Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Snager forever!" к 16-летию ТТП!     

Не пропустите новую книгу от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"     



  • Страница 1 из 6
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "Спасение", автор Cheshirra, Romance, PG, макси, закончен
"Спасение", автор Cheshirra, Romance, PG, макси, закончен
Bodler Дата: Четверг, 25.08.2011, 19:23 | Сообщение # 1
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Спасение", автор Cheshirra, Romance, PG, макси, закончен
 
Bodler Дата: Четверг, 25.08.2011, 19:23 | Сообщение # 2
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Спасение
Автор: Cheshirra
Бета: Scarlett
Жанр: Romanсe
Пейринг: ГГ/СС
Рейтинг: PG
Саммари: Не все войны закончились с Битвой за Хогвартс, спасение каждый ищет в одиночку.
Дисклаймер: мир ГП во власти Роулиннг
Предупреждения: AU, ООС Снейпа.
Комментарий: заранее сюжет не продумывала, писала как в голову приходило. Фанфик первый, прошу подробно писать обо всех пожеланиях и недостатках.
Размер: макси
Статус: закончен
Отношение к критике: хорошее
 
Чеширра Дата: Пятница, 26.08.2011, 07:28 | Сообщение # 3
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1.

Северус Снейп, гроза всего Хогвартса, шел по пустым коридорам Школы, цепляясь за портреты, обитатели которых старались тут же спрятаться. Несколько раз Мастер Зелий останавливался в недоумении, пытаясь поймать уплывающие стены, затем досадливо фыркал и двигался дальше.
Он, шатаясь, дошел до выхода на Астрономическую башню и посмотрел на ступеньки, тянувшиеся вверх. Так… Теперь осталось подняться… Какой богарт его дернул посмотреть на звезды после бутылки виски?
Северус Снейп банальнейшим образом спивался. После того, как его в середине лета выписали из Мунго, он тут же трансгрессировал в Школу и забился в подземелья, отказавшись разговаривать с прессой. Оставшееся до начала учебного года время Снейп провел в запое. Он начинал пить, как только просыпался, и заканчивал, лишь когда засыпал, и у него не было ни малейшего желания это прекращать. Сложно сказать, почему он это делал. Долгожданная Великая Победа, которой все так радовались, не доставила ему ни малейшего удовольствия. Он узнал о ней через месяц, едва очнувшись от комы. Причем узнал от Поттера, который вдруг проникся к нему уважением и считал его чуть ли не героем. Плевать Снейп хотел на его уважение. Он молча выслушал мальчишку, дождался, пока тот уйдет, и трансгрессировал в Хогвартс. Для него эта Победа стала скорее облегчением и обретением долгожданной свободы. И после стольких лет войны, в которой он играл настолько важную роль, что был лишен своей собственной жизни,он не собирался ни с кем делиться этой свободой, о которой так долго мечтал. Он выкинул из Хогвартса с дюжину корреспондентов, категорически отказался выходить к аврорам и банально спрятался от Министра Магии. Одни хотели, чтобы он рассказал о своем «героизме», другие – чтобы он помог им поймать оставшихся Пожирателей. Но Северус Снейп не собирался делать ни того, ни другого. Он хотел, чтобы его оставили впокое.
И вот, наконец,зельевар был предоставлен самому себе, но, как ни странно, никакого облегчения это не принесло. Мысли и воспоминания не только никуда не делись, но и стали еще навязчивее. Он заливал их виски, мартини, грогом и даже банальной водкой – смотря что попадалось под руку в «Трех метлах». Он заливал алкоголем мысли о тех, кто погиб. О тех, кто остался лежать на Хогвартском кладбище: Дамблдор, Фред и Перси Уизли, Флитвик, Трелони, Долгопупс, Диггори и многие другие. Раз за разом он прокручивал в голове варианты их спасения и понимал, что ничего нельзя изменить. Несмотря ни на что, Северус не был чудовищем. Ему было больно, когда он думал о погибших. За эту победу была заплачена слишком большая цена.
Профессор МакГонагалл,которая стала директором школы после смерти Дамблдора, его не беспокоила. Она закрывала глаза на бутылки, которые Домовые Эльфы выносили из его комнат, запретила репортерам беспокоить его и даже заблокировала его Совиную почту.
Но, вероятно, сегодня ее терпению пришел конец. Едва постучавшись, она вошла в гостиную профессора зелий и нависла над Снейпом, который растянулся на диване у камина. На ее крючковатом старческом носе грозно поблескивали очки.
– Завтра начинаются занятия, Северус. Заканчивай пить, или я вышвырну тебя отсюда.
Он недовольно посмотрел на нее одним глазом, так как открыть второй оказалось сложновато. Полупустая бутылка виски дрогнула в руке.
– Я ждала полтора месяца, – Минерва расстроенно вздохнула, запахнула мантию и села рядом с ним – он едва успел поджать ноги, – думала, ты заслужил, чтобы тебя не трогали. Но ты спиваешься, Северус.
Он смотрел на нее.В руках она теребила клетчатый носовой платок и не поднимала глаз. Война убила ее. Ту Минерву, которая была до Победы. Теперь она уже не та. Она стала старухой… Не то чтобы он раньше считал ее молодой, но сила и жесткость, всегда отличавшие МакГонагалл, ушли. Когда-то весь класс затихал при одном ее появлении, она была строга, сурова и уверенна в себе. Но Минерва потеряла хватку. Теперь она устала бороться, расслабилась, и ей уже сложно управлять школой.
– Если бы ты подписала мое заявление… – начал Снейп, но она вскинула руку, заставив его замолчать.
– Нет. Северус, я не оставлю тебя спиваться в подземельях! И не думай. Тем более, у нас все равно нет специалиста по зельям… А жить в Хогвартсе, не работая здесь, я тебе не позволю, – предупредила директор.
– Не хочу видеть этих мелких уродов… – простонал он, понимая, что очередная битва проиграна. Его дом в тупике Прядильщиков был разрушен, никаких накоплений у него не было, и Хогвартс стал его единственным убежищем. МакГонагалл прекрасно понимала это. «Шантажистка», – подумал Снейп.
– Никогда не хотел, – «шантажистка» пожала плечами, – но ты нужен мне, Северус, хотя бы пока я не подберу подходящую кандидатуру.
– Как только она найдется, я уеду отсюда, – пробормотал он. Не слишком уверенно, и Минерва тут же разрушила эти надежды:
– И куда ты пойдешь?
– Минерва, ты не могла бы провалиться? – он даже попытался встать с дивана, но не смог, зато разлил виски. Последний…
Директор встала и подошла к двери,бросив напоследок:
– Я жду тебя завтра к завтраку в Большом Зале. Там и обсудим расписание.
– Проклятая летучая мышь! – он выругался и уставился на рубашку, по которой расползалось пятно. Северус Снейп не желал никого учить. Единственное, чего он желал – это пить, пока, наконец, не удастся все забыть навсегда. Но выхода и впрямь не было. Раз уж ему свалилась на голову эта свобода, он не собирался подыхать в канаве. На работу, кроме Хогвартса, его нигде не примут: Снейп есть Снейп. Проклятый Поттер растрезвонил на весь мир, что он был шпионом у Пожирателей. Оправдывал его. Как же.
И вот теперь – после первого дня обучения и трех пар, хвала Мерлину, не сдвоенных – он раздобыл-таки бутылку виски (Домовые эльфы очень пугливы) и торжественно ее выпил. После чего ему захотелось на башню.
Он прошел пустые коридоры, не встретив ни одного ученика, и не мог понять, плохо это или хорошо. С одной стороны, они не видели его пьяным. С другой – он бы предпочел, чтобы как и прежде студенты слонялись по Школе толпами, галдели, создавая невыносимый шум после занятий, или наоборот, шептались по вечерам. Теперь в Хогвартсе в любое время дня было тихо, и эта тишина звенела у Снейпа в ушах.
Нынешних первокурсников можно было пересчитать по пальцам. Как и тех, кто учился на старших курсах – на шестом и седьмом. Тех, кому разрешили – не смогли запретить – участвовать в битве. Он до сих пор не мог простить этого МакГонагалл – от обвинений его останавливало только то, что она и так достаточно себя корила. В Гриффиндоре остались только Томас, Поттер, Грейнджер, Уизли, Патилл да Браун. Шесть человек… Из двадцати!
Он все же добрался до крыши башни – хоть и с трудом и изрядно протрезвев. Алкоголь вообще плохо на него действовал, нужны были лошадиные дозы, чтобы Северус Снейп опьянел.
Он вышел на площадку, и сильный ветер ударил в лицо, отрезвляя еще больше. С этого места открывался удивительный вид: напротив башни стояла хижина Хагрида, недалеко от нее простирался Запретный лес, знаменитый своими опасными обитателями, рядом с лесом – Хогвартское озеро. По другую сторону от хижины было видно огромное поле для игры в квиддич, который был так популярен среди студентов. Чуть ниже Астрономической башни располагались остроконечные башни факультетов. Если приглядеться, можно было увидеть величественные школьные ворота, а вдали виднелись шапки гор, окружавших территорию школы… Однако профессор Снейп совершенно не был настроен любоваться окрестностями школы, которая за все эти годы ему чертовски надоела, как, впрочем, и безмозглые студенты.И он слишком хорошо помнил, как рушились эти стены и эти башни, и сколько людей погибло под их каменными завалами. Он помнил их крики. Школа до сих пор не была восстановлена полностью, и он не знал, что они будут делать зимой, когда в полуразрушенное здание проникнет холод.
С легкой руки МакГонагалл все вопросы по восстановлению школы свалились на его плечи.
Он откинул со лба черные волосы и поднял глаза к темнеющему небу – звезд не было видно.
– Проклятые облака… – пробормотал он.
Снейп подошел к высокому парапету и в который раз уставился вниз, в пустоту. Наверное, он никогда не забудет, как падал Альбус Дамблдор. Его не мучила совесть за сделанное, но он всегда будет помнить это падение.
Позади раздался вскрик – резко обернувшись, он успел увидеть только мелькнувшие в проеме кудрявые каштановые волосы. И он даже знал, чьи они.
Северус презрительно хмыкнул. Он был не в том настроении (и состоянии), чтобы бежать за девушкой и снимать баллы с героини войны.
Что, интересно, ее привело сюда? Вероятно, младший Уизли. Он давно катил к ней яйца.
Северус скривился от отвращения. Рыжий болван. Этот Уизли явно не для нее. Грэйнджер могла бы найти кого-то поумнее. Даже Поттер, и тот подошел бы больше, но и Поттера охомутала Уизли. Чертова семейка.
Он еще раз покосился на небо и зашагал к лестнице. Что толку простаивать тут часы, когда он все равно не может ничего изменить: ни исход войны, ни судьбу волшебников, участвовавших в ней, ни свою жизнь. Возраст уже давал о себе знать – Мастера Зелий мучили боли в спине,что неимоверно его злило. Он напоминал себе старую развалину. Лечебные зелья, приготовленные им, помогали не так скоро, как хотелось бы, а мадам Помфри посоветовала постельный режим. Он был так возмущен, что не сдержался и высказал ей все, что думает об этом совете, после чего Помфри с ним больше не разговаривала.
Весь следующий месяц Снейп посвятил обучению болванов и наведению дисциплины. Видимо, студенты решили, что страшнее войны уже ничего не будет. Профессор Снейп их в этом усердно разубеждал: все его котлы, как и остальная лаборатория, были вычищены до блеска, а зелья для больничного крыла были заготовлены на месяц вперед.
Зачинщиками, как ни странно, была не Счастливая троица. Снейп наблюдал за ними. Поттер сосредоточился на девице Уизли. Рон Уизли… Уизли ушел в загул – Снейп вечно ловил его в коридорах то с одной девицей, то с другой, и ему это изрядно надоело. Хотя, конечно, удовольствие каждый раз оставлять его чистить котлы того стоило. Грэйнджер безвылазно сидела в библиотеке. Сам он там не бывал, но учитывая, что в троице он ее не видел, то, видимо, так оно и было. Все же ее расставание с Уизли было бальзамом на душу.
И он был вполне уверен, что все идет своим чередом, пока его мысль о библиотеке не получила весьма неожиданное подтверждение.
Как-то ночью он решил изменить привычному маршруту комнаты-кухня-башня-комнаты и пройтись по коридору, который вел мимо библиотеки – он не хотел встретить Филча, который как раз заметил у кухни нескольких первокурсников. В библиотеке горел тусклый свет настольной лампы еле пробивался из-под дверей, и он бы, наверное, его и не заметил, если бы не какой-то шорох, похожий на звук перелистываемых страниц. С тоской глянув на коридор, ведущий к Астрономической башне, он открыл двери библиотеки. Ее не закрывали на ночь специально для преподавателей, но никогда еще не было такого, чтобы студент пошел ночью… в библиотеку!
Тихо приоткрыв дверь, он пошел на свет.
– Мисс Грейнджер, могу я узнать, что вы здесь делаете?
Правильно. Кого еще можно встретить ночью в библиотеке? Он не был зол. Он даже не удивился – не сильно. Но студентка должна была понять, что это недопустимо, хотя бы по правилам школы. И чего ей не спится? Еще только начало семестра!
Грейнджер вздрогнула и подняла голову. Густые каштановые волосы выглядели растрепанными. То ли так сработал свет лампы, то ли у нее и впрямь такие синяки под глазами?
– Профессор? – она не выглядела испуганной. Только смущенной. И уставшей.
– Я задал вам вопрос, – холодно повторил он, сложив руки на груди.
Гермиона подумала, что лучше бы еще раз встретилась с Пушком. Снейп ночью – хуже любого кошмара.
– Я читаю, профессор.
Он опешил. Студентка смотрела на него так, будто он ворвался в ее комнату. Так, будто она имела полное право тут сидеть!
– Вы знаете, что это запрещено?
– Читать? – она невинно вскинула брови. Он едва сдержался, чтобы не свернуть ей шею.
– Находиться ночью вне комнаты, – отчеканил он. – Отработка. В моем кабинете, завтра в восемь.
– Хорошо, – невозмутимо кивнула она и снова уткнулась в книгу.
– Мисс Грейнджер, не испытывайте мое терпение! – зашипел Северус. – Сейчас же идите к себе в комнату!
– Но я… – она замялась. С одной стороны, идти спать не входило в ее планы. С другой – дальше злить Снейпа было опасно.
– Грейнджер! – рявкнул он, окончательно разозлившись. Девушку мигом снесло со стула, и, быстро собрав вещи, она убежала. Книги остались лежать на столе. Он досадливо поморщился и пошел убирать их на полки – миссис Пиннс не делала различий между правыми и виноватыми.
Что у нас тут? Сильнодействующие зелья. Номер 678, июль 1995 года, «Белые лепестки пламени» – ежегодник зелий, которые изменили мир…
Все книги оказались по зельям. Кроме одной:на столе также лежал справочник по магическому лечению болезней обычных людей. И что ей, интересно, тут понадобилось? Почему не пойти к мадам Помфри?
Он задумчиво посмотрел на закрывшуюся за девушкой дверь. Чем она больна? Нужно поговорить об этом с МакГонагалл. В конце концов, это ее студентка.
Северус выкинул Грейнджер из головы и пошел на кухню. К счастью, больше его планов ничто не нарушило.
Он намеревался пойти к МакГонагалл, но события последующих дней заставили его отложить это на неопределенный срок. Чертова старуха решила провести праздник, который заставил бы вновь сплотиться волшебные страны – так она выразилась на педсовете, на который также вызвали старост факультетов и школы.
– И что вы предлагаете? – издевательски спросил он, развалившись в кресле с красной обивкой, стоявшем у камина. – Еще один турнир волшебников? Очень вовремя. Только еще смертей нам и не хватало.
– Северус, контакты с Францией и США практически потеряны, и мы совершенно не знаем, что происходит в Испании и России, – Минерва сидела за столом – все они собрались в небольшом круглом директорском кабинете, как селедки в банке, – и степенно пила чай. Ясно. Сначала лимонные дольки, теперь чай с кошачьей мятой. – Нам необходимо возобновить старые связи и создать новые.
– Зачем? – он вскинул бровь. Но ответила ему не Минерва, а вездесущая Грейнджер. Если и был человек, которого он видел чаще, чем эту девчонку, то это Поттер. Причем видеть их обоих он не хотел вовсе.
– Мне кажется, это хорошая идея. В маггловском мире благодаря контактам между странами обе стороны многому учатся и выносят из этого пользу. Может быть, стоит попробовать наладить обмен студентами? К примеру, мы можем пригласить к себе по одному студенту от каждой страны. Это позволит им увидеть, что в Англии теперь все хорошо.
Слово «хорошо» далось ей с огромным трудом и прозвучало не очень уверенно, но заметил это, наверное, только Снейп. Как и трясущиеся, сжатые на коленях руки и черные круги под глазами.
Но МакГонагалл идея понравилась. Тепло улыбнувшись старосте школы, она кивнула.
– Мне кажется, это чудесно, Гермиона. Пожалуй, можно будет пригласить студентов после Рождественского бала, как думаете?
– О, прекрасно! – воскликнул Северус. – Давайте пригласим их в страну, которая до сих пор находится в разрухе и где Пожирателей так еще и не поймали! И в школу с дырявыми стенами! Минерва, вы вообще думаете головой? Ладно Грейнджер, она может только книжки читать, мозги у нее ни на что другое не настроены…
– Северус! – охнула МакГонагалл. Грейнджер ничего не ответила, посмотрев на него уничтожающим взглядом.
– Да бросьте, Минерва, девочка и так прекрасно осведомлена о своих качествах, – фыркнул он.
– Северус Снейп, вы переходите всякие границы! – МакГонагалл просто кипела от злости. – Переходить на оскорбления – тем более, когда девочка не может вам ответить…
– Ну почему же. Я охотно послушаю, – ухмыльнулся он, но тут их перебила Гермиона.
– Профессор МакГонагалл, он просто пытается сменить тему. Профессор Снейп, у вас есть другие предложения?
– Есть, – кивнул он после нескольких секунд разглядывания Грейнджер. Она не смотрела на него, и, казалось, слишком устала, чтобы обращать внимание на язвительные комментарии Снейпа. Но все же она правильно догадалась. – Вообще никого не приглашать. Не вижу в этом смысла.
– Снейп, ну почему вы такой зануда? – протянула профессор рун, эмоционально всплеснув руками. – Думаете, мы не сможем обеспечить детям безопасность?!
– Боже мой! – он очень точно скопировал ее мимику и голос, так же всплеснув руками. – Мы даже в школе не можем за ними уследить, что уж говорить о детях из других стран!
– Я согласна с Северусом, – вздохнула МакГонагалл, – это слишком рискованно….
– Ну, может быть, тогда стоит просто организовать Рождественский бал? – Аврора Синистра, профессор астрономии, неуверенно косилась на Снейпа, подозревая, что сейчас она станет объектом его насмешек. – Всего на день. Создадим портключи прямо к школьным воротам. Проводим детей в школу… А утром точно так же отправим через портключ.
– И толку с этого бала? – хмыкнул Снейп. – Какой в этом смысл? Они успеют обменяться только парочкой поз из Камасутры.
– Северус! – теперь на него прикрикнули уже все женщины в кабинете. Филч лишь гневно на него воззрился, а профессор Хауфман – смазливый блондин, чем-то похожий на Златопуста Локонса, новый преподаватель Защиты от Темных Искусств – пожал плечами и невинно уставился в окно.
– Может, тогда пригласим преподавателей? – предложила профессор Спраут. – Кого-нибудь… Экзотического?
– А это хорошая идея! – воодушевилась уже падшая духом МакГонагалл. – Действительно, давайте пригласим магов, пусть ведут не основные предметы, но спецкурсы! По желанию – я думаю, многие захотят научиться не только Классической магии, но и магическим традициям разных народов. Северус?
Все взгляды сосредоточились на нем. Он раздраженно закатил глаза.
– Делайте что хотите, я в этом все равно не участвую.
– Вот и отлично, – удовлетворенно заключила МакГонагалл. – Теперь, может, обсудим кандидатуры?
– А может быть, пойдем спать? – Снейп услышал бой часов – двенадцать. – Детям уже пора быть в своих комнатах.
– О, конечно! – Минерва встрепенулась и посмотрела на старост. – Вы можете идти.
– Профессор, может, проведем голосование среди студентов, какой магии они хотели бы научиться? – дотошная Грейнджер явно не собиралась пускать все на самотек. Она так широко распахнула свои карие глаза, что они казались выпученными. – Мы могли бы составить список и таким образом облегчить себе работу…
Облегчить работу МакГонагалл. Для старост же это очередная головная боль. Вон, Поттер и Чанг смотрят на нее совсем уж неласково. Но она их проигнорировала.
– Мисс Грейнджер, я конечно понимаю, что вам ночами не спится, но,вам не кажется, что другие могут быть против? – саркастично протянул Северус. Она резко повернулась к нему и смерила раздраженным взглядом.
– Профессор Снейп, если другие против, я согласна обработку результатов взять на себя. У меня нет никакого желания заставлять других делать такую простейшую работу.
Он ее отповеди и – еще больше – от горящего гневом взгляда ему стало жарко. Как преподаватель, он имел полное право снять баллы за столь вызывающий тон, впрочем, он бы так и сделал, но Северус Снейп впервые не нашел, что сказать. Вероятно, он и впрямь сегодня перегнул палку.
Поэтому Северус лишь расстегнул ворот камзола и промолчал, передернув плечами.
Девушка проследила взглядом за его пальцами, нервно расстегнувшими одну пуговицу у горла, и удовлетворенно перевела взгляд на директора.
– Хорошо, Гермиона, – кивнула Минерва. – Тогда я оставляю на вас сбор списков по факультетам и передачу их старостам школы. Гермиона, Демиен, вы должны принести их на педсовет к следующей неделе.
Гермиона и Демиен кивнули. Демиен Криспис – бесплатное приложение к Грейнджер. Шестикурсник из Пуффендуя, полностью подчинившийся своей властной напарнице. Конечно, он и слова не сказал на этом педсовете – все решала Гермиона. Северус едва не фыркнул, глядя на них.
– Тогда на сегодня все. Педсовет закончен, – МакГонагалл отодвинула чашку с недопитым чаем и поднялась. – Если кто-нибудь желает воспользоваться камином – пожалуйста.
Каминная сеть не была популярна – все ушли через дверь. Никто не хотел потом полчаса счищать золу с мантии. Грейнджер выскочила первой, и, когда Снейп вышел в коридор, ее уже и след простыл.
Он вспомнил о том, что хотел поговорить о девчонке с Минервой, только когда уже был в комнате. Ладно, завтра обязательно поговорит.
Со спокойной совестью он заснул и проспал до самого утра, что, несомненно, было огромным плюсом для Гермионы, которая просидела эту ночь в библиотеке.


Cheshirra

Сообщение отредактировал Чеширра - Суббота, 27.08.2011, 13:09
 
taani Дата: Суббота, 27.08.2011, 23:55 | Сообщение # 4
taani
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Начало заинтересовало, хочется узнать, что там Гермиона ищет в библиотеке)
Снейп на мой вкус несколько... как бы это сказать... расхлябанный... Хотя вполне возможо, что после войны он стал именно таким.
В общем первая глава мне понравилась, буду ждать продолжения)
 
Чеширра Дата: Воскресенье, 28.08.2011, 06:17 | Сообщение # 5
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Обещаю, что Снейп возьмет себя в руки)))

Cheshirra
 
lostProphet Дата: Воскресенье, 28.08.2011, 11:05 | Сообщение # 6
lostProphet
Champion's League
Статус: Offline
Дополнительная информация
чем же она больна...
 
Чеширра Дата: Воскресенье, 28.08.2011, 12:39 | Сообщение # 7
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2

Гермиону снова мучили кошмары. Она слонялась по замку, стараясь держаться подальше от привычных маршрутов преподавателей и в особенности – Снейпа. Было очень странно каждый раз наблюдать, как он идет сначала на кухню, а потом на Астрономическую башню. Лучшая ученица Хогвартса терялась в догадках: может быть, он намеренно так мало ест в Большом Зале? Боится отравиться? И потом наверстывает на кухне? Она вполне могла это допустить – он полжизни провел с Пожирателями. И Башня… Гермиона была слишком далека от того, чтобы заподозрить романтика в профессоре Снейпе, который был известен своим мерзким характером даже за пределами школы. И она помнила, кем и где был убит Дамблдор.
Она изучила этот почти ежедневный маршрут Снейпа так хорошо, что ей даже не нужно было смотреть на карту Мародеров, чтобы узнать где он. Достаточно лишь глянуть на часы. Северус Снейп даже в отклонениях был пунктуален.
Как только он проходил по одному из коридоров и скрывался в кухне, Гермиона шла в библиотеку именно этим путем – на территории, которые патрулировал Снейп, редко заходил кто-нибудь еще из преподавателей. А ученики тем более. Как только он уходил из Астрономической башни, она занимала его место и обычно просиживала там до самого утра.
Гермиона знала, что это не может долго продолжаться: весь этот бешеный ритм жизни, который она выбрала, лишь бы не думать, не вспоминать, не видеть. Днем у нее каждая минута была занята - да что там говорить, она уже целую неделю приставала к Гарри с просьбой научить ее летать на метле. О, это было бы выходом – физические нагрузки. Но друг пока отказывался – у Гермионы не было к этому таланта, и все ее попытки летать на метле могли закончиться весьма плачевно. Она все понимала, но это ее не останавливало, ведь Гермиона Грейнджер всегда была весьма решительной особой.
Это было днем, а ночами она или сидела на крыше Астрономической башни – когда там не было Снейпа, или бродила по замку, прихватив карту Мародеров. Исследуя замок долгими ночами, она нашла еще один выход из него, и теперь все чаще просиживала ночи на берегу Хогвартского озера. Она любила встречать там рассветы, смотреть на ровную гладь прозрачной воды, скрываясь в тумане – это ее успокаивало.
Она даже поглядывала на Запретный Лес – в надежде на то, что, может быть, хоть непосредственная опасность встряхнет ее и поможет все забыть.
Утро Гермионы Грейнджер начиналось с флаконов зелий – Зелье Бессонницы, чтобы не заснуть, Бодрящее зелье, чтобы понимать при этом все, что происходит вокруг, и Чары наведения – о, она овладела ими в совершенстве. Они помогали скрывать ее изможденный вид, благодаря чему лучшую ученицу до сих пор не раскрыли.
Зелье Бессонницы она пила вот уже два месяца, и тот факт, что его использование было запрещено и наказуемо не только в школе, ее не останавливал. Ходили слухи, что с помощью него Волан-де-Морт сводил своих жертв с ума. Но Гермиона усовершенствовала это зелье, сделав его не таким разрушающим. У нее в ванной была целая лаборатория.
В последнее время все сложнее было скрывать то, что с ней происходит. Зелье Бодрости приходилось принимать все в больших дозах, из-за этого у нее постоянно болела голова, совершенно пропал аппетит, а выполнять простейшие заклинания становилось все сложнее – было трудно сосредоточиться и еще сложнее приложить силу для заклинания. Хотя она предпочла бы и вовсе сойти с ума, чем прекратить все это, потому что так она не видела снов. Сны убивали ее. Даже те редкие моменты, когда она позволяла себе поспать – обычно на выходных, чтобы не пить зелья совсем уж постоянно и дать передышку организму – сводили ее с ума вернее всяких зелий. Во сне она снова и снова переживала все те ужасы, что происходили за последний год. Убийства ее родителей и близких, оскаленное лицо Беллатрикс Лестрейндж, которая задалась целью уничтожить всех, кто окружал Гермиону, сделав ее личным врагом. Хуже всего была жалкая беспомощность, когда она не могла помочь своим родным и друзьям. Белла упорно игнорировала ее, оставляя в живых. И всегда уходила до того, как Гермиона успевала освободиться от опутывающих или обездвиживающих чар. Она всегда была на шаг впереди. О, как же Гермиона ненавидела ее! Она забывала обо всем: о крестражах, о Гарри, которому нужна была помощь в борьбе с Темным Лордом, о работе в Ордене… Как только она видела Беллу, весь остальной мир исчезал. Убить, уничтожить, растерзать, заставить мучиться до скончания веков! Гермиона даже пустила в нее Аваду Кедавру – одно из заклятий, доступных только для темных магов. К сожалению или к счастью она промахнулась. Возможно, именно это спасло ее душу – потому что она бы раскололась на части – но Гермиона жалела, что промазала. Смерть Беллы – единственное, чего она хотела.
Авада Кедавра что-то сломало в ней. Гермиона чувствовала себя выжженной дотла – будто это в нее пустили заклятье. Она вспомнила слова Грюма лишь много позже. «Чтобы применять непростительные, нужно ХОТЕТЬ убить. Но любое из этих заклятий двустороннее». Гермиона не просто хотела смерти Беллатрикс. Она сама хотела ее убить. Может быть, даже попытать перед этим – кто знает. Но использование темной магии меняет душу, уродуя ее – это одна из причин, по которой многих Пожирателей убивали сразу. Стоило ли это того? Тогда она думала, что да.
Гермиона могла бы со временем восстановиться, достичь хоть какого-то равновесия, но как раз времени у девушки и не было: события последнего года войны развивались слишком быстро, и эта рана в ее душе осталась мерзким шрамом. Она никому не рассказывала об этом, но знала, что кошмары во многом связаны со смертельным заклятием – они были сильнее, глубже обычных снов. Спасибо, Белла...
И, тем не менее, что-то нужно было менять – долго она не выдержит. И тогда она начала ночами сидеть в библиотеке. Сначала искала средство от бессонницы, потом – от кошмаров. Теперь перешла на магическое лечение – но нигде не было ни слова о средствах, способных избавить ее от последствий применения Авады Кедавры. Чем дольше она искала, тем больше чувство беспомощности захватывало ее. Рыдания над книгами ночи напролет только ухудшали дело. Гермиона становилась нервной, у нее регулярно случались истерики, и она постепенно утрачивала надежду, но с лихорадочным упорством сидела ночами в библиотеке.
Профессор Снейп, к счастью, больше не появлялся, и она продолжала свои поиски.
Она практически прекратила всякое общение с Роном и Гарри: с Роном – потому что он ее бросил, а с Гарри… Гарри был занят Джинни. Нет, она не винила своих друзей – каждый из них нашел свой способ вернуться в нормальную жизнь. Гарри ведь тоже снились кошмары – Джинни как-то спрашивала у нее совета – но у него была рядом любимая девушка, и страшные сны постепенно сошли на нет. Тем более, Гарри никогда не применял непростительных заклятий. Добрый, светлый Гарри – как она любила его! Нет, даже боготворила: при всех тех ужасах, что он видел, Гарри смог сохранить то доброе, что было в его душе… А вот она не смогла. А может, там и вовсе не было этого доброго, и ей было горько от этих мыслей. Рон тоже по-своему спасался от прошлого – в девушках. Ему тоже было больно и трудно: погибло трое его братьев, а друзей Уизли, отдавших свои жизни за победу, и не перечесть. Некогда большая и веселая семья стала оплотом вечного траура. А тут еще Гермиона – со всеми своими кошмарами, фобиями и маниями. И единственным желанием – убить Беллу. Так что она прекрасно понимала Рона: он не хотел заниматься еще и ее проблемами. Он бы не вынес.
Так она осталась одна. Больше друзей у нее не было: Крам сидел в Азкабане, а родителей убила Белла…
Поэтому за идею об обмене опытом и приглашения в школу иностранных преподавателей она вцепилась так рьяно: ее посетила безумная мысль, что, может быть, у кого-нибудь из приглашенных профессоров будут ответы на ее вопросы. Маленькая надежда выжить…
Только бы продержаться до их прибытия…
Она значительно уменьшила дозы зелий и увеличила нагрузку днем – это мало спасало, но хоть что-то… Ведь Гермиона не привыкла сидеть в бездействии.
За неделю, которую дала им с Демиеном профессор МакГонагалл, она успела собрать списки со всех факультетов, обработать их и даже подделать – все, что угодно, лишь бы в список вошел испанский борец с последствиями от проклятий Каппа дон Хельви. Она была так наслышана о нем, что он стал ее навязчивой идеей, потеснив даже жажду убийства Беллы, до сих пор гулявшей где-то на свободе.
Гермиона всегда соблюдала правила. Девушка боготворила их – правила были верным способом упорядочить жизнь, а она ненавидела беспорядок. Но с окончанием войны все изменилось, и правила для Гермионы перестали быть надежной гарантией порядка. Теперь все ее действия были подчинены двум желаниям: выжить и убить Беллу.
Идя на педсовет, Гермиона боялась только одного: вмешательства Снейпа в организацию приглашения в Хогвартс преподавателей. Сам же сказал, что не намерен в этом участвовать! Встав около каменной горгульи, преграждавшей вход в кабинет директора, она несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула и назвала пароль. Поднимаясь по ступенькам лестницы, ведущей в сам кабинет, Гермиона пыталась успокоиться и придать себе уверенный и равнодушный вид, но тщетно… Помоги ей Мерлин!
Староста несколько раз постучала в деревянную дверь кабинета и, приготовившись дать достойный отпор ненавистному Снейпу, вошла. Но профессора зельеварения не было в кабинете. Кресло у камина пустовало – никто не решался его занять. Облегченно вздохнув и даже немного взбодрившись, она распрямила плечи и, отдав директору списки, села на свое место.
Минерва, быстро взяв их, удивленно на нее посмотрела.
- Я так понимаю, мистер Круайен поступил от первого курса?
- У них в последнее время какое-то помешательство на вампирах: я уже нескольких поймала с наколдованными клыками, – высказалась профессор Седжвик, недовольно сморщив нос. МакГонагалл вздохнула.
- Верно. Я тоже с этим сталкивалась.
- Мне кажется, как раз его и стоит пригласить, – осторожно начала Гермиона. – Если они увидят, что в вампирах нет никакой романтики, то…
- Думаете, он согласится? Он уже несколько лет не выходит в люди - сосредоточился на усовершенствовании искусственной крови.
- И как успехи? – глубокий ироничный голос над головой заставил Гермиону вздрогнуть. Она дернулась, мысленно выругалась и покосилась на Снейпа, который как раз садился в кресло рядом с ней.
- Пока безуспешно, – хмыкнула МакГонагалл. – В общем, я считаю это шарлатанством. Не вижу смысла его приглашать…
Гермиона равнодушно пожала плечами. Ей не было никакого дела до мистера Круайена. Минерва продолжила изучение списков. Несколько минут прошли в сосредоточенной тишине. Гермиона рассматривала круглый кабинет, неуловимые изменения которого оставляли все меньше от Дамблдора и все больше привносили от МакГонагалл. Исчезли бесполезные, но такие интересные магические безделушки вроде серебряной модели Вселенной, у которой в Солнце хранился запас лимонных долек, и клетки с нюхлером – подарка Хагрида. Раньше все эти вещицы стояли на маленьких круглых столиках и всегда занимали Гермиону, сейчас они были заменены горшочками с благоухающими цветами. На письменном столе в кои-то веки был идеальный порядок, а на полках стеклянного шкафа выстроился ряд чашек из сервиза с розочками. В комнате было аккуратно и чисто, не было ничего лишнего. Гермиона не знала, хорошо это или плохо. Однако атмосфера загадочности исчезла, наверное, навсегда. Все же, признавала девушка, перемены просто неизбежны – каким бы вечным не казался Дамблдор, его время ушло. На стенах висят портреты предыдущих директоров Хогвартса, и портрет Дамблдора в их числе.
Гермиону вывел из задумчивости голос профессора МакГонагалл.
- Так… Они хотят научиться Американской Свободной магии? Это еще что такое?
- Это магия, Минерва. Разве что заклинания другие, – скучающе фыркнул Снейп, рассматривая портреты.
- Это не так! – возмутилась Гермиона. – Американская Свободная магия до сих пор еще не изучена досконально, ей пользуются только потомки американских индейцев – в основном метисы, которые являются полукровками и…
- Мы знаем, мисс Грейнджер, – Снейп небрежным взмахом руки заставил ее замолчать. – Все, присутствующие здесь, прекрасно умеют читать книжки. Назовите хоть одну причину, по которой мы должны приглашать кого-то из них?
- Ну, они могут помочь с Запретным Лесом?.. – неуверенно предположила она, проигнорировав его завуалированную издевку. – Они же как-то взаимодействуют с природными силами, не разрушая их… До сих пор это никому не удавалось…
- Принято, – Минерва поспешно пресекла Снейпа, который как раз открыл рот, чтобы оспорить сказанное Гермионой. – Что у нас там дальше? Вейлы?!
- Прошу прощения, но, думаю, если их не пригласить, это будет верхом глупости, – с улыбкой сказал мистер Биннс, который просочился откуда-то из стены слева, перепугав оказавшегося рядом Фоукса. – Боюсь, мужской контингент чрезвычайно жаждет их присутствия.
- Почему бы и нет? – вставил Снейп, наслаждаясь удивлением преподавателей. – Вейлы дарят находящимся рядом с ними радость.
После этого замечания возникла заминка – все смутились.
- Я имею ввиду радость как эмоцию, – холодно уточнил Северус. – Неплохо было бы этому поучиться?
- Да уж… - медленно протянула Гермиона, задумчиво глядя на профессора. Ее шокировал тот факт, что о радости заговорил именно Снейп: уж каким-каким, а вот радостным профессора Снейпа она ни разу не видела.
Гермиона и впрямь была удивлена. Ей в голову приходила та же мысль – она просто не успела ее озвучить. Снейп вернул ей внимательный взгляд, и она поспешно отвела глаза. Почему он вечно на нее смотрит? Она часто ловила на себе его подозрительные взгляды. И точно знала: ничем хорошим это не кончится. Он либо что-то замышляет, либо о чем-то подозревает. Может набросить еще и чары отвлечения внимания? Нет, он может догадаться, и тогда все пропало. За одно использование Зелья Бессонницы ее могли не то что исключить – посадить в Азкабан. С этим стало очень строго…
- Хорошо, так и быть – хоть целый клан Вейл, – подняла руки МакГонагалл, соглашаясь с большинством. – Теперь… Испанская инквизиция? Каппа дон Хельви? Вы меня удивляете все больше. Что ни кандидат – то уникальность.
- Я старалась, – чуть улыбнулась Гермиона, хотя сердце у нее заколотилось где-то в горле.
- Я, конечно, не против… - неуверенно протянула директор, – но неужели вы думаете, что он на это согласится? Может быть, предложить кому-нибудь другому?..
- Нет! – вырвалось у Гермионы. Все вздрогнули и повернулись к ней. – Извините. Но мне кажется, он лучший. Это именно тот, кто нам нужен… Сейчас у стольких студентов родные под проклятием! Он мог бы провести некоторые исследования и…
- Гермиона, ведь это школа! – не согласилась МакГонагалл. – Если он пожелает помочь – то, вероятно, первым делом отправится в Мунго: там лежат больные, пострадавшие гораздо серьезнее нас…
- Он мог бы прочитать несколько лекций, – не согласилась Гермиона. – Ну, пожалуйста, давайте попробуем!
В ее голосе послышалась мольба, Минерва посмотрела на нее с жалостью и сочувствием. Она понимала ее желание…
- Ладно. Я попробую с ним договориться.
- Спасибо, – выдохнула Гермиона.
- И последняя кандидатура - магия Вуду. О нет. Нет. Нет. Нет.
В этом вопросе директор проявила невероятную категоричность - никакие убеждения в том, что магия вуду - это не только смерть, но и жизнь, ее не убедили. Тут Северус Снейп был с ней согласен. Лучше не будить лихо пока оно тихо. Пока хватит и этих преподавателей, а если все пройдет хорошо, в следующем году они пригласят больше людей.
- Ладно… - подытожила Минерва, отхлебнув чаю, – теперь нужно решить, кто поедет с ними договариваться, - она обвела всех строгим взглядом. - Кто у нас свободен?
- А почему бы не поговорить через камин? – Забеспокоилась Синистра.
- В Америке и Испании не используется каминная сеть, – отрезала МакГонагалл. – Я не могу отлучаться из Школы. Синистра, я думаю, вы сможете трансгрессировать в Америку в среду – у вас как раз выходной…
- Но что я им скажу? – Попыталась увильнуть та.
- Что угодно, Аврора, – МакГонагалл была настроена решительно. В этом плане она была выше всяческих похвал – Северус ей даже позавидовал. – Я отправлю в Министерство США сову с сопроводительным письмом, где укажу предварительные данные. Они подберут кандидата, а на вас ложится роль посла.
- В крайнем случае, расскажете ему – или ей – о популяции арахнидов и о том, что мы их почти истребили, – философски посоветовал Северус. - Не могут же они это проигнорировать.
Ему показалось, или Грейнджер ухмыльнулась?
- Так, а кто из вас владеет французским языком? – Взгляд директора карающим мечом прошелся по присутствующим.
Гермиона вжала голову в плечи. Только бы никто не узнал! Она летала несколько раз во Францию и отлично понимает разговорный язык, но у нее были другие планы. Гарри недоуменно покосился на нее и уже открыл было рот, когда Гермиона грозно посмотрела на Демиена. Она с ним еще вчера договорилась! Посмотрев на нее затравленными глазами, он поднял руку.
- Демиен, не знала! – Удивленно воскликнула профессор Спраут, декан Пуффендуя.
- Он был прошлым летом у тети. Она как раз во Франции и живет, – вставила Гермиона. МакГонагалл покосилась на нее, но утвердительно кивнула.
- Хорошо. Демиен и профессор Спраут, вы поедете, как только придет ответ от французского Министерства. Теперь остался мистер Круайен – так уж и быть, возьмем его, нужно же хоть какое-то развлечение – и дон Каппа. Кто у нас? Профессор Хауфман, вы, вероятно, не будете против познакомиться с мистером Круайеном поближе? Вы ведь, насколько я знаю, были когда-то охотником на вампиров?
- Я охотился не на настоящих вампиров, миледи, – Хауфман галантно склонил голову, – а на людей, ставших ими в результате проклятия. Они неуправляемы и не подлежат исцелению. Как я полагаю, мистер Круайен не из их числа?
Блондин даже в конце недели и после четырех пар Защиты от Темных Искусств выглядел как заправский денди – элегантно и непринужденно. Светлые волосы были аккуратно зачесаны назад, смотрелся он довольно молодо. Темно-синий замшевый пиджак и потертые брюки в тон – вопиющее нарушение школьных правил! Северус прожег его злобным взглядом. Он терпеть не мог этого Хауфмана. В очередной раз должность преподавателя ЗОТИ уплыла в чужие руки. И если б еще были нормальными эти руки!
- Какая разница, – поморщилась директор. – Вы единственный среди нас, кто хоть что-то знает о вампирах.
Хауфман понял, что спорить бесполезно, и лишь пожал плечами. Снейп досадливо дернул головой. Из мужчин остался только он да Биннс. Учитывая некоторую бесплотность последнего…
- Северус, – ласково посмотрела на него Минерва, – ты поедешь к Каппе.
Снейп не стал спорить, коротко кивнув. Он тоже понимал, что это бесполезно.
- Я знаю испанский, – Гермиона поняла, что Минерва считает Снейпа вполне способным в одиночку справиться с этой задачей, и поспешила вмешаться. Если он не сможет уговорить Каппу, она пропала. Ей не выжить.
Все вновь посмотрели на нее. Минерва уже подозрительно – конечно, Гермиона сегодня только и делала, что встревала в разговоры педсовета. А Снейп так вообще злобно. Но в данных обстоятельствах она была готова вынести его в любом настроении.
- Мисс Грейнджер, я и без вас разберусь.
Видимо, директора это насторожило. А может, она вспомнила нежелание Северуса преподавать, потому что отреагировала положительно.
- Конечно, Гермиона. К тому же, присмотрите друг за другом… В чужой стране…
- Действительно. А если дону еще и девушка понравится… - Съязвил Северус.
Гермиона возмущенно посмотрела на него.
- Ах, да. Простите, – он насладился выражением удивления на ее лице и мстительно добавил: - ведь иногда мозгов бывает и недостаточно.
- Глядя на вас, профессор, это очевидно, – не осталась в долгу Гермиона. Снейп едва не поперхнулся. Она ему ответила?!
- Кхм, может, закончим на сегодня? – Невинно вмешалась МакГонагалл, скрывая смех за кашлем.
- Да, пожалуй, уже поздно… - Преподаватели засобирались и покинули кабинет. Было похоже на позорное бегство с поля битвы. Он презрительно дернул верхней губой. Трусы.
Остались только Гермиона и Северус – каждый по своим причинам, сверлящие друг друга злобными взглядами.
- Профессор Снейп, у вас что-то срочное или может подождать? – Минерва устало сняла очки и потерла переносицу. За окном давно уже было темно, посвистывал ветер; в кабинете тихо урчала шляпа и шевелился Фоукс.
- Срочное, Минерва,– раздраженно отозвался он. – Хотя, впрочем, если наша староста желает поприсутствовать – милости просим. Это как раз ее и касается.
Гермиона встрепенулась и покосилась на него с опаской. Что еще он придумал? Неужели он собирается рассказать про тот случай в библиотеке? Она нервно закусила губу. Если МакГонагалл узнает…
Она умоляюще посмотрела на него.
Северус заметил ее жалобный взгляд, но проигнорировал его. Что за бред, она думает – он пожалеет ее?! Она, видно, еще и слепая.
- Если вы желаете рассказать об этом сами, я с удовольствием послушаю, – великодушно пригласил Снейп и поудобнее устроился в кресле, подперев голову рукой. Она еще раз кинула на него умоляющий взгляд, но безрезультатно, и Гермиона, глубоко вдохнув, повернулась к директору.
- Профессор Снейп застал меня ночью…эээ… в библиотеке. Две недели назад.
Она замолчала, явно не собираясь выдавать свои тайны. МакГонагалл перевела взгляд с одного на другого и, не дождавшись продолжения, спросила:
- Это все? Северус, это все, что вы хотели рассказать? Могли бы назначить взыскание…
- Я именно это и сделал! – досадливо рыкнул он. – Дело в том, что мисс Грейнджер чем-то больна. Книги, которые она читала – явно не из школьного курса. Справочник маггловских болезней, которые лечатся магическими способами.
Минерва повернулась к Гермионе, которая сидела с окаменевшим лицом, нервно сцепив руки на коленях. Северус склонил голову на бок и уставился на обещающее быть интересным зрелище.
- Мисс Грейнджер, это правда?
Гермиона склонила голову, наблюдая за ними из-под ресниц. Что сказать? Слава богу, Снейп не догадался, что именно она искала – она закрыла справочник перед тем, как уйти. Но все же не смогла отказать себе в удовольствии заставить его убирать книги.
- Я… Искала средство от кошмаров, директор, – наконец, решилась она. Ложь Снейп почувствует, так что приходилось говорить правду. Хотя бы часть ее. Чертов легиллимент.
Да, Гермиона Грейнджер, староста школы, примерная и лучшая ученица Хогвартса за последние сто лет, честная и даже занудная – лгала. И ругалась – пока только про себя. И самое главное: не испытывала угрызений совести, произнося ложь расчетливо и с холодной головой. Если вообще можно говорить о ее голове в последнее время. Она сходила с ума, а может быть – уже сошла, и это зло говорит внутри нее.
- От кошмаров? – Голос Минервы дрогнул. – Гермиона… Я… Почему ты не обратилась к мадам Помфри?
- Я не хотела, чтобы кто-то знал, – тихо ответила она, все еще не поднимая глаз.
- Ну, и как успехи? – Холодно осведомился Снейп. Он чувствовал, что она что-то умалчивает. Нет, ее действительно мучили кошмары, но это далеко не все, что она могла бы рассказать.
- Я не успела ничего найти, – снова ответила она.
- Если так, то у меня есть подходящее зелье. Вы не единственная, мисс Грейнджер, кому снится… подобное. Это зелье стало весьма популярно, – он встал. – Пойдемте, я дам вам его.
Поколение детей войны, которые всю жизнь будут метаться во сне. И никогда не забудут.
- Гермиона, ты тоже хотела со мной поговорить? – МакГонагалл окинула девушку пристальным взглядом.
Гермиона лишь растерянно помотала головой. Она уже совершенно забыла о том, что хотела от директора. Все ее мысли были поглощены тем, чтобы удержать их при себе, когда Снейп будет давать ей зелье.
- Хорошо, тогда подожди в коридоре, мне нужно сказать профессору Снейпу пару слов.
Гермиона вышла, а Северус выжидающе встал у стола.
- Что ты хотела?
- Приглядывай за девочкой, Северус, – взгляд МакГонагалл стал колючим и жестким, как в старые добрые времена. – С ней что-то происходит в последнее время. Она стала менее… Сосредоточенной.
- Минерва, – он нетерпеливо закатил глаза, – она потеряла стольких близких! Вполне понятно, что…
- Северус, я не об этом, – МакГонагалл подняла руку, перебив его. – Гермиона… Осталась совсем одна. Я вижу, что она не общается ни с Гарри, ни с Роном – а ведь это были ее единственные друзья. И я не знаю, что она делает в свободное время – она стала хуже учиться, что ее отвлекает?
- Ты хочешь, чтобы я смотрел за сопливой девчонкой? – возмутился Снейп. – Скорее всего, она спуталась с кем-то и все…
- Ты сам-то в это веришь? – Минерва встала и подошла к окну. – Даже если и так, это уже о чем-то говорит! Она очень плохо выглядит в последние месяцы. Посмотри на нее: она худая как скелет, она хуже занимается…
- Мне по-прежнему кажется, что ты делаешь из мухи слона, – буркнул он, отмечая, что все это действительно имеет место быть. – Повторяю: очень многие студенты потеряли родных, очень многим снятся кошмары. Это печально, но я не вижу в этом ничего удивительного. Единственное, чем могу помочь я – это дать ей зелье. Что я сейчас и сделаю.
Он резко развернулся, уже было подошел к двери, когда МакГонагалл тихо произнесла:
- Ты все-таки присматривай за ней, когда будете в Испании.
Он передернул плечами и, раздраженный тем, что на него повесили роль сиделки, вышел в коридор. Грейнджер стояла, прислонившись к стене спиной и уставившись взглядом в одну точку.
При виде него она встрепенулась.
- Пойдемте, – он прошел мимо нее, едва удостоив взглядом, и стремительно двинулся в сторону подземелий.
Гермиона поспешно пошла за ним – почти бегом. Что сказала ему МакГонагалл, что он так разозлился? Они словно летели по многочисленным коридорам, черная мантия профессора развевалась у него за спиной словно крылья, сбивая пламя факелов.
Вдруг Снейп резко остановился и направил палочку в одну из ниш, закрытых портьерой.
- Левикорпус!
Портьера отъехала, открыв взору чудесную картину. Раскинувшийся на подоконнике Рон Уизли и девушка, сидящая на нем верхом, имени которой Гермиона даже не знала. При виде профессора Снейпа у блондинки из горла вырвался писк, и она скатилась с Рона, кутаясь в портьеру, как в мантию, и заливаясь краской.
- П-прроф-фессор С..с.ннейппп? – дрожью в голосах обоих можно было забивать гвозди.
- Так-так… - удовлетворенно протянул Северус, встав перед ними и угрожающе сложив руки на груди. Гермиона стояла рядом с профессором, готовая провалиться сквозь землю, да и не она одна. Ну почему именно сегодня? Мерлин, мало ей проблем! – Мисс Грейнджер, посмотрите на это! Некоторые сидят в библиотеке, а некоторые…. Проводят время более… Приятным образом.
Гермиона едва не убила его. Голос его прямо-таки сочился ядом, а на губах была язвительная ухмылка. Похоже, Снейп наслаждался происходящим, предвкушая очередное забавное шоу и снятие баллов с ненавистного факультета Гриффиндор.
- Я думаю, вы испортили им все удовольствие, – она словно со стороны слышала свой холодный голос – так похожий на его. Слышала и искренне поражалась, потому что изнутри рвался горестный вой. Нет, она не ревновала Уизли – сколько можно? – просто на сегодня и правда слишком много событий.
Снейп удивленно покосился на нее.
- Ну что же… Мистер Уизли, хватит уже отбирать у мисс Пинчер портьеру – наденьте штаны, думаю, мы и так все видели.
Рон с красными ушами бросил тряпку и судорожно натянул штаны, еле попадая в штанины ногами. Он не смотрел ни на Снейпа, ни на Гермиону.
Гермионе было мерзко наблюдать за ними. Неужели это то, что ждало бы ее с Роном? Какое счастье...
Как только они оделись – под пристальным взглядом Снейпа, который едко комментировал каждое их действие – Северус снял с каждого из них по сто баллов (Гермиона сжала зубы: ей было жаль так бездарно потраченных очков, но она не собиралась заступаться за Рона) и снова двинулся по коридорам, даже не глянув, идет ли девушка за ним.
Северус Снейп побил сегодня все рекорды мерзости.
Когда они прошли в лабораторию зельевара, он, покопавшись в шкафу, вытянул из него небольшой круглый флакон с темно-зеленой жидкостью и повернулся к студентке.
- Ну что, вам нужно это зелье? – Протянул Снейп, изогнув бровь.
- Да, давайте, – она постаралась сделать свое лицо максимально счастливым, когда протягивала руку за зельем, но Северус был не так прост. Он не отдал его Гермионе, удержав в руке.
- А мне кажется, что оно вам не нужно, - он ухмыльнулся. – Ну, так что? Оно нужно вам?
- Да! – разозлилась она. Это было ошибкой. Она почувствовала, как чужой разум проник в ее голову, червем скользнув через все преграды. Видимо, от испуга она вскрикнула и отступила назад – туда, где стояли пустые котлы. Гермиона упала на них, уронив целый ряд и создав жуткий грохот.
От падения и боли в спине дыхание сбилось, в глазах потемнело, и она, наконец, потеряла сознание – блаженное состояние. Как она об этом мечтала!


Cheshirra
 
taani Дата: Воскресенье, 28.08.2011, 18:33 | Сообщение # 8
taani
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Становится все интереснее!
Эта глава понравилась гораздо больше первой, прочла на одном дыхании)
И закончивается на самом интересном)))
Автор, Вы молодец!
С нетерпением жду продолжения)
 
sincera89 Дата: Понедельник, 29.08.2011, 18:45 | Сообщение # 9
sincera89
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Начало заинтересовало!!!!!
Теперь понятно, почему Гермиона не спит по ночам. Перепалка со Снейпом приятно удивила, не все Севе быть самым язвительным)
Интересно, к чему же приведет сеанс легиллименции?
Ждем продолжения!!!! ok4 ok4 ok4


 
Tori67106 Дата: Пятница, 02.09.2011, 01:33 | Сообщение # 10
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Начало заинтересовало, хотя не приемлю Снейпа алкоголика

 
Чеширра Дата: Суббота, 03.09.2011, 13:43 | Сообщение # 11
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3.

Очнулась Гермиона в любимом кресле Снейпа – он перенес ее из лаборатории в свой кабинет. Комнату освещал лишь тусклый свет нескольких свечей на стенах, и, открыв глаза, Гермиона наткнулась на горящий взгляд профессора зелий в нескольких сантиметрах от ее лица. От неожиданности она дернулась и нервно икнула. Вышло довольно глупо.
– Ну что, может, расскажете, что еще вас мучает?
Отойдя от кресла, в котором сидела Гермиона, Снейп прислонился к краю стола, по-прежнему не сводя с девушки испытующего взгляда черных глаз. Несмотря на то, что профессор больше не стоял рядом с ее креслом, Гермиона все еще чувствовала себе неловко, но ощущала слишком большую слабость, чтобы сопротивляться и возражать. Девушка дрожала от холода и с благодарностью завернулась в плед, которым Снейп ее накрыл, почти не удивившись такой подозрительной заботе с его стороны.
И все же…
– Не понимаю о чем вы?
– Мисс Грейнджер, не делайте из меня идиота, – раздраженно дернулся Снейп. – Сейчас первый час ночи. Чем скорее я узнаю правду, тем быстрее мы с вами расстанемся. Ну же!
Он чуть наклонился к ней, прожигая взглядом.
Гермиона затравленно посмотрела на профессора. Сейчас он действительно пугал ее. На что, интересно, он решится, чтобы вытащить из нее правду?
– Профессор Снейп, я уже все сказала вам – меня мучают кошмары.
– Это не все.
– И то зелье, которое вы хотели дать мне, не помогает, – вздохнула она.
Удивленно изогнув бровь, Снейп внимательно воззрился на нее.
– Вы пробовали?
– Конечно, пробовала! – возмутилась Гермиона. За кого он ее принимает?
– А если увеличить дозу?
Она помотала головой.
Северус задумчиво посмотрел на нее.
– Ваши кошмары могут быть последствием проклятия. У Поттера было то же самое…
– Возможно, – она осторожно кивнула. Гарри обращался к Снейпу, и тот ему помог?! Мир сошел с ума.
– Какого проклятия?.. – словно подталкивая ее к ответу, протянул он. Гермиона тут же ощетинилась.
– Я не знаю!
– Вы врете, – отрезал Северус, поражаясь самому себе. Какое ему до нее дело? Или это не дают покоя навыки шпиона?! Ну, по крайней мере, он не пьет. Хоть какое-то разнообразие.
Гермиона злобно посмотрела на него. Какого черта?!
– Профессор Снейп, я в состоянии разобраться со своими проблемами самостоятельно, – она решительно отбросила плед и встала. – Позвольте мне уйти к себе, мне нужно выспаться.
Девушка, гордо выпрямив спину, прошла мимо профессора и вышла из его кабинета.
Северус очнулся от шока через секунду после хлопка двери. Это что было?! Грейнджер отказалась от его помощи? Да она практически единственная, кому он вообще предлагал помочь! Наглая девчонка!
Немного пометавшись по кабинету, он упал в кресло и налил себе виски. Ну ничего, он еще узнает, что с ней происходит. Как МакГонагалл и говорила, кошмары явно не единственные тараканы у этой девчонки.
Он уперся взглядом в стену. Кошмары… Что с ними? Поттеру из-за связи с Волан-де-Мортом они снились регулярно и не лечились обычными зельями, потому что в основе своей это были кошмары чужого мозга. Но у Грейнджер нет такого проклятия. Бывают также специальные заклятия, которые сводят человека с ума во сне. Но в этом случае она была бы уже мертва. Девчонка, конечно, ужасно выглядит, но не настолько. Какие еще есть варианты?
Просидев в кресле больше часа и так ничего больше и не придумав, он пошел спать. Впервые со дня Великой Победы у Северуса Снейпа появилась цель в жизни. Он выяснит, что происходит с девчонкой!

Гермиона вышла из кабинета профессора зелий и побежала так, словно за ней гнались черти. Она не останавливалась до самой своей комнаты и, лишь захлопнув за собой дверь и наложив на нее кучу дополнительных охранных заклинаний, сползла по стенке на пол. Мерлин!
Дыхание сбилось и стало прерывистым, она никак не могла отдышаться – такое нервное потрясение в лице Снейпа чуть не убило ее. А если бы он не отпустил ее? Если бы он применил легиллименцию?! Она бы пропала. Ее бы посадили в Азкабан – уж Снейп бы постарался, чтобы об этом узнали в Министерстве. Об этом узнали бы все – и Гарри… О нет! Нет.
Она вытерла рукавом мантии льющиеся ручьем слезы и села. Паника привела ее в чувство. Только не Гарри. Она не вынесет его осуждающего взгляда. «Гермиона, зачем ты это сделала? Гермиона, ты же не могла! Ты добрая, Гермиона!»
Той Гермионы, которая была с ним все эти годы, больше нет. Эти жуткие сны меняли ее, заставляли делать то, что она никогда бы не сделала. И ей было стыдно перед Гарри. Если он узнает…
Она этого не вынесет. Но что если Снейп расскажет МакГонагалл? О, ну почему все так сложно?!
Она заметалась по комнате, лихорадочно пытаясь придумать выход из положения. Если Снейп получит санкции МакГонагалл, они вытрясут из нее правду…. Нельзя этого допустить.
Но что ей делать?
Гермиона закусила губу и уставилась в окно. Погода была под стать ее настроению: лил дождь, верхушки деревьев Запретного Леса почти до земли гнулись под ураганным ветром. Стекающая с подоконника дождевая вода уже образовала на полу порядочную лужу. Поддавшись истеричному порыву, Гермиона распахнула окно настежь. В лицо ударили холодные капли и сильный ветер. Волосы разметало – они встали копьем позади девушки, словно парус. Ветер сгонял с ее лица бегущие слезы, смывал их водой и немного заглушал бурю в душе.
Под утро ураган затих, а замерзшая, но успокоившаяся девушка легла в кровать, не обратив ни малейшего внимания на царящий в комнате хаос.
Проснулась она, как ни странно, не от кошмара, а от восклицания Гарри.
Он стоял посреди тучи свитков пергамента и всяких мелочей, которые ветер снес со своих мест.
– Окно ночью открылось, – невозмутимо сказала Гермиона, приоткрыв один глаз.
– Ага, – он кивнул и плюхнулся к ней на кровать, – что ты делаешь сегодня днем?
– А что? – нахмурилась Гермиона, вытаскивая из-под Гарри покрывало и заворачиваясь в него как мумия, и нехотя встала. – Если опять помочь тебе с зельями, то…
– Гермиона, за кого ты меня принимаешь? – не очень уверенно возмутился Гарри. – Ты же сама просила меня научить тебя летать на метле!
– Ты серьезно? – она застыла вполоборота к нему, пытаясь пригладить одной рукой волосы, которые больше были похожи на гнездо. Интересно, а где Джинни?
– Конечно, – улыбнулся он. – Собирайся и пойдем. Учиться лучше на пустой желудок.
Летать оказалось сложнее, чем представляла себе Гермиона. Метла упорно не желала ее слушаться, а если ей все же удавалось взлететь, то метла вихляла и вибрировала так, словно вот-вот рухнет, что и происходило с удручающей частотой. Девушке ни разу не удалось приземлиться самостоятельно.
К концу «занятия» Гермиона была вся в синяках и ссадинах и злая как сто чертей.
– Проклятое создание, кто тебя придумал? – шипела она, держа в руках метлу и хромая в сторону школы. Гарри шел рядом, засунув руки в карманы, и только посмеивался. У него тоже было порядочно синяков – в основном потому, что он постоянно ловил падающую Гермиону. – Гарри, тебе нужно поставить памятник. Честное слово, это намного сложнее, чем я думала!
– Может, это просто не твое, – он пожал плечами. – Брось, Гермиона, летать на метле не самое важное в жизни!
– Наверное, – согласилась она, – но все же…
– Пойдем уже, наконец, поедим! – отмахнулся Гарри. Гермиона его поддержала – ей самой очень хотелось есть.
После тренировки девушка завтракала с такой жадностью, словно не ела неделю. И была безмерно счастлива – видимо, наконец, нашлась панацея. Впервые за долгое время у нее появился аппетит. Гарри смотрел на нее задумчиво, но, тем не менее, улыбался, радуясь за подругу. Даже Рон сегодня не так бесил ее – пока не начал возмущаться, что она не защитила его вчера перед Снейпом, что вызвало у девушки волну раздражения и негодования.
– Рональд Уизли, – начала Гермиона, отложив вилку, и прожгла его уничтожающим взглядом, – я не собираюсь защищать твои кроличьи похождения. Тем более, если это происходит ночью – ты прекрасно знаешь, что это запрещено.
– Но, Гермиона, сто баллов!.. – попытался Рон воззвать к ее совести. Девушка лишь пожала плечами и продолжила завтрак.
– Это твое дело, как ты будешь их отрабатывать, – отрезала она.
Остаток дня Гермиона провела над домашними заданиями и легла спать только во втором часу ночи. Это было для нее рано, но она заставила себя отвлечься от зелий и лечь спать.
Эта ночь была ужасна. Словно расплачиваясь за свое хорошее настроение днем, она всю ночь мучилась от кошмаров и под утро не выдержала и выбежала из комнаты. Гермионой овладело такое отчаяние, что она даже не понимала что делает – все, что угодно, лишь бы избавиться от смеха Беллы, который все еще звучал в ее голове.
Гермиона очнулась на Астрономической башне, сидя у водостока, откуда на нее брызгала вода. Снова лил дождь, и она была насквозь мокрая.
Затравленно оглядевшись, Гермиона встала и ушла в свою комнату, дрожа от холода. Ничего не изменилось.
Оставалось надеяться, что Каппа Дон Хельви согласится преподавать в Хогвартсе…
***
В следующий четверг ее мечта наконец-то сбылась. Всю неделю она жила надеждой, что ее вот-вот позовут в кабинет директора и…
– Мисс Грейнджер, Северус, я получила сегодня письмо от Каппы дон Хельви, – МакГонагалл с видом Санта-Клауса помахала перед ними пергаментом. – Он согласен обсудить детали и ждет вас завтра в полдень. Вы трансгрессируете в ММИ (Министерство Магии Испании) и оттуда уже доберетесь до ресторана «Пуэтро». Как я понимаю, это недалеко – Каппа не любит долгие прогулки. Там и обсудите все детали.
Гермиона приложила все усилия к тому, чтобы сдержаться и не начать скакать по кабинету от радости. У девушки даже появились на это силы, хотя сегодня на зельеварении ей пришлось вручную мешать содержимое котла – она не смогла наложить заклинание левитации на обычную ложку. Гермиона с ужасом ждала, когда это станет заметно, но Снейп был на диво задумчив. Слава богам, на остальных парах такое не повторилось.
Каппа несомненно поможет ей.
– Отлично, – Снейп явно не страдал излишней эмоциональностью. – На какие условия мы можем согласиться?
– Ну… – МакГонагалл всплеснула руками. – Все оплатит Министерство – Бруствер загорелся идеей привлечь борцов с проклятиями, так что, я думаю, соглашайтесь на любые его условия. Раз уж финансирует министерство… – Минерва сделала неопределенный жест рукой.
– На какой срок? – Северус не собирался уходить от нее, пока не вытрясет всю информацию. Гермиона только недовольно покосилась на него. Какая разница? Любой, любой срок и любые условия!
– До конца семестра, я думаю.
– Какой спецкурс?
– На его усмотрение.
– А кого мы отправим взамен? – решила уточнить Гермиона.
Северус Снейп ухмыльнулся. Он давно уже все продумал.
– Предлагаю отправить Хауфмана. Он единственная равноценная замена.
– Северус, нет, – МакГонагалл сурово посмотрела на Снейпа. – Мы не будем никого отправлять. Достаточно того, что мы ему платим. Я не собираюсь лишать Хогвартс защиты, даже такой.
– Ладно, ладно! – он примиряюще поднял руки и поморщился от головной боли. Вчера он явно перебрал. Видно, последняя бутылка виски была лишней.
Гермиона подозрительно посмотрела на него, но промолчала, почувствовав слабый запах перегара. Однако было бы глупостью предположить, что Северус Снейп пьет во время рабочей недели. Нет, это бред. Ей наверняка показалось.
– Северус, Гермиона, я жду вас завтра у главных ворот в Хогвартс. Советую одеться полегче – в Испании сейчас довольно жарко.
Гермиона покосилась на окно. На улице снова хлестал дождь. Бедный Каппа – ему будет здесь довольно тяжело.
– Синистра еще не вернулась? – холодно осведомился Снейп. Минерва отрицательно покачала головой.
– Видимо, там все сложнее, чем мы думали. Не нужно было отпускать ее одну…
– Справится, – Снейп встал. – Еще что-нибудь, Минерва?
– Нет, – она взмахом руки отпустила их.
Гермиона вышла первой, чтобы сбежать побыстрее, но Снейп успел ухватить ее за локоть.
– Не так быстро, мисс Грейнджер.
Она недовольно подняла глаза на преподавателя.
– Да, профессор.
Снейп пристально на нее посмотрел, но девушка выдержала его взгляд. Дело довольно привычное со времени работы в Ордене.
– Вы поняли насчет одежды, мисс Грейнджер?
Она настороженно кивнула.
– Я полагаю, не стоит напоминать о шляпе? Испанское солнце, особенно в полдень, очень вредно. Не повредите голову, ведь она у вас самое ценное, что есть в арсенале, – процедил он и, резко отпустив ее, стремительно двинулся в сторону подземелий. Гермиона проводила его ошарашенным взглядом, потирая руку. Какая муха его укусила? И сколько можно ее шпынять?! И главное – за что?! Это что, месть за то, что она не сказала ему правды? Или за то, что она вечно спорила с ним во время Войны?
Гермиона покачала головой и медленно пошла в свои комнаты. Ей было сложно общаться с ним и как с учителем, и как с человеком. В прошлом году они были напарниками в Ордене, и, хотя мнение о нем у девушки не слишком изменилось, Гермиона привыкла, что может ему отвечать на все нападки. А теперь это право у нее отняли, в то время как он продолжал оскорблять ее. И ладно бы справедливо!
«Ну ничего, я еще покажу ему, что мозги отнюдь не единственная моя ценность!» – мстительно подумала она. Полегче одеться, значит? Что ж, это прекрасная возможность…
Гермиона перерыла весь свой гардероб в поисках вещей, оставшихся с прошлой поездки во Францию, и в итоге остановилась на легком шелковом платье белого цвета в алые хризантемы на тонких бретельках, открывающем грудь и спину, и алых босоножках в тон ему. Гермиона собрала волосы в тугой пучок на затылке, сколола его шпильками и повернулась к зеркалу, осматривая себя критическим взглядом. Платье, конечно, болталось на ней – она сильно похудела, но зато лучше была видна изящная линия шеи, красивые плечи и тонкая талия. А также стройные ноги – тут уж не к чему придраться! Гермиона была худой, и у нее была маленькая грудь – пожалуй, единственный минус. Вот бы еще вернуться к своему обычному весу…
Тут ей пришла в голову мысль, которая заставила ее расхохотаться. Интересно, а как оденется Снейп? Она не могла представить его ни в чем, кроме закрывающей каждый дюйм тела мантии. Шорты? Футболка?!
Гермиона упала на кровать и захохотала в голос. Остановиться ее заставило лишь понимание, что ее бурное веселье явно отдает истерикой.
Еле успокоившись, она закинула вещи в шкаф – ворохом, не складывая по отсекам и цветам, как обычно делала, и легла спать. Завтра предстоит трудный день… Каппа должен согласиться.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Воскресенье, 18.09.2011, 20:11 | Сообщение # 12
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4

Утром Гермиона накинула на себя мантию – благо та скрывала под собой все – и пошла к воротам. Погода, словно делая одолжение, стала немного поспокойнее. Дождя не было, но темные свинцовые тучи того и гляди были готовы снова разразиться ливнем. Гермиона, дрожа от ветра, продувающего мантию, прошла по мокрой мостовой к стоящему за оградой Снейпу.
– Трансгрессируете сами, или мне помочь? – холодно осведомился профессор вместо приветствия. Девушка кивнула. Гермионе не хотелось разговаривать – от волнения перед встречей с Каппой дон Хельви в горле стоял ком.
Северус обхватил ее за талию и, прижав к себе, взмахнул палочкой. Девушка тут же почувствовала знакомый рывок и зажмурилась, вцепившись в Снейпа. Как она это ненавидела!
Гермиона плохо переносила трансгрессию. Ее всегда тошнило после перемещения, а теперь, видимо, из-за того, что она была больна, она и вовсе не смогла устоять на ногах. Она лишь почувствовала на своем лице лучи палящего солнца, и ее сознание поглотила темнота. Снова.
Очнулась Гермиона от ощущения прохлады на лице и, открыв глаза, сразу столкнулась с внимательным взглядом Снейпа. Дежавю?
Она едва сдержала в себе рвотный порыв после трансгрессии и с трудом села.
– Раньше я не замечал за вами склонности к обморокам, – Северус отошел от нее и взял со стола кружку с водой. – Выпейте.
– Где мы? – Гермиона чувствовала себя последней дурой. Она опять хлопнулась в обморок? Мерлин, какой позор…
Девушка огляделась. Она лежала на кушетке у окна. В маленькой комнатке также стоял небольшой стол и несколько полок со склянками.
– Медпункт Министерства Испании, – сухо ответил Снейп. – Как вы себя чувствуете?
Она взяла у него из рук кружку с водой и выпила. Стало немного получше.
– Все хорошо, спасибо, – поблагодарив профессора, Гермиона поднялась и встала перед ним. Голова все еще кружилась, колени дрожали, но она не покажет ему своей слабости. Только не Снейпу. Хватит того, что она два раза теряла перед ним сознание. – Мы можем идти.
– Когда вы трансгрессировали в прошлый раз, вы не падали в обморок, – Снейп все еще внимательно смотрел на нее. Гермиона передернула плечами и как можно беззаботнее сказала:
– О, ну… Солнце, наверное. Профессор МакГонагалл ведь предупреждала.
Северус Снейп покачал головой, но решил, что разберется с этим позже. Сейчас же он снял мантию, оставшись в белой рубашке и черных брюках.
Гермиона едва не села обратно на кушетку, уставившись на него – настолько он выглядел.. непривычно.
– Что? – Снейп злобно посмотрел на нее, чувствуя себя весьма неуютно и неловко в маггловской одежде.
– Нет, – поспешно ответила она и отвернулась. Ну надо же. – Ничего.
По сравнению с неожиданным преображением профессора зелий платье Гермионы выглядело уже не так шокирующее. Северус оглядел ее критическим взглядом, под которым Гермиона покраснела, и пошел к выходу, ничего не сказав.
«Ладно, – подумала Гермиона, – я и не ожидала от него комплиментов».
Вздохнув, она направилась вслед за профессором.
Через широкую арку они вышли на улицу, где в голову тут же ударило палящее солнце. Спина мгновенно взмокла. На залитых светом улицах Испании не было ни единого человека, и тем не менее девушка едва поспевала на своих шпильках за Снейпом, который ориентировался в городе так, будто прожил тут всю жизнь. К тому времени, как они вошли в здание ресторана, где была назначена встреча с Каппой дон Хельви, Гермиона уже раз десять успела проклясть свое тщеславие, заставившее ее надеть каблуки.
Снейп пропустил ее вперед, придержав дверь, и вошел следом.
– Северус! – навстречу им из прохладной полутьмы зала, в которую Гермиона так счастливо устремилась, вышел человек с распростертыми объятиями. На широком смуглом лице сияла белоснежная улыбка, седые волосы были, вероятно, смазаны воском, потому что укладка была безупречна. Не успела Гермиона удивиться, как ее отодвинули с дороги.
Северус Снейп, широко улыбаясь, поздоровался с Каппой на испанском, и они обнялись.
Гермиона застыла с открытым ртом, широко распахнув от удивления глаза. Северус Снейп знает Каппу дон Хельви? Они друзья? Снейп знает испанский язык?! Северус Снейп улыбается?!
– А что это за прелестное создание? – взгляд Каппы метнулся к ней. Девушка наконец очнулась и заставила себя улыбнуться.
– Это Гермиона Грейнджер, моя ученица. Жаждала лично с тобой познакомиться, – иронично ответил Снейп, за что Гермиона была готова его убить.
– О, даже так! Не знал, что я пользуюсь популярностью у современной молодежи!… – улыбкой Каппы можно было ослепить. Он взял ее руки в свои и легко их пожал. – Очень раз знакомству. Я надеюсь, вы не будете разочарованы!
– Ну что вы! – выдавила Гермиона. Когда Каппа коснулся ее рук, она почувствовала горячую волну, хлынувшую от него и едва снова не хлопнулась в обморок. Он скользнул по ней внимательным взглядом и тут же снова заговорил со Снейпом.
Они прошли в глубину зала и сели за столик – как раз на троих человек, и углубились в обсуждение контракта со школой. Каппа, хотя и производил впечатление не слишком серьезного человека, умел настоять на своем. Гермиона чувствовала, что, даже разговаривая со Снейпом, он присматривается к ней, и гадала: понял ли он уже, что она больна, или просто догадывается. Девушка представляла его эдаким испанским вариантом Грюма, и не напрасно – с Каппой явно было не все так просто.
Мужчины практически отстранили ее от обсуждения; тем не менее никаких проблем с Каппой не возникло – Снейп и так соглашался на любые его условия.
Гермиона, скучая, рассматривала зал. Тут было пусто – видимо заведение было закрыто – лишь повар сновал туда-сюда, обслуживая Каппу. Белые стены украшали фотографии церквей и портреты Пап. Столы из черного дерева да паркетный пол – все было предельно просто и изящно, Гермионе тут нравилось.
– И мое последнее требование, Северус! – услышала она и встрепенулась.
– Каппа, ты не думаешь, что ты и так уже ограбил министерство? – хмыкнул Снейп, развалившись на стуле.
– О, это не будет стоить Министерству ни копейки! – замахал тот руками. – Я хочу, чтобы это прелестное создание поужинало со мной, – после этих его слов возникла пауза, и взгляды Снейпа и дона Хельви обратились на Гермиону.
– Я?! – поперхнулась она. Каппа вновь ослепительно улыбнулся и взял ее руку в свою.
– Вы согласны, леди?
– Вряд ли мы сможем остаться тут еще на день, – неуверенно произнес Снейп, но дон Хельви отмахнулся от него.
– При чем тут ты, Северус?! Ты можешь отправляться обратно и передать директору, что мы с мисс Грейнджер будем завтра с утра. Я предоставлю ей комнаты – беспокоиться не о чем.
– Каппа! – начал Снейп, предупреждающе подняв руку. – Мисс Грейнджер…
– Я согласна, – услышала Гермиона откуда-то издалека свой голос.
– Ну вот видишь! – Каппа разулыбался и наконец-то отпустил ее руку. Снейп повернулся к девушке.
– Вы уверены, мисс Грейнджер?
– Конечно, уверена, – отмахнулась она. Она готова даже переспать с Каппой, если он поможет ей.
– Ну что же… –профессор зелий развел руками. – Я думаю, Каппа, Минерва подождет еще денек. Раз уж ты так гостеприимно приглашаешь нас к себе…
Слово «НАС» прозвучало особенно сильно. Каппа едва уловимо скривился. Гермиона тоже – присутствие Снейпа было лишним.
– Северус…
– Ей нет восемнадцати, Каппа, – холодно ответил он.
Гермиона промолчала, не став уточнять, что ей исполнилось девятнадцать в прошлом месяце.
– Да за кого ты меня принимаешь, Северус?! – Каппа, видимо, и впрямь оскорбился, но Снейп лишь пожал плечами, и испанец только вздохнул. – Ладно, черт с тобой. Пойдемте, друзья мои, переждем сиесту у меня, а вечером прогуляемся в ресторан – я покажу вам лучшую кухню мира! Северус, ты помнишь координаты перемещения?
– Помню.
Они встали, и дон Хельви, взмахнув палочкой, исчез. Гермиона вопросительно посмотрела на Снейпа.
– Он всегда такой?
– Всегда.
– Почему вы не сказали мне, что знаете его?
– А зачем? – Северус передернул плечами. – Вы так стремились познакомиться с Каппой… И, видимо не зря. Хотя я ума не приложу, чем вы смогли его зацепить.
Все это он говорил будничным тоном, шарясь по карманам в поисках палочки.
Гермиона гневно подняла на него глаза. Опять! Да сколько уже можно?!
– Видимо у Каппы зрение лучше, – буркнула она. Снейп удивленно на нее посмотрел, потом хмыкнул.
– Осторожнее, мисс Грейнджер. Идите сюда.
Она шагнула к нему, и он снова обхватил ее за талию.
Эта трансгрессия далась более удачно: Гермиона осталась стоять на ногах.
Дом Каппы был поразителен. Точно такие же белые стены, как и те, что были в ресторане, деревянная мебель, но весь дом был словно пронизан солнцем – при том, что воздух тут был приятно свежий и прохладный.
– Потратил кучу денег на вентиляторы, – улыбнувшись, пояснил Каппа, подходя к ним и показывая наверх. Гермиона подняла голову – на потолке вокруг каждой лампы вертелся миниатюрный пропеллер.
Комната, которую дон Хельви приготовил для Гермионы, выходила окнами в сад с зелеными деревьями и разноцветными экзотическими цветами. Девушка долго смотрела в окно, наслаждаясь великолепным видом.
– Вам нравится?
Гермиона вздрогнула, услышав за спиной голос вошедшего Каппы, и повернулась.
– Да, тут очень красиво.
Испанец пристально рассматривал ее несколько секунд.
– Вы ведь не просто так хотели познакомиться со мной.
Гермиона опустила глаза, нервно теребя браслет.
– Да. Я…
– Я чувствую, что вы больны. Впрочем, это видно и с первого взгляда, – он подошел ближе. – И, видимо, это не так просто вылечить, иначе бы вам уже помогли.
– Никто не знает, – Гермиона, наконец, собралась с силами и, подавив внутреннюю дрожь, подняла на него глаза. – Я не хотела, чтобы кто-то знал, думала, справлюсь сама. Я перечитала сотни книг и…
Каппа поднял руку, прерывая ее.
– Я постараюсь помочь тебе, девочка. Ладно, – Каппа вдруг постарел на несколько лет. Улыбка его увяла, и он с уставшим видом опустился в кресло. – Рассказывай. Раз уж Северус тебя так опекает, то шанса поговорить наедине может больше и не представиться.
– Мне снятся кошмары, – осторожно начала Гермиона, все еще не уверенная, можно ли рассказать Каппе об Аваде. Он ведь тоже вполне мог ее сдать Министерству. Гермиона скоро станет параноиком, прямо как Грюм. – Они… Реальнее, чем обычные, и они…Мучают меня. Я перепробовала все зелья, какие только знала. Профессор Снейп тоже не знает, в чем дело.
– Это может быть связано с заклятьем, наложенным на тебя, – Каппа внимательно смотрел на девушку. Пришел к тому же выводу, что и Снейп.
– Возможно. Но я не знаю, какое.
– Человек, наложивший его на тебя – ты его знаешь?
– Беллатрикс Лейстрейнж, – нервно выдохнула она.
– Она жива?
– Да. Она… В бегах.
– Это плохо, – задумчиво почесал подбородок Каппа. – Большинство заклятий, особенно ментальных, со смертью наславшего также умирают.
Гермиона кивнула. Что же, она думала об этом.
– Может быть, есть какое-нибудь зелье или антизаклятие, которое…
– Я попробую, – перебил он ее, – но уже в Хогвартсе – к этому нужно готовиться и вам, и мне.
– Хорошо, – кивнула Гермиона, несколько разочарованная, но все же обнадеженная.
Каппа потрепал ее по голове и вышел.
Гермиона закусила губу. Она все-таки не смогла рассказать ему об Аваде. Это был слишком большой риск…
И что теперь? «Лучше сдохнуть, чем сесть в Азкабан?» – ехидно спросил внутренний голос. В том-то и проблема, что она не знала, что хуже.
Ужин проходил все в том же ресторане, а Каппа снова сиял улыбкой и, казалось, уже забыл об их разговоре. Гермионе кусок не лез в горло. Она не участвовала в беседе и мало ела. Даже Снейп заметил ее странное состояние.
Как только ужин закончился, он поднялся с места и обхватил Гермиону за талию.
– Извини, Каппа, но, похоже, нашей даме не пришлась по вкусу Испания. Ты не будешь против, если я доставлю ее обратно в Хогвартс? – Гермиона вяло кивнула, соглашаясь, и едва не ткнулась головой в плечо Снейпа. Дело сделано – теперь от нее ничего не зависит…
– Ну, нет так нет! – испанец поднял руки. – Я буду послезавтра, Северус, хорошо?
– Отлично, – кивнул Снейп и, распрощавшись с Каппой, трансгрессировал.
По прибытию в Хогвартс он довел еле идущую Гермиону до ее комнаты и остановился.
– Что с вами происходит?
Гермиона лишь устало прикрыла глаза. У нее не осталось сил бороться со Снейпом.
– Каппа… Обещал помочь мне с кошмарами.
Снейп внимательно на нее смотрел, ожидая продолжения.
– И?
– И ничего, – пожала она плечами. – Он приедет в Хогвартс и попробует помочь мне.
– Хорошо, – кивнул профессор и развернулся, собираясь уходить, но Гермиона остановила его.
– Ее когда-нибудь поймают?
Северус застыл. Он никогда не слышал от нее таких умоляющих нот. Обреченных.
Что он мог ей ответить? Белла – враг едва ли не страшнее Волан-де-Морта: от того хотя бы знали, чего ждать, а сумасшедшая Белла…
– Поймают.
– И ее позволят убить? – она знала ответ.
– Вряд ли.


Cheshirra
 
sincera89 Дата: Среда, 21.09.2011, 15:50 | Сообщение # 13
sincera89
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, спасибо за новые главы!
Интересный поворот событий:) Откуда Каппа и Снейп друг друга так хорошо знают? Хорошо, что Каппа согласился помочь, вот только сумеет ли?
Бешеная Белла постаралась с заклятьем grust3
Жду продолжения! ok4 ok4 ok4


 
Клепуся Дата: Среда, 21.09.2011, 16:58 | Сообщение # 14
Клепуся
канцекрыс обыкновенный среднепушистый
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, очень понравилось!!! очень!!! da4 Жду продолжения!

 
Чеширра Дата: Пятница, 07.10.2011, 06:12 | Сообщение # 15
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5

Каппа трансгрессировал в Хогвартс следующим же вечером, и Гермиона со Снейпом и МакГонагалл вышли встречать профессора. Бедный Каппа! Испанец сразу же попал под промозглый дождь, столь привычный для англичан. Но, несмотря на неприятную погоду, его улыбка не стала менее ослепительной и веселой. Дон Хельви тут же шокировал директрису, галантно приложившись губами к ее ручке, и обнял Гермиону, будто старую знакомую. Снейп также не избежал приветственных объятий, приняв их с весьма кислым видом.
Однако в следующие после приезда дни Каппа почти потерялся на фоне общей суматохи, царящей в замке. Четверо новых преподавателей, которых представили на праздничном ужине в Большом зале, вызвали у студентов настоящий фурор. Ученики с жадностью обсуждали, чего стоит ждать от новых спецкурсов, а ученицы строили планы по охмурению все того же Каппы – раз уж испанец оказался самым симпатичным. Гермиона ни в том, ни в другом не участвовала – ей хватало хлопот. Староста Школы уже несколько раз штрафовала девчонок за приворотные зелья и склоки из-за парней (вот она – радость вейл! – приглашенная вейла приехала с мужем и ребенком, что несколько охладило пыл к ней) и едва не рычала, когда ее просили рассказать о Каппе дон Хельви. К Демиену приставали с теми же расспросами, и они с Гермионой спасались от надоедливых студенток в учительской. Помимо всех этих проблем, Гермионе, как старосте, нужно было составить списки желающих посещать новые спецкурсы по каждому факультету, вычеркнуть из них неподходящих по возрасту – вот тут она накричалась до хрипоты, отказывая первокурсникам, – и составить общий список по школе. Ей также нужно было обсудить изменения в расписании, найти подходящие свободные кабинеты и обсудить все это с МакГонагалл. Таким образом, дел у девушки было по горло. Три дня до начала недели превратились для нее в кошмар – особенно, когда она подошла к профессору Снейпу обговорить изменения в его расписании. Демиен позорно сбежал, предоставив это сомнительное дело ей, а гордость не позволила обратиться к МакГонагалл. Охрипшая Гермиона подошла к нему после сдвоенной пары первокурсников Гриффиндора и Слизерина – заранее плохая идея, так как Снейп всегда после этих пар был злой как черт, о чем Гермиона знала не понаслышке.
– Профессор Снейп… – тихо начала она, неуверенно подойдя к мечущемуся между котлами Снейпу.
– Нет! – он даже не оглянулся и не оторвался от своих зелий.
– Вы ведь даже…
– Нет, я не позволю менять свое расписание, – категорично и четко, выделяя каждое слово, произнес Снейп.
Гермиона открыла и закрыла рот. Ну и что тут можно сделать?
– Но, может быть…
– Нет.
Он, наконец, развернулся к ней. Его взглядом, казалось, можно было превращать воду в лед.
– Я не собираюсь жертвовать своим временем ради горстки болванов, которым захотелось поглазеть на диковинку.
– Но… – Гермиона хотела привести хотя бы один аргумент, но голос окончательно оставил ее. Снейп подозрительно посмотрел на смутившуюся девушку.
– Что, нечего сказать?
Гермиона лишь развела руками. Снейп издевательски хмыкнул.
– Ну надо же, мои мечты сбываются! У Гермионы Грейнджер пропал дар речи.
Бросив на зельевара злобный взгляд, староста развернулась на каблуках и вылетела из кабинета.
В общем, нервов было потрачено столько, что кошмары ей почти не снились. Один раз за ночь – это ничто по сравнению с тем, что было раньше. Она даже немного повеселела.
В день начала спецкурсов Гермиона была себя как на иголках. Если что-то пойдет не так – все шишки будут на ее голове.
Значительно увеличив свою учебную нагрузку, Гермиона сама записалась на все спецкурсы, но это ее не смущало.
Все прошло идеально. Гермиона была счастлива – настолько счастлива, что даже помирилась с Роном, который не разговаривал с ней уже две недели из-за случая с профессором Снейпом и снятыми с Гриффиндора ста очками.
Вечером старосте стоило огромных трудов уложить всех спать – уже после того, как пришла МакГонагалл и сделала всем строгое внушение. Закончив с этим, Гермиона вышла в Большой Зал, чтобы помочь домовикам – занятие, которое она сама на себя повесила.
– Мисс Грейнджер, можно вас на минутку?
Она подпрыгнула – не ожидала встретить здесь Каппу.
Он, видимо, только что вернулся с прогулки, так как держал в руке мокрый зонт. Бедный Каппа.
– Ну что, все прошло хорошо? – улыбнулась девушка.
Он утвердительно кивнул.
– Я помню наш разговор в Испании, – профессор улыбнулся. – Это я к тому, чтобы вы не подумали, что Каппа дон Хельви – старый маразматик.
– Ну что вы! – улыбаясь, Гермиона подошла к нему. Ей нравился Каппа. Независимо от того, поможет он ей или нет, она бы хотела продолжить общение с ним. Он не ставил перед ней дистанцию, как остальные преподаватели. – Я просто подумала, что у вас и так много дел.
– Дорогая моя, вы от меня не отделаетесь! – торжественно провозгласил он и решительно потянул ее за собой, взяв за руку. – Пойдемте, я приготовил несколько зелий – Северус мне в этом любезно помог. Испробуем их.
– О… – девушка не знала, что сказать. Как у него хватает сил на столько дел? Лично у нее сейчас было единственным желанием лечь, наконец, в постель.
Она вошла вслед за Каппой в его кабинет и неуверенно остановилась на пороге. В кресле у камина сидел Снейп, как обычно мрачный и неприветливый.
– Ну же, заходите! – Каппа либо не заметил, либо сделал вид, что не заметил напряженности в общении Гермионы и Снейпа. В этом он был похож на Дамблдора: тот тоже демонстративно не замечал проблему, если она ему не нравилась. Самое интересное, что такие трудности обычно обходили Дамблдора стороной, и при нем все были вежливы и милы, подыгрывая ему. Однако для МакГонагалл таких скидок никто не делал.
Испанец пробежался вдоль полок, уже уставленных всякими странными и необычными вещицами (Гермиона любопытно кинула на них взгляд), хватая с них то один, то другой флакон.
Выложив их все перед Гермионой, он усадил ее в кресло рядом со Снейпом и сунул ей в руки один из флаконов.
Гермиона кинула короткий взгляд в сторону профессора зелий. Снейп выглядел уставшим. Вероятно, у него опять болела голова – она узнала об этом, еще когда он жил в доме на улице Гриммо.
– Это – модификант. Я усовершенствовал одно из зелий от кошмаров. Оно должно блокировать неприятные воспоминания. Не знаю, правда, как оно подействует на ваше проклятие, но…
Глубоко вздохнув, Гермиона выпила зелье и внимательно прислушалась к себе.
– И когда оно должно подействовать?
– Ну, если ты проспишь сегодняшнюю ночь спокойно – значит подействовало! – жизнерадостно провозгласил Каппа.
– Кошмары появляются каждую ночь? – наконец подал голос Снейп, до этого не обращавший на них никакого внимания. Вместе с его дыханием Гермиона удивленно уловила запах алкоголя. Снова. Он что, пьет?!
– Не ваше дело.
Гермиона опешила. Снейп так зло посмотрел на нее, что она испугалась. Она ведь не могла произнести это вслух, нет?
– Гермиона, вероятно, вам нужно уже быть в комнате, время позднее и… – дон Хельви тактично вмешался и, подняв ее с кресла, подвел к двери. Гермиона позволила выставить себя и задумчиво зашагала в спальню. Северус Снейп пьет?
В итоге она пришла к выводу, что Снейп прав: это действительно не ее дело. Возможно, они были где-то с Каппой – в тех же «Трех Метлах» – и выпили. Это не повод на ночь думать о Снейпе.
Решив так, она сходила в душ и легла спать.
Кошмары не прекратились. Гермиона встала в третьем часу и больше уже не ложилась, просидев остаток ночи на подоконнике.
Утром, завтракая в Большом Зале, она перехватила взгляд Каппы и отрицательно покачала головой.
Так продолжалось всю ту неделю и следующую тоже – Каппа перепробовал на ней все свои зелья, с каждой неудачей все больше загораясь энтузиазмом, в то время как девушка постепенно теряла надежду вылечиться. Снейп присутствовал при каждом эксперименте, но больше ничего не говорил.
Пока Гермиона боролась с кошмарами и пыталась отучить свой организм от зелья Бессонницы, жизнь в школе набирала обороты. Новые спецкурсы пользовались ошеломляющей популярностью, но вместе с тем требовали повышенного внимания к студентам. МакГонагалл увеличила количество и частоту патрулей по школе – Гермиона была этому только рада – чтобы уследить за подростками. Особенные трудности вызвал Круайен – младшие курсы; наслушавшись его баек о вампирах, повально наколдовывали себе клыки и пытались кусать всех подряд. Особенно это желание укусить ближнего своего обострялось по ночам – как и полагается вампирам. МакГонагалл, устав каждому читать мораль, запретила в Школе накладные и наколдованные клыки и пригрозила «смертной казнью» всем, кто выйдет ночью из своих комнат. Это заявление директора не просто слабо подействовало, но и имело противоположный результат: народ потянуло на подвиги. То и дело приходилось ловить студентов, пытающихся сбежать в Запретный лес. Вообще, идея пригласить новых учителей в Хогвартс уже не казалась директору такой блестящей, особенно, если учесть, что и сами преподаватели доставляли немало хлопот.
В одну из тех бессонных ночей, когда Гермиона в одиночестве бродила у озера, ей встретился Круайен в весьма странном положении. Девушка как раз проходила мимо вольеров с тварями Хагрида (он так и не отказался от разведения опасных существ, несмотря на все протесты МакГонагалл), когда заметила на опушке леса какое-то движение. Подумав, что это еще один студент, она решительно направилась в его сторону, но вдруг недоуменно остановилась.
Круайен прыгал вокруг огромной сосны, пытаясь уцепиться за далекие нижние ветки.
Решив досмотреть это зрелище до конца, Гермиона присела за плетень с тыквами. Он прыгал так довольно долго, напоминая ветряную мельницу, пока, видимо, не выдохся. Покачав головой, он углубился в лес.
– Что он делает, с ума, что ли, сошел? – зашипела девушка, подрываясь с места и направляясь к нему, чтобы вернуть назад. Но ее остановило еще одно движение слева – со стороны школы:
– Мисс Грейнджер, идите в замок, – прямая как жердь фигура профессора зельеварения вынырнула из темноты.
Снейп. А этот что тут делает? Прямо проходной двор какой-то.
Он встал перед ней, сложив руки на груди. Гермиона вскинула голову и повторила его жест.
– Я иду с вами. Хочу знать, что ему нужно в Запретном лесу.
– Мисс Грейнджер, ученикам запрещено находиться вне комнат после отбоя, – раздраженно зашипел Северус. Эта Всезнайка прямо затычка в каждой бочке! Куда бы он ни пошел – везде была она и всюду совала свой нос!
– Я староста школы. Я выполняю обход, следуя поручениям директора, – невозмутимо отбила Гермиона его выпад. Он не избавится от нее! Снейп злобно дернул губой и собрался что-то сказать, но она перебила его, бросив уже между деревьев:
– Мы его потеряем, поторопитесь.
– Чертова выскочка, – недовольно пробормотал Снейп себе под нос, направляясь вслед за Гермионой. И впрямь нужно было найти Круайена и побыстрее, но он предпочел бы делать это в одиночку. Не зря же Северус шел за ним от самой школы! И он никак не ожидал встретить здесь вездесущую Грейнджер. Выполняет поручения МакГонагалл, как же! Пользуется случаем побродить ночью у озера – он почти каждую ночь видел ее там. С Астрономической башни все-таки открывается прекрасный вид!
Спина девушки только и мелькала среди деревьев, и профессору пришлось догнать ее, чтобы не потерять. Он неаккуратно схватил ее под локоть, отчего Гермиона отшатнулась.
– Где он, вы его потеряли? – невольно понижая голос, спросил он, наклоняясь к ней. Громко разговаривать в Запретном лесу – не лучшее, что здесь стоит сделать.
– Если бы вы не задержали нас, этого бы не случилось, – огрызнулась Гермиона, с досадой выдергивая руку и всматриваясь в темноту. От его пальцев на коже осталось странное ощущение – как будто он все еще продолжал держать ее за локоть. Девушка даже потерла руку, но это не помогло.
Гермионе вдруг почудилось движение впереди – и она устремилась в том направлении. Чем дальше они углублялись в лес, тем гуще были заросли папоротника и кустарника, а паутины стало попадаться все больше. Гермиона слишком хорошо помнила встречу с Арагогом, чтобы не обращать на это внимания.
Сосны становились все толще, и если целью Круайена было залезть на дерево, то он сильно просчитался – на опушке подходящее было найти гораздо легче. Снейп шагал рядом, изредка поглядывая на Гермиону. Круайена видно не было – они, похоже, окончательно упустили его. Конечно, в этом лесу целый год жил великан, и то его никто не заметил.
– Может, покричать? – Гермионе вскоре надоело это бессмысленное хождение. Маленького вампира нигде не было, а вероятность встретить какую-нибудь опасную тварь все увеличивалась с каждым их шагом. Нет, девушке не было страшно – рядом со Снейпом это чувство у нее почему-то не возникало; она просто не хотела неприятностей. В конце концов, было уже далеко не лето.
– Правильно, – ядовито согласился Снейп, – а потом еще зажечь сигнальный костер – чтобы ни одна хищная тварь нас уж точно не пропустила.
– Я всего лишь хочу найти Круайена, – ответила Гермиона, понимая, что кричать в Запретном Лесу и впрямь глупая идея. – У вас есть другие предложения?
– Есть. Вернуться и подождать его у опушки, – Северус беспокойно оглядывался. Стоят тут, как два идиота, по колено в тумане и зарослях. Отличная закуска.
– И не дождаться, да?
– Это уже его проблемы. В конце концов, он же вампир – что ему сделается?
– Мы не оставим его в лесу! Даже вы не можете быть настолько бесчеловечны! – возмутилась Гермиона, останавливаясь и поворачиваясь к Снейпу. Он тоже остановился. Они стояли напротив и сверлили друг друга злобными взглядами, почти столкнувшись носами. Хотя, учитывая разницу в росте, то скорее подбородком и макушкой; но Гермиону это не смущало – она была зла как черт и готова была порвать Снейпа на тучу маленьких снейпиков. И высказать при этом каждому из них все, что она о нем думает, даже если после содеянного ее исключат из Хогвартса.
– Вам не кажется, мисс Грейнджер, что вы забываетесь? – прошипел Северус, угрожающе нависая над ней. Он был в бешенстве. Как она с ним разговаривает?!
– Я ничего не забываю. У меня отличная память, – отрезала Гермиона. – Зачем вы вообще пошли за мной? Я бы и сама нашла его! – вздернув нос, выдала она. Северус даже на секунду потерял дар речи от этого заявления.
– Пятьдесят баллов с Гриффиндора за вопиющую наглость, – едва сдерживаясь, сквозь зубы выговорил он. – И…
Договорить Северус не успел – между ними, мазнув по их носам, упала шишка. Умолкнув, они синхронно опустили, а затем подняли головы вверх.
– Мистер Круайен! – едва сдерживая смех, позвала Гермиона. Он слышал или нет? – Можно узнать, что вы там делаете?
Сверху раздался вскрик, и слетело несколько иголок. Гермиона прыснула в кулак. Стояли, как два идиота…
Северусу эта ситуация отнюдь не казалось смешной, и поведение Грейнджер его безмерно удивляло. Только что она, улыбаясь, посмотрела на него, словно приглашая разделить шутку. Как будто не они только что были готовы вцепиться друг другу в горло. Снейп так не умел.
Его передернуло. Дожили. Он выходит из себя из-за какой-то девчонки.
– Кто там? – неуверенно донеслось с верхушки размашистого дерева.
– Это мисс Грейнджер и профессор Снейп! – снова крикнула Гермиона. – Спускайтесь!
– О, нет, я не могу… – невнятно пробормотал обитатель дерева. – Тут гнездо птицы Рувь. Очень редкое, мне нужно собрать все перья…
– Профессор Круайен, у меня в лаборатории лежит пучок этих перьев, берите хоть весь, только спускайтесь! – заорал Снейп. – Если мы не уберемся отсюда сейчас же, то сюда сбегутся все окрестные твари!
Они и так уже подняли на уши всю местную фауну.
Снова посыпались иголки.
– Чертов идиот, – прошептал Снейп, отходя подальше и отряхиваясь.
Круайен вскоре спустился и с безмерно счастливым видом повернулся к ним, держа в руках пучок перьев в качестве трофея.
– Вот!
– Зачем вы пошли в Запретный лес? – немедленно накинулся на него Снейп. – Попросили бы у меня яду – я бы с удовольствием поделился.
– Проф… – Гермиона попыталась вмешаться, опасаясь за жизнь Круайена, но Снейп, не дав девушке договорить, перекинулся на нее.
– Помолчите, мисс Грейнджер. Вы и так уже достаточно сказали на сегодня! – и, опять повернувшись к Круайену, продолжил вычитывать ученика: – Только болван может не понимать, что идти в Запретный лес ночью, в одиночку – чистое самоубийство.
– Может быть, тогда двинемся уже, мы и так наделали достаточно шума, – примирительно подняв руки, сказала Гермиона. Передернув плечами, Снейп взмахнул полами мантии и двинулся вперед. В полном молчании она с Круайеном пошли за ним. Честно говоря, Гермиона тоже была зла на «вампира», который плелся рядом сней, понуро опустив голову, но вся ее злость пропала при виде его виноватого лица. Даже стало жаль беднягу, который не привык к нападкам Снейпа и потому был беззащитен.
В нерушимой тишине они дошли до замка и разошлись каждый по своим комнатам.
Хорошо, что «вампир» был самой своеобразной личностью среди иностранных студентов – с остальными таких проблем не возникало.
А Гермиона со Снейпом заняли позицию вооруженного нейтралитета, стараясь встречаться как можно реже и практически перестав друг с другом разговаривать. Северус Снейп даже изменил своему обычаю издеваться над ней на педсоветах, и теперь собрания проходили на удивление мирно.
Но что бы ни происходило в школе днем, ночью было всегда одно и то же. Зелья Каппы не помогали Гермионе, и она сдалась на третьей неделе.
В очередной раз придя к испанскому профессору, Гермиона отставила предложенный ей флакон.
– Нет. Хватит. Это все равно не поможет.
– Пейте, Гермиона, – холодно отозвался Снейп, как всегда сидевший в кресле у камина. – Я не хочу знать, что ночь, потраченная на это зелье, была бессмысленной.
Она отрицательно помотала головой.
– Нет. Хватит. Извините, но я так больше не могу. Дон Хельви, вы говорили о заклинаниях…
– Они все имеют последствия, Гермиона… – тщательно выбирая слова, сказал он. – И ни одно из них не воздействует на причину. Они лишь сведут к минимуму проявления – и то, если вообще подействуют.
– Хуже уже не будет, – упрямо отозвалась она. – Пожалуйста, дон Хельви!
Он протяжно вздохнул и посмотрел на Снейпа. Тот передернул плечами.
– Мне кажется, что смысла вообще не будет. Девчонка явно чего-то недоговаривает.
При этих словах у Гермионы мурашки пробежали по коже, но она предпочла оставить без внимания этот пассаж.
– Ну ладно, – Каппа поднялся и подал ей руку. – Пойдемте.
Опасливо взяв его руку, Гермиона прошла следом за ним в лабораторию, где Каппа освободил центр комнаты и сказал ей встать посередине.
Девушка выполняла все его указания предельно точно: в конце концов это была ее последняя надежда.
– Смотрите мне в глаза, – громко потребовал Каппа. Гермиона подняла на него взгляд – и словно упала в холодную воду. Казалось, черные глаза Каппы выцвели, став похожими на туман над водой – едва голубеющую дымку. Девушка потерялась в омуте этих глаз, утонула в нем и ничего больше не видела и не понимала.
Все это закончилось так же резко, как и началось. Каппа отвел взгляд и опустился рядом с ней. Гермиона обнаружила, что она лежит на полу.
– Ну, как вы?
Гермиона хотела ответить, но поняла, что не может – нет никаких сил. Их не осталось даже на то, чтобы пошевелить пальцем. Каппа задумчиво взял ее руку в свою и словно прислушался.
– Ммм, эффект весьма неожиданный, а впрочем, если это поможет… Северус!
Профессор Снейп тут же появился в дверях, оглядел картину происходящего и с непроницаемым лицом достал из кармана бутылек.
Гермиона старалась внимательно следить за ним глазами – если он попытается сейчас залезть в ее мысли, она не сможет сопротивляться. Но зельевар лишь приподнял ее и аккуратно влил ей в горло какую-то жидкость. Живительное тепло приятно разлилось по телу. Восстанавливающее зелье. Его вкус был знаком Гермионе до омерзения.
Снейп поднял ее на руки и повернулся к Каппе дон Хельви.
– Что-нибудь еще нужно с ней делать?
– Нет, нет… – испанец вяло покачал головой. Он чувствовал себя не намного лучше девушки.
Снейп кивнул и на руках вынес Гермиону из лаборатории.
Он нес ослабшую девушку по коридорам, а она не могла понять своих ощущений. Гермиона ожидала чего угодно: издевательств, насмешек; ожидала, что он заставит ее подняться и идти самой, но никак не того, что он просто возьмет ее на руки и понесет в комнату – она узнавала дорогу. Снейп нес Гермиону в ее комнату. И молчал.
Нес бережно, едва прижимая ее к себе, и даже его молчание не было холодным. Он жалел ее?!
Слезы покатились у нее из глаз. Если ее жалеет Снейп – значит, все действительно плохо.
Он положил ее на кровать (и как, интересно, зашел?) и склонился над Гермионой, убрав волосы с ее лица. Она не могла пошевелиться – по-прежнему не было сил – и даже не могла утереть бегущие слезы. Он несколько секунд смотрел на слезы, катившееся по щекам девушки, а потом осторожно прикоснулся к ее лицу, вытирая влагу. Руки Снейпа оказались шершавыми и теплыми. Она вздрогнула от прикосновения его пальцев.
– Каппа еще ни разу не терпел поражения. Он непременно найдет способ помочь вам.
Гермиона изумленно смотрела на преподавателя и не верила своим ушам. Неужели это говорит Северус Снейп?
Видимо, уловив это удивление в ее глазах, Снейп отстранился, в одно мгновение снова став холодным и угрюмым профессором зельеварения.
– Я надеюсь, мисс Грейнджер, вы не думаете, что личные проблемы являются достаточным поводом для небрежного отношения к учебе. Чтобы завтра без опозданий вы были на моей лекции.
Развернулся, взмахнув полой мантии, и ушел, оставив шокированную Гермиону разрываться от двух противоположных чувств. Он назвал то, что с ней происходит, личными проблемами?! Он вытирал ей слезы?!
***
Северус вышел из комнаты Гермионы и, закрыв за собой дверь, пошел на кухню – ему настоятельно требовалось выпить. А девчонка-то и впрямь больна. Когда он нес ее в комнату, казалось, она совсем ничего не весила. А как подействовало заклинание – она даже не могла повернуть головы от слабости. Он вовсе не горел желанием таскать Грэйнджер на руках, но и оставить валяться там, на полу в лаборатории, не мог. Нужно было видеть ее удивленные глаза!
Северус фыркнул от смеха. Девчонка искренне считает, что он чудовище, неспособное на сострадание и помощь. Лично он себя таковым не чувствовал. Да, он был нелюдим, необщителен, у него были частые головные боли, что тоже не улучшало его настроения, и в довершение ко всему он был умен, и потому большинство окружающих казались ему полными идиотами. Но не более. Северус Снейп не был чудовищем. Ведь именно он помог Поттеру, когда тот усмирил свою манию величия и попросил его об этом. А что касается МакГонагалл – директриса вообще считала Снейпа своим другом. А эта девчонка упорно не желает замечать, что в мире существует не только черное и белое; любому проявлению нормальных эмоций от него она удивлялась, словно маггл говорящим тарелкам!
Северус предпочитал не разубеждать ее, когда она училась на младших курсах – дети вообще понимают только политику страха – и тем более, когда был шпионом, но теперь война кончилась, и его начинало раздражать, что она никак не увидит в нем человека, а не врага. Северус Снейп устал от вражды. Он устал вечно делать невозмутимый равнодушный вид, и хотя недовольство всем, что его окружало, и острый язык никуда не делись, но это ведь не повод считать его вселенским злом!
Именно это Снейпа больше всего бесило в Грейнджер – слишком односторонняя. Однажды составив о нем мнение, она больше ничего не замечала. Кроме того, она все делила на черное и белое и лезла в каждую дырку, и постоянно пыталась геройствовать, бездумно подвергая свою жизнь опасности.
Несмотря на это, в последнее время Грейнджер то и дело удивляла Северуса – девчонка словно с ума сошла: поскандалила со всеми подряд, бессовестно врала преподавателям и проявляла поистине слизеринскую хитрость, умело скрывая правду. Он не подозревал в ней этих талантов – что ж, тем интереснее!
У зельевара было на редкость прекрасное настроение – он нашел себе отличную разминку для мозгов. Грейнджер допустила большую ошибку, когда попыталась скрыть что-то от него.


Cheshirra
 
sincera89 Дата: Пятница, 07.10.2011, 22:41 | Сообщение # 16
sincera89
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, интересная глава! da4
Снейп, конечно, прав, что Гермиона делит мир на черное и белое. Хотя и ее понять можно, ведь война наложила свой отпечаток...
Будет интересно понаблюдать за их сближением:)
Самое интересное, что она поневоле бросила Северусу вызов! И он этого так не оставит...
Посмотрим, что будет дальше!
Жду продолжения! ok4


 
М@РиЯ Дата: Суббота, 08.10.2011, 01:21 | Сообщение # 17
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, весьма интригующе.
Неплохой язык повествования, несколько угловатый местами, но неплохой.
Читать интересно.
da4
Скажите, а фик закончен?
А то я жду продолжения!
da6


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
Чеширра Дата: Суббота, 08.10.2011, 05:51 | Сообщение # 18
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Нет, фик конечно не закончен, продолжение будет обязательно)

Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 08.10.2011, 15:29 | Сообщение # 19
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я еще его пишу.

Cheshirra
 
Tori67106 Дата: Суббота, 08.10.2011, 20:55 | Сообщение # 20
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Хорошо пишите Чеширра, читаю не отрываясь. И Снейп мне ваш нравится jump1

 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "Спасение", автор Cheshirra, Romance, PG, макси, закончен
  • Страница 1 из 6
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Всё отлично, профессор Снейп...
2. "Змеиные корни"(Синопсис...
3. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
4. Заявки на открытие тем на форуме &...
5. Marisa_Delore
6. Стихотворный паноптикум от Memoria...
7. Горячая линия
8. Поиск фанфиков ч.3
9. "День свадьбы", Morane
10. "Увидеть будущее", автор...
11. "Партнеры по закону", пе...
12. "Роман в письмах", автор...
13. Приколы по ГП
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. Дешифровка-4
16. Если бы вы были..?
17. Я всё могу
18. 5 из одного
19. Ассоциации-6
20. Да или Нет ?
1. Italy[24.03.2020]
2. Veronika81[24.03.2020]
3. ShawnSnats[24.03.2020]
4. Мявочка[22.03.2020]
5. Kissy[21.03.2020]
6. lodovicocardi[21.03.2020]
7. BaronessFonSpilce[20.03.2020]
8. Warbler[17.03.2020]
9. Ro_ro[15.03.2020]
10. AnnaL[14.03.2020]
11. vasilisapolty9925[14.03.2020]
12. Sandemu[14.03.2020]
13. Teagra[12.03.2020]
14. AleX_bub[12.03.2020]
15. sashka90[11.03.2020]
16. goshanhik[09.03.2020]
17. Sunday[08.03.2020]
18. gruppi[06.03.2020]
19. Nata1312[05.03.2020]
20. Айгуль[03.03.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lena_bond, Marisa_Delore, Elvigun, Nelk, pronina07, Гера, basty, lizard, Lana_08, vega_1959, irenka-orange, Lory, Leontina, незнакомка4292, tanushok, Ростислава, Vikaroy, tashest, jane_voron, allonsy, млава39, Gaige, kuroedovao, a1234567890a, Warbler
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz