. Не для того она мучилась, чтоб её всё-таки выставили. Сейчас, через пять минут… Гермиона не заметила, что так и осталась сидеть на стуле, ошарашено глядя в стену, продолжая переваривать красноречивое начало отработки.
- Прекрасный способ выполнить моё поручение, - проворковал над ней Снейп, всегда появлявшийся неслышно, - возьмите, - на запылённый стол перед девушкой легла тонкая книжка в чёрном кожаном переплёте, - здесь говорится о способах борьбы с инферналами. Кроме Stupefy. Выучите к завтрашнему дню и вернёте мне. Ничего не подчёркивать, и страницы не перегибать.
Отлично! Да уже почти завтрашний день!
- Moritas more – я запомнила, - машинально сказала Гермиона. Лучше б не говорила. Усмешка у Снейпа была очень нехорошая.
- Осталось только взмахнуть палочкой, да, мисс Всезнайка? – насмешливо произнёс он и приблизил своё бледное лицо прямо к растерянным глазам Гермионы. - Moritas more – это очень тёмная магия. Овладение таким заклятием требует длительной и неприятной подготовки. Оживить нечто мёртвое, не наделяя его при этом душой и разумом, сравнительно легко. Хотя и это тёмная магия. Убить то, что уже мертво, сделать так, чтобы никакая сторонняя воля не смогла более управлять мертвецом – куда сложнее. Можете мне поверить. Поэтому учите. Внимательно, - и он подтолкнул к Гермионе книжку.
Девушка отодвинулась, насколько могла в пределах стула, с отвращением глядя на чёрный, без единой буквы переплёт.
- Спасибо, сэр, но… Я не хотела бы изучать тёмную магию. Тем более, очень тёмную, - проговорила она.
Пару секунд директор смотрел на неё с недоумением, потом его усмешка сделалась ещё ядовитей.
- Изучать. Тёмную. Магию. Вы? – переспросил он и продолжил, намеренно растягивая слова. - Да вы и не сможете её изучить. Бессмысленное дёрганье за ниточки марионеток-инферналов, как это делали накануне ваши товарищи, - Гермиона поморщилась, - я не стал бы называть обучением. Довольно будет, если вы наконец обучитесь, хотя бы в самых общих чертах, защищаться от воздействия темномагических сил. Потому что, мисс Грэйнджер… - здесь он понизил голос, словно собирался сообщить тайну, - есть волшебники, которые, в отличие от Вас, всё-таки разбираются в этом. Как и в том, что Адское Пламя, как ни странно, всего лишь пограничная магия. Чем-то менее мощным настоящую тьму не уничтожить. Профессор Дамблдор очень хорошо владел этим заклятием, если это вас успокоит.
Гермиона сморгнула. Особенно ей понравилось упоминание как бы между прочим предыдущего директора школы – словно он благополучно отправился на заслуженный отдых или на худой конец мирно скончался в своей постели.
- Я… слышала про Адское Пламя, сэр, - с усилием проговорила девушка, - но я думала, только очень сильный и искусный маг может подчинить его…
Снейп криво усмехнулся.
- Вот и дерзайте, мисс Грэйнджер. Только без самостоятельных тренировок. Пока. Не хочу, чтоб вы спалили Хогвартс, раз уж не удалось его подорвать, - он стремительно отстранился от неё, чтобы вернуться в кабинет.
- Спасибо… профессор, - неуверенно крикнула ошарашенная Гермиона, но дверь уже захлопнулась.
Что это было?
Гермиона помедлила, но всё-таки протянула руку к предложенному учебному пособию – любопытство победило. Вроде бы книжка лежала тихо – не кусалась и не плевалась ядом, а то всякое бывало. Особенно на вылазках в Запретную Секцию. Какие-то защитные чары на книге ощущались, но они были надёжно связаны. Первое, что бросилось в глаза – знакомые завитушки в каллиграфической надписи на пустой первой странице. Рукой бесславно сбежавшего профессора Слизнорта было выведено: «Лучшему из моих учеников с пожеланием благоразумия» - и сложная, как иероглиф, подпись. Странное какое-то пожелание…
Гермиона пожала плечами. Вообще Слизнорт любил такие вещи, хотя после возрождения Волдеморта предпочитал дарить только что-нибудь совсем безобидное. У неё, к примеру, успели скопиться штук пять говорящих грамот, значок отличницы зельеварения (Снейп бы умер, хотя не факт, что у него не было такого значка), пара подставок для волшебной палочки и его же, Слизнорта, пособие для учащихся шестого курса издания примерно того года, когда по нему учился нынешний директор. Книжка в глухом переплёте была гораздо старее. Осторожно перевернув несколько страниц, Гермиона обнаружила, что она вообще рукописная. Причём, по мере написания, почерк три раза менялся. Учиться по такой – одно удовольствие. Картинки и схемы, изображавшие незримые магические потоки, управляющие движением заговорённого пламени, тоже не обещали лёгкой жизни. В общем, это на всю бессонную ночь. К несчастью, Гермиона так давно уже не спала по нормальному, что едва не падала со стула. А ведь её ждала ещё уборка лаборатории… С сожалением отложив книгу, девушка принялась за работу. Половина девятого вечера, в сущности, детское время. Так, что там у нас? Ой, чего у нас только нет… И как всего много…
Она не засекала время, но определённо провозилась не меньше часа. Профессор Снейп из кабинета не выходил и не подавал признаков жизни. Гермиона специально сбегала и отворила дверь в коридор, чтобы услышать, а то и увидеть, если он куда-то отправится, но всё было тихо. Монотонно протирая полки, перетаскивая на них всякую сушённую, заспиртованную, а то и визжащую дрянь, Гермиона не забывала следить за выходом. Вскарабкалась по лесенке под самый потолок, оглянулась, протёрла котелок, оглянулась, прилепила бирку, оглянулась, поймала этого… как их, запихала обратно в клетку, пососала укушенный палец, оглянулась. Подошла к двери, прислушалась. Тихо, но наверняка он там. Так и будет, что ли, ночевать в подземелье? По видимому, Снейп и впрямь решил вернуться в привычные апартаменты. Неужели неуютно чувствовал в покоях убитого им Дамблдора? Отчаявшись дождаться, пока профессор хоть куда-нибудь отлучится, Гермиона села переписывать первый стеллаж.
Сидя работать было почти невозможно. Гермиона постоянно тёрла глаза, щипала себя и хлопала по щекам, но сон одолевал. Даже в ледяном жутком подземелье Снейпа. Она бы и в обнимку с профессором сейчас заснула – ей было всё равно. О том, что надо ещё вызубрить до завтра про Адское Пламя, не хотелось даже думать. Попробовала было линовать учётный журнал параллельно с чтением дополнительной литературы, но ничего не вышло. Мысли спутывались. Незатупляющееся перо, руководимое её палочкой, называло графы журнала словами из подарка любимому ученику. Глаза в десятый раз соскальзывали с одной и той же строчки. «Заклинание Адского Пламени – одно из сложнейших в Высшей магии, оно требует от чародея большой концентрации воли и немалой душевной силы…». Ощущение было такое, что пламя уже пляшет перед глазами и гудит в ушах. Всё, предел. Хоть Авада, хоть Кедавра… всё равно.
Гермиона уронила голову на руки. Сам Тёмный Лорд не заставил бы её сейчас разлепить веки. Адское Пламя продолжал метаться перед глазами, но уже во сне. Из огня попеременно появлялись то обездвиженный ребёнок в клетке, в которого несётся Incendio, то дементоры, окружённые горячим паром из прачечной, то обугливающиеся инферналы, то усмехающийся Драко Малфой, направляющий на неё волшебную палочку на фоне пожара в Большом Зале, то зелёный всполох Avada Kedavra, летящий сквозь темноту…
- Мисс Грэйнджер, проснитесь. Волдеморт победил!
Гермиона взвизгнула и открыла глаза.
- Повторяю, - сказал профессор Снейп, - мисс Грэйнджер, принесите мне от мадам Спраут корни вот этого растения. Десять штук. Я записал Вам… Pulmonaria obscura Du mort. Не перепутайте.
Гермиона ещё пару секунд с ужасом глядела на директора, потом с непониманием на протянутый ей листок. Медуницу принести, что ли? Фух, приснится же такое! Девушка быстро провела рукой по глазам.
- Да, сэр, сейчас…, - ей даже не пришло в голову, что искать в такое время мадам Спраут, чтоб вместе пойти в теплицы, не слишком нормально. Не спорить же с директором школы!
Гермиону больше озадачил вопрос, как бы забрать с собой сумку. Оставлять весь подручный инвентарь на растерзание Снейпу она не собиралась, но и носить его повсюду с собой было подозрительно. Делать нечего – пришлось как само собой разумеющееся перекинуть ремешок через плечо, а потом уже бочком просачиваться к двери. По инерции Гермиона добежала почти до лестницы – приказания Снейпа всегда имели большую мотивирующую силу. Но при виде лестницы девушка резко остановилась. Не собиралась же она на самом деле покидать сейчас подземелья? В конце концов, её основной целью был вовсе не поход в теплицу. Резко развернувшись, она заспешила обратно. Если только профессор ещё не вернулся в кабинет, то, может быть… неужели… ей повезёт прямо сегодня? Сердце тут же заухало, как сумасшедшее. Что поделать – обманывать Северуса Снейпа, а теперь ещё директора Хогвартса и любимого слугу Тёмного Лорда в одном лице не самое безопасное дело. Но ничего, всё необходимое у неё с собой. И, если верить профессору Дамблдору, никакая Тёмная Магия не в состоянии раскусить такой обман. Если она будет очень-очень осторожной.
Тщательно оглядевшись по сторонам (зеленоватое свечение подземелий порождало мнительность), Гермиона быстро села на пол, с трудом стащила намертво примотанные к ногам кроссовки, сунула их в сумку, а из сумки достала мантию-невидимку. Теперь – ремешок сумки через голову, чтоб ничего не мешало, и мантию-сверху. Заправить волосы, проверить капюшон – если слетит, то пиши пропало. Палочку – в руку. Всё, пошла.
В нескольких моментах ей повезло сразу – двери в классную комнату и лабораторию так и остались открытыми после того, как она минуту назад пулей вылетела оттуда. И профессор Снейп пока что в кабинет не вернулся. Хорошо бы, конечно, он собрался туда до того, как её отсутствие начнёт казаться подозрительно долгим. Или хоть вышел бы на минуту, что она смогла проверить, какими чарами запирается кабинет. На всякий случай Гермиона, задержав дыхание, осторожно подобралась поближе к заветной двери. Благодаря её усилиям в лаборатории теперь появился пол, и по нему можно было красться, не производя шума. Главное не наступить на осколки всяких склянок – мало ли, что в них было налито. Но Гермионе не впервой было двигаться под мантией невидимкой. Бывало, они с Гарри и Роном проделывали это втроём. Правда, одно дело пробираться по школьному коридору, опасаясь гипотетической встречи с Филчем, и совсем другое просачиваться в кабинет Снейпа при хозяине. Впрочем, в отсутствии хозяина она делала это ещё на втором курсе. Конечно, тогда двери кабинета не были так плотно увешаны чарами. С годами задачи делались всё невыполнимее.
Пока директор, к счастью, стоял на другом конце лаборатории и опасности не представлял. Но надолго он там не задержался. Оглядел уже составленный Гермионой стеллаж от «А» до «Е», поменял местами пару пузырьков, руководствуясь одному ему известной логикой, посмотрел начатый журнал на столе, небрежно махнул палочкой, приводя в порядок графы. Теперь самое сложное – Гермиона чуть отступила от двери – Снейп всегда так стремительно исчезал в кабинете и вырывался оттуда, что проскочить за ним представлялось непростой задачей.
Девушке опять повезло – без свидетелей директор не так поспешно захлопывал дверь. С его точки зрения замок щёлкнул лишь с небольшим опозданием. Неужели? Гермиона замерла, едва переступив порог, боясь даже вздохнуть – не то что пошевелиться. С этого момента, если её поймают, то мало не покажется. Пока не поймали. Пару секунд чёрные глаза Снейпа без всякого блеска и выражения смотрели сквозь неё – то ли почувствовал что-то, то ли прислушивался – потом он отошёл к ширме позади письменного стола, и девушка наконец глотнула немного воздуха.
Ширма была, кстати, нововведением. Внимательная к мелочам Гермиона ни про какую ширму не помнила. Любопытно было – не пересказать, но сразу туда соваться не стоило. Самым разумным было сесть на пол в дальнем углу, восстановить дыхание и подождать. Что она и сделала. За двадцать минут замёрзла на каменном полу до озноба, но упорно продолжала сидеть, обхватив ладонями околевающие ступни. Только бы не заснуть опять. Но страх отогнал сон. Книжку, что ли, надо было взять с собой? И Омута опять нет. Где же, наконец, Омут?
Минуты тянулись, Снейп чем-то шуршал и булькал за ширмой, разок выглянул в лабораторию, но очень ненадолго. Разок выбрался к столу черкануть пару строк в какой-то тетрадке. Наконец-то! Кто-то настойчиво, и тут же ещё настойчивей постучал в дверь. Снейп выбрался из своего укрытия, потёр глаза одновременно с засыпающей Гермионой, полуоткрыл дверь, не спрашивая, кому и что надо.
- Минерва…, - он отступил на шаг.
Надо же – МакГонагалл!
- Не волнуйся, Северус, я не переступлю твой порог, - тут же успокоила его декан Гриффиндора, - я наоборот хотела бы, чтоб ты скорее пошёл со мной.
Профессор МакГонагалл, прямо скажем, неприязненно разговаривала с директором Хогвартса и определённо была чем-то взволнована.
- Я возьму палочку, - Снейп метнулся мимо Гермионы, подкравшейся от любопытства поближе, задев её краем мантии.
- А что случилось?
Да, Гермионе тоже хотелось знать… Уж не попались ли ребята из Отряда Дамблдора, не выдал ли себя Гарри? Нет, тогда МакГонагралл была бы в худшем состоянии. Хотя, она и так едва сдерживалась, нетерпеливо поджидая директора на границе между льющимся из коридора светом и полумраком кабинета.
- То, чего и следовало ожидать, - резко сказала декан Гриффиндора, - крупная ссора между учениками, уже третья за неделю. Грохот стоит по всей школе, только у вас не слышно…
- А кто подрался? - для приличия поинтересовался Снейп, уже возвращаясь с палочкой.
Минерва подняла брови.
- Вы ещё спрашиваете? Слизерин подрался с Хаффлпафом. Точнее седьмой и шестой курсы Слизерина избивают пятый курс Хаффлпафа. Мадам Спраут пытается их успокоить, но Малфой совершенно неуправляем. Вы же знаете, они слушаются только Вас… У вас там какая-то своя… иерархия, - сдержанно продолжала она, пока директор поспешно накладывал на дверь в лабораторию дополнительные охранные заклятия, - а ваш Кэрроу, по моему, только раззадоривает детей. Там уже пол школы, я заперла гриффиндорцев в башне факультета, но среди них есть настойчивые ребята, и если они присоединяться к драке…
- Я понял, Минерва, пойдёмте…
- А класс вы не будете запирать? – предупредила МакГонагалл. – По теперешним временам…
- Нет, мисс Грэйнджер должна вернуться из теплиц. Если, конечно, она не присоединилась к драке, она как раз должна была искать мадам Спраут.
- По-моему, мисс Грэйнджер там не было, - замерла МакГонагалл, - а почему…
- Хоть что-то хорошее! Если они опять столкнутся с Драко, мы не соберём Хогвартс… - пробормотал Снейп. - Так мы идём, профессор?
МакГонагалл не двигалась с места, не давая ему затворить дверь.
- Нет, я хотела бы сперва уточнить кое-что, - проговорила она, нахмурившись, - мисс Грэйнджер и так находится в очень непростом положении. Драко Малфой подшутил над ней самым непростительным образом, а, отработка, как я вижу, опять досталась девочке.
- Это не связанные между собой события…, - поскольку декан Гриффиндора не хотела уходить с порога, директор тоже вынужден был остановиться, хотя и с видимым нетерпением. Определённо, ему больше хотелось разрешить проблему вечерней потасовки, чем говорить о Гермионе.
- Неужели? – в глазах МакГонагалл сверкнули ледяные искры. – Говоря начистоту, мисс Грэйнджер изначально виновата не только своим происхождением, но и дружбой с Гарри Поттером, не так ли?
Профессора Снейпа перекосило, как от зубной боли.
- Минерва, давайте не будем…
- Северус, вы знаете, я осталась здесь только из-за детей, - дрожащим от напряжения голосом заговорила волшебница, - самой мне терять нечего, но, пока я в школе, я не позволю превращать обучение в Хогвартсе в ад. К вашему сведению, мисс Грэйнджер должна была сегодня разбирать книги в библиотеке. Думаю, это не менее важно, чем чистка котлов. Могу я прямо сейчас забрать её от Вас?
- Нет. Не можете, - раздражённо бросил директор, - и ваша протекция ей ничем не поможет.
- Ну разумеется! – с горечью воскликнула Минерва. - Тем не менее, не ждите, что я позволю вам выжить отсюда и эту девочку, как это случилось с учениками Равенкло и Хаффлпафа. Хотелось бы мне знать, а Драко Малфой получит свои штрафные баллы и отработку?
- Он редко бывает в школе, - отрезал Снейп, уже не скрывая раздражения, - но справедливость восторжествует – не сомневайтесь. Драко поступил мерзко, и поэтому скоро окажется в больничном крыле. Ни я, ни вы этому помешать не сможем. И, ручаюсь, отделают его ваши хвалёные гриффиндорцы, которые сейчас, наверное, уже выбрались из башни и швыряют Сектумсемпрой в слизеринцев. Спасибо Поттеру.
Гермиона на всякий случай сделала шаг к своему декану. Лицо у Снейпа было такое, будто он сам готов был запустить в Минерву МакГонагалл непростительным заклятьем. Палочка всё ещё была у него в руке, а Минерва стояла всего в паре шагов. Правда, волшебница тоже крепко держала палочку и при последних словах директора немедленно подняла её, по прежнему не сходя с места. Гермиона зажала себе рот рукой. Несколько секунд Снейп и МакГонагалл молча прожигали друг друга взглядами, но никто так и не взмахнул палочкой.
- Когда-нибудь вы очень горько пожалеете о том, что сейчас творите, Северус, - негромко сказала профессор МакГонагалл.
- Навряд ли, Минерва, - оскалился Снейп, - но давайте, не будем пока устраивать ещё одну битву Гриффиндора со Слизерином. Идёмте, наконец. Где они сцепились?
Минерва кивнула и устало отступила в коридор.
- На втором этаже, - почти спокойно проговорила она, - страшно подумать, что будет, если об этом узнает Министерство…
- Постараемся сделать так, чтоб не узнало…
Наружная дверь, наконец, захлопнулась, и можно было не сомневаться, что на неё ровно легли несколько охранных заклятий.


Сообщение отредактировал Живоглот-и-Косолапсус - Четверг, 07.10.2010, 00:03
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Гермиона Грэйнджер и...", авторы Живоглот и Косолапсус (Романс, PG-13, макси, закончен)
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. С песни по строчке-2
2. А или Б?
3. Если бы вы были..?
4. Я всё могу
5. Да или Нет ?
6. Ассоциации-6
7. Если, значит
8. Съедобное-несъедобное
9. "О ядах и противоядиях",...
10. "Два слова", Memoria, AU...
11. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
12. "Жизнь подарю тебе", m_D...
13. Поиск фанфиков ч.3
14. "Всё отлично, профессор Снейп...
15. "Хэвистон-корт" авторы З...
16. "Двое", m_Dik, СС/ГГ, G,...
17. Приколы по ГП
18. "Узелок на счастье", wro...
19. "Привидение", автор Астр...
20. "Гордость и гордыня", ав...
1. MargoVejjs[18.07.2019]
2. Karamelka[18.07.2019]
3. Maria_Castle[16.07.2019]
4. SHALOMHen[13.07.2019]
5. SARAHen[13.07.2019]
6. Xenia4565[11.07.2019]
7. GregotyWrade[11.07.2019]
8. JayMoran[09.07.2019]
9. mangobango2[08.07.2019]
10. Arleteskync[07.07.2019]
11. desirel[07.07.2019]
12. snowflake_iam[05.07.2019]
13. Magician[05.07.2019]
14. Rogniefrice[05.07.2019]
15. Аррррана[04.07.2019]
16. Elo4ka[02.07.2019]
17. Nedolub[02.07.2019]
18. ShiyatoThreesum[30.06.2019]
19. НСС[29.06.2019]
20. ElizabethSarpdag[28.06.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Illusion, Elis_Selleste, Джунгарик, djbetman, IrinaIg98, Бетельгейзе, Alonich, Косточка, Рыжуля, mari, Elvigun, hamedorea_green, Darelli, NATALI_2010, Nelk, Бузя, Элейна, aneris, Гера, civilla, Мион, ntym13, lemure, Sh@doow, Spring_Flower, FromMyWorld, PolinaSnape, ailary, Мятный_Бергамот, Хозяйка_Медной_Горы, Leontina, namejoy, Анабель_Снейп, незнакомка4292, Kemuri_Kuroi, tanushok, Полынь, Vivien, Green_Lady, pochemu2008, Amylee, elenak, Ростислава, Ветерок, Anzhela, tashest, SAndreita, dsSsb, Julionka, Imago, kameliali, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz