Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Загадай желание!"     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Благородная ловушка", Rachel_Lisbon, СС/ГГ, ДМ/ГГ, PG-15, (Romance, драма, миди, закончен)
"Благородная ловушка", Rachel_Lisbon, СС/ГГ, ДМ/ГГ, PG-15,
Полынь Дата: Четверг, 18.02.2016, 14:46 | Сообщение # 1
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Благородная ловушка", автор Rachel_Lisbon, СС/ГГ, ДМ/ГГ, PG-15, Romance, драма, миди, закончен


Лучший фанфик 2016 года в категории АНГСТ\ДРАМА - МИДИ

2 место



Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
Полынь Дата: Четверг, 18.02.2016, 14:47 | Сообщение # 2
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Благородная ловушка
Автор: Rachel_Lisbon
Бета: Uroboros
Пейринг: СС/ГГ, ДМ/ГГ
Рейтинг: PG-15
Жанр: Romance, драма
Дисклаймер: все герои принадлежат Роулинг
Саммари: Дамблдор и Снейп задумали использовать Гермиону в своих темных делишках. Она пускается в бега
Комментарии: несмотря на присутствие ДМ/ГГ, это снейджер
Предупреждение: смерть второстепенного персонажа
Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: критикуйте


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.


Сообщение отредактировал Полынь - Среда, 25.01.2017, 19:13
 
Rachel_Lisbon Дата: Четверг, 18.02.2016, 17:14 | Сообщение # 3
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1


- … этот расклад самый идеальный. Родители девочки – магглы. Если они кинутся на поиски, то даже достучаться до магического мира не смогут. К тому же, она близкая подруга Гарри, - спокойным и уверенным тоном говорил Дамблдор.

- А что потом? – голос принадлежал профессору Снейпу.

- Ей придется встретиться с Темным Лордом в качестве твоей новой игрушки.

Повисла тишина и несколько секунд прошли в тягостном молчании.

- Ты получишь милость Темного Лорда, защитишь Драко, а я смогу обеспечить себе перспективы, - шаркающие шаги раздались по направлению к выходу, значит Дамблдор собирается уйти. - Иди, найди девочку и забери с собой.

Шагов не было слышно, но и дверь не открывалась. Послышался старческий вздох и шуршание мантии.

- Северус, ты обещал. Ступай же.

Когда дверь за профессорами закрылась, в учительской зашевелилась тяжелая штора, из-за которой высунулось бледное веснушчатое личико Джинни Уизли с глазами, расширенными от беспокойства и паники.

Это конец.

Дамблдор продался Волдеморту? Что ждет школу? Что ждет ее саму, Гарри, Рона и Гермиону?

Выскользнув из учительской, Джинни бегом бросилась в библиотеку, где с неизменным постоянством проводила свое свободное время Гермиона. Впереди по коридору маячила ненавистная черная мантия, от вида которой застенчивые студенты робели, а те, кто отличался прыткостью - резво рассыпались в стороны.

Снейп быстрым и уверенным шагом шел к лестнице. Ему осталось преодолеть какие-то два этажа, и тогда Гермиону уже не спасти.

- Профессор Снейп! – послышался скрипучий голос Горация Слизнорта, медленно ковыляющего по коридору. - Северус, можно тебя на минутку?

Убедившись, что привлек внимание своего бывшего ученика, Слизнорт остановился перевести дух, потирая пухлыми ладонями цепочку от карманных часов. Снейп поджал губы и нехотя подошел к профессору.

Джинни не стала терять ни минуты и бросилась по лестнице вверх. Снующие туда-сюда студенты значительно сокращали её скорость, она же не Снейп, которому дорога всегда открыта в любом месте Хогвартса.

Мадам Пинс, строгая блюстительница библиотечного порядка неодобрительно сверкнула глазами, когда в её обитель вбежала рыжая пятикурсница, которая нарушала блаженную тишину не только стуком каблуков, но и тяжелым дыханием.

Джинни на секунду остановилась, нервно огляделась по сторонам и устремилась к столу, за которым, погрузившись в очередной пыльный том, сидела Гермиона.

- О, Джинни, привет… - только и успела сказать староста, когда рыжая схватила ее за рукав и торопливо прошептала прямо на ухо.

- Быстрей. Тебя ищет Снейп.

Гермиона совсем не ожидала такой прыти от подруги, даже несмотря на прирожденную бойкость, которая всегда была присуща мисс Уизли, стремительность, с которой она затащила Гермиону за ближайший стеллаж, казалась удивительной.

- Профессор Снейп? Что ему нуж…

- Тшшш, - зашипела Джинни и приложила палец к губам. - Молчи. Тебе нельзя попасться ему на глаза. Потом объясню.

Гермиона не сразу сообразила, что надо закрыть рот, зато она точно знала, что сначала нужно все выяснить, а потом бежать сломя голову неизвестно куда. Поэтому, когда рыжая снова дернула ее за мантию, Гермиона уперлась ногами и уже собралась возразить, как в просвете между книгами она заметила профессора Снейпа. Как бы настойчиво она не цыкала на ребят, когда в гостиной Гриффиндора они перемывали ему кости, как бы сильно она его не уважала, желание встречаться с ним мигом пропало.

Джинни тоже заметила Снейпа и сделала круглые глаза, что, видимо, означало: «Я же тебе говорила!»

Студентки, пригнувшись, двинулись вдоль шкафа к выходу. Им оставалось преодолеть открытое пространство между крайним стеллажом и выходом, длиной в пару метров. Джинни осторожно выглянула из-за полок, разведывая обстановку. Профессор пока еще шел по проходу спиной к ним, высматривая свою жертву среди книг.

- Давай, - одними губами скомандовала Джинни, и Гермиона послушно юркнула за дверь.

- Мисс Уизли.

Джинни почувствовала, как спине стало холодно. Застыв на месте, она медленно обернулась. Снейп окликнул ее в тот момент, когда она сама собралась последовать за Гермионой.

- Да, сэр.

Снейп подозрительно прищурился, когда спустя несколько секунд ученица покорно подошла к нему.

- Вам известно, где я могу найти мисс Грейнджер?

Пока Джинни довольно убедительно пожимала плечами и говорила что-то про гостиную Гриффиндора, она молилась самому Мерлину, чтобы Гермиона свернула в нужный коридор.

Поспешно просеменив за профессором, который двинулся в сторону лестницы, Джинни взволнованно изучала головы студентов, снующих вокруг. Где же Гермиона?

- Джинни! – шикнула староста из-за угла, и рыжая с облегчением устремилась к ней навстречу.

- Рассказывай.

Подруги торопливо спустились на первый этаж и вышли на улицу. Пока они пробирались по двору, прячась за кустами, Джинни сбивчиво передала ей то, что подслушала в учительской, когда пыталась найти стопку пергаментов профессора МакГонагал и дописать в своей контрольной ответы на тест. К счастью, учительская пустовала и Джинни благополучно совершила свою преступную миссию. Поправляя стопку, чтобы скрыть улики, рыжая услышала голоса и, в панике оглядевшись, не нашла ничего лучше, чем шмыгнуть за штору.

- Это какая-то ошибка, ты не так их поняла, - немного нервно засмеялась Гермиона.

- Что конкретно я поняла не так? – огрызнулась Джинни. - Я, между прочим, твою шкуру спасаю. У кого родители магглы, и кто близкая подруга Гарри? Патил? Браун?

- Директор не мог такого сказать, - засомневалась Гермиона.

Джинни тяжело вздохнула, сосредоточилась и повторила слово в слово подслушанный разговор.

Гермиона сморщила лоб, переваривая информацию. Никак не вязалось. Неужели Дамблдор оказался предателем? Какие «перспективы» он стремится себе обеспечить? И причем тут Малфой?

- Почему я должна стать игрушкой профессора Снейпа? – потерянно спросила Гермиона.

Джинни нахмурилась, раздумывая, но, не желая тратить время впустую, нетерпеливо отмахнулась.

- Оставь хотя бы сейчас свои стереотипы и перестань называть этого козла профессором!

- Если я окажусь в руках у Снейпа, то хуже всего станет Гарри, ведь я его подруга, а Снейпа он терпеть не может, – рассуждала Гермиона, нервно потирая лоб. - Они пытаются ослабить Гарри, сбить его с толку. Снейп получит похвалу от Волдеморта. Это понятно, - продолжала она, усевшись на пенек за теплицами. Джинни оглядывалась по сторонам и тревожно теребила застежку школьной мантии.

- А директор?

- Не знаю, - покачала головой Гермиона, - может, он решил сдаться? Он постарел, возможно ощутил свою слабость и решил подмазаться под сильного врага и обеспечить себе безопасность?

- Да-да, ты видела его руку? - взволнованно закивала головой Джинни.

Гермиона бессмысленно смотрела перед собой.

- Ты в это веришь?

Рыжая молчала. Время сейчас было неспокойное, в воздухе давно витала опасность и да, стоило признать, что надеяться сейчас нельзя ни на кого. Но директор, это же сам Дамблдор! Глава Ордена Феникса!

- Тебе надо бежать, - тихо сказала Джинни.

- Я не могу бросить Гарри, - вскинула голову Гермиона. - И Рона…

Рон, мысли о нем отзывались болью, потому что рядом с ним даже в раздумьях постоянно рисовалась тупоголовая и смазливая Лаванда.

- Если ты останешься, тебя схватит Снейп, и ты в любом случае не сможешь быть рядом с Гарри.

Повисло недолгое молчание, во время которого староста нервно кусала губу.

- Ты права, - наконец, согласилась Гермиона. Она порылась в карманах и, чертыхнувшись, спросила: - У тебя есть зеркало?

Джинни послушно извлекла маленькое зеркальце в дешевой оправе и с готовностью протянула подруге, которая, не церемонясь, разбила его о камень.

- Что ты… - возмутилась было Джинни, но передумала продолжать, когда увидела, что Гермиона усердно колдует над осколками.

- Похожее заклинание было наложено на осколок зеркала Гарри, который ему отдал Сириус, - пояснила Гермиона и вернула один кусочек разбитого стекла Джинни, - носи его всегда с собой. Когда я захочу связаться, осколок нагреется.

- Куда ты собираешься идти? - растерянно спросила рыжая, с сомнением рассматривая останки своего зеркала, которые грозили порвать карман и, возможно, изрезать ее саму до крови, если она забудет про осторожность.

- Не знаю, но обязательно придумаю, - пообещала Гермиона, порывисто обняла подругу и, сказав напоследок тихое «Спасибо», скрылась за деревьями Запретного леса.

Джинни провожала ее взглядом, нервно закусив губу. Возле теплиц не было ни души, и оставалось надеяться, что их никто не заметил. Поизучав внимательным взглядом окна, Джинни почувствовала, как ее желудок свернулся в тугой тяжелый комок и стремительно рухнул куда-то вниз. На место, где они всего минуту назад находились вместе с Гермионой, был отличный обзор из кабинета Дамблдора.

Джинни почувствовала жгучее желание убежать, спрятаться куда-нибудь, но пересилила себя. Она всматривалась в отражение неба на стеклах директорского окна еще несколько минут и решила успокоить себя тем, что там никого не было. Трудно сказать точно, но никто же не выбежал, сломя голову из замка, и не бросился в сторону Запретного леса.

Сочувствие тяжелой ситуации подруги пересилило облегчение от того, что самой Джинни ничего не грозит. Разумеется, ей нравился Гарри, но она встречается с Симусом, к тому же ее родители волшебники и ни за что не позволят забрать их дочь неизвестно куда.

- Удачи тебе, Гермиона, - прошептала Джинни, закрывая за собой тяжелую дверь парадного входа в замок.


***

- Войдите, - раздался недовольный голос за дверью.

Гермиона вошла в дом, и сразу почувствовала слабый запах краски. Внутри было также холодно, как на улице. Апрель в этом году никак не хотел радовать англичан теплом, несмотря на то, что солнышко периодически выглядывало из-за облаков.

В запущенной гостиной, щеголявшей разве что старомодным диваном и пыльным деревянным полом, небрежно укрытым газетами в центре, находился только один человек. Он был полностью поглощен своим занятием и не удосужился повернуть голову. Гермиона с улыбкой рассматривала знакомую спину.

- Кто там? – крикнул человек, продолжая неотрывно наносить легкие мазки на небольшой холст.

- Дядя Джим, - улыбаясь, Гермиона обошла газеты и предстала перед взором семидесяти-с-чем-то-там-летнего дяди Джима, который вообще-то не являлся ей родным. Его сын когда-то был женат на маминой сестре, и Гермиона иногда приезжала в гости к добродушному дядюшке, который очень любил рисовать. Признаться, в последний раз это было еще в начальной школе, и Гермиона могла только надеяться, что дядя Джим ее вспомнит.

- Ты кто? – сощурился старичок, так, что его морщины углубились и сильнее изрезали лицо.

- Это я, Гермиона, дядя Джим. Помнишь, я приезжала к тебе, когда была маленькой?

- Гермиона? – призадумался дядя, продолжая рисовать ветвь черемухи, которая виднелась из его распахнутого окна. - Не помню, - мотнул он головой и поджал губы, оценивая свое художество.

Гермиона расстроилась. Дядя Джим всегда к ней хорошо относился, рассказывал бесконечные интересные истории, учил кататься на велосипеде и собственноручно смастерил для нее качели в своем саду. А теперь он ее забыл.

- Гермиона Грейнджер, помните мою маму – Джин Грейнджер?

- Разумеется я помню малышку Джин, - нахмурился старик и для убедительности упер руки в бока. - Ах, ты… - очевидно ему хотелось выругаться, но дядя Джим передумал, вспомнив, что у него гостья. Солнце скрылось и сад перестал быть привлекательным для художника. Прошаркав к окну, старик высунулся наружу, изучая небо.

- Так, у меня минут десять, прежде чем эта туча соизволит убраться подальше, - прокряхтел он, закрывая окно. Когда он повернулся, то удивленно уставился на посетительницу, которая все еще стояла здесь.

- Я не знаю кто ты, уходи давай, - пригрозил он ей кулаком и сердито двинулся к выходу.

Гермиона испуганно попятилась назад. Вряд ли в таком возрасте дядя Джим ей навредит, но вид у него был слишком недовольный. Она поняла, что старик, скорее всего, уже выжил из ума, и ей придется прятаться от директора и Снейпа где-то еще. А жаль, это отличное место, здесь ее никто и никогда не нашел бы.

- Ну-ка стой, - скомандовал старик.

Гермиона оглянулась и увидела улыбающееся лицо дяди Джима.

- И ты поверила, что я тебя не узнал? – хитро прищурился старый интриган и приглашающе распахнул объятия. - Иди сюда, глупышка. Как я мог забыть твои волосы, дорогая. Помнится, я столько раз их выпутывал из своих пуговиц, когда ты, наслушавшись моих сказок, засыпала у меня на коленях.

Когда старик обнял Гермиону, ей показалось, что все теперь будет хорошо. В его объятиях так спокойно, так по-домашнему уютно и тепло, что захотелось вздохнуть от облегчения полной грудью, забраться на холм повыше и прокричать на всю округу, что ей все нипочем.

- Так какими судьбами тебя занесло ко мне? – спросил дядя Джим, когда они сели пить чай.

- Я закончила школу раньше и хочу в спокойной обстановке провести некоторое время перед поступлением в университет. В Лондоне пыльно, шумно, а мне захотелось пожить на природе, - убедительно врала Гермиона. Эту версию она придумала еще по пути. - Можно я поживу у тебя?

- Живи, - радушно хлопнул рукой по столу дядя. - Будешь в магазин бегать, да обеды мне готовить.

Гермиона усмехнулась. Резковатый тон дядюшки был его отличительной чертой. Он умел говорить совершенно нелепые вещи с серьезным лицом, или шутить о чем-то очень важном.

Она с удовольствием плюхнулась на кровать с толстой пышной периной. Вряд ли на таком ложе можно спокойно выспаться без ущерба для своей спины. Дядя Джим все равно не заглядывает в эту комнату, поэтому Гермиона с чистой совестью поколдовала над периной, превратив ее в довольно приличный матрас.

Итак, на ближайшее будущее она в безопасности. Соваться к родителям нельзя, Снейп не дурак, наверняка на ее доме навешана куча сигнализирующих чар. О ее побеге знает только Джинни, а значит еще Рон и Гарри. Надо бы с ними связаться.

Гермиона достала свой осколок и произнесла заклинание. Стекло подернула тонкая голубая дымка, которая сразу же рассеялась, и Гермиона увидела черноту. Раздавались какие-то приглушенные голоса, а через несколько секунд испуганное: «Ай!». Видимо, Джинни почувствовала через одежду, что стало горячо.

- Гермиона! – появились растерянные лица друзей, взволнованно глядящих на нее. - Ты где?

- Вы одни?

Ребята оглянулись и закивали головами.

- Тебя ищут, - оповестил Рон, пытаясь попасть в обзор подруги, отталкивая при этом Гарри. - Где ты?

- Я в безопасности. Я не скажу вам где я, иначе меня найдут.

- Эй, - возмутился Рон. - Да мы не скажем никому!

- Рон, - зашипел Гарри, - не забывай, что в моей голове иногда кое-кто копается.

- Именно, - подтвердила Гермиона, - что там у вас происходит?

Ребята помолчали, тревожно переглянувшись между собой.

- МакГонагал объявила, что ты заболела и находишься в Мунго. Что к тебе никого не пускают, - протиснулась Джинни. - Она выглядела очень искренне. Думаю, она не сама не знает правду.

- А Снейп?

Рон покраснел от злости и сжал кулаки, но Гарри успокаивающе похлопал его по плечу.

- Мы не должны себя выдать, Рон, - потом повернулся к Гермионе и добавил. - Мы можем, конечно, накинуться на Снейпа, вломиться в кабинет директора и требовать объяснений, но подумали, что стоит сначала поговорить с тобой.

- Правильно, сидите тихо. И не доверяйте никому, - быстро вставила Гермиона. Горячность парней ни к чему хорошему не приведет.

Ребята поникли. Видимо, им было тяжело принять то, что рассказала Джинни. Особенно для Гарри. Он так верил в директора.

- Как нам быть дальше? – опустошенно спросил Гарри.

Гермионе было больно не только за себя, но и за друга.

- Я не знаю, Гарри. В Хогвартсе уже небезопасно. Я думаю, в открытую тебя никто не схватит и не притащит к Волдеморту, ты слишком заметная персона. Дождитесь каникул и отправляйтесь в Нору.

- Почему бы тебе самой не приехать в Нору? - спросил Рон.

Гермиона покачала головой.

- Нет, Рон, не сейчас.

Попрощавшись с друзьями, Гермиона уныло взглянула в окно, за которым темнело вечернее небо. Облака сложились в причудливую картину, завораживающую своей контрастностью.

- Привезла сюда эту штуку? – закряхтел за дверью дядя Джим, подразумевая, очевидно, мобильный телефон. – От них вредные излучения…


***

Апрель плавно сменил теплый, солнечный май. Дядя Джим все больше воодушевлялся, любуясь природой, не жалеющей красок для взора людей. Цветы в саду занимали старика в те моменты, когда он не рисовал, или не дремал в старом кресле-качалке на террасе.

Гермиона, не желая быть в тягость пенсионеру, устроилась в строительный супермаркет на окраине ближайшего городка. Дядя Джим жил в деревушке, а в его гараже стоял старенький ровер, на котором мисс Грейнджер и добиралась до места работы.

- Гермиона, одолжи денег до вторника, мне очень нужно, - жалобным тоном протянула Гарриет, раскладывая упаковки с клеем на полку.

Гарриет, веселая, немного полноватая девушка, которая работала вместе с Гермионой, просто не умела обращаться с деньгами. Она, как обычно, купила себе очередное платье или туфли, которыми, несомненно, ее шкаф был забит до отказа.

- А что будет во вторник? - нахмурилась Гермиона.

Одолжить денег Гермиона вполне могла и знала, что Гарриет обязательно отдаст, но вторник был обычным днем, который не отличался жирным красным кружочком в календаре, висевшем в рабочем шкафчике молодой транжиры. Гарриет обводила дни зарплаты с особой старательностью, поскольку знала, что в этот день она не только получит деньги, но и расстанется с их значительной частью, которая уйдет на долги.

- У меня в понедельник свидание, - расплылась в мечтательной улыбке Гарриет.

Обычно практичная и расчетливая Гермиона не уловила в этом никакого смысла и вопросительно вздернула бровь.

- Со Стивеном, - уточнила Гарриет, уверенная, что ее ответ развеет все непонимание Гермионы.

- И что?

- В понедельник вечером свидание, а во вторник я тебе отдам долг.

- Ты уверена, что это называется свидание? – съязвила Гермиона.

Глаза Гарриет расширились, и она обиженно пихнула пустую коробку рядом.

- Стивен обещал сводить меня по магазинам, уверена, что смогу его убедить купить мне всего одни туфли, а остальное я попрошу мне дать просто так.

- Это же первое свидание?

- Ага, - радостно заулыбалась Гарриет.

- А ты уверена, что все пройдет так хорошо, что на следующий день он поведет тебя по магазинам?

- Ну конечно! Стивен особенный…

У Гермионы было множество сомнений на этот счет. Хоть ей самой было всего семнадцать, и похвастать большим опытом в общении с противоположным полом она не могла, но наблюдение за Гарриет было, как наглядное пособие. Кавалеров у безбашенной коллеги было предостаточно, но, как правило, они бросали ее на следующее же утро. Гарриет рыдала на плече у каждого, кому выпадала с ней смена, потом знакомилась с очередным парнем и все по новой.

Пока они беседовали, Гермиону никак не покидало странное чувство. Ей хотелось оглянуться, но каждый раз что-то отвлекало ее. Вскоре все забылось, но Гермиона вновь вспомнила об этом, когда садилась в машину. Стоянка супермаркета никогда не пустовала, и узнать, следит ли за ней кто-то или нет, не представлялось возможным. Немного встревоженная Гермиона вернулась домой. Дядя Джим мерно посапывал в своем кресле-качалке, а забытый им кусок пирога атаковали две пчелы, деловито ползая по поверхности.

- Гарри, какие новости?

Гермиона терпеливо дождалась, пока темноту кармана мантии Джинни сменит одно из любимых лиц. На этот раз сразу показался Гарри.

- Я не смог пробраться в Выручай-комнату. Она не хочет меня пускать, - покачал головой друг. - Чем там занимается Малфой, мы всё ещё не знаем.

Гермиона опустила взгляд. Она давно подозревала, что Гарри не раскроет эту загадку, но очередное подтверждение ее подозрений не придавало радости.

- Дамблдор назначил очередную встречу.

Гермиона взволнованно вскинула голову. «Занятия» с Дамблдором напрягали всех, но Гарри не подавал виду. Даже, когда выяснилось, зачем эти встречи. Все казалось подозрительным, не вязалось одно с другим. Зачем Дамблдор хочет уничтожить крестражи, если собрался продаться Волдеморту?

- Свяжись со мной, когда вернешься. Может, все хоть немного прояснится. Хорошо, Гарри?
 
Rachel_Lisbon Дата: Четверг, 18.02.2016, 17:17 | Сообщение # 4
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2


Гермиона стала немного нервничать. Новости из Хогвартса не отличались радужностью. Выяснилось, что крестражей скорее всего семь, два из них уже уничтожены, причем один из них – стараниями самого Дамблдора. Это в корне ставило под сомнение разумность побега Гермионы. Она не хотела признаваться в этом самой себе, но самым логичным был только один вывод – ее намеренно убрала с дороги Джинни.

Ни одного подтверждения слов Джинни так и не произошло, зато свидетельства порядочности Дамблдора все прибывали. Может, Джинни ревновала ее к Гарри? Глупо, конечно, но чем не вариант? Джинни была хитрой гриффиндоркой, умудрялась прятать свою недюжинную наблюдательность под личиной развеселой болтушки. Все знали, что она без ума от Гарри, а еще все знали, кто лучшая подруга Золотого мальчика. Мотив более чем обоснован.

Во всяком случае, ждать осталось недолго, скоро закончится семестр, и Гарри с Роном уедут из школы на каникулы. Гермиона отчаянно верила, что в этот момент все разрешится.

Она шла по дорожке к крыльцу, неся перед собой большой бумажный пакет с продуктами. Дядя Джим изъявил желание отведать ризотто, и Гермионе пришлось купить продуктов.

- Дядя Джим! Я дома, - радостно возвестила Гермиона, бросая ключи на полочку. Ей никто не ответил, но так бывало всегда, если дядя был занят своими художествами.

Пока она разбирала покупки на кухне, ее внимание привлек сдавленный звук из гостиной. Судорожно схватив большой нож, Гермиона тихо пробралась в сторону звука. Она заглянула в комнату и увидела дядюшку, в напряженной позе сидящего на диване.

- Дядя Джим, что случилось? - бросилась к нему Гермиона, лихорадочно припоминая, какие бывают признаки у инфарктов и инсультов.

- Не напрягайтесь, мисс Грейнджер, с ним все в порядке, - раздался холодный безразличный голос.

В углу зловещей тенью стоял профессор Снейп, едва заметно сжимая палочку в руке.

Гермиона крепче вцепилась в нож, готовая бороться до конца. Снейп, правда, ее воинственность не оценил, с места не сдвинулся и даже слегка ухмыльнулся.

- Школу прогуливать нехорошо, - попрекнул он.

- Как прогуливать? - удивился дядя Джим. - Ты же говорила, что закончила ее!

- И врать тоже нехорошо, - добавил Снейп, довольный реакцией старика.

- Гермиона? – потребовал ответа дядя Джим и оперся на колени, чтобы встать с дивана.

- Вы идете со мной, - безапелляционным тоном сообщил Снейп и тоже двинулся навстречу своей ученице.

- Подождите, молодой человек, - прикрикнул на него осмелевший дядя Джим. - Это моя Гермиона, и сначала с ней разберусь я, - и довольно бесцеремонно ткнул пальцем в грудь профессора. Снейп, по всей очевидности опешил, если судить по тому, что он не нашелся что сказать. Дядя Джим тем временем уже ждал объяснений от Гермионы, которая старательно пыталась придумать что-нибудь разумное.

- Мистер Кларксон, - в своей слизеринской хищной манере начал Снейп, будучи при этой твердым, - я уверен, «ваша» Гермиона вам все объяснит, но вы поговорите позже, когда я уйду.

- Уйдете? – мигом зацепилась за это слово гриффиндорка, мысленно отметив, что Снейп уже многое пронюхал про нее и про дядю. То подозрительное чувство в супермаркете и на стоянке, когда кто-то будто отвлекал ее внимание, было ничем иным, как заклинаниями профессора Защиты от Темных Искусств. Он выследил ее, значит, Джинни не врала, и только напрасно оказалась под подозрением во всех смертных грехах. Это действительно похищение. А вот волшебная палочка благополучно покоилась в шкафу с бельем. «Зачем тебе палочка, ты же среди магглов», мысленно передразнила саму себя Гермиона.

Профессор взял ее за локоть так, что со стороны дяди это выглядело невинно, а вот болевые рецепторы Гермионы говорили об обратном. Снейп протолкнул свою жертву на кухню и закрыл дверь. Мисс Грейнджер с удивлением обнаружила, что нож из ее руки благополучно исчез и сейчас покоится на столе, среди неразобранных продуктов.

- Не думайте, что вам удастся провернуть свои делишки…, - начала злобно шипеть Гермиона, но была перебита Снейпом.

- Замолчите.

Свои слова он подкрепил Силенцио. Нагнувшись прямо к ее уху, он прошипел так, что вибрация прокатилась по коже:

- Будете дергаться, и я перестараюсь, когда буду изменять память вашему драгоценному дяде Джиму.

Гермиона хотела закричать «Нет!», но заклинание было наложено мастерски. Если Снейп неосторожно поработает с памятью дяди, то старик запросто лишится рассудка. В его возрасте это очень опасно. «Пожалуйста, не трогайте его», - умоляла взглядом Гермиона, но Снейп не имел намерения изучать ее взгляды. Он обездвижил ее Петрификусом и вышел на минуту из кухни. Гермиона поняла, что сейчас у дяди Джима в лучшем случае стирается из памяти тот отрезок времени, что она гостила у него. Вернулся Снейп, демонстративно покручивая палочку в руках. Страх прочно сковал все тело и процесс аппарации она плохо запомнила.

Зато удивилась месту их приземления. Это была темная пустая кладовка, где староста незамедлительно ударилась коленкой о невидимый угол. Вероятно, Снейп уже снял все чары и можно начинать кричать и кусаться. Однако, Гермиона передумала начинать бой, решив посмотреть, что этот маньяк придумает дальше. Снейп уверенно нащупал ручку двери и вышел в светлый коридор. Открылась виду небогатая обстановка и идеальная чистота, царившая в простеньком двухэтажном доме.

- Это ваш дом? – не подумав, ляпнула Гермиона.

Снейп удивленно обернулся, будто внезапно забыл про свою «гостью», потом нахмурился и направил на нее палочку.

- Ваш побег, мисс Грейнджер, стоил мне определенных потерь. Полагаю, что вам стало известно кое-что о моих планах и вы воспользовались ситуацией.

Гермионе захотелось нервно рассмеяться, но Снейп излучал опасность даже без палочки, упиравшейся ей в шею. Профессор почти вжал ее в стену, стоя достаточно близко, чтобы слышать удары сердца и ощущать накатывающий волнами страх, который сковал мисс Грейнджер.

- Вы сделаете то, что я вам прикажу. Я или Темный Лорд. Беспрекословно. Сразу же. Вам ясно? – жестко печатал слова Снейп, глядя на нее со всей своей суровостью.

Гермиона в ужасе расширила глаза, и, стараясь слиться со стеной, в которую изо всех сил упиралась острыми лопатками, стремилась стать как можно дальше от ненавистного человека.

- Предатель, - выдавила она.

Снейп на провокацию не повелся и пригрозил:

- Не забывайте, что козыри у меня на руках. Ваш драгоценный дядя Джим и ваши родители.

Сердце, оказывается, действительно может останавливаться на миг. Или холод, который прокатился по венам, заморозил в одночасье все ощущения. Только не родители, только не дядя. Как же она сглупила, подставив их всех.

- Я повторяю, - продолжал наступать Снейп, как только заметил, что угроза достигла цели. - Вы сделаете все, что вам прикажут.

Или нажим на слово «все», или паника, плескавшая в глазах студентки, вынудили Снейпа ухмыльнуться и снисходительно уточнить:

- Вас никто не заставит раздеваться. Нужно только выразить то, что вы предали своего друга и подчинены всецело мне.

У Гермионы подкашивались ноги от ужаса и страха. Она внезапно почувствовала себя маленькой лодкой в океане, которую волны грозили в любой момент перевернуть или разбить в щепки. Видимо, со стороны ее вид мало походил на адекватный, потому что Снейп принялся с силой ее трясти за плечи.

- Или альтернативный вариант. Я вливаю вам лошадиную дозу «Жидкого Империо», которой хватит, чтобы вы месяцами беспрекословно мне подчинялись.

- Нет! – взвизгнула Гермиона, которая пришла в чувство либо от содержания угрозы, либо от того, что в процессе тряски ударилась головой о стену.

- Отлично, - расслабился Снейп, отступая назад, - повторите, что вы должны делать.

Признаваться в том, что испуг напрочь заблокировал все мыслительные процессы лучшей ученицы, не хотелось, но и повторить слова Снейпа не представлялось возможным. Было похоже, что ей в уши вставили фильтр, который отсеял половину слов, оставив для осмысления только общую суть, без требуемой злобным извергом конкретики. Злобный изверг смилостивился:

- Вы, когда я отведу вас к Темному Лорду, будете стоять рядом со мной и держать рот на замке, пока вас не спросят. Беспрекословно выполнять то, что прикажу я или Темный Лорд. Вы переоценили свои стереотипы и не хотите быть рядом с Гарри Поттером. Вы полностью доверяете мне, потому что я смогу вас защитить от гнева Лорда, так как верите, что он победит, - Снейп выплевывал ей в лицо жестокие отвратительные слова, пока медленно приближался в своей неизменно хищной манере. - Предлагаю вам подумать над этим, вдолбить все, что я сказал, себе в голову. Если Темный Лорд усомнится в вашей искренности, вы умрете. Убедите его - останетесь жить, - почти нежно произнес зельевар, перед тем как вцепиться ей в воротник, приподнимая Гермиону над полом. - Ясно?

Долго висеть, как кукла, не пришлось. С трудом извернувшись, чтобы кивнуть в таком неудобном положении, Гермиона получила долгожданную свободу на долю секунды, но Снейп тут же втолкнул ее в маленькую комнатку, где стояла скромная кровать и кресло.

Пожиратель покопался в карманах, извлек оттуда маленький неприметный сверток и быстро увеличил его уверенным и точным взмахом палочки. Шнурок, перетянувший сверток, зашевелился и, превратившись в маленькую и юркую текстильную змейку, проворно развязался. Неприглядная желтая бумага развернулась, явив на свет черный шелк.

- Переодевайтесь, - последовал безаппеляционный приказ.

Гермиона брезгливо прикоснулась к ткани, которая оказалась коротким коктейльным платьем. Рядом лежал комплект кружевного черного нижнего белья.

- Жидкий Империо, - пригрозил Снейп, завидев сомнения своей пленницы.

Гермиона со страхом воззрилась на профессора, надеясь разглядеть в его глазах хоть крупицу сострадания, но так и не смогла ничего различить за неприветливой чернотой безразличного взгляда. Она нехотя взялась за платье, с нервозностью оглядывая комнату, в надежде найти хоть что-то, где можно переодеться без свидетелей. Когда она расстроенно повернулась к Снейпу, то с удивлением обнаружила, что тот предусмотрительно исчез, давая ей возможность облачиться в развратное платье.

«Когда успел?» - подумала она, торопливо стаскивая свою одежду. Зеркала в комнате не было, поэтому оценить наряд не представлялось возможным. Все, что она могла рассмотреть - подол оказался не таким коротким, а вырез на груди не таким открытым. Снейп, будто почувствовав, что мисс Грейнджер готова, появился в дверях. Гермионе на секунду показалось, что его глаза расширились от удивления, когда он увидел ее во взрослом платье, но его безразличная маска уже снова была на месте, а привычный низкий голос ничего не выражал:

- У вас полчаса или более, чтобы поверить в эту легенду. Потом я приду за вами, - он наложил охранные чары и захлопнул за собой дверь. Секунду спустя, со стороны кладовки раздался хлопок аппарации.

Гермиона стояла посреди комнаты и тупо смотрела на закрывшуюся дверь. По всей очевидности, выйти ей не удастся. На всякий случай она подергала ручку двери и окно. Даже стекло было невозможно разбить, в чем она быстро убедилась. Что там говорил ее тюремщик? Как можно за полчаса поверить в ту нелепицу, что он сочинил?

Если ничего не выйдет, то ее убьют. К тому же, страх за родных пересиливал гордость и разумные доводы. К черту все, она сделает, как он скажет, он или это чудовище. Снейп сам чудовище – лицемерный, ничтожный ублюдок. Как же она его дико ненавидела!

Внезапно Гермиона вспомнила, что оставила в доме дяди Джима не только свою палочку, но и заветный осколок зеркала – единственную связь с друзьями. Может быть, они выручили бы ее, связались бы с Люпином или Кингсли. Обида на собственную глупость отозвалась в душе пронзительной болью, от которой слезы брызнули из глаз, и ничего, ничего в этом жестоком и несправедливом мире не смогло остановить безудержные рыдания Гермионы. Она рухнула на пол и обняла край кровати так, будто он ей самый близкий и дорогой. Она выплескивала в своих слезах то, что было накоплено в ее душе, неважно, за годы или в последние несколько минут.

Сколько прошло времени, прежде чем Гермиона успокоилась и затихла, неизвестно. Скудная обстановка помещения не отличалась наличием часов, а унылый вид из окна не говорил ни о чем, кроме того, что еще день.

Гермиона заставила себя прокрутить в голове все события сегодняшнего дня и с максимальной трезвостью решить, как действовать. Условия Снейпа не предполагали лазейки, и, если верить его словам, то лучшее для нее – подчиниться. То, что будет происходить дальше - разумнее всего оставить на потом и действовать по ситуации. За этими тревожными мыслями и нервным ожиданием Гермиона почувствовала, что немного успокоилась. Совсем чуть-чуть. Организм ее перенес серьезный стресс, и потихоньку начал требовать спасительного и целительного сна. Глаза закрывались и не находилось другого способа скоротать томительное ожидание перед сомнительной перспективой. Сонное состояние притупило страх перед Волдемортом и предстоящей встречей, но Гермиона из всех сил держалась.

ХЛОП!

Резкий звук испугал Гермиону, которая незамедлительно вскочила на ноги и с тревогой уставилась на дверь. Послышались шаги. Нет! Нет! Сейчас войдет Снейп и потащит ее к Волдеморту! Сердце колотилось так, что, казалось, проломит грудную клетку и ускачет прочь.

Дверь ожидаемо открылась, и Гермиона с удивлением увидела высокого мага в странной мантии. Видеть Волдеморта ранее ей не приходилось, но по описанию Гарри она сразу поняла, кто стоит перед ней.

Оказалось, что это вполне осязаемый человек, от которого даже не веет могильным холодом. Внешность была определенно отталкивающей, отвратительной, и Гермиона вскользь подумала, что колдография студента в школьном архиве, которую ей однажды удалось увидеть, мало соответствует чертам этого нечто.

- Решила пойти против своего друга, грязнокровка? – лениво спросил Лорд.

Гермионе показалось, что ему не очень интересен ее ответ, что он просто развлекается, наслаждаясь своей безграничной властью и превосходством. В теле почти обычного человека была сосредоточена неимоверная сила, она была настолько осязаема, насколько может быть ощутимо острие ножа, приставленное к горлу, или прогнившая доска на подвесном мосту над пропастью в сотни миль. Гермиона почувствовала, что ее охватили не просто робость или страх, ее сковало какое-то инстинктивное чувство самосохранения перед лицом могущественного противника, пусть он и не проявлял в данный конкретный момент никакой особой враждебности.

Снейп с безразличным видом стоял позади своего господина, предпочитая молча наблюдать и не вмешиваться. Ни один мускул на его лице даже не дрогнул, когда Волдеморт вытянул руку вперед. Неведомая сила оторвала Гермиону от пола, и поднесла по воздуху к Лорду. Тот поизучал несколько минут девичье лицо и повернулся к Снейпу. Гермиона при этом рухнула на пол, видимо, в планы Волдеморта не входило аккуратно поставить ее обратно.

- Она не похожа на ту грязнокровку.

- Зато дорога Поттеру, - спокойно ответил Снейп, глядя прямо в глаза своему господину. - Ему будет особенно неприятно, если его лучшая подруга станет любовницей человека, которого он ненавидит. Это поможет его сломать, мой господин.

Снейп говорил очень уверенно, спокойно. Его манеры были идеально подстроены для того, чтобы убедить любого в чем угодно. Пусть Волдеморт никак не мог относиться к тем, кому можно запросто навешать на уши всякой лапши, но все же, поведение своего слуги и самой Гермионы оказалось достаточно убедительным для великого, пусть и ужасного мага.

- А ты неплох, Северус, зря я в тебе сомневался, - ощерился Волдеморт. Вероятно, это выражало улыбку. - Оставляй ее у себя и развлекайся. Жаль, что она ничего не знает о Поттере и Дамблдоре, но это не твоя вина.

***

Гермиона услышала хлопок аппарации и приготовилась встретить Снейпа. Волдеморт не стал задерживаться в скромных хоромах своего слуги и вместе с ним исчез куда-то. Прошло уже достаточно много времени, давно стемнело и сквозь серые тучи, набежавшие к вечеру, пробивался иногда неровный свет месяца. Гермиона уже устала ломать голову над загадками. Ее больше всего интересовало, почему Волдеморт сам явился посмотреть на нее. Снейп ведь собирался отвести ее к нему. Что это может значить?

Время шло, и тревоги, временно стихнувшие, уступили место чувству голода, и более насущному – хотелось в туалет. Гермиона слышала, как ее тюремщик прошелся по дому, даже не подумав выпустить свою пленницу. Необходимо срочно поговорить. Пусть от нее ничего не требовали из всех тех ужасов, которые она рисовала себе - от изнасилования до унизительного приказа встать на колени. Ее всего лишь поболтали в воздухе. Но тем не менее, она выполнила требования Снейпа и вправе узнать свою дальнейшую судьбу.

Когда стало очевидно, что к ней никто не зайдет, невольница с силой начала барабанить в дверь. Твердая деревяшка грозила оставить синяки на руках, но узница была настроена решительно.

Дверь легко открылась и возник Снейп, который предусмотрительно выставил вперед палочку. Секунду спустя Гермиона сообразила, что он палочкой открыл дверь, и не думает о том, чтобы защищаться от беспомощной, испуганной девчонки.

- В чем дело? - недовольно спросил он.

- Мне надо в туалет, - выпалила она, даже не покраснев от смущения. Часы ожидания лишили ее всякой скромности. Профессор хмыкнул и указал на другую дверь. Гермиона устремилась туда, едва сдерживаясь, чтобы не выкрикнуть по пути: «Ой-ой-ой».

Первым делом по возвращении Гермиона задала очередной насущный вопрос.

- Я могу поесть?

- Идемте, - с некоторой заминкой сказал Снейп и повел ее на кухню.

Любопытная Гермиона успела рассмотреть обстановку. Невыразительно, скромно, по-мужски. Почти так же, как в той комнате, где она провела сегодня весь день.

- Вы меня отпустите? – осторожно поинтересовалась Гермиона.

Профессор отрицательно покачал головой и потянулся к стакану с янтарной жидкостью.

- Почему? Зачем я вам? Я не стану вашей любовницей! – разгневанно воскликнула она.

Снейп смерил ее презрительным взглядом, в котором читалось: «Не приведи Мерлин!». Тем не менее, словесно он никак не отреагировал и поставил перед ее носом тарелку с едой.

- А почему Вол… - Гермиона поняла, что не может говорить. Снейп снова наложил на нее Силенцио.

- Терпеть не могу вашу болтливость, - пояснил он свои действия.

Гриффиндорка уныло опустила плечи. Вопросов было множество, все требовали ответа, но единственное, что она могла сейчас сделать, это поесть, пока не отняли и эту возможность. Снейп выглядел усталым, но, к счастью, агрессии, той, что демонстрировал днем, не проявлял.

- Завтра у вас появится возможность уйти. Советую внимательнее присмотреться к вешалке в прихожей и к тумбочке.

Гермионе на миг показалось, что она говорит с Дамблдором. Почему такими загадками? Она вышла из кухни и огляделась. Приметив входную дверь и упомянутую вертикальную вешалку, она подошла ближе. Видимо, профессор этого и ожидал, потому что вальяжно вышел следом. На вешалке висело несколько мантий и все. Не понимая смысла, Гермиона открыла ящик в тумбочке. Там валялись две старые электрические пробки и завернутый в бумажку кусок нафталина.

- Я не понимаю, - сказала Гермиона сама себе. Слышно ее не было, но профессор заметил, что она что-то сказала и смилостивился, отменив Силенцио.

- Я не понимаю, - повторила она вслух.

- Кто-то мне говорил, что вы лучшая студентка, - прищурился Снейп. - Даю подсказку: анимаг обладает отличным обонянием.

Гермиона сообразила, что пробки не имеют никакого отношения к обонянию, а вот нафталин здорово отбивает запах.

- Анимаг? Какой анимаг?

- Если вам хватит мозгов улизнуть отсюда завтра, когда вас придут проверить, то отправляйтесь туда, где я вас нашел, - профессор даже не пытался отвечать на вопросы. - Не вздумайте юлить, я буду ждать там, рядом с вашим гостеприимным стариком.

- Не вздумайте ему навредить!

Снейп скривился.

- Вы поняли, что надо делать?

- Нафталин отбивает запах, - неуверенно начала Гермиона. - А вешалка…

Профессор недовольно поджал губы.

- А за вешалкой я спрячусь, поэтому, когда дверь откроет анимаг, он меня не учует.

- Браво, - процедил Снейп, - это ваш единственный шанс.

- Почему вы меня сами не отпустите?

- Потому что сказал, что не сделаю этого, - не выдержал профессор и удалился на кухню.

Гермиона подергала дверь, которая была заперта, залезла за вешалку. Места достаточно, и ее наверняка не видно снаружи.

- А потом что? Вы дадите мне палочку, чтобы я аппарировала? – крикнула она по пути на кухню, в которой звенел приборами Снейп.

- Конечно, нет. Я уверен, вы быстро бегаете.

- Бегаю? – неверяще переспросила Гермиона, - но, я не…

Здесь Снейп был не прав. Объяснить в чем дело было весьма непросто, и она не нашла ничего лучше, чем смущенно покраснеть. Профессор, очевидно, не понял, поскольку его бровь вопросительно изогнулась.

- Я не очень быстро бегаю… - застенчиво пробормотала Гермиона, глядя в пол.

- Вы вполне обычный ребенок, все дети быстро бегают, - равнодушно процедил Снейп.

Как бы то ни было, в его глубоком взгляде промелькнула искорка интереса, но больше профессор никак не проявил свое любопытство. Зато Гермиона вспыхнула от негодования, когда ее назвали ребенком. Момент совершеннолетия для нее уже минул, она имеет право аппарировать и пользоваться магией вне Хогвартса, она даже замуж может выйти! Однако, хотелось вытащить из профессора другую информацию, а не тратить время на глупые споры.

- Тем не менее, - неопределенно ответила Гермиона, прямо глядя на зельевара и подразумевая, что объяснений не будет.

Между тем, профессор сложил руки на груди, заинтересованно изучая девичье лицо. Весь его вид говорил о том, что он ждет пояснений. Гермиона хмуро оглядела его позу, и тоже, будто защищаясь, молча сложила руки на груди. Так продолжалось несколько напряженных минут, пока Снейп не выдержал:

- У вас проблемы со здоровьем?

- Нет, - нахмурилась она и отвела взгляд.

- Тогда что? Помнится, вы лихо улепетывали от оборотня на третьем курсе.

Гермиона устало прикрыла на мгновение глаза и, решившись, сдержанно пояснила:

- Тогда у меня были бедра поменьше, и я могла бегать быстро. Простая физиология.

Снейп удивленно опустил взгляд на ее бедра, обтянутые узкими джинсами, в которые она незамедлительно переоделась, после ухода снейповского босса. Гермионе показалось, что убедиться в правдивости ее слов можно за одну секунду, но слизеринец всё же задержал взгляд. Потом, будто опомнившись, хмыкнул:

- Не повезло вам.

Ну и что прикажете на это ответить? В любом случае, Гермионе хотелось уйти наконец от темы обсуждения ее бедер, и она вернулась к насущному.

- Вы предлагаете мне бежать по улице от волшебника…

- Волшебников, - поправил Снейп, - вряд ли Хвост явится один.

- Но…

- Завтра здесь будет уличная ярмарка. Полно народа, в вас никто не осмелится пустить заклинание.

- Но как я доберусь до дяди? Я даже не знаю, где я!

Снейп определенно начал раздражаться, судя по тому, с каким стуком он поставил пустой стакан на стол.

- Вы магглорожденная или нет? Сядете на поезд до Саутгемптона, потом на автобусе до Вулстона. Дальше маршрут подсказать?

Гермиона помялась, прежде чем задать очередной вопрос. Просить не хотелось, но, с другой стороны – ее сюда не по своей воле притащили. Снейп смотрел сурово, и оробевшая под его взглядом, она с трудом выдавила:

- У меня совсем нет денег.

Они остались в кошельке в сумочке. Хотя, неизвестно, где она находится, и хватило бы ей денег на поезд. Профессор тем временем хмыкнул, порылся в карманах и извлек маггловские деньги.

Если Гермиона и удивилась наличию таких денег у Снейпа, то сумма заставила ее вздрогнуть.

- Вам долго ехать. Проголодаетесь, - бросил Снейп, выходя из кухни.

- Сэр, - кинулась за ним Гермиона. - А почему он… э… сам пришел?

- Хватит на сегодня, мисс Грейнджер. Идите спать и продумайте хорошенько ваш завтрашний побег.

- Но почему…

Перед носом Гермионы захлопнулась дверь.

Прекрасно, профессор отказывается прояснять ситуацию. Это несправедливо. Зачем он показывал ее Волдеморту, словно экспонат в музее пыток? А потом предложил сбежать, и не просто предложил – приказал. Это глупо и нелогично.

Гермиона распиналась в этом духе, стоя под дверью несколько минут, прежде чем поняла, что Снейп наложил звукоизоляционные чары и, наверняка, уже давно спит.
 
elenak Дата: Четверг, 18.02.2016, 19:35 | Сообщение # 5
elenak
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Rachel_Lisbon, всегда рада Вашим новым историям. Напрягает немного ДМ/ГГ, но надеюсь на Ваше чутье/понимание персонажей. Оно у нас раньше в целом совпадало.
 
ATAKA24 Дата: Четверг, 18.02.2016, 20:15 | Сообщение # 6
ATAKA24
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
пока одни вопросы

Многие люди похожи на одичавших котов. С виду такие важные, независимые и грозные, но всегда мурлычут, радуясь тому, что кто-то отважился их приласкать.
 
Ariana Дата: Четверг, 18.02.2016, 21:31 | Сообщение # 7
Ariana
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Дополнительная информация
Меня вот не немного напрягает ГГ/ДМ, настолько что не смотря на то что очень нравятся истории автора не уверена стоит ли читать.....
Уважаемый автор там этого ГГ/ДМ очень много??? 01blush


А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
Rachel_Lisbon Дата: Пятница, 19.02.2016, 20:53 | Сообщение # 8
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вообще ГГ/ДМ нужен для развития сюжета, их отношения будут показаны поверхностно. Писалось все это ради всеми любимой пары СС/ГГ
 
willemo Дата: Воскресенье, 21.02.2016, 22:50 | Сообщение # 9
willemo
BlackMagicWoman
Статус: Offline
Дополнительная информация
Rachel_Lisbon, очень и очень интригующе. Да. вопросов много, но буду ждать продолжения. 12wow

Улыбайтесь! Один хрен, ваши проблемы никого не волнуют. И живите так, чтобы жизнь, пиная вас, сломала ногу!
 
Rachel_Lisbon Дата: Среда, 24.02.2016, 11:30 | Сообщение # 10
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3


Проснулась Гермиона от хлопка аппарации. Других звуков не раздавалось, значит профессор ушел. Странный он волшебник, другие ставят антиаппарационные барьеры даже за территорией своих домов, а он… Гермиона долго подбирала аналогию, но ничего, кроме дырки от бублика не придумала. Неужели трудно аппарировать на улице и потом просто зайти в дом?

Ответ на свой вопрос узница получила, когда внимательнее присмотрелась к виду из кухонного окна. Вокруг множество домов и множество народа. Да, Снейп предупреждал, что будет ярмарка, но улица однозначно была оживленной сама по себе. В таком месте нельзя аппарировать без свидетелей.

Тогда сделать «окно» в антиаппарационном барьере не такая большая глупость. Тот, кто о нем не знает, не сможет попасть в дом. Волдеморту теперь об этом известно, а, может, и раньше было. Кажется, слугам нельзя запирать дома от своего господина.

На кухне нашлись остатки завтрака, которые тут же были подчищены. Если все пройдет как надо, то день будет долгим. Ночью было достаточно времени все продумать и спланировать. Разумеется, можно было бы просто сбежать, но дверь была хитро заколдована, и открыть ее мог только кто-то снаружи.

Гриффиндорка натерлась отвратительным куском нафталина, и сама себя сравнивала с покойницей. Устроившись поудобнее за ширмой из мантий Снейпа, она принялась ждать «проверку». Вонь, которую она сама источала, постепенно приелась, и Гермиона перестала ее различать, зато с удивлением уловила едва заметный мужской запах от одежды профессора. Странно, но он не показался ей неприятным.

Из-за двери доносились звуки музыки и веселых криков. Минуты тянулись одна за другой, но затворница терпеливо ждала. Гвалт с улицы то разгорался, то стихал, и Гермиона уже давно потеряла счет времени. Она старалась занять свою голову то правилами трансфигурации, то гербологией. Перебрав все возможное, она принялась составлять список положительных и отрицательных черт Снейпа, но столкнулась с неприятной правдой – он отвратителен. Из плюсов разве только невозмутимость и целенаправленность. Ну, и про интеллект забывать нельзя.

Когда Гермиона принялась выискивать у него внешние преимущества, дверь тихо скрипнула. Это быстро вернуло Гермиону с небес на землю. Вошедших было двое, если судить по шагам. В просвете между складками скрывающей ее мантии, она увидела черные кудри, которые сразу выдали Беллатрису. Ее спутник, как и говорил Снейп, оказался Хвостом, он предусмотрительно остался в прихожей, пройдя всего несколько шагов вперед, в сторону от вешалки. Обойти дом не займет более двух минут, и, если Хвост не сдвинется с места, то все пропало.

- Эй, грязнокровка! - пропела своим визгливым голосом миссис Лестрейндж откуда-то со стороны лестницы.

Черт! Всего несколько секунд осталось, прежде чем ведьма спустится обратно, и они уйдут. Что же делать? В углу, где сидела Гермиона, стояла старая кочерга, и гриффиндорка, не дыша, потянулась к ней. Тяжелая железяка тихонько звякнула, когда попала в руки, но в этот момент Беллатриса, бродя по комнатам сверху, что-то прокричала Хвосту, который подался немного вперед. Момент упускать было нельзя.

Если сильно размахнуться, то таким орудием вполне можно проломить никчемную голову жалкого предателя. Однако, от этой мысли в желудке образовался неприятный спазм. На убийство она точно не способна. Мистер Грейнджер прекрасно разбирался в анатомии, и многое успел рассказать своей дочери, пока она листала его книги, рассматривая картинки. Невольно он подковал свою дочь в этой области, поэтому, когда Гермиона ударила кочергой по затылку, и Хвост глухо вскликнул и рухнул на пол, не было даже крови. Очухается минут через пять, мысленно отметила беглянка, распахивая дверь и выбегая наружу.

Яркий свет на улице на секунду дезориентировал Гермиону, но хуже всего было от затекших мышц от долгого ожидания в неудобной позе. Она едва передвигала ноги, пугая прохожих своими неестественными движениями.

- Ах, ты! – услышала Гермиона за своей спиной и, обернувшись, увидела Беллатрису, бегущую за ней с перекошенным от злости лицом.

- Держите ее, она воровка! – прокричала преследовательница, но никто за Гермионой не погнался. Сама Беллатриса мало походила на здравомыслящего человека, и ее слегка сумасшедший вид несколько смутил людей.

Лестрейнж быстро нагоняла Гермиону, пока та, превозмогая боль во всем теле, заставляла себя бежать.

- Держите же ее! – послышался истеричный крик.

Кто-то, видимо, решил все же помочь поймать воровку и бросился в погоню.

- Стой! Стой! – слышался чей-то густой голос позади.

«Нет. Нет. Нет», - мысленно повторяла про себя Гермиона, сворачивая за угол. Только не попасться, только бы убежать. Она неслась, как ветер, забыв про боль, которая уже отступила, и ее молодой организм прытко преодолевал расстояние. Топот ног за спиной стих, и она рискнула обернуться. Никого!

Через улицу, опираясь на колени, стоял мужчина средних лет, который с трудом переводил дыхание. Когда появилась растрепанная Беллатриса, он мигом выпрямился и любезно устремился к ней.

- Наивный, - буркнула Гермиона и забежала в автобус, который собирался уже отъезжать. Мужчина определенно желал понравиться импозантной дамочке, помогая ее беде. Меньшее, что могла с ним сделать миссис Лестрейндж, это заехать ему между ног, а никак не порадовать благодарной улыбкой.

Автобус быстро набирал скорость и увозил Гермиону в неизвестном направлении. Соблюдая осторожность, она нашла вокзал и купила билет до Саутгемптона.

Сидя в поезде, Гермиона задремала под мерный стук колес. Радость от того, что ей удалось скрыться, быстро развеялась. А ситуация, сложная и противоречивая пока не прояснялась. Снейп сказал, что будет ждать ее у дяди Джима. Значит, ни о какой свободе пока не может быть и речи.

- О, простите, я так неловок, - смущенным голосом произнес грузный мужчина, который сел рядом на предыдущей станции. Он разлил кофе, который потягивал из стакана с крышкой, и сейчас старательно вытирал носовым платком свои светлые брюки.

Гермиона хотела вежливо ответить, что все в порядке, на нее не попало ни капли, как с удивлением начала принюхиваться. Запах нафталина исчез! Или это обман обоняния?

- Извините, вы не чувствуете, чем пахнет?

- Надеюсь, что только моим разлитым кофе, - пожал плечами мужчина, глядя на коричневое отвратительное пятно на штанах.

- И все? – решила уточнить Гермиона.

Сосед странно на нее посмотрел, и медленно покачал головой.

- Э, простите, мне казалось, я перестаралась с духами, - пробормотала она и отвернулась к окну.

Поезда в Британии довольно распространенный вид транспорта, что вовсе не исключает факт их частой поломки. Ожидание на станции другого поезда, еще несколько часов пути превратили Гермиону в уставший и вымотанный комок нервов. Перекусывать пришлось в сомнительной забегаловке, где чай был остывшим, а чипсы слишком жирные и острые, от чего в животе поселилось неприятное чувство, сильно напоминающее изжогу. Когда Гермиона добралась до Саутгемптона, было уже темно. Расписание движения автобусов порадовало больше всего – следующий автобус только в семь утра.

Больше половины денег, выданных Снейпом, по расчетам Гермионы уйдет на дорогу. Часть она потратила на еду. Возможность переночевать даже в дешевой гостинице напрочь отсутствовала.

Грязная, усталая путешественница испытывала дикое желание помыться. К счастью, Снейп догадался заколдовать кусок нафталина, и никто от нее не шарахался, но это было, пожалуй, единственным успокоением. Бродить всю ночь по улицам незнакомого города не было разумным способом скоротать ночь, но и пытаться заснуть на жестких сиденьях местного вокзала было делом непростым.


***

- Где вы были? - прошипел Снейп на ухо Гермионе, едва она вошла в дом дяди Джима.

Гермиона отскочила от него и устремилась к дяде, который радостно ей улыбался.

- Ну что, уладила дела, дорогая?

Что ж, непохоже, что Снейп успел навредить дядюшке, но ей еще предстоит узнать, что профессор успел наплести доверчивому старику про нее.

- Садись, покушай, Северус для тебя приготовил, - похвастался за гостя дядя Джим, суетливо доставая чистую тарелку и приборы.

Гермиона перевела удивленный взгляд на профессора, который предпочел сделать вид, что внезапно оглох.

- Почему ты вчера не вернулась? – заботливо спросил дядя Джим.

- Да, почему, мисс Грейнджер? – подключился обретший слух Снейп, вызывающе сложив руки на груди.

- Потому что я ехала на поезде, который сломался. Я ночевала на вокзале, потому что не успела на автобус, - слишком резко выпалила она. - Какие могут быть еще причины? Других способов добраться ведь у меня не было, - добавила Гермиона уже спокойнее, сверля обвиняющим взглядом ухмыляющегося Снейпа.

- Прости дядя, мне надо в душ.

- Остынет… - расстроился старик.

Гермиона вздохнула и медленно дотащилась до стола, плюхнулась на стул и принялась есть. Блюдо оказалось тем самым ризотто, с которого, можно сказать, все и началось. Очень вкусным ризотто, стоило признать. Дядя Джим радовался, как ребенок, видя, что Гермиона, плюнув на свою гордость, лихо уминает кулинарное творение гостя. Видимо, Снейп, скользкий угорь, успел втереться в доверие к пожилому человеку.


***

- Вы мне объясните хоть что-нибудь? – не особо надеясь, спросила Гермиона, опускаясь на ступеньку на крыльце. Снейп сидел за деревянным столиком в саду и внимательно читал письмо.

- Да, - просто ответил профессор, откладывая пергамент. - Я буду здесь теперь появляться чаще. Не вздумайте бежать, - предупредил Снейп, заметив, что она возмущенно вскинула голову. - Поттер знает, где вы?

- Нет, - огрызнулась Гермиона.

- Похвально, - выдавил из себя скупое одобрение профессор и изобразил полуулыбку. При этом его глаза не кололи холодными жалами, как в школе, а скользнули по девичьему лицу с незнакомой ноткой, в которой угадывался интерес и что-то еще. - Благодаря вашему вчерашнему представлению я избавился от своих конкурентов. Темный Лорд теперь в ярости от того, что не удалось насолить Поттеру, виновники наказаны.

- Как наказаны? – от неприятной догадки даже пересохло в горле. Волдеморт наверняка мастер в этом отвратительном деле.

- Вы их жалеете? – зельевар склонил голову набок. Таким она его еще не видела – почти отрытым, почти человечным…

- Нет, - быстро исправилась Гермиона.

- Живы-здоровы, - усмехнулся Снейп. - Только теперь их голос не так слышен, как раньше.

- В чем состоял ваш план с Дамблдором? – осторожно спросила она.

- Который из сотни? – тихо пошутил профессор, и его собеседнице удалось заметить тень легкой печали на его лице. Снейп вообще сейчас казался совершенно другим человеком, и его новый облик невольно притягивал взгляд. - Я думал, вы и так поняли.

- По большей части – да. Но почему вы запугивали меня? Почему он явился в ваш дом, а не ждал, когда вы приведете меня? Почему не использовал легиллименцию? И кто та, другая грязнокровка?

Гермиона внимательно следила за выражением лица профессора перед тем, как задать очередной вопрос. После грязнокровки он сильно сжал челюсти, и Гермиона замолчала.

В саду заливисто щебетали птицы, где-то вдалеке раздавались звуки старой газонокосилки. Гриффиндорка уже решила, что не получит ответа, и вздрогнула, когда Снейп заговорил.

- Мне нужно было показать Лорду, что вы меня боитесь, - последовала небольшая пауза и он продолжил, - я предполагал любые варианты и не хотел, чтобы вы прокололись. А так, вы действительно поверили.

- Но вы говорили, что нужно сделать вид, что я вам доверилась, - засомневалась она.

- Не перебивайте, - нахмурился слизеринец, - у Лорда свои понятия относительно доверия. Его появление в моем доме несколько неожиданно. На меня старательно наговаривали небезызвестные вам Хвост и Белла, поэтому он посчитал, что элемент неожиданности - лучшая проверка моей преданности.

Вновь наступила тишина, на этот раз чуть более длительная. Казалось, что Снейп ушел в свои мысли, невольно вызвав у его ученицы новый приступ любопытства. Пока он размышлял, Гермиона с удивлением разглядывала изгиб его губ. Было в нем что-то дьявольское, что-то чувственное и притягивающее.

- Необходимости копаться в ваших мозгах просто не было, - заговорил Снейп. - Весь Хогвартс, а, следовательно, и Пожиратели были уверены, что вы отдыхаете в Мунго в комнате с мягкими стенами.

- Что? – Гермиона вскочила на ноги. - Что за чушь?! Чья это идея?

- Вы длительное время были изолированы от Поттера и не представляете для Лорда никакого интереса. Ваши детские фантазии и прочая чепуха его не волнуют, - проигнорировал гневный выпад Снейп.

Хваленый мозг медленно переваривал информацию. Кое-что сложилось, наконец, в более-менее понятную картину.

- А мой побег и вешалка были способом убрать с дороги ваших недоброжелателей?

Профессор кивнул.

- Как вы узнали, что они наказаны?

- Думайте, Грейнджер.

Видимо, о факте побега Гермионы стало известно Лорду. От самого Снейпа или этих двоих неизвестно, но это и не столь важно. Они здорово облажались, а Снейп укрепил свои позиции. Все как в том разговоре, что подслушала Джинни.

- А мой дядя? – вспомнила Гермиона. - Что вы ему сказали?

Снейп, наверняка, устал от любопытства своей студентки и, пренебрежительно закатив глаза, сухо поведал:

- Последние пару дней он не помнит. Я ваш учитель. Живу рядом.

- А…

- Хватит на сегодня, - оборвал ее профессор и поднялся на ноги.

- Последний вопрос, сэр, - взволнованно подскочила к нему Гермиона. Снейп холодно на нее уставился, и она осмелилась предположить, что таким образом он дал ей разрешение продолжить. - Зачем вы будете здесь появляться?

- Об этом месте никто, кроме меня и вас не знает. Это очень удобно, - бросил профессор и вышел за калитку. Через несколько минут она услышала отдаленный хлопок аппарации.

Гермиона оглянулась на дядю Джима, который мерно посапывал в своем кресле-качалке, пригретый теплым солнцем. Вряд ли Снейп побоялся шокировать пожилого человека своим исчезновением, значит, на доме теперь стоит антиаппарационный барьер.

Только сейчас до Гермионы дошло, что Снейп ничего не сказал про ту, другую грязнокровку.


***

Вопреки обещаниям Снейпа появляться в доме дяди Джима, профессор пропал на неделю. От друзей она знала, что он в школе и ведет себя также стервозно, как обычно. Понемногу она начала скучать по новостям и была бы рада чему угодно, даже появлению Снейпа. Разумеется, объяснялось все довольно просто – Снейп мог сообщить что-то новое и интересное, но втайне Гермиона частенько задумывалась о том, что с ним можно просто поговорить, как с обычным человеком, обладающим своеобразными качествами.

В этот день Гермиона чувствовала себя особенно нервно – Гарри должен был отправиться на очередное занятие с Дамблдором. Друзья до сих пор не знали, как относиться к директору. Он выглядел честнейшим светлым волшебником, и не мог вызывать никаких подозрений. Гермионе казалось, что сомнения остались только у нее одной, поэтому она их запрятала куда подальше, но старалась не забывать про них.

Гарриет пришла на работу с красными глазами. На вопросы Гермионы она уперто отвечала, что все в порядке, но потом не сдержалась, и вывалила на коллегу все свои проблемы. Гермиона слушала Гарриет и удивлялась, как одинаковая степень переживаний может приходиться на совершенно разные по значимости события. Расстройства Гарриет по поводу очередного неудавшегося свидания и волнение Гермионы за весь магический мир!

Весь вечер Гермиона тщетно пыталась выйти на связь с друзьями, но никто не отзывался. Гермиона чувствовала, что происходит что-то ужасное, и она ничем не может помочь. Дядя Джим косился на нее весь вечер, потом посоветовал выпить валерьяночки, присовокупив, что кавалеры того не стоят.

- У меня никого нет, - удивилась она.

- Ну-ну, - хитро прищурился дядя Джим, перебирая кисти.

Поздно ночью Гермиона проснулась от того, что зеркальце нагрелось.

- Снейп убил директора, - отрешенным голосом сообщил Гарри, глядя в пустоту перед собой.

- Что? – воскликнула она, решив, что спросонья неправильно расслышала.

- Он даже глазом не моргнул…

Гарри помолчал несколько минут. Гермиона растерянно ждала, рассматривая опущенные плечи друга. Он начал говорить, все так же глядя перед собой. Он рассказал про посещение пещеры, про яд, про медальон. Про Черную Метку и Пожирателей, про последние слова Дамблдора.

«Нет, не может быть, это неправильно», - хотела сказать Гермиона, но не могла произнести ни слова. Любой звук, который мог сорваться с ее языка, мог оказаться кощунством. Ничем уже не помочь, ничего нельзя сделать. Это конец.


***

Утром Гермиона проснулась поздно, разбитая и печальная. Снейп мерзавец, использовал ее, чтобы поднять свой авторитет, а потом убил человека, который эту идею предложил. Отличная благодарность! Да и что еще можно ждать от подлого, ненавистного обманщика?

Есть не хотелось и Гермиона, натянув на себя простой сарафан, уныло спустилась вниз и вышла в сад. В одно мгновение вся ее апатия спала. Она бросилась вперед с диким воплем, намереваясь с размаху ударить виновника всех их бед. Как Снейп мог явиться сюда после того, что натворил? Профессор отсутствием быстрой реакции не страдал, в чем пришлось моментально убедиться, когда ее руку, как в тиски, зажала сильная ладонь Снейпа.

- Мисс Грейнджер, успокойтесь, - раздался взволнованный и до боли знакомый голос.

Гермиона мигом повернула голову в сторону садового столика, за которым мирно распивали чай дядя Джим и… Альбус Дамблдор. Снейп уже успел отпустить ее руку, но Гермиона даже не заметила этого, с широко открытыми глазами уставившись на живого и здорового директора.

- Но… - только и смогла выдавить она.

Директор, вероятно, уже бывший, был определенно самим собой. Все его манеры и голос были на месте, а хитрая улыбка и озорной огонек в голубых глазах только подтверждали то, что Гермиона не сошла с ума.

- Вы живы?

Дядя Джим весело крякнул, решив, что эта какая-то шутка.

- Жив, дорогая моя, - согласно кивнул головой Дамблдор, не заметив, что его борода окунулась в чашку. - Присядь, - он приглашающе махнул рукой.

Столик дяди Джима был очень маленьким, и директор небрежно взмахнул палочкой так, что предмет садовой мебели раздался в ширину. Тут же рядом возникла чашка.

Дядя Джим восторженно восхищался такому чуду, и, судя по тому, что волшебники оставались невозмутимыми, Гермиона поняла, что они решили пренебречь Статутом Секретности. Как они объяснили все магглу, было неизвестно, но такое доверие говорило само за себя – Дамблдор и Снейп решили остаться здесь.

- Так ты и тележку мне можешь починить этой своей палкой? – почесывая лысую голову, спросил дядя Джим.

- О, дорогой мой друг, я тебе могу даже новую наколдовать, - пообещал Дамблдор. - Они, знаешь ли…

- Альбус, - произнес, молчавший до этого как рыба, Снейп.

Директору, видимо, хотелось поболтать со своим новым другом. Он задумчиво огладил бороду и поведал:

- Для Пожирателей был разыгран спектакль. Северус теперь стал правой рукой Темного Лорда.

- Но… все же думают, что профессор вас убил…? – голос Гермионы почти срывался, но был не громче шепота. В ней перемешались шок и негодование, возмущение от того, что Дамблдор использует всех подряд во имя своих благих и светлых целей. Как бы высокопарно и пафосно это не звучало – это низко!

- Ну, мисс Грейнджер, - отозвался директор, - нам всем пришлось идти на некоторые жертвы.

- Некоторые жертвы? – вспылила Гермиона. Она посмотрела на безразличного Снейпа, стоявшего рядом с таким видом, будто сейчас обсуждали судьбу бродяги с Лютного, а не его собственную жизнь, которой он, как оказалось, даже не хозяин. – То есть это нормально – сделать из профессора убийцу и предателя, подумаешь, пол магического мира сейчас его ненавидят! Из меня вы собирались сделать игрушку, так кажется, вы говорили? – Гермиона окончательно распалилась в своем гневе, забыв, с кем говорит, точнее, на кого повышает голос. Задетое за живое чувство всепоглощающей гриффиндорской справедливости почти полностью ослепило ее. - А что вы приготовили для Гарри?

Если Дамблдор просто смотрел на нее сурово, то дядя Джим удивленно открыл рот, никак не ожидав от нее такого неуважительного отношения к пожилым людям. Именно растерянный взгляд дяди немного охладил гнев старосты, и она проглотила свой последний выкрик, подразумевающий ругательство. Ей стало стыдно, не сколько за свои слова, сколько за свой выпад, за бурную реакцию, которая больше выдавала в ней недоразвитого подростка, чем взрослого разумного человека.

Поскольку возмущение еще не сошло, продолжая разрозненными очагами полыхать в груди, то Гермиона не нашла ничего лучше, чем развернуться и выскочить за калитку, прочь от этих людей. Ей нужно успокоиться и все обдумать. Нет! Ей нужно бежать, как можно дальше отсюда. Ветер бьет в лицо, кусты, деревья мелькают мимо, будто при перемотке фильма, позволяя сознанию переключиться с волнующей темы.

- Это ужасно, это отвратительно, - шептала себе под нос Гермиона, повторяя только эти слова и ничего больше, - ужасно, отвратительно…

Остановившись у самого берега реки, она, наконец, пришла в себя, тупо глядя на водную гладь. Вокруг не было ни души, только птицы заливались щебетаньем, спрятавшись в кронах раскидистых деревьев, облепивших берег реки. Гермиона села прямо на траву, мало беспокоясь о светлом сатине сарафана, который совершенно точно теперь окрасится зеленым в районе пятой точки.

За те несколько минут, пока Гермиона с равнодушным видом изучала воду, сквозь которую было видно стайку рыбешек, лакомившихся какой-то, известной только им рыбьей снедью на каменистом дне, она окончательно успокоилась. Что сильнее ее взбесило? Почему последовала такая реакция?

Вспышки гнева были ей вполне присущи, вспомнить хотя бы канареек, которых она натравила на Рона. Но кричать на Дамблдора… И из-за кого, из-за Снейпа? Кровь прилила к щекам. Снейп – взрослый человек, сам может за себя постоять, она просто не имела права говорить все те вещи, что произнесла. Со стороны наверняка казалось, что она защищает его…

- Нет, ты разозлилась еще и за себя, и за Гарри, - мысленно успокаивала себя отчаянная гриффиндорка, скрупулезно прокручивая в голове недавнюю сцену.

Позади послышался хруст ветки. Гермиона испуганно обернулась и увидела Снейпа, который даже не смотрел на нее. Он выглядел так, будто просто пришел сюда полюбоваться природой и ничуть не смущен тем, что нарушил чье-то уединение. Профессор невозмутимо спустился и присел рядом.

Они оба молчали, водя безразличным взглядом по воде и камышам. Поначалу это было даже приятно – просто молчать, не поднимая на поверхность неприятную тему. Просто сидеть и делать вид, что ничего не произошло.

- Мисс Грейнджер, теперь вы единственное связующее звено между директором и Поттером, - тихо начал Снейп, - и никто, слышите, никто не должен знать, что произошло на самом деле.

Гермиона удивленно рассматривала профиль профессора, ожидая, что он все же повернется к ней, но тот продолжал смотреть вперед, будто давая возможность своей собеседнице бессовестно пялиться на него. Гермиона в который раз удивилась тому, насколько Снейп преображался, будучи вне школы, вне условий, где ему приходится играть роль. Внешне он почти ничем не отличался, но, потеряв страх перед грозным слизеринским деканом, Гермиона сумела рассмотреть на нем тени усталости, легкой грусти, возможно, даже сожаления о чем-то. Новые открытия вынуждали по-другому оценивать личность по имени Северус Снейп. Невольно она мазнула взглядом по его губам, тихо вздохнула и мысленно вернулась к теме беседы.

Обычно профессор не страдал косноязычием, но сейчас она никак не могла осмыслить его слова. Вроде бы сказано так много, но не понятно ничего…

- Почему? – после небольшой паузы спросила Гермиона, не понимая, зачем нужно обманывать Гарри.

- Так надо, - сухо отрезал профессор, - с вас взять Непреложный Обет или так пообещаете молчать?

- Я не желаю участвовать в том, что может навредить моему другу, - возразила она.

Снейп наконец повернул к ней голову и снисходительно оглядел.

- Значит, Обет?

- Вам так трудно посвятить меня в свои тайны? – устало промолвила Гермиона. Она и впрямь устала от бесконечных загадок и недоговоренности.

- Мисс Грейнджер, я передаю вам приказ главы Ордена Феникса, - процедил Снейп.

- Меня туда приняли?

Снейп поджал губы вместо ответа, сурово сверля ее взглядом. Наконец, он заговорил:

- Где ваша гриффиндорская самоотверженность? Есть способ помочь не только Поттеру, но и всему магическому миру, а вы будете цепляться за формальности и мелкие детские обиды?

Гермиона проглотила колкость, едва вникнув в смысл сказанных слов.

- Значит, вы тоже помогаете Гарри?

- Я делаю то, что должен. И вам советую.

На этих словах профессор поднялся и двинулся в сторону тропинки, по которой еще недавно сломя голову неслась Гермиона.

- Сэр, - она тоже поднялась на ноги и немного смущенно отряхнула подол, - я сделаю все, что от меня требуется.

- Отлично, - буркнул Снейп и быстрыми шагами направился обратно к дому.

Гермиона надеялась выяснить еще хоть что-то, поэтому припустила вдогонку за профессором.

- А что директор должен передать Гарри? Они ведь и без того много общались в последнее время, - спросила Гермиона, тяжело дыша, когда ей удалось нагнать Снейпа.

- Потом узнаете.

Снейп больше не сказал ни слова, и Гермиона расстроилась. Собственно говоря, многого ожидать от слизеринского молчуна не приходилось, но она отчаянно надеялась, что, став частью их с директором заговора, она справедливо имеет право узнать чуть больше деталей. Быть ведомой в чужой игре и обманчиво упиваться ощущением собственной важности и значимости было не для Гермионы. Интересно, кроме нее хоть кто-то задумывался об этом?

- «Да кому ты нужна!» - съязвила сама себе Гермиона и печально вздохнула.

Домой Гермиона вернулась уже одна, поскольку профессор, не дойдя до калитки, схватился за руку и, бросив: «Меня вызывают», стремительно исчез за ближайшими кустами, откуда послышался мягкий хлопок аппарации. За время короткого отсутствия в саду место действия не поменялось. Бывший директор со своим новым другом продолжали потягивать чаек и мирно обсуждать какие-то общие темы.

- Гермиона, детка, - первым заметил ее дядя Джим и поманил рукой к себе.

Она обреченно вздохнула и села за стол. Директор деловито отрезал ей кусок пирога и налил горячую порцию чая в наколдованную ранее чашку. Гермиона с отсутствующим видом наблюдала за его манипуляциями, все еще не ощущая никакого желания поглощать пищу. Чувства до сих пор оставались смешанными, и как относиться к хитрому старцу, она не знала. Плюс, совесть за недавнюю выходку начала въедливо тревожить шаткое душевное равновесие.

- Простите меня, - выдавила Гермиона, нервно изучая золоченую каемку на блюдце с пирогом.

- Ничего-ничего, - миролюбиво усмехнулся в бороду директор, - молодо-зелено. Северус тебе сообщил о твоей роли?

Гермиона молча кивнула, желая услышать продолжение. Дамблдор имел мало общих черт со Снейпом, поэтому была надежда, что не придется вытаскивать из него слова клещами.

- Гарри ни в коем случае не должен знать, что я жив, а Северус обманул Тома Реддла.

Гермиона прекрасно помнила о неудавшихся уроках окклюменции со Снейпом, но предпочла промолчать.


Сообщение отредактировал Rachel_Lisbon - Среда, 24.02.2016, 19:49
 
Rachel_Lisbon Дата: Среда, 24.02.2016, 11:32 | Сообщение # 11
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4


Дамблдор в это утро больше ничего существенного не сообщил, предпочтя провести время с дядей Джимом. Почтенные старцы запаслись удочками, нацепили панамки и отправились удить рыбу на реку. Гермиона отчаянно кусала губы, стараясь не засмеяться при виде бывшего директора в таком абсолютно нетипичном для мага наряде. Однако Дамблдор, казалось, чувствовал себя прекрасно, добродушно насвистывая какую-то, известную одному ему мелодию себе под нос, пока терпеливо ждал своего нового друга.

Гермиону, разумеется, еще много чего интересовало, но она все еще чувствовала жгучую обиду на то, что ею просто пользуются. И гостеприимством дяди Джима, кстати, тоже. Если бы ей изначально все объяснили и попросили помочь с убежищем – она бы обязательно сделала все от нее возможное. Что касается «карьерного роста» профессора Снейпа, то Гермиона не была уверена, что согласилась бы на эту миссию. Ради Гарри она была готова на многое, но Снейп… В лучшем случае, она завалила бы все дело.

Может, профессора и были правы, решив не ставить ее в известность. Со стороны, наверное, это было логично, но с точки зрения самодостаточной Гермионы Грейнджер – все же несколько оскорбительно. За этими мыслями ее застал телефонный звонок.

- Мисс Грейнджер, есть какое-нибудь объяснение вашему отсутствию на работе?

Гермиона отрешенно подумала, что ее теперь мало интересуют такие мелочи, как работа. Похищение и побег из профессорского дома пришлись как раз на выходные, можно подумать, что Снейп специально интересовался ее рабочим графиком. После тех событий мисс Грейнджер взяла себе небольшой отгул, однако, сегодня она работала во вторую смену и уже опаздывала на полчаса.

- Простите, мистер Таккерд, я буду на месте через пятнадцать минут, - ответила Гермиона, безразлично подумав, что если начальник пошлет ее к черту за недисциплинированность, то она ничуть не расстроится.

Мистер Таккерд бросил трубку, давая понять, что несмотря на свое недовольство, все же ждет нерадивую сотрудницу. Гермиона схватила сумочку и прыгнула в машину. Можно было, конечно, аппарировать в ближайших к работе кустах, но Таккерд невероятно удивится, что мисс Грейнджер минуту назад говорила с ним по городскому телефону в соседней деревеньке. Хотя, может, и стоило озадачить босса, пусть решит на днях проверить голову.

- Ну, где ты была? – возмущенно накинулась на опоздавшую напарницу Гарриет, которой пришлось в их отделе работать одной.

- Так это ты на меня настучала? – подозрительно прищурилась Гермиона.

Гарриет смешалась и стыдливо отвела взгляд. Да, глупости этой курице не занимать… Кипя от недовольства, Гарриет не нашла ничего лучшего, чем пожаловаться Таккерду. Гермиона со скрытым презрением разглядывала толстушку, до которой только сейчас дошло, что она подставила ту, на плече которой столько раз рыдала, ту, которая столько раз одалживала ей деньги.

Гермиона отвернулась и принялась за работу. Ей есть, о чем подумать, кроме как о Гарриет и ее недалеких проблемах. Пока она старательно сверяла сроки годности на банках с краской, со стороны послышался небольшой спор, но Гермиона даже не подумала обернуться. Ее это не касается. Большая торговая площадь с множеством персонала и снующими туда-сюда покупателями ее всегда несколько напрягала. Это не Хогвартс, где царит атмосфера дисциплинированности и знаний, это маггловский мир, пропахший тяжким трудом и химикатами. Гермиона могла себе наколдовать какие угодно документы, но внешность школьницы еще никто не отменял, поэтому она решила поработать пока здесь. Иногда, она жалела об этом решении.

Спор за соседним стеллажом продолжался, причем слышно было только Таккерда, который больше брал децибелами, чем аргументами, судя по отчаянным гневным выкрикам. Через минуту все стихло, и Гермиона даже облегченно вздохнула – не очень приятно быть свидетелем ссоры - но вдруг ее кто-то схватил за руку и потащил к выходу.

- Пусть катится к чертовой матери! – топнул ногой Таккерд, злобно при этом тыча в нее пальцем. Гермиона этого не видела. Она с открытым ртом смотрела, как профессор Снейп быстро тащит ее по проходу, игнорируя всех и вся.

- Что происходит? – удивленно пискнула она.

- Я забираю вас домой, - кратко поведал профессор.

- Но, сэр…

- Никаких но. Вы нужны в другом месте, - отрезал он.

Когда они вышли на улицу, то профессор уже было вознамерился двинуться к кустам, о которых вспоминала недавно Гермиона, но был остановлен.

- Сэр, ключи от машины остались в рабочем шкафчике. И моя сумочка.

Зельевар сверкнул глазами.

- Вы волшебница или нет? На кой черт вам машина? - и снова потянул ее к кустам.

- Нет, - выдернула руку Гермиона.

Возможно, это ее «нет» прозвучало слишком громко, возможно, слишком резко. Профессор остановился и внимательно на нее посмотрел, и, не сдержавшись, хмыкнул.

- До чего вы по-идиотски выглядите.

Гермиона, смешавшись, оглядела себя. Чего идиотского? Обычный рабочий комбинезон оранжевого цвета.

- Простите, шелковое платье я забыла у вас дома, - съязвила Гермиона и отправилась за сумочкой, пока Снейп не опомнился.

Она переоделась в считаные минуты, забрала вои вещи и поспешила к выходу. Допустим, угодить профессору не было ее целью, но в его фразе: «Вы нужны в другом месте», было что-то тревожное, что-то, что заставляло поторопиться.

- Что стряслось? – первым делом спросила она, открывая дверь.

Профессор стоял, не двигаясь, усиленно прожигая ее взглядом. Видимо, это значило, что на машине он не поедет.

- Я не могу оставить ее здесь, - вздохнув, объяснила Гермиона. – Это дядина. Ему не понравится, что я бросила ее.

Профессор все еще не реагировал, казалось даже, что его приложили Петрификусом, но, прежде, чем Гермиона успела испугаться, он наконец подошел, всем своим видом демонстрируя недовольство.

- Вы невыносимы, - бросил он, сев на пассажирское сиденье и отвернувшись к окну.

- Так что произошло? – в который раз повторила свой вопрос Гермиона.

Зельевар казался таким же, как всегда, однако несколько напряженный взгляд на дорогу, пока они ехали, выдавал его с головой. Гермиона улыбнулась и весело спросила:

- Боитесь ездить на маггловском транспорте?

- Очнитесь, мисс Грейнджер, от своих глупых представлений, - едко откликнулся профессор. - Я сильно сомневаюсь в ваших способностях, поэтому заканчивайте болтовню и следите за дорогой.

Стало обидно. Что-что, а водила она неплохо. Но это же Снейп, ему не угодишь…

Дамблдор и дядя Джим еще не вернулись с рыбалки, дом выглядел пустым, за исключением окна спальни Гермионы на верхнем этаже. Оно было подозрительно распахнуто. В самой спальне обнаружился лежащий на кровати Драко Малфой. Без сознания. Выглядел он ужасно – большие кровоподтеки на бескровном лице, волосы спутаны и покрыты какой-то серой пылью. Вероятно, под простыней зрелище было не менее шокирующим, судя по выглянувшей из-под ткани руке – пальцы были сломаны. Парень едва заметно дышал, и только это выдавало в нем живого человека.

Гермиона в ужасе застыла, успев только прикрыть рот рукой, чтобы не закричать. Кто над ним так поиздевался? Из ступора ее вывел профессор, несколько грубовато подтолкнув ее в спину.

- Принесите воды.

Снейп подошел к Малфою, осмотрел зрачки, потом влил какое-то зелье из голубой бутылочки прямо ему в рот, после чего потянулся за палочкой.

- Вы еще здесь? – рявкнул он.

Гермиона помчалась в ванную. Воды полно, пожалуйста – бери не хочу, да только во что ее налить? Испуганная лучшая студентка уже побежала было в сторону кухни за одной из огромных кастрюль, так любимых дядей Джимом, как хлопнула себя по лбу.

- Палочка.

Гермиона мигом наколдовала широкий тазик и наполнила его теплой водой, затем бережно отлеветировала к постели больного. Почему Снейп не воспользовался очищающими чарами, ее сейчас мало волновало. Он знает, что делает.

Пока Гермиона промакивала раны Драко и осторожно стирала кровь, ее руки отчаянно дрожали. Она, в вихре волнения и переживаний, поймала себя на мысли – почему она возится с тем, кто на полном серьезе собирался убить Дамблдора? Пустил Пожирателей в школу, да и вообще, целых шесть лет отчаянно вредил ей и ее друзьям?

Ну, да. А еще она привела в дом собственного дяди другого Пожирателя смерти, помогла ему стать правой рукой Волдеморта.

Дрожь в пальцах никак не унималась, вид слизеринца был до того плох, что казалось, жизнь его висит на волоске. Под светлой кожей просвечивались лопнувшие капилляры, багровевшие растекшейся по мягким тканям кровью. А что, если Малфой умрет на ее постели? Какими бы ни были их отношения раньше, желать смерти ему она никак не могла. В конце концов, Снейп – хороший. И если он притащил сюда Малфоя, то значит, он тоже хороший. Грейнджер, что за чушь в твоей голове?

Профессор Снейп тем временем открыл баночку с мазью, слабо пахнущей еловой смолой и протянул своей помощнице.

- Это зелье от синяков, - удивилась Гермиона, вспомнив запах.

- Именно.

- Он без сознания! Его надо спасать, а не заботиться о синяках.

- Мисс Грейнджер, - процедил Снейп сквозь зубы, - он погружен в магический сон. Все что надо, я уже сделал. Рад, что вы сомневались во мне, - изобразил ехидную улыбку зельевар. – Нанесете мазь, потом будете давать по глотку зелья, что стоит на тумбочке, каждые полчаса.

Выдав инструкции, Снейп стремительно развернулся в сторону выхода.

- Так с ним все в порядке? – пораженно выдохнула гриффиндорка, даже не заметив, как выронила мокрое от воды и крови полотенце.

Профессор остановился на пороге и недовольно обернулся, всем своим видом демонстрируя ответ: «Именно это я и сказал».

- Вы раньше не могли сказать? – выкрикнула Гермиона, борясь с диким желанием запустить в зельевара чем-нибудь потяжелее. - Я тут с ума схожу от переживаний, а он, оказывается, в порядке!

Снейп подозрительно прищурился.

- Сходите с ума от переживаний?

Гермиона запнулась, не зная, что ответить. Она опустила глаза в пол, пытаясь, если уж не самому профессору, то хотя бы себе объяснить, почему это происходит. Впрочем, вслух распинаться не было необходимости – внизу хлопнула дверь. Снейп ушел.

- Мне просто не хочется, чтобы кто-то страдал, - оправдалась Гермиона перед бесчувственным Малфоем.

Итак, мисс Грейнджер наедине с полуголым мистером Малфоем. Хорек сам по себе был невероятно худ, и в то же время, не был больше тощим мальчишкой. Плечи широкие, пусть и костлявые, грудь не такая необъятная, как у Рона, но все же, ощущение того, что рядом с ней почти взрослый мужчина, было довольно сильно. Почему такое чувство не возникало рядом с Роном и Гарри? Чем Малфой старше их? Своим опытом среди Пожирателей или просто тем, что не был другом Гермионе? Он никогда не обнимал ее по-дружески, не приглашал на танец. Мальчишки стали ей как родные за эти годы, может, поэтому и воспринимались как мальчишки. А Малфой – другой, чужой, незнакомый…

Занятая этими мыслями, Гермиона нанесла мазь на последний синяк и с замиранием сердца завинтила крышку баночки. Проведя столько лет в волшебном мире, она не переставала с восторгом ожидать свершения магии. Мазь от синяков обладала таким же несовершенным эффектом, как и многие другие зелья, например, Перечное. Пар из ушей у слизеринца, разумеется, не пошел, зато кровоподтеки и синяки стали бледнеть и медленно сходить, как исчезает испарина на стекле или зеркале, в тот самый момент, когда юная целительница закрыла крышку. Если оставить банку открытой – то можно перемазать больного всего головы до ног – эффекта не будет. Поэтому зелье от синяков никогда не оставляли в запасах на донышке. Оно всегда должно быть в достатке, чтобы было что завинчивать.

Донеслись звуки старческих шагов по лестнице и негромкий разговор, Гермиона неожиданно вздрогнула и бросила быстрый взгляд на своего пациента. Того, впрочем, появление неудавшейся жертвы ничуть не побеспокоило. Белобрысая физиономия, лишившись кровавых украшений, отчего-то быстро приняла прежний аристократический вид, кожа все так же сияла чистокровной белизной, одни лишь белесые пряди все еще нелепо отличались серой пылью.

- Так когда он очнется? – запыхавшись, прокряхтел дядя Джим, который всегда проигрывал в сражении с лестницей, отчего вполне по справедливости ее не любил.

- Северус думает, что ближе к вечеру. В крайнем случае – ночью. Мальчик сильно пострадал, но мой зельевар – мастер своего дела.

Гермиону покоробил этот «мой». Профессор так много учился, так усердно работал, так сильно рискует сейчас, чтобы иметь право называться личным зельеваром Альбуса Дамблдора? Интересно, сама Гермиона тоже ознаменована притягательным местоимением?

- О, мисс Грейнджер, вы прекрасно справились, - похвалил директор, едва появился в дверях.

Гермиона промолчала – отвечать все равно было бессмысленно.

- Мистер Малфой останется пока здесь, хотя не думаю, что он рад будет меня видеть.

Уловив нотки грусти в словах директора, она напряглась.

- Ему должно быть стыдно!

- Вот я и говорю, - кивнул Дамблдор. – Здесь ему безопаснее, чем где-то еще. Вы поняли, мисс Грейнджер, почему он здесь и в таком состоянии?

Гермиона покосилась на дядю Джима, прикидывая, как много тем можно обсуждать при нем, как дядюшка, тяжело опершись на подлокотники, уселся в кресло, и вытянул ноги со словами:

- Это ваш Том что ли решил отыграться?

Понятно, ограничения полностью сняты. Возможно, даже сам дядя Джим может ей чего рассказать про магическую войну. Неплохое преимущество, стоило только сходить порыбачить с Альбусом Дамблдором.

- Гарри мне рассказывал, что он, - Гермиона кивнула в сторону белобрысого, - хотел вас убить. Но не смог. Получается, он выполнял задание Волдеморта?

- Все так, мисс Грейнджер, - согласно кивнул Дамблдор, - устрашение – самое любимое оружие Тома Реддла. Он сильно прогневался на Драко за то, что мальчик не смог убить.

- Поэтому решил покалечить? – неверяще переспросила Гермиона.

Мисс Грейнджер всегда сознавала, что несколько недооценивает жестокость мира магического и мира маггловского. Выросшая в тихом и благополучном районе с любящими родителями, она знала и о наркотиках, и преступности только понаслышке. Зверские убийства, насилие, массовая травля людей, нажива за счет слабых – все это было всегда где-то далеко. Не рядом. Не с ней. Поэтому, весть о том, что Волдеморт покалечил Драко в наказание за проступок, плохо вписывалась в ее перфекционистское сознание.

- Нет. Убить.

Убить! Убить?

- О, Мерлин, - Гермиона прикрыла рот рукой. Это перебор. – Значит профессор спас Драко? Но… - она напряженно мыслила, нахмурив брови, - тогда профессор Снейп сам подставился…

- Не думаю, - хитро прищурился Дамблдор. - Слизеринцы очень хитры, мисс Грейнджер.

С этими словами седой интриган покинул комнату, оставив вопросов больше, чем дал ответов.


***

Зельевар заявился только к вечеру, деловито осмотрел Драко и, сбросив мантию, скрылся в ванной. Гермиона, не успевшая промолвить ни слова, застыла посреди комнаты, слушая шум воды и глядя на сваленное в кучу одеяние. Он, что, моется в ее ванной?

От такой наглости она просто обалдела!

Решив, что раз уж «мастер своего дела» теперь на месте, она имеет право посвятить время себе, а не сторожить слизеринского принца. Гермиона тихо спустилась по лестнице, стараясь не попасться на глаза Дамблдору, читающему газету в гостиной. Оставалось преодолеть всего несколько метров до входной двери, и Гермиона, предвкушая глоток свободы после очередного безумного дня, чуть не споткнулась.

- На кухне есть ужин, мисс Грейнджер. И припаситесь булкой. Утки, знаете ли, очень любят хлеб.

Гермиона обернулась в сторону директора, но тот продолжал невозмутимо читать.

«Все-то он знает», - проворчала она про себя, когда, наскоро перекусив, шла с хлебом в руке в сторону берега. Желание посидеть на одиноком мостике и полюбоваться красотами разгорелось пару часов назад, и поэтому приход Снейпа оказался как нельзя кстати.

- Гарри, как ты?

Общаться с другом, будучи привязанной к Малфою, было полным безумием, поэтому она терпеливо ждала возможности уединиться и поговорить с друзьями.

Гарри выглядел потерянным и немного отрешенным.

- Я попросил Джинни отдать мне зеркало.

- Правильно.

Разговор не клеился, но Гермиону, в отличие от Гарри, у которого ничего кроме потери любимого директора в жизни не произошло, распирало от новостей. Жаль, почти ничем нельзя поделиться.

- Где ты сейчас?

- У Дурслей… Гермиона, тебе не пора из подполья выходить?

Гарри действительно нужна была компания. Жить вот так – в полном неведении в доме, где его ненавидят, это чересчур. Особенно тогда, когда твое будущее под вопросом, друзья в опасности, а человек, который служил опорой все эти годы, погиб.

- Я скоро свяжусь с тобой, - пообещала Гермиона, - надеюсь, у меня будут новости к тому моменту.

Друг кивнул и прервал связь. Желанный разговор не принес облегчения, и Гермиона загрустила. Утки, обещанные Дамблдором, уже неслышно подплыли, и, завидев первые корки лакомства, полетевшего в их сторону, устроили небольшую свару. Мерный плеск воды, бьющейся об опору старого мостика, успокаивал, погружая в транс. Казалось, можно часами так сидеть и думать о жизни, о судьбах…

Жара все еще не спадала, продолжая облеплять тело влагой и тяжестью. Стряхнув с себя задумчивость, Гермиона быстро скинула сарафан и встала на край мостика, как вдруг уловила мимолетное движение и резко оглянулась.

Снейп черной тенью стоял на самом берегу и безотрывно на нее смотрел. Его пугающий облик и неожиданное появление заставили ее дрогнуть, как только она его увидела и, потеряв равновесие, грохнуться в реку.

Гермиона ушла с головой под воду, с перепугу даже забыв закрыть глаза, как делала всегда, когда ныряла. Ну, допустим, она всегда знала, когда нырнет, в отличие от этого малоизящного погружения. Гермиона вынырнула и, пофыркав, как бегемот, исподлобья уставилась на профессора, уже успевшего пройтись по мостику и усесться на лавочку для рыбаков, которую еще утром занимали два небезызвестных Гермионе старца.

- Не поздновато для купания? – ехидно поинтересовался Снейп, разглядывая свою бывшую студентку, прическа которой в этот уникальный момент была исключительно прилизанной. Ему показалось, что мисс Грейнджер теперь совсем другая, даже незнакомая ему без этих привычных кудряшек.

- Жара целый день стояла, - буркнула Гермиона, оправдываясь.

Ей было неловко от того, что она так испугалась и бултыхнулась в воду, как загнанный зверь. Неловко от того, что взрослый мужчина, преподаватель видел ее, облаченную в одно белье.

Поначалу Снейп показался ей недовольным, но это было совершенно не так. Вон он – сама доброта, сидит и щурится от заходящего солнца. Яркие лучи навели контрастность на его лицо, и Гермиона впервые заметила нечто приятное в его облике. Нос придавал мужественности, а не выделялся как клюв, черные и всегда опасные глаза сейчас были самыми обыкновенными темными очами, взгляд которых завораживал.

«Наверно Снейп, когда захочет, становится тем еще мачо…»

- О чем говорили с Поттером? – невозмутимо поинтересовался мачо.

- Вы подслушивали? – вспылила Гермиона, держась за мостик, чтобы не барахтаться под ленивым профессорским взором. Выходить из воды не хотелось – такая теплая, как парное молоко. Да и сверкать своим скромным бельем не улыбалось. Оно было черным, немного похожим на тот комплект, который презентовал ей Снейп перед встречей с Волдемортом, хотя, конечно, не такой дорогой.

- Мисс Грейнджер, где ваша логика? – зельевар оперся локтями о колени и сцепил пальцы в замок. - Если бы я слышал, то не стал спрашивать.

Она снова ощутила неловкость и решила немного поплавать вокруг мостика, так, чтобы не быть постоянно в поле зрения проницательного Снейпа, но и оставаться в зоне слышимости, чтобы продолжать разговор. Она смотрела на сияющее красками заката небо, на блики солнца на реке, на свои руки под водой, наконец, но перед глазами стояли его пальцы. Его длинные изящные пальцы.

- Мы говорили ни о чем. Он переживает.

Профессор хмыкнул.

- Пусть поищет медальон на площади Гриммо. Р.А.Б. – это брат горячо любимого вашим дружком Блэка. Натолкните его на эту мысль, - лениво посоветовал он. - Хотя нет, скажите прямо.

Гермиона поджала губы, злясь на отношение профессора к ее другу. Гарри нельзя колдовать до совершеннолетия, как он попадет на площадь Гриммо, если ему повсюду грозит опасность? Хм, можно написать семейству Уизли. Гермиона решила, что подумает об этом позже, и спросила у профессора:

- Как вы спасли Драко?

- Спас? – скривился профессор. – Ну пусть будет «спас». Расправу над мальчишкой поручили родне – Лестрейнджу. Тот должен был отвести Драко в подземелья и там же оставить тело – в назидание родителям. Однако, Малфой оказался не промах, убил карателя его же палочкой и сбежал.

- Ничего себе, - поежилась Гермиона, - а директора не смог…

- Мисс Грейнджер, - хмыкнул Снейп, - не будьте такой легковерной.

Точно нельзя было сказать, но Гермионе на один короткий миг показалось, что профессор улыбается. Одними уголками губ. Во всяком случае, он веселится, пусть и не показывает этого почти ничем. Тем не менее, именно сейчас он стал невероятно притягательным. Черным котом, довольно умывающим усы от капелек сметаны.

- Это сделали вы? Значит, свидетелей не осталось…

Зельевар снова хмыкнул, но промолчал.

- Лихо вы убираете конкурентов.

- Лестрейндж не представлял угрозы, - безразлично пожал плечами Снейп. - Выходите из воды, а то простудитесь.

- Не хочу, - отмахнулась Гермиона, осмелевшая перед расслабленным и довольным профессором.

В ней взыграло озорство, захотелось немного поиграть с профессором, прощупать его скрытную и коварную личность, узнать границы сдержанности и снисходительности. Оказывается, с ним можно нормально поговорить, почти на равных. Это окрыляло, придавало уверенности. Пусть обсуждение того, как он убил человека, не самая лучшая тема, чтобы расслабляться, но ведь Гермиона понимала, что иначе бы погиб Драко.

- А как же мистер и миссис Малфой?

- Убиты горем - глина в руках Темного Лорда.

- И…

- Нет, - перебил профессор логичный вопрос. - Я не скажу им. Слишком многое поставлено на карту. Выходите, солнце уже село.

То было правда. Профессор поднялся на ноги, наколдовал полотенце и протянул руку. Никакой лесенкой злосчастный мостик снабжен не был, поэтому, исключая помощь профессора, можно было забраться на доски только в позе паука. По понятным причинам Гермиона протянула свою руку. Снейп с легкостью выдернул ее из воды и сунул наколдованное полотенце.

Снейп шагал по мостику к берегу, давая возможность бывшей ученице вытереться и одеться. Глазеть на нее было неприлично, да и смущать не стоило. Вопреки своему представлению о шестикурснице, как о ребенке, он не в первый раз уже убеждался в том, что девочка выросла.

В том маленьком черном платье она была до смерти напуганной, поэтому Снейпу даже в голову не пришло внимательно оглядеть ее фигуру. А вот неловкий разговор о бедрах на его кухне запомнился гораздо четче. Нет, бедра, обтянутые тканью, запомнились. И сейчас, вытаскивая девчонку из воды он смотрел куда угодно, только не на ее тело, лишь бы не выдать себя. Хотя, мокрое и в мурашках, оно было определенно не так притягательно, как за секунду до падения в воду. Солнце освещало загорелую кожу, чем еще больше слепило глаза. Неплохое зрелище.


***

Дядя Джим уже ушел спать, когда Гермиона с профессором Снейпом вернулись домой. Дамблдор обнаружился у постели очнувшегося Драко. Малфой выглядел слабым и очень смущенным. Еще бы… его враги - его спасители. Кроме Снейпа, разумеется, тот просто спаситель.

- Я думаю, Драко надо отдохнуть. Нам всем надо отдохнуть, - вздохнул Дамблдор и поднялся на ноги, - всем добрых снов.

Снейп снял сюртук и, повесив его на спинку стула, принялся невозмутимо расшнуровывать ботинки. Тут же будто из воздуха появилась кушетка, на которую полетели по воздуху подушка и одеяло, вырываясь из шкафа, как из тюрьмы на волю. При этом Снейп даже головы не поднял. Если он с такой легкостью справляется с бытовыми мелочами, то каково же с ним оказаться один на один, с палочками наготове…

- Долго вы собираетесь тут стоять, мисс Грейнджер? Отправляйтесь спать, - буркнул профессор недовольно. Он сильно вымотался за этот день и ему не терпелось поскорее заснуть. Прошлую ночь волшебник провел без сна, наблюдая, как беснуется Темный Лорд, с каким изощрением наказывает мальчишку, уже тогда почти уничтоженного Круцио. Крики Нарциссы, бессильная ярость Люциуса, смех других Пожирателей. Северусу стоило немалых усилий сдерживать себя. К счастью, Лорду надоело трепать отключившегося от боли Драко, и он бросил его под ноги Лестрейнджу, чтобы верный слуга довершил суд. Остальное было делом техники, возможно, самым легким в ту ночь, если учесть, чего Северусу стоило залечить все раны и срастить все, или почти все кости.

Когда угроза жизни Малфоя миновала, Северус аппарировал вместе с ним в дом мистера Кларксона и не нашел там ни души. Если о местонахождении хозяина и Альбуса он не мог даже догадываться, то дислокацию девчонки можно было предугадать.

Подозрения Северуса подтвердились, когда он увидел старую развалюху перед супермаркетом, на которой сумасшедшая девчонка даже умудрялась гонять. Нужно было оставить кого-нибудь с Драко, пока Северус будет на собрании Пожирателей. Планировалось обсуждение похищения Поттера, поэтому опаздывать было нельзя.

Зельевар задумался о том, зачем он потащился на реку, когда понял, что мисс Грейнджер улизнула именно туда, едва получив возможность оставить Малфоя. Определенной необходимости в общении при закате не было, но Северус пошел, удивляясь своему неожиданному желанию, и где-то в глубине, в самых задворках его искалеченной души, надеясь поговорить с ней, услышать ее голос.

Грейнджер продолжала стоять посреди спальни и хлопать глазами. Драко, мудро прикидываясь почти теряющим сознание, прикрыл глаза, не желая разговаривать с бывшей сокурсницей. У Снейпа такого преимущества не было, поэтому он нахмурил брови, безмолвно вперившись в нее взглядом.

Гриффиндорка не сразу оторвала взгляд от раздевающегося учителя, но сообразив, что глупо выглядит, поджала губы, подошла к постели Драко и, выдернув из-под его подушки свою пижаму, вышла, гордо подняв подбородок.

Вот черт! Он ее выгнал из собственной спальни. Занося бесчувственного Драко в дом, Северус, не раздумывая, открыл первую попавшуюся дверь на втором этаже. Обстановку он и не думал разглядывать, хотя сейчас, пробежавшись внимательным взглядом по комнате, заметил несколько книг, вазу с цветами, фотографию Поттера и младшего Уизли в рамочке. Из ящика комода едва заметно выглядывал розовый кружевной кусочек ткани… Да, не очень вежливо выгонять хозяйку, даже по меркам профессора.

- Северус, я не ослеп? Это Грейнджер? – слабым голосом поинтересовался Драко.

- Она самая. Спи, - с этими словами Северус выключил свет и направился к двери, по пути убрав розовый кусочек обратно в ящик.

На втором этаже было три двери, и храп, доносившийся из одной, свидетельствовал о том, что там смотрит сны мистер Кларксон. Наверняка, Дамблдор поселился в соседней комнате. Где же тогда расположилась девчонка?

Снейп спускался по лестнице, задаваясь вопросом, действительно ли так необходимо найти Гермиону и объяснить ей, почему так вышло. Девчонка неожиданно обнаружилась на диване, стоящем посреди гостиной. Укрывшись пледом, она отвернулась к спинке, ее кудри рассыпались, мягкой волной укрыв плечи. Казалось, что она спит, если, конечно, умеет засыпать за минуту.

Так ничего и не сказав, Северус протянул руку к ее плечу, но не посмел коснуться. Полюбовавшись нежной кожей шеи, которую, будто кружевом украшали завитки каштановых волос, он вернулся обратно в комнату и лег наконец спать.
 
Morgana_dark Дата: Четверг, 25.02.2016, 20:14 | Сообщение # 12
Morgana_dark
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Интересный сюжет. С нетерпением жду продолжения.
 
Rachel_Lisbon Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 14:09 | Сообщение # 13
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5


- Как спала, Гермиона? – поинтересовался дядя Джим, когда следующим утром его любимица выползла на улицу. Поспать как следует не дали. Старшее поколение поднялось ни свет ни заря, бесконечно шаркая ногами, и гостиная, где пристроилась Гермиона, мигом превратилась в проходной двор.

- Нормально, - вздохнула она.

- Ты не разбудишь Драко? Мы садимся завтракать.

Разбудить Драко? Он в состоянии спуститься в сад? Она так удивилась быстрому исцелению слизеринца, что даже забыла возмутиться тому, что ее посылают возиться с ним. И где же тогда Снейп?

Драко в комнате не оказалось, зато шум воды в ванной указывал, куда он мог запропаститься. Профессорских вещей не было, значит Снейп уже ушел по своим шпионским делам, пока Гермиона еще спала. Дверь скрипнула и показалась осунувшаяся физиономия Малфоя, почти здорового на вид.

- Пойдем завтракать, - сказала она вместо приветствия.

Ребята молча спустились вниз и сели за садовый столик, где уже была разложена по тарелкам холостяцкая яичница. Интересно, кто готовил?

Дамблдор явился последним, левитируя перед собой поднос с чаем. На директоре красовался клетчатый фартук с оборками, видимо, принадлежавший некогда покойной миссис Кларксон. Впрочем, Дамблдора это мало смущало. Что-что, а нелепые одежды всегда шли импозантному магу.

- Сегодня я поведаю вам историю, которую, несомненно, должен был рассказать еще вчера. Уверен, вас, мисс Грейнджер, она сильно интересует, вы всегда отличались любознательностью, - улыбнулся Дамблдор. Гермионе достался теплый взгляд голубых глаз, и она с нетерпением ждала продолжения. – Все вы видели мой недуг, - для наглядности профессор продемонстрировал руку, ничем более не отличающуюся от другой, - он был связан с тем, что я по глупости надел кольцо Мраксов. Так на меня было наложено проклятье, которое медленно убивало, забирая жизнь по чуть-чуть. Северус поил меня зельями, позволяя прожить еще немного, но их действие становилось все слабее и слабее.

Гермиона внимательно слушала, отмечая попутно, что и Драко, и дядя Джим сидят, приоткрыв рты. Бесспорно, красноречия директору не занимать. Аудитория всегда будет его.

- И тут, когда я уже решил было сдаться, использовав собственную смерть, чтобы помочь Северусу поднять свой авторитет и укрепить позиции, а тебе, мой мальчик, - кивнул директор Драко, - не дать загубить свою душу, как наткнулся на один очень древний труд, изучаемый еще самим Фламелем. Там были сплошные догадки и предположения, но я решил рискнуть, раз уж мне нечего терять. Что такое крестражи, теперь знаете все вы, поэтому представьте защитное действие крестража, которое прошлось по мне, - Дамблдор снова помахал перед слушателями своей рукой, - и представьте мощь Авады Кедавры. Эти две смертоносные силы сошлись во мне в поединке, который закончился ничьей. Они нейтрализовали друг друга.

- Но вы не могли знать наверняка! – встрял Драко.

Совесть мальчишку все еще грызла, но любопытство никто не отменял.

- Не мог, - согласился директор, - и не знал. Но к счастью, проклятие просто набирало свое пагубное воздействие в моем теле, а Авада послужила резким поворотом, просто-напросто вытолкнувшем его из меня. И вот я жив и здоров.

Гермиона снова вспомнила, что это его «жив и здоров» известно узкому кругу. Для остальных Северус Снейп – мерзкий предатель и убийца. На душе снова стало гадко.

- Мы справимся, мисс Грейнджер, - заботливо проговорил Дамблдор, обращаясь к загрустившей искательнице правды. – Я примерно догадываюсь о том, что из себя представляют крестражи. Мы их найдем и уничтожим. Гарри непременно победит Тома, и мы все вернемся к нашей привычной жизни.

Обещание директора несколько смахивало на то, как заговаривают зубы несмышленым детям, но Гермиона решила проглотить это. Так легче – верить в лучшее и надеяться на удачу.

- Попробуйте связаться с Гарри. Он по моим расчетам должен уже прибыть на площадь Гриммо в сопровождении ордена Феникса.

- Откуда… - удивилась она, вскинув брови, но тут до нее дошло. - Как вам это удалось?

- Я послал письмо Артуру от твоего имени.

Ну вот, опять. Опять ею пользуются, как удобным прикрытием. Гермиону откровенно бесила такая бесцеремонность, но выплескивать свои детские обиды перед директором она не хотела. Глядишь, перестанет ее воспринимать, как ребенка, и начнет считаться с ее мнением.

Завтрак давно закончился, Дамблдор отправился прогуляться, поизучать живописные окрестности, а Драко улизнул в дом, оставив Гермиону наедине с дядей Джимом. Она внезапно осознала, что с момента появления профессора Дамблдора, ей так и не удалось поговорить с дядей и узнать, что он думает обо всем происходящем в его доме.

- Детка, о чем ты грустишь?

- Я не… - начала было Гермиона, но передумала оправдываться. Она и правда грустит. - скажи, почему ты так спокоен? Тебе ведь Дамблдор рассказал все, про волшебство, про Темного Лорда…

- В моем возрасте, Гермиона, уже ничего не кажется таким шокирующим, - усмехнулся дядя Джим, откидываясь на спинку стула, - и если уж я принял факт существования этой вашей магии, то все остальное – старо как мир. Борьбой за власть меня не удивить, я прошел войну, сражался с нацистами.

- Ты не против, что все мы тут живем?

- Нет, конечно. Не думал, что на старости лет мне станет настолько интересно жить.

Гермиона подумала, что к его словам даже нечего добавить. Так коротко и лаконично дядя Джим выразил свою позицию. Радовало то, что старик совсем не против присутствия гостей, что даже получает удовольствие от общения с Дамблдором, в котором, похоже, нашел друга.


***

Гарри никак не выходил на связь, отчего Гермиона начала испытывать непрестанную тревогу. Случилось что-то плохое, другого просто не может быть. Столько раз, сколько она вызывала друга по зеркалу хватило бы, чтобы спалить одежду.

Зазвонил телефон и Гермиона с опаской подняла трубку. Кто это может звонить? За время ее проживания здесь звонков было крайне мало. Живых друзей у дяди Джима, увы, не осталось, а коммунальные и социальные службы не интересовались своими клиентами, покуда от них поступали регулярные платежи.

- Гермиона, ты злишься на меня? – послышался донельзя виноватый голос Гарриет, - тебя ведь уволили из-за меня…

Казалось, бедная глупышка с минуты на минуту разревется. Гермиона покачала головой и, возведя глаза к потолку, принялась успокаивать бывшую напарницу.

Гарриет все же разревелась, и разговор стал больше походить на беседу психотерапевта с богатым и скучающим пациентом, которому просто нечем заняться. Гермиона несколько раз пыталась распрощаться, но пока только уже тридцать раз заверила Гарриет, что та ни в чем не виновата.

Внезапно нагрелось зеркальце и гриффиндорка, обрадовавшись так, что сердце чуть не выпрыгнуло из груди, уронила трубку. Гарриет поплачет еще немного, прежде чем поймет, что ее никто не слушает. Гарри во сто крат важнее.

- Гарри! – воскликнула Гермиона, едва завидев лицо всклокоченного друга.

- Снейп сволочь! – Рон маячил на заднем плане, яростно сжимая кулаки. – Он пронюхал через Наземникуса наш план и подготовил облаву!

Сердце, еще минуту назад так радостно колотившееся, внезапно ухнуло и опустилось вниз.

Гарри скупо описал перелет на мотоцикле с Хагридом, смерть Грюма и потерю Хедвиг. Деталями рассказ приукрашивал Рон, поминутно вставляя свои комментарии, а при описании кусочка уха, которого лишился Джордж, вообще перешел на крик.

- Этот козел, которого ты вечно называла профессором, не задумываясь пускал проклятия в бывших студентов! – бушевал рыжий.

- Гарри, - начала Гермиона, когда страсти немного улеглись, и парни замолчали, - поищи Медальон Слизерина в доме Сириуса. Я узнала, Р.А.Б. – это Регулус Блэк, брат Сириуса.

- Откуда? – прищурился Гарри.

- Почитала подшивку старых газет и сверила имена, - моментально выдала ложь Гермиона, не моргнув даже глазом.

- Так мы столько всякого барахла повыкидывали… - вздохнул Рон, пропустив мимо ушей историю с подшивкой.

- Я знаю, но нельзя упускать этот шанс.

Попрощавшись с друзьями, Гермиона уныло взглянула на болтающуюся на витом проводе трубку, издающую тихие гудки. Она почти не знала настоящего Грюма, но известие о смерти старого отважного аврора ее опечалило. Не говоря уже о том, что Снейп оказался мерзавцем, который только дурит всем голову, ведя свою подлую, коварную игру.

Погибла Хедвиг… Гарри так любил эту птицу – умную, красивую сову. Если верить Рону, то близнец остался вообще без уха, но Гермиона доверяла рассказу Гарри, который был более спокоен и совершенно точно – более объективен.

Вдруг в гостиную вошел Снейп. Так спокойно – как к себе домой. Скинул мантию, по-хозяйски бросив ее на спинку дивана, и обернулся в сторону проходящего мимо дяди Джима с абсолютно безразличным видом. Значит это не он всего час назад отрезал ухо Джорджу?

Гермиона наконец пришла в себя, подлетела к профессору и влепила ему звонкую пощечину с такой силой, что руку моментально обожгло сотней иголочек.

- Мерзавец! – закричала она. – Как ты смеешь сюда являться после того, что сделал?

Снейп мигом схватил Гермиону в охапку, едва дав договорить, а точнее – докричать, впечатал разбушевавшуюся фурию в стену. На крик сбежались все, даже Драко высунулся со стороны лестницы. Гермиона, больно ударившись лопатками, начала брыкаться, стараясь ударить побольнее, но никак не могла справиться с сильным мужчиной.

- Тебе все доверяют, а ты!

Профессор без магии умудрился ее полностью обездвижить, и, отчаявшись собственным бессилием, Гермиона выпустила свою боль самым типичным для женщин образом – расплакалась. Разум немного прояснился, и она осознала, не без страха, что не только накричала на профессора, но и ударила его. В груди полыхали и злость, и стыд, прожигая насквозь, и потушить этот жар не могли даже слезы, солеными струйками сбегающие по лицу.

- Успокоились, мисс Грейнджер?

Гермиона нечленораздельно всхлипнула и помотала головой.

- Дайте нам поговорить, - раздалось у нее где-то над головой, и она поняла, что Снейп захотел избавиться от любопытных глаз. Все, сейчас он ей отомстит за все, и никто ее не спасет.

В этот момент Гермионе стало до того жаль себя, что она заревела пуще прежнего. Даже Гарриет здесь ей не ровня. Снейп продолжал держать совсем уже безвольную, несопротивляющуюся девушку и, воспользовавшись тем, что она растратила всю свою агрессию, приподнял ее за мокрый от слез подбородок.

- Поттер жив, здоров и в безопасности, чем ты недовольна?

Гермиона перестала сотрясаться от рыданий, глядя покрасневшими глазами на человека, приверженность которого Свету или Тьме все еще оставалась для нее неразрешимой загадкой.

- Это был наш с Альбусом план, Гермиона, - мягко сказал он, а гриффиндорка вздрогнула от звука своего имени. В первый раз декан Слизерина назвал ее так, в первый раз она ощутила, какой неподражаемый и волнующий эффект может произвести всего восемь букв, слетевших с губ этого невозможного человека. Снейп тем временем продолжал тихо говорить, внимательно глядя ей в глаза. - Я должен был сообщить точное время, чтобы не подорвать свой авторитет, а орден Феникса должен был уйти так, будто это чистая удача.

Гермиона всхлипнула, не отводя взгляд от темных, глубоких глаз профессора, в которых не было привычного презрения, только твердая уверенность в своих словах и немного тревоги, разумеется, не за Гарри. Может, за нее?

Как-то внезапно оба осознали, что стоят, двусмысленно прижавшись друг к другу и смотрят глаза в глаза. Профессор медленно ослабил хватку и отошел.

- Зачем вы пустили проклятие в Джорджа? – Гермиона решила пока не отходить от стены. Рука еще горела от пощечины, стоит ли говорить о профессорской щеке.

- Это был Джордж? – приподнял бровь Снейп и, не дождавшись ответа, продолжил. - В него собирались пустить Аваду. Я просто опередил.

Гермиона закрыла лицо руками, не в силах больше воспринимать этот мир. Все так перепуталось и смешалось. Она не имела права даже возмущаться, не то, что закатывать истерику. Ребята были под ударом, Снейп изворачивался как мог. Мерлин, как же все сложно.

- Простите… - пролепетала она, отняв руки от лица.

Снейп осторожно прикоснулся к своей красной щеке.

- Одни убытки с вами.

- Вы не злитесь? – осторожно поинтересовалась Гермиона.

- А вы бы этого хотели? – тут же переспросил профессор и приподнял бровь.

- Вы только что обращались ко мне по имени, - некстати вспомнила она, вновь выйдя за границы осторожности в общении со шпионом.

- Вы тоже себе кое-чего позволили, - хмыкнул Снейп, расслабленно рассматривая ее личико, на котором уже просохли слезы.


***

В тот день профессор Снейп долго разговаривал с Дамблдором, а потом, ни с кем не попрощавшись, исчез. Дамблдор на вопросы своей бывшей студентки относительно местонахождения зельевара отвечал туманно, пожимая плечами или прикидываясь занятым.

Испытывая скуку и мучаясь от неизвестности, два заклятых врага – Драко и Гермиона не нашли ничего лучше, чем сблизиться. Дружба, наверно, была неправильной характеристикой для их новых отношений, но и о вражде речь уже, к счастью, не шла. Драко томился в своей (как он искренне полагал) спальне, чувствуя, что не может встречаться с директором чаще, чем того требует простая вежливость. С дядей Джимом, а для него – мистером Кларксоном - ничего общего не было. Оставалась Гермиона.

В тот день, когда Снейп получил от Гермионы по физиономии, небо целый день хмурилось, будто раздумывая – разразиться грозой или нет. Когда поднялся ветер, загибая верхушки деревьев и гулко прокатываясь по опустевшей проселочной дороге, Дамблдор и дядя Джим покинули так полюбившийся им садовый столик, над которым волшебник наколдовал симпатичный навес, и отправились знакомиться с маггловским волшебством – сериалами, которые регулярно, в одно и то же время притягивали к себе магическими силами старого художника.

Гермиона воспользовалась их отсутствием и, прихватив учебник, уселась под навес, когда на крыльце показался Драко. Небрежно засунув руки в карманы, хорек скучающе осмотрел сад и с равнодушным видом сел за стол напротив любительницы книг.

Гриффиндорка продемонстрировала нулевую реакцию, продолжая читать, и Драко впервые в жизни ощутил неуверенность. Блондин понятия не имел, как завязать разговор с такой неприступной на вид особой, поэтому ляпнул первое, что пришло в голову:

- Что читаешь?

Гермиона, не поднимая головы, снисходительно глянула на него исподлобья. Они оба теперь в одном окопе, поэтому нет смысла ругаться. Вздохнув, она без особого энтузиазма ответила:

- Это продвинутый курс трансфигурации.

Драко с наигранной заинтересованностью кивнул и нервно побарабанил пальцами по столешнице.

- Сейчас дождь пойдет. Так и будешь здесь сидеть?

- Да, - просто ответила Гермиона и, бросив взгляд на свинцовые тучи, мечтательно произнесла, - будет сильный ливень. Это стоит того, чтобы посмотреть…

Малфой, по всей вероятности, ничего замечательного в идее прятаться от грозы под хлипким навесом не находил, но все же не сдвинулся с места, с любопытством изучая свою сокурсницу.

Первые раскаты грома уже пронеслись по округе, распугав двух котов, которые вознамерились было повыгибать друг перед другом спины. Воздух стал тяжелым, а ветер сильно трепал страницы старой книги. Самое время уйти в дом, где тихо и светло, но Гермиона так заскучала по дождю, который игнорировал юг страны в эти жаркие дни, что ее мало волновали мелкие неудобства. В конце концов, волшебство никто не отменял, и грамотно наложенные чары за пару взмахов волшебной палочкой избавили от ветра и сырости первых капель, выплеснувшихся на иссохшуюся землю.


***

На следующее утро Гермиона проснулась от родного голоса Гарри, пытавшегося добудиться до подруги через зеркало. Чтобы начать разговор нужно было произнести заклинание, или же оставить зеркало доступным на долгое время, как и делала Гермиона каждую ночь, боясь, что проспит вызов Гарри. Оказалось, не зря.

- Медальон у Наземникуса! – Гарри кипел от злости, пока пытался сбивчиво поведать историю поиска и невеселый конец. - Мы с Роном отправимся его искать.

- Что? Нет-нет! Тебе нельзя сейчас появляться, Гарри, - испугалась она.

- Я должен, Гермиона. Ты же знаешь – это мое дело, - вскипел Гарри, - ты же не думаешь, что я буду прятаться здесь и ждать неизвестно чего, сложа руки?

Тут Гарри запнулся и виновато посмотрел на подругу. Получалась неплохая аналогия с тем, чем занята сейчас сама Гермиона.

- Послушай, - вздохнул друг, - мы незаметно доберемся до Наземникуса, заберем медальон и вернемся. Все будет хорошо, - заверил он.

- Гарри, - не сдавалась Гермиона. Дамблдор не снабдил ее соответствующими инструкциями, но она была уверена, что директор будет недоволен, если Гарри будет болтаться по злачным местам, в коих и можно найти пройдоху Флетчера. - Тебе нельзя рисковать! Не высовывайся пока!

- Пока? – взвился он. – А когда ты разрешишь мне пойти погулять?

Разговор был уже близок к той границе, после которой магглы в раздражении вешают трубку.

- Подожди до своего дня рождения! Не забывай, что Министерство следит за несовершеннолетними!

Гарри молчал, изучая что-то внизу, возможно собственные ботинки. Поняв, что наступил наилучший момент, чтобы переубедить друга, Гермиона тихо попросила:

- Подожди немного, Гарри, нельзя рубить сгоряча. Когда я оказывалась неправа? Я что-нибудь придумаю, давай поговорим завтра?

Поттер стиснул зубы, но молча кивнул. Как только изображение на осколке померкло, явив Гермионе собственное лицо, она вскочила на ноги и бросилась к Дамблдору. Старый волшебник внимательно выслушал ее, потом наколдовал кусок пергамента и начал что-то быстро писать.

- Мой брат Аберфорт найдет Наземникуса, где бы тот не прятался, - заверил Дамблдор и щелкнул пальцами.

Со стороны курятника дяди Джима послышалось испуганное кудахтанье, когда одна из кур, старательно раскапывающих землю в поисках червяков, захлопала крыльями и, превратившись в пеструю крупную сову, послушно подлетела к магу.

- А я думала, вы отправляли Фоукса с письмом для мистера Уизли, - удивленно пробормотала Гермиона, наблюдая, как директор привязывает письмо к протянутой лапке.

- Фоукс – умнейшее существо. Он знает, что я должен исчезнуть, поэтому исчез и он.

- Думаете, возникнут подозрения, если кто-то заметит феникса? – нахмурилась Гермиона.

- У тех, кто не принимает реальность за случайность – да. Непременно.


***

После разговора с Дамблдором Гермиона хотела уединиться с книгой на ставшем почти родным диване в гостиной, где провела уже столько ночей. Стоило бы, конечно, выпроводить слизеринца из своей спальни, но все руки не доходили. Упомянутый слизеринец незамедлительно явил свою хитрую физиономию и, встав прямо перед сокурсницей, помахал перед ее лицом полотенцем.

- Пошли купаться.

- Не пойду я с тобой никуда, - отвернулась она.

- Да ладно тебе, Грейнджер. Ты киснешь из-за своего Поттера. Пойдем, развеешься хоть.

Для убедительности Драко снова помахал полотенцем.

Гермиона возвела глаза к потолку и захлопнула книгу.

- Хорошо.

Сырость от вчерашнего дождя стремительно испарялась, проигрывая в схватке с безжалостным солнцем. Только лужи на обочине продолжали сверкать водой, скопившейся в глубокой рытвине, оставленной какой-то сельскохозяйственной техникой, предположительно трактором, пыхтящим выхлопами солярки на соседнем поле.

- Я думал, Северус тебя задушит за пощечину, - закинул удочку Драко, лениво пиная камешек по пути к мостику.

- Ты зовешь его Северус? – попыталась схитрить Гермиона. Обсуждать неприятную сцену, за которую ей до сих пор стыдно, не хотелось ни с кем, тем более с Малфоем.

- Хм, я пробовал «Ваше Святейшество» - ему не понравилось.

Гермиона удивленно воззрилась на Малфоя, потом откинула голову и весело расхохоталась. Драко имеет неплохое чувство юмора, своеобразное, но тут уж ничего не попишешь. И все же, Гермиона поняла, что сделала сегодня для себя одно интересное открытие.

- Нет, я серьезно, что у вас за отношения? – отсмеявшись, спросила она.

- Эй, Грейнджер, полегче. К тому, что мы с ним ночевали в одной спальне, это не относится! – притворно замахал руками Малфой, и гриффиндорка снова прыснула.

На сей раз тихий берег оказался занят шумной компанией. Судя по тому, что за опору мостика была привязана грубой бечевкой красная моторная лодка, то компания явно не из местных.

Драко с Гермионой растерянно глазели на бултыхающихся в воде парней и девушек, которым нельзя было дать больше двадцати лет, и собрались было уже развернуть свои стопы и убраться прочь, как девчачий визг и басовитый смех молодежи перекричало до боли знакомое:

- Гермиоооона!

Гриффиндорка удивленно обернулась и узнала в одной из девиц свою нерадивую бывшую напарницу, которая отчаянно махала руками, желая привлечь к себе внимание.

- Иди к нам!

Гарриет подплыла поближе и, цепляясь за доски мостика, игриво брызнула водой в Гермиону и Драко.

- Кто твой друг?

Малфой выдал свою коронную слизеринскую усмешку и присел на корточки, планируя сказать что-то безумно интересное на ухо девушке. Гарриет кокетливо захихикала и протянула свою ручку:

- Меня зовут Гарриет. Это Кейтлин и Меган, - Гарриет указала на двух других девушек, - а это Элайджа, Гэбриэл и Себастиан.

Парни приветственно помахали руками, равнодушно оглядев Малфоя, зато с большим интересом глазели на Гермиону.

- Ну же, ныряйте к нам, - стрельнула глазками в сторону Малфоя Гарриет, когда процесс знакомства завершился.

- Как скажете, мисс, - галантно поклонился новой знакомой Драко, и негалантно дернув свою спутницу за руку, вместе с ней прямо в одежде прыгнул в воду.

Несмотря на первое возмущение, затопившее Гермиону, когда вода сомкнулась над ее головой, она неплохо провела время. Всеобщее веселье быстро поглотило гриффиндорку, которая с удивлением обнаружила, что в компании незнакомых людей ей не так некомфортно, как казалось раньше. Особенно весело стало, когда Себастиан извлек переносной холодильник и выгрузил из него несколько банок пива.

Если Гермиона и пыталась отказываться поначалу, то под напором Драко примерная бывшая староста все же сдалась. Когда они под мерный стрекот сверчков, веселые и пьяные возвращались домой, чуть ли не в обнимку, неуверенно переставляя ноги в ночной полутьме, Гермиона рассеянно думала о том, что за этот неожиданный вечер получила так много положительных эмоций, выпустила наружу комок нервов, который скопился в горле и мешал дышать полной грудью. Казалось, что все проблемы – это чепуха. Разрешимая, улаживаемая небольшим усилием и терпением чепуха.

Когда загулявшая молодежь шумно протиснулась в калитку, то не сразу заметила темную фигуру, вышедшую на свет уличного фонаря, только отчасти освещающего сад дяди Джима.

- Нагулялись? – холодно спросил Снейп.

Драко остановился и, удерживая собственное равновесие за счет такой же неустойчивой Гермионы, икнул.

- Проффффессор…

- Иди спать, Драко, - приказал Снейп.

Малфой подчинился безапелляционному тону своего бывшего декана и, пошатываясь, протопал по крыльцу и скрылся за дверью.

- И где вы так надрались, позвольте спросить, мисс Грейнджер?

Гермиона, оставшись без поддержки Малфоя, споткнулась сразу же, едва сделала шаг вперед. Снейп, очевидно, предвидел такой исход событий, поэтому тут же поймал свою невменяемую подопечную, и, обняв за талию, повел в сторону скамейки.

- Ммм, профессор, мы купались… - пролепетала она, доверительно заглядывая в черные глаза.

- В пиве, полагаю?

Гермиона захихикала и, плюхнувшись на скамейку, бесцеремонно дернула Снейпа за брючину, приглашая таким образом сесть рядом.

- Ой, тут так темно.

- Поразительно открытие. Солнце село час назад, полагаю, счет времени вы потеряли гораздо раньше, - тихо усмехнулся профессор.

- Вы снова не зовете меня Гермионой, - надула губки она.

- Ты невыносима, Гермиона, - отозвался Снейп. – Кажется, я уже говорил это.

- А можно я тоже буду звать тебя Северус?

- Тоже? – хмыкнул Снейп. - Тебя я Северусом не зову.

Гермиона снова захихикала, но нить разговора не потеряла. Алкоголь немного выветрился. Совсем чуть-чуть. Ровно настолько, чтобы понимать, что происходит, но при этом оставаться в превосходном расположении духа.

- Се-ве-рус, - произнесла Гермиона по слогам, наблюдая реакцию мужчины.

- Хочешь я дам тебе отрезвляющее зелье. Иначе, завтра будет болеть голова.

Северус невольно поглаживал плечико девушки, которая по-хозяйски положила ему свою голову на плечо. Такая нежная, гладкая…

- Ммм, пусть болит. За удовольствие надо платить, - тихо пробормотала Гермиона.

Северус усмехнулся про себя. Когда ему хотелось напиться, он также не желал принимать отрезвляющее.

Признаться, когда он появился вечером в доме мистера Кларксона, то ожидал увидеть разгневанную Гермиону, которая по традиции бросится на него с кулаками. Обстоятельства для этого были самые подходящие, чего уж скрывать. Поэтому пустой сад и звуки стрельбы, издаваемые маггловским ящиком, под названием телевизор, поглотившем внимание обоих стариков, удивили Снейпа.

Северусу было необходимо сообщить новости, особенно ту правдивую их часть, которую никогда не напечатают ни в «Ежедневном Пророке», ни в специальном выпуске министерского вестника, доставившего срочное сообщение всем магическим гражданам Британии.

Дамблдор вынудил Северуса подождать с отчетом, пока не начнется реклама, чем заставил зельевара вскипеть от злости. Узнав, что молодежь, то бишь Гермиона и Драко, отправились гулять, Северус принял безразличный вид, незаметно поглядывая в сторону калитки.

С чего бы это Малфою так быстро подружиться с мисс Грейнджер? Вряд ли мальчишка смог бы обдурить рассудительную гриффиндорку, но нехорошее предчувствие не оставляло зельевара в покое.

Когда совсем стемнело и старшие товарищи отправились спать, профессор перекочевал на крыльцо, задаваясь вопросом, почему его так волнует отсутствие ребят. Им грозит опасность, они могут заблудиться или попасться Пожирателям – вполне логичное объяснение профессорской тревоги - но сам себе он мог признаться, что не хотел, чтобы их неожиданная дружба так же быстро переросла во что-то большее.

Нельзя сказать, что у Северуса отлегло от сердца, когда в зоне слышимости раздалось пьяное хихиканье и нетвердые шаги двух подростков. К счастью, парочка не целовалась и не тискалась, отчего Северус вздохнул с едва скрытым облегчением.

И вот сейчас глупый разговор ни о чем – об именах, отдавался в его душе подозрительной нежностью. Или то, что небезызвестная гриффиндорка опиралась на его плечо своей кудрявой головой?

Северус прислушался к тихому дыханию и понял, что она заснула. Это было трогательно, несмотря на банальные подростковые обстоятельства в лице молодого неокрепшего организма и повышенной дозы алкоголя.

Бережно взяв на руки спящую подопечную, Северус отнес ее на диван в гостиной и укрыл пледом.


Сообщение отредактировал Rachel_Lisbon - Воскресенье, 28.02.2016, 23:07
 
Rachel_Lisbon Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 14:11 | Сообщение # 14
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6


Гермиона открыла глаза и посмотрела на часы. Полпятого утра. Безумно хотелось пить, но тяжелая голова никак не хотела отрываться от подушки. Наконец, пересилив себя, Гермиона со стоном приподнялась на локте и, о чудо, увидела стакан воды, заботливо поставленный кем-то рядом на табуретку. Рука метнулась к спасительному питью, и через секунду вчерашняя гуляка большими глотками осушала стакан. Хм, странный вкус…

Она нахмурила брови, припоминая по ощущениям, что ей подмешали, как вдруг заметила человека, мирно спящего в кресле. Профессор Снейп. События вчерашнего вечера очень нечетко отражались в памяти. К счастью, проанализировав воспоминания, Гермиона пришла к выводу, что ничего ужасного она вчера не натворила, поэтому покрываться краской и прятаться ото всех не стоит. Возможно, она допустила некоторое панибратство по отношению к профессору, но тот вроде как сильно не возмущался. Уложил ее спать, позаботился о зелье, кстати, это очень хорошее средство от головной боли.

Профессор спал, уронив голову на грудь и скрестив руки. Гриффиндорка задумчиво рассматривала своего бывшего преподавателя, который даже во сне не выбирался из своего кокона. Поразительно, насколько закрытым ото всех он был. Хотя, при такой-то работе… Снейпа сдерживало очень многое, и Гермиона ничего не знала конкретно. Просто такие вещи чувствуются. Не мог же он превратиться в человека, для которого осторожность – превыше всего, только потому, что шляпа отправила его в Слизерин. Гойл, например, не заметит приставленную к его спине палочку, пока этого амбала как следует ею не ткнуть. Снейп скрытен и нелюдим – отличные качества для шпиона - но такие черты идут из детства. Стало быть, это самое детство было не таким счастливым у профессора. И главный вопрос, почему Снейп стал шпионом? Что его сподвигло принять решение, увеличивающее его шансы на скорую погибель? Одна ошибка, просчет или банальное невезение - и все – тебя нет. Покойся с миром.

Гермиона так мало знала о своем учителе, что все тайны, которые он хранил, только еще больше ее интриговали. Жаль, что напрямую не спросишь. Ни у него, ни у Дамблдора, который, бесспорно, мог многое рассказать, а с высоты своего векового опыта наверняка даже больше, чем сам предмет девичьих раздумий…

Что же за загадки вы храните, Северус Снейп?

Северус Снейп продолжал спать, игнорируя чужие размышления. Гермиона подумала, что профессор просто уснул в кресле. Вспомнить хотя бы его отточенное и совершенное мастерство в сотворении мебели для ночлега. Отчего он сразу не отправился в постель, отчего сидел рядом с ней? Нужно сделать что-то для него. Что-то, чем можно отплатить за его заботу. Тихо трансфигурировав плед из сподручных материалов, Гермиона осторожно укрыла волшебника и вернулась на свой диван. Можно поспать еще пару-тройку часов.


***

- Эй, соня-засоня! Вставай давай, - проорал кто-то малфоевским голосом прямо над ухом.

- Ммм, - недовольно промычала Гермиона в подушку.

- Дорогая, мы садимся завтракать, - добродушно сказал дядя Джим, - поторопись.

Гриффиндорка поднялась на ноги и поплелась в ванную, игнорируя кривляния Драко, который искренне полагал, что она мучается от головной боли. За столом в саду собрались все, даже Снейп, у которого, по всей видимости, выдалось свободное утречко. Дамблдор, отпив чай, зажмурил глаза от удовольствия. Лимонных долек, тех, что он так любил, в маленькой деревушке было не достать, да и в городе они не пользовались особой популярностью. Поэтому почтенный директор Хогвартса откровенно скучал по своим любимым лакомствам, хотя и нашел приличную альтернативу – сладкий чай с карамельками. Очень сладкий.

- Вчера произошли кое-какие события, пока вы двое развлекались, - без намека на осуждение начал Дамблдор. – Волдеморт взял штурмом Министерство и совершил государственный переворот. Министр Магии теперь Пий Толстоватый, один из Пожирателей Смерти, - директор сделал небольшую паузу, давая возможность ребятам переварить услышанное.

Гермиона с обреченной грустью изучала содержимое тарелки, аппетита стало меньше, чем надежд на светлое будущее. Драко воспринял новость почти равнодушно, но старый директор был чрезвычайно проницателен и прекрасно видел, что слизеринец переживает. Не за магический мир - за родителей.

- Разумеется, в Министерстве произошли и другие перестановки, но я думаю, они вас не сильно заинтересуют. Директором Хогвартса назначен профессор Снейп.

Гермиона уронила ложку и уставилась на Снейпа. Тот, не мигая, смотрел на свою бывшую студентку в упор, с его лица не сходила кривоватая и немного грустная ухмылка.

- Поберегите свою агрессию, мисс Грейнджер, - предупредил он.

Она поначалу удивилась его словам, но потом до нее быстро дошло.

- Да я и не собиралась…

Действительно, Гермиона была поражена такой новостью. Первой мыслью было то, что профессор всегда хотел стать преподавателем ЗОТИ. Все в школе знали об этом и тихо посмеивались за его спиной с известной долей злорадства. И вот теперь, ненавистный всем человек станет директором. Как его воспримут ученики, если все знают об убийстве?

- Аберфорт нашел Наземникуса Флетчера, который сообщил нам весьма неприятную новость, - невозмутимо продолжал Дамблдор. – Медальона у него нет.

- Как? – вскинула голову Гермиона. – Тогда где он?

- Его носит на шее Долорес Амбридж, - оповестил Снейп.

Выражение презрения, отразившееся на лице старосты, было таким откровенным, что профессора синхронно усмехнулись.

- И как его достать? – спросил Драко.

- Придется схитрить, - Дамблдор наклонился над столом и посмотрел гриффиндорке прямо в глаза, - и этим займетесь вы, мисс Грейнджер.

- Я? Как? – она совсем не ожидала такого поворота событий, но через пару секунд пришла в себя и уточнила. - Что именно мне нужно сделать?

- То, что скажет вам Северус.

Гермиона тут же перевела взгляд на Снейпа, который сидел с абсолютно невозмутимым видом.

- Будьте готовы через час, - сухо сообщил он.

Вот тебе раз! Не успела Гермиона прийти в себя, как директор добавил:

- Свяжитесь с Гарри, убедитесь, что он не собирается на поиски Наземникуса. Скажите, что медальон вы принесете ему на днях.

О, Мерлин! Она обещала Гарри поговорить с ним утром. Где ее зеркало? Она уже сорвалась с места, как внезапно вспомнила последние слова Дамблдора.

- Принесу? На днях?

- Ты передашь Гарри медальон, когда он будет у вас. Или ты сомневаешься в успехе операции?

Гермиона не знала, что на это ответить, поэтому, помявшись, ушла в дом. Разговор по зеркалу с другом длился четверть часа, начавшись с обсуждения нового Министерства и нового директора школы. Стоит ли говорить, что Гарри был недоволен, скрипел зубами, откровенно злился и сыпал обещаниями собственноручно убить мерзкого предателя?

- Откуда ты возьмешь медальон? – подозрительно прищурился Гарри.

- Наземникус сказал, что медальон во Франции, у одной его знакомой, - самозабвенно лгала Гермиона. – Я неплохо говорю по-французски, поэтому…

- Давай отправимся вместе, - начал было Гарри, но был остановлен осуждающим взглядом подруги.

- Мы уже говорили с тобой об этом. Не беспокойся, у меня все получится. Я потом аппарирую прямо к тебе.

Гарри казался печальным. Удрученным. Разговаривать о чем-то еще, не касающемся крестражей было сложно. По задумке директора у Гермионы больше никаких новостей не было, а у Гарри они отсутствовали так и так.

Попрощавшись с другом, Гермиона оглядела свою спальню, в которой нагло поселился белобрысый, быстренько переоделась и спустилась вниз, к остальным.

В назначенное время Снейп поднялся из-за стола, за которым продолжал сидеть все это время, и двинулся в сторону калитки, не забыв бросить вопросительный взгляд на Гермиону. Та обняла дядю Джима, попрощалась с Дамблдором, который весело ей подмигнул, и кивнула Драко. Последний выглядел несколько расстроенным. Видимо, ему страшно не хотелось оставаться наедине с двумя стариками.

Гермиона догнала Снейпа возле кустов, за которыми он обычно аппарировал, и, не успев сказать ни слова, была схвачена за локоть и перенесена за тридевять земель.

- Где мы? – задала она вполне логичный вопрос, отцепившись от хватки профессора, который почему-то решил, что во время аппарации гриффиндорка непременно упадет.

- Ливерпуль.

Точно тридевять земель.

- Что мы будем делать?

Снейп резко остановился, развернулся и сердито уперся взглядом в свою спутницу. Холодные глаза, сжатые губы, недовольство выведено крупными буквами с двойным подчеркиванием на этом усталом лице. Признаться, было отчего оробеть, и Гермиона было уже собралась опустить покорно взгляд, вернувшись в амплуа послушной девочки, но внезапно ей вспомнилось, как еще вчера она доверчиво произносила по слогам имя того, кто сейчас раздраженно сверлил ее взглядом. Воспоминание не могло не заставить улыбнуться, что определенно ошарашило Снейпа. Он даже бы открыл рот, если бы меньше владел своими мимическими мышцами. Воспользовавшись минутным замешательством, Гермиона собрала разбежавшиеся по извилинам мысли:

- Профессор, вы наверняка уже все спланировали, и имеете четкую программу действий, но я-то остаюсь в неведении. Неужели вы всегда будете использовать мою спонтанную реакцию для своих целей? Манипулирование, это не лучший способ сотрудничества.

Гермионе казалось, что ее речь довольно убедительна, и она вынудит Снейпа сменить тактику по отношению к ней. Секунды мерно протекали, а композиция мужчины и девушки на тротуаре все не распадалась. Они так и стояли друг напротив друга, вооружившись своими аргументами и непреклонностью.

Наконец профессор огляделся по сторонам, и двинулся в сторону тихой улочки, удаляющейся от набережной.

- Мы произведем обыск в доме Амбридж, пока она в Министерстве, - щедро поделился он.

Гермиона удовлетворенно хмыкнула, приосанилась, но тут же задела ногой камешек и сбилась с шага. Снейп моментально воспользовался этим:

- Можете не считать себя великим оратором, мисс Грейнджер, - охладил он ее пыл. - Ваши речи возымеют действие только на оболтусов, вроде ваших друзей. В нашем плане не было никакого секрета. Он прост до очевидности, и я полагал, что вы сами все уже поняли.

Да, профессор, это удар ниже пояса. Вы, наверное, по утрам пьете свежевыжатый скорпионий яд, чтобы не терять словесной колкости. Можно было продолжать полемику, запротестовать и обелить себя, но ярко-розовый дом с фигурными стрижеными кустами в форме кошек, заставил обоих переменить направление мыслей.

- А вдруг там навешано больше охранных чар, чем мы можем определить и снять?

Профессор одарил свою студентку снисходительным, едва терпимым взглядом.

- Грейнджер, мы говорим с вами об Амбридж, точно? Не о МакГонагал?

Гермиона почувствовала себя дурочкой и разочарованно опустила плечи. Все ее настроение мигом улетучилось. Ну почему еще минуту назад она упивалась своим мнимым превосходством, ощущала себя способной умницей, равной профессору, а сейчас ее самомнение скукожилось до размера жалкой склизкой улитки?

Снейп прервал самокопание бывшей ученицы, брезгливо ступив на розовые ступени и открыв дверь одним неуловимым взмахом палочки. В нос пахнул резкий запах благовоний. По концентрации его можно было считать смрадом.

- Ваш выход, - приглашающе простер руку профессор.

Гермиона не поняла, что он подразумевал, но отчего-то решила не спрашивать. Хватит с нее на сегодня расстройств. Она прошла вперед и оглядела неприязненным взглядом кричащую гостиную. Амбридж с ее чокнутыми взглядами с большим трудом вписывалась в маггловский район, но тем не менее, факт оставался фактом.

Гермиона поразмыслила пару секунд, и отправилась на поиски спальни. Министерскую жабу можно было наградить кучей эпитетов, но факт того, что она женщина – неоспорим. Женщины обычно хранят свои украшения в спальне.

Снейп неслышно следовал за своей бывшей ученицей, пока она по-хозяйски шарила на туалетном столике в чужом доме. В очередной раз он убедился в том, что девочка повзрослела. Да, в душе она еще ребенок, это читается в ее взгляде, в ее поспешных жестах и моментальных обидах. Пройдет немало времени, прежде чем мисс Грейнджер обретет женственную грацию, ту особенную изящность, которая непременно в ней заложена, но еще не расцвела. Северус с некоторой грустью подумал о том, что цветок по имени Гермиона распустится в объятиях другого мужчины.

Между тем объект минутного раздумья профессора недовольно хлопнул крышкой тяжелой резной шкатулки:

- Ничего нет, - вздохнула Гермиона, и перевела расстроенный взгляд в сторону своего напарника, - может, она где-то еще…

Снейп сделал знак молчать и прислушался. Не раздавалось ни звука, но опытный шпион уже затолкнул Гермиону за шкаф, и наложил на обоих чары невидимости. Только через минуту до слуха гриффиндорки донеслись семенящие шаги. Амбридж, по краткому докладу Снейпа, осталась в Министерстве, более того, проявляя ярую приверженность новому режиму и новому Министру, поднялась по карьерной лестнице, обретя возможность попортить кровь большему количеству волшебников. Однако, в разгар рабочего дня нелегкая принесла ее домой.

Первое, что бросилось в глаза – медальон Слизерина. Ошибиться было невозможно, именно он красовался на толстой шее сопящей от спешки Амбридж. Поначалу, Гермиона боялась, как бы громкие удары ее сердца не донеслись до хозяйки, деловито роящейся в шкафу с одеждой, но последняя проявила величайшую сосредоточенность, когда извлекла очередную розовую тряпку и принялась расстегивать огромные пуговицы на собственном жакете. Теперь незримую наблюдательницу больше волновало то, что они сейчас со Снейпом увидят. Даже в отношении Долорес было низко – подглядывать. Гермиона отвела взгляд, принявшись изучать рисунок на обоях, как резкий «Ой!» заставил ее вздрогнуть. Цепочка, на которой висел медальон порвалась, и украшение с глухим стуком ускакало под кровать.

Пока полуголая Амбридж в кружевных панталонах ползала на коленях, кто-то бесцеремонно дернул Гермиону за руку и потащил к двери. Спутники вернули себе зримый облик, только вернувшись на пустынную набережную. Над головой пронзительно кричали чайки, ветер вспенивал волны у берега и трепал волосы Гермионы. Обстановка казалось унылой, неприглядной, и только усиливала желание вернуться в гостеприимный дом дяди Джима и выпить чашку горячего чая.

- У вас получилось? – не выдержала Гермиона.

- Держите, - Снейп протянул ей сверток, чудесным образом вытянув его из рукава.

Сверток по своей форме больше напоминал здоровенную рыбину, а никак не безделушку, пусть и волшебную.

- Это меч Гриффиндора. С его помощью можно уничтожить медальон.

- А…

Гермиона не договорила, заметив, что лицо профессора смягчилось и даже уголки губ приподнялись. Тот несколько секунд изучал ее лицо, будто любуясь, потом извлек из кармана медальон.

- Не забудьте, Поттер не должен знать.

- Хорошо, - промолвила она, несколько смутившись от его взгляда.

Полуразрушенные мостки, куда они медленно отошли со Снейпом, была пусты. Можно было аппарировать прямо сейчас.

- Я скоро вернусь, - неизвестно зачем, пообещала Гермиона и неуверенно улыбнулась, - спасибо.

Снейп почти ничего не выражая, но с небольшим нажимом медленно произнес:

- Берегите себя, Гермиона. Сейчас неспокойное время и вы должны быть постоянно настороже.

Гриффиндорка удивилась:

- Вы за меня волнуетесь?

Это прозвучало легко, почти весело. Только попытка перевести в шутку эту провоцирующую фразу могла обезопасить от праведного гнева. Однако Снейп с полной серьезностью ответил:

- Да.

Больше нечего было сказать, да и не хотелось. На короткий миг между ними возникло почти дружеское доверие, и ни одному из них не хотелось разрушать это хрупкое ощущение лишними словами. Гермиона аппарировала прочь.
 
MarSe Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 22:06 | Сообщение # 15
MarSe
в маске
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очень интересная история получается! Спасибо за продолжение.


Хочешь спрятать дерево — спрячь его в лесу

Медальки
 
Alisia Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 23:19 | Сообщение # 16
Alisia
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очень милая история. Хотелось бы поскорее увидеть продолжение. Успехов вам, автор)
 
elin_alex Дата: Понедельник, 29.02.2016, 00:49 | Сообщение # 17
elin_alex
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Занятно и красиво, 02wow

Сумасшедшая, вслед за ним босиком по стеклу...
 
Rachel_Lisbon Дата: Среда, 02.03.2016, 10:51 | Сообщение # 18
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7


Гермиона аппарировала на площадь Гриммо, держа под мышкой меч Гриффиндора. Гарри встретил подругу сдержанно. Слишком сдержанно для такой длительной разлуки.

- Что-то случилось, Гарри? - спросила Гермиона.

- Гермиооона! – раздался басовитый крик с лестницы, незамедлительно разбудивший портрет миссис Блек. Оглушенные потоком брани, друзья пробрались в спальню Рона, где было относительно тихо. Собственно говоря, приветствие состоялось именно там.

- Что это? – кивнул Гарри в сторону свертка, в котором лежал меч.

Ответить не дал Рон, который дернул бумагу и холодный клинок бесшумно выпал на кровать, искря самоцветами на рукояти.

- Откуда он у тебя? - Гарри недоверчиво сверлил взглядом подругу.

- Да остынь ты, дружище, - пытался успокоить его Рон.

По всей видимости, странная информированность Гермионы не раз обсуждалась ребятами и, вполне вероятно, они не полностью доверяли ее рассказам. Рон, оставаясь дружелюбным и искренним, скорее всего тратил время, убеждая Гарри в честности Гермионы, но Золотой Мальчик отчего-то сомневался.

- Откуда тебе обо всем так много известно? Откуда у тебя меч? Где ты все это время пропадала? – Гарри встал и бросил осколок зеркала на кровать. – Я язык стер, вызывая тебя по нему!

- Гарри, - попыталась вставить словечко Гермиона, но была перебита рассерженным другом.

- Почему ты прячешься неизвестно где, когда вполне можешь жить здесь и вместе с нами искать крестражи? – совсем разошелся Гарри.

Рон молчал, выдавая тем самым себя с головой. Аргументов, в защиту Гермионы у рыжего не было, и он опустил глаза, сдаваясь под разгневанным напором Гарри.

- Что происходит, Гермиона? За моей спиной ведется какая-то игра, а я выступаю в роли пешки.

- Нет, Гарри…

- Нет? Тогда объясни!

Гермиона почувствовала злость. Как бы сильно не сердился Гарри, сама Гермиона считала себя не меньшей жертвой в чужой игре. Ей пришлось быть подсадной уткой, тоже томиться в неведении и узнавать новости последней! Выдернув из кармана медальон, она с силой запустила его в стену со словами:

- Я доставала этот долбаный медальон! Вот, что происходит! – и выскочила за дверь.

Медальон отскочил от стены, в которой образовалась едва заметная вмятина. Ребята проследили глазами траекторию крестража. Рон поднялся на ноги, подобрал с пола вещицу и, молча положив ее рядом с Гарри, вышел вслед за Гермионой.

Гарри тупо смотрел на красивую безделушку, скрывающую в себе часть души человека. Он понимал, что ведет себя не лучшим образом, но обида за то, что кому-то известно больше, чем ему самому, душила и грызла. Гарри не порывался на роль спасителя мира, не стремился родиться в конце июля и, тем более не мечтал о заветной Аваде в лоб. Но, раз уж все эти события случились с ним, то он не желает сидеть сложа руки и ждать, когда верная подруга будет приносить ему на блюдечке очередные крестражи. Она - девушка, по природе своей слабая и беззащитная, она не должна рисковать. Это прерогатива мужчин – рваться в бой и поражать врагов, идти на смерть, сломя голову, защищать тех, кто слабее…

Почему происходит так, что роль слабой женщины повесили на Гарри? Знай об этом Волдеморт – умер бы от смеха, и всем бедам конец. Гарри злобно сжал кулаки. Из-за идиотского несовершеннолетия он прикован к этому пропахшему пылью и недружелюбием дому.

Медальон сверкал своей блестящей поверхностью, отсвечивая на грубую ткань покрывала. Гарри ощутил, как раздражение постепенно сходит. Разумеется, ударь он кулаком об стол, или запустив медальон в стену, как сделала Гермиона – злоба растаяла быстрее бы. Но сейчас, немного остыв, Гарри был рад, что не выпустил ярость наружу. Гермиона пришла сюда не для того, чтобы выслушивать его жалобы и сомнения. Она старалась, возможно, действительно рисковала, и Гарри не должен вести себя, как последняя скотина.

Зажав крестраж в кулаке, Гарри спустился вниз, туда, откуда раздавались тихие голоса друзей. Половицы не скрипели, буйная Блэк уже тихо похрапывала в своей раме, и Золотой мальчик притаился, ощутив внезапно острое желание подслушать.

- Гермиона, оставайся с нами. Я скучаю по тебе… - просящим тоном говорил Рон.

Ответ Гарри не расслышал, поэтому спустился еще на пару ступеней вниз.

- Ты нужна мне, правда…

Гарри ощутил неловкость. Рон пытается выразить свои чувства перед девушкой, пусть так неумело, как может, но это определенно не то, что достойно быть подслушанным. Гарри задумался, как лучше поступить? Дать Рону выговориться или протопать по лестнице так, что было бы слышно даже на улице?

- Хозяин Гарри, - прокаркал Кикимер, высунув свою мордочку из кладовки. – Не желаете пирог с почками?

Таким образом, выбор был сделан, и Гарри вошел в кухню. Рон и Гермиона молчали, понуро опустив свои глаза в чашки с чаем. Ход был за Гарри.

- Прости, Гермиона, - выдавил он. Ему было неловко, - я вел себя, как осел.

Гермиона слабо улыбнулась.

- Кикимер зовет тебя хозяином?

Гарри, ощутив, что напряжение немного спало, вздохнул. Он рассказал, почему зловредный домовик резко сменил гнев на милость.

- Во всем есть свои плюсы, - хмыкнул Рон.

За столом повисла тишина. Ребята выжидающе смотрели на гостью.

- Ко мне попала одна из вещей Дамблдора, после того, как он умер, - начала свою ложь невольная обманщица, следуя предусмотрительным инструкциям директора, которыми была снабжена до вылазки в Ливерпуль. – Ее принес Фоукс. Это что-то вроде записной книжки, на которой лежали чары, схожие по своим свойствам с дневником Тома Реддла.

Гарри едва заметно вздрогнул на этих словах. Схожие чары, значит записная книжка – не крестраж, и директора точно не вернуть. Хотя, было бы это правильным – возрождать темной магией - пусть это даже сам Дамблдор?

- Книжонка по сути, чем-то похожа на портрет, - продолжала тем временем Гермиона. - Именно она убедила меня остаться там, где я прячусь. Давала предостережения относительно тебя и твоей миссии по поиску крестражей … - тут она запнулась, осознав, что именно эта неправда дается ей тяжелее всего.

Повисло молчание, поскольку все трое явно имели свои причины промолчать. Разве только Рон безмолствовал просто так, за компанию.

- Как ты достала медальон?

- Нашла эту женщину, наложила на нее отвлекающие чары в лифте, и подменила медальон. Что может быть проще, - безразлично пожала плечами Гермиона, радуясь тому, как легко ей дается ложь.

- И все? – расстроился Рон. – Мы могли бы все отправиться, втроем!

Гермиона поджала губы и решила не отвечать. Рыжий насупился. Сегодня для него день разочарований. Гермиона явилась в их дом, и он надеялся объясниться с ней, показать, что она ему небезразлична. Но все шло наперекосяк. Да еще история, рассказанная ею, оказалась скучной. Им с Гарри слишком сильно не хватало ярких эмоций в последнее время.

- Значит, осталось только уничтожить медальон? Как? – задумался Гарри. – Просто рубанем мечом?

- Он же твердый, - засомневался Рон, - мы его только поцарапаем…

- Это меч Гриффиндора, а не перочинный ножик, - возразила Гермиона. Она ни на секунду не подвергала сомнению слова Снейпа. Не всякому доверяют меч Гриффиндора.

Решено, что миссию уничтожения возложат на Рона.

- Эээ, ну я не против… - бормотал Рон, явно польщенный таким доверием. – Но, Гермиона, ты его достала, а Гарри… Гарри вообще спаситель мира.

Спаситель скривился на этих словах:

- Именно поэтому твоя очередь.


***

Гермиона, пошатываясь, выбралась из кустов, и, хихикая, отряхнула коленки. Нельзя сказать, что гриффиндорская умница хорошо держалась на ногах, которые с трудом поддерживали связь с головным мозгом. Да, Гермиона Грейнджер снова была пьяна.

Рон, осознав, что, хоть и не без помощи, справился со своим заданием, почувствовал резкое желание успокоиться. Сразу нашлась бутылка огневиски, и Гарри с Гермионой, не сговариваясь, быстро подключились к процессу успокоения нервов. Языки развязывались с каждым глотком, но мозговой центр Золотого Трио не терял бдительности и осторожности. Гермиона пообещала, что непременно свяжется с друзьями и встретится с ними снова в ближайшее время, хотя еще пока не знала, что Дамблдор им всем приготовил, и как пойдут дела дальше.

Расставаться с друзьями не хотелось, и момент прощания все оттягивался и оттягивался. Наконец, за окном совсем стемнело, и Рон, пошатываясь, пошел провожать подругу в прихожую. Там же случился пьяный поцелуй, на который Рон решился, только изрядно осмелев от алкоголя. Гермиона не нашла повода отталкивать рыжего. Получилось немного мокро, немного смешно и очень волнующе.

Это самое волнение долго не отпускало Гермиону, и даже столкновение с землей после аппарации не развеяло приятное чувство.

- Привет, - раздалось дружелюбное, и оттого совершенно незнакомое малфоевское обращение. Хорек искренне улыбался, снисходительно оглядывая помятый вид сокурсницы, - мы уже заждались.

- Не придуривайся, Драко, - отмахнулась Гермиона, но вопреки ее желанию, она была незамедлительно взята под руку в притворном рыцарском порыве помочь даме.

- Я абсолютно серьезен, целый день без тебя я слушал разговоры про испорченную молодежь, военные истории твоего дяди, а мерзкий сериал закончился только полчаса назад. Ты бы хоть посочувствовала моему горю.

Гермиона рассмеялась, глядя на подавленный вид Малфоя, который хитро улыбался одними только глазами.

- Пойдем, покажем тебя нашим ветеранам, пусть спокойно отправляются на боковую. - Рука Драко продолжала придерживать Гермиону, и совсем незаметно переместилась на талию. - Классно выглядишь, - приподняв бровь, деловито сообщил белобрысый.

Гермиона хотела сказать ему колкость, что-то в духе самого Снейпа, но Малфой непрерывно проедал ее странным взглядом, почти таким же, как несколько минут назад смотрел Рон, и у нее просто не нашлось слов. Появилось больше мыслей, а слова куда-то пропали.

Шаги на крыльце возвестили о появлении новых действующих лиц, которые, как выяснилось, уже были в курсе ливерпульских событий, но довольно внимательно выслушали отчет об уничтожении медальона. Дамблдор и дядя Джим остались довольны новостями, и, как и предвидел Драко, отправились спать. Ребята остались в саду.

- Они должны были восхищаться тобой, а не сомневаться, - заявил неожиданно Драко, - ты самая отважная из всех, что я знаю. Самая честная и справедливая. Дом Слизерина учит ценить другие качества, но я же понимаю, как важно уметь быть таким, как ты.

Гермиона не знала, что ответить на это. Секунду назад она собиралась спросить, где сейчас профессор Снейп, но Драко сумел полностью сбить ее с этой мысли. Малфой говорил замечательные вещи, и не огневиски виновато в более чутком восприятии ею неожиданных слов. Может, искренность, которую даже не заподозришь в аристократе, а, может, этот прожигающий взгляд…

- Погуляем? – тихо спросил Драко. Он действительно просил, а не предлагал.

«А почему бы и нет?» воскликнуло что-то в груди, и она, влекомая этим внутренним согласием, застенчиво кивнула. Они молча отправились по слабоосвещенной дорожке, слушая шум теплого ветерка, колышущего верхушки деревьев, и пение соловья, заливающего округу замысловатыми, игривыми трелями.

Драко и Гермиона разговорились о Зельях, выяснив, что они оба восхищаются процессом, тем, как варево постепенно превращается в волшебное, чудодейственное средство. Меняет цвет и консистенцию. Они говорили о книгах, а Малфой с плохо скрываемой грустью рассказывал, какая библиотека у него в доме.

Вернулись они далеко за полночь, Малфой только зашел в спальню, чтобы забрать свои вещи и переехать наконец на диван, но у двери он остановился, развернулся, стремительно и нежно поцеловал Гермиону.

- Ты восхитительна, - прошептал он ей и вышел за дверь.


***

От профессора Снейпа не было вестей уже неделю, однако в доме мистера Кларксона кипела жизнь. Дамблдор десять раз в день менял «наряды». На рыбалку он отправлялся в одном, фартук надевал на кухне, галоши – когда ковырялся в саду. Гермиона учила Драко водить машину, они пропадали целыми днями в городе, ходили в кино и развлекались как могли. За считанные дни они сблизились так, что Гермиона уже представить не могла его в роли Пожирателя, злобного малфоевского сыночка или просто слизеринского отморозка.

- Тебе не стоит рисковать. Твой Поттер сам справится, дай ему возможность проявить себя, - говорил он, целуя ее в висок, когда они сидели в обнимку на берегу. - Ему помогают и Дамблдор, и Снейп. Ты же понимаешь, насколько существенна их помощь.

- Понимаю, Драко. Но он мой друг. Я не хочу оставаться в стороне, - вздохнула Гермиона.

- Гриффиндорская преданность, - по-доброму хмыкнул Драко. – Я тебе говорил, что за это и люблю тебя?

Гермиона приподняла голову, лукаво заглядывая ему в глаза.

- Любишь?

Драко примкнул к ее губам в глубоком трепетном поцелуе. Мерное плескание волн и жужжание пчел нарушило тихое: «Безумно…»

Профессор Снейп стоял за деревом, наблюдая. Он только что поговорил с Дамблдором и решил прогуляться до мостика на реке, как его внимание привлек край желтого платья. Северус видел, как мальчишка целует Гермиону, и на душе его вопреки здравому смыслу скребли кошки. Не было сомнений, что мисс Грейнджер рано или поздно найдет себе ухажера. Северус прекрасно это осознавал, вспомнить хотя бы его размышления в доме Амбридж неделю назад. Но почему у него так жжет в груди? Он ведь даже не рассматривал Гермиону, как женщину, с которой он мог бы начать отношения, слишком уж она мала и неопытна. Она еще девчонка, а он не интересуется девочками. Не найдя в себе сил оставаться у реки, он развернулся и пошел обратно.
 
Rachel_Lisbon Дата: Среда, 02.03.2016, 10:53 | Сообщение # 19
Rachel_Lisbon
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8


Снейп в следующие несколько недель нечасто появлялся в доме мистера Кларксона. Гостеприимный дядюшка, правда, умел уговорить гостя задержаться, поэтому иногда вся компания обедала или ужинала вместе. Решено было назначить операцию по поиску очередного крестража на начало августа. Гарри станет совершеннолетним и не появится в поле зрения оккупированного Пожирателями Министерства, когда будет колдовать. Ребята на площади Гриммо уже были оповещены и нетерпеливо считали дни.

Дамблдор со Снейпом разузнали, что Диадема Райвенкло хранится в Хогвартсе, и лучший способ, не раскрывая «воскрешение» первого и истинное лицо второго заговорщика, это дать Гарри возможность действовать самому. Летом Хогвартс пустовал, за исключением нескольких преподавателей, поэтому операция была сопряжена с минимальным риском.

Однажды за обедом все оживленно обсуждали местонахождение диадемы. Хогвартс огромен, и Снейп имел кучу времени и возможностей обыскать его вдоль и поперек, однако, он остался ни с чем. Надеялись на то, что Гарри сумеет разговорить Серую даму. Это можно было сделать только Золотому мальчику и никому другому.

Снейп почти не участвовал в разговоре, отдавая право слова другим, и потихоньку наблюдал за Гермионой. С ней определенно что-то не так. Она принужденно отвечала на вопросы и все больше изучала тарелку. Даже Драко не мог поднять ей настроение. Под общий смех мисс Грейнджер незаметно выскользнула из-за стола и скрылась в доме. Северус избрал момент и бесшумно проследовал за ней.

Не сказать, что он смирился с выбором Гермионы и доверял Драко на сто процентов, но он не считал нужным вмешиваться. В лучшем случае, ему скажут не лезть не в свое дело, а, зная пылкий нрав гриффиндорки, можно ожидать и скандала. Новоявленному директору Хогвартса хватало и своих забот, один круг Пожирателей ему трепал нервы последнее время, да и здоровье Дамблдора вызывало тревогу. Старик держался молодцом при остальных, но только Северус знал чуть больше.

Шум воды раздавался из ванной Гермионы, и Снейп терпеливо ждал, когда она выйдет. Наконец заплаканная девушка появилась в дверях, зажав в руке какую-то белую палочку.

- Что с вами? – спросил Снейп.

Она вздрогнула и бросила на него испуганный взгляд. От Снейпа не укрылось то, как стремительно белая палочка спряталась в девичьих руках.

- Ничего, - Гермиона отвела взгляд.

Снейп прикрыл за собой дверь, подошел ближе и указал на спрятанный предмет.

- Что это?

- Ничего, - стояла на своем Гермиона, и сложила руки на груди.

Ей определенно было неловко и больше всего на свете она хотела остаться одна. Но Снейп не сдавался. Притащив ее однажды против воли к себе домой напуганную до полусмерти, он будто тогда уже взял на себя негласную обязанность заботиться о ней. Он и так уже совершил промах, пропав тогда на неделю и отдав ее в скользкие лапки младшего Малфоя, и сейчас, спустя столько времени, хотел помочь хоть чем-то. При условии, что она с ним поделится своими бедами.

Северус приподнял ее за подбородок и сам удивился тому, насколько это получилось нежно. Гермиона насупилась, потом ее взор поник и глаза заблестели.

- Я беременна, - обреченно прошептала она и закрыла лицо руками.

Снейп отшатнулся, будто получив обухом по голове. Вот это новость. «Да когда же они успели?» - тикало у него в голове, пока он пытался прикинуть время. Выходило, что они с Малфоем вместе уже пару месяцев.

- Я была так осторожна, пила зелья, - всхлипывала Гермиона, сокрушенно качая головой, - не понимаю, как это произошло…

Северус подавил желание съязвить. Уж как это произошло, они оба знают.

- И что теперь будет? – Северус решил избрать эту формулировку, вместо просящегося на язык: «Хочешь, дам одно зельице». Он понимал, насколько глупо в ее возрасте и в это время заводить детей. Какое будущее ее ждет с Малфоем? Он же засранец, а Люциус с Нарциссой схватят по инфаркту, когда узнают, если, конечно, переживут войну.

- Ничего не будет. Ребенок будет, - внезапно успокоившимся и твердым голосом сказала Гермиона, - мне надо сказать Драко.

Она вышла с прямой спиной, на ее лице была написана уверенность в принятом только что решении. Снейп потер переносицу и уселся на подлокотник кресла.

- Ты же еще сама ребенок, - убито сказал он в пустоту.


***

Гермиона радостно щебетала, пока они с Драко прогуливались под вечерним солнышком и любовались россыпью перистых облаков. Пару дней назад Драко сделал ей предложение, и они собирались пожениться в местной церквушке. Малфой радостно воспринял новость и носил Гермиону на руках. Единственным камнем преткновения в их отношениях была помощь Гарри Поттеру. Драко очень злился и не желал отпускать свою беременную невесту на вылазку в Хогвартс.

- Тебе нужно беречь себя и нашего будущего ребенка, - твердил он, нежно поглаживая ее по плоскому животу, - пусть его еще и не видно. Гермиона, ты же сама рациональность. Я не хочу, чтобы ты рисковала.

- Это абсолютно безопасно, Драко. Ты должен это понимать.

- С твоим Поттером вечно что-то приключается, а страдаешь ты. Ну вспомни!

Когда они подошли к опушке леса, навстречу им вышла старуха с золотыми зубами и длинными седыми волосами. Гермиона вздрогнула и отчего-то сильнее вцепилась в руку своего жениха. Старуха смерила их хитрым взглядом маленьких глазок и поковыляла дальше, что-то бормоча себе под нос.

Гермиона уступила дорогу на узкой тропинке старой женщине, облегченно воздохнув и обругав себя за испуг, но подскочила, как только услышала, среди хриплого бормотания:

- Ты проклята… Ты знаешь, что ты проклята, девчонка?

- Что? – вскрикнул Драко, и встал между своей невестой и противной старухой, говорящей гадости.

- Тебя кто-то проклял. Я вижу над тобой тьму, - бормотала старуха, тыча в Гермиону кривым пальцем. - Ты умрешь от несчастного случая, девчонка. Перешла ты кому-то дорожку.

- Пошла прочь! – заорал Драко и замахнулся на нее.

Старуха фыркнула и поковыляла своей дорогой, повторяя «Проклята. Проклята».


***

Северус видел возвращение парочки. Они оба были чем-то озабочены, а Гермиона нервно кусала губы. Не желая оставаться со всеми, она ушла к себе, и Драко поведал историю об их маленьком неприятном приключении.

- Этого не может быть, - спокойно возразил Снейп, - я ее проверял. Если бы она была проклята, мы бы все уже знали.

Дамблдор задумчиво покачал головой и подозрительно посмотрел на Драко. Парень злобно сжимал кулаки и переспрашивал у Снейпа, какими заклинаниями можно проверить наличие проклятий, и не видел подозрительного взгляда старого директора. Зато его отчетливо видел Снейп.

Малфой скрылся в доме, собираясь собственноручно проверить свою будущую жену, оставив на садовой скамейке двух директоров Хогвартса.

- Что думаешь, Северус? – потирая бороду, спросил Альбус.

- Либо это бред выжившей из ума старухи, - пожал плечами Северус, - либо...

- Девочка не проклята, - подтвердил уверенность младшего товарища Альбус. Потом, будто сильно сомневаясь в правильности и уместности произносимых слов, добавил: - но я очень тебя прошу поберечь ее.

Северус удивленно вскинул брови, но не ответил.


***

Неприятный инцидент быстро забылся, и Гермиона, восстановив душевное равновесие, задумалась о том, как будет сообщать о ребенке друзьям и родителям. Допустим, родители пока стоят на заднем плане в этом вопросе. Едва поселившись у дяди Джима, она, тщательно подбирая слова, составила им письмо, объяснив сложную ситуацию и необходимость скрываться. Единственным преимуществом здесь было отсутствие обратной связи. Родителей она просто поставила перед фактом, в какой бы убедительной и осторожной форме это не было выражено. Их негодование, несогласие и возмущение так или иначе останутся за стеной Дырявого Котла, а все дальнейшие объяснения будут позже.

Гермиона уныло покачала головой, представив ситуацию:

«Мама, папа, знакомьтесь, это ваш внук. Или внучка…»

Они ее не поймут.

Друзьям же Гермиона собралась рассказать только о том, что кое с кем встречается, а когда станет виден живот, то и о ребенке. Друзья - не родители, они не станут ее попрекать в опрометчивости или неосторожности. И, исключая Рона, конечно, будут рады тому, что она нашла свое счастье.

Факт того, что она так быстро забеременела, не давал ей покоя. Но Драко успокаивал ее, нашептывая ей приятные комплименты, что она истинная женщина, и даже предосторожности оказались бессильны перед природой. В конце концов, действительно, зелье могло оказаться бракованным, или срок годности истек.

Одним жарким солнечным деньком Драко уехал в город за подарком Гермионе, а она не нашла ничего лучше, чем побродить по берегу реки. Ей становилось пусто и одиноко без Драко, накрывали лень и безразличие. Она нетерпеливо поглядывала на часы, гадая, во сколько ее жених вернется. Высокая трава по обеим сторонам узкой тропинки приятно щекотала ноги, а плотный зной окутывал тело. Возле реки оказалось значительно свежее, и Гермиона, спустившись к воде, забралась в лодку, прикованную к одному из железных столбиков. Казалось, можно часами наблюдать за игрой солнечных бликов, сверкающих на поверхности воды. Сидеть было неудобно, и Гермиона прилегла, подперев голову рукой. Теперь ее взор бродил по противоположному берегу, ловил легкие и быстрые всплески, оставляемые шаловливыми рыбками, выпрыгивающими из воды. Закрыть глаза и подремать казалось самым естественным здесь и сейчас.

Гермиона проснулась от того, что прогремел гром. Молниеносно вскочив, она в ужасе оглянулась на берег, который был от нее также далеко, как и противоположный. Лодка не была прикована, она поддалась течению и уплыла. Палочки с собой не оказалось, деревянная спасительница осталась на туалетном столике. Проживание в тихой, спокойной деревушке расхолодило ее предупредительность. Зачем нужно волшебство, если ничего плохого не происходит? А бытовые мелочи не воспринимались чем-то настолько утомительным, чтобы колдовать.

Находиться в грозу посреди реки в лодке без весел - вот это называется дуростью. Или идиотизмом?

Гермиона лихорадочно вертела головой, не зная, что ей предпринять. Оставаться в лодке нельзя, если нечем ее пригнать к берегу. Остается только прыгнуть в воду и доплыть. Рискованно, но выполнимо. Главное - не терять ни минуты, и отчаянная гриффиндорка бросилась в воду. Гермиона с трудом представляла себе расстояние, которое ей необходимо было преодолеть, но она доплывет как можно быстрее, чего бы это ей не стоило. Внезапно позади ее раздался громкий хлопок и чудовищный плеск, так, что она уже собралась встретиться с самим Лох-несским чудовищем, однако сзади всего лишь оказался мокрый и крайне разъяренный Снейп.

- Какого черта, Грейнджер! – проревел он. – Ты в своем уме?

- П-профессор, - запинаясь вымолвила Гермиона, не в силах понять, что он тут забыл.

Снейп тем временем быстро подплыл, схватил ее, как нашкодившего котенка и направился к лодке. Ему было неудобно управляться с брыкающейся девчонкой, одежда тянула вниз, кроме того нельзя было выронить палочку. Он буквально забросил нерадивую пловчиху в лодку и вскарабкался туда сам. Гермиона была мокрой и испуганной, и от того казалась совсем маленькой и худенькой. Пока она судорожно сжимала плечи, профессор, как фокусник, неуловимыми движениями соорудил тент, высушил обоим одежду и наложил согревающие чары.

- Как вы оказались в воде? - стуча зубами, спросила Гермиона.

- Не знаю, - пожал плечами Снейп, снял свой сюртук и укрыл ее, - я увидел тебя с берега, а когда ты сиганула в воду, аппарировал в лодку. Не рассчитал только, что лодка оттолкнется от твоего прыжка, и промахнулся.

Тон профессора был недовольным, а лицо слегка озабоченным, однако Гермиона не сдержалась и рассмеялась. Снейп умолк и сурово на нее глядел, ожидая, пока она успокоится.

- Где твоя палочка?

- Дома, - с виноватой улыбкой поведала она.

- Гениально, - буркнул профессор, наколдовал из двух щепок весла и заставил их грести.

- А отсюда нельзя аппарировать?

Профессор покачал головой.

- В грозу опасно совершать парную аппарацию. Лучше скажи мне, как ты оказалась посреди реки?

Гермиона вместо ответа высунулась из-под тента и проверила цепь с замком. Он просто был накинут, а не закрыт, именно поэтому лодка отсоединилась от крепления, когда Гермиона вошла на нее. И не заметила, что та медленно отплывает.

- Я такая невнимательная, - вздохнула по окончании объяснений Гермиона и натолкнулась на встревоженный взгляд Снейпа. – Что?

- Что тебе сказала та старуха?

- О нет, - воскликнула Гермиона и прикрыла рот ладошкой. – Несчастный случай, - и тут же, взяв себя в руки, покачала головой. – Нет, это чистая случайность. Та старая дура просто бредила, не стоит связывать ее глупые слова с этим происшествием.

Профессор, очевидно, был не согласен, но предпочел промолчать. Запугивать ее лишний раз не хотелось, а превращать в параноика тем более. К тому же, это действительно могло оказаться глупым совпадением.

Гермиона уже согрелась. Гроза не принесла холод, но окунувшись в воду, а потом, просидев несколько минут под сильным ветром, гриффиндорка имела большие шансы простудиться. Она сняла сюртук и протянула его Снейпу, оставшемуся в одной рубашке.

- Спасибо, профессор, за спасение. Но я бы итак доплыла.

- Не мели чепухи, - рыкнул вновь разозлившийся Снейп. – Плавать надо не в такую погоду и не в твоем положении.

Она опустила глаза. Северусу больше всего хотелось подсесть к ней поближе, и, может быть, даже обнять, но он не мог этого сделать. Мисс Грейнджер принадлежала избалованному молокососу, и каким бы тот ни был безалаберным, Снейп не имел права отбивать у него девушку. Лучше продолжать держать дистанцию.

Весла продолжали грести, но дождь больше не барабанил по тенту. Оставалось всего несколько метров до берега, когда Снейп приобнял свою спутницу и аппарировал к дому дяди Джима.

- Спасибо, профессор, - уже взобравшись на крыльцо, Гермиона решила еще раз поблагодарить своего спасителя. Снейп сильно рисковал, отправляясь ей на выручку, и хотелось как можно искреннее выразить свою признательность.

Послышался шум двигателя, и через минуту Драко уже радостно размахивал каким-то свертком, прежде чем подхватить свою невесту и закружить ее. Профессор молча ушел в дом.

Гермиона рассказала будущему мужу о происшествии на реке, и к ее неудовольствию, он сильно забеспокоился новостями и даже пошел посоветоваться со Снейпом. Ей не хотелось раздувать эту историю. Рациональность была всегда ее сильной чертой, и она не признавала маггловской магии. Все маги, известные среди магглов, были либо мошенниками, дурящими мозги впечатлительным гражданам, либо волшебниками, пренебрегшими Статутом Секретности. Но ее саму столько раз проверяли на наличие проклятий, что любые посторонние чары уже давно бы были обнаружены. Да и кому могло потребоваться наводить порчу на хогвартскую старосту?

Драко о ней очень заботится. Ее безопасность и счастье для него были превыше всего. Гермиона нежно погладила шелковую ткань свадебного платья. Драко заявил, что решил сломать все традиции, и начал с того, что сам купил ей платье. Это было так импульсивно. Рон вряд ли бы догадался купить ей что-то кроме кольца. Рыжего ей пришлось бы постоянно направлять, подстраиваться под тот быт, который он считает привычным. Гермиона не была уверена, что стала бы счастливой миссис Уизли.
 
basty Дата: Среда, 02.03.2016, 21:14 | Сообщение # 20
basty
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата
несмотря на присутствие ДМ/ГГ, это снейджер

Угу, поверхностные отношения для развития сюжета. А героиня немножко беременна...
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Благородная ловушка", Rachel_Lisbon, СС/ГГ, ДМ/ГГ, PG-15, (Romance, драма, миди, закончен)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Ассоциации-6
2. "Настоящие охотники на кракоз...
3. С песни по строчке-2
4. А или Б?
5. Дешифровка-4
6. Словотворчество-2
7. Съедобное-несъедобное
8. 5 из одного
9. Да или Нет ?
10. "Змеиные корни"(Синопсис...
11. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
12. Приколы по ГП
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. "Исключение из правил", ...
16. Клип "Per te", автор мла...
17. "Я все еще люблю тебя", ...
18. Поиск фанфиков ч.3
19. "Крестный для Альбуса", ...
20. Стихи от cold
1. Berlinera[14.11.2019]
2. Lola19901[13.11.2019]
3. DaryaMerezhina[11.11.2019]
4. Felicia1983Praph[09.11.2019]
5. Dory_Story[05.11.2019]
6. Pashke777Hic[04.11.2019]
7. Lana2445[29.10.2019]
8. Kornelly[25.10.2019]
9. Glebka[23.10.2019]
10. Лагерда[23.10.2019]
11. Drama[20.10.2019]
12. Vsehsvjatskij91[20.10.2019]
13. Bonsayunlon[18.10.2019]
14. LisicaZaripova[14.10.2019]
15. Gervolsnep[13.10.2019]
16. Димокнитик[12.10.2019]
17. Биссектриса[11.10.2019]
18. Kyku44[10.10.2019]
19. KrisstinPax[08.10.2019]
20. Адриенн[06.10.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  fashist, djbetman, IrinaIg98, EVM, Косточка, Elvigun, Астрея, Darelli, Nelk, Бузя, basty, ntym13, lizard, Liss, kotka, Amie, Мятный_Бергамот, Хозяйка_Медной_Горы, werewolf0x, Leontina, Vivien, Green_Lady, Ростислава, Ветерок, Аврора, jane_voron, Эсмеральда, nyvotopat, Imago, тыковка, Schoolgirl_of_professor, Mummy-troll, allonsy, Anna2012, abu-mik, domocedka, MaggieSwon, a1234567890a, nikei, Olias, AnaSneape, СатаНяша, Wermisat, Gey_fert69, Lola19901
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz