Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Голосование за лучшие работы конкурса "Snager forever!" продлится до 7 июля 23:59 мск!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Шестнадцать встреч с профессором Снейпом", автор Filya-84 (Romance, PG-15, миди)
"Шестнадцать встреч с профессором Снейпом", автор Filya-84
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:48 | Сообщение # 1
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Шестнадцать встреч с профессором Снейпом", автор Filya-84, Romance, PG-15, миди, закончен

Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:49 | Сообщение # 2
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Шестнадцать встреч с профессором Снейпом
Автор: Filya-84
Жанр: Romance
Рейтинг: PG - 15
Дисклаймер: фанфик был создан не с целью извлечения прибыли, все права на героев принадлежат Джоан Роулинг.
Саммари: война закончилась, и Гермиона с друзьями приезжает в Хогвардс учиться на седьмом курсе. В Хогвардсе под руководством того же Дамблдора всё почти как всегда. Снейп рвёт и мечет, а Гермиона иногда даже нарушает правила.
Комментарии: только Гермиона и Снейп, ничего лишнего.
Предупреждение: не ждите грандиозного сюжета, его здесь попросту нет.
Размер: миди
Статус: закончен


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:50 | Сообщение # 3
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ


Обычная тишина на уроке зельеварения. Ни звука. Снейп расхаживал по классу, как всегда, с мрачным видом сверля глазами учеников и диктуя лекцию.
- Гермиона…
Девушка вздрогнула.
- Не оборачивайся… Протяни незаметно руку за спину. Я стихотворение сочинил…. про Снейпа. Оцени.
Гермиона незаметно отвела руку назад и ощутила приятную шероховатость пергамента. Стараясь не привлечь внимание преподавателя, она развернула листок. То, что она прочитала, заставило её зажать рот рукой, чтобы не захохотать на весь класс. На бумаге было нацарапано следующее:

О Снейпик наш, наш идеал!
Умён, игрив, опасен.
Ты символом любви нам стал.
Твой облик так прекрасен!
Божественны твои черты,
Волос шальные пряди…
Тебе бы подарить цветы,
К тебе б подкрасться сзади!
Навек ты мой смутил покой,
Ты, Мерлин, ты, всевышний!
Куда несёшься ты? Постой!
Дай голос твой услышать!
Когда я на тебя смотрю,
Мне грустно без причины.
И с восхищеньем говорю:
«Такого мне б мужчину!»

Девушка предусмотрительно убрала пергамент под учебник, затем украдкой, не убирая со лба упавшие на лицо кудряшки, покосилась на профессора и тихо засмеялась. Потом осторожно приподняла край книги и прочитала сие остроумное творение еще три раза подряд, продолжая мысленно хохотать. Рону сзади было видно, как вздрагивали плечи Гермионы от овладевшего ею неудержимого приступа смеха.
Когда Снейп отошел подальше, гриффиндорка повернулась к Рону, и он увидел её раскрасневшееся лицо. Гермиона восторженно прищёлкнула языком и подмигнула великому поэту. Рон улыбнулся с видом заговорщика, который говорил: «Погоди, это ещё цветочки, я лучше напишу», и, хитро прищурив глаза, зажал себе рот, чтобы в свою очередь не расхохотаться.
Снейп, услышав за спиной какую-то возню, живо обернулся.
- Вы, кажется, свернули себе шею, мисс Грейнджер?
Гермиона быстро приняла своё обычное положение, отвернувшись от Уизли и сложив руки на парте.
Несмотря на замечание самого Ужаса Хогвардса, смех продолжал рваться наружу, и девушка невольно улыбнулась, встретившись глазами с профессором, но постаралась сделать так, чтобы улыбка выглядела виноватой и растерянной.
- Простите, сэр… У… у меня закончился пергамент, и я хотела взять у Рона лист.
Снейп сейчас же перевёл свой проницательный взгляд на рабочее место Гермионы.
- На сегодняшнюю лекцию вам хватит того, что у вас имеется, мисс Грейнджер… и десять баллов с Гриффиндора за ложь преподавателю.
Гриффиндорцы подняли головы, посмотрели на Гермиону, на Снейпа и шумно вздохнули.
- Молчать, - прервал эту робкую попытку возмущения Снейп. – Продолжим…
И опять мерно зашагал по классу. Студенты опустили головы и зашуршали пергаментами. Гермиона, поскрипев зубами, также с остервенением принялась макать перо в чернильницу и испещрять свой лист мелким ровным почерком.
Прошло двадцать минут.
Устало расправив плечи, девушка покосилась на учебник, под которым лежало бессмертное творение Рональда Уизли, и вновь мысленно улыбнулась. Ей захотелось прочитать этот великолепный опус ещё раз. Хотя бы для того чтобы мстительно посмеяться над деканом Слизерина за его спиной. Испытывая жгучее желание насладиться этой маленькой, незаметной, но все-таки местью, волшебница слегка приподняла край учебника и с чувством злобного удовлетворения пробежала глазами по кривым, написанным в сильной спешке строкам «поэмы». «Рон жжёт, - хихикнула она про себя. – Умора!» Плечи ее опять затряслись. «Ха-ха-ха! Какой слог! Какие метафоры! Мерлин, я не могу!»
Внезапно она почувствовала резкий толчок в спину. «Рон!» - в сердцах подумала гриффиндорка и оберну… вернее, она хотела возмущённо обернуться, но при этом перемещении головы взгляд ее вдруг неожиданно застыл на… животе слизеринского декана! «Зачем ему так много пуговок?» - влезла ей в голову глупая мысль. Обычно в таких ситуациях в голову почему-то лезут именно глупые мысли.
Снейп уже с полминуты стоял с ней рядом и внимательно читал нацарапанные Роном строки нетленного творения.
Сделав Гермионе первое замечание и почувствовав, что здесь дело нечисто, он последние двадцать минут пристально наблюдал за ней, расхаживая по классу.
Увидев, что она, приподняв книгу, углубилась в чтение какого-то пергамента, уж точно ничего с его лекцией общего не имеющего, он незамедлительно направился в тот проход между партами, где сидела гриффиндорка и, остановившись сбоку, склонил над девушкой голову, пытаясь прочитать то, что читать ему лучше бы не стоило. Увиденное настолько заинтересовало Снейпа, что он даже забыл про лекцию и стоял, пытаясь разглядеть мелкие буквы, прикрытые книгой, с высоты своего роста. Класс замер, и ученики все как один повернули головы в сторону профессора и студентки. Снейп успел прочитать всего пару строк, и тут Рон ткнул Гермиону пальцем в спину.
Это заставило её очнуться и заметить нависшую над ней угрозу в лице Ужаса Хогвардса профессора зельеварения Северуса Снейпа.
- Ой, - вырвалось у Гермионы. Она быстро опустила книгу на пергамент, глухо хлопнув ею о парту, но было уже поздно.
- Позвольте спросить, мисс, - плавно протянул Снейп своим низким бархатным голосом, - что вы сейчас читали?
- Это… это…
Гермиона попалась. Лгать было опасно, ведь он мог успеть разглядеть написанное, говорить правду – ещё опаснее, к тому же нельзя было так подставлять Рона. Он доверил ей такую важную бумагу, а она…
- Это. Что? – не унимался Снейп.
Оставался один выход – молчать. Гриффиндорка, ничего не ответив, посмотрела на профессора.
- Молчите, мисс?.. – змеиным шёпотом зашелестел зельевар. И медленно, почти торжественно он протянул к Гермионе свою ладонь.
- Пергамент! – тоном, не терпящим возражений, потребовал он.
Гермиона умоляюще посмотрела на Снейпа, потом оглядела класс, как бы ища у него защиты. Гриффиндорцы взирали на эту сцену, вытаращив от ужаса глаза. Никто не решился вмешаться. Рон в отчаянии закрыл голову руками.
- Вы что, оглохли? – в голосе зельевара послышался медный звон набата. – Я. Сказал. Дайте. Мне. Пергамент.
Волосы на голове Гермионы зашевелились от страха. «Ой, что будет, если он его прочтёт! Рона точно отчислят. И я буду в этом виновата…»
- Двадцать баллов с Гриффиндора за неподчинение требованию преподавателя! – прогремело над ней. Вытянутая рука Снейпа шевельнула указательным пальцем. – Пергамент!
Девушка втянула голову в плечи, медленно вытянула из-под книги злополучный листок и, зажмурившись, протянула его Снейпу. На миг ей показалось, что она только что подписала Рону смертный приговор.
Мастер Зелий, мрачно взглянув на девушку, взял из её рук лист и тут же впился в него глазами. Пока он читал, Гермиона обернулась к другу, незаметно приставила палец к губам и решительно кивнула, как бы говоря: «Молчи, я все устрою. Положись на меня».
От Снейпа, однако, не ускользнул этот немой диалог. Заметив на себе взгляд грозного профессора, студентка быстро отвернулась от Рона и виновато опустила голову.
Снейп снова углубился в чтение.
По мере того как он читал, лицо его все больше бледнело, черты искажались, рука, державшая листок, впилась в пергамент, как клещ. Студенты, наблюдавшие за этими тревожными метаморфозами, готовы были провалиться сквозь землю или с дикими воплями бежать из подземелий, не чуя под собой ног, и только соображение, что тем самым они могут ещё больше разозлить слизеринского декана, заставляло их сидеть на месте. Ясно было, что лист содержал записи, неслыханные по своей дерзости, и, что еще ужасней, кажется, они были про самого Снейпа. Об этом было нетрудно догадаться, глядя, как постепенно наливается яростью профессор.
«Мерлин, ЧТО будет?!!» - Гермиона в отчаянии кусала губы, подпрыгивая, как на иголках, и глазами, полными ужаса, косилась на зельевара.
Наконец Снейп оторвался от пергамента и уставился на гриффиндорку. Девушка съёжилась и вжалась в стул. Каменное лицо и метающие молнии глаза Мастера Зелий не предвещали ничего хорошего.
Пронзая девушку взглядом, Снейп медленно, ужасающе медленно вытянул по направлению к ней руку, брезгливо держа «поэму» двумя пальцами, и, отчеканивая каждую букву, протянул:
- Кто. Автор?
Гермиона застыла. Студенты в недоумении переглядывались. Рона от страха за себя и за девушку прямо-таки затрясло, как жука на раскалённой сковороде.
Снейп, всё больше свирепея, повторил ещё более зловещим тоном:
- Сейчас. Вы. Скажете. Мне. Кто. Автор. Этих. Строк.
Гермиона втянула голову в плечи и, опустив глаза, стала считать пуговки на чёрном сюртуке зельевара. «Десять. Одиннадцать. Двенадцать…»
Снейп чуть отступил.
- Встать!
Девушка вскочила, будто её подтолкнула пружина.
- Смотреть на меня, мисс Грейнджер!
Глаза волшебницы забегали по его чёрному одеянию и остановились не то на шее, не то на губах профессора.
- Я сказал. Смотреть. Мне. В глаза.
Замирая от страха, Гермиона растерянно посмотрела в глаза зельевара. Она увидела в этих бездонных чёрных туннелях такую злость, что поневоле попятилась назад, больно ударившись о стул.
Снейп смотрел на неё, словно вдавливая в пространство; под этим взглядом хотелось поднести руки к лицу, чтобы защититься от невидимого потока ледяного презрения и пламенной ненависти, исходящего от него.
- Я повторяю последний раз. Кто. Автор? – разрезал напряжённую тишину грозный голос декана Слизерина.
Гермиона набрала побольше воздуха, открыла рот и решительно выдавила из себя:
- Я, сэр…
Класс зашумел. Гриффиндорцы, как рыбы, хватали ртами воздух и таращили глаза, слизеринцы гоготали.
Снейп, обернувшись, обвёл студентов своим фирменным взглядом – и тотчас всё стихло. Класс застыл, ожидая продолжения.
Снейп помолчал, пристально рассматривая Гермиону с головы до ног. Затем чуть улыбнулся. Медленно. Страшно. И сквозь зубы процедил:
- Пятьдесят баллов с Гриффиндора. Две недели отработок с Филчем. А теперь. Извинитесь. При всех. Сейчас.
Гермиона опустила голову, почувствовав, как к горлу подступает комок, и прошептала:
- Простите меня… сэр…
- Не слышу! – рявкнул зельевар так, что все, как по команде, подскочили на стульях.
Гермиона откашлялась.
- Простите меня, сэр.
- Громче!!!
- Простите, сэр! – почти выкрикнула гриффиндорка, и слёзы обиды и ярости тотчас брызнули из её глаз и водопадом покатились по щекам.
Снейп удовлетворённо улыбнулся уголками губ, приподнял бровь, смерил Гермиону презрительно-насмешливым взглядом, затем, взмахнув своим неизменным чёрным плащом, развернулся на каблуках и быстро направился к преподавательскому столу.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:51 | Сообщение # 4
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ВТОРАЯ


Гермиона засиделась в библиотеке. Нет, конечно же, мадам Пинс давно уже выгнала бы ее, но дело в том, что гриффиндорка предусмотрительно одолжила у Гарри мантию-невидимку, с тем чтобы спокойно, без помех изучить сложнейший материал о ядах, заданный Снейпом к завтрашнему уроку. Снейп шутить не любил, а Гермиона не любила бездельничать, тем более что яды оказались весьма интересной и увлекательной темой.
Накануне они с Гарри, Джинни и Роном так хорошо отметили окончание мучительной пытки отработок Гермионы с Филчем, что она попросту забыла – Мерлин, забыла в первый раз! – о домашнем задании по зельям. Но самое удивительное было не в этом. Самое удивительное было в том, что лучшая ученица Хогвардса лишь пожала плечами, когда Гарри и Рон высказали свое изумление по этому поводу.
- Ну, забыла – и забыла, надо же когда-нибудь позволить себе расслабиться. Завтра сделаю, не переживайте, мальчики! Еще уйма времени.
Гермиона улыбнулась, вспомнив, как друзья ошарашенно переглянулись при этих ее словах.
Наверное, она стала старше и поняла, что учеба, безусловно, важна, однако после войны, когда они были на волосок от смерти, когда все чуть было не погибли, Гермионе не менее важно было больше времени уделять друзьям, болтать с ними, смеяться, радуясь тому, что они вместе несмотря ни на что. И это, подумала она, стало главным, а домашнее задание может денек подождать.
«Уже половина второго ночи, - подумала девушка, - домашнее задание сделано, пора возвращаться. Гарри и Рон успеют его скопировать завтра в перерыве между трансфигурацией и зельями».
Стараясь не производить лишнего шума, она встала, поставила книги на полку, при этом тяжело вздохнув, - всегда жаль расставаться с интересным и увлекательным занятием! – и осторожно направилась к выходу. Спать не очень хотелось, и девушка решила немного пройтись по замку. Ей хотелось одной в тишине полюбоваться его длинными коридорами с портретами на стенах, сводчатыми потолками, хитрыми лестницами, любящими менять направление, – всем тем, что было ей так дорого, как никогда. Они с друзьями воевали за право спокойно жить и учиться здесь, в этом замке, наполненном старинной магией; они учатся здесь последний год. И этот год должен был быть самым спокойным из всех шести лет, проведенных под этими сводами.
Легко ступая, она шла по коридору, нащупывая ногами малейшую неровность пола. Не приведи Мерлин упасть здесь – и на грохот тотчас же прилетит страшный Филч, а угроза попасть ему в лапы отнюдь не радовала, тем более после невыносимой недельной отработки, наложенной Снейпом за ее недавнюю выходку на уроке.
«Почему эта летучая мышь все время придирается ко мне? Мог бы и снисхождение сделать – без меня у него на уроках бы никто не отвечал. Разве что Малфой, и то не всегда, - так думала Гермиона, тихо ступая по каменным плитам коридора Хогвардса. – Да еще и унизил при всех. Нет, Снейпа даже война не изменила…»
Только она так подумала – ой, мамочки, легок на помине! – в конце коридора показался сам Ужас Хогвардса профессор Северус Снейп с люмосом в руках. У девушки перехватило дыхание. «Вот те на! Принесла же его нелегкая! Уж лучше бы Филч…» Вдруг она осознала, что ноги, наверное, отвечая ее мыслям о Снейпе, сами принесли ее в подземелья. Тихо выругавшись про себя, Гермиона вжалась в какое-то углубление в стене (кажется, это была дверь) и, затаив дыхание, стала наблюдать за профессором.
Снейп быстрым шагом шел по коридору. Он был, как всегда, раздражен и зол. Экспериментируя с очередным зельем, зельевар вспомнил, что засушенные цветки папоротника, столь необходимые ему для завершения эксперимента, он забыл в своем личном хранилище. Нужно было торопиться, чтобы успеть принести их и бросить в котел. При малейшем промедлении зелье могло испортиться, и тогда – прощай напряженный двухнедельный труд Мастера!
Гермиона с ужасом увидела, что зельевар с угрожающей быстротой приближается к двери, к которой она прислонилась спиной. «Бежать!» - мелькнуло у нее в голове, но от страха ноги как будто приросли к полу. Она на мгновение замешкалась – и момент был упущен. Перед ней стоял профессор. Ничего не подозревая, он вытащил ключ, поковырял им в замочной скважине, пробормотал какое-то заклинание и толкнул рукой тяжелую дверь хранилища (в какие изощренные позы при этом пришлось вставать Гермионе, чтобы зельевар не почувствовал присутствие около двери нежелательного лица! Безусловно, в этот момент ей позавидовали бы самые пластичные из всех животных - осьминоги, змеи и кошки).
Снейп стремительно влетел в комнату, заставленную всевозможными склянками, и стал выискивать глазами нужный ингредиент.
- Где же я их оставил? – пробормотал он сквозь зубы.
Видя, что зельевар полностью поглощен изучением комнаты, Гермиона подумала, что это шанс. Профессор стоял прямо перед ней (когда он входил, ей пришлось со скоростью света пятиться задом). Еще немного – и он найдет то, что ему нужно, и, если она не успеет выбежать за ним, он запрет ее здесь, и – о ужас! – ей придется обнаружить себя. Нельзя было терять ни секунды. Чтобы преодолеть расстояние до двери, гриффиндорке нужно было обойти Мастера Зелий. Между ним и боковой полкой оставалось небольшое пространство, в которое можно было незаметно прошмыгнуть. Раз, два, три! И Гермиона, стуча зубами от страха, пулей скользнула между профессором и полкой с ингредиентами, с перепугу чуть было не запутавшись в его черном плаще («Мерлин его подери, зачем он на себя напяливает эту дрянь?!»), и, зажав рот, чтобы не закричать, быстро, но тихо побежала в сторону гриффиндорской башни. Снейп, почувствовав неладное, резко обернулся, но, ничего страшного не обнаружив, успокоился и опять вернулся к поиску злополучных цветков папоротника.
Гермиона, запыхавшись, влетела в свою комнату, резким движением сорвала с себя мантию-невидимку и с размаху села на кровать. Сердце стучало так, что, казалось, его стук мог разбудить весь Хогвардс. «Ура! Ура! Победа! – вертелось в голове. – Я сделала это! Я смогла! Я не попалась!»
Довольная собой, девушка переоделась в пижаму и с наслаждением растянулась на прохладной простыни, улыбаясь и думая о том, как она завтра расскажет Гарри и Рону о своем ночном приключении. Ведь ускользнуть от самого проницательного (кроме, пожалуй, Дамблдора) из всех преподавателей школы было величайшим достижением. Сладко зевнув, Гермиона закрыла глаза и стала погружаться в безмятежный и счастливый сон.
Внезапно она села на кровати. Страшная мысль вдруг осенила ее. Вскочив на ноги, студентка бросилась к своей одежде и стала лихорадочно рыться в вещах. Не найдя того, что искала, Гермиона судорожно сглотнула. Обречённо присев на кровать, она в отчаянии закрыла голову руками. Домашнего задания по зельям не было.

ВСТРЕЧА ТРЕТЬЯ


- Ваше домашнее задание, мисс Грейнджер? – раздалось на уроке как гром среди ясного неба.
Гарри и Рон, которым она, конечно же, все рассказала за завтраком, при этих словах Снейпа обрёченно переглянулись. Они всегда копировали у Гермионы домашнее задание, но на этот раз так сделать, разумеется, не удалось. Однако Снейп почему-то придрался именно к девушке.
- Моё домашнее задание… - машинально повторила подавленная Гермиона. От ужаса предстоящего позора она потеряла всякую способность соображать.
- Какое из этих трёх слов нуждается для вас в пояснении? «Ваше»? «Домашнее»? Или «задание»? – шёлковым голосом поинтересовался Снейп.
- Простите… Что вы сказали, профессор?
Снейп слегка отпрянул назад. Класс замер.
- Формулирую специально для блаженных и нищих духом - слушайте внимательно, - в голосе Снейпа звучала насмешка, смешанная с ужасающем спокойствием. - Извольте. Сдать мне. Работу. По теме «Яды». Которую. Я. Задавал. К сегодняшнему. Уроку. Зельеварения.
Почувствовав угрозу во внешнем спокойствии зельевара, Гермиона несколько пришла в себя.
- У меня… м-м-м-м… у меня… - забормотала она и, подняв глаза, осеклась под проницательным взглядом Снейпа.
Профессор слегка улыбнулся, предчувствуя еще одно унижение гриффиндорской выскочки.
- Не могли бы вы, мисс Грейнджер, - Снейп прямо-таки наслаждался сложившимся положением вещей, - выражаться чётко и внятно?
- Я… понимаете, профессор… у меня…
- Мисс Грейнджер, вы страдаете даунизмом? Я, кажется, сказал: чётко и внятно.
- Я… у меня…
- Если это маловразумительное бормотание, которое вы сейчас с трудом извлекаете из себя, для вас представляется чётким и внятным, - Снейп с удовольствием растягивал слова, - то, боюсь, мне придётся…
- У меня нет домашнего задания, профессор! – выпалила Гермиона, не дав ему договорить.
В классе повисла тишина. Это было неслыханно. Грейнджер перебивала преподавателя, Грейнджер не сделала домашнего задания!!! Студенты все как один открыли рты и выпучили глаза, не веря своим ушам.
Снейп приподнял бровь и прожёг взглядом дрожащую и растерянную девушку. Затишье перед бурей долго не продлилось.
- Двадцать баллов с Гриффиндора, - с удовольствием, которое он не в силах был скрыть, отчеканил зельевар, - и сегодня в семь часов жду вас у себя, мисс Грейнджер. Вопросы?
Гермиона не отвечала. Она была подавлена. «Какой позор! - вертелось у нее в голове. – Какой кошмар, какой стыд!»
- Вы слышите меня, мисс? – Снейп слегка повысил голос, с каким-то злобным интересом рассматривая девушку.
Гриффиндорка подняла голову и посмотрела на профессора. Ввинчиваясь взглядом в её полные слёз глаза, Снейп сейчас, казалось, читал её совсем не весёлые мысли.
- Да, профессор... – чуть слышно пробормотала Гермиона. Ей хотелось плакать от унижения.
Гермионе показалось, что в какой-то момент на лице Снейпа промелькнуло что-то вроде… понимания? Но это мимолетное чувство быстро испарилось. Уголки губ зельевара слегка дёрнулись вверх – и тоном, полным бесконечного пренебрежения, он произнёс:
- И потрудитесь не опаздывать. Если это произойдет – поверьте, отработка у Филча покажется вам самым приятным времяпрепровождением на свете по сравнению с тем, что назначу вам я.
И, резко развернувшись на каблуках, Снейп, самодовольно усмехнувшись, направился к преподавательскому столу.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:52 | Сообщение # 5
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ЧЕТВЕРТАЯ


Без десяти минут семь Гермиона уже стояла перед дверью в кабинет профессора Снейпа. Девушка выглядела очень уставшей. Ещё бы, она не спала всю ночь, гадая, выронила ли она вчера свиток с домашним заданием в коридоре или, что ещё ужасней, в хранилище Снейпа. «Видел или не видел? – почти гамлетовский вопрос вертелся у нее в голове с того момента, как она обнаружила пропажу. – Нашёл он мой свиток или нет?»
Сейчас, стоя рядом с дверью и смотря на часы, девушка всё больше падала духом. «Мало того, что домашнее задание не сдала – Мерлин, какой позор! – и ребят своих подставила, так ещё и, возможно, свиток в хранилище выронила, балда. Снейп с меня три шкуры сдерёт».
Минутная стрелка на часах медленно подошла к отметке «12». Гермиона постучала. Тотчас дверь распахнулась, точно профессор всё это время стоял у двери и ждал её появления, - и девушка встретилась глазами с двумя чёрными льдинами, злобно буравящими её. Гриффиндорка поняла, что Снейп в ярости.
- Проходите, мисс Грейнджер. Садитесь.
На ватных ногах Гермиона с трудом подошла к стулу, стоявшему у профессорского стола, и бессильно рухнула на него. «Это конец», - вертелась у неё в голове одна-единственная мысль, будто она сейчас не пришла на отработку в кабинет преподавателя, а как минимум поднималась на эшафот.
Не сводя глаз с растерянной девушки, Снейп сел за стол напротив неё, удобно откинувшись на спинку кресла и скрестив руки на груди. Гермиона съёжилась. Профессор ничего не говорил, он просто смотрел на свою студентку сквозь полуопущенные ресницы, запрокинув голову назад. Молчание, как показалось гриффидорке, длилось вечность. Через три минуты, внимательно изучив свою жертву, Снейп соизволил начать экзекуцию.
- Мисс Грейнджер, - наконец проговорил он, - это ваше?
Широким театральным жестом он сунул прямо под нос девушке какой-то пергамент. «О Мерлин!» - Гермиона закрыла глаза. Перед ней оказалось то самое пресловутое домашнее задание по зельям, мысль о котором не давала ей покоя со вчерашнего вечера. «Знает, - ухнуло в груди. – Видел». Руки девушки мелко задрожали, в груди всё похолодело.
- Да, сэр… - чуть слышно проговорила она.
- Что, простите?
- Да, сэр, это мой свиток, - сказала Гермиона более внятно.
Зельевар резко смял свиток в руке и встал. Будто крадучись, мягкой кошачьей походкой он обошёл стол, приблизился к стулу, на котором сидела студентка, и встал за её спиной. Гермиона сидела не шелохнувшись, глядя широко распахнутыми глазами перед собой.
Какое-то время он тихо стоял за ней, а она боялась оглянуться, продолжая сидеть, сложив руки и гадая, что же он задумал на этот раз. Вдруг она почувствовала его пальцы на своих плечах, вздрогнула и замерла. Изо всех сил сдавив плечи Гермионы, Снейп сзади наклонился к её уху и чуть слышно прошептал:
- Это я нашёл вчера на полу в своём личном хранилище. А сейчас вы расскажете мне, как этот свиток там оказался. При этом я попрошу вас не лгать.
Его пальцы резко разжались, и Гермиона смогла наконец расправить плечи и потереть рукой ноющие места. «Наверное, синяки будут».
- Слушаю вас, мисс Грейнджер.
- Конечно, профессор… - сказала она, вставая со стула и оборачиваясь.
- Сидеть! – отрезал Снейп. Он предпочёл остаться за её спиной. Девушка села. «Как на допросе в Азкабане», - подумала она.
- Хорошо, профессор…
Сбивчиво, но внятно, Гермиона, волнуясь, стала рассказывать зельевару о своих ночных похождениях. Но вдруг осеклась на полуслове. Нельзя говорить Снейпу о мантии-невидимке! Ведь после победы над Воландемортом Гарри обязан был уничтожить Дары Смерти, министерство упорно настаивало на этом. Но Гарри… Этот Вечный-Нарушитель-Правил, конечно же, оставил себе один самый нужный ему артефакт. И, естественно, об этом никто не знал, кроме Золотой Троицы. «Стоп, Гермиона! Придётся с ходу выдумать что-то правдоподобное…»
- Э-э-э-э… - замялась гриффиндорка, внезапно почувствовав, как её обдало жаром оттого, что она секунду назад чуть было не выдала тайну Гарри.
- Мисс Грейнджер, вы остановились на том, как отправились из библиотеки в башню Гриффиндора, - напомнил Снейп.
- Да, точно… э-э-э-э…
- Можете не продолжать, мисс, - медленно протянул зельевар. – Сказанного вами уже достаточно, для того чтобы понять: всё, что вы мне сейчас рассказали, – ложь. Вы не могли находиться в библиотеке позже положенного времени: мадам Пинс выгнала бы вас оттуда ровно в девять часов.
Гермиона почувствовала иронию в голосе профессора, раздававшегося у неё за спиной.
- Неужели наша умная гриффиндорка не может выдумать что-то поправдоподобнее? – издевался Снейп. – Такую глупость могли бы не рассказать идиоты-первокурсники, однако от вас я не ожидал такого… примитивизма.
Гермиона не увидела в этой фразе по-снейповски скрытой похвалы. Обида горячей волной захлестнула девушку.
- Это потому что я не умею лгать, профессор, - твёрдо сказала она, встав со стула и развернувшись лицом к преподавателю. «Мамочки, неужели это я говорю?! Он меня съест!»
Снейп удивлённо приподнял бровь, поражаясь смелости и даже вызову, с которыми были сказаны эти слова.
- Если бы вы не страдали, как все гриффиндорцы, провалами в памяти, вы бы вспомнили, что я с самого начала просил вас не лгать.
- В данной ситуации я не могу не лгать, профессор. Ложь может спасти моего друга – поэтому я лгу. Сэр.
«Ой, что я несу?.. Он меня теперь точно убьёт…»
Несмотря на охватившую её панику, вызванную внезапно сорвавшимися словами, Гермиона распрямила плечи и гордо подняла голову, смело глядя в глаза зельевару.
Снейп насмешливо смерил взглядом так раздражавшую его выскочку. «Погоди, девчонка, ты у меня заговоришь. Сама».
- Десять баллов с Гриффиндора за ложь преподавателю. А теперь вторая попытка: как вы попали вчера в моё личное хранилище?
Гермиона нетерпеливо притопнула ножкой.
- Подумайте, прежде чем отвечать, мисс, - прервал её Снейп. – В случае повторной лжи я сниму с вас ещё десять баллов. Потом ещё. И так до тех пор, пока не услышу правду.
Профессор открыто издевался. Гермиона поникла, но, тут же взяв себя в руки, тихо произнесла:
- Я всё равно буду лгать вам, сэр…
- В таком случае десять баллов с Гриффиндора за ложь, - ехидной улыбкой произнёс зельевар. – Мне продолжать?
- Я буду лгать вам… сэр…
- Минус десять баллов с Гриффиндора! Предупреждаю, мисс, вы ещё можете остановиться.
Гермиона упрямо покачала головой.
- Нет, сэр…
- Минус десять баллов с Гриффиндора!
Снейп, казалось, упивался внезапно открывшейся возможностью снять с ненавистного факультета все набранные баллы. Из глаз Гермионы брызнули слёзы.
- Не вынуждайте меня, сэр… - она умоляюще сложила руки.
- Вы сами творец своего счастья, мисс Грейнджер. Минус десять баллов с Гриффиндора! – торжествующе прошипел Снейп. – Хотите ещё?
Отступать было некуда. У Гриффиндора остались последние десять баллов. Гермиона, сжав кулаки в бессильной ярости, сквозь слёзы прошептала:
- Я буду лгать вам… сэр…
- Минус десять баллов с Гриффиндора! – тоном триумфатора провозгласил зельевар.
Девушка выдохнула и вытерла слёзы. «Терять больше нечего», - пронеслась в голове настойчивая мысль. Положив руку в карман, она потрогала палочку.
- Что же вы будете делать дальше, профессор? Гриффиндор потерял все заработанные баллы.
Снейп медленно подошёл к волшебнице, не сводя с неё испепеляющего взгляда.
- Глупые гриффиндорцы всегда играют в благородство. Если бы у вас была хоть капелька мозгов, вы давно сообразили бы, что лучше сказать правду сразу, не лишая родной факультет стольких баллов, потому что я всё равно могу узнать то, что мне нужно, с помощью легиллеменции!
- Это нечестно! – вырвалось у Гермионы.
Вместо ответа Снейп выхватил палочку и направил её на девушку.
- Советую рассказать всё по-хорошему, - злобно прошипел он.
Он медленно подходил к Гермионе. Ей приходилось отступать. Вскоре она почувствовала, как её спина уперлась в стену. Идти было некуда. Она попалась. Профессор выразительно изогнул бровь, смеряя насмешливо-снисходительным взглядом свою жертву. Девушка напрягала каждый мускул, ища глазами, куда можно убежать. Однако Снейп загнал её как раз между двумя книжными полками, откуда невозможно было быстро ускользнуть.
- Итак, мисс, - удовлетворённо протянул зельевар, - начнём сеанс легиллеменции?
«Он издевается! Он хочет, чтобы я сломалась! - в отчаянии думала Гермиона. – Нет, сэр! Я не дам вам унизить гриффиндорца!»
И жестом, полным ярости и отчаяния, она выхватила свою палочку и направила её прямо в грудь преподавателю.
Снейп остановился. Он явно не ожидал, что студентка пойдёт до конца. Но, быстро оправившись от минутного удивления, он посмотрел на гриффиндорскую выскочку так, как смотрят на идиотов или самоубийц, и скривил губы в презрительной усмешке.
- Что ж… - по-змеиному зашипел он. – Я вижу, мисс Грейнджер хочет поиграть в кошки-мышки. Я доставлю вам это удовольствие.
Гермиона судорожно вцепилась в палочку. Пальцы вспотели, глаза застилала пелена тумана: не то от слёз, не то от волнения она вдруг почти потеряла зрение. Студентка прекрасно понимала, что Снейп – один из лучших легиллементов, не говоря уж о том, что он один из лучших волшебников, и в два счёта может справиться с ней, - но отступить уже не могла. Не позволяла гриффиндорская гордость.
Так они стояли довольно долго, держа палочки наготове, ожидая, кто из них нападёт первым.
- Легиллеменс!
- Экспеллиармус!..
- Легиллеменс!
- Протего!..
Снейп чуть наклонил голову, выразительно подняв вверх правую бровь и полуудивлённо-полунасмешливо разглядывая соперницу.
- Я вижу, мисс Грейнджер, игра в кошки-мышки обещает быть очень увлекательной.
Гермиона дрожала. Она вся вспотела, волосы прилипли ко лбу, палочка выскальзывала из влажных пальцев.
«Нет, я не могу… Этот глупый поединок ни к чему не приведёт. Он мой преподаватель, и я не могу насылать на него заклятия… Лучше сдаться…»
Снейп удовлетворённо кивнул.
- Благоразумная мысль, мисс Грейнджер. Вы слишком слабы, чтобы мериться со мной силами.
Гермиона широко распахнула глаза.
- Не смотрите на меня как на чудо, мисс. Я давно прочитал ваши мысли.
Смысл этих слов не сразу дошёл до гриффиндорки. Рука, в которой была палочка, предательски дрожала.
- Я знаю, - медленно пропел Снейп, - о мантии-невидимке и о том, как вы вчера, воспользовавшись ею, случайно оказались в моё хранилище. Я проник в ваше сознание сегодня на уроке.
Гермиона, всё ещё дрожа, опустила палочку и медленно сползла по стене вниз, присев на корточки. Ноги профессора, обутые в чёрные башмаки, сделали шаг к ней.
- Тогда зачем… - она посмотрела на него снизу вверх. – Зачем вы заставили меня…
- Стоп. Никто не заставлял вас лгать, выхватывать палочку и направлять её на меня.
- Допустим… - у Гермионы кружилась голова от водоворота разных мыслей. – Но зачем вы устроили весь этот спектакль? Сняли баллы, требовали сказать правду, хотя давно уже её знали…
- Хотел посмотреть, как далеко вы сможете зайти.
- Зачем, профессор?..
Вместо ответа Снейп тяжело взглянул вниз, где сидела ничего не понимающая девушка, и скривил губы. Гермиона смотрела на него своими красивыми чайными глазами. В них светилось одно только любопытство, и не было ни капли страха. Вдруг он нахмурил брови и совершенно неожиданно произнёс:
- Вон из моего кабинета.
Гермионе не нужно было повторять дважды – поспешно схватив сумку, она бросилась к двери. Снейп проводил её долгим, странным взглядом.
Гриффиндорка своим вопросом поставила его в тупик. Он и сам не знал, зачем...

ВСТРЕЧА ПЯТАЯ


- Снейп знает о мантии?
- Отработка в эту субботу у Снейпа??
- Шестьдесят баллов с Гриффиндора???
Гарри и Рон чуть не рвали на себе волосы. Гермиона понуро стояла посреди гостиной, наполненной удручёнными гриффиндорцами.
- Я верну Гриффиндору баллы, обещаю, - слегка заикаясь, тихо произнесла она.
Джинни сделала знак ребятам, подошла к Гермионе и обняла её.
- Ничего. Ещё только середина года. Мы наверстаем упущенное.
- Ты всё сделала правильно, Миона, - вставил Рон.
- Ты у нас умница, - добавил Гарри, и все четверо улыбнулись друг другу.

***
Снейп всю неделю упрямо пытался снять с гриффиндора то небольшое количество баллов, которое заработали за неделю несколько отличников-гриффиндорцев (в их числе была, конечно, и Гермиона).
Он язвил, придирался к каждому пустяку, особенно цепляясь к гриффиндорцам седьмого курса, но благодаря усилиям лучшей ученицы Хогвардса, выполнявшей за всех домашние задания и усиленно подсказывавшей на уроках своим собратьям по факультету, он так пока и не смог снять ни одного балла.
Мало того, Гермиона, превосходно знающая предмет, вечерами просиживала в гостиной факультета, окружённая товарищами, и объясняла им материал, который они проходили по зельеварению, стараясь не упускать ни одной детали, ничего, что могло быть полезно для студентов, давая весьма ценные советы для тех, кто хотел полностью вникнуть в таинственный мир волшебных зелий.
После очередного сеанса свершилось чудо – Невилл Долгопупс воскликнул:
- Я понял!
Это стало самой лучшей похвалой для девушки-всезнайки.
- Спасибо тебе, Гермиона, без тебя бы у нас ничего не вышло! – благодарили её сокурсники. – Снейп просто с ума сходит от злости – не понимает, с чего это вдруг мы стали более-менее нормально зелья варить! А всё ты!
Гермиона счастливо улыбалась.
- Из-за Снейпа мы теряем большинство набранных баллов, - рассуждал вслух Гарри. – Если мы как следует постараемся и не дадим возможности этому чернокнижнику каждый раз снимать с нашего факультета чуть ли не половину баллов, заработанных за день, - мы быстро нагоним по количеству баллов Пуффендуй. Вот наша тактика на данный момент. А дальше – дело техники, не из таких ситуаций выкручивались!
- Правильно, Гарри! – раздались со всех сторон голоса.
- Снейп у нас ещё попляшет!
- Покажем этому слизеринскому гаду, что такое Гриффиндор!
Гарри Поттер и компания сияли. Путь к спасению был найден.
***
Снейп в очередной раз на уроке у седьмого курса попытался снять баллы с ненавистного факультета. Обходя учеников с их котлами, он в первую очередь, конечно же, направился в сторону Невилла Долгопупса, который, весь в поту, помешивал какое-то варево. И тут… подойдя вплотную к самому бездарному, по мнению зельевара, студенту, профессор с удивлением обнаружил, что тот… правильно сварил обезболивающее зелье!!! Снейп сунул нос в котёл Долгопупса и замер. В такой позе он простоял секунд десять, принюхиваясь и пытаясь понять, не обманывают ли его собственные глаза. Потом, приподняв голову, он обвёл тяжёлым взглядом гриффиндорцев. Студенты опускали головы, сдерживая улыбки. Отойдя от Долгопупса, профессор немедленно подошёл к котлу Рональда Уизли и, заглянув в него, побледнел. Этот рыжий недоумок, никогда не отличавшийся способностью к зельям, также добился вполне сносного результата. За спиной у Снейпа раздались тихие смешки. Зельевар быстро обернулся – смех тотчас же затих. Одним прыжком профессор оказался на рабочем месте Гарри. Поразительно. Зелье Поттера было сварено почти идеально.
Гриффиндоорцы не без радости наблюдали, как профессор прямо-таки кипел от злости, но снять баллы не мог. Собратья по факультету уже не скрывали улыбок и благодарно смотрели на Гермиону. Девушка, довольная собой, наклоняла голову в знак признательности и в свою очередь лучезарно улыбалась.
Снейпа трясло от бешенства. Заметив взгляды, которые гриффиндорцы бросали на Гермиону, он, сразу догадавшись о том, кто является героиней дня и причиной его сегодняшнего унижения, угрожающе развернулся к ней. Гриффиндорская всезнайка прямо-таки излучала радость и веселье. Даже злобный взгляд слизеринского декана не смутил её.
- Мисс Грейнджер… - начал профессор. Ему до безумия захотелось уличить Грэйнджер… в чем? В том, что она помогла товарищам правильно выполнить задание? Глупо, профессор. За это не наказывать, а поощрять надо. «Гриффиндорка сделала тебя, Северус! Поздравляю!»
- Да, сэр! – нежно протянула девушка, радостно захлопав ресницами. «Что, не к чему придраться? Вы проиграли, профессор, будьте же мужественны – признайте своё поражение».
Снейп помолчал, пристально глядя Гермионе в глаза.
- …наша отработка в прошлый раз так и не состоялась. Жду вас в семь часов в эту субботу, - наконец буркнул он и быстро зашагал к столу, бешено взмахнув своим чёрным плащом. – Можете сдавать работы – урок окончен!
Профессор пулей вылетел из класса, яростно хлопнув дверью.
План, разработанный Золотой Троицей, сработал. Гриффиндор торжествовал.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:53 | Сообщение # 6
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ШЕСТАЯ


- Профессор Снейп?
- Входите, мисс Грейнджер.
Гермиона переступила порог кабинета.
- Присаживайтесь.
Профессор взмахом палочки захлопнул дверь и наложил на неё защитные чары.
Гермиона села на мягкий стул напротив преподавательского стола.
- Будьте добры подождать, пока я допишу.
Профессор склонился над каким-то пергаментом и заскрипел пером. Гермиона почувствовала себя неловко и неуютно. Всю неделю она с ужасом ожидала этой отработки. А уж после предыдущего урока, когда Снейп чуть было не перегрыз всем гриффиндорцам-семикурсникам глотки, ожидание превратилось в кошмар. Профессор был в бешенстве, это точно. У них получилось. Ну а что дальше? Снейп этого просто так не оставит, он придумает, как отомстить. Тем более что он наверняка винит в своём поражении её – он далеко не дурак, и, конечно же, видел, с каким восхищением и благодарностью смотрели на неё однокурсники. «Так что, Гермиона, придётся тебе теперь стойко переносить все невзгоды, которые соизволит преподнести тебе это злопамятное создание в лице профессора зельеварения», - горько усмехнувшись про себя, пришла к невесёлому выводу девушка.
Тем временем Снейп оторвался от своего занятия и поднял голову. Гермиона с ужасом заметила, как он уже несколько минут не отрываясь смотрит на неё. «Изолируй своё сознание… изолируй своё сознание…» - гриффиндорка попыталась создать защиту, как учил её Гарри (она всю неделю не отставала от друга – просила научить её окклюменции, чтобы уметь при случае защититься от вмешательства Снейпа в её мысли). Но недели для подобного рода занятий, конечно, было маловато, и Снейп это заметил.
- У вас плохо получается, мисс Грейнджер, - насмешливо поцедил он.
- Я буду стараться, профессор…
- Наверняка всю неделю просидели с Поттером, готовясь к нашей встрече.
Ну разумеется, он об этом знал! Гермиона стиснула зубы.
- Но не бойтесь, - медленно продолжал он, - меня совсем не интересует то, как вы добились такой прекрасной успеваемости от недоумков-гриффиндорцев.
Гермиона вопросительно посмотрела на преподавателя.
- Если бы это меня интересовало, - лениво пояснил он, - я всё равно узнал бы то, что мне нужно. У вас пока не получается создать хорошую защиту.
- Я буду стараться, профессор, - проговорила Гермиона, возмущённая его самодовольным тоном, - сделать её намного лучше…
- Молчать! – рявкнул Снейп.
Гермиона осеклась.
- Вы забываетесь, мисс Грейнджер… - угрожающе зашипел зельевар.
Девушка поняла, что слишком далеко зашла. Она обещала себе и друзьям, что не даст Снейпу возможности снять хоть один балл с Гриффиндора. Покорно опустив глаза и сложив руки, девушка ожидала, что скажет ей профессор.
Снейп встал. Плавно подойдя к девушке и наклонившись над ней, он тихо прошипел, глядя на неё сверху вниз:
- Я знаю, что Гриффиндор решил посмеяться надо мной…
- Это не так!.. - вырвалось у Гермионы, она вскочила с места, чуть не толкнув Снейпа, стоявшего совсем близко.
- Молчать! Сидеть!..
Девушка медленно опустилась на стул. Профессор проводил её движение многозначительным взглядом.
- … и слушать меня. Я знаю, что вы любой ценой пытаетесь вернуть баллы вашему факультету. И я знаю, что реализуете этот план вы. Вы, так как именно по вашей вине Гриффиндор потерял шестьдесят очков, - в голосе профессора слышалась неприкрытая угроза. – Вы пытаетесь выставить меня идиотом, но у вас ничего не получится, мисс Грейнджер. Я, конечно, не могу бесконечно снимать с Гриффиндора баллы, так как вы делаете всё возможное – надо признать, и невозможное – чтобы этого не произошло. Но я могу отыграться на вас. Это справедливо, так как именно вы стали виновницей позора вашего факультета.
Гермиона слушала, затаив дыхание. Снейп говорил не по-слизерински открыто и оттого бил наверняка. Наклонившись к самому уху девушки, зельевар вкрадчиво прошелестел:
- Берегитесь, мисс Грейнджер. Я злопамятен.
Гермиона взглянула на него снизу вверх. Снейп с удовольствием заметил, что она не смогла выдержать его взгляд и почти сразу же опустила глаза. Решив продлить удовольствие, Снейп не отходил от стула, и смотрел на её затылок так, как умел только он, словно вжимая гриффиндорку в мягкую обивку. Гермионе невыносимо было чувствовать на себе этот пропитанный злобой и желанием отомстить взгляд профессора. И тут… ей стало стыдно. Стыдно за то, что она, гриффиндорка, студентка самого храброго факультета Хогвардса, покорно выносит пытку, устроенную ей каким-то слизеринцем, пусть даже и профессором. «Встань, Гермиона! Покажи змее, что ты можешь достойно ответить на её выпад!» И Гермиона, подняв глаза на зельевара, встала, развернувшись к нему лицом. Прямо, открыто, как и положено настоящей гриффиндорке. Их взгляды скрестились, как клинки. Снейп чуть вздрогнул от неожиданности, но не отступил, хотя девушка, вставая, оказалась совсем близко. Гермиона так же и не думала отодвинуться хотя бы на сантиметр, хоть эта близость и доставляла ей дискомфорт. «Нельзя делать даже шаг назад, иначе он почувствует, что я боюсь его, и станет издеваться ещё больше». Так они стояли буквально в дюйме друг от друга и меряли друг друга взглядами: он – яростным и злобным, она – благородным и отчаянным. Казалось, воздух в кабинете раскалился добела от их безмолвного поединка.
Они никогда раньше не приближались друг к другу ТАК близко. Снейп всегда держал дистанцию, а тут… тут… Она смогла разглядеть мелкие морщинки вокруг его глаз… чёрные и длинные ресницы, слегка опалённые («Наверное, неудачный эксперимент с зельями…»). Он оказался намного выше её – на целую голову («А раньше не замечала…»). От него веяло теплом и слышался лёгкий, почти неощутимый запах мяты («Гм… люблю мяту!»), гвоздики и ещё каких-то приятно пахнущих трав… Задумавшись, Гермиона чуть было не опустила глаза, но, спохватившись, с ещё большим интересом уставилась на зельевара.
К своему изумлению, девушка вдруг осознала, что сейчас он испытывает те же самые непонятные чувства, что и она. Его взгляд стал мягче, он смотрел на неё с таки выражением, словно видел её впервые. Гермиона готова была поклясться, что в момент их противостояния между ними промелькнула какая-то искра, мимолетная и стремительная, которая именно здесь и сейчас установила между ними ещё не известную им невидимую связь… И сейчас Снейп пристально разглядывал её пушистые ресницы, прядь мягких вьющихся волос, упавшую прямо на глаза, нежную розовую кожу… Гермиона отчаянно покраснела, внезапно осознав, что на неё смотрит МУЖЧИНА. «А ведь он мне нравится!» - вдруг осенило её. Рука профессора неуверенно поднялась вверх, чуть задержалась в воздухе и нерешительно коснулась локона, который мешал ей видеть. Мягким, почти невесомым движением он откинул волосы с её лица. Гермиона заворожённо смотрела на него…
И вдруг…
- Гм!.. - нечеловеческим усилием воли Снейп заставил себя очнуться от наваждения. Быстро отдёрнув руку от лица девушки и резко развернувшись, словно наказывая себя за минутную слабость, он направился к своему столу. – Мисс Грейнджер, я ещё не сказал вам, что вы будете делать на отработке.
Его слова визгливо и пронзительно прозвучали в тишине кабинета. Невидимая нить оборвалась, и Гермиона пришла в себя.
- Да! – неестественно громко отозвалась она. – Конечно, профессор!

***
Уже два часа Гермиона варила обезболивающее зелье в комнатке, смежной с кабинетом Снейпа, по заданию профессора. Однако проклятая задумчивость мешала ей как следует сосредоточиться. Она чуть было не прозевала время закипания и в самый последний момент бухнула в котёл такую порцию золототысячника, что, если бы страшным усилием воли не заставила свои руки остановиться, зелье было бы безнадёжно испорчено. Два раза гриффиндорка порывалась бросить в котёл лимонные дольки, стоявшие под рукой («Наверное, подарок Снейпу от Дамблдора!»), и в конце концов машинально съела все до одной. Начиная помешивать зелье, она постоянно сбивалась со счёта, но природное чутьё и интуиция постоянно подсказывали ей, на каком повороте следует закончить. Снейп, ушедший в хранилище за белладонной, обещал скоро вернуться и дать ей последний ингредиент.
- Фу! – Гермиона вытерла вспотевший лоб. – Через пятнадцать минут осталось положить туда белладонну, помешать и погасить огонь.
Девушка присела на стул и стала удовлетворённо наблюдать за булькающим котлом. В кабинете хлопнула дверь – это Снейп принёс ингредиенты. Стремительным шагом он вошёл в комнату и, не глядя на девушку, положил на стол пакетик с засушенной листвой.
- Вот. Добавьте через пятнадцать минут, - и развернулся, чтобы уйти.
- Сама знаю, - буркнула Гермиона себе под нос и с интересом стала разглядывать пакет.
Снейп остановился как вкопанный.
Гермиона не ожидала, что он услышит. «Язык мой – враг мой», - промелькнула у неё в голове здравая мысль.
Снейп обернулся.
- Вы что-то сказали, мисс Грейнджер? – пугающе нежно пропел он.
Странно, но на этот раз грозное шипение грозного профессора совсем не испугало девушку.
- Нет. Вам послышалось, профессор, - словно передразнивая его, таким же вкрадчиво-мягким голосом ответила Гермиона, лучезарно улыбаясь. Снейп на мгновение замер, невольно залюбовавшись её улыбкой, но тут же вернулся в своё обычное стервозно-злобное состояние и вылетел из комнаты, как ураган, устрашающе взмахнув чёрным плащом. Гермиона пожала плечами.
«Вам теперь меня не испугать, профессор: я видела вас настоящим, - всё ещё улыбаясь, думала она. – И – я готова держать пари – я чувствую, что теперь вы сами меня боитесь».
Кто бы мог подумать! Сегодня она осознала, что ей нравится самый грозный из всех преподавателей Хогвардса – профессор зельеварения Северус Снейп. Хотя… не нравится, нет… Эта искра, так внезапно пробежавшая между ними во время их немого поединка, открыла Гермионе глаза. Она поняла, что уже давно ЛЮБИТ этого человека. Любит его мужественную душу, его красивый голос, саркастичный взгляд, незаурядный ум и такое ранимое и чуткое – да-да, она поняла это сегодня – сердце. Думая об этой нелепой дуэли взглядов, произошедшей сегодня между ними, она вспоминала его чёрные глаза, в которых – нет, ей не показалось! – тогда светилось какое-то очень тёплое чувство... Неужели профессор сегодня понял то же, что и она? Ведь он смотрел на неё с таким выражением, будто хотел поцеловать. Он даже дотронулся до её волос… Это было так приятно! Гермиона вздохнула. Ей захотелось обнять профессора, погладить его чёрные волосы. Захотелось прошептать ему на ухо что-нибудь ласковое, уткнуться носом в его плечо, вдохнув при этом пьянящий аромат трав, исходящий от его одежды, нежно прикоснуться к бритой щеке…
- Я, кажется, схожу с ума, - пробормотала она.
Котёл за её спиной угрожающе забулькал.
-Ой!!! – гриффиндорка подскочила на месте. Стул, на котором она сидела, с грохотом упал на пол. – Уже прошло пятнадцать минут! Растяпа!!!
На шум прибежал профессор. Одним прыжком он очутился возле котла.
- Быстрее давайте пакет! – вне себя закричал он ей на ухо.
- Не кричите на меня, без вас знаю!
- Что?! Да как ты смеешь, несносная девчонка!
- Отойдите, вы мешаете мне дотянуться до ингредиентов! Где же пакет?!
- Разиня!
- А! Нашла!
- Да ещё и нахалка к тому же!
- Да отойдите же вы, наконец!
Гермиона, пробираясь к котлу с пакетом в руках, с досадой оттолкнула Снейпа. То, что произошло потом, не поддаётся описанию. Снейп пошатнулся и, стараясь сохранить равновесие, сделал шаг к котлу, оказавшись в опасной близости от последнего. Одновременно с этим Гермиона, видя, что профессор падает, попыталась поддержать его, выбросив пакетик с ингредиентами, который она держала в руках. Пакет, описав в воздухе параболу, плюхнулся в котёл, подняв фонтан брызг. Гриффиндорка, охнув, отпустила зельевара и бросилась за ложкой, чтобы успеть выловить пакет, пока большая доза белладонны не растворилась в вареве и не испортила зелье. Но не успела. Котёл ухнул, присвистнул – и взорвался. При этом всё его содержимое выплеснулось прямо на зельевара. Тот, однако, успел увернуться и, толкнув обеими руками Гермиону, полетел прямо на неё.
Слава Мерлину, упали они очень удачно. Да и на профессора благодаря его прыткости и быстрой реакции успело попасть лишь несколько капель. Ожидая чего-то непредвиденного от испорченного зелья, они какое-то время продолжали лежать на полу. Но ничего не происходило. Зелье залило огонь, и котёл (вернее, то, что от него осталось) спокойно стоял, досвистывая своё последнее «прощай», а по стенам комнаты стекала густая пахучая масса. Наступила тишина.
Гермиона рискнула открыть один глаз… и тут же его закрыла. Не надо было иметь большого ума, чтобы понять, что затишье перед бурей долго не продлится, ибо происшествие с котлом окончательно взбесило профессора зелий. Так и случилось. Снейп вскочил на ноги.
- НЕДОУЧКА!!! – в необузданной ярости заорал он так, что стены лаборатории задрожали.
Перепуганная девушка встревоженно заморгала. От всего пережитого её трясло, как в лихорадке. Она приподнялась, опершись на локти, и теперь неловко шарила по полу руками, пытаясь встать.
- Гриффиндорская выскочка!!! – Снейп прямо-таки задыхался от гнева. Его глаза метали такие молнии, что Гермиона невольно зажмурилась.
- Неуклюжая ворона!!! – продолжал он награждать нелестными эпитетами Гермиону, меряя семимильными шагами лабораторию и почёсывая макушку, на которую попало несколько капель горячего зелья.
Он подошёл к полулежащей на каменных плитах девушке и загремел над ней:
- ВСТАТЬ!!!
- Я… я не могу… сэр… - от ужаса студентка не могла пошевелиться.
- ЧТО-О-О?!!
Схватив её за шиворот, он резким рывком поставил её на ноги. Гермиона готова была разреветься от стыда и обиды.
Поставив девушку перед собой, Снейп схватил её за воротник и несколько раз сильно встряхнул.
- Вы неловкая неуклюжая грубиянка, своими нелепыми действиями вы поставили под угрозу наши жизни, вы глупая бездарная выскочка!!! – орал профессор ей в лицо. Мантия Гермионы трещала по швам. Гермиона зажмурилась, с трудом соображая, что происходит. Снейп, в очередной раз как следует встряхнув гриффиндорку, оторвал пуговицу на мантии волшебницы. На секунду он остановился, соображая, как теперь быть, но затем схватил девушку за плечи и стал трясти еще сильнее.
- За это я не допущу вас к экзамену!!! И с завтрашнего дня – десять отработок, и поверьте, я устрою так, что вы будете с них уползать, проклиная своё рождение на этот свет!!!
Гермиона широко открыла глаза. Видимо, довольный её реакцией, но всё ещё не успокоившийся Снейп продолжал метать громы и молнии. Таким разъярённым Гермиона не видела его никогда.
- От вас одни неприятности!!! – рычал Снейп, периодически встряхивая девушку. Его сильные пальцы мёртвой хваткой впились ей в плечи. – Наглая самодовольная разгильдяйка!!!
Глаза гриффиндорки продолжали расширяться, пока совсем не полезли из орбит. Гермиона ошарашенно смотрела на голову профессора. Такую картину она не могла себе представить даже в самом безумном сне: Снейп исступлённо сыпал угрозами и проклятиями, судорожно вцепившись руками в плечи своей студентки, а на голове у него… стремительно рос маленький розовый цветочек, очень похожий на тот, что магглы называют «колокольчиком»! И вокруг него зеленела травка, бывшая совсем недавно волосами Снейпа! И танцевали махонькие бабочки! И чуть слышно жужжали мизерные пчёлки!
Снейп, изрыгая проклятия, тряс головой, и колокольчик раскачивался – нет, бешено мотался из стороны в сторону! – в такт его движениям. Гермиона даже заметила, как от очень уж резкого кивка одна пчёлка, так не вовремя решившая набрать нектару, испуганно сползла по стебельку вниз и спряталась в зелёных волосах профессора.
«Зелье!» - догадалась девушка.
- Я снимаю с Гриффиндора все баллы, заработанные за эту неделю! – грохотал Снейп, изо всех сил встряхивая девушку. Цветочек упруго поклонился Гермионе, игриво изогнув ярко-зелёную шейку. – Из-за вашей непроходимой тупости, мисс Грейнджер!!!
Зрелище «Снейп-С-Цветком-На-Голове-И-Зелёными-Волосами» было явно не для слабонервных, а после всего пережитого нервы у гриффиндорки были на пределе. Истерический смех быстро овладел ею.
Снейп продолжал трясти студентку за плечи и кричал ей в ухо какие-то ругательства, но девушке уже было не до этого. Не зная, какому богу молиться, Гермиона во что бы то ни стало пыталась сдержать смех, неумолимо рвущийся наружу. От напряжения и усилия взять себя в руки всё тело стало покалывать. «Какой ужас! - вертелось у неё в мозгу. – Травка!.. Колокольчик!.. Пчёлки!.. Ой, не могу!..» Это было похоже на безумие. Изо всех сил пытаясь не глотать смешинку, Гермиона стала сначала розовой, потом пунцово-красной и, наконец, вся потемнела до цвета спелой вишни. Щёки её раздулись, дыхание перехватило, и, когда пресловутый цветочек в очередной раз отчаянно замотал своей розовой головкой над трясущейся зелё ной головой слизеринского декана, гриффиндорка, шумно выдохнув… оглушительно расхохоталась прямо в лицо грозному профессору!
- ХА-ХА-ХА!!! – раздалось в мрачной лаборатории. – ХИ-ХИ-ХИ!!!
Её звонкий, как колокольчик, смех разнёсся по всем подземельям. От неожиданности Снейп застыл на месте. Хватка его ослабла, и Гермиона, высвободившись из его цепких рук, схватившись за живот, дико хохоча и шатаясь, добралась до стенки и сползла по ней на пол.
- Ой, не могу!!! Ха-ха-ха-ха-ха!!!
Снейп стоял на месте, как пришибленный, а девушка продолжала надрываться от смеха, катаясь по полу и дёргая в воздухе ногами от избытка эмоций. Она смеялась до слёз, до изнеможения, смеялась во всё горло, так, что, казалось, не сможет остановиться, даже если бы от этого зависела её жизнь.
Снейп, ничего не понимая, смотрел на студентку во все глаза. Никогда в его практике не было такого случая, и он даже слегка растерялся, не зная, что предпринять.
- Ой, мамочки!!! Хи-хи-хи!!!
Снейпу не нужно было много времени, чтобы прийти в себя от изумления. Недавнее недоумение сменилось безудержным гневом.
- ВЫ!!! – заорал он так, что мебель заходила ходуном, а цветочек на его макушке испуганно съёжился. – КАК ВЫ СМЕЕТЕ!!!
«Он меня убьёт!» - ужаснулась Гермиона, но остановиться уже не могла. В ответ на грозную реплику декана Слизерина она продолжала хохотать, будучи не в состоянии вымолвить хоть слово:
- ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!
- ЗАМОЛЧИТЕ СЕЙЧАС ЖЕ!!! – оглушительно завопил профессор. Гермиона, видя, как, испуганно качнувшись при этих словах Снейпа, колокольчик прикрыл свою розовую головку листиками, бабочки застыли на месте, прекратив свои пляски, а пчёлки мигом попрятались в укрытие на его зелёной голове, лишь ещё громче расхохоталась. Обессилев, она держалась за стенку и смеялась, смеялась…
Снейп изменился в лице.
Если бы Гермиона находилась в своём обычном состоянии, она бы умерла от страха, видя, как профессор бледнеет, сереет и зеленеет от злости. Зельевар, нагнувшись, схватил хохочущую Гермиону поперёк туловища и с силой отшвырнул к противоположной стене. Девушка больно ударилась о деревянную полку.
Снейп выхватил палочку и направил её на девушку. Всё ещё дрожа от ярости, но уже более спокойно, он угрожающе проговорил:
- Прекратите паясничать, мисс Грейнджер, иначе я оглушу вас! Вы допустили непростительную ошибку, проявив такое неуважение ко мне. За это…
- Ха-ха-ха!!!
Гермиона всё ещё не могла говорить из-за дикого смеха, с такой силой прорвавшегося наружу. От слов профессора её обдало жаром, но перестать хохотать она не могла. Вместо слов она протянула руку и выразительным жестом махнула куда-то в сторону его макушки.
- Там… хи-хи-хи!!!
Снейп схватился за голову и с ужасом нащупал цветок у себя на голове. При этом он имел такой растерянный вид, что гриффиндорка разразилась новой порцией безудержного хохота.
Профессор, осознав всю нелепость ситуации, в которую попал, одним прыжком очутился возле студентки и, бешено вращая глазами, железной рукой схватил её за горло.
«Это конец», - пронеслось в голове у девушки. Над ней нависло бледное, искажённое гневом лицо зельевара… и мотающийся над ним розовый колокольчик с вылетевшими из своего укрытия пчёлками! Она из последних сил пыталась преодолеть хохот.
Снейп всё же поборол желание задушить единственного свидетеля своего позора. Волоча Гермиону за шиворот, как котёнка, он пересёк лабораторию, протащил её в кабинет и, прорычав на прощание какое-то не очень длинное ругательство, вышвырнул всё ещё глупо хихикающую девушку в коридор, захлопнув дверь с такой силой, что Хогвардс содрогнулся, как от землетрясения.

***
Уныло плетясь в башню Гриффиндора, Гермиона вспоминала только что произошедшее… Теперь, когда её хвалёная голова вновь получила способность соображать и анализировать, ей уже было не до смеха. Какое там! Девушка чуть не рвала на себе волосы от досады.
- Дура! – вслух ругала она себя. – Идиотка!.. Тупица!..
Ноги будто налились свинцом, чиркая по каменным плитам при каждом шаге.
- В кои-то веки тебе, остолопка, понравился умный, потрясающий человек – и ты всё испортила своим дурацким смехом… Ну подумаешь колокольчик, я и посмешнее вещи видела… хотя… колокольчик на голове – у Снейпа! – Гермиона фыркнула и рассмеялась. – Пожалуй, смешнее выдумать сложно!.. Хи-хи-хи! Как он отчаянно мотался над его макушкой, когда профессора прямо-таки трясло от злости!.. Ха-ха!.. Гм… нет, Гермиона, - сказала гриффиндорка самой себе, - стыдно смеяться над унижением другого человека. Эх, - она мечтательно закатила глаза, - если бы профессор простил меня!.. Завтра же извинюсь перед ним. Точно. С этого и начну. Хотя… вряд ли теперь он вообще захочет со мной разговаривать, - Гермиона тяжело вздохнула, вспомнив, как она, неуклюже пытаясь поймать падающего зельевара, случайно уронила в котёл пакетик с белладонной. – Растяпа! – в сердцах наградила она себя. – Идиотка! Надо же было так опростоволоситься… Стоп!
Неожиданно девушка остановилась. Ей пришла в голову удивительная, почти невозможная мысль.
- Стоп, Гермиона! Интересно… отчего взорвался котёл? – Гермиона стала лихорадочно размышлять. – Оттого что ингредиент попал в зелье? Но ведь он был как раз для этого предназначен! Из-за того, что вместе с белладонной в зелье попал пакет? Тогда бы испортилось зелье, но котёл остался цел. Слишком большая доза? Но это ведь тоже не приводит к взрыву котла, а уж тем более к такой лужайке на голове! Остаётся одно: Снейп принёс не белладонну, а какой-то другой ингредиент. Но зачем? Хотел, чтобы котёл взорвался? Нет, это смешно. Тогда, может быть, он взял другой ингредиент… не специально? Ошибся?.. Нет, этого не может быть!
Ошарашенная своей догадкой, гриффиндорка притопнула ногой.
- Снейп просто не мог ошибиться! Если только…
Она вспомнила, как, замечтавшись о Снейпе, чуть было не насыпала в котёл лимонных долек.
- Если только… он не был занят в тот момент, когда брал из хранилища травы, чем-то другим. Не заметил, как взял другой пакетик вместо белладонны? Задумался, как я?.. О чём? Неужели обо мне, как я о нём? Невероятно! – Гермиона подпрыгнула от радости. – Я нравлюсь вам, профессор Северус Снейп, если вы, испытывая те же чувства, что и я, даже перепутали ингредиенты для зелья! И, по всей видимости, я действительно нравлюсь вам, нравлюсь сильно, по-настоящему, иначе бы вы, Мастер Зелий, никогда бы не сделали ошибку в предмете, которому нас учите! Неужели моя догадка верна? О, если бы это было так! – Гермиона закружилась на месте, слегка пританцовывая. – Если наши чувства взаимны, вы будете моим, профессор! - решительно заключила она и почти бегом направилась в башню Гриффиндора.

***
В мрачных подземельях было тихо. Лишь в кабинете Северуса Снейпа раздавался такой грохот, что, если бы не звукоизолирующие чары, ограждающие его жилище, на шум сбежался бы весь Слизерин, а, увидев декана в таком состоянии, кто-нибудь незамедлительно бы вызвал мадам Помфри. Снейп в дикой ярости опрокинул стол и остервенело топтал ногами пергаментные свитки и перо с чернильницей. Затем он резко развернулся, схватил с полки несколько книг и швырнул их об стену. Потом ещё. И ещё. Последний бросок и раздавшийся вслед за ним мелодичный звон разбившихся пробирок несколько отрезвил буянившего зельевара. Он с размаху сел на каким-то чудом уцелевший среди учинённого им погрома стул и, опустив голову, тупо уставился в одну точку. Какое-то время он сидел совершенно неподвижно. Затем, медленно отведя назад мешающие видеть волосы, глухо простонал:
- Девочка моя… Мерлин, что же я наделал!..

ВСТРЕЧА СЕДЬМАЯ


В понедельник по расписанию у Гриффиндора и Слизерина уроков зельеварения не было. Однако пуффендуйцы и равенкловцы, отсидевшие целых два, рассказывали такие страшные вещи, что гриффиндорцы содрогались, представляя завтрашний урок у Снейпа. Студенты тихо шептались о том, что профессор зельеварения как с цепи сорвался: он придирался ко всем подряд без разбору, забраковал почти идеально сваренные зелья всего лишь из-за этого «почти», назначил кучу отработок и кричал как полоумный. Это было странно и совсем – или почти совсем – не похоже на слизеринского декана. Студенты тяжко вздыхали. Уроки зельеварения грозили превратиться в настоящий ад.

***
Наступил вторник. Гриффиндорцы основательно подготовились к зельеварению, но, не зная, какую штуку выкинет на уроке профессор, всё же сильно волновались. Снейп, как стало известно, снял с факультета пятнадцать баллов, заработанных за предыдущую неделю, за какую-то оплошность Гермионы Грейнджер на отработке (какую именно, она не сказала). Он явно вознамерился оставить Гриффиндор без каких-либо бонусов. Это и удручало, и настораживало, и заставляло действовать.
Снейп влетел в класс, как вихрь. Обведя гриффиндорцев и слизеринцев глазами, он остановил взгляд на Гермионе не дольше, чем на остальных. Взмахом палочки он обозначил на доске рецепт зелья, которое им следовало приготовить на уроке. Ещё раз уколов взглядом студентов, он коротко бросил:
- Приступайте! – и указал на полку с ингредиентами.
Разобрав травы, коренья и насекомых, студенты принялись за работу.
Гриффиндорцы немного перевели дух.
- И не такой уж он страшный сегодня, - прошептал Рон на ухо Гермионе так тихо, как только мог. Но Снейп услышал.
- Уизли!
- Да, сэр…
Гриффиндорцы насторожились, ожидая снятия единственных пяти баллов, заработанных за понедельник.
Снейп помолчал. Напряжение гриффиндорцев достигло предела.
- Потрудитесь держать язык за зубами во время урока, - только и сказал Снейп, глядя на гриффиндорцев из-за преподавательского стола.
Сокурсники радостно переглянулись.
- Да, сэр… - пробормотал ошарашенный Рон.
Снейп не снял баллы с Гриффиндора, хотя у него был для этого весомый повод! Студенты полурастерянно-полуудивлённо смотрели друг на друга. Мир рушится?! Но на этом невероятные события не закончились.
- Двадцать баллов со Слизерина! – вдруг прогремело как гром среди ясного неба.
У слизеринца, беззастенчиво шептавшегося с товарищем, отвисла челюсть.
- Но…
Профессор угрожающе взглянул на наглеца, посмевшего возразить.
- И ещё пять за реплики без разрешения.
В классе повисла такая тишина, что, казалось, апокалипсис уже случился, и в мире не осталось ни одного живого существа. Озадаченные и встревоженные слизеринцы, зная, что с деканом лучше не спорить, молча проглотили порцию яда, так неожиданно преподнесённую ужасом Хогвардса своим любимцам. Гриффиндорцы, не веря своим ушам, застыли на месте, как восковые фигуры.
Приподняв бровь, профессор обвёл собрание студентов насмешливым взглядом.
- Я сказал что-то противоречащее вашим убеждениям?
Студенты торопливо замотали головами и продолжили работу над зельем. Снейп, никогда не снимавший баллов со своего факультета, прощавший этим змеёнышам ещё большие проступки, вдруг сделал ТАКОЕ! Ведь сегодня за тот же самый промах он не наказал гриффиндорца Уизли! Невероятно!
Гермиона, единственная из всех догадывавшаяся о причинах странного поведения зельевара, улыбнулась и стала с энтузиазмом нарезать корни лопуха. Зелье весело забулькало в котле. Насыпав в котёл очередную – уже предпоследнюю – порцию трав, она старательно перемешивала почти готовое зелье. Гриффиндорке очень хотелось посмотреть на профессора, но она не решалась. Наконец девушка не выдержала и украдкой бросила взгляд в сторону преподавательского стола. И тут же встретилась глазами со Снейпом, который внимательно смотрел в её сторону, как бы изучая каждое движение Гермионы. Студентка отчаянно покраснела и отвела взгляд («Ещё прочитает мои мысли!»). Добавив в котёл последний ингредиент, она стала с удвоенной энергией мешать полученную смесь. А профессор зельеварения Северус Снейп молча просидел весь урок за преподавательским столом, постигая умение тайком смотреть на студента так, чтобы никто ничего не заметил.
За ужином все взахлёб обсуждали более чем странное поведение Снейпа на сегодняшнем уроке. Не споря друг с другом, все пришли к единому мнению относительно произошедшего: профессор болен, и очень тяжело: скорее всего, с осложнениями на голову. Иначе не могло и быть.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:55 | Сообщение # 7
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ВОСЬМАЯ


- Здравствуйте, профессор, - произнесла Гермиона после того, как Снейп открыл ей дверь.
- С каких пор вы опаздываете на отработки? – угрюмо бросил зельевар, жестом приглашая студентку войти.
- Я… всего на минуту задержалась в библиотеке, - промямлила девушка, входя.
На самом деле ей очень не хотелось идти на назначенную отработку, так не хотелось, что она тянула до последнего. Всегда тяжело извиняться, тем более перед вечно саркастичным профессором, который в лучшем случае смерит тебя насмешливым взглядом и пробубнит в ответ что-то грубое, а в худшем – снимет ещё уйму баллов с твоего факультета.
- В лаборатории вы найдёте множество грязных котлов, вы знаете, что с ними делать, - процедил Снейп сквозь зубы. – Естественно, без применения магии, - уточнил он, наклонив голову и посмотрев на девушку сверху вниз. – Если вы будете колдовать, я это узнаю. А сейчас я вынужден отлучиться. Проверю, когда вернусь.
Гермиона, вздохнув, направилась к котлам. Снейп, по-видимому, хотел ещё что-то сказать. Он задержался на пороге и в нерешительности пожевал губами. Гермиона оглянулась.
- Профессор?..
- Мисс Грейнджер, - начал зельевар. – Знаете… мне кажется… что я… что вы…
Он замолчал, подбирая слова. Гермиона решила ему помочь.
- Сэр, вы хотите поговорить со мной о прошлой отработке? – радостно затараторила девушка. – Этот ужасный, нелепый случай…
- Нет, мисс Грейнджер, - сухо перебил её Снейп. – Я лишь хотел сказать… м-м… что… в котлах было множество опасных для кожи ингредиентов, будьте любезны надеть перчатки, - выпалил он и молниеносно скрылся за хлопнувшей дверью.
«Дурак! – минутой позже ругал себя Снейп, стремительно шагая в библиотеку. – Я же хотел извиниться! Что на меня нашло? Трус!»

***
Перемыв все котлы в лаборатории, Гермиона, удобно устроившись прямо на полу у камина в кабинете Снейпа, с увлечением листала книгу «Искусство зельеварения», позаимствованную из шкафа профессора. Снейпа не было долго, и волшебница успела прочитать почти треть. Книга была настолько интересной, что гриффиндорка забыла обо всём. Она была так поглощена изучением нового, ранее неизвестного материала, что не заметила, как вернулся зельевар.
- Гм… - бормотала студентка вслух. – Я и не знала, что яд, содержащийся в зубах бумсланга, обладает ещё и целебными свойствами. А что, если предположить, что его взаимодействие с обезболивающими травами даст просто ошеломляющий эффект восстановления всего организма?.. Пожалуй, это надо зафиксировать…
Она вынула палочку и, трансфигурировав сухую соломинку, лежащую на полу, в перо с чернильницей, без зазрения совести стала помечать что-то на полях книги.
- Что вы делаете, мисс Грейнджер?! – раздался сверху зловещий шёпот Снейпа.
От неожиданности Гермиона выронила перо и, машинально – как солдат, готовый к бою – вскочив на ноги, опрокинула чернильницу. Чёрное пятно немедленно растеклось по полу.
- Ой! – переведя взгляд, полный ужаса, себе под ноги, выдохнула девушка. – Я всё уберу, профессор!
Направив палочку на чернила, Гермиона пробормотала заклинание – и пятно исчезло. Снейп молча наблюдал за этими манипуляциями, скрестив руки на груди. Убрав лужу, гриффиндорка потупила глаза, гадая, как давно пришёл зельевар и многое ли успел увидеть.
Снейп так же молча вынул палочку, направил её на книгу и медленно левитировал «Искусство зельеварения» под самый нос Гермионе.
- Я. Спрашиваю. Что. Вы. Делаете. Мисс Грейнджер, - отчеканил он.
- Я… я… тут… - от волнения у волшебницы пересохло в горле.
- Роетесь в моём шкафу? – взгляд декана Слизерина не предвещал ничего хорошего.
- Да… я взяла одну книгу… извините, - пролепетала девушка.
- И портите мои книги, делая на полях пометки? – яростно шипел зельевар.
- Я… всё исправлю, профессор, - бубнила перепуганная Гермиона.
- Что же заставило вас так бездумно калякать на моей книге? – продолжал свой допрос Снейп, сжигая студентку взглядом.
- Я… мне…
- Хватит мямлить, мисс Грейнджер!
- Да, конечно… Я х-хотела…
- И перестаньте заикаться!
- Да, профессор… Мне… показалась интересной…
- Что?
- Книга…
- А! Неужели? Ну и?
- Ну и… я слишком увлеклась, простите, - чуть слышно прошептала Гермиона, виновато опустив голову и глядя на чёрные ботинки мастера зелий.
Повисло тягостное молчание. Гермиона чувствовала взгляд Снейпа на своём затылке. Зельевар, не мигая, смотрел на опущенную голову девушки, на спадающие с плеч волны каштановых прядей, за которыми не было видно её красивого тонкого лица, на её изящные руки, чуть вздрагивающие от напряжения. Морщины на лбу сварливого профессора разгладились, черты лица, недавно искажённые злобой, смягчились.
- Возьмите книгу, она ваша, - неожиданно для себя ляпнул Снейп и, сам испугавшись своего внезапного порыва, шарахнулся от гриффиндорки, как от змеи. Стараясь сохранить самообладание, зельевар, взмахнув плащом, повернулся спиной к студентке, нервно перебирая пальцами пуговки своего сюртука. Книга, висевшая в воздухе, упала на пол. Гермиона, ошарашенная его словами не менее, чем сам слизеринский декан, осторожно подняла книгу, лихорадочно размышляя над тем, что сейчас произошло: был ли то проблеск истинных чувств профессора к своей студентке или временное помешательство Снейпа.
Прижав книгу к груди, она встала за спиной зельевара. Тот не обернулся к ней, изо всех сил продолжая изображать каменную статую.
- Я… даже не знаю, что сказать вам, сэр, - тихо проговорила девушка.
- Поблагодарите и убирайтесь, - глухо, как из туннеля, отозвался профессор.
Гермиона собралась с духом.
- Нет, сэр, - удивляясь собственной наглости, сказала она, - я не уйду, пока не извинюсь перед вами.
Снейп промолчал. Это несколько воодушевило волшебницу.
- Я х-хотела извиниться, - слегка заикаясь от волнения, продолжила она, - за… тот вечер. Моё поведение было отвратительным, я вполне заслужила наказание…
- Я никогда не наказываю просто так, мисс Грейнджер. Если наказание имеет место быть, значит, вы его заслужили.
- Это так, профессор. Но… заслужила ли я ваше прощение?
Снейп медленно развернулся к ней. Гермиона умоляюще посмотрела в его глаза, надеясь увидеть в них хоть намёк на ответные чувства. Однако зельевар умел владеть собой: в его взгляде девушка не прочитала ничего, кроме привычного ледяного безразличия.
- Да, мисс Грейнджер, - наконец выдавил из себя Снейп. – А теперь идите.
Гермиона в радостном волнении забарабанила пальцами по книге, даже слегка подпрыгнула, но осталась стоять на месте.
- Идите, мисс Грейнджер.
- Хорошо, профессор, я и правда, пожалуй, пойду, - улыбаясь, кивнула она. – А завтра на отработке… мы с вами…
- У вас не будет больше здесь отработок со мной, мисс, - резко перебил её Снейп.
- Почему?! – воскликнула девушка.
- Я же простил вас.
- Так я же… наоборот, я… - огорчённо залепетала Гермиона.
- Не нужно оправдываться, мисс Грейнджер. Вы же просили прощения лишь затем, чтобы избежать десяти долгих и утомительных отработок, назначенных мной в эту субботу? Вы добились своего. Ступайте.
- Нет, вовсе нет! Как вы можете так думать обо мне? Я просто хотела…
- Ступайте!
В голосе Снейпа зазвучали металлические нотки. Возражать не стоило. Гермиона, не сдерживая слёз обиды, с укором взглянула на профессора, потом повернулась и медленно, спотыкаясь, пошла к выходу, вздрагивая от беззвучных всхлипываний и прижимая к груди «Искусство зельеварения», ЕГО подарок.
Снейп угрюмо смотрел ей вслед.

ВСТРЕЧА ДЕВЯТАЯ


Ни на следующий день, ни всю предыдущую неделю Снейп не видел Гермиону ни в большом зале, ни на своих занятиях. Не решаясь спросить у Макгонагал о Гермионе, зельевар не находил себе места. До него доходили отрывочные слухи о том, что гриффиндорка больна и вот уже неделю не встаёт с постели, но наверняка он так и не узнал, что с ней случилось и почему она не ходит на занятия.
Неизвестность томила его. Последняя встреча с Гермионой была для него мучительной. Он понимал, что обидел девушку, что она хотела – Мерлин, хотела так же, как и он! – встречаться с ним на отработках, а он грубо оттолкнул её от себя. В очередной раз. Снейп так привык скрывать свои чувства, что совсем забыл, как нужно вести себя с понравившейся девушкой, что такое улыбка и доброжелательность, любовь и нежность. Профессор злился на себя за то, что не удержал её, не сказал ей что-нибудь («Гм, а что говорят в таких случаях? Наверное, что-то ласковое… или хотя бы ободряющее»), а просто дал ей расплакаться и уйти («Что же я наделал, старый идиот!»). «Ты трус, Северус, - признавался он сам себе. – Жалкий трус! Ты боишься влюбиться!»
Каждую ночь ему снилась Гермиона, ласково улыбающаяся ему. Во сне он любовался ею, трогал её мягкие локоны, обнимал, сжимая её хрупкие плечи, ощущал её сладковатый запах, похожий на аромат мяты с ванилью… Чувство вины не давало ему покоя, грызло его изнутри. За неделю долгих, мучительных размышлений Гермиона стала его наваждением, манией, одержимостью.
Снейп заметно похудел, осунулся, цвет его лица мог бы испугать саму смерть. Не находя для себя отдушины, Ужас Хогвардса стал ещё более раздражительным, грубым и резким. Всю свою злость он срывал на студентах, которые с дрожью в коленках шли на уроки зельеварения, не зная, какому богу молиться, чтобы избежать целого потока яда, исходящего от грозного учителя, который отравлял их существование настолько, что почти все вёдрами пили успокаивающее зелье перед уроком у Снейпа. Соответственно, на занятиях жуткая заторможенность и сонливость мешала им соображать, что доводило декана Слизерина до полного бешенства. Профессор неистовствовал, беспощадно критикуя, снимая баллы и безжалостно назначая неимоверное количество отработок.
«Когда она поправится, - наконец решил Снейп, - я извинюсь перед ней. И… быть может… она простит. Мне бы очень хотелось этого».
Об ответных чувствах гриффиндорки он не смел даже мечтать. Снейп был твёрдо убеждён, что красивая, юная, умная девушка никогда не сможет полюбить старого сальноволосого урода, каким он себя считал, да к тому же ещё и бывшего Пожирателя Смерти, угрюмого профессора с дурной репутацией и отвратительным характером.
Прошло ещё полторы недели. Как обычно, в очередной раз, как ветер, ворвавшись в класс, Снейп наконец-то заметил Гермиону. Лишь только он, входя, увидел золотистую кудрявую макушку, его сердце подпрыгнуло и заходило ходуном. Он невольно прижал правую руку к груди. Однако, как обычно, лицо его сохраняло спокойствие и полнейшее равнодушие. Гриффиндорка не посмотрела на профессора. Это слегка укололо его, но, быстро взяв себя в руки, Снейп велел всем открыть учебники на заданной странице и, как всегда на уроках изучения нового материала, принялся расхаживать по классу и диктовать лекцию. Студенты торопливо записывали. Объясняя материал, профессор иногда резко повышал голос, чтобы привлечь внимание студентов к тонкостям, которые учащимся необходимо было уловить, чтобы сделать правильный анализ ингредиентов. Грейнджер, которая всегда в таких местах поднимала голову и сосредоточенно смотрела на преподавателя, дабы не упустить ни единого ценного слова, сегодня даже не подняла головы. Она мерно, спокойно записывала, шурша пергаментом и иногда сажая кляксы.
Снейп тщетно искал её взгляда, тщетно напрягал голос и ходил взад-вперёд по тому проходу между партами, где сидела она – гриффиндорка не обращала на него внимания. Профессор испробовал последнее средство:
- Кто мне скажет, какой мы получим эффект, добавив в это зелье на тридцать третьем обороте цветок папоротника?
Напрасно. Грейнджер проигнорировала вопрос. Класс безмолвствовал.
- Может быть, мистер Поттер соизволит решить эту трудную задачу? – глаза Снейпа впились в Мальчика-Который-Выжил. «Началось!» - прошептал Гарри Гермионе, а вслух произнёс:
- Я не знаю, сэр.
- Пять баллов с Гриффиндора!
- Но мы же ещё не изучали этого! – возмутился Рон.
- Ещё пять баллов за неподобающие реплики с места, мистер Уизли!
Слизеринцы тихо захихикали. Снейп, взмахнув плащом, развернулся к ним.
- Десять баллов со Слизерина, мистер Гойл и мистер Малфой!
У слизеринцев вытянулись лица. Глаза профессора зажглись недобрым огнём.
- Кто ещё хочет посмеяться?
Он внимательно изучал сидящих перед ним студентов, насквозь прожигая взглядом каждого, кто смел поднять на него глаза. Под тяжёлым взглядом Снейпа ученики один за другим опускали головы. Наступила гробовая тишина. Все боялись лишний раз пошевелиться, словно за это полагался вычет десятков трёх баллов. Снейп, не удовлетворившись снятием двадцати очков с обоих факультетов, искал, к чему ещё можно придраться. В конце концов он развернулся и направился в сторону преподавательского стола, бросив через плечо:
- Мисс Паркинсон, вы проявили исключительное неуважение к моему предмету, посадив восемь клякс на один лист пергамента! Десять баллов со Слизерина!
В ответ на бред, который нёс профессор, никто не посмел даже улыбнуться.
Гермиона машинально сосчитала кляксы на своём пергаменте. Их было пятнадцать – почти в два раза больше, чем у Паркинсон.

ВСТРЕЧА ДЕСЯТАЯ


После отбоя Снейп, как обычно, решил пройтись по коридорам школы, чтобы немного развеяться и заодно отловить нерадивых студентов, находящихся не в постели, спешащих по каким-то своим студенческим делам, настолько неотложным, что ради них стоило рискнуть и нарушить правила школы. Это были влюблённые парочки, учившиеся на разных факультетах, слишком любопытные исследователи, которым почему-то взбрело в голову, что всё самое интересное происходит именно ночью, и такие же, как он, бесцельно слоняющиеся по коридорам студенты, спасавшиеся таким образом от бессонницы или просто убивающие время.
Снейп бесшумно патрулировал коридоры, прислушиваясь к каждому шороху, что не мешало ему, тем не менее, предаваться своим мыслям.
Он думал о Гермионе.
Он так и не извинился перед ней: не хватило храбрости. Зельевар болезненно ощущал свою вину перед девушкой, испытывал мучительные угрызения совести, чувствовал к своей студентке что-то… очень не похожее на то, что он испытывал раньше по отношению к Лили, к самым красивым женщинам, попадавшимся на его пути (а их было, что греха таить, не так уж много – тех, кто хотя бы на одну ночь мог связаться с таким, как он).
Снейпа захватывало, давило изнутри что-то необычайно прекрасное, безмятежно-счастливое, нежное и светлое, как полёт бабочки, как аромат первого подснежника, как дыхание весны, которой вдруг неожиданно повеяло в конце осени.
И поэтому он всё же был счастлив.
Не надеясь на ответные чувства Гермионы, Снейп почти физически ощущал её присутствие где-то внутри. Ему достаточно было уже того, что он может видеть её, такую умную, красивую, по-детски неуклюжую, может говорить с ней, любуясь её тонкими чертами, проходить по тем же коридорам, где шла она, незаметно прикасаться к тому месту, которое ещё не остыло от прикосновения её нежных пальцев, словом… словом Ужас Хогвардса профессор зельеварения Северус Снейп был без ума влюблён в свою студентку, мисс Гермиону Грейнджер.
Он берёг, лелеял внутри это чувство, взращивал его, как самый прекрасный цветок, требующий трепетного отношения и бережного ухода.
Одно только омрачало бурлившую в нём радость: он так и не извинился перед Гермионой, которой нанёс страшную обиду своей видимой холодностью и жестокостью.
«Завтра – или никогда!» - наконец решил он.
Завтра он сделает это, завтра его девочка узнает в нём совсем другого человека, не чёрствого и бездушного, а мягкого, открытого, способного на понимание. И, быть может, тогда… кто знает… не услышит ли он в ответ тёплое изъявление… нет, не любви и даже не дружеских чувств – он не смел даже думать об этом! – а хотя бы благодарности. Тогда он заслужит её расположение, а там… «Там посмотрим», - решил зельевар и в самом приятном расположении духа свернул в сторону слизеринской башни.
Спускаясь по лестнице, Снейп услышал приглушённые голоса, раздававшиеся из коридора третьего этажа. Шпионская натура искателя приключений тут же одержала верх, и Снейп, любопытствуя узнать, какая-такая неуёмная студенческая душа не спит ещё после отбоя, решил, конечно же, сунуть в коридор свой длинный нос и выяснить это.
Бросившись, как муж, стремящийся застать свою жену с любовником, с последних ступенек лестницы в проём, ведущий в коридор, он застукал на месте преступления парочку влюблённых. Всё говорило о том, что у них было любовное свидание: тьма коридора, девушка и парень, прижавшиеся друг к другу, жаркий шёпот и звуки поцелуев, донёсшиеся до него на лестнице.
Удовлетворённый своим открытием, Снейп криво усмехнулся и зажёг люмос, чтобы взглянуть нарушителям ночного покоя в их полные ужаса глаза и снять с их факультетов по доброму десятку баллов.
То, что он увидел, ошарашило его.
- Уизли!.. Герм… мисс Грейнджер! – ахнул Снейп, отступая на шаг.
- П-профессор?.. – только и смог выдавить Рон.
Ярости зельевара не было предела. Он только что собирался открыть этой девчонке душу, а она… она…
- Сэр, мы… - начала оправдываться Гермиона.
Снейп взглянул на неё так, будто хочет убить. Гриффиндорка задрожала.
- Двадцать баллов с каждого – и убирайтесь!!! – взревел зельевар, в бессильной злобе сжимая кулаки и делая шаг к парочке. Его трясло как в лихорадке, он жутко побледнел. Казалось, профессора сейчас хватит удар. Гермиона закрыла голову руками, боясь, что зельевар, находясь в таком состоянии, чего доброго, ударит её. Рон встал перед ней, загородив девушку от профессора.
- Ну?!? – вне себя завопил Снейп.
- Профессор, мы, конечно, сейчас уйдём, но сорок баллов – слишком много для такого рода проступка, - тихо, но твёрдо проговорил Рон.
Профессор чуть не поперхнулся от злости.
- ЧТО-О-О?!?
Рон, теряя остатки храбрости, продолжал, но уже не так уверенно:
- Мы всего лишь находились в коридоре после отбоя. Десяти баллов было бы достаточно…
- УБИРАЙСЯ ВОН, ЩЕНОК!!! – прямо-таки завыл зельевар, хватая Рона за шиворот, волоча в проём и спуская с лестницы.
Гермиона охнула. Такого поворота событий она не ожидала. До неё донёсся грохот ботинок Рона и его голос – уже снизу:
- Это несправедливо, сэр…
- ВО-О-О-ОН!!!
Раздался звук удаляющихся шагов – и всё стихло. Гермиона стояла, не дыша. «Куда делся Снейп? Погнался за Роном?» Мучительно соображая, девушка не решалась нарушить гнетущую тишину. Она была близка к обмороку. Страх парализовал её, голова кружилась. Постояв на месте минут пять – а может быть, целую вечность – Гермиона собралась с духом и сделала шаг в сторону лестницы. Можно было убежать назад по коридору, но девушка хотела убедиться, что с Роном всё в порядке. Ещё шаг… Ещё… Тихо, как мышь, она прокралась к лестнице. Никого. Девушка осторожно стала спускаться и добралась до проёма между этажей. Осторожно вытянув шею, чтобы убедиться, что в проёме никого нет, она вскрикнула от неожиданности: вспыхнул люмос - и прямо перед ней из темноты вырос силуэт профессора. Скривив губы, он смотрел в ту сторону, где, замирая от ужаса, стояла она. Гермиона вздрогнула и отступила. Нужно было быстрее бежать отсюда. А Снейп стоял и смотрел куда-то сквозь неё. Дико и страшно, будто находясь в беспамятстве. «Он сейчас вообще вменяем?» Девушка решила воспользоваться его непонятным состоянием.
- Ну… я тоже пойду! – буркнула она и попыталась проскочить мимо профессора, но тут же уткнулась носом в его сюртук – Снейп загородил ей дорогу.
Гермиона, дрожа, взглянула вверх и вся затрепетала, увидев обезображенное злобой лицо и какие-то странные, казавшиеся почти сумасшедшими глаза мастера зелий.
- Извините… Мне нужно идти.
Снейп криво усмехнулся и медленно, грудью пошёл на неё. Гермиона была вынуждена отступать вверх по лестнице, растерянная, подавленная его диким и безудержным напором. Поднявшись ступенька за ступенькой до злополучного проёма, он заставил её отступить в коридор. Коридор был длинный, поэтому шли они довольно долго. Он – как танк, готовый раздавить её, она – пятясь задом мелкими шажками, примеряясь ко всем неровностям пола, чтобы не упасть. «Мерлин, что мне делать? Профессор не похож сам на себя, его будто подменили. А вдруг он меня сейчас убьёт?» Девушка напрягала каждый мускул, пот градом катился с её лица. Безумное напряжение сводило с ума. А Снейп, ничего не говоря, с жестким, волевым натиском шёл на неё, заставляя отступать всё дальше в темноту коридора. «Нет, я не выдержу этой пытки! Надо хотя бы попытаться что-то предпринять!» У Гермионы сдали нервы. Внезапно отскочив назад, она быстро развернулась и бросилась бежать с такой скоростью, на которую была способна. На ходу она выхватила палочку, но…
- Экспеллиармус!
От сильного удара в спину девушка пошатнулась и кувырком полетела на пол, выставив локти вперёд. Пару раз перевернувшись через голову, как самый настоящий каскадёр, она сразу же попыталась встать. Нельзя было терять ни секунды: Снейп бросился к ней и был уже совсем рядом. Осознав, что уже не успеет подняться, она, оттолкнувшись коленями, растянулась на полу по направлению к палочке, отброшенной заклинанием Снейпа, протянула к ней руку и – о счастье! – схватила её, но тут же взвыла от дикой боли: одним прыжком очутившись рядом с ней, профессор наступил ногой на её руку, потом быстро наклонился, выхватил палочку из ослабевших пальцев девушки и бросил её через плечо. Через мгновение она почувствовала, как железная рука схватила её за волосы и заставила подняться. Очутившись лицом к лицу с Гермионой, Снейп сдавил её горло, одним рывком прижал к стене, на мгновение замер, с хищным интересом разглядывая свою жертву… и вдруг страстно, с каким-то удовлетворённым рычанием впился ей в губы диким, сатанинским поцелуем. Гермиона опешила. Нельзя сказать, что поцелуи любимого человека неприятны, но… вот так… здесь… в мрачном, тёмном коридоре?.. Ей стало страшно, она попыталась сопротивляться, но было бесполезно: при малейшем её движении он, как стальными тисками, сдавливал рукой её горло так, что она почти не могла дышать. От борьбы пришлось отказаться – и она уступила. Его темперамент полностью подавил её волю, она чувствовала его напряжённое тело, вкус губ, с такой звериной страстью целующих её, его стальные объятия, не дающие ей даже вздохнуть, она физически ощущала, как его обволакивает неукротимое пламя желания. Да, в тот момент – она знала – он желал её так сильно, что готов был отдать жизнь, лишь бы обладать ею хотя бы мгновение.
Снейп на миг замер, оторвавшись от её губ. Гриффиндорка открыла глаза, посмотрела на него снизу вверх и содрогнулась: глаза профессора походили на глаза полоумного - дико блуждающие, расширенные от безумного напряжения, овладевшего им, затуманенные какой-то неистовой, чудовищной, нечеловеческой страстью. Снейп сгорал от нетерпения, он хотел эту девушку, хотел взять её прямо здесь, на каменном полу в темноте коридора; жестоко подавив её сопротивление, ворваться в её тело, слышать её крики, мольбы о помощи; он хотел причинить ей такую же боль, какую она недавно причинила ему, обнимаясь… с этим… этим… рыжим… недоумком… СТО-О-ОП!!!
«Северус, ты совсем потерял голову, как ты мог сотворить ТАКОЕ!!!»
Гермиона, которую сначала устрашил этот бурный натиск, а потом заставил забыть обо всём и просто плыть по течению, неловко встав на цыпочки, потянулась за новым поцелуем, но… профессор внезапно ослабил хватку, сдавливающую шею волшебницы, а его глаза вновь стали приобретать осмысленное выражение. Растерянно, удивлённо взирал он на девушку. Гермиона улыбнулась – ей хотелось ободрить его – и подняла руку, чтобы погладить профессора по волосам, но Снейп внезапно побледнел, лицо его скривилось, будто от сильной боли; оттолкнув её руку, он быстро наклонился и поднял свою палочку, упавшую на пол и светившую им оттуда, и, одарив гриффиндорку взглядом, полным отвращения и презрения, он бросился прочь из коридора на лестницу. Стук его каблуков растворился и замер в ночи. Гермиона, запустив руку в каштановые пряди своих красивых волос, потерянная, со спутанными мыслями, обессиленно сползла по стенке на пол.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:56 | Сообщение # 8
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ОДИННАДЦАТАЯ


На следующее утро за завтраком Гермиона сидела за столом, согнувшись в три погибели, вяло ковыряя вилкой в тарелке. Рон с пониманием посмотрел на неё:
- Вспоминаешь вчерашнее?
- Тс!.. – цыкнула на него Гермиона и одними губами прошептала: «Никто не должен знать», с подозрением косясь на окружающих их сокурсников.
- Брось! – сказал Рон тихо. – Никому не интересно, отчего ты такая, все заняты собой. Кроме того, мы ведь можем об этом поговорить так, что никто ничего не поймёт, - и совсем тихо добавил. – Ну как? План сработал?
- Ещё как сработал. Такого эффекта я не ожидала.
- Я вчера правильно сделал, что ушёл, оставив тебя?
- Да, ты всё сделал так, как надо. Я, правда, немного испугалась. Ты знаешь, у него было такое лицо… Как будто в тот момент у него полностью снесло крышу. Я подумала, что в таком состоянии он может меня убить.
- Но…
- Что «но»? Но не убил, как видишь.
- Так ты добилась того, чего хотела?
- Даже больше. Спасибо, Рон, за то, что помог. Теперь у меня почти не осталось сомнений.
- Смотри, Герми, с огнём играешь.
- Разберусь, Рон, не маленькая.
Волшебница обернулась и в упор посмотрела на преподавателя зельеварения.
Он выглядел ещё мрачнее, чем всегда. Тяжёлый взгляд, опухшее от бессонной ночи лицо, синяки под глазами…
Почувствовав на себе чей-то взгляд, он повернул голову и встретился глазами с гриффиндоркой. Гермиона, не отрываясь, смотрела прямо на него. Снейп поспешно отвёл взгляд и до конца завтрака не отрывал его от слизеринского стола. Его глаза перемещались с одной зелёной мантии на другую, блуждали по полу, по стенам, но ни разу не остановились на гриффиндорцах. Однако Снейп кожей ощущал, что Гермиона всё оставшееся время, отведённое студентам и преподавателям для завтрака, упорно просидела, не сводя с него немигающих глаз.
Предыдущей ночью

«Мерлин! Я схожу с ума! Что я наделал?! Как я мог потерять над собой контроль!»
«Мерлин! Что это было? Он любит меня или… просто хотел отомстить?»
«…Как я покажусь после этого ей на глаза? Что мне делать? Что мне сказать ей? Как оправдаться?»
«…Что же мне делать? Я не нахожу себе места! Он был как безумный, как сумасшедший, как… Я никогда не видела его таким! Я никогда не думала, что он может позволить себе такое! И это я довела его до такого состояния! Поздравляю, Гермиона, он без ума от тебя! Или…»
«…Самое лучшее – забыть всё, как страшный сон. Выбросить из головы эту девушку... Из-за неё я становлюсь не похожим на себя. Я начинаю бояться себя, бояться того, что могу сделать с ней… Она довела меня до безумия».
«…Успокойся, Гермиона, это легко проверить. Чаще попадайся ему на глаза, заставь его думать о тебе, вызови его на разговор, пусть он скажет мне всё!»
«…Я ревновал, ревновал как сумасшедший. А ведь совсем недавно думал, что окончательно смирился с тем, что она никогда не будет моей, что безответная любовь сладостна, что она окрыляет меня… Нет, тысячу раз нет! Видеть её, слышать её голос – и не сметь даже прикоснуться к ней! Мерлин, как же это мучительно!..»
«…Вы любите меня, профессор, вы ревновали, вы выдали себя, выставив свои чувства так открыто, с таким натиском, с таким пылом…»
«…Она обнимается с этим рыжим молокососом, она не любит меня, а после того что я сделал - никогда не полюбит!»
«…Теперь вы никуда от меня не денетесь, профессор! Теперь я знаю главное: вы ко мне неравнодушны, и это придаёт мне сил бороться за вас!»
«…Всё тщетно… За любовью всегда следует разочарование… Всё обман… Забыть, выбросить, сломать – и начать жить заново, не позволяя никому лезть в душу, воспламенять чувства, вызывать любовь… Никогда и никому я не открою своих чувств! Никогда!.. Мисс Грейнджер, зачем вы заставили меня полюбить вас, зачем я – трижды идиот! – смел надеяться – о да, я всё-таки надеялся! – на взаимность… Я ненавижу вас, мисс Грейнджер!»
«…Я люблю вас, профессор Северус Снейп! Мы будем вместе!»
«…Никогда!»

ВСТРЕЧА ДВЕНАДЦАТАЯ


На уроке Снейп, как всегда, держался холодно и отстранённо. Как всегда, игнорировал Гермиону, когда та вытягивала руку до небес. Как всегда, унижал гриффиндорцев. Как всегда, отпускал едкие замечания и задавал коварные вопросы аудитории. Всё как всегда. Снейп оставался всё тем же угрюмым, саркастичным и несправедливым Снейпом.
Гермионе даже на миг показалось, что их с Уизли план, встреча в коридоре, сцена ревности и поцелуй – лишь плод её больного воображения. Но уже вскоре она стряхнула с себя это мимолётное облачно сомнения, на секунду сгустившееся над ней. Любовь придавала ей силы, она была готова к противостоянию с целым миром за один взгляд этого человека. И сразу же после урока решила перейти в наступление.
После занятий зельеварения Гермиона задержалась. Она последней сдала свой образец и, переминаясь с ноги на ногу, встала перед профессором. Тот сидел за столом и раскладывал по стопкам письменные работы третьих и четвёртых курсов, с которыми ему предстояло заниматься завтра.
- Сэр! – начала она. Надо же было с чего-то начать.
Снейп исподлобья взглянул на неё, пронзив насквозь чёрными, как уголь, глазами.
Гермионе вдруг стало не по себе, вся её уверенность стала куда-то испаряться. Она кашлянула, не переставая постукивать каблуками по полу.
Снейп отвёл от девушки взгляд и опять стал перебирать пергаментные свитки.
- Что вы топчетесь на месте, как баран? – вдруг резко спросил он, не отрываясь от своего занятия.
Гермиона окончательно упала духом и прошептала:
- Я…
Снейп даже не посмотрел на неё.
Разозлившись на себя за то, что хотела поговорить с профессором, а вместо этого она стоит перед ним, как идиотка, и опять мямлит что-то, покрываясь красными пятнами, Гермиона выпалила:
- Сэр, я хотела поговорить с вами о вчерашнем…
Снейп, не отвечая, внимательно изучал какие-то каракули на одном из пергаментов.
- Я… мне… у нас с Роном Уизли ничего не было! - выпалила а девушка и тут же подумала: «Не очень хорошее начало, Гермиона. Поздравляю, ты опять сморозила чушь».
Профессор вскинул брови и насмешливо пропел:
- Мисс Грейнджер, вы полагаете, мне пригодится эта информация?
Гермиона замахала руками, как бы призывая его подождать с комментариями, и продолжала:
- А вот вы… вы поцеловали меня, и я… и мне… - волшебница замялась перед тем, как сказать главное: «мне понравилось, ведь я люблю вас». Но сказать не успела. Правая бровь профессора удивлённо поползла вверх, хотя, казалось, ползти ей было уже некуда. Нужный момент был упущен. Сказать что-либо Снейпу, когда у него ТАКОЕ выражение лица, было просто-напросто невозможно. Зельевар секунду сочувственно-изумлённо смотрел на Гермиону, а потом вопросил:
- Я. Вас. Поцеловал?
Гермиона растерялась.
- Да, сэр…
- Позвольте усомниться в правдивости ваших слов. Вы перетрудились, мисс. Вам мерещатся какие-то ужасы, - профессор лениво откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, уставился на свою студентку, словно говоря: «Ну что вы скажете на это, мисс Грейнджер?»
От такой наглой лжи у Гермионы перехватило дыхание. Она возмущённо топнула ногой:
- Вы лжёте, сэр! Вы целовали меня!
- Мне не интересно знать о ваших тайных желаниях, мисс, - самодовольно ухмыляясь, протянул Снейп. – У вас всё ко мне?
- Тайных желаниях?! Да как вы смеете! Это вы… вы сами целовали меня вчера!
- Мне кажется, вы забываетесь, мисс Грейнджер, - голос Снейпа зазвучал угрожающе, как тихие раскаты приближающейся грозы. – Вы разговариваете с преподавателем.
- Да плевать я хотела на то, что вы преподаватель! – дерзко, с вызовом отозвалась девушка. – Вы целуете меня, а потом говорите, что ничего не было! Вы трус, сэр, хоть и преподаватель!
Снейп побледнел и одними губами прошептал:
- Пошла вон.
- Никуда я не пойду, пока вы не признаетесь, что целовали меня! – заявила Гермиона, усаживаясь – о ужас! – прямо на стол перед носом у Снейпа.
Ярость захлестнула зельевара и волной подкатила к горлу. Жестокий и властный, он не терпел, когда студенты не подчинялись (впрочем, таких случаев никогда не было в его практике). Не решаясь прикоснуться к девушке, чтобы не потерять самообладания (слишком живы были воспоминания о прошлой ночи!), он схватил стол за ножки и резко наклонил его от себя. Листы пергамента посыпались с преподавательского стола, Гермиона ухнула на пол.
- Вон! - тоном, не терпящим возражений, зарычал зельевар.
- Нет. Я буду сидеть здесь! - упрямо заявила гриффиндорка и демонстративно стала располагаться на полу, вытягивая ноги, собирая окружающие её пергаментные свитки, разворачивая их и подкладывая под себя, чтобы было не так холодно сидеть на каменных плитах. При этом она ещё возымела нахальство напевать себе под нос какую-то игривую маггловскую песенку.
Снейп с минуту смотрел на этот аттракцион неслыханной наглости.
Окончательно поняв, что без грубой физической силы не обойтись («Ох уж мне эти правила, запрещающие использовать магию в качестве наказания для студентов!»), он подбежал к Грейнджер, схватил её сзади под мышки, рванул вверх и попытался поставить, но она ухитрилась поджать ноги. Окончательно рассвирепев, Снейп поволок её к двери. Гермиона сопротивлялась как могла, кусая его за руки и пытаясь тормозить ногами.
Вдруг Снейп опять ощутил тот неуправляемый огонь желания, который испытывал предыдущей ночью и проявления которого так боялся. Грейнджер кусалась, била ручками по его сильным рукам, пытаясь расцепить их, ощущение под мантией её тела, такого хрупкого и гибкого, заставило профессора мелко задрожать от возбуждения.
Испугавшись того, что опять не сможет контролировать себя, Снейп, разжав руки, оттолкнул девушку и, стараясь, чтобы голос его звучал сурово и холодно, бросил:
- Уберитесь здесь. И завтра в семь – ко мне на отработку.
И твёрдым шагом направился к двери, ни разу не оглянувшись на раскрасневшуюся девушку с растрёпанными волосами и блестящими глазами, которая в сильном волнении одной рукой опиралась на парту, а другой потирала ушибленные места.

ВСТРЕЧА ТРИНАДЦАТАЯ


Гермиона, как ошпаренная, летела на отработку в подземелья к декану Слизерина. Ещё немного – и она увидит его хмурый взгляд и саркастичную улыбку, казавшуюся ей самой красивой, самой обольстительной на свете. «Наконец-то!» - мысленно воскликнула девушка, когда вышла на финишную прямую. Заветная и такая желанная дверь в конце коридора стремительно приближалась. Напрягая все свои мускулы, Гермиона прибавила скорость и на всех парусах подлетела к двери, ведущей в кабинет профессора.
Хлоп!
Неожиданно дверь открылась и со всего маху треснула её по лбу. Девушка вскрикнула, нет, взвыла от дикой боли и отлетела назад метров на пять. Растянувшись на полу в нелепой позе (руки и ноги неестественно изогнуты, нос размазан по плитам пола, а на лице – глупая улыбка блаженного), Гермина тупо считала звёздочки, которые весело принялись водить хоровод перед её глазами (точнее, перед одним глазом, так как второй вообще сейчас ничего не видел).
Макгонагал (а это именно она с размаху открыла дверь, выходя от Снейпа после достаточно эмоционального разговора) вскрикнула и подбежала к изувеченной дверью девушке.
Гермиону спешно отправили в больничное крыло с лёгким сотрясением мозга.
Снейп напрасно мучился, ожидая её к семи часам вечера, напрасно неистовствовал, так и не дождавшись, напрасно строил планы мести один ужаснее другого – их тринадцатая встреча так и не состоялась (на то она и тринадцатая).


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:58 | Сообщение # 9
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ


За завтраком Гермиона с удовольствием уплетала румяные оладьи с омлетом, улыбаясь своим мыслям. Голова всё ещё побаливала, но мадам Помфри сказала, что это типичный побочный эффект зелья, которым она вчера напичкала девушку прежде, чем та уснула. Также мадам Помфри строго-настрого приказала Гермионе не идти сегодня на занятия, а вместо этого отдохнуть в своей комнате, так как боль не утихнет в течение всего дня, и сидеть на уроках, а тем более соображать с такой головой будет достаточно трудно.
Гермиона решила воспользоваться этим советом не потому, что не хотела учиться, а потому что как раз сегодня у них должен был быть сдвоенный урок по зельеварению, и начинался он с контрольной работы по всему первому разделу. На эти уроки она может сегодня совершенно свободно не пойти, не вызывая нареканий Макгонагал: разозлив Снейпа пропуском отработки, студентка решила довести его до белого каления пропуском занятий. Вот тогда он назначит ей кучу отработок, не имея полномочий снять с Гриффиндора баллы (пропуски ведь были по уважительной причине!). А уж на отработках она постарается…
- Все оставшиеся баллы с Гриффиндора, - вдруг услышала девушка прямо над ухом знакомый баритональный полушёпот.
От неожиданности она поперхнулась, закашлялась и выплюнула кусок оладья прямо на скатерть.
- Как неприлично, - опять раздалось сзади ядовитое шипение.
Гермиона повернулась и посмотрела на Снейпа:
- А вы не подкрадывайтесь сзади и не пугайте… - она осеклась, увидев, как цвет лица Снейпа из матово-бледного становится пепельно-серым.
- Извинения, - потребовал он.
- Простите, сэр.
Гарри и Рон с немым изумлением взирали на эту сцену.
- Но снимать баллы вы не имели права, профессор, - наставительно прибавила Гермиона, чувствуя свою безнаказанность.
Снейпа передёрнуло от желания схватить эту нахалку за волосы и постучать её лбом об стол.
- Вы что, издеваетесь?! – взревел он, но, моментально взяв себя в руки, зловеще протянул. - Позвольте. Спросить. Почему. Вы. Вчера. Не явились. На отработку.
- Была в больничном крыле.
- Наверное, что-то с головой?
- Да, сэр…
- Так я и думал, - Снейп демонстративно закатил глаза.
- Я серьёзно, сэр. Спросите у мадам Помфри.
- Незамедлительно.
И Снейп пошёл к выходу. В спину ему на весь зал раздалось:
- Надеюсь, сэр, вы не забудете вернуть Гриффиндору баллы после того, как убедитесь, что я не лгу?
Снейп остановился. Что себе позволяет эта выскочка?! Дикая ярость забурлила в нём. Он обернулся и живо представил, как бросается к этой девчонке и с криком «Ах ты маленькая дрянь!» сворачивает ей шею. Но, быстро овладев собой, он лишь прошипел, стиснув зубы:
- Ваша наглость перешла все допустимые границы, мисс Грейнджер. Я снимаю с Гриффиндора все оставшиеся баллы за неподобающие реплики по отношению к преподавателю. И мне даже не придётся идти к мадам Помфри.
Увидев, как вытянулись у гриффиндорцев лица, он удовлетворённо улыбнулся уголками губ и с видом победителя прошествовал к выходу. Слизерин восторженно зааплодировал своему декану.

***
Окинув взглядом гриффиндорцев на уроке, Снейп увидел, что Грейнджер не явилась на его занятия. Да что же это такое? Как она смеет игнорировать его, прогуливая контрольные!? Как смеет больше не бояться!?
Мрачно наблюдая за студентами, в поте лица трудившимися над сложными практическими головоломками, Ужас Хогвардса в исступлении бормотал про себя: «Совсем нюх потеряли, мисс Грейнджер!? Я вам покажу, кто здесь заяц, а кто охотник. Я поставлю вас на место, зарвавшаяся всезнайка!»
Собрав пергаментные свитки с выполненными работами в конце этого урока и прочитав новый материал на следующем, Снейп, потирая руки и хищно улыбаясь, вышел из класса и направился в сторону библиотеки. Он придумал, как отомстить.

ВСТРЕЧА ПЯТНАДЦАТАЯ


- Гарри, что нам задали по зельеварению?
- Э-э-э… «Тибетские травы», эссе на двадцать дюймов.
- Что-о-о?! К завтрашнему дню?! Это невозможно!
- Ага. Поэтому поторопись, Гермиона, иначе Снейп нам голову оторвёт.
- Опять «Гермиона»? Гарри, когда ты последний раз делал домашнее задание по зельям?
- Ну… на шестом курсе у Слизнорта.
- … пользуясь чужим учебником и чужими мыслями. Так?
- Гермиона, давай не будем спорить. Я учусь как могу.
- Я вижу, как ты учишься. Джинни мне всё рассказывает.
- Как?! Всё?
- Ну… не всё, конечно, это я преувеличила… Но факт остаётся фактом: после войны, когда опасность уже не угрожает, вы с Джинни… В общем, любовь, Гарри, всегда мешает учёбе! – наставительно заметила Гермиона.
- Только не у тебя! – рассмеялся Гарри. – Ты сохнешь по Снейпу, но при этом пока не получила ни одного «тролля»!
- Зато у меня возникли проблемы с дисциплиной, - мрачно констатировала девушка.
- А мы – жертвы твоей глупой влюблённости, Гермиона! - беззлобно воскликнул Гарри. – Ладно, выбрось из головы. Беги в библиотеку.
- А ты?
- А я пошёл к Джинни! Потом не забудь дать скопировать! – Гарри весело подмигнул Гермионе и убежал.
***
Гермиона уже два часа торчала в библиотеке и упорно рылась в книгах. Ни в одном отделе она пока не нашла того, что было нужно. У мадам Пинс спросить она не могла: та ещё позавчера уехала к себе на родину на пять дней по случаю рождения внучки.
Итак, Гермиона отважно переворачивала вверх дном всю библиотеку, как вдруг заметила Снейпа, шагающего в направлении того книжного отдела, который она изучала в данный момент. Ей не хотелось сейчас попадаться ему на глаза, так как Снейпа, конечно же, вывело из себя её недавнее поведение. «Если он меня заметит – точно убьёт. Место подходящее, свидетелей нет». Гермиона уже успела тысячу раз пожалеть, что не пришла на его урок писать контрольную и прослушала новую тему. Так что, завидев издали профессора, она быстро собрала книги и нырнула под один из столов, стоявших в отделе, стараясь не производить лишнего шума.
Снейп медленно стал бродить между стеллажей, выискивая нужную книгу. Гермиона сидела тихо, как мышь. Снейп минут десять ходил взад-вперёд по тому проходу («Вот незадача! Вздумалось ему идти именно в этот отдел!»), который находился ближе всех к столам. Гермиона, проклиная все домашние задания на свете, всё же терпеливо сидела в своём укрытии. Ноги стали медленно затекать. Тут Снейп повернулся к столам спиной. «Вот он – удобный момент!» - и девушка бесшумно попыталась выползти из своего укрытия, чтобы удрать, но тут же решила повременить с побегом: профессор вдруг нашёл то, что искал, взял книгу и направился прямо к тому столу, под которым сидела гриффиндорка («Мерлин, сдался вам этот стол? Идите скорее к себе, а то у меня уже ноги одеревенели!»). Ужас Хогвардся отодвинул стул, с удобством расположился за столом и принялся неторопливо листать книгу. Гермиона с досады чуть было не плюнула на его ботинки, которые Снейп сунул ей прямо под нос. Девушка хмыкнула про себя, представив, ЧТО будет, если пощекотать профессору ногу. Однако такую глупость совершать сейчас уж точно не стоило. Поэтому ей ничего не оставалось делать, как, скрючившись, сидеть под столом и разглядывать чёрные брюки и ботинки мастера зелий. Снейп сидел так довольно долго, попеременно закидывая ногу на ногу (в такие моменты девушка, умирая от волнения, с силой прижималась к стене так, что, казалось, сейчас войдёт в неё).
Время шло. Стемнело, и в библиотеке зажгли свет. А домашнее задание по зельям оставалось невыполненным. Гермиона грызла ногти от нетерпения.
Просидев за столом добрых два часа, профессор наконец захлопнул книгу, и девушка радостно встрепенулась. Снейп опустил руку с зажатой в ней книгой на уровень глаз гриффиндорки – как ни мимолётно было это мгновение, она всё же успела прочитать название: «Все травы Тибета» - отодвинул стул и встал.
Сердце Гермионы радостно забилось: она нашла то, что искала. Странно, почему она не заметила эту книгу раньше? Затаив дыхание, волшебница смотрела, как Снейп идёт к стеллажу с намерением поставить книгу обратно на полку. «Отлично! Он её поставил!». Однако, отойдя на пару шагов, он внезапно передумал, вернулся («О нет!») и, взяв книгу («Всё пропало!»), удалился прочь.
Гермиона была настолько огорчена, что совсем забыла о затёкших ногах и ноющей шее. Крякнув с досады, она вылезла из-под стола и испустила глубокий вздох. А затем, поминутно упоминая Мерлина, начала поиски других экземпляров заветной книги, вытаскивая каждую и читая названия.
До закрытия библиотеки оставалось полчаса. Нужно, нет, НЕОБХОДИМО было успеть.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 23.10.2013, 20:58 | Сообщение # 10
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
ВСТРЕЧА ШЕСТНАДЦАТАЯ


Гермиона, накрывшись мантией-невидимкой, осторожно спускалась по лестнице. Время было позднее, поэтому нужно было принять все меры предосторожности, чтобы не попасться на глаза старостам или Филчу. Причина, по которой девушка решилась на такой отчаянный шаг, как нахождение в коридоре после отбоя, была проста: перерыв половину библиотеки, она так и не нашла второго экземпляра «Всех трав Тибета». А домашнее задание по зельям нужно было сделать обязательно, иначе… иначе лучшая ученица школы просто опять опозорится, как тогда, когда, задержавшись в библиотеке и случайно столкнувшись со Снейпом, она потеряла свиток с домашней работой. Да и искушение ещё раз как следует разозлить преподавателя по зельям было слишком сильным. Возможно, Снейп специально задал им эссе по такой редкой книге и сам же забрал её, чтобы она не сделала задание к уроку. Нельзя давать ему возможность снова издеваться над ней в присутствии всего класса! Она всё равно сделает это задание! Вот весело будет смотреть на вытянутое лицо и отвисшую челюсть профессора! Но где достать книгу? Волшебнице попался на глаза лишь один экземпляр, и он был у Снейпа. Значит, следует незаметно проникнуть в комнаты зельевара и взять то, что нужно. Сделать это можно лишь одним способом: Снейп сегодня был одним из дежурных преподавателей, а значит, патрулировал коридоры. Следовало спуститься в подземелья, встать у его кабинета и, дождавшись его, неслышно ступая за ним по пятам, проникнуть вместе с ним в его комнаты. Подождать немного и, когда Снейп ляжет спать, взять книгу, сделать эссе – на это у неё будет целая ночь – и, поспав немного, не снимая мантии, где-нибудь в уголке, утром спокойно выйти вместе с ним и отправиться на завтрак. Рискованно? Очень! Девушка даже думать боялась о том, что сделает профессор, если её план не удастся, и он всё-таки обнаружит её у себя в комнатах. Но самолюбие и желание удивить самого флегматичного преподавателя Хогвардса были сильнее страха и толкали упрямую девушку на такое опасное и чреватое серьёзными последствиями предприятие.
Заворачивая за угол, гриффиндорка… чуть не налетела на Снейпа! Но она быстро среагировала и успела отскочить. «Отлично! – подумала Гермиона. – Профессор зельеварения собственной персоной пожаловал ко мне. Даже не пришлось караулить его в подземельях».
И, пропустив Снейпа вперёд на десять шагов, она тихо пошла за ним, еле дыша от волнения и боязни себя обнаружить.
По пути Снейпу попалась влюблённая парочка Коктевран - Слизерин. Голубки, обнявшись, спрятались под лестницей. Но Снейп был тёртый калач: он в первую же очередь проверил сие уединённое гнёздышко, так как обычно влюблённых, любящих темноту и огороженную территорию, тянуло именно под лестницу. Гермиона тихо хихикнула, увидев, как Снейп, заприметив нарушителей ночного покоя, облокотился на перила и стал наблюдать за парочкой, ожидая, когда его заметят. Влюблённые ничего не слышали - декан Слизерина подкрался, как кошка – и продолжали обниматься. Снейп терпеливо ждал. В его презрительной полуулыбке, насмешливо изогнутых бровях и особенно в непринуждённой позе угадывалось предвкушение глубочайшего наслаждения, которое он намеревался вскоре получить, обнаружив себя.
Парочка стала целоваться.
Снейп решил продлить удовольствие и постоял ещё немного, не без ехидства наблюдая за поцелуями. Время шло, а влюблённые по-прежнему не замечали, что, стоя в двух шагах от них, за ними внимательно наблюдает профессор зельеварения.
Снейп решил, что пришла пора нарушить идиллию.
- Десять баллов с Коктеврана и десять – со Слизерина! – раздался в полумраке грозный баритон Ужаса Хогвардса.
Секундное замешательство, испуганный визг девушки, расширенные от ужаса глаза, паника, «извините, сэр» и стремительное бегство обоих преступников вознаградили Снейпа за долгое ожидание. Он повернул голову, посмотрел им вслед и… рассмеялся!
Гермиона была так поражена, что чуть не вскрикнула: СНЕЙП СМЕЁТСЯ! Вот это да! Как ему идёт улыбка! Каким он становится милым, когда на миг позволяет чувствам выплеснуться наружу. Самый, самый лучший…
Открыв рот от удивления и восторга, Гермиона во все глаза смотрела на преподавателя… нет, на лучшего мужчину на свете! Она забыла про учебник, про то, зачем она здесь... В первый раз услышав смех любимого, девушка совсем потеряла голову. «Северус… Северус…» - как заклинание, вертелось в голове.
Герой её помыслов, наконец отсмеявшись, стал подниматься по лестнице. Гермиона чуть было во второй раз не была сбита им с ног. Но, вовремя очнувшись, она снова успела отскочить и пропустить Снейпа вперёд. Немного оправившись от изумления, она, неслышно ступая, отправилась за ним.
Дежурство подходило к концу, и профессор направился к себе в подземелья. Догнав декана Слизерина уже на подходе к его комнатам, Гермиона встала за его спиной. Снейп, остановившись перед дверью, снял защитные чары, пробормотав пароль: «Жизнь дерьмо». «У профессора прекрасное чувство юмора», - подумала, захихикав про себя, Гермиона. Дверь отворилась, зельевар вошёл в кабинет, студентка стремительно влетела за ним.
Боясь случайно наткнуться на Снейпа, она быстро отошла в угол («Хороший наблюдательный пункт!») и оттуда воззрилась на профессора. Сердце билось так сильно, что девушке казалось, что Снейп тотчас же услышит его стук и обнаружит её.
Но ничего подобного не произошло. Зельевар, не задерживаясь в кабинете, быстро удалился в спальню. Оттуда до Гермионы донёсся шум воды: Снейп, видимо, перед сном захотел принять душ. «Он ещё и моется? – с сарказмом подумала Гермиона. – А по волосам не скажешь. Вы меня приятно удивили, профессор. Положительно, мы созданы друг для друга». Ей очень хотелось войти в смежную комнату и посмотреть, как профессор принимает душ, но девушка поборола искушение: во-первых, открывающаяся дверь могла выдать её, а ей вовсе не улыбалось быть застигнутой подглядывающей за обнажённым учителем… самим же учителем («Тогда Снейп, скорее всего, просто утопит меня в ванной, чтобы я не рассказала всему свету, что видела у него под мантией»), а во-вторых, нужно было найти книгу.
Девушка, дрожа от волнения, вышла из своего укрытия и стала внимательно разглядывать шкафы с книгами. Тут было всё: «Ядовитые травы» и «Искусство анализа», «Молекулярные взаимодействия» и «Самые редкие водоросли», «Тёмная магия зелий» и «Целебные растения»… в общем, библиотека зельевара уже в который раз поразила девушку разнообразием книг, книжечек, брошюр, томов и фолиантов. Однако книги «Все травы Тибета» Гермиона так и не нашла. Покопавшись в полках одного из шкафов, девушка, оглянувшись, заметила три стопки книг, сваленных на столе, на кресле и на полке радом с пробирками с всевозможными ингредиентами.
«Сначала стоит посмотреть там», - решила она и направилась к полке с пробирками. Внезапно в спальне Снейпа затих шум воды. «Ого! Наш профессор решил закончить свой заплыв. Будем же осторожнее», - подумала девушка.
Затаив дыхание, она замерла на месте и стала прислушиваться. За дверью кто-то ходил, шлёпая босыми ногами по полу. Двадцать минут прошло в томительном ожидании. Наконец, звуки затихли, и наступила долгожданная тишина. Гермиона с облегчением вздохнула и протянула руку к стопке книг, стоявшей на полке с пробирками. «Люмос», - прошептала она, направив палочку на книгу, которую взяла. «Искусство зельеварения, том второй». Студентка вспомнила о том, как Снейп неожиданно преподнёс ей первый том этой потрясающе интересной книги, ностальгически вздохнула и улыбнулась. Положив её обратно, Гермиона потянулась за новой. «Змеиные яды». Ого! Эту увлекательную брошюру она сама перечитала много раз. Дальше… «Скрытые свойства чешуи дракона». А эту она не прочь бы почитать. Взяв палочку под мышку, девушка не могла не перевернуть несколько страниц. Извлечь палочку обратно из подмышки оказалось трудной задачей, когда у тебя заняты руки и к тому же нельзя производить лишнего шума. И, разумеется, что-нибудь - или палочка, или книга – должно было упасть. Звонко ударившись о плиты пола, упала палочка. Гермионе показалось, что от этого звука у неё остановилось сердце. Шум, не характерный для ночного кабинета, видимо, был замечен в смежной комнате, так как тотчас она услышала скрип кровати и стук пяток, раздавшийся вслед за ним. Гермиона вздрогнула, хлопнула книгой, закрыв её, быстро положила книгу обратно, но неумело: книга упала на пол. За дверью раздались быстрые шаги. Промедление было смерти подобно – и девушка, не теряя ни секунды, кинулась к книге, схватила её, сунула на место, второй рукой нащупала палочку. «Нокс!». Свет погас – и тотчас же открылась дверь в спальню профессора. На пороге стоял Снейп в наполовину распахнутом халате. В любое другое время Гермиона бы рассмеялась, увидев преподавателя в таком виде. Но сейчас ей было не до смеха: Снейп зажёг свет и пристально рассматривал комнату, изучая взглядом каждый уголок. Когда он повернулся в сторону гриффиндорки, девушка готова была закричать от ужаса: ей показалось, что Снейп каким-то образом увидел её – настолько пронзительным был его взгляд. Замирая от страха, Гермиона стояла, скрючившись, в неудобной позе, боясь пошевелиться, боясь даже вздохнуть.
Медленно обведя кабинет своим всевидящим оком, профессор сосредоточенно потёр лоб. Постояв немного на пороге кабинета, он так же медленно шагнул в спальню и, погасив заклинанием свет, закрыл дверь. Минут пятнадцать Гермиона стояла, еле дыша, не меняя позы, прислушиваясь к звукам, доносившимся из смежной комнаты. Наконец кровать перестала скрипеть, и всё стихло. Переведя дух, волшебница решила повременить с поиском книги, дождавшись, когда профессор окончательно уснёт. Неслышно ступая, она пробралась креслу, села в него и стала ждать.

***
Гермиона сидела за столом своего преподавателя и лихорадочно строчила эссе. Глаза слипались, голова отказывалась соображать, но умная гриффиндорка, напрягая последние силы, собрав в кулак всю свою волю, старательно изучала материал. Тема была сложной: нужно было распределить травы по группам, подгруппам, классам и разрядам.
Неимоверное количество пунктов эссе всё возрастало, и конца этому не было видно. В сильном волнении она грызла ногти, обгладывала по пушинке перо и сажала кляксы. Начинало светать. Скоро проснётся Снейп, а она не изучила ещё и половины книги! Материал усваивался медленно, страницы переворачивались со скоростью улитки. «Заколдовал он эту книгу, что ли?! - в сердцах спрашивала она себя. – Всю ночь работаю – и всё никак не дойду до середины!». Гермиона так разозлилась, что с досады стукнула кулаком по столу, от избытка негатива и усталости продолжая бормотать что-то неприличное. Вдруг над самым её ухом отчётливо прозвучал полный яда негромкий голос профессора:
- Мисс Грейнджер, потрудитесь объяснить мне. Что. Вы. Здесь. Делаете.
От неожиданности Гермиона вздрогнула и… проснулась.
Резко открыв глаза, она увидела себя сидящей в кресле, а прямо перед ней, наклонившись к её уху, стоял… «О нет!» - студентка зажмурилась. «О нет, это был только сон, - быстро придя в себя, подумала она. – Я уснула в кресле и…»
- Мисс Грейнджер, да проснитесь вы, наконец! – заорал зельевар, с трудом сдерживая себя.
Ей очень не хотелось открывать глаза. Очень. В тот миг она пыталась почувствовать себя глупым страусом: сунь голову в песок – и опасности нет, раз её не видно.
«О Мерлин…» - застонала она про себя.
Но делать было нечего. Гермиона съёжилась и открыла один глаз. Профессор отстранился от неё и теперь стоял скрестив руки на груди, как само Возмездие, пронзая её взглядом, как сама Судьба, неумолимый, как Рок.
Открытый глаз девушки глупо задёргался. Пришла пора объясниться. Гермиона открыла рот и ляпнула первое, что ей пришло в голову:
- А как вы меня заметили, профессор?
И тут же в ужасе закрыла рот руками, опасаясь, как бы спросонья она ещё чего-нибудь не сморозила. Над руками, зажимающими нижнюю часть лица, дёргался открытый левый глаз.
- ЧТО-О-О?! Да как ты смеешь, дерзкая девчонка!!!
У профессора от такой наглости даже волосы на голове зашевелились. В этот момент Снейп был так страшен, что левый глаз Гермионы снова зажмурился.
- ВСТАТЬ!!! – вне себя завопил Снейп.
Гермиону сковало страхом. Даже под дулом пистолета она сейчас бы не встала со своего относительно безопасного места, чтобы оказаться лицом к лицу со Снейпом. Поэтому, игнорируя команду профессора, девушка ещё сильнее вжалась в кресло.
Снейпа аж перекосило.
- ВСТАТЬ!!! – опять заорал он во всю силу своих лёгких.
Гермиона с закрытыми глазами отрицательно помотала головой.
- АХ ТЫ…
Взбешённый тем, что провинившаяся студентка вместо того, чтобы объясниться, лежит в его кресле, зажмурившись, и игнорирует его вполне справедливые выпады, Снейп кинулся к Гермионе, схватил её за воротник и дёрнул на себя. Гермиона пулей вылетела из кресла. Профессор, не потрудившись поставить Гермиону на ноги, ухватившись ворот её мантии, стал трясти девушку в воздухе. Не чувствуя под собой опоры, Гермиона заболтала ногами. Голова её моталась из стороны в сторону, зубы лязгали (правда, больше от страха, чем от тряски).
- Откройте глаза, несносная маленькая нахалка!!! Смотрите на меня, когда я с вами разговариваю!!! – в необузданной ярости вопил Снейп.
Профессор был чрезвычайно вспыльчив, в бешенстве он был страшен, однако никогда не терял способности соображать в подобных ситуациях, на то он был и слизеринец. И порой в нём со скоростью света менялись доходившие до крайней степени пламенная горячность и ледяное безразличие. Поэтому, не добившись от Гермионы ничего таким способом, он перешёл к другому.
Внезапно толкнув девушку обратно в кресло, он, взяв себя в руки, по-змеиному прошипел ей:
- Хорошо. Не хотите рассказывать всё по-хорошему, будет по-плохому.
Гермиона, клацнув зубами, плюхнулась в кресло. «По-хорошему»?! – пронеслось у неё в голове. – И это насилие над личностью он называет «по-хорошему»? Что же тогда он имеет в виду, говоря «по-плохому»?»
Открыв глаза, она посмотрела на зельевара. Тот вынул палочку, сделал шаг к ней и наклонился к её лицу, почти касаясь своим острым крючковатым носом носа Гермионы. Руками он упёрся в подлокотники кресла. Грозовой тучей Снейп навис над девушкой и, ввинчиваясь свои ястребиным взглядом в её испуганные глаза, со злобной улыбкой прошептал:
- Акцио, веритасерум.
Гермиона слишком поздно сообразила, что попала в ловушку. Поняв, что хочет от неё это мстительный садист, она, как лисица, пойманная в клетку, заметалась в кресле. Снейп, напрягая мускулы, держал оборону, впившись руками в подлокотники. Гермиона была загнана в угол. Она оказалась целиком во власти зельевара. Снейп поймал пузырёк и сел в кресло прямо на колени студентки, придавив её своей тяжестью. Глаза девушки расширились от близости такого позорного наказания.
- Профессор, неужели вы сделаете это? – с мольбой прошептала она.
- Да, - просто ответил Снейп.
Левой рукой он схватил её за челюсть и прижал её голову к спинке. Свободной левой рукой (на правую предусмотрительно сел профессор, чтобы она не могла достать палочку) девушка вцепилась в его руку. Бесполезно. Зельевар буквально вдавил её в кресло, его хватка была твёрже железа. Правая рука Снейпа с пузырьком веритасерума стала медленно приближаться к её лицу.
- Нет, нет! – только и смогла выдавить из себя девушка, униженная тем, что зельевар опять одержал над ней верх – и каким способом! – воспользовавшись, как последний негодяй, своим чисто физическим превосходством, подаренный мужчинам природой, - силой.
Гермиона задыхалась от ярости и боли. Снейп приблизил сыворотку правды к её губам, пожирая её взглядом и торжествующе улыбаясь.
Не вынеся обиды и стыда, предчувствуя близкое наказание, Гермиона неожиданно для самой себя… разрыдалась. Просто заплакала, как плачут женщины, которым мужчины нанесли оскорбление.
Рука Снейпа застыла в воздухе.
По лицу Гермионы катились крупные слёзы, тело девушки вздрагивало, её глаза жалобно смотрели на профессора.
Снейп замер. Немой укор, который он прочитал в её прекрасных глазах, заставил его опомниться. Улыбка исчезла с его лица, черты внезапно разгладились, взгляд стал растерянным и обескураженным.
Слёзы Гермионы полностью обезоружили зельевара. Его ярость и злоба уступили место раскаянию. Сердце его заныло. Он понял, что всё ещё боготворит эту девушку, что его любимая женщина плачет, задыхаясь от обиды, которую нанёс ей он. Она, беспомощная, юная, сейчас непонимающе смотрела на него, а с её ресниц, застилая глаза пеленой, одна за другой спрыгивали радужные слезинки. Это было так… ужасно и в то же время так трогательно, что Снейп не выдержал.
- Девочка моя, - прошептал он, отпуская её и падая перед креслом на колени. – Девочка моя, прости… Прости…
Не зная, что сделать, чтобы вымолить прощение, он стал судорожно, с каким-то исступлением обнимать ноги Гермионы, целовать её колени, повторяя, как заклинание:
- Прости… Прости меня… Я старый дурак, я сошёл с ума, я не понимал, что делаю… Прости…
Ещё несколько секунд назад Гермионе казалось, что она ненавидит этого человека. А сейчас… сейчас она понимала, жалела и… по-прежнему любила его. Тихая радость, смешанная с недавно пережитой печалью, отразилась в её глазах. Слёзы опять градом покатились по щекам, но это были уже другие слёзы – счастья, любви и сострадания, которые она сейчас испытывала к тому, кто на коленях просил у неё прощения.
Волосы Снейпа разметались по лицу, дыхание прерывалось, глаза выражали боль и горечь, он осыпал поцелуями её ноги, гладил своими нежными руками её колени, вдыхал аромат её одежды, без конца повторяя шёпотом:
- Прости… Прости меня… Сам я никогда себя не прощу…
Внезапно он схватил руки Гермионы, влажные от вытертых слёз, и накрыл ими своё лицо. Сделав глубокий вдох, он стал целовать каждый пальчик, нежно перебирая их в своих руках. Гермиона вздрогнула и замерла, испытывая блаженство от прикосновения его губ к своей коже. Это было удивительно, необыкновенно. Снейп почувствовал эту дрожь, поднял взгляд на Гермиону и увидел расширенные от удивления глаза мягкого чайного цвета, ещё хранившие оттенок грусти.
Истолковав её реакцию на его поцелуи по-своему, он внезапно отстранился, поднялся с колен и, повернувшись к гриффиндорке спиной, тихо проговорил, стараясь придать своему голосу твёрдость:
- Мисс Грейнджер, приношу вам свои извинения за минутную слабость. Я не буду больше допытываться, ка вы оказались ночью в моём кабинете. Вы свободны и можете идти.
Гермиона, ничего не понимая, изумлённая такой быстрой переменой в его поведении, захлопала глазами. Зельевар стоял в нескольких шагах от неё, повернувшись к ней спиной, из нежного и ласкового человека как по волшебству опять превратившись в злобного, угрюмого слизеринского декана.
Не услышав за своей спиной ни шороха, ни возни – ничего, что нарушило бы тишину, Снейп повторил, но уже с оттенком раздражения в голосе:
- Ну? Я жду.
- Нет, профессор, - услышал он мягкий, тихий голос любимой. – Вам теперь так просто меня не выгнать.
До него донёсся скрип кресла и шарканье шагов Гермионы. Мелко семеня ногами, она подошла к нему и встала за его спиной. Он напряжённо ждал, что будет дальше. Постояв так с полминуты, Гермиона вдруг нежно обняла его сзади за талию и уткнулась носом в его спину. И тут он услышал такое… Слова, которые давно вертелись у него на языке, вдруг сорвались с губ гриффиндорки:
- Я люблю вас…
Снейп вздрогнул. Он не поверил собственным ушам. Нет, нет, этого не может быть! Профессор открыл рот и осторожно спросил, стараясь смягчить злость и боль, бушевавшие в нём при этом воспоминании:
- А Уизли?
Гермиона рассмеялась.
- Что вы находите в этом смешного, мисс Грейнджер? – не сдерживая ярости, прошипел зельевар.
Гермиона почувствовала, как напряглось его тело от желания поскорее услышать ответ.
- Это было сделано специально для того, чтобы проверить ваши чувства, сэр. Мы с Роном договорились, что будем изображать влюблённых, когда вы встанете на дежурство. Согласитесь, мы очень правдоподобно разыграли этот незабываемый фарс!
- Вы пожалеете об этом…
- Никогда! Потому что сцена ревности, которую вы устроили мне тогда в коридоре, помогла мне понять, что вы меня тоже… - она замялась.
- Что?
- Ну… что я, по меньшей мере, нравлюсь вам…
Повисло недолгое молчание. Снейп переваривал услышанное. Наконец он с трудом выдавил:
- Я вам не верю.
Гермиона убрала руки, сцепленные на животе у слизеринского декана, обошла его и остановилась перед Снейпом, глядя на него чистыми, ясными глазами.
Профессор выжидающе молчал.
Тогда Гермиона, не отрывая взгляда от его чёрных глаз, достала палочку и решительно проговорила:
- Акцио, веритасерум.
Снейп удивлённо раскрыл глаза. Гермиона поймала пузырёк и поднесла к губам. Зельевар вздрогнул и выхватил у неё сыворотку правды:
- Не вздумай!
Швырнув пузырёк подальше, он мягко посмотрел на храбрую гриффиндорку и коснулся рукой её лица. Задумчиво погладив пальцем её подбородок, чахоточно-розовые щёки и пылающий лоб, он наконец произнёс:
- Прости меня ещё раз… Я верю тебе. И я тоже тебя люблю.
Лицо Гермионы озарила счастливая улыбка.
- Иди ко мне, девочка моя…
И оба бросились друг к другу в объятья. Снейп, наклонившись, перебирал её волосы, задыхаясь от счастья, целовал Гермиону в макушку, в лоб, в щёки. Казалось, он обезумел, покрывая неистовыми поцелуями её голову, сжимая её плечи, гладя по спине…
- Да, всё так… - слышала гриффиндорка его хриплый шёпот. – Всё так, как во сне…
Девушка не верила своему счастью.
- Ты меня любишь! Ты любишь меня… - бесконечно твердила она, гладя его по рукам, по спине, целуя в щетинистые щёки. – Я умру от счастья!.. Ты любишь меня…
Они долго стояли так, с неутолимой жаждой обнимая друг друга, с нежной страстью осыпая друг друга поцелуями, их руки сплелись, их тела были рядом, они любовались друг другом, они жадно вдыхали аромат друг друга – и всё никак не могли насытиться.
Внезапно Снейп чуть отстранился. Неотрывно глядя в любимые глаза, он взял девушку за подбородок. Его глаза влажно блестели.
- Как долго я мечтал об этом… - прошептал он и, наклонившись, нежно поцеловал Гермиону в розовые губы. – Сладкая моя девочка… Как долго я ждал этого!..
У волшебницы кружилась голова, она ощущала вкус его губ на своих губах, ласково и неумело отвечала ему, обнимала его, наслаждаясь каждым мгновением, проведённым вместе с любимым.
В пятидесятый раз целуя её, Снейп вдруг заметил, что уже светло. Он мягко коснулся плеч девушки и отступил на шаг.
- Северус… - непонимающе начала Гермиона. Вместо ответа Снейп, улыбаясь, показал ей на часы.
- Мы совсем забыли о времени, милая моя волшебница, - сокрушённо пожал плечами зельевар.
- Ты не любишь меня? – она надула губки.
- Нет, ну что ты! – испугался Снейп. – Просто из нас двоих, - он приблизился к любимой и прижал её к себе, - из нас двоих кто-то должен сохранить голову на плечах, - Снейп вдохнул аромат волос девушки, - иначе, моя любимая, самая лучшая девочка, мы просто сойдём с ума от счастья, - игриво домурлыкал он ей в ухо.
Гермиона заулыбалась:
- Конечно, Северус, предоставляю отныне тебе выполнять эту непосильную для меня миссию, - она полушутя-полусерьёзно заглянула ему в глаза. – Ибо моя голова уже потеряна.
- Печально, милая гриффиндорка, - притворно вздохнул Снейп. – Я так и знал, что этим всё закончится.
- Ах ты!.. – девушка, рассмеявшись, слегка ударила его. – Злобный профессор!
Снейп захохотал. Не разжимая объятий, влюблённые стояли, прижавшись друг к другу, и тряслись от счастливого смеха. Отсмеявшись, Гермиона взглянула на часы, потом, задрав голову, посмотрела на любимого и, ласково прищурившись, выдала коронную фразу:
- Кофе, профессор?

***

- Ну зачем ты сама варишь кофе? – ласково упрекнул Гермиону Снейп, входя на кухню после своего неизменного утреннего душа. – Тебе достаточно было позвать моего домовика.
Девушка, также освежённая прохладный душем, который она приняла незадолго до того, как туда пошёл профессор, розовощёкая и счастливая, с красиво уложенными, но ещё мокрыми волосами, обернулась на голос.
- Затем что мне приятно это делать для тебя, - улыбнулась она. – Мне хочется заботиться о тебе, мой милый профессор.
Она разлила кофе по чашкам (у Снейпа была всего одна, но Гермиона ловко трансфигурировала в чашку зачем-то стоявший на кухне котёл) и добавила сливки. Тосты с джемом уже лежали на тарелке и аппетитно блестели, щедро смазанные маслом.
- Садитесь, сэр, - Гермиона подмигнула любимому, - у нас есть целый час до завтрака.
- А это, по-твоему, не завтрак? – Снейп сел за стол и тут же протянул руку к тостам.
- Даже в такой ситуации ты не теряешь способности придираться к словам. Вы знаете, о каком завтраке я говорю, несносный профессор!
Снейп фыркнул в свою чашку. Гермиона тоже сделала глоток ароматного кофе и закрыла глаза от удовольствия.
- Ты знаешь, - сказала она, не открывая глаз, - сейчас я счастлива так, что… наверное, так невозможно, так просто не бывает, Северус. Ты любишь меня, ты меня целовал… и не отрицал этого, как тогда в классе, помнишь? – добавила она язвительно, приоткрыв один глаз и хитро прищурившись на Северуса. Профессор изобразил на лице смущение и раскаяние. Однако в глубине его чёрных глаз мелькали озорные искорки.
- Но если бы я не сделал этого… Ты бы не пропустила отработку и урок, у меня не возникло бы желание наказать тебя, я не стащил бы из библиотеки все экземпляры «Всех трав Тибета»…
- Ты?! Так это сделал ты! Специально, да? – Гермиона чуть не разлила свой кофе.
Снейп с улыбкой закатил глаза к потолку.
- Ну… моя ненаглядная простит впавшего в маразм зельевара… - с надеждой пропел он, хлопая ресницами.
- А что мне ещё остаётся? – засмеялась девушка. – Какой же вы мстительный и хитрый, профессор Снейп!
Северус весело подмигнул гриффиндорке.
- Да, я такой! Так вот, слушай: разозлившись, как чёрт, я стащил все книги про тибетские травы из библиотеки. Но, уже сидя в том самом кресле, в котором заснула сегодня ночью моя девочка, и предавшись золотым грёзам, я вдруг вспомнил, что есть ещё одна книга… Когда-то я брал её и нарочно положил не на ту полку, чтобы глупые студенты не нашли мой экземпляр с пометками на полях. Я вскочил и кинулся в библиотеку в надежде успеть взять книгу раньше, чем до неё доберётся моя сообразительная девочка. Войдя в тот отдел, где были спрятаны мои «Травы», я вдруг услышал шорох позади себя, мельком кинул взгляд в ту сторону и увидел твою маленькую ножку в маленьком ботиночке, скрывшуюся под столом. Тут я не отказал себе в удовольствии продержать тебя под этим самым столом часика полтора-два, а то и больше. Бедняжка, ты так тихо сидела…
При этом воспоминании плечи Снейпа затряслись от беззвучного хохота.
- Ах ты наглец! – слегка рассердилась девушка. – Ты нарочно решил помучить меня, зная, что я не решусь показаться тебе на глаза! – Гермиона мило надулась.
- Конечно! – Снейп радостно кивнул. – И я, признаться, был восхищён твоей выдержкой. Ты так и не обнаружила себя. Молодец! Хвалю!
- Только из боязни разозлить тебя ещё больше. Ведь если бы я вылезла из-под стола, ты бы задушил меня!
- Нет, - Снейп захохотал. – Я стёр бы тебя в порошок, рассортировал бы его по пробиркам и использовал в качестве экспериментальных ингредиентов для зелий.
Гермиона чуть не подавилась тостом от притворного возмущения.
Снейп продолжал:
- Но я даже представить себе не мог, что моя храбрая девушка полезет из огня да в полымя – прямо ко мне в комнату! И это всё из-за моего домашнего задания? – удивлённо приподнял бровь зельевар.
- Ага, - Гермиона кивнула, жуя тост и макая его в джем. – Я жутко разозлилась, когда ничего не нашла в библиотеке. У меня промелькнула догадка, что ты специально нам задал эссе по такой редкой книге. Как видишь, я была совсем близка к истине, - она подмигнула профессору. – Я надела мантию-невидимку, прокралась за тобой и за твоей спиной проскользнула в твой кабинет.
- Но ты же не знала наверняка! – изумился зельевар.
- Ошибаешься, - победоносно хмыкнула гриффиндорка. – В библиотеке вы допустили одну оплошность, милый профессор: прежде чем встать, вы взяли захлопнутую книгу и опустили её так, что она оказалась прямо у меня перед носом, и я успела прочитать название. Именно за этой книгой я и пришла вчера к вам.
- А-а-а… - протянул Снейп. – Да, признаюсь, я допустил непростительный промах для шпиона.
- И я им воспользовалась, - засмеялась девушка, - но, к сожалению, неудачно. После того как я в твоём кабинете чуть не обнаружила себя, выронив палочку…
- А! Так это была твоя палочка!
- Угу. Так вот, после этого я решила дождаться, пока ты заснёшь, и удобно расположилась в кресле… Так удобно, что не заметила, как заснула… Кстати, книгу я так и не нашла.
Зельевар ухмыльнулся:
- Я спрятал их в спальне.
- Профессор, вы проявили чудеса предосторожности! – воскликнула девушка.
- А вы, мисс Грейнджер, - чудеса храбрости, - парировал Снейп. – Ведь немногие студенты, - он дотронулся до её руки, - могут, рискуя головой, пробраться в комнаты самого страшного из преподавателей, - он сжал её руку и многозначительно взглянул на Гермиону. – А ты сделала это. Неужели…
Гермиона поняла его без слов.
- Да, Северус, на это была ещё одна причина. Я хотела ещё хоть разочек увидеть тебя… настоящего, - она в ответ сжала его руку.
Лицо Снейпа расплылось в блаженной улыбке.
- Скажи, а как ты обнаружил меня под мантией?
- Это было не трудно, - Снейп хихикнул. – Ты разговариваешь во сне. Я сплю чутко и проснулся в пять часов утра от какого-то бормотания и непонятных криков, вышел в кабинет и стянул с тебя мантию, - Снейп веселился вовсю. – Признаться, я был просто в бешенстве, обнаружив под мантией тебя!
Снейп опять засмеялся, наблюдая, как краснеет Гермиона.
- А скажи… - она не знала, куда себя деть от смущения. – Скажи, что я говорила?
- Ну… что-то вроде: «Снейп заколдовал книгу» и «Я всё равно сделаю это».
Гермиона покраснела ещё больше.
- И ещё: «Я покажу вам, профессор Снейп! Посмотрим, кто кого!»
Гриффиндорка заёрзала на стуле.
- Брось! – Снейп за руку притянул её к себе. – Не смущайся и не чувствуй за собой вины. Если бы ты знала, что думал о тебе я!
Гермиона пересела к зельевару на колени.
- А что ты думал? – подозрительно сощурилась она.
Снейп провёл пальцем по её губам и серьёзно сказал:
- Сейчас это уже не имеет значения.
Гермиона обняла его:
- Правильно, забудем это! – и поцеловала любимого в губы. Он ответил, наслаждаясь её близостью, замирая от счастья и от…
- Стоп! Гермиона, немедленно слезай.
Гриффиндорка хитро взглянула на него и замотала головой.
- Гермиона, девочка моя, - зельевар умоляюще посмотрел на девушку и провёл рукой по её волосам. – Кто-то из нас двоих должен сохранить голову на плечах, - он вздохнул, - и эта роль выпала мне.
- Ты не хочешь меня?
- Что ты, любимая! Если бы ты знала, как сильно я желаю тебя… ты бы сразу пожалела меня и слезла, наконец, с моих колен, - прибавил он наставительно.
- А если не слезу? – Гермионе нравилось дразнить его.
- Тогда тебе угрожает несчастье быть изнасилованной, - буркнул зельевар.
- Я согласна быть изнасилованной вами, профессор! – с готовностью воскликнула Гермиона, всё же нехотя слезая с него.
И оба рассмеялись.
Часы пробили половину восьмого. Снейп и Гермиона, как по команде, повернули головы и посмотрели на кукушку, а потом – друг на друга.
- Не сейчас, девочка моя, не сейчас… - словно пытаясь ободрить себя, сказал Снейп.
- Сейчас – завтрак и занятия, - с оттенком грусти прибавила девушка.
- А после занятий… - Снейп не договорил. Гермиона пылко обняла его:
- Я приду!..
С неохотой отстранившись от любимого, она подняла мантию-невидимку, накинула её на себя, чтобы не быть замеченной слизеринцами выходящей утром из спальни их декана, и направилась к выходу. Уже уходя, она на миг высунула голову из-под мантии и весело кивнула Северусу:
- А домашнее задание я так и не сделала. Жду наказания, профессор! – и, показав на прощание своему милому язык, убежала.
Снейп мечтательно улыбнулся:
- Чертёнок…

КОНЕЦ


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
pellar Дата: Четверг, 24.10.2013, 00:26 | Сообщение # 11
pellar
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вот это да! Спасибо большое за эту вещь, у меня просто нет слов, настолько она замечательная!
 
sveta0404 Дата: Четверг, 24.10.2013, 05:26 | Сообщение # 12
sveta0404
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Да уж, насмеялась я)))) Искрометный юмор)) Мне понравился этот фик. Легкий, с юмором. Только вот фразы "деточка моя" коробят. В голове всплывает старичок похотливо лапающий первоклашку. Снейп достаточно молод. Ему всего 39. Аллан Рикман гораздо старше, от этого и весь диссонанс. Да и Гермионе уже вроде как 18. Вообщем, если убрать эти повадки Кощея, трясущегося над своим златом, то фик великолепен. Но вы-автор и вы в своем праве. Если вы так видите своего героя, то так тому и быть. Спасибо и удачи))

Сообщение отредактировал sveta0404 - Четверг, 24.10.2013, 05:27
 
Vivien Дата: Четверг, 24.10.2013, 13:59 | Сообщение # 13
Vivien
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
sveta0404, там же не "деточка", а "девочка".

Имей смелость иметь свое мнение. Имей мудрость держать его при себе...
 
sveta0404 Дата: Четверг, 24.10.2013, 14:46 | Сообщение # 14
sveta0404
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата Vivien ()
sveta0404, там же не "деточка", а "девочка".


Девочка была тоже. ))) Читала под утро. В одном месте померещилась видимо деточка. ))) С кем не бывает))
 
Olenkaorl Дата: Четверг, 24.10.2013, 20:35 | Сообщение # 15
Olenkaorl
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо.
 
Tori67106 Дата: Четверг, 24.10.2013, 23:43 | Сообщение # 16
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор прочитала 8 встреч и вот какое впечатление: сначала все логично - Снейп злюка, Гермиона гриффиндорка. Он всячески обижает гермиону. она дает отпор. Потом проскальзывает "искра" и Гермиона понимает, что "ЛЮБИТ", притом давно. Дальше истерика и Снейп почти избивает ее, вместо того, чтобы вывести из этого состояния. Он ведь педагог и истерики уж точно наблюдал!
Вопрос: когда и за что Она полюбила Его?


 
М@РиЯ Дата: Пятница, 25.10.2013, 00:12 | Сообщение # 17
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Дорогие мои!!!
Спасибо за награды, но шапку у фика никто не прочитал, да?
Я, конечно, передам Автору отзывы, а вот баллы - не смогу!!!
ok3


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
elenak Дата: Пятница, 25.10.2013, 13:00 | Сообщение # 18
elenak
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Смогла дочитать только главы до шестой. Дальше ну никак... Напрягает Гермиона с интеллектом Лаванды Браун (причем курсе на четвертом-пятом) и какой-то маловменяемый Снейп.
 
Коварная_Белочка Дата: Вторник, 29.10.2013, 23:12 | Сообщение # 19
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
ok3 А мне понравилось)))) Очень милая шалость получилась)))) da4 Снейп с цветочком)))) м-м-м))) Спасибо!

He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
jigga Дата: Среда, 30.10.2013, 10:28 | Сообщение # 20
jigga
Бледная тень барда
Статус: Offline
Дополнительная информация
Это было нечто! da6
Я смеялась, нет, я ржала. Особенно первых шесть встреч. da6
Но, потом, увы... grust1
Автор молодец, конечно же, но всятакаявнезапная Гермиона и совершенно невменяемый Снейп мне слегка помешали насладиться фиком в полной мере.
И конец мне показался удручающим - не верю!
Но фик, повторюсь, понравился, написан если не блестяще, то уж хорошо - это точно. da4
Автору респект! da4


Размах мыслей несовместимый с жизнью(с)
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Шестнадцать встреч с профессором Снейпом", автор Filya-84 (Romance, PG-15, миди)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Marisa_Delore
2. "Сильные женщины не плачут&qu...
3. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
4. Поиск фанфиков ч.3
5. Стихотворный паноптикум от Memoria...
6. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
7. "Четверть века", lajtara...
8. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
9. «Счастливое нежелательное воспомин...
10. Горячая линия
11. "Кладдахское кольцо", пе...
12. "Змеиные корни"(Синопсис...
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. Это страшное слово ПЛАГИАТ
15. "Кровь волшебства", pale...
16. "Предчувствие", автор Af...
17. "Всё отлично, профессор Снейп...
18. "День свадьбы", Morane
19. "Увидеть будущее", автор...
20. "Партнеры по закону", пе...
1. grushenadya[06.07.2020]
2. AntonNiz[06.07.2020]
3. likamuknova[06.07.2020]
4. DanielleCollinerouge[06.07.2020]
5. blackrina[05.07.2020]
6. PhoenixK[05.07.2020]
7. Grey_Stingrey[04.07.2020]
8. likadunmova[04.07.2020]
9. Diana12309[04.07.2020]
10. Webgirl1996[04.07.2020]
11. MaryAdams777[02.07.2020]
12. dara71685[01.07.2020]
13. Happy_bunny_787[01.07.2020]
14. skudinaolya[01.07.2020]
15. Elvensong[30.06.2020]
16. Oksana2435[29.06.2020]
17. Elasha[29.06.2020]
18. 89026739130[28.06.2020]
19. Bal[28.06.2020]
20. Ingosha[26.06.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Erika, IrinaIg98, Grmain, Branwen, otek_kvinke, Элинор, ntym13, Alira, olya_flower, SapFeRia, tanushok, Antario_eri, Amylee, SAndreita, olga28604, Varyonka, Nastuhon, Библиотекарь, Dastihia, Мявочка
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz