Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Новый фест "Хэллоуинские сказки"! Спешите принять участие!



Страница 13 из 13«12111213
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU, (макси, в работе)
"Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU,
OliasДата: Понедельник, 10.07.2017, 18:42 | Сообщение # 241
Второкурсник
Статус: Offline
Эсмеральда, мы придумаем какой нибудь изощренный план избавления от старикана, правда ведь)))
 
val_NVДата: Понедельник, 10.07.2017, 21:39 | Сообщение # 242
Первокурсник
Статус: Offline
Цитата Olias ()
Эсмеральда, мы придумаем какой нибудь изощренный план избавления от старикана, правда ведь)))


Вот да, придумайте)))) А то ишь удумал... и эвтаназию ему и ребенка под аваду... ;)


Сообщение отредактировал val_NV - Понедельник, 10.07.2017, 21:40
 
ЭсмеральдаДата: Четверг, 20.07.2017, 11:24 | Сообщение # 243
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Шо-та я соскучилась по нашим "отцам и детям")) Как там дела? Глава пишется?
А про Альбуса - святое дело, наколдуем-натворожим, обличим, разоблачим, предадим огласке и анафеме, ибо нефиг)) Есть у меня пара вариантов, такие ещё никто даже и не применял к нему, хотя даже странно)) Ныряем в почту - если понравится, буду рада)))




Сообщение отредактировал Эсмеральда - Четверг, 20.07.2017, 11:25
 
OliasДата: Четверг, 20.07.2017, 23:07 | Сообщение # 244
Второкурсник
Статус: Offline
Эсмеральда, жду с нетерпением!!!!! А глава пишется, почти уже готова)
 
OliasДата: Суббота, 29.07.2017, 16:34 | Сообщение # 245
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 27

– Хватит! – приказал Снейп, останавливая очередную дуэль. – Развлекаетесь?! Не наигрались ещё? Как, позвольте спросить, это или это, – он ткнул пальцем в обоих парней по очереди, – сможет вам помочь? Рассчитываете насмешить противника до смерти? В таком случае, рекомендую применять ваши умения сразу к себе. Сидеть здесь тихо, пока я не вернусь, и можете забыть о пасхальных каникулах, оба! Сегодня же сообщу вашему отцу, Драко, и не сомневаюсь, он останется доволен этим известием, – саркастично прибавил Снейп и вышел из класса.
Малфой и Гарри разом рухнули на чудом уцелевшие стулья, обоих порядком утомил долгий поединок.
– Ну, спасибо тебе, Малфой, вижу плохо, зато слышу теперь отменно, – Гарри почесал длинное ослиное ухо и притянул его к лицу, стараясь получше рассмотреть.
– Кто бы жаловался, – отозвался Драко, тряся руками, надеясь, видимо, что это поможет стряхнуть с них лишние пальцы.
– На ужине сможешь есть за двоих, – усмехнулся Гарри. – Ох, я бы сейчас не отказался от парочки бутербродов, – мечтательно протянул он.
– Вот, и воспользуйся советом Снейпа, примени это к себе, а заодно и к Уизли, он будет в восторге, уверяю тебя, а я обойдусь, – вытянул руки вперед Малфой. – Я жду, Поттер.
– Фините Инктантатем, – взмахнул палочкой Гарри, возвращая им прежний вид.
Дверь распахнулась, с грохотом ударив о стену, и в класс шагнул профессор Грюм.
«Его же ещё не выписали» – пронеслось в голове у Гарри перед тем, как он вскочил с места, направляя палочку на профессора, стеклянный вращающийся глаз и деревянный протез вместо ноги, которых лишился настоящий Грюм, подтверждали его худшие опасения, да и в ужасе пятившийся к стене Малфой, не вызывал оптимизма. Грюм усмехнулся, глядя на Гарри, отчего его изрезанное шрамами лицо казалось ещё страшнее.
– Мило, право слово, Тёмный Лорд будет рад узнать, как вы здесь дружно ворковали, – приторно заявил он, направляя палочку на парней.
На размышления времени у Гарри не оставалось.
– Экспеллиармус! – выкрикнул он, опережая Грюма, кажется, решившего немного поиграть с жертвами, на этот раз Гарри так просто не сдастся.
Заклинание попало точно в цель, палочка вылетела из руки противника и упала на пол, но Грюм, лишь расхохотавшись над внезапной смелой атакой мальчишки, выхватил другую, бывшую палочку Малфоя.
– Инкарцеро!
– Диффиндо! Диффиндо! – заорал очнувшийся Драко, выглядывая из-за спины Гарри, палочка в руке дрожала, и он не был уверен, что заклинание сработает, но верёвки, не причинив им вреда, свалились грудой у стены за их спинами.
В этот момент лицо Грюма исказилось, начиная принимать истинный облик, и Гарри воспользовался секундной заминкой противника.
– Импедимента!
Крауча отбросило назад, хорошенько приложив головой о классную доску.
– Экспеллиармус! Ступ… – не успел Гарри закончить заклинание, как Крауч испарился, а на полу вместо него остался лежать непонятный предмет, напоминающий переливающийся всеми цветами радуги листок клевера размером с ладонь.
– Иллюзор? – тяжело дыша и слегка запинаясь, удивленно произнёс Малфой, оглядываясь на пустующее место, где недавно валялись веревки.
– Иллю… что?
– Иллюзор, – подтвердил Малфой, поднимая с пола листок и протягивая его Гарри. Наощупь тот оказался твёрдым и холодным, как металл.
– Весьма неплохо для первого раза, – вмешался появившийся в дверях Снейп. – Будь он настоящим, шансов у вас было бы куда меньше, надеюсь, это понятно. Пора учиться думать головой. Если вы не в состоянии делать это друг против друга, я попрошу друзей вашего отца, Драко, позаниматься с вами.
– Мы поняли, – раздражённо перебил его Малфой, видимо, идея Снейпа пришлась ему не по душе. Для надёжности он ещё и Гарри пнул, чтобы тот не вздумал открыть рта.
– Надеюсь. Каникулы через неделю, как я уже сказал, вы оба останетесь в Хогвартсе и продолжите обучение. Посмотрим, на что вы способны в воздухе. Гонять над полем за мячами – не такое уж большое достижение, но умение летать может очень пригодиться в воздушном бою. На первый раз хотя бы не свалитесь с метлы. Боюсь, запас Костероста у мадам Помфри подходит к концу, а у меня по вашей милости нет времени его пополнить. Жду обоих на поле для квиддича в следующий понедельник, можете быть свободны.
– А…? – хотел было что-то спросить Гарри, но Малфой быстро вытолкал его из класса.
– Я не понял, что это вообще такое было, – выспрашивал Гарри по дороге на ужин.
– Иллюзор – детская игрушка. У меня такой был, пока я не решил доказать отцу, что справлюсь с гоночной метлой. Иллюзия, Поттер, весьма материальная выходит, но кратковременная, моей метлы хватило минут на пять,… да… с отцом мне повезло, а с метлой – нет. А этот… – Малфой поёжился, – ну, что ты такой тупой, Поттер, ничего то ты не знаешь, не настоящий он… и заклинания его, и палочки тоже… Вот, не зря у тебя такие уши выросли, так и ходи с ними, сразу видно кто ты есть, лишних вопросов задавать не будут. Пожалуй, не стану их убирать, ты с ними естественней смотришься, – ухмыльнулся Драко.
– Ах, так? Естественней?! Естественней, говоришь! Я покажу тебе… – Гарри ловким движением обхватил Малфоя за шею и, удерживая его голову в крепком захвате подмышкой, пару раз повернулся кругом, заставляя Малфоя идти следом.
– Ладно, ладно, сдаюсь! – рассмеялся Драко, стараясь получше прицелится в уши. – Фините Инкантатем! Доволен? Отпусти уже!
Напоследок Гарри взъерошил старательно зачёсанные назад волосы Драко, делая его голову похожей на одуванчик. – Вот, теперь ты выглядишь естественно! – заключил он, и, отпустив друга, быстро скрылся за дверьми Большого зала.
«Мальчишки, Мерлин всемогущий, совсем ещё мальчишки» – тяжело вздохнул шедший за ними Северус. – Немедленно приведите себя в порядок, Драко, – велел он, заходя в зал.
Довольный собой Гарри плюхнулся на свободное место рядом с Джинни и, умирая с голоду, положил себе в тарелку огромную порцию жареной картошки, обильно полив ее томатным соусом.
– Вижу, вы в отличном настроении, мистер Поттер. Учитывая ваши успехи, не могу найти причин для столь бурной радости. Зайдите ко мне после ужина, – заявил Снейп, проходя мимо них к преподавательскому столу.
Рон в сердцах показал ему язык.
– Пять баллов с Гриффиндора, мистер Уизли, – не оборачиваясь, добавил Снейп.
– Неймётся ему что-ли, чего он к тебе прицепился как нюхлер к золоту? - нахмурился Рон.
Гарри пожал плечами и рассказал друзьям, что на каникулах он останется в Хогвартсе. Джинни заметно сникла.
– Мы хотели провести их все вместе у нас в «Норе». Мама приглашала. Рону даже почти удалось уговорить Гермиону позвать с собой Крама. Ой, не к той ревнует Лаванда, не к той… – усмехнулась она, пытаясь скрыть разочарование.
– Джинни, я… – Гарри не знал, что сказать, конечно, он бы с радостью провёл каникулы с друзьями, но… Гарри глянул на Рона, который, уже мечтая об игре с Крамом в «Норе», размахивал руками в красках описывая Лаванде финт Вронского в собственном исполнении. Идея позаимствовать у друга «Нимбус» на время каникул покинула голову Гарри, не успев толком обосноваться там, обрывать мечты Рона одним махом Гарри не хотелось.
– …я ничего не обещала, Рон, я лишь сказала, что спрошу у него, – попыталась донести истину до друга Гермиона, но тот даже не слушал её, продолжая выписывать пируэты руками.
– Я… – Гарри снова повернулся к Джинни, но выражение её лица вдруг сделалось крайне решительным.
– Знаешь, если и правда, как говорит Гермиона, эти занятия идут тебе на пользу, думаю, не стоит злить Снейпа. А я могу остаться здесь на каникулы, если хочешь, серьёзно, моего отсутствия они даже не заметят. КРАМ! – подняла руки к небу Джинни в притворном молитвенном жесте. – Крам, Крам, Крам, и так в голове жужжит от этой фамилии, боюсь, двух недель в одном доме с ним я просто не переживу.
– Ты лучше всех, – улыбнулся Гарри.
– Я знаю, не подлизывайся, – чмокнула его в нос Джинни и вытерла салфеткой соус с уголка рта.
Спускаясь после ужина в подземелья, Гарри гадал, на что опять разозлился отец, даже учиться в последнее время он стал лучше, ещё бы, с такой-то проверкой домашних заданий, от Гермионы хоть увильнуть можно было или списать… Змея на гербе Слизерина, зашипев, прервала его размышления. Обычно оставаясь безучастной к его появлению, если Гарри, стуча, случайно не попадал по ней, змея начала извиваться, едва он подошёл к двери и, повернув к нему свою острую морду, прошипела: «А, Поттер, проходи, чего встал». Дверь распахнулась сама, и Гарри, удивлённый неожиданным приёмом, зашёл внутрь. Отца в кабинете не оказалось. От нечего делать Гарри уселся за стол и, ожидая его прихода, принялся писать письмо Сириусу.
– Ты уже здесь, – вошёл в кабинет Снейп.
– Меня ваша змея пропустила, сама. Я её не просил, – зачем-то добавил Гарри. – А… да… змея… это же только я её понимаю… в следующий раз подожду снаружи, – уверил отца Гарри, откладывая перо.
– Змея здесь ни при чём, - отрезал Снейп. – Сама дверь зачарована пропускать тебя, если здесь нет посторонних. Ну, раз уж она, оказывается, так болтлива, думаю, и в таком случае ты не останешься в неведении, постучать, я полагаю, додумаешься…
– Пап, то есть я могу…
– Можешь, ты и так здесь всё время торчишь, не вижу особой разницы. Хоть делом займёшься, в гостиной твои книги справа, в остальные не советую совать нос, с ингредиентами то же самое, – Северус указал на небольшой стеллаж в углу, – практиковаться можешь на простейших зельях и без меня…
– В гостиной? – перебил его Гарри.
– Хочешь сказать, ты туда не заглядывал?
– Я письмо Сириусу писал, – возмутился Гарри.
Снейп подошёл к столу и склонился над пергаментом.
– Ты забыл написать о тирании и деспотизме злобного профессора, чтобы Блэк скорее явился сюда спасать крестника из лап бывшего пожирателя смерти, – усмехнулся он, глядя на готового возразить сына, – пошли, – махнул он рукой и открыл дверь.
В гостиной перед камином появились второе большое кожаное кресло, кофейный столик со стоящими на нём волшебным кофейником, самостоятельно варящим кофе по просьбе хозяина, и двумя кружками. На стеллажах, как и говорил отец, книги разделялись на две части. Тех, что справа, было значительно меньше, но, на взгляд Гарри, куда больше необходимого, вот, Гермиона бы точно обрадовалась такому богатству.
– Не советую пить кофе во время чтения…
Но Гарри уже не слушал отца, в углу, прислонённая к стене, стояла новенькая «МОЛНИЯ» с чёрной отполированной до блеска рукояткой и ещё не снятой магазинной биркой.
– Бери, – отмахнулся Снейп, – она твоя, всё равно тебя уже больше ничего не заинтересует.
–Отец! – неверяще воскликнул Гарри.
– Учиться на ползущей, как улитка, школьной метле смысла нет. Да, и игру со сборной Болгарии Дамблдор не отменял. Не советую уничтожать и её, сомневаюсь, что смогу купить ещё одну, но мой сын… – Снейп не успел договорить, Гарри крепко обнял его, надеясь передать всё, что чувствует, потому что выразить всё это словами, он просто не мог.
В ответ Северус растерянно потрепал сына по голове, в который раз обещая себе когда-нибудь состричь эти безобразные лохмы.
Возвращаясь в башню Гриффиндора, Гарри забежал в совятню отдать Букле письмо для крёстного. «Молнию» он завернул в мантию-невидимку, так и не придумав правдоподобного ответа на расспросы друзей, откуда она у него взялась, Гарри решил пока спрятать её, ну, а потом сказать, что Сириус подарил на пасху.
На всякий случай, Гарри подумывал выяснить у Гермионы, нет ли каких-нибудь заклинаний, останавливающих падение, провести все каникулы в больничном крыле, ой, как не хотелось.
***
На завтраке Рон весь изъёрзался от нетерпения, но больше у Гермионы ничего не спрашивал, накануне он так достал её вопросами, что она рассердилась и вообще передумала ехать в «Нору», Гарри с Джинни и Лавандой едва удалось их помирить.
– Ничего нового, – сухо сказала Гермиона, листая «Ежедневный Пророк». – Крауча по-прежнему не поймали, утверждают, что он сбежал из страны. Вас с Дамблдором... пожалуй, тебе лучше этого не читать… – поморщилась Гермиона. – Отец Малфоя по-прежнему герой, ты, как всегда, мальчик, жаждущий славы, Дамблдор сумасшедший. Это глупо. А ещё глупее те, кто в это верит.
– Большая часть Хогвартса в это верит, Гермиона, – обвёл взглядом зал Гарри.
– Это не говорит об их уме, – парировала подруга.
– Ещё новости есть? – не выдержал Рон.
– Кто будет инспектировать Хогвартс, пока не ясно, – проигнорировала его Гермиона. – Малфой больше ничего не говорил тебе, Гарри? Судя по всему, это и вправду может быть его отец, а тогда…
– Дамблдора уволят, – закончил за неё Гарри. – Нет, если бы его уже назначили, или Малфой что-то знал, он бы непременно похвастался.
– Ну, тебе, конечно, виднее, – Гермиона искоса посмотрела на него и отложила газету, – нам ничего не остаётся, кроме как ждать, на разум министерства надеяться не приходится, – с сожалением заключила она. – Да, и Виктор едет с нами, – между делом добавила Гермиона, принимаясь за завтрак.
Рон на радостях так долго сочинял письмо родителям, что они чуть не опоздали на Историю магии, а его сова успела хорошенько полакомиться овсяным печеньем.
Пока все тихо засыпали под монотонное повествование профессора Бинса, Гарри успел поговорить с Гермионой, и та обещала потренироваться с ним после занятий.
– Но, на чём ты будешь летать? – в недоумении спросила Гермиона.
– На школьной, – пожал плечами Гарри.
– У Малфоя «Нимбус», пожалуйста, не забывай об этом. Не думаю, что Снейп допустит падение, но всё же я бы не была настроена столь беспечно, знаешь, лучше действительно потренироваться.
До каникул оставалась пара дней, а Гарри так и не удавалось такое простое, по словам Гермионы, «Арресто Моментум». Он по-прежнему летел камнем вниз с нижней ветки многовекового дуба, посаженного позади хижины Хагрида, наверное, ещё основателями, прямо на грядки, вскопанные лесничим для посадки тыкв, правда, в последний момент Гермиона всё же останавливала падение.
– Я не поеду, – в конце концов заявила она. – Профессор Снейп не сможет запретить мне находится на стадионе, и в случае чего…
– Гермивона, – перебил её вот уже полчаса наблюдающий за ними Крам, – могу я помочь? Кажется, я понял, в чём проблема. Можно тебя на пару слов, Гарри? - твердо сказал он, уводя Гарри в сторону. – Не получается?
Гарри пожал плечами.
– Не очень.
– За дураков всех держишь? Не выйдет. Не позволю тебе пудрить её мозги. Решил сразу с двумя проиграться, местная знаменитость, – последние слова он произнес как отменное ругательство. – Знаешь, как у нас в Дурмстранге с такими поступают?
– Что?! Да, мы…
– Кажется, ты встречаешься с другой, или решил поразвлечься с Гермивоной, пока та к семье уедет? Пусть мне она отказала, но я слишком хорошо к ней отношусь и не позволю растоптать её чувства, – Крам закипал всё больше, наверняка готовясь задать Гарри хорошую трёпку.
– Рехнулся?! Мы с Гермионой просто друзья! – не выдержал Гарри. – Советую для начала выучить хотя бы её имя! Я не знаю, в кого она влюблена, но уж точно не в меня! А Джинни, Джинни у меня одна и, чтоб ты знал, домой она не поедет.
– Точно? – с подозрением спросил Крам, оглядываясь на Гермиону, но голос его стал спокойней.
– Да, - кивнул Гарри. – Послушай, не стоит ей всё время про квиддич рассказывать…
– Разберусь. Ладно… могу помочь с заклинанием, сам его так осваивал, – совсем смягчился Виктор.
– Хорошо, – воодушевился Гарри.
Вернувшись к злополучному дереву, Крам отодвинул Гермиону за спину и запретил ей помогать. После третьего падения у Гарри саднило ушибленное колено, и неприятно скрипели на зубах попавшие в рот песчинки, но Крам заставлял его снова лезть на дуб, не обращая внимания на протесты взволнованной Гермионы. На пятый раз Гарри завис над землей на пару секунд, а на седьмой заклинание сработало как надо, и он благополучно приземлился, встав на ноги.
– Готово! – самодовольно произнес Крам, хлопая Гарри по спине так сильно, что тот покачнулся.
– Да, только Гарри теперь нужно в больничное крыло, – осуждающе возразила Гермиона.
– Это ерунда, – отмахнулся Крам и залечил коленку одним взмахом палочки. – Если это все проблемы твоего друга, тогда можешь начинать собирать вещи… или…
Гермиона вопросительно посмотрела на Гарри, и он одобрительно кивнул ей в ответ – «справлюсь».
– Едем, – сказала она Виктору. – Иначе Рон перестанет со мной разговаривать до конца школы.

***
Распрощавшись с друзьями у дверей замка, Гарри с Джинни проводили вместе всё свободное время, приклеенные друг к другу, словно две сливочные тянучки. Как ни грозился Снейп, а всё же навёл над полем парящие чары, не позволяющие парням рухнуть на землю. Поняв это, Гарри с Драко довольно весело проводили время, к всё больше показному негодованию Снейпа. Гарри был бы абсолютно счастлив, если бы его настроение не омрачало то, что крёстный так и не ответил на его письмо. Либо тот обиделся, либо был чем-то настолько занят, что и вовсе позабыл про Гарри.


Сообщение отредактировал Olias - Понедельник, 31.07.2017, 12:27
 
ArianaДата: Вторник, 01.08.2017, 16:58 | Сообщение # 246
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Люблю этот фик 01blush меня только смущает что у Гермионы ну вообще никаких точек соприкосновения со Снейпом нет.... 04dont_know

А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
OliasДата: Вторник, 01.08.2017, 21:40 | Сообщение # 247
Второкурсник
Статус: Offline
Ariana, будут, все ещё впереди)))) мы же не хотим, чтобы Снейпа в Азкабан упекли за связь с несовершеннолетней ученицей)))) да и вообще то есть одна, просто они про неё забыли пока...
 
loa81Дата: Суббота, 05.08.2017, 11:47 | Сообщение # 248
Третьекурсник
Статус: Offline
Спасибо за продолжение. Насколько я поняла, Гермионе Снейп уже нравится, осталось дело за малым ☺

Сообщение отредактировал loa81 - Суббота, 05.08.2017, 11:48
 
OliasДата: Суббота, 05.08.2017, 12:59 | Сообщение # 249
Второкурсник
Статус: Offline
loa81, скорее пока она им восхищена, но дальше её чувства окрепнут и разовьются в настоящую любовь. Тема эта раскроется чуть позже)))) и обоснуй её влюбленности тоже)))) спасибо что читаете))))
 
OliasДата: Вторник, 15.08.2017, 16:20 | Сообщение # 250
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 28

Первые апрельские дни выдались на редкость ясными и тёплыми для этого времени года.

– Протего! – отразил Гарри новую атаку Малфоя и взглянул на отца, с высоты наблюдавшего за ними, пытаясь угадать его настроение и раздумывая, с какой стороны возможно получше к нему подступиться, если он победит…

Ещё утром миссис Уизли прислала Гарри с Джинни корзинку разноцветных пасхальных яиц и испечённых ею сладостей, на дне которой Джинни нашла письмо и фотографию. Миссис Уизли поздравляла обоих с Пасхой и сообщала, что завтра за ними прибудет Артур, чтобы всем вместе отправиться в Хогсмид. Джинни очень обрадовалась, наверное, ей надоело сидеть в пустом замке, и, хихикнув, тихонько толкнула Гарри плечом, кивнув на прикреплённую фотографию. Рон с перевязанной рукой и огромной ссадиной на весь лоб и нос стоял в центре небольшой лесной полянки, предназначенной для игры в квиддич, недалеко от «Норы», гордо держа в другой руке уцелевший «Нимбус», видимо, после исполнения финта Вронского. Лаванда за его спиной прикрывала любимого от грозно смотрящей на него матери, восхищённо поглаживая по плечу. Джордж с Фредом от души потешались над братцем, мистер Уизли успокаивал жену, а Гермиона отчитывала Крама, то и дело качая головой, поглядывая на Рона, как на неразумного младенца. Немного в стороне Чарли, нахмурившись, о чём-то шептался с таким же серьезным и похожим на остальных Уизли огненно рыжим парнем, пока не знакомым Гарри.

– Билл и Чарли приехали, – радостно воскликнула Джинни, и от её возгласа люди на фотографии наконец заметили их и, бросив заниматься своими делами, приветственно замахали руками, только Крам остался безучастен к приветствию, обиженно глядя на Гермиону.

Обрадованная приездом братьев и скорой встречей с ними Джинни поспешила доделать отложенное на завтра эссе по трансфигурации, а Гарри пошел на квиддичное поле, надеясь только на то, что в этот раз отец не станет возражать, ведь пойдут-то они не одни…

Гарри резко взмыл вверх и, исполнив мёртвую петлю, оказался позади Малфоя:

– Конъюнктивитус!

– Мазила! – отозвался тот. – Депульсо! – пролетая как раз напротив солнца, Малфой не упустил шанса воспользоваться преимуществом.

Гарри ослепило.

– Протего! – Едва успел. Щит получился слабым, заклятье пробило его, снеся с носа очки. – Ну, держись! – практически наугад вскинул палочку Гарри и наслал на противника летучемышиный сглаз, разученный на днях с Джинни на её плюшевом мишке. Попал! Отбиваясь от облепивших голову летучих мышей, Малфой не удержался на метле и полетел вниз. Гарри победно вскинул руки. «Ну, теперь можно и с отцом поговорить…»

– Акцио «Молния»! – метла Гарри, подчиняясь приказу, устремилась вслед за Малфоем, а не ожидавший такого поворота Гарри камнем рухнул вниз.

Широко раскинув руки в стороны, Гарри лежал на спине в полуметре над землёй, покачиваясь на парящих чарах, как на морских волнах.

– Рано обрадовался, Поттер! – кружа над Гарри на его же метле, самодовольно заявил Малфой, прогоняя прочь последнюю летучую мышь, вьющуюся возле макушки. – Лови, неудачник! – спрыгнул он с «Молнии».

Метла звезданула Гарри прямо по переносице упором для ног из хвалёной гоблинской стали. Он почувствовал, как хрустнул нос, и, ахнув от боли, сел и схватился за лицо, ощущая, как потекла сквозь пальцы теплая кровь.

– Да, задери тебя уже кто-нибудь, Поттер, я не хотел! – стукнул себя по лбу присевший рядом Малфой и направил палочку на сломанную переносицу. – Да, убери ты руки! Хуже точно не будет, замри. Эпискей! Лучше?

– Вроде… – Боль прошла, Гарри ощупал ставшую снова прямой переносицу, кровь тоже остановилась. Для верности он пару раз шмыгнул носом, – лучше. Откуда ты его знаешь?

– Приходилось, – поморщился Малфой. – Я не…

Гарри почему-то вспомнился Добби и, хотя это и выглядело маловероятным, он посмотрел на друга другими глазами.

– Да, ладно, нос у меня слабый. В детстве любимым развлечением Дадли было хлопнуть по нему дверью, когда я выходил из чулана.

– И что твои, как их там, родственники…

– Да, им плевать, наверное, это их даже веселило, – отмахнулся Гарри, – забудь.

Парящие чары прекратили свое действие, и Гарри с Малфоем шлёпнулись на землю. «Очки», – с досадой подумал Гарри.

– Неосмотрительный, беспечный, самонадеянный, – начал отчитывать Гарри Снейп, приземлившись рядом с парнями. – А вы, Драко, сегодня молодец.

Огромная тень скользнула по лицу Гарри, загораживая солнце, раз, ещё раз и ещё, словно специально кружась над ними.

– Акцио, очки! – выкрикнул он и, нацепив их на нос, с удивлением обнаружил целыми.

Бородатая неясыть, кружа, опускалась к ним, разглядев её Гарри ужасно обрадовался, узнав сову крёстного. Громко ухнув, Филиция уронила довольно увесистый свёрток прямо Гарри на колени, продолжая кружить над ними. Поняв, что угощения за доставленную тяжелую ношу она не дождётся, сова оставила на мантии Снейпа белое растекающееся пятно и улетела прочь с видом гордым, мстительным и удовлетворённым.

– Поттер! – прохрипел в ярости Снейп .

– Простите, профессор, это же не моя сова, – как можно искреннее извинился Гарри, стараясь сдержать смех. Малфой же хохотал в голос, хватаясь за живот.

В свёртке оказалось огромное страусиное яйцо и письмо. Радость Гарри продлилась ровно до тех пор, пока он не пробежался взглядом по первым строчкам. Вместо крёстного писал Люпин. Он сообщал, что последние события немного пошатнули здоровье Сириуса, и, если бы Гарри смог хотя бы на день вернуться домой, это несомненно приободрило бы его крёстного. Далее он поздравлял Гарри с Пасхой и недвусмысленно намекал, что такое огромное яйцо ни за что не съесть одному, и им обязательно стоит поделиться с дорогим сердцу человеком. Дальше Гарри уже не вчитывался. «Сириус болен, вот, почему он не писал».

– Мне нужно домой, – заявил он Снейпу, протягивая письмо.

– Не вижу для этого причин, – категорично ответил тот.

Но Гарри так настойчиво-умоляюще смотрел на отца, что он сдался, решив дать убедиться мальчишке, что с его обожаемым крёстным всё в порядке, будь он неладен, и вернуться назад.

– На усмотрение директора, Поттер. Идите за мной.

Гарри казалось, отец специально идёт медленно, и его беспокойство росло с каждым шагом, Гарри с трудом сдерживался, чтобы не сорваться с места. «Почему он не написал, что болен? Что ещё могло произойти, ведь после возвращения Волдеморта Сириус писал каждый день,… а, может, Пожиратели Смерти добрались до него…» – волна ледяного ужаса прокатилась по венам, Гарри зажмурился, стараясь прогнать пугающие мысли. – «Нет… Люпин ведь ничего такого не писал…» Последние события немного подкосили здоровье» только и всего, как же!». За тревожными размышлениями Гарри не заметил, как оказался в кабинете директора.

– Здравствуй, Гарри, – приветливо улыбнулся ему Дамблдор, отложив только что прочитанный пергамент на край стола. – Уверен, я знаю, о чём ты хочешь просить, и не вижу причин препятствовать.

– Скоро полнолуние. Люпин ищет няньку для своего драгоценного дружка, – перебил Дамблдора Снейп, – только и всего, не вижу причин прерывать из-за этого занятия.

– Северус, ты и так загонял парня, Гарри из-за тебя света божьего не видит. Не пора ли смягчить наказание? Он и так целые дни проводит у тебя в подземельях. Давай же дадим Гарри отдохнуть и съездить домой. Да, не стоит переживать, Гарри, только вчера я общался с Сириусом, уверяю тебя, выглядел он вполне здоровым и… я бы сказал весьма жизнерадостным, – попытался успокоить его Дамблдор.

– От него не было вестей всю неделю, – возразил Гарри, – а Люпин… мистер Люпин, – поправился он, – пишет, что Крёстный болен, пожалуйста, профессор, я хочу увидеть Сириуса.

– Конечно, Гарри, ты ведь в школе, а не в тюрьме. Скажи, ты, когда-нибудь пользовался камином?

– Мальчишке опасно покидать школу одному, – не унимался Снейп, и Гарри, глянув на отца, заметил, как от гнева при каждом слове раздуваются его ноздри.

– Камины в моем кабинете и доме Блэка не подвластны Волдеморту и его соратникам, Северус, но ты прав, поэтому прошу тебя сопроводить Гарри.

Дамблдор улыбнулся своей самой дружелюбной улыбкой и, взяв с каминной полки серебряный кубок с летучем порохом, протянул его Гарри. «Площадь Гриммо 12, площадь Гриммо 12…» – четко проговаривал про себя адрес Гарри, зачёрпывая горсть пороха, и, обернувшись на отца, увидел, как дрожат желваки на его щеках, но Снейп всё же коротко кивнул.

– Площадь Гриммо, 12, – шагнув в камин, чётко произнёс Гарри, крутившиеся на языке слова, и исчез в ярко зелёном пламени.

Северус молча взял горсть пороха из того же кубка и шагнул было вслед за сыном.

– Мы не можем запретить ему видеться с крёстным, ты не хуже меня знаешь это, Северус. Присмотри за Блэком, как бы он не натворил дел. Всё-таки ты привязался к Гарри, верно? Как бы ты ни противился этому, это похвально, Северус, значит твоя душа ещё жива, не стоит запирать её ото всех…

– Я всего лишь исполняю данное вам же обещание, – холодно ответил Снейп. – Площадь Гриммо, 12, – и, бросив горсть пороха в камин, исчез в огненной зелёной вспышке.

– Хотелось бы в это верить… – задумчиво произнёс Дамблдор, взмахнул рукой, часть стены растворилась в воздухе, пропуская его в потайную часть кабинета, и снова появилась за его спиной. Дамблдор подошёл к огромной чаше и, приложив палочку к виску, вытянул серебристую нить воспоминания, пару секунд он смотрел на неё, о чём-то раздумывая, а потом погрузил в омут памяти. – Хотелось бы, но я не слепой… а ты можешь всё испортить, Северус… Жаль лишать Гарри выдуманного отца, но мне придётся вас разлучить позже, а пока присмотри за ним… я чувствую, Гарри ещё пригодится, поверь, я очень на него рассчитываю… но не стоит недооценивать силу живущую в нём, Северус, не стоит. Мы не можем позволить ему свернуть с пути… – исчезнувший в камине Снейп сменился Гарри в больничном крыле, рассказывающего о забранной Волдемортом крови. – Что ж, теперь он в силах завершить начатое, какая ирония самому расправиться со своим злом, – Дамблдор поднял взгляд от чаши и посмотрел в зеркало Еиналеж. – Всё к лучшему, не хотелось бы делать это самому, – закончил размышления Дамблдор и, призвав из тайной библиотеки книгу, вернулся в кабинет.

***

Всего перемазанного сажей Гарри выбросило на ковер в гостиной. От молниеносного полёта и мелькающих перед глазами чужих комнат кружилась голова, но он заставил себя подняться на ноги и кинулся на кухню, услышав оттуда крики и звон разбитой посуды.

Люпин изо всех сил пытался удержать взбешённого Сириуса. Тот вырывался, орал и швырялся, чем под руку попадётся, в мечущегося по кухни Кикимера с полупустой бутылкой огневиски в руке.

– Не смей исчезать! А ну, отдай! Эта мелкая гадость не дает мне выпить, Римус! Пусти, я покажу ему, как не слушаться хозяина!

– Кикимер не должен причинять вред господину, Кикимер не может отдать, хозяину давно хватит травить себя. Бедная моя госпожа, видела бы она, во что превратился её сын, кого он таскает в дом, да, она бы умерла ещё раз! – ловко уворачиваясь от очередного чугунного котелка, вопил что есть мочи Кикимер. – Кикимер не позволит хозяину спиться окончательно, он уже и так опозорил свой род, якшаясь со всякими непотребными предателями крови, грязнокровками и прочим отребьем!

– Заткнись! – вывернувшись из крепкой хватки Люпина, Блэк едва устоял на ногах, придержавшись за печку, и, схватив кочергу, замахнулся на Кикимера.

– Сириус! – выкрикнул Гарри.

Блэк замер, уставившись на него, тряхнул головой, улыбнулся и опустил кочергу, кажется, даже его затуманенный взгляд прояснился.

– Явился, глянь-ка, Римус, кто здесь! Отбери бутылку у этой дряхлой твари. Выпьем за встречу! В кои-то веки отлип от своей рыжей бестии, навес…

– Уймись, Сириус! – попытался остановить друга Люпин. – Тебе давно хватит.

– Перестань ворчать, – отмахнулся от него Сириус и, пошатываясь, всё с той же кочергой в руке ринулся к замершему за печкой домовику, – лучше присоединяйся к старым друзьям.

– Назад, Поттер! – Снейп влетел на кухню и преградил дорогу Блэку.

– Снейп?! – остолбенел Сириус. – Что он делает в моем доме, Джеймс?! Или может твоя девка уговорила тебя, и теперь ты с ним водишься, а может вы и вовсе втроем разв…

– Ступефай! Прости, это уже перебор, дружище, прости, завтра сам мне спасибо скажешь, – опустил палочку Люпин. – Не ожидал тебя так скоро, Гарри. Не обращай внимание. Ему не мешает хорошенько выспаться, завтра придет в норму… с ним такое иногда случается. А тут ещё Дамблдор… – Люпин глянул на Снейпа, – ну, вот, и слетел с катушек. Я сейчас, – Римус отменил свое заклятье и тут же наложил на Блэка сонные чары и усадил того за стол, бережно примостив голову на сложенные в замок руки.

– Если показательные выступления закончены, не вижу смысла задерживаться, Поттер, мы сейчас же возвращаемся в Хогвартс, – сквозь зубы процедил Снейп.

– Нет, – решительно возразил Гарри. – Сириус мой единственный родной человек и я никуда не поеду пока… – Гарри понял, что и кому сказал, когда было уже слишком поздно остановиться.

Ударило больно, будто пощечину наотмашь отвесили, плюнули в душу, и ещё кто, собственный сын, да, кому он врет? Рано или поздно всё должно было закончиться именно так. Хватит заниматься самообманом, у него нет детей. Поттер… Поттер! Не Снейп, не был и никогда им не станет… – Отлично, с удовольствием перестану тратить на вас своё личное время. Можете не трудиться, о вашем отказе от занятий я сообщу Дамблдору сам, – не намереваясь оставаться в доме Блэка больше не секунды, Северус развернулся, взмахнув полами мантии, и быстрым шагом направился к камину.

– Я не отказывался, профессор! – выкрикнул Гарри, растерянно глядя на Люпина.

– Иди в свою комнату, Гарри, я всё улажу. – До завтра его, – он кивнул на спящего за столом Блэка, – лучше не тревожить, – и вышел вслед за Снейпом в гостиную, а Гарри пошёл к себе в спальню.

– Бежишь? Отделался от Гарри и счастлив, никогда не умел доводить начатое до конца. Подумать только, Дамблдор приказал обучать Гарри, представляю, как тебе тошно, Сириус ведь прав – он и вправду очень похож на отца…

Поднимаясь, услышав злые слова Люпина, Гарри уныло подумал, что тот сделал только хуже. Окончание разговора слушать не было смысла, и так всё понятно. Гарри тяжело вздохнул и побрёл дальше.

Уже открыв дверь, Гарри услышал знакомое бормотание Кикимера за спиной и обернулся. Домовик тянул за собой треклятую бутылку огневиски и кусок какого-то старого гобелена. Бормоча ругательство, он, совершенно ни обращая внимания на Гарри, прошествовал мимо и зашёл в комнату в самом конце коридора. В ту самую, которую им с Сириусом так и не удалось отпереть летом. Гарри тихонько пошел за ним.

Комната напоминала музей или, скорее, склеп из рассказов Рона о древнеегипетских пирамидах, такая же тёмная и мрачная, полностью заваленная вещами прежних хозяев. Стало быть, Кикимер стащил сюда всё то, от чего они так старательно избавлялись с Сириусом. Боже… Гарри скривился от отвращения, даже отрубленные головы эльфов сумасшедший домовик водрузил на комод. Множество картин, портретов и гобеленов с вышивкой, развешенных на стенах, скрывали цвет обоев, но по рассказам Сириуса и многочисленным змеям, обвивающим спинки кровати, серебряный карниз и такую же раму потускневшего от времени зеркала, те были цветов Слизерина.

Кикимер бережно развернул приволоченный гобелен и водрузил его на груду всякого хозяйского барахла, занимавшего всю кровать, прямо под портретом Вальбурги Блэк, и с горестью, отхлебнув из отобранной у Сириуса бутылки, начал жаловаться госпоже, с каким трудом ему удалось спасти «семейное древо» от сожжения в камине, протирая раму портрета краем своей простыни. Гарри сильнее вытянул шею, чтобы получше рассмотреть изображённых на нём людей, и тут же пожалел об этом. От причитаний Кикимера мать Сириуса проснулась и, заметив его, завопила страшным голосом: «Полукровка, осквернитель моего дома, убирайся вон! Как ты посмел, как посмел перешагнуть порог?! Убирайся сейчас же!»

Кикимер обернулся и тоже увидел его: «Мерзкий полукровка, – зашипел он, – не волнуйтесь госпожа, Кикимер отучит непристойного малолетку совать нос в чужие дела». Эльф спрыгнул с кровати и отдернул край тяжелого свисающего до самого пола покрывала: «ВОН!» – выкрикнул он.

В комнате похолодало, край покрывала начал покрываться инеем перед тем, как из-под кровати начала показываться голова в чёрном свисающем капюшоне. Ноги Гарри прилипли к земле от ужаса.

– Сириус! – заорал он, туманно осознавая, что звать на помощь бесполезно.

Ледяной ветер задул свечи в комнате, единственным источником света остался мерцающий фонарик под потолком в коридоре, вылетевший из комнаты Гарри.

Дементор медленно воспарил над кроватью и, заметив свою жертву, направился к нему. Гарри снова услышал крик матери у себя в голове.

– Экспекто Патронум! – попытался сопротивляться он, вспоминая тот мир, где мама жива. – Экспекто Патронум! – первый поцелуй с Джинни. Из палочки вырвалось слабое белое сияние, дементор отпрянул назад, но уже в следующий миг: «Пожалуйста, нет, только не Гарри!» – он покачнулся, сияние погасло. – Экспекто… – холодно, в глазах потемнело, он не может больше сопротивляться, не может…

– Это боггарт, Поттер! – чья-то сильная рука оттолкнула его к стене коридора.

Сознание прояснилось, сковывающий ужас пропал, из открытой двери его комнаты выскользнула ещё пара фонариков, освещая пространство вокруг, и Гарри увидел перед собой спину Снейпа. Отец стоял неподвижно, словно застыл, а перед ним на полу… Гарри не понял что это, вначале ему показалось, что дементор чёрной кучей свалился на пол. Гарри шагнул в сторону, стараясь рассмотреть… на полу, посреди комнаты лежал он сам… похожий на переломанную деревянную марионетку, пустым взглядом смотрящую через потолок куда-то в необъятную высоту. Мёртв, он определенно был мёртв. Гарри сглотнул. А вместо дементора над его телом, лежащим на полу, такой же чёрной тучей нависал Снейп. Отец водил над его телом палочкой, снова и снова шепча какие-то заклинания, не способные уже ничем помочь, но, видимо, отказываясь это понимать, он сращивал кости одну за одной, а по его носу стекали и падали на грудь и лицо Гарри крупные слёзы.

– Пап, – Гарри осторожно тронул Снейпа за плечо. –Отец!

Северус глубоко втянул воздух, будто выныривая из толщи воды.

– Редикулус! – боггарт начал таять пока не растворился полностью.

Гарри так много хотел сказать, но на лестнице послышались приближающиеся шаги.

– Гарри? Северус?

– Люпин, после ваших занятий ученики не в состоянии даже правильно истолковать, с чем столкнулись, я уже не говорю о том, чтобы суметь противостоять. Не зря я предупреждал Дамблдора о твоей полнейшей некомпетентности, разве что об оборотнях ты очень хорошо осведомлён.

Гарри слушал отца и отстранённо думал, что переодевание в женский костюм или клоунский нос ему точно бы не помогли.

Снейп ушёл, громко хлопнув дверью.

– Снова дементор, да?

Гарри кивнул.

– Ты видел его боггарта? – спросил Люпин.

– Нет, – покачал головой Гарри, он не хотел ни с кем обсуждать увиденное, разве что с отцом, но его здесь уже не было. – Снова в обморок упал…

– Пойдём-ка, выпьем горячего шоколаду, это поможет, – похлопал Гарри по плечу Люпин, направляясь в гостиную.

Спал Гарри плохо, проваливаясь в глубокий сон, только под утро он был разбужен громким настойчивым стуком в дверь. Люпин вчера ушёл, а Сириус не спешил открывать, Гарри нехотя сполз с кровати и спустился вниз.

На пороге стояли миссис Уизли и высокий рыжеволосый парень с фотографии. «Билл» - догадался Гарри.

– Гарри, милый! – он тут же был скован крепкими объятиями миссис Уизли. – Мы так волновались, дорогой… – она отстранила его и осмотрела с ног до головы придирчивым взглядом.

– Со мной всё хорошо. Вы здесь? А как же Хосмид? Джинни…

– О, не волнуйся, милый, там с ними Артур, Чарли и этот молодой человек – Виктор. Джинни нам всё рассказала, мы прождали тебя у Фортескью больше часа… С тобой точно всё хорошо? – миссис Уизли осмотрела его еще раз.

– Да-да, проходите. Простите, что напугал вас, но я ведь Джинни даже ничего не успел сказать…

– Ей сообщил этот мерзкий мальчишка Малфой.

– Он наговорит! – возмутился Гарри. – Просто Люпин написал, что Сириус болен, и я приехал, но, кажется, всё обошлось…

– Именно! И я хочу знать, что он устроил на этот раз! -– миссис Уизли решительно прошла в дом. – Билл, - протянул Гарри руку её спутник.

– Гарри, – пожал он её, – проходи.

– Что тут за крики с утра?! Кикимер, опять ты! – покачиваясь в гостиную зашел Сириус. – Молли… Гарри? – похоже, он только сейчас начал вспоминать вчерашний вечер и на его лице застыло виноватое выражение.

– Ты опять за своё? Я предупреждала тебя! – уперла руки в бока миссис Уизли, строго глядя на Сириуса. – Если ты не в состоянии держать себя в руках, я сейчас же заберу Гарри отсюда! – отчитывала она его, как провинившегося ребенка. – Клянусь Мерлином, я его заберу!

Гарри уже собирался вступиться за крёстного, но Билл утащил его посмотреть дом со словами «Воспитательная беседа – это надолго, лучше не лезть, а то и нам достанется». Когда они снова спустились вниз, из кухни пахло ароматным кофе с корицей и выпечкой. Римус, Сириус и миссис Уизли мирно пили кофе, а Кикимер с видом победителя уничтожал все запасы спиртного в доме.

Сириус пришёл в себя и долго извинялся. Гарри утверждал, что всё понимает, да, он и вправду всё понимал: и взаимную ненависть крёстного и Снейпа, тянувшуюся ещё со школьных времён, и то, что, по словам Люпина, мама этого не одобряла и старалась их примерить… Да, и что он ещё мог подумать, мир, где Снейп любил маму и тем её спас, остался где-то там, в зеркалье… И то, что, опять же, по словам Люпина, Сириус жаждал решительных действий в ведении войны, а Дамблдор велел ему не высовываться, он всё понимал, правда… только снова терять приёмного отца не хотелось, и крёстного он бросить одного тоже не мог.

Остаток каникул Гарри провёл у Сириуса, после его рассказа о комнате и дементоре домовик пропал, Сириус подозревал, что тот в этой комнате и заперся, опасаясь расправы. Частенько навещавший их Люпин пообещал снова позаниматься с Гарри, когда отыщет нового боггарта. Родители Рона тоже приходили почти каждый день, бывали и незнакомые Гарри волшебники, «авроры», как представлял их Сириус, вот, только Снейп так ни разу и не пришёл, как ни ждал его Гарри, сотни раз прокручивая в голове свои извинения.

В предпоследний день каникул Гарри разбудил стук в окно. Филин Драко настойчиво барабанил клювом по стеклу, грозясь вот-вот разбить его, но так и не отдал Гарри принесённый свежий номер «Ежедневного пророка», пока Гарри не нашёл под столом невесть когда завалившуюся туда шоколадную лягушку и не протянул ему. На первой странице обведённый красными чернилами для верности красовался заголовок «Люциус Малфой, глава попечительского совета и верховный чародей Визенгамота, назначен инспектором школы чародейства и волшебства Хогвартс.»


Сообщение отредактировал Olias - Среда, 30.08.2017, 16:06
 
lena_bondДата: Среда, 16.08.2017, 00:38 | Сообщение # 251
Третьекурсник
Статус: Offline
Спасибо за новую главу! Ох уж этот Дамблдор р-р-р! Очень надеюсь не бросите писать, хочется почитать в вашем исполнении ГГ/СС, но как я понимаю ждать этого ещё очень долго
 
loa81Дата: Среда, 16.08.2017, 08:42 | Сообщение # 252
Третьекурсник
Статус: Offline
Спасибо за продолжение.
 
OliasДата: Среда, 16.08.2017, 10:09 | Сообщение # 253
Второкурсник
Статус: Offline
lena_bond, loa81, спасибо за отзывы 08thank_you
lena_bond, допишу обещаю))) Главное, чтобы у Вас хватило терпения дочитать, а до СС\ГГ, по крайней мере до их начала, осталось не так долго, гораздо меньше, чем уже написано)
 
ArianaДата: Среда, 16.08.2017, 23:23 | Сообщение # 254
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Эх Гарри Гарри какой же болван, так обидеть искренне заботящегося о тебе человека из-за какой то шавки. Они ж даже не общались как следует и на тебе "единственный родной"
Надеюсь ему как следует придется постараться что б добиться прощения
Если честно вообще не люблю персонаж Сириуса - он глупый 35 летний мужик с детством в заднице причем детством раздолбайским и при том что он так и не понял каким он уродом в этом самом детстве был.
Он же у вас по пути мамы Ро не пойдет? Жаль


А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
OliasДата: Четверг, 17.08.2017, 16:01 | Сообщение # 255
Второкурсник
Статус: Offline
Ariana, думаю у Гарри просто вырвались эти слова из-за переживаний, все таки крестный и он его любит и увидел таким впервые, он ещё не догадывается, что это впринципе его обычное состояние... Да, он понял, что обидел Снейпа, жаль поздно...
А с окончательной судьбой Сириуса я пока не определилась, может отправить его куда-нибудь подальше....
 
OliasДата: Суббота, Вчера, 11:56 | Сообщение # 256
Второкурсник
Статус: Offline
Глава 29

Гарри прочитал статью и со злостью сжал в кулаке газету. До этого момента, он ещё надеялся, что новый министр Фадж, в конце концов, прислушается к Дамблдору, пока не стало слишком поздно. Но, похоже, тот оказался куда более трусливым и продажным, чем Гарри мог ожидать.

В статье Дамблдора выставляли выжившим из ума стариком, помешавшимся на страшилках о воскрешении Того-Кого-Нельзя-Называть, или хитрецом, пытавшимся путем запугивания людей, захватить министерское кресло, в то время как в школе под его руководством почти год скрывался беглый Пожиратель Смерти под личиной преподавателя Защиты от темных искусств. «Бедные дети! – вопила статья. – Можем ли мы доверить их жизни и судьбы этому человеку?!» - весьма однозначно намекая, что Дамблдора уже давно пора сменить на посту директора более молодым и здравомыслящим волшебником, а то и вообще отправить в палату для умалишенных больницы Святого Мунго. Дальше утверждали - сам министр лично поспособствовал лишению Дамблдора звания Верховного Чародея Визенгамота и назначению на эту должность глубокоуважаемого в Магическом обществе мистера Люциуса Малфоя.

Внизу послышались голоса и перед тем, как Гарри успел выглянуть за дверь, в комнату влетели Джинни, Рон за руку с перепуганной Лавандой, и Гермиона, следом вошел смурной как никогда Крам, своим видом, походивший на охранника этой небольшой процессии.

- Гарри! Малфой… а, ты уже знаешь, - Гермиона заметила газету в его руке.

- Да, - кивнул Гарри и, протянув её подруге, сел на кровать.

- Вот же мерзавцы и папаша, и сынок, - негодовала Джинни, присев рядом с ним, - как их до сих пор земля-то носит, моя бы воля…

- Да ты у нас и так отличилась, сестрёнка! Ох, и задала же она Малфою, Гарри! – хвастливо поведал Рон.

- Джинни, - уставился на неё Гарри, - он тебя обидел? Что-то сделал?

- Да, нет же - не успел, - отмахнулась она. - Я эссе дописала и к тебе на поле побежала, а этот… - Джинни брезгливо сморщила нос, - на крыльце мне навстречу попался. С твоей метлой, между прочим. Ну и со своей тоже...

- Он ей заявил, - теперь уже Рон сжал кулаки, - что «Молния» теперь его, а ты, поджав хвост, побежал к умирающему крестному и если Блэк, наконец, прости, Гарри, помрёт – дом станет по праву принадлежать их семье.

«Малфой! – скрипнул зубами Гарри. – Ну, я тебе устрою!» Нет, метлу тот бы, конечно, вернул, в этом Гарри не сомневался, но сказать такое! Да и кому? Джинни, перепугал его Джинни, даже если её родители ни слову не поверили… Гарри тяжело вздохнул – да уж, так только Малфой «успокоить» может, предупредил, значит, чтобы Джинни знала, куда это он так неожиданно пропал… Ну неужели никак не обойтись без этих своих замашек? Или это только Гарри мог услышать смысл сказанного как бы между строк… ну и Гермиона ещё… Гарри посмотрел на подругу. Вдруг вспомнились и бутерброды, принесенные ею, когда он не пришел на ужин, взорвав отцовский стол, она же тогда сказала - им Малфой посоветовал… и огромная порция сладостей, принесённая ей же в больничное крыло, после побега от Волдеморта «для двоих» и слезы подруги после второго испытания на турнире «он никогда на меня не посмотрит»… Малфой!? А ведь Гарри тогда просто пошутил. «Ну, уж только не этот! - тряхнул он головой, прогоняя свои догадки. – Малфой ведь и правда не посмотрит».

- Я и не стерпела, - вернула его в реальность Джинни.

- Хорошенько же ты его приложила, небось, сутки чесался как хорек блохастый! И метлу отобрала! – закончил за неё Рон.

- Она в моей спальне в Хогвартсе осталась, если б я тогда знала, я бы её забрала.

Гарри попытался страдальчески улыбнуться, представив мучающегося от нестерпимого зуда друга, что ни говори, а в проклятьях Джинни сильна.

- Что же теперь будет? – испуганно пискнула Лаванда, еще крепче вцепившись руку Рона.

- Мама считает тебе нельзя возвращаться, - серьезно заявила Джинни.

Гермиона наблюдала за ним, между делом пролистывая газету, - Ты тоже так считаешь, Гарри? – вдруг разозлилась она, на секунду остановившись на одной из страниц.

- А? Я не намерен отсиживаться здесь, - твердо сказал он. – Если ты об этом.

Рон и Джинни глянули на неё с недоумением.

- А ты всё прочитал? – вопросительно посмотрела на него Гермиона.

- Нет. Не успел. А что, там еще какие-то новости есть?

Крам протянул руку, чтобы забрать у Гермионы газету, но она словно не заметив этого, свернула и спрятала её в сумку. – Нет, больше ничего интересного. Послушай, Гарри, может тебе и правда не стоило бы пока возвращаться в Хогвартс… но и здесь небезопасно. Подожди не перебивай, все уверены, что ты остался на каникулы в школе, но что будет, когда Малфой обнаружит твою пропажу? Я говорю о том, - Гермиона вздохнула, собираясь с мыслями и голос её стал тверже, – защиты дома не достаточно, может тебе лучше на время вернуться к…

- Я не вернусь к Дурслям! И не собираюсь прятаться от папаши Малфоя! Я его не боюсь, ясно?

- Я вообще удивляюсь, как это еще Хорёк не доложил о твоём отъезде. Фред с Джорджем подслушали, как Снейп Дамблдору говорил, что Волдеморт остался в неведении касаемо твоего отсутствия.

- Снейп? Дамблдору? Они были у вас дома? Почему у вас и откуда Снейпу это известно?

- Они с отцом приходили поговорить, а Фред с Джорджем как всегда подслушали. Папа говорит – Снейп на нашей стороне, поставляет Дамблдору, кажется, очень важные сведения, но я бы на их месте ему не доверял. Уверен он как был предан Волдеморту так и остался.

- Рон, это ведь Снейп Гарри спас, ты не можешь так говорить! – возмутилась Гермиона.

- Конечно, его же Дамблдор послал, куда ему деваться! А сам наверняка своего Малфоя спасал, раз папаша не смог, знал же, что Гарри может сопротивляться и не бросит этого гада помирать…

- Ох, перестань, Рон!

Дальше Гарри не слушал их перебранку, каким же наивным глупцом он был, вообразив себе, что отец спас его и больше не вернулся к Тёмному Лорду. Во что бы то ни стало, Гарри решил добраться до Хогвартса как можно скорее, - увидеть отца, попросить прощения, и знать, что с ним все в порядке, казалось сейчас просто жизненно необходимым.

«Глупец!» Какой же он непроходимый глупец! Прав был Малфой, постоянно указывая на это. Не нужно встречаться с боггартом еще раз, чтобы понять – тот изменился, отныне Гарри боялся за отца не меньше, чем тот за него.

- Гарри, тебе нехорошо? Ты бледный, - Джинни прикоснулась губами к его лбу. – И холодный.

- Нет, всё в порядке, пойдем, мне нужно поговорить с Сириусом.

В гостиной, куда спустились ребята, миссис Уизли горячо спорила с Блэком, Люпин и мистер Уизли стояли чуть поодаль, предпочитая не вмешиваться в разговор до поры до времени.

«Дамблдор велел мальчишке вернуться в школу, до полудня завтрашнего дня» - прервал их спор, появившийся на портрете Финеас Найджелус.

На все расспросы Гарри «зачем Сириус оставил его портрет в гостиной?» тот уклончиво отвечал «хоть кто-то из родни должен был остаться». И вот теперь Гарри понял – для связи с Дамблдором, точно такой же портрет он видел в кабинете директора.

«Дамблдор сообщает лично вам, Поттер, - Люциус Малфой охотится не за вами, а за ним, а этот орех ему не по зубам», - сказав это, Найджелус покинул картину, видимо, вернувшись в Хогвартс.

- Я поеду! – безоговорочно заявил Гарри.

- Ни на миг не сомневался! – поддержал его крестный. Почему-то Гарри показалось, тот снова, смотря на него, видит Джеймса.

Весь оставшийся день Гарри провел, прислушиваясь к любому шороху, доносящемуся из гостиной или холла, надеясь на появление Снейпа. «Он должен прийти, не может не прийти, когда так нужен, - уверял себя Гарри. – Пожиратель в школе, его уроки нужны как никогда, так почему бы не провести один из них прямо сегодня, - придумывал он различные поводы, пытаясь отвлечься от самой пугающей мысли и не тереть от волнения не дающий знать о себе шрам слишком часто, чтобы не привлекать внимание друзей.» Но, ни днем ни вечером Снейп так и не пришел.

Гарри долго ворочался с боку на бок, убеждая себя, что если отец все же появится, крестный просто не захочет его будить. В конце концов, усталость взяла свое, и Гарри не заметил, как уснул.

~~~

Он шёл вдоль густой тисовой изгороди, чуть позади высокого волшебника в длинной черной мантии, подсвечивающего себе путь Люмосом. Голову того покрывал капюшон и Гарри отчего-то предпочёл оставаться незамеченным, следуя за ним по пятам. В кромешной темноте он с трудом различал силуэты кустарника, попадавшего в свет Люмоса, да мощеную булыжником дорогу.

Волшебник шел босиком и казалось, вовсе не чувствовал боли от мелких острых камушков, попадающих под ноги или попросту не обращал на неё внимание. Гарри щурился, стараясь привыкнуть к темноте и получше разглядеть место, где очутился. Чуть впереди, наблюдая за незваными гостями, по живой изгороди прогуливался белоснежный павлин, но стоило им подойти ближе, как тот юркнул вниз, предпочтя скрыться за плотной стеной тиса, слишком проворно для такой крупной птицы. А через пару секунд Гарри понял почему. Огромная змея, не замечая его, проползла в паре сантиметров от его ноги, шурша чешуйчатой кожей по гладким камням.

«Не отставай, Нагайна, ты ещё успеешь полакомиться, позже, чуть позже, моя дорогая», - волшебник обернулся и протянул к змее руку, его бледное лицо и красные змеиные глаза-щелки смотрящие теперь прямо на Гарри, осветил тусклый свет и Гарри остолбенел от парализующего мышцы ужаса. Волдеморт! На него, не моргая, смотрел сам Волдеморт, но не замечал. Нагайна покорно ткнулась головой в ладонь, как послушный домашний котенок и продолжила путь рядом с хозяином. Гарри, с замершим от испуга сердцем, едва передвигая ноги, поплелся за ними.

В конце длинной аллеи зажегся свет фонарей, освещая довольно красивый особняк, по силуэту напоминающий старинный замок с башнями. В окнах и на крыльце зажегся свет, видимо, гостей здесь ждали.

Тисовая изгородь закончилась, и в свете фонарей Гарри разглядел часть сада возле дома, с большим, похожим на бассейн прудом, рядом с которым, разбуженные светом, беспокойно забегала пара таких же белоснежных, как павлин, фламинго и цапля с красивым хохолком на голове, издали напоминающим изысканную корону. Гарри видел таких птиц в зоопарке, в тот единственный раз, когда Дурсли взяли его с собой.

Не успели они подойти к дому, как на крыльцо вышел сам хозяин, низко кланяясь, приветствуя ночного гостя.

- Рад видеть вас у себя дома, мой Лорд.

- Вижу, ты по-прежнему живешь в роскоши, Люциус, в то время как я четырнадцать лет, скитался и прятался в лесной глуши.

- Это всего лишь дом моих предков, Милорд, если б я знал, если бы вы подали знак… Моя семья предана вам, мой Лорд, уверяю вас.

- Что-то я до сих пор не видел твоего сына, Люциус, а может он и вправду дружит с Гарри Поттером? Как думаешь?

- Нет, уверяю вас, это исключено. Мой сын предан только вам, как и все мы. Для него было честью пожертвовать частью себя, во имя вашего возрождения. Если бы этот мерзкий полукровка не похитил его, Драко несомненно с гордостью преклонил бы перед вами колено.

- Тогда почему он не здесь?

- Снейп велел ему остаться в школе. Он видит у Драко талант к зельеварению и развивает его. Мы все надеемся - его талант зельевара пригодится вам в будущем.

- Я сам решу, что мне пригодится, Люциус.

- Да, мой Лорд, несомненно, - Люциус снова покорно склонил голову.

- Все же я намерен наградить тебя за преданность, уверен, ты и впредь не подведешь меня. Ты ведь понимаешь, о чем я, Люциус.

- Да, мой Лорд, не подведу, клянусь вам.

Волдеморт коснулся палочкой запястья правой руки Малфоя и на его указательном пальце появился серебряный перстень с массивным изумрудом.

- Благодарю вас, Милорд, это честь для меня.

- Оставь благодарности при себе, я пришел забрать, то, что оставил тебе на хранение. Ты помнишь? Я желаю получить дневник сейчас же.

- Боюсь, это невозможно, - Гарри показалось, что и на без того бледном лице Малфоя не осталось ни кровинки, - он… он… уничтожен. Его уни…что…жил…

- Кто?! – взревел Волдеморт, поднимая палочку.

- Гарри Поттер, - еле слышно произнес Малфой, ожидая расправы, но её не последовало.

Вместо этого Гарри с ужасом наблюдал как камень на перстне превратился в маленькую змейку и та извиваясь поползла по кисти вверх, обвивая запястье и впилась острыми как иглы зубами в кожу, там где бьется пульс.

Люциус закричал от боли и, не удержавшись на ногах, рухнул на колени.

Шрам обожгло болью, будто острые змеиные клыки пронзали и его голову. Гарри покачнулся и упал не в силах сдержать рвущегося из груди вопля. Сквозь нестерпимую боль и гул в ушах, он слышал жуткий смех Волдеморта.

- Вот, что бывает с теми, кто не оправдывает моего доверия, Люциус. На случай, если посмеешь еще раз ослушаться моего приказа, знай, Нагайна поделится с ней своим ядом. Ты ведь понимаешь, что это значит, Люциус?

- Прошу вас, Милорд…

~~~

- Гарри!

Перед глазами все плыло, Гарри хватал ртом воздух, пытаясь справиться с удушливым приступом тошноты из-за невыносимой головной боли.

- Гарри, - повторил Сириус, присев на край кровати, - опять кошмар? – он убрал со лба Гарри прилипшую челку и протянул стакан воды.

- Это он. Я… видел, - все ещё тяжело дыша, Гарри привстал, пытаясь придти в себя, - я видел его, видел Волдеморта, - сил не хватило, и он рухнул обратно.

- Ты слишком близко все принимаешь к сердцу, Гарри. Помнишь, такое уже случалось после чемпионата. Иногда кошмары это просто кошмары, - Сириус положил ему на голову влажное холодное полотенце, - сейчас станет легче, - уверил он.

И правда Гарри почувствовал, как боль отступает, и зрение понемногу возвращается, он пошарил рукой по тумбочки в поиске очков и нацепил их на нос.

Сириус говорил и говорил, стараясь его успокоить, заметив, что Гарри становится лучше, он помог ему подняться и Гарри с жадностью выпил принесенную крестным воду.

- Ты просто разнервничался из-за последних новостей, такое случается…

Но Гарри мог думать только об одном – это не сон. Слишком явно, он помнил свои чувства и ощущения, все вокруг до последнего камушка под ногами, будто и не спал вовсе, а на самом деле прогуливался с Волдемортом по поместью Малфоев. Да и в этом легко можно убедиться, достаточно спросить у Драко про птиц которых он видел во сне. Да и отец должен знать, если он часто бывал… Отец! Гарри вскочил, голова шла кругом, но ему уже было не до того. Нужно вернуться в школу! Нужно рассказать отцу, предупредить, если Волдеморт так издевается над верными слугами, что же будет с отцом… Страх сжал сердце тисками, Гарри не вынесет еще одной потери, - бежать, просить, умолять – пусть шпионит кто-то другой, только не он, не его отец, отец должен остаться с ним!

- Сириус, это не сон, - Гарри трясло, - я знаю, просто знаю. Дамблдор… я должен рассказать Дамблдору, он просил сразу, если шрам опять заболит…

- Гарри, сейчас ночь, что ты видел? Волдеморт напал на кого-то? – с тревогой спросил Блэк.

Гарри в подробностях рассказал крестному сон, на негнущихся ногах прохаживаясь по комнате, пока Сириус не вернул его в постель.

- Дамблдор спит, - твердо сказал он. – Дневник уничтожен, так? А значит, бесполезен, - он вопросительно посмотрел Гарри в глаза и тот кивнул. – Утром я провожу тебя, а сейчас ложись спать. Он взмахнул палочкой, приглушая свет фонариков. – Я посижу с тобой. А этому мерзавцу поделом, ещё мало досталось, - добавил он, укрывая Гарри одеялом.

Понимая, что спорить с крестным бесполезно – тетрадь с огромной дыркой посередине не повод будить Дамблдора посреди ночи, Гарри согласился с Сириусом. Все что ему оставалось - с нетерпением ждать утра.

Вскочив с первыми лучами солнца, Гарри наскоро проглотил заботливо приготовленный миссис Уизли завтрак, крепко обнял её на прощанье и попросил передать друзьям, что будет ждать их в школе.

- Ты то рвешься в Хогвартс посреди ночи, то тебя не дождаться, - из гостиной поторопил его Сириус. – Дамблдор тебя встретит, - сообщил он вошедшему в комнату Гарри, протягивая чашу с летучим порохом. – Будь осторожен, неизвестно чего ждать от Волдемортовского прихвостня и ещё, я договорился с Дамблдором, - Сириус протянул Гарри кожаный мешочек с горстью того же пороха, - носи всегда с собой, в случае опасности ты сможешь воспользоваться любым камином в школе и вернуться домой.

- Спасибо, - Гарри обнял крестного.

- Иди, не заставляй Дамблдора ждать, у него еще много дел, - похлопал его по плечу Сириус.

Гарри улыбнулся и шагнул в камин «Хогвартс, кабинет директора» - четко произнес он.

Весь перемазанный сажей, Гарри выпал из камина, чуть не сбив с ног Дамблдора.

- Здравствуй, Гарри. Чаю? – спокойно спросил он, чуть отойдя в сторону.

- Нет, спасибо, я уже позавтракал.

- Хорошо, - улыбнулся Дамблдор, присаживаясь за стол, - Сириус сказал, ты хочешь кое-что мне рассказать, сон. Я тебя слушаю.

- Это не сон. Я видел все своими глазами, будто на самом деле был там… позовите профессора… профессора Снейпа, - Гарри хватался за любую возможность поскорее увидеть отца, - спросите у него про павлина…, - затараторил он от беспокойства.

- Тише, Гарри, тише. Давай-ка по-порядку, присаживайся и расскажи мне всё.

Гарри сел напротив Дамблдора и начал рассказ, стараясь не упустить не одной детали.

- Значит Волдеморт приходил за дневником, что ж, это интересно, очень интересно, - Гарри мог поклясться, что в этот момент глаза Дамблдора засияли как у мальчишки, решившего у доски сложнейшую задачку по математике. – Никому больше не говори об этом. И впредь, я очень тебя попрошу, сразу сообщать мне и только мне, если увидишь во сне что-то подобное. А сейчас отдыхай, у тебя была тяжелая ночь, а у меня впереди встреча с новым инспектором Хогвартса, не мешает хорошенько подготовиться к его приходу. Как думаешь?

- Волдеморт не сказал, зачем посылает его сюда. Я не знаю, простите. Но Малфой не отступит…

- Цель Волдеморта для меня проста и ясна, так же тайна розового зонтика Хагрида, - подмигнул ему Дамблдор, - его желание изгнать меня из школы, - пояснил он, - но боюсь, Гарри, мистеру Малфою придется очень долгое время провести в больнице, мучаясь от неизвестного змеиного яда – я не собираюсь покидать пост директора, не сомневайся. А сейчас, если ты не против…

- Да, да, я пойду, профессор Дамблдор, - Гарри встал и направился к двери.

- Ах, я совсем забыл, - окликнул его директор, - профессор Грюм, наконец, поправился и вернулся в школу. С завтрашнего дня твои дополнительные занятия по Защите продолжатся с ним. Профессор Снейп не возражает.

Гарри растерянно кивнул и вышел из кабинета. Ноги сами собой понесли его вниз, по уже привычной дороге, в кабинет Снейпа. Мысли путались, мир поблек, Гарри шел, не замечая ничего вокруг, кроме бесконечных каменных серых стен. Чувство вины смешивалось с обидой и снова по кругу «Сам виноват! – твердил разум. – Вот так просто – не возражает. Разве может отец бросить так легко? Когда так нужен? Даже ненавистные Дурсли терпели его столько времени, - и снова по новой. – Сам обидел, сам отказался» - да ведь он вовсе не то имел ввиду, глупо, просто глупо обижаться…

- Явился опять, Поттер, всё ходишь и ходишь, беспокоишь меня. Проходи чего встал? – зашипела при его появление змея на двери и Гарри, зайдя в кабинет, увидел сидящего за столом Снейпа. Тот что-то писал склонившись над стопкой пергаментов.

- Поттер? – поднял голову Снейп. – Вас не учили стучаться?

Гарри растерянно огляделся, но в кабинете кроме них никого не было. Да и сам кабинет выглядел так, будто Гарри вышел из него час назад, а не отсутствовал целую неделю. Недописанное сочинение по истории магии с чернильной кляксой от брошенного на него пера по-прежнему ждало своего часа, а его учебники аккуратной стопкой лежали на краю стола. Гарри поморщился, вспомнив, что не выполнил и половины работы заданной на каникулы.

Увидел отца, сидящего перед ним живым и здоровым, и все обиды растворились, показавшись вдруг ужасно нелепыми. – Почему ты не сказал мне, пап? - проигнорировав его выпад, шагнул к столу Гарри.

- Не думал, что должен отчитываться перед вами, мистер Поттер, - подчеркнуто отстраненно и холодно ответил Снейп, снова склоняясь над пергаментом. – Смею напомнить – завтра проверочная работа по заданному на каникулы материалу, не сомневаюсь, вы досконально изучили его, находясь в доме вашего опекуна. Смею заверить - я уделю вашей работе особое внимание. Ах, да, кажется, ваши учебники остались здесь, какая жалость. Но, у вас еще есть время, - он махнул рукой, позволяя Гарри забрать свои вещи.

- Ты мне не сказал! – разозлился Гарри. - Почему ты?! Зачем ты вернулся к нему? Ты мог…

- Сдерживайте эмоции, Поттер. С какой стати я должен сносить ваши истерики? Очевидно, если бы мог – не вернулся бы. Вы уже достаточно взрослый чтобы понять – Дамблдору нужны сведения. И вряд ли кто-то другой способен их добыть, уж тем более не ваш дорогой крестный, как вы соизволили выразиться – единственный родной вам человек, так вот, можете быть спокойны – ему ничего не угрожает. Так что он и дальше преспокойно может уничтожать все запасы спиртосодержащих жидкостей. Если на этом всё – прошу покинуть мой кабинет.

- Я… да я… знаешь что?! Он и правда мне родной, потому что так хотели мои родители! Я видел маму, я знаю – она бы хотела этого… а отца… отца… я знаю одного. И я рад бы помнить родного, да Волдеморт убил его! Слишком рано, чтобы я мог хоть что-то запомнить! А теперь… что будет, если он… Я не хочу тебя помнить, я хочу тебя знать! – Гарри развернулся и оглушительно хлопнув дверью, вылетел из кабинета.

Видеть никого не хотелось. Гарри дошел до озера и уселся на валун, скрытый ото всех мантией-невидимкой, со злостью швыряя подобранные с земли камни в воду. Погруженный в свои мысли Гарри вздрогнул от пролетевшего совсем рядом с его головой комка грязи, следующий попал прямо в плечо, третий в спину, а потом туда же еще штук пять разом.

- Малфой! – разозлился Гарри, обернувшись, только его здесь не хватало. – Заняться нечем?! А разве ты не должен встречать папашу, где-нибудь в своих подземельях? – да где угодно, лишь бы подальше отсюда. – Да прекрати ты!

Грязевые снаряды, перестали пачкать его мантию, но достаточно было взглянуть на ухмыляющегося Малфоя, по-прежнему держащего палочку наизготовку, чтобы понять - так просто тот отступать не собирается.

- Где мне встречать отца, Поттер, не твоё дело. И кстати, оцени моё благородство, коим твоим дружкам ещё поучиться, заметь, я не стал отвечать твоей рыжей… Уизли, но это не мешает мне отыграться на тебе, не так ли?

Подняв голову, Гарри осознал, что тот задумал на какие-то доли секунды раньше, чем лужа болотной жижи, висевшая как раз над ним, пролилась вниз. Гарри резко рванул в сторону, пытаясь спастись, и упал с валуна.

Похоже, на этом Малфой посчитал себя вполне отмщенным. – Ничему тебя Снейп не научил, Поттер, как бестолочью был, так и помрешь. Щитовые чары… обычные щитовые чары, - Драко подошел и, произнеся заклинание очистившее валун, сел на него. – Ты там вечность валяться собрался?

Гарри фыркнул и поднялся на ноги, потирая ушибленное колено, стыдно признаться, но он даже не подумал про них.

- В следующий раз, Поттер, я забуду кто она тебе. Так своей Уизли и передай.

- Сам виноват, - буркнул Гарри отряхиваясь, - с Сириусом ты перегнул, если б я тебя не знал, Малфой… - Гарри нахмурился, но дальше ссориться не стал, на сегодня и так достаточно. – Меня еще видно?

Драко взмахнул палочкой, произнеся еще одно очищающее заклинание.

- Теперь нет. Прекращай, Поттер, серьезно, здесь нет никого, иначе мне скоро начнет казаться, что я сам с собой разговариваю, а это, знаешь ли, нехорошо.

Гарри снял мантию и сел рядом.

- Судя по всему, на дом можно не рассчитывать? – саркастично поинтересовался Малфой.

- Да уж не дождетесь!

Драко только фыркнул и отвернулся от него, всем своим видом показывая, что не нуждается в таком приобретении. Он достал из кармана золотой галеон, покрутив пару секунд между пальцев и от нечего делать, принялся подбрасывать в воздух, задумчиво глядя на озеро.

- Грюм вернулся, - отчего-то вдруг сказал Гарри, наблюдая за ним.

- Видел, - отозвался Малфой, слегка поежившись. – Видок хуже дементора, так что, Поттер, смотри не грохнись в обморок при встрече.

Гарри скрипнул зубами.

- Шучу я, Поттер, шучу, - примирительно поднял руки Драко. – С ними можно бороться, знаешь?

- Люпин обещал научить, меня одному заклинанию, - кивнул Гарри, - когда разыщет боггарта. У меня уже почти получается, но…

Монета пролетела мимо раскрытой ладони Малфоя, со звоном ударившись о камень и отскочив от него, утонула в озере, громко булькнув на прощанье. При желании её можно было достать, но Малфой продолжал сидеть на камне, удивленно глядя на Гарри.

-Что? Да, мой боггарт дементор, можешь продолжать ржать.

- Не зря отец говорил, все оборотни садисты, таких как он нельзя допускать в школу.

«Твоего отца нельзя допускать в школу – вот кого» - подумал Гарри. – Не неси чушь, - вслух высказался он, - я сам попросил Люпина научить меня защищаться. Как еще? Не с настоящим же дементорами тренироваться? Я же сказал – почти получилось, мне даже удалось отпугнуть одного, но потом… - Гарри замолчал. Крик мамы и отец… он не был готов сейчас об этом говорить. – В общем, получается не до конца. Это сложная магия…

- Я и говорю один садист, второй – идиот. Ты пытался вызвать патронуса при дементоре? Не умея этого делать? Сразу?

- Не умничай, Малфой!

Драко хмыкнул, покрутил палочку, а затем его губы тронула легкая улыбка, он закрыл глаза, улыбка расползлась шире, отчего лицо приобрело мечтательное выражение. – Экспекто Патронум! – шепнул он.

Из палочки вырвалась непонятная птица, сверкающая в утренних лучах ослепительным серебристым светом, она пролетела над озером и вернулась к ним, остановившись возле берега.

«Фламинго», - обмер Гарри.

Малфой торжествующе посмотрел на Поттера, затем, взмахнув палочкой, подозвал фламинго к себе и что-то зашептал склоненной к нему голове.

Гарри, затаив дыхание, наблюдал за происходящим. Фламинго из сна так и стояли перед глазами, и он не верил в такие совпадения.

Птица кивнула Малфою и растворилась в воздухе. Довольный произведенным эффектом, Драко с усмешкой призвал из озера свой галеон и спрятал его обратно в карман. А через пару секунд фламинго появился снова, высокомерно заявив голосом Паркинсон: «Мой отец впечатлен твоим признанием, Драко. Пользуясь случаем - он просит передать свои поздравления мистеру Малфою в связи с его назначением, - и чуть тише и значительно мягче. – Ты знаешь – я тоже. Встретимся вечером», - договорил и исчез.

Наверное, если бы Джинни ответила ему так же, Гарри обиделся, но Малфой улыбался как мартовский кот, а Гарри, кажется, понял, почему в поместье их двое. У Паркинсон такой же патронус как и у Драко… но разве так бывает? Люпин ведь говорил он у каждого свой.

- Что, Поттер, завидно?

- Нет, - помотал головой Гарри. – Вас Снейп научил?

- Отец. На летних каникулах. Его, знаешь ли, тоже не обрадовало наличие этих тварей в школе. Они ведь не только на тебя могли напасть, говорят им все равно знаменитость ты или нет, Поттер.

- А ты пробовал…

- Не довелось, слава Мерлину, - надо быть полным кретином, - Драко выразительно на него глянул, - чтобы тренироваться на них. Ты один-то пытался?

- Неа.

Драко сделал предлагающий жест рукой.

Гарри закрыл глаза, сосредоточившись на самых счастливых моментах жизни «Эспекто Патронум!» - из палочки вырвался серебряный свет, но так и не приобрел форму.

- Уже что-то, - пожал плечами Малфой. – Отец говорит нужно выбрать самое, самое светлое. Тренируйся, Поттер.

- Видимо, нету у меня светлых.

- Не вой, Поттер, у всех они есть. Мама рассказывала, как они с отцом посылали друг другу послания перед свадьбой, а потом патронусы пропали и не удавались пока правил Темный… а когда отец первый раз увидел меня у неё на руках – оно само и вышло. Он так родственников оповестил о моем рождении. Салазар великий, кому и почему я это рассказываю… - «Да потому, - думал про себя Драко, - что после всего случившегося и пережитого кроме родителей… мамы уж точно… - с горечью добавил он, осталось только два человека, кому он может доверять – Панси и… Поттер.» - Ладно, - махнул рукой Драко. – Что ты там вспоминаешь?

- Маму… и поцелуй с Джинни, - Гарри немного смутился, - ну тот в больничном крыле… первый и…

- Поттер, я всегда говорил ты…

- Я знаю, что ты там говорил!

- Ты можешь вспоминать что-то не омраченное смертью или ИМ! Нужно что-то счастливое…

- А ты- то сам, что вспоминаешь? – спросил Гарри «Оу… одинаковые», - внезапно подумал он и почувствовал как покраснели уши под взглядом Малфоя. Тот глянул так, что Гарри почувствовал себя десятилетним мальчишкой случайно оказавшимся на уроке анатомии для старших классов в магловской школе… С Джинни у них так далеко не заходило, нет, он мечтал об этом… немного… но точно не ради патронуса!

- Баран! И патронус у тебя под стать получится! – толкнул его в плечо Малфой, спихивая с валуна. – Я сказал светлое, а не пошлое, придурок! Мантию, Поттер… там отец идет, - Драко махнул рукой в сторону появившийся на крыльце замка фигуры, - а лучше там и сиди. Первый поцелуй, я вспоминаю, первый поцелуй, только он был не в больничном крыле, а у нас в мэноре, - торопливо продолжил Малфой. – Панси тогда гостила у нас. Мама ужасно гордилась, говорила такое бывает редко и мы особенные… она собиралась поселить двух фламинго на пруду у дома… С тех пор я там не был…

Гарри хотелось сказать - да, они там и живут, но он не смог бы объяснить откуда узнал об этом, а ещё он вспомнил Гермиону и сердце сжалось от жалости к подруге – у неё точно шансов никаких, раз у них даже патронусы одинаковые, хотя Драко вряд ли увидит их дома, - вздохнул Гарри, ведь эти прекрасные птицы скорее всего пойдут на корм треклятой змеюке Волдеморта. Поэтому вместо этого. – У отца спроси, - шепнул Гарри.

- Уже не важно, - ответил Драко и, спрыгнув с валуна, пошел навстречу к отцу.

Гарри, наблюдавший за ним под мантией-невидимкой, вдруг понял по опущенным плечам, по неуверенной походке, по слишком прямой при всём этом спине – несмотря на показную браваду, он боится встречи с отцом, боится его решений…

Вместо приветствия Люциус повернул голову сына набалдашником трости, внимательно рассматривая заново отросшее ухо и Гарри увидел тот самый перстень - сомнений не осталось был он точно был в поместье Малфоев этой ночью вместе с Водлемортом. Гарри сидел на валуне и совершенно не понимал Малфоя-старшего, более того, он его практически ненавидел. Как в нем одновременно могли сочетаться любовь к сыну и в то же время готовность с легкостью отдать того Волдеморту как овцу на заклание. В одном Гарри был уверен абсолютно точно – его другу нельзя летом возвращаться домой. А в этом мог помочь только один человек, и он тоже шел сюда.

Снейп перекинулся парой слов с Люциусом и Драко и, убедившись, что они зашли в замок, направился дальше, по пути сворачивая кусок старого пергамента трубочкой. Карта Мародеров – узнал её Гарри.

- Бестолочь! – шлепнул Снейп Гарри по макушке той самой картой. – У меня, Поттер, тоже один сын, вспыльчивый, бестолковый и очень упрямый. Я тоже не хочу о тебе вспоминать. И делаю это чтобы защитить тебя. Чтобы знать о планах Темного Лорда и быть уверенным в твоей безопасности… или иметь время…

- Пап…

- И ты очень поможешь мне, если хотя бы будешь учиться. Мне будет намного спокойней, если я буду знать, что ты способен себя защитить…

- Пап… прости…

- Твои домашние задания по-прежнему ждут тебя в моем кабинете, поднимайся. Времени у тебя не так много, а я не собираюсь завтра краснеть в учительской.

- Как ты справился с боггартом? Люпин учил нас по-другому, - спросил Гарри по пути в замок, - Я знаю… знаю, пап, я не о том. Ты его уничтожил, растворил, а не прогнал.

-Покажу потом, когда научишься справляться со своими страхами. Люпин продолжает обучение?

- Он обещал. Я могу и с тобой позаниматься, - заверил отца Гарри. – Ты же умеешь вызывать патронуса?

- Нет, - отрезал Снейп. – Занимайся с Люпином или с крестным.

- Ладно, не злись. Пап,… я видел Волдеморта снова… ночью. Он приходил к отцу Малфоя за дневником. Перстень - это его перстень, я видел его во сне … и точно знаю – это не просто сон… там яд Нагайны, змеи Волдеморта и он, он его убьет если… Зачем он здесь, ты знаешь?

- А теперь с самого начала и по-порядку, - Снейп толкнул дверь своего кабинета, пропуская Гарри вперед.

Третий раз за день Гарри в красках принялся описывать увиденное ночью.

- Первое, - заговорил Снейп после рассказа сына, - я не знаю как тебе удалось проникнуть в сознание Темного Лорда, но судя во всему то, что ты видел, на самом деле правда. Второе – очевидно Темному Лорду неизвестно об этом. Обещаю, я выясню, как избавить тебя от этих видений пока не поздно. Третье – Люциус Малфой здесь не из-за тебя и я хочу, чтобы ты держался от него подальше и не провоцировал. Тебе это понятно? И наконец, - ты сидишь здесь, ждешь меня и делаешь уроки. Перо зачаровано, достаточно просто надиктовывать, так быстрее.

- Пап… я…

- Знаю... Я тоже. Работай, я скоро вернусь, - Снейп потрепал его по голове и вышел из кабинета.

Домашние задания оказались позабыты, мысли плясали в голове не давая, сосредоточится, не смотря на всё, Гарри чувствовал себя счастливым. Семья, у него есть семья, любовь и друзья. И это самое важное, самое дорогое и самое ценное в его жизни. Воспоминания всплывали в голове калейдоскопом из ярких картинок: мама живая выходит из камина и все прочее теряет смысл и престает существовать – жива, она жива здесь и сейчас Гарри видит её прямо перед собой, Святочный бал – Джинни улыбается ему, ему одному и время останавливается, даря им двоим целую вечность, она скоро приедет, она ждет встречи не меньше, и Гарри сможет бесконечно любоваться её улыбкой, целовать её сто, тысячу раз, всю жизнь. Гарри почувствовал, как волна тепла зародилась в сердце и, растекаясь по всему телу, приятно покалывала жаром кончики пальцев, переходя в палочку. Отец. У него есть отец и чтобы не случилось, он не бросит. Он любит его. Гарри вскинул палочку готовясь произнести заклинание.

В дверь постучали, и в кабинет зашел Драко.

- Поттер? Да когда ж ты успеваешь провиниться? А Снейп где?

- Скоро придет. Подожди.

- Отец сказал – они завели их, - с улыбкой поделился Малфой, присев за стол Снейпа.

- Хорошо, - улыбнулся Гарри. – А я хотел ещё раз попробовать, пока нет никого.

- Давай, - кивнул Драко.

Гарри закрыл глаза. – Эспекто Патронум!

- Олень, - это было произнесено таким же тоном, как «баран» и Гарри сник от разочарования. Неужели и на этот раз ничего не вышло? Тогда он просто не знает… других столь же ярких и светлых воспоминаний у него нет. – Я говорю, олень, Поттер. Заснул, что ли?

Гарри открыл глаза и увидел перед собой огромного серебристого оленя, сотканного будто из лунного света, олень склонил голову приветствуя его и растаял, словно и не бывало.

«Сохатый, – вспомнил Гарри многочисленные рассказы крестного о их школьных приключениях, - не может быть. Папа. Значит, он тоже со мной и он не злится из-за Снейпа», - Гарри очень бы хотелось в это верить.

- А у Джинни тоже олень будет? – от растерянности сам у себя спросил Гарри.

- Почем, я знаю, Поттер, - ответил Драко. – Научишь - увидишь.


Сообщение отредактировал Olias - Суббота, 21.10.2017, 13:27
 
loa81Дата: Суббота, Вчера, 18:08 | Сообщение # 257
Третьекурсник
Статус: Offline
Очень милая глава, спасибо автор! С чувствами младшего поколения все прорисовывается, а старшему, пока не до того.
 
lena_bondДата: Воскресенье, Сегодня, 00:37 | Сообщение # 258
Третьекурсник
Статус: Offline
Спасибо за новую главу!! Очень нравится ваш Малфой, обычно я к нему равнодушна, но у вас он такой классный :)
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU, (макси, в работе)
Страница 13 из 13«12111213
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Отец героя", автор Olia...
2. Ассоциации-6
3. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
4. Заявки на открытие тем на форуме &...
5. "Здравствуйте, я – ваша крест...
6. Да или Нет ?
7. А или Б?
8. С песни по строчке-2
9. Pottermore
10. Если, значит
11. Я всё могу
12. "Сквозь огонь", автор De...
13. По алфавиту
14. Напитки, настойки, коктейли...
15. Мой любимый рецепт
16. Ангел-Хранитель - миф или действит...
17. Поиск фанфиков ч.3
18. Каталог стихов поэтов ТТП
19. Просьбы о смене логина
20. Shana
1. Дария[21.10.2017]
2. marta_bot[21.10.2017]
3. Секретная_Леди[21.10.2017]
4. Youtubertet[21.10.2017]
5. Josephnap[21.10.2017]
6. Куказябрус[21.10.2017]
7. Novandu[20.10.2017]
8. Forgetmenot26[19.10.2017]
9. Lazarobor[19.10.2017]
10. Michaeltob[19.10.2017]
11. Joshuahoula[18.10.2017]
12. awagoa[18.10.2017]
13. 383012[17.10.2017]
14. AvItentarepvata[16.10.2017]
15. Кошка-Между-Мирами[15.10.2017]
16. JosephAqUaw[15.10.2017]
17. Laplatahaug[15.10.2017]
18. Secretinformation[14.10.2017]
19. DarkOne[14.10.2017]
20. Dar_On[14.10.2017]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, nika, Elis_Selleste, Calista, lena, lena_bond, spinne, IronLady, Grmain, Alonich, otek_kvinke, Tasha, Elvigun, Sofya, Angel_of_Death, rio-ca, Nelk, pellar, Гера, ntym13, Persephona, pechechka, Alelika, Kikimora, Aleksa13, Хозяйка_Медной_Горы, Annet07, Помело, Amylee, atebs, val_NV, Anna1988, DianaKors, flama, belka441, kameliali, akiralangley, ЗлобнаяХимера, olga28604, rony-rony, Bleach, katena1111, Oksana, viki32, mnenie, Вредина, undinacom, млава39, Gaige, ka4irishka, Минерва879, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2017
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz