Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Snager forever!" открыт! Выложены первые работы!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 2 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Дети понедельника", авторы: Cap & Art, джен, Приключения
"Дети понедельника", авторы: Cap & Art, джен, Приключения
Lili_2007 Дата: Воскресенье, 29.11.2009, 18:29 | Сообщение # 1
Lili_2007
Девчонка с волосами цвета лилий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Дети понедельника", авторы: Cap & Art, джен, Приключения, макси
 
Lili_2007 Дата: Воскресенье, 29.11.2009, 18:58 | Сообщение # 21
Lili_2007
Девчонка с волосами цвета лилий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 18. Работа над ошибками

(часть первая)

Вечером того же дня вместо уже ставшим традиционным занятия по непосредственной магии Гарри Поттер сотоварищи под незыблемым руководством профессора Снейпа воспряли духом и активно обсуждали проблемы, требующие незамедлительного решения.
– Итак. Как мы выяснили, чтобы разорвать временное кольцо, следует привести в порядок все, что в школе неладно. Успеть мы должны за сутки. Необходимо составить список всех необходимых дел. Во-первых, восстановить башню астрономии. Надеюсь, профессор Синистра больше не будет избавляться от тараканов с помощью заклинания Бомбарда Максима. Во-вторых, Лонгботтом должен сдать контрольную работу по зельям хотя бы на удовлетворительно без посторонней помощи, мисс Грейнджер… И нечего падать со стула, мистер Лонгботтом! Кстати, мисс Грейнджер, Вам было бы неплохо научиться летать на метле… Возражения не принимаются! У кого еще есть предложения на эту тему?
Перо-самописец заскользило по пергаменту, повинуясь каждому слову зельевара, словно секретарь, старательно ведущий протокол собрания.
– В-четвертых, добиться, чтобы профессор Трелони прекратила предсказывать конец света! А то все время факелы гаснут. Не предсказательница, а Повелительница Тьмы какая-то!
– Принято, мисс Грейнджер. Еще что?
– Отучить профессора Дамблдора предлагать всем и каждому лимонные дольки!
– Так, отучить Дамблдора… Поттер! Это еще как понимать?!
– Профессор, но ведь это настоящая отрава! Я сам видел – от нее пауки дохнут!
– На то они и пауки – всякую дрянь жрать.
– Мистер Уизли, если у Вас нет дельных предложений, сидите и помалкивайте!
– Ну, почему нет? Надо спереть у эльфов всю овсяную крупу, чтобы они этот долбанный суп опять не сварили, а то опять все насмарку пойдет.
– Разумно. Еще что?
– Не позволить Плаксе Миртл затопить третий этаж – сколько можно на лодке переправляться?
– Хорошо. В случае чего применим экзорцизм. Все?
– Кажется, да…
– Когда кажется, креститься надо, Лонгботтом! Хотя в Вашем случае после будет казаться еще больше… Малфой, Вы решили свои разногласия с Поттером?
– Да, сэр. Вроде бы.
– Поттер?
– Да, сэр. Правда, у нас есть маленькое предложение. Скорее даже просьба… Ну, просто, Вы понимаете…
– Поттер, не испытывайте мое терпение!
– Выбынесогласилисьвестинекоторыезанятияваде?
Перо-самописец начало было строчить, однако после первых же двух слогов остановилось, развернулось в сторону гриффиндорца и вопросительно выгнулось, благо крутить пальцем у виска не могло в силу вполне объективных причин.
– Я думал, что к седьмому курсу Вы уже овладеете азами членораздельной речи, Поттер.
– Мы просто подумали, что Вы могли бы вести у нас некоторые занятия в АДе.
– Я и так в аду. И второго мне как раз и не хватает, Поттер.
– Ну, так будет, раз сейчас не хватает, – радостно подхватил Рон и едва не подавился яблоком, которое жевал, почувствовав на себе испепеляющий взгляд Мастера Зелий.
– А правда, может, это тоже «неправильность», которую надо исправить? Ведь в этом случае мы будем учиться у мастера.
– Хорошо, мисс Грейнджер, раз в неделю уделю вам полчаса своего драгоценного времени. Но за это Вам придется помогать мне в лаборатории по первому моему требованию.
– С удовольствием, сэр!
– Тогда на сегодня все. Завтра приступаем к работе над ошибками.
Зачарованное перо поставило последний росчерк, написало дату, и пергамент с готовым списком «неисправностей» предстал пред грозные очи декана Слизерина. Тот в свою очередь пробежал отчет глазами, взмахнул палочкой – в руках у каждого студента появилась собственная копия.
– До полуночи выучить наизусть, чтобы завтра не пришлось составлять список еще раз. Свободны.

Великий день настал. Гарри шагал по коридору, ведущему в подземелье – доложить, что к исправлению нежелательных моментов все морально готовы. Зайдя в кабинет, гриффиндорец увидел, что дверь лаборатории профессора Снейпа была приоткрыта, а оттуда доносились знакомые голоса:
– Мы попробуем сделать это, профессор?
– Это нужно не пробовать, а делать, мисс Грейнджер!
– Тогда дайте мне, я потру.
– Аккуратнее, аккуратнее! Не сломайте, он у меня один!
– Я осторожно…
– Да, именно так… Хорошо, просто отлично, давайте, теперь сюда…
– Ой, профессор, а Вы уверены, что именно сюда?! Запах какой-то странный…
– Конечно, уверен, не задавайте глупых вопросов! Сначала сюда, потом туда – и все будет как надо!
– Почему-то красное и выливается…
– Так всегда и бывает, не переживайте, мисс Грейнджер. Потом возьмем тряпку и вытрем… Так… Еще… И почему только я согласился взять Вас в ассистентки, Гермиона?
– Потому что я Вам нравлюсь, сэр?
– Грейнджер…
– Ай!..
– В чем дело?
– Больно, посмотрите!
– Ну-ка… Возьмите мазь и впредь не дергайтесь так!
Обалдевший Гарри задел дверь, и она со скрипом отворилась настежь.
Гермиона стояла у секретера, смазывая ожоги на пальцах. Профессор Снейп поднял глаза от стоявшего на подносе стакана, бурлившего чем-то красным:
– Поттер, Вас что, стучать не учили? Мисс Грейнджер, Вы закончили со своим ожогом?
– Да, сэр! – девушка закрыла баночку и подошла к столу.
– Значит так, запоминайте. И Вы, Поттер, тоже, раз уж Вы здесь. Сушеный корень мандрагоры натереть на мелкой терке, залить уксусной кислотой, подождать окончания реакции… вот так. Теперь процедить, отжать и залить стаканом молока… – профессор говорил, одновременно производя соответствующие операции. – Теперь подождем.
Гарри заворожено наблюдал за тем, как молоко в стакане потемнело и приобрело фиолетовый цвет.
– Процеживаем еще раз… и выкидываем!
– Выкрасить и выбросить… – пробормотал Гарри, проводив взглядом остатки мандрагоры.
– А теперь вот так! – профессор налил в мензурку немного процеженного молока и единым махом влил в парящий у стола котел с мирно кипящим зельем. Зелье забурлило и стало грязно-зеленым. Профессор щелкнул пальцами, и котел аккуратно приземлился на подставку и накрылся медным тазом.
– Профессор, неужели это можно пить? – недоверчиво спросил Гарри, кивнув на котел.
Гермиона прыснула и зажала рот ладонью, а Снейп медленно поднял на Гарри взгляд, полный самого зловещего и злокачественного интереса.
– Вообще-то, – мягко проговорил Мастер Зелий, – это строительный клей… Но Вам – можно, Поттер! Вам все можно…

Товарищи по несчастью бодрствовали сегодня с полуночи, стремясь приготовить все, что потребуется для приведения в порядок замка Хогвартс. Был сварен строительный клей, припасена рябина для обряда изгнания духов, насос для откачивания воды соседствовал с изрядным мотком веревки и упаковкой скотча. Профессор Снейп орлиным взором обвел готовых к труду и обороне семикурсников и изложил каждому его задачу:
– Малфой, Ваш фронт работ – кухня, приступайте. Поттер, на Вашей совести Плакса Миртл – она Вам симпатизирует – попробуйте убедить ее оставить в покое канализацию. Уизли, профессор Трелони – Ваша забота, как Вы ее нейтрализуете, решайте сами. Лонгботтом, сидите здесь и учите уроки! Вы просто обязаны сдать зельеварение на приемлемую оценку. Мисс Грейнджер и я займемся Астрономической башней.
– А кто займется профессором Дамблдором? Его же надо отучить угощать всех лимонными дольками! – неосмотрительно заикнулся Рон.
– Мистер Уизли, еще одно слово, и Вам придется лично съесть ВСЕ запасы лимонных долек, имеющиеся в замке! В этом случае директор, конечно, перестанет всех угощать цукатами, а перейдет на перечных чертиков или засахаренных тараканов, так что едва ли нам станет легче.
– Но ведь…
– Никаких но! Запомните, Уизли, Альбус Дамблдор угощал всех подряд лимонными дольками, когда Вас еще в проекте не было, так что это уже является нормой. Займемся тем, что представляет большую проблему.
– Сэр, – робко напомнила Гермиона, – но ведь Плакса Миртл уже пятьдесят лет живет в туалете и время от времени его затапливает! Не является ли и это нормой?
– Отнюдь, – отрезал профессор, – поскольку прежде уровень воды никогда еще не поднимался до подоконника! Задача всем ясна?
– Так точно, мон дженераль! – браво отрапортовал Драко, за что получил от раздраженного крестного по затылку за неподобающую несерьезность и отвратительное произношение, после чего был послан по известному адресу: Хогвартс, кухня. К подзатыльнику Драко отнесся философски и отправился туда, куда его послали, на ходу обдумывая свои действия. Что будет лучше – устроить пожар или потоп? Нет, профессор Снейп его за это не похвалит. А может, оптимальным вариантом будет попросту украсть все запасы овсянки? Или не украсть, а…

– Всем оставаться на местах! Это ограбление… тьфу, то есть, реквизиция! Все запасы овсяной крупы немедленно должны быть сданы в фонд голодающих гиппогрифов. И не надо мне говорить, что они овсянку не едят! Так, давай сюда! И это тоже! И вот это! А что у нас там в котле? Никакого супчика, быстро котел сюда! Ничего страшного, сварите гречневый. Или рисовый! Или еще какой-нибудь, только не овсяный! Все поняли? Вот и чудно, – и Драко, под завязку нагруженный мешками и пакетами с овсянкой, присвоил котел с недоваренным овсяным супом и с видом триумфатора вышел из кухни, волоча свою добычу при помощи Мобиликорпуса. Но уходить вовсе не собирался – проводя на кухне немало времени, он успел неплохо изучить повадки работающих там эльфов. И потому ему показалось странным, что Питри, в отличие от остальных домовиков, не причитал и не пытался взывать к совести юного грабителя. Это явно неспроста. И потому, свалив ненавистную овсянку в коридоре, Малфой подкрался к кухонной двери, чуть приоткрыл ее и заглянул в щелку.
За дверью старший домовик Питри, воровато оглянувшись, на цыпочках прокрался к шкафу и вынул из-под него чуть побитый плесенью пакет. Любовно погладив его, он повелительно махнул рукой сбитым с толку подчиненным:
– Несите котел! Профессор Дамблдор не должен остаться без своего любимого супа!
Драко, очень довольный собственной предусмотрительностью, приоткрыл дверь пошире:
– Акцио, овсянка!
Мешок крупы вспорхнул из рук Питри и оказался у слизеринца, и это было хорошо. Но все прочее, награбленное на кухне, тоже взмыло вверх и обрушилось Драко на голову, и это было плохо!
– Эванеско! – рявкнул обозленный Малфой-младший, вытряхивая из волос и карманов овес и отшвыривая ногой котел, который едва не ошпарил его горячим варевом. И прежде чем эльфы успели стащить хоть немного крупы для супа, вся она бесследно исчезла. Сам юноша медленно подошел к Питри, сгреб его за полотенце, которое тот носил вместо одежды, поднял и, глядя в глаза, веско произнес:
– Никакой овсянки. Ты понял меня? Ни-ка-кой. Ни на обед, ни на ужин. Увижу – прибью. Все ясно?
– Да, сэр! – перепуганный домовик боялся шелохнуться, чтобы не вывести из себя этого странного мага, помешанного на стряпне и ненавидящего овсянку.
– Вот то-то, – с чувством выполненного долга Драко разжал кулак, позволив эльфу плюхнуться на пол, и отправился посмотреть, как справляется со своим заданием Лонгботтом. Все же учить уроки труднее, чем разбойничать на кухне, особенно если уроки задает Снейп.

«…таким образом, Зелье Невидимости имеет побочные эффекты в виде зуда, сыпи, перхоти, кашля, удушья, хронического косоглазия…» Ох, опять не то! Он перепутал Зелье Невидимости с Эссенцией Верности, написал лишнее. Нет, ему никогда не сдать зелья! Невилл в отчаянии отшвырнул перо и спрятал лицо в ладонях. Как он ни старался, вызубрить все необходимое у него не получалось, а уж практика и вовсе была сущим кошмаром, причем не только для него, но и для окружающих. Невиллу всегда было отчаянно стыдно за себя, свою неумелость, неуклюжесть, бездарность; так хотелось хоть раз справиться, как должно, но нет, ничего не выходило. Правильно бабушка говорит, он в подметки не годится своим родителям. Они оба были Аврорами, так что зельеварение знали, по меньшей мере, на выше ожидаемого, а ему и удовлетворительно не по силам.
Скрипнула дверь, и в класс просочился белобрысый слизеринский хорек.
– Страдаешь?
– Страдаю, – с убитым видом вздохнул Невилл, отодвигая пергамент. – Все в голове путается, ничего запомнить не могу!
– Плохо стараешься! – высокомерно сообщил Драко, шлепаясь на стул и задирая нос. Невилл не обиделся, а только вздохнул.
– Если бы я знал, как надо…
– Да очень просто, – Малфой сидел, покачивая ногой и разглядывая пятна на потолке. – Вот, к примеру, тебе надо запомнить несколько слов…
– Если бы несколько! – опять вздохнул Лонгботтом, заработав неодобрительный взгляд слизеринца.
– Ты слушай, что тебе умные люди говорят! Хочешь запомнить слова, не связанные друг с другом? Свяжи их! Текст не учится? Найди в нем что-нибудь понятное и на это что-нибудь накручивай все остальное, понял?
– Нет.
– Ладно, объясняю. Вот, скажем, ингредиенты-катализаторы, ну, помнишь, которые сами по себе ничего не значат, а только ускоряют реакцию. Список там небольшой, всего десять штук, и знать его надо наизусть. Ты его выучил?
– Издеваешься, что ли?
– Значит, нет. Все с тобой ясно, и куда Грейнджер смотрит?.. Что ж, будем исправлять. Вот тебе список. Читай вслух!
– Графит, голубая глина, крылья бабочки-капустницы, горчичный порошок, льняное масло, маковая соломка, имбирь, перья сороки, жадеит, медные стружки. И как ты предлагаешь это все связать?
– Ну… скажем, вот. Графит цвета голубой глины запорошил крылья бабочки-капустницы оттенка горчичного порошка с запахом льняного масла и вкусом маковой соломки, похожим на имбирь на перьях сороки, приклеенных к жадеиту колчеданом.
Невилл ошеломленно потряс головой.
– Драко, ты спятил. Мне ни в жизнь этого не запомнить!
– Уй, дубина! – нетерпеливый Малфой вышел из себя. – У тебя хоть чуть-чуть образное мышление развито? Попробуй вот эту всю чушь в картинках представить, сразу поймешь, что так проще!
Невилл озадаченно потряс головой и сознался:
– Знаешь, Драко, я не в состоянии представить себе картинку со вкусом маковой соломки!
Малфой демонстративно закатил глаза и протяжно застонал, пару раз глубоко вздохнул, после чего терпеливо уточнил:
– Ну, попробуй тогда без вкуса. Вот представь себе графит. Давай, закрой глаза и представь кусок графита, акромантул тебя покусай! Графит, знаешь, серый такой, из него еще карандаши делают!
– Я знаю, что такое графит! – раздраженно огрызнулся Лонгботтом, но глаза прикрыл и честно попытался вообразить то, о чем его просили. – Представил. А дальше?
– А дальше воткни его в голубую глину! Знаешь, на самом деле она не голубая, а голубовато-серая, но это не важно. Главное, что не рыжая и не белая… Получилось?
– Угу, – рассеянно пробормотал Невилл, ошарашенный мысленной картинкой: огромная графитная глыба, до половины утонувшая в полужидкой голубой глиняной луже.
– Хорошо. Теперь прилетели бабочки-капустницы. Много бабочек. И у них белые крылья.
– Ага…
– А сейчас сверху посыпался горчичный порошок! Он желтый, с резким запахом, из него делают столовую горчицу, а магглы еще и горчичники, помнишь, Гермиона рассказывала? Вот, эта гадость все сверху засыпала. И тут же поливаем горчицу льняным маслом. Оно темное, следы оставляет.
– Оставляет…
– Вот-вот. И втыкаем в это месиво маковую соломку. Одну, другую, третью. Чтобы бабочкам было на чем сидеть, неудобно же в грязи, да еще горчица эта…
– Ну…
– Ну и толченый имбирь добавить надо. Чтобы горчица меньше воняла. Помнишь, позавчера я делал имбирную коврижку? Вот какой запах.
– Понял…
– А еще прилетела сорока и давай линять! Перья темные такие, блестят и синевой отливают. И жадеит разбросай, кусочками. Помнишь, профессор Снейп нам показывал? Красивый такой камень, зеленый. А потом медные стружки добавь, много-много медных стружек! Они такого же цвета, как башка у Уизли.
– Знаю, не дурак. Ну и месиво получилось!
– Зато все на месте!
– Главное, – медленно пробормотал Невилл, все еще не открывая глаз, – не перепутать опилки с горчицей!
– Вот именно! – триумфально заявил Малфой. – А зелья учить начнешь, возьми книжку с картинками, у профессора есть. Сразу станет проще, если будешь знать, как твое варево выглядеть должно.
– Попробую, – вздохнул Невилл и поднялся. – Сейчас посмотрим, какое у меня практическое задание.
Он взял со стола сложенный вчетверо пергамент, развернул, прочел и вздохнул.
– Оборотное зелье. То самое. Усложненное. Ну, вот и смерть моя пришла.
– Ничего подобного! – ехидно отрезал Драко. – Профессор еще не появлялся, у него другие дела. Так что давай, дерзай. Книжка – вот она!
Невилл успел вовремя поймать брошенное в него печатное издание по зельеварению, снабженное живыми картинками. Полистав книгу, он нашел рецепт зелья, изучил состав, снял с полки котел и приступил к стряпне.

Рон тем временем шагал к кабинету прорицаний, отчаянно пытаясь сообразить, с чего начать разговор с профессором Трелони. Как заставить ее прекратить предсказывать конец света? По ее милости в восемь вечера в коридорах гасли все факелы, и обитатели замка, спотыкаясь, чертыхаясь и натыкаясь друг на друга впотьмах, заново их зажигали. Разумеется, блуждание в темноте даром не проходило – синяки, шишки и ссадины служили достаточным напоминанием о том, что сшибать головой углы не самое благодарное занятие на свете. Итак, что же следует предпринять? Может, сказать все как есть, да и дело с концом? Угу. Очень оригинальная идея. Да стоит шарлатанке услышать, что ее предсказание сбылось, пусть даже и таким извращенным образом, как она тут же примется предсказывать рьянее прежнего. И кто знает, чем все закончится, может, новым извержением вулкана Кракатау. Значит, следует как-то помешать Трелони опять напророчить перебои с освещением. И это возвращает к вопросу – как? Рональд запрокинул голову и неодобрительно оглядел люк в потолке, ведущий в обитель профессора прорицаний, подергал веревочную лестницу и в который раз подивился прыткости Трелони, ухитряющейся по ней спускаться и подниматься. Хотя, вполне возможно, что из ее комнат есть и нормальный выход. Скорее всего. Однако что же все-таки сказать этой стрекозе-переростку? Внезапно Рона осенила блестящая идея. Ну, разумеется, именно это и следует сделать!
Сибилла Трелони как раз вкушала предобеденный отдых, когда скрипнул люк и взволнованный молодой голос позвал:
– Профессор Трелони! Профессор, Вы здесь?
Профессор была озадачена. Иногда к ней заходили студенты, но только девочки. На ее памяти ни один юноша во внеурочное время в кабинете прорицаний не появлялся. А тут… И не просто какой-то там мальчишка, а друг Того Самого Мальчика, Который Выжил, Чтобы Ему Можно Было Предсказывать Смерть. Это показалось Сибилле многообещающим, и она не замедлила означить свое присутствие.
– Входите, мой мальчик! У Вас было видение, кое Вы желаете поведать мне?
– Да, профессор!
(Ах, какое скорбное лицо! Должно быть, он очень взволнован тем, что открыл ему третий глаз.)
– Это было ужасно!
– Вы можете смело довериться мне. Прошу, говорите! – Сибилла удобно устроилась в кресле, жестом предложив Рону соседнее, и приготовилась внимать.
– Сегодня под утро мне приснился сон, – юноша трагически возвел глаза к потолку. – Мне снилось, что я…
– Вы видели смерть? – нетерпеливо перебила его профессор, поерзав в кресле. – Вам снился Грим?
– Хуже, – Уизли душераздирающе вздохнул. – Мне снился мой покойный дядюшка Билиус.
– Покойный? – Трелони едва не потирала руки в экстазе. – Вы хотите сказать, что дядюшка заранее предсказал свою смерть, а сегодня за завтраком Вы получили известие о ней?
– Нет, профессор, дядя скончался, когда мне едва сравнялось шесть, – скромно поджав губы, сознался благовоспитанный гриффиндорец. – Бедный дядя повстречал Грима и не пережил потрясения. Но нынешней ночью он говорил совсем о другом…
– Что же?
– Он сказал, – Рональд перешел на таинственный полушепот, – сказал, что на следующей неделе темные силы из космоса уронят на Лондон метеорит размером с Хогвартс!
– Неужели? – от возбуждения глаза профессора Трелони выпучились так, что почти столкнули очки с кончика носа. – И все погибнут?
– Нет, не все, – юноша душераздирающе вздохнул. – Уцелеют лишь узники Тауэра!
– Но… но в Тауэре уже давно не держат узников! – Трелони была сбита с толку странным заявлением потусторонних сил в лице дядюшки Билиуса.
– Гм. Значит, все погибнут. Если только королева не передумает и не заключит туда кого-нибудь!
– Тогда нужно срочно сообщить Ее Величеству о грозящей Лондону опасности! – патриотка Сибилла резво подскочила с кресла и заметалась по комнате, спешно собираясь в дорогу. – Я сама отправлюсь к королеве, она непременно прислушается к мнению медиума!
Похоже, профессор Трелони уже благополучно забыла о том, что предсказание сделала не она, а длинный рыжий гриффиндорец, скромно примостившийся в кресле у камина и наблюдающий за ней с самым благожелательным выражением на веснушчатой физиономии.
– Профессор! – почтительно окликнул Сибиллу старшекурсник. – Вам не кажется, что следует сначала сообщить обо всем директору Дамблдору? Все-таки в Лондоне находится Министерство магии, они тоже должны знать. А вдруг королева не успеет заточить их всех в Тауэр?
– Действительно, – профессор прорицаний выронила потертый ридикюль, куда запихивала самые необходимые вещи – хрустальный шар, лисью горжетку, слегка поеденную молью, карты Таро и четыре бутылки кулинарного хереса.
Бутылки звякнули, и в тяжелом от благовоний воздухе кабинета поплыл аромат вина. Трелони не обратила на гибель спиртного ни малейшего внимания, поскольку была занята единственной мыслью – спасти Лондон! Оставив ридикюль валяться на полу, провидица засеменила к камину, швырнула в него горсть летучего пороха и рявкнула:
– Кабинет директора Хогвартса! – а затем шагнула в зеленое пламя, скрывшись из вида. Рон остался один. Пару минут он сидел в кресле, выжидая, затем, решив, что время пришло, повторил манипуляции с порохом и осторожно сунул голову в камин, стараясь не слишком высовываться.
– Надеюсь, Вы понимаете, Альбус, насколько это важно! – Сибилла ломала руки и закатывала глаза, звеня браслетами. – Все лондонцы должны спешно эвакуироваться в Тауэр, или им грозит гибель!
– Конечно, конечно, Сибилла, о чем разговор! – ласково отозвался Дамблдор, вынимая из рукава палочку. – Мы непременно займемся спасением жителей Лондона, даже расширим Тауэр, чтобы туда поместились все, включая туристов и гостей столицы. А сейчас…
Он взмахнул палочкой – Трелони бессильно опустилась в кресло, уронив голову на грудь, и захрапела.
– Ах, Сибилла! – директор сокрушенно покачал головой. – Я ведь просил Вас не увлекаться спиртным, вот уже и белая горячка, извольте видеть! Придется отправить в изолятор в больничном крыле, пока не придет в себя! – пробормотал он, направляясь к камину с явной целью вызвать мадам Помфри и поручить ее заботам спятившую коллегу. Рон незамедлительно отпрянул назад и с чувством выполненного долга выбрался из душного кабинета прорицаний, спустившись по веревочной лестнице. Судя по всему, сегодня конец света предсказывать будет некому.

 
Lili_2007 Дата: Воскресенье, 29.11.2009, 18:59 | Сообщение # 22
Lili_2007
Девчонка с волосами цвета лилий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 19. Работа над ошибками

(часть вторая)

Гарри был не в духе. Грядущее свидание с Плаксой Миртл его отчего-то совершенно не радовало, а ведь нужно было еще отговорить истеричное привидение от очередного потопа. Как можно воздействовать на чокнутую призрачную девицу, везде и во всем усматривающую оскорбления в свой адрес? Оскорбить ее так, чтобы обиделась до смерти? Не поможет, она и так уже умерла. Использовать рябиновые ветки и святую воду для изгнания духов? Сдается, все остальные призраки этого не оценят. Экзорцизм – штука грубая, неэлегантная (фиг его знает, что профессор имел в виду, когда употреблял это слово относительно банального изгнания духов), и воздействовать на какое-то одно привидение невозможно, изгонять придется всех и сразу. А это никуда не годится. Гарри усиленно ломал голову, но так ничего и не придумал. Постояв немного под дверью туалета Плаксы Миртл, он обреченно вздохнул и шагнул через порог.
Внутри все было по-прежнему – обшарпанные стены, обветшавшие кабинки, подтекающие трубы, потускневшие зеркала. Юноша нервно огляделся, надеясь, что сюда не забрела случайно какая-нибудь девочка в силу крайней надобности. Могло получиться неловко. К счастью, туалет был совершенно пуст, не считая Гарри и, естественно, Миртл.
– Гарри! – Плакса Миртл возникла из ближайшего унитаза и замерцала. – Ты пришел меня навестить!
– Э… ну, да. Как дела?
– Ужасно! – судя по довольной физиономии привидения, ее это вполне устраивало. – Пивз опять украл мой носовой платок! А еще трое первоклашек показывали на меня пальцами и смеялись над моими очками! Я так расстроилась, что решила утопиться, ты пришел как раз вовремя, чтобы это увидеть.
– Увидеть? Как это? – парень насторожился.
Миртл от возбуждения сделала круг по туалету и снова зависла рядом с Гарри.
– Я хочу утопиться прямо тут, в своем туалете! Вот сейчас заткну все раковины, пущу воду, а когда ее наберется достаточно, буду топиться!
– Миртл, но это же негигиенично! – возмущенно запротестовал гриффиндорец, которого внезапно осенила интересная идея. – Это же туалет, тут унитазы и все, что там в них всегда бывает. Ты представляешь, это всплывет и будет сверху плавать, а ты здесь топиться собралась!
– А что же делать? – Плакса Миртл явно расстроилась. – Я ведь уже решила…
– Почему бы тебе не попробовать утопиться, скажем, в ванной старост, помнишь, где ты подсказала мне ответ на задание во время Турнира? – предложил Гарри. – Там не ванная даже, а настоящий бассейн, топись – не хочу! Опять же и пену в воду можно добавить, жасминовую эссенцию, хвойный бальзам. Или еще что-нибудь.
– Но там же эта противная русалка на витраже! – надулась Миртл, накручивая на палец прядь полупрозрачных волос.
– Так она все равно все время спит! – успокоил привидение Гарри. – Или можно выбрать другую ванную комнату, она же в замке не одна. А если пойти туда после отбоя, то наверняка никто не помешает. И все будет в высшей степени трагично.
– Ты прав, – задумчиво созналась Плакса Миртл, кусая ноготь. – Это гораздо приятнее, чем в туалете топиться.
– Вот и я о чем! – подхватил Гарри. – И потоп устраивать не надо, и ванна быстрее наполнится, чем туалет.
– Замечательно! – призрак засветился от удовольствия. – Ты здорово придумал! Пойду, морально подготовлюсь, а вечером отправлюсь в ванную старост!
Миртл, радостно напевая себе под нос траурный марш Мендельсона, нырнула в свой любимый унитаз, невесть каким образом подняв тучу брызг. Гарри облегченно перевел дух и осторожно отступил к выходу. Выскользнув в коридор и плотно прикрыв дверь, он мысленно пообещал себе сообщить Рону и Гермионе, что сегодня вечером в ванную старост ходить ни в коем случае нельзя. Подумав, он решил сказать и Малфою тоже – он, чего доброго, заикаться начнет, если увидит попытку суицида, совершаемую эмоционально неуравновешенным привидением. А кому нужен заикающийся хорек?

– Ох! – Гермиона уже успела забыть, насколько грандиозным разрушениям подверглась злосчастная Астрономическая башня. Самая высокая из хогвартских башен, даже утратив два верхних этажа, она все равно возвышалась над остальными. В данный момент она отдаленно напоминала шоколадного Санта Клауса с откушенной головой – с такой живописной неровностью торчали недовзорванные каменные блоки.
– Как же мы за сутки все это восстановим? – девушка откровенно расстроилась.
– Меньше, чем за сутки! – педантично поправил ее профессор Снейп, окидывая цепким взглядом остатки перекрытий. – Сейчас половина девятого утра, а справиться мы должны до полуночи. Итого, у нас осталось…
– Пятнадцать с половиной часов, – убито уточнила девушка и тяжело вздохнула. – Сэр, с чего мы начнем?
– С начала, мисс Грейнджер! – хмыкнул профессор, припомнив Алису в Стране Чудес. – А когда дойдем до конца, остановимся.
– Очень смешно, – пробурчала в ответ Гермиона; в данный момент она была не склонна восхищаться юмором Льюиса Кэрролла.
– Рад, что поднял Вам настроение, – ехидно откликнулся Снейп и взмахнул палочкой. – Репаро!
К удивлению Гермионы, незамысловатое заклинание, изучаемое на первом курсе, подействовало, восстановив тяжелые дубовые балки. Правда, на каменную кладку оно никак не повлияло, так что изувеченный магическим взрывом этаж стал напоминать ажурную садовую беседку.
– И что теперь? – полюбопытствовала гриффиндорка, налюбовавшись результатом.
– А теперь мы используем заклинание репликации, Вингардиум Левиоса и строительный клей! – зельевар, как обычно, был очень конкретен.
– И сколько мы провозимся, пытаясь восстановить стену по одному кирпичику? – вздохнула Гермиона, вынув палочку и окидывая взглядом фронт работ. В ответ она получила ехидное фырканье:
– Мисс Грейнджер, учитесь мыслить масштабно! Реплицировать можно не только один предмет, но и их совокупность, а значит, мы можем единовременно воссоздать кусок стены и пристроить ее туда, где она должна быть!
– Всегда любила паззлы!
– Значит, получите удовольствие. Начнем!
Очень скоро стараниями профессора при активной поддержке Гермионы первый из подлежащих восстановлению этажей принял почти первоначальный вид, за тем исключением, что на стенах были видны полосы клея. Увлеченные процессом, новоиспеченные строители не обратили внимания на шаги, раздавшиеся снизу, на уцелевшей лестнице. И потому, услышав вопрос, едва не упустили очередной кусок каменной кладки вниз, подвергая опасности праздношатающихся у подножия Астрономической башни школьников.
– А что это вы делаете, а? – профессор Снейп, вовремя успевший дематериализовать камни, уже почти посыпавшиеся вниз, резко обернулся, весьма недовольный тем, что его отвлекают.
За спиной обнаружился крестник Драко в компании гриффиндорцев; все четверо выглядели совершенно безмятежными, что зельевару показалось подозрительным.
– Мы, мистер Малфой, занимаемся делом! – сухо просветил он слизеринца. – А вот что вы все здесь делаете? Неужели выполнили задания?
– Так точно, сэр! – бодро отрапортовал Поттер и доложил. – Плакса Миртл согласилась не устраивать наводнение на третьем этаже, вместо этого она попытается утопиться в ванной старост!
– Утопиться? – удивилась Гермиона.
– Ага. Она умудрялась затопить весь третий этаж по самые подоконники с одной-единственной целью – попыткой суицида на почве нервного расстройства.
– Восхитительно, – ехидно пробормотал Снейп, гадая, каким образом это косматое чудо в очках умудрилось успешно поработать психотерапевтом для неуравновешенной Миртл. – Ну, а Вы, Уизли?
– Профессор Трелони внезапно почувствовала недомогание, – печально сообщил Рональд и душераздирающе вздохнул. – Она решила, что на Лондон скоро упадет метеорит и сообщила об этом директору… Сейчас она в больничном крыле, того, отдыхает.
– Очень хорошо. Вы? – взыскательный взгляд остановился на белокурой слизеринской бестии. Бестия аккуратно поправила безукоризненную прическу и ответила:
– Овсяного супа не будет, сэр, ввиду наличия отсутствия на кухонном плацдарме овсянки, сэр! Все запасы данного злака экспроприированы и уничтожены, сэр!
– Позер, ¬– хмыкнул профессор и обратил суровый взор на последнего из гриффиндорцев, который скромно стоял у самой лестницы, видимо, чтобы иметь путь отступления на крайний случай. – Каковы Ваши успехи, Лонгботтом?
– Я написал, сэр! И сварил…
– И что же Вы сварили, позвольте узнать?
– Зелье, сэр. Оборотное. Мы попробовали с Малфоем, все получилось… вот.
– Ты ему помогал? – резко поинтересовался профессор у крестника.
– Не то чтобы помогал, скорее, осуществлял общее руководство. А так он сам, я даже удивился. Знаете, сэр, Вы, наверное, плохо на него воздействуете, вот он и…
– Отставить разговоры! – скомандовал Снейп, не желая выслушивать пространные рассуждения Драко, который, почуяв предстоящую возможность тяжелой работы, делал все, чтобы оттянуть этот момент. – Результат Вашей деятельности, Лонгботтом, я проверю позже. А сейчас, поскольку вы все здесь, будете помогать восстанавливать башню! Поттер и Уизли, на западную стену, Малфой и Лонгботтом, на северную, мы с мисс Грейнджер возьмем на себя восточную и южную. Клей в котле, заклинание репликации, надеюсь, помнят все. Если кто не помнит, лучше сознайтесь сейчас!
– Да помним мы, помним! – пробурчал про себя Рон, взмахивая палочкой и воссоздавая кусок стены, чтобы пристроить ее наверх, восстанавливая последний этаж башни. – Сколько раз применяли, когда делали всякое барахло для уроков!
– Рон, не нарывайся! – шикнул на него Гарри, закрепляя стену строительным клеем и заклятьем сохранности. – А то внеплановый зачет устроит, не успеем оглянуться!
– И устрою! – немедленно отозвался зельевар, в очередной раз демонстрируя редкостно острый слух. – Но попозже, а сейчас работайте, не отвлекайтесь на болтовню!
Гриффиндорцы кисло переглянулись, вздохнули, смиряясь с перспективой грядущего зачета, и снова принялись за работу. Зачет зачетом, а башню строить надо.
¬– Меня терзают смутные сомнения, – пробурчал спустя полчаса Гарри, сосредоточенно рассматривая дело магии своей.
Стены и потолок башни были восстановлены, перекрытия укреплены, каменные блоки лежали один к одному. – Вроде все нормально, а душа не на месте, с чего бы это?
– Это нервы, Поттер! – тут же наставительно сообщил ему Драко. – Ты явно болен и не лечишься, вот и результат! Упадок сил, беспокойство, галлюцинации, бессонница, истерики…
– Малфой! – Гарри мило улыбнулся в ответ, хищно оскалив при этом зубы. – Не нервируй меня дополнительно, мне и так уже негде трупы прятать!
– Отставить разговоры! – строгий профессор и прораб по совместительству счел нужным в корне пресечь назревающую стычку. – Теперь необходимо настелить деревянные полы на верхнем этаже и проверить, достаточно ли большие получились окна, чтобы можно было наблюдать за звездным небом. Приступайте!
– Есть, сэр! – парни отлично знали, что спорить с наставником, мягко говоря, неразумно, однако сразу приступить к делу все же не получилось.
– Мерлин, мы лестницу забыли! – охнул Рон, оказавшись на поверку самым догадливым. – Стены, полы, все такое сделали, а лестницу на последний этаж – нет!
– Замечательно! – Гермиона всплеснула руками. – Теперь придется ломать потолок.
– Не придется, – отрезал Снейп, взмахнув палочкой и отправляя в небытие изрядную площадь потолочных перекрытий. – Это действие называется дематериализацией, и с деструкцией оно ничего общего не имеет!
– А по-моему, это одно и то же! – Драко философски пожал плечами. – И в том, и в другом случае ненужный предмет перестает быть!
– Прекратите разглагольствовать и делайте лестницу, мистер Малфой! В противном случае я подвергну дематериализации Ваши брюки, а затем деструкции – Вашу задницу! Возможно, тогда Вы поймете разницу.
– Все понял, не стоит утруждаться, сэр! – слизеринец не слишком верил, что крестный устроит ему экзекуцию, да еще в присутствии гриффиндорской четверки, но провоцировать его все же не стал.

– Ох, неужели все? – Гермиона с трудом могла поверить в то, что многострадальная Астрономическая башня наконец-то восстановлена во всей своей красе. – А ведь до полуночи еще восемь часов!
– Семь часов пятьдесят четыре минуты, если быть точным, мисс Грейнджер, – педантично уточнил профессор. – Неплохой результат.
– Неплохой? Да это отличный результат! – возразил Гарри, оглядывая верхний этаж.
Все, от ровных дубовых досок пола до конической крыши из красной черепицы, было сделано на совесть и, как ему казалось, стало даже лучше, чем прежде. – Мы ведь и надеяться не могли, что управимся к пяти часам вечера.
– Может, поужинаем? – робко предложил Невилл, смущенно покосившись на Снейпа. – Мы ведь обед пропустили. Можно в Большом зале, вместе со всеми, там сосиски жареные и никакой овсянки! Заодно сэкономим время, раз не придется ужин готовить…
– Разумное предложение! – признал зельевар и постановил: – Ужинаем в Большом зале, затем Вы, мистер Лонгботтом, отправляетесь в лабораторию вместе со мной – проверим, как Вы выполнили задание. Мистер Малфой, пойдете с нами, мне потребуется ассистент. А вы, молодые люди, отправитесь на стадион и будете учить мисс Грейнджер летать на метле!
– Ни в коем случае! – девушка не на шутку испугалась. – Я высоты боюсь!
– Не обязательно летать высоко! – утешил ее Гарри, правда, не слишком успешно. Девушка ничуть не успокоилась и вид имела такой, словно через час ей предстоит, по меньшей мере, взойти на эшафот, но спорить не стала: очень уж устала переживать раз за разом один и тот же день.

Гермиона Грейнджер никогда не умела летать на метле… хотя, с другой стороны, Лонгботтом тоже никогда не умел правильно варить зелья! Значит, не все еще потеряно, убеждал подругу Гарри, когда они после ужина шагали к площадке для квиддича с метлами на плечах. Девушка нервничала, и чем дальше, тем сильнее.
– Да не переживай ты так, Герми, если что, мы тебя поймаем! – в ответ Рон получил такой взгляд, что поперхнулся и больше не пытался утешать однокурсницу, которая была явно не в духе. Девушка слишком хорошо помнила свой первый урок полетов – сначала метла никак не желала ей подчиняться, потом с изрядной высоты упал Невилл, сломав при этом руку, следом Гарри и Малфой устроили гонку за напоминалкой, а под конец ей пришлось совершить самостоятельный полет на растрепанной школьной метле, которая вибрировала, набирая высоту, и все время норовила перевернуться. Правда, сегодня метла у нее была приличная – Рон выпросил ее у Джинни, клятвенно пообещав вернуть в целости и сохранности. Так что теперь в его интересах было проследить за тем, чтобы Гермиона ни во что не врезалась, не только из дружеских чувств, но и из опасения за свою жизнь, если метла будет возвращена им сестре хоть чуточку поцарапанной.
– Итак, начнем! – деловито сообщил Гарри, когда неразлучная троица добралась в вечерних сумерках на стадион. – Для начала устроим иллюминацию!
Он взмахнул палочкой и выпустил из нее полдюжины крупных светящихся шаров; шесть объектов, напоминающих шаровые молнии, расположились по периметру стадиона на высоте примерно двадцати метров, освещая место действия холодным белым светом, в котором мерно сыплющие снежинки высверкивали серебром. Получилось красиво. Но Гермионе в данный момент недосуг было любоваться красотами. Она нервно сжимала в руках метлу, прикидывая, сколько еще проживет до того, как сверзится с метлы и разобъется насмерть. То, что квиддичное поле толстым слоем устилал снег глубиной по колено, ее как-то не утешало.
– Ты уверен, что не стоит поднять светильники повыше? – спросила девушка, беспокойно разглядывая шары. – Я бы не хотела их зацепить, вдруг мантия загорится?..
– Не загорится! – безапелляционно отрезал Поттер. – Во-первых, они холодные, можешь даже потрогать. Во-вторых, мы все время их на тренировках используем, сколько раз сшибали, и ничего. А в-третьих, мы так высоко подниматься не будем – десять метров с лихвой хватит.
– А может, пониже? – жалобно посмотрела на него Гермиона. – Скажем, пять метров? Или лучше три!
– Ни в коем случае! – безжалостный любитель квиддича был неумолим. Его рыжий приятель благоразумно отмалчивался, скромно держась в сторонке, чтобы не отгрести невзначай. – Три метра – это не полет, а езда на велосипеде. Так что вперед!
Он перекинул ногу через метловище своей «Молнии», оттолкнулся и взлетел. Сделав небольшую петлю, завис над девушкой:
– Давай, Герми, не трусь! Ты даже Снейпа не боишься, а тут какая-то метла.
– Не какая-то, а «Чистомет-7»! – возразил Рон, тоже успевший подняться в воздух. – Хорошая штука, надежная.
– Это кому как! – пробормотала Гермиона, неуклюже взобравшись на метлу и пытаясь устроиться поудобнее.
Ей эта палка с пучком веток на конце казалась надежной лишь для подметания пола, да и то пылесос был бы предпочтительнее, если бы только работал в магическом поле Хогвартса. Интересно все же, почему здесь не функционируют магловские изобретения? Ни в школе, ни в Хогсмиде, ни в Косом переулке, Министерстве магии, больнице Святого Мунго не работали, к примеру, мобильные телефоны и ноутбуки, даже карманные фонарики включались не всегда! Собственно, единственным известным девушке счастливым исключением был будильник Симуса, да и тот совершенно безумный… будильник, понятно, а не Симус.
– Молодец, Гермиона, так держать! – ободряющий вопль Гарри, донесшийся сквозь снежную кисею, заставил девушку очнуться от размышлений. Осознав, где находится, она охнула и судорожно вцепилась в древко метлы – оказывается, она уже парила в воздухе на высоте метров пятнадцати, не меньше, а Рон и Гарри описывали круги вокруг нее, присматривая, чтобы подруга невзначай не навернулась. Стоило ей понять, что произошло, как метла угрожающе завибрировала и резко провалилась вниз. Испугаться как следует гриффиндорка не успела – рядом как по волшебству оказались Рон и Гарри. Крепко ухватив с двух сторон ее метлу, они выровнял полет и, сделав круг, благополучно приземлились. Гермиона торопливо спешилась и вздохнула с облегчением, ощутив под ногами земную твердь, пусть даже засыпанную сыпучим сухим снежком.
– Странно, – Рон, непринужденно зависший рядом с ней, переглянунся с другом. – Сначала все шло как по маслу, я даже удивился, чего ты так паниковала, если прекрасно в воздухе держишься. А стоило Гарри тебя позвать…
– И куда что делось? – завершил мысль Поттер, стаскивая шапку и озадаченно потирая косматый затылок. – Ты сосредоточилась на полете, а я тебе помешал?
– Да я вообще не понимала, что уже лечу! – расстроено ответила девушка. – Мне вдруг подумалось, что странно, что в Хогвартсе магловская электроника не работает, почему бы это? А потом… потом, когда я увидела, что так высоко, с перепугу чуть не упала.
– Значит, ты задумалась о чем-то постороннем и полетела! – в глазах Гарри внезапно вспыхнул огонек. – Получается, если мы…
Он вскочил на метлу и взмыл вверх, прокричав оттуда:
– Гермиона, скажи, что такое… ну, скажем, аэродинамика?
– Аэро- что? – Рон небрежно сделал петлю и присоединился к другу. Гермиона лишь завистливо вздохнула – ее друзья все еще росли, не успевая приноравливаться к несоразмерно длинным конечностям, и это делало их немного неуклюжими. Но лишь до тех пор, покуда оба не оказывались в воздухе, грациозные в полете, как дельфины в море.
– Аэродинамика, Рон! – ухмыльнулся Гарри и повторил вопрос. – Так что это?
– Аэродинамика – раздел механики… – начала девушка, но Уизли ее перебил.
– Чего? Не слышу!
– Я сказала, что…
– Все равно не слышно!
– Ах, так! – гриффиндорка, отличница и староста, поборница правил и защитница обиженных, наконец-то рассердилась. Схватив метлу, она лихо вскочила на нее и мигом оказалась лицом к лицу с этими… этими двумя шалопаями, которые совершенно ничего не учат и не знают элементарных вещей! То, что для волшебников аэродинамика элементарной не является, она как-то запамятовала.
– Аэродинамика, – отчеканила она таким тоном, что сама МакГонагл одобрила бы, – это раздел механики сплошных сред, в котором изучаются закономерности движения воздуха и других газов, а также характеристики тел, движущихся в воздухе.
– Гарри, ты слышал – тел, движущихся в воздухе! – возрадовался Рон, вспорхнув чуть выше и шлепнув друга по плечу. – Это про нас!
– Точно! – тот ухмыльнулся и поинтересовался: – Так что у нас там дальше?
– Основной закон аэродинамики гласит: всякий предмет, помещенный в движущийся поток воздуха, взаимодействует с потоком, изменяя его. В свою очередь поток оказывает силовое воздействие на предмет! – девушка перехватила поудобнее метловище.
– Здорово! Тогда полетели взаимодействовать! – Гарри развернул метлу и заложил стремительный вираж; Рон и Гермиона последовали за ним, образовав классический треугольник, который квиддичные игроки называют «змеиная голова».
– Еще как взаимодействует, скажи! – бросил через плечо Поттер, когда они неслись по причудливой траектории, разметая снежную пыль. – А что там дальше?
– Дальше? – Гермиона рассмеялась, поддаваясь невесть откуда взявшейся эйфории полета. – Результаты взаимодействия потока и предмета зависят от формы предмета и его ориентации в потоке, а также скорости потока и его плотности!
– Точно сказано! – расхохотался Рональд, отбрасывая назад трепещущий на ветру шарф. – Чем тяжелее и массивней игрок, тем неповоротливее он в воздухе.
– И тем легче ему сохранять устойчивость в ветреную и снежную погоду! Й-и-и-и-иха-а-а-а-а! – Гарри с воинственным кличем направил метлу почти вертикально вверх, а затем спикировал. Его ведомые следовали за ним, в точности повторяя все движения. Из пике они вышли одновременно, когда до земли оставалось всего ничего. Мгновенно погасив скорость, все трое мягко приземлились.
– Ух ты! – ничего более развернутого Гермионе в голову не пришло.
– Ага! – с довольным видом согласился Рон, забирая у нее метлу и вместе со своей вскидывая на плечо.
– Еще бы! – согласился Гарри, погасив светильники и зажигая маленький огонек с помощью Люмос, чтобы в наступивших потемках благополучно добраться до замка и не завязнуть в каком-нибудь сугробе. – Ты хорошо летаешь, Гермиона. Действительно хорошо – когда забываешь, что надо бояться.

 
Lili_2007 Дата: Воскресенье, 29.11.2009, 19:00 | Сообщение # 23
Lili_2007
Девчонка с волосами цвета лилий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 20. Начало конца?..

– Почему? Ну, что еще мы сделали не так?! – Гермиона чуть не плакала от досады.
Вот уже третий день они пытались выкарабкаться из временной петли, в которую угодили. Казалось, учтено все! И с каждым разом разбираться с проблемами, рухнувшими на Хогвартс, становилось все проще в силу привычки. Они починили Астрономическую башню, помешали домовым испортить обед, а Миртл затопить третий этаж, Невилл сдавал экзамен по зельеварению на твердое удовлетворительно, а еще они вспомнили, что неплохо было бы протрезвить профессора Стебль, немного переувлекшуюся Огненным Виски Огдена. Антипохмельное зелье готовил лично профессор Снейп, так что у виски не было ни единого шанса. Все, буквально все было сделано, но…
Но ничего не выходило. Каждое утро волшебники просыпались с робкой надеждой, что все уже закончилось, но нет – снова и снова наступал опостылевший понедельник.
– Значит, мы что-то забыли, ¬– понуро глядя в пол, пробормотал Гарри, – или о чем-то не знаем. А что это может быть, я даже представить себе не могу!
– И что нам делать? – раздраженно осведомился Драко, кусая ноготь. – Бегать по замку и спрашивать всех подряд, все ли у них в порядке?! Я не согласен, в бюро добрых услуг не нанимался!
– А тебя никто и не просит! – фыркнул Рон, оседлавший стул в углу. – Малфой и добрые услуги – две вещи несовместные!
– Да? – Малфой опасно прищурился, на миг забыв о депрессии, вызванной их непростым положением. – Ладно, я напомню тебе об этом, когда ты в очередной раз попросишь списать!
– Не напомнишь, потому что за это я, как обычно, буду тебе метлу полировать!
– Прекратите! – Гермиона не была склонна выслушивать очередную перепалку. – У нас проблема, вы не забыли?
– И что ты предлагаешь, коллективное самоубийство? – угрюмо огрызнулся Малфой. – Я не знаю, что еще мы можем сделать, так что ломать себе мозги не вижу смысла!
– Можно подумать, тебе есть что ломать! – девушка не на шутку разозлилась, но продолжить ссору не получилось.
– Довольно! – профессор Снейп, как обычно, вошел совершенно беззвучно. – Если вы будете цапаться, это едва ли нам поможет.
– Да, Вы правы, сэр, – сникла гриффиндорка. – Но что нам поможет?
– Надо подумать, – угрюмо отозвался зельевар, усаживаясь в свое кресло у камина.
Неплохая, конечно, идея – подумать. Это никогда не вредно, вот только о чем следует думать? Кажется, они учли уже все, что только можно было учесть, и что же? Все впустую. Неудивительно, что все погрузились в такое уныние.
Несколько минут прошло в молчании. Потрескивал огонь в камине, поскрипывали временами стулья. Иногда раздавался чей-нибудь тяжелый вздох. Внезапно Гарри, рассеянно шаривший взглядом по полкам, занятым разнообразными диковинами, поправил очки и прищурился.
– Профессор, а что это там на полке?
– Где? – Снейп неохотно повернулся, проследив, куда уставился Поттер, и пояснил: – Конфетница для лимонных долек. Я каждый вечер встречаю профессора Дамблдора, он угощает.
– А можно посмотреть? – заинтересовался гриффиндорец, да и остальные немного оживились.
– Пожалуйста, – профессор равнодушно пожал плечами. – Не уроните только ничего.
Юноша не заставил себя упрашивать. Мигом соскользнул со стула, деловито подтащил его к стеллажу, взобрался и достал страшненькую металлическую коробочку. Спрыгнув со стула с грохотом, заставившим наставника поморщиться, парень повертел конфетницу в руках.
– Интересная какая вещица! – вдоволь насмотревшись, он протянул предмет Гермионе. – Спорю, готам понравилась бы!
– Да, пожалуй, ¬– согласилась девушка, разглядывая ручки в форме крыльев летучих мышей, орнамент из скрещенных костей по краю и крышечку, украшенную на верхушке крошечным черепом. – Это их символика, как они сами говорят, готичная.
– При чем тут готы? – поморщился Драко. – Не припомню, чтобы германские племена так уж уважали летучих мышей и косточки предков!
– Отстань, Малфой, это не те готы! – отмахнулся Гарри, снова усаживаясь на стул. – И к готике это тоже отношения не имеет, поверь. Разве что косвенное, в некоторых формах и символах…
– Надо же, Поттер, какие ты слова знаешь! – ехидно восхитился слизеринец.
– Подумаешь – слова! – горделиво приосанился Гарри, надменно задрав нос. – Я вот еще знаю, что эти слова означают, понял?
Между тем Гермиона, налюбовавшись вдоволь, передала конфетницу Невиллу, а тот Рону. Рональд оказался самым любопытным и открыл крышку, заглянув внутрь.
– Ого, почти полная! Сэр, профессор Дамблдор свои дольки горстями раздает, что ли?
– Горстями? – Снейп, успевший уже отрешиться от шебуршания, производимого подростками, очнулся. – Я беру у него всего одну, да и то лишь потому, что отказаться невозможно.
– Но как же так? – Рон явно растерялся. – Их тут целая куча! А ведь конфеты должны так же исчезать, как наше домашнее задание по трансфигурации!
– Вот это да! – раздумчиво протянул Гарри, разглядывая коробочку в руках у Рона. – И что нам теперь с этим делать?
– Думаю, нам необходимо их съесть! – уверенно заявил Драко, проигнорировав подозрительные взгляды окружающих. – И вот не надо смотреть на меня, как на отравителя! Сами посудите, что еще мы можем сделать?! Этих долек пакостных там быть не должно, а они есть! Но быть их не должно, значит, нам придется их уничтожить! То есть съесть.
– Пожалуй, это мысль, ¬– медленно проговорил зельевар, поднимаясь с кресла.
В самом деле, почему бы и нет? Абсурдность этого поступка, быть может, немного уравновесит абсурдность их теперешнего положения. Профессор забрал у Рона конфетницу, трансфигурировал из листа пергамента тарелку и высыпал конфетки на нее, предусмотрительно убедившись, что внутри ничего не осталось, случайно приклеившись к дну или стенкам. Горка получилась довольно внушительная. Снейп аккуратно выложил лимонные дольки в шесть одинаковых кучек. Его даже не слишком удивило, что всем досталось поровну. Завершив сложный процесс дележки, мастер жестом предложил своим ученикам забрать свои доли, что те и проделали в торжественном молчании.
– Меня сейчас вырвет… – сдавленно пожаловался Невилл, судорожно глотая недожеванную дольку и страдальчески закатывая глаза.
– Только этого нам и не хватало! – сварливо отрезал Малфой, морщась и тайком отплевываясь. – Сразу всем полегчает, ручаюсь!
– А ты уверен, что нам это надо? – пробормотал Рон; он заметно побледнел, отчего веснушки казались особенно яркими.
– Не… не надо нам оно, – Гарри сосредоточенно пялился в пол, явно борясь с дурнотой.
Профессор Снейп, сам почувствовавший приближающуюся тошноту, поднялся и отправился в свою спальню, где всегда имелся запас медицинских зелий. Вернувшись с пузырьком зеленого стекла, призвал шесть стаканов, наполнил их водой и накапал в каждый понемногу тягучей белесой жидкости.
– Пейте!
Ученики безропотно разобрали стаканы.
– Что это, сэр? – почтительно поинтересовалась Гермиона, принюхиваясь к остаткам.
– Универсальное противоядие, мисс Грейнджер. Новейшая разработка.
– Сэр, Вы – гений! – радостно сообщил зельевару Гарри, ощутивший заметное облегчение и повеселевший, избавившись от муторной дурноты.
– Не сомневайтесь, мистер Поттер, я осведомлен об этом.
– Ну, о таком напомнить никогда не вредно! – к юноше стремительно возвращался его природный оптимизм. Внезапно он замолчал и потрясенно вытаращился в пространство.
– Что с Вами, Поттер, внезапный паралич умственной деятельности? – ехидно полюбопытствовал Мастер Зелий.
– Я понял! Я понял, что мы еще не сделали! – выдохнул Гарри, не обратив внимания на подначку. – Мы не убили Волдеморта!..
– Поттер! – рявкнул профессор Снейп. – Не произносите это имя в моем присутствии!
– Кстати, давно хотел спросить, – Гарри внезапно отвлекся от своей блистательной идеи и вопросительно воззрился на наставника, – почему Вы так не любите, когда…
– Потому что метку дергает! – раздражительно бросил тот, зыркнув на разгильдяя так, что гриффиндорец невольно поежился. Впрочем, смущение его оказалось мимолетным.
– Ладно, тогда я буду звать его Томми! – покладисто согласился Гарри, обаятельно улыбнувшись в ответ на бурчание профессора, квинтэссенцией которого было «нахальный юнец». – Значит, я вспомнил, что Томми мы за все время только один раз победили и ни разу не убили! Может, его прибить надо, а тогда мы…
– Поттер, Вы идиот, – буднично сообщил ему Снейп, с усталым вздохом усаживаясь в кресло. – Конечно, убить Вас сейчас затруднительно, коль скоро на следующие сутки Вы оживете. Но, поверьте, если попадетесь Пожирателям, а вы, сопляки, непременно попадетесь, они с вами такое сотворят, что будете мечтать о смерти!
– Это точно, – без улыбки подтвердил Драко и зябко повел плечами. – Ты, олух, только Круциатус на своей шкуре пробовал, а это ведь не все. Далеко не все.
– А кто сказал, что я собираюсь брать цитадель Его Темнейшества Лорда Томми штурмом? – насмешливо поинтересовался гриффиндорец. – Есть такая отличная вещь, как бомба!
– А где мы ее возьмем, не скажешь? – поинтересовалась Гермиона, смерив друга насмешливым взглядом.
– Свяжемся с Фредом и Джорджем! – беззаботно откликнулся тот. – Я точно знаю, у них есть нечто в этом роде, только мощность маловата. Но если состряпать посильнее и сбросить сверху…
– Там следящие чары, дубина, – угрюмо бросил Малфой. – Ты на полмили подлететь не успеешь.
– Я – нет, – миролюбиво согласился Поттер. – А совы?..
– Совы? – медленно проговорил профессор, машинально водя указательным пальцем по губам. – Совы, говорите? Интересно…
– Крестный, а ведь на птиц заклинания не настраивали! – вспомнил Драко, от волнения забыв поименовать Снейпа профессором. – Я помню, Алекто болтала!
– А если в бомбе не будет магии… – выдохнула Гермиона.
– То может и сработать! – завершил за нее Гарри. – Но попытка у нас будет только одна.
– Это и так понятно, – фыркнул Рон. ¬– Вот только будет ли у наших умников столько пороха?
– Порох не годится, слишком слабо, к тому же, для него требуется запал, – решительно отмел предложение зельевар. – Уж лучше нитроглицерин, его можно добыть кустарным способом, а сила взрыва больше. Но он исключительно опасен – взрывается от сотрясения, совы рискуют не долететь. А вот если…
– Что если? – тут же влез любопытный Уизли.
– Ну-ка, все вон отсюда! Мне нужно подумать, и желательно без ваших настырных физиономий и дурацких вопросов! Мисс Грейнджер, останьтесь, я хочу с Вами посоветоваться.
– Сразу ясно, у кого физиономия не настырная, а вопросы не дурацкие! – шепнул Гарри Рону.
– Именно так, Поттер! Поживее выметайтесь!
– Я всегда забываю, что у него слух, как у летучей мыши! – сокрушенно вздохнул гриффиндорец, выйдя из кабинета профессора.
– Склероз, Поттер, надо лечить! – язвительно посоветовал Малфой. – А голову проветривать. В связи с чем я предлагаю полетать.
– Ты обалдел, что ли? – фыркнул Рон. – Время половина десятого вечера!
– Именно! Значит, там не будет всякой малышни! А до нашего отбоя еще полтора часа. Но если ты темноты боишься, рыжий, то так и скажи!
– Кто – я?! Ты сам боишься!..

Дверь мягко захлопнулась, отрезав голоса препирающихся юнцов. Снейп с облегчением вздохнул, откинувшись на спинку кресла. Нет, он уже давно не опасался, что гриффиндорцы и Драко затеют побоище. Общие неприятности и необходимость трудиться вместе объединяют получше любых лозунгов и деклараций. Сколько раз за историю Хогвартса факультеты Гриффиндор и Слизерин призывали жить дружно? Сколько стыдили, уговаривали, возмущались, наказывали, но вотще. А тут – извольте видеть – слизеринский принц и гриффиндорские заводилы. И это (Северус готов был поставить на кон свой лучший серебряный котел) – далеко не конец. Начало. Начало такого, чего прежде никогда не было. Достаточно вспомнить, как дружно представители четырех факультетов, забыв о разногласиях, дали отпор Темному лорду, вознамерившемуся захватить Хогвартс. Как убеждал слизеринцев Драко, что они пошли против родни, что для большинства чистокровных очень опасно? Чем взял гриффиндорцев Поттер, что они приняли извечных противников, ни словом, ни взглядом не попрекнув их за прошлое? Понятно, никто, кроме небезызвестной пятерки и самого профессора, данных событий не помнил, но дело-то не в этом, а в готовности враждующих сторон сделать шаг друг другу навстречу. Эти уже сделали. И теперь сообща испытывают терпение своего наставника бесконечными шумными перепалками, а иногда и потасовками, получая от этого массу удовольствия и бессчетные подзатыльники – зельевар давно перестал церемониться с несносными мальчишками и обходился с ними по-свойски. Школяры не обижались, словно признавая его право проявлять неудовольствие не принятыми среди хогвартской профессуры способами.
«Дорогие мои детишечки…» Профессор хмыкнул, пряча усмешку. Да уж, дорогие. В том смысле, что стоят они ему очень дорого, особенно в смысле траты нервных клеток. С другой стороны, они уже как бы свои, и возможно, именно поэтому он так беспокоится за шалопаев: мало ли что они способны с собой сотворить… или с Хогвартсом, что более вероятно.
От размышлений его отвлек звон чайной посуды: Гермиона, следуя уже сложившейся традиции, аккуратно поставила на столик у его кресла чашку чая с лимоном и свежие булочки с шоколадной глазурью. Шоколад, повторяла она, исключительно полезен при упадке сил и нервных перегрузках, с чем Снейп был полностью согласен. В целом, к сладкому он был достаточно равнодушен, делая исключение только для шоколада, особенно горького, который способен был поглощать в неимоверных количествах. Возможно, именно потому, что работа у него была нервная, да и жизнь не так чтобы очень. Однако сейчас он не стал отдавать должное великолепной выпечке хогвартских домовиков и лишь задумчиво прихлебывал чай.
– Сэр, Вы не голодны? – девушка, устроившаяся со своей чашкой в соседнем кресле, внимательно смотрела на него, склонив к плечу кудрявую головку.
– Голоден, мисс Грейнджер, ¬– профессор сделал еще глоток, – но есть сейчас было бы неумно. Через, – он бросил взгляд на бронзовые часы, мерно отсчитывающие минуты на каминной полке, – полчаса меня призовет Темный Лорд. Поужинаю, когда вернусь.
– Профессор, может, Вам не стоит ходить туда сегодня? – девушка заметно разволновалась и отставила свою чашку. – Все равно завтра никто из них ни о чем не вспомнит!
– Мы не можем знать этого наверняка, – уронил в ответ зельевар, рассеянно глядя в огонь. – Возможно, именно сегодня все закончится.
– Но ведь уже столько раз… – прошептала Гермиона, закусывая губу.
– Да. Но вероятность остается.
– Сэр, а как насчет бомбы? Идея, конечно, дикая, но все же. Вы сказали, что хотите посоветоваться.
– Я хотел в первую очередь выпроводить отсюда этих несносных сорванцов. Не хватало еще, чтобы они увидели, как меня призывает Лорд.
– Но почему? Ведь Вы же не виноваты…
– Дело не в этом. Просто их реакцию я могу предсказать наперед: Драко перенервничает, а когда он нервничает, начинает нести чушь; Лонгботтом станет переживать за мою безопасность и предложит мне взять с собой Мимблеус Мимблетонию в качестве оружия ближнего радиуса действия; Уизли примется ругать Темного Лорда, переберет все неприличные слова и выражения, а когда закончит, начнет сначала; ну, а Поттер, – Мастер помолчал, сделав глоток из чашки, – Поттер попытается увязаться за мной, чтобы покончить с мировым злом сообща здесь и сейчас.
– Очень похоже, – девушка слабо улыбнулась.
– Разумеется, мисс Грейнджер, ¬– насмешливо фыркнул в ответ профессор. ¬– Кому как не мне знать, чего ждать от своих учеников. Разве что Дамблдору, но его здесь нет.
Метка вспыхнула, оборвав беседу, оставив за порогом боли мирную гостиную и чаепитие с любимой… любимой студенткой, строго поставил себе на вид Снейп. Опасно думать об этом, слишком опасно. Темный Лорд может увидеть даже не воспоминание, а всего лишь его тень – тень покоя, умиротворения и приязни. Едва ли он поверит, что это относится, к примеру, к Альбусу.
– Пора, ¬– ровно проговорил он, поднимаясь на ноги.
Гермиона мигом вскочила, метнулась прочь и тут же вернулась, таща широкий плащ из непроглядно черной ткани. Северус набросил мантию на плечи, взял с полки маску Пожирателя и, коротко кивнув девушке на прощание, швырнул в камин горсть летучего пороха. Мгновение спустя его уже не было в комнате. Гермиона беззвучно всхлипнула. Она всегда так боялась за него, когда он отправлялся туда. Вздохнув, гриффиндорка поспешила в кладовую за восстанавливающими зельями, которые – она знала это – непременно потребуются профессору, когда он вернется. Поставив их на столик и наложив на чайник согревающее заклинание, чтобы не остыл, девушка опустилась в свое кресло, подобрав под себя ноги, и принялась ждать. Прежде она не знала, как это страшно – просто ждать и ничего не делать, потому что сделать ничего нельзя.

Вернулся профессор уже после полуночи. Еще никогда Гермионе не приходилось ждать его так долго, так что девушка сама не заметила, как уснула, свернувшись калачиком в мягком кресле.
– Что Вы до сих пор здесь делаете, мисс Грейнджер?! – Мастер Зелий явно был не в духе. Встреча с Его Темнейшеством прошла не совсем так, как предполагалось вначале, и отдельные положительные эмоции, связанные с гриффиндорской всезнайкой, спрятать почти удалось, но этого «почти» хватило на несколько доз Круцио и некоторых других темных заклятий, которые так нравились преданным Пожирателям. После чего последовало «дружеское» предупреждение, что если строптивый зельевар позволит себе и дальше подобные мысли о близкой подруге Гарри Поттера сотоварищи, вышеупомянутая подруга присоединится к теплой компании на очередном собрании, причем мнения ее спрашивать никто не будет.
Гриффиндорка вздрогнула, открыла глаза и кинулась было на помощь профессору, который еле стоял на ногах, но тот только оттолкнул нерадивую студентку.
– Что случилось? – Гермиона недоуменно уставилась на своего учителя – он с трудом добрался центра комнаты, трясущимися руками взял со стола флакончики с восстанавливающими зельями, выпил все залпом и устало опустился на диван. – Профессор…
– Мисс Грейнджер, соблаговолите покинуть мой кабинет – комендантский час распространяется и на Вас.
– Но, профессор, я же всегда тут… я… Я думала, Вы… мы…
– «Мы», мисс Грейнджер, не существует, потому что не может существовать по определению, поэтому извольте уйти, пока Гриффиндор не потерял изрядное количество баллов!
– Это что, Волдеморт? – негромко произнесла девушка. – Это из-за него Вы меня прогоняете? Да пошел он, знаете куда? Я обещаю, я буду очень осторожна, я никому ничего не скажу, никто не узнает…
– Грейнджер! Не смейте произносить имя Повелителя в моем присутствии! Сколько можно повторять! Двадцать баллов с Гриффиндора и отработка завтра у Филча!
– Но, профессор…
– Вон!..
Девушка вскинула глаза, словно собираясь сказать что-то еще, но промолчала и вышла, тихо прикрыв дверь. Профессор опустился незряче уставился в стену. Как странно, ведь она никогда ему не нравилась, так почему сейчас так серо вокруг? Выскочка, всезнайка… радость моя. Мы ведь даже не друзья – почему же без тебя пусто в моем сердце, в моем мире, все вокруг мертво и стынет холодом… Я не видел, не понимал… все сияние Вселенной – это твои глаза, твое лицо и улыбка. И я надеюсь, что ты вернешься, и будешь снова спорить со мной, а я буду злиться и бранить тебя, называя глупой девчонкой. И ты спрячешь улыбку, но я увижу, как смеются твои глаза. А ты не знаешь… Может, и не узнаешь никогда, но пока я могу, я хочу, я должен видеть тебя, слушать твой голос, ощущать запах твоих волос. Столько, сколько еще отпущено мне… Ведь я боюсь, что ничего не посмею сказать тебе. Даже если будет можно… Но пока жив этот монстр, нельзя… Никак нельзя… Ты должна жить, а я должен сделать все, чтобы ты жила. И если это означает, что я снова буду последней свиньей по отношению к тебе и твоим друзьям, так тому и быть. Лишь бы ты жила, чтобы потом стать мамой двух замечательных малышей… Моих малышей… Наших малышей…. Ты должна жить…

Гермиона брела по коридору медленно, словно в тумане. Она не видела сырых каменных стен, чадящих факелов. Сердце мучительно ныло, словно сжатое железным обручем. Почему, почему?.. Почему все вот так? Как быть, если из всех, кого я знаю, из всех, кого я еще могу узнать, мне нужен именно ты? Ты – такой, какой есть. Острый на язык и скорый на расправу. Блестящий ум, израненное сердце… Я знаю, я вижу это, и хочется сделать что-то, унять боль… Но как приблизиться, если оно заковано в броню с острыми лезвиями? Лезвия наружу – и лезвия внутрь… Не страшно, коснувшись, пораниться – страшнее причинить тебе новую боль. Ведь ты не можешь спрятаться от нее. Руку можно отдернуть, а сердце нет… Но оно живое, это сердце, теплое… Я видела это тепло в твоих глазах, видела, как вздрагивают твои губы, почти складываясь в улыбку. Эта почти-улыбка дороже всего, что у меня есть. И я знаю, как вернуть ее тебе – я войду в твой кабинет, задрав нос, как всегда, стану спорить и пререкаться… А ты назовешь меня всезнайкой и нахмуришься. Но глаза будут теплые… Я могу вернуться… Я вернусь.
Она остановилась, словно налетев на стену, развернулась и пошла обратно, все ускоряя шаг. Она не задержалась ни на миг перед дверью кабинета, толкнула дверь и вошла.
Он сидел на диване у погасшего камина, спрятав лицо в ладонях. Услышав шаги, он резко дернулся, вскинул голову… Вскочил и в три шага преодолел разделявшее их расстояние.
– Ты все-таки вернулась…
– Да…
– Гермиона…
Они обнялись, прижались друг к другу – так, словно это было самым привычным на свете. Стояли, растворившись друг в друге, словно одно существо… и это было хорошо и правильно, они оба это ощущали. Наконец, Снейп неохотно отстранился и заглянул Гермионе в глаза:
– Девочка моя, мы не можем… и не должны… По многим причинам.
– Если проблема в моем возрасте, то можешь сразу заткнуться! Я уже совершеннолетняя и в маггловском, и в магическом мире, и если Дамблдор считает, что я достаточно взрослая, чтобы сражаться, значит, я достаточно взрослая, чтобы влюбляться в тех, кого я хочу!
– Гермиона…
– И если проблема в разнице в возрасте, то, учитывая, сколько живут волшебники, навряд ли это будет иметь значение, когда тебе будет 130, а мне – 110!
– Гермиона…
– А если проблема в войне, то она рано или поздно закончится!
– Гермиона…
– А если я услышу эту чушь по поводу того, что ты – учитель, а я – ученица, напомню, что выпускной будет уже через четыре месяца, и после…
– Если оно будет – после.
– Оно будет, если мы позаботимся об этом!
– Меня там может не быть… Но я позабочусь, чтобы ты была.
– А зачем мне быть без тебя?!
– Что за глупости? А кто же будет носить цветочки на мою могилу?.. Не плачь, не надо, глупая шутка и все. Я не стою того, чтобы ты плакала.
– Я сама решу, кто чего стоит!
– Вот так-то лучше! Узнаю мисс Всезнайку… Почему ты так смотришь, радость моя?
– Ты улыбаешься…
– Если ты кому-нибудь об этом скажешь…
– Гриффиндор потеряет кучу баллов, а я получу отработки на целый месяц. Предпочтительнее – в твоей лаборатории.
– Я так и знал, что у тебя есть личный интерес… Не думал, что компания порошков, склянок и пробирок тебе важней меня.
– Северус, заткнись и поцелуй меня. О, ради Мерлина, перестань закатывать глаза! Если я хочу, то буду называть тебя именно так, когда никто не слышит и не видит! И не надо на меня так смотреть – твои испепеляющие взляды на меня больше не действуют!
– Гермиона… Похоже, ты права, существует только один способ заставить тебя замолчать…

 
Lili_2007 Дата: Воскресенье, 29.11.2009, 19:01 | Сообщение # 24
Lili_2007
Девчонка с волосами цвета лилий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 21. Я календарь переверну

– Рота, подъем! Вставай, вставай, штанишки надевай!
Гарри со стоном уткнулся в подушку. Чертов будильник достал его до такой степени, что уже дважды он потихоньку похищал мерзкую звонилку и выкидывал в окно. Но тщетно – на следующее утро, по иронии судьбы одновременно предыдущее, часы оказывались на своем месте и исправно будили хозяина и его однокурсников. За это Гарри ненавидел их еще сильнее. Тем не менее, надо было вставать, одеваться, идти завтракать… кто у нас там сегодня дежурный?..
Гриффиндорец откинул одеяло, сел на постели и потер ладонью лицо, стараясь проснуться. Нащупал на тумбочке очки, привычно нацепил их на нос и мутным спросонья взглядом обвел полутемную спальню. Симус, выбравшись из кровати, скрылся за дверью, ведущей в санузел; Дин меланхолично натягивал брюки; Рон, стоя у платяного шкафа в одной пижаме, пытался выудить самую немятую мантию; Невилл крепко спал, прозевав звонок будильника. Гарри сонно потянулся, зевнул и, усевшись поудобнее, подхватил подушку, намереваясь запустить ею в Невилла, чтобы его разбудить, а иначе тот опоздает на зельеварение, и тогда профессор Снейп будет крайне недоволен, а когда профессор недоволен, всем вокруг становится плохо, особенно гриффиндорцам, а раз мы как раз они и есть, не стоит провоцировать Мастера! Додумав столь длинную мысль, юноша поневоле проснулся, осознав, наконец, простую истину – Невилл проспал! Рон поднялся вовремя! Как же это?..
Гарри рывком отшвырнул подушку, шмякнувшую Дина по затылку, отбросил одеяло, поймавшее в свои объятия Рона, и, как был в одной пижаме и босиком, рванул вниз, в гостиную. Промчавшись вихрем и напугав стайку третьекурсниц, чинно направлявшихся на завтрак, он затормозил у доски объявлений, впившись взглядом в календарь. Строгий готический шрифт, черный на бледно-золотистом, лишь одна строчка выписана крупнее и ярко-алыми чернилами: «Февраль, третье. Вторник».
– Вторник, – трясущимися губами прошептал Гарри. ¬– Вторник! – дико заорал он, бросившись обратно в спальню.
– Вторник!.. Вы понимаете, сегодня ВТОРНИК!.. Третье! Вторник!.. – вопил он, тряся по очереди обалдевшего Рона и сонного Невилла.
– Как вторник?.. – пробормотал Невилл.
– Где вторник?.. – ошалело моргал Рон.
– Здесь! Сейчас! Вторник, вторник, ВТОРНИК!.. – Гарри, не в силах сдержать ликования, с радостными воплями прыгал по спальне, игнорируя подозрительные взгляды Дина и Симуса.
– Гарри, погоди, так это правда? – Невилл внезапно проснулся, выпутался из одеяла и сцапал пробегающего мимо одноклассника за локоть. – Правда, скажи?
– Правда! – Поттер от души хлопнул Невилла по плечу, освободил руку и прыгнул к Рону. – Правда, понимаешь? Даже в календаре написано, сходите гляньте!
Друзья не заставили себя долго просить, немедля рванув к выходу: Рон в пижамных брюках, распахнутой мантии и одном ботинке и Невилл в простыне вместо халата застряли в дверях, потолкавшись немного, вылетели, словно пробка, и прогрохотали вниз по лестнице. Полминуты спустя башню огласил ликующий вопль:
– ВТОРНИК!..
И два семикурсника устроили в гостиной форменный тарарам, увлеченно отплясывая танец новозеландских людоедов. Гарри, ненамного от них отставший, охотно присоединился.
– В чем дело? – Гермиона, строгая и собранная, услышав дикие крики, не замедлила вмешаться. – Что вы творите, перестаньте немедленно!
– Гермиона! Сегодня вторник, представляешь?! – Рон, сияющий каждой веснушкой, подхватил подругу в охапку и закружил по комнате.
– Рональд Уизли! Немедля прекрати это безобразие, никакой вторник не стоит того, чтобы… чтобы… постой, ты сказал… – девушка решительно освободилась, целеустремленно направившись к календарю.
– Третье… ¬– прошептала она, касаясь пальцами золотистого пергамента. – Третье февраля… правда… получилось… Получилось! – взвизгнула она и запрыгала на месте. – Мальчики, у нас получилось!
И мгновение спустя сбитые с толку гриффиндорцы, прибежавшие на шум, изумленно наблюдали, как четверо друзей радостно обнимаются, бессвязно восклицая:
– Получилось! Мы смогли! У нас получилось!
– Что здесь происходит? – профессор МагГонагл появилась бесшумно и грозно нависла над студентами, невесть почему нарушившими относительную тишину в утренний час. – Как вы себя ведете? Мисс Грейнджер, мистер Уизли! Вы, как старосты, должны…
– Извините, профессор, мы только что узнали…
– Да, мэм, мы только что узнали, что у Невилла за вчерашнюю контрольную по зельям удовлетворительно! – перебил подругу Гарри, опасаясь, что она ляпнет на радостях что-нибудь не то. В конце концов, у него было немножко больше времени, чтобы переварить потрясающую новость и прийти в себя.
– Удовлетворительно? – декан Гриффиндора казалась удивленной. – В самом деле? Что ж, мистер Лонгботтом, думаю, Вас можно поздравить. Но! – она сурово оглядела семикурсников, немедленно постаравшихся выглядеть как можно более раскаявшимися. – Но поднимать такой шум было излишне. Ступайте одеваться и отправляйтесь завтракать!
И, сухо кивнув на прощание, Минерва МагГонагл удалилась.
– Да, нам пора! – мигом спохватилась дисциплинированная Гермиона. – Давайте быстрее, надо еще найти Драко, вдруг он не знает?
– Вряд ли, – покачал головой Рон, направляясь вместе с Невиллом и Гарри в спальню. – Он как-то говорил, что каждое утро непременно смотрит на календарь – вдруг да повезет!
– Ладно! – закруглил обсуждение Гарри. – Вот сейчас мы его в коридоре отловим и спросим.

В спальне они задержались несколько дольше, нежели предполагали: Симус и Дин, насмотревшись на их странности, всерьез вознамерились отправить всех троих к мадам Помфри. С трудом отбрыкавшись от непрошенных медбратьев, парни с некоторыми затруднениями разобрались, какие сегодня уроки и что, соответственно, следует брать с собой. Запихав в сумки учебники и пергаменты, они торопливо спустились в гостиную, где их уже с нетерпением ждала Гермиона.
– Ну, наконец-то! – воскликнула она, увидев друзей. – Даже Лаванда, когда идет на свидание, и то собирается быстрее!
– Мисс Грейнджер, это несерьезно! – надменно поджал губы Гарри, отнимая у подруги сумку с книгами. – Свидание суть развлечение, не несущее пользы разуму, мы же предвкушали встречу с почтенными нашими наставниками и посему старались одеться наитщательнейшим образом, чтобы…
– Чтобы перестать болтать и шевелить ногами! – энергично вмешался Рон, прибавляя ходу. – Давайте шустрее, нам еще Хорька ловить!
Спустившись в холл, они сразу увидели Малфоя, неторопливо направлявшегося к Большому залу – зверь определенно бежал на ловца.
– Малфой! – во весь голос заорал Рон, перепугав окружающих. – Иди сюда!
– Что ты орешь, Уизли, хочешь обрушить потолок? – едко полюбопытствовал слиеринец, приближаясь к четверке с Гриффиндора. – Ну, что случилось на этот раз? Ты научился считать до десяти?
Рон широко ухмыльнулся, повернувшись к друзьям:
– Люди, а ведь он и правда не знает!
– Чего я не знаю? – Драко мигом насторожился – мало ли что взбредет Уизли в рыжую голову.
– Драко, ¬– дружелюбно поинтересовался Гарри, ¬– ты в курсе, какой сегодня день?
– День Сурка! – сварливо отрезал Малфой, скривившись так, словно отведал уксуса. – Только не говорите, что вы решили устроить по этому поводу праздник, я этого не переживу!
– Никаких праздников! – вмешалась Гермиона, осознав, что Гарри и Рон, если их не опередить, будут тянуть резину до следующего понедельника. – Сегодня вторник, Малфой, понимаешь? Вторник. Третье февраля. Мы это сделали!
– Как – вторник? – слизеринец изумленно вытаращил глаза, в кои-то веки совершенно не заботясь о том, какое впечатление производит на окружающих. – Грейнджер, ты серьезно?..
– Конечно, она серьезно! – фыркнул Рональд, которому растерянная физиономия Малфоя только прибавила хорошего настроения. – Мы сами сначала не поверили, пошли смотреть на календарь в гостиной, и…
– Не поверю, пока сам не увижу! – категорично заявил блондин, устремляясь к подземельям. ¬– И профессору надо сказать! – бросил он через плечо Поттеру, который попытался было его остановить, предлагая не шляться по подвалам, а просто спросить двух-трех человек, не имеющих отношения к их компании. Гриффиндорцы переглянулись, и Гермиона флегматично пожала плечами:
– Он прав. Профессору действительно сказать надо.
Семикурсники направились вслед за стремительно шагающим блондином. Мантия Драко величественно развевалась за спиной, и Рон, наблюдая это примечательное зрелище, хихикнул:
– Знаете, по-моему, это заразно. Гарри, ну-ка, теперь ты пройдись, может, у тебя так же развеваться будет? Как полковое знамя!
– Не, вряд ли. Мне до такого еще расти и расти. Ты посмотри, какие складки, как стелется… Их бы на подиум, мантии рекламировать, и через месяц даже магглы так же одеваться начнут!
В эту минуту маленькая компания, имеющая в активе большой-большой секрет, достигла цели – двери, ведущей в гостиную Слизерина. Малфой резко остановился, сделал кругом через левое плечо и, ухватив Гарри за мантию, проникновенно сообщил:
– Я сейчас пойду гляну на календарь. Но если вы так пошутить решили, я вас…
– Иди уже, Хорек, не трать время! – Рон бесцеремонно оттащил белобрысого от своего лучшего друга и подтолкнул к входу. – Нам еще к Снейпу нужно зайти, а потом на завтрак успеть!
Блондин фыркнул и, не удостоив Уизли ответом, сообщил каменной стене пароль:
– Серпентарий! – а затем скрылся в открывшемся проеме.
– Хорошее слово, ¬– задумчиво одобрил Гарри. – Говорящее.
– А что оно значит? – заинтересовался Рональд, покосившись на стену, за которой скрывался вот этот самый как его там.
– Змеюшник, ¬– так же меланхолично пояснил ему друг, отряхивая паутинку с рукава. – Только на латыни.
– А львятник на латыни как будет? – встрял Невилл, но развить лингвистическую тему не вышло. Стена отодвинулась, открывая проход, и оттуда вывалился, запнувшись о порог, встрепанный Малфой с взъерошенной самым неподобающим образом шевелюрой и дикими глазами.
– Вторник! Там вторник! Третье там, представляете?! Нет, вы представляете – третье!..
– Мы знаем, Драко, не суетись! – Гарри, припомнив, как у них у всех от радостного известия снесло крышу, встал поближе и прихватил любимого врага за рукав. – Не переживай, там действительно вторник. И тут тоже. И вообще везде!
В ответ слизеринец сгреб его в охапку и стиснул изо всех сил, выдохнув в ответ:
– Я просто не надеялся, что этот факт до тебя дойдет, Поттер, ты же такой рассеянный!
– Уп… это… ты…
– В чем дело, ты заговорил как Хагрид! А ведь я предупреждал, что общение с этим чудом селекции до добра не доведет!
– Помалкивай, чудо! Дождешься у меня вивисекции, не посмотрю, что ты у нас редкий гибрид!
– Это еще какой?
– Хорька и гадюки!
– Поттер, тебе напомнить твою анимагическую форму?
– Не стоит, Малфой, я и так помню, что ты в некоторой степени родственник. Только поэтому до сих пор и ходишь некусанный!
¬– Эх… и почему я тебя не сожрал, пока возможность была?..
– Чувствовал родственную душу! Кстати, мы пришли, кто станет голубем, несущим радостную весть?
– Я, конечно. Ты двух слов связать не можешь, балбес. И не возражай! – оставив за собой последнее слово, Драко толкнул дверь кабинета профессора Снейпа.

Как и ожидалось, профессор уже успел позавтракать и теперь сидел за столом, пересматривая план первого урока. Услышав скрип дверных петель и шаги, он поднял голову и с любопытством воззрился на вошедшего крестника и следующих за ним по пятам гриффиндорцев.
– Чему обязан столь ранним визитом?
– Сэр, у нас хорошая новость! – торжественно сообщил Малфой, приосанившись и задрав нос с таким видом, словно приятное событие было целиком и полностью его заслугой.
– Профессор, мы разорвали кольцо! – бесцеремонно вмешалась Гермиона, не пожелав смиренно ждать, пока слизеринец перестанет, наконец, ломать комедию. – Сегодня вторник, третье февраля.
– Всегда вы, грифы, все портите! – раздраженно прошипел блондин, раздосадованный, что его так некстати перебили, не дав возможности порадовать крестного лично.
– Вот как, ¬– медленно произнес зельевар, откладывая пергамент и задумчиво глядя в пространство. – Значит, получилось.
– Получилось! – Рон жизнерадостно заухмылялся. – Не зря мы призраков гоняли и стены строили!
– Не зря, – суховато согласился профессор, чуть приметно улыбнувшись и с иронией покосившись на рыжего оптимиста. – Думаю, вашу деятельность можно оценить как вполне удовлетворительную.
– Ну, вот, – пробурчал Драко, скорчив недовольную рожу, ¬– я так и знал, что больше, чем удовлетворительно, он ни за что не поставит.
– Совершенно верно, мистер Малфой! – отрезал Снейп, поднимаясь со стула. – В связи с тем, что время вернулось в положенное ему русло, настоятельно рекомендую отправиться в Большой зал на завтрак, а затем мобилизовать силы для того, чтобы пристойно показать себя на занятиях! Мне будет крайне стыдно, если мои ученики окажутся хуже своих одноклассников.
– Но ведь никто же не знает, что Вы нас учили, сэр! – удивился Невилл.
– Достаточно того, что я об этом знаю, мистер Лонгботтом! – строго сообщил ему наставник.¬ – Ступайте!
Повторять не потребовалось – студенты знали его достаточно хорошо, чтобы не вступать в пререкания, да еще по столь несерьезному поводу.
Задумчиво проводив их взглядом, зельевар устало вздохнул и потер висок. Да, конечно, одной проблемой меньше – они все вновь вернулись в нормальное время. Но зато множились и становились насущными другие проблемы, о которых прежде можно было не думать, а именно: зелье Империус для Темного Лорда, деза для него же, хитрые слизеринские пляски с Пожирателями, явная угроза жизни Гермионы (вчерашний вечер Его Злопамятство не забудет, спасибо лимонным долькам), патрулирование коридоров, подготовка к урокам, собственно уроки… и много чего еще. И занятия с пятеркой старшекурсников… хотя, скорее всего, учиться у него дальше они не пожелают. Все же выпускной курс, горы заданий и километры эссе. Поскольку скучать им не дадут, едва ли они пожелают ежевечерне таскаться в сумрачные подземелья к не менее сумрачному наставнику для дополнительных занятий, кроме, разве что, Гермионы. Но она всегда была жадной до знаний, остальные же, включая крестника, вряд ли захотят продолжить. Так что не ранее сегодняшнего вечера ему следует ожидать смущенных, краснеющих школяров, сообщающих, что им, понятно, очень жаль, но они никак не могут и все такое прочее. Против всякой логики, призывающей радоваться освободившимся вечерам, профессор ощутил печаль и сожаление. При более близком знакомстве с гриффиндорцами выяснилось, что не такие уж они и тупые. А если быть честным, совсем не тупые. Он даже привязался к ним, на свой лад, конечно, и скорее позволил бы себя убить, чем признался бы в этом кому-либо, кроме самого себя. Впрочем, этим нахальным соплякам и не нужно было ничего говорить. Они и так все давно поняли.
Дверь приоткрылась, отвлекая зельевара от мрачных мыслей. На пороге, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, стояла Гермиона.
– Заходите уже, мисс Грейнджер, я не кусаюсь.
Девушка довольно вошла, плотно прикрыв за собой дверь, одним взмахом руки наложила запирающие и заглушающие чары и направилась прямиком к профессору.
– Я просто хотела сказать доброе утро без свидетелей, – сообщила она, усаживаясь на колени Снейпу.
– Грейнджер, что Вы себе позволяете? – в голосе Мастера Зелий против обыкновения не было яда.
– Меня зовут Гермиона. Вчера, профессор, у Вас не было трудностей при произнесении моего имени. Что изменилось за ночь?
– Гермиона, мы же договорились, что до твоего выпускного будем придерживаться отношений «учитель – ученица», разве нет?
– Я хочу быть уверенной, что после ты не прогонишь меня под любыми другими предлогами. Особенно из-за Его Злейшества.
– Гермиона…
– Нет! – девушка вскочила с колен. – Я знаю, что ты мне скажешь! Что из-за тебя я в опасности, что Волдеморт… ой, прости… что Темный Лорд использует меня, как приманку для Гарри, что я буду главным блюдом на балу у Пожирателей и все такое прочее. Но не думаешь ли ты, что из-за Гарри я уже и так в начале списка «Разыскивается»? И ты тут совершенно ни при чем!
«Ох, девочка, ты даже не знаешь, под какой удар я тебя подставил…»
– Северус, скажи что-нибудь, пожалуйста…
– Гермиона, я тебе обещаю, что когда война закончится и если мы выживем, мы вернемся к этому разговору. Сейчас же все другие обещания будут ложью. Поэтому когда ты выйдешь из этой комнаты, сразу станешь всем известной невыносимой всезнайкой, а я буду твоим грозным учителем зелий, буду снимать с твоего факультета баллы за правильные ответы и назначать отработки. Ничем, слышишь, ничем нельзя дать понять Темному Лорду, что нас что-то связывает, иначе я не смогу тебя спасти. Ты ведь и сама все понимаешь.
Девушка молча кивнула, незаметно смахивая слезинку с ресниц.
– Вторник – это не конец, это только начало.
– Могу я хоть иногда приходить в лабораторию и помогать? Ты же не справишься со всем один.
– Посмотрим, мисс Грейнджер, – голос изменился, уступив место обычным стальным ноткам. – Я поговорю с директором – мне действительно нужен ассистент. Свободны.
Гермиона улыбнулась и взмахом руки сняла наложенные ранее чары.
– Спасибо, профессор, – гриффиндорка еще раз послала зельевару очаровательную улыбку и вышла из кабинета.
– Надеюсь, я знаю, что делаю, – вслух подумал Мастер Зелий и, вздохнув, решительно выбросил из головы мрачные воспоминания вчерашнего вечера, сожаления и прочие сантименты и сосредоточился на делах насущных. В коридоре уже гомонили второкурсники, явившиеся на очередное занятие, как и положено по расписанию вторника.

Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, директор школы чародейства и волшебства Хогвартс с удовольствием уплетал любимые лимонные дольки, запивая мятным чаем у себя в кабинете, когда сию незамысловатую трапезу прервал декан Слизерина.
– Простите, профессор, может, мне зайти позже?
– О, нет, что ты, Северус, я весь внимания. Чайку?
– Спасибо, директор, – отказываться от чая было бы в высшей степени неразумно, ибо тогда пришлось бы брать ненавистную конфету.
– Северус, замечательно, что ты зашел, у меня как раз была для тебя хорошая новость, – голубые глаза за очками-полумесяцами подозрительно заблестели. – Даже две хороших новости!
Снейп насторожился. Беззаботный тон наставника, как правило, не сулил ничего хорошего.
– Я тут подумал… Ты же всегда хотел преподавать ЗОТИ, так можешь заняться на досуге…
– Простите? – зельевар едва не поперхнулся. Он всегда знал, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, да и то не всегда. И потому странные намеки директора на исполнение его давней мечты... которая, впрочем, уже не слишком его занимала... были чреваты какими-нибудь неприятностями.
– А не пойти бы тебе в АД, а, Северус?
– Куда?! – профессор все же подавился. Чудом откашлявшись, он с подозрением уставился на Дамблдора, поблескивающего глазами и очками примерно в равной степени интенсивности. – Со всем к Вам почтением, директор, я уже двадцать лет там.
– Вообще-то, я имел в виду Армию Дамблдора! – уточнил директор.
Снейп закатил глаза:
– Альбус, а какая, собственно, разница?
– Вот и я думаю, что никакой! – с готовностью согласился почтенный профессор. – Адом больше, адом меньше...
Мастер Зелий попытался прожечь директора возмущенным взглядом, но тот, похоже, был огнеупорным. Иначе как объяснить, что огонек в его глазах неустанно тлел уже которое десятилетие, так и не вызвав пожара?
– А вторая новость, профессор, такая же хорошая, как и первая?
– Думаю, она тебе понравится! – утешил директор.
Снейп поморщился – ему показалось, что Дамблдор пытается убедить в этом в первую очередь самого себя.
– Это – твоя новая ассистентка.
– Где? – нервы зельевара были натянуты до предела, и он невольно начал озираться, словно опасался столкнуться с упомянутой ассистенткой прямо здесь и сейчас.
– Не «где», Северус, а «когда» – сегодня в восемь она будет ждать тебя в твоем кабинете. Правда, она еще не знает, но это уже мелочи, – уважаемый директор школы раскусил очередную лимонную дольку. – Полагаю, Гермиона Грейнджер не упустит возможности учиться у мастера. Ты уверен, что не хочешь конфетку?
– Да, Альбус, я уверен, что не хочу конфетку! – сквозь зубы процедил Снейп, не зная, придушить старого хитреца или расцеловать на радостях.
– Жаль. Значит, придется страдать самому. Доброго тебе вечера, Северус.
Поняв, что «аудиенция» окончена, Снейп попрощался и вышел, гадая, чем его удивит АД и обрадуются ли горе-студенты перспективе терпеть его общество на протяжении оставшегося учебного года.

– Что у нас сейчас? – деловито поинтересовался Рон за обедом, поливая оладьи сиропом.
– Травология с Хаффлпафом, – рассеянно сообщила ему Гермиона, одной рукой перелистывая страницы учебника, а другой пытаясь налить себе молока. Понаблюдав за ее мучениями, Невилл решительно конфисковал у нее кувшин и наполнил стакан. Девушка поблагодарила его и отпила глоток, все так же зачарованно таращась в книгу.
– Что там такого интересного показывают? – хмыкнул Гарри, с иронией покосившись на подругу.
Рон, заглянув в учебник, сообщил:
– Особенности содержания в неволе гигантских мухоловок.
– О, это исключительно интересная тема! – вмиг оживился Невилл. – Гигантские мухоловки, надо вам сказать, – растения плотоядные, а поскольку их размеры варьируются от полутора до трех метров, то пищей им служат…
– Неосторожные студенты! – материализовавшийся за спинами гриффиндорцев Малфой не мог не внести собственную лепту в разговор. – Вы бы пошустрее, что ли.
– А ты что тут потерял? – мигом вмешался Дин Томас, неприязненно смерив слизеринца взглядом, не обещавшим тому ничего хорошего.
– Спокойно! – Рон ухватил привставшего было одноклассника за плечо и без усилий усадил на место, попутно разъяснив: – Это наш Хорек, и мы его мучаем!
– Кто кого еще! – строптиво фыркнула в ответ потенциальная жертва гриффиндорского произвола, поправляя на плече сумку с книгами. – Быстрее, сколько можно есть!
– Столько, сколько нужно, ¬– пробурчал Гарри, но поднялся, прихватив заодно намазанную маслом булочку. Вслед за ним собрались и остальные.
– Чего тебе, Малфой? – поинтересовался Поттер, дожевывая завтрак, когда они выбрались в холл.
– Да так, письмо сегодня получил, – беззаботно откликнулся слизеринец, разглядывая свой маникюр. – На этот уикэнд папенька желает видеть меня дома…

 
Lili_2007 Дата: Воскресенье, 29.11.2009, 19:02 | Сообщение # 25
Lili_2007
Девчонка с волосами цвета лилий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 22. Тайное и обыденное

– На этот уикэнд папенька желает видеть меня дома…
– Что?! – гриффиндорцы встревоженно переглянулись.
– Именно то, что слышали. Думается мне, он желает представить Лорду единственного сына и наследника.
– Тебе нужно немедленно идти к профессору Снейпу и все ему рассказать! – Гермиона порывисто ухватила Драко за рукав.
– Не нервничай, Грейнджер, сегодня вторник, а уикенд, если ты не помнишь, это выходные. Так что до субботы беспокоиться не о чем.
– Я бы не был в этом так уверен! – хмуро заметил Гарри, покусывая губу. – Лорд Томми не из тех, кто трепетно относится к школьным занятиям. И с него станется потребовать, чтобы ты явился пред его красны очи вот прямо щас! Так что не тяни, а то вляпаешься, и нам будет тебя жалко.
– Неужто? – фыркнул слизеринец, смерив Поттера недоверчивым взглядом.
– Правда-правда! – с непоколебимой серьезностью подтвердил Рон. – Ты нам дорог как память о безмятежном детстве. А Лорд перетопчется!
– Верно, ¬– без улыбки сообщил Гарри. – Дарить тебя Лорду нам не с руки.
– Слушай, Поттер, а не проще было сказать, что вы все меня трепетно любите и ни в какую не хотите лишаться моего блистательного общества?
– Кто любит – мы?! Тебя?! Тебя – мы?! Тебя… хм… ну, видимо… н-да, интересный вопрос… Кажется, мы и впрямь… того…
– Эй-эй, я имел в виду платоническую любовь, вы меня поняли, противные? Особенно ты, рыжий!
– Я хотел сказать, что мы действительно к тебе как-то привязались. И теперь уже не мечтаем отвязаться! Так что не переживай, Томми тебя не получит, даже если мне придется переквалифицироваться в ниндзя и устроить ему теракт!
– Поттер, я всегда знал, что у тебя крайне извращенная фантазия. И как тебя Лорд выносит?
– Ты, Драко, лучше спроси, как я его выношу, у него фантазия покруче будет, да и мечты специфические. И вообще, прекращай меня звать Поттером, это только Снейпу можно!
– Почему это?
– А ему вообще все можно…

Душевную беседу прервал звон огромных часов и истошный вопль павлина, все еще замещающего сгинувшую кукушку. Мельком глянув на циферблат, студенты заторопились – гриффиндорцы наружу, в теплицы, слизеринец наверх, в кабинет трансфигурации. Гермиона проводила Малфоя обеспокоенным взглядом и нахмурилась.
– Мне кажется, он слишком легкомысленно отнесся к этому письму.
– Кажется, ¬– лаконично отрезал Гарри, кутаясь поплотнее в мантию. ¬– Он знает, что ему может грозить.
– Надеюсь, ты прав, – вздохнула девушка и задумчиво прибавила: – А ведь мы и правда к нему привыкли. Он умный, начитанный. И забавный, когда не вредничает.
– Ну, если вспомнить, как редко он не вредничает… – фыркнул Рон, придерживая дверь теплицы, чтобы Гермиона могла войти.
– К этому тоже можно привыкнуть, ¬– заметил Невилл, рассеянно потрепав по листьям ядовитый плющевидный рукогрыз. Двухметровое хищное растение блаженно замурлыкало. – А профессору на самом деле сказать надо, иначе наш Хорек вполне может попытаться справиться сам.
– Не может, а непременно попытается! – уверенно посулил Гарри. – В этом смысле он такой же идиот, как и я.
Разговор пришлось прервать – к ним приблизились хаффлпафцы – члены АД. Эрни МакМиллан радушно их приветствовал и поинтересовался, будет ли в этот четверг очередное собрание. Гарри, подумав, решил, что будет. Скорее всего. И к ним присоединятся новенькие. То, что они будут слизеринцами, он благоразумно умолчал, не желая выслушивать возмущенные вопли и отвечать на бесконечные вопросы. Все позже, в Выручай-комнате, где не будет опасности привлечь лишнее внимание. А сейчас не следовало отвлекаться, поскольку уже появилась бодрая профессор Стебль и повела студентов кормить… гигантские мухоловки. Запихивая в жадные клыкастые пасти тушки кротов и кроликов и стараясь уберечь пальцы, Гарри меланхолично размышлял, кому пришло в голову назвать это чудовище мухоловкой. Судя по размерам, мухой для этого растения вполне мог бы служить воробей или даже ворона.

Когда растительные хищники насытились, а урок закончился, студенты потянулись к выходу, чтобы принять душ и отправиться на следующее занятие. У гриффиндорцев в расписании стояла пара по заклинаниям – кто бы мог подумать! – со слизеринцами.
– Интересно, что сегодня будет? – мечтательно проговорила Гермиона, пока они ждали профессора Флитвика, стоя в коридоре у окна. Она так устала от однообразия, что порадовалась бы и прорицаниям, а уж заклинания, один из любимейших предметов, настраивали ее на самый добродушный лад.
– Что-то непременно, ¬– пробурчал Рональд. Он с самым хмурым выражением лица перечитывал свою давным-давно – кажется, в прошлую пятницу – написанную домашнюю работу по заклинаниям, которую следовало сдать сегодня. И чем дальше, тем мрачнее становилась его веснушчатая физиономия. Наконец, он с досадой швырнул свиток на подоконник и выругался.
– Что с тобой? – Гарри с беспокойством покосился на друга.
Тот ответил угрюмым, обиженным взглядом и пояснил:
– Там же чушь, понимаешь? Полный бред, дальше просто некуда!
– Где чушь? – Малфой материализовался незаметно.
Рон перебросил ему пергамент:
– На, почитай!
Драко пробежал писанину по диагонали, свернул лист и покачал головой.
– Действительно, чушь. А почему тебя это так огорчает? Ну, чушь и чушь…
– А потому, что это мое домашнее задание! И сдать его надо сегодня! А другого у меня нет!..
– Ну, сдашь это, а в следующий раз напишешь что-нибудь приличное… – попыталась утешить Уизли Гермиона, но тот мотнул рыжей головой.
– Стыдно мне, понимаешь? Стыдно такое сдавать. Профессор Снейп меня бы за это в банке заспиртовал…
– Понятно, ¬– протянул Драко, с интересом разглядывая Рона. – Кто бы мог подумать…
– Вот и подумай! – огрызнулся Рон, отнимая у слизеринца свиток. ¬– А я не знаю, что делать!
– А ты скажи Флитвику все, как есть! – спокойно предложил Гарри. – Дескать, работа имеется, но тебе она не нравится, потому как написана давно, а теперь ты хотел бы ее переделать, и все такое.
– Хм… – Рональд всерьез задумался над такой возможностью, а тем временем профессор Флитвик распахнул двери кабинета, приглашая студентов войти.
– Сегодня я расскажу вам о синхронизации магии! – заявил Флитвик, забравшись на высокую стопку книг, чтобы студентам его было видно. ¬– Это одно из самых сложных и опасных магических действий!
– Еще бы! – почти беззвучно хмыкнул Рон, вспоминая, во что они пятеро превращали комнату для занятий. И что по этому поводу им каждый раз высказывал зельевар.
– Как правило, ¬– продолжал Флитвик, – синхронная магия является беспалочковой, это позволяет достигать большей точности. Но так гораздо труднее совладать с магическими потоками, не говоря уже о том, чтобы их объединить. С палочкой это сделать проще, но в таком случае результат может оказаться куда более приблизительным. Тем не менее, изучение синхронной магии начинают с палочками…
Семикурсники аккуратно конспектировали все, что касается синхронной магии, в свои тетради. Пятерка путешественников во времени не отставала от прочих своих однокурсников. Все, что они сейчас писали, было им знакомо, однако в силу известных причин то, что преподавал им профессор Снейп, приходилось учить наизусть и на практике, обходясь без конспектов. А конспекты были вовсе нелишними.
– Надо попросить Снейпа, пусть надиктует нам сегодня последние два способа слияния, про которые Флитвик не сказал, ¬– шепнул Рону Гарри, аккуратно добавляя к списку еще две цифры перед пустыми строчками. – Я помню, конечно, но лучше бы он еще раз повторил…
Рон согласно кивнул, подчеркивая волнистой линией заголовок.
Изложив основные постулаты и предупредив учеников об опасности данной разновидности магического искусства, профессор перешел к практике. Первым делом он освободил небольшое пространство перед кафедрой, оградив его невидимым барьером, установил на этом пятачке парту с заднего ряда, стул, обшарпанную тумбочку, пожертвовал несколько исписанных пергаментов, чернильницу и два замызганных пера. Пятеро приятелей обменялись понимающими взглядами – эти приготовления были им до боли знакомы.
– Ну, кто станет добровольцем? – вопросил профессор, разглядывая учеников со своего импровизированного насеста. – По двое, молодые люди!..
Молодые люди мялись, переглядывались, но не решались. Наконец, Флитвик решил дело просто – начал вызывать попарно тех, кто сидел за одной партой. Первой парой оказались Крэбб и Булстроуд…
К тому моменту, как почти весь класс опробовал новый для себя метод, все «наглядные пособия» вид имели самый жалкий. Стол, несмотря на многочисленные «Репаро», едва не разваливался на части, ножки стула были разного цвета, длины и толщины, пергаменты, многократно склеенные из клочьев, напоминали лоскутные одеяльца, а чернила из чернильницы оказались размазаны по магическому барьеру. Впрочем, незадачливые юные маги выглядели немногим лучше – растрепанные, в синяках и все как один перемазаны чернилами. Исключение составляли Гермиона и Невилл – они справились с заданием, не моргнув глазом. Гарри флегматично ждал их с Роном очереди и размышлял, стоит ли показывать все, на что они способны. В конце концов, Снейп не давал им на это разрешения… но, с другой стороны, профессор недвусмысленно заявил, что не желает их стыдиться. Значит, будем играть по правилам.
– Мистер Поттер, мистер Уизли, будьте добры!
Парни переглянулись, поднялись и подошли к доске.
– Сэр! – Малфой, оказавшийся на последней парте, да еще один, благовоспитанно поднял руку.
– Да, мистер Малфой?
– Профессор, можно мне присоединиться к… э-э-э… гриффиндорцам? У меня нет партнера, а после упражнений едва ли кто-нибудь сможет…
– Да, пожалуй, ¬– профессор с интересом оглядел белобрысого слизеринца и обратился к Гарри и Рону: – Если вы не возражаете…
– Нет, сэр! – почтительно отозвался Гарри, тогда как Рон скорчил рожу и пробормотал:
– С нами Малфой – так кто против нас?..
Драко элегантно поднялся с места и, старательно рисуясь, проследовал к площадке для упражнений. Флитвик, пропустив всех троих, замкнул сферу и предложил:
– Можете начать с левитации, это самое простое. Помнится, у вас это заклинание никогда не вызывало затруднений!
Рон сдавленно хихикнул, припомнив тролля и дубину, Гарри фыркнул, поняв, о чем думает его друг. Драко сквозь зубы прошипел: «Не отвлекайтесь!» Гриффиндорцы, не сговариваясь, достали палочки, хотя давно уже привыкли на уроках у Снейпа обходиться без них. Но слишком уж шокировать зрителей не хотелось. Рон перебросил палочку в левую руку – он оказался двуруким магом, о чем даже не подозревал до первой тренировки. Профессор пояснил, что это встречается достаточно часто, но волшебники, как правило, не развивают такой нужный дар, если только они не Авроры. Гарри это искусство никак не давалось, но зато быстротой реакции он превосходил даже своего учителя. Драко палочку доставать не стал – третий в триаде является донором магической силы, для чего ему требуется физический контакт, а палочка не нужна вовсе. Гриффиндорцы привычно встали плечом к плечу, слизеринец, стоя за их спинами, положил руки им на плечи – Рону на левое, Гарри на правое, чтобы лучше контролировать магические потоки.
– Вингардиум Левиоса!
Стол стремительно и плавно поднялся вверх, закружившись вокруг своей оси, вслед за ним перепелкой вспорхнул стул, грациозно взлетела тумбочка, пергаменты устроили хоровод, а чернильница скользила, словно по волнам, поблескивая гранеными боками. Ни один волшебник, будь он хоть Волдемортом, хоть Дамблдором, да хоть самим Мерлином, не смог бы поднять в воздух больше двух не связанных друг с другом предметов. Зато втроем они запросто заставили летать девять разнокалиберных вещей, не особо при этом напрягаясь. Как пояснял когда-то Снейп, маги, сливающие свои силы, получают не сумму магии, а ее произведение.
– Превосходно! Десять баллов Гриффиндору и десять Слизерину! – маленький профессор восторженно захлопал в ладоши и азартно предложил: – А теперь Инсендио!
Вмиг парящие в воздухе предметы, включая чернильницу из прочного, небьющегося стекла, вспыхнули и через секунду осыпались ровным серым пеплом, уделав удачливых магов с головы до ног.
– И Репаро! – Флитвик увлеченно подался вперед.
Ну, Репаро так Репаро – стол и стул восстановились в первоначальном виде, даже лучше, поскольку казались совсем новыми, тумбочка сверкала свежим лаком, пергаменты, белые и чистые, возникли словно бы из воздуха и опустились на столешницу, а у чернильницы откуда-то появилась бронзовая крышечка.
– Великолепно! Просто великолепно! Двадцать баллов каждому! Потрясающий уровень взаимопонимания! Поздравляю! – восхищение преподавателя было прервано раздавшимся звонком.
– Все свободны! На следующем занятии мы продолжим практиковаться. Предупреждаю сразу – заниматься самостоятельно ни в коем случае нельзя! Не огорчайтесь, столь впечатляющих результатов, как у Поттера, Уизли и Малфоя, может добиться каждый при должном старании. К следующему уроку вы должны выбрать себе партнера, с которым будете в дальнейшем отрабатывать приемы синхронизации. Предпочтение следует отдавать самым близким друзьям.

– Ну, вы и устроили! – со смесью осуждения и восхищения в голосе заявила Гермиона. – Впервые на арене гениальные жонглеры-эквилибристы!
– И дрессировщики! – тут же сунулся с комментарием Рон.
– Вот только посмей мне тут упомянуть про хорьков, я тебя… – Малфой демонстративно взвесил в руке учебник по защите.
– Ладно, ладно, не кипятись. Не скажу я никому про эксклюзивного, единственного в своем роде, поразительного…
– Уизли!..
– Молчу, молчу. Ох, что-то он нервный какой-то, может, ему валерьянки дать?
– Станешь тут нервным, когда вокруг одни гриффиндорцы… От такого количества красного цвета впору рехнуться! А, так вот почему все гриффы неумеренно агрессивны: это все из-за цветовой гаммы, в которой оформлены…
– Так, отставить балаган! Малфой, у тебя еще сегодня уроки есть?
– Так точно, мистер Поттер! После обеда пара по травологии, сэр!
– Отлично, у нас пара по трансфигурации. После занятий и ланча встречаемся в библиотеке! Расклад ясен?
– Так точно, сэр!
– Рон, хоть ты не паясничай. Ладно, встретимся, уроки сделаем – и к профессору в подземелья.
– Ох. Вот кто бы мне раньше сказал, что Гарри будет так радостно предвкушать поход к профессору Снейпу, я бы этому умнику посоветовал проветрить мозги.
– Да, Невилл, ты прав. Но ведь так лучше, правда? Я всегда думала, что вражда ничего хорошего не несет!
– Кто бы спорил…

Библиотека встретила их шуршанием страниц, царапаньем перьев и сдержанными репликами. К счастью для себя, студенты не видели, что к компании гриффиндорцев присоединился слизеринский староста. Им было бы чему удивиться – еще вчера они видели, как Поттер и Малфой обменивались дежурными оскорблениями; это повторялось настолько часто, что стало уже своеобразной традицией. Им было бы о чем посплетничать, ведь сегодня – извольте видеть – тот же Гарри запросто болтает со своим всегдашним врагом, и они совершенно не собираются отрывать друг другу головы и прочие ценные части тела. Все дело в том, что Драко весь вечер шлялся под заклятием невидимости, а для занятий теплая красно-зеленая компания выбрала самый дальний и укромный угол, как раз затем, чтобы избежать сплетен. Заклинание от подслушивания тоже работало отменно, так что и шансов услышать что-нибудь лишнее у окружающих не было.
– Так, сочинение по трансфигурации – к следующей среде; можно отложить пока. Эссе по травологии – к этой пятнице, надо не затягивать. Заклинания – предъявить конспекты, это у нас уже есть…
– Гарри, что значит – трансфигурацию отложить?! Ты с ума сошел! Там такая огромная тема, мы же не успеем!
– Гермиона, прекрати панику. Все мы успеем, у нас еще выходные впереди! Я предлагаю заняться травологией, задание на этой неделе сдавать!
– Ну, травология так травология. Да здравствуют гигансткие мухобойки!
– Не мухобойки, а мухоловки! Беда мне с этими гриффиндорцами… особенно с тобой, рыжий!
– А блондинам слова не давали!..

К шести вечера с сочинением было покончено, и старшекурсники отправились в подземелья к своему наставнику. До ужина оставалось еще целых два часа, которые вполне можно было потратить с пользой.
– Добрый вечер, сэр! – бодро поздоровался Гарри, толкнув дверь кабинета и перешагивая порог. Остальные последовали за ним, и вся компания привычно расположилась за столами.
Профессор Снейп, за день убедивший себя, что юнцы не придут, и даже успевший с этим смириться, несколько удивился.
– Что вы здесь делаете?
– Как – что? – Гарри изумленно посмотрел на профессора. – Мы на урок пришли. Как обычно, разве Вы забыли?
– Нет, но… – Снейп оглядел их внимательно и хмуро. – Вы уверены, что справитесь? С этого дня вам придется учиться не только у меня, вы не забыли об этом?
– Ни в коем случае! – Рон сиял, как начищенный до блеска медный таз, в котором его матушка варила айвовое варенье. – Нам сегодня на заклинаниях рассказывали про слияние магии. Так мы там такое устроили!.. – он зловредно захихикал.
– А на травологии мы кормили гигантских мухоловок, так я усики собрал, для снотворного зелья! Вот, они даже не высохли еще, – Невилл деловито выложил на стол аккуратный сверток с ценным содержимым.
– Крестный, где еще мы научимся так драться на дуэли? У меня Глациус теперь превращает в лед не только воду, а вообще все! Даже камень. Я раньше так не умел!
– Точно. А еще из камня лепить можно, как из глины! – Гарри хмыкнул, припомнив свое творение – барельеф на стене коридора на четвертом этаже, где во всей красе изображался Волдеморт в виде змея, корчащегося под копытами коня, на котором гарцевал Георгий-Победоносец. Причем воинственный святой был мрачен, носат и вообще подозрительно похож на профессора Снейпа. – А еще зелья! Я никогда не думал, что могу сварить что-нибудь, сложнее чая!
– Вы же не бросите нас, сэр? – Гермиона жалобно смотрела на профессора умоляющим взглядом.
Выдержать столь массированную атаку зельевар просто не мог:
– Ну, если вы уверены…
– Да!.. – дружный радостный вопль эхом разнесся по подземелью, заставив Мастера недовольно поморщиться.
– Тихо! Тихо, я сказал!..
Добившись тишины, он прошелся по классу и остановился у доски, строго глядя на своих учеников.
– Я согласен продолжать учить вас. Но я требую, чтобы вы успевали во всем, что касается стандартного обучения, ¬– он обвел всех пятерых хмурым взглядом темных глаз. – Кроме того, по рекомендации директора Дамблдора, я согласился давать уроки также членам Вашего АДа, Поттер!
Гарри ухмыльнулся, с удовольствием и толикой злорадства предвкушая реакцию своей АДской компании на это беспрецедентное решение.
– Теперь Вы, мистер Малфой! – профессор эффектно развернулся к занервничавшему крестнику и вкрадчиво осведомился: – Драко, скажи на милость, когда ты собирался поставить меня в известность относительно того письма, что ты получил из дома сегодня утром?
– Э-э… – слизеринец, покрасневший до корней белобрысых волос, мучительно соображал, что бы такого сказать.
Крестный, полюбовавшись немного на его мучения, едко сообщил:
– Отныне персонально для тебя походы в Хогсмид запрещены. Причина – слабо выраженная разновидность драконьей оспы. Для правдоподобия будешь ежедневно наведываться к мадам Помфри, она в курсе. Когда срок, требуемый для лечения, истечет, придумаем что-нибудь еще. И помни: отныне все письма непременно первым делом показывай мне. И не вздумай впредь тянуть и держать меня в неведении! Ты меня понял?
– Да, сэр, – пробормотал Малфой и смущенно поинтересовался: ¬– А откуда Вы узнали про папенькино послание?
– Мне доложила мисс Паркинсон, – ехидно фыркнул Снейп. – По всей видимости, ее очень беспокоит твое здоровье и благополучие… каковые могут оказаться в опасности, явись ты домой в эти выходные. Судя по всему, ее не прельщает перспектива навещать тебя в Мунго или на кладбище. Не огорчай девушку, Драко!
– Не буду, сэр! – слизеринец успел взять себя в руки и даже очаровательно улыбнулся крестному, хотя и знал, что на него умильные гримасы не действуют совершенно.
– Что касается Вас, мисс Грейнджер, – Снейп взял со стола свиток пергамента и протянул его Гермионе, ¬– Вы назначаетесь моим ассистентом и…
Продолжить он так не сумел – попробуйте поразглагольствовать, когда вам на шею со счастливым визгом кидается хорошеньская девушка!.. Парни, завидев столь смелый и дерзкий поступок со стороны гриффиндорки, разразились одобрительными воплями и аплодисментами, смущая главных героев действа. Зардевшись как маков цвет, Гермиона все же не выпустила профессора из объятий, за что удостоилась дополнительной порции радостного улюлюканья. Впрочем, профессор недаром славился железным самоконтролем. За считанные секунды он восстановил дыхание, совладал с волнением и твердой рукой отстранил свою новоиспеченную ассистентку, не упустив случая попенять ей.
– Мисс Грейнджер, мы договорились не форсировать события в эту сторону!
– Да, сэр. Простите, сэр. Больше не повторится, сэр.
– Пока она не окончит школу, сэр! – со смехом вставил Рон и получил от наставника по шее.
– Уизли! Будете хамить – пожалуюсь Вашей матушке! И не надо симулировать обморок. Что ж, раз вы все решили продолжить обучение, приступим. Записывайте тему урока: «Взаимодействие высших зелий и сложносоставных чар»…

 
koshechka Дата: Понедельник, 30.11.2009, 01:12 | Сообщение # 26
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
ПОТРЯСАЮЩЕ - столько позитива - но как же будет тяжело вставать утром.........
jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 ok4 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da4 da6


Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
Летучая_Мышь Дата: Понедельник, 30.11.2009, 01:25 | Сообщение # 27
Летучая_Мышь
"Vice versa"
Статус: Offline
Дополнительная информация
Отличное произведение =)))
С огромным нетерпением буду ждать продолжения =)



"В жизни каждого бывают моменты, когда следует броситься в пропасть, чтобы наконец убедиться в том, что всегда умел летать…"
Макс Фрай
 
svetlaychok Дата: Понедельник, 30.11.2009, 16:59 | Сообщение # 28
svetlaychok
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
класс! jump1
 
Irkina Дата: Понедельник, 30.11.2009, 17:17 | Сообщение # 29
Irkina
ВесёлаяРомашка или стихийное бедствие с лепестками
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вааай, обожаю фики про День сурка в Хогвартсе. ОООЧЕНЬ ДАВНО ждала что-нибудь именно такое - максимальное и качественное!!! Прочитала начало (5 глав) и теперь буду с нетерпением ждать и истекать слюнями от предвкушения окончания, ибо я выдрессировала себя таки не читать незаконченные фики grust2 Авторы молодцы.
И сюжет оригинальный и герои интересные получились ok4 ok4 ok4



 
aori Дата: Вторник, 01.12.2009, 10:48 | Сообщение # 30
aori
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Оболденный фанфик. Смеялась не переставая - позитивное настроение на целые сутки (а то и боьше, с учетом такого количества глав)!!!

Quote
Семикурсники удивленно подняли головы и обомлели: рохля и тихоня Невилл швырнул в стену черпак и что есть силы пнул оплавленный котел – тот слетел с подставки и покатился по полу, оставляя грязные пятна испорченного зелья. – Да пошел ты к черту! – заорал он прямо в лицо Снейпу, сжав кулаки. – К чертовой матери, понял?! Ты достал меня своими воплями и придирками, крыса подвальная! Да чтоб ты своими зельями отравился, змей траншейный, садист, мать твою через колено головою вниз об стену!..

Вот это я понимаю, проявил характер!!! Бедный профессор

А какие из них животные получились - просто умора
А Гермиона прям хомячок-убийца

Спасибо авторам - пишите, пожалуйста, продолжение)))


 
Hanami Дата: Среда, 02.12.2009, 11:54 | Сообщение # 31
Hanami
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
СУПЕР! Прочла фанфик на одном дыхании. Все герои не только с отличным чувством юмора, но и со своими индивидуальными особенностями. С нетерпением жду продолжения!!!!!


Когда дерутся тигр со львом, побеждает обезьяна, наблюдающая за ними с холма.
 
Мара Дата: Четверг, 03.12.2009, 12:51 | Сообщение # 32
Мара
Кикимора
Статус: Offline
Дополнительная информация
Класс!!!!! jump1 jump1

"Счастье не во внешних событиях. Оно - всердцах тех, кого они затрагивают. Верить в счастье, значит делать его истинным, ибо счастье - это вера в него". Андре Моруа
 
Wespe Дата: Понедельник, 07.12.2009, 14:13 | Сообщение # 33
Wespe
Мечта психиатра
Статус: Offline
Дополнительная информация
Это волшебно ,смешно ,и просто ЗДОРОВО!!!!!!!!!!!
Влюбилась почти сразу! Здоровский фик!!!!!!!!!
jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump1 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 da4 da4 da4 da4 da4 da4


Пусть будут шутки – разве это плохо? –
Пусть льются слёзы счастья, а не кровь! © Яд
 
Secret Дата: Пятница, 11.12.2009, 16:07 | Сообщение # 34
Secret
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
jump2 Это великолепно! Читала и настроенипе повышалось на несколько градусов, очень позитивная работа! я даже растроилась , когда поняла что это пока все! Огромное спасибо и удачи! jump1 ok4 jump1 ok4 jump1 ok4
 
Маркиза Дата: Суббота, 02.01.2010, 19:43 | Сообщение # 35
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 23. Скажи мне, кто твой враг

В четверг вечером Гарри активизировал Протеевы чары, наложенные на те самые монеты, помогавшие членам АД связываться друг с другом и назначать занятия под самым носом у Амбридж. Теперь необходимости соблюдать тайну не было, но отказываться от удобного способа, придуманного Гермионой, они не собирались. Юноша немного нервничал. Сегодняшний день будет необычным: слизеринцы в качестве соратников и профессор Снейп в роли наставника молодежи. Да, это может быть трудно, в конце концов, он никого не предупредил. Достаточно ли ему доверяют товарищи, чтобы принять слизеринцев?
Гарри, Рон и Гермиона, по обыкновению, пришли в Выручай-комнату раньше всех. Комната не подвела, в очередной раз предоставив им помещение для тренировок. Просторный зал с высоким потолком, маты на полу, манекены для отработки заклинаний, подушки и пуфы вместо стульев, шкафы с книгами. Гермиона тут же достала с полки увесистый том, расположилась на подушке и принялась за чтение. Рон и Гарри устроились на подоконнике, глядя наружу. Вряд ли это было настоящее окно, но вид на озеро открывался замечательный.
– Как думаешь, что они нам скажут, когда увидят, кто новенький? – покусывая губу, спросил Рон, пристально глядя на голубоватый в лунном свете снег, покрывающий Запретный лес.
– А вот сейчас они придут, и тогда мы все узнаем! – хмыкнул Гарри. Он беспокоился, но не намерен был отступать. Чем больше людей выступит против Волдеморта, тем больше шансов отделаться от него раз и навсегда. А потом, когда – юноша раз и навсегда запретил себе думать «если» – они победят Лорда, всем выжившим придется ладить друг с другом. И чем быстрее они научатся ценить других не только за принадлежность к факультету, происхождение и прочее, тем лучше. Да, всеобщее единение и согласие – утопия, и ничего больше. Но… Драко стал хорошим приятелем, Снейп – самым уважаемым учителем, и когда они сражались за Хогвартс, слизеринцы тоже были с ними, и ни один не попытался открыть Темному Лорду ворота школы. Интересно, что сделал Малфой, чтобы добиться такого эффекта? Надо будет обязательно спросить и взять на вооружение.
Дверь скрипнула, впуская прибывших. Эрни, Ханна, Джастин и Сьюзен, оживленные, веселые, в глазах нетерпеливое ожидание. Снова шаги – близняшки Патил, у Падмы в волосах синяя лента, у Парвати – красная. Жаль, Фред и Джордж уже окончили школу, с ними никогда не было скучно, хотя они то и дело вносили в происходящее определенную долю сумятицы. Терри и Луна увлеченно обсуждали особенности применения кухонных заклинаний в сражении с врагом. Оказывается, заклятье для чистки противней вызывает неудержимое желание потанцевать, кто бы мог подумать. Кажется, все. Даже Захария Смит явился, надо же. Вновь прибывшие здоровались с теми, кто пришел раньше, рассаживались кто где, разглядывали Выручай-комнату, отмечая некоторые изменения в обстановке. Гарри спрыгнул с подоконника и вышел на середину комнаты.
– Сегодня у нас первое занятие в этом месяце, ¬– начал он, – и с сегодняшнего дня к нам присоединятся…
Договорить он не успел. Дверь скрипнула, отворяясь, и в комнату вошли Малфой, Паркинсон и Гойл. Воцарилась оглушительная тишина. Затем…
– Что они здесь делают?! – возмущение Дина Томаса не имело границ.
– Они теперь с нами! – резко ответила Гермиона, захлопывая книгу. Но Дин не услышал ее. Он вскочил на ноги и воскликнул, тыча пальцем в слизеринцев:
– Какого черта вы тут потеряли?!
– Опять решил выслужиться, Малфой? – фыркнул Терри, смерив блондина уничижительным взглядом. – Должен тебя разочаровать: Амбридж в школе больше нет, так что можешь не стараться!
¬– И вообще, как они сюда попали?.. Проваливайте в свои подвалы!.. Вы нам здесь не нужны, ясно?..
Гарри, слегка оглушенный столь бурной реакцией, растерянно переводил взгляд с одного на другого, пока не увидел лицо Драко. Тот казался совершенно невозмутимым, спокойным, и только побелевшие, сжавшиеся в нитку губы выдавали его напряжение. Еще минута, и он уйдет, внезапно понял Гарри. Уйдет – и все вернется на круги своя: оскорбления, проклятья из-за угла, будущее, которого Драко Малфой так для себя не желал, то самое, с Пожирателями и Черной меткой. Гриффиндорец стремительно пересек помещение, попросту отпихивая тех, кто оказывался у него на пути, подошел к слизеринцам.
– Привет, Драко!
Члены Армии Дамблдора недоуменно примолкли, наблюдая, как их предводитель пожимает руку слизеринскому хорьку и кивает его товарищам. Но прежде, чем кто-либо успел возмутиться столь дерзким попранием существующих традиций вражды двух факультетов, Поттер резко развернулся к ним:
– Как я уже говорил, ¬– негромко и очень веско сообщил он собравшимся, – с сегодняшнего дня у нас пополнение. Вполне вероятно, те, кто пришел сегодня, окажутся не последними. Прошу любить и жаловать!
– Но… но они ведь… – растерянный Симус так и не смог выдавить из себя что-то более конкретное.
– Они тоже хотят жить! – жестко припечатал Гарри, оглядев своих товарищей. – Без Волдеморта жить, ясно? Потому как этот гад жизни никому не даст, и они тоже это понимают. Может, даже лучше, чем мы.
– Да ты просто рехнулся! – взорвался Смит, вскакивая на ноги и сжимая кулаки. – Доверять сыну Пожирателя! Ты идиот, Поттер!
– Все может быть! – юноша хладнокровно улыбнулся. – Если на этом основании ты решишь покинуть нас – что ж, никто не станет тебе препятствовать. Но имей в виду – если ты станешь распространяться о том, как именно обновился состав АД, тебя постигнет судьба Мариэтты!
– Э-э-э… вообще-то, я усовершенствовала чары, поэтому судьба Мариэтты в случае предательства покажется еще цветочками, – вдруг заявила Гермиона и, заметив удивленные взгляды, хладнокровно добавила: – Во избежание. На всякий случай. Мало ли. Вы не хотите знать, поверьте.
– Да я… – Захария захлебнулся от ярости… а также потому, что Рон Уизли спокойно поймал его за шкирку и хорошенько взболтал:
– Уймись, а то воды за шиворот налью! – а затем ухмыльнулся слизеринцам, все еще стоящим на пороге. – Ну, чего встали как неродные? Проходите, не в гостях.
– Ты любезен, как никогда, рыжий! – фыркнул в ответ Драко, беря под руку Пэнси и помогая ей опуститься на пуфик прежде, чем сесть самому.
– А то! – хмыкнул Рон, плюхаясь рядом. – Это вам, блондинам, этикет непонятен, а мы…
– Кстати! – Гарри не без сожаления прервал их беседу, грозящую вылиться в привычную уже перепалку. – С этого дня у нас…
Дверь снова отворилась, и на пороге воздвигся…
– …будет преподавать профессор Снейп, – завершил фразу гриффиндорец, поворачиваясь к вошедшему. – Добрый вечер, профессор!
– Добрый, – зельевар суховато кивнул и окинул цепким взглядом собравшихся в Выручай-комнате студентов.
На физиономиях большинства из них он отметил крайнюю степень обалдения – его появление определенно было для юнцов неожиданностью. Снейп спрятал ехидную усмешку. Похоже, Гарри никому даже не заикнулся о том, какой сюрприз их ожидает. Любопытно, он опасался возражений и потому решил поставить всех перед фактом? Или хотел посмотреть, какие у них будут лица?.. Судя по количеству чертей, резвившихся в глазах гриффиндорца, справедливыми были оба предположения. Юноша от души развлекался, но тщательно это скрывал.
– Пожалуй, начнем! – скомандовал профессор. – Сядьте.
Юнцы торопливо расселись по местам, и вскоре в помещении воцарилась тишина. Все же привычка – это и впрямь вторая натура, а студенты привыкли слушаться зельевара. Хотя бы потому, что перечить ему было чрезвычайно неблагодарным делом.
– Как уже было сказано, – профессор мельком взглянул на Поттера, – с сегодняшнего дня я начну проводить у вас занятия. Не все они будут посвящены защите, но связаны с ней – обязательно. Я не стану выставлять вам оценки и снимать баллы, но жду, что все вы отнесетесь к любому заданию с полной серьезностью. Вполне вероятно, от этих знаний будут однажды зависеть ваши жизни. Поттер! Будете моим ассистентом.
– Да, сэр! – благовоспитанно откликнулся юноша, почтительно склоняя голову. Правда, довольная ухмылка до ушей несколько портила торжественность момента. Профессор хмыкнул и жестом пригласил гриффиндорца выйти к нему. Смерив юношу чуть насмешливым взглядом, Снейп продолжил:
– Насколько мне известно, вы начали проходить синхронизацию магии. Профессор Флитвик наверняка рассказывал, насколько это непростое и опасное искусство. Я намерен несколько расширить ваши знания об этом предмете. Мистер Поттер, приступим!..

Занятие завершилось за полчаса до отбоя. Профессор Снейп, сухо попрощавшись с новоиспеченными учениками, отбыл в подземелья, прихватив с собой слизеринцев. Дождавшись, когда их шаги затихнут в коридоре, Дин резко развернулся к Гарри:
– А теперь объясни нам, почему ты ничего не сказал?!
Тот не успел ответить, когда эстафету подхватила Парвати:
– Решил устроить нам сюрприз? Так вот, такие сюрпризы не в нашем вкусе! Ты обязан был нас предупредить!..
– И вообще, – заносчиво сообщил Смит, задирая нос, – принимать в АД кого попало…
– Да не просто кого попало! – перебил его Терри. – Малфоя принимать! Малфоя! Гарри, ты что, забыл, что он выдал нас Амбридж?
– И издевался все время! – топнула ногой Падма.
– А Снейп?! Это же уму непостижимо! – они распалялись все больше и больше, перекрикивали друг друга, размахивая руками. – Нам его на зельях мало, что ли?! А теперь этот упырь будет нас еще и тут мучить!.. А Малфой!.. А Паркинсон!.. Гойл, подумать только!.. Ты с ума сошел!.. Ты свихнулся!..
Гарри слушал их молча, сложив руки на груди и покачиваясь с носка на пятку. Наконец, когда претензии начали повторяться, а вопли достигли апогея, резко шагнул вперед:
– Тихо!
Привычный сигнал к тишине, который он частенько использовал во время занятий, как ни странно, подействовал и на этот раз. Все примолкли, все еще рассерженные и возбужденные, но согласные выслушать. Именно поэтому Поттер и не начал объяснять свои мотивы сразу – нужно было дать членам АДа возможность выплеснуть отрицательные эмоции. Оглядев их, Гарри глубоко вздохнул и начал говорить.
– Я должен перед вами извиниться. Не за то, что привел слизеринцев, – за то, что ничего вам не сказал. Но, честно говоря, я боялся, что вы не сможете сдержать эмоции, а тогда это все услышит кто-нибудь, кому знать совершенно не обязательно.
– Да? А слизням, значит, обязательно? – язвительно поинтересовалась Ханна, перебросив за спину длинную светлую косу. – Значит, они нам не опасны, так, что ли?
– Для них это опаснее, чем для нас! – флегматично заметила Луна, рассеянно вертя в руках пробку от сливочного пива с нацарапанными на ней странными знаками.
– Что ты имеешь в виду? – сердито осведомилась Падма, нерво одергивая манжеты блузы. – Это же слизеринцы! Их родители служат Сама Знаешь Кому!
– Вот именно! – дружелюбно кивнула Лавгуд, оставив пробку в покое и поднимая взгляд на одноклассницу. – Их родные у Неназываемого, значит, если он узнает, что они с нами, то может их шантажировать и даже убить.
– Да, – поддержала ее Гермиона. ¬– Или приказать родственникам с ними расправиться, как с предателями. Скажем, Беллатриса Лестрейндж приходится Малфою родной теткой. Как вы думаете, будет ли она сомневаться, если Вы Знаете Кто прикажет его уничтожить?
– Есть еще один нюанс, – заметил Невилл. – Вот скажите, вы хотели бы с тем же Малфоем драться? Не на кулаках, не на дуэли, а до смерти?
– При чем тут это? – недоуменно проворчал Симус, ожесточенно ероша себе волосы.
– А при том, – бросил в ответ Рон, спрыгивая с подоконника, ¬– что Хорек – отменный боец. И у него всегда пара крапленых козырей в рукаве есть. Да и остальные змеи по большей части тоже не пальцем деланы!
– К тому же, представьте, – хмуро продолжил Гарри, – вот сражение. Вы с ним деретесь. Вы дожны его убить. Должны. Иначе он вас заавадит. Сможете? – он обвел товарищей внимательным взглядом.
– Мы знаем его семь лет. Да, он нас доставал, издевался, шпионил. Но убить? Разве за это убивают?
– Но если он сам… – запротестовал было Эрни, но вдруг замолчал, прихмурив брови.
– Ты хочешь сказать, – медленно проговорила Сьюзен, склонив голову к плечу, ¬– что это все затем, чтобы они были на нашей стороне? И нам тогда не придется с ними сражаться?
– Совершенно точно! – Гарри с облегчением улыбнулся и кивнул. – Если мы хотим победить малой кровью, нам нужно быть вместе! Отвергать слизеринцев, которые готовы стать нашими соратниками, только из-за факультета – бред!
– Но ведь это же Слизерин! – возмущенно запротестовал Захария. – Какие из них соратники?! Сам Вы Знаете Кто учился на этом факультете! А его основатель ненавидел магглорожденных! Вы что, правда думаете, что они пойдут против воли Салазара Слизерина?! Он же призывал всех грязнокровок убивать!..
– Ничего подобного! – отрезала Гермиона. – Он всего лишь не хотел их обучать, вот и все. И вообще, если он был такой кровожадный мерзавец, кто мешал ему притвориться, что он согласен, а потом выпустить из Тайной комнаты василиска и уничтожить всех неугодных, заполучив школу в единоличное владение?
– Но он ведь ушел все-таки? – возразил Джастин, с интересом покосившись на Гермиону. – Он был с ними не согласен, вот и…
– Этого тоже наверняка никто не знает! – пожала плечами гриффиндорка. – Согласно некоторым источникам, он просто устал от школьной рутины и решил посвятить остаток жизни исследованиям. И если верить некоторым намекам, сделанным в древних летописях, он до самой смерти поддерживал отношения с остальными основателями. Странно только, что об этом почти не говорят.
– Но как же василиск?! – возмутился Колин Криви. ¬– Зачем он его тут оставил?!
– А может, его просто девать было некуда? – хмыкнул Гарри. – А Хогвартс – самое безопасное место в Англии. Вот и оставил зверюшку пожить, а потом об этом почти забыли.
– Мы сейчас договоримся до того, что Слизерин и Гриффиндор были друзья – не разлей вода! – беззлобно пробурчала Лаванда.
– Поначалу так оно и было! – Луна задумчиво склонила голову к плечу. – Вот и Шляпа волшебная пела об этом однажды…
– Но мы отвлеклись! – напомнил друзьям Гарри. – Со слизеринцами, думаю, все понятно. А вот что касается профессора Снейпа, то давать нам уроки ему приказал Дамблдор. Так что выбора особого ни у нас, ни у Снейпа не было.
– Бедный профессор! – вздохнула вдруг Парвати, обнимая сестру за плечи. – Какой все-таки директор жестокий, разве можно так со Снейпом?
– Думаю, Снейп с тобой полностью согласен! – расхохотался Рон.
– Должен вам напомнить: через пять минут отбой! – деловито сообщил Эрни, бросив взгляд на часы.
– Да, нам пора. Не знаю, как вам, а мне совершенно не хочется радовать Филча! Пошли, Лу! – Терри ухватил за руку Луну, помахал всем на прощание и выскользнул за дверь. Гарри не обмануло его видимое легкомыслие – просто Терри требовалось подумать и переварить все, что он сегодня услышал. Остальные потянулись следом, разбиваясь на группы по двое-трое и полушепотом обсуждая происшедшее. Разговаривали очень тихо – привычка к конспирации давала о себе знать, а эмоции уже перегорели.
– Думаю, все прошло не так уж плохо, ¬– вполголоса заметила Гермиона, провожая их взглядом. – Они вообще могли уйти в самом начале.
– От Снейпа? Не думаю! – хмыкнул Гарри, натягивая мантию.
– Гарри! – Джинни не ушла с остальными. – Скажи, ты правда уверен, что слизеринцы нас не предадут? Ведь там их родители, думаешь, они смогут против них сражаться?..
– Не знаю, Джин, ¬– Гарри тяжело вздохнул и, стащив с носа очки, устало потер ладонью лицо. – Не знаю. Я не слишком на них рассчитываю, как на возможных бойцов, когда дело дойдет до драки, но надеюсь, большинство сумеет хотя бы остаться в стороне. Хотя некоторые смогут, конечно…
– Некоторые не только смогут, но и будут, – Гермиона спрятала в сумку книгу и поднялась. – У Блейза Забини Пожиратели еще в прошлую войну убили отца – он не захотел присоединяться к Томми. От Милисенты папаша требует родить ребенка и принести его в жертву темным силам – они нашли какой-то идиотский ритуал.
– Угу. А у Крэбба мать заставили пройти посвящение в Пожиратели, ей стало плохо во время церемонии, и она умерла, потому что Томми запретил отправлять ее в Мунго. И целителя вызвать не позволил, сказал, слабаки ему не нужны, пусть подыхает! – бросил Гарри, стиснув зубы: эту сцену он наблюдал, когда в очередной раз его занесло в сознание безумного мегаломаньяка.
– А тот же Малфой вообще не желает иметь ничего общего с Пожирателями, они ему мешают заниматься делом! – фыркнул Рон, припомнив, как вдохновенно Драко месит тесто и жарит котлеты.
– В общем, нам придется как следует подумать, чтобы решить эту проблему, – заключил Гарри и добавил: – А сейчас нам пора в башню, а то Филч сцапает, и тогда профессор Снейп нам покажет, где соплохвосты зимуют.
– Как – где? – Невилл удивленно приподнял брови. – Под кроватью у Хагрида!..

Вечером следующего дня Гермиона, с радостью приступив к обязанностям ассистента преподавателя, в поте лица своего трудолюбиво корпела над контрольными работами по зельеварению младших курсов. Поначалу. К концу шестого эссе у нее появилось подозрение, что профессор Снейп просто издевается, заставляя читать совершенно безграмотное бумагомарательство да еще и оценивать его с точки зрения знания предмета. После одиннадцатого сочинения разболелась голова. Девушка отложила перо, вздохнула, с тоской посмотрела на пачку непроверенных пергаментов, хныкнула; заметив вдруг появившийся перед ней пузырек с зельем от головной боли, выпила до последней капли, облегченно вздохнула и снова взялась за умные мысли об использовании ромашки обыкновенной в лечебных составах успокаивающего действия. К четырнадцатому варианту контрольной желание оставлять саркастичные замечания на полях выросло до максимума.
– Не мучайтесь, мисс Грейнджер, пишите все, что думаете – уверен, Ваше мнение полностью совпадет с моим, – флегматично заметил Мастер Зелий, помешивая стеклянной лопаткой странный мерцающий состав в стоящем на огне котле.
– Профессор, может, я лучше вам с зельем помогу? – жалобно попросила гриффиндорка, заранее зная ответ. – Не могу я эту… эти… ЭТО читать!
– Мисс Грейнджер, не заставляйте меня полагать, что я ошибался в Ваших умственных способностях. Неужели Вы действительно верили в интеллектуальные возможности подрастающего поколения?
– Нет, но такого… такой... – Гермиона запнулась, подыскивая подходящее слово.
– Тупости, – любезно подсказал профессор.
– Да, именно, я не ожидала.
– Да? – профессор иронично поднял бровь. – Я подозревал, что шесть лет на уроках Зелий в компании Лонгботтома кого угодно излечат от наивной веры в человеческий разум!
– Но, сэр! – запротестовала Гермиона, втайне довольная тем, что можно ненадолго отложить возвращение к опостылевшим контрольным. – Мы ведь учимся уже седьмой год!
– Этот год можно не считать, – Снейп аккуратно всыпал в свое варево мелко накрошенную чешую морского дьявола и продолжил помешивать. – Ваш одноклассник наконец-то взялся за свой столь долго отсутствовавший ум.
– Вот видите! – девушка улыбнулась. – Значит, и в отношении остальных мы тоже можем надеяться на лучшее!
– Надежда – чувство нелогичное, мисс Грейнджер. Совершенно.
– Зато необходимое.
– Не думаю, что мы можем надеяться, что Люциус Малфой забудет о Драко. Слабо выраженная разновидность драконьей оспы не длится три месяца даже теоретически. Особенно в нашем случае.
– Ну, сэр, Вы сами предложили для правдоподобия не только ежедневные походы в больничное крыло, но и вакцину, которая у абсолютно здорового человека вызывает все необходимые симптомы. В качестве маскировки.
– Во-первых, не я, а мадам Помфри, а во-вторых…
– Вы всегда вправе назначить ему отработку – как раз на все выходные, – предложила Гермиона. – Или лучше пусть это сделает профессор МакГонагл, тогда Вам не придется отчитываться перед Его Темнейшеством. А на следующей неделе профессор Дамблор заподозрит, что Драко связан с Пожирателями, и наложит на него чары, препятствующие работе любых портключей в ближнем радиусе действия.
– Да Вы генератор идей, мисс Грейнджер, – Снейп закончил помешивать странную эссенцию и погасил огонь, оставив зелье остывать. – Директор думает временно ограничить прогулки в Хогсмид из-за опасности нападения, правда, тут возникли сложности. Министр Магии ни в какую не желает дозволять мораторий на выходные в деревне. Утверждает, что попечительский совет не одобрит, и нельзя лишать деток развлечений. Между тем выделить наряд Авроров для патрулирования территории хотя бы в эти дни не желает. Идиот. Так что нам придется очень постараться, чтобы мистеру Малфою не пришлось оправдываться, почему он никак не может покинуть школу. Когда закончите проверять эти образцы полнейшего отсутствия смысла и намека на логику, перельете зелье из котла в длинные прозрачные колбы – они в шкафу. И постарайтесь не уронить – чревато.
– А что там, профессор?
– Магическая разновидность нитроглицерина, иными словами – пробный вариант взрывчатки. Если ничего непредвиденного не случится, завтра проведем полевые испытания – разрешение от Дамблдора я уже получил.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Hanami Дата: Понедельник, 04.01.2010, 12:15 | Сообщение # 36
Hanami
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
СУПЕР!!!!! jump1 jump1 jump1 ok4 ok4 ok4

Когда дерутся тигр со львом, побеждает обезьяна, наблюдающая за ними с холма.
 
aori Дата: Понедельник, 04.01.2010, 12:19 | Сообщение # 37
aori
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо за новую главу, к тому же и достаточно большую!!! Так держать)))) jump1 jump1 jump1
Главное - не останавливаться на достигнутом и продолжать радовать нас новыми главами.


 
Secret Дата: Понедельник, 18.01.2010, 17:24 | Сообщение # 38
Secret
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо, за долгожданное продолжение! Удачи в написании! Вы-гений!!!!!!!!!! jump1 ok4 jump1 ok4 jump1 ok4
 
Avelena Дата: Суббота, 20.03.2010, 12:16 | Сообщение # 39
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 24. Шабаш

Назавтра провести полевые испытания не удалось. Неустойчивая февральская погода преподнесла очередной сюрприз – совершенно мерзкую оттепель. Сугробы просели и покрылись коркой, с неба сыпал снег с дождем, покрывая все вокруг слоем льда. Все это делало крайне затруднительным перемещение на расстояния более дальние, чем сто метров. Пришлось ждать, покуда погода не устаканится, что произошло лишь дней через десять.
В то морозное субботнее утро сразу после завтрака ассистентка зельевара Гермиона Грейнджер получила от своего профессора полчаса на сборы и наказ не опаздывать. Исполнившись нетерпения, она вприпрыжку помчалась в башню Гриффондора, одновременно прикидывая, как одеться и что прихватить с собой в лес, где и должна была состояться первая проба нового зелья. Девушка уложилась в девять минут и уже спускалась по лестнице в гостиную, как вдруг поблизости материализовалась Джинни столь бесшумно, что впору было подумать, будто она просочилась через стену, как призрак.
– Гермиона, ты далеко собралась?
– На прогулку! – ляпнула девушка, сразу не сообразив, к каким последствиям сей ответ может привести.
Джинни радостно всплеснула руками и затарахтела:
– Вот здорово! Я тоже хочу, подожди меня, я быстро!
И прежде чем подруга успела ее остановить и пояснить, что именно за прогулка ее ждет, взлетела вверх по лестнице и скрылась за дверями своей спальни. Гриффиндорская староста растерянно проводила ее взглядом и поспешила следом.
– Джинни, это не просто прогулка, мы с профессором Снейпом будем тестировать зелье…
– Правда? – младшая Уизли, как это ни странно, обрадовалась еще больше. – Класс! Как интересно. И Гарри надо позвать, ему тоже понравится!
– А ты уверена, что профессор Снейп…
– Не переживай, Герми, он к нам уже привык.
Гермиона лишь головой покачала. Она не слишком разделяла уверенность Джиневры относительно реакции зельевара. Но делать было нечего: если уж Джинни решала что-нибудь, переубедить ее было чрезвычайно сложно, и это требовало значительно больше времени, нежели отпущенные ей Снейпом полчаса. С другой стороны, профессор ведь не запрещал остальным идти вместе с ними! Что ж, если он будет недоволен, сам об этом скажет. Мысленно пожав плечами, Гермиона прикрыла дверь и спустилась в гостиную. Первым, кого она увидела, оказался Рон, одетый в куртку и с метлой на плече.
– Ты тоже гулять? – бодро поинтересовался он, поправляя вязаную шапку с помпоном. – Мы с Гарри полетать решили, присоединишься?
– Сейчас не могу, мы с профессором должны опробовать зелье…
– То самое? – восхитился Рон – о взрывающемся зелье были наслышаны все АДовцы. – И мы пойдем! Вот сейчас Гарри спустится.
– Джинни тоже хотела.
– Вот и ладно, – Рон протопал к лестнице, ведущей в девичьи спальни, и заорал, глядя вверх. – Джи-и-ин! Захвати метлу-у-у!..
– Ла-а-адно!.. – откликнулась его сестра.
Спустя пару минут в гостиной появились Джинни, Гарри и Невилл.
– Я подумал, нельзя же такое пропустить! – смущенно пробормотал Лонгботтом, застенчиво ковыряя носком ботинка потертый ковер.
Ни у кого из собравшихся не возникло мысли, что профессор будет не рад их видеть. Кроме Гермионы, которая благоразумно оставила свои сомнения при себе.
– Идемте, у нас осталась всего четверть часа, – поторопила она друзей. – Не стоит заставлять профессора ждать!
Дружная гриффиндорская компания оперативно добралась до холла – всего за каких-нибудь пять минут. Разумеется, именно там им посчастливилось встретить вездесущего Малфоя, судя по одежде, метле и компании Пэнси, собирающегося на свежий воздух.
– И куда вас несет в таком количестве? – сварливо поинтересовался блондин вместо «здравствуйте».
– В Запретный лес! – радостно сообщил Рон. – Там, говорят, погода хорошая!
– Что вы в лесу потеряли? – Пэнси выглядела озадаченной.
– Сегодня профессор будет экспериментировать с новым зельем! – радостно поделилась Джинни, подпрыгивая от предвкушения. – С тем самым, представляете?
– И ничего мне не сказал! – Драко старательно изобразил на бледной физиономии обиду.
– А Милли тоже хотела поглядеть, как это будет работать! – задумчиво сообщила Пэнси, дергая бахрому светло-зеленого шарфа. – И Блейз интересовался…
– Так! – Малфой решительно вручил свой Нимбус однокурснице и рванул к подземельям, на ходу бросив через плечо: – Ждите нас, мы быстро!
– Малфой, у вас десять минут! – крикнул в ответ Гарри и повернулся к Рону. – Слушай, пока он там шляется, давай на кухню смотаемся! Возьмем чего-нибудь пожевать.
Вручив свои метлы Невиллу, парни целеустремленно направились к лестнице, ведущей в кухонный коридор.
– Вот кому что, а им бы лишний раз поесть! – беззлобно хмыкнула Гермиона, проводив друзей насмешливым взглядом. – Надеюсь, они не ограничатся сладким и догадаются бутерброды попросить.
– Они-то? Непременно догадаются! – со смешком посулила Джинни.
– Ой, а у нас что, занятие на воздухе? – незаметно подошедшая Луна с любопытством оглядела экипированный отряд. За ее спиной маячил Энтони Голдстейн под ручку со Сьюзен Боунс. Джинни уже в который раз принялась объяснять, куда и зачем они собрались, и это закончилось тем, чем и должно было: все немедля загорелись желанием присоединиться к исследовательской группе. Их не остановило даже известие о том, что на все про все у них ровно пять минут.
Когда Гарри и Рон вернулись с кухни, под завязку загруженные корзинами и свертками с разнообразной едой, в холле толпилось уже больше двух десятков человек со всех факультетов. У половины были с собой метлы, кое-кто захватил лопатки, которые обычно использовались в теплицах, другие же запаслись немудренной снедью вроде яблок и булочек. Луна взяла альбом для рисования и угольные карандаши, у Гойла на плече висел моток веревки, а Дин Томас тащил под мышкой магический радиоприемник. Зачем в лесу нужно все это барахло, не могли сказать даже сами владельцы, однако их это совершенно не останавливало.
– Слушай, но ведь это же нарушение конспирации! – прошептала Гермиона на ухо Гарри. – Тут же и слизеринцы, и вообще все!
– Да Мерлин с ней, с конспирацией этой! – отмахнулся Поттер, пристраивая поудобнее корзину с бутербродами. – Один день можем себе позволить. Если что – у нас экскурсия в Запретный лес! Отработка. Урок факультативный. Попытка выживания в условиях дикой природы…
– Ты определись все-таки, что именно!..
Тем временем народ похватал метлы и припасы и дружно направился на выход, оживленно болтая и пихаясь от избытка энергии. Спустившись с крыльца, они столь же дружно замерли – выражение лица профессора Снейпа, ожидавшего ОДНУ Гермиону, а взамен получившего толпу старшекурсников, заставило оробеть даже слизеринцев.
– Мисс Грейнджер, – процедил меж тем профессор таким тоном, что воздух, и без того морозный, ощутимо похолодал еще градусов на пять, – как понимать явление этого табора?..
– Сэр, Гермиона не виновата! – зачастила Джинни. – Она шла с Вами зелье испытывать, а я увидела и захотела тоже, а с нами Рон, а с ним Гарри, а с ними Невилл, а потом Малфой с Пэнси, и Луна, и Энтони, и Ханна со Сьюзен, и Грегори, и Блейз, и Терри, и Дин, и…
– Мисс Уизли, прекратите трещать! – вполголоса рявкнул зельевар, яростно сверкнув глазами. – Поттер! Как это понимать?!
– Отработка для особо одаренных, сэр! – браво отрапотровал Гарри, вытягиваясь во фрунт. – Или факультатив для особо бестолковых. А можно и совместить!
Профессор смерил его пристальным взглядом и вкрадчиво сообщил:
– За такое нахальство, Поттер, Вы заслуживаете получить по шее. Или по заднице! – Снейп хмыкнул и безжалостно припечатал: – А можно и совместить!
– Но, сэр, он же не виноват, это я захотела, а все остальные…
– Цыц! – сдержанный рык зельевара заставил Джинни замолкнуть на полуслове. – Если я считаю нужным отчитывать своего ученика, значит, на то есть причина! – Он развернулся к побледневшему Гарри и едко вопросил: – Скажите мне, мистер Поттер, откуда Ваши АДские коллеги знают про экспериментальное зелье? С какой стати, спрашивается, Вы распространяетесь о таких вещах? Кто еще в курсе? Может, и Хагрид знает? Или Сибилла Трелони?..
– Сэр, я, конечно, дурак, но не настолько же! – запротестовал Поттер.
– Именно что настолько! – отрезал выведенный из терпения профессор, отвешивая Гарри подзатыльник. – Выкладывать такие сведения всем и каждому – это не просто глупость, а вопиющая глупость!
– Мы не все и каждый, – неожиданно хмуро вмешался Невилл. – Мы – это только мы. Армия Дамблдора. Больше никто не знает.
– Вы можете за это поручиться? – Северус Снейп оглядел своих учеников и остановил суровый взгляд на их бесшабашном предводителе.
– Да, сэр, – зеленые глаза встретились с черными без неуверенности и страха.
Зельевар собирался сказать что-то еще, но что именно, так никто и не узнал – рядом откуда ни возьмись, как всегда некстати, появился директор Дамблдор.
– О, Северус! – возрадовался чудаковатый старик, лукаво поблескивая голубыми глазами. – А я как раз хотел тебя попросить провести дополнительное занятие со старшими курсами, так сказать, вне четырех стен! Кажется, начался сезон цветения снежевичника шотландского синецветного, что в Запретном лесу бывает раз в пятилетие – поразительное совпадение, не так ли?
– Да уж, еще какое, – кисло согласился профессор, досадуя, что ему не дали возможности как следует всыпать этим нахальным самоуверенным недорослям, но радуясь уже тому, что на сей раз директор оставил где-то свою вездесущую жестянку с лимонными дольками. – Но, боюсь, цветущий снежевичник мы в этот раз не увидим! У нас на повестке дня заготовка мороженой коры черной ивы для Бодроперцового зелья. После сегоняшней прогулки оно как раз пригодится.
– Ну, что ты, Северус, разве можно пропустить цветение снежевичника? – мягко пожурил молодого коллегу Альбус. – Да и дети, когда еще они увидят такое чудо? И, право, ближайшее место, где есть это восхитительное растение, совсем рядом – если не ошибаюсь, на шестой поляне справа от оврага налево от тропинки по диагонали к северу, если стоять спиной к солнцу в полдень. Удачи в поисках!
Дамблдор жизнерадостно улыбнулся и отправился к теплицам, разгребая ногами снег и мурлыча какую-то незамысловатую мелодию. Северус поглядел ему вслед и поджал губы, сдерживая едкое ругательство. Затем резко взмахнул рукой, приглашая студентов следовать за ним, и целеустремленно направился к лесу. Судя по всему, он намеревался идти к испытательному полигону на своих двоих. Гарри, спешно оседлав метлу, порхнул следом, почти поравнявшись с профессором, но не решившись сразу предложить свою помощь в качестве транспортного средства.
– Не на шестой, а на пятой, и не справа, а прямо, и не по диагонали, а по азимуту на северо-запад во время снегопада! – мрачно бурчал Снейп, размашисто шагая в сторону леса. – Тоже мне, великий и ужасный знаток деревьев, трав и грибов Запретного леса! Особенно грибов, чтоб ему…
– Профессор Снейп! – Гарри осмелился, наконец, привлечь внимание учителя. – Садитесь, сэр! Так быстрее будет, у нас метлы с собой!
– Хорошо. Только поживее! – коротко бросил Снейп, усаживаясь за спиной у Поттера и помогая Гермионе сесть позади него. На девушку он при этом демонстративно не смотрел.
Гарри, убедившись, что его пассажиры держатся крепко, аккуратно развернул метлу и поднял ее повыше.
– Все на метлы! – заорал капитан гриффиндорской команды по квиддичу. – Каждый берет пассажира! У кого Нимбусы и Чистометы-7 и 12, могут взять двоих! Дин! Кроме Гойла больше никого не сажай, твоя метла на такой груз не рассчитана. Барахло закрепите как следует, чтобы не болталось! Построиться в «журавлиный клин»! Драко, ты замыкаешь! Держать дистанцию не меньше метра, метлы не гнать, в воздухе не безобразничать! Кто начнет толкаться, головы поотрываю! Внимание! Старт!
«Молния», повинуясь седоку, неторопливо взмыла вверх, выстроившийся в воздухе клин последовал за своим ведущим. Гарри оглянулся на профессора:
– Показывайте дорогу, сэр!
– Курс на север, мистер Поттер! – хмыкнул профессор, со сдержанным одобрением оглядев юного командира, и не удержался от шпильки. – Надеюсь, у Вас не возникнет проблем с определением вектора?
– Никак нет, сэр! – юноша выудил палочку. – Указуй!
Кончик палочки из полированного остролиста качнулся и застыл, показывая на север, и метлы, сохраняя строй и дистанцию, целеустремленно двинулись в нужном направлении, держась чуть повыше деревьев, ровно настолько, чтобы не цепляться за ветки ногами.
– Сэр, поляна далеко? – поинтересовался Гарри.
Гермиона встрепенулась. Ей тоже хотелось знать ответ на этот вопрос: она читала о снежевичнике шотландском синецветном, смотрела рисунки и очень хотела увидеть это растение воочию. Но спросить не рискнула – профессор явно на нее сердился. Она не думала, что он так разгневается, иначе не согласилась бы, чтобы остальные шли вместе с ней. Впрочем, девушка подозревала, что ее вполне могли не послушаться. Может, если бы Гарри запретил… Хотя, тоже могло не подействовать. Тот же Малфой непременно начал бы спорить, Джинни – задавать вопросы, Рон – возмущаться, Луна – строить предположения. И все получилось бы, как сейчас. С другой стороны, Гарри все-таки слушали, если он настоятельно требовал сделать что-либо. Попробуй не послушать! Он и прежде умел добиваться своего, а с тех пор, как их начал обучать профессор Снейп, взял на вооружение пару его гримас и язвительных выпадов. Пользовался он ими виртуозно, и всерьез с ним спорить с некоторых пор опасались. Счастье еще, что он никогда этим не злоупотреблял. А вот сам профессор… гриффиндорка тихо вздохнула.
Между тем Снейп, прикинув расстояние до замка, а также направление и скорость движения, сообщил:
– Через десять минут будем на месте.
Гермиона встрепенулась и осторожно выглянула из-за спины профессора, надеясь увидеть, что там впереди.
– Герми, не вертись! – не оборачиваясь, попросил Гарри. – Метла ерзает.
Девушка виновато ойкнула и выпрямилась, подавив желание ухватиться покрепче за сидящего впереди Снейпа, – побоялась, что он этого не оценит.
– Снижайтесь! – скомандовал зельевар, углядевший нужную полянку.
Метла плавно пошла вниз и… Гермиона задохнулась от восхищения. Никакие описания, никакие рисунки не смогли бы передать, какое это чудо – цветущий снежевичник. Дивное сияние нежных лепестков потрясающе глубокого голубого цвета, чуть темнее, чем тени на снегу в ясный солнечный день, колкие серебристые искорки, переливающиеся и блестящие, на белоснежных листьях… Это действительно было чудом, профессор Дамблдор нисколько не преувеличивал.
– Ой! Смотрите! Какая прелесть! – гриффиндорка на секунду забыла обо всем, превратившись из заучки и всезнайки в обыкновенную девушку, увидевшую нечто столь прекрасное, что удержаться от восторга просто не смогла. Забыла об истинной цели похода в лес, о том, что находится на высоте восьми метров над землей… и о том, что нужно сохранять равновесие. Гермиона наклонилась, стараясь получше рассмотреть цветы, и ее рука соскользнула с метловища…
– Берегись!.. – Гарри попытался выровнять дернувшуюся вбок метлу, Снейп ухватил девушку за рукав, но тщетно – ткань выскользнула из его пальцев, и с криком раненой чайки гриффиндорская умница рухнула прямо в заросли своих обожаемых цветов.
Звон сломанных стеблей и цветков прозвучал погребальными колоколами, ввысь взмыло целое облако мерцающей снежной пыли. Перепуганный Поттер резко пошел на снижение, совершенно упустив из виду, что за ним следует целый караван из метел и их наездников. К счастью, полянка оказалась достаточно просторной и вместила всех; даже цветочки почти уцелели. Столпившись вокруг изрядной ямы в большом сахарно-белом сугробе, обрамленной обломками смятых кустиков снежевичника, АДовцы с волнением наблюдали за тем, как Гарри и зельевар вытаскивают увязшую в снегу Гермиону. Судя по всему, падение не нанесло ей существенного вреда, если не считать сильного испуга и снега, забившегося под мантию.
– Мисс Грейнджер! С Вами все в порядке? Мисс Грейнджер, отвечайте, черт побери! – зельевар обеспокоенно тормошил свою ассистентку, пока Гарри отряхивал ее мантию и волосы.
– Да, сэр, все нормально, сэр, я просто испугалась, сэр! – пролепетала в ответ девушка, вытягивая из волос ветку снежевичника с бутоном. – Там глубоко…
– Где? – нервно дернулся Снейп, испугавшись на миг, что девушка с перепугу спятила.
Гриффиндорка подняла на него смеющиеся глаза:
– В сугробе, профессор! А цветы… они пахнут! Вот честное слово! А во всех учебниках и травниках написано, что цветы снежевичника не имеют запаха!
– Ой, я тоже хочу посмотреть! – восторженно взвизгнула Падма и направилась к уцелевшему кустику, чтобы убедиться, что Гермиона права. За ней потянулись остальные девочки, оживленно хихикая и переговариваясь. Рон и Блейз, посовещавшись, взялись утрамбовывать снег в центре поляны, где цветы не росли, после чего установили там жестяную банку из-под повидла, которая обнаружилась у Луны. Увеличив жестянку в шесть раз, в ней зажгли магический огонь, пристроив сверху термос с подостывшим на морозе какао. Стихийный пикник набирал обороты, и вот уже парни устроили догонялки, швыряясь снежками и пытаясь утопить друг друга в сугробах. Девушки, налюбовавшись цветами, воплями и радостным визгом подбадривали кавалеров, а кое-кто присоединялся к бодрой беготне. Между тем хозяйственная Джинни распаковала корзины с продовольствием, разделила его поровну и, чтобы привлечь внимание народа, увлекшегося купанием в снегу, залихвацки свистнула в два пальца.
– Хватит носиться, идите есть!
Проголодавшиеся старшекурсники не заставили себя упрашивать. Оживленно гомоня и пересмеиваясь, они потянулись к костерку, на ходу превращая в чашки носовые платки, варежки и обломанные ветки. Получив каждый свою порцию, разбрелись по полянке, сбиваясь в компании и с жадностью уничтожая бутерброды и пирожки под душевную беседу. Профессор Снейп, напрочь утративший аппетит после падения Гермионы с метлы, торопливо проглотил теплое какао, рассеянно сунул в карман бутерброд с сыром, улучил момент и уволок свою ассистентку в сторонку, за ближайшее дерево и пару сугробов.
– Профессор? – гриффиндорка удивленно посмотрела на наставника.
– Будьте любезны, девушка, извольте объясниться!
– А… я… ну… и… э…
– Очень членораздельно, мисс Грейнджер! Я Вас прекрасно понял. А теперь ясным и понятным языком скажите мне, что здесь делают Ваши товарищи? Я, кажется, ясно дал понять, что мы не развлекаться будем, а работать! Для Вашего же драгоценного Поттера, чтоб его! Это додуматься надо – притащить за собой двадцать человек! Вы чем думали?!
– Я просто сказала, я никого не тащила!.. – настроение семикурсницы резко пошло к нулю.
– А держать язык за зубами Вас никто не учил?!.
– А вот чтоб Вы знали, профессор, Вы мне не говорили, чтобы я держала в тайне сегодняшнее мероприятие! Вот ни слова об этом не было!
– А догадаться нельзя было?! И это – умнейшая ведьма последнего столетия!
– Правда? Я правда умнейшая ведьма столетия?
– Гермиона…
– Нет, правда? Ты правда так думаешь?
– Я еще не закончил отчитывать Вас, мисс Грейнджер!
Гриффиндорка вздохнула:
– И что я еще сделала?
– Свалилась в сугроб!
– Я не виновата! Это совершенно случайно вышло.
– Ну, конечно, ты совершенно случайно увидела цветочки и сиганула с метлы вниз, чтобы с ними поближе познакомиться! Скажи спасибо, что кости себе не переломала! Я, между прочим, волновался за тебя! Тебя ни на минуту нельзя оставить без присмотра! – бушевал зельевар шепотом во избежание подслушивания со стороны таких же безалаберных студентов, до сих пор пирующих на полянке. Про существование заглушающих чар он просто не подумал – девчонка сводила его с ума.
– Тебя тоже! Вот теперь ты знаешь, каково мне, когда ты уходишь к Нему! Когда я не знаю, где ты, что ты, когда вернешься… если вообще вернешься… – девушка всхлипнула.
– Гермиона…
– Обними меня.
– Девочка моя… моя маленькая глупая гриффиндорка…
– И поцелуй…
– А твои друзья?
– Пока они не съедят все, принесенное с собой, даже внимания не обратят на наше отсутствие. Пожалуйста…

Сначала Драко, не поверив своим глазам, решил, что у него галлюцинации. Поморгал, пару раз помотал головой, посмотрел еще раз – картина не изменилась. Вздохнул, три раза плюнул через левое плечо, зажмурился – парочка за деревом не исчезла. Малфой-младший охнул, вытащил из внутреннего кармана мантии маленькую фляжку, пригубил – безрезультатно: его собственный декан, слизеринец до мозга костей, собственнически прижав к себе заучку Грейнджер, истинную гриффиндорку, исступленно ее целовал. Драко в изумлении посмотрел на флягу, вылил оставшееся содержимое в ближайший сугроб, решив для себя, что навсегда завязал с употреблением Бодроперцового зелья на морозе, развернулся и зашагал к центру поляны, где уже вовсю шли приготовления к испытаниям – главной цели зимней вылазки на природу.
– Так, полигон готов, теперь надо выбрать место, где будем прятаться во время взрыва! – заявил Гарри, отряхивая снег с рукава.
Драко, все еще под впечатлением увиденного, рассеянно уставился в самый центр полянки. Там, на том самом месте, где стояла банка с огнем, образовалась ямка правильной цилиндрической формы. Видимо, заложить снаряд предполагалось именно туда.
– А зачем нам прятаться? – наивно поинтересовалась Пэнси, беря под руку Малфоя. – Мы же тогда ничего не увидим, может, просто в сторонку отойти?..
– Нет уж! – фыркнул в ответ АДовский предводитель. – Целителя среди нас нет, аптечку мы с собой не брали, до больничного крыла четверть часа лететь. И вообще, у нас тут испытание нового оружия массового поражения, а вовсе не коллективное самоубийство.
– Думаешь, все будет так страшно? – недоверчиво поинтересовался Дин; они на пару с Энтони крутили ручки радиоприемника, пытаясь найти что-нибудь поинтереснее песен Селестины Уорлок.
– Уверен, что будет. И даже не так, а еще хуже! – кивнул в ответ Гарри.
– Это точно! – прыснул Рон. – Фирма веников не вяжет, а профессор лажи не варит!..
– Рад, что к седьмому году обучения Вы, наконец, это поняли, Уизли! – беззлобно поддел ученика Снейп, по обыкновению беззвучно материализовавшийся рядом.
– Все готово, сэр, можно приступать! – отрапортовал Рональд, улыбаясь до ушей.
– Что, прямо здесь?! – охнула Гермиона. – Но ведь тут снежевичник! Разве можно уничтожать ареал обитания столь редкого растения?!
– Да кто тебе сказал, что оно редкое? – возмутился Драко. – Оно под каждым кустом и на каждой поляне растет, просто цветет только зимой!
– А ты откуда знаешь? – подозрительно смерила его взглядом гриффиндорка.
– У меня дядя на Аляске, он этот снежевичник выращивает. Так там он каждый год цветет. А еще в Сибири, в Гренландии, у полюсов… Его любимая температура – минус сорок по Цельсию. А у нас тут для него слишком тепло, вот и все.
– Но…
– Герми, мы уже все приготовили, давай не будем по лесу шарохаться и искать другую поляну! – проникновенно попросил подругу Невилл. – Малфой правду говорит, этого снежевичника – полный Запретный лес!
– Ну, ладно, – неохотно согласилась девушка.
Профессор, убедившись, что разногласия улажены, аккуратно достал из внутреннего кармана небольшую склянку и две стеклянные пробирки. Налив в одну до половины маслянистую темно-фиолетовую жидкость и заткнув пробку, Снейп положил пробирку в приготовленную ямку. Затем повернулся к студентам:
– Марш в укрытие!
– А Вы, сэр? – тут же забеспокоилась Гермиона.
– Я присоединюсь к вам, как только все приготовлю. Живее, Поттер, выгоните с поляны это бестолковое стадо и спрячьте их куда-нибудь! Идите с ним, мисс Грейнджер, я быстро.
Гарри кивнул, деловито выпер всех подальше в лес и устроил за поваленными деревьями и кучами бурелома. Он позаботился, чтобы между укрытиями и поляной оказалось изрядное расстояние, не меньше тридцати метров. Всех, кто пытался возражать, сетуя, что ничего не будет видно, он осадил, безапелляционно заявив:
– Зато все будет слышно! Еще пожалеете, что близко!
Между тем профессор, убедившись, что школьники далеко, взялся за подготовку. Зелье, им изобретенное, можно было без опаски встряхивать, переливать, даже поджигать. Действительно опасным оно становилось, будучи помещенным в герметично закрытую емкость. Стоило уронить ее на что-либо достаточно твердое, как зелье взрывалось, и чем прочнее была тара, тем сильнее оказывался взрыв. Даже количество было не столь важно. Понятное дело, швырять склянку об стволы деревьев и утоптанную землю зельевар не собирался, поскольку все еще хотел жить. И потому измыслил иной способ. Слепив снежок, Северус превратил его в увесистый и очень твердый кусок льда и подвесил прямо над потенциальной бомбой, воспользовавшись заклинанием Левикорпус. В отличие от банальной Левиоссы, эта разновидность чар левитации не требовала постоянного контроля, так что, убедившись, что льдина висит именно так как нужно, Снейп мог спокойно уйти, добравшисть до укрытия, где устроились его ученики. Выбрав место за поваленным деревом, с которого, если приподняться хорошенько, было отлично видно неподвижно висящую льдину, профессор взмахнул палочкой и отпустил ледышку. Шлепнувшись обратно, он рявкнул:
– Ложись!..
БАБАХ!..
Рвануло так, словно враз перемешало небо и землю. Взрыва ожидали. И надеялись, что он будет впечатляющим. Но вот на то, что после всего придется откапываться из-под полуметрового слоя снега, земли, песка, щепок и мелких камушков, никто не рассчитывал. Первым из кучи странного месива выбрался Рон. Потряс головой, выпрямился, отряхнул с куртки песок, обернулся к поляне и выругался такими словами, каких от него еще никто не слышал. Даже Малфой. Даже в самые горячие дни их Великого Противостояния.
– Мистер Уизли! Следите за выражениями! – строго попенял рыжему Снейп, откопавшийся вторым и теперь выуживающий Гермиону.
– Сэр! Вы вон туда гляньте сначала! – кротко посоветовал Рон, тыча пальцем в сторону полянки. Профессор фыркнул, но послушно перевел взгляд туда, куда указывал Уизли. И охнул, схватившись за сердце.
– Мда-а-а… – задумчиво протянул Гарри, протирая очки платком, одолженным у Джинни. Нацепив их обратно на нос, он с интересом обозрел огромную яму глубиной метров пять и диаметром восемь.
– Надо же! А какая была полянка!.. – с сожалением вздохнула Парвати.
– Была полянка – стала воронка! – подытожил результат испытания Поттер. – Сэр, может, не будем сегодня продолжать? А то угробим весь Запретный лес, что нам кентавры скажут?
– Да, на сегодня достаточно! – удовлетворенно кивнул зельевар, оценив величину ямы. – Мне необходимо все записать. Где Ваши летающйе веники, Поттер? Собирайте всех, возвращаемся в Хогвартс!
Спустя десять минут в лесу вновь воцарилась тишина и покой, словно никто туда и не приходил. Лишь яма, оставшаяся после гостей, напоминала о происшедшем. Никто не знал, что весной она превратится в маленькое озерцо, которое кентавры назовут Шабаш.



Отныне и навсегда.
 
Avelena Дата: Суббота, 20.03.2010, 12:18 | Сообщение # 40
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 25. Скажи мне, кто твой друг

Шли дни. Они складывались в недели, наполненные событиями важными и не очень, уроками, встречами, ссорами, шутками, болтовней, выходными и буднями. Армия Дамблдора увеличилась за счет десятка слизеринцев, и все прочие, поворчав, приняли это, затем привыкли, а под конец и поладили с представителями самого змеиного из всех факультетов.
К маю уже никого в Хогвартсе не удивляло, если Панси Паркинсон оживленно обсуждала с Лавандой Браун модные в этом сезоне цвета, Блэйз Забини спорил с Энтони Голдстейном о способах применения крови драконов, а Малфой обменивался с Поттером не только оскорблениями, но и приветствиями. Глядя на старшекурсников, и младшие понемногу начали общаться и даже дружить, пусть и не сразу. Сначала все члены АДа старались соблюдать хоть какую-то конспирацию, но после того, что стряслось в середине марта, это было уже бессмысленно.

Тот день как раз выпал на воскресенье и потому ознаменовался традиционным походом в Хогсмид. Оттягивать это событие было уже невозможно – студенты и без того задавались вопросом, отчего за целых три недели прогулки не объявлялись ни разу. Домашний арест для Драко Малфоя, которому соваться в деревню было слишком опасно, как-то незаметно превратился в отсутствие увольнительных для всех учеников Хогвартса. Ситуация становилась все глупее, посему директор сотоварищи решили, что прогулка все же будет, а Малфою на этот день суровая МакГонагл с подачи своего слизеринского коллеги назначила отработку за якобы несданное домашнее задание.
– Не переживай, Хорек, мы тебе купим шоколадную лягушку! – великодушно утешил слизеринца Рон, когда гриффиндорцы собирались на выход. – Может, даже и две, если ты будешь хорошо себя вести.
– Твоя щедрость – предмет моей постоянной зависти! Я сейчас заплачу от умиления! – ехидно парировал блондин и нахмурился: – Вот ответьте, что вы не видели в этом Хогсмиде? Забыли, что сказал профессор?..
– Все мы помним, не нервничай! – отозвался Гарри, проверяя, хорошо ли палочка вынимается из рукава. – Он говорил, что рейд Пожирателей на Хогсмид Томми назначил на конец марта – начало апреля. Видимо, он считает это хорошей шуткой. Но ведь сейчас еще рано.
– Поттер, ты идиот или придуриваешься? – взорвался Драко. – Ты что, всерьез полагаешь, будто этот безумный маньяк будет строго придерживаться определенных дат? Ага, как же! Если ему приспичит, он может хоть сию минуту примчаться к воротам школы и устроить осаду!
– Будем надеяться, что не приспичит! – суховато откликнулся Гарри и хмуро взглянул на Малфоя. – Но если это все же произойдет… сам подумай, там куча малышни, профессоров раз-два и обчелся, правда, авроры будут, но ведь немного. А если он и вправду отправит рейд? Кому с ними драться, третьеклашкам?
– О, да, синдром спасителя! Как там у вас, магглов, Грейнджер? Чип и Дейл спешат на выручку?
– На помощь, Драко. На помощь они спешат. Но мы и не спешим.
– А тебе, между прочим, следовало быть умнее! – обрушился блондин уже на Гермиону. – Забыла, чем закончились твои дурацкие эксперименты вчера вечером?!
– Я ничего не забыла! – девушка сердито поджала губы. – А эксперимент был вовсе не дурацкий. Если рассчитать все как следует, можно будет обездвижить одним Ступефаем от трех до восьми человек!..
– Ну, да, ну, да. И утратить до трети магического потенциала на срок от двух до четырех суток.
– Хватит тебе, Малфой. Ты лучше признайся, что тоже очень хочешь пойти, но тебе нельзя и за-а-авидно! – Рон ухмыльнулся, предусмотрительно следя за тем, чтобы между ним и раздраженным слизеринцем сохранялась дистанция.
– Мне не завидно! – буркнул Драко, смерив его мрачным взглядом голодной змеи. – Просто у вас будет на одного бойца меньше, понимаете?
– Понимаем. Но там будут и другие! – напомнил ему Гарри. – Весь наш АД в полном составе!.. Почти в полном, – поправил себя он, мельком глянув на Малфоя-младшего, который скорчил в ответ злющую рожу и зыркнул на гриффиндорца так, что тот поежился.
– Будешь издеваться – ноги откушу! Ладно, проваливайте! – Драко раздраженно махнул рукой, развернулся и целеусремленно потопал прочь. Гриффиндорская троица проводила его взглядами и переглянулась.
– Что-то мне все это не нравится, – пробурчал Рон, когда они выходили с территории Хогвартса. – Он слишком нервничает, вам не кажется?
– Думаешь, что-нибудь знает? – поинтересовалась Гермиона, поправляя выбившуюся из-под шапочки прядь.
– Нет, если бы знал, сказал бы прямо, а не стращал нас предсказаниями! – фыркнул в ответ Гарри. – Но, возможно, предчувствует, что могут быть неприятности…
– Вот Трелони порадовалась бы! – хохотнул Рональд. – У Малфоя открылся третий глаз, прорицающий будущее!.. – он, все еще посмеиваясь, выудил палочку из-за пазухи и сунул в рукав, под манжету свитера, не забыв убедиться, что ее легко достать.
– Правильно! – одобрительно хмыкнул Гарри, проследив за действиями друга. – На Мерлина надейся, а Малфоя слушай – мало ли что!

Хогсмид встретил их немного нервным весельем, слегка отдающим безумием. О том, что нападение Пожираталей вполне может стрястись где угодно и когда угодно, знали все – газетные статьи, слухи, письма родных не оставляли сомнений на сей счет. Волдеморт решил, что пора форсировать события, и потому его верные слуги мотались по всей стране, старательно наводя ужас на мирных жителей и лишая законного отдыха авроров. Правда, нет худа без добра. Три недели назад банда Пожирателей Смерти под предводительством Безумной Беллы напала на Министерство Магии. Министр Фадж, которого они сумели захватить, перетрусил настолько, что без разговоров согласился провести их в Хогвартс. К счастью, небольшой отряд авроров во главе с Кингсли Бруствером сумел перехватить их на полпути. Часть Пожирателей Смерти были захвачены в плен, некоторые убиты, Беллатриса и еще трое сумели сбежать. Окончательным итогом этого дня стала отставка Фаджа и назначение на должность Министра Бруствера. Последний не слишком порадовался разительной перемене в своей жизни и даже пытался протестовать, утверждая, что недостоин, однако после темпераментной беседы со своим бывшим учителем Аластором Грюмом понял, что быть Министром Магии в стране, где вовсю бушует чокнутый Темный Лорд, вовсе не так уж плохо. А вот если Грозный Глаз хорошенько разозлится… вот тогда и наступит настоящий Апокалипсис!
Так или иначе, а Кингсли оказался удачной альтернативой Фаджу. Бороться с бандитскими вылазками приспешников Волдеморта было непросто – на стороне Пожирателей был фактор внезапности, к тому же, потери среди мирного населения волновали их меньше всего. Тем не менее аврорам наконец-то удалось прижать им хвост, когда новый Министр магии отменил некоторые директивы, связывавшие руки стражам порядка, и издал пару полезных распоряжений. В частности, организовал постоянное дежурство в Хогвартсе и Хогсмиде на тот случай, если они подвергнутся нападению. В те дни, когда школьников отпускали в деревню, количество несших вахту авроров увеличивалось втрое; вот и сегодня они, переодетые в штатское, шныряли по лавкам, улицам и заколулочкам, усиленно изображая праздных зевак. К ним присоединились также и многие орденцы. Гарри разглядел в толпе Ремуса, помахал ему рукой, и гриффиндорцы заторопились навстречу своему бывшему профессору.
– Ну, как успехи? – Люпин выглядел усталым, но его улыбка ни на йоту не утратила приветливости.
– Какие именно? – тут же встрял Рон. – У нас их в последнее время немало!
– Да уж не академические! – фыркнул Гарри. – У нас все неплохо. Во всяком случае, наш коллективный АД вполне поладил со змеями…
– Даже более чем, – кивнула Гермиона, расправляя рукава мантии. – А профессор у нас преподает!..
– И Герми теперь его ассистентка! – ухмыльнулся Рон, уворачиваясь от воспитательного подзатыльника, который нацелилась дать ему подруга.
– Северус упоминал об этом. Мне показалось, он вполне доволен твоей помощью, Гермиона, – серьезно, но с лукавым огоньком в глазах, сообщил оборотень.
Девушка смущенно зарозовела, парни, ухмыльнувшись, переглянулись и тут же постарались напустить на себя самый деловой вид – во избежание.
– Что ж, мне пора идти! – извинился Ремус, поглядев на часы. – Нужно продолжить обход.
Проводив его, семикурсники ненадолго замешкались, решая, куда им пойти дальше. Рон стоял за магазинчик «Зонко», Гарри предпочитал «Сладкое королевство», а Гермиона тащила друзей в книжный магазин. В конце концов, победил женский диктат. Магазинчик был невелик, не чета «Флориш и Блоттс» в Косом переулке, однако и там можно было найти немало интересного. Оказавшись среди книжных полок и попав в свою стихию, девушка моментально забыла обо всем на свете и принялась упоенно перебирать разноцветные и разнокалиберные тома, оставив друзей изнывать от скуки. Конечно, иногда и они непрочь были почитать что-нибудь умное, однако полагали, что глупо тратить на это первый за несколько месяцев выходной в Хогсмиде.
– Гермиона, пойдем, а? – уныло позвал Рон, заранее, впрочем, уверенный в безнадежности своего предложения.
– Подождите еще минуточку! – рассеянно откликнулась гриффиндорка, увлеченно листая скучного вида книжку в потрескавшемся коричневом переплете.
– Это значит еще часа полтора, – вполголоса перевел Гарри и вздохнул. – Давай пока перья выберем, что ли. Все не так скучно ждать.
Друзья отошли к стенду, где были выставлены разнообразные канцелярские товары. Но вдумчиво углубиться в непростой процесс выбора писчих принадлежностей им так и не пришлось – на улице вдруг раздались отчаянные вопли, и огромная витрина за их спинами внезапно взорвалась сотнями мелких осколков. Тренировки АД прошли недаром – парни мгновенно метнулись под защиту изрядно пострадавших книжных полок, так что красный луч Секо увяз в переплетах, превратив в лохмотья десяток-другой томов.
– Что за… – внезапный звон и грохот отвлек Гермиону от увлеченного изучения истории возникновения зельеварения как науки.
– Тихо! – Гарри решительно запихнул ее за прилавок, где уже осмотрительно притаилась молоденькая продавщица. – Сиди тут и не вздумай соваться на улицу! Помнишь, что вчера было?.. И не спорь! – с неожиданной властностью осадил он подругу, видя, что она собирается возразить. Затем развернулся к другу: – Рон, давай через черный ход!
– Понял! – рыжий скверно ухмыльнулся, и парни один за другим беззвучно скрылись в темном коридорчике.
Гермиона судорожно вздохнула, крепко сжимая в руке палочку. Она отчаянно досадовала на свою бесполезность. Ну, что ей было отложить этот дурацкий – прав был Драко, именно дурацкий! – эксперимент на потом? И тогда сейчас ей не пришлось бы прятаться, как крыса в норе, пытаясь услышать, что же, ради Мерлина, происходит сейчас в деревне?..
Не вытерпев, она осторожно выбралась из-за прилавка и, пригибаясь, подобралась к окну. Осторожно выглянув наружу, девушка с ужасом убедилась, что Драко беспокоился не напрасно – на улицах бушевало самое настоящее сражение. Пожиратели вламывались в дома, магазинчики и кафе, швыряясь заклинаниями направо и налево, школьники и обитатели деревни с воплями метались по Хогсмиду, пытаясь спрятаться или оказать сопротивление. Тех, кто сражался с налетчиками, оказалось немало, кроме того, они сумели достаточно быстро объединиться и выступить единым фронтом. Слуги Волдеморта, судя по всему, не рассчитывали на столь дружный отпор, но сражались с редкостным остервенением, что неудивительно – где-то неподалеку отчетливо слышался пронзительный голос Беллатрисы, костерящей кого-то на чем свет стоит. Свою чокнутую предводительницу ПСы боялись лишь немногим меньше, чем самого Лорда, и потому каждый старался если уж не заслужить ее одобрение, то хотя бы не вызвать нареканий. Впрочем, те, кто им противостоял, дрались за свои жизни, а также за тех, кого защищали, и совладать с ними даже опытным бойцам было непросто.
– Рон, уводи мелких, я прикрою! – голос Гарри гриффиндорка узнала даже среди шума и воплей, сливавшихся в невыносимую какофонию. Не выдержав, она перебросила ногу через подоконник и шлепнулась в чуть подтаявший снег. Подобрав полы мантии, девушка побежала туда, где сражались ее друзья. Впоследствии она вспоминала эти минуты как безумный калейдоскоп звуков и образов. Вот старик Аберфорт, чудаковатый братец Дамблдора, закрывая собой визжащих от ужаса девчонок, отражает наскоки двоих Пожирателей. Судя по гибким, хищным движениям, они оба молоды и обучены убивать, а хозяин «Кабаньей головы» рубит палочкой воздух неуклюже и резко, словно колуном размахивает. Но враги, как ни стараются, не могут достать его. Вот Лаванда Браун, петляя, словно заяц, несется со всех ног, спасаясь от гогочущих преследователей, рывком скрывается за углом, а последовавшие за ней несостоявшиеся насильники падают под градом заклинаний, выпущенных семикурсниками, притаившимися в засаде. Оглушив и обездвижив троих ублюдков, Лаванда, Джастин, Пэнси и Энтони немедля бегут на помощь Невиллу – он отбивается от самой Беллатрисы, не позволяя ей зацепить пожилого торговца из магазина «Зонко», покуда тот ищет в истоптанном сыром снегу выбитую из рук палочку.
Дикий вопль заставил Гермиону вздрогнуть и резко обернуться – путаясь в пожирательской мантии, под окнами «Трех метел» приплясывал и подвывал от боли тяжеловесный тип в сползшей набекрень маске. Мадам Розмерта, недовольная тем, что всякие подозрительные личности таскаются по Хогсмиду, бьют окна и пугают посетителей, выплеснула на него котел кипящего пунша, высказавшись попутно в том смысле, что напрасно перевела на такого мерзавца хороший продукт.
В одном из двориков Гермиона заметила низкорослого толстенького Пожирателя с серебряным протезом вместо руки. Петтигрю, вереща и бестолково размахивая палочкой, уворачивался от большущего рыжего полулазиля. Косолап, будучи размером с довольно крупную собаку, уверенно гонял мерзавца, в котором безошибочно чуял добычу, вдоль невысокой изгороди и плотоядно урчал, шипел и фыркал. Гриффиндорка не выдержала и запустила в предателя Петрификус, отчего тот неуклюже плюхнулся в снежное месиво, а магический кот с победным воплем прыгнул ему на загривок и устроился сверху – сторожить. Гермиона не заметила, что ее заклинание лишь сбило противника с ног, а не обездвижило, как должно было бы. Может, если бы она вспомнила о своем неудачном эксперименте… но, увы. Как раз в этот момент ей пришлось прижаться к стене, поскольку прямо на нее мчался Фенрир Сивый. Его налитые кровью глаза были жутко вытаращены, волосатый кулак сжимал обломок палочки, а изо рта торчал толстенный батон колбасы, старательно запихнутый ему в глотку. Следом поспешал мясник – коренастый веснушчатый ирландец – и гвоздил врага по чему придется изрядным свиным окороком, попутно кроя негодяя, посмевшего посягнуть на его семью, такими словами, каких девушка в своей жизни еще не слышала. Обернувшийся на шум Гойл равнодушно угостил оборотня заклинанием подножки и оставил его на растерзание освирепевшему колбаснику. Беллатриса Лестрейндж, к своему вящему раздражению, убедилась, что совладать с пятеркой упрямых школяров ей не по силам. Выругавшись, она змеей скользнула прочь, скрывшись за дверью ближайшего дома… и почти тут же с истошным визгом вылетела обратно – на ее голове, крепко застряв на ушах, красовался старинный ночной горшок с узорчатой ручкой.
– Какого черта ты тут делаешь?! – свирепое шипение застало Гермиону, потрясенную столь редкостным зрелищем, врасплох.
– А… я… ну… – довольно трудно внятно отвечать, если тебя ухватили за плечи и старательно взбалтывают.
– Где ты должна быть?! Ты что, забыла, что сегодня совершенно бесполезна в сражении? Их всех безмозглых, безалаберных гриффиндорцев… – профессор просто захлебывался от возмущения и шипел не хуже Нагайны; во всяком случае, змея наверняка сочла бы его речь вполне благозвучной и почти без акцента.
– Я хотела просто…
– Марш в укрытие!
– Но я…
Истошный, на грани ультразвука, визг Беллатрисы, стащившей, наконец, ночную вазу с головы, прервал невнятные объяснения Гермионы. Лестрейндж, и без того донельзя раздосадованная, ко всем огорчениям этого дня узрела прямо у себя перед носом зельевара, который – безобразие! – спорил с подружкой Поттера и требовал, чтобы она немедленно отправлялась в укрытие. И это вместо того, чтобы, как положено порядочному Пожирателю Смерти, прибить мерзавку самым мучительным способом!..
– Предатель!.. – заорала Белла, отшвыривая горшок и выхватывая палочку.
Но выпущенная ею Авада пропала втуне – Снейп мгновенно отшвырнул с линии огня Гермиону и сам откатился в сторону, разминувшись со смертельным заклинанием буквально на сантиметр. Неловкое движение стоило ему палочки, отлетевшей в грязь. Не слишком далеко, но достаточно, чтобы не иметь возможности отразить следующий удар…
Гермиона вскрикнула и запустила в Пожирательницу первым пришедшим в голову заклинанием. К ее ужасу, Экспеллиармус практически не подействовал, зато обратил внимание разгневанной Беллатрисы на саму девушку. Гриффиндорке показалось, что время затормозило свой безумный бег; она понимала, что сейчас погибнет, потому что не сможет выполнить даже простейшие щитовые чары, которые против той же Авады Кедавры все равно не помогут. Профессор уже подхватил оброненную палочку, но защитить ее он не успеет; к ним со всех ног мчится Гарри, но и ему не поспеть. Белла дико захохотала и воздела палочку к небесам издевательски-неторопливым движением. Гермиона зажмурилась…
…И полетела в снег, сбитая с ног прицельно направленным откуда-то сбоку заклинанием. Проклятие, которым ее собиралась угостить Беллатриса, чикнуло краем по плечу девушки, и багровая пелена боли захлестнула ее. Гермиона закричала и потеряла сознание.

Пробуждение оказалось неприятным. Во рту было сухо, плечо занудно ныло, а перед глазами все расплывалось. Поморгав, Гермиона наконец сфокусировала взгляд и осознала, что находится в больничном крыле. Слегка повернув голову, она увидела сидящего у ее постели профессора Снейпа, внимательно пролистывающего увесистый том в темно-синей обложке. На соседней кровати дремал Гарри, с книгой в обнимку. «Боевые проклятия: воздействие, последствия, исцеление» – прищурившись, прочитала на обложке гриффиндорка. Она попыталась сесть, но едва сумела пошевелиться от слабости. Тем не менее, ее копошение привлекло внимание Мастера Зелий.
– Гермиона! – профессор дернулся со стула, схватил ее за руку. – Ты очнулась!
– А?.. Что?.. Герми! – Гарри подпрыгнул на кровати, роняя книгу и ловя перекосившиеся очки, покуда те не свалились с носа.
– Я… что случилось?
– Тебя ранили, – сипло проговорил Поттер, запуская пятерню в свою растрепанную шевелюру. – Беллатриса зацепила.
– И долго я тут?
– Уже сутки! – резко сообщил Снейп, выпрямляясь и складывая руки на груди. – Мы не знали, какое проклятье использовала Лестрейндж, поэтому подобрать верное лечение было сложно.
– Гермиона, как ты вообще оказалась на улице? – похоже, Гарри, пережив великое облегчение после того, как подруга очнулась, решил, наконец, рассердиться. – Я же просил тебя сидеть и не высовываться!
– Но я же не могла… вы сражались, а вдруг?..
– Что вдруг?! – неожиданно взорвался зельевар, грозно нависший над девушкой. – Что именно, скажите на милость, ВДРУГ, Вы, безмозглая идиотка?!.
– Тебя же убить могли, неужели ты не поняла? – Поттер подскочил с кровати, как на пружине и навис над Гермионой с другой стороны. – Я не ожидал от тебя такой глупости!..
– Чем нужно было думать, чтобы подставиться под удар?!.
– Не имея магии, чтобы его отразить?!.
– Кого вы хотели поразить своим героизмом, мисс Грейнджер?..
– Ты что, хотела впечатлить Пожирателей?..
– Или намеревались в одиночку победить их?!.
– Потрясающее отсутствие здравого смысла, Герми!..
– А если бы Малфой промедлил?..
– И заклинание шарахнуло бы в полную силу?..
– В этом случае мы имели бы сейчас Ваш труп, глупая девчонка!..
– Это что, был такой оригинальный способ самоубийства, да?..
– Даже гриффиндорцу непозволительно иметь столь слабо выраженный инстинкт самосохранения!..
– Черт, даже я такого не делал – без магии на ПСов!..
Мужчина и юноша, перебивая друг друга, дружно и слаженно шепотом орали на бедную Гермиону, которая беспомощно переводила взгляд с одного на другого. Внезапно до нее дошло.
– Малфой?! – испуганно переспросила она, неблагоразумно попыталась приподняться, однако была немедленно уложена обратно в четыре решительных руки. – Но он ведь с нами не ходил, как Драко попал в Хогсмид?
– Как, как… обыкновенно! – пробурчал Гарри, заметно остывая. Он плюхнулся на кровать и продолжил: – Когда начался махач, кто-то из наших засигналил с помощью монеты. Это почувствовали все АДовцы, и Малфой тоже.
– А поскольку мозгов у этого мальчишки прискорбно мало, он не нашел ничего лучше, как примчаться в деревню и сцепиться с соратниками своего отца! – раздраженно бросил Снейп, присаживаясь на стул. – И даже не догадался замаскироваться!
– Крестный, у меня времени не было! – внезапно запротестовал знакомый сонный голос. Ширма, закрывающая одну из кроватей, отодвинулась. На постели обнаружился заспанный Малфой; одной рукой он тер глаза, в другой держал палочку, с помощью которой убрал ширму.
– Оно и видно! – фыркнул в ответ профессор, смерив крестника убийственным взглядом. – И теперь все знают, что отпрыск благородного семейства Малфоев спас магглокровную подружку Поттера!
– Тут поглядеть еще надо, чья она там подружка! – пробурчал чуть слышно Драко, пихая подушку и усаживаясь в кровати, игнорируя грозный взгляд зельевара.
– Ох… ты ранен? – Гермиона почувствовала угрызения совести. Еще бы, она не послушалась Гарри, ввязалась в драку, будучи неспособной себя защитить, спровоцировала нападение Беллатрисы, да еще Драко пострадал, спасая ей жизнь!
– Да нет! – Малфой ехидно ухмыльнулся, без труда разгадав ее мысли. – Устал просто, мы уже столько литературы перелопатили! Хорошо, что последнее заклинание подействовало.
– Угу. Мы очень за тебя испугались, Герми, – хмуро и серьезно проговорил Гарри, исподлобья глянув на подругу. – По очереди дежурим, а Невилл с Роном даже в Запретный лес мотались, руту жизнетворную под снегом искали.
– И их чуть не сожрал звездунец! – бесцеремонно перебил его белобрысый слизеринец. – И чего их в бурелом понесло?..
– Так руту только там можно найти! – заспорил с Малфоем Поттер. – И вообще, Невиллу лучше знать, где какая травка растет!
– Насчет травки ты прав, прав! – незамедлил съехидничать Драко. – Мне вот жуть как интересно, где он такую забористую берет, что потом с плотоядными шипоцветами сюсюкает, как с котятами?
– Где? Тебе правду ответить? Или в рифму? – Гарри азартно подобрался на кровати, предвкушая дальнейшую пикировку. Но не сложилось – дверь распахнулась, и в лазарет быстрым шагом вплыла мадам Помфри с батареей склянок на подносе. Под ее строгим взглядом Малфой выпрямился и принял скромный и застенчивый вид, а Гарри смущенно попытался пригладить растрепанные волосы. Оба старались напрасно.
– Что я вам говорила, молодые люди? Если я услышу хоть один звук, вы немедленно отправитесь в свои спальни! И прекратите утомлять мою пациентку, Северус, Ваши нотации ей еще не по силам. Вот, дорогуша, выпей это… а теперь это… и это тоже!
– Как, и это?!
– А уж это непременно, милая, иначе никак. Вы, трое, марш спать! Вам не помешает хорошенько отдохнуть. А будете спорить (я к тебе обращаюсь, Северус!), получите у меня успокоительное зелье.
Мужчины, ворча, повиновались, направившись к выходу.
– Профессор, а если… – обернулся к Снейпу гриффиндорец и замер – зельевар стоял, перехватив левое запястье и закусив губу.
– Лорд гневается… – угрюмо пробормотал он, оглядев встревоженных мальчишек. – Надо идти.
– Крестный, ты с ума сошел, он же тебя заавадит!..
– Драко, не паникуй. Никто меня не убьет. Идите в спальни, немедленно! И учтите, если вы посмеете бодрствовать этой ночью, завтра утром горько об этом пожалеете. Марш!
Юноши, переглянувшись, послушались. Молча вышли из больничного крыла, вместе дошли до лестничного пролета, рассеянно кивнули друг другу на прощание и расстались до утра. Но ночью не спалось никому.
А утро принесло новую беду – профессор Снейп не вернулся.



Отныне и навсегда.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Дети понедельника", авторы: Cap & Art, джен, Приключения
  • Страница 2 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Четверть века", lajtara...
2. Стихотворный паноптикум от Memoria...
3. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
4. «Счастливое нежелательное воспомин...
5. Горячая линия
6. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
7. "Кладдахское кольцо", пе...
8. Поиск фанфиков ч.3
9. "Змеиные корни"(Синопсис...
10. Заявки на открытие тем на форуме &...
11. Это страшное слово ПЛАГИАТ
12. "Кровь волшебства", pale...
13. "Предчувствие", автор Af...
14. "Всё отлично, профессор Снейп...
15. Marisa_Delore
16. "День свадьбы", Morane
17. "Увидеть будущее", автор...
18. "Партнеры по закону", пе...
19. "Роман в письмах", автор...
20. Приколы по ГП
1. Moscow1993[30.05.2020]
2. romakoschetov[29.05.2020]
3. HeatherOxype[28.05.2020]
4. yariksvatov[28.05.2020]
5. dimahodckin[27.05.2020]
6. llflaxll[26.05.2020]
7. Nicto1[25.05.2020]
8. emmaetc[25.05.2020]
9. Tikhomirova[25.05.2020]
10. sevostyanovaalexandria[23.05.2020]
11. 89841824424[22.05.2020]
12. Relokate[19.05.2020]
13. cirafedkova[19.05.2020]
14. arst_arzh[18.05.2020]
15. EwGeniTMe85[18.05.2020]
16. HarryHartwin[17.05.2020]
17. shurasklyarov[17.05.2020]
18. lolamakitova[17.05.2020]
19. Galileo[16.05.2020]
20. hahhahhahaha[16.05.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  _Автор_, senzyra, Элинор, pronina07, WingedWolf, Аметистовая_Ведьма, Гера, FromMyWorld, tabby_cat, Хозяйка_Медной_Горы, Fairy_tale, Leontina, erbanza, Vivien, Green_Lady, KikiFoster, willemo, viento, Liuba, Zanoza, Минерва879, kuroedovao, a1234567890a, AmD, tyvarvara, 89841824424, Moscow1993
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz