Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU, (макси, в работе)
"Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU,
OliasДата: Четверг, 02.11.2017, 23:16 | Сообщение # 261
Третьекурсник
Статус: Offline
Эсмеральда, да вот ни пишется чего-то пока совсем((((
 
ЭсмеральдаДата: Пятница, 01.12.2017, 01:34 | Сообщение # 262
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
И шо? неужели брошенка?

 
OliasДата: Пятница, 01.12.2017, 01:57 | Сообщение # 263
Третьекурсник
Статус: Offline
Эсмеральда, не не не ... Временный кризис
... Муз улетел в отпуск... Шлёт открытки о скором возвращении))))
 
OliasДата: Воскресенье, 28.01.2018, 08:24 | Сообщение # 264
Третьекурсник
Статус: Offline
Глава 30

На ужине перед началом последнего в этом году триместра Люциуса Малфоя встретили как национального героя. Стоило ему показаться на пороге как раз в тот момент, когда Дамблдор, поднявшись со своего места, собирался что-то сказать, зал взорвался оглушительными аплодисментами и одобрительными возгласами, приветствуя лживого Пожирателя смерти, возведённого «Пророком» в ранг благородного спасителя мальчика-который-выжил-и-теперь-безбожно-врёт-о-своих-подвигах, желая прославиться ещё больше. Лишь несколько человек, кроме близких друзей Гарри и его самого, не поддержали всеобщего ликования. Джордж что-то шепнул на ухо Фреду, чьи глаза блеснули азартными искрами, не предвещая ничего хорошего, Невилл остался сидеть на месте, исподлобья поглядывая по сторонам, и Парвати вместе с Лавандой предпочли спрятаться за широкой спиной Рона. Да, ещё Крам за соседним столом, демонстративно скрестив руки на груди, проводил холодным взглядом прошедшего мимо него мистера Малфоя, а потом не менее холодно посмотрел на Гарри.

– Он верит тебе, Гарри, просто… – Гермиона склонилась к его уху, силясь перекричать толпу, – он злится… Виктор…

– Считает, что я не должен втягивать вас в это, – закончил за неё Гарри, взглядом следя за Люциусом Малфоем, уже подошедшим к преподавательскому столу. Он заметил, как напрягся и побледнел Каркаров, и вспомнил жуткий приказ Волдеморта – убить неверных. Наверное, в тот момент, когда он встретился взглядом с Малфоем, у Каркарова тоже не осталось сомнений в предрешённости своей судьбы. Казалось, директор Дурмстранга готов провалиться сквозь землю, лишь бы оказаться подальше отсюда прямо сейчас.

– Виктор прав, – твёрдо закончил Гарри. – Это моя война, – и почувствовал, как Джинни крепко сжала его руку.

– Да, нет же! – возмутилась Гермиона.

Аплодисменты постепенно стихли, мистер Малфой уселся на отведённое ему почётное место во главе стола, и Гарри заметил, как он кивнул Снейпу в знак приветствия, полностью игнорируя остальных учителей.

– Нет, – продолжила Гермиона уже тише, – он не хочет, чтобы и ты вмешивался, никто из нас. Мерлин, Гарри, он же видел вас… тогда на поле… «Дети не должны воевать!» – передала она его гневный тон. – Его дед погиб от рук Гриндевальда, как и многие другие нечистокровные волшебники… наверное, Виктор просто боится за меня…

– Весь день ссорились, – шепнула Джинни в другое ухо. – Крам не хотел, чтобы она возвращалась сюда. Он даже предложил Гермионе закончить обучение в Дурмстранге. Мол, Каркаров не посмеет спорить с победителем Турнира, да, и его подругу в школе никто не обидит.

Гарри посмотрел на Джинни, слегка приподняв бровь.

– Ой, в своей победе он даже не сомневается, – отмахнулась она, – я не о том. Ты вообще меня слушаешь?

Гарри слушал и слышал. Крам прав. «А может… может, – пронеслось у него в голове, стоило взглянуть ещё раз на мистера Малфоя, с надменным видом восседающего за столом, на слизеринцев, которым отныне будет позволено всё, и на Драко, обнимающего Паркинсон, – может, ей и правда там будет лучше, безопасней…»

– Даже не вздумай сказать ей то же самое, – предупредила Джинни, – не хочу снова увидеть её в гневе и тебе не советую.

В это время Дамблдор поднял вверх руку, призывая всех успокоиться и, дождавшись тишины, заговорил спокойно и твёрдо:

– Впереди тяжёлые тёмные времена. Каждый из нас сам выберет дорогу, по которой продолжит свой путь. Ложь уже покорила умы многих из нас, не позвольте ей овладеть вашими сердцами и душами, не дайте погасить свет, иначе полностью погрузитесь во тьму, из которой порой так непросто найти выход. И помните, ещё не поздно свернуть с ведущей во мрак тропы на солнечную дорогу. А сейчас... давайте-ка приступим к ужину и хорошенько набьём животы, – директор добродушно улыбнулся, опускаясь на свое место, и столы тут же наполнились блюдами со всем, что душа пожелает.

На протяжении всей речи Гарри следил за мистером Малфоем, но тот даже глазом не повёл, вальяжно растянувшись в кресле, будто речь шла вовсе не о нём. Впрочем, долго на ужине он не задержался, выпив всего чашку кофе, Люциус Малфой поднялся со своего места и покинул Большой зал, требовательно постучав по наручным часам, весьма категорично намекая директору поторопиться. Дамблдор, однако, не спешил следовать за ним, спокойно дождавшись конца трапезы, он вышел из зала, оживленно беседуя с другими преподавателями.

Крам молча присоединился к друзьям на выходе и следовал за ними тенью до самого входа в гостиную Гриффиндора. Похоже, теперь он не собирался отпускать Гермиону ни на шаг.

– Не переживай, Гарри, – догнали их близнецы Уизли. Фред хлопнул его по спине и подмигнул брату. – Можешь на нас положиться. Устроим настоящее веселье. Этот инспектор сбежит отсюда, не успеешь и глазом моргнуть, правда, Джордж? – оглянулся он на брата.

– Правда, правда, мы с тобой, Гарри… – весело поддержал тот.

– Не вздумайте, – оборвал он, – вы не знаете, во что вмешиваетесь. Он…

– Вот именно, вы все и понятия не имеете, во что лезете. Кучка наивных маленьких детишек, решивших потягаться силами с тёмным магом! Да он лужи на полу от вас не оставит! Вот, – Крам сунул в руки Гермионе свой учебник, – посмотрите на досуге, может, поумнеете.

«Тёмные искусства. Древнейшие способы причинения боли», – гласила надпись на книге.

– Виктор! – возмутилась Гермиона

– Посмотрите, посмотрите! Гриндевальд пытал и убивал куда более умелых волшебников, чем стайка вообразивших себя великими колдунами детей. Сомневаюсь, что этот ваш Волдеморт с приспешниками слабее. Советую одуматься… пока не поздно.

– Виктор!

– Что?! Всё, чему вас обучают здесь, детский лепет. Ты не сможешь защититься, а я не смогу быть рядом двадцать четыре часа в сутки.

– А я и не прошу…

– Но я могу научить противостоять, покажу то, чему здесь не обучат. Хотя бы пообещай подумать над моим утренним предложением…

Готовая возмутиться и возразить Гермиона машинально открыла учебник и, взглянув на картинки, побледнела.

– Хорошо, подумаю, – пообещала она и поспешно вернула Краму книгу.

– Лучше молчите, – предупредила Гермиона друзей, заходя в гостиную, – никуда я не собираюсь. Просто глупо отказываться от помощи. Мы должны быть готовы, а в Дурмстранге с тёмными искусствами и защитой от них знакомы куда лучше. Гарри, может, ты попросишь профессора Снейпа совместить…

– Я теперь с Грюмом заниматься буду.

– Как?! Почему?! – воскликнула она, собираясь присесть на диван, но так и не сделала этого. – При всём уважении к нему, Гарри, вряд ли Грюм сможет обучить тебя лучше Снейпа, учитывая то, что с ним случилось, прости, я не думаю, что стоит уходить к Грюму, даже если…

– Дамблдор считает, что сможет, – отрезал Гарри не желая спорить с подругой, тем более, что был с ней полностью согласен. – Но я могу и его попросить совместить наши занятия с Крамом.

– С его маниакальной ненавистью к темным искусствам? Да, это то же самое, что Малфоя с папашей пригласить с нами позаниматься, лучше уж мы сами, – похоже, сама идея заниматься чем-то с Крамом доставляла Рону удовольствие. – Я Лаванду с собой возьму, – вдруг посерьёзнел он. – Она боится… Как думаете…

– Думаю, Виктор возражать не станет, – поддержала друга Гермиона и, попрощавшись с друзьями, отправилась спать.

Полночи Гарри ворочался с боку на бок, раздумывая, правильно ли он поступает, имеет ли право втягивать друзей, подвергать их жизни опасности… он очень хорошо помнил, что случилось с Драко, по чистой случайности оказавшимся рядом с ним, и не мог не переживать за близких людей. В конце концов он не выдержал и, написав крестному письмо, рассказал о терзающих его мыслях и событиях. Понадеявшись, что отец уже спит и не следит за ним по карте Мародеров, накинул мантию-невидимку и отправился в совятню, чтобы отправить письмо Сириусу. И лишь после этого смог уснуть.

***

К завтраку Букля, которую так ждал Гарри, не вернулась. Он чувствовал легкую досаду от того, что крёстный не спешил с ответом, а к Зельеварению досада сменилась раздражением, особенно после того, как слизеринцы весь урок Прорицания упражнялись в остроумии, от души потешаясь над ним, выдумывая различные кары, которые непременно свалятся на голову Гарри, судя по расположению Марса на его наскоро начерченной вчера звёздной карте.

Злость росла, как Гарри ни пытался взять себя в руки, к середине урока его раздражало практически всё. Скрип перьев о пергаменты записывающих результаты своих трудов студентов, позвякивания ножей о стеклянные доски и ложек о стенки котлов давили на мозг, выводя из себя. Гнев затопил его, превращаясь в лютую ненависть ко всему окружающему, она сжигала изнутри, причиняя почти физическую боль, требовала выхода, и Гарри поздно осознал, что самому ему уже не справиться.

– Всё, Поттер, через две минуты добавим златоглазку и зелье готово. Да, не дуйся ты, – пихнул его локтем Малфой, – не привыкать же… пошутили мы…

– Так, заткнись и добавляй! – заорал Гарри, схватив Драко за ворот мантии, и хорошенько тряхнул пару раз.

Шрам вспыхнул, и вдруг изумлённо-сердитое лицо друга перед глазами сменилось побелевшим от страха лицом Нарциссы Малфой. А в следующую секунду боль прошила правую руку, возвращая в реальность. Это Малфой оттолкнул Гарри, и тот угодил ладонью в котёл. Запястье покраснело и покрылось желтоватыми волдырями, из которых стали расти грубые, похожие на медвежью шерсть волоски.

– Я не хотел, Малфой, – опомнившись, зашипел от боли Гарри.

– Двадцать баллов с Гриффиндора за драку, Поттер, ещё пять за испорченное зелье, и отработка сегодня в семь, – не унимался разъярённый Снейп, вмиг оказавшийся рядом с их столом. – К сожалению, Драко, после купания Поттера в котле ничего кроме бородавчатой настойки у вас не выйдет.

Слизеринцы вокруг злобно захохотали.

Несмотря на жгучую боль в руке и несправедливо снятые баллы, Гарри думал о другом. Вдруг миссис Малфой и правда в беде, вдруг с ней что-то случилось, а он, Гарри, знает об этом, знает и молчит, а что если её… Такой потери он не пожелал бы даже врагу, не то что другу.

– Отправляйтесь в больничное крыло, Поттер, – Снейп приподнял палочкой его руку, не замечая, как Гарри сморщился от боли. – Хотя следовало бы оставить всё так, послужило бы вам уроком.

– Цапля в беде в плену у змеи! – выпалил он и вышел из класса. Отец его понял, точно понял, он видел это по глазам, а Малфой проводил его недобрым взглядом, наверное решив, что Гарри вздумалось поиздеваться над ним в отместку, узнав каким-то образом о патронусах его родителей.

На травологию мадам Помфри Гарри не отпустила, каждые полчаса втирая в поврежденную кисть какую-то дурно пахнущую мазь и заставляя пить противнейшее и зловонное зелье. К вечеру запястье потихоньку приобрело привычный вид, шерсть сошла почти вся, а на месте волдырей образовалась новая розовая кожа, которая, к слову, сильно зудела, но мадам Помфри строго настрого запретила чесать руку, для верности наложив непромокаемую повязку, и, велев завтра явиться к ней на осмотр, отпустила восвояси.

Опаздывать на отработку к отцу Гарри не рискнул, поэтому сразу направился прямо туда, наткнувшись на Малфоя, поджидавшего его за первой же колонной в подземельях.

– Откуда ты знаешь патронус мамы? – накинулся тот на Гарри, злобно пихнув его в грудь, так что Гарри покачнулся. – Я тебе не говорил. За отцом шпионишь? – продолжил наступать он, видимо решив продолжить, начатую на уроке драку. – Так, я тебя научу манерам…

– Я случайно увидел, – ухватился за эту возможность Гарри, не то чтобы он не доверял Малфою, но все же стоило быть аккуратней. – Успокойся ты, не хотел я, так вышло, ясно? Это не важно, ты, что не понимаешь?!

Драко прищурился и, опустив кулаки, остановился.

– Что с ней? Ты знаешь?

– Ничего, о чём следовало бы беспокоиться, – холодно ответил Малфой, прислонившись к стене.

– Расскажешь?

– С чего бы я должен это делать? Не успел подслушать. Похоже, Снейп прав, и умом ты всё же тронулся, раз считаешь, что я снова стану распинаться перед тобой, – развернулся Драко, намереваясь уйти. – Советую обратиться в Мунго. Не факт, что там помогут, но попробовать стоит.

– Я не подслушивал, и ты это знаешь, – твердо оборвал его Гарри. – Не мог. Это ОН, верно, Вол…

– Не смей!

– Как раз во время урока, да? Что он сделал, Драко?! – схватил его за локоть Гарри. Ему нужно было знать, почему он всё это увидел, почему именно он?

Весь красный от злости Малфой уставился на него, готовый снова кинуться в атаку.

– Драко, ладно, слушай, – вздохнул Гарри, пусть не всю, но правду сказать придется. – Шрам болит, когда ОН рядом. Сейчас, после ЕГО возвращения это становиться сильнее, и иногда я чувствую его гнев, вот, как сегодня. Я не могу это контролировать и понять, почему так происходит, тоже не могу.

– Причём здесь моя мать?

– Я же сказал, не знаю. Просто почувствовал, а потом вдруг увидел её лицо вместо твоего… такое было только раз, помнишь, когда на поле я чуть с метлы не свалился, я тогда тоже видел какую-то тень. Ну что, я достаточно перед тобой распинался, чтобы ты, наконец, рассказал, что случилось? Это не шутки Малфой, он злился и злился на твою маму.

– Легилименция, – поражённо протянул Драко, глядя на Гарри, – но отец говорил, она невозможна на большом расстоянии.

– Не знаю, – пожал плечами Гарри.

– Но если можешь ты… значит…

– Не знаю, – опережая вопрос Малфоя, ответил он. Гарри и сам очень боялся этого, – наверное, он ещё не знает, но если ты кому-нибудь проболтаешься…

– Страшно, Поттер? Твоя судьба в моих руках. Тебе конец… Да, не скажу я, – немного помолчав, добавил он. – Тёмный Лорд требовал вскрыть сейф Лестрейнджей. Тётки моей и её мужа. Они, как ты знаешь, отдыхают с Азкабане, а у гоблинов свои принципы, она не сможет.

– Зачем?

– Деньги? - предположил Драко.

– Ваших мало? – отмёл версию Гарри. – Нет, тут что-то другое… Как твоя мама? - сменил он тему. Об остальном он подумает потом с отцом и с Дамблдором.

– Хорошо, сейчас всё хорошо… Да, и советую поспешить, Поттер, – Драко отцовским жестом постучал по часам, – похоже, ты и так уже опоздал.

Словно в подтверждение его слов, Снейп вышел из кабинета.

– За каждое минуту опоздания, Поттер, я сниму с вашего факультета по баллу. Итого уже минус три, нет, четыре.

– Я только что из больничного крыла, профессор, – раздосадованный такой несправедливостью, попытался возразить Гарри.

– Ещё пара слов, и будет минус пять.

– Иду, – буркнул Гарри и ускорил шаг, ещё пара снятых отцом баллов, и счёт со Слизерином сравняется.

– Ты знаешь, что спрятано в хранилище Лестренджей? – с порога начал задавать вопросы Гарри, не давая отцу разбушеваться. – Что Волдеморт велел забрать оттуда матери Малфоя?

– Нет, – отрезал Снейп.

– Что, если там что-то столь же опасное, как дневник? – не унимался Гарри, нервно расхаживая по кабинету. – Мы должны…

– Мы?! – зашипел от ярости Снейп. – Мы?! Я, кажется, просил тебя не высовываться, просил сидеть серой мышкой под лавкой, но нет! Ты устраиваешь показательное выступление в первый же день. Я запрещаю тебе совать нос не в свои дела, Поттер!

– Волдеморт убил моих родителей, – сквозь зубы процедил Гарри, – это моё дело.

– И тебя убьёт, – безапелляционно и холодно ответил Снейп. – Какие бы сказки не выдумывали такие, как Дамблдор, жив ты только благодаря матери, в этом нет ни грамма твоей заслуги. А теперь подумай, стоит ли твоя жизнь столь высокой платы, если ты не ценишь её. Второго шанса выжить тебе не представится, ни жизнь твоего обожаемого кретина крёстного, ни моя уже не спасут тебя в следующий раз. А раз так, то…

– Да я… нет! Выслушай меня! – сейчас ему нужна была помощь, а не гнев отца. Сны и странные видения пугали, приходили и мучили его против воли. Как отец не понимает этого? – Я не хотел! – и Гарри принялся сбивчиво рассказывать о случившемся на уроке, под пристально изучающим взглядом Снейпа. – Мы… я должен рассказать Дамблдору. Он просил, если случится что-то подобное, сразу идти к нему, но я, – Гарри прокашлялся, – ну, не хотел опоздать, ты бы… ну ты и так злишься…

– Сам расскажу.

«Гарри должен быть готов» – чего он хочет от него добиться, понять, когда придёт время? А что, если оно придёт прямо сейчас… Снейп ведь не слышал пророчество целиком. Нет… больше он не верил в эти сказки. Потеряв из-за них любимую женщину, сыну той же участи он не желал, хватит потерь в его жизни. Отныне он сам будет решать, как спасти ребёнка, не доверяя никому, особенно старику, готовому отправить того на смерть из-за бредней выжившей из ума псевдо прорицательницы. А уж на свете найдётся много колдунов, куда более могущественных, чем пятнадцатилетний мальчишка, и не менее ненавидящих Тёмного Лорда. Главное понять, как тому удалось выжить после собственного смертоносного проклятья, чтобы больше этого не повторилось.

–Но Дамблдор…

– Любой твой неосмотрительный шаг, и вся информация окажется в руках Люциуса Малфоя, а уж он постарается поскорее донести её кому нужно, надеюсь, хоть это-то ты понимаешь?

– Да, – согласился Гарри, – но почему я всё это чувствую? Драко сказал, читать мысли невозможно на расстоянии, тогда почему всё это происходит со мной?

– Именно это, Поттер, я и пытаюсь выяснить. И, кажется, я просил тебя не болтать лишнего Малфою.

– Эм, ну… я…

– Поттер?!

– Его матери грозила опасность, я должен был… ты не понимаешь. Он не расскажет, я ему верю, отец.

– Гарри, – Снейп тяжело оперся руками на стол. Ну, что за наивный глупец, – прознай Тёмный Лорд о вашей дружбе, его и спрашивать не станут. Поверь мне, Тёмному Лорду известно много способов выудить у человека всё, что ему нужно. В любом случае, дальше тянуть нельзя, – Северус оторвался от стола и обернулся к Гарри. – Я постараюсь научить тебя защищаться. От снов это не спасёт, но видения, думаю, остановит, хотя бы на то время, пока мы не поймём причину и пока Темному Лорду неведомо о твоих способностях. Итак, Поттер, сядь...

Гарри послушно опустился на стул возле профессорского стола.

– И слушай. У тебя это уже получалось в тот раз, когда ты вернулся, скорее всего, неосознанно, так вот, я научу тебя защищать мысли и чувства от проникновения. Окклюменция, Поттер, даётся далеко не всем, но у тебя, так или иначе, получилось. Приготовься, вспомни как ты сделал это в прошлый раз, и… Легилименс!

Картинки из прошлого, сменяя одна другую, замелькали перед глазами Гарри: вот они с Роном бредут ночью по замку под мантией-невидимкой, вот с Драко отмечают день рождения под ивой у Чёрного озера явно после отбоя, Гарри слегка пьян после вечеринки и от души хохочет над подколками друга. Им просто и весело и, кажется, в тот вечер Драко понимает, что дружба не зависит от отцовских регалий и положения в обществе. Вот Гарри целуется с Джинни под той же ивой, они только вдвоём, и низко склоненные ветви дерева надежно скрывают их от всего мира. Выходить из укрытия не хочется вовсе. Вот Гарри в панике мечется по кабинету Дамблдора, ему страшно за тех, кто отравился в Тайную комнату сражаться с Василиском.

«Вот оно» – Северус почувствовал лёгкий выброс магии, но удержал связь. – «Копнём глубже».

Гарри кричит на змею, и та бросается на него…

Ладонь обожгло так, что Северус чуть не выронил палочку.

– Молодец. Ещё раз, – что-то показалось ему странным, что-то очень важное ускользало от него. – Готов? Лиг…

– Стой! – воскликнул Гарри, протестующее вскинув руки. Как он мог забыть? – Змея… там я забыл парселтанг. Генри им вообще никогда не владел и шрама у него тоже не было. Значит…

– Это значит, Поттер, они смогли разорвать вашу связь. Вспоминай, может он сказал тебе, как именно.

– Нет… Я э-э... не подумал спросить… нет, подожди, зелье! – воскликнул Гарри. – Да, точно, оно! Ты, то есть он, говорил – оно против тёмной магии, он меня пугать не хотел, точно!

«Зачем он показывал мальчишке это зелье? Обучал сына тёмной магии или остался предан Тёмному Лорду, получив от него столь ценный подарок, и готовил мальчишке ужасную гибель, собираясь преподнести ответный дар? Но Лили, неужели он предал её? Так непохоже на него самого, обретшего смысл существования в охране жизни сына любимой женщины после её гибели, но так похоже на него прежнего. Нужен ли был бы ему приемный сын? Нет. Желал бы он избавится от мальчишки, сына Поттера? Да. Смог бы? …

– Пап?

А может, он что-то упустил в прошлый раз? – Ты хорошо его помнишь? – спросил Снейп, приложив палочку к виску Гарри. – Приготовься. Будет неприятно. Я заберу твои воспоминания. Посмотрим, что там у тебя за зелье.

Гарри чувствовал легкое жжение в виске, когда Снейп вытягивал серебристые нити воспоминаний, ловко орудуя палочкой, совсем как магловский хирург иглой.

– Это всё? – спросил он, отправляя последнее воспоминание в колбу.

– Кажется, да.

– Кажется?

– Нет, точно всё. Я могу помочь, я же варил его, – предложил Гарри.

– Да. Можешь, – Снейп нахмурился и про себя добавил: «Но не станешь. Забудь о нём». Северус собирался хорошенько изучить полученные воспоминания, хотя и был полностью уверен, что никогда не примется за это чёртово варево. И всё же, несмотря ни на что, отнимать у Поттера светлый образ приёмного отца он не стал, ведь тогда… – Значит, совсем ничего? Ты уверен?

– Нет, – покачал головой Гарри. – Больше мы об этом не говорили, – он чувствовал себя вымотанным, уставшим и каким-то опустошённым. – Я не знаю, почему, не спросил.

– Способ есть. Нашли они, найдём и мы. Отправляйся-ка ты спать. Вижу, толку от тебя сейчас никакого. Вот, – он взял со стеллажа маленький синий пузырёк и протянул Гарри, – выпей перед сном. Завтра продолжим.

Гарри сонно потёр глаза под очками, спорить с отцом не осталось сил, да, и желания тоже. Возле двери он обернулся. – А ты, правда, считаешь, что Грюм обучит меня лучше тебя?

– Опытный аврор, упёкший в Азкабан большую часть пожирателей, – да, – твердо ответил он, смотря Гарри прямо в глаза. – Свихнувшийся старик, так глупо попавшийся в лапы не самому сильному из них, – нет. Люциус Малфой будет рыть землю носом, согласись, твои официальные занятия с преподавателем Защиты, выглядят более…

– Я понял, пап, – устало улыбнулся Гарри.

– В твоем случае, Поттер, любые занятия только на пользу. Всё, спать. Не желаю больше видеть тебя спящим стоя у себя в кабинете.

– Доброй ночи, отец, – попрощался Гарри, захлопывая за собой дверь. Он так рад был произнести эти слова. Рад оттого, что ему есть, кому сказать их.

– Спокойной. Будем надеяться, – ответил Снейп.

Сил у Гарри хватило только на то, чтобы поцеловать Джинни в щеку да, парой слов перекинувшись с друзьями, подняться, наконец, в спальню. Едва присев на кровать, он выпил отцовское зелье одним глотком, даже не почувствовав вкуса, и провалился в глубокий и спокойный сон.

***

Букля болезненно ухватила за мочку уха, громко ухая при этом, и Гарри, ахнув, проснулся.

– Она ещё ночью прилетела, сообщил Рон, – но я не смог тебя добудиться, а письмо она мне не отдала, наверное, ей надоело ждать.

Гарри бережно погладил сову по голове и отвязал от лапки конверт. Писал Сириус.

«Гарри, здравствуй.

Мне всё известно. Пока этот ничтожный червяк, воображающий себя королем змей, строит из себя героя, а его хозяин скрывается, строя свои грязные планы, думаю, и Дамблдор со мной согласен, в Хогвартсе ни тебе, ни твоим друзьям ничто не угрожает. Он не посмеет выдать себя и своего кукловода. Но всё же будь начеку. Гарри, держись поближе к Дамблдору и друзьям, не оставайся один, не отказывайся от предложенной помощи и не забывай наш последний разговор. Держи то, что я дал тебе, всегда при себе. В случае чего, ты знаешь, что делать.

С любовью, крёстный»

Гарри протянул письмо Рону и, закинув руку за голову, откинулся на подушку. «Наверное, Сириус прав, – подумал он, – как бы то ни было, пока Крам находится рядом с Гермионой, он чувствовал себя куда более спокойно».

Занятия по окклюменции проходили так себе. Особыми успехами Гарри не отличался, раз за разом позволяя отцу овладевать его сознанием, сопротивляться получалось не сразу, да и далеко не всегда, так что Снейпу была известна уже добрая половина его жизни, от чего тот был далеко не в восторге.

Что уж говорить, и сам Гарри к середине апреля пребывал в весьма скверном расположении духа, он устал, казалось, Снейп требует от него невозможного. «Сконцентрируйся, соберись», да, какое там, Гарри всё больше злился на отца за непомерный напор, на себя за слабость, за неспособность контролировать эмоции, за опасность, которую он нёс близким людям. – Ты должен уметь защитить себя! Иначе Тёмный Лорд сведёт тебя с ума. Поверь мне, он будет наслаждаться твоими мучениями.

– Ты уже сводишь меня с ума! – не выдержав очередной попытки, зло выкрикнул Гарри и вылетел из кабинета, хлопнув дверью.

Поднимаясь по лестнице, он жалел о ссоре, но вернуться не позволяла обида, в этот раз отец словно специально прошёлся по самым сокровенным, запечатанным где-то очень глубоко в душе, воспоминаниям Гарри с такой легкостью и цинизмом, будто видит не его жизнь, а какую-то магловскую трагикомедию весьма сомнительного качества.

– Поттер, смотри, куда идёшь! – едва успел отскочить в сторону Малфой и, подозрительно покосившись на друга, помахал рукой у него перед глазами.

– Что?! Со мной все нормально, ясно? Не надо постоянно так делать! Это раздражает. Никто тебя не заставляет со мной общаться, дай пройти.

– Обратись в Святого Мунго, Поттер, таким психам, как ты, там самое место, и подходящая компания имеется – Локанс. Уверен, вы найдёте общие темы для разговора.

– Я уже и забыл, какая ты сволочь, Малфой.

– О-о-о, так ведь я же никогда и не утверждал обратного. Возможно, твоим блаженным дружкам-святошам всё равно, от чего помирать, так или иначе, при Тёмном Лорде долго им не протянуть. А я, знаешь ли, помирать не намерен, а с твоими, эм, способностями, Поттер, моим планам, как понимаешь, грозит опасность, и,знаешь, я-то их менять не намерен… поэтому и только, заметь, поэтому, в последний раз, Поттер, так уж и быть, помогу тебе.

– Как ты можешь мне помочь? – отмахнулся Гарри.

– Ну, например, могу зачаровать твою мантию, чтобы она время от времени кусала тебя за зад. В качестве профилактических мер против видений, так сказать. Ожогов не гарантирую, но зелья варить будешь стоя, – мстительно усмехнулся он.

Гарри сжал челюсть от злости так сильно, что ещё чуть-чуть и раскрошатся зубы. Чего ещё он мог ожидать? Зря, конечно, зря он всё рассказал Малфою.

– Давай, Поттер, хватит тупить, или твои мозги рыжий позаимствовал? Доставай свою невидимку и пошли, я не намерен торчать тут до вечера. В библиотеку мы пойдём, в библиотеку. Вот, – он протянул Гарри какой-то листок.

– «Наитемнейшие искусства» пропуск в запретную секцию, – прочитал Гарри. – Но как?

– Ты забыл, кто мой отец?

– Мадам Пинс ни за что не выдаст её тебе.

– Вот же дурень. Может, зайдёшь сначала за мозгами? Крауч сбежал, а он, между прочим, ненавидит меня, и пострадал я даже сильнее тебя, Поттер. А теперь включи уже мозг. В книге есть контрзаклятия, их я и собираюсь изучать. Хороший план. И да, отец совсем не против, если я изучу заодно и парочку тёмных.

– Ты…

– Достойный ученик своего факультета. Пошли уже, недобитый. О Мерлин, за что мне это? Честное слово, Поттер, теперь я понимаю, почему тебе так интересно с Уизли – уровень интеллекта у вас одинаков. И поверь, это не комплимент.

Гарри слушал в пол-уха, он давно уже привык к недовольному бурчанию. Мысли его сейчас были заняты другим – если Дамблдор не может толком объяснить, что же с ним происходит, а отец не знает, возможно, сейчас он прочитает об этом сам. Сердце от волнения застучало быстрей.

Книгу мадам Пинс забрать с собой, разумеется, не разрешила, позволив пользоваться ей лишь под её строгим контролем, и, положив её на стол перед Гарри и Драко, вернулась на своё место.

Картинки в учебнике Крама по сравнению тем, что Гарри видел сейчас, казались иллюстрациями к детской книжке страшилок. Ещё немного и Гарри начнёт мутить от вида искажённых человеческих тел. Каким же нужно быть изувером, чтобы решиться на подобное. То, что Малфой на самом деле ни за что на такое не отважится, стало понятно почти сразу по его позеленевшему лицу.

– Всё не то, ясно же, – прошептал Гарри, – с меня хватит, Малфой, пошли отсюда, попросишь у отца разрешение на другую книгу.

–Ч-ч-ш, – шикнул на него Драко, – сиди. Вот, нашёл, – Малфой нахмурил брови и ткнул пальцем в страницу, пока мадам Пинс не заметила его, разговаривающего с самим собой, и не отобрала книгу от греха подальше.

«Одержимость» – прочитал Гарри, так вот, чего боялся Малфой, по правде говоря, он и сам не раз думал об этом, но ведь он… – Да нет же. Я ничего… Я не одержим, Малфой, – твердо сказал он как можно тише, вспомнив, как дневник Тома Рэддла заставлял Джинни творить страшные вещи.

Драко глянул на то место, откуда исходил звук, перечитал страницу ещё раз и, кивнув, перелистнул её.

– Похоже, нет. И дружков своих успокой – поживут ещё. Судя по всему, ты что-то типа стороннего наблюдателя… может, это из-за той крови, что он взял у тебя… Так… – Драко открыл оглавление, – где у нас проклятья на крови?

– Нет, тогда и ты тоже чувствовал бы что-то подобное. Он ведь и твою часть забрал.

– Если мы ещё знали бы, что искать, дело пошло бы куда быстрее, – раздражённо ответил Драко, потирая ухо.

– Дамблдор говорил… Волдеморт случайно передал мне часть своих способностей… в ту ночь, когда убил моих родителей, а заклятье отскочило от меня… ну … он об этом не догадывается… парселтанг, например, – поспешно добавил Гарри, глядя как увеличиваются зрачки Малфоя. – Ты же сам дразнил меня наследником Слизерина, – попытался отшутиться он. – Да, и шляпа хотела меня на ваш факультет определить, только я не захотел и никогда не захочу стать похожим на него.

Малфой снова шикнул и занялся изучением книги, иногда с опаской поглядывая на то место, где сидел Гарри.

– Дамблдор совсем из ума выжил. Невозможно передать способности, Поттер, это же не вещи, чтобы раздавать их направо и налево. Магия передается по наследству, даже у твоей грязнокровки… Грейнджер когда-то в роду был маг или сквиб на худой конец.

– Наверное, это вышло случайно, когда он растерял всю свою силу, но почему-то не умер.

Малфой в задумчивости принялся перелистывать страницы.

– Никогда не слышал о таком.

Просмотрев книгу от корки до корки пару раз, они так и не нашли ничего более менее подходящего. Наконец, Малфой с видимым облегчением захлопнул её.

– Нет тут ничего. Одно мы выяснили – ты не одержим. Значит, в твоей раненной голове Темный Лорд не копается. Уже хорошо.

– Вы закончили, мистер Малфой? – подошла к ним мадам Пинс. – Сдайте книгу и покиньте секцию, у меня и без вас полно работы.

– Никакого толку в вашей никчёмной библиотеке, – буркнул в ответ Малфой и пошел к выходу, оставив книгу на столе.

– Ты можешь попросить у отца ещё одно разрешение, – предложил Гарри уже в холле.

– Я могу даже лучше, – самодовольно заявил Драко. – Я могу спросить у него самого. Если то, что ты сказал и правда как-то возможно, он точно знает об этом.

– Нет, Малфой.

– Да, не бойся ты, Поттер. Я не собираюсь рассказывать ему про тебя.

– Но…

– Конечно, ты же мне не веришь, как я мог забыть, нельзя доверять такой сво…

– Я так не думаю, я вспылил, ясно?! Извини. Просто…

– Да, понял я, «Ты мой друг, я твой друг», только не начинай снова петь. Как узнаю что-нибудь, расскажу.

Но ни Малфой, ни Гермиона, пропадающая часами в библиотеке после рассказа Гарри о видении, так ничего и не разузнали. В один голос, только что словами разными, уверяли его, что это невозможно.

***

В начале мая зарядили дожди. Драко со скептическим выражением лица, проверял расположение планет на звёздной карте Гарри, сидя на подоконнике третьего этажа северной башни. Гарри сидел рядом, задумчиво глядя в окно на темнеющий вдали Запретный лес, время от времени почесывая шрам на лбу.

– Признайся, Поттер, тебе просто хочется в это верить. Придаёт уникальности, да? Единственный выживший, наша знаменитость, да ещё с неведомой силой, переданной величайшим тёмным волшебником, которую ты, конечно, обратишь во всемирное благо, так, Поттер? Брось. Скорее всего, твоя магия чувствует приближение несостоявшегося убийцы и отзывается болью в метке, мол, беги, идиот, а ты, дурак, все на рожон лезешь, вот она и бунтует. Уверен, ты не один, кто знает змеиный, просто это не афишируется, но ты и тут отличился… – в конце концов не выдержал Малфой, разразясь гневной тирадой.

Гарри не хотелось, скорее наоборот, он бы с радостью избавился от этих пугающих мыслей. А может, Малфой прав. Снейп с Дамблдором из зазеркалья ничего ни о какой связи не говорили. Если бы это было правдой, неужели они не помогли бы ему так же, как Генри? А то, что шрам вылечили, так ведь именно так и поступают в любящих семьях – раны детям лечат. Вон, мадам Помфри кости заново вырастить может, что уж там о каком-то шраме говорить. И не происходило всего этого с Генри, просто потому что ни он, ни Волдеморт понятия не имели, кто он на самом деле. Никто там за ним не охотился, никто не желал его смерти…

Гарри тяжело вздохнул и посмотрел на друга.

– Возможно, ты прав… думаю… да, так оно и есть, – ответил он. – Только я не хочу быть ни знаменитым, ни убитым. Я, знаешь ли, просто хочу быть нормальным.

– Ну, так будь. Меньше слушай сказки этого старого дурака, – Малфой протянул ему исправленную карту. – Тем более, что скоро он будет рассказывать их в какой-нибудь подворотне или в харчевне своего братца на пару с этим, – Малфой сплюнул, – продажным домовиком. Туда им и дорога.

– У Дамблдора есть брат? – удивился Гарри. – Я не знал.

– Кто хозяин «Кабаньей головы», Поттер?

– Аберфорт Дамблдор, мерзкое заведение, мы туда не… о-оо-ох, – удивлённо протянул он.

– О-о-о, – стукнул себя по лбу Драко, – Салазар великий, до него дошло. Этот маленький ничтожный эльф уже там работает, а вскоре и твой горячо любимый Дамблдор окажется там.

– Стой, Малфой, какой эльф? Добби? Почему это Добби…

– Потому что, Поттер, – усмехнулся Малфой, – отец изгнал его из школы. Но, как же, добренький Дамблдор тут же посоветовал ему новое место.

– Что?! – Гарри соскочил с подоконника как ошпаренный.

За все время он видел Люциуса Малфоя всего пару раз, да Гермиона рассказывала, что тот выспрашивал у Виктора и остальных чемпионов о турнире, Гарри почти поверил в его беспомощность и вот…

– Как? Это ты ему доложил? Зачем?

– Из-за этого глупого эльфа мы чуть не погибли, Поттер, тебе этого мало?

– Ты не понимаешь? Он использует это против Дамблдора. Малфой, твои детские забавы кончились, и мне жаль, если ты так этого и не понял. Если план твоего отца удастся, Волдеморт никого не пощадит, тебе ли не знать.

– У него нет выбора, Поттер.

– Выбор есть всегда, Малфой. Ты же сделал его… или я ошибаюсь?

Сотканный из лунного света фламинго возник прямо перед ними и рассерженно заговорил с Драко голосом Паркинсон: «Где тебя носит, отец ищет тебя по всей школе, ещё немного, и мне нечего будет ему сказать».

– Мне пора, Поттер, – Малфой слез с подоконника и шагнул к лестнице.

– Они пропадут, Драко, ты знаешь. И фламинго, и цапля с павлином. Если всё поглотит тьма, свету места не останется.

Драко остановился и, обернувшись, пару секунд пристально смотрел на Гарри, а потом, не сказав ни слова, быстро пошёл вниз.

Негодующий Гарри вернулся в гостиную Гриффиндора и увидел Джинни и Гермиону, сидящих прямо на ковре возле камина.


Сообщение отредактировал Olias - Воскресенье, 28.01.2018, 12:16
 
OliasДата: Воскресенье, 28.01.2018, 08:41 | Сообщение # 265
Третьекурсник
Статус: Offline
– Что с тобой? Что-то случилось? Гарри, ты похож на взъерошенного воробья. Где ты был? – встревожилась Джинни, увидев его.

Гарри подошёл и, сев между ними, рассказал, что узнал от Малфоя.

– Насколько я помню, Гарри, на втором курсе он уже пытался уволить Дамблдора и у него…

– Не получилось, но сейчас всё куда серьёзнее, Гермиона, – возразил Гарри.

– Знаешь, Виктор рассказывал мне, насколько силён был Гриндевальд в своё время. В его краях поговаривали, что тот мог одолеть любого, но боялся встречи лишь с одним волшебником. Угадаешь, с кем…

– С Дамблдором…

– Именно. Гриндевальд считал, его невозможно одолеть и Волдеморт тоже боится его. Пока Дамблдор в школе, нам ничего не грозит. Гарри, подумай, если двум настолько ужасным волшебникам не удалось справиться с Дамблдором, неужели это получиться у Малфоя? Думаю, нет. Займись-ка ты лучше делом, – Гермиона достала из сумки учебники, – экзамены на носу, а вы с Роном заняты непонятно чем.

Слова подруги немного успокоили его, а вскоре началась подготовка к экзаменам, учителя задавали непомерно много, а на уроках требовали в пять раз больше, чем обычно. Занятия чередовались у Гарри с уроками окклюменции, почти не приносящими результатов, с тренировками у Крама, от которых Рон пребывал в полнейшем восторге, и Гарри, старательно отрабатывая все, уже знакомые ему меры защиты, наконец научился ловить проклятье противника кончиком волшебной палочки и отбрасывать в сторону. Виктор обещал научить посылать их обратно в нападающего, бить, так сказать, его же оружием. Свободного времени почти не оставалось. Джинни тоже была занята подготовкой к экзаменам, просиживая часами над учебниками то в своей комнате, то в библиотеке вместе с Гермионой, Крамом и ещё парой дурмстранговцев. Что, к слову, Гарри, мало сказать, очень не нравилось, в груди каждый раз жгло так, словно огнедышащая Венгерская хвосторога опаляла всё своим дыханием, пытаясь вырваться наружу.

Поэтому, когда объявили о походе в Хогсмид двенадцатого мая, Гарри был вне себя от счастья, планируя провести целый день с любимой и, возможно, зайти в гости к Добби поинтересоваться, как дела.

Даже весьма однозначное «Нет», высказанное отцом, на это раз не сломило его решимости, тем более, что на выходе из замка Гермиону, а вместе с ней и остальных, дожидался Крам с парой своих друзей. Если Гарри не пойдет, Джинни отправится в Хогсмид с ними.

– Гарри, мне очень жаль, но ты не можешь сегодня пойти, – пожала плечами МакГонагалл, проверяя списки студентов.

– Что?

– Профессор Дамблдор считает, так будет лучше.

– Но почему?

– Об этом тебе лучше спросить у него. Пароль «Сливочная карамель», - тихо добавила она, по-матерински положив руку ему на плечо.

– А сейчас все за мной! – скомандовала МакГонагалл, подзывая столпившихся в холле студентов к выходу.

– Гарри… – Джинни заметно расстроилась, – хочешь, я останусь?

– Нет, – справился с собой Гарри, – я найду вас, идите.

Джинни нежно чмокнула его в кончик носа и пошла к остальным, а Гарри со всех ног бросился в кабинет директора.

– Поттер, – остановил его оклик отца у горгульи. – Директора нет. Он в министерстве.

– Я должен пойти! Это ты его попросил запретить мне, да?

– Я не повторяю дважды. Пора бы это понять.

– Мне надо быть там, – продолжал настаивать на своём Гарри.

Заносчивость и глупая беспечность мальчишки выводили из себя. Как много он успел рассказать Драко, как много тот поведал отцу, и о чём уже известно Тёмному Лорду? Поттер слаб, не способен оградить свои мысли, отличить ложь от истины. Что будет с ним, доложи Люциус о видениях? Северус не мог отпустить Поттера одного, без сомнений, Тёмный Лорд осведомлён о сегодняшнем походе.

– Я всё равно пойду! – выкрикнул Гарри, – ты не понимаешь…

«Один из дурмстранговцев коварно улыбнулся, засмотревшись на Джиневру Уизли, и что-то шепнул на ухо другу, подтолкнув того в бок» – ревность.

– Это не стоит твоей жизни, – холодно ответил Снейп. – Нет. Слишком опасно.

– А оставаться одному в школе с Пожирателем не опасно?

– Ты не один.

– Так, пойдём со мной! Я надену мантию-невидимку, меня никто не увидит, клянусь. Пап, пожалуйста… она ушла с ними… я просто… просто…

Что-то увидел Снейп в глазах Гарри, возможно, отражение собственной боли многолетней давности.

– Ты будешь делать то, что я скажу, пойдёшь туда, куда я скажу, и ни на шаг не отойдёшь, если я не разрешу тебе этого сделать. Согласен?

– Да, – Хогсмид не так велик, и Гарри решил, что, так или иначе, встретит друзей.

– Мантия с собой?

Гарри кивнул.

– Руку вытяни.

Гарри молча повиновался. Снейп коснулся запястья палочкой, и их кисти обвила ярко светящаяся красная нить, а спустя мгновение пропала, словно её и не бывало. Гарри почувствовал лёгкое жжение на коже, но ни ожога, ни покраснений нить не оставила. Он покрутил рукой и вопросительно посмотрел на отца.

– Вперёд, – махнул рукой тот.

Гарри рванул вперёд, но не успел пробежать и до конца коридора, как руку обожгло, и нить впилась в кожу.

– Не так быстро, – раздался за спиной голос отца, – и мантию накинь. А это, – Снейп поднял руку, – я не собираюсь играть с тобой в кошки-мышки, «сынок». Не больше пятнадцати шагов.

– Да, я и не собирался сбегать, – почти не соврал Гарри, – мог бы просто сказать, – он потёр кисть, жжение сменилось лёгким покалыванием, как только Снейп подошел ближе, но следов по-прежнему не осталось.

– Ну, пошли, раз так.

Пока они добирались до Хогсмида, Гарри немного успокоился. Джинни не одна с ними пошла, рядом Рон с Гермионой, уж они-то её в обиду не дадут, да и Крам представлялся ему весьма порядочным волшебником. А Джинни, сама Джинни попросту не могла предать, ведь они любят друг друга, а если не доверять ей, то попросту и незачем… Но Гарри верил, любил и быстро выбросил нелепые подозрения из головы, рассчитывая так или иначе отыскать друзей в Хогсмиде.

Вскоре невидимая нить перестала покалывать руку, оставив лишь приятное тепло. “Наверное, – подумал Гарри, – заклятье каким-то образом отражает эмоции”. Просто идти рядом с отцом по Хогсмиду, позабыв про вечную угрозу, Волдеморта, Пожирателей и уроки окклюменции, вызывающие так много обоюдного недовольства, было здорово, даже несмотря на то, что Гарри скрывался под мантией-невидимкой, постоянно крутил головой в поисках друзей, и говорить приходилось почти шёпотом, возможность просто погулять с отцом выпадала ему нечасто, и Гарри не собирался упускать её.

Они зашли в «Писарро», где Снейп купил Гарри несколько новых перьев, зачарованных от безграмотности, и одно совиное самопишущее перо, жутко дорогое, по мнению Гарри.

– Моё вернёшь, – отмахнулся от возражений Снейп, – экзамены на носу, не хватало профессорам ещё и твои ошибки помимо каракуль разбирать, – и купил ещё целую стопку новеньких хрустящих пергаментов. – Хватит таскать у меня из ящика, – и небьющуюся чернильницу.

Потом Гарри удалось уговорить отца перекусить в «Кабаньей голове». Зайдя туда, Гарри поразился полному отсутствию обоснованных причин дурной славы заведения. Помещение выглядело чистым и опрятным, разве что не настолько уютным, как «Три метлы». На длинных дубовых столах не было замысловато сложенных салфеток, а вместо стульев стояли лавки, и сам зал не отличался изыском убранства, да и занавески на окнах скорее напоминали рыбацкие сети, но, в целом, харчевня выглядела вполне прилично... Кажется, увиденное поразило и Снейпа, пару секунд он оглядывался по сторонам, словно удивлялся, туда ли попал.

– Прошу вас, проходите, Добби рад приветствовать профессора, варящего зелья в Хогвартсе, Добби проводит его за лучший столик. Добби всегда рад посетителям. Если они оценят его труд, и будут приходить снова и снова, Добби станут платить больше, – важно поделился домовик, обводя ручкой помещение паба.

Снейп хмыкнул и пошёл вслед за эльфом к одному из столов, расположенных подальше от окон в глубине зала, Гарри, улыбнувшись, двинулся следом.

– Добби рад посоветовать профессору зажаренного на вертеле поросёнка, – услужливо продолжил Добби, когда они уселись за стол. – А к нему прекрасно подойдет красное сухое вино сорта…

– К нему прекрасно подойдут чашка кофе и тыквенный сок, – оборвал его Снейп, – и принеси два набора столовых приборов.

– Профессор будет не один, Добби с радостью проводит…

– Делай, что велено, – вмешался подошедший хозяин таверны, – будешь приставать к гостям, вмиг отправлю обратно.

Добби пискнул и исчез, а Аберфорт кивнул Снейпу и, потеряв к нему интерес, вернулся за барную стойку.

Не прошло и пяти минут, как ароматнейший поджаристый поросёнок появился на столе, притягивая взгляд Гарри своей аппетитной золотистой корочкой. Он достал из кармана пару серебряных сиклей и положил под руку Снейпу. – Оставь Добби от меня, – шепнул он.

Едва с обедом было покончено домовик появился вновь.

– Добби не хочет, чтобы его друзья считали Добби предателем. Добби запрещено подсматривать за посетителями, но Добби всё видит, к профессору так никто и не пришёл, а приборы, вот, грязные, и сок тыквенный профессор в Хогвартсе никогда не пил, Добби так жаль, так жаль, Добби уже просил прощения, Добби больше не знает что делать, чтобы Гарри Поттер простил его и перестал прятаться под своей мантией от него.

– Тише, Добби прошу тебя, – зашептал Гарри, – я же и пришёл посмотреть, как ты здесь. Тебе нравится? Я не могу показаться, прости. И пожалуйста, не говори никому, что видел меня.

– Добби так счастлив, что его друг пришёл навестить Добби, и не проронит больше ни слова. Добби хочет быть полезен своим друзьям, сюда ходят разные люди, очень нехорошие люди, Добби может подслушать, о чём они говорят. Добби виноват и очень хочет помочь профессору Дамблдору и своим друзьям.

– Спасибо, Добби, это тебе, – прошептал Гарри, и Северус, брезгливо подтолкнув по столу пару монеток, вышел из-за стола. Гарри тихонько погладил эльфа по голове и двинулся следом.

После обеда они решили пройтись по маленьким лавочкам на центральной улице, продающим всевозможные школьные безделушки и ингредиенты для зелий, заодно купить Гарри новый котелок для лаборатории, свой он расплавил на той неделе. По пути Гарри задумал заглянуть и в магазин, продающий товары для квиддича, зная, с кем пошли его друзья, и не исключая возможности встретить их там.

Проходя мимо «Трех метел», Гарри, выискивая друзей повсюду, заглянул в окно и остановился как вкопанный. Джинни заливисто хохотала над чем-то, что почти в ухо шептал ей дружок Крама, заботливо подливая в бокал очередную порцию сливочного пива. Хвосторога внутри снова опалила все жаром, да так, что стало больно дышать.

Снейп почувствовал, как нить натянулась и впилась в кожу. Поттер отстал. У харчевни натяжение пропало, а жжение осталось. Причина явно была там. Северус заглянул в окно – ну, конечно… первого взгляда хватило, чтобы понять, что задержало мальчишку, второго – чтобы оценить ситуацию в целом, он оказался прав, Поттера здесь ждали.

Снейп увидел, как мисс Уизли раздражённо отпихнула от себя любезно подставленный дурмстранговцем бокал, подвинувшись поближе к брату, натянуто улыбнулась, но ослеплённый ревностью Поттер, разумеется, видел другое. Мерлина ради, почему он вынужден это терпеть вместо того, чтобы запретить мальчишке покидать Хогвартс и ещё раз изучить то адское варево, как и планировал?! Когда он позволил мальчишке вить из себя веревки, и почему сам не заметил этого? А ещё, чёрт побери, видимо, и эти его проблемы теперь тоже придётся решать именно ему, можно подумать, мало всех остальных. Ну, что ж, как говориться, за что боролись…

– Идём, – прошипел он, – и чтоб ни звука, ни писка, за мной шаг в шаг. Вон там справа от них через три стола Яксли, Макнейр и Нотт. Сам поймёшь, кого они здесь ждут, или и это нужно объяснять?

– Не нужно, – ответил Гарри.

Пока Снейп шёл к дальнему столу в самом тёмном углу зала, в обычно шумной таверне висела непривычная тишина. Десятки пар изумлённых глаз его студентов провожали профессора, никогда ранее не появлявшегося здесь. Гарри, шедший позади, не мог оторвать взгляда от Джинни и всё-таки задел ногой один из стульев, тот скрипнул ножкой по полу, слегка сдвинувшись, но, кажется, этого никто не заметил. Снейп сел за стол, заказал у подошедшей мадам Розмерты кофе и, достав из парящей над головой плетеной корзины свежий номер «Ежедневного Пророка», уткнулся в газету, не обращая внимания на воцарившееся молчание. Через пару минут таверна снова загалдела как ни в чём не бывало.

Гари всё это время неотрывно наблюдал за Джинни. Дракон бушевал внутри, словно собираясь прожечь насквозь грудную клетку, чтобы, оказавшись на свободе, спалить своим пламенем всё вокруг, и он не мог ему помешать, а, пожалуй, и не хотел, пусть… Почему она позволяет этому… так себя вести, почему не оттолкнет его? Джинни никогда не слыла девочкой из робкого десятка, что и заставляло Гарри думать, а не сама ли она этого хочет.

– Почему она не уходит? Зачем сидит с ним? – зло прошипел он.

«Очевидно, потому, что в этом случае он пойдёт за ней. И я, кажется, велел молчать». Голос отца, размеренный и холодный, прозвучал в голове, как колокол, и на миг Гарри решил, что снова под Империо. Но нет, мысли и чувства никуда не делись, продолжая терзать душу. Гарри удивлённо посмотрел на него. Снейп всё так же, не отрываясь, читал газету. «Легилименция – я могу видеть твои мысли, а могу и говорить с тобой. Смотри лучше на свою Джиневру. Вот тебе урок, отключишь эмоции, увидишь намного больше. Учись контролировать их».

Гарри снова обернулся, в это время дурмстранговец отхлебнул большой глоток сливочного пива и, как-то побледнев, извинился и выскочил из-за стола. Слишком знакомо показалось это Гарри, ну, конечно… он обвёл взглядом зал и увидел через пару столов от них ухмыляющегося Драко Малфоя со своей свитой. Похоже, тот всё же заметил его оплошность, нагло отсалютовав бокалом пустоте, он встал и направился прямо к ним, оставив Кребба с Гойлом сидеть на месте. На этот раз Гарри не испытывал жалости к жертве внезапного отравления, скорее, наоборот, был благодарен отравителю.

Стоило несчастному скрыться за дверью, как Джинни тут же вскочила с места.

– Ну, всё, с меня хватит. Если Гарри придёт, скажите ему, что я вернулась в замок. У меня доклад ещё не дописан…

– Может, сходишь со мной в «Шляпку»? Там, говорят, новая коллекция, – оживилась Лаванда, заскучавшая от разговоров Рона о квиддиче.

– Куда угодно, куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Рон, скажи, чтобы сначала заглянул туда, если Лаванда не вернётся. Гермиона, ты с нами?

Малфой уже уселся за их стол, загораживая собой обзор, и Гарри пришлось заглядывать тому через плечо. Он заметил, как Гермиона мельком посмотрела в их сторону, стараясь сдержать коснувшуюся губ улыбку, но не смогла, смутилась и отвернулась.

– Нет. Я останусь.

Крам просиял, решив, что она осталась из-за него, но Гарри-то точно знал – нет. Да, ещё вспомнились уроки Зельеварения, на которых Гермиона больше не тянула руку от нетерпения, чуть не подпрыгивая на месте, а отец перестал придираться к ней. Но, если поблажку от Снейпа он списывал на свой счёт, то поведение подруги лишний раз подтверждало его подозрения и её нежелание краснеть перед Малфоем. А, вот, это оказалось уже слишком, Гарри решил сегодня же вечером поговорить с ней. Ну, чем плох Крам, чем? Тем более, сейчас кто, как не он, и защитит и убережёт… А Малфой? Малфой никогда не бросит свою Паркинсон, а вот, кстати, и она, машет ему рукой и вместе с сёстрами Гринграсс усаживается за столик к Креббу и Гойлу, совершенно не уделяя им внимания, начинает распаковывать покупки, и, конечно, Малфой идёт к ней. Ну, опомнись же, Гермиона!

«Доволен? – вывел его из раздумий голос отца. – Ты уязвим, когда не контролируешь себя. Сдерживайся. Думай мозгами, а не другими частями тела. Эмоции застилают глаза, ты слеп и слаб, если они берут верх над разумом. Идём. На этот раз ничего не задень по пути».

Гарри усвоил урок. Как он мог сомневаться в ней, в своей Джинни? Стыдно… но как усмирить дракона внутри, когда тьма застилает взгляд, а внутри всё рвётся на части, когда веришь глазам и чувствам… как? Гарри не знал, но очень хотел научится.

***

Вечером Лаванда крутилась перед Роном, демонстрируя новые наряды, а Джинни в ответ на извинения и расспросы, как прошёл день, раз и навсегда запретила даже упоминать при ней Дурмстранг и его учеников во главе с Крамом, всем своим видом показывая, что её сильно тошнит от них. Побушевав немного, она вскоре успокоилась, удобно устроившись на диване в тёплых объятиях Гарри, действительно принявшись дописывать доклад по истории магии. Дракон внутри совсем присмирел, заурчав как маленький котёнок.

Тем же вечером поговорить с Гермионой не удалось, зато утром он проснулся ни свет ни заря и, спустившись в гостиную, обнаружил подругу сидящей на подоконнике и задумчиво глядящую вдаль.

– Гермиона, – Гарри прокашлялся, но решимость его никуда не делась, – нужно э-э обсудить кое-что, э-э знаешь, лучше не здесь, пойдём пройдёмся…

Они вышли из замка и медленно пошли по тропинке, ведущей к хижине Хагрида. Гарри раздумывал, с чего бы начать, имеет ли он право вмешиваться, но…

– Гарри, тебя что-то беспокоит? – спросила наконец Гермиона. – Рассказывай, я слушаю. Опять шрам, да? Я искала, но… тебе лучше поговорить с Дамблдором, может, он имел в виду что-то другое…

– Нет. Дело совсем не в этом. Я всё знаю, Гермиона, поверь, он тебе не пара, и дело тут совсем не… ты красивая, умная и просто замечательная, но он…

– Стоп, Гарри. Тебе не кажется, что это только моё дело. Я ведь ни на что и не претендую… это так заметно, да? – немного сбавила тон Гермиона, – думаешь, он тоже догадывается? – в её глазах отразился испуг.

– Нет, что ты. Нет, – попытался успокоить её Гарри. – Малфой…

– Малфой?! Гарри, ты с ума сошёл? Совсем помешался на своем Малфое? То, что ты сдружился с ним, вовсе не значит, что он начнёт нравиться всем подряд. Господи, Гарри, я уже говорила тебе – это вовсе не он. Как ты вообще мог такое вообразить? – в недоумении развела руки Гермиона.

– Ну, прости, прости, значит я ошибся… ладно… это хорошо да?

– Это очень хорошо, особенно, если ты не успел поделиться своими подозрениями с новым другом, Гарри.

– Да, ты что, я бы никогда… Подожди… и давно ты знаешь? И ты не злишься на меня? – замер Гарри.

– Давно. Ещё в поезде мне показался странным твой пересказ вашей беседы. Ну, а как-то месяц спустя ты как сквозь землю провалился, мы с Роном искали тебя по всему замку. Прости, все эти разговоры про Сириуса плохо на тебя действовали, а после того, как ты чуть не упал с метлы… мы очень беспокоились за тебя, Гарри. Я подумала, может, ты у Хагрида, и пошла к нему. Как назло, Малфою тоже куда-то приспичило, мне не до выслушивание гадостей было, ну, слава Богу, он меня и не заметил. Вобщем, Гарри, я немного подождала и следом пошла, только он к озеру свернул, ветер подул, и твой капюшон слетел, ты даже не заметил, а я окликнуть не успела, Малфой его назад накинул, как ни в чём не бывало, и дальше пошёл. Так сделали бы я или Рон… Злилась ли я? Да. Я и сейчас злюсь, особенно, когда он меня оскорбляет, а ты молчишь.

– Я? Да, нет, он… Я бы…

–В той газете, Гарри, он приписал «Грязнокровкам не место в школе, ты знаешь это, Поттер». Заметь, даже не вопрос.

– Я… не читал… он… – Гарри растерянно потёр шрам на лбу, – э-э-э... ты не поняла, наверное, он так… перехватить же могли… прости…

– Брось, Гарри, меня мало волнует его мнение. Главное, ты не изменился, хотя я и не понимаю, почему так изменилось твоё отношение к нему. Почему не сказала сразу… я хотела, но присмотрелась и поняла, что вы и вправду дружите, как ни странно это звучит. Господи, да только слепой и… пожалуй, Рон не заметят, что на Зельях вы вовсе не ругаетесь. Нет, он по-прежнему мне не нравиться, Гарри, но ты сам вправе решать, с кем дружить, а с кем нет. Просто будь осторожней, не забывай, кто его отец, ладно?

Так, вот, почему... какой же он дурак, вообразил себе невесть что, конечно, Гермиона бы никогда… но, если это не он, на кого же она смотрела? Его под мантией она видеть не могла, значит…

– Гермиона? Но тогда… это же не…

– Нет, Гарри не смей больше меня пытать, – она развернулась и быстрым шагом пошла прочь.

– Гермиона, постой! – Гарри догнал её в пару шагов, схватил за локоть и развернул к себе. – Гермиона, послушай!

– Пусти меня, Гарри, я не хочу больше об этом говорить, пусти!

В это время на палубу корабля вышел Крам и, увидев их ссору, мигом схватил метлу из ближайшей каюты и взмыл вверх. Ни Гарри, ни Гермиона, не заметили его.

– Ладно, ладно, успокойся, просто скажи мне, – Гарри примирительно поднял вверх руки, отпуская её.

– Это Виктор, Виктор, ясно тебе?! – почти в слезах выкрикнула она. – Я просто боюсь, что он уедет, вот и всё! – Гермиона развернулась, чтобы уйти, и налетела на приземляющегося возле неё Крама.

– Правда? – ошарашенный такой новостью спросил он. – Я не уеду, у меня этот год в школе последний, и если ты захочешь, только скажи – это правда?

– Правда! – выкрикнула Гермиона и вдруг поцеловала его. – Ты, кажется, вчера хотел показать мне корабль, так, пошли. Прости, Гарри, – и она очень быстро зашагала в сторону озера.

– Ты что-то имеешь против? – недобро посмотрел на него Крам. – Что здесь было?

– Да, нет же, я – только за, здорово, – удивлённый таким поворотом выпалил Гарри. «Если правда» – добавил он про себя. – Иди же, она ждёт, – искренне улыбнулся он.

– Потом поговорим, – бросил Крам и пошёл вслед за Гермионой, а Гарри побрел к замку.

Глупости какие, ему просто показалось, да, точно показалось. Да, она рада была посидеть ещё с Виктором, вот и всё, а может, сама признаться хотела, а он глупец опять всё испортил, и Крам снова разозлился… нет, нужно извиниться. Решив так и поступить, как только увидит Гермиону, Гарри свернул к лестнице, ведущей в подземелья. Отец обычно рано встаёт, а Рон и Джинни наверняка ещё спят, сидеть одному не хотелось. Разбуженная его появлением змея на двери, недовольно зашипев на него, всё же пустила внутрь. Снейпа в кабинете не оказалось, Гарри заглянул в гостиную, но и там было пусто, даже камин ещё не был разожжён.

Гарри разжёг камин с помощью «Инсендио», взял со стеллажа первую попавшуюся книгу и, удобно устроившись в одном из кресел, постучал палочкой по кофейнику. Вскоре комната наполнилась теплом и ароматным запахом свежесваренного кофе. Он налил напиток в кружку и, ожидая, пока отец проснётся, сделал пару глотков, ощущая, как приятное бодрящее тепло разливается по телу, и открыл книгу. Ну, конечно, учебник зельеварения, да ещё весь исчёрканный и исписанный вдоль и поперёк чьей-то рукой. Гарри хотел было вернуть книгу на место, пока отец не обвинил его в порче, но…

– Оно не снимается! – Услышал он из кабинета голос Люциуса Малфоя и застыл на месте.

– И не советую пытаться сделать это, Люциус, – холодно ответил тому Снейп.

– Ты не понимаешь, оно сводит меня с ума. По ночам я слышу, как она шипит. Я не сплю уже несколько ночей.

– Тёмный Лорд недоволен, он торопит тебя. Могу предложить сонное зелье.

– Нет, мне нужно другое! Ты знаешь, о чём я говорю, дай мне его.

– У меня его нет, Люциус. Тёмному Лорду оно не нужно. Ты знаешь – он не меняет своих решений. Но, так и быть, я сварю его для тебя по старой дружбе, но ты ведь понимаешь, что мне для этого понадобится. Впрочем, тебе достаточно разгневать Лорда, и я получу все необходимые ингредиенты.

– Нет…

Голоса приближались и Гарри, накинув мантию-невидимку, вскочил с кресла и замер не дыша в углу комнаты, учебник он забыл на столике, но было уже поздно прятать его.

– Тогда всё, чем я смогу помочь тебе, это сделать вид, что этого разговора не было.

Дверь распахнулась, чуть не стукнув Гарри по носу. Снейп вошёл в гостиную, пропуская бледного и осунувшегося Люциуса Малфоя вперёд, и, очевидно, сразу поняв, что они здесь не одни, он оставил дверь приоткрытой.

– Эта змея… Нарцисса боится её. Я видел эту тварь собственными глазами, Северус. Ты когда-нибудь видел, чтобы змеи себя так вели? – мистер Малфой, промокнув изящно красивым и несомненно дорогим платком нервную испарину, совершенно неизящно уселся в кресло и, призвав из шкафа бутылку огневиски, водрузил её на стол, нервно отпихнув кофейник вместе с учебником подальше от себя.

– Тёмный Лорд искусно владеет парселтангом, – ответил Снейп, невозмутимо очистив кружку от остатков напитка и левитировав книгу на место, он трансфигурировал чашки в стаканы, и вдруг резко указал палочкой на дверь, явно давая понять Гарри, чтобы тот выметался отсюда прямо сейчас. – Не думаю, что нам стоит обсуждать это.

– Он хочет убедиться в верности Драко. Эта зверюга чувствует страх, а Драко боится, Северус.

Встреча с Люциусом Малфоем в гостиной отца не предвещала ничего хорошего для обоих, но, услышав эти слова Гарри, сделавший пару осторожных шагов к двери, остановился, прислушиваясь. Неведомая сила подтолкнула его в открытый проём, дверь закрылась, и дальнейшего разговора слышно не стало. Гарри ничего не оставалось, как вернуться в башню Гриффиндора.

***

К завтраку Гермиона остыла и, казалось, совсем позабыла об утренней ссоре, отмахнувшись от его извинений.

– Ерунда, забудем, – улыбнувшись, сказала она. – Виктор уверен, отец Малфоя, что-то вынюхивает, Флёр говорила, он до смерти перепугал Трелони, явившись к ним на урок, и с Мадам Максим на повышенных тонах разговаривал. А ещё он угрожал Каркарову, требуя что-то подписать, это слышали друзья Виктора. Боюсь, Гарри, ты был прав, что, если он…

– Да, и у нас мало времени. Я тоже кое-что слышал. Волдеморт устал ждать. Нам надо придумать, как остановить его. Нужно узнать, что рассказал Каркаров и мадам Максим…

– Как ты собираешься это сделать? – спросил Рон.

– Пока не знаю, – честно ответил Гарри.

– Виктор говорит, Каркаров трус, на всё пойдёт, чтобы свою жизнь сберечь. Он всегда на стороне сильных. Виктор думает, что он здесь прячется за спиной Дамблдора, но если… Малфой мог пообещать оставить его в живых…

– Скорее всего, – согласился Гарри. – А мадам Максим? И Трелони? От неё то ему что понадобилось, предсказание?

– Не знаю, Гарри, но думаю, кое-кто может знать, – понизив голос до шёпота сказала Гермиона, – спроси у него… Если он и правда твой друг… и он боится, Гарри, после всего, что произошло, думаю, на самом деле он очень боится увольнения Дамблдора.

– Да. Но его родители…

– Дамблдор поймёт, я уверена, только он сможет помочь им всем. Поговори с Малфоем Гарри, убеди его.

Гарри согласился с подругой. Поговорить с Драко ещё раз стоило. Он сказал, у отца нет выбора, а что, если Дамблдор даст ему выбор, согласившись помочь? Если кто и сможет снять кольцо, то только он. Насколько Гарри понял утром, семья и правда дорога мистеру Малфою, а без Дамблдора уже никто не сможет защитить их.

***

Несмотря на помощь в «Трех метлах», Малфой по-прежнему не собирался с ним общаться, никуда не отходя от своих туповатых дружков-громил, оставалась одна надежда на завтрашнее зельеварение, в любом случае, другого плана у них не было, отправляясь спать, раздумывал Гарри.

Ему снилось, что Малфой смеётся ему в лицо в ответ на все доводы, а Дамблдора арестовывают и уводят в Азкабан прямо из Большого зала во время обеда под одобрительные возгласы студентов. И тут же сияющий улыбкой во все тридцать два зуба министр Фадж назначает новым директором школы Волдеморта, но вдруг, будто какая-то невидимая сила выдернула Гарри из-за стола, он очутился перед разрушенным памятником из белого мрамора с засохшим кровавым пятном у основания, тем самым памятником Тому Реддлу. Гарри в ужасе заозирался и увидел удаляющуюся фигуру в чёрной длинной мантии и громадную змею, ползущую рядом с хозяином. У него перехватило дыхание, и всё, чего он хотел, это убежать как можно дальше отсюда, боясь при этом издать малейший звук, чтобы его не услышали. Но вместо этого он пошёл следом, словно канатом привязанный к Волдеморту. Они шли по узкой петляющей между деревьев тропинке, ведущей к маленькой деревушке на вершине холма, но примерно на половине пути свернули направо прямо в лесную глушь. Гарри пришлось пробираться наощупь, стараясь не упасть, зацепившись ногой за какую-нибудь корягу или корни деревьев, ветви которых то и дело цеплялись за одежду, хлестали по лицу, мешая идти вперёд, и Гарри заметно отстал от Волдеморта, совершенно не обращающего внимания на все преграды. Деревья и кусты, стоявшие на его пути, растворялись перед ним и тут же возникали вновь за его спиной.

Вскоре они вышли на небольшую полянку, в центре которой Гарри увидел поросшую мхом по самую покосившуюся крышу, давно кем-то заброшенную, хибару. Волдеморт обошёл её кругом, взмахнул палочкой, и откуда-то из-под домика вылетела и повисла в воздухе полупрозрачная сфера, внутри которой Гарри рассмотрел старинное кольцо. Волдеморт провёл над ней ладонью, и сфера засияла кроваво-красным светом.

«Оно цело, Нагайна, видишь? Я же говорил тебе, нам нельзя доверять никому столь ценные вещи. Мы оставим его здесь, моя дорогая.»

Сфера снова приобрела прежний вид, испуская бледно-голубоватое свечение, и плавно поплыла вниз, скрывшись под ветхой лачугой. Волдеморт обернулся и посмотрел прямо на Гарри.

Шрам вспыхнул, словно огнём опалённый, и Гарри, хватая ртом воздух, открыл глаза.

– Гарри, наконец-то! – воскликнул склонившийся над ним Рон и нацепил очки ему на нос.

– Слава Богу, мистер Поттер, отойдите, мистер Уизли, дайте мадам Помфри осмотреть его. Вы мешаете, – строго сказала МакГонагалл. – Как вы себя чувствуете, Гарри? – чуть мягче спросила она.

Голова ещё гудела, и шрам на лбу слегка подёргивало, но, в целом, он чувствовал себя неплохо. Гарри приподнялся на локтях и осмотрелся. Рон с тревогой смотрел на него со своей кровати. Дин, Симус и Невилл стояли чуть в стороне, поглядывая на него скорее с опаской, а мадам Помфри выставляла какие-то пузырьки с лечебными зельями на его тумбочку.

– Приляг, я тебя осмотрю, – сказала она, проводя палочкой над головой Гарри. – Слушайте меня, молодой человек. Ваши друзья не могли добудиться вас пол-часа. Вы кричали и дрались с ними, здорово нас напугав. Лягте и не шевелитесь.

На это не было времени. Гарри всё ещё чувствовал ЕГО торжество. Почему это кольцо так важно для Волдеморта? Зачем он прячет его? И что, если ОН видел Гарри или догадался о его присутствии? Нет, нельзя тянуть время.

– Мне нужно к профессору Дамблдору, – твёрдо сказал Гарри, обращаясь к МакГонагалл.

– Сначала позвольте мадам Помфри осмотреть вас.

– Нет! – решительно заявил Гарри, – нет, профессор. Сейчас.

– Час ночи, Поттер.

– Я должен поговорить с профессором Дамблдором, – настаивал Гарри. – Сейчас. Это важно!

МакГонагалл грозно посмотрела на него и внезапно не стала продолжать спор:

– Одевайтесь, Поттер, жду вас в гостиной, – сказала она и вышла из спальни.

Накинув мантию прямо поверх пижамы, Гарри спустился вниз так быстро, что МакГонагалл не успела даже присесть на диван. В тревожном молчании они дошли до горгульи, «Марципан» – произнесла пароль Минерва, и статуя пропустила их, отъехав в сторону. Оставив Гарри ждать за дверью, МакГонагалл зашла в кабинет директора, но не прошло и пяти минут, как она велела ему зайти и ждать Дамблдора.

Тишину, царившую в ночное время в кабинете, нарушал лишь храп, доносящийся с некоторых портретов мирно спящих бывших директоров Хогвартса, даже феникс и ухом не повёл при его появлении, продолжая чинно раскачиваться на жёрдочке, низко склонив голову.

Дамблдор появился через минуту.

– Итак, Гарри, – заговорил он, ещё спускаясь по лестнице, – профессор МакГонагалл сказала, ты хочешь поговорить со мной. Она также предупредила меня о твоём самочувствии. Просила не волновать тебя. Давай-ка присядем, – он подошёл к столу, щёлкнул пальцами, и на нём появился серебряный чайничек с двумя пузатыми фарфоровыми чашками, – чай с мятой успокаивает, – предложил он.

Но Гарри отказался, замотав головой, ему не терпелось рассказать свой сон. Дамблдор, почувствовав это, мягко улыбнулся ему, сел в кресло и жестом предложил Гарри начать. С каждой минутой его рассказа, становясь всё более серьезным и хмурым.

– ...и я подумал, вдруг, это важно. Вдруг, это кольцо так же опасно, как дневник, тогда нельзя оставлять его там, профессор. Но он же мог, мог понять, что я…

– Что ты наблюдаешь за ним. Нет, думаю, нет. И да, ты прав, Гарри, кольцо действительно опасно. Нельзя терять ни минуты. – Дамблдор поднял вытянутую руку, и в следующую секунду в ней оказалась дорожная мантия. – Думаю, что вернусь к завтраку.

– Но, профессор, я же могу помочь, я могу проводить вас, я же знаю дорогу.

– Нет, Гарри это слишком опасно, а я не могу рисковать твоей жизнью. Не волнуйся, полагаю, я знаю, о каком доме идёт речь. Это дом матери Тома Рэддла…

– Матери? – поражённо переспросил Гарри, почему-то он считал, что у такого чудовища не может быть матери.

– Да, и её семьи, но все они давно мертвы. Давай-ка ты заглянешь ко мне после уроков, и я отвечу на все интересующие тебя вопросы, а сейчас мне нужно спешить, а тебе хорошенько отдохнуть, – Дамблдор подошел к камину и бросил него горсть летучего пороха из кубка, стоящего на его полке. – Поппи, – позвал он и обернулся к Гарри. – Тебе лучше сейчас пойти с ней. Ты же не хочешь нарушать школьные правила, Гарри, – многозначительно добавил он.

– Но…

– Никаких возражений.

***
 
OliasДата: Воскресенье, 28.01.2018, 08:45 | Сообщение # 266
Третьекурсник
Статус: Offline
Голос Дамблдора, доносящийся из камина, разбудил Снейпа ни свет ни заря. Нехотя выбравшись из постели, Северус переоделся и,чертыхаясь про себя, вышел из камина уже в кабинете директора.

Над одним из столов висела полупрозрачная голубоватая сфера, внутри которой что-то поблёскивало. Дамблдор стоял возле неё и внимательно рассматривал.

– Директор, – поприветствовал его Снейп.

– Проходи, Северус, мне понадобится твоя помощь, – не отрываясь от созерцания сферы, ответил Дамблдор. – Как думаешь, что это?

Снейп подошёл и, поднеся ладонь на расстояние пары сантиметров от исходящего свечения, почувствовал знакомое жжение на коже. – Защитный купол. Тёмная магия. Довольно сильная, – холодно сообщил он. – Не советую вам прикасаться к ней.

Дамблдор задумчиво кивнул.

– Как проходят ваши занятия по окклюменции с Гарри, – неожиданно спросил он, меняя тему, – есть успехи?

– Почти нет. Иногда ему удаётся вытолкнуть меня из сознания, но я бы не назвал это его заслугой. Больше похоже на спонтанные выбросы магии. Тёмному Лорду они не помешают.

– Так я и думал, – согласился Дамблдор. – Боюсь, его сны становятся опасными…

– Сны? – переспросил Снейп. – Поттер увидел это во сне? Оно принадлежит Тёмному Лорду?

– Жуткая вещица. И, боюсь, сама сфера не опасней Клыка Хагрида по сравнению с тем злом, что заключено в кольце. Если я прав, перед тобой причина бессмертия Волдеморта, Северус.

– Кольцо?

– Та сила, что заключена в нём и, к сожалению, не только в нём. Если мы найдём и уничтожим их все, одолеть Волдеморта станет возможно, Лили будет отомщена, её жертва не будет напрасной.

– Поттер сможет жить спокойно.

Дамблдор не ответил.

– Все? – переспросил Снейп. – Все, значит, их много?

– Дневник Тома Рэддла, Гарри уничтожил на втором курсе. Кольцо… Пока мне неизвестно о других…

– Вы намерены ждать снов мальчишки?

– Нет. Гарри несомненно помог, но я хотел бы просить о помощи тебя…

Снейп коротко кивнул.

Дамблдор наконец оторвался от сферы и указал на меч Гриффиндора, лежащий на столе. Сфера так притягивала взгляд, что Снейп и не заметил бы его.

– Как только я сниму заклятье, Северус, твоей задачей будет не дать мне прикоснуться к кольцу и, что бы не произошло в этой комнате, ни в коем случае не сделать этого самому. Сила, скрытая в нём, намного сильнее, чем мы оба можем себе представить. Уничтожить её сможет только меч. Поэтому, если я не смогу, ты должен сделать это.

Снейп снова кивнул, не подозревая к чему готовиться.

Как только магическое свечение, подчиняясь заклятиям Дамблдора, погасло и кольцо, звякнув, упало на стол, кабинет наполнился жутким душераздирающим воем, а, когда он стих, вокруг них хороводом закружили призраки, умоляя надеть кольцо и вернуть их к жизни. Троих Северус видел впервые, а вот четвёртая… четвёртая вырвалась из бешеной пляски и подлетела прямо к нему и, протянув полупрозрачную руку, слегка коснулась щеки. Холод от этого прикосновения пробрал до костей, а кровь побежала по венам с утроенной силой… Лили… Мерлин, помоги ему… Лили. Рука сама потянулась к кольцу.

– Пожалуйста, Северус, – попросила она, заглядывая прямо в глаза. – Пожалуйста. Мне так одиноко там, так не хватает Гарри. я очень скучаю по нему. Он будет рад видеть меня, ты же знаешь, он тоже по мне скучает. Мы сможем жить вместе втроём, сможем стать семьёй. Ты ведь не разлюбил меня, верно? Только мы втроём навсегда, никакого Джеймса, знаешь, я только здесь поняла, как ошибалась, я ведь никогда не любила его…

Снейп замер и взглянул на Дамблдора. Как раз вовремя, молоденькая девчонка лет пятнадцати обещала простить его, всё ближе и ближе подводя за руку к заветному кольцу. Старик сдался…

– Северус, прошу, пожалуйста, – повторила Лили, – я люблю тебя…

– Нет! – выкрикнул он и, схватив меч, с размаху разрубил кольцо на две половины.

Вой и проклятья снова наполнили кабинет, призраки закружили вокруг него, сужая круг, оглушая, мешая вздохнуть. Снейп закрыл глаза и упал на колени, тяжело дыша. Всё стихло так же внезапно и в кабинете стало совсем тихо.

– Нет, – повторил он, – нет, она бы никогда…

– Северус, – Дамблдор положил дрожащую руку ему на плечо. – Это ложь. Магия кольца. Не Лили. Спасибо, – добавил он странно надломленным голосом, помогая подняться на ноги.

– Знаю, – тяжело ответил Северус. – Я могу идти? – обсуждать увиденное не хотелось. Не сейчас.

– Да, – ответил Дамблдор. – Если тебе больше нечего сказать.

Северус развернулся, чтобы покинуть кабинет, но вспомнил слова Люциуса о Нагайне, ещё вчера показавшиеся ему глупостью, но сегодня… сейчас они обрели смысл.

– Нагайна, змея Тёмного Лорда, по наблюдениям Нарциссы, странно себя ведёт. Возможно ли?

– Возможно, – согласился Дамблдор, устало сев в кресло. – Я бы сказал, наиболее вероятно, – казалось, он ждал ещё какого-то вопроса.

– Хотите, чтобы я убил змею? – это приговор.

– Нет, – спокойно ответил Дамблдор. – Любая попытка сейчас сделать это обречена на провал, а мы – на разоблачение.Хорошо, если Волдеморту пока не будет известно о наших планах.

– И ещё… Тёмный Лорд требовал у Нарциссы доступ в хранилище Лестренджей.

– Спасибо, Северус…

– Пока это всё, – откланялся Снейп, собираясь как можно быстрее покинуть кабинет, но, уже уходя, вдруг вспомнил. – Да, но это не объясняет «связь с Поттером», – он так и не решился задать вопрос, потому что вдруг осознал, что не хочет знать ответ, – почему Поттер видит эти сны, – прозвучало не лучше, но так… оставалась надежда. Снейп не обернулся, ответ повис в воздухе давящим молчанием. – Есть ли другой способ избавить мальчишку? – спросил он, удивляясь, как спокойно прозвучал голос, а, может, ему так всего лишь показалось. Не выдержав, Снейп обернулся.

– Волдеморт должен раскаяться, по-настоящему осознать содеянное и покаяться… но его душа вряд ли выдержит эти муки совести… Самопожертвование, Северус, такое же, как когда-то совершила Лили. Возможно, Волдеморт умрёт, но Гарри останется жить, – закончил Дамблдор, смотря на него глазами полными непролитых слёз.

Бред сумасшедшего.

– Значит, мальчишку нужно убить, – даже не спросил, утвердил. Сам ответил на свой вопрос. – Вы хотите… чтобы я…

– Убить его должен Волдеморт, – Дамблдор прикрыл глаза, – сам уничтожить своеё зло. Навсегда. Последним… У Гарри ещё есть время, Северус. Все мы умрём так или иначе, люди не живут вечно… и я прошу тебя, ни слова, когда придет время, я сам с ним поговорю.

В голове гудело, мысли превратились в кашу, сил хватило только на короткий кивок. Снейп шёл в подземелья, не разбирая дороги, не помня себя, не видя никого вокруг. Стены шатались, сужались, давили со всех сторон, дышать становилось нечем. Редкие студенты, встретившие его на пути, шарахались в разные стороны.

Его сын должен умереть…

Вот так, без каких-либо шансов на спасение… погибнуть по велению доброго волшебника в положенный момент… во благо… Чего? Почему? Почему он, чёрт возьми? В чём его вина перед этим грёбанным миром? В чём виноват пятнадцатилетний мальчишка?

Его сын должен умереть…

Сколько же можно пережить потерь перед тем, как сердце превратиться в бесчувственный камень? Сейчас там дыра… Как он будет смотреть в глаза Поттеру, смотреть и молчать? Разве дыра может болеть?

Его сын должен… стучал набат в голове. Его сын должен…

Северус распахнул дверь кабинета, намертво вцепившись в косяк побелевшими пальцами, стараясь удержаться на ногах, и дёрнул сдавливающий горло шейный платок, сейчас больше походивший на удавку… а может… какой дальше смысл в его жалком существовании…

– Пап?! – Гарри скинул мантию-невидимку и бросился к нему.

Взволнованный, он сбежал из больничного крыла, как только смог, и поспешил к отцу.

– Отец!

Снейп оторвал руку от косяка и крепко прижал Гарри к себе.

Его сын будет жить.

Решение пришло само собой так легко и просто.

Его сын будет жить, даже, если для этого ему снова придётся поменять сторону.


Сообщение отредактировал Olias - Воскресенье, 28.01.2018, 12:17
 
taylonxДата: Воскресенье, 28.01.2018, 14:56 | Сообщение # 267
Первокурсник
Статус: Offline
02wow
 
val_NVДата: Воскресенье, 28.01.2018, 17:03 | Сообщение # 268
Первокурсник
Статус: Offline
Блин, ну что значит "сменить сторону"?! зелье-то... зелье... Северус же гений от зельеварения. Неужели разобраться не может?
 
ArianaДата: Воскресенье, 28.01.2018, 21:29 | Сообщение # 269
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Блин ну Северус ну не тупи.... ну не зря тебе зелье показали.... Где логика хваленая?
Гарри тебе так сторону поменяет... мало не покажется 13wow


А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
lena_bondДата: Воскресенье, 28.01.2018, 21:50 | Сообщение # 270
Третьекурсник
Статус: Offline
Cпасибо за продолжение!! Надеюсь Снейп получше подумает прежде чем менять сторону. Намек на снейджер со стороны Гермионы уже есть, интересно будет ли что-то со стороны СС, или не дождемся?
 
ЭсмеральдаДата: Понедельник, 29.01.2018, 02:47 | Сообщение # 271
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Свято верю и надеюсь, что Оля не оставит наших няшек без сладенького, просто, как я поняла, автор против необоснованного дикого необузданного и неконституционного секса взрослого учителя с малолетней ученицей, так что ждем терпеливо)))
Про зелье такъ вижу - Снейп не дурак и воспоминания то взял же! Просто он до заутренних приключений со старичком Альбусом не совсем понимал, что Гарри - крестраж, да, и зелье на первый взгляд (в какой же это главе) ему показалось темноватым, мягко говоря, а его назначение ему было, соответственно, еще неясно. Но теперь то должен и догадаться.
Про "сменить сторону" - это у него, такъ вижу, бурная рефлексия и прочее возмущение ума позицией Дамби (гада?) Пока не очевидно, дамбигад это или нет, но и в каноне он не такой уж белый и пушистый. И однозначно он винит себя в смерти сестры - это уже понятно, а насколько это обоснованно, автору виднее))) Или свидетелям (в каноне на тот момент есть два живых свидетеля же - брат и Гриндевальд, а то, что они все типа такие не знают, чья авада попала в девушку, я не верила никогда. Приори инкантатем и баллистическую экспертизу никто не отменял) Хотя, может в этом фике это и не имеет большого значения? Я, например, жду жабу с нетерпячкой, надеюсь, Оля не лишит нас такой колоритной дамы!


 
OliasДата: Понедельник, 29.01.2018, 12:00 | Сообщение # 272
Третьекурсник
Статус: Offline
taylonx, 08thank_you что читаете)
val_NV, lena_bond, Ariana, это шок у него. Наверное много дров наломать он всеже не успеет перед тем как холодный разум возьмёт верх над эмоциями.
Эсмеральда, ты все правильно понимаешь)))) Снейп может быть кем угодно только не извращенцем заглядывающимся на малолеток, как не крути а в пятнадцать Гермиона ещё ребёнок)
Жабку я тебе обещаю))))
Об остальном пока не скажу)))))
 
lena_bondДата: Понедельник, 29.01.2018, 19:19 | Сообщение # 273
Третьекурсник
Статус: Offline
Не-Не, я не к тому чтоб сразу страсть итд, но какой-то намёк на даже просто личностную симпатию, с которой может со временем что-то вырасти.
 
ЭсмеральдаДата: Вторник, 30.01.2018, 01:58 | Сообщение # 274
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Ну, тык, к 30ой главе намёк мы таки получили))) Так то, даже понятный и не совсем прозрачный намёк. Итого, берём счёты и калькулируем - история началась в середине третьего курса, в конце четвёртого мы имеем намёк, не всё так плохо)) Такими темпами, мы глав через 40-50, курсе эдак на шестом, увидим что-нибудь пикантное и романтичное. По моим скромным подсчётам, Гермионе в начале шестого курса исполняется 17, а это уже секс в правовом поле. И прибавляем для обоснования ранней зрелости ума и тела хроноворотное время за третий курс - может, она шалила нехило и акромя уроков дополнительных моталась туда-сюда чисто поспать-поесть-почитать? Правда, она остаётся ученицей, заметьте, а этот фик не похож на миник про секс-отработки, на это надеяться кагбэ не приходится)))
Есть у меня пара предположений на сей счёт, но Оля мне всех карт не раскрывает, шоб мне вычитывалось активнее и бодрее, да, и, поди, раскрой их, там колода таро отдыхает. Эвона, как от канона далеко уже все убежало.. прямо в первой же главе))) Так что, тут автор - барин.
зы: Позволю себе высказать не впервые одно предположение, но это не спойлер, автор мне ничего такого не рассказывал))) Там же еззь мазь! Мазь, которая действует, когда любящий человек её накладывает любимому! Дважды будучи упомянута, она непременно выстрелит в третий! Так вижу себе возможное развитие отношений за рамками субординации. Но, может, я и ошибаюсь. Там зацепок немало и так.




Сообщение отредактировал Эсмеральда - Вторник, 30.01.2018, 02:10
 
OliasДата: Вторник, 30.01.2018, 12:29 | Сообщение # 275
Третьекурсник
Статус: Offline
lena_bond, будет намёк и от Снейпа и не только намёк) и поверьте гораздо раньше чем через 40-50 глав)))) будем надеяться 07podmig
Эсмеральда, ты меня до греха доведешь рейтинг фика повышать придётся)))) а редактировать и облагораживать ххх сцены придется угадай кому? Да, да, да - именно тебе)))))) 10tease
 
lena_bondДата: Вторник, 30.01.2018, 21:17 | Сообщение # 276
Третьекурсник
Статус: Offline
Цитата Olias ()
lena_bond, будет намёк и от Снейпа и не только намёк) и поверьте гораздо раньше чем через 40-50 глав)))) будем надеяться

Буду ждать с нетерпением!
А вообще, и без снейджера очень интересно читать, как обыграны события и отход от канона - не резко, а с логичным обоснованием почему могло и вообще должно было бы быть иначе.
В общем, музы вам и бете побольше :)
 
hamedorea_greenДата: Вторник, 30.01.2018, 23:58 | Сообщение # 277
Второкурсник
Статус: Offline
Я очень рада ,что появилось продолжение,правда теперь придется читать фик снова. 03yes

смешливая
 
loa81Дата: Среда, 31.01.2018, 09:56 | Сообщение # 278
Третьекурсник
Статус: Offline
Спасибо за продолжение! Читать действительно интересно и без снейджера.
 
OliasДата: Среда, 31.01.2018, 10:25 | Сообщение # 279
Третьекурсник
Статус: Offline
lena_bond, loa81, спасибо)))) Снейджер будет обязательно, эти двое могут быть только вместе, по-другому никак)))))
 
loa81Дата: Среда, 31.01.2018, 11:50 | Сообщение # 280
Третьекурсник
Статус: Offline
По поводу снейджера: забавно, что Гарри, анализируя поведение Гермионы, правильно сложил дважды два, но получил в итоге пять, то есть Малфоя. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что получить 4 крайне затруднительно, это вообще в сознание не должно вмещаться 03yes
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Отец героя", автор Olias, СС/ЛЭ, СС/ГГ, PG-13, Romance, AU, (макси, в работе)
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Поиск фанфиков ч.3
2. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
3. "Досадный день, или...",...
4. Заявки на открытие тем на форуме &...
5. "Добрые советы", автор M...
6. Клип "Not Strong Enough"...
7. "Традиционно исключительно&qu...
8. "Дежавю", автор shellina...
9. Съедобное-несъедобное
10. "Претендент", автор Cait...
11. Как опубликовать работу на ТТП
12. "Предчувствие", автор Af...
13. Pottermore
14. "Master of Enchantment",...
15. Стихотворный паноптикум от Incarce...
16. Да или Нет ?
17. Ассоциации-6
18. Мой любимый рецепт
19. Словотворчество-2
20. Дешифровка-4
1. VixyNyssa[17.07.2018]
2. Khris[17.07.2018]
3. Blianaillit[16.07.2018]
4. LinaM75[15.07.2018]
5. innes1977[15.07.2018]
6. Alisa_Pirs[11.07.2018]
7. Vitalina90[10.07.2018]
8. potions286[09.07.2018]
9. MoldirJapparova[08.07.2018]
10. wrenc[08.07.2018]
11. Vi_shilovaaa[06.07.2018]
12. juliyaspring[05.07.2018]
13. VirginiaEvans[04.07.2018]
14. Kappy[03.07.2018]
15. Williamrug[03.07.2018]
16. LeoCullen[02.07.2018]
17. darina_p[02.07.2018]
18. Виика[02.07.2018]
19. Mikaelson[01.07.2018]
20. Paco[30.06.2018]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  virgosenecta, IrinaIg98, Poppy, Elvigun, Sofya, Roniy, VegaBlack, antares-a, olya_flower, lajtara, Amie, Vivien, boo, kameliali, willemo, Bleach, тыковка, Natsumi, млава39, alisanda, Favreau, anufri-nafanja, Katarina_Snape, Malifisent, soul777, Shady_Lady, dismal_lady, TRainNow, Dellina, VixyNyssa
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2018
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz