Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Подведены итоги конкурса "Snager forever!" Снимаем маски!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Город Ангелов", автор kaplanische,PG-15,Драма
"Город Ангелов", автор kaplanische,PG-15,Драма
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:30 | Сообщение # 1
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Город Ангелов", автор kaplanische,PG-15,Драма

Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:31 | Сообщение # 2
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор: kaplanische
Бета: DataKate
Название: Город Ангелов
Дисклеймер: Все принадлежит мадам Роулинг и Юниверсал Пикчерс
Жанр: Драма
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-15
Описание: Обретя вечную жизнь после своей смерти, Северус Снейп опять влюбляется.
Комментарии: OOC; сюжет взят из фильма «Город Ангелов».
Размер: Макси
Статус: Не закончен


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:31 | Сообщение # 3
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Пролог

Стащив с лица марлевую повязку, молодой колдомедик Гермиона Грейнджер покинула операционную. Хотя бы сегодня все закончилось хорошо, пациент выжил. Она никак не могла простить себе того вопиющего случая, но ведь это была не ее вина… Кто мог предположить, что сердце не выдержит… Вроде бы прошло уже две недели с той операции, но лица жены и детей мистера Моргана никак не выходили из ее головы. А ведь Гермиона была уверена в лучшем исходе ситуации… С этими мыслями девушка просидела в своем кабинете до поздней ночи. Она испытывала дискомфорт, ощущая чужое присутствие, однако, сколько бы она не оборачивалась, в помещении была только она одна.
Быстро переодевшись, мисс Грейнджер собралась, было, покинуть больницу, но вспомнила, что так и не забрала анализы мистера Уилкинсона после операции. Прихватив свой рюкзак, колдомедик поднялась на третий этаж больницы и в темном коридоре увидела высокую фигуру, стоящую к ней спиной.
– Эй, – Гермиона закинула рюкзак за спину. – Вы к мистеру Уилкинсону? Вообще-то время посещений закончилось.
К ней медленно повернулся очень знакомый мужчина. Он ничуть не изменился, вернее именно таким она его и запомнила: грациозным, мрачным и неприступным. Северус Снейп стоял перед ней, как адмирал Нельсон на колонне по средине Трафальгарской Площади.
– Профессор… – сглотнула Гермиона. – То есть, мистер Снейп… Вы…
– Вы меня видите? – перебил ее зельевар.
– Конечно… – уверенно ответила бывшая гриффиндорка. – А вы что тут делаете?
Снейп промолчал и только сделал шаг ей на встречу, пристально вглядываясь в глаза. Он как будто пытался там что-то найти, как будто это были не просто глаза, а огромный мир, который известен только ему одному.
– Сэр, а куда вы… – Гермиона опять замялась. – Мы думали…
– Вы и ваши друзья? – опять перебил Снейп.
– Да… – кивнула девушка. – Так… – она глянула на дверь в палату Уилкинсона и вспомнила свой первый вопрос. – Вы к нему? – она указала глазами на табличку с фамилией.
– Почти, – утвердительно ответил бывший профессор.
– Я прошу прощения, но время посещений закончилось, лучше вам покинуть больницу, а то авроры могут не понять… – Гермионе самой стало стыдно за свою нелепицу.
– До свидания, мисс Грейнджер, – губы Снейпа даже не пошевелились.
– До свидания…


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:31 | Сообщение # 4
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
1 глава

Северус Снейп медленно присел рядом с маленьким мальчиком, лежащим на камнях, около своего дома. Через мгновение из дверей вылетела женщина – мать ребенка. Чуть ли не упав рядом, она с рыданиями начала гладить лоб сына, спрашивая, где ему больно. Он что-то едва слышно отвечал, с каждым вздохом ему было сложнее дышать. Женщина крикнула мужчину, показавшемуся в дверях дома, что бы тот звонил быстро в скорую, а сама стащила с себя толстовку и подложила мальчику под голову.
– Почему она плачет? – спросил мальчик, оказавшийся за спиной Снейпа.
– Ей больно, – ответил зельевар не поворачиваясь.
– Так странно видеть себя со стороны.
– Нам пора, – Северус поднялся и предложил мальчику свою руку.
– А можно, чтобы мама пошла с нами? – мальчик взял Снейпа за руку и как-то не по-детски посмотрел на рыдающую мать, целующую руки мертвого сына.
– Нет. – Отрицательно покачал головой Снейп.

– Что тебя так тревожит, сынок? – старик похлопал Снейпа по плечу.
– Мне иногда кажется, что это и есть мой ад, – буркнул зельвар.
– Глупости, – отмахнулся собеседник.
– Альбус, я не привык к такому! И самое интересное, я не могу испытывать тех чувств, которые были до этого! И мне страшно!
– Страх – это тоже чувство, – покачал головой Дамблдор. – Тебе не может быть страшно.
– Правда, – удрученно вздохнул Северус.
Альбус Дамблдор в таком же привычном расцвете сил и прекрасном расположении духа поднялся со скамьи и улыбнулся гуляющей паре. Он с каким-то огоньком посмотрел на Северуса и пошел прочь, зная, что слизеринец пойдет за ним.

– Подключили к аппарату искусственного кровообращения? – Гермиона вошла в операционную, натягивая резиновые перчатки.
– Да, доктор, – ответил один из коллег.
– Приступим.
Операция шла недолго, но очень напряженно. На стол попал мужчина, который потерял сознание во время утренней пробежки, но по внутреннему состоянию можно было определить, что мистер Морган любит выпить и покурить. Как же странно, волшебник, а курит маггловские сигареты.
– Отключайте искусственное сердце, – Гермиона вздохнула с облегчением и уставилась на показатели.
По началу все было нормально, врачи даже начали потихоньку убирать в операционной, как внезапно аппарат начал показывать цифры, одна меньше другой, а потом и вовсе показалась одна сплошная линия.
– Мы его теряем! – Гермиона чуть сама не упала в обморок.
В тот момент, когда она кинулась обратно натягивать свои резиновые перчатки, девушка опять ощутила чье-то странное присутствие. Вроде бы операционная была полна людей, но кто-то явно смотрел на нее спокойно и умиротворенно, с каким-то интересом, будто читал ее мысли. Оглядевшись, Гермиона никого не увидела и, прогоняя эти мысли, крикнула старшему медбрату:
– Дефибриллятор! – и сама принялась прощупывать пульс мистера Моргана. – Повышай заряд! – она пыталась всеми силами скрыть свое волнение, лишь бы не показывать его своим коллегам. – Массаж!
Медбрат принялся делать массаж, вглядываясь в экран.
– Надо вскрывать! – Гермиона глубоко вдохнула. – Скальпель.

Снейп появился в тот самый момент, когда молодой колдомедик стояла к нему спиной и победоносно снимала перчатки. Почему же она не допускает мысли, что через мгновение все может измениться?
И вот она повернулась к нему. Гермиона. Да-да, это была Гермиона Грейнджер, всезнайка из Хогвартса, подружка Поттера, а сейчас, наверное, и жена Уизли. Как же это он ее сразу не узнал? Прическу изменила? Хотя под шапочкой ее не видно… Глаза? У нее всегда были умные глаза. Руки? Да, возможно руки стали еще более профессиональные, он не удивлен, что она пошла в колдомедики, а уж тем более в кардиоколдохирурги. Она всегда отменно показывала себя на зельварении. Хоть он этого и не говорил вслух.
Вот и сердце мистера Моргана отказало. Гермиона бросилась к нему, резкими выкриками отдавая приказы своим подчиненным. Снейп не двигался. Он просто с каким-то неведомым ему до этого дня наслаждением, наблюдал за гриффиндоркой. Вернее, так он уже наблюдал за одной девушкой, но то, что он испытывал сейчас, не было сравнимо ни с чем другим в этой жизни. Но тут девушка оглядела операционную, будто она почувствовала его присутствие. Да! И она даже задержала взгляд на нем! Она увидела его?
– Мне жаль, – отчеканил Северус, не поворачиваясь к стоящему рядом мистеру Моргану.
– И мне, – качнул головой мужчина, вглядываясь в свое тело. – Жену жаль. И детей.
Вот уже Гермиона принялась разрезать грудную клетку еще раз, еле-еле сдерживая слезы.

Сил не хватало даже на то, чтобы спокойно дышать, не говоря уже о передвижениях. Он умер из-за нее. Она не смогла его спасти… Не смогла… Что она скажет его родным? Как у нее вообще хватит наглости что-то им говорить. Их отец и муж умер из-за ее ошибки. Или не было ошибки? Но ведь он умер на ее столе… Она виновата.
Засунув руки поглубже в карманы белого халата, Гермиона неуверенно шагнула в комнату ожидания для родственников больных. И чего ей начать? Как правильно это преподнести?
Миссис Морган, обнимающая свою дочь, встала, с улыбкой вглядываясь в растерянный взгляд доктора. Старший сын тоже встал, подтягивая за собой младшего.
– Добрый день, – Гермиона даже поприветствовать нормально не смогла, дыханье перехватило и получился какой-то свист. – Я…
– Как мой муж? – улыбнулась миссис Морган. – С ним все хорошо?
– Мне очень жаль…
– О чем вы? – непонимающе посмотрела на нее женщина. – Когда мы сможем забрать его домой?
– Дело в том, что… – Гермиона зажмурилась. – Ваш муж умер, – выпалила девушка. – На операционном столе.
Женщина плюхнулась обратно на сиденье, бледнея на глазах. Сыновья с каким-то ужасом переглянулись между собой, ища поддержки в сестре, но та лишь ошалелым взглядом сверлила бейджик Гермионы, сжимая и разжимая руку матери.

Гриффиндорка быстро шла по коридору, иногда врезаясь в кого-то, вечно извиняясь и игнорируя какие-то реплики в ее адрес. Она не могла бежать, это выдало бы ее смятение и слабость, а врач никогда не должен показывать страх. По крайней мере, пациенты не должны этого видеть. Для них врач всегда все знает и во всем им поможет. Но ведь она не помогла мистеру Моргану? Какой она врач после этого?! Она убила его. Это из-за нее он умер. Умер…
С силой закрыв дверь, ведущую на пожарную лестницу, Гермиона села на ступеньки и обхватила голову руками. Слезы сами потекли, непроизвольно задергалась губа и ноги мгновенно задрожали.

«Это я виновата… Я отняла у этого человека жизнь, я доставила столько боли его родным. Как дети будут расти без отца? Жизнь — это совокупность явлений, сопротивляющихся смерти. Так считал Биш. Я помогла смерти забрать его. Я не спасла его. Но ведь я все делала правильно…»

Снейп сидел рядом с Гермионой, внимательно слушая все ее мысли. Глупенькая… Почему же она винит себя? Она тут совершенно не виновата… Вот она снова всхлипнула, вытирая слезы пальцами. Да, может Грейнджер и отменный специалист, но чувства она сдерживать так и не научилась. Все такая же сентиментальная…
Он аккуратно прикоснулся своей ладонью к ее плечу, и Гермиона тут же прекратила плакать. Ей стало легче. Она как-то спокойно посмотрела на свои руки, теперь они не казались ей руками убийцы. Слегка улыбнувшись себе, все еще перебарывая тоску, девушка встала со ступенек и уже подошла к двери, как обернулась. На ступеньках никого не было. Но она отчетливо чувствовала, что что-то или кто-то сейчас на нее смотрит…
Северус удивленно всматривался в ее глаза, проверяя, видит она его или нет. Похоже, что нет. Она зажмурилась и покинула лестничную площадку, плотно прикрыв за собой дверь.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:32 | Сообщение # 5
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
2 глава

Северус уверенной походкой шел между стеллажей с книгами, даже не поворачивая голову, когда перед ним мелькали какие-то маги. Он, в своей привычной манере: резко, но грациозно приземлился на резной стул, закинув полы черной мантии себе на колени.
– Добрый день, мой мальчик, – поприветствовал его Дамблдор, внимательно наблюдающий за читающей девушкой. – Как ты себя чувствуешь?
– Хорошая шутка, – кивнул Снейп.
– Ты будто привидение увидел, – улыбнулся Альбус, прикасаясь к плечу девушки.
– Почти, – согласился Северус. – Сегодня, когда я забирал мистера Мограна из больницы Святого Мунго, на мои глаза попалась…
– Мисс Грейнджер? – договорил за него волшебник.
– Да.
– Полагаю, ты интересно, откуда я знаю? – осведомился Альбус. – Я наблюдал за вами всеми после смерти, и признаюсь честно, до сих пор это делаю, – нахмурился старик. – Особенно меня волнуют отношения мистера Уизли и мисс Грейнджер. Уж очень у них там все запутано.
– Они не поженились? – с надеждой посмотрел на него Северус, естественно маскируя это под взглядом полным желчи и презрения.
– Нет, увы, у них все очень сложно, – покачал головой Дамблдор.
Снейп внутренне улыбнулся. Почему-то ему стало очень приятно от осознания, что Гермиона не состоит в отношениях с Уизли.

– Детка, привет! – в комнату отдыха врачей зашел Рональд Уизли с огромной спортивной сумкой. – Как ты у меня сегодня?
Гермиона, до этого сидящая в самом дальнем углу, у окна, резко обернулась на голос, но увидев Рона, тут же успокоилась, обратно подбирая под себя ноги. Только этого разговора ей не хватало…
– Я только с тренировки, не успел заскочить домой, вещи закинуть, – Рон кинул сумку на диван. – Ты чего?
– Все нормально, – помотала головой Гермиона, стараясь не смотреть на молодого мужчину.
– Ты все еще переживаешь из-за того старика? – Рон присел на корточки рядом с Гермионой. – Мы же говорили с тобой на эту тему, ты не виновата. Перестань заниматься самобичеванием, – он взял ее руку.
Снейп, наблюдающий за всем этим, фыркнул и теперь ожидал ее реакции.
– Рон, я сказала, что все нормально, – резко ответила она, но руку не убрала.
– Может, ты все-таки подумаешь над моим предложением? Съездим к Перси в Америку, отдохнем, может, вообще туда переберемся жить, а? – улыбнулся Рон. – Я подпишу контракт с какой-нибудь американской командой по квиддичу, а ты устроишься работать в клинику. Будем жить…
– Рон, я уже сказала, что даже думать об этом не хочу.
Северус кивнул, одобряя ее тон. Уизли никогда не мог нормально поддержать человека, тем более девушку, и тем более, любимую девушку. Снейп опять задумался. А он когда-нибудь поддерживал любимую девушку? Нет. Она была у него, если считать до сегодняшнего дня, двадцать восемь лет назад. Именно на Выпускном Балу он видел Лили Эванс в последний раз…
– Хорошо, Герми, – Рон поднялся. – Тогда я заскочу за тобой после конца рабочего дня. Если что, свяжись со мной по камину, я буду дома.
Когда рыжеволосый мужчина покинул комнату отдыха, Гермиона удрученно вздохнула, опять переключившись на то, что происходит за окном. Снейп медленно прошелся мимо нее и встал за ее спиной, стараясь акцентировать внимание на том же, на чем и Гермиона.

– Они могут нас видеть? – Северус стоял на самой высокой части собора Святого Павла, у золотого креста.
– Могут, если ты этого хочешь, – кивнул Дамблдор, стоящий около небольшого каменного заборчика, ограждающего площадку для осмотра Лондона от верхней части купола. – Зачем тебе это?
– Я хочу, чтобы Гермиона меня увидела.
– Мальчик мой, не увлекайся, – Дамблдор постукивал сухими пальцами по камню. – Мисс Грейнджер думает, что ты умер, не стоит портить ее психику.
– Всякое могло произойти. Вдруг…
– Ты умер на ее глазах, именно твоя смерть мотивировала ее стать колдомедиком, – Дамблдор взглянул на озадаченного Снейпа.
– Но…
– Сынок, – Альбус сжал плечо зельвара. – Не вороши прошлое. Оставь все как есть.
Альбус Дамблдор совсем не изменился со своей смерти. Все та же серебряная борода до самых колен, скрепленная небольшим колечком в области живота. Все такие же длинные волосы, макушка скрыта за небольшим колпаком, а все тело укутано в дорогую и тяжелую мантию, сшитую специально для него еще до смерти. Именно в этом его хоронили. Так же и Северус был облачен в свой самый дорогой шерстяной сюртук, его горло было накрепко перевязано атласным шейным платком, чтобы не было видно безобразной раны, наспех зашитой мадам Помфри. Что ж… Ее никто не винит, у нее на тот момент были сотни раненых, и уж точно ей было не до того, будет ли эстетично выглядеть рана покойника.

В палату мистера Уилкинсона зашла колоритная дама лет пятидесяти. Она несла в руках две сумки, при этом что-то бубня себе под нос и делая глубокий выдох при каждом шаге. Дойдя до койки своего мужа, женщина наконец-то опустила сумки на кресло, а сама погладила его по голове, смачно чмокнув в макушку.
– Как ты, милый? Мне сказали, что скоро придет лечащий врач, – пропела она. – Сейчас я с ним разберусь, что это такое, отложить на завтра твою операцию!
– Да, все нормально, пампушечка, – улыбнулся ей мистер Уилкинсон, сжимая со всех сил между колен тающее мороженое, которое он впопыхах спрятал.
В палату зашла Гермиона с папкой в руках, внимательно изучая дело нового пациента. Сегодня она была как никогда хороша, даже можно было сказать, что не было этих бессонных ночей и депрессии после смерти мистера Моргана.
– Деточка, поторопи этого врача, я не могу тут находится бесконечно! – кинула ей миссис Уилкинсон. – Вот, что за люди, а? – закудахтала женщина, повернувшись к мужу. – Ничего сами не могут сделать, только своих помощников везде посылают! Вот я тоже сегодня в Министерстве была, так вместо Чарльза, ну, помнишь его? Так вот, вместо него тоже пришел его безалаберный помощник! Подумаешь, Чарли стал главой отдела по борьбе с нелегальным импортом всякого алкоголя в страну, он же остался нашим соседом и просто обязан нам помочь с этими Телфордами и их пакостной собакой, вечно гадящей на нашем участке! – миссис Уилкинсон опять повернулась к Гермионе. – Ты почему все еще здесь, милочка? Где наш доктор?
– Я и есть ваш лечащий врач, мадам, – кивнула Гермиона, давя в себе смех, уж очень эта дама напоминала ей дядю Гарри Вернона, только в женском обличии.
– Ах, вы и есть? – женщина переключилась на девушку. – Так, позвольте узнать, уважаемая, почему это моему мужу перенесли операцию на завтра? У него больное сердце, а что если ему станет плохо сегодня ночью, а ваша безалаберная медсестра не успеет позвать не менее безалаберного доктора, подобного вам? Кто понесет ответственность? Знаете, дорогая, у меня есть связи в Министерстве, и если вы не сделаете операцию сегодня же, можете завтра даже не собирать сумку на работу, так как будете уволены! – закончила миссис Уилкинсон, тыкая пальцем в бейджик Гермионы.
– Я вас поняла, – кивнула девушка. – Но прошу…
Не успела Гермиона договорить, как из-под одеяла больного выпала банка с растаявшим мороженым.
– Мистер Уилкинсон, пожалейте жену и ее связи, – усмехнулась Гермиона.

Гермиона стояла около плиты и спокойно ждала, когда же ее кофе закипит. Вот уже воскресенье, выходные получились достаточно тихими, у Рона была очередная тренировка в субботу, поэтому он ночевал у себя дома недалеко от стадиона. А у Гермионы получились еще лишние два дня наедине с собой, только вот ее опять не покидало чувство, что кроме нее в квартире есть кто-то еще.

Северус стоял напротив холодильника, скрестив руки за спиной. Ну, не мог он ее покинуть. Ему нравилось часами за ней наблюдать, смотреть, как она спит, как хмурится или улыбается, читая очередную книгу. И почему она никогда не читала каких-нибудь легких женских романов? Почему всегда были книги по медицине, зельварению или чарам? Что так мотивировало ее изучать что-то во время отдыха?
Вот Гермиона дождалась своего кофе и, перелив его в чашку с движущимся изображением колокольчиков, пошла обратно в гостиную, где ее ждало кресло, плед и книга Джеймса О’Брайна, известного ирландского колдомедика девятнадцатого века, занимающегося человеческим сердцем и всем, что с ним связано.
Северус встал около камина, опять запоминая каждую черточку ее лица, каждую улыбку и даже малейшее движение ее губ.
В холле послышался какой-то шум и мужские голоса, тут же раздался крик Рона, что он пришел и привел Гарри и Симуса. Потом в гостиную вошел Уизли с букетом карликовых роз желтого цвета. На носу у него был пластырь, а на губе рана с запекшейся кровью. Улыбаясь, он обнял вставшую ему на встречу Гермиону, а она озабоченно оглядела его губу, тихо ругая за то, что он очень невнимателен к себе и к своей безопасности.
– Гермиона, мы принесли тортик! – Гарри улыбнулся девушке, смотря на нее через арку, отделяющую гостиную от кухни. – Как ты себя чувствуешь?
– Ты все им рассказал? – Гермиона хлопнула Рона по плечу. – Я же просила!
– Нет-нет, это Джинни! – попытался спасти друга Поттер, но тут же сглотнул, поняв, что сдал жену.
– Рассказал что? – включился в разговор Симус.
Снейп внимательно оглядел своих бывших учеников. Поттер все так же не следит за своим языком, теперь он больше похож на своего отца: тот же рост, та же тупая ухмылка и такая же привычка запускать руку в свою черную шевелюру. Только теперь на безымянном пальце левой руки появилось обручальное кольцо, видимо мисс Уизли добилась своего, и теперь Поттер на привязи.
Симус Финниган остался самым маленьким из всей компании. Он хоть и был ирландец, но унаследовал фамилию отца-маггла, который был родом из Шотландии, поэтому настоящая ирландская фамилия матери О’Карди так и осталась только ее, и Симус всегда кичился этим, когда выпивал слишком много сливочного пива. Снейп никогда не понимал, почему все ирландцы так ревностно относятся к своей национальной принадлежности, да и не думал он особо над этим. Так вот, Симус в свои двадцать четыре, выглядел достаточно мужественно, у него были сильные волосатые руки, которые он при любом удобном случае выставлял на показ. Гриффиндорец теперь работал в Косом Переулке в небольшом магическом клубе барменом, надеялся уехать к себе в Ирландию и начать там какое-нибудь свое дело, только вот никак не мог придумать, какое именно.
А вот Рональд Уизли успешно играл за сборную Англии по квиддичу, иногда пропускал кружечку сливочного пива в клубе, где работал Финниган, и частенько зависал с Дином Томасом, так как Гарри был занят семейной жизнью. Ведь сестра Рона, Джинни, почти год назад окольцевала Гарри и теперь, как примерная пара, они ждут пополнения, что очень волнует Гермиону и веселит Рона. Уизли имеет намерения жениться на Грейнджер, стать лучшим игроком сборной за всю историю и, естественно, оставить после себя хотя бы четырех мальчиков Уизли, не говоря уже о девочках, которые наверняка будут. Ростом он был с Северуса, в плечах даже чуть шире. Как его выдерживала метла – не понятно, да и осанки и грации не было в этом слюнтяе, Снейпу всегда было непонятно, зачем Гермиона вообще связалась с этим остолопом?
Из разговоров за весь вечер Северус понял, что Симус сейчас встречается с Лавандой, на что Рон как-то неадекватно реагирует, а Гарри подшучивает над ними обоими. В первый раз Симуса и Лаванду сблизил Святочный Бал, потом бой за Хогвартс, а теперь вот они ведут бурный роман, который, как говорит Гермиона, не дай Мерлин, кончится свадьбой. Симус все так же остро реагирует на то, что так и не получилось связать свою жизнь с квиддичем, потому что его рвение было подорвано на шестом курсе, когда он пытался пройти отборочные испытания, чтобы вступить в команду Гриффиндора, но у него так ничего и не получилось.
Про Рона Северус узнал, что он пытался ходить на курсы актерского мастерства, так как у него неплохо получалось копировать голоса, а про Гарри, что в свои двадцать пять он уверенно работал в Аврорате Министерства и даже стал заместителем главы мракоборцев.

Стараясь отвлечься от грядущей операции мистера Уилкинсона, Гермиона решила пойти в родильное отделение больницы Святого Мунго к своей новой подруге Демельзе Робинс. Они вместе учились в Хогвартсе, только вот Демельза закончила школу, а Гермиона нет, но ее и так взяли в Высшую Колдомедицинскую Академию.
Демельза была очень худенькая, с приятным лицом, темными волосами и пухлыми губами. Она всегда с завистью смотрела на Рона, но никогда не решалась что-то предпринять, так как боялась потерять дружеские отношения с Гермионой.
Войдя в палату, где лежали груднички, Гермиону встретило тихое посапывание и растерянное лицо Демельзы, которая что-то быстро писала на пергаменте. Колдомедик, погладив ребенка по животику, прислонилась к стеклу, где были оставлены отпечатки детских ладошек. Это художество было сделано старшими детьми, которые тоже проходили лечение в больнице.
Приложив свою ладонь к холодному стеклу, Гермиона лбом в него уперлась и закрыла глаза. С другой стороны подошел Северус, внимательно вглядывающийся в расслабленное лицо Гермионы. Он тоже приложил руку к стеклу прямо напротив руки Гермионы. Девушка как-то неожиданно почувствовала тепло и отдернула руку, думая, что за стеклом кто-то стоит, но никого не увидев, она тут же прогнала эти мысли и повернулась к Демельзе.

Какая же она красивая… Только эти мысли были в голове Северуса, когда он поставил свою руку напротив руки Гермионы. Такая беззащитная, такая хрупкая… Сколько в ней любви к людям, как она нежно погладила этого ребенка по животу… А ведь у Снейпа тоже мог бы быть ребенок… Мог бы… В прошлой жизни, но не сейчас… Северус задумался, жалеет ли он о том, что у него не было ни жены, ни ребенка… Наверное, нет. Тогда он не встретил достойную женщину для этого, да и если она была, то все равно она родила ребенка не ему, а другому мужчине, и вот вчера Северусу пришлось лицезреть его целых три часа, пока они были в гостях у Гермионы.
Отойдя от палаты, где была доктор Грейнджер, Северус побрел прочь, заглядывая в каждую палату. Везде сидели такие же, как он, играли с детьми, читали им сказки или просто баюкали.

– Лучше бы я стала педиатром, – вздохнула Гермиона.
– О, нет, подруга, – возразила наконец Демельза. – Каждый парень, с которым я встречалась, был либо колдогинекологом, либо отцом семейства, типа мистера Уизли. Очень скучно, когда ему известно все о твоем влагалище, а может даже и больше, чем тебе, – закончила мисс Робинс и двинулась к ребенку, который заплакал.
– Что с ним? – Гермиона тоже подошла к его кроватке.
– Не знаем, мы сделали все анализы и в результатах все чисто, – покачала головой Демельза. – Мы нашли его на востоке Лондона в районе Гринвича в мусорных баках, для такого места он подозрительно чист.

– Как операция? – Джинни поддерживая свой большой живот, уселась напротив Гермионы в больничном кафе. – Удачно?
– На этот раз, да, – кивнула колдомедик, размешивая сахар в кофе.
– Отлично, а то Рон достал меня вопросами, как тебе помочь. Он же ни черта не соображает в женских чувствах и уж тем более в психике! – фыркнула Джинни. – Иногда ведет себя, как осел!
Снейп ухмыльнулся, стоя за спиной миссис Поттер и смотря, как Гермиона реагирует на каждое ее слово. Даже сейчас, после сложной операции, после такого колоссального волнения, она выглядела безумно привлекательно, у нее появилась какая-то морщинка между бровей, как у Северуса. Наверное, это потому, что она очень часто хмурится. Но и это ей шло! Она была просто совершенна!
– Я уже жду не дождусь конца этой каторги! – вздохнула девушка. – Не понимаю, как мама выносила и родила семь детей?!
– Твоя мама – герой, – улыбнулась Гермиона.
– Не говори… Знаешь, Гарри в последнее время какой-то странный, может быть он себе кого-то нашел? Я уже не очень в постели, сама понимаешь на седьмом месяце заниматься сексом не самое классное дело! Учитывая, что Поттер любит пожестче…
– Джин! – Гермиона поперхнулась кофе.
– Извини, – кивнула Джинни. – Я понимаю, что ты завидуешь, Рон всегда был тюфяком…
А Снейпу все больше и больше нравилась миссис Поттер, хотя бы за то, что она разделяла его нелюбовь к Рону.

Быстро переодевшись, мисс Грейнджер собиралась было покинуть больницу, но вспомнила, что так и не забрала анализы мистера Уилкинсона после операции. Прихватив свой рюкзак, колдомедик поднялась на третий этаж больницы и в темном корридоре увидела высокую фигуру, стоящую к ней спиной.
– Эй, – Гермиона закинула рюкзак за спину. – Вы к мистеру Уилкинсону? Вообще-то время посещений закончилось.
К ней медленно повернулся очень знакомый мужчина. Он ничуть не изменился, вернее именно таким она его и запомнила: грациозным, мрачным и неприступным. Северус Снейп стоял перед ней, как адмирал Нельсон на колонне по средине Трафальгарской Площади.
– Профессор… – сглотнула Гермиона. – То есть, мистер Снейп… Вы…
– Вы меня видите? – перебил ее зельевар.
– Конечно… – уверенно ответила бывшая гриффиндорка. – А вы что тут делаете?
Снейп промолчал и только сделал шаг ей на встречу, пристально вглядываясь в глаза. Он как будто пытался там что-то найти, как будто это были не просто глаза, а огромный мир, который известен только ему одному.
– Сэр, а куда вы… – Гермиона опять замялась. – Мы думали…
– Вы и ваши друзья? – опять перебил Снейп.
– Да… – кивнула девушка. – Так… – она глянула на дверь в палату Уилкинсона и вспомнила свой первый вопрос. – Вы к нему? – она указала глазами на табличку с фамилией.
– Почти, – утвердительно ответил бывший профессор.
– Я прошу прощения, но время посещений закончилось, лучше вам покинуть больницу, а то авроры могут не понять… – Гермионе самой стало стыдно за свою нелепицу.
– До свидания, мисс Грейнджер, – губы Снейпа даже не пошевелились.
– До свидания…


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:33 | Сообщение # 6
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
3 глава

Северус Снейп скрупулезно вслушивался в мысли сидящего рядом волшебника. На вид ему было около семидесяти, он медленно читал книгу вот уже который день на этом самом месте в один и тот же час. Северус, особо не увлекающийся романами, в этот раз был очень заинтригован, если о нем так вообще можно сказать. С каждой страницей, они оба приближались к неожиданной развязке, и зельевару не терпелось узнать, что же будет в конце.
Книга назвалась «Всегда с тобой» автора Джозефа Макфаддена. Он был известным писателем в волшебном мире, жил в XVIII веке, прославился своими красочными и неординарными рассказами и повестями. Снейп никогда его не читал и уже точно не ожидал, что будет заинтересован, но, тем не менее, он с нетерпением ждал, когда же старый волшебник дочитает последние двадцать три страницы.
Быстро переведя взгляд с книги на подходящего человека, Северус узнал в нем Альбуса Дамблдора. Он был, как никогда, мрачен и даже не здоровался с остальными обитателями.
– Сэр, вы в порядке? – Северус попытался спросить бывшего директора и одним ухом слушать роман.
– Был сложный день, – кивнул Дамблдор.
– Кто на этот раз? – нахмурился Снейп.
– Двухмесячный сын Драко, – пуще прежнего помрачнел Дамблдор.
Северус тоже помрачнел. Он уже не думал о романе Макфаддена, даже на миг забыл про Гермиону, которая ни на минуту не выходила из его головы. Малфой потерялся. Он потерялся с самого рождения: родители не дали ему быть тем, кто он есть, они навязали ему свою правду, и мальчику приходилось расти по их правилам и жить их миром. Возможно, это правильно, ведь они дали ему воспитание, но сказать, что оно блестящее не поворачивался язык. Драко с детства был жалким и морально слабым ребенком, который только и мог, что издеваться над слабыми и прикрываться Крэббом и Гойлом, собственно, как и его отец. При возвращении Волан-Де-Морта, Драко и вовсе пошел по наклонной. Конечно, можно было обвинить его родителей, ведь именно из-за них он вынужден был служить Темному Лорду. Так получилось, что жизнь Северуса очень сильно переплелась с жизнью Малфоев. С начала он вступил в ряды Пожирателей вместе с Люциусом, Нарциссой и Беллой, потом он спас младшего Малфоя от гнева Лорда, убив тем самым Дамблдора. Возможно, все это было необходимо и для самого Альбуса, но вот Северус, узнай он в семнадцать лет, как круто сложится его жизнь, сто раз подумал бы, прежде чем поддаваться на психические атаки Беллы и идти вслед за всеми слизеринцами в прислуживание Лорду.

Северус… Кто бы мог подумать… Я ведь была уверена, что он тогда умер… Но… Возможно, все сложилось иначе, я уже сама смутно помню те дни. Но он красив. Никогда бы не подумала, что спустя столько лет заинтересуюсь своим бывшим профессором… Он изменился, стал более… Или это поменялось мое мировоззрение? Хм… Скорее всего, так оно и есть. Но ведь факт остается фактом, после нашей встречи в больнице я только о нем и думаю… Интересно, где он живет? Как бы мне с ним еще раз встретится? Может спросить мистера Уилкинсона, Северус ведь к нему приходил… Точно… Хотя по Уилкинсону, и уж точно по его жене не скажешь, что Снейп мог бы общаться с такими… Занудами!

Гермиона рассмеялась своим мыслям и вылезла из душа, укутываясь в махровое полотенце. Северус, все это время стоявший в дальнем конце ванной комнаты, с умиротворенным лицом наблюдал за ней, впитывал в себя каждое ее слово, запоминал каждую мысль…
Ее тело было божественно… Северус считал, что оно абсолютно идеально, каждый изгиб был неповторим и великолепен. У нее были прекрасные длинные ноги с упругими ягодицами и красивыми коленками. Плоский животик резко прерывался небольшой идеальной формы грудью, маленькие плечики переходили в ловкие и нежные руки… Гермиона поменяла стрижку с Хогвартса, и теперь волосы были чуть длиннее плеч, но оставались все такими же кудрявыми и пышными… Северусу так и хотелось зарыться в них поглубже…
– Северус Снейп, – вслух проговорила Гермиона, уперевшись руками в раковину. – Человек-загадка… – она начала расчесывать волосы. – Если я и правда тебя видела, то приснись мне сегодня! – Гермиона усмехнулась и отложила расческу.
– Приснюсь, – Снейп стоял сзади нее, пытаясь вдохнуть аромат ее тела, почувствовать теплоту ее кожи. Конечно, она его не услышала, да и он ничего не мог почувствовать, лишь представлял себе, как именно пахнет тело Гермионы…

Девушка проснулась резко, как будто почувствовала, что кто-то прилег рядом. Обернувшись на другую сторону кровати, она увидела только Живоглота, мягко потягивающегося на шерстяном пледе. Кот недовольно фыркнул, что хозяйка за ним следит и повернулся к ней пятой точкой, подвернув рыжий хвост под себя. Выдохнув, Гермиона упала обратно на подушку, потирая глаза. Значит, сон? Все-таки Снейп ей приснился? А такое чувство, будто он правда сейчас лежал вместе с ней и обнимал ее… Он так отчетливо чувствовала его тело, крепкие, но почему-то холодные руки…
Северусу пришлось резко пошевелиться из-за Живоглота. Тот как-то неодобрительно зашипел, потому что проснулся и обнаружил в кровати кроме хозяйки еще и какого-то мужчину. Они с Гермионой, конечно, не раз договаривались, что иногда у них будет ночевать Рон, но ведь это был не Рон! Тем более, Живоглот даже запах этого субъекта не мог определить… Будто у него не было запаха… Но такое ведь невозможно! Чтобы он, Живоглот, один из самых ловких охотников на мышей и крыс во всей Англии, не мог определить запах какого-то человечишки… Невозможно.
Гермиона обратила внимание на книгу, лежащую на тумбочки возле кровати. Взяв ее в руки, девушка прочитала название и нахмурилась. Откуда у нее мог взяться экземпляр Джозефа Макфаддена «Всегда с тобой»? Тем более из Центральной Магической Библиотеки Лондона? Странно…

Книга была прочтена за ночь. Уже в шесть тридцать две Гермиона захлопнула роман и довольная отправилась собираться на работу. А вот Живоглот, наоборот, был не доволен! Мало того, что в комнате постоянно горел свет, потому что хозяйка читала, так еще и этот мужчина, не двигаясь, будто статуя, сидел в кресле и непрерывно смотрел на Гермиону, пожирая ее взглядом. Маньяк.
Выкинув упаковку от съеденного йогурта, девушка быстро допила свой утренний кофе и уже собиралась, было, уходить, как вспомнила, что забыла книгу. Она решила отдать ее сегодня же, ну, и поблагодарить Рона за такой чудесный роман! Интересно, он сам догадался? Или ему Джинни посоветовала? Неужели Рон наконец-то стал романтиком, ну или хотя бы повзрослел?

В обеденный перерыв Гермиона отправилась на небольшой стадион в Брикстон, на юге Лондона. Там сборная Англии по квиддичу занималась и готовилась к разным матчам и турнирам. Если надо было найти Рона, то можно было не раздумывая ехать в Брикстон, а если уж и там его не было, то тогда точно в Норе.
– Рон! – Гермиона спустилась с трибун, когда наконец-то закончился мини-матч между игроками сборной.
– Детка! – парень спрыгнул со свой новенькой метлы и помчался ей на встречу. – Вот так сюрприз! – он обнял ее.
– Ты – соленый! – гриффиндорка улыбнулась. – И мокрый… Как игра?
– Супер! Я не пропустил ни одного мяча! – Рон стянул с плеч жесткую кожаную защиту. – Ты как?
– Да, я… – Гермиона достала из сумки книгу. – Отдай ее в библиотеку.
– «Всегда с тобой» Джозеф Макфадден… – прочел быстро Рон и нахмурился.
– Жизнь уходит так быстро, как будто ей с нами неинтересно. Только я буду с тобой навечно, – процитировала Гермиона. – Как ты догадался, что именно это…
– Зайка, я не оставлял тебе эту книгу, – прервал ее Рон. – Я вообще ее первый раз вижу. Откуда она?

После работы мисс Грейнджер с полной готовностью выяснить, кто же отставил у нее эту книгу, отправилась а Центральную Магическую Библиотеку. Расстегнув бежевый плащ, девушка медленно начала подниматься по мраморным ступеням, ведущим к главной стойке библиотеки. Именно там выдавали все справки и информацию о книгах.
– Добрый день, – Гермиона протянула старой волшебнице книгу. – Я колдомедик из больницы Святого Мунго, кто-то из пациентов оставил эту книгу в моем кабинете. Не могли бы вы мне сказать, кто…
– Мы не даем такой информации, деточка! – прохрипела старушка, которая до боли напомнила гриффиндорке профессора Амбридж.
– Может быть, хотя бы скажете, когда ее брали? – умоляюще спросила Гермиона.
– Что ж, – старушка поджала губы. – Подойди через десять минут, деточка.
Мисс Грейнджер поднялась на седьмой этаж на лифте, до боли похожем на министерские. Первым, что она увидела, оказались стеллажи. Бесконечные стеллажи с книгами, старыми томами и увесистыми древними изданиями заполняли все пространство, мимо ходили люди, осматривая все это, а вдали было несколько диванов и кресел, где сидели посетители и читали все эти богатства.
Пройдя несколько рядов с книгами, Гермиона устало облокотилась на перила, идущие по кругу и ограждающие читателей от пространства в центре библиотеки. Выглянув, можно было увидеть все остальные шесть этажей и даже еще девять, которые уходили под землю.
– Мисс Грейнджер?
Гермиону будто током ударило. Уж здесь она точно не ожидала услышать этот бархатный голос…
– Профессор… – она повернулась к нему, убирая прядь волос с лица. – Неожиданно…
– Вы правы, – согласился Снейп и поднял глаза к верху стеллажа. – Макфадден?
– Да… – закивала Гермиона. – Я тут прочитала… – она повертела перед ним книжкой. – Очень интересно…
– Позволите? – Снейп с каким-то неприсущим ему интересом и восторгом взял из ее рук книгу и внимательно вгляделся в обложку. Потом он открыл книгу где-то по середине и тут же начал читать. – Шестеро не помнят тех, кто помогал им раньше: ученик — учителя, женатый сын — мать, разлюбивший муж — жену, достигший цели — помощника, выбравшийся из чащи — проводника, больной — врача. А я, будучи для тебя учеником, мужем, победителем и даже больным, умудряюсь помнить тебя всю свою жизнь. Когда ты далеко, ты стоишь рядом, ведь ты в моем сердце, но обидно то, что никто никогда этого не узнает… – Северус захлопнул книгу, выводя Гермиону из транса. – Он так неординарно писал, не правда ли?
– Да… – закивала Гермиона. – А вы… Вы тут часто бываете, профессор?
– Северус, – слегка улыбнулся Снейп. – Всегда.
– А кем вы работаете? Вы же не вернулись в школу?
– Нет, – согласился зельевар. – Я исполняю волю Мерлина, передаю послания…
– Да? – Гермиону начал веселить этот разговор, Снейп совершенно не похож на самого себя. – И где же мое послание?
– Я вам уже передал его, – ответил Снейп.
– Да? Вы передали его через камин или письмом? Я ничего не получала…
– Вы определенно его получили, мисс Грейнджер.
– Гермиона, – улыбнулась девушка.
– Как мистер Уилкинсон? – задал вопрос бывший декан Слизерина.
– Идет на поправку, – Гермиона отшагнула назад, она даже не заметила, как Снейп оказался слишком близко.
– Закройте глаза, Гермиона.
– Зачем? – девушка чуть не поперхнулась собственной слюной.
– Просто закройте.
Она даже не стала сопротивляться или спорить, а просто закрыла глаза и ждала, что же произойдет. Первые несколько секунд девушка напряженно готовилась к чему-то плохому, а когда к руке прикоснулась его холодная ладонь, ее будто пронзило молнией, но стало безумно спокойно и хорошо, словно она выпила снотворное. Северус развернул ее ладонь в своей, и через мгновение к тыльной стороне прикоснулся его тонкий указательный палец. Он ласково, даже щекоча, водил им по линиям ее ладони, иногда делая круговые вращения. Как же это было приятно! Рон никогда не был способен на такие нежные вещи, у него все было как-то быстро, будто они участвовали в гонке на метлах. Но ведь и от Северуса она такого не ожидала! Чтобы этот слизеринский тиран так нежно ласкал ее руку, да что там! Чтобы он вообще переступил через себя и прикоснулся к грязнокровке?!
Снейп резко оторвал от нее свои руки, и она тут же остановила мысли и непонимающе посмотрела на него. Он будто обжегся, с недоверием и болью смотрел на нее, будто прося прощения и спрашивая: почему? Почему ты так со мной поступила?

Она почувствовала его прикосновение! Она почувствовала его! Но… Он по прежнему ничего не ощутил… С того злополучного дня он вообще ничего не ощущал и так уже девять лет! Невыносимо! А как бы он хотел сейчас стиснуть ее в объятиях, прикоснуться к ее пухлым губам, пройтись рукой по напряженной спине…
Какие у нее мысли… Ей нравится… Да, он сам не ожидал, что сможет сделать приятное женщине… Он ведь никогда не…
Гермиона так думает о нем?! Северус с болью посмотрел на нее, будто ожидая, что она сейчас скажет, что оговорилась…
– Пойдем отсюда? – наконец прервал тишину Снейп и огляделся. У всех перил стояли маги, внимательно наблюдавшие за Северусом и Гермионой.
– Куда? – спросила мисс Грейнджер.
– Куда захочешь.
– А что мы будем делать? – Гермиона решила не показывать смущение из-за резкого перехода на ты.
– Что захочешь.
Северус кивнул в сторону лифта, а сам резким взглядом окинул всех стоявших у перил и они тут же шагнули назад, обратно в стеллажи.

– Иногда я совсем забываю, что нужно уходить домой после работы, – Гермиона левитировала пробирки с кровью пациентов в шкафчик. – Это у меня еще со школы.
– Тебе нравится твоя работа? – Снейп встал подальше от девушки между двумя большими столами.
– Очень, – закивала гриффиндорка. – Я привыкла помогать людям, для меня это радость.
Северус понимающе на нее посмотрел. Для нее это была радость и наслаждение, она привыкла помогать людям с самого детства, а вот ему сейчас было очень сложно. Он никогда в открытую этого не делал, а если и делал, то притворялся, что ему это безумно трудно и скучно, и что он просто делает одолжение.
Как только Гермиона подняла голову от бумаг, чтобы сказать что-то Северусу, в кабинет постучала медсестра и попросила осмотреть Уилкинсона, так как ему стало плохо. Захватив все свои вещи, гриффиндорка уверила Снейпа, что вернется очень быстро и очень хотела бы, чтобы он ее подождал.

Как же это странно… Сегодня она гуляла со Снейпом в Гайд Парке, а сейчас он сидит в ординаторской и ждет ее. Что случилось с ними? Как так получилось, что спустя столько лет они нашли общий язык и нормально общаются. Ведь она видит неприкрытый интерес зельевара, да и сама не может себя сдержать, чтобы лишний раз не заглянуть в его черные глаза. Интересно, он всегда был такой обворожительный и привлекательный? Если да, то почему она никогда этого не замечала? Была слишком занята учебой? Думала только о Роне или Викторе? А может, просто ограждала себя от любых мыслей связанных со Снейпом. Почему?

Северус мгновенно проследовал за Гермионой, минуя те же коридоры и заглядывая в те же окна кабинетов. Он никак не ожидал, что Гермиона будет думать о нем именно так… Как можно было подумать, что девушка будет им заинтересована? В школе он никогда не замечал ни единого знака внимания с ее стороны. Наоборот, все факультеты его ненавидели, а Слизерин просто боялся, прикрывая это уважением. А тут его будто ударили чем-то тяжелым по голове. В тот момент, когда он забирал Моргана, мир перевернулся. Теперь не стало той ноющей боли о Лили, весь мир сразу же заполнился светлым образом Гермионы… Где-то неряшливой, где-то смешной, где-то чересчур любознательной, где-то прямолинейной. Все ее мечты, мысли и задумки в какой-то момент стали его. Когда она мечтала о большой семье, Северус был готов на это, на любое количество детей. Да, он не знал, как с ними себя вести. Одно дело преподавать, а другое – быть отцом и любить их. Но он не сможет быть ей достойным мужем, у него нет чувств, нет ощущений, его сердце остановилось девять лет назад… Так как же он все это осознает и ощущает? Что им движет?

– Мистер Уилкинсон, что вас беспокоит? – Гермиона посмотрела на прибор, подключенный к мужчине, и самолично прощупала пульс.
– Да, что-то плохо мне, – мрачно ответил маг.
– Я вам дам снотворное, – Гермиона кивнула медсестре. – Остальное у вас в норме.
Гриффиндорка откинула волосы со лба и, что-то шепнув коллеге, вернувшейся со снотворным, покинула кабинет.
Снейп же очень внимательно оглядел мужчину. На вид Кристоферу Уилкинсону было около шестидесяти лет. Он был стройного телосложения, с довольно приятной внешностью. Большой нос, правда, не такой крючковатый, как у Снейпа, лицо покрыто морщинами, а волосы были полностью белые, густые и на вид шелковистые.
Северус едва коснулся его кончиками пальцев, как мужчина улыбнулся и успокоился. Все его тревоги ушли и вот теперь-то он сможет нормально уснуть.
– Ты угадал с возрастом, – вдруг сказал Кристофер в спину Северусу. – Мне шестьдесят один.
Снейп резко развернулся и вгляделся в карие глаза пациента. Он смотрел точно перед собой, на место, где стоял зельевар. Но ведь он не мог его видеть! Как он понял?
– Я тебя не вижу, но чувствую, – ответил ему Уилкинсон. – Скажи им, что я пока поживу.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Четверг, 31.03.2011, 08:34 | Сообщение # 7
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
4 глава

Гермиона была очень расстроена. Мало того, что Северус ушел не попрощавшись, так она еще попала под дождь и, аппарировав к дому, была уже насквозь мокрая. Надо бы завтра связаться с Роном, а то он, наверное, волнуется.
Закрыв входную дверь и кинув сумку на столик, девушка устало стащила с себя верхнюю одежду и принялась расстегивать голубой кардиган, как в гостиной включился свет, и в арке показался Рон в спальных штанах. Гермиона всегда поражалась тому, как просто Уизли может ходить по ее дому в семейных трусах или штанах, не стесняясь своего торса, хотя тот у него и был замечательный. Ради денег Рон даже согласился на полуобнаженную фотосессию для Ведьмополитена, где во всей красе показал свой накаченный пресс из восьми кубиков, прекрасные грудные мышцы, массивные руки и плечи. Все это сопровождалось рыжими волосами, из-за чего Гермиона всегда хихикала, считая их очень смешными.
– Где ты была? – сонно, но грозно спросил он.
– Прости, я… – начала Гермиона.
– Как провела день? – не дал ей закончить парень.
– Хорошо, – девушка кивнула, забрав свою сумку со столика, и, миновав Рона, быстро прошла на кухню. – А ты?
– Тоже, – Рон прошел за ней. – Где была?
– В больнице. Потом сходила в библиотеку, отдала книгу… – Гермиона раскрыла холодильник и принялась вытаскивать молоко и фрукты из сумки. – Встретила одного мужчину, мы с ним прогулялись до Мунго, а потом он исчез…
– Всего лишь прогулялись? – Рон скрестил руки на груди, теперь он стал еще массивнее.
– Да, – закивала Гермиона и закрыла холодильник. – Ты собрал мои сумки?
Снейп внимательно проследил за реакцией Рона на то, что Гермиона была с другим мужчиной. Она даже не испугалась сказать ему об этом…
– Я предлагаю съездить в Румынию к Биллу и Флер, отдохнуть, – начал Рон. – Мы давно не были с тобой наедине, может быть, о свадьбе подумаем…
– Рон, я… – Гермиона чуть не села на пол от такого заявления. – Может…
Свадьба? Гермиона собирается замуж за Уизли? Она никогда не думала об этом… Значит, для нее это не так важно! Или же…
– Я так соскучился по тебе, малышка! – Рон пошел к ней на встречу. – Я тебя безумно люблю, хочу проводить с тобой как можно больше времени, но твоя работа и мои тренировки не дают нам такой возможности! Позволь, мы хотя бы проведем одну неделю вдвоем?
– Это все так внезапно… – Гермиона начала пятиться назад, но уперлась спиной в кухонный стол. – Я даже не знаю, что сказать…
– Хорошо, – кивнул Рон. – Расскажи об этом мужчине, – он отошел к арке, где теперь стоял Северус. – Кто он? Где вы познакомились?
– Ты его знаешь… – Гермиона стянула кардиган. – Это Северус Снейп. Он приходил к Уилкинсону…
– Снейп?! – выплюнул Рон. – Какого черта? Он же сдох тогда в Визжащей Хижине, я сам видел!
– Я тоже так думала… – тихо ответила девушка. – И Рон, он не «сдох»! Что за слова?
– Что этому старому ублюдку понадобилось от тебя? – вратарь сборной Англии пропустил мимо ушей ее замечание. – О чем вы говорили?! Как ты вообще его к себе подпустила?!
– Рональд! – топнула ногой Гермиона. – Еще одно такое слово и я вообще тебе рассказывать ничего не буду.
– Извини, – процедил Уизли. – И?
– Ни о чем таком мы не говорили… Чуть-чуть о моей работе, о книгах, о жизни в целом… – девушка заправила волосы за уши. – Он сейчас не такой… Более мягкий что ли… Необычный…
– Прекрасно, – Рональд пнул какую-то коробку. – Замечательно! Необычно мягкий Снейп! Просто туалетная бумага какая-то!
– Ты можешь хоть на минуту быть серьезным! – психанула Гермиона. – Я так больше не могу!
Рон готов был вот-вот взорваться от злости и ревности, но сдержал себя, поняв, что если он сейчас вспылит, Гермиона не поедет с ним к Биллу, а значит у него не будет возможности сделать ей оригинальное предложение руки и сердца. Молодой человек уверенной походкой проследовал к гриффиндорке и нежно, приподнимая ее футболку, обнял ее за талию и притянул к себе. Гермиона как-то по-обычному легко облокотилась на него, обхватив шею и уткнувшись лицом в его плечо, глубоко выдохнула.
– Я был не прав, детка, – Рон начал гладить ее по спине. – Давай, подумаем о поездке? Все будет замечательно.
– Да… – сжала его руку Гермиона. – Да… И я не права… Прости меня…
Северус наблюдал за тем, как быстро Рон добрался до застежки бюстгальтера, как ловко стащил с Гермионы футболку и, с легкостью подхватив ее на руки, отнес в спальню. Дальше смотреть не стоило, чтобы не делать себе… Больно? А разве он может испытывать боль? А почему же тогда так невыносимо видеть, как этот Уизли целует Гермиону, как она легко разрешает ему себя ласкать, нежно гладит его по рукам?

Счастлив только гадкий утенок. У него есть время подумать в одиночестве над смыслом жизни, дружбы, почитать книгу, оказать помощь другим людям. Так он становится лебедем. Только нужно терпение.

Пробежав глазами по небольшой цитате в «Ежедневном Пророке», Северус решил покинуть эту квартиру, оставляя влюбленных наедине. Ведь у него есть время подумать в одиночестве…

– У меня свежий Пророк, не желаешь? – Кристофер снял очки и убрал их вместе с газетой на тумбочку. – Как обычно муру пишут, в каждом номере обязательно статья про Гарри Поттера, – покачал головой мужчина. – Столько лет прошло, а человечество еще содрогается при имени Темного Лорда. Страшные года были… – он посмотрел на кресло, стоящее перед койкой.
Северус с удивлением вглядывался в этого седого мужчину и никак не мог понять, откуда он знает о его присутствии? Ведь он не желал того!
– Откуда ты знаешь, что я тут? – Снейп резко появился перед взором Уилкинсона.
– А я ведь тебя где-то видел… – задумался пациент. – Ты – Снейп! Пожиратель Смерти! Так?
– Именно, – подтвердил Северус.
– И как же тебя угораздило попасть в доблестные ряды Мерлина? – рассмеялся Кристофер. – Если что, ты передай, что я здоров, как бык! Умирать пока не собираюсь…
– Знаю, – опять подтвердил Снейп.
– А какого же черта ты тут делаешь? Или это все из-за той симпатичной докторши? Как там ее… Мисс Грейнджер? – Крис понимающе улыбнулся. – Она ничего, только вот волосы чересчур вьются, да и грудь у нее маловата… Но… Выбор хороший, вы прямо будете дополнять друг друга: мрачный Пожиратель Смерти и храбрая подружка Гарри Поттера!
– Кто ты? – Снейп хотел сейчас только одного – понять кто же этот человек.
– Пойдем, – кивнул ему Кристофер. – Поговорим обо всем.
Уилкинсон прямо на больничную пижаму надел мантию и, поправив роскошные белые волосы, кивнул в сторону двери, пропуская Северуса вперед.
Так как Уилкинсону нельзя было аппарировать из-за прошедшей операции, а Северус мог перемещаться со скоростью света и без всяких так аппараций, они дошли до ближайшего кафе и уселись в самом дальнем углу. Кристофер заказал себе большую пиццу со всевозможными мясными деликатесами, а так же пинту сливочного пива, сославшись на то, что в больнице совсем нельзя выпить.
– Итак, твои вопросы? – залпом опрокинув половину бокала, спросил Крис.
– Кто ты? – Снейп с удовольствием бы зашипел на него, но злость, так же как и другие чувства, больше не возникала у зельевара.
– Кристофер Уилкинсон. Житель Лондона, а точнее прекрасного района Холборн. Жена – Сара Уилкинсон, маггл, на двадцать лет младше меня. У нас трое замечательных детей, собака и крыса. Раньше я тоже был таким же… Посланник Мерлина, несущий светлый луч в серое облако Земли… А теперь вот обычный маг. Часто пью, иногда даже перебираю… Но в общем, я счастлив и доволен.
– Не понимаю, – искренне удивился Северус.
– Чего? – принялся есть пиццу Крис. – Я стал Посланником Мерлина, когда мне было всего девятнадцать, меня забрал один очень великий маг… Но это другая история… Так вот, как ты знаешь, когда мы превращаемся в Посланников, наш возраст замораживается. Так прошло около тридцати лет, как я встретил ее… Был 1997 год, ожесточенная борьба с Темным Лордом, а она маггл, плюс она еще встречалась с каким-то там волшебником, работающим в Аврорате. Представляешь, под каким ударом она оказалась? В очередной стычке ее парня убили, а я уже разрывался, понимая, что не могу ничем ее защитить… И вот я встретил одного мужчину, который рассказал мне, что можно обратно стать человеком, пользоваться магией, пить сливочное пиво, играть в квиддич… Конечно, была заманчивая идея! Я ведь пожил всего ничего, рано умер, а тут такая удача… Правда вот есть одно но… Ты резко перейдешь в свой настоящий возраст. То есть, когда я стал человеком, я перестал быть тем прекрасным девятнадцатилетним красавцем, я постарел до пятидесяти двух, и моя Сара увидела меня таким, какой я есть – человеком.
– Что нужно сделать? – воодушевился Снейп.
– Упасть, – буркнул Крис. – Больно, жутко и… Скажу честно, непривычно. Ты уже лет десять в таком обличии?
– Как упасть? – пропустил его вопрос Северус. – Откуда?
– Выбери любое высокое место. Хоть Биг-Бен, хоть колокольню собора Святого Павла! Ну, если красоту любишь, можешь забраться на башню галереи “Tate Modern”, там как раз напротив реки падать будешь… Правда, людей слишком много, так что делай это лучше ночью, – со знанием дела предложил Уилкинсон и отодвинул пустую тарелку – с пиццей и пивом он уже закончил. – Вы все так же по утрам собираетесь в Гайд Парке возле озера?
– Я не могу поверить. Почему никто никогда мне не говорил об этом?
– Это дар, как ты понять не можешь. Кто захочет менять такую жизнь на вот это, – Крис кивнул на окно, за которым стоял какой-то бродяга в грязной одежде. – Ты никогда не голоден, никогда не испытываешь боли, жалости, радости… Ничего! А вот то, что произошло с тобой, происходит не с каждым. Даже таким, как мы, не запрещено влюбляться. Хоть это и проявляется не так, как у людей.

Гермиона так и не смогла уснуть. Сердце ее сжималось от непонятных чувств, и они точно были не к мужчине, лежащему рядом. Рон уже как три часа мирно спал, обнимая ее своими большими ручищами. С каждым разом девушка все больше отдалялась от него. Близость не несла в себе доверие, любовь и опору, это скорее было что-то необходимое и традиционное, то, что нужно Рону. Неужели он до сих пор ее любит? Или это что-то другое?
Высвободившись из его объятий, гриффиндорка накинула на себя лежавший на кресле халат и быстро вышла из спальной комнаты. Живоглот тоже рысцой проследовал за ней, ожидая, что его накормят, но не успел прошмыгнуть и оказался носом у закрытой двери.

Надо разобраться, Грейнджер. С одной стороны у тебя есть Рон, который вроде как тебя любит. С другой стороны, Снейп. С ним совершенно другие чувства. Как так можно? Я до сих пор не могу понять сама себя. Неужели я влюбилась в Северуса? А он? Я ведь даже не знаю, чем он живет, как он живет… Почему он совсем не появляется… Хотя перед кем ему появляться? Гарри? Ну, да, Снейп передал ему воспоминания, на этом и закончилось их общение. МакГонагалл? Она его уважала, но у нее и так работы по горло в Хогвартсе. Малфой? Наверное, Драко – последний, с кем захочет пообщаться Снейп. Хотя не держу зла на Малфоя, у него сложная жизнь… С начала Люциуса упекли в Азкабан, а потом и Нарцисса слегла с болезнью и покинула наш мир… Драко остался один со своей женой, даже ребенок – и тот оставил их…
Северус… Он такой необычный, такой загадочный, такой… Мне уже двадцать шесть, а я веду себя как подросток! Влюбилась в бывшего учителя и теперь сижу на балконе и мечтаю, чтобы он оказался рядом!


– Снейп! – крикнула Гермиона. – Я, кажется, в тебя влюбилась!
Северус опустил голову, чтобы никто не увидел его улыбки. Да, Грейнджер… Кажется, я сам в тебя влюбился…

– Дамблдор! – Снейп обошел Нельсона и оказался с другой стороны колонны, прямо напротив Биг-Бена. – Почему ты мне никогда не говорил?
– Ради чего можно покинуть деяние добрых дел и опять стать смертным, мальчик мой? Одноминутная любовь?
– Да, хотя бы! – рыкнул Северус. – А если я изначально не хотел жить такой жизнью! Да, какое жить! Я существую!
– Не путай порочные желания с высшим долгом.
– Хватит этих нравоучений, я, сколько себя помню, всегда выслушивал это! – Северус почти срывался на крик. – Попробуй пожить нормально, ощути то, что ощущают люди! Ты все время отгонял от себя мысли о Миневре, а потом, умерев, ты знал, что можно опять вернуться, но не вернулся?! Я понимаю, ты… Но как ты мог скрыть это от меня?!
– Значит, ты принял решение? – посмотрел на него Альбус через очки-половинки.
– Принял, – кивнул Снейп.
– Так чего же ты ждешь, мальчик мой? – улыбнулся бывший директор.
Северус задумался, осматриваясь вокруг. Готов ли он вернуться в тот мир?

Воскресенье – день солнца. Весной солнце обычно всегда не такое, как в другие времена года. Оно очень теплое и яркое, заставляет всех вылезать из своих домов на улицу и наслаждаться приближающимся летом. Рон уехал на пять дней в Испанию, так как в четверг будет матч между двумя сборными, и ему, как и всей команде, необходимо было явиться на сборы. А вот Гермиона осталась одна, она совершенно не знала, как связаться со Снейпом и просто ожидала счастливого случая, когда они столкнутся. Может быть, в больнице, когда Северус придет навещать Кристофера, а может и просто на улице, возле какого-нибудь кафе…
Накинув полосатый свитер, подаренный Молли Уизли, девушка отправилась гулять в парк Святого Джеймса, который находился неподалеку от ее дома. Это было излюбленное место всех магов Лондона: тут играли в квиддич дети, была большая совятня, да и просто было хорошо.
По дороге Гермиона встретила Демельзу, идущую в парк со своим псом Томом. Том был не совсем обычный. Во-первых, он мог читать мысли, и стоило только подумать о тапочках, как он тут же их приносил. Во-вторых, Том очень любил слушать музыку, а так же необычно танцевал на задних лапах. С виду он был обычной хаски, но внутри у него был огромный мир, неподвластный ни одному человеку.
– Как там твой Уилкинсон и его женушка? – Демельза отцепила поводок от ошейника Тома. – Он прямо вылитый Ричард Гир!
– Это точно, – захихикала Гермиона. – А я думала, кого он мне напоминает…
– Что тебя тревожит? – девушки присели на лавочку, пока собака носилась по лужайке.
– Мне кажется, я влюбилась. Причем очень серьезно.
– И это не Рон? – удостоверилась Демельза.
– Да, – горько заметила Гермиона.
– В чем проблема? Влюбилась и влюбилась, с кем не бывает, – пожала плечами подруга. – Стыдно перед Роном? Он себе еще кого-нибудь найдет, вот проблема-то… Вратарь сборной никогда не останется без девушки!
– Дело в том, что это… – начала Гермиона, но тут Демельза вцепилась ей в руку так, что аж ногти вошли под кожу.
– Не может быть…
В их направлении шел Северус Снейп в своей праздничной черной мантии, а рядом, подпрыгивая, бежал Том. Демельза, казалось, сейчас потеряет сознание, если уж она и в школе боялась Снейпа как огня, то сейчас, увидев призрака, ей стало совсем плохо.
– Доброе утро, мисс Грейнджер, – кивнул Северус. – Мисс Робинс.
После этой реплики Демельза окончательно начала задыхаться и уткнулась лицом в плечо Гермионы.
– Позволите с вами поговорить? – Снейп смотрел только на Гермиону.
– Да-да… – она вскочила со скамейки, шепнув что-то успокоительное подруге. – Вы так неожиданно…
– Прошу прощения, – мужчина пропустил ее вперед себя, а сам едва заметно коснулся Демельзы, и та сразу же успокоилась, растерянно уставившись в спину уходящих.
Какое-то время они шли молча, каждый не знал о чем заговорить, и в то же время поговорить хотелось о многом.
Позднее утро неспеша перетекло в обеденное время. Кафешки, находившиеся вдоль границы парка, наполнились вкусными запахами и, конечно же, посетителями. Окна ближайших домов были распахнуты, по улицам медленно катились автобусы и велосипедисты, а за углом, видимый только магическому глазу, стоял старенький кинотеатр, в котором показывали необычные фильмы.
– Может, пообедаем? – предложила Гермиона, нарушая установленную тишину.
– Спасибо, я не голоден, – строго ответил Северус. – Но если вы хотите… – тут же поправился он.
– Мы же вроде на «ты»? – девушке начинал не нравиться его тон.
– Вы правы, – отметил Снейп. – Ты права.
– Я рада тебя снова видеть.
– И я, – Северус чуть не прикусил себе язык, он ведь совсем не мог врать.
– Уилкинсон устраивает небольшой ужин у себя дома, ты пойдешь?
– А ты? – Снейп резко остановился и осмотрел черный забор, отделяющий парк от проезжей части. – Наверное, ты будешь с мистером Уизли.
– С чего такая уверенность? – удивилась Гермиона.
– Ты его любишь?
Северус оторвал от сердца эти слова. Он бы никогда не спросил ее о таком. Нашел бы сотни способов проверить это, но никогда бы вот так не открыл свои чувства, чтобы кто-то мог над ним посмеяться. А что если… Но и такие дурные мысли больше не приходили в его голову. Только свет и добро. Как же сложно так жить… Ему… Ему, перенесшему такие муки в жизни! Разруха в семье, смерть матери, любовь к Лили, издевательства Поттера и дружков, вступление в ряды Пожирателей, издевательства над магглами, смерть Лили, приход к Дамблдору, вечная боль… А вот теперь он стоит перед Гермионой как котенок, который только-только родился на свет и еще не видел пакостей от людей…
– Кто дает определение любви? – серьезно спросила его девушка. – Как я могу знать это?
– Ты знаешь, – прохрипел он.
Гермиона вгляделась в его глаза. Сейчас он был встревожен, хоть ничуть этого и не показывал. Неужели профессор Снейп так переживает из-за того, любит она Рона или нет?
– Я очень хочу узнать тебя ближе, Северус, – выдохнула гриффиндорка.
– Спрашивай о чем хочешь, – Снейп решил пропустить тему любви.
– Ты знал, что я буду тут? Почему ты так сильно изменился? – Гермиона пыталась найти все ответы в одном его взгляде, но Северус как-то смутился. – Может быть, ты женат?
– Нет, – Северус был удивлен ее вопросу.
Что нашло на нее, Гермиона не понимала. Она просто шагнула к нему, оказавшись так близко, что даже дышать стало трудно. Одно движение, и она уже ведет своими пальцами по его мягкой мантии вверх. Он замирает и в ожидании смотрит на нее. Наконец-то рука остановилась на сильном мужском плече. И вот уже его пальцы слегка отодвигают ее волнистые волосы и нежным касанием о щеку заставляют Гермиону содрогнуться от холода и неожиданного возбуждения. А ведь он даже не поцеловал ее, он едва коснулся! Она никогда такого не испытывала…
Медленно, будто боясь спугнуть, Снейп коснулся своими губами ее губ. Как бы он сейчас хотел их ощутить, почувствовать на вкус, овладеть ими… Но все, что он осознавал, было удовольствие Гермионы и фейерверк ее мыслей, где она просто молила его не останавливаться. Неужели он так хорошо целуется? Или она на всех так реагирует?
Поцелуй, который длился ровно сорок восемь секунд, закончился из-за того, что Гермиона как-то неожиданно отстранилась, боясь, что она поступает неверно. Северус никак не мог понять, почему она так бурно мыслила о нем во время поцелуя, а сейчас ожидает, что он кинет в нее Аваду Кедавру.
– Мне пора, – Гермиона приложила палец к губам, будто запоминая этот миг. – Пока.
А вот Северус Снейп так и остался стоять по середине дорожки, провожая взглядом самую красивую девушку, которую только видел в жизни. Она была абсолютно идеальна, даже сейчас, расстроенная и сожалеющая о своем поступке, она казалась такой милой и нежной… Почему-то он дал ей просто уйти, сбежать с места преступления, стесняться и бояться его понимания ситуации. А каково было его понимание?

– Это ужасно – ничего не чувствовать! – Снейп сидел на мягком кресле театра Ее Величества Королевы Елизаветы Второй.
– Тебя волнуют низменные вещи, – Дамблдор сидел рядом, закинув одну ногу на другую. – Думаю, стоит отвлечься от мисс Грейнджер.
– Не могу, – прищурился Северус. – И не хочу.
– Сынок, то, что ты собираешься сделать, не самое мудрое решение. Ты потеряешь все то, что имеешь сейчас. Подумай, зачем тебе человеческая жизнь? Жизнь – это череда выборов. За каждым выбором идут свои последствия, иногда не самые приятные. Ты истинно помогаешь людям, несешь свет и выполняешь наиважнейшую миссию, – Альбус с увлечением разглядывал огромную люстру. – Человек – создание, по меньшей мере, недальновидное, особенно, когда берется рассуждать о счастье, или полагает, что может жить своим умом. Скажи, мальчик мой, ты готов опять быть ведомым?
– Я готов прожить с ней остаток своей жизни. Разделить с ней счастье, – ответил Северус. – Не это ли главное?
– Ты не должен спрашивать, что – главное. Скорее, ты должен осознать, что ты и есть тот, к кому обращен этот вопрос. Вся жизнь – лишь обманчивые надежды, которые люди вселяют друг в друга, – заключил Альбус.
– Мое существование последние девять лет – сплошная ночь. Разве это не безумие? Я не могу принять этого, я не готов был изначально. Но ты же меня не послушал! Ты нагло забрал меня к себе и заставил заниматься добрыми делишками! – Снейп сжал подлокотник. – И если жизнь – это всего лишь надежды, я готов ими жить! Готов!
– Нельзя разбрасываться даром, сынок. Ты должен был стать мудрее с годами. Человеком движут его побуждения, его ведет дух. Нас же ведет вера и заветы. Просто открой себя им. Не поддавайся на…
– Я не поменяю решения.
– Я знаю, – тепло улыбнулся старик. – Уверен, что ты вынесешь все, что пошлет тебе судьба. Если ты готов к переменам в будущем, если ты их хочешь, так стань ими в настоящем, – он положил свою руку на его. – Я должен был тебя предостеречь, мальчик мой. Должен.
– Спасибо, – благодарно кивнул Северус. – Спасибо.

Гермиона аппарировала к самому дому Кристофера Уилкинсона. Был солнечный вечер пятницы, на задней лужайке собралось около десяти человек, в основном старые маги и всего несколько детей. Сам Крис сидел у небольшого барбекю, за которым орудовала миссис Уилкинсон, раздавая советы направо и налево. Мужчина что-то рассказывал детям, сидящим вокруг него.
– Доктор! – Крис, завидев ее, сразу же встал и подхватил на руки маленького мальчика. – Я рад, что вы пришли! Как вы? – они почти поравнялись. – Знакомьтесь, это Виктория – наша старшая дочка, ей девять лет, скоро уже и в Хогвартс отправится! – он погладил по голове невысокую девочку с такими же веселыми, как и у отца, глазами. – А это вот малышка Софи, ей семь, очень смышленая девчушка! – Крис сжал плечо другой девочки, тоже очень похожей на него и сестру. – А вот этот джентльмен, – Уилкинсон приподнял на руках маленького мальчика, – Бенджамин.
– У вас замечательные дети, – Гермиона искренне порадовалась за спасенного ей пациента.
– В тазике сливочное пиво, а на столе огневиски, – Крис кивнул в сторону стола. – Чувствуйте себя, как дома, доктор!
Она старалась не вспоминать тот день в парке. Надо же… Поступить так глупо и легкомысленно… И ладно бы это был какой-нибудь Виктор или Рон! Она просто взяла и поцеловала Снейпа! Если бы кто-нибудь узнал об этом, ей бы поставили памятник и еще полгода спрашивали, не отравилась ли она его ядом, и все ли конечности остались целы? К тому же она не видела Северуса с того воскресенья, наверное, он и сам не хотел ее видеть. Поэтому и не заходил в больницу… Возможно, он и сюда не придет, ведь они говорили об этой встрече.
– Мисс Грейнджер, – за ее спиной раздался бархатный голос Снейпа.
Гермиона аж подскочила на своем месте, вроде бы она устроилась за столом так, чтобы видеть вход на лужайку, но вот Северус как-то неожиданно оказался у нее за спиной.
– Сэр, – она встала с лавки. – Северус… – девушка стряхнула капли сливочного пива с кардигана. – Я рада снова вас видеть.
– Извини, что мы не виделись на неделе, – Снейп отвел глаза, он вполне мог так сказать, ведь он ее видел постоянно, а она его нет, поэтому никакой лжи тут не было.
Вот уже спустя полчаса Снейп сидел на лавке напротив Гермионы, атакованный маленьким Беном. Как бы Северус не относился к детям в прошлом, сейчас он с удовольствием отвечал на все вопросы малыша, и со стороны казалось, что он всегда был таким. Умилению миссис Уилкинсон не было предела, да и Гермиона уже минут десять думала о том, какой бы из него получился замечательный отец.
С появлением еще одного молодого человека хозяйка дома засуетилась и, захлопав в ладоши, начала гонять его между гостей, делая колдографии. То мгновение, когда юноша приблизился к Северусу, невозможно было описать. Бывший профессор как-то резко метнулся в его сторону, хотел что-то сказать, но вместо разговора парень отдал ему проявляющуюся колдографию, где Снейп должен был получится с Беном на руках. С начала Гермиона подумала, что тот просто стесняется, что кто-то увидит эту фотку, но потом, когда мужчина слишком уж обреченно вздохнул, а Крис, заглянувший через его плечо, нервно усмехнулся, она поняла – что-то не так…
– А вы давно знаете Северуса? – Гермиона крутила в руках баночку с пивом.
– Да, не особо… – посмотрел в небо Кристофер. – Но он славный малый…
– А как вы познакомились?
– Работали вместе – со знанием дела ответил мужчина. – Может, быть еще пива?
Вечер подходил к концу, солнце уже почти спряталось за горизонтом. Не смотря на то, что Гермиона провела здесь около двух часов, у нее возникло вопросов больше, чем за целый урок в Хогвартсе, а ведь она очень любила задавать вопросы… Почему Северус всегда так странно на нее смотрит? Он не улыбается губами, а вот его глаза просто излучают радость и… Любовь? Нет-нет, такого быть не может. Это она легко влюбилась в него, а вот Снейп вряд ли питает к ней хоть какие-то чувства… И почему на колдографии, вместо его изображения только какое-то пятно, похожее на воду, в которой отображается солнце…

– А где мистер Уизли? – Северус в первый раз зашел в ее квартиру, будучи видимым.
– Рон у родителей, он обычно всегда едет к ним после неудачного матча, – Гермиона кинула на кухонный стол ключи от двери и собрала непослушные волосы в хвостик. – Я приготовлю что-нибудь поесть, – она начала доставать продукты из холодильника. – Поможешь?
– Безусловно, – Северус встал с другой стороны кухонного стола, внимательно изучая рукоятки ножей.
– Порежешь перец? – девушка положила перед ним два желтых перца. – Может, выпьешь чего-нибудь? У меня есть старенькое огневиски…
– Благодарю, – кивнул Северус, аккуратно вытаскивая нож.
– Ты совсем ничего не ел и не пил у Кристофера, – девушка наблюдала за тем, как Снейп ловко режет перец. Видимо этот навык у него остался от прошлой карьеры зельевара. – Плохо себя чувствуешь? – она медленно обошла стол и встала почти вплотную к нему. – Знаешь, мне иногда кажется… – она специально подтолкнула его руку и нож прошел по большому пальцу мужчины.

Ничего не случилось! Ничего! Нож спокойно прошел через палец, и ничего не случилось! Как такое может быть? А где же отрезанная фаланга? Где кровь? Где шипение Снейпа?! Он лишь смущенно наблюдает за моей реакцией…

– Как такое может быть… – Гермиона начала пятиться. – Я видела, как нож отрезал тебе палец, а у тебя даже царапины не осталось! Я же почувствовала, как ты дрогнул!
– Я дрогнул от неожиданности. – предположил Северус.
– Неужели ты ничего не почувствовал? – девушка все еще пятилась, но и Снейп небольшими шагами двигался за ней.
– Нет, – он это сказал так, будто не хотел ее расстраивать. – Я не чувствую…
– Не чувствуешь?! – Гермиона со всей силы залепила ему пощечину, что у нее самой рука зазвенела от боли. – Не чувствуешь?! – пошла вторая пощечина, а Северус даже не дрогнул от неприятного ощущения, его щека так и оставалась мертвецки бледной, без единого следа прилива крови.
– Тебе нечего бояться, Гермиона… – Северус попытался взять ее за плечи, но она вывернулась и отпрыгнула почти к арке, стараясь не сводить с него глаз.
– Ты мне постоянно лжешь! Ты настолько скрытный… Еще в школе я знала, что добра от тебя ждать не стоит! – она почти плакала. – Но я тебе доверилась! Я подумала, а что если Северус Снейп… – Гермиона прикусила губу. – Кто ты такой? Кто?
– Я пришел, чтобы забрать мистера Моргана, – спокойно сказал Северус. – Но потом я увидел тебя. Ты так изменилась, я не ожидал, что когда-нибудь еще тебя встречу… Да и зачем мне было ожидать? Я никогда не обращал на тебя внимания в школе, считал тебя выдающейся ученицей, подающим надежды зельеваром, но никак не девушкой, в которую можно влюбиться… – он поднял на нее свои черные глаза. – Гермиона, ты очень красивая, ты замечательная… В тот день, в тот момент, когда я был в операционной, ты посмотрела в мою сторону, ты посмотрела на меня! – Снейп опять подходил все ближе и ближе. – Как будто ты меня видела…
– Забрать мистера Моргана… – непонимающе сказала Гермиона.
– Мы всегда там, где умирают маги…
– Что ты такое говоришь?! – Гриффиндорка вытерла слезы.
– Помнишь, ты еще плакала на лестнице, я был там… – Северус искал понимания в ее глазах, но пока что там был ужас, который никак не давал девушке принять его доводы.
– Зачем… – она начала мотать головой. – Зачем ты все это говоришь?
– Я влюбился в тебя, – ответил Снейп, и вот тут Гермиона на какой-то момент поверила ему.
– Я тебе не верю, – она быстро развернулась. – Уходи. Уходи немедленно! Я не верю ни единому твоему слову, Снейп! Это же ты чувствуешь? – Гермиона заплакала с новой силой, закрыв лицо руками. – Ты еще тут?! – не услышав хлопка двери, Гермиона решила опять накинуться на Северуса, но отняв руки от лица никого не застала.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Sherly Дата: Четверг, 31.03.2011, 23:05 | Сообщение # 8
Sherly
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Такая необычная история. Я еще не встречала ничего подобного... Такая атмосфера приятная. Она захватывает, увлекает за собой...
Безумно интересно и оригинально. Буду с нетерпением ждать продолжения.
Спасибо огромное)


Лишь однажды совпали мысли Гарри Поттера и Северуса Снейпа. И мысли эти были: "Только не Слизерин!"
 
Katsu Дата: Пятница, 01.04.2011, 14:28 | Сообщение # 9
Katsu
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Оригинально, захватывает с первых строк. С нетерпением буду ждать продолжение.

Уйти сейчас, уйти или остаться,
пусть каждый выбирает только сам.
Играть, любить, надеяться,сражаться -
расставлены фигуры по местам.
И нами управляет провиденье,
два хода делает по правилам своим.
Но не фигуры мы, возможно, мы - виденье и
каждый миг, увы, не повторим.
Стремимся выбрать верную дорогу,
не можем сделать шаг и от судьбы уйти.
Простимся у знакомого порога,
укрытые объятием тиши.
Сказать прощай, убив простейшим словом,
сказать, люблю и небо подаря...
И от ошибок здесь никто не застрахован,
и сердце плачет музыкой дождя.
И все-таки уйти или остаться,
пусть каждый выбирает только сам.
Любить, мечтать, надеяться, сражаться -
расставлены фигуры по местам.

 
Love Дата: Пятница, 01.04.2011, 19:59 | Сообщение # 10
Love
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор, мне очень понравилось, как вы пишите, и я бы не хотела чтобы здесь история закончилась так же грустно, как и в фильме.... пожалуйста постарайтесь.....))))))))
 
kaplanische Дата: Суббота, 02.04.2011, 02:09 | Сообщение # 11
kaplanische
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо большое за ваши отзывы!

Love, я сделаю все возможное!

 
Ирбис Дата: Суббота, 02.04.2011, 02:37 | Сообщение # 12
Ирбис
Кузина Чеширского кота
Статус: Offline
Дополнительная информация
kaplanische, хорошая история... Я немного сомневаюсь, что маги используют аппарату искусственного кровообращения, резиновые перчатки, скальпель и дефибриллятор при операциях. Скорее это будут заклинания, артефакты и зелья, но это мелочи.
Очень трогательно вышло, намного лучше чем в фильме (а может я просто Кейджа не люблю). Искренне надеюсь, что сюжет не полностью позаимствован и конец будет хорошим. Спасибо



В душе навечно останусь Пушистой

Хорошо выдрессированная совесть не станет мучить своего хозяина.
 
kaplanische Дата: Суббота, 02.04.2011, 10:02 | Сообщение # 13
kaplanische
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ирбис, спасибо за ваш отзыв!

Честно говоря, я очень долго думала про все эти врачебные штучки, а потом решила оставить все как есть.

 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Город Ангелов", автор kaplanische,PG-15,Драма
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Стихотворный паноптикум от Memoria...
2. Фанфик "Свет в окне напротив&...
3. "Кладдахское кольцо", пе...
4. "Победителей не будет" а...
5. "Здравствуйте, я – ваша крест...
6. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
7. Marisa_Delore
8. "Сильные женщины не плачут&qu...
9. Поиск фанфиков ч.3
10. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
11. "Четверть века", lajtara...
12. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
13. «Счастливое нежелательное воспомин...
14. Горячая линия
15. "Змеиные корни"(Синопсис...
16. Заявки на открытие тем на форуме &...
17. Это страшное слово ПЛАГИАТ
18. "Кровь волшебства", pale...
19. "Предчувствие", автор Af...
20. "Всё отлично, профессор Снейп...
1. Malllvina[13.07.2020]
2. valtchepurn[13.07.2020]
3. Elessarin[11.07.2020]
4. TashaAZT[11.07.2020]
5. NinaNinochka[11.07.2020]
6. kiselek[11.07.2020]
7. Milatrix[10.07.2020]
8. Ministreliya[09.07.2020]
9. tana961985[08.07.2020]
10. Magla[07.07.2020]
11. grushenadya[06.07.2020]
12. AntonNiz[06.07.2020]
13. likamuknova[06.07.2020]
14. DanielleCollinerouge[06.07.2020]
15. blackrina[05.07.2020]
16. PhoenixK[05.07.2020]
17. Grey_Stingrey[04.07.2020]
18. likadunmova[04.07.2020]
19. Diana12309[04.07.2020]
20. Webgirl1996[04.07.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Elis_Selleste, Джунгарик, djbetman, Фелисите, mucik, Элинор, Гвен, TheFirst, Nelk, Бузя, kaileena13, orxidea94, Гера, Зозо, extremalь, basty, ntym13, vega_1959, Alien, just_aquarius, Мятный_Бергамот, Ионечка, Хозяйка_Медной_Горы, Leontina, erbanza, namejoy, Анабель_Снейп, незнакомка4292, tanushok, Antario_eri, Anti_KuGu, JuliaSSS, Vivien, Green_Lady, KikiFoster, Amylee, Ветерок, Vikaroy, Kombi90, tashest, SAndreita, boo, Nastya21, Julionka, Игра_в_бисер, kameliali, zloi_EzhIk, willemo, viento, Natsumi, art_makoto, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz