Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU, (макси, в работе)
"Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU,
ArianaДата: Среда, 31.01.2018, 15:15 | Сообщение # 281
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
loa81, Ну когда Герми ответ "пять" отвергла, он попробовал ужаснуться перспективе такой мачехи )))) но она его быстренько на ответ "три" свернула ))) 11lol

Цитата Эсмеральда ()
Такими темпами, мы глав через 40-50, курсе эдак на шестом, увидим что-нибудь пикантное и романтичное.

Если муз автора не будет в такие отпуска уходить, то пусть хоть 100 глав будет а пока так себе перспектива 16love


А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
OliasДата: Среда, 31.01.2018, 15:39 | Сообщение # 282
Третьекурсник
Статус: Offline
loa81, да это сложно себе представить))))

Сообщение отредактировал Olias - Среда, 31.01.2018, 15:40
 
OliasДата: Среда, 31.01.2018, 15:41 | Сообщение # 283
Третьекурсник
Статус: Offline
Ariana, торжественно клянусь больше его не отпускать)))) пускай работает)))))
 
ЭсмеральдаДата: Четверг, 01.02.2018, 02:02 | Сообщение # 284
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Цитата Olias ()
Эсмеральда, ты меня до греха доведешь

Да-да! Давайте доведём всех до греха))) и начнём со Снейпа скорее, пожалуйста)))
Хотя, пока мы тут лясы точим, Гермиона ушла с Крамом на обзорную экскурсию. Как говорится, давай детка, я покажу тебе свой корабль. Ога! "Я люблю тебя, юнга!"(ц) Так что ты, Оля, шалунья, заинтриговала, да.
Но я, кстати, не против попробовать силы в полу-порно-редактуре, не-ну-а-чо, тоже опыт. А вдруг у нас получится!Если что, я именно тот читатель, который считает "50 оттенков" жалким подобием левой руки и туалетным чтением для подростков. Так что... да-да, не надо стесняться 11lol


 
OliasДата: Пятница, 11.05.2018, 07:51 | Сообщение # 285
Третьекурсник
Статус: Offline
Глава 31

– Поттер, – тяжело выдохнул Снейп, отпустил Гарри и захлопнул дверь, выглянув перед этим в коридор. Хватит. Страданиями мальчишке не помочь. – Объясни мне, почему я снова узнаю о твоих видениях от Дамблдора, хотя, кажется, не раз предупреждал…

– Э-э-э, тебе лучше? – растерянно спросил Гарри, поражаясь слишком резкой перемене.

– Поттер! – не сдержавшись, гаркнул Снейп. Он не собирался показывать мальчишке свою слабость, и, уж тем более, обсуждать это с ним.

– Что «Поттер»?! Я за этим и пришёл. Между прочим, едва слиняв от мадам Помфри, и я не виноват, что тебя где-то носит. В следующий раз обязательно попрошу МакГонагалл сначала отвести меня к тебе, – не удержавшись, съязвил Гарри, но тут же прикусил язык, отец ведь, и правда, пару минут назад едва на ногах держался, он видел это собственными глазами и совсем не хотел довести его до приступа.

– Сбежал? – Снейп проигнорировал выпад. – Как долго ты здесь? – До этого момента он не задумывался, как повлияет на мальчишку уничтожение артефакта. Поппи наверняка бы заметила малейшее ухудшение самочувствия своего пациента, но несносный мальчишка, как всегда, поступил по-своему. – Утром как себя чувствовал?

Северус смахнул со лба Гарри чёлку и довольно грубо повернул его лицом к источнику света – факелу, висевшему на стене недалеко от камина, рассматривая шрам и белки глаз.

– Голова не болела? Тошнота?

– Ай! – вырвался Гарри. – Шею мне свернёшь! Вроде, плохо здесь было тебе… Ладно, ладно… она сама меня отпустила, не сбегал я, всё нормально со мной, правда, – заверил он Снейпа. – Подожди… – как же он сразу не понял, – ты сказал, от Дамблдора? Значит, он вернулся? Он нашёл кольцо, да? Ты видел его?

– Видел и уничтожил, – сухо ответил Снейп, не желая продолжать разговор, а в голове Гарри, наоборот, как искры вспыхивали тысячи вопросов, и на все нужны были ответы прямо сейчас, иначе голову могло попросту разорвать от количества мыслей, большинство из которых пугали.

– Зачем оно Волдеморту? Почему он прятал его?

– Понятия не имею! – оборвал его Снейп.

Отец врёт, Гарри понял это сразу, неужели его худшие опасения подтвердились?

– Волдеморт знал, что я побегу к Дамблдору… Ловушка? Вы попали в ловушку из-за меня, – он опасен для самых близких людей. Отец пострадал из за него…

– Прекрати произносить это имя! – вскипел Снейп. – Тёмному Лорду ничего не известно, уймись! Артефакты способны яростно защищаться, пора бы знать это, в конце концов! Кольцо уничтожено, никто не пострадал, и хватит об этом.

– Тогда почему я всё это вижу?! – взвился Гарри, ударив кулаком по стенке стеллажа с ингредиентами. Банки, стоявшие на нём, задребезжали, стукнувшись друг о друга.

– Поттер, – предупреждающе осадил его Снейп.

– Тебе плевать, тебе эти склянки дороже! – Гарри схватил со стеллажа банку с сушёными скарабеями и с размаху швырнул об пол. Осколки с жуками разлетелись по всему кабинету.

– Немедленно…

– Или эти? – не слушал его Гарри. Банка с плавающими в ней жабьими глазами, всегда раздражавшая его, полетела следом, наполняя комнату вонью, напоминающей запах тухлой рыбы. – Всем плевать. Никто не говорит правду. Даже Дамблдор! Не называть Волдеморта по имени? Не называть?! Ты запрещаешь?! Он отнял у меня всё. Всё! Я даже родителей не помню. Только крики перед тем, как Волдеморт убил их… ты знаешь, каково это слышать?

Снейп схватил его за воротник мантии и встряхнул пару раз, желая остановить истерику. Гарри с вызовом уставился на отца в ожидании удара, но его не последовало.

– Что ты сказал? Повтори, – замер Снейп, по-прежнему крепко удерживая Гарри за отвороты мантии.

– Самое моё страшное воспоминание – предсмертный крик мамы, я слышу его, когда рядом дементоры…

– Сядь, Поттер. – Северус жёстко усадил его на стул. – Хочешь получить ответы на вопросы, ты их получишь. – Он и сам бы хотел их знать. Снейп не верил старику – противостоять невозможно только третьему непростительному. Пойми он, чем проклят Поттер, не смирится, пока не отыщет контрзаклятье. – Приготовься пережить самые страшные минуты своей жизни ещё раз. Тебе придётся вспомнить их.

Снейп отвернулся, чтобы привести кабинет в порядок, давая время им обоим. Он сам не был уверен, что готов увидеть смерть Лили, к такому невозможно подготовиться, но на кону стояла жизнь Поттера, так что выбора у него не оставалось.

Повинуясь заклинанию, вонь улетучилась через каминную трубу, противнейшая жижа с жабьими глазами испарились, а засушенные жуки-скарабеи как живые поползли по полу, собираясь в кучку возле стеллажа. Ещё один взмах волшебной палочки, и разбитые банки стоят как новые, а жуки сами собой ползут в них.

– Готов? – обернулся Снейп.

Гарри смотрел прямо перед собой, сидя на краю стула, весь скукоженный и взъерошенный, как подбитый воробей. Северус взял стул и сел рядом с ним.

– Мы должны… Я не знаю, помнишь ли ты хоть что-то, но шанс есть. Я смогу разорвать вашу связь только, если пойму…

– Да, – ответил Гарри. – Да.

– Начнём?

– Да.

– Будет больно. Я не хочу повторять это и не стану. Не сопротивляйся, позволь мне увидеть всё до конца.

Гарри закрыл глаза и кивнул. Он почувствовал, как отец притянул его к себе, и уткнулся лбом в плечо Снейпа. Молча посидел так несколько долгих мгновений, потом выпрямился и взглянул отцу прямо в глаза. «Легилименс», и голову пронзило болью.

~~~

Мама кладёт его в кроватку. Ему совсем не хочется сидеть здесь, он хочет играть с папой. Снизу раздаётся голос отца, наверное, он тоже хочет продолжить игру и сейчас придёт.

~~~

Боль начала становиться сильнее. Едва сдерживаясь, чтобы не закричать, Гарри взвыл сквозь стиснутые зубы.

~~~

И правда, папа решил поиграть, и мама тоже играет с ними, здорово. Гарри смотрит на палочку в руке отца и ждёт очередного развлечения. Он знает, что с ним будут играть, и совсем не боится прячущегося под длинной мантией человека.

~~~

Руку начало жечь, но Снейп лишь крепче сжал палочку.

– Не сопротивляйся, – скомандовал он.

~~~

Вспышка слишком яркого зелёного света ослепила его на мгновение, и мама пропала. Да, вот же она, прячется на полу, сейчас вскочит и напугает его… Человек подходит ближе, теперь Гарри видит его лицо – красные глаза, узкие зрачки и бледную серую кожу. Это не папа. Страшно. Почему мама не встаёт? Почему не встаёт так долго и не защищает его? Незнакомец направляет палочку ему в лицо.

~~~

– А-А-А-А! – Гарри не выдерживает, срываясь на крик, волна магии вырывается из него вместе с воплем, ударяя Снейпа в грудь так, что тот с трудом удерживает связь. Его ладонь уже обожжена, и Северус с трудом держит палочку, но отступать нельзя. Теперь он окончательно понял – сопротивляется не Гарри, а то, что сидит в нём.

~~~

Зелёный луч летит прямо в него, но лишь обжигает, коснувшись лба, и отлетает назад. Больно. Гарри плачет, зовёт маму, но она не встаёт, а страшный человек тоже падает на пол рядом с ней, широко раскинув руки. Из его рта вырывается столб полупрозрачного сероватого то ли пара, то ли дыма, пару мгновений вихрем кружит по комнате и улетает через дыру в потолке, лишь его хвост, словно зацепившись за доску, отрывается и продолжает метаться по комнате ещё пару мгновений, пока не залетает прямо в рот орущему ребёнку.

~~~

Гарри чувствовал, как боль отступает, он снова взрослый, сидел, уткнувшись лицом в плечо отца, и тяжело дышал. Понимание увиденного обрушилось на него волной ледяного ужаса. Гарри отстранился и, взглянув в глаза отцу, понял, тот думает о том же.

– Я… я – это он.

Не было никакой загадочной связи, всё просто. Вот, почему он видел всё это, вот, почему он чувствовал эмоции Волдеморта, вот, почему они так похожи…

– Нет. Ты – это ты, – вкрадчиво ответил Снейп. «И ты ничего не вспомнишь». Заклинание Обливиэйт вылетело из палочки и мягко ударило Гарри в висок. Его глаза расширились от удивления, и взгляд остекленел. Всё было куда хуже, чем Снейп мог предположить. Один он справится с этим, вдвоём – нет. Поттер не справится.

Северус не разбирался в этой магии, его не интересовало бессмертие, скорее наоборот. Он не понимал, с чем столкнулся, стало ясно только одно – часть души Тёмного Лорда живёт в Гарри, овладевает им, разрастается и крепнет в нём, и в конце концов захватит полностью, если её не остановить.

– Пап, я... – Гарри очнулся и широко зевнул. Как он здесь оказался? Ах, да, удрал из больничного крыла и, наверное, задремал, дожидаясь отца. Он собирался сказать ему что-то очень важное… как же болит голова, и хочется спать… сон… Волдеморт… да…

– Спи, – сознание Гарри окутали мягкие волны магии, погружая его в сон.

Северус трансфигурировал стул Гарри в широкую кушетку и уложил его. Он понятия не имел, как помочь Поттеру, но и сидеть в бездействии, сокрушаясь о его судьбе, было невыносимо. Северус на всякий случай накрыл Гарри мантией-невидимкой и вышел из кабинета. Ноги сами понесли его в библиотеку, хотя он и понимал напрасность своих действий. Надо было бы добраться до библиотеки Малфоев для начала, чёрт, если понадобится, он и библиотеку Блэка перевернёт с ног на голову. Где ещё искать, если не в книгах, собираемых сотни лет старейшими чистокровными семействами. Время, ему нужно время… придержать бы старика.

Библиотека оказалась пуста, что не было удивительно в это время. Повинуясь приказу, дверь запретной секции со скрипом отворилась, пропуская его внутрь. Снейп шёл вдоль стеллажей, просматривая корешки давно прочитанных книг. Все они сейчас были абсолютно бесполезны.

– Не ожидала увидеть вас здесь, профессор Снейп.

Только этого ему не хватало. В тёмном углу, сразу за стеллажом с книгами по зельям, обложившись горой книг, в наколдованном огромном кресле, ну, не приволокла же она его сюда, восседала Трелони.

– Плохое качество для прорицательницы, – отозвался он, отвернулся к стеллажу и взял первую попавшуюся книгу.

– Но это даже к лучшему, я как раз собиралась поговорить с вами. Мистер Малфой весьма порадовал меня своими способностями на последнем уроке. У него несомненно есть дар, и его стоило бы развивать, знаете ли…

– Обязательно сообщу об этом его отцу. Уверен, Инспектор станет посещать ваши уроки чаще, – ненавидеть сильнее в этот момент он мог только себя. Яда в его голосе хватило бы, чтобы любой здравомыслящий человек оставил его в покое и держался подальше ближайшие лет сто. Кресло скрипнуло. Снейп рассчитывал, что Сибилла решила спастись бегством, но зря. На его плечо опустилась тонкая, но тяжёлая рука. Да, что она себе позволяет!

– Я попросил бы вас… – он дёрнул плечом, но хватка лишь усилилась.

– Гарри нет с нами.

Голос за спиной заставил Снейпа внутренне содрогнуться. Он помнил и ненавидел его со школьной скамьи. Что это, проклятье кольца будет вечно преследовать его?

– Гарри с нами нет. Мы искали. Его душа сильна.

Снейп обернулся. Трелони стояла перед ним так прямо, будто проглотила рукоять гоночной метлы. Глаза её закатились.

– Не смей бросать моего сына… Снейп, – произнесла она голосом Джеймса Поттера. – Никогда не думал, что скажу это.

– Знаешь, кого теперь он называет отцом, – как же хотелось отомстить, ударить по самому больному, причинить такую же боль, что чувствовал он все те годы. За унижения, за издевательства, за Лили… но какая теперь к боггарту разница, теперь, когда его сын в опасности. – Поттер теперь мой сын.

Трелони забила крупная дрожь.

– Тогда спаси его… Времени мало... Ты знаешь, как… Гарри всё те-бе-е-е-е, – Сибилла покачнулась и пришла в себя. – Так, о чём это я…

Северус готов был вцепиться в её цветастую шаль и вытрясти из душу из горе-прорицательницы, а теперь, кажется, ещё и медиума по совместительству. Чёрт, чёрт, чёрт! Он потратил драгоценные секунды на перепалку вместо того, чтобы слушать. Что Гарри? Что? Прямо за спиной Трелони на стеллаже стояла толстенная книга «Сильнодействующие зелья», вот оно! Как он мог забыть? Расклеился, дал волю эмоциям. «Нюниус» – прав ты был Поттер, Нюниус и есть.

– Я передам ваши слова Люциусу, Сибилла, можете не сомневаться, – отчеканил он и быстрым шагом покинул библиотеку.

Пока Снейп возвращался в кабинет, его душу грызли сомнения. В теле Поттера две души – это может сработать. Но это зелье – яд. Что, если оно выживет душу Поттера или обе души? Да, и доверять мальчишке полностью, учитывая его познания в зельеварении, он не решался. Дать Поттеру зелье неопробованным означало… Он остановился перед дверью, глядя на извивающуюся на ней змею. Нагайна! Вот, и проверим. А пока не стоит Поттеру общаться со стариком от греха подальше. Северус кивнул своим мыслям и, развернувшись, пошёл дальше по коридору.

***

Гарри бежал на завтрак со всех ног, он почти опоздал. Отец поздно разбудил его, почти ничего не объяснив, сказал только, что всё знает, кольцо уничтожено, и они поговорят об этом позже. Выглядел он неважно. Гарри не стал настаивать, вечером он всё сможет узнать от Дамблдора.

Большой зал гудел громче обычного, только его друзья сидели мрачнее тучи.

– Мы опоздали, Гарри. Дамблдора уволили, – выпалила Гермиона, едва он подошёл к ним.


Сообщение отредактировал Olias - Воскресенье, 13.05.2018, 11:47
 
loa81Дата: Пятница, 11.05.2018, 15:46 | Сообщение # 286
Третьекурсник
Статус: Offline
Вау, наконец то продолжение. Надеюсь, яд Нагайне понравится!!!
 
OliasДата: Пятница, 11.05.2018, 19:18 | Сообщение # 287
Третьекурсник
Статус: Offline
loa81, Можите не сомневаться))))
 
ArianaДата: Пятница, 11.05.2018, 21:40 | Сообщение # 288
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Малооооо 06cry

А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
OliasДата: Пятница, 11.05.2018, 22:03 | Сообщение # 289
Третьекурсник
Статус: Offline
Ariana, Снейп истинный шпион пока хранит свои секреты))))
 
OliasДата: Пятница, 20.07.2018, 20:17 | Сообщение # 290
Третьекурсник
Статус: Offline
Глава 32

Гарри не поверил собственным ушам. Он ослышался, совершенно точно ослышался… Но на директорском кресле сейчас и вправду сидела профессор МакГонагалл, и выражение её лица не позволяло Гарри усомниться в словах подруги.

Почему он ничего не сказал Дамблдору, почему не предупредил его? Глупо было надеяться, что Малфой переубедит отца, да, и вообще, захочет хотя бы попытаться. Гарри чувствовал себя виновным, настоящим предателем. Если бы вчера он думал не только о себе, Дамблдор сейчас по-прежнему был бы с ними. Уж он бы точно разгадал все грязные замыслы мистера Малфоя прежде, чем тот успел бы ими воспользоваться.

Среди шума, царившего в зале, взволнованно обсуждающих новость студентов, Гарри отчетливо слышал насмешки и хохот со стороны стола Слизерина, но даже не обернулся, не было смысла, он и так знал, кого увидит в первых рядах глумящихся.

Рон дёрнул Гарри за рукав и усадил на лавку между собой и Гермионой.

– МакГонагалл сказала, что это временно, как только Дамблдор уладит «незначительные» разногласия с министерством, сразу вернётся к нам, а пока она заменит его…

– «Пока» – это до того, как эти старые дуралеи не назначат нового директора. И что-то мне подсказывает – долго на этом посту она не задержится, – закончил за Гермиону Рон, выразительно кивнув в сторону Люциуса Малфоя, восседающего на своем стуле как на троне, будто школа уже принадлежала ему. – Глянь только на его рожу.

Гарри сжал кулаки, но вместо злости почувствовал ликование, настоящую радость – он победил старика, это оказалось так просто, всего лишь его никчёмный слуга смог раздавить его как букашку, убрал с дороги, и теперь ничто не остановит его…

– Гарри! Гарри! – Гермиона трясла его за плечо, а сокурсники таращились на них во все глаза, как первокурсники перед распределением, кто-то с опаской, а кто-то, посмеиваясь и перешептываясь, Джинни, Рон и Гермиона смотрели с тревогой. Он, что, хохотал как ненормальный, восхвалял себя или директора проклинал?

– Волдеморт уже знает, – сквозь зубы процедил Гарри и уткнулся носом в тарелку с овсянкой. – Расхотелось, – буркнул он, отодвигая тарелку в сторону.

– Пошли отсюда, – твёрдо сказала Джинни, поднимаясь, – всё равно кусок в горло не полезет.

– Как твои занятия с профессором Снейпом? – спросила Гермиона, едва они вышли из Большого зала.

Гарри только отмахнулся, всё равно ничего не получалось.

– Не вздумай от них отказаться. Уверена, будь Дамблдор здесь, он бы не допустил этого. Нельзя позволять Волдеморту лезть в твою голову, Гарри. Ты должен научиться защищать себя, слышишь меня…

Гарри почти не слушал увещеваний подруги, всё это она повторяла уже не раз, и не она одна. Должен, должен, должен… да, как, чёрт побери! Он и так старается изо всех сил, но что прикажешь делать, если не выходит, сколько бы ни пытался. Да, и мысли его были заняты директором и их последним разговором.

– … твои кошмары, Гарри… – продолжала расспросы Гермиона .

Джинни вдруг резко развернула его к себе и поцеловала так, что все мысли разом вымело из головы, её пальчики нежно погладили щёку Гарри, играючи пробежались по шее, посылая толпу щекотных мурашек вниз по его позвоночнику, ручка Джинни медленно спустилась ниже, прошлась по груди и, замерев на секунду, скользнула ниже, оставаясь ТАМ пару долгих мгновений. Гарри замер, чуть не задохнувшись от удовольствия, кажется, он и не дышал вовсе в эти секунды, боясь шевельнуться, нарушить, напугать или сделать что-то такое, отчего Джинни больше никогда не захочет прикасаться к нему.

– В следующий раз вспоминай это, – лукаво улыбаясь, отстранилась Джинни.

Только сейчас Гарри, очнувшись, вспомнил, что они здесь не одни. Гермиона с лёгким румянцем на щеках настойчиво тыкала Рона носом в своё расписание, и Гарри очень надеялся, что друг ничего не заметил.

– Ну, мне пора на Травологию. Знаешь, – шепнула Джинни на ухо Гарри, – если б я тогда знала, что у меня есть шанс, Реддлу ни за что бы не удалось подчинить меня. Люблю тебя, – она чмокнула его в нос и, бросив хмуро смотрящему на них Рону и улыбающейся Гермионе: «увидимся на обеде», умчалась с таким видом, будто ничего и не произошло.

– Ты мог бы не делать этого у меня на глазах?! – возмутился Рон.

– Ты же целуешься с Лавандой при нас…

– Это не одно и то же, Джинни – моя сестра и…

– Хватит уже, Рон, они не делают ничего плохого. Джинни себя в обиду не даст, уж поверь мне, да и Гарри никогда её не обидит! Тебе опять снились кошмары, Гарри? – сменила она тему, и Гарри был ей за это бесконечно благодарен. Обсуждать поцелуи Джинни с Роном категорически не хотелось, может, именно потому, что он её брат, и Гарри как-то неловко себя при этом чувствовал.

Пока они шли на Заклинания, Гарри рассказывал друзьям о ночном видении и о разговоре с Дамблдором.

– Почему Фадж верит Малфою? Как он вообще умудрился стать министром с такими мозгами? Уволить Дамблдора сейчас – просто глупость какая-то, – негодовал Гарри, пытаясь наложить защитные чары на плюшевого тигра.

– Деньги, – процедил Рон, – отец говорит, по министерству ходили слухи, что Малфой изрядно поспособствовал его продвижению.

– Наш министр глуп, как пробка, и алчен. Да, Малфой попросту его купил, – Гермиона направила палочку на своего плюшевого мишку. – Диффиндо! Форфикула секаре! – игрушка осталась целой и невредимой, ни один шовчик не разошёлся. Довольная своей удачей, она покосилась на красного от негодования Рона, только что разорвавшего в клочья очередную плюшевую игрушку.

– Акцио подушка! – пришёл Гарри на помощь другу, чтобы тому снова не пришлось бежать к столу профессора Флитвика, на котором стояла огромная коробка, доверху набитая игрушками и маленькими пуховыми подушечками. Они отрабатывали сохраняющие чары, и профессор не нашёл ничего более безопасного для студентов, зато в общем гаме веселящихся студентов, затеявших игру «Поэффектней оторви игрушке голову» и пытающихся отогнать от себя летающий по всему классу пух, можно спокойно шептаться о чём угодно.

– А ещё министерство так же, как и народ, боится, что Дамблдор окажется прав, легче зарыться головой в песок и делать вид, что ничего не происходит. А всё зло, конечно, от сбежавшего из Азкабана Крауча, – Гермиона ткнула палочкой в ухо медвежонка. – Инфламаре! – маленький голубой огонёк обогнул медвежье ушко, не повредив его, и потух. – Фадж пойдёт на всё, чтобы удержаться в своём кресле. И версия Малфоя его более чем устраивает. Сам подумай, Дамблдор может поднять народ, внушив страх детям, а через них и их родителям, против не желающей защищать людей власти, подорвать авторитет министра; наверное, Фадж и правда думает, что Дамблдор хочет занять его место.

– Старый идиот сам роет себе могилу.

– Всем нам, – согласился с Роном Гарри.

– Не думаю, что Дамблдор так легко сдастся. Агуаменти! – струя ледяной воды из палочки Гермионы ударила в игрушку и, отскочив от неё, обрызгала Гарри и Рона с ног до головы.

– Простите, – улыбнулась она.

– Браво, мисс Грейнджер, пятнадцать очков Гриффиндору! Можете начинать упражняться на более хрупком предмете, – восторженно заявил профессор Флитвик и левитировал на стол перед ней собственную фарфоровую чашку.

– Подумаешь, кому вообще нужны эти чары, – насупился Рон.

Достаточно было вспомнить взорванный стол отца, чтобы понять, насколько сильно он ошибается, рискнул не согласиться с другом Гарри.

– Твоей маме, например, – парировала Гермиона, – вас у неё семеро, Рон, никаких сил на Репаро не хватит, одни только Фред с Джорджем чего стоят.

– Ладно, ладно, не начинай!

– Значит, ты видел Дамблдора утром, Гарри? – вернулась к теме Гермиона.

– Нет, не видел.

– Но ты сказал, кольцо уничтожено?

– Мне Снейп сказал, – не подумав, ляпнул Гарри, – они вместе там были…

Рука Гермионы чуть дрогнула, и Диффиндо, вырвавшееся из её палочки, попало в тигра Гарри, оторвав тому лапу.

– Не могу поверить. Как Дамблдор может доверять этому скользкому гаду? – пробубнил Рон, но тут же повеселел и просиял. – Значит Снейп в больничном крыле? Зельеварения не будет, а ты молчишь?! Руки то ему случайно не оторвало?

Гарри хмуро мотнул головой.

– Жаль, – протянул Рон.

– Да, нет, это я там лежал, а Снейпа ко мне Дамблдор послал, наверное, Малфой уже расстарался.

– Понятно, – ещё больше опечалился Рон.

– У тебя почти получилось, Гарри, – Гермиона кивнула на его тигра, – попробуй расслабить кисть. Движение руки слишком скованно.

– Напишу отцу и Перси, они должны что-то знать.

– А я Сириусу, – кивнул, соглашаясь, Гарри.

– Больше профессор Снейп тебе ничего не сказал?

– Неа.

– Так, зачем Волдеморту прятать кольцо? Ведь не кражи он боится, в конце концов.

– Не знаю, – Гарри и самого мучил этот вопрос.

– Думаешь, это может быть что-то настолько же ужасное, как дневник? – спросил Рон. В его глазах читался неподдельный страх при воспоминании о страданиях сестры.

– Дамблдор уверен в этом, – ответил Гарри. – Может, оно тоже подавляет волю надевшего. Волдеморт Малфоя похожим наградил. Только камень, вроде, другой был, – вспомнил Гарри, и как он раньше не подумал об этом.

– Не думаю, что дело в камне, – сказала Гермиона. – Полагаешь, Малфой одержим? Не смеши меня, Гарри, – она очень выразительно посмотрела на него, словно говоря: «Драко лапши тебе наложит, только ложкой черпай».

– Не одержим, скорее контролируем. В перстне змея с ядом Нагайны, и я слышал, он не может его снять.

– Как собака что-ли, – хохотнул Рон. – Мне его совсем не жаль, если так. Поделом ему, из-за этого гада Джинни чуть не погибла. Знаешь, я совсем не расстроюсь, если она вдруг его покусает.

Гермиона тоже сочувствия к отцу Драко не питала. Да уж, жалеть мистера Малфоя точно было не за что, а, вспомнив про Джинни, Гарри готов был придушить его голыми руками, прямо так, никакой чёрной магии не надо, но стоило только подумать о мести, как Гарри тут же вспоминал, кто позволил им сбежать с проклятого кладбища, рискуя собственной жизнью. И подслушанный разговор со Снейпом Гарри тоже помнил, а ещё очень хорошо знал, чем грозит Драко неповиновение отца. Может, то же самое чувствовал Снейп, спасая его от Квиррелла на первом курсе, возвращал долг его ненавистному отцу, как говорил Дамблдор.

Гермиона накрыла его руку своей и посмотрела так, как будто умела читать мысли, а может, ей это было вовсе не обязательно.

– Расслабь кисть, помнишь, – только и сказала она, кивнув на игрушку.

К концу урока на боку тигра Гарри остался лишь неглубокий порез, что, по словам профессора Флитвика, было уже совсем-совсем неплохо, хотя до умений Гермионы ему было ещё далеко, но Рону, как и большинству однокурсников, и этого не удалось.

***

На зельях Снейп устроил самостоятельную работу, отсадив Гарри подальше от Малфоя и Гермионы, и весь урок черкал что-то в бумагах, склонившись над столом. Он даже не заметил, как Гермиона исправила неудавшееся зелье Невилла, по какой-то случайности сидевшего рядом с ней. Жаль, Гермиона не владела лиглименцией, как отец, иначе она бы и Гарри помогла, а так он сильно рисковал остаться недопущенным до экзамена, да ещё навлечь за это гнев отца на свою голову, что было куда страшнее.

Тяжело вздохнув, Гарри глянул на бурлящее в котле жёлтое варево, которое, по идее, уже должно было стать фиолетовым Умострильным зельем. «Вам бы не помешало принимать его, Поттер, перед тем, как подходить к котлу, – воображал он недовольный голос отца, увидевшего сданный им пузырёк. – А, может, попробуем эффект этого варева на вас прямо перед экзаменом?».

Напрасно Гарри переживал – отец даже не взглянул на него, когда он поставил свой флакон на стол для образцов. Может, оно и к лучшему – сразу не заметил, потом орать меньше будет, не у него же одного зелье не вышло. Ну, не стать ему зельеваром, так что ж с того, размышлял Гарри, направляясь с друзьями в большой зал. «Как я могу научить тебя окклюменции, если твоих мозгов не хватает даже на простейшее зелье? Да, что там вообще защищать?» – нет уж, лучше сразу признаться, чем выслушивать очередную отповедь, и так в последнее время они слишком часто ругались из-за неудач Гарри.

– Кажется, я учебник забыл, – похлопал по сумке Гарри. – Вы идите, я быстро, пока Снейп на обед не ушёл, – пробормотал он и, развернувшись, припустил назад.

Уже подходя к кабинету, в конце коридора, заканчивающегося, как казалось Гарри, тупиком, он увидел две удаляющиеся фигуры: профессора Снейпа и мистера Малфоя. Не раздумывая, Гарри достал из кармана мантию-невидимку и, накинув её, поспешил за ними, едва успев проскочить в открывшийся узкий проход в стене за доспехами сонного рыцаря, прозванного так студентами за то, что время от времени тот кивал головой, будто засыпал, и его шлем падал и с грохотом катился по каменному полу к противоположной стене. Сколько котлов взорвали из-за него первокурсники, не счесть.

– … не вижу серьёзных причин беспокоиться за Драко, – услышал Гарри спокойный голос отца. Почти не дыша, он шёл очень тихо, стараясь не выдать своего присутствия даже ему. – Твой план сработал. Тёмный Лорд остался доволен тобой, разве не так?

– Хороший был план, – согласился Люциус.

– Не советую снова гневить его. Хуже будет, если Драко не предстанет перед повелителем этим летом. Его страх – не помеха. Нет человека, не боящегося Тёмного Лорда. Или ты знаешь такого, а, может быть, сам не боишься его? Или Драко со страха изменил убеждения? Тогда да, это в корне меняет дело, могу лишь посоветовать отличный…

– Что-то ты не был столь саркастичен, когда речь шла о той грязнокровке, помнишь, как её там? – не дал ему договорить мистер Малфой.

Гарри напрягся весь, обратившись в слух.

– Эванс, – холодно и безразлично ответил Снейп. Гарри мог поклясться, ни один мускул не дрогнул на его лице.

– Точно, Эванс, но померла-то она всё-таки, будучи Поттер, да, Северус?

– Вроде того…

Гарри почувствовал, что задыхается… мама… Снейпу нравилась мама? И здесь? Он любил и позволил убить её? А может, он желал смерти им всем из мести… просто потому, что мама выбрала отца… рука сама потянулась к палочке, но Гарри оступился и случайно задел ногой мелкий камушек, и двое впереди шедших мужчин молниеносно обернулись с палочками наизготовку. На его счастье испуганный маленький мышонок пискнул, выбежал из своего укрытия в расщелине стены и скрылся где-то в тени потайного хода.

– Ненавижу крыс, – скривился Люциус и, немного постояв, разглядывая пустоту, развернулся и пошёл дальше.

«Ненавижу! Ненавижу!» – стучала кровь в висках Гарри, пока он смотрел в глаза Снейпу, ему хотелось наброситься на него с кулаками, но он едва мог пошевелиться, словно окаменел от неожиданно обрушившейся правды, от предательства родного человека, «отца», как уже привык считать Гарри. Сейчас просто хотелось поскорее выбраться из этого узкого душного прохода. Странно, но Гарри не помнил его на карте Мародёров, и не представлял, куда тот приведёт его, да, и как выйти из него одному – тоже, оставалось только дальше следовать за ними.

«Нюниус» – так, вот, кто это! «Нюниус» – Нюниус и есть! Жалкий двуличный предатель, «Нюниус»! «Нюниус»!»Нюниус»! – твердил он про себя.

– Так, почему ты до сих пор не женился, а Северус, – ехидно поддел Люциус, привлекая его внимание, – неужто до сих пор сохнешь…

– Больше грязнокровками не интересуюсь, – холодно ответил Снейп, – А повстречать такую, как Нарцисса, не довелось, – в ответ поддел он.

Он смеётся… смеётся над ней?! Да как он смеет, как смеет?!

– Рот-то на мою жену не разевай, разорвёшь! А, вот, сестрицу её могу присоветовать, правда, она замужем, но, помнится, Нарси сетовала – не по любви, да, и отдыхает пока в Азкабане, но в наши времена, чем Мерлин не шутит. Ну, как, попытаешь счастье?

– Салазар упаси! – и оба мужчины расхохотались.

«Побег! Волдеморт готовит побег пожирателей из Азкабана», – повторял про себя Гарри, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о маме и Снейпе.

– Итак, вернёмся к Драко, что именно тебя беспокоит, Люциус? - серьёзно спросил Снейп, взмахнув палочкой, и часть стены справа от него прямо под фонарём отъехала в сторону. Снейп и Малфой, пригнувшись, вышли, Гарри протиснулся вслед за ними и оказался недалеко от лаборатории Снейпа. Так, вот, куда исчез тогда Крауч.

– Предпочту обсудить это в твоём кабинете, подальше от посторонних ушей, – ответил Люциус.

Снейп кивнул, огляделся по сторонам, и они ушли, а Гарри так и стоял, прижавшись затылком к холодной стене с крепко зажмуренными глазами. Он отомстит, обязательно отомстит за маму! Гарри не знал, сколько простоял так… пока не спало оцепенение, и он не понял, что Снейп может найти его сейчас на карте Мародёров и понять, какая «мышь» уронила тот камушек. И он со всех ног бросился к Большому залу, МакГонагалл, ему срочно нужно поговорить с МакГонагалл.

Недалеко от входа он увидел Гермиону, горячо спорящую с Крамом.

– Гарри? – окликнула она, заметив его. – Гарри, что с тобой? Да, на тебе лица нет…

– Волдеморт собрался освободить Пожирателей смерти из Азкабана, – выдохнул Гарри, подойдя к ним. – Мне нужна МакГонагалл, срочно.

– Но откуда…

– Подслушал разговор папаши Малфоя со Снейпом.

– Значит, я прав, – вмешался Крам.

– Нет, я уже говорила тебе, Виктор, в Хогвартсе это запрещено, нас могут исключить, а тебя…

– Вас могут убить!

– Виктор хочет обучить нас тёмной магии, – раздражённо ответила Гермиона на вопросительный взгляд Гарри. – Так, Виктор?

– Нет, не так. Не тёмной, а боевой. Хочу научить выводить противника из боя. Да, очнитесь же вы, чем, Мерлина ради, вы собираетесь сражаться, Ступефаями? О Фините Инкантатем никогда не слышали? Я и не собираюсь учить вас убивать, всего лишь обезвредить… надолго.

– Он прав, – твёрдо сказал Гарри.

– Нет! Как ты не понимаешь, Гарри, тёмная магия опасна, она порабощает тебя, будит все самые низменные инстинкты, заставляет почувствовать власть над людьми, стоит только попробовать, и ты уже не способен остановиться.

– Ты и меня таким считаешь? – возмутился Крам.

–Нет, Виктор, нет. Ты… ты хороший, но… Гарри?... Ладно… – сдалась она, заметив решительное выражение лица друга, – нужно найти подходящее место. Я подумаю и, Виктор, обещай…

– Мы подумаем, мы, Гермиона, – Виктор обнял её и прижался к губам нежным, почти отцовским поцелуем. – Обещаю, я не дам тебя в обиду и…

Дальше Гарри мешать им не стал, ему срочно нужно было найти МакГонагалл, кто, как не она, сможет передать Дамблдору его слова.

***

Едва дождавшись конца обеда и наскоро пересказав Рону и Джинни последние новости, Гарри выскочил из-за стола и помчался вслед за профессором МакГонагалл.

– Профессор, могу я поговорить с вами?!

– Идёмте со мной, мистер Поттер, – серьёзно глянув на него, кивнула она и отвела Гарри в кабинет директора, который теперь занимала.

– Вы слышали даты? – спросила МакГонагалл, внимательно выслушав сбивчивый рассказ Гарри.

– Нет, но Люциус Малфой говорил это так, будто дело уже решённое.

– Выпейте чаю, Гарри. Я видела, вы почти не обедали, – она взмахнула палочкой, и перед Гарри на столе возникли фарфоровая изящная чашка, наполненная ароматным чёрным чаем с кусочком лимона, и тарелка с бутербродами. – Может, вы слышали что-то ещё, какие-нибудь незначительные детали? Я вижу, вы что-то недоговариваете. Возможно, вы считаете, что и профессор Снейп замешан в этом? Я могу понять вашу неприязнь к нему и совру, сказав, что хотя бы отчасти не разделяю её, но поверьте, профессор Дамблдор доверяет ему не меньше, чем мне, а возможно…

– Возможно, Дамблдор ошибается! Возможно, мы все ошибаемся! – выпалил Гарри, не в силах сдержать гнев и обиду на Снейпа после услышанных слов о матери.

– Профессор Снейп давно состоит в Ордене Феникса, и до этого дня у нас не было причин не доверять ему. Мы сильны, пока мы вместе, но, стоит потерять доверие и начать подозревать каждого, как шансов у нас не останется…

– В каком ордене, профессор? – не понял Гарри.

– Что ж, кто-то должен тебе об этом рассказать, так пусть это буду я. Тем более, совсем скоро ты и сам обо всём узнаешь, не вижу смысла скрывать. Орден Феникса основал Альбус Дамблдор для борьбы с сам-знаешь-кем ещё до твоего рождения. В него входили твои родители, крёстный, родители твоих друзей Уизли и Лонгботтома, и ещё много одарённых и храбрых волшебников и волшебниц, чьи взгляды разительно отличались от взглядов таких типов, как наш «инспектор», – с презрением процедила она последнее слово. – После исчезновения того-кого-нельзя-называть орден расформировали, но сейчас ему снова пора возродиться из пепла. Нас пока не так много, но…

– Значит, родителей Невилла тоже убил Волдеморт?

– Гарри… Нет. Они живы, разве мистер Лонгботтом не рассказывал тебе об этом?

В ответ Гарри отрицательно покачал головой.

– Но почему же тогда Невилл живет с бабушкой?

– В этом нет тайны, мистер Поттер, возможно, вам следует больше общаться с друзьями или хоть иногда заглядывать в книги помимо школьной программы, – с укором произнесла она. – Скажу одно – его родители достойнейшие волшебники из всех, что мне когда-либо приходилось знать, а таких, поверьте, немало. Наступают тёмные времена, – чуть помолчав, продолжила она, – грядёт новая война, она неизбежна, и нам всем стоит быть начеку, а то, что ты сообщил мне, очень ценно, и я обязательно передам твои слова Альбусу. Но я бы предпочла, чтобы впредь ты занимался уроками. Экзамены на носу и твоя главная задача сейчас – окончить школу. Я не хочу и не позволю, пока жива, чтобы дети воевали, поэтому прошу тебя…

– Я понял, профессор.

– Надеюсь, что так, мистер Поттер, Гарри, тогда ты можешь идти.

Из кабинета Гарри вышел с единственным желанием – поскорее сдать экзамены и этим же летом вступить в Орден Феникса.

***

Ни этим вечером, ни следующим, ровно как и всю неделю подряд он больше не заходил к «отцу», стараясь проводить как можно больше времени с Джинни. Из-за подготовки к экзаменам его и так катастрофически не хватало, и вместо того, чтобы всласть нацеловаться где-нибудь на берегу Чёрного озера под палящим весенним солнцем, им обоим приходилось корпеть над учебниками.

Вместо отца письмо Рону прислала мама, высказав им всё то же самое про учёбу, что и МакГонагалл, только более «тёплыми» словами. Сириус прислал коротенькую записку «Скоро обо всём узнаешь сам», Гарри уже понял её смысл, а вот от Перси ответ так и не пришёл.

А ещё через пару дней Гермиона объявила, что нашла место для новых занятий с Виктором, но это опасно, и они нарушат как минимум... да, все школьные правила, и, если их поймают, то обязательно исключат…

– Не томи, Гермиона, – не выдержал Рон.

– Это лабиринт на квиддичном поле, тот, что для третьего задания турнира. Небольшой Конфундус старосте Слизерина от Фреда с Джорджем, и мы знаем, что сейчас он абсолютно безвреден.

Ещё пару дней назад Гарри сам мог бы спорить об этом Снейпа, не пришлось бы рисковать.

– Крам как-то странно на тебя влияет. Серьёзно, что он сделал с нашей Гермионой? Украл и держит под замком? – усмехнулся Рон.

– Я по-прежнему считаю это плохой затеей, – твёрдо сказала Гермиона. – Кроме того, мы ещё не знаем, как пробраться туда незамеченными.

– Моя мантия, – предложил Гарри.

– Вчетвером мы под ней точно не поместимся, а бегать туда-сюда слишком долго.

– Дезиллюминационные чары тоже не действуют, – согласился Гарри.

– Я не поняла, вы, что, все вместе там собрались палочками махать? Вы же покалечите друг друга, в Мунго не соберут, – Джинни выразительно покосилась на брата.

– Что ты предлагаешь? – спросил Гарри.

– Отказаться, – ответила она, – это плохо кончится.

– Нет. Я хочу сражаться их же оружием. Если всем нельзя, можно по-одному, и Краму так легче объяснять будет. Я первым пойду, потом Гермиона…

– Лучше молчи, Рон, – шикнула Джинни на открывшего рот брата, – а то напишу маме, чем ты тут собрался заниматься.

Рон показал ей язык, но спорить не стал – себе дороже.

Существовала еще одна проблема – карта Мародёров всё ещё оставалась у Снейпа, поэтому Гарри решил пожертвовать обедом. Никто бы не удивился, что он в очередной раз пропустил его, да, и Снейпу вряд ли бы вздумалось разглядывать карту у всех на виду. Отсутствие Крама, конечно, заметят все, но он-то как раз вправе использовать личное время как вздумается, готовиться к последнему испытанию, например, и кто же виноват, что из-за нервов ему совсем не хочется есть.

***

Сигнальные чары защитного купола оглушительно завыли в середине обеда. На улице потемнело, словно всё небо заволокло чёрными грозовыми тучами, или на Хогвартс внезапно опустилась ночь. Факелы на стенах Большого зала разом вспыхнули, осветив абсолютно чёрный, как вороново крыло, потолок. Студенты в панике повскакивали со своих мест.

– Смерч! Смотрите, там смерч!

Самые отважные бросились к окнам. Защитный купол, окружающий школу, почернел, как и потолок над их головами, а над квиддичным полем вовсю бушевал ураган, вырывая с корнем зелёные насаждения, подбрасывал и закручивал их в бешеном вихре.

– Тихо! – усиленный Сонорусом голос МакГонагалл разлетелся по залу, заглушая вой сирен и крики студентов. Она взмахнула палочкой, и в четырёх каминах вспыхнуло зелёное пламя. – Старосты! Вы знаете, что делать!

Вереницы студентов под руководством старост потянулись к каминам.

– Сначала младшие курсы!

– Первокурсники и второкурсники сюда поживей!

– Пустите малышей! – раздавались их чёткие указания.

МакГонагалл развернулась и направила палочку в грудь Люциуса Малфоя.

– Нападение на школу ваших друзей. Использована чёрная магия. Если вам что-то известно, самое время оповестить нас.

– Отец! – Драко схватил Панси за руку и поволок к преподавательскому столу. – Мы домой?!

– Драко, Панси, делайте, что велено! – приказал он.

– Пора определиться, в конце концов, на чьей вы стороне!

Люциус Малфой выхватил из трости палочку, оглядел толпу испуганных младшекурсников, толпившихся у каминов.

– У меня одна сторона – сторона Драко!

Возвращаясь обратно к камину, Драко обернулся и напряжённо взглянул на своего декана:

– Поттера нет.


Сообщение отредактировал Olias - Воскресенье, 22.07.2018, 16:12
 
loa81Дата: Пятница, 20.07.2018, 20:45 | Сообщение # 291
Третьекурсник
Статус: Offline
Долгожданное продолжение!
Спасибо!!,
Как однако, все быстро завертелось!!!
Хочется прочитать, что же дальше.
 
OliasДата: Суббота, 21.07.2018, 12:52 | Сообщение # 292
Третьекурсник
Статус: Offline
loa81, я уже пишу продолжение) спасибо за отзыв)
 
ArianaДата: Среда, 25.07.2018, 12:01 | Сообщение # 293
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Я что то не поняла претензий Гарри. Какой то странный н в этой главе 04dont_know

А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
OliasДата: Среда, 25.07.2018, 12:21 | Сообщение # 294
Третьекурсник
Статус: Offline
Ariana, Вот на счёт Гарри точно знала, что вопросы будут. Он вспыльчев, и делит мир на чёрное и белое, а родители, мама в особенности особо больная тема, мы то сами даже на родного папу разозлимся если он маму обзывать начнёт, а тут... К тому же Снейп никогда ему не говорил, что он любил его маму прежде, и узнать обо всем так, Гарри сделал неправильные выводы: тот Снейп ему говорил во время ссоры что умалил Волди не трогать Лили, а этот значит - нет. Ну и плюс Снейп не дурак, понял, что это не мышь а сынок под мантией ну и шарпхнул его конфундусом, чтобы драться прямо там не полез, помятуя о недавней истерике с битьем банок)))
 
OliasДата: Пятница, 17.08.2018, 13:00 | Сообщение # 295
Третьекурсник
Статус: Offline
Глава 33
«Поттера нет» – можно подумать, он и сам не видит. Где, мантикора его задери, носит этого дрянного мальчишку? Проклиная лысую голову Мерлина и самого себя за оставленную в ящике стола Карту Мародёров, Северус крепче сжал палочку в кулаке, обещая наложить на Поттера все известные ему следящие и поисковые чары разом. Где прикажете сейчас искать его?
Пару мгновений он напряжённо смотрел на запертую заклинанием дверь Большого зала почти с тем же отчаянием, что и всю неделю на дверь своего кабинета, по вечерам вглядываясь в точку «Гарри Поттер» на карте Мародёров. Не то, чтобы Снейп ждал, что Гарри простит ему услышанное, но, что греха таить, рассчитывал, что ума у того хватит хотя бы подумать, стоит ли доверять словам, сказанным верному слуге Тёмного Лорда. Ну, а если и себе перестать врать, под конец недели уже просто надеялся, что мальчишка не выдержит и ворвётся в кабинет швырять вещи и выяснять отношения. Но и этого не произошло. Видимо, с Конфундусом он всё же перестарался. В глазах Поттера по-прежнему читалось холодное и презрительное «ненавижу», такое явное, что и никакой легилименции не требовалось.
Всё. Ни Поттеру, ни кому бы то ни было сюда уже не войти.
«Поттера нет». Страх, ставший постоянным, страх за сына гнал вперёд. Какая-то часть его души вопила – напали на мальчишку, но Северус упорно гнал от себя эти мысли, лишь крепче сжимая в руке палочку. Однако холодные эманации гнева и презрения справа от него вернули профессора зельеварения к диалогу Люциуса и Минервы.
– В таком случае советую вам и дальше придерживаться её, «инспектор», если не хотите лишиться своего высокого звания. Авроры прибудут с минуты на минуту. Ваша первостепенная обязанность, насколько мне помнится, безопасность студентов, вот, и проследите за их эвакуацией. Хагрид, мадам Максим и профессор Стебль, прошу и вас остаться. Будьте уверены, «инспектор», напавших допросят с особым пристрастием, и, гарантирую вам, мы узнаем, кто им помог пробраться не территорию школы. Вашей карьере в любом случае конец, так проведите последние минуты на свободе с честью.
– Понятия не имею, о чём вы говорите, но клянусь, вы ещё не раз пожалеете об этих словах, – холодно ответил Малфой, на его лице застыла гримаса презрения, но от взгляда Снейпа не скрылась промелькнувшая в глазах тревога, прежде чем Люциус, скрипнув зубами, направился к камину Слизерина. Скользкий змей. МакГонагалл, сама не ведая того, оказала ему услугу. Нет, Люциус растерян не меньше остальных и, должно быть, мечется, выбирая сторону. Тогда кто? Очередной сумасшедший фанатик, решивший самовольно доказать верность господину…
– Вы почему ещё здесь? – грозно прикрикнула на круживших над залом привидений МакГонагалл. – Исполняйте свой долг – ищите не пришедших на обед студентов, ведите их к каминам! Профессора, за мной!
Ей никого не пришлось просить дважды. Стремительно проходя мимо верениц студентов, второпях покидавших школу, Снейп молил всех известных ему богов только об одном – пусть Поттер будет жив, пусть хоть в этот раз не попадёт в передрягу и окажется подальше от стадиона.
– Профессор, профессор МакГонагалл, Гарри! – испуганные и бледные Грейнджер с братом и сестрой Уизли преградили им дорогу у самого выхода. – Гарри… – запнулась она.
– Мисс Грейнджер, приведения отыщут его и остальных, будьте уверены. Он скоро встретится с вами в условленном месте. Эвакуируйтесь немедленно! Не…
– Гарри… он там! Они там…


Секунда, вторая… темнота в глазах… взмах палочки, и нарастающий шум в ушах сменился звоном разбитого стекла и свистом ветра. Лишь бы успеть долететь… страх, рвущийся наружу, ледяной ужас выжигает все остальные чувства, страх потерять сына, высасывая душу похлеще сотни дементоров, гонит вперед. Быстрее… быстрее… «Успею. Успею. Я успею». Вереница заклинаний, взмах палочкой, и ураган затих, оставив висеть в воздухе окутанного воздушными путами своего заклятья оглушённого виновника.
– Люмос Максима! – огромный светящийся шар вырвался из палочки Снейпа и повис над стадионом, заливая всё вокруг ярким светом.
Северус в ярости всмотрелся в лицо пленника, и липкий ужас отступил, давая возможность мыслить ясно – это Крам. Проникновения не было. Иначе сигнальные чары сработали бы намного раньше. Уж в чём в чём, а в своих заклинаниях Снейп не сомневался. Но Поттер? Где Поттер? Полет отнял почти все силы, но, глядя вниз на развалины лабиринта, вывороченные с корнем и разбросанные повсюду кусты вперемешку с землёй и камнями, он по-прежнему нигде не видел его. А спешащие на помощь коллеги ещё слишком далеко. И, оставив Крама висеть в паре метров над землей, Северус облетал круг за кругом, вглядываясь в каждый метр земли, но Поттера нет, и это радует, приносит облегчение – удрал. Последний круг, обещал он себе, чувствуя, как усталость берёт верх, ещё немного, и спасать придется его самого. Уже почти падая на землю, он заметил торчащую из-под огромного куста ногу. Неестественно выгнутую ногу. Отбросив заклинанием дерево прочь, Северус застыл, понимая, что отдал бы всё на свете, лишь бы лежащий перед ним Гарри оказался боггартом, простым боггартом. Изломанный, как брошенная на пол марионетка, Гарри лежал на земле, и смотрел на него прямым потухающим взглядом без ненависти и любви, пустым, уже ни о чём не молящим. Северус не раз видел такие взгляды.
– Крам, – прохрипел Гарри, – спаси.
Звуки, вырвавшиеся из груди Снейпа, больше походили на вой, нежели на древние песнопения, палочка в руке дрожала, но он упорно читал и читал исцеляющие заклинания одно за другим, не позволяя огоньку жизни потухнуть в обречённом взгляде Поттера, до тех пор, пока через несколько долгих минут тот протяжно не застонал от боли. Выживет. Он справился. Справился. Снова.
– Сейчас. Потерпи, – придерживая голову Гарри, Снейп трансфигурировал валун под ней в носилки.
– Мы… не… хо-те-ли…
– Осталоп! Убью, собственными руками убью! Только…
– Северус?! О, Бог мой! – воскликнула МакГонагалл, и Гарри никогда не слышал столько отчаяния в её голосе. – Сюда, скорее!
– Ты! – прогремел Грюм, направляя палочку на Снейпа.
– Спас… меня, – прошептал Гарри. – Крам… там… это…всё…мы… простите.
– Скорее к мадам Помфри, прошу вас, скорее! – носилки с Гарри поднялись вверх и полетели к замку под управлением профессора Флитвика. – Крамом я займусь сама, вместе с… – МакГонагалл обернулась и, не обнаружив среди педагогов Каркарова, презрительно поджала губы. – Займусь сама. Нам нужно успокоить министерство, родителей студентов и вернуть в школу детей по возможности. Полагаю, следует поторопиться. Боюсь, в случившемся отчасти виновата я сама.
Словно вспышки молний, пронзающие тёмное небо, сквозь защитный купол один за другим прорывались авроры.
– Аластор, займите на пару минут ваших друзей. И прошу всех, наш «глубокоуважаемый инспектор» не должен узнать об увиденном нами, достаточно того, что профессор Снейп отыскал Гарри раньше других. Думаю, этой славы ему и так вполне достаточно. Не так ли, профессор?
Снейп кивнул – куда уж больше.
– Ваши умения мы обсудим позже, – безапелляционно произнесла она, но через секунду взгляд МакГонагалл потеплел. – И спасибо, Северус. Не ожидала от тебя.
Сил на разговор не осталось, он едва держался на ногах, но надо было идти, где-то в кабинете осталось немного восстанавливающего зелья, не отвлекать же Поппи по пустякам. А ещё студенты, родители, авроры… лечь бы спать…

***
Гарри проснулся в больничном крыле спустя четыре дня. За окном опускались сумерки, окутывая комнату в полумрак. Вот-вот на стенах вспыхнут факелы. Всё произошедшее сейчас казалось кошмарным сном. Что же теперь будет? Его отчислят? А Крама? И снова он, Гарри, во всём виноват.
Дверь скрипнула и в палату тихонько вошла мадам Помфри.
– С возвращением, мистер Поттер, – сухо произнесла она, увидев Гарри проснувшимся. – Как себя чувствуете, руки, ноги шевелятся? Пробовали двигать ими?
Гарри поднял руку и тут же скривился – тело одеревенело, он чувствовал себя так, будто вместо рук и ног вставлены палки.
– Хорошо, – кивнула мадам Помфри, – это ж надо удумать было - чёрной магией заниматься! У нас в Хогвартсе! Стыд и позор, мистер Поттер, стыд и позор, хорошо, целы остались.
– Меня отчислят?
– Не надейтесь выйти отсюда до экзаменов. Покой и постельный режим, не приведи Мерлин, кровотечение снова откроется…
– Значит...?
– Я всё сказала, мистер Поттер, отдыхайте, утром я вернусь, и начнём понемногу восстанавливать подвижность конечностей. Срастить-то кости легко, ах, кому я это говорю, – покачала она головой.
– А Виктор, что с Крамом?
– Ему-то что. Доброй ночи, мистер Поттер. Не стоит переживать о том, кто чуть не убил вас.
Полночи мысли о судьбе Крама не давали Гарри покоя, то и дело перед глазами вставали картины его переломленной палочки и несчастных глаз с позором выгнанного из команды Болгарии знаменитого на весь мир ловца. Гарри всё думал и думал, что же сказать МакГонагалл, но ни одного более менее стоящего оправдания на ум так и не пришло. Оставалось взять всю вину на себя, и будь, что будет. На этой мысли усталость и слабость победили его, и Гарри снова заснул тревожным сном.
Утром после массажа и добровольно выпитых Гарри горьких лечебных зелий, пахнущих полынью и ещё чем-то довольно отвратным, мадам Помфри немного смягчилась.
– Я разрешу вам встретиться с друзьями, мистер Поттер, всё равно они уже пятый день стоят под дверью. Но не более десяти минут, вам ясно? Иначе больше никаких посещений.
Гарри согласно закивал. Мадам Помфри открыла входную дверь, приглашая посетителей зайти, и, строго глянув на Гарри, вышла. Джинни, Рон и Гермиона бросились к нему.
– Прости, прости меня, Гарри, – не выдержала Гермиона и разрыдалась.
Джинни держалась из последних сил, зная, как Гарри не любит женских слёз, а Рон выглядел таким бледным, что веснушек на его лице, казалось, прибавилось вдвое.
– Я должна была всё проверить… защита школы, Господи, как я могла про неё забыть, Гарри…
– Я сам виноват, – попытался он успокоить подругу, слегка сжав её руку. – Надо было сразу бежать за помощью, но я не мог бросить его там. Заклятье перелома костей…
Гермиона и Джинни ахнули.
– Никогда его не прощу, – шмыгнула носом Гермиона.
– Руку, я хотел только руку. Сложно ведь колдовать, когда не можешь держать палочку, – попытался оправдать свою глупость Гарри. Сейчас даже решение попробовать что-то столь тёмное пугало его самого. – Крам даже до конца заклятье не произнёс, его оглушило и в кокон окутало вихрем из его же палочки. Я испугался, хотел помочь, но не знал, как…
– Ты… – в ужасе прикрыла рукой рот Гермиона, – Гарри, нельзя было подходить!
– Ну, я по-всякому пробовал, только хуже стало, а потом… бежать стало поздно… оно по мне и шандарахнуло…
Тут не выдержала и Джинни, отвернулась и, всхлипнув, спрятала лицо в ладонях и мелко затряслась. Рон крепко обнял её.
– Дурак ты, – буркнул он.
– Знаю. А Виктор, с ним-то что?
– Виктор всю вину на себя взял, – снова шмыгнув носом, сказала Гермиона. – Сказал, тренироваться пошёл и не заметил, как ты за ним увязался.
– И его…
– Ничего ему не будет. Каркаров, как понял, что на школу никто не нападал… Трус! Его авроры на корабле нашли, сбежать решил. Тут же обвинениями стал бросаться, международным скандалом грозил, мол, не было никакой чёрной магии, а всё это происки Дамблдора, чтобы его чемпиона покалечить да с турнира снять. Сам понимаешь, какая версия больше устроила министра.
– Авроры? – переспросил Гарри.
– Ой, такое было, – начал Рон, – такое, в зале потемнело, как ночью, все забегали, заохали, эвакуацию объявили, думали, Пожиратели на школу напали.
– Что? – Гарри почувствовал себя ещё более ужасно.
– Да, да, – с восторгом продолжи Рон, – только МакГонагалл наша ничего не испугалась, представь, даже Малфою Азкабаном угрожала, а тот сдрейфил.
– Зато он студентам помогал, хотя только слизеринцам, конечно, – перебила его Гермиона. – А тебя профессор Снейп нашёл. Он, как услышал, что ты там, вверх коршуном взмыл и полетел, представляешь, – в глазах Гермионы зажглось неприкрытое восхищение, – прямо так, без метлы. Быстрее никто не сумел бы до тебя добраться.
– Скорее, старой огромной летучей мышью, – вставил Рон и получил болезненный тычёк под рёбра от сестры.
– Его наградят, наверное. Мадам Помфри говорила, ещё пара минут и…, – Гермиона крепко зажмурилась и не смогла выдавить из себя конец фразы.
– Я видел его, – слабо улыбнулся ей Гарри, – там, сквозь ветки… только думал, мне это уже привиделось. Он летал и летал вокруг, а я не мог позвать на помощь, – значит было. Гарри помнил лицо отца, склонившегося над ним, нет, Гарри не оговорился именно отца, никто другой не мог так смотреть. В тот момент Снейп чувствовал его боль, как свою, а, может, и вправду забрал часть её себе. Гарри умирал, и умер бы, если б не цепкий отчаянный взгляд отца, как канатом привязавший и удерживающий его на этом свете, а потом… дышать стало легче, и в голове ясный голос отца повторял и повторял только одно: «Жить, ты у меня будешь жить», и Гарри верил ему. Но как же тогда? Мама? Те слова, выплюнутые с презрением и безразличием, всё ещё звенели в голове. Неужели всего лишь из ревности он настолько возненавидел её, что пожелал убить, и до сих пор не жалеет об этом? Нет. Нет. Нет. Всё это просто не укладывалось у Гарри в голове.
– Гарри? – Джинни погладила его по щеке. – Хочешь отдохнуть?
– Нет, побудьте со мной ещё немного, здесь, по правде говоря, не очень-то весело. Значит, всё опять обошлось? – криво улыбнулся Гарри.
Его друзья потупились и переглянулись. Рон собирался что-то сказать, но Гермиона опередила его.
– Я тебе книги принесу. Экзамены на носу, будешь готовиться. Времени у тебя теперь полно. А мадам Помфри обещала, что к экзаменам ты будешь здоров, так что не надейся их пропустить.
– Говорите, что случилось, я же вижу. С нас сняли кучу баллов? Все?
– Да нет, всё обошлось, Гарри, мы пойдём. Тут к тебе ещё один посетитель, – Гермиона кивнула на входящего в палату Сириуса.
Джинни поцеловала Гарри в кончик носа, и они ушли.
Вошёл крёстный, постоял, скрестив руки на груди, потом взбил ему подушку и сел на стул рядом с кроватью, ничего не говоря. Гарри вновь стало стыдно, как тогда в зазеркалье, когда он чуть не разбился в погоне за снитчем. Стыдно, что своим безрассудством он причиняет столько горя близким людям.
– Я, – начал Гарри и запнулся, – прости.
– Чёрная магия? Твои родители погибли, борясь с ней, а ты решил попрактиковаться? Джеймс не переносил ничего тёмного. Что бы он сказал? Знаешь, не думаю, что ты так уж сильно похож на него. Не ожидал от тебя. Но мы поговорим об этом позже, когда ты полностью поправишься, – холодно сказал Сириус. – Ты хоть понимаешь, что я бы не пережил ещё и твоей потери.
– Я… я вовсе не… я хотел научиться сражаться, чтобы вступить в Орден. Хотел сражаться с вами на равных против Волдеморта. Бить врага его же оружием.
– Тогда чем ты лучше?
Гарри долго молчал.
– Я становлюсь плохим, да? Все эти видения в моей голове… иногда я чувствую ЕГО эмоции… и, знаешь, бывает мне кажется они мои… я даже злюсь так же, очень сильно злюсь на самых дорогих людей… думаешь…
– Знал бы ты, как я сейчас злюсь. Но это не делает меня плохим, и я всё равно не стану любить тебя меньше. И ты, Гарри, не станешь плохим, если не захочешь. Выбор всегда остаётся за тобой. Помни об этом. У тебя доброе сердце – уж я-то знаю. Другой вопрос, почему ты не посоветовался со мной или с Дамблдором, с МакГонагалл, наконец, почему выбрал какого-то недоучку, да ещё с самой дурной школы, чему он мог тебя научить?
– Я, я не знаю, – теперь Гарри осознавал, как глупо это выглядело со стороны. – Он предложил помощь.
– Если хочешь изучать настоящую боевую магию, мы займёмся этим летом. А уж потом и об Ордене можно подумать, – пообещал ему крёстный, и в груди у Гарри потеплело, уж он то найдёт способ обойти школьные запреты, колдовать летом – здорово. Наверное, с родителями он мог бы это делать. Сердце у Гарри подпрыгнуло и забилось быстрее – вот он, человек, лучше всех знавший родителей, да и Снейпа тоже, вот, кто не соврёт и сможет всё ему рассказать.
– Сириус, скажи, а среди «Нюниусов» Снейп был?
– А? – удивился Блэк неожиданной смене темы. – К чему тебе это?
– Подслушал на днях один разговор с Малфоем. Скажи он мог настолько возненавидеть маму, чтобы… чтобы из мести упросить Волдеморта убить нас всех?
– Снейп – отвратный тип, – ответил Сириус и ненадолго замолчал, – но, кажется, я уже должен ему куда больше, чем когда-либо смогу отдать.
– Что?
– Ай, знаешь, я по-прежнему его ненавижу, так что слушай. «Нюниусов» было не много. «Нюниус» вообще был единственный и неповторимый в своем роде – Снейп. Мы с Джеймсом его так с первого дня прозвали, как в поезде встретили. Он тогда уже по Лили слюни пускал и мёл ей всякую чушь в уши. А она – молодец, храброй девчонкой оказалась, и его, и себя защитила, что мы даже языки прикусили. И Джеймс, конечно, влюбился в твою маму с их первой встречи. Честно скажу, мерзким Снейп был уже тогда, ох, и задирали мы его – приятно вспомнить, хотя… тот тоже Джеймса в покое не оставлял. То котел взорвёт, то подлянку какую подстроит, то в коридоре подстережёт и со спины чем-нибудь мерзким проклянёт – слизень, одним словом. А потом ещё чёрной магией увлёкся, – Сириус бросил быстрый взгляд на Гарри, – ума не приложу, за что Лили с ним столько лет возилась, пока он её не оскорбил, но Джеймс прилюдно с ним разобрался, а мы ему помогли, будь уверен.
Гарри молчал, обдумывая услышанное.
– Он таскался за ней по пятам потом ещё с пол-года, но Лили так и не простила.
– Они встречались?
– Что ты, нет! Она только дружила с ним, да, и то, наверное, из жалости. Я уже говорил – единственным, кому твоя мать ответила взаимностью, был Джеймс Поттер.
– И Снейп решил отомстить ей, так?
Теперь Сириус надолго замолчал.
– Не думаю, – в конце концов сказал он. – Он скорей бы упросил прикончить нас четверых, причём задолго до их свадьбы, но и этого почему-то не сделал.
– А что ты ему задолжал?
– Твою жизнь. И у меня нет более ценной вещи, чтобы с ним расплатиться, а теперь отдыхай, иначе Поппи больше меня к тебе не пустит.
Гермиона и правда принесла ему учебники тем же вечером, и Гарри, изнывая от скуки, штудировал их.
Сириус заходил куда реже, чем ему хотелось, да, и то, в основном, проверял его знания по учебникам, друзья забегали, как только выдавалась свободная минутка, но Гарри всё равно не хватало общения с ними, а тот единственный человек, которого он так ждал, и вовсе не пришел ни разу. Поначалу слова Сириуса успокоили его, но чем дольше он лежал в одиночестве, тем больше вопросов лезло в голову. В конец измучившись, он решил пойти к Снейпу сразу после выписки.
За пару дней до первого экзамена, Помфри, разрешила ему покинуть больничное крыло, но и эта радостная новость омрачилась сразу несколькими разочарованиями. Мадам Помфри запретила ему летать.
– Но как же игра с болгарами, – попытался возразить Гарри, и тут же был грубо оборван.
– Об этом можете не волноваться, мистер Поттер, играть с ними будет факультет Слизерин.

***
Едва страх за жизнь сына отступил, как в голове Северуса Снейпа зародился и стал разрастаться новый – чёрная магия. Так ли сильна душа Поттера на самом деле? Что, если часть Волдеморта окрепла в нём настолько, что зелье выжжет именно душу Гарри? Выпаленное в отчаянии «Сам убью» приобретало такие реальные черты, что пугало его самого. Сомнения с каждым днём всё сильнее грызли душу Снейпа, не давая покоя. Пресловутая Карта Мародёров неведомо зачем теперь всё время лежала в кармане его мантии и время от времени исправно показывала неподвижную точку «Гарри Поттер» в больничном крыле. И вот, в очередной раз разглядывая карту, он увидел, как точка с именем сына двигалась прямиком к стадиону. Что, опять?!
Обескураженный Гарри, так долго ждавший, когда же сможет сменить больничную пижаму на школьную мантию, наконец, сделал это, совсем не чувствуя радости, и, привычно похлопав себя по карманам, не обнаружил в них мантии-невидимки. Он облазил все карманы, даже снова снял её и ощупал, мало ли, провалилась в дыру в кармане и лежит себе преспокойно под подкладкой, но где уж там – мантии-невидимки и след простыл, должно быть, вылетела при ударе и осталась в лабиринте. Именно туда он и бросился со всех ног, едва закрыв за собой дверь больничного крыла. Но на месте развалин Гарри обнаружил новую живую изгородь, окруженную куполом перламутрового сияния, защищавшим лабиринт от проникновения лучше любого забора. Не в силах смириться с потерей мантии отца, Гарри ходил взад-вперёд и никак не мог уйти.
– Смотрю, вам всё мало, Поттер, – услышал он за спиной гневный голос Снейпа и обернулся.
На миг в сердце зажглась надежда, что он поможет отыскать мантию, и Гарри выпалил:
– Я там мантию-невидимку потерял…
– Не велика потеря, могли и голову оставить. Меньше глупостей совершите. Идите за мной, Поттер.
Едва дверь кабинета захлопнулась за Гарри, Снейп грубо схватил его за отвороты мантии, собираясь вытрясти всю дурь из головы мальчишки. Но во взгляде Поттера читалось столько всего: испуг, вина, благодарность, непонимание. Ненависти не было. Не так смотрят злодеи и Тёмные Лорды.
– Чёрная магия, Поттер? Чёрная магия – ты в своем уме?! – он как никто другой знал, как она действует на человека, стоит раз почувствовать её силу, и уже не остановиться. Тёмные искусства затягиваю в омут, порабощают, увлекают, дают почувствовать власть, ощущение превосходство над другими. Всего один взмах палочки Поттера, и душа Волдеморта, почувствовав силу, поглотит его.
Гарри упрямо молчал, поджав губы, всё больше выводя Снейпа из себя.
– Костоломное, – заключил Снейп. – Как ощущения? Самому понравилось?
– Да, я…
– Оба непростительных милосерднее, Поттер, чем ваш эксперимент! – прокричал ему в лицо Снейп. – Так, чего ж вы не начали сразу с них?
– Руку! – не выдержал Гарри. – Только руку! Я не хотел убивать!
– Ты мог поговорить со мной, но нет, ты пошёл к тому, кто пообещал легкий путь. Только одно заклятье и всё, так ты думал, верно? Ничего же не случится…
– Ты это по себе знаешь?
– Представь себе – знаю! – Снейп хорошенько тряхнул его. – Только начнёшь, и тебе покажется мало. Дальше – больше. Ты силён, а месть слишком сладка, чтобы удержать в себе такую силу, захочешь наказать обидчиков…
– Так ты думал, когда просил Волдеморта наказать моих родителей?! – не выдержал Гарри, и сам испугался своих слов. Не так он хотел сказать это, совсем не так. Снейп разжал пальцы, выпуская его мантию, и Гарри невольно потянулся за ним. – Я…
– Убирайся вон, Поттер, – ледяной голос и холодный чужой взгляд не оставляли Гарри выбора, но он не двинулся с места. – Мне очень жаль, что мозги достались тебе не от неё. Только такой глупец как твой папаша, мог серьёзно воспринять слова, сказанные верному слуге Лорда, пожирателю смерти. С какой стати мне считать себя отцом сына Поттера, наглого выскочки, ненавистного со школьных лет. Или подумать об этом хоть раз у тебя тоже мозгов не хватило?
– Но… он ведь говорил тебе про Драко! – не отступил Гарри. – А ты… ты не пожелал спасти её… Ты мог, если бы любил, смог бы упросить Волдеморта… да, хоть в ногах у него валяться… или это ниже твоего достоинства?!
– Ах, ты… – Снейп схватил Гарри сзади за шею так крепко, что не вырваться, и рванул к себе, они стукнулись лбами, секунда, и вместо яростного взгляда отца Гарри увидел перед собой Дамблдора в дорожной мантии, ветер трепал его длинные седые волосы.
– Он собирается пойти к ним… к Лили, – выкрикнул ему Гарри и не узнал собственного голоса. – Убить их всех!
– Ну, так, попросите своего господина пощадить её, уверен, он не откажет верному слуге.
– Я, я умолял его… я, – Гарри чувствовал, как трясутся ноги, как его заполняют чужие страх, боль, отчаяние.
– Надеетесь, она прибежит плакать вам в жилетку? Вы мне отвратительны, Северус, – с презрением произнёс Дамблдор.
– Спасите их… Спасите их всех…
– Вон! – Снейп оттолкнул его. – И чтобы ноги твоей здесь больше не было! – и ушёл к себе в гостиную, громко хлопнув дверью.
Гарри трясло. Оглушённый увиденным, он тяжело дышал, опершись на стол, с отчаянием глядя на дверь, за которой скрылся отец. Болван! Кретин! Как там ещё называл его Малфой – всё верно! Только, вот, что делать? Что ему теперь делать? Уйти и ждать, когда отец остынет – ни за что! Войти и сказать банальное «прости» – слишком мало. Но не пойти Гарри не мог, даже если отец вышвырнет его за шкирку как поганого щенка. Всё равно, пусть…
Гарри тихонько открыл дверь в гостиную… когда-то и его гостиную тоже… но кресло, второе кресло всё ещё стояло на своём месте, и это вселяло надежду. Хотя Гарри и не осмелился сесть в него. Он плюхнулся прямо на ковёр рядом с креслом отца, в котором тот сидел, неподвижно глядя на пламя в камине. Несмотря на то, что камин был разожжён, Гарри как никогда чувствовал холод подземелий, пробирающий до костей, а, может, это был страх потерять отца навсегда. Слова не шли, застревая в горле горячим комком.
– Ты не домовой эльф и не собака, займи положенное тебе место, – сухо сказал Снейп.
Гарри мотнул головой, и Снейп, скосив на него взгляд, встал и ушёл обратно в кабинет, вернувшись, правда, на этот раз так быстро, что Гарри не успел толком испугаться. В руках он держал пустой флакончик.
– Сядь в кресло, наконец, – приказал он, и Гарри подчинился.
Северус поднёс палочку к виску и вытянул одну за другой несколько серебристых нитей воспоминаний, бережно стряхивая каждую во флакон, и запечатал его.
– Тебе повезло познакомиться с ней, – снова заговорил он. – Судя по тому, что я видел, твоя мама совсем не изменилась. Предаваться счастливым школьным воспоминаниям можешь и дальше, сколько угодно, на пару с опекуном. Я этого делать не намерен, так и знай. На, – Снейп протянул ему флакон, – попросишь у МакГонагалл омут памяти, она тебе не откажет, полагаю, это полностью удовлетворит твоё любопытство. А сейчас прошу покинуть мою гостиную.
Гарри встал, флакон в руке отца поблёскивал и манил, он так мало знает о маме, так мало. Гарри сделал шаг, ещё один, протянул руки и крепко обнял отца, уткнувшись лицом в его плечо. «Прости меня», – наконец вместе со слезами полились и слова, – «прости, слышишь?». Гарри услышал звон стекла, и крепкая рука отца обняла его в ответ.
– Твои воспоминания…
– Хватит и оставшихся, – голос Снейпа дрогнул и потеплел, но через пару секунд он довольно грубо отстранил от себя Гарри. – Эмоции, Поттер, контролируй эмоции, научись, в конце концов, пользоваться мозгами. Заниматься окклюменцией продолжим на каникулах.
Гарри не рискнул бы спорить с ним, даже если бы возражал, но он жаждал научиться, и обязательно научится, да, он скорее умрёт, чем позволит Волдеморту увидеть эти воспоминания отца.
– Про мантию-невидимку забудь раз и навсегда, карту я тебе тоже не верну, да ещё с десяток таких чар налажу, что днём и ночью на каникулах у меня под контролем будешь, как пятилетний. Совершишь хоть одну глупость, я узнаю и, клянусь Мерлином…
– Не продолжай, я понял, правда, – заверил его Гарри. Хотя с потерей мантии он смириться так и не смог и надежду всё же найти её не оставлял, но отцу лучше пока было не говорить об этом.
– Ты завтракал? – указал на кресло Снейп.
– Не успел, – мотнул головой Гарри.
– Отлично, я тоже, – Северус постучал палочкой по кофейнику и позвал домовика.


Сообщение отредактировал Olias - Суббота, 18.08.2018, 13:38
 
OliasДата: Пятница, 17.08.2018, 13:00 | Сообщение # 296
Третьекурсник
Статус: Offline
***
Друзья настигли Гарри на входе в гостиную Гриффиндора у портрета Полной дамы.
– Где ты был? – спросил Рон. – Мы только что из больничного крыла. Помфри сказала, что выписала тебя ещё утром.
– Я… да, меня Снейп возле лабиринта поймал…
– Гарри, ты опять?! – возмутилась Гермиона.
– Я там свою мантию-невидимку потерял.
– Мне жаль, Гарри, но туда больше не попасть, Грюм постарался. А тебе туда вообще не…
– Лучше скажите, с чего вдруг это Слизерин с Болгарами играет?
– Малфой расстарался, – буркнул Рон.
– Гарри, мадам Помфри запретила тебе летать, – перебила его Гермиона.
– Я не об этом спрашивал.
– Этот подлец всё так обставил, будто Дамблдор, ой! – Гермиона нечаянно наступила на ногу Рону, – он заявил, что ты выиграл нечестно, а, значит, победу одержал Слизерин. Всё на домовика пенял, ну, того Добби, насвистел, что ты так все игры выигрывал. Что Дамблдору нужно всё это, чтобы ты ещё больше прославился, ну, и тебе верили… бред, по-моему… но попечительский совет согласился, и вот…
– Гарри, тебе сейчас о другом думать надо!
Гермиона была права, конечно, экзамены на носу, да, и летать ему в самом деле никто не позволит. Отец придёт в ярость – только заикнись. Обидно, да, но, похоже, делать нечего.

***
В кабинете Защиты от тёмных искусств студенты сидели, затаив дыхание. Чего ждать от грозного, дёрганного и мнительного профессора Грюма, после последних событий ставшего, по словам Гермионы, ещё более безумным, никто не знал.
Дверь распахнулась, ударив о стену, Грюм зашёл в класс, осматривая притихших студентов своим стеклянным глазом. Гарри дёрнулся, и взгляд профессора остановился на нём.
«Боишься, Поттер» – откуда-то сбоку раздалось ехидное Малфоевское шипение. И тут же в его сторону полетело проклятье Грюма.
– Протего! – выкрикнул Гарри, отражая его. – Экспеллиармус! – направил он палочку на профессора, но тот тоже выставил щит, и Гарри едва увернулся от собственного вернувшегося к нему заклятья.
– Гарри! Этот Грюм настоящий. Он себе глаз новый заказал, пока ты болел. Сядь, Гарри, немедленно сядь! – зашипела на него Гермиона.
– Отлично, мистер Поттер, отлично. Постоянная бдительность! – Гарри поморщился от знакомой фразы. – Считайте, экзамен вы сдали на превосходно, можете быть свободны.
Гарри вышел и уселся на подоконник, ожидая друзей. Следом почти сразу вылетел Малфой.
– Я не нуждаюсь в твоей постоянной опеке, Поттер! – зло прошипел он. – Вполне сам могу за себя постоять. Мне из-за тебя бал снизили, между прочим.
– Да уж, кто бы говорил об опеке. Я уж точно не собираюсь тебя опекать, Просто тоже не предаю друзей, – пожал плечами Гарри.
Драко понимающе хмыкнул, и, сев рядом, полез в карман.
– На, – сказал он и протянул ему какой-то грязный комок, – вообще-то, я предпочёл бы оставить её себе на лето. К чему она тебе? Ты же быстрее Тёмного Лорда его замысел в жизнь воплотишь, только волю тебе дай, а я хоть укроюсь. Очень не хочется знаешь-ли постоянно попадаться ЕМУ на глаза.
Мантия-невидимка!
– Откуда она у тебя? – Гарри протянул руку и почувствовал, как струится сквозь пальцы прозрачная ткань. Сколько раз он задавался вопросом, что, если бы она в тот момент была у отца? Выжили бы его родители?
– Нашёл, когда мы с отцом инспектировали развалины.
– Оставь, – Гарри отнял руку. Что, если хоть Драко она поможет. Разве не это называется «использовать с умом». А каникулы он как-нибудь переживёт и без неё, ведь крёстный будет рядом.
– Шучу я. Не спасёт она меня, Поттер. Держи! – Драко всучил мантию Гарри и спрыгнул с подоконника. – Удачи!
Гарри соскочил следом, желая остановить его, но в конце коридора показался мистер Малфой, быстрым шагом направляющийся прямо к ним.
– Уже сдал? – спросил он, обращаясь к сыну. – О, мистер Поттер, вернулись к нам в добром здравии, надеюсь? – сквозь зубы процедил он.
– Не сомневайтесь, – не остался в долгу Гарри и пошёл прочь, услышав за спиной: «Выше ожидаемого, отец, всё из-за этого выскочки…» Снейп ведь что-нибудь придумает, обязательно придумает, убеждал себя Гарри по дороге в башню.
Остальные экзамены Гарри худо-бедно сдал без происшествий, даже по Зельеварению рассчитывал получить не меньше «Выше ожидаемого». Отец должен остаться довольным, зелье удалось, да, и на вопросы он вроде отвечал верно. Всё самое страшное было позади, а вечером их ждал третий этап Турнира Трёх Волшебников, где они с Роном, не смотря на обиду Гермионы, конечно же будут болеть за Крама, ну, и Седрика, конечно. А завтра он от души посмеётся, а, может быть, даже поучаствует в ставках близнецов, сколько продлится матч – три или пять минут, кто меньше!
На обеде их ждал ещё один сюрприз – команда сборной Болгарии прибыла в полном составе на день раньше, чтобы поддержать своего лучшего ловца на последнем испытании. Вокруг них роилась толпа студентов, кто-то просил автографы, кто-то фотографировался с любимыми игроками, лишь Гермиона осталась равнодушной к этому событию. Гарри вообще не помнил, чтобы она после его выписки общалась с Виктором, хотя и не выглядела опечаленной расставанием.
– Я жду вас в своём прежнем кабинете через три минуты, мистер Поттер, поторопитесь, – постучала Гарри по плечу МакГонагалл, – пока большинство студентов ещё не отошли от знаменитой команды.
– Хорошо, – ответил Гарри и чуть не подавился, пытаясь поскорей прожевать кусок говяжьего стэйка.
В кабинете МакГонагалл преспокойно пил чай Билл Уизли, и Гарри, вовсе не ожидавший увидеть его, страшно обрадовался.
– Привет, – поднял руку с чашкой Билл, – я за тобой. Поживёшь летом у нас.
– У вашего дома на Гриммо последнее время частенько крутится парочка бывших Пожирателей смерти, – опережая его вопросы, сказала МакГонагалл. – Мы считаем, возвращаться туда опасно. И поездом вам ехать тоже нельзя. Никто не должен узнать, где вы проведёте лето, поэтому отправляетесь сегодня, сейчас.
– А-а-а…
– Вашим друзьям я сообщу чуть позже, а развлечениями придётся пожертвовать, тем более, что вы их не заслужили.
Спорить с ней бесполезно и лучше не стоит – это Гарри хорошо усвоил за прошедшие годы, жаль только, с отцом попрощаться не успел.
– О, не расстраивайся, – усмехнулся Билл, глядя на помрачневшего Гарри. – Поверь, это не самое страшное. Тебя ещё ждёт встреча с мамой. Она, как узнала, неделю места себе не находила. Всё в школу рвалась, жаль, её не пустили, – Билл покосился на МакГонагалл, – поверь, громовещатели, присланные Краму, показались бы им цветочками.
– У нас нет времени. Камином пользоваться нельзя, министерство отслеживает все перемещения. Я должна вернуться в Большой зал, пока там ажиотаж, и «инспектор» не заметил моего длительного отсутствия. Поторопитесь.
Билл крепко схватил Гарри за руку.
– Готов? – спросил он.
Гарри хотел было переспросить: «к чему», но почувствовал знакомый рывок, живот скрутило, и он во второй раз пожалел о съеденном стейке. Через пару мгновений Гарри, хватая ртом воздух, рухнул на пол кухни в «Норе». Миссис Уизли, вопреки ожиданиям, вовсе не собиралась его корить, наоборот, принялась опекать, как дитя малое или тяжело больного родственника.
Рон, Джинни и Джордж с Фредом вернулись через пару дней ближе к вечеру, наперебой рассказывая, как Крам победил и на радостях полез целовать Гермиону, а та при всех ему пощечину залепила, будь здоров.
– Кстати, – сказал Рон, – она тоже приедет погостить через неделю, а Лаванда уже послезавтра, – на этих словах его лицо приобрело мечтательное выражение, и близнецы осыпали его целой горой наколдованных разноцветных бумажных сердечек, а над его головой ещё полчаса кружил купидончик, писклявым голоском распевая песни о вечной любви.
– А Малфой свалился, в больничном крыле до сих пор отдыхает, – наконец, отбившись от купидона, заявил Рон. – Крам нежничать настроен не был, вот сгоряча и исполнил на нём чистейший финт Вронского в первые же минуты.
– Так что сгорели наши ставки, – с сожалением закончил Фред.
– Как он? – спросил Гарри.
– А что ему будет, как всегда, играет на зрителя, – покачала головой Джинни и ушла на кухню помогать маме.
У Гарри даже отлегло от сердца. Если это и правда так, может, представил он, в этом и заключается план отца… ну, пусть он там подольше проваляется, ну, пожалуйста.

***
Дни летели за днями. Гермиона, как и обещала, приехала через неделю. Днём они все вместе весело проводили время, летали, играли в квиддич девочки против мальчиков, правда, у Гермионы получалось совсем никудышно, но кого это волнует в дружеском поединке, а потом помогали миссис Уизли по хозяйству. Только по вечерам Гарри скучал по отцу, задаваясь вопросом, знает ли тот хотя бы, где он.
Гарри не раз замечал в доме посторонних людей. Чаще всего, когда кто-то приходил, миссис Уизли либо выпроваживала детей на улицу, либо старшие обитатели дома вместе с гостями запирались на кухне и ставили заглушающие чары. «Члены Ордена Феникса, – как гордо заявляли близнецы, – ещё годик, и мы тоже вступим в него», но на собрания их не пускали, а Сириус появлялся слишком редко, чтобы всерьёз воспрепятствовать категорично настроенной миссис Уизли.
Уже завтра у Гарри день рождения, и он очень надеялся увидеть отца. Хотя бы мельком. И подарки ему не нужны, ну, пускай зайдёт по делам, он же тоже в Ордене, ну, хоть на минуточку. Гарри не спалось, он ждал двенадцать часов, чтобы загадать желание, вспомнив, как сказку, свой одиннадцатый день рождения, а вдруг ему и в этот раз повезёт. До полуночи оставалось целых полтора часа, Рон уже крепко спал, а Гарри, не зная чем себя занять, решил сходить на кухню попить водички. Спускаясь по лестнице, он явно услышал в коридоре голос профессора Снейпа, и, не поверив своим ушам, бросился вниз, чуть не споткнувшись на узких ступеньках. Однако в гостиной он не увидел никого, кроме Молли и Артура. Миссис Уизли провожала мужа на ночное дежурство в министерство. Гарри застыл в дверях в полном недоумении, как же так?
– Что случилось, родной? – спросила Молли.
– Мне показалось, профессор Снейп здесь.
– Что ты? – всплеснула она руками. – Что ему тут среди ночи делать? Он и днём-то не приходил ни разу. Тебе и вправду показалось, дорогой. Иди спать.
– Да, наверное, – согласился Гарри, кажется, он медленно сходил с ума. – Спокойной ночи.
– А ты будь осторожен милый, – сказала миссис Уизли мужу и поцеловала его в щёку перед тем, как тот шагнул в камин, на лицах обоих в этот момент промелькнуло глубокое отвращение. Не уж-то поссорились? Гарри не хотелось бы, чтобы это случилось из-за него.
В ту ночь он с трудом заснул. Всё крутился и крутился, пока усталость не победила. Ему снилось, как мистер Уизли, говоривший голосом Снейпа, учил его окклюменции, а миссис Уизли целовала самого профессора, провожая того на работу в Хогвартс. А потом сон сменился. Гарри почувствовал себя ужасно маленьким, всё вокруг выглядело просто громадным, возвышаясь до самых небес. Стеклянные шары стояли повсюду на высоченных полках, ему ни за что было не дотянуться до них, поэтому и только поэтому он всё ещё не напал на человека, шедшего впереди. Не попробовал вкус его крови. Гарри вдруг ощутил себя ужасно голодным, но сейчас было не до этого, его задание крайне важно для господина. Человек впереди – настоящий глупец, не подозревает о его присутствии, он приведёт его к заветному шару, а там главное успеть. Невольный шорох, и человек молниеносно оборачивается, но Гарри опережает его, успев спрятаться под стеллажом. Страх, теперь он чувствует, его страх, и от этого добыча выглядит ещё более манящей. Гарри чувствует себя охотником, гонящим свою жертву на верную гибель, он всё ещё держится из последних сил, чтобы прямо сейчас не наброситься на неё. Поворот, ещё поворот, и вот они у цели. Человек снимает с полки один из шаров, отворачивается, крутит его в руке, Гарри видит, как он замахивается, у него не остается выбора – этот шар нужен господину. Гарри бросается вперёд, но на этот раз человек быстрее, он оборачивается в последний момент и в ужасе швыряет шар прямо ему в рот. Горечь, вкус перепрелой травы, смешанный с кровью давно погибших зверей, и ещё чего-то, что Гарри не может сразу определить. Голова взрывается болью, всё тело скручивает в тугой узел, а потом словно разрывает на части… Челюсти сжимаются, шар не выдерживает и лопается… Боль… Темнота…
– Гарри! Гарри, очнись, дорогой! – миссис Уизли изо всех сил трясла его, стараясь разбудить.
Гарри открыл глаза и сел, пытаясь вдохнуть побольше воздуха. Живот тут же скрутило, и он едва успел перегнуться через кровать.
– Ничего, милый, ничего. Эванеско.
Всё тело болело, перед глазами плыло, Гарри с трудом различал лица собравшихся рядом людей. Сириус и Люпин тоже были здесь.
– Ты кричал, – взволнованно поделился с ним Рон, – снова… заметался и… у тебя пена изо рта пошла… а потом, потом ты…
– Умер, – прохрипел Гарри, озвучивая его мысль. – Вы убили меня, мистер Уизли.
– О, Мерлин всемогущий! – воскликнула миссис Уизли. – Что ты, Гарри!
Новый приступ нестерпимой головной боли обрушился на него, и Гарри снова вырвало.
– Она правда мертва?! У тебя получилось?! – сквозь шум в голове услышал Гарри голос мистера Уизли, напуганный и восторженный одновременно.
А когда ему стало легче настолько, чтобы снова лечь, мистеров Уизли, тревожно склонившихся над ним, стало двое. «Дело совсем плохо. До этого в глазах хотя бы не двоилось», – подумал Гарри, старательно подавляя новый приступ дурноты.
– Спятила и искусала себя. Сдохла от собственного яда, – зло выплюнул тот, что стоял справа. Лицо его исказилось жуткой гримасой отвращения.
– Смотрю, тебя это расстраивает! – съязвил Сириус.
Мистер Уизли раздражённо глянул на него.
– Так, пошёл бы сам вместо того, чтобы отсиживаться в тени, да бутылки по углам прятать.
Сириус чуть не набросился на него с кулаками, но его остановил второй мистер Уизли.
– Он знает. Волдеморт знает, – вмешался в ссору, переставший понимать происходящее Гарри.
– Да, – подтвердил первый мистер Уизли, косясь на левую руку, – знает. Вам уже лучше, Поттер? – спросил он, и глаза его почернели. Мистер Уизли скривился, будто его и самого мучали боли в животе, его нос на глазах удлинился, появилась знакомая Гарри горбинка, волосы начали отрастать, и вскоре на Гарри смотрел уже не мистер Уизли, а профессор Снейп. Он взмахнул палочкой, и его одежда приобрела привычный вид. Гермиона, сидевшая рядом, ахнула.
– Он зол, он очень зол, – повторил Гарри.
– И не любит ждать, мне пора, – сказал Снейп и задрал рукав, обнажая чёрную, как уголь, метку, обжёгшую даже кожу вокруг и, очевидно, приносящую жуткую боль.
– Стой! – Люпин схватил его за руку, мешая прикоснуться к метке. – Это глупо. Он раскусит тебя в первые же минуты. Нам не нужны бессмысленные жертвы.
– Я отлично владею окклюменцией, если ты забыл, Люпин, – сквозь зубы процедил Снейп.
– Терпя такую боль, держать щиты весьма сложно.
– У меня же мазь есть, – спохватился Гарри, – там, в рюкзаке, обезболивающая. Мадам Помфри дала, – слегка приврал он и попытался сесть, чтобы дотянуться до рюкзака.
– Лежи, Гарри, я достану, – Гермиона схватила рюкзак и достала из него маленькую баночку с мазью. – Дайте мне руку, профессор, – зачерпнув немного мази на пальцы, она деловито взяла Снейпа за левую руку и быстро, но аккуратно, почти нежно, намазала ею чёрный уродливый череп со змеёй .
– Ваша самонадеянность и тяга к вопиющим нарушениям субординации и норм этикета просто не знают границ, мисс Грейнджер, – отдёрнул руку Снейп и, прикоснувшись к метке, пропал.
Но Гарри успел заметить на его лице облегчение, переходящее в недоумение, а за ним – в изумление. Мазь помогла!


Сообщение отредактировал Olias - Пятница, 17.08.2018, 13:06
 
Игра_в_бисерДата: Пятница, 17.08.2018, 19:00 | Сообщение # 297
Второкурсник
Статус: Offline
Цитата Olias ()
Но Гарри успел заметить на его лице облегчение, переходящее в недоумение, а за ним – в изумление. Мазь помогла!

Потрясающе! Наконец-то! Спасибо, автор! Эта глава доставила большое удовольствие. Очень интересно узнать, что будет дальше.
 
ЭсмеральдаДата: Пятница, 17.08.2018, 20:14 | Сообщение # 298
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Да-да! Потихонечку проклёвывается снейджер, ура три раза))) Ни грамма не жалею, шо вписалась бэтить этот прекрасный фик, то-то радует Оля мну 12wow Но интригу сохраняет - не колется, шо там впереди будет.

 
loa81Дата: Суббота, 18.08.2018, 09:53 | Сообщение # 299
Третьекурсник
Статус: Offline
Спасибо за главу. Прочитала на одном дыхании. Только не поняла несколько моментов. Что устроили Гарри с Крамом? Попрактиковаться в темной магии это понятно, а конкретно и почему Крам виноват если у обоих что-то пошло не так? И зачем Снейп изображал Артура?
 
OliasДата: Суббота, 18.08.2018, 10:10 | Сообщение # 300
Третьекурсник
Статус: Offline
loa81, Гермиона винит Крама, за то что он вообще решил учить Гарри тёмной магии, он обещал ей этого не делать - только научить сражаться. Учитель он, он настоял на этом и по её мнению вся ответственность тоже лежит на нем.
Крам произнёс заклинание, защитные чары сработали оглушили его и в кокон окутали этого же заклятия. А Гарри пытался его освободить, заклятие набрало силу и ударило по нему.
Дамблдор приказал уничтожить пророчество, чтобы Волдеморт не добрался до него (это я в след.главе поясню) Артуру проще всего это сделать незамеченным он ведь работает в министерстве, а Снейп пошёл вместо него чтобы испробовать зелье из воспоминаний Гарри.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU, (макси, в работе)
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "А теперь привыкайте, ребята,...
2. "Башня радости", автор А...
3. "Гамбит на троих, или Ход бар...
4. "Претендент", автор Cait...
5. "Традиционно исключительно&qu...
6. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
7. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
8. Заявки на открытие тем на форуме &...
9. Просьбы о смене логина
10. "Отец героя", автор Olia...
11. "Узелок на счастье", wro...
12. Поиск фанфиков ч.3
13. "Семантика", перевод Ков...
14. "Жаркое лето", lajtara, ...
15. "Когда сбываются мечты",...
16. "Предчувствие", автор Af...
17. "Добрые советы", автор M...
18. "Досадный день, или...",...
19. Клип "Not Strong Enough"...
20. "Дежавю", автор shellina...
1. чупакабра[19.09.2018]
2. Dashel[18.09.2018]
3. Lucy_jjC[15.09.2018]
4. feyasterv[12.09.2018]
5. LekaShakunovaRikman[10.09.2018]
6. DebbieSmult[08.09.2018]
7. Assanta[08.09.2018]
8. PatrickSlext[08.09.2018]
9. EugeneAspip[07.09.2018]
10. HimeraNO[07.09.2018]
11. Tashaonego[06.09.2018]
12. Evanjilina[03.09.2018]
13. EvereDay93[03.09.2018]
14. ShawtSaw[02.09.2018]
15. Fado[30.08.2018]
16. Ильма[27.08.2018]
17. Wolk[26.08.2018]
18. Siriusa12[26.08.2018]
19. KeithBix[24.08.2018]
20. Asanova[23.08.2018]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, Illusion, nika, kino, Pegan, fashist, Джунгарик, virgosenecta, Lena_cat, loa81, spinne, annycan, djbetman, ireinka, Ariana, mucik, Alonich, Papillion, Асириза, otek_kvinke, star, EVM, Stasy21, Lady_Esterat, mari, Elvigun, Sofya, Angel_of_Death, Nelk, pronina07, Бузя, Nimer, orxidea94, Гера, basty, ntym13, smoliczkaja, Козерожка, lizard, olunyatwix, Попытка, Arquene, lemure, натан, olya_flower, Lumos, Sh@doow, areeshka, kotka, maria2033, PolinaSnape, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2018
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz