Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Snager forever!" к 16-летию ТТП!     

Не пропустите новую книгу от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"     



  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Как я влюбилась и что из этого вышло", автор Ksana, Romance (Рождество2008)
"Как я влюбилась и что из этого вышло", автор Ksana, Romance
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:43 | Сообщение # 1
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация


Комментарии к фанфику архива "Как я влюбилась и что из этого вышло", автор Ksana, Romance/Humor, миди, закончен


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:44 | Сообщение # 2
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Как я влюбилась и что из этого вышло
Автор: Ksana
Жанр: romance, humor,
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС/ГГ
Диклаймер: Все герои не мои. Если вдруг получилось что-то похожее на чье-то, простите!
Размер: миди
Предупреждение: это моя первая творческая попытка. Поэтому если не боитесь, не очень грамотного (как оказалось) автора, то смело читайте. За ошибки можно бить. Больно!
Статус: закончен.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:44 | Сообщение # 3
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Пролог.

Я вспоминаю то время, как самое лучшее, что случалось со мной до сих пор.

Нет, на душе горько, никто не любит, когда его отвергают, но все равно эти воспоминания каждый раз вызывают мягкую усмешку на моих губах. Я рада, что со мной такое было.

Это как вишня в коньяке. Не ожидаешь, ведь на вид обычная конфета, но кладешь в рот, и, раскусив, получаешь ни с чем не сравнимые ощущения. Сладкий шоколад, горьковатый коньяк и, придающая всему этому разновкусию пикантность и остроту, вишенка. Я готовлю себе крепкий кофе без сахара, и устраиваюсь у горящего камина. Отпиваю глоточек, кладу в рот конфету и наслаждаюсь, для меня это - своего рода ритуал.

ОН такой же. Темный, загадочный, влекущий, с легким оттенком горечи и неповторимым обаянием – мой запретный плод.

Я это недавно поняла.

Сначала, в детстве, я Его боялась, потом начала уважать, даже сочувствовать иногда, видя его измученным и уставшим, я знала, как он рискует. Правда его «приятные» высказывания и насмешки в наш адрес, быстро отрезвляли. И я злилась, не понимая этого человека, пытаясь доказать окружающим, и в особенности ему, что я лучшая, что знаю и умею все, что никогда не допускаю ошибок. Мне хотелось, чтобы он признал это…

Потом, когда стало понятно, что судьба волшебного мира зависит от исхода предстоящего, неизбежного столкновения светлых и темных сил, мои мысли были заняты совсем другими вещами, учеба и обиды отошли на задний план. В то время, мы разучивали боевые заклинания, и тренировались как одержимые, мы готовились к битве…

А когда все закончилось, я долго не чувствовала вообще ничего, ни боли, ни радости, как будто из меня выкачали все эмоции. Каждую ночь мне снились кошмары, изувеченные тела друзей, погибшие родители, но даже их я не боялась.

Я спокойно ходила на уроки, потом сдавала экзамены, я думала тогда, что этот этап моей жизни, жизни в Хогвартсе, завершился вместе с финальной битвой и десятками тел погибших, похороненных у озера. Сейчас я понимаю, что просто подсознательно запретила себе что-то чувствовать, зря, как показала история. Позже все это вылилось в мою неуправляемую ярость на боевых аврорских заданиях.

Но, я отвлеклась. Прощаясь с Хогвартсом, я не испытывала больше желания кому-то что-то доказать, блеснуть своими знаниями, фанатично сосредоточившись на единственной цели, и я знала, что уезжаю в другую жизнь, и верила, что там все и будет по-другому. Детство закончилось, и такой как раньше я не буду никогда.

Мы прощались с учителями на крыльце замка, многие выпускники плакали. Дамблдор, еще не совсем окрепший после битвы, произнес прочувствованную речь, сказав напоследок, что в Хогвартсе нам всегда будут рады, и непременно окажут помощь.

Мы, с Гарри и Роном, подходили к каждому из учителей и тепло прощались с ними, пожимая друг другу руки. Удивительно, но наша строгая профессор МакГонагалл, когда я подошла к ней, неожиданно разрыдалась и долго не отпускала меня, прижимая к груди. Война всех меняет. Она очень поддерживала меня после смерти родителей, не давая расклеиться и замкнуться в своем горе, и сейчас, наверное, испытывала те же самые чувства, которые испытывают родители, когда их ребенок покидает отчий дом.

ОН, произнес какие-то отстраненно-вежливые слова прощания, я в ответ пробормотала слова благодарности, как и другим учителям, и, желая побыстрее покончить с этими затянувшимися проводами, быстро зашагала в сторону ворот. В тот момент, я была уверена, что больше никогда с НИМ, да и со многими другими, не встречусь, и не испытывала по этому поводу ни радости, ни сожаления.

Я стремительно двигалась вперед, надеясь, что там, за воротами, я найду настоящую себя, научусь вновь радоваться жизни, и, черт побери, я постараюсь изменить этот мир, чтобы никогда дети не оставались сиротами, а родители не рыдали на могилах своих детей.

Смешно, но я растеряла все свои идеалы, проработав всего полгода, в штате министра магии разрабатывая новые законы для колдовского общества, достаточно побившись головой о министерскую управленческую махину. Бесконечная кабинетная работа, сухие штампованные, и ничего не значащие фразы, я быстро поняла бесплодность всего этого.

Выбираясь из той вязкой рутины, и стряхнув, наконец, оцепенение, я, поддавшись на уговоры Гарри, подала заявление о приеме в школу Авроров, и впоследствии, никогда не жалела о своем решении. Я добилась того, чего хотела. Постоянно в действии, каждый раз ходя по лезвию ножа, я ощущала себя живой и нужной. Друзья радовались и не узнавали меня, я действительно стала другим человеком, и жила, не вспоминая прошлого и не задумываясь о будущем, живя яркими вспышками настоящего, и стараясь получить от жизни все, что она сможет мне предложить. Хотя мне и тогда чего-то не хватало, теперь понимаю чего - любимого человека рядом.

Нет, мужчины были, да такие, что и похвастаться не стыдно. Но никто из них не смог затронуть моего сердца, и я расставалась с ними, когда чувствовала, что меня начинают привязывать к себе, считать своей собственностью и дело идет к свадьбе. В министерстве даже ходили слухи о моих многочисленных романах и поклонниках, ни трогая, впрочем, меня ничуть, я научилась со смехом относиться к таким россказням, скорее мне где-то даже льстило такое внимание со стороны мужчин, приятно чувствовать себя привлекательной и желанной.

Смешно, я могла обворожить и заполучить любого мужчину, кроме НЕГО. Мужчины, который открыл и похитил мое сердце, тот, кто единственный на всем белом свете, оказался мне нужен.

Я стала часто размышлять об этом вечерами, сидя в кресле, в полутемной комнате, освещаемой только отблесками от камина и потягивая кофе. Я не жалела, что влюбилась в него. Он разбудил во мне столько чувств, желаний и эмоций, что, даже злясь и проклиная его, у меня на душе все равно становилось теплее, просто от воспоминаний о времени, проведенном рядом с ним. Любимый…

Нет, не подумайте, я не сентиментальная слезливая дурочка, просто скоро Рождество, за окном кружится пушистый снег, мягко опускаясь на землю, и как в детстве, возникает чувство предвкушения, ожидания…, непонятное, неясное и поэтому очень волнующее. Поэтому сегодня я решила расслабиться и добавила в кофе чуточку коньяка. Ну, хорошо, несколько раз добавила, но ведь женщине прощаются маленькие капризы? Правда? Пойду-ка я лучше спать, пока не начала философствовать во вселенских масштабах. Я и так вас утомила.

Нет? Вы хотите услышать всю историю? Вам интересно узнать все? Но это долго, а сейчас я спать хочу.

Хотя было бы забавно поделиться с кем-нибудь, вообще-то история веселая, правда, с печальным концом, так что не говорите потом, что я заранее не предупреждала. Что? Ну ладно, уговорили, завтра я достану свой старый дневник, запишу в нем свою историю, и вы сразу все прочитаете, я обещаю!

Хотите клятву? Хорошо, «Я, Гермиона Джейн Грейнджер, торжественно клянусь…»


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:45 | Сообщение # 4
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1.

«Не знаю даже, с какого места начать рассказывать эту историю…»

Из дневника Г. Грейнджер.

Ночь. Темный безлюдный переулок.

Из-за угла появляется одинокая маленькая фигурка. Она останавливается, оглядывается по сторонам, нервно вздрагивает и вновь начинает движение. Она не замечает тень, скользнувшую за ней, и громкий вскрик разносится эхом по переулку, когда ее хватают чьи-то руки.

Ее разворачивают и прижимают к стене.

Нападавшим был мужчина, скрытый широким, длинным плащом, с низко надвинутым капюшоном, и серебряной маской на лице.

- Попалась птичка, - он рассмеялся громко, и этот смех в ночной тишине, звучал особенно зловеще.

- Кто вы? Что вы хотите?- голосок жертвы дрожал, выдавая испуг.

-Что я хочу? Думаю, нет нужды объяснять тебе это, - снова жуткий, отдающийся звоном в ушах смех, - мы славно позабавимся с тобой сегодня ночью!

-Отпустите, умоляю.

- Не кричи, сопротивляться бесполезно.

- Нет, нет, ну, пожалуйста, кто-нибудь, помогите, - женщина кричала и рвалась из рук прижимавшегося к ней мужчины.

Что-то в этой ситуации было неправильным. То ли нападавший слишком уж бережно удерживал свою жертву? Или, может быть, жертва не так уж сильно сопротивлялась, постоянно выглядывая из-за плеча мужчины, и внимательно сканируя глазами заброшенный дом напротив?

Заметив в одном из оконных проемов фигуру человека, женщина незаметно подала знак своему мучителю. Тот незамедлительно отреагировал следующей своей репликой:

- Сейчас ты узнаешь крошка, как развлекаются настоящие мужчины. Ах, было времечко, мы собирались вместе и шли охотиться на маглов, некоторые попадались такие сладкие. Мне не хватает моих братьев, я бы с удовольствием поделился тобой с кем-нибудь из них, - мужчина говорил громко, словно декламировал стихи, манерно растягивая слова, и наслаждаясь каждым сказанным словом.

Женщина хрюкнула и быстро опустила голову. Насильник округлил глаза, гневно посмотрел на нее, но та все также отчаянно кусала губы, пытаясь не рассмеяться в полный голос. Она отворачивала лицо, и издавала трудно поддающиеся классификации, звуки.

Мужчина только раздраженно вздохнул: «Ладно, со стороны должно походить на рыдания», - он ущипнул свою жертву за бедро.

Она вспомнила о своей роли и вновь стала вырываться, всхлипывая и громко причитая:

- Не надо, ну, пожалуйста, не надо,- и чуть слышно бормоча,- «Получше ничего не придумать было? С фантазией сегодня у тебя туговато»,- пощадите! - и снова полушепотом, - я же говорила, что ликер с коньяком лучше не мешать,- пощадите, отпустите.

Мужчина рассмеялся хриплым смехом.

- Я не знаю, что такое жалость, сейчас ты в этом убедишься – и вполголоса:- «Ты же сама коньяк вытащила! И вообще, не издевайся, и так голова трещит. Посмотри лучше, он не собирается к нам присоединиться?»

- Отпустите, я прошу, я умоляю, - «По-моему, клюнул, давай дальше по сценарию».

Мужчина начал срывать мантию со своей жертвы, которая стала отчаянно сопротивляться. Мучитель рычал, но не слишком-то активно удерживал женщину, и поэтому, ей удалось вырваться из цепких объятий, и она стремительно помчалась в сторону.

«Осталось потерпеть минут пять»,- от бега, ее жутко мутило.

Преследователь отставал. Вот она добежала до темного проема окна, скрывавшего незнакомца, мышцы привычно напряглись, ожидая нападения… ничего.

Уже притормаживая, и готовясь повернуть обратно в сторону незнакомца, она услышала, как тот выкрикнул: «Ступефай», но ничего не почувствовала.

«Промахнулся?», - она остановилась и обернулась.

На земле лежал ее «насильник», а по совместительству напарник, вернее напарница. Тонкс. Она застыла на месте, смутно осознавая, что как-то все не правильно, не по плану,.. но верное решение не приходило.

- Не бойтесь мисс, он не причинит вам вреда, - голос незнакомца немного дрожал,- успокойтесь, все уже закончилось, он больше не тронет Вас.

«О, господи».

Если бы голова быстрее соображала, она бы сразу поняла ЧТО здесь не так, и последствия не были бы так плачевны, но увы, ситуация изменилась очень быстро, вокруг послышались хлопки множественной аппарации, потом осточертевший за сегодня «Ступефай» и свет для нее медленно померк.

.

Через полчаса мы с Тонкс, сидели в кабинете заместителя начальника аврората Моуди и мучительно краснея, прятали глаза. Моуди рычал и громыхал своей деревяшкой, кружа по кабинету, заведя традиционную лекцию «о сидящей у него уже в печенках» нашей самодеятельности.

Делая вид, что внимаю каждому слову патрона, я медленно прокручивала в голове события этой ночи.

Мы подкарауливали этого подозрительного типа всю ночь, после сообщения Гарри о новом нападении неуловимого упивающегося, и агентурных данных, сообщавших, что кто-то видел подозрительного типа мелькавшего в окнах заброшенного магазина Ротчестера.

Вообще-то, проверять эти сведения должен был Гарри, но сегодня у них с Джинни была годовщина свадьбы, и грозившее затянуться дежурство его совсем не радовало. Он нашел по каминной сети жену, которая, еще днем приготовившись к праздничному ужину и не знавшая чем себя занять, в виду отсутствия мужа, решила начать отмечать знаменательную дату, и заявилась в нашу маленькую квартирку с подарком родственников из Франции - дорогущей бутылкой ликера.

Когда в камине появилась голова Гарри, мы уже благополучно расправились с ликером, и приканчивали бутылку коньяка.

Выслушав аврора Поттера, ни колеблясь, ни секунды, мы с Тонкс, не совсем четко, но очень громко и уверенно заявили супругам, что сами справимся с этим делом, и, не слушая слабых возражений Гарри, что мы не совсем в форме: «А, вот, как раз прогуляемся и проветримся»,- мы уже метались по квартире, собирая свое обычное снаряжение.

«В форме, не в форме», - в конце концов, это, уж не знаю какое по счету, наше задание. В отделе ходили легенды о нашей дерзости и где-то даже жестокости, при аресте бывших пожирателей. Половина, конечно, вранье, но все-таки... Теперь я понимаю, что придуманный нами под влиянием алкоголя план - «приманка на живца», для того чтобы выманить подозреваемого из дома, был не только до конца не продуман, но и изначально не верен. На первое место у нас вышло желание хорошенько посмеяться и порезвиться, потешить, так сказать, свои «драматические способности». Мы закатывались в беззвучном хохоте, распределяя роли, и придумывая сценарий.

Увлекшись творческим процессом, мы даже ни секунды не усомнились в том, что наш «упивающийся» тоже решит поучаствовать в нашем маленьком спектакле. Должна признать, к своему стыду, что о том, что человек в доме может оказаться не тем, за кого мы его принимали, в тот момент, даже в голову не пришло. Ох…

Из-за двери то и дело доносились вспышки сокрушительного смеха - коллеги смакуют подробности нашей занимательной истории.

Прибыв на место преступления, отряд авроров обездвижил всех, находившихся в поле зрения людей, и портключами доставил в камеры предварительного заключения.

От «Фините инкантатем» все чары маскировки, наложенные нами, естественно спали, «подозреваемый» очнулся и тут же снова бухнулся в обморок от увиденного, а задержавшие нас молодцы, дружно грянули хохотом.

Полаврората сбежалось посмотреть представление.

Позже выяснилось, что наш «кандидат» в пожиратели оказался банальным продавцом в книжном магазине, в заброшенном доме он прятался от своей собственной жены, которая имела привычку время от времени награждать его не очень приятными проклятьями, а то и просто, по-магловски, одаривать тумаками. Бедненький.

Увидев наше «представление», он не решился вмешаться сам, а вызвал наряд авроров. Когда же наступила завершающая фаза нашего спектакля, зная, что «подкрепление» уже близко, он оглушил Тонкс.

«Интересно, ему рассказали, что мы тоже авроры, или он думает, что помог задержать маньяка-извращенца, который к тому же оказался женщиной? Нет, наверное.

Как же мы теперь на работу ходить будем? Людям в глаза глядеть? Замять эту историю навряд-ли получится, местные сплетники разнесут по всему министерству».

Словно в ответ на мои мысли, Тонкс громко вздохнула, возвращая меня к действительности.

-Ну, - волшебный глаз Моуди бешено вращался, - объясните мне, что за представление вы устроили?

Мы посмотрели друг на друга, дружно вздохнули и еще ниже опустили головы.

-Я пока отстраняю вас от оперативной работы, - «Что ж, предсказуемо», - будете перебирать бумажки в архиве, - «малоприятно, но могло быть и хуже», - завтра жду с отчетом, Почему, где, и как!!! А теперь вон с глаз моих.

Я даже не поверила собственному счастью, обычно Моуди «пытал» до тех пор, пока ты ему не выкладывал все до мельчайшей подробности, и заводил длинную лекцию, о поведении, безопасности, так что выползали от него, в почти бессознательном состоянии… но, выходя из кабинета, услышав, его отрывистый лающий смех, я поняла, почему он так быстренько нас выпроводил. Боялся, что не выдержит и рассмеется прямо перед нами.

Теперь, задачей минимум, было как можно быстрее покинуть здание министерства, и, не обращая внимания на быстро окружающих нас коллег, с перекошенными от смеха лицами, мы стремительно рванулись к выходу.

Через 10 минут сидя у себя в квартире, мы с Тонкс допивали по второй чашке кофе, и попутно пытались найти ответ на извечно философский вопрос: «Что делать?»

Решив, что «утро вечера мудренее», хотя в нашем случае все как раз наоборот, утро было в самом разгаре, мы разбрелись по спальням.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:45 | Сообщение # 5
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2.

Меня разбудил шум, доносящийся из гостиной. «Наверно Тонкс, встала и опять воюет со стульями». Я выглянула из спальни, и увидела, что Тонкс, такая же растрепанная и сонная, как должно быть и я, появляется в дверях комнаты, а шумели супруги Поттеры, появляясь из нашего камина.

Гарри явно чувствовал себя виноватым, не глядя на нас, он сосредоточенно чистил мантию и то и дело поправлял сползающие на нос очки, что было у него высшим признаком волнения. Джинни же, напротив, плюхнулась на диван, по очереди поглядела на наши хмурые лица и неожиданно звонко расхохоталась.

- Джинни, - пошипел Гарри, и виновато посмотрел на меня.

-Да, ладно Гарри, ты не смог бы нас остановить в любом случае, - я устало поплелась на кухню варить кофе.

Заходя с подносом в комнату, я услышала, как Джинни изо всех сил пытается вытащить из обычно такой разговорчивой Тонкс, подробности нашего приключения. Но наша метаморфиня сегодня явно была не в настроении веселиться. Разлив кофе по чашкам, я достала недопитую нами вчера бутылку коньяка и увидела, как Гарри нахмурился.

- Я немного добавлю в кофе, голова сильно болит, - объяснила я.

Удобно устроившись в кресле, отпивая маленькими глоточками ароматный напиток и чувствуя, как проясняется в голове, я стала рассказывать о наших злоключениях. Гарри с Джинни почти безостановочно улыбались, а когда я дошла до того места, когда нам рассказали о личности «подозреваемого» снова залились громким смехом.

- Хорошо, хотя бы, что мы отказались от идеи эротического шоу. Тонкс думала, что он скорее клюнет, если увидит мои «прелести», - закончила я, и тоже не удержалась от смеха, представляя себе эту картину.

Гарри уже катался по полу, Джинни, задыхаясь от смеха, корчилась на диване, я перевела взгляд на Тонкс. Она сидела молча, потягивая кофе, неподвижным взглядом уставившись в камин, в глазах блестели слезы. Я кинулась к ней.

-Гарри, оставь нас на минуточку, иди, приготовь что-нибудь поесть, - он уставился на меня удивленным взглядом, и я добавила, - ну бутерброды ты можешь сделать?

Поттер, подталкиваемый женой, скрылся на кухне. Я повернулась к напарнице:

- Что с тобой? Что-нибудь болит?- она молча помотала головой, но текущие по щекам слезы говорили сами за себя, - ну что ты, не расстраивайся, и не из такого выпутывались, подумаешь, посмеются и забудут.

- Ты не понимаешь, - прошептала она, - это я тебя втянула, я же старше, опытнее, я должна была…- она отвернулась, вытирая слезы и всхлипывая, - и так все думают, что я слишком легкомысленна для аврора. Теперь еще это… Ремус совсем разочаруется во мне.

«Так, вот мы и добрались до истины. Ремус».

Я знала, что она давно и безнадежно влюблена в него, мы делились многим, но она никогда не принимала моих советов, как вести себя с ним, немного пофлиртовать, отговариваясь тем, что он считает ее просто хорошим другом. Хотя и коту было ясно, что Люпин тоже неравнодушен к нашему аврору.

Взять, к примеру, последнюю битву. Он, как обезумевший искал ее среди мертвых и уцелевших, и, увидев на больничной койке живой, так сжал в своих объятьях, что я думала: «Остались ли целы у нее ребра?» Если бы он просто поцеловал ее тогда, все было бы проще. А так, они ходили вокруг да около, украдкой поглядывая друг на друга, и каждый раз смущаясь. «Ну, как дети ей богу!»

Я не вмешивалась в их отношения, считая это не слишком удобным, но сейчас, видя свою обычно веселую и неунывающую напарницу в таком состоянии, я не могла оставаться не у дел. В моей голове мгновенно возник план. Оставив подруг - Джинни сочувствующе поглаживала по голове Тонкс, сидя на подлокотнике ее кресла, я пошла на кухню за помощью.

- Гарри, ты можешь сейчас связаться с Люпином?- он в который раз за сегодня, смотрел на меня непонимающим взглядом, пережевывая бутерброд.

-Зачем?

- Мне нужно срочно поговорить с ним, потом объясню. И так, чтобы Тонкс не слышала,- непонимание на его лице сменилось широкой улыбкой.

- А-ааа! Ну, я могу послать ему патронуса и договориться о встрече.

-Давай, пусть он сразу, как получит сообщение, аппарирует к вам домой, я там с ним поговорю, ты не против?

-Нет, конечно.- Гарри взмахнул палочкой, и серебристый олень грациозно выпрыгнул в окно.

- Так, теперь иди, скажи девочкам, что мы с тобой в магазин, а я пойду, переоденусь, и смотри не проболтайся!

- А зачем мы в магазин?

- Гарри! Ну что ты как маленький, придумай что-нибудь. Скажи, что за продуктами, кстати, в шкафах и, правда, пусто.

Он кивнул, и мы вышли в гостиную. Тонкс уже немного успокоилась и с натянутой улыбкой слушала безостановочно тараторившую Джинни. Но это уже ничего не меняло: «Я сделаю то, что я задумала!» И совесть меня нисколько не мучила, поверьте.

В доме Поттеров, нас уже ждал несколько озадаченный, не застав хозяев дома, профессор Люпин. Повинуясь моему незаметному знаку, Гарри тут же вышел.

- Я заварю чай, - услышали мы его голос уже из кухни.

Решив, что не стоит ходить вокруг да около, я сразу и приступила.

- Ремус, тебе нравится Тонкс?

Люпин слегка покраснел, но быстро справился с собой.

- Ну, во-первых, здравствуй Гермиона.

- Здравствуй, здравствуй. Пожалуйста, ты можешь ответить мне на вопрос?

-Зачем тебе это?

- Ремус, ты меня знаешь, я не склонна к излишнему любопытству. Сначала ты ответишь, а потом, я расскажу тебе, почему это так важно сейчас.

- Ну, я…

Если честно, его нерешительность, начала меня уже раздражать, я перебила его:

- Скажи только, да или нет?

-Да, - он выдохнул это, и отвернулся.

-Тогда послушай меня, Ремус. Мы с Тонкс вчера, попали в не очень приятную ситуацию, напились немного и …нет, - в ответ на его встревоженное движение, - с ней все в порядке, физически. Я сейчас не буду тебе рассказывать, как все было, это к делу не относится, скажу только, что очень глупая ситуация, и она так расстроена… Понимаешь, больше всего Тонкс расстраивается из-за того, что ты тоже будешь смеяться над ней, и посчитаешь глупой и недостойной тебя.

-Что? Я никогда не смеялся над ней, ты же знаешь Гермиона. Дружеские шутки, не более. Но…, но я не могу, ты же знаешь, кто я такой. Это Я никогда не буду, достоин ее!

- Господи, Ремус! Почему вы с ней так все усложняете? Вы нравитесь, друг другу, но никто не хочет сделать первый шаг, ты же мужчина! Иди и поговори с ней!

- Нет. Я испорчу ей жизнь.

- Это не тебе решать. По-моему, сейчас она не очень-то счастлива, страдая от неразделенной любви.

Он колебался, я видела это. Помощь пришла со стороны кухни. Гарри, входя в комнату со стаканами и бутылкой огневиски в руках, вместо обещанного чая, неожиданно выдал:

- Она права Ремус. Война давно закончилась. Ты снова преподаешь в Хогвартсе, а ведь все знают правду о тебе. Никого из тех, кто знает и любит тебя, не смущает то, что ты оборотень. Пора позволить себе быть счастливым. Я никогда не видел Тонкс плачущей. А сейчас она уже целый час рыдает в коленки Джинни.

««Золотой» наш мальчик. Надо же, он нашел такие правильные слова»,- я растроганно смотрела на него, сейчас сама расплачусь.

Люпин, на несколько напряженных минут, застыл на месте, а потом решительно подошел к Гарри, сделал, прямо из бутылки несколько глотков огневиски, и сказал:

-Пошли.

Мы дружно вывалились из камина в нашей гостиной. Девушки сидели на диване, встрепенувшись при нашем появлении, кажется, они задремали, дожидаясь нас, голова Тонкс лежала у Джинни на плече. Мой напарник испуганно выпрямилась, увидев, КТО пришел с нами, а Люпин все также решительно, опустился рядом с ней на колени, и, не стесняясь нашего присутствия, впился поцелуем ей в губы.

Мне хотелось поаплодировать, супруги Поттеры, взявшись за руки, улыбались, а парочка на диване не обращала внимания ни на что вокруг.

- Я переночую у вас, хорошо?

- Хорошо, - пошептала мне Джинни.

- Эй, вы двое, вы слышали?

Да, таких сияющих глаз, я у Тонкс никогда не видела, она счастливо кивнула, а я нахально добавила:

- И не увлекайтесь слишком, вам на работу завтра.

Не дождавшись ответа на свою фамильярность, я пожала плечами и шагнула в камин, следом за Гарри.

Следует ли мне рассказывать, что, явившись утром в аврорат, присутствия там Тонкс не наблюдалось? Я вам больше скажу, я не видела свою напарницу три дня, живя, как бездомный подкидыш, у Поттеров

Не знаю, что Гарри сказал Моуди, но все эти дни, которые я просидела не высовывая носа из архива, никто не интересовался, куда подевалась моя напарница, меня даже ни разу не вызывали на ковер, не говоря о том, что обещанный рапорт я так и не сдала. Ну не могла же я его писать, не посоветовавшись с Тонкс? На дежурства меня тоже не ставили, об этом мне сообщил Гарри, старательно отводя глаза.

Мне вообще, на работу ходить не хотелось. Я не привыкла в одиночку держать удар, без напарницы, и если бы не аврор Поттер, провожавший меня утром и вечером в министерство, я не знаю, как справлялась бы с многочисленными желающими узнать подробности из первых уст, и повеселиться за мой счет.

Если честно, мне хотелось уже плюнуть на приличия, и связаться со сладкой парочкой, но в пятницу вечером, в камине Поттеров появилась голова Тонкс, и в приказном порядке обязала нас завтра, в двенадцать по полудню, явиться в Хогвартс на церемонию их с Люпином бракосочетания. Мы сидели, ошарашенно выпучив глаза, а эта нахалка добавила:

-Форма одежды парадная! Да, и, подарки купить не забудьте! - и, не дождавшись реакции с нашей стороны, прервала связь.

Гарри воспринял эту новость гораздо более спокойнее, чем мы, и ему пришлось отпаивать нас с Джинни, знаменитой настойкой миссис Уизли.

Пол ночи я не могла уснуть, лежала и размышляла. «А не слишком ли они поторопились со свадьбой? Как люди понимают, что должны пожениться?» Вот лично у меня, вообще никогда, не возникало такого желания, или я просто не встретила мужчину, за которого бы захотела замуж? Да и, пожалуй, не влюблялась я никогда по-настоящему. Не знаю, и знать не хочу.

Наверное, я просто боялась привязаться к кому-то, вдруг предаст, оставит? Как родители, как погибшие друзья, Косолапус... Вот, как и сейчас.

Я лежала, в чужом доме, в комнате для гостей, и у меня было такое ощущение, что меня бросили, будто меня опять предают. Я, конечно же, радовалась за подругу, но мне-то, что прикажете теперь делать? Я так привыкла, что Тонкс всегда рядом со мной, выслушивает, подбадривает. А ее помощь, когда я только начала работать? Своим бесшабашным веселым нравом, она помогла мне перевести, накопленную за последние годы ярость, в довольно безобидные выходки на совместных заданиях. «Мой сообщник» - так она иногда меня называла. Теперь Тонкс переедет к Ремусу, а я останусь одна в пустой квартире…

«Ну, хватит, ты просто эгоистка, Гермиона Грейнджер», - оборвала я саму себя. «Сначала расстраивалась за подругу, сама же ей потом помогла с возлюбленным, а теперь лежишь тут, и жалеешь себя. Она же не умерла, и то, что она выходит замуж, не значит то, что она перестала быть твоей напарницей». Господи, какая я глупая, ну в самом деле. Должно быть, в моем слезливом настроении, виноват алкоголь. Мы будем также часто встречаться, просто жить будем в разных местах. «Она же не твой мужчина, чтобы бросать тебя или не бросать, она была и остается твоей подругой», - подытожила я, и немного еще поворочавшись, наконец, заснула.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:45 | Сообщение # 6
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3.

Утром мне было стыдно, за такие свои ночные мысли. Нельзя мне пить, даже немного. Алкоголь ослабляет мой контроль, а я должна быть всегда собранной и в хорошем настроении, такой меня привыкли видеть окружающие. Такой я хотела быть сама. Пообещав себе повеселиться на свадьбе на полную катушку, я стала спускаться вниз. Пора завтракать и за подарками. «У меня начинается новый этап в жизни, все не так уж и плохо!»

Я и не знала тогда, насколько близка к истине, потому что этот день, и правда круто повернул мою жизнь, на все 180 градусов.

Сумасшедший, бесконечный день, иначе и не назвать.

Началось все с того, что едва мы успели позавтракать, нас с Гарри срочно вызвал к себе Моуди. Расстроенная Джинни отправилась за подарками одна, а мы поспешили в аврорат.

Не слушая наших сбивчивых пояснений, против работы в сегодняшний день, Моуди только раздраженно отмахнулся:

-Да знаю я, меня тоже пригласили, успеем. Сначала надо разобраться кое в чем. На-ка, почитай, - он кинул Гарри пергамент, и отхлебнул из своей знаменитой фляжки,- что ты на это скажешь?

Гарри почему-то, уставился на меня.

- Что? Может быть, мне расскажете? – не люблю, когда чего-то не понимаю.

- Дай ей почитать, - Моуди остановился рядом и сверлил меня своим волшебным глазом все то время, пока я перечитывала пергамент, - доигрались «актрисы»?

Вообще-то ничего страшного в этом послании я не усмотрела, ну угрозы в наш с Тонкс адрес, наверняка кто-то из родственников наших задержанных постарался, хотя, кажется, что письмо писал даже не вполне психически здоровый человек, тем более принимать всерьез глупо.

Кажется, что-то из своих размышлений, я произнесла вслух, потому что, Гарри мне ответил:

- Ты знаешь, Гермиона, я бы отнесся к этому серьезней. Во-первых, я не припомню, чтобы аврорам угрожали вот так… в пылу схватки бывает, и не такое кричат, но присылать письмо, давая в руки улику… А во-вторых, посмотри внимательно, на пергаменте явно были очень серьезные чары, скорее всего настроенные на тебя и Тонкс, я прав?- он повернулся полувопросительно глядя на Моуди.

-Да, мы даже не сразу их обнаружили, вдвоем с Мастерманом снимали, давненько я такого не видел. Со времен Волдеморта, - он выразительно посмотрел на меня.

- Из арсенала упивающихся?- поинтересовалась я.

- Угу, - ответил патрон, - кроме них никто не использовал, да и то не все, лишь те, кто поближе к нему был, это Темная магия, таких книг теперь не найти, почти все уничтожили.

Гарри то и дело поправлял очки и нервными жестами взъерошивал волосы.

- Да ладно тебе Гарри, - я успокаивающим жестом положила руку ему на плечо,

- ничего пока не случилось, и мы теперь предупреждены и будем осторожны. Мы же авроры, ты не забыл? Кто бы это ни был, ему придется очень постараться, чтобы добраться до нас, я не говорю уж о «честном поединке», вспомни особняк Лестранжей.

Тогда, при операции по задержанию последней группы упивающихся, мы с Тонкс продержались одни минут тридцать, пока не прибыло подкрепление, а противников было втрое больше, мы не получили ни царапины.

-Что верно то верно, - проскрипел Моуди, - да только подстраховаться не помешает. Давай-ка, Грейнджер, ты садись, вот тебе думосброс, думай, вспоминай. А ты, Поттер, поднимай всех информаторов, что б к понедельнику у меня на столе лежала готовая версия, ясно?

-Да, сэр!- Гарри вытянулся в струночку.

- А как же свадьба?- я недовольно поморщилась, хороший подарок подруге, нечего сказать.

- Ваша безопасность, волнует меня больше, чем дурацкие свадьбы, - рявкнул Моуди, и, сжалившись, добавил, - вот Поттера дождемся, и отправимся все вместе, Дамблдора я предупредил, он присмотрит за молодоженами.

В кабинет вошел помощник патрона – мистер Мастерман, со списками наших с Тонкс дел за все время работы.

- Я надеюсь, что никому не надо объяснять, что вся информация строжайше засекречена, кроме присутствующих в курсе только Дамблдор, ну и позже известим Люпина с Тонкс, - проинструктировал Моуди.

Гарри кивнул и вышел из кабинета, а мы остались анализировать возможных кандидатов, посылавших угрозы.

Нужно ли говорить, что на свадьбу мы опоздали? Ни о каких парадных мантиях речь даже и не шла, а про свою прическу я уж совсем молчу.

Правда потом, после пары бокалов шампанского, это меня уже не так волновало, настроение резко стало подниматься, и я выкинула из головы и «маньяка» с угрозами, и Моуди с его паранойей.

Церемония была очень красивой. На берегу озера поставили огромный, шатер, заколдованный так, что его нельзя было увидеть, не подойдя к нему на расстояние 10 ярдов, от любопытных учеников, должно быть.

Приглашенных было много, я даже удивилась, когда они успели? Но сейчас, я не обращала внимания, ни на что вокруг, видя только свою подругу у алтаря.

Тонкс была очень красивой сегодня, в белоснежном воздушном платье, она лучезарно улыбалась и бросала обожающие взгляды на своего жениха.

После произнесения клятв, и обмена кольцами, Дамблдор предложил молодоженам поцеловаться. У меня защипало в глазах - это было так трогательно.

Позже все кинулись поздравлять их, обниматься, и рассаживаться за приготовленные столики, а я, выждав момент, ловко утащила Тонкс из шатра.

В ответ на мои поздравления, она радостно бросилась мне на шею.

-Спасибо, спасибо, спасибо тебе! Если бы не ты! Я так счастлива!

- Ну, рассказывай, вы…, почему так быстро? Ты же говорила, что никогда не выйдешь замуж?!

-Ах, Гермиона! Когда он меня поцеловал, я уже была вся его! Мы любим друг друга! Понимаешь? Я теперь, даже на минуту не соглашусь с ним расстаться! Он такой…- подруга мечтательно закатила глаза. – Представь, на медовый месяц мы поедем в Венецию, будем гулять по ночному городу, кататься на лодках, целоваться…

- Под полной луной, угу, - пробормотала я.

Тонкс только рассмеялась: - Снейп готовит Ремусу зелье, не переживай подруга, или ты завидуешь? – лукавые огоньки в ее глазах удержали меня от язвительного ответа.

- Не знаю, просто это так неожиданно, как ты можешь быть уверена, что не ошиблась? – я задала этот, тревожащий меня вопрос.

Она посмотрела на меня почти материнским взглядом:- Я просто знаю это. Поверь, когда ты по настоящему полюбишь, ты тоже почувствуешь.

Не выдержав, я бросилась в объятья подруги и расплакалась: - Не обращай внимания… я правда очень рада за тебя, - шептала я между всхлипами, - просто я такая эгоистка…

- Ну что ты, я понимаю. Я тоже тебя очень люблю! – она гладила меня по голове, как маленького ребенка, - Почти ничего не изменится, мы будем также часто встречаться, просто жить будем в разных местах. Все будет еще лучше! – она говорила, а я верила ей, - Ну, мой маленький «сообщник», успокоилась? Смотри, к нам Минерва идет, - она отстранилась от меня и прошептала убирающее следы слез заклинание.

Профессор МакГонагалл. Правда. Я только сейчас осознала, что мы находимся в Хогвартсе, здесь много знакомых и друзей, а я даже ни с кем не поздоровалась. Мы обернулись.

-Гермиона, здравствуй девочка! - на губах бывшей преподавательницы теплая улыбка, - Как ты изменилась, просто не узнать! Такая красавица!

Я зарделась:

- Здравствуйте профессор МакГонагалл.

- Просто Минерва, - поправила она меня.

- Я рада видеть вас Минерва, так соскучилась!

- И поэтому ни разу за три года не приехала нас навестить. Ты… как ты, девочка? – ее глаза светились участием.

- Хорошо. Вот, последнюю подругу замуж отдаю. Теперь в клубе феминисток, я единственный участник, не желаете присоединиться?

Мы дружно рассмеялись.

-Пойдемте в шатер. Там Дамблдор хочет поздороваться с тобой, Гермиона. Да и Ремус уже жену обыскался, - при этих словах Тонкс подхватила свои пышные юбки и резво сорвалась с места.

Мы с Минервой, не спеша, побрели следом, перебивая друг друга рассказами о событиях последних лет.

В шатре меня сразу окружило семейство Уизли. Молли, как всегда, причитала, что я слишком худенькая, и, наверное, плохо питаюсь, близнецы нашептывали в ухо о своих новых изобретениях, Рон смущенно улыбался и неловко поцеловал меня в щеку. Джинни, смеясь, оттаскивала от меня Перси, который, пользуясь случаем, пытался выспросить что-то о работе.

Вырваться самостоятельно из этого рыжего кольца, не представлялось возможным. Спас меня Гарри: - Пойдем, Гермиона, тебя ждут Дамблдор с Моуди.

Вот тут мне и нужно было насторожиться, но нереальная обстановка вокруг, заботящиеся друзья рядом, разговоры с Тонкс и Минервой, после которых я окончательно успокоилась и пришла в себя, не дали вовремя сообразить, какую пакость готовят мне мой обожаемый патрон с моим же, не менее обожаемым, бывшим директором. Если бы я знала заранее, что меня ожидает, и к какому приведет результату, я бы не раздумывая ни секунды, сбежала подальше.

Но, как я сказала, я пребывала в слишком благостном настроении, поэтому, улыбаясь, направилась к Дамлдору и Моуди, которые стояли в сторонке и видимо, расточали поздравления жениху, или давали советы. Я захихикала: «Интересно, что могут посоветовать молодожену, два закоренелых холостяка?»

Уже не впервые мои хваленые мозги меня подвели.

Они обсуждали угрозы в наш с Тонкс адрес, и я успела услышать, как Люпин отвечает Моуди:

- Не волнуйся, Аластор, в Италии нас не найдут. Во-первых, никто не знает, куда мы поедем, во-вторых, у отеля высшая степень защиты, никто посторонний не сможет туда проникнуть. А вот по поводу Гермионы, я полностью согласен, это лучшее решение…- он резко замолчал и обернулся.

- Ну, здравствуй сводница! Подслушиваешь? - в его карих глазах, плясали веселые чертики, - Тебя разве в школе не учили, что это плохо?

- Рад снова видеть Вас в Хогвартсе, мисс Грейнджер, - поздоровался Дамблдор.

- Добрый день, директор, как Ваше здоровье? Как дела?- он совсем не изменился, и выглядел таким же, как я его помнила, длинная седая борода, смешной колпак на голове, и хитро поблескивающие сквозь стекла очков, голубые глаза.

- Спасибо тебе за заботу дорогая, здоровье, у меня всегда отменное. А дела, - тут он бросил взгляд на Моуди, – знаешь, учебный год только начался, а школа опять остается без преподавателя ЗОТС на целый месяц, прямо наказание какое-то.

-Гм, ну вот что, Грейнджер. – патрон вперил в меня свой волшебный глаз, - Мы тут посовещались, и решили: Ты будешь преподавать вместо Люпина, пока он отсутствует. В Хогвартсе ты будешь в безопасности, пока мы разбираемся с личностью угрожавшего, к тому же после цирка, который вы устроили, будет лучше… и Альбусу не придется искать замену.

Они все трое выглядели жутко довольными, а меня затрясло: «Как же, прям решение всех проблем, только мое мнение случайно спросить забыли».

- С чего бы это? Я никогда не преподавала, и сомневаюсь, что у меня получится. Прятаться от глупых угроз, я не намерена – я вернула не менее раздраженный взгляд Моуди.

- Твоего согласия, никто не спрашивает Грейнджер. Это – приказ!

- Ну уж нет, - прошипела я, - у вас не получится запереть меня здесь, в вдали от всех друзей, - и развернувшись зашагала прочь.

Люпин догнал меня уже у озера.

-Постой, Гермиона, подожди, - я остановилась и повернулась к нему лицом,- почему ты отказываешься? Никто не думает, что ты испугалась. Просто так совпали обстоятельства, и это правда, хороший выход.

- Ну разве непонятно? Что я буду делать с детьми? К тому же мне тут будет ужасно скучно, - вообще-то я и сама толком не понимала, чего так разозлилась, детишек я не боюсь, пусть только попробуют что-нибудь выкинуть у меня на уроках, а попробовать себя в преподавании было даже интересно.

- Наверное, потому, что вы решили это за моей спиной, будто я все еще маленький ребенок, который сам не может о себе позаботиться, - я обиженно выпятила нижнюю губу.

Ремус засмеялся: - Нет, никто не считает тебя ребенком Гермиона. Особенно после рассказов Тонкс о твоих многочисленных поклонниках, - он многозначительно поднял бровь, - или это все выдумки?

«Господи, вот кто слухи распускает, ну держись напарница!», я невольно разулыбалась вместе с ним:

- Ладно, уговорил! Остаюсь вместо тебя, только не вгоняй меня больше в краску. И пойдем уже, а то Тонкс меня убьет.

Так обнявшись и посмеиваясь, мы пошли обратно в шатер. Люпин рассказывал мне о проделках компании третьекурсников из Гриффиндора, которые своими шутками превосходили даже близнецов Уизли. Я, с удивлением поймала себя на мысли, что общение с малолетними «преступниками», возможно, будет занимательным опытом.

- Так, так, Люпин, - послышался сзади язвительный голос, - мне показалось, или ты сегодня женился?

Мы разом обернулись. К нам приближался гроза подземелий, собственной персоной.

-Здравствуй, Северус.

-Добрый день профессор Снейп,- мы поприветствовали его одновременно.

Зельевар окинул меня внимательным, заинтересованным взглядом, но, не подав вида, узнал он меня, или нет, вновь обратился к Ремусу:

- Так мне рассказать твоей супруге, как ты проводишь время?

- Расскажи Северус, - рассмеялся Люпин,- не думаю, что она будет против.

-Я всегда подозревал, что вы просто два извращенца, - развеселился Снейп.

Я с любопытством рассматривала его. Неизменная черная мантия, все те же некрасивые черты лица, длинные спутанные волосы, хотя, кажется, не такие сальные как раньше, в целом как обычно, но облик неуловимо изменился. «Или он просто больше не внушает мне страх?»

- Послушайте, профессор Снейп, Вам не кажется, что оскорблять человека в день его свадьбы, признак дурного тона?- произнесла я сладким голосочком.

«Ну и кто меня за язык тянул?»

- Никак не научитесь держать свои комментарии при себе, мисс-Всезнайка? перевел взгляд на меня Снейп, - И, кстати, Вас не учили, не вмешиваться в чужие, к тому же, взрослые разговоры?- он скривил губы в своей привычной, презрительной манере.

«Две фразы, два удара. Нет, этот человек также невыносим, как и раньше».

- Учили профессор, только плохо. Просто некоторым учителям, незнакомо слово «объ-яс-нить», они только баллы снимать горазды, - пусть, не радуется, я тоже умею играть в эту игру.

- Приятно видеть, что вы хоть что-то вынесли из моих уроков, - выгнутая бровь, и легкий поклон, в мою сторону, - Хотя я удивлен! Обычно, тупоголовые ученики, не усваивают даже это, - а теперь надменная ухмылка.

«Ублюдок».

Нашу, грозившуюся разгореться перепалку, прервала Тонкс. С криком: «Где вы ходите так долго?»- она выбежала из шатра.

- Пойдем скорей Гермиона, я сейчас буду… А, здравствуй Снейп, пошли с нами, у тебя тоже будет шанс поймать букет невесты.

- Сомневаюсь, что это ему поможет, - себе под нос пробормотала я, но меня услышали.

Люпин с Тонкс переглянулись и тихонько засмеялись, а зельевар, бросив на меня уничижительный взгляд, запахнулся в мантию и направился к Дамблдору, стоящему неподалеку.

Решив не зацикливаться на этой нахальной летучей мыши, я поспешила в шатер. Участвовать в этом безумии я, конечно, не собиралась, но пропустить зрелище не могла.

Мы, с Гарри и Джинни, разговаривали, стоя с краю в толпе, готовившейся поймать букет, и бравый аврор Поттер, стоявший спиной к невесте, просто машинально среагировал, резко выкинув руку в сторону, и уже секунду спустя, изумленно взирал на букет Тонкс в своей ладони. Все дружно рассмеялись, а он, повертев в руках цветы, сунул их мне.

Джинни притворно надула губки, и Гарри поспешил успокоить ее поцелуем.

А я, решила избавиться от этого «кошмара»: «Не дай бог! Тьфу, тьфу, тьфу!», и запустила его подальше.

«Ой! Угадайте, кому досталось букетом по голове? Ничего, его прическе это не повредит».

Профессор Снейп заклинанием уничтожил цветы.

«Хорошо хоть он не видел, что это я, хотя… Что там ему Дамблдор говорит?»

Снейп развернулся, и гневно уставился прямо на меня. «Ого, какие молнии из глаз. Молодец Гермиона, умеешь завязать отношения с будущими коллегами». Послав ему самую свою обворожительную улыбку, и пожав плечами, я поспешила присоединиться к друзьям, которые вновь усаживались за накрытые столы.

Беззаботное приподнятое настроение продержалось весь день. До тех пор, пока наша дружная нетрезвая компания, не отправилась провожать некоторых, уже собравшихся по домам гостей, до границ аппарационного барьера, решив прогуляться, и немного проветрится. Все, как-то естественно разбились на парочки, и я обнаружила себя идущей вместе с Роном, который, видимо, усердно налегал на алкогольные напитки, потому что, поборов смущение, крепко обнимал меня за талию.

- Ты, же знаешь, что всегда мне нравилась, Гермиона. Может быть, ты дашь мне шанс?

Я не хотела этого разговора. Объяснять ему в сотый раз, что он мне как брат не имело смысла, а резко отказывать не хотелось, он - мой друг, я не могу его обидеть.

- Послушай, Рон. Сейчас не очень удачное время для такого разговора. Я остаюсь в Хогвартсе на месяц, и не смогу отсюда выбираться, иначе Моуди мне голову оторвет. И вам нельзя здесь появляться, поэтому… Давай мы поговорим об этом, когда я вернусь в Лондон, - «И когда ты будешь трезвым», - добавила я про себя, - договорились?

- Хорошо, Гермиона. Можно я только тебя поцелую?

Не успела я ничего возразить, как Рон стиснул меня в своих объятиях, и принялся обслюнявливать мои губы.

Дальше все происходило, как в дешевом триллере. Я оттолкнула Рона, автоматически вытаскивая палочку, и направляя на него, трясясь от ярости и крича, чтобы он никогда больше не смел так делать. Он кинулся ко мне, видимо, желая извиниться, или не знаю, что там было у него в голове, но был остановлен чьим-то кулаком, врезавшем ему по челюсти. Я моментально среагировала и послала «Петрификус Тоталус» в обидчика, но, к сожалению, промахнулась, и теперь, с легким недоумением, наблюдала самую примитивную магловскую драку. Напавшего на Рона мужчину, я не знала, но еще раз применять магию не рискнула, боясь задеть друга, и решила просто досмотреть, чем кончится дело.

На шум сбежались остальные, и принялись растаскивать драчунов. Образовалась куча мала, потому что в такой суматохе, никто не рискнул пользоваться палочкой. Драка грозила перерасти в массовое побоище, я была вовлечена в гущу событий, и порванной мантией дело бы точно не обошлось: «В уличных драках я не профи», - но тут раздались громкие, оглушающие взрывы - это близнецы Уизли запустили свои фейерверки, и все как по команде остановились, уставившись, на озаряемое разноцветными огнями, ночное небо.

Вроде без жертв. «Ну какая приличная свадьба, обходится без драки?»

-Грейнджер! Это ты все устроила? – ко мне ковылял Моуди.

-Нет, только не это, - простонала я, испытывая сильное желание побиться головой обо что-нибудь.

- Тебя ни на минуту нельзя оставить. Ты уже и без Тонкс номера выкидываешь! – продолжал отчитывать меня патрон.

-Я здесь, - это появилась моя напарница, в грязном и местами порванном платье, не оставлявшем сомнений в том, что она тоже успела поучаствовать в заварушке. Она встала рядом со мной.

Моуди раздраженно зыркал на нас своими глазищами.

- С тобой я потом поговорю, когда вернешься, - прорычал он метаморфине, - а ты, пошли-ка со мной.

Он уволок меня подальше от любопытных ушей, и принялся инструктировать.

-Сейчас ты остаешься в замке, для тебя уже приготовили комнату. Завтра Поттер доставит вещи, из твоей квартиры. Самой тебе лучше там не появляться. Береженого бог бережет.

Он выписывал вокруг меня круги, а я не стала спорить: «Вдруг опять станет нотации читать?! Уж лучше так».

- Что еще? Да, связываться будем через Мастермана.

- Сэр, может лучше через Гарри? - Честно говоря, мне не очень нравился помощник патрона. Чисто внешне он, конечно, ничего, но слишком уж он весь такой правильный, услужливый, слащавый, прямо как Перси. Хотя Тонкс говорит, что я пристрастна, потому что он слюной исходит, при виде меня. «Ну и пусть, все равно не хочу лишний раз с ним сталкиваться».

- Нет, Поттер будет заниматься оперативными розысками, и не должен часто пересекаться с тобой. Афишировать, что ты в Хогвартсе, мы тоже не будем, скажем, что ты уехала в отпуск.

Моуди возмущенно крякнул, видно представил, как сообщает сотрудникам, что вместо наказания, одна из нас уехала в отпуск, а вторая укатила в свадебное путешествие. «Хотела бы я на это посмотреть».

- Мастерман будет связываться с тобой по мере необходимости, и информировать о ходе расследования. А ты тут сиди тише воды, ниже травы! И чтоб никаких глупостей и самодеятельности! Все ясно?

-Да, сэр!- я вытянулась в струночку, и, чеканя шаг, направилась к замку.

- Я все узнаю от Дамблдора! – донеслось мне в след, - Артистка!

Я бордо шагала к замку, поглядывая на все еще вспыхивающее от фейерверков небо, и размышляла: «Тонкс с Ремусом остаются на ночь здесь, или уезжают уже сегодня? Она ведь не уехала бы, не попрощавшись со мной?!» И тут моему взору открылась о-о-чень интересная картина.

«Вот это да!» Профессор Снейп, вручную, магловским топором (!) колол дрова, позади хижины Хагрида. Я остановилась, почувствовав полный ступор. «Он, что, не знает как это сделать при помощи магии?» Честно говоря, я была просто ошарашена открывшимся видом.

Пока я раздумывала: «Подойти к нему или нет?» - я знала подходящее заклинание, меня невольно привлекли его сильные, уверенные движения. Он был без мантии, в брюках и полностью расстегнутой рубашке, прилипшей к телу. «А он неплохо сложен», - мелькнуло у меня в голове.

Решив все же не упускать такую возможность: - «Твое любопытство, тебя погубит Гермиона!», - я направилась к профессору.

- Что вы делаете, сэр?- знаю, что вопрос глупый, но надо же было с чего-то начать.

Он остановился, и развернулся ко мне, вытирая рукавом со лба капельки пота.

- А вы здесь, что делаете мисс Грейнджер? Гости уже разошлись, - недовольно поморщился зельевар, стараясь не смотреть мне в глаза.

Кажется, он смутился.

- Я здесь остаюсь, мне комнату приготовили, - я пожала плечами, - а почему вы не воспользуетесь палочкой, а сами дрова колете?

- Не Ваше дело! - зло отрезал профессор, - Идите отсюда, у меня и так голова раскалывается. Я, по милости вашей подружки с ее женишком, целый день студентов от озера отгонял.

«М-да, с чего я решила, что он мне ответит? А ведь, правда, хорош, мерзавец».

Сейчас, стоя совсем близко от него, я могла отчетливо разглядеть его блестевшее от испарины, сильное тело. Подтянутый живот, широкий разворот плеч с четко очерченными мышцами. Я невольно облизнула губы.

- Мисс Грейнджер, у Вас что, со слухом проблемы? Что вы уставились на меня, как кот на сметану?- наверно у меня и вправду был глупый вид.

Я фыркнула: – Очень надо! – но, видимо, пока я рассматривала зельевара, тот тоже воспользовался моментом, и его следующая фраза меня добила.

- Что это у Вас с мантией? С Уизли по кустам обжимались? – мне захотелось плюнуть в эту наглую физиономию, засмотрелась блин, - Или с Люпином?

«Ну, все! Ты сам этого хотел!»

Он не успел отреагировать. «Петрификус Тоталус», так, слабенький, минут на двадцать, а то еще окоченеет от холода: «Что я потом Дамблдору скажу?» - и еще одно маленькое заклинаньице собственного изобретения - сутки чесаться будет.

«А нечего свой поганый язык распускать!»

Я весело побежала к замку, не думая о последствиях, радуясь, что отомстила противному ублюдку. «Что он может мне сделать? Не убьет же?!»

Меня уже потеряли. Не успела я подойти к воротам, как на меня накинулся Гарри:

- Где ты бродишь, среди ночи? Мы уже всех на уши подняли!

- Не кричи, пойдем, найдем Тонкс. Я вам таКое расскажу…

Мы, с Гарри и Джинни, самым наглым образом завалились в комнаты к молодоженам, - «Ничего, у них целый месяц впереди», - где я поведала друзьям свой увлекательный эпизод со Снейпом, умолчав, правда, о кое-каких своих наблюдениях.

Мы звонко хохотали, а Люпин неодобрительно покачивал головой.

- Зря ты так, Гермиона. Ты же знаешь Северуса, он этого так не оставит. Тебе целый месяц работать рядом с ним. Попробуй извиниться.

-Ну вот, еще! Пусть сначала сам извинится, а я подумаю, - я высокомерно вздернула подбородок, - прощать его или нет.

- Моя школа! – задыхаясь от смеха выдавила Джинни, и добавила, - ну, нам домой пора. Ремус, мы воспользуемся твоим камином?

- Конечно, спокойной ночи. Спасибо, что пришли сегодня. Милая, проводишь их, ладно? А я пойду, покажу Гермионе, где ее комната.

- Может мне, правда уже, начинать ревновать?- весело откликнулась Тонкс.

Я на самом деле сильно устала, и, сейчас, мечтала только об одном: «Побыстрее добраться до кровати». К счастью, комната находилась совсем рядом с апартаментами Люпина, и едва за Ремусом захлопнулась дверь, я, скинув мантию, растянулась на прохладных простынях.

Как только голова коснулась подушки, я уснула.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:46 | Сообщение # 7
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4.

-Вставай, соня! – звонкий голосок Тонкс, имитирующий звонок моего будильника, ворвался в сон, - Обед скоро, а ты все спишь.

- Тонкс, - простонала я, не открывая глаз, - как ты вошла?

- Ой, Гермиона, а то я не знаю, какими заклинаниями ты пользуешься, - она раздернула шторы, и солнечные лучи ударили прямо в лицо, - давай, вставай! Я попрощаться зашла, мы скоро уезжаем.

Я поморщилась, просыпаться не хотелось, но пришлось медленно сползти с кровати.

Вчера, я даже не успела толком рассмотреть комнату, в которой мне предстояло жить целый месяц.

- Где тут ванная? – пробурчала я.

- Вон дверь, в углу, - ответила напарница и рассмеялась, - ты такая бука по утрам, мне будет не хватать твоего ворчанья.

- Нечего было замуж выходить, так что теперь не надейся! – я скрылась в ванной.

Холодный душ, вот что мне сейчас было жизненно необходимо, чтобы окончательно проснуться.

Покончив с утренними процедурами, я завернулась в пушистый махровый халат, висевший на крючке у двери, и довольная и посвежевшая, выплыла в комнату.

- Вот что хорошо в Хогвартсе, так это домашние эльфы! Представь Тонкс, ни об уборке, ни о еде заботиться не нужно. Халатик мне приготовили.

- Мне казалось ты против эксплуатации эльфов. С добрым утром!

В комнате, на диване, обнимая свою супругу, уже сидел Ремус.

- Я и не знал, что ты такая лентяйка, Гермиона, - поддразнил он меня и хлопнул в ладоши.

С громким щелчком, появился домовик:

- Что угодно, господин Люпин?

-Добби! - воскликнула я.

-Госпожа Гермиона, - огромные глаза эльфа налились слезами, - Добби помнит госпожу Гермиону! Добби скучал.

- Добби, принеси нам кофе, пожалуйста, - мягко попросил Люпин и домовик мгновенно испарился, - ты можешь вызывать его сама, Гермиона, когда захочешь поесть у себя.

Я кивнула. Вообще-то, не сказать, что я забыла прошлые идеалы, мне до сих пор было жалко этих бедных существ, но бороться с их не желанием обрести свободу, глупое и бесполезное занятие. К тому же, если бы у меня сейчас был свой эльф, разве бы я расстроилась?

Добби появился с подносом, на котором были чашки, с дымящимся ароматным напитком, и аппетитные на вид булочки.

Мы сидели, наслаждаясь кофе, и сдобой, которая оказалась восхитительно вкусной. Ремус рассказывал о том, с чем мне предстоит столкнуться.

- Учебные планы и расписание уроков на столе, в кабинете. Пароль, - тут он немного засмущался, - Тонкс, - та, конечно, незамедлительно его расцеловала.

«Ну хоть бы постеснялись немного».

Оторвавшись от супруги он продолжил:

- Пользуйся всем, что там есть. Если что-то не найдешь, обращайся к Альбусу. Что еще? – он задумчиво посмотрел на меня, - Да, Гермиона, постарайся все-таки не воевать с Северусом. Он хороший человек, но если его разозлить…

- Дорогой, - вмешалась Тонкс, - я уверена, что в поединке даже против десяти Снейпов, победа будет за моим напарником.

- Не сомневаюсь милая, - рассмеялся Ремус, - я не это имел в виду. Северус может больно ударить «словом», хотя не думаю, что события будут развиваться в таком направлении.

- Что ты этим хочешь сказать? – насторожилась я.

- Ну, Гермиона! Ты же видела вчера, как он на тебя смотрел? Ты молодая, привлекательная девушка, это естественно, что ты его очаровала.

- Что-то я не заметила, он грубил и хамил мне на каждом шагу. Упырь!

- Трудно ожидать от Северуса комплиментов, - Ремус пожал плечами, - он такой человек. Да еще букетом по голове… Просто почаще улыбайся ему, и не обращай внимание на сарказм. Пообещай, что не будешь специально задирать его! – он выжидательно смотрел на меня.

- Клянусь! – торжественно произнесла я, глядя Люпину в глаза, и скрещивая пальцы. Тонкс оглушительно рассмеялась, увидев этот жест в зеркале за моей спиной.

Так, в приятной шутливой обстановке, мы допивали кофе. Мне было так уютно рядом с ними, такие славные, родные, но, все хорошее когда-нибудь кончается. Настало время прощаться.

Раздался стук в дверь, я лениво взмахнула палочкой, и на пороге возник Гарри.

- Добрый день всем, - видок у него был еще тот, не только Рон перестарался вчера с алкоголем, - Я принес твои вещи Гермиона, Джинни собрала. А вас, - он повернулся к сладкой парочке, - Моуди попросил проводить до министерства.

На мой удивленный взгляд, ответила Тонкс:

- Мы будем перемещаться через специальный министерский камин. Для подстраховки, - раздраженно добавила она.

Мы засуетились, стали обниматься, прощаясь и напутствуя друг друга.

- Ну, не скучай, Гермиона, месяц быстро пролетит, - обняла меня напоследок Тонкс и выскользнула за дверь вслед за Гарри.

- Будь, осторожна девочка, не выходи пока за пределы школы, - чмокнул меня в щеку Ремус, и уже выходя, вспомнил, - Ах, да. Чуть не забыл, сегодня педсовет в четыре. Ну, Дамблдор тебе сам все расскажет. Пока, береги себя.

Дверь захлопнулась, а я вздохнула и принялась распаковывать вещи.

Вот я и осталась одна.

Но скучать мне не пришлось. Разобравшись со своим гардеробом, я только начала менять кое-какие детали интерьера в комнате, я хоть и гриффиндорка, но кроваво-красные простыни все-таки перебор, как ко мне пожаловал директор.

-Добрый день, мисс Грейнджер. Как Вам новое жилье? Уже обстраиваетесь?

- Здравствуйте профессор Дамблдор. Да, комната хорошая, вид из окна просто чудесный.

- Вот и славно. Я думаю, в свете нынешних обстоятельств, будет удобнее называть друг друга по именам. Вы не против?

- Конечно, нет, буду только рада. А еще лучше, если Вы, Альбус, перестанете мне выкать.

- Прекрасно, девочка, – рассмеялся директор, - я думаю, что проблем с вхождением в коллектив, у тебя не возникнет. У нас сейчас только новый учитель по полетам, а с остальными ты знакома. В четыре часа будет собрание в учительской, ты тоже приходи, послушаешь. Ремус мне сказал, что планы занятий он оставил, тебе еще что-нибудь нужно?

- Нет, спасибо. Пока вопросов у меня нет. Только немного э… непривычно, дети… Не знаю, смогу ли все сделать правильно? – я занервничала, наконец осознав, что это реальность, и уже завтра мне предстоит провести свой первый в жизни урок.

- Не переживай, - мягко произнес Альбус, - я уверен - у тебя все получится. Помнится, Аластор рассказывал мне что-то, о бесстрашных, отчаянных аврорах. Кого он интересно имел в виду? – директор хитро поблескивал глазами.

Я невольно рассмеялась: - Надеюсь, ученики тоже наслышаны о моей «страшной» репутации.

- Ну и прекрасно. Тогда я пойду, обустраивайся.

Не успела за Дамблдором закрыться дверь, как ко мне заглянула профессор МакГонагалл. Мы проболтали с ней почти два часа, и в итоге вместе отправились на собрание.

В учительской уже сидели некоторые профессора, которые весьма любезно поприветствовали меня. Все, кроме профессора Трелони. Она, уставившись на меня своими стрекозьими глазами, что-то пробормотала себе под нос и отошла в другой угол учительской. «Ну, не очень–то и хотелось».

Я обнялась с профессором Спраут и мадам Помфри, не успевая отвечать на многочисленные вопросы, посыпавшиеся на меня.

Постепенно ажиотаж после моего появления спал, и все потихоньку стали возвращаться к своим делам. Я огляделась: «Так, а это что такое?» В другом конце комнаты, у камина, стоял мой «защитник», тот, из-за которого собственно, и произошла вчерашняя драка.

Увидев, что я внимательно на него смотрю, он поспешил подойти.

- Это наш новый учитель полетов, профессор Хелстон – представила его Минерва.

- Можно просто Эрик, - со смущенной улыбкой он пожал мне руку.

- Скажите мне Эрик, зачем Вы вчера кинулись драться? – несколько раздраженно произнесла я.

- Я хотел защитить Вашу честь. Как можно оставаться равнодушным, когда обижают такую красивую, хрупкую девушку? – он был нелепен со своей высокопарной речью.

- Вы вчера напали на одного из моих лучших друзей, – сухо заметила я, - и впредь, я попрошу Вас, не вмешиваться больше в мои дела. В любом случае, я сама могу за себя постоять.

- Простите меня, мисс Грейнджер. Я хотел как лучше.

Он выглядел, как побитая собака, так, что мне даже стало жалко его: «И чего я на него взъелась? Человек тебе помочь хотел».

- Ну, хорошо, Эрик. Давайте будем считать, что наше с Вами знакомство состоялось сегодня. – Я подарила ему снисходительную улыбку.

Он засиял и неуклюжей походкой отошел от нас.

«Господи, как мало мужчине нужно для счастья».

Я вполголоса спросила у Минервы, чем этот молодчик занимался до преподавания.

«Ну кто бы сомневался, квиддичный игрок».

Дверь в учительскую отворилась, и в комнату вошел Снейп.

А я то, наивная, думала, что как минимум до завтрашнего дня буду лишена «счастья» лицезреть его противную физиономию. Я внимательно посмотрела на его движения. Все как обычно, скользящая плавная походка. Он спокойно уселся в кресло и скрестил руки на груди. Никаких «побочных» эффектов не наблюдалось.

«Значит наш сердобольный Люпин, выпытал таки у супруги контрзаклятье, зельями-то оно точно не снимается, проверено на практике».

Тем временем Снейп, презрительно поглядывая вокруг, наконец, остановил свой взгляд на мне, и медленно поднялся.

- Грейнджер, – он быстро справился с удивлением, и процедил сквозь зубы, - По-моему, вы несколько загостились в замке. Покиньте помещение.

«Ага, а его, видимо, не предупредили о переменах в учительском составе».

С идиотской улыбочкой, я с удовольствием его «просветила»:

- Мы теперь с Вами коллеги, профессор Снейп. Я буду преподавать ЗОТС вместо профессора Люпина.

- Что? Кто додумался взять такую безмозглую идиотку учителем? – он гневно сверлил меня взглядом.

- Северус, - воскликнула Минерва, - что ты себе позволяешь? Мисс Грейнджер лучшая выпускница школы за последние 10 лет, к тому же первоклассный аврор. Из нее выйдет прекрасный учитель.

- Да?! Да, ее на пушечный выстрел нельзя к детям подпускать, она опасна для общества, - выплюнул зельевар.

- Послушай, Северус, я пропускала мимо ушей многие твои высказывания, но оскорблять мисс Грейнджер, я тебе не дам. Заявляю это как заместитель директора.- МакГонагалл воинственно смотрела на него.

Он аж затрясся от злости.

- Ваша любимая ученица Минерва, в нетрезвом состоянии, напала вчера на меня, и оставила полуголого замерзать под открытым небом, а на дворе сентябрь, между прочим!

«Он сам то понял, что могут подумать окружающие? И что ж вы не упомянули о втором заклинании профессор?»

- Гермиона, детка, это правда? – Минерва растерянно обернулась ко мне.

- Э-э… Ну в общем-то да, - мне немного стало стыдно перед своей бывшей преподавательницей, нужно было срочно выкручиваться из этой неудобной ситуации, так как уже все вокруг неодобрительно посматривали на меня, - но профессор Снейп сам спровоцировал меня.

- Если бы Вы, сэр, не стали делиться своими мерзкими инсинуациями, то ничего бы не произошло, - я решила воспользоваться советом Люпина и подошла к нему, положив руку ему на плечо, - я погорячилась, и прошу прощения, - фразу я закончила томным тихим шепотом, глядя ему прямо в глаза. Теперь я стояла, ощущая рукой, тепло его горячего, сильного тела, и в голове невольно всплыла вчерашняя картина.

Он дернулся от меня, будто обжегшись.

- Не смейте прикасаться ко мне, – прошипел зельевар, - и вы думаете, что вашего извинения достаточно?

- А что Вам еще надо? Ну, вызовите меня тогда на дуэль профессор, - я снова начала заводиться.

Он усмехнулся и презрительно посмотрел на меня.

- Маленькая Вы еще Грейнджер, на дуэли со мной драться, - снисходительные, играющие на нервах нотки его голоса, бесили еще больше, чем то, что он говорил.

«Ну, спасибо, Ремус, как-же, «очаровала». Да этот упырь слова-то такого не знает». Я открыла рот для ответа, и не уверена, чем бы это закончилось, но положение спас Дамблдор, появляясь в учительской.

- Все в сборе, давайте начинать. Прежде всего …

Все собрание я мысленно проклинала сначала Моуди, придумавшего «гениальный» план моей безопасности, потом Люпина, за его «полезные» советы, себя за излишнюю самоуверенность - надо же так опозориться перед всеми, ну и Снейпа… Этого можно просто за один факт его существования.

Собрание закончилось прямо перед ужином, и поэтому, всем коллективом мы направились в большой зал.

Непривычно было сидеть за учительским столом. Студенты, как и во все времена, весело галдели. Я, с ностальгией, смотрела на гриффиндорский стол. Вон там мы обычно сидели с Гарри и Роном, я с какой-нибудь книжкой в руках, мальчишки болтали о квиддиче… Кстати, о квиддиче. Моим соседом слева оказался мистер Хелстон, ну правильно мадам Хуч здесь и сидела, а соседом справа – о, нет… Видимо придется питаться у себя в комнате. Рядом со Снейпом, несварение желудка мне обеспечено, если вообще кусок в горло полезет. Но, сейчас, зельевар, хранил ледяное молчание, ни разу даже не взглянув в мою сторону. «Вот и хорошо. Лучше молчите».

Дамблдор объявил ученикам о произошедшей замене, представив меня. Зал дружно мне аплодировал, кое-где раздались одобрительные свистки. «Возможно, все не так уж и плохо. Месяц как-нибудь протяну».

После ужина Минерва проводила меня до кабинета, деликатно пытаясь выспросить о вчерашнем происшествии со Снейпом. Подумав, я решила не рассказывать ей, за каким занятием я его вчера застала, мало ли, в каком виде до него могут дойти слухи. В том, что МакГонагалл не задумываясь, поделится с коллегами этими забавными сведениями, я не сомневалась.

Весь вечер я провела в кабинете, готовясь к завтрашним занятиям. Время пролетело быстро.

Запечатав заклинанием дверь, я не спеша, направилась по темному коридору к себе.

Хогвартс. Я шла, и наслаждалась давно забытыми ощущениями покоя и надежности. Странно, но воспоминания о войне и том напряженном времени, потускнели, и не вызывали прежней боли, сейчас вспоминалось только хорошее. Вон по тому коридору, мы крались с Гарри под мантией невидимкой в библиотеку, в ночь перед экзаменом по арифмомантике, мне тогда срочно понадобился справочник из запретной секции, и жутко боялись, что нас поймает Филч, или еще того хуже …

- Пятьдесят баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер! За шатание по школе после отбоя.

Я застыла, онемевшая от такой наглости, хлопая ресницами и беззвучно открывая и закрывая рот. Дежа вю…

- Что Вы застыли как истукан? Марш в свою башню. Живо!

Мое возмущение наконец-то прорвалось наружу, и я раздраженно ответила:

- Что Вы себе позволяете? Какая башня? Преподавателям можно ходить по коридорам хоть всю ночь.

«Черт, не самая умная фраза, Гермиона».

- Каким преподавателям? Ах, да, - Снейп досадливо поморщился,- ну тогда с Вас еще двадцать баллов, и освободите проход.

Пока я раздумывала, что лучше: «Снять баллы со слизерина или наградить профессора еще каким-нибудь «приятным» проклятьем», он успел скрыться из виду. «Как ему это удается?»

В ту ночь, я долго не могла уснуть, строя планы мести мерзкому зельевару, один краше другого. Главное провернуть все так, чтобы без членовредительства. Если на меня и подумают, так чтоб не награждали эпитетами вроде - «психически нездорова». Да, раз профессор выставляет меня такой дурой перед всеми, пусть над ним тоже посмеются. Я не буду торопиться, нужно все хорошо обдумать.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:46 | Сообщение # 8
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5.

Завтрак я благополучно проспала, и сейчас металась по комнате, между зеркалом и шкафом с одеждой. Добби принес мне поднос с едой, но я смогла осилить только чашку кофе.

В класс я залетела, едва не опоздав. Четвертый курс Рейвенко-Хаффлпаф. Дети уже сидели на местах, шумно и возбужденно переговариваясь.

- Здравствуйте класс. Меня зовут профессор Грейнджер, и я буду вести у вас этот предмет, заменяя профессора Люпина. Итак, давайте познакомимся…

Урок проходил на удивление легко. Я непринужденно рассказывала материал, а дети внимательно слушали меня, правильно отвечая на вопросы и не доставляя особых проблем.

На обеде я появилась воодушевленная собственными успехами.

- Как тебе первый день в качестве преподавателя? – поинтересовалась профессор МакГонагалл.

- Спасибо Минерва. Все замечательно.

- Мадам Помфри, - сбоку послышался язвительный голос зельевара, - Вам пострадавших в больничное крыло не доставляли?

- Нет Северус, - со смехом ответила Помфри, - у меня сейчас никого на лечении нет.

Я стиснула зубы, но, согласно своему плану, промолчала, и с натянутой улыбкой повернулась к нему.

-Добрый день профессор Снейп.

Он удивленно покосился на меня, но промолчал, не ответив на приветствие.

Весь обед я старательно ему улыбалась при каждой возможности. Дело портил Эрик, настойчиво ухаживая за мной, и неся какую-то околесицу. Я быстро разобралась, что этот человек непроходимо туп, и, пропуская мимо ушей его болтовню, изредка кивала головой, показывая, что внимательно его слушаю.

- Пить хочется. Профессор Снейп, Вы не нальете мне сок? – начала я свою партию.

Он бросил на меня быстрый взгляд, молча дотянулся до кувшина с соком, и бухнул прямо передо мной.

«Хам».

- Благодарю профессор, Вы очень любезны, - мягко произнесла я.

Он снова уставился на меня, и, наконец, не выдержав, язвительно поинтересовался:

- Я смотрю, Вы нашли собеседника, достойного Вашего интеллекта?

Пока я пыталась сдержать нецензурные выражения, просящиеся на язык, Снейп отвернулся к Трелони, которая говорила ему что-то, об обещанных травах.

- Зайдите вечером ко мне в кабинет, я приготовлю, - процедил ей зельевар.

Я усмехнулась, похоже, Снейп тоже не слишком жалует преподавательницу прорицания. «Так, стоп». В моей голове появилась замечательная идея. Я лихорадочно стала соображать, как это провернуть. Нужно срочно связаться с Гарри.

«Почему я сразу не догадалась попросить у него карту?»

Не дождавшись сладкого, я выскочила из-за стола, рассчитывая успеть до начала урока связаться с Поттерами.

Зря торопилась, камин в моей комнате был надежно заблокирован, и, промучив-шись минут двадцать, я плюнула на него, и также бегом поспешила на урок.

«Так, кто у нас сейчас?» Седьмой курс, Гриффиндор-Слизерин. По плану, у них был практический урок, но у меня не было времени подготовиться, поэтому я дала им письменное задание, объяснив проверкой теоретических знаний. Ничего, если не буду укладываться в график, назначу дополнительные занятия.

Я сидела за столом, прорабатывая детали своего плана и изредка делая замечания. Очевидно, но одна я не справлюсь. «А может, один из участников сам будет играть свою роль? Тогда все немного меняется».

- Пять баллов со Слизерина, за списывание, мистер…

- Стенсон, мэм.

-Мистер Стенсон, и уберите свой учебник.

Я стала медленно прохаживаться между рядами, чтобы не расслаблялись. И тут, мой взгляд упал на знакомую светловолосую голову. Криви! Деннис Криви.

Ну, конечно, я закончила Хогвартс три с половиной года назад, с некоторыми учениками мы учились вместе. Я остановилась, около него, план окончательно сложился, он поднял на меня голову и смущенно улыбнулся. «Помнит».

Я вернулась за свой стол, и уселась, мучительно взвешивая все «за» и «против».

«Впутывать в свои делишки ученика? Могу ли я ему доверять?»

Прозвенел звонок с урока.

- Сдавайте свои работы и все свободны. Мистер Криви, задержитесь пожалуйста.

Когда за последним учеником закрылась дверь, Деннис робко спросил:

- Вы что-то хотели, профессор Грейнджер?

- Когда мы одни, можно просто Гермиона. Садись, не тушуйся. Рассказывай, как ты тут? Как дела у Колина?

Через пять минут, я уже знала всю подноготную семейства Криви. Мальчик перестал стесняться, и оживленно рассказывал мне новости. Я решилась.

-Послушай Деннис, мне нужна помощь, но я не знаю, могу ли я доверять тебе?

После его заверений, что все сказанное останется между нами, и, взяв с него обещание, прийти сюда после ужина, я отправила его на следующий урок.

У меня на сегодня, занятия закончились, и я решила заглянуть к Минерве, поинтересоваться насчет каминной связи. Но, к сожалению, у той шел урок, и, решив попробовать поймать ее перед ужином, я, от нечего делать, отправилась в самое мое любимое место в школе – библиотеку.

Там я застряла до вечера.

Проклиная себя за неуемную жажду чтения, я, запыхавшись, постучала в дверь кабинета МакГонагалл. К счастью, она была еще на месте.

Мои подозрения, насчет камина, подтвердились. В целях безопасности, он был не подключен к общей сети.

- Я только хотела связаться с Джинни, Минерва.

- Ну, ладно, можешь воспользоваться моим камином, - поколебавшись, смилостивилась она, - только я прошу тебя, не покидать школу. Пароль «Запретный лес». Я оставлю тебя на несколько минут, - с этими словами, она вышла из кабинета.

Гарри дома не оказалось, но Джинни, не задумываясь, передала мне карту Мародеров.

- У меня потрясающая новость, Гермиона. Я беременна.

Искренне поздравив подругу, и выслушав, как был счастлив ее супруг, узнав о будущем отцовстве, мы попрощались.

Снейп на ужине отсутствовал. Я, не обращая внимания на надоедливую болтовню моего соседа слева, быстренько поела, и, сославшись на подготовку к занятиям, отвязываясь от настойчивой Минервы, зазывавшей меня на чай, направилась в класс. Готовиться.

Денис пришел в восемь часов, как и было обещано, вместе с фотокамерой.

Когда я рассказала, для чего все это нужно, и в чем будет заключаться его задача, он с минуту удивленно таращился на меня, а потом медленно осел на пол, задыхаясь от смеха. Я насилу его успокоила.

Уведя его в свой кабинет, и попросив Добби, принести нам чай со сладостями, я стала подробно инструктировать его, поглядывая на раскрытую карту Мародеров. Мы стали выжидать момент.

В десять часов, у меня появилась мысль перенести операцию на завтра, так как Трелони торчала у себя в башне, и, видимо не собиралась никуда сегодня выходить.

Я стала отправлять Денниса в гриффиндорскую башню, но, бросив еще раз взгляд на карту, увидела, что преподавательница прорицаний спускается в подземелья.

- Она выбралась из своей башни, пошли.

Я наложила на нас чары невидимости, и мы быстрыми перебежками добрались до входа в подземелья.

- Постарайся все сделать с первого раза. После того, как я применю чары маскировки, сил обновлять заклинание невидимости на тебе, у меня не хватит, – шепотом напоминала я Деннису, - у тебя будет не больше пятнадцати минут.

- Хорошо, я все помню.

Его голос дрожал от волнения перед предстоящим действом.

Наконец, мимо нас прошествовала Трелони, направляясь обратно в свою башню, а мы, убедившись по карте, что Снейп, спокойно расхаживает по своему кабинету, отправились за ней.

Добравшись, до площадки перед башней, я, получив, утвердительный кивок от Дениса, наложила на себя чары маскировки, и окликнула предсказательницу:

- Профессор Трелони.

Она обернулась и испуганно застыла на месте.

- П-профессор Снейп?

Она была порядком напугана, я не ошиблась в своих расчетах.

- Сибилла, дорогая, для Вас можно просто Северус, - казалось ее глаза, хотя я и не представляю, как это возможно, еще увеличились в размере, - я должен извиниться перед Вами, я был очень груб, сегодня.

Я медленно подходила к ней, не желая сильно напугать.

- Я был слишком резок, но на это есть определенные причины, дело в том, - я смущенно опустила глаза в пол, - что Вы мне очень нравитесь. Нет, не говорите ничего, а то я снова струшу, и не смогу рассказать о своих чувствах.

«Надеюсь, ее удар здесь не хватит?!»

- Я не очень общительный человек, и не умею выражать свои эмоции на публике, - приходилось прилагать усилия, чтобы говорить похожими на снейповские интонациями, - но мы с Вами два одиноких человека, и я подумал… Шансов у меня нет, конечно, я понимаю…

Я приблизилась уже вплотную к ней, и, напрягая слух, с удовлетворением отмечала еле слышные щелчки затвора фотокамеры.

- Это ни к чему Вас не обязывает, просто подарите мне одно мгновение, и я буду счастлив всю оставшуюся жизнь, - с этими словами, развернув Трелони, под удачный ракурс, я наклонилась к ней, создавая видимость страстного поцелуя, на деле едва касаясь ее.

«Издержки производства, ничего не попишешь».

Дождавшись условного стука Денниса, я немедленно отпустила предсказательницу, и, не говоря больше ни слова, стремительно удалилась.

Десять минут спустя, мы хохотали, держась за животы, в моем кабинете.

Уже за полночь, выбрав из проявленных снимков, наиболее удачные, и наделав кучу магических копий, чтобы нельзя было определить монтаж это или настоящие снимки, я проводила моего «сообщника» до гриффиндорской башни.

Деннис взял на себя труд, распространить потихоньку фотографии среди учеников.

«Не одна я «обожаю» профессора Снейпа. Ах, какой завтра будет день».


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:47 | Сообщение # 9
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6.

Я снова проспала завтрак, но, сильно не расстроилась, предвкушая разговоры студентов на уроках, обсуждающих новый школьный «роман».

Деннис на удивление быстро справился со своей задачей. На каждом уроке, у каждого курса, я наблюдала, передающиеся под столами компроментирующие профессора Снейпа, фотографии.

Я делала вид, что не замечаю ничего, наслаждаясь возбужденными шепотками студентов, и даже не снимала с них за это баллы.

На обеде меня ожидал еще один сюрприз. В зале царило сильное, даже по обычным меркам, оживление. Столы учеников то там, то здесь, взрывались вспышками смеха, даже слизеринский. Преподаватели также, улыбаясь, то и дело удивленно поглядывали на хмурого зельевара, подтверждая мои догадки, что часть компромата уже «конфискована».

Снейп, невозмутимо обедал, изредка одаривая окружающих презрительным взглядом, не понимая причин такого пристального внимания к своей персоне.

«У него-то на уроках студенты явно не рискнули рассматривать фотографии».

Еще раз, похвалив себя за верно просчитанный удар, я принялась за отбивную, еда в Хогвартсе была отменной.

В пол-уха, отмечая неуклюжие комплименты, которые расточал мне надоедливый мистер Хелстон, я услышала удивленные возгласы, и, проследив за взглядами студентов, направленных в одну точку, обернулась посмотреть, в чем дело.

Это надо было видеть!

Профессор Трелони, в каком-то невообразимо-ярком наряде, обвешанная рядами разноцветных бус, с непонятной, замысловатой прической на голове и ярко накрашенными губами, усаживалась за преподавательский стол.

-Добрый день, Северус, - ее губы расплылись от уха до уха, в идиотской улыбке.

Профессор Снейп поперхнулся, взглянув на предсказательницу, и я поспешила налить ему в стакан сока.

Мне даже не надо было разыгрывать удивление, я и не рассчитывала на такой неожиданный поворот, но на деле, с восторгом следила за разворачивающимся спектаклем.

Предсказательница что-то весело щебетала, интимно наклоняясь к Снейпу, который пытался сохранить видимость достоинства, старательно отворачиваясь от нее, и натыкаясь на одобрительные взгляды преподавателей в свою сторону.

Я думаю, он понимал, что окружающим известно явно больше него, и, видимо, решил ничего не предпринимать, не зная всех составляющих дела, потому что хранил ледяное молчание. Но я то видела, как нервно он сжал салфетку в руке.

Апофеозом стала фраза Флитвика, сказанная довольно громко, для того, чтобы быть услышанной, обращенная к профессору Спраут:

- Как трогательно. Кто бы мог подумать?! Такая замечательная пара.

Зельевар не выдержал и сбежал из зала. «Месть сладка!» Я веселилась во всю.

Весь день школа гудела, смакуя, обрастающий все новыми подробностями, роман Снейпа с Трелони. После уроков, я поспешила в учительскую, послушать свежие сплетни.

Сегодня здесь было на удивление людно. Декан Слизерина, стоя у камина, что-то яростно доказывал Дамблдору, размахивая руками у того перед носом. Подойдя поближе и присмотревшись, я поняла, что в руке у него зажаты, несколько тех самых фотографий.

- Ничего себе дети, Альбус, - возмущенно вещал зельевар, - да если я узнаю, кто это придумал, они до конца жизни будут котлы в подземельях драить.

- Ну успокойся Северус, что ты так разнервничался? Кстати, а что именно тебе не понравилось?- директор обращался к нему таким тоном, с каким разговаривают с маленькими детьми, - Сибилла, по-моему, сегодня прекрасно выглядит!

Вокруг раздались одобрительные возгласы и смешки, а профессор, окинув всех презрительным взглядом, вылетел из комнаты, от души шарахнув дверью. Не знаю, заметил ли кто-нибудь кроме меня, но я отчетливо расслышала, когда он проносился мимо: «Старый маразматик».

В приподнятом настроении я отправилась на ужин, с удивлением обнаруживая уже сидящего за столом профессора Снейпа. Вообще-то я думала, что он в течение какого-то времени будет избегать общественного внимания, но этот человек был непредсказуем. Более того, он непринужденно ковырялся у себя в тарелке, ничем не выдавая своего плохого настроения.

Когда в зал, торжественно вплыла преподаватель предсказаний, зельевар, демонстративно, и неожиданно любезно, стал ухаживать за мной, настойчиво предлагая попробовать то салат, то изумительное вино, с «изысканнейшим» букетом, по его словам. Он даже стул поближе ко мне пододвинул, так что внимание окружающих быстро переключилось на меня. Я не знала, злиться мне или смеяться, так как Мистер Хелстон, заметив повышенный интерес Снейпа к моей персоне, решил сам завладеть моим вниманием. Поэтому я и сидела, чувствуя себя витриной в магазине, атакуемая любезностью с двух сторон.

Я быстро разгадала план Снейпа. Умно, конечно, пусть лучше думают, что он ухаживает за молодой привлекательной девушкой, чем за этой кикиморой, и, я собственно, не собиралась ему подыгрывать, но согласитесь, трудно было не удержаться, и не воспользоваться неожиданной удачей. Кокетливо хлопая глазками и жеманничая, я стала заваливать его просьбами.

-Ой, Северус, - он нахмурился, услышав, как я называю его по имени, но ничего не сказал, быстро справившись с выражением своего лица, - а передайте мне вон тот кусочек пирога.

Он галантно протянул мне тарелку, предлагая выбрать кусочек повкуснее.

-Прошу, Вас, - мягкий, обволакивающий тон его голоса, завораживал.

«Как это у него получается?»

Бледная, сидевшая весь ужин с несчастным видом профессор Трелони, на которую зельевар так ни разу и не взглянул, всхлипнула, и резко вскочив, выбежала из зала. Студенты провожали ее смешками.

Я думала, что на этом профессор и закончит свою игру, но нет, он был также обходителен. Наконец, когда сидеть за столом стало уже неприлично, я произнесла, обращаясь сразу к обоим «ухажерам»:

- Ну, я, пожалуй, пойду, благодарю вас.

Снейп, очень быстро, но одновременно с удивительной изящностью, поднялся и предложил мне руку. Я протянула ему свою, и он помог мне поднятья.

- Вы позволите, мисс Грейнджер?

Пока я соображала, что он хочет от меня, он, поднеся мою руку к губам, перевернул ее ладонью к себе, и мягко коснулся губами, пристально глядя мне в глаза.

Он был так близко. «Боже…Почему я не замечала раньше, какие у него удивительно красивые глаза? Пушистые, слегка загнутые ресницы…» Он продолжал удерживать мою ладонь у своих губ, и казалось, проникал взглядом прямо мне в душу, а я застыла, не понимая, какие чувства вызывает сейчас во мне этот человек, и что из того, что происходит, по настоящему?

О чем думал профессор, я подозреваю, никто никогда не узнает. Мы стояли, не замечая ничего вокруг, и не смея отвести глаз друг от друга…

Неожиданно, звуки большого зала, ворвались в мое сознание. Я очнулась, поспешно попрощалась с ним, и, пытаясь сохранить невозмутимое лицо, пошла к выходу, стараясь не думать, о том, как глупо повела себя, впав в ступор, от того, что мне поцеловал руку, мерзкий зельевар.

«Ведь он действительно мерзкий, правда?»

Закрывшись у себя в комнате и упав на кровать, я тщательно проанализировала произошедшие события. «Как ловко он использовал меня, или он не играл? Неужели Люпин оказался прав? В таком случае у меня огромное тактическое преимущество».

«А что собственно тебе еще нужно, Гермиона? Ты отомстила? Да! Он был любезен весь вечер? Да! Ну и закончить на этом…»

Но некоторые мысли никак не желали уходить. Я убедила себя, что это только потому, что Снейп не знает, кто его так «подставил», как говорится, не насладилась местью, глядя в глаза. «Хотя почему не глядя? Очень даже посмотрела, ничего себе такие глаза… Так, все, довольно».

Я решительно приказала себе выкинуть эту летучую мышь из головы, сделав заметку на будущее, завести нового любовника, и почаще заниматься сексом. А на зельевара, решила больше вообще не обращать внимания, пусть не радуется, не на ту напал. С самого начала не нужно было подыгрывать ему, наоборот, нужно было высмеять его перед всем залом. Проклятое женское самолюбие.

Беспокойно поворочавшись еще некоторое время, я уснула, вспоминая горящие темным огнем глаза.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:47 | Сообщение # 10
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7.

Идя утром в большой зал на завтрак, я увидела, что на стенах, причем в большом количестве, висят злосчастные фотографии, увеличенные до размеров, почти в натуральную величину. «Какие талантливые у нас ученики. А Снейп все тупицами их обзывает».

Эрик просиял, увидев меня утром за столом, и в отсутствие «конкурента» принялся закармливать меня булочками. «Идиот! Я скоро в дверь не пролезу, если буду поглощать столько сдобы». Честно говоря, он уже жутко мне надоел.

«Интересно, он кроме слов, красивая девушка еще какие-нибудь комплименты знает?»

Выходя из зала, я обнаружила, что Филч, пытается содрать со стен «народное творчество» студентов, правда безуспешно. Флитвик должен поставить высший балл кому-то из учеников, неотлипное заклятье в школе не проходят.

Сегодня, я впервые, встречалась с третьим курсом, где учились «шутники», о которых рассказывал Ремус. Любопытно будет познакомиться.

Ну, что ж, они оправдали свою славу, затеяв перепалку со слизеринцами. Я видела, что зачинщиками и правда были эти малолетние шалопаи, и скрепя сердце, сняла с Гриффиндора десять баллов.

Слишком мягко. Чувствуя относительную безнаказанность, они превратили урок в балаган.

Рявкнув на класс, всем своим аврорским авторитетом, я наснимала кучу баллов с обоих факультетов, и назначила зачинщикам отработку. К Филчу я их не послала, родные гриффиндорцы все-таки… Ладно, сама управлюсь. Что бы им такое поручить? Пожалуй, посоветуюсь с Минервой.

Ах, если бы мои проблемы сегодня ограничились выбором наказания студентам.

На следующем уроке у семикурстников Рейвенкло-Хафлпафф, я вкусила первые «плоды» своего глупого поведения, вчера за ужином. Эти нахалы шушукались, и насмешливо посматривали на меня.

«Так, господа! Вы видели меня на боевом задании когда-нибудь? Сейчас почувствуете».

Сегодня мы должны были отрабатывать защитные чары. Я быстро разбила их на пары, и немного понаблюдала, отмечая тех, кто посильнее. Они лениво перебрасывались заклинаниями, будто одолжение мне делали, честное слово. Как будто это мне нужно.

- Вы трое, сюда. Так еще вы мисс, и… желающие есть?

Студенты удивленно смотрели на меня. Наконец девочка из Рейвенкло робко спросила:

- А что нужно будет делать, профессор?

- Будете нападать на меня. Я вижу, вы не понимаете, что от наших уроков может зависеть жизнь любого из вас. Я обещаю, если кто-то сможет меня задеть, поставлю зачет за семестр автоматом.

Желающих набралось девять человек, в основном рейвенкловцы. Я усмехнулась, и, расчистив пространство вокруг, расставила «добровольцев» полукругом.

- Нападайте!

Ни один не поднял палочку.

- Простите, профессор Грейнджер. А в какой очередности нападать?

Я удивленно посмотрела на них: «Они думали, что я буду сражаться с каждым по отдельности???»

- Нападать будете все вместе. Остальные внимательно смотрят за моими движениями, и запоминают применяемые заклинания и шиты. Домашним заданием будет анализ данного поединка. Начинайте.

Они, конечно не упивающиеся, но и не совсем безнадежны. Я, сосредоточенно отражала удары, стиснув зубы, все-таки их многовато. Не хватало мне еще опозориться.

Я стала выдыхаться, некоторые из них произносили заклинания невербально, а я только отражала удары, не посылая ответных заклятий, но постепенно они стали останавливаться. Едва уловимое движение рукой – «Экспелеармус», и все девять палочек у меня в ладони.

Я была награждена аплодисментами, они явно были впечатлены.

«Вот так-то, дети!»

Я самодовольно улыбалась, вновь разбив их на пары, и заставляя отрабатывать показанные приемы.

На обед я пришла в прекрасном расположении духа. Приятно, когда студенты уважают учителя. Странно, но за гриффиндорским столом не было Денниса. Ну, ничего, следующий урок у меня как раз у них, там и увижу.

«Черт. Я же не проверила их самостоятельные!!! Ай да учитель».

Раздумывая, успею ли я вместо обеда просмотреть их работы, я уселась за стол и машинально поздоровалась:

- Добрый день, Северус.

Декан Слизерина злобно покосился на меня:

- Я не разрешал Вам, называть меня по имени. Будьте любезны уважать мое профессорское звание.

«Какая муха его укусила? Слизеринцы пожаловались на снятые баллы? Но я и с Гриффиндора сняла».

- Простите, сэр. Просто непростительно с моей стороны! Как я могла забыть про Ваш почтенный возраст? – я вернула зельевару такой же злобный взгляд, и отвернулась к Хелстону.

По-моему, Снейп проскрипел зубами.

«Вот ведь ублюдок. А я почти поверила вчера!»

Поощряя Эрика самими соблазнительными улыбками, я напропалую кокетничала с ним, заливисто смеясь. Учителя с долей удивления посматривали в мою сторону, а Дамблдор чему-то усмехался себе в бороду, тихонько переговариваясь с Минервой.

«Мне же надо еще посоветоваться с ней насчет наказания! И с работами я ничего не решила. А еще у меня домашние задания четверокурсников не проверены…»

Оборвав надоедливого ухажера на полуслове, я вышла из-за стола. Если я и дальше буду таким образом проводить время, то погрязну в бумагах.

Перед уроком Деннис смотрел на меня умоляющими глазами, видимо, желая поговорить, но мне было не до него, честное слово. «Нужно как-то планировать свое время, чтобы все успевать. Может частично на уроках проверять домашние задания? Я видела, многие учителя так поступали».

Так, но сейчас у меня опять практика. Те же самые щитовые чары.

Только вот ученики были совсем другими. Слизеринцы нагло рассматривали меня, демонстративно ухмыляясь во весь рот.

«Он их специально этому обучает?»

Решив применить предыдущую тактику, я выбрала всего пятерых добровольцев, второй раз девятерых, за такой короткий промежуток, я могу и не осилить.

Один, особо наглый питомец змеиного факультета иронично поинтересовался:

- А непростительные, можно?

- Если мечтаете о камере в Азкабане, то можно. Только предупреждаю, у меня на них аллергия, так что простите, если перестараюсь.

Быстренько повторяя свою речь, и приготовившись, я начала поединок.

«Ого, хорошо, что пятеро!»

Двое гриффиндорцев нападали, делая небольшие перерывы, между заклинаниями, зато слизеринцы, отрывались по полной, и безобидным «Ступефаем», дело здесь не ограничивалось, они слаженно действовали по схеме, не давая передохнуть мне ни секунды. Я выкладывалась на полную катушку. Пятнадцать минут спустя, их усилия нисколько не ослабели, и я сама решила закончить показательное выступление.

«Экспелеармус» и четыре палочки у меня в руке, а тот самый, мелкий слизеринский гаденыш, успевает пробить мой щит «Сектусемпрой». Слава Мерлину, аврорская реакция не подвела, и я успела увернуться. Рука почти дрогнула, но я сдержалась. Это все-таки школа.

Лекцию наглецу я решила прочитать индивидуально, после урока, а то сейчас могу и не постесняться в выражениях. Нужно успокоиться немного. Хорошо хоть гриффиндорцы, также как и предыдущие ученики, с восторгом взирали на меня. Менее стеснительные, они стали задавать вопросы о моих трудовых «боевых» буднях.

Не желая грубо обрывать их, я, в итоге, пригласила всех желающих и интересующихся, в субботу на дополнительный факультатив, вспомнив занятия с «Отрядом Дамблдора», на пятом курсе.

Криви медлил выходить из кабинета, выразительно посматривая на меня, но нужно было разобраться со слизеринцем, поэтому шепнув губами: «После ужина», я сосредоточила внимание на смельчаке.

- Итак, мистер…

- Лендон.

- Мистер Лендон. Только вы забыли добавить «профессор» или «мэм», поэтому пять баллов со Слизерина, за неподобающее обращение к учителю, и давайте начнем. Итак, расскажите мне, зачем Вы использовали такое заклинание? И почему решили…

Мистер Лендон вышел от меня бледный, но с красными ушами. «Ха. Не умеют нынешние чистокровные держать удар, вот взять того же Малфоя…»

Еще один урок у пятикурсников, и все на сегодня.

После уроков, следуя данному себе обещанию, я усердно проверяла работы учеников, поражаясь той чуши, что они умудряются понаписать. Я раздумывала, идти мне на ужин в большой зал, или поесть у себя, но, решила появиться на публике, во избежание.

С удовольствием отметив, что несколько фотографий еще висят на стенах нетронутыми, в основном на пути следования в гриффиндорскую башню, я притащилась на ужин. Все-таки сегодня я порядком устала.

«Почему я никогда не прислушиваюсь к своей интуиции? Ведь хотела же у себя поесть». Но, все по порядку.

Снейп молчал весь ужин, и изредка, бросал на меня довольно странные взгляды, зато мистер Хелстон явно удвоил свои усилия. Я про себя скрипела зубами, но как говорится: «Назвался груздем…»

Зельевар то и дело многозначительно хмыкал, явно развлекаясь, пока я, наконец, не повернулась, демонстративно уставившись на него. Этот хам заметил мой маневр, но только выгнул бровь, даже не повернув головы в мою сторону.

«Ублюдок».

Где-то в середине трапезы, Эрик осмелел до такой степени, что я почувствовала его руку у себя на колене.

- Что Вы делаете?- прошипела я сквозь зубы, - Немедленно прекратите.

Если бы взглядом можно было убивать, он уже бы умер. Но наш туповатый учитель полетов, продолжал поливать меня своей бессмысленной болтовней, перемежая ее дурацкими комплиментами, руку, правда, убрал.

Декан Слизерина, на удивление, даже своим хмыканьем не прокомментировал данный инцидент. «А где он вообще?»

Профессора рядом уже не было. Он обнаружился около гриффиндорского стола, нависая над несчастным Деннисом Криви, который сидел низко опустив голову.

«Неужели?.. Что мне хотел сказать Деннис?..»

Внимательно глядя в спину уходящего зельевара, я пропустила момент, когда рука Эрика вновь оказалась у меня на ноге, на этот раз, поглаживая бедро.

- Вы понимаете, где Вы находитесь? – членораздельно произнесла я, - уберите руку,- и вышла из-за стола, с трудом удерживая ярость.

Больше терпеть этого тупого болвана, я была не намерена.

Он догнал меня на выходе из зала.

-Гермиона, подождите.

- Что Вам нужно?

«Держись, Гермиона, вокруг люди».

- Я не понимаю…

- Что Вы не понимаете? – я вытащила его из зала, так как окружающие с любопытством посматривали на нас, - По-моему, я доступно все объяснила, не смейте больше даже разговаривать со мной.

- Но я не понимаю… Вы мне нравитесь… Я думал…Ваше письмо…

- Что-о? Какое письмо?- я растерялась.

-Вот, - он судорожно вытащил из кармана кусок пергамента.

Почерк мой, а текст был следующий:

«Дорогой Эрик!

Я безумно счастлива, встретив такого человека как Вы.

Мне еще никто не делал комплиментов, изысканнее Ваших.

Я понимаю, леди не должна делать первый шаг, поэтому пишу

это письмо, и жду от Вас более решительных действий.

Целую. Ваша Гермиона.»

Я произнесла выявляющее истинный почерк заклинание, но оно ничего не показало, письмо было просто наколдовано.

- Эрик, это не я написала Вам это письмо.

- Это не важно, Вы мне нравитесь Гермиона, разрешите ухаживать за Вами, - он заглядывал с надеждой мне в глаза.

- Я сожалею, но никакие отношения между нами не возможны.

- Но Вы мне очень нравитесь, я заслужу Вашу благосклонность.

Его нытье убивало, но я терпеливо повторила:

- Между нами не может быть ни-че-го.

- Скажите, как….

«Боже помоги мне!»

- Я сказала…

- … добиться Вашего расположения, и я это сделаю!

- Эрик, - не выдержав, вскричала я, - между нами не может быть ничего, потому что мне вообще нравятся женщины!!! – и изумленно замерла, потому что последние мои слова, эхом разнеслись по всему замку явно усиленные заклинанием.

Я судорожно прижала ладонь к губам, краем глаза отмечая округлившиеся глаза Эрика, изумление студентов, проходящих по коридору, тихо впадая в ужас, и тут я увидела…

Профессор Снейп, с ужасно довольным выражением лица, стоя рядом с собственным изображением на стене, праздно поигрывал палочкой в руках, поочередно поглядывая то на нее, то на фотографию, то на меня.

«Шпион хренов! Один-один профессор».

Я неторопливо подошла и стала внимательно осматривать фотографию.

- Как живые, - сказала я.

Ну что мне еще оставалось? Сделать довольную мину при плохой игре.

- Да Вы, извращенка, Грейнджер! - прошелестел над ухом голос профессора.

-Хотите проверить? – зло ответила я, резко разворачиваясь и почти уткнувшись носом в профессорскую мантию.

Снейп был выше ростом, и мне пришлось немного запрокинуть голову, чтобы смотреть ему в глаза. Эмоции на его лице, выражали мрачное удовлетворение, но глаза…

Он медленно поднял руку, и провел большим пальцем мне по щеке.

- Вы не в моем вкусе, Грейнджер.

«Ах ты… Ну знаете ли…»

- Безумно рада данному обстоятельству, - надменно процедила я, и гордо выпрямив спину, удалилась.

«Черт. Как он это делает? Что одновременно хочется расцарапать ему физиономию и … Просто расцарапать!.. Невыносимый, гадкий, мерзкий… урод!»

Я вышагивала по классу, дрожа от бессильной ярости. «Вы не в моем вкусе, ну надо же… Больно надо!».

В дверь постучали.

- Войдите.

Корни, Воутек и Нормерт – веселая гриффиндорская троица, стояли на пороге кабинета с обманчиво-виноватыми лицами. Взыскание, а я и забыла.

- Проходите, я не кусаюсь.

Они подошли к столу, глядя на меня глазами забитой болонки, а я все раздумывала: «Что мне с ними делать?» И тут меня осенило: «Деннис… Он не пришел, наверняка сейчас отрабатывает взыскание у Снейпа». Меня начал грызть червячок вины, ведь если этот ублюдок все знает, Криви ожидает незавидная участь. Мне оставалось только надеяться, что Деннис не посещает продвинутые зелья, иначе… «Как же быть?»

- Профессор Грейнджер, - прервал мои размышления Корни, - а что нам делать?

- Доставайте учебники, и садитесь делать домашние задания.

Их лукавые мордашки засияли восторгом, они поспешно уселись за парты и стали рыться в своих рюкзаках.

Понимаю, что непедагогично, но, зная, что из-за меня сейчас Деннис, скорее всего, проходит все девять кругов ада…

Все же прочитав им небольшую лекцию о том, почему на моих уроках следует воздержаться от шуток, и пообещав превратить их в облезлых мышей и закрыть в одной комнате с миссис Норрис, если подобное повторится, я стала раздумывать как помочь втянутому мной в передрягу Криви.

Помня слова Снейпа в учительской, я подозревала, что одним взысканием Деннис не отделается, и решение мне виделось только одно – пойти к Дамблдору или МакГонагалл. Признаться в содеянном, и попросить освободить мальчика от наказаний. Вот только к кому лучше?

Дилемма разрешилась сама собой, когда в кабинет зашла Минерва. Наложив сигнализирующие чары на класс, чтобы малолетние оболтусы не выкинули чего-нибудь, мы с Минервой прошли ко мне в кабинет.

- В следующий раз, посылай их к Филчу, - посоветовала мне МакГонагалл, - им полезен физический труд, мы хотя бы день потом живем спокойно.

Я только кивнула, не зная как начать разговор, Минерва тоже не торопилась.

- Что ты, - она замолчала, видно подбирая слова, - это правда?

-Да, я виновата. Мальчик здесь не при чем.

Профессор смотрела на меня совершенно растерянными глазами: - Вы с Тонкс..?

Я нахмурилась, не понимая, при чем тут Тонкс.

- О чем Вы Минерва?

-Ну, вы вместе снимали квартиру, работали в паре…

До меня, наконец, дошло, что мы говорим с ней совсем о разных вещах, и я расхохоталась до колик в животе.

- Вы подумали… ой не могу…

Минерва опустилась в кресло, совершенно растерявшись.

- Ну, подумайте сами, Минерва, - немного успокоившись, я, принялась ей объяснять, - зачем мне такой тупой бой-френд? Я просто ляпнула, чтобы отвязаться от него, никаких отклонений в сексуальной ориентации у меня нет.

-Ох, девочка, ты меня успокоила, - отмерла преподаватель трансфигурации, - мы уже подумали… Но зачем ты на весь зал об этом прокричала?

«Вот мы и добрались до главного».

Сбивчиво, и постоянно спотыкаясь, в совсем несвойственной мне манере, я поведала Минерве всю историю от начала до конца.

Она задумчиво смотрела в камин, и, через какое-то время спросила:

- Зачем ты это все затеяла?

- Этот хам, не умеет вести себя, он первый начал, - я решила разжалобить ее, используя методы гриффиндорской троицы, которые они мне демонстрировали ранее.

-Он… нравится тебе?

Я округлила глаза, и решительно запротестовала.

- Как вы могли подумать такое? Он же страшный, отвратительный, да он…

Я могла продолжать так еще долго, но она прервала меня.

- Подожди, послушай Гермиона, - она склонила голову набок, и с интересом рассматривала меня, - после войны, когда все успокоилось и жизнь начала налаживаться, мы решили немного… посодействовать. В общем, сначала Альбус приглашал племянницу своего друга…, но что-то не вышло, а потом к мадам Хуч приехала дочь, довольно разумная девушка, увлекается травологией, мы устроили чаепитие, и оставили ее с Северусом наедине… Не знаю, что он сделал или сказал, но она уехала даже не попрощавшись…

- Так, мадам Хуч поэтому уволилась? – меня позабавила эта история, старички, значит, сводничеством занялись.

- Нет, ее дочь вышла замуж, и Гиацинт сейчас нянчится с внуком. Я думаю, что Северус реагировал так, именно из-за нашего вмешательства, да и девушки были не совсем подходящие для него…Но ты - другое дело, никогда не видела Северуса таким...

- При чем здесь я, Минерва? – огрызнулась я, - вы неправильно меня поняли, он просто сильно взбесил меня, я должна была поставить его на место.

- Я все понимаю, не заводись. Я хочу помочь тебе. Просто имей в виду, что Северус непрост, он очень умен и, по-своему, довольно притягателен своей загадочностью и особым мужским обаянием…

- Минерва! Что Вы такое говорите?!!

- Ну-ну. Будь я помоложе лет на тридцать, я, может и сама…

- Я не верю, что слышу это от Вас!

Она рассмеялась: - Ты уже не моя ученица, Гермиона, послушай совета умудренной большим жизненным опытом, старухи.

- И совсем Вы не старуха, - пробурчала я, ощущая себя маленькой девочкой, которую застали за чтением взрослых книжек.

- Может и не совсем старуха, - согласилась она, неожиданно задорно блеснув глазами, вызывая у меня определенные подозрения, - но все равно послушай. Северус не очень уверенный в себе человек, ранимый… Нет, не перебивай. Его манера общения, просто способ защититься, сохранить свое достоинство. Не всегда, конечно, кое-что, я думаю, присуще ему от природы, это его своеобразное чувство юмора…

-Меня это совсем не интересует Минерва.

Но МакГонагалл, не обращая внимания на мою реплику, продолжила:

- Когда он контролирует ситуацию, так сказать в своей стихии, этого не заметишь, но подумай, как много испытал мальчик в своей жизни. Он всеми силами будет пытаться

показать гордость, большую, чем у кого-либо, даже вопреки собственным желаниям…

- Вы сейчас описали прямо какого-то непонятого и непризнанного всеми, героя романа, - вставила я, - не ожидала от Вас такой сентиментальности.

Ничуть не обидевшись на мою явную попытку нагрубить, она поднялась с кресла, и, улыбаясь, сказала:

- Ты такая же язва, как и он. Ты справишься с его характером, только не перегни палку, - и уже подходя к дверям, не оборачиваясь, добавила, - используй женские методы, не нужно сражаться на его территории, - и вышла.

Я стала расхаживать по кабинету, мысленно продолжая разговор: «Минерва просто все не так растолковала, или я не так объяснила. Да, мне польстило внимание со стороны зельевара, а потом его грубость… Любая женщина на моем месте, оскорбилась бы… Но это совсем не то, что она вообразила… Я докажу, что все не так», - мысленно я поставила точку, заканчивая этот диалог, и выходя в класс.

Дети уже потирали сонные глаза, но усердно что-то писали на пергаментах.

- Собирайтесь, я провожу вас до башни. Надеюсь, вы понимаете, что сегодня не были наказаны, для начала. В следующий раз, я пошлю вас к Филчу.

Они недружно ответили мне, заметно уставшие.

- Ну, пойдемте.

Я довела их до гриффиндорской башни и зашла посмотреть, нет ли в гостиной Дениса. Его там не оказалось, но один из семикурсников сказал, что тот пришел уставший с полчаса назад, и уже спит.

«Ну, слава Мерлину». У меня немного отлегло от сердца, мальчик на месте, а завтра МакГонагалл решит вопрос с ним, и все будет в порядке. «Это даже хорошо, что она посчитала меня бедной влюбленной дурочкой, можно рассчитывать на определенные поблажки и сочувствие. А с этим ублюдком, я еще посчитаюсь. Ранимый он… «Вы не в моем вкусе…», посмотрим. Хорошо смеется тот…». С такими мыслями я добралась до своей комнаты, и рухнула на кровать, почти мгновенно отрубившись, после насыщенного треволнениями дня.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:48 | Сообщение # 11
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8.

Утром, первой парой у меня были пятиклассники, Гриффиндор-Слизерин.

Не такие наглые как семикурсники, но открытые и без комплексов, они шушукались весь урок.

Наконец, я не выдержала:

- Ну, кто смелый? Задавайте вопрос, я отвечу на любой.

Одна гриффиндорка, кажется ее зовут Лиза Морган подняла руку, и бойко спросила:

-Вы вчера сказали на весь зал, что вам нравятся женщины, это правда?

Я рассмеялась: - В любом случае, несовершеннолетние ученицы меня не интересуют, - и весь класс дружно загоготал вместе со мной, смутив отчаянную гриффиндорку, - А если серьезно, вот Вы, мисс Келли, - я обратилась к девочке из Слизерина, которая показалась мне на прошлом уроке довольно неглупой, и серьезно относящейся к учебе, - у Вас же проходят занятия по полетам?

- Да, профессор, - девочка поднялась, опустив голову в пол.

- Вы общаетесь с профессором Хелстоном и примерно представляете, какой он человек. Я сейчас говорю о нем, не как о преподавателе, а как о мужчине, и думаю, что в данной ситуации позволительна такая вольность с моей стороны. Мисс Келли, будь вы на моем месте, совершеннолетней взрослой барышней, Вы бы приняли навязчивые ухаживания подобного человека?

Она удивленно подняла на меня глаза:

- Да с ним даже поговорить не о чем, зачем мне такой парень? Простите профессор, - она снова смутилась и отвела глаза.

Класс притих, осмысливая сказанное, а я довольно улыбнулась.

- Ничего страшного. Я думаю, мисс Келли ответила на Ваш вопрос Лиза. Больше к этой теме мы возвращаться не будем, и я надеюсь, это не повлияет, на Ваше поведение на уроках у профессора Хелстона.

-Простите профессор, а можно еще вопрос? Правда, что Вы будете вести кружок по субботам? Можно мы тоже придем посмотреть?

Похоже, я стала жертвой собственной популярности - впечатленные семикурсники явно хвастались перед другими учениками, моей принадлежностью к их дому.

- Да, конечно, все желающие могут прийти. А теперь продолжим.

На других уроках я больше не обращала внимания на шепотки за спиной, всех не переубедишь: «Пусть думают, что хотят», да и настроение у меня было отличное, сегодня я давала очень интересную тему шестому курсу. Но, выходя из класса на обед вместе с учениками, сердце невольно забилось сильнее, я так и не решила, как буду себя вести, старательно отгоняя неприятные мысли. «А будь, что будет», я решительно направилась в большой зал.

Весь обед я молчала, Эрик больше не приставал ко мне, может, почувствовав бесплодность попыток, или правда, поверив в ту чушь, которую я вчера ляпнула. Меня это не интересовало. Я сидела, физически ощущая напряжение, повисшее между мной и Снейпом, и гадала, во что это выльется. Потом не удержалась, и отвесила «приятный» комментарий на фразу зельевара, сказанную мадам Помфри. Он в долгу не остался, и часть обеда прошла под аккомпанемент нашей «милой» перебранки.

Очень бодрит, надо сказать. Да и он, похоже, наслаждался нашим словесным поединком, немного озадачивая меня этим. «Нужно заканчивать, еще не хватало доставлять ему такое удовольствие».

В перерыве между занятиями я нашла Денниса, выспросив у него недостающие подробности. Декан Слизерина узнал, что Деннис дал фотографию, какому-то хаффлпафцу, и назначил взыскание, одно. Как Снейп узнал, что в этом замешана я, Криви не знал, потому что профессор не задал ему ни одного вопроса, и недоумевал, клянясь мне, что ни одна живая душа, не знает о нашей совместной проделке. Зато я догадалась: «Хитрый шпион воспользовался легелименцией, вот только почему Деннис отделался так легко?» С облегчением узнав, что Криви не посещает продвинутые зелья, и профессор не может отомстить ему, занижая оценки, я успокоилась. Здесь помощь не понадобилась.

За ужином наша «приятная» беседа со Снейпом продолжилась. Противник превосходно владел «оружием» и, несомненно, имел гораздо более продолжительную практику, но и я была на высоте.

Преподаватели снова удивленно посматривали в нашу сторону, только МакГонагалл, каждый раз поймав мой взгляд, укоризненно качала головой. «Не переживайте, Минерва, мы даже на личности пока не перешли». И выходя из-за стола, я сказала напоследок зельевару, громко, чтобы все слышали:

- А знаете? Скучно стало, Вы мне надоели, профессор. Идите к черту.

Он пронзительно взглянул на меня, но ничего не ответил.

«Вот и отлично. Убедились Минерва?»

В пятницу, я целый день его не видела.

Вечером, после ужина, когда я проверяла работы учеников, ко мне зашла профессор МакГонагалл, с недовольным выражением лица, сообщая, чтобы я зашла к Дамблдору. В восемь часов, через камин директорского кабинета, прибудет мистер Мастерман, для разговора со мной.

Она хотела что-то сказать мне напоследок, но передумала, и молча ушла. Я поспешила к директору.

Мы с ним успели выпить по две чашки чая, обсуждая учеников и мои уроки. Он похвалил меня за замечательную идею с факультативом, и начал задавать довольно странные, бессмысленные вопросы. Если честно, я не поняла, какую цель он преследовал, и старалась внимательно обдумывать свои ответы, но то, что это все неспроста, было видно и невооруженным взглядом, уж слишком многозначительно он усмехался себе в бороду. «Спасибо, Минерва».

То, что директор не удивляется и не расспрашивает о причинах моего, несколько неадекватного поведения, как должно было показаться со стороны, только утвердило меня в мысли, что он полностью владеет нужной ему информацией.

Наконец, из камина вышел Мастерман. Дамблдор гостеприимно предложил ему чай, и стал расспрашивать, как продвигаются розыски.

Тот долго и нудно рассказывал о принятых мерах, о подозреваемых, которых уже проверили и о намеченных мероприятиях. Я почти задремала.

-Директор Дамблдор, мистер Моуди просил узнать: все-ли у Вас тут в порядке?

Я встрепенулась:

- А что тут может быть не в порядке? Это же Хогвартс. Пойдемте, я думаю у директора много своих дел, помимо наших. Я провожу Вас до аппарационного барьера, - и, схватив его под руку, вытащила из кабинета, пока Альбус не успел поделиться последними «новостями».

- Конечно, идите, доброй ночи, - лукаво сверкнул на меня глазами директор.

За дверью кабинета, отпустив Мастермана, я быстро зашагала по запутанным длинным коридорам замка, к выходу.

- Подождите, Гермиона. Куда вы так бежите? Может, устроите мне экскурсию по замку?- взмолился где-то за спиной мой проверяющий.

«Еще чего не хватало!»

- Я думаю это неприемлемо. Не стоит привлекать внимание к Вашему присутствию здесь, - на ходу выпалила я, - А Вы что, учились не в Хогвартсе?

- Нет, у меня домашнее образование. Я впервые в Хогвартсе. Может, тогда Вы покажете, как устроились? Выпьем чаю, поговорим в спокойной обстановке, без лишних ушей?

- Мы же только что пили чай у директора, - я лихорадочно пыталась придумать, как отвязаться от этого нудного прилипалы, - давайте в следующий раз, у голова очень разболелась, эти дети… Ну, они шумят, кричат, бегают… Целая неделя без отдыха, я очень устала с непривычки, и хотела лечь сегодня пораньше. Вы же не обидитесь?

- Нет, нет. Конечно. Я понимаю.

За это время, мы успели выйти из замка, и теперь шли по слабо освещенной лунным светом тропинке, ведущей к территории с которой можно аппарировать.

Я немного продрогла в легкой мантии, все-таки вечерами уже достаточно прохладно, и Мастерман, видимо заметив это, произнес согревающее заклинание.

- Спасибо, мистер Мастерман.

- М-м… Мисс Грейнджер, мы с Вами давно вместе работаем, и довольно часто будем встречаться в ближайшее время, может удобнее будет обращаться друг к другу по именам?

- Ну, хорошо, как хотите.

- Благодарю Вас, Гермиона. А скажите, почему мы так быстро ушли из кабинета директора? Что-то случилось?

«А он не так прост, как кажется», - пронеслось у меня в голове. Хотя удивляться нечему, не стал бы Моуди терпеть у себя в помощниках какого-нибудь тупицу, хоть и навязанного министерством.

- Нет, ничего не случилось.

- По-моему Вы что-то не договариваете, Гермиона, - он взял меня за руку, вынуждая остановиться, и непривычно взволнованным тоном продолжил, - На Вас было совершено нападение? Вы получили еще письмо с угрозами?

Я мягко высвободила руку, которую он успел прижать к своей груди, и как можно спокойней, пытаясь не выдать своего раздражения, попыталась успокоить его:

- Нет, конечно. Если бы что-то подобное случилось, я немедленно сообщила все мистеру Моуди. Просто я очень устала и не очень хорошо себя чувствую. И вообще, с чего Вы взяли, что в замке мне что-то угрожает?

- Хогвартс, конечно, безопасное место, но все равно, здесь Вы постоянно на виду, и в любой момент можно ожидать удара. Постойте, - он ловко оттолкнул меня за спину, вытянув руку с палочкой вперед, и всматриваясь в темноту.

- Что там? – поинтересовалась я.

Его чрезмерная обеспокоенность, неприятно действовала на нервы, но нужно было терпеть, чтобы он не вздумал пожаловаться Моуди.

- Нет, вроде ничего. Просто показалось, что тень мелькнула. Вон там, у стены, - он указывал в сторону хижины Хагрида.

Я тоже стала приглядываться, но ничего подозрительного не заметила. «Странно». Наконец мы достигли границы антиаппарационного барьера и Роберт несколько раз повторив о том, чтобы я была предельно осторожна, и немедленно связалась с ним при любых признаках опасности, распрощался и аппарировал.

Я направилась обратно, решив по пути поближе взглянуть на хижину. «Мало ли что там. Может, и не показалось. Вдруг там меня опять ожидает сюрприз?!»

Я заглянула в закуток, где в прошлый раз столкнулась со Снейпом, но ничьего присутствия не наблюдалось. «Не очень-то и хотелось, но…»

Ну, если честно, то я уже жалела, что так нагрубила Снейпу. Могли бы дальше потихоньку переругиваться, все веселей… А то скучно стало. Я даже не видела его сегодня. «Ну, да, ладно, что это я?»

Громко фыркнув, я почти вприпрыжку побежала к воротам.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:48 | Сообщение # 12
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9.

Неясные ощущения не то тревоги, не то беспокойства… Я проснулась, чувствуя себя совсем не отдохнувшей. Что мне снилось, я не помнила, но наверняка, что-то неприятное. Давно я не ощущала себя такой разбитой. «Что со мной?»

Лучшее средство проснуться и избавиться от хандры – холодный душ, и горячий чай с булочками. Жаль только, что не всегда помогает.

Без четверти десять, я сидела в классе, готовясь к дополнительному занятию. В кабинет набилось столько учеников, что у меня в добавок к плохому настроению, мгновенно разболелась голова. Кажется, здесь были студенты со всех курсов и факультетов, даже слизеринцы. Заниматься с таким количеством народа одновременно, да еще и в таком маленьком пространстве я не собиралась.

Попросив учеников спокойно посидеть, я поспешила найти Дамблдора, который, восхитившись энтузиазмом студентов, предложил использовать для занятий помещение, где в бытность мою на втором курсе Локонс устраивал дуэльный клуб. Это всколыхнуло прежние воспоминания…

Усадив студентов, и удобно расположившись за столом, я уже было открыла рот, но увидела, как в дверь входит хмурый мастер зелий.

- Доброе утро профессор Снейп. У меня сейчас здесь занятие, поэтому извините… Я не знала, почему так забилось сердце, при виде него, то ли от злости, то ли отчего-то еще, но я постаралась держаться вежливого тона, не стоило при студентах…

- Я в курсе, профессор Грейнджер, - перебил он меня, делая ударение и неприятно скривившись на слове «профессор», - я здесь по просьбе директора Дамблдора. Он попросил пом… проконтролировать Ваше занятие.

Я зло стиснула зубы, настроение быстро перерастало из просто плохого, в отвратительное, и я стала медленно закипать. «Проконтролировать, значит!»

Отвернувшись от него, я переключила внимание на студентов, пытаясь успокоиться.

Вопросов мне задавали очень много, и самых разных, начиная от редких заклинаний, заканчивая экзаменами, для поступления в школу авроров. Я уже пожалела, что не составила специальный план занятия, ограничивая выбор тем, понадеявшись на свое умение импровизации, но уверенно рассказывала обо всем, что знала.

Снейп ни разу не вмешался, не обсмеял и не прервал меня - ничего такого. Но, тем не менее, я прямо кожей ощущала его взгляд на себе, что признаться очень нервировало.

Наконец, когда бесконечный поток вопросов начал иссякать, один из учеников поинтересовался: «Будут ли практические занятия?», и попросил показать что-нибудь особенное, из арсенала авроров.

Я немного растерялась. Ведь факультатив предполагал занятие только с седьмым курсом, с которым мы отрабатывали защитные чары, а здесь теперь половина школы собралась, и чем и как заниматься со всеми я не могла придумать. Тем более не хотелось что-то снова демонстрировать им. Ведь было понятно, на ком мне придется это показывать: «Не зря же он сюда пришел…»

Но я ошиблась. Декан Слизерина, в свойственной ему манере бесцеремонно вмешался, сообщив ученикам, что не потерпит экспериментов на студентах, и что на сегодня занятие окончено.

Послышались недовольные возгласы, но в открытую спорить со строгим учителем, никто не решился, и ученики стали подниматься с мест.

- Профессор Снейп, - послышался звонкий дерзкий голосок одного из гриффиндорцев, - на прошлом уроке профессор Грейнджер одна сражалась с пятью студентами, и победила. А Вы бы так смогли?

Зельевар вперил недовольный взгляд в нахала, а я мрачно позлорадствовала в душе: «Если он сейчас откажется, все подумают - струсил, а если нет – ему придется за меня отдуваться».

Видимо подумав о том же, одарив меня тяжелым взглядом, Снейп сквозь зубы, пригласил добровольцев, которых оказалось на удивление немного, и отобрал из них десять человек. Десять!

«Ну кто бы сомневался!»

Что сказать? Да, он был прекрасен в поединке. Поначалу, ограничиваясь, как и я, защитными заклинаниями, он постепенно начал отвечать, и по одному выводить студентов из игры. Зрелище очаровывало. Точные, рассчитанные движения, превосходное владение собственным телом, а когда он произносил заклинания, его лицо светилось непоколебимой уверенностью, казалось, что он может справиться с ними одной только силой своего горящего взгляда.

- Он великолепен, правда?- кто-то прошептал прямо над ухом.

Я обернулась, у меня за спиной стояла профессор МакГонагалл, с любопытством поглядывающая на меня.

Я пожала плечами и вновь обратила свое внимание на поединок. Снейп выбил палочку, у последнего своего противника, и остановился, гордо выпрямившись и глядя прямо на меня. Сейчас, когда у него на лице не было привычной ухмылки, а только легкое возбуждение от прошедшей схватки, был момент, когда мне показалось, что я вижу совсем другого человека перед собой, молодого, воодушевленного, способного покорить весь мир…

Но наваждение быстро спало, когда он издевательски ухмыльнулся, и небрежным жестом указал мне на место, напротив себя, предлагая сразиться.

Я вышла вперед. Ученики в восторге взвыли.

- На сегодня занятие закончено, - громко огласила Минерва, - Вы и так пропустили половину обеда. Продолжите в следующий раз, все в большой зал.

Студенты уныло стали расходиться, а мы с зельеваром так и стояли, глядя друг другу в глаза.

- Пойдем Гермиона, - потянула меня за руку Минерва, - Северус?

Он быстрым движением спрятал палочку, и, окинув меня с головы до ног пренебрежительным взглядом, удалился.

«Чертов ублюдок».

На обеде, Снейп не реагировал ни на одно мое язвительное замечание в свой адрес, лишь изредка ухмыляясь и бросая небрежные взгляды. А мне уже хотелось просто измолотить его кулаками, лишь бы добиться хоть какой-нибудь вразумительной реакции. Я отыгралась на Эрике, пару раз рявкнув на него, чтобы он не так «громко» пережевывал пищу, но чувство успокоения так и не приходило.

Так, толком не поев, и с неприятной пустотой в душе, я отправилась в библиотеку. Книги всегда меня успокаивали, и раз я нахожусь в «вынужденном» отпуске, так хоть заняться чем-то полезным. Я давно была лишена удовольствия, всласть почитать, времени постоянно не хватало.

Побродив среди полок запретной секции, вспоминая свои прежние ощущения благоговения перед фолиантами, хранившими в себе столько неизведанного, я выбрала несколько интересных томов, и отправилась к себе.

Удобно устроившись в кресле с книгой в руках, открывая ее на первой странице, я так и не прочла и нескольких строк. Просто расхотелось. Мысли разбредались, не формируясь во что-то целое, и я даже не могла вспомнить, о чем думала несколько секунд назад.

В последнее время я редко оставалась наедине сама с собой, и поэтому сейчас чувствовала себя неуютно. Пожалуй, у меня появилось время, чтобы остановиться, подумать, а я не хотела этого. Не хотела вспоминать, анализировать, задумываться…

Что-то непонятное ворочалось внутри, мешая и вызывая давно ушедшие чувства: одиночества, потери, ненужности…

Разбудил меня Добби, сообщая, что начинается ужин. «Странно, заснула посреди дня. Что со мной?»

Меня раздирали противоречивые чувства: с одной стороны, я не горела желанием видеть людей, а с другой, не хотела сидеть здесь одна. Наскоро умывшись, я поплелась на ужин.

Аппетита не было, и я вяло ковырялась вилкой у себя в тарелке. «Может глоток вина выпить для настроения?» Я потянулась за кувшином с вином, и случайно задела локтем руку Снейпа, в которой он держал тарелку, только что наполненную им едой. Жаркое оказалось на мантии зельевара. Эрик сбоку противно захихикал, а я удрученно начала извиняться, и попыталась помочь Снейпу очиститься. «Ну, не мой сегодня день».

- Отцепитесь от меня, безмозглая, неуклюжая курица, - отталкивая мою руку с салфеткой выплюнул зельевар.

Я оторопела, так обидно стало, я же не специально…

- Северус, - воскликнула Спраут, услышав реплику зельевара, - как ты с девушкой разговариваешь?!

- Где?- прошипел он, поворачиваясь к ней.

- Что где? – не поняла профессор.

- Девушка где?

Не долго думая, я водрузила свою тарелку с нетронутым ужином ему на голову, и выбежала из-за стола.

Запыхавшись от подъема на третий этаж бегом по лестницам, я свернула в свой коридор. Голова кружилась, сердце громко стучало, и видимо, поэтому я и не услышала шагов нападавшего, зато Петрификус Тоталус, сказанное тихим, но таким злым голосом, я не только услышала, но и хорошо почувствовала.

Глупее положения и вообразить трудно - хорош аврор, нечего сказать.

Ладно, хоть профессор не дал упасть, подхватив меня, когда моя физиономия почти поцеловалась с полом.

Он прислонил меня к стене и отошел, на лице было такое злое выражение, что я, к своему стыду, даже не попыталась освободиться от заклятия, так и стояла оглушенная наверно даже больше нереальностью ситуации.

Профессор, уже очистившийся от «украшения», по-видимому, никуда не торопился. Он достал из кармана платок, вы можете представить: шелковый зеленый с кружевом, и все также молча, с брезгливой гримасой на лице, стал вытирать руки, которыми касался меня.

«Да я его сейчас… р-ррр…»

Как же он меня бесил. Я почувствовала покалывание в кончиках пальцев, и заклятье тут же спало. Я потянулась за палочкой, но Снейп оказался быстрее.

Теперь я стояла, вжимаемая в стену профессорским телом, а в шею мне упирался кончик его палочки.

Глядя в черные, полыхающие гневом глаза, я опять ощущала его силу и мощь, он был неподражаем в своем гневе. В тот момент я одновременно боялась и… хотела его. «Боже, о чем я думаю?».

Очень тихо, презрительно кривя губы, профессор выплевывал мне в лицо:

- Вы, Мисс-неудавшийся-учитель, можете идти паковать свои вещи, потому что если вы останетесь здесь еще на какое-то время, следующий урок будете проводить в одной палате с Локонсом. Вам ясно?

Он читал меня как книгу. Конечно, я сразу закрылась, когда он попытался залезть мне в голову, не дай Бог увидит мои последние мысли, но мне казалось, что он угадывал…

- Вы очень глупы, дрянная девчонка, раз решили воевать со мной. Даю Вам 15 минут на то, чтобы убраться из Хогвартса по-хорошему, возвращайтесь туда, откуда прибыли.

Я была и смущена и оскорблена одновременно, и попыталась вывернуться, но он еще сильнее прижался ко мне, и решил добить окончательно.

- Ах да, Вам же, кажется, и в аврорате не будут рады. Могу порекомендовать Святого Мунго, там требовалась санитарка, выносить горшки. На это ваших способностей должно хватить.

Должно быть, мои глаза совсем вылезли на лоб, так как профессор удовлетворенно ухмыльнулся, и, наконец, отодвинулся от меня.

Как этому человеку удается унизить всего несколькими словами? Мы стояли молча, сверля друг друга глазами.

«Черт побери, он не видит во мне женщину, не признает преподавателем, но говорить, что я неграмотная идиотка?!! Санитаркой?!.»

Слезы были уже где-то близко. Я сделала единственное, что смогла в этой ситуации: залепила пощечину, и выкрикнув ему в лицо: «Я не дура! А Вы, сэр, не мужчина!», кинулась к заветной двери.

Все-таки сдержать слезы у меня не получилось. Залетев в свою комнату, я обессилено опустилась на кровать и отчаянно разрыдалась. «Злой, бесчувственный, отвратительный, ненавижу!»- я повторяла это как мантру.

Довольно долго я не могла справиться со своими бушующими эмоциями и остановить поток глупых слез.

Да, давненько со мной не случалось таких истерик.

-Гм, - послышалось со стороны двери.

«Господи, ну я - точно идиотка, даже дверь не потрудилась закрыть. Что ж, наслаждайтесь своей победой профессор Снейп».

Пауза затянулась, я лежала неподвижно, затаив дыхание, - «Давайте, унизьте меня до конца».

- Мисс, Грейнджер, я не … вы…, - он замялся, а я даже голову повернула, чтобы посмотреть на него.

Вид у профессора был странный, немного растерянный. «Когда это он не находил что сказать? Он все это время стоял здесь?»

От смущенного вида зельевара мое настроение резко стало подниматься.

«Он чувствует себя виноватым?!»

- Мисс Грейнджер, - он прокашлялся, - Вы… что Вы ревете как трехлетний ребенок? – его скверный характер, победил, и он с возмущением смотрел на меня.

Слезы снова потекли из глаз, тихо скатываясь по щекам:

- Вы же сами… и… из-за Вас! – я вытерла нос рукавом и не смогла сдержать очередной всхлип: «А была не была, терять все равно уже нечего», - Вы меня обидели, и все обижают. А заступиться совсем некому…

- Вы, по-моему, и сама неплохо справляетесь с этой задачей, - сквозь зубы процедил он, но эмоции на лице выдавали его: «Он обескуражен, точно».

- Да, это потому что я никому не нужна… Совсем! И в Святого Мунго меня не возьмут, после того как я сбежала как-то от них и … Я никому не нравлюсь, - выпалив свою тираду на одном дыхании, с интонацией ребенка, которому не дали конфету, и он изо всех сил сдерживает слезы, я уткнулась обратно в подушку, шумно всхлипывая.

«Подействует?»

- Ну что Вы глупости говорите! Всем Вы нравитесь… ну, прекратите это!

- Нет, - протянула я,- Вы меня обманываете.

- Бог ты мой! Примера мистера Хелстона, Вам не достаточно?

- Он глупый!

- МакГонагалл?

- Она женщина.

- Дамблдор?

- Он старый! Вы опять издеваетесь надо мной? – отчаянно всхлипывая, прошептала я, - лучше принесите мне яду, пожалуйста. Я согласна даже долго мучиться…

- Вы сумасшедшая, Грейнджер! Вам когда-нибудь это говорили?

- Да. Вот Вы и говорили. Вам для меня даже яда жалко, да?

Профессор не отвечал. «Похоже перестаралась». Я уже раздумывала посмотреть, что же профессор делает, и почему молчит, но вдруг, сильные руки подняли меня с кровати, и понесли куда-то.

Я задохнулась от возмущения:

-Куда Вы меня тащите? Решили из окна выбросить? – я приоткрыла один глаз.

Профессор только зарычал в ответ, и, распахнув ногой дверь в ванну, втолкнул меня под душ, открывая кран с холодной водой.

- Ай, что Вы делаете? Я простыну, заболею… Ой, и не смогу уехать.

- Куда?

- В Мунго… Вы же сами сказали, - я подняла на него полные слез глаза, пытаясь не думать, как выгляжу в данный момент, стоя под ледяным душем, в промокшей насквозь одежде.

Профессор вздохнул и закрыл кран.

- Значит, насчет яда Вы передумали?

- Нет. Но Вы же не даете, - я несмело улыбнулась ему, - а за Аваду посадят.

- Господи! Сколько проблем с Вами, мисс Грейнджер, - Снейп явно был выбит из колеи моим капризным поведением, и, похоже, не знал, как вести себя в такой ситуации, - Хорошо. Давайте так… - он направил на меня палочку, и я зажмурилась.

«Ха! Высушивающее заклинание».

- А вы что думали? – усмехнулся зельевар и стал подталкивать меня к двери, - Вы сейчас успокоитесь и ляжете спать, выкинув из головы все глупости.

- А Вы не будете больше выгонять меня из Хогвартса? – я остановилась, и развернулась к нему лицом.

Профессор поджал губы, но коротко ответил:

- Нет.

Я шмыгнула носом.

- И ругаться на меня больше не будете?

На его лице вновь стало проступать возмущение, но он, и это было хорошо заметно, пытался сдержаться, помотав головой из стороны в сторону, давая понять, что: «Не будет».

Я подошла к кровати, завернулась в покрывало и, подняв на него жалобные глаза, спросила:

- А Вы посидите со мной, пока я не засну?

- Может Вам еще книгу вслух почитать? – не выдержав, саркастично спросил зельевар.

- А можно? – дрожащий тоненький голосок.

Стук закрываемой двери, профессор снаружи произносит запирающее заклинание, а я лежу на кровати, снова в слезах и с глупой улыбкой на лице.

Неясный шум выдернул меня из легкого полузабытья сна. Стучали в дверь. Я вытащила палочку, и отперла ее. На пороге стояла Минерва, с обеспокоенным выражением лица.

- Гермиона, детка, - воскликнула она, увидев мою заплаканную мордашку присаживаясь на край кровати, - успокойся, все будет хорошо. Мы не дадим тебя в обиду.

Она протянула руку, погладив меня по голове, и вызывая у меня новый поток слез, даже не знаю отчего, просто - по инерции. Я уткнулась лицом ей в плечо.

- Ну не плачь. Альбус должен поговорить с Северусом, а студенты ничего не видели. Директор успел поставить экран перед нашим столом, после того, как ты первый раз опрокинула тарелку.

Она слегка приобняла меня, мягко поглаживая по спине, а мне вспоминались сильные руки зельевара… И так захотелось очутиться в его надежных, крепких объятьях… Чтобы Он остался, и сейчас успокаивал меня, даже ничего не говоря... Также гладил по спине…

Из мечтаний меня вырвал стук совы в окно. Минерва быстро освободила птицу от ноши, и довольно заулыбавшись, протянула мне маленькую бутылочку из темно-зеленого стекла. К ней был прикреплен клочок пергамента, на котором были всего два слова: «Успокоительное зелье», и короткая подпись: «С.С.»

Я не смогла сдержать счастливой улыбки. «Мы не сказали друг другу «прости», но зельевар заключил перемирие таким оригинальным способом…»

- Ну, расскажи мне. Что я пропустила?- Минерва в нетерпении кусала губы.

Отведя глаза, я рассказала ей обо всем.

- Так я оказалась права? Он действительно тебе нравится?

«Глупо отрицать».

- Да, - просто ответила я, и решила поделиться своими переживаниями, - я не знаю точно, что это… просто он привлекает меня, ну… в физическом плане, и я не думаю, что…

Дальше сформулировать свою мысль я не смогла, но Минерва и не ждала этого, просто снова погладив меня.

- А ты не торопись, Гермиона. Пообщайся с ним поближе, узнай его, - она задумчиво подбирала слова, - ты ведь по большому счету совсем его не знаешь. Но я уверена, что … И он…

Она замолчала, продолжая рассеянно поглаживать меня по спине.

Так, мы просидели какое-то время, задумавшись каждая о своем.

«Действительно, я ведь совсем не знаю Снейпа. Это, присланное мне зелье, совсем не вязалось с образом злого профессора. Слишком мягкий жест. Как будто он заботится обо мне…» На душе стало тепло, ведь, несмотря на мои жесткие шутки и прямые издевательства над зельеваром, он смягчился и простил мои выходки, причем, не дожидаясь извинений с моей стороны.

«Мерлин, он поступил как настоящий мужчина! Может, я правда ему нравлюсь, а он боится это показать?»

Минерва, видя, что я не в состоянии продолжать беседу, мягко попрощалась и ушла, пожелав хорошенько отдохнуть. А я еще долго лежала без сна, раздумывая над своими чувствами… «Ведь я же не влюбилась? Когда это успело случиться? Как?..»

Чуть позже, наконец, скинув помятую мантию, я вдруг поняла, почему с утра проснулась с этими тревожными, неприятными чувствами. Четыре года назад, в этот день, я узнала, что моих родителей больше нет.

Я не посещала их могилы, потому что ее не было: от тел не осталось ничего. Слезы вновь хлынули из глаз, и я крепко сжала кулаки, замечая, как в руку больно врезается флакончик с зельем… Я посмотрела на него. Сил продолжать истерику не было, да и прежние бессильные ярость и боль, терзавшие меня все эти годы, притупились…

Мягко усмехнувшись, я выпила содержимое флакона, и зарылась с головой в одеяло. «Завтра я увижу его…»


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:48 | Сообщение # 13
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10.

В воскресенье я проснулась после обеда, и долго валялась в кровати, сладко потягиваясь и не желая выбираться из теплой постели.

Как же это пробуждение не походило на предыдущее.

В моей голове легко порхали мысли, вызывая образы и желания весьма нескромного содержания… Пока, с громким хлопком не появился Добби, с причитаниями: «Что я пропустила завтрак, и не съела обед», который он мне приносил.

Я попросила принести горячий чай с чем-нибудь вкусненьким, и, мурлыкая себе под нос, отправилась в душ.

Немного позже, одевшись и причесавшись, я устроилась пить чай.

Намазывая персиковый джем на булочку, я стала размышлять, и в результате, немного приуныла.

«Ну, хорошо. Истерика кончилась, и я пришла в норму. После того как я примирилась сама с собой, мне значительно полегчало. Да, он мне нравится. Но вела то я вчера себя, мягко говоря, совершенно по-идиотски! Хамила, издевалась, опозорила перед всеми, и в итоге позорно разревелась… Хотя выкрутилась я совсем недурно, и, что самое главное – это подействовало. Но симпатия?.. Я тут размечталась, а что теперь думает обо мне профессор? Мерлин! Я на его месте, вообще, больше не стала бы общаться с такой «сумасшедшей», не говоря уже о каких-то чувствах… Может у него и нет ко мне никакого интереса… Но тогда как понимать его необычно мягкое поведение?»

Я совершенно запуталась в своих собственных рассуждениях, хотя всегда гордилась тем, что в любой ситуации быстро выстраивала логические цепочки, приходя к нужному решению. Видимо чувства мешали трезво оценивать ситуацию, или потому что, это касалось меня напрямую?..

Остаток дня я так и провела у себя, радуясь, что никто меня не беспокоит, бессмысленно перекладывая вещи с места на место, открывая, и откладывая назад книги…

Неопределенность убивала. И я решилась: «После ужина пойду к нему, и извинюсь. Ну, я же не извинилась перед ним, правда?» Тем более, что мне действительно было стыдно перед профессором, и я хотела попытаться объяснить причины своих истерик. В разумных пределах, конечно.

Поужинала я тоже у себя, и тихонько, никого не встретив по пути, проскользнула к себе в кабинет, проверять домашние работы учеников.

В девять часов, решив, что зельевар уже точно у себя, и для визита еще не слишком поздно, я, с бешено забившимся сердцем, отправилась в подземелья.

Такого со мной еще не было. Стоя перед дверью в кабинет Снейпа, мысленно проклиная себя за дрожащие колени, и непонятно откуда взявшуюся неуверенность, я убеждала себя в правильности данного шага.

Наконец, набравшись смелости, я постучала. Тишина. Я постучала еще раз. Послышались шаги, и дверь распахнулась, являя фигуру зельевара, который взирал на меня с недовольным выражением лица.

- Добрый вечер, профессор Снейп. Извините, я Вам не помешала? – я нацепила свою самую ангельскую улыбку.

Он, ничего не ответив, отступил на несколько шагов, делая приглашающий жест рукой.

Я вошла в его кабинет, закусив губу: «И что дальше? Что-то я плохо подготовилась».

- Я хотела бы извиниться перед Вами, - неуверенно начала я, отметив, что он не смотрит в мою сторону, уткнувшись взглядом в одну из своих книжных полок, - я вела себя совершенно неприемлемо… Но не потому, что не уважаю Вас, нет. М-мм, просто, знаете, бывают дни, когда все валится из рук и настроение просто ужасное, и … - «Прекрасно Гермиона. Сейчас он подумает о «женских» днях», - Вчера была годовщина смерти моих родителей...

Я не хотела вызвать его жалость, нет. Я решила немного сыграть на чувстве сострадания, которое, как выяснилось, имело место быть у зельевара.

- Простите меня, - почти шепотом закончила я, надеясь, что он не спросит меня о причинах прежних моих поступков.

Он повернул ко мне голову. Какие эмоции сейчас испытывал профессор, было не определить. Просто строгое выражение лица. Он внимательно смотрел на меня, и не произносил ни слова. Я почувствовала себя неуклюжей, под этим взглядом, но прерывать зрительный контакт первой, мне не хотелось. Неожиданно, он сорвался с места, выбежав в дверь в углу кабинета.

«Не поняла… А-а, лаборатория! Он варил что-то». Я уже и сама ощущала неприятный запах явно испорченного зелья.

Осторожно заглянув в дверь, я наблюдала, как он очищает заклинанием котел.

- Скажите мне, мисс Грейнджер. Почему, даже имея благие намерения, Вы умудряетесь доставить мне неприятности?

Я отмерла: «В молчанку профессор играть не собирается», - тем более тон, каким он обратился ко мне, был скорее ворчливым, а не злым, и даже немного насмешливым.

- Простите, я не хотела. А давайте я Вам приготовлю зелье, которое испортилось из-за меня?

Он удивленно выгнул бровь, и с легкой усмешкой спросил:

- Хотите взорвать мне лабораторию?

- Ну, если совсем честно, то это моя мечта, приблизительно с пятого курса.

Снейп неожиданно рассмеялся. Я никогда раньше не слышала его смех - низкий, неожиданно приятный, и такой искренний. Он совершенно преобразился.

Я стояла, с улыбкой закусив губу, жадно рассматривая его, успевая насладиться моментом.

- Боюсь, эта Ваша мечта еще долго не осуществится, мисс Грейнджер, - отсмеявшись произнес он, - даже не потому, что я не предоставлю Вам возможность воспользоваться своей лабораторией, я запомнил Ваше предложение, и как-нибудь обязательно приглашу Вас на отработку, заставив варить что-нибудь особенно гадкое, - в мягком свете свечей, его глаза весело искрились, притягивая как магнит.

-А почему не исполнится?- я склонила набок голову, поддерживая его шутливый тон.

-Этот состав экспериментальный, я и сам пока не знаю всех составляющих. И не думаю, что Вы сможете чем-то здесь помочь, - его бархатный мягкий голос, приводил меня в восторг.

- А над чем Вы работаете, расскажете? – я попыталась сделать умоляющие глаза, не желая, чтобы этот вечер, принявший такой неожиданно-приятный поворот, быстро закончился.

Он с сомнением посмотрел на меня, но принялся рассказывать суть эксперимента.

Профессор был действительно влюблен в свое ремесло, и я обнаружила, что он превосходный рассказчик.

Его речь не теряла, легкого оттенка иронии, но слушать его было действительно интересно. Хорошо, что моих знаний хватало, чтобы достойно поддерживать беседу. Он даже с насмешкой отозвался о себе, когда: «Целую неделю!», не мог понять, что листья шафрана, были в составе лишние, оживленным жестом показывая на какую-то тетрадь, лежащую перед ним, и я подошла поближе, взглянуть: «Что там?»

Это был лабораторный журнал, исписанный его мелким неразборчивым почерком.

Я потянулась к нему, решив полистать, но наткнулась на руку профессора, коснувшись его обнаженной кожи на запястье.

По телу прошла волна невольной дрожи, и я отдернула руку, ярко вспыхнув. Снейп резко замолчал, и, похоже, тоже смутился.

- Время уже позднее, мисс Грейнджер. Вам пора, я думаю, - снова закрываясь непроницаемой маской, изрек он.

«Черт! Обидно. Только начали нормально общаться, как он меня выгоняет». Выходя из лаборатории, я мучительно пыталась придумать, как разрядить обстановку, и вновь увидеть его улыбающимся.

- А у Вас очень уютный кабинет, профессор, - оглядываясь вокруг, я отметила, что не приврала ни капельки, помещение действительно казалось таким, и краем глаза заметила еще одну дверь, ведущую, скорее всего в его личные комнаты, - в подземельях обычно так сыро, и холодно. А у Вас тепло и уютно, как дома.

Я остановилась посреди кабинета, раздумывая: «Слишком ли будет нахально, если я напрошусь на чай?»

Зельевар, пожал плечами, выжидательно поглядывая на меня, и снова молчал, не желая больше проявлять гостеприимства.

«Ну и ладно!»

- Спокойной ночи, профессор Снейп. Спасибо Вам, - немного обиженно протянула я и поспешила к выходу.

- Доброй ночи, - эхом откликнулся зельевар, когда я уже почти закрыла дверь, и оглянулась, неуверенно улыбнувшись ему напоследок.

Я бежала по коридорам, с полыхавшими щеками, осознавая, что этот человек, совершенно приворожил меня. Какое там физическое влечение?! Его ум, улыбка, смех также восхищали и возбуждали, как и сильное мужское тело.

«Ну ты и влипла, Гермиона!» Я совершенно не ожидала от себя подобных чувств. А эта неуверенность рядом с профессором? «Когда это я была не уверена в себе?

Боюсь, если я так и дальше буду вести себя, профессор, да и все окружающие, быстро все поймут».

А вот как относится ко мне Снейп, совсем непонятно. Конечно, он цивилизованно общался со мной, и даже открыл для меня совершенно новую свою сторону, но, наверное, он так и ведет себя с остальными учителями?..

Я не заметила ни единой попытки флирта, которая говорила бы о какой-то его симпатии ко мне.

«Но это еще ничего не значит», - я успокаивала саму себя. «Ну не думала же ты, что оттого, что ты извинишься, он бросится к твоим ногам?»

С такими мыслями, пытаясь припомнить и проанализировать каждое его движение и взгляд в мою сторону, я уснула.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:49 | Сообщение # 14
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11.

Понедельник – день тяжелый. Завтрак я по обыкновению проспала, но настроение было хорошим. Все вчерашние сомнения я отбросила, заключив: не делать поспешных выводов.

Я была полна решимости, завоевать внимание профессора.

Жаль только, что эта уверенность стала таять как снег под весенним солнцем, когда я не увидела Снейпа ни за обедом, ни после, просидев почти три часа в учительской, с надеждой случайно встретить его там.

На ужине, присутствия профессора тоже не наблюдалось.

«Он вообще, когда-нибудь ест?»

Я набралась мужества и, скосив глаза на пустое место зельевара, вопросительно посмотрела на Минерву, на что она недоуменно пожала плечами. Вздохнув, я уткнулась в свою тарелку.

«Вот так всегда! Как только чего-то захочешь, все оборачивается против тебя». Глубоко разочарованная, я отправилась к себе, не замечая внимательных взглядов Дамблдора с МакГонагалл, провожавших меня.

Плакать не хотелось, я вообще очень редко плачу. Но и до хорошего, настроение явно не дотягивало, все эти размышления: «Почему? А если?», - выбивали из привычного состояния. «Ненавижу неопределенность!»

В дверь постучали. «Наверно, Минерва. За «свеженьким»».

Но меня ожидал сюрприз. Ко мне в гости пожаловала Джинни. Жутко обрадовавшись, я захлопотала вокруг нее.

Я не очень люблю все эти разговоры о детях, да и к слову, сомневаюсь, что сама когда-нибудь захочу иметь ребенка, но блаженно-счастливое выражение лица подруги, невольно захватывало, вызывая у меня искренний интерес к ее новому состоянию. Оказалось, что она, может говорить на эту тему очень долго, высказывая одни и те же мысли, разными словами, но почти не повторяясь.

- Ну, ладно. А теперь ты рассказывай, - поудобнее расположившись на диване, невинно молвила Джинни.

- Так особо и нечего, - начала я, вызывая гримасу раздражения у «хитрой» подруги.

- Учти, мне сейчас нельзя злиться.

Я засмеялась, но упорно «не понимала» что она имела в виду.

- Ладно, раскусила. Профессор МакГонагалл связалась со мной и попросила навестить тебя. Довольна?

- А то как же. По большому счету я сама хотела поговорить с тобой. - «Ох, как неприятно признаваться», - Мне нужен совет, взгляд со стороны. - Мои слова вызвали кровожадно-любопытное выражение на лице Джинни.

- Я в предвкушении, давай!

Я не привыкла делиться слишком личными подробностями своей жизни с кем-бы то ни было, и показывать свою неуверенность и растерянность мне совсем не хотелось, но миссис Поттер была специалистом в подобном роде делах, и я рассказала ей практически все, без утайки. А в конце, слегка покраснев, выпалила:

- Как ты думаешь? Я ему нравлюсь?

Подруга недоуменно смотрела на меня.

- Гермиона, мы говорим об одном и том же человеке?

- Что?

- Я не верю, что ты задаешь мне такой вопрос! Красивая, умная девушка – мечта любого холостяка в министерстве, спрашивает у меня: нравится ли она противному, старому учителю???

- Он не старый!

- М-мм.. Ну хорошо. А он тебе нравится?

- Ну… чуть-чуть. Давай не будем обсуждать этот вопрос!

Джинни рассмеялась.

- Так чего ты хочешь?

- Я же тебе сказала, совет. Как узнать, что он чувствует ко мне? – я поднялась с дивана, и стала раздраженно расхаживать по комнате.

- Ладно, успокойся. Не буду я тебя пытать. Только хочу отметить, - лукаво состроив глазки, пропела она, - что впервые выступаю в роли твоего консультанта по таким вопросам. Раньше ты сама справлялась… Что изменилось в этот раз?

- Джинни! Не хочешь помогать, отправляйся домой!

- Ага! Сейчас! Так, первым делом…

После разговора с подругой, выслушав ее наставления, советы и поучения, ко мне вернулось чувство уверенности в себе.

Джинни очень правдоподобно объясняла поведение и поступки Снейпа, придя к нужному мне знаменателю. Только вот соответствует ли он истине?

Некоторые сомнения оставались. «Ну, ничего. Проверим опытным путем».

Легко сказать, но, увидев на следующее утро Снейпа, отчитывающего кого-то из студентов в конце коридора, сердце екнуло, мысли устроили какой-то «хоровод» в голове, а точнее просто умчались очень «далеко», поэтому я быстренько ретировалась к себе в класс.

«Нет, так дальше нельзя».

Все первые свои пары, я то и дело возвращалась мыслями к профессору зельеварения.

Нужно бороться с ненужными чувствами. Ну не мог он так сильно привлекать меня! Только не такой человек. Он некрасивый, с ужасным характером, старше меня почти в два раза, да что там, продолжать список его недостатков можно еще долго.

Сначала было мимолетное физическое влечение, я удивилась и почувствовала желание прикоснуться к нему, провести рукой по груди, убедиться, в реальности происходящего, но тогда я была пьяна. А потом?

То, что он умен не было неожиданностью, и, естественно, его начитанность, острый и живой ум, так напоминающий мой собственный, не могли не привлечь моего внимания и интереса, особенно когда он просто увлечен предметом разговора, и не бросается грубыми язвительными замечаниями в адрес собеседника.

Да, удивляло именно это - то, что я не видела в нем раньше.

Когда он забывает о своем постоянном контроле, маска ломается, открывая его неожиданно яркую эмоциональность, энергию, заставляя задуматься, что еще может скрываться за холодным непроницаемым лицом, или ленивыми насмешками, с ноткой превосходства над собеседником.

Именно это его перевоплощение завораживает. Желание постичь его сущность, невозможность предугадать поступки.

Несмотря на то, что я сама натворила в замке, профессор также много чего сделал и сказал, что должно было подтолкнуть меня окончательно его возненавидеть. А вместо этого я отчаянно краснею в коридорах, увидев его, чувствую себя совершенно глупо, и занимаюсь самокопанием вот уже невесть сколько времени...

Так, еще раз. Я оскорбилась, на то, что он был груб, и не пал предо мной на колени, как прочие мужчины, стоило подарить им многообещающий взгляд. Мне захотелось его проучить. Потом, после злосчастного ужина, вернулись определенные желания… Снова его грубость, и моя досада… Поединок… Его сила и внутренний огонь в глазах.

А потом, что было потом?

После нашей финальной безобразной сцены он сдержался от последнего удара, не воспользовался оружием, которое я так любезно предоставила сама…

Вот оно!

Мне хотелось его победить, сломить – он сильный, равный противник. Ну и его непохожее на других, загадочное, притягивающее к себе, дьявольское обаяние. Сильный, независимый, гордый… Великолепное тело, выразительные черные глаза, завораживающий голос…

«М-да, Гермиона. Ты сейчас похожа на дамочку, только что прочитавшую очередной любовный романчик, и мечтающую о принце. Это глупо».

Вот если бы не было ничего, и он вел себя как все остальные?

Мы бы вежливо здоровались, встречаясь, и навряд-ли перекинулись чем-то большим, чем парой ничего незначащих фраз. Не было бы этой «игры», и я, скорее всего, просто игнорировала бы его, как и многих других, окружающих меня людей.

Все дело в противостоянии?

Тогда решение действительно очень простое. Джинни была права, когда удивлялась моему неожиданному интересу. Мне нужно просто добиться его, провести вместе ночь, и тогда все эти дурацкие чувства, исчезнут. Может мне и не понравится. Вероятней всего, судя по его образу жизни, он окажется скверным любовником. Хотя… если учитывать показанный темперамент…

«Ну все, хватит размышлять, пора действовать!»

Я решительно тряхнула головой, приводя мысли в порядок: «Я разыграю эту партию, и призом мне будет зельевар, собственной персоной. Держитесь профессор!»

Мой аутотренинг замечательно помог. На обеде, мне почти не составило никакого труда, мило улыбаться Снейпу, не смущаясь, и без всяких «трясущихся коленок».

Профессор вел себя очень сдержанно, отвечая односложными фразами, но и воздерживался от своих всегда «приятных» комментариев.

Я уже поднялась из-за стола, и как будто только что вспомнив, обратилась к нему:

- Профессор Снейп, извините, у меня есть к Вам небольшая просьба, если позволите. Можно я зайду к Вам вечером?

- Это и есть Ваша просьба?

Я засмеялась:

- Нет. Просто сейчас уже нет времени объяснять, через несколько минут у меня урок начинается. Так Вы мне разрешите?

Пауза.

-Хорошо. Восемь часов.

Я не видела выражения его лица в этот момент, и не смогла оценить его реакцию на мою чрезвычайную любезность и покорность, но его мягкий приглушенный голос, когда он ответил, посулил мне надежду на скорую свою «победу».

«Ха! И стараться – то особенно не придется!»

Вечером, я была вся в сладком предвкушении предстоящего «свидания». Особенного плана у меня не было, я решила, что буду действовать по ситуации.

В четверть девятого, расхаживая перед закрытым кабинетом Снейпа, в котором никого не было, уже минут десять, мое приподнятое настроение начало улетучиваться.

«Каков подлец. Что он себе позволяет? Сам назначил время и не соизволил явиться».

Спустя еще десять минут, я решила, что дальше дожидаться его будет просто унизительно, и злая на весь свет, я покинула подземелья.

«Так, мне нужно успокоиться». Я вышла из замка, решив прогуляться и подышать свежим воздухом, пока погода позволяет такие вечерние прогулки.

Неслучайно, конечно, но прохаживалась я недалеко от хижины Хагрида, вдыхая последние осенние запахи опадающих листьев, перемешанные со стойким ароматом горькой полыни, единственной из трав, еще не завядших, и стараясь ни о чем не думать.

Ярко-желтый луч проклятья пронесся рядом с рукой, чудом меня не задев. Я моментально пригнулась и быстро начала двигаться резкими рывками. Место открытое, спрятаться негде, сейчас я - идеальная мишень.

Рядом пронеслись еще два луча, с интервалом в несколько секунд. Я заметила, откуда они идут, и помчалась в ту же сторону, наугад выпуская заклинания, надеясь, что хоть одно, но достанет.

«Вон он, убегает». Человек был далеко, фигура была слишком расплывчата, и неясно даже мужчина это или женщина. Я послала «Сектусемпру» сокрушительной силы, потому что обездвиживающим было не достать, только это или Авада, и даже, кажется задела напавшего, но, спустя несколько секунд фигура растворилась в воздухе.

«Черт».

Я внимательно осмотрела все вокруг, надеясь обнаружить что-нибудь, и получила подтверждение – я задела его. На земле была свежая кровь, немного, значит, заклинание задело только по касательной, и опасности здоровью не представляет, но все же теперь есть улика.

Я трансфигурировала из ветки небольшой сосуд, и аккуратно собрала несколько капелек крови. Мозг лихорадочно работал: «Это тот, кто написал письмо? Или кто-то другой? Хотели напасть на меня или это случайность?» Внимательно глядя по сторонам я быстро отправилась в замок, решая вопрос: «Сообщать-ли патрону о нападении?»

С одной стороны у меня в руках была кровь нападавшего, и в аврорате несомненно нашли бы, как ей воспользоваться. С другой – может нападение, носит случайный характер, и подними я сейчас панику, неизвестно, куда еще Моуди придумает упрятать меня. Когда речь заходит о безопасности, он становится невозможным параноиком.

Решив ничего не предпринимать до утра, я быстро поднялась к себе в комнату, и немного поколебавшись, установила таки защитное заклинание на дверь, чтобы без пароля никто не смог войти. Пароль я выбирала недолго, остановившись на варианте: «Профессор Снейп – невыносимый засранец!» Пароль длинный, конечно, но то, что не забудется, это точно.

Я долго еще размышляла о непонятном нападении, ворочаясь с боку на бок, приходя к выводу, что слишком уж непрофессионально действовал неизвестный, а, следовательно - о серьезной угрозе не может быть и речи, и значит, обнародовать сей факт, совсем не обязательно.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:49 | Сообщение # 15
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 12.

Утром, сидя за завтраком в большом зале, мысленно, я снова и снова, возвращалась к своим, вроде бы со всех сторон, верным рассуждениям. Но не давала покоя мысль: «Закрываются ли на ночь ворота в школе?» Волновалась я не за себя, а за безопасность студентов. Обязательно нужно сегодня, осторожно выяснить этот вопрос.

Я так крепко задумалась, что совершенно не замечала ничего вокруг, и оторвалась от собственных дум, услышав негромкое: «Доброе утро, мисс Грейнджер».

Странно, обычно, насколько я помню еще со школы, Снейп на завтраке никогда не появлялся. Я вспомнила вчерашнюю неудавшуюся «операцию», и почувствовала нарастающее раздражение. Тем не менее, вежливо ответила:

- Доброе утро, профессор Снейп.

«Надеюсь, это прозвучало достаточно нейтрально. Не нужно показывать, как он меня задел».

Присутствие профессора рядом с одной стороны вводило в «прострацию», но вместе с тем, оказывало на меня тревожащее, будоражащее воздействие.

Я просто молча завтракала, не придумав пока новый план действий, и отчаянно боролась с зевотой, с тоской вспоминая свое сегодняшнее плотное расписание.

- Мисс Грейнджер, м-мм…Вам еще кофе налить? Похоже, Вы спите с открытыми глазами.

Я повернулась к зельевару, удивленная такой заботой.

- Да, пожалуй. Если Вам не трудно.

Профессор налил мне в чашку горячий ароматный напиток, и сидел, глядя на меня с непонятным выражением.

- Спасибо.

Я взяла в руки чашку, согревая ладони, и перевела блуждающий взгляд на ученические столы.

- Ах, да! Мисс Грейнджер. Вы вчера вероятно приходили, а меня не было…

Я снова повернулась к профессору.

- Дело в том, что меня задержал директор. Мы обсуждали одно исследование, и я совершенно забыл…

- О чем Вы? А-аа… Я хотела прийти, посоветоваться с Вами насчет одного зелья, но тоже забыла. Вы уж простите меня. Впрочем, мне наверно по этому вопросу лучше обратиться к мадам Помфри.

«Что-то я не вижу радости на лице. Съел?»

Я извиняющее улыбнулась ему, и, ставя почти полную чашку на стол, поднялась.

- Вы чем-то больны? – неуверенно, далеко не в «своей манере», поинтересовался профессор.

- Нет. Я нет. Это не совсем болезнь, и совсем не у меня. Боже упаси!

Профессор выглядел заинтригованным, но от дальнейших вопросов удержался, снова входя в свою роль «недотроги».

- Но, если у Вас все же найдется минутка для меня, я бы посоветовалась и с Вами тоже.

Профессор невозмутимо кивнул, но счел нужным добавить:

-Если это не отнимет у меня слишком много времени.

«Какой он все же нахал! Я запомню! Я отомщу за каждое сказанное слово…»

Этот день был сущим наказанием, ей Богу! Студенты были невнимательны, Минерва, когда я нашла ее в перерыве между занятиями, принялась навязчиво расспрашивать об отношениях со Снейпом, сама же отвечая на них, строя предположения и по ходу одаривая советами, не давая мне шанса вставить и слова о защите школы. В итоге я согласилась пообедать у нее в комнатах, надеясь, что там у меня будет больше времени, и я сумею расспросить ее о волнующих меня вещах.

Надежды мои сбылись, правда не совсем так, как я рассчитывала. Профессор трансфигурации забеспокоилась, начала спрашивать, что случилось, не было ли новых угроз, так что мне пришлось перевести тему разговора, в другую, интересующую ее сторону, так и не выяснив до конца, какие же чары защищают Хогвартс сейчас.

Попутно могу заметить, что узнала много нового, о некоторых возможностях пожилых волшебников. На языке так и крутился провокационный вопрос, но я сдержалась.

К концу дня, я испереживалась уже настолько, что нервно покрикивала на студентов, и уже собиралась отправиться к Дамблдору с «повинной», но тут мне пришел в голову очень простой выход из положения. Я ведь все-же аврор.

Во время ужина, я, пребывая в отличном настроении, все время пыталась завести игривый разговор с моим неулыбчивым соседом, и один раз даже, поворачиваясь к профессору Спраут, интересовавшуюся успехами своих хаффлпафцев на моих занятиях, совершенно «случайно» коснулась своим коленом ноги зельевара. Профессор, весь вечер, отделываясь односложными ответами, не подал вида что заметил, и никак не отреагировал и на это прикосновение. Впрочем, мне показалось, что он немного вздрогнул, но возможно это только игра моего воображения. Решив, что сначала разберусь с делами, а потом и займусь соблазнением этого холодного, но такого очаровательного «мерзавца», я отправилась в библиотеку, кое-что уточнить.

Да! Не зря эти заклинания считаются разделом высшей магии, и обычные люди даже не знают об их существовании. Эти шиты под силу только очень могущественным волшебникам, и я уверена, что более-менее сильный маг, обладая определенными знаниями, сможет пробиться через мою защиту, но зато я сразу это узнаю и почувствую.

Ох, и набегалась я вокруг школы! Теперь любой человек, имея своей целью нападение на кого-либо в замке не пройдет не замеченным мною, а в идеале просто не сможет войти в Хогвартс.

«Я молодец». Я ужасно гордилась собой, что решила проблему самостоятельно, и смогла наложить такие сложные, пусть и не очень сильные чары. Хотя я не учла одного момента: сейчас, у меня было полное истощение магической энергии. Пожалуй, я не смогу пару дней вообще колдовать. В лучшем случае меня хватит только на «Люмос».

Я отправилась в больничное крыло за восстанавливающим зельем, физическая усталость тоже сказывалась. Но владениях мадам Помфри, самой ее хозяйки не наблюдалось. Меня встретили только гладко застеленные, пустые койки.

«Ну и ладно, обойдусь и без зелья», - решила я, и, почистив мантию от грязи, направилась в подземелья.

Я не успела даже постучать, как дверь в кабинет профессора зельеварения отворилась, выпуская директора Дамблдора.

Он обрадовано воскликнул:

- О, Гермиона! – и обернувшись к, пока не видимому мной Снейпу, жутко довольным голосом выдал, - вот тебе и помощница нашлась, Северус. О таком ассистенте, можно только и мечтать.

Я немного растерялась от такого приема, но все же зашла в кабинет, не дожидаясь приглашения.

Профессор Снейп ошарашено переводил взгляд с директора на меня.

- Мне не нужен помощник, Альбус. Любое присутствие кого-то рядом, меня будет раздражать.

- Северус, мальчик мой. Да ты только что мне сам жаловался на недостаток у тебя лишней пары рук, - директор или был великолепным актером, или действительно сохранил способность по-детски удивляться собеседнику, - Ну подумай сам. Мисс Грейнджер лучшая выпускница школы, и помнится, ты сам поставил ей «превосходно», на экзамене по зельеварению. А тут ей всего-то надо будет помогать с подготовкой ингредиентов. В общем: на том и порешим. Вы тут сами договаривайтесь, что и как, а я пойду, меня Минерва наверное уже заждалась, - и с этими словами Альбус захлопнул дверь кабинета.

Снейп молчал, а я, подумав, что нельзя не воспользоваться такой неожиданной удачей, начала свое «наступление».

- Профессор, а вам нужен помощник для работы над тем зельем, о котором мы с Вами разговаривали? – взволнованным голосочком спросила я, - если позволите, я посчитаю большой честью помогать Вам!

- Мисс Грейнджер, Вы же слышали, мне никто не нужен, я сам справлюсь.

Профессор явно находился в раздраженном состоянии, но я не отступала.

- Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Мне так скучно в замке, а тут такое интересное занятие, - я говорила это, приближаясь к зельевару, и останавливаясь в нескольких дюймах от него, с надеждой заглядывая в глаза.

- Я обещаю, что буду слушаться Вас во всем!

- Э-м… Ну если Вы обещаете слушаться, - протянул он, - тогда, возможно, мы договоримся.

Мое сердечко, радостно забилось от этих томных интонаций.

- Так что я должна сделать профессор, чтобы Вам угодить? – я говорила также тихо, на грани полушепота, неотрывно глядя ему в глаза.

- Я подумаю, мисс Грейнджер, - он насмешливо-удивленно изогнул бровь, но отвел взгляд первым и отошел, к своему столу, принявшись перебирать там какие-то бумажки.

Я, чувствуя, что преимущество на моей стороне, спокойно уселась в кресло, потому что стоять стало уже тяжело.

- Чем мы с Вами будем заниматься профессор? Расскажете?

- Вашей задачей, мисс Грейнджер, будет только подготовка ингредиентов. Их нужно обрабатывать непосредственно перед добавлением в зелье, - профессор все также не поднимал голову от своего стола, и я воспользовалась моментом, чтобы внимательно рассмотреть его.

Он должно быть всю ночь трудился над своим экспериментом, потому что был бледнее обычного, волосы спутаны, и глаза были покрасневшими, губы не поджаты как обычно в усмешке, а расслаблены и слегка приоткрыты сейчас, наверно они мягкие и горячие…

Профессор продолжал что-то говорить, но я была в каком-то тумане, слыша речь, будто издалека, но, не разбирая смысла. Чем больше я пыталась сосредоточится на губах Снейпа, тем больше кружилась голова, мысль о том, что я сейчас банально упаду в обморок не успела до конца оформиться, как я отключилась.

Не знаю, сколько я была без сознания, но очнулась я от хлесткого удара по щеке, который тупой болью отозвался в голове, я застонала и тут же почувствовала вкус восстанавливающего зелья во рту. Через несколько минут я смогла открыть глаза.

Профессор Снейп, сидевший на корточках рядом с креслом, пристально вглядывался мне в лицо, увидев, что я пришла в себя, он поднялся, и недовольно скривившись, спросил:

- Как Вы умудрились заработать такое истощение колдовских сил?

Не дожидаясь ответа, он выхватил мою палочку из рукава и стал проверять ее на предмет последних заклинаний, я не успела даже возмутиться.

- Зачем Вы ставили эти щиты, глупая девчонка? Паранойей от Моуди заразились? – воскликнул он, прожигая меня своим взглядом, - Такие чары в одиночку не накладывают. Зачем это Вам понадобилось?

«Ну и что мне ему ответить?»

- М-мм, понимаете профессор, - я прокашлялась, так как в горле сильно пересохло, - можно воды?

Всем своим видом показывая, как ему неприятно возиться со мной, зельевар налил стакан воды из графина, и молча протянул мне.

Я осушила воду одним махом, но жажда не ушла.

- А можно еще? Я не напилась. Или лучше попросить у домовиков горячего чаю, пожалуйста.

- Хорошо, только Вы честно рассказываете мне все про щиты, - недовольно процедил профессор и хлопнул в ладоши.

Когда домовик появился с чаем, Снейп отлевитировал поднос себе на стол, и налив две чашки, одну подал мне, и так и остался нависать надо мной.

Чай был не сладкий.

- А сахар можно, профессор? Я не люблю несладкий чай. А может и лимон найдется?

Зельевар выхватил у меня чашку, подлетел к столу, бухнув в чай три ложки сахара и два ломтика лимона, также стремительно подошел ко мне и, всучив чашку, раздраженно уставился.

- Простите, профессор. Я, наверное, уже надоела Вам своими просьбами.

- Мисс Грейнджер, - перебил он меня, - лучше говорите по-хорошему. Вы ведь меня знаете, я и сам могу все выяснить, только это будет намного неприятней для Вас.

- Ну, хорошо. Сядьте, пожалуйста, мне тяжело так голову задирать.

«Так, похоже, я его достала».

Наблюдать за эмоциями, отражающимися на лице Снейпа, было очень занимательно. Раньше мне казалось, что там навсегда застыла маска этакого снисходительного презрения, но или я повзрослела и стала более наблюдательной, или обстоятельства были непривычными, только сейчас я все чаще могла читать его чувства по лицу, не всегда конечно, но так забавно.

Профессор уселся за свой стол, взял в руки чашку с чаем, обхватив ее своими длинными изящными пальцами, и выжидательно уставился на меня.

Я вздохнула, и осторожно начала:

- Мне показалось, вчера, когда я гуляла вокруг замка, что у антиаппарационного барьера я кого-то видела. Вот и решила подстраховаться.

Профессору понадобилось несколько секунд:

- Вы хотите сказать, что Вам что-то там показалось, и, рискуя на несколько дней превратиться в сквиба, Вы накладываете такую серьезную защиту на школу? Не сообщив никому? – вкрадчиво проговорил он, медленно понимаясь и направляясь в мою сторону, - Вы меня вынуждаете, мисс Грейнджер.

У меня, честно говоря, не было никаких мыслей, как отделаться от расспросов, я поставила блок на всякий случай, и осторожно поднявшись, состроила самую наивную рожицу, и начала тактическое наступление:

- Профессор Снейп, сэр. Возможно, это для Вас и подозрительно, но я аврор, и меня учили постоянной бдительности, и безопасности окружающих, прежде всего! И я не думаю, что принятые мной меры были чрезвычайными, - я пыталась копировать снейповские интонации, и, по-моему, получалось неплохо. – А не сообщила я никому именно потому, что уверенности у меня не было, и я не хотела поднимать панику понапрасну. Защитные чары лишними не будут, а я буду спокойна, - мы с профессором теперь стояли совсем рядом, глядя друг другу в глаза.

-Я очень тронута, и благодарна Вам, за заботу обо мне, но не стоит…

Профессор, как я и рассчитывала, встрепенулся на последних моих словах, возмущенно поджав губы, но тут же это выражение сменилось подозрительностью.

- Мисс Грейнджер… - начал он, и мне ничего не оставалось, как сделать вид, что мне снова стало плохо. Я прижала руки к вискам, и покачнулась. Снейп среагировал моментально, подхватывая меня и прижимая к своей груди.

Я прильнула к нему, глубоко вдыхая его неповторимый запах, наслаждаясь крепкими властными объятьями, и ощущая бешеный ритм сердца под щекой.

Голова и в самом деле снова закружилась, и профессор, почувствовав, что я начала медленно оседать, подхватил меня на руки и понес к заветной двери в углу кабинета.

Как я и предполагала, за ней были личные комнаты зельевара. Профессор опустил меня на диван у камина, и коротко бросив: «Не двигайтесь», - вышел обратно в кабинет, видимо еще за каким-нибудь зельем.

Вернулся он быстро, я даже не успела толком оглядеться.

- Пейте, - он подал мне два флакончика.

Я беспрекословно подчинилась. Я и не знала, что это так приятно, когда о тебе так внимательно и бережно заботятся.

Профессор принес плед, накинул мне на ноги и одним движением, разжег камин. Потом достал из кармана мою палочку и протянул мне со словами:

- Возьмите, и в следующий раз будьте любезны, по любым вопросам, связанным с безопасностью школы, советоваться с директором.

Я забрала палочку, и перехватила его руку, сильно потянув на себя.

-Посидите немного со мной профессор, пожалуйста, - умоляюще протянула я, с надеждой заглядывая ему в глаза.

Он как-то странно посмотрел на меня, но все же присел на краешек дивана, чем я и воспользовалась, быстренько передвинувшись, и положив свою голову ему на колени. «Так приятно!»

- Мисс, Грейнджер! Что Вы делаете? Вы тут заночевать собрались? – профессор явно занервничал.

- Ну, если Вы меня не выгоните, то я с удовольствием…- я говорила, томно растягивая слова и водя указательным пальцем по его ноге. – Мне совсем не хочется никуда сейчас уходить, - я поежилась, делая вид, что мне холодно, и потерлась щекой о его ногу.

Профессор еще сильнее напрягся, и ледяным тоном выдал:

-Вы не можете остаться здесь, это исключено! Поднимайтесь! – и резко встал, отходя от дивана на приличное расстояние.

«Вот блин!»

Я начала неуверенно подниматься, но с тихим стоном вновь откинулась на диван.

- Я еще немного посижу и уйду, профессор. Не волнуйтесь.

- С чего Вы взяли, что я волнуюсь? Вы просто одна большая неприятность, мисс-бдительный-аврор, - холодным тоном произнес он. – Хорошо, пока сидите, я буду в кабинете, у меня еще куча работы.

«Сбежал. Почему? Ему не понравились мои прикосновения?»

Беспокойные мысли немного будоражили, но все равно я ощущала приятное тепло внутри, находясь здесь, в Его комнате, на Его диване, среди Его вещей…

Кажется, я задремала. Открыв глаза, я поняла, что чувствую себя довольно сносно, мышцы расслабились, головная боль прошла. «А вот где интересно профессор?» Я неуверенно поднялась и тихонечко подошла в двери в его кабинет. Она была приоткрыта, но внутри никого не было. Недоумевая, я негромко окликнула:

- Профессор Снейп, Вы здесь?

«Ничего не понимаю!»

Я по очереди попыталась попасть в лабораторию и класс зельеварения, но двери были надежно зачарованы, также как и входные.

Я вернулась в гостиную и попробовала зайти в его спальню, надеясь, что он просто лег спать. Но и зайти в спальню мне не удалось. Я попыталась произнести заклинание выявления. Безрезультатно, силы еще не вернулись.

«И что мне делать? Может, он ушел патрулировать коридоры?»

Я нашла часы на каминной полке, начало двенадцатого: «Ого, ничего себе я загостилась».

Вернувшись на свой диван, и устроившись поудобней, я решила, что данная ситуация вполне соответствует моим планам, и намеревалась еще поспать, но тут я услышала тихие шаги: кто-то вошел в кабинет. Я моментально прикинулась спящей.

Шаги добрались до дверей в гостиную, остановились. Через какое-то время чуть слышно скрипнула дверь, и по скользящей, чуть слышной походке, я опознала профессора. Он тихо приблизился к дивану и остановился.

Я не осмеливалась даже немного приоткрыть глаза, боясь, что он заметит это.

В комнате стояла абсолютная тишина, я слышала собственное дыхание, но неподвижно лежала, гадая, что же дальше предпримет профессор.

От неожиданного шороха совсем рядом я едва не вздрогнула, и спустя мгновение почувствовала прикосновение теплой руки, отводящей прядь волос с моего лица.

Невольную дрожь, охватившую тело, я сдержать не смогла, и медленно открыла глаза, встречаясь взглядом с черными, глубокими глазами профессора.

Не соображая, я подалась навстречу его руке, приоткрывая губы, заворожено глядя на него, и чувствуя, что вот сейчас… но профессор прервал восхитительный миг, резко поднявшись.

- Как Вы себя чувствуете, мисс Грейнджер? – его немного хриплый голос, отдавался пульсацией в моем теле.

«Боже, почему ты не поцеловал меня?!»

- Спасибо профессор, мне намного лучше.

Я медленно поднялась, вставая вплотную к нему, надеясь, что этого намека будет достаточно, но…

Снейп снова превратился в холодного ублюдка, бесцеремонно попрощавшись и выпроводив меня из своих комнат.

«Ну что я делаю не так?»

Невозможно было ошибиться в том, что профессор замечает и определенным образом реагирует на все мои попытки, но почему не отвечает, останавливается?

«Неправа Джинни. Понять мотивы и поступки этого человека невозможно». Подходя к своей комнате, и с удовольствием громко произнеся пароль, я только укрепилась в своем желании добиться неприступного зельевара, что бы не случилось.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:50 | Сообщение # 16
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 13.

Утром, я дольше обычного вертелась перед зеркалом, тщательно укладывая волосы, и накладывая неброский макияж – все должно быть естественно.

Весь день я тренировалась быть любезной и обольстительной, последнее, по-моему, получалось не очень. Легкий флирт, соблазнительные улыбки – давно и легко освоенное, это есть в крови у каждой женщины, но настоящее обольщение…

Нет, я не была специалистом в этом вопросе. Раньше мне такие умения и не требовались. После того, как я стала внимательно следить за своим внешним видом, оторвавшись, наконец, от заумных книжек, и променяв их на активную, беззаботную жизнь, моя молодость и определенная привлекательность делали все за меня, собирая мужчин как огонь мотыльков. Но Снейп… Это несомненно самый загадочный мужчина из тех, кого я когда-либо встречала.

Нравилась ли я ему? «Скорее – да». Тогда откуда неожиданная холодность при контакте? Он неуверен в себе? «Неправдоподобно». Уж очень уверенно и ловко он применял приемы соблазнения, или это – слизеринское воспитание?

Как бы то ни было, должна признать, что его непонятное поведение раззадоривало меня еще больше: мне хотелось победить этого мужчину!

Похоже, сегодня у меня был день исполнения желаний, и я сильно пожалела, что не загадала с утра свое самое главное желание, но победить Снейпа у меня получилось, в буквальном смысле.

Задержавшись немного в классе, и спеша поскорее увидеть своего «неприступного хищника», я почти бегом спустилась по лестнице, и быстро шла в направлении Большого зала, торопясь на обед. Неожиданно доспехи, стоявшие до этого в нише стены, рассыпались прямо передо мной, образуя высокий огненный круг.

«Фините инкантатем» в моем исполнении не сработало, забирая всю энергию, и лишая меня возможности попробовать другие заклинания, поэтому я, закрыв голову полой мантии, решительно рванула сквозь стену огня.

Не открывая глаз, и пролетев по инерции еще пару метров, я вдруг уткнулась во что-то твердое, которое под моим натиском не удержалось, и плюхнулось на пол, естественно вместе со мной.

Мое приземление прошло весьма безболезненно, а вот то, на что я упала, приглушенно застонало.

«Так, значит, мое препятствие было живым существом».

Осторожно опуская полу мантии, я обнаружила себя полулежащей на профессоре Снейпе. Да ладно, можно даже сказать, оседлавшей зельевара, как добрый наездник норовистого скакуна.

Профессор, прикрыв глаза, старательно сжимал зубы, удерживаясь от стона, а я, представляя со стороны эту картину, не удержалась, прыснув от смеха.

Снейп незамедлительно открыл глаза, гневно уставившись на меня.

- Спасибо, профессор Снейп. Вы поступили как настоящий рыцарь, спасая меня от синяков. - Все еще посмеиваясь, я его «поблагодарила», и не спешила менять позу.

Положение на самом деле было несколько провокационно и многозначительно: я сидела прямо на его бедрах, упираясь руками в плечи.

- Мисс Грейнджер! Может, Вы соблаговолите подняться? – зло прошипел профессор.

- Конечно, сэр. – Я медленно, не удержавшись, и проведя руками по его груди, соскользнула вдоль его тела, и протянула руку, предлагая помочь подняться. Но профессор, игнорируя приглашение, быстро вскочил на ноги, и я опять не смогла удержаться от смеха: уж очень непривычно-забавный, взъерошенный вид был у зельевара.

- Какого черта Вы смеетесь? – возмущенно спросил он, и тут же громко прикрикнул, - А ну, стоять! Живо сюда!

Я обернулась посмотреть адресантов профессора, и увидела, выходящую из-за угла троицу «гриффиндорских шутников».

- Минус сто балов с Гриффиндора, и взыскание каждому, - злорадно произнес Снейп, и, ухмыляясь, добавил, - неделю, у Филча!

Я, было, хотела вмешаться, все-таки наказание было слишком жестоким, к тому же, может это и не они, но старательно опускавшие головы, скрывая улыбки сорванцы, не оставляли сомнений в том: кто устроил предыдущее представление.

- Да, сэр, - нестройно промычали они, и, не дожидаясь разрешения, резво умчались, бросая на меня лукавые взгляды.

- Еще по десять баллов с каждого, - опешивший от такой наглости, вдогонку прокричал им профессор, а я снова не выдержала, и бурно расхохоталась, прислоняясь к стене.

– У Вас помутнение рассудка, или Вы все-таки приложились головой?

Было обидно, но прекратить приступ смеха это не помогло.

- Вы так очаровательны профессор, Вам бы в театре играть…

Снейп метнулся ко мне, грозно поблескивая своими «чудными глазками», и я поспешила добавить:

- Я бы ходила на все Ваши спектакли, дарила цветы, и была бы самой преданной поклонницей.

Он остановился в нескольких дюймах от меня, и видимо вспомнив: кем является, насмешливо парировал:

- А я думал, что Вас привлекают квиддичные игроки.

- Это я их привлекаю, а не они меня.

- Дайте-ка припомнить… Крам, Уизли, Хелстон… Кто там еще в Вашем списке?

- Первый – друг, второй – почти брат, третий – придурок. Еще претензии?

- Ну что Вы, мисс Грейнджер! Какие претензии?! Вы у нас прямо такая «правильная», «идеальная»! Короче говоря, одно большое… «Недоразумение!»

По ходу нашей «беседы» профессор все больше распалялся, и с последними словами, он резко развернулся, хлестнув своей мантией мне по ногам, и гордо прошествовал в Большой зал.

«Вот приду вечером, и взорву к черту твою лабораторию!»

Весь обед я пыталась разговорить моего «строптивого» зельевара. Он сидел весь такой гордый, неприступный, взгляд – «не тронь, убью!», но удостаивал меня все же какими-то невнятными ответами. На мой вопрос: «Во сколько его ассистентке вечером явиться в лабораторию?» - он порычал: «Сегодня «спектакля» не запланировано. Цветы пришлите по почте», - и вылетел из-за стола.

«Какой обидчивый!»

Вечером я решила дать ему передышку. Во-первых: пусть немного успокоится, а во-вторых: Дамблдор сообщил, что вечером ожидается прибытие Мастермана.

Правда, цветы Снейпу я все же отправила. Букет, конечно, наколдовать еще не получалось, поэтому я послала ему то, что нашла у себя в комнате: горшочек с фиалкой.

«Надеюсь, эльфы не заметят пропажи».

Вечером, предварительно подговорив Минерву «неожиданно» прервать наши взаимные отчеты с Робертом, я направилась в кабинет к директору.

«Операция» прошла блестяще.

Дамблдор даже не успел влить в нас положенного количества чая, Мастерман не смог задать мне ни одного вопроса, хотя изо всех сил пытался, как мы, с Минервой, смеясь, уже направлялись к ней в апартаменты, решать: «неотложные и жизненно-важные» вопросы.

- Кстати, Гермиона, - встрепенулась МакГонагалл, когда мы допивали по второй чашке мятного чая, и успели поболтать обо всем понемногу. - В субботу вечером будет небольшая вечеринка, так что готовься.

- А по какому поводу? – оживилась я.

- М-м… Не знаю, как ты к этому отнесешься, - неуверенно начала она, - но твое присутствие обязательно! У Северуса своего рода юбилей – 20-летие с начала преподавательской карьеры.

- О-оо! Я обязательно приду Минерва, даже не сомневайтесь!

Полночи, и весь следующий день, я провела строя планы, один краше другого, которые неизменно заканчивались в «одной комнате», где мне еще не довелось побывать, и дальнейшее развитие которых, в моем воображении, почти заставляло меня краснеть.

Состояние это усиливалось, когда рядом оказывался «главный герой» моей «пьесы».

Кстати, он в своей неповторимой манере «поблагодарил» меня, за презент, попутно заметив, что корни фиалки ему как раз необходимы для одного состава.

Его монолог напомнил мне еще об одной вещи, о которой необходимо было позаботиться заранее: «Наверное, нужно приготовить на завтрашнее торжество подарок?!»

Кляня себя за тугодумность, и полную беспомощность, я кружила вечером по комнате, пытаясь что-нибудь придумать. Взгляд упал на тумбочку у кровати, и я довольно улыбнулась.

Как-то в одной лавке, я увидела одну занятную вещицу – рамку для фотографий, в форме овала, с удивительно красивыми цветами по краю, которые были заколдованы так, чтобы постоянно выглядеть живыми, и если до рамки дотронуться рукой, начинала звучать тихая ненавязчивая мелодия. Очень красивая вещь.

Я взяла ее в руки, намереваясь вытащить стоявшую там обычную магловскую фотографию, но передумала.

«Надеюсь, профессору будет приятно!»

Мы сфотографировались втроем: я, Гарри и Рон, в день окончания школы. Подписав в уголочке: «Дорогому профессору, от любимых учеников», - я попросила Добби принести мне подарочную упаковку.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:50 | Сообщение # 17
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 14.

Утром в субботу, я проснулась с чувством невероятного подъема.

С легким, беззаботным настроением, я позавтракала, и, сообразив, что на праздничную прическу без помощи магии придется потратить больше времени, чем обычно, отправилась к мадам Помфри, за восстанавливающим зельем: «Вдруг повезет?!»

Разговорившись с медиковедьмой о предстоящем празднике, и с удивлением отметив ее необычно возбужденный вид, я направилась на факультатив, попутно пытаясь вычислить: в каком году Снейп стал учителем.

«Так, сегодня у нас…»

Стало немного обидно.

«Да, биологические часы все же существуют, не зря же я сегодня проснулась в таком хорошем настроении».

Хотя, преподавателям собственно и неоткуда узнать: «Анкету о поступлении на работу я не заполняла», - но друзья…

Извинившись перед студентами, и сославшись на плохое самочувствие, я порекомендовала им список книг для изучения, и отправилась к себе.

За весь день в мое окно не постучалось ни одной совы.

Я решила, что сегодня обитатели замка могут обойтись и без меня, и сидела в гордом одиночестве, заперевшись в комнате, попивая настойку миссис Уизли, которую Джинни предусмотрительно притащила мне в прошлый раз, и пощипывая оставшиеся от завтрака булочки.

«Ну почему в последнее время у меня в жизни все наперекосяк?»

«Господи! Я стала постоянно жалеть себя. Жалкое чувство!»

Я стала убеждать себя, что все не так плохо, и я не должна обижаться на друзей: «Ведь я их все равно люблю!»

Сидела и придумывала оправдания.

«Тонкс не могла забыть, просто им нельзя выдавать свое месторасположение, да и система охраны в отеле может не позволить…», - но противный голосок в голове шептал, что в медовый месяц, люди и не о таком забывают.

«Ладно. Гарри. Моуди наверняка так загрузил его работой, что тот возможно, не только числа, а и какой год с трудом может вспомнить. И все из-за меня с моими проблемами… но ведь есть Джинни… Хотя у нее в последнее время и своих забот и волнений прибавилось. Ребенок – это серьезно! А я так и не посоветовалась со Снейпом насчет зелья для нее против токсикоза… Снейп!..»

Налив себе еще стопочку настойки, я пришла к мысли, что не стоит позволять «досадной» забывчивости испортить мне такой день.

«Ха! Я сама себе сделаю шикарный подарок! Приправленный тонким чувством юмора, грубоватыми попытками защититься, и невероятной притягательностью…»

Однако придется поторапливаться.

Я готовилась тщательно. Приняла душ, надела красивое белье, выбрала из своего гардероба самое смелое платье: приятного голубого цвета, с пышной длинной юбкой, но с открытыми плечами и руками, и глубоким декольте. К нему я подобрала красивый гарнитур из сережек и ожерелья, не бриллианты конечно, но камни блестят как настоящие, и долго возилась с волосами, останавливаясь на незамысловатой прическе, просто подняв волосы наверх, и оставляя несколько локонов струиться по шее.

Последние штрихи: любимые духи, легкий макияж, перламутровый блеск для губ – и я готова!

Ровно в шесть, с подарком в руках, легкой улыбкой на губах, и чувствуя себя королевой, я величественно вплыла в учительскую.

Результат не заставил себя ждать.

Присутствующие, а их было уже довольно много, пораженно замолчали, уставившись на меня, я же искала взглядом только одного человека, краем глаза отмечая глупо открытый рот Эрика, и одобрительную улыбку Минервы.

Заметив, наконец «объект», я так же стоя у двери с гордо поднятой головой, смело взглянула ему прямо в глаза, и была вознаграждена ответным горящим и восхищенным взглядом «своего профессора».

Он, будто под воздействием невидимой связующей нас магии, медленно стал приближаться ко мне, и я не смогла удержаться от победного блеска в глазах, но какое дальше последовало разочарование. Мне казалось, что Снейп любуется моим изящным и обнаженным плечиком, но он, скорчив свою обычную гримасу, привычно зашипел: «Что за гадость?»

Тут я почувствовала движение за спиной и обернулась, на пороге учительской Хагрид, с отвратительным существом на руках. Вокруг послышались приветственные возгласы.

Хагрид покинул школу в год нашего выпуска, переехав во Францию, к мадам Максим.

Неловко ступая, и улыбаясь во весь рот, наш бывший лесничий бочком протиснулся в комнату, довольно неуклюже отвечая на приветствия и рукопожатия.

Я, воспользовавшись моментом, подошла в Снейпу, и молча вручила ему подарок, на что он удивленно спросил:

- Что это?

- Подарок.

- Вы слишком балуете меня своим вниманием, мисс Грейнджер. Позвольте полюбопытствовать, по какому случаю сей презент?

Я почему-то глупо растерялась, и хлопая глазами, не нашла ничего лучше, как спросить:

- А что, все остальные без подарков? Простите, меня не предупредили.

Зельевар забавно закусил губу, и, потирая переносицу, насмешливо взглянул на меня.

- Мисс Грейнджер, просветите меня. Какое торжество Вы пришли сюда отмечать?

- Э-ээ… Так Ваш юбилей преподавательской карьеры, - я была совершенно дезориентирована, во мне сейчас бушевало столько чувств: злость, удивление, радость, возбуждение, и непонимание, что я не способна была сложить дважды два.

А этот «котяра» рассмеялся, своим чертовски приятным, сексуальным смехом.

Так, теперь я могла выбрать лидирующую эмоцию.

Впихнув таки ему в руки свой подарок, и жалея, что мои волшебные силы еще не восстановились, я развернулась на 180 градусов, и отправилась к Хагриду, по пути чуть не сбив профессора Трелони, которая заходила в учительскую вместе с Дамблдором.

Директор, весело поблескивая глазами обвел взглядом учительскую, и мимолетно мне улыбнувшись, взмахнул палочкой.

Учительская погрузилась в полную тьму, и я рефлекторно дернулась за своей палочкой, тут же соображая, что та осталась на тумбочке у кровати, за ненадобностью, и поражаясь тишине, царившей вокруг, застыла на месте, готовая в любой момент пустить в ход кулаки если потребуется.

Однако крайние меры не понадобились, потому что, через несколько секунд ярко вспыхнули все светильники, и у меня заложило уши, от громких криков: «Поздравляем!»

Проморгавшись, я с изумлением разглядывала преобразившуюся учительскую.

Вокруг появились нарядно сервированные столики, окна украсились красивыми лентами и бантами, в воздухе летали разноцветные шары, а на стене появился огромный плакат, на котором…

«О, Боже!!!»

На плакате, большими красно-золотыми буквами, которые вспыхивали и переливались огоньками, было написано: «С днем рождения Гермиона!»

Я растерянно стала оглядываться вокруг, глупо улыбаясь и изо всех сил пытаясь сдержать слезы, и увидела входящих в комнату своих друзей: Гарри, Джинни, Рона, близнецов, миссис и мистера Уизли.

Все же мне не удалось сдержать наплыв чувств, и я, всхлипывая, бросилась на шею Гарри, который оказался ближе всех.

Джинни смеясь, качала головой.

А я все шептала: «Подлые, какие же вы подлые! Ну разве можно так пугать человека!»

- Эй, Поттер! Теперь наша очередь!

С громкими криками, Фред с Джорджем оторвали меня от Гарри, и закружили по комнате, под неодобрительные восклицания Молли.

- Осторожней, балбесы. Не уроните именинницу, - причитала она.

После этого, на меня посыпались поздравления, поцелуи и рукопожатия, со всех сторон, и я оглушено-счастливая, не успевала принимать подарки, сыпавшиеся на меня, как из рога изобилия.

У камина образовалась огромная гора из цветных, ярких свертков, и клеткой со зверушкой Хагрида, которая оказалась очень редким видом чего-то там, и водилась исключительно на территории одного из лесов Франции.

Я встретилась глазами с зельеваром, и он «шутовски» склонил голову в поклоне.

«Мой главный подарок…»

Дамблдор громко прокашлялся, и пригласил всех усаживаться за накрытые столы.

Сесть вместе со Снейпом за один столик, у меня, конечно, не получилось. Многочисленные Уизли и Поттеры, обхватили меня плотным кольцом, и потащили к самому большому столу. Но я расположилась так, чтобы профессор был в поле зрения.

Дальше последовали поздравительные речи, бесконечные тосты, восхитительные закуски, которые удаются исключительно эльфам Хогвартса, и приятная, теплая атмосфера вокруг.

Время от времени, я поглядывала на зельевара, но тот, по-моему, ни разу не взглянул в мою сторону.

«Еще не вечер!»

Эйфория праздника, и небольшое количество спиртного, придавали восхитительную уверенность в себе.

Джинни, заметив мои взгляды, неизменно останавливающиеся в одной и той же точке, осторожно наклонилась, и зашептала, прямо в ухо:

- Ну, как твои дела с «летучей мышью»?

Я, загадочно улыбаясь, немного пожала плечами, и также шепотом ответила:

- Давай позже поговорим.

Постепенно всеобщее веселье усиливалось, и Дамблдор придумал играть в фанты.

Учителя весело загалдели, а мы с Гарри и Джинни удивленно переглянулись: как же мало мы знали о своих преподавателях.

Минерва уже собирала в Альбусовский колпак фанты, профессор Флитвик сдвигал столики ближе к стене, разворачивая всех в одну сторону, а в кресло у камина уселся директор, разворачиваясь спиной к нам.

Очевидно, он будет придумывать задания. Наше внимание привлекла небольшая перепалка: профессор МакГонагалл яростно перепиралась с профессором Снейпом, видимо, категорически отказывающегося принимать участие в забаве.

Я только рассмеялась, а Минерва, упрямо поджав губы, отправилась дальше по кругу.

Директор был неутомимым выдумщиком. Какие только задания он не придумывал, правда, все они были довольно безобидные.

Наконец, когда в шляпе не осталось фантов, Минерва, мстительно поблескивающая глазами, и, указывая пальцем на Снейпа, с победными нотками в голосе, вновь обратилась к Альбусу:

- А что делать этому фанту?

- О-оо! – протянул директор, - когда же они кончатся? Ну, хорошо! Этот фант пусть поцелует именинницу!

У меня внутри все ликовало, а вот надменная физиономия профессора зельеварения, до этого выражавшая полное презрение к происходящему, мимолетно вздрогнула, и его взгляд устремился на меня.

Я быстро опустила глаза: «Второй такой ошибки я не допущу!»

Присутствующие стали по очереди исполнять задания.

Особенно мне запомнились близнецы, рассказывающие басню «Мартышка и очки», у них выходило так натурально, что все покатывались со смеху; Альбус, нажелавший сам себе изображать петуха; профессор Трелони, которой выпало исполнять песню, и Рон, которому нужно было трансфигурировать стул в крокодила.

А я в который раз поразилась могущественности и возможностям директора, и теперь с легким сердцебиением ждала, когда же очередь дойдет…

- Так, кто еще остался? – громко спросил директор.

Большинство присутствующих повернулось в сторону Снейпа, который явно прилагал усилия, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.

Я с легкой улыбкой смотрела на него, и, дождавшись ответного взгляда, одними губами прошептала:

- Боитесь?

Профессор гордо вздернул подбородок, и направился ко мне.

Он остановился так близко, что меня мгновенно окутало его ароматом, и голова приятно закружилась, а он, стал медленно наклоняться, и я уже в предвкушении прикрыла глаза, боясь, что они выдадут мое бешеное вожделение, но этот «подлец», легко коснулся моей щеки губами, и быстро отошел.

Я готова была застонать в полный голос.

Джинни сочувствующе сжала мне локоть, а вокруг уже начались танцы, с легкой руки неугомонного директора, пригласившего на вальс МакГонагалл.

Подруга утащила меня в нишу окна, в которой мы были надежно укрыты тяжелыми портьерами, и быстро зашептала:

- Ты ему нравишься, точно! У него руки дрожали, когда он целовал тебя.

- Почему тогда он не поцеловал меня в губы?

- М-мм… Вокруг много народу, постеснялся, - быстро нашлась подруга.

- Джинни! Ты вроде не пила сегодня. «Снейп» и «стесняться»?

Джинни приглушенно захихикала.

- Ты мне лучше помоги придумать, что делать дальше?

Кратко обсудив уже имевшуюся информацию, и проработав парочку идей, мы потихоньку вышли из укрытия.

Гарри тут же утащил жену танцевать, а я направилась в сторону «объекта».

«Раунд третий».

- Пригласите меня на танец, профессор?

- Простите, - натянуто вежливо ответствовал зельевар, - я не танцую.

- Ну Вы же не можете отказать имениннице в такой простой просьбе?- настаивала я.

- Мисс Грейнджер, - тихо зашипел он, пытаясь не привлекать внимание к происходящему, - я же сказал Вам: я не танцую! Вон смотрите, вот Вам и кавалер для танцев!

Я обернулась. Ко мне подошел Рон, протягивая руку.

«Черт!»

Я мило улыбнулась «упрямцу», и закружилась в танце с Роном.

К сожалению, больше возможности «достать» профессора, не представилось.

Он просто сбежал!

Вечер продолжался, кто-то беседовал в уголочке, кто-то танцевал, близнецы дурачились, а я грустно вздыхала.

Супруги Поттеры засобирались домой: Гарри ревностно опекал свою жену, но Джинни, заметив мою унылую улыбку, что-то прошептала Гарри, и потащила меня к выходу из учительской.

- Куда мы идем?

- К твоей летучей мыши!

- И что мы ему скажем? Мы пришли к Вам в гости?

- Нет. Мы пришли посоветоваться насчет зелья. А потом…

Спускаясь в подземелья, я уже восхищалась хитростью своей подруги, так хорошо разбиравшейся в психологии отдельных личностей.

Профессор с мрачным лицом открыл нам, и выслушал прямо на пороге, не позволяя войти внутрь.

- Вам достаточно было просто заглянуть в книгу, или обратиться к мадам Помфри, - недовольно пробурчал зельевар. – Не понимаю, почему требовалась консультация именно у меня. Я не владею данным вопросом.

- Ну, тогда может, скажете, сложный рецепт или нет, - настаивала подруга.

- Вам миссис Поттер, в любом случае такой состав не приготовить. И не вздумайте поручить это мужу, он Вас отравит.

Мы дружно рассмеялись.

- Хорошо профессор. Я запомню Ваши советы. А зелье мне будет готовить Гермиона.

- Джинни, как ты себе это представляешь? – вмешалась я. – Где я буду его варить?

И тут Джинни воспользовалась древним, как мир, классическим приемом. У нее в глазах заблестели слезы, нижняя губа обиженно задрожала, и она, поворачиваясь ко мне лицом, тоненьким голосочком выдала:

- И это говорит мне лучшая подруга? У меня будет ребенок, я мучаюсь каждый день, а ты хочешь отказать мне в такой малости?

Она закрыла лицо руками, бурно всхлипывая и шмыгая носом.

Мы с профессором испуганно переглянулись. Я представляю, если я, действуя по сценарию, так растерялась при виде плачущей беременной женщины, то, в каком ужасе сейчас профессор?

- Успокойся Джинни, – я обняла подругу, поглаживая по голове.

- Конечно, я приготовлю тебе зелье. Мы сейчас попросим профессора Снейпа, ненадолго воспользоваться его лабораторией. Он нам не откажет. Ведь Вы не откажете сэр?- спросила я, оборачиваясь к зельевару.

Выражение его лица трудно было определить, но он, молча кивнул, и пригласил нас войти.

Я усадила Джинни в кресло, а профессор подал ей чашку чая, предварительно что-то добавив туда, скорее всего успокоительное, и достав с полки книгу, стал быстро пролистывать.

- Мисс Грейнджер, - негромко привлек мое внимание Снейп, - вот рецепт. Прошу ознакомиться, и жду Вас в лаборатории.

Когда профессор скрылся за дверью, подруга подняла голову, озорно мне подмигнув, и тем самым значительно успокаивая: все-таки я не на шутку перепугалась, и расслабленно откинулась в кресле, прошептав лишь одно слово:

- Действуй!

Я поспешила в лабораторию.

На столе уже стоял котел, а Снейп сосредоточенно нарезал корни валерианы.

Не поднимая головы, он тихо скомандовал:

- Начинайте с побегов папоротника.

Какое-то время, мы слаженно и молча работали. Мне приятно было находиться рядом с ним в его «святая святых». С ним даже молчать было уютно.

«Но, однако, я здесь не для этого».

Помешав зелье последний раз, и немного убавив огонь, выключать, нужно будет через 5 минут, я наблюдала, как профессор прибирает на столе.

- Простите нас сэр, - произнесла я, разбивая молчание.

- Я понимаю, что сегодня выходной, и Вам, наверное, хочется отдохнуть, а тут опять мы, со своими проблемами…

Я медленно приближалась к зельевару, останавливаясь у него за спиной, и отчаянно желая только одного: чтобы он сейчас развернулся, и, заключив меня в свои объятия, поцеловал.

Он слегка повернулся ко мне, и устало произнес:

- Следите за зельем, мисс Грейнджер. Его через две минуты выключать.

И вышел из лаборатории.

«Да что ж такое то?»

Разлив снадобье по флаконам, я вернулась в кабинет.

Джинни сидела в кресле, глядя на огонь в камине, а профессор проверял домашние работы учеников.

Увидев меня, подруга поднялась, и стала благодарить Снейпа, за помощь.

- Не за что, миссис Поттер. Всего доброго, - в обычной своей манере, бесцеремонно стал выпроваживать нас зельевар.

Выходя из кабинета, исчезая из поля видимости профессора, Джинни развернулась, и изо всех сил толкнула меня в грудь, а я, громко вскрикнув, неловко приземлилась на пол.

- Ай, Гермиона, прости. Я такая неловкая стала, - запричитала она, - давай я тебе помогу. Ой, подожди, ты ногу повредила? Не вставай, я сейчас залечу.

- Уберите палочку, - раздался раздраженный голос зельевара у меня над головой,

- К мисс Грейнджер, сейчас нельзя применять лечащие чары, она на время превратила себя в сквиба.

Он опустился рядом со мной, и стал осторожно ощупывать ногу.

- Здесь больно?

-Ай!

Профессор передвинул руку.

- А здесь?

- Ой! Ну больно же профессор, - закусив губу воскликнула я.

- Ничего страшного. Перелома нет. Скорей всего Вы просто повредили связки.

- И что теперь делать, профессор Снейп? – включилась Джинни, - мадам Помфри, сейчас явно не в состоянии позаботиться о Гермионе.

Снейп вскинул недовольный взгляд на мою подругу, и со вздохом вновь посмотрел на меня:

- Не переживайте, профессор. Я сейчас сама уйду, - обиженно пробормотала я, и стала подниматься.

Но профессор, как истинный джентльмен, не позволил мне сделать такую глупость, и легко подхватил на руки.

Джинни восторженно взирала на нас.

- Идите, миссис Поттер, я сам позабочусь о мисс Грейнджер, - проворчал мой «кавалер», а я счастливо прижалась к его плечу.

- Сколько же от Вас проблем! – прокомментировал зельевар, когда за подругой закрылась дверь, и понес меня в комнату, на уже обжитый мной диван.

- Сейчас я принесу заживляющую мазь и обезболивающее, - неверно истолковал мой легкий стон профессор.

Когда его тонкие изящные пальцы касались моей ноги, втирая мазь, я млела от удовольствия. Трудно представить, что такое простое действо может быть настолько интимным и эротичным. Мы одновременно подняли взгляд от ноги, встречаясь глазами, и мне показалось, что я вижу неподдельное возбуждение в его взгляде, может быть сейчас…

«Нет. Очевидно, мне придется проявлять инициативу!»

Этот «непробиваемый» мужчина, молча, вышел из комнаты, и вернулся, как ни в чем не бывало, с чашкой чая.

Его загадочность и таинственность, привлекали меня все больше и больше. Сейчас, я была уверена, что на свете нет человека, желанней и привлекательней.

Видя, что профессор вновь собирается покинуть меня, я жалобно попросила:

- Посидите немного со мной, пожалуйста.

- Мисс Грейнджер, я похож на домашнего эльфа?

- Но у меня же день рождения сегодня… И почему эльф? Совсем Вы не похожи на эльфа, даже совсем наоборот. Ну пожалуйста! Мне же скучно будет одной.

Он взмахом палочки придвинул кресло к камину, и сел, уставившись на огонь.

Было приятно, конечно, просто сидеть и любоваться им, но я хотела чего-то большего, поэтому осторожно начала разговор:

- Так хочется посмотреть подарки.

- Давайте я наколдую носилки, и перемещу Вас в вашу комнату, - предложил профессор.

- Не надо. Что я буду делать одна в комнате, с больной ногой? Я даже стакан воды не смогу себе наколдовать.

- Вызовите эльфа.

- Но я себя буду чувствовать совсем беспомощной.

- А со мной Вы чувствуете себя по-другому?

- Да профессор, совсем по-другому. Вот если бы Вы еще сели рядышком, обняли бы меня, утешили, было бы совсем хорошо.

- Что? – очнулся он от своего оцепенения, -Теперь Вы вообразили меня своим отцом?

- Ну зачем отцом, Вы могли бы быть кем-то другим. Кем Вы сами хотите быть, Северус? – полувопросительно пошептала я, надеясь, что такое прямое заявление, не может быть понято как-то иначе.

- Сколько Вы выпили, мисс Грейнджер?

- У меня есть имя, между прочим, - надувая губки, пробурчала я, отмечая, что мое обращение к нему по имени, он просто проигнорировал.

Профессор вскочил на ноги, и, двигаясь, будто тело было натянута как струна, схватил с полки первую попавшуюся книгу, подал ее мне в руки, и вылетел из кабинета.

«Что-то этот постоянно повторяющийся сценарий, начинает надоедать!»

Я немного полистала книгу, но предпочла просто лежать и мечтать о том, что было бы, если профессор остался сейчас со мной.

Снейп вернулся через час, когда я уже разомлела от тепла камина, выпитого спиртного и своих «горячих» мыслей.

- Попробуйте встать, - не глядя на меня, негромко произнес он.

Я откинула плед и попробовала ступить на «больную» ногу.

- Ай, как больно. Нет профессор, самостоятельно передвигаться я не смогу.

- Да, - поджав губы, процедил он, - и что Вы предлагаете?

Честно, я не понимала, почему он опять злится на меня. Неужели я его действительно так раздражаю?

В глазах невольно заблестели слезы.

«Сколько можно?»

Я сидела, неподвижным взглядом глядя перед собой, и сердце сжималось от мысли, что я никогда и никому не буду нужна.

Шорох рядом, и теплые пальцы на щеке, стирающие слезинки.

«Как понять этого человека?!»

Он осторожно уложил меня на диван, и накрыл пледом. Погасли свечи в комнате, и осторожно проведя рукой по волосам, он мягко шепнул мне:

- Спи!

И снова тепло, ощущаемое каждой клеточкой тела, и умиротворяющее спокойствие.

Он будто прочел магическую формулу, и, не успев сказать: «Спасибо», - я провалилась в сон.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:51 | Сообщение # 18
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 15.

Проснулась я очень рано, с легким туманом в голове, но с чувством, как будто что-то произошло, или должно произойти, только я никак не могу понять: что?

Плед хранил Его запах, и я зарылась в него лицом, глубоко вдыхая этот, уже полюбившийся, аромат.

«Так, а это что такое?»

Профессор видимо трансфигурировал мое платье в пижаму!

Пижама была удобная, шелковая, вот только почему-то, зеленого цвета.

«Ну это я еще тебе припомню!»

Вставать не хотелось, но мне срочно было необходимо в ванную.

На цыпочках я прокралась к двери, и быстро покончив со всеми обычными процедурами, также тихонько вернулась в гостиную.

В слабом утреннем свете, комната выглядела совсем по-другому, но все равно было ощущение домашнего уюта.

Я заметила, что кресло, в котором сидел профессор, стоявшее вчера у камина, теперь располагалось рядом с диваном, на котором я провела эту ночь, а на каминной полке стоял стакан, с недопитым огневиски.

Я набралась смелости, и заглянула в приоткрытую дверь в спальне профессора.

Он спал, на неразобранной постели, прямо в одежде.

Такое ощущение, что он подошел к кровати, и просто упал лицом вниз.

Мне ужасно захотелось подойти, прижаться к сильному телу, запустить пальцы в его волосы и…

Переминаясь с ноги на ногу, я мучительно взвешивала все «за» и «против».

Осознавая, что имея тактическое преимущество у меня будет больше шансов, я не решилась подойти к нему.

«Теперь он не сможет обмануть меня своими жестокими словами. Я теперь знаю, какой он настоящий. Ремус дал очень правильный совет».

Я опять устроилась на диване, и стала ждать пробуждения «своего» профессора.

Он появился в дверях спальни спустя почти два часа, сонный, помятый и взъерошенный, и, несмотря на свое намерение притвориться спящей, у меня не получилось сдержать легкий смешок.

Он недовольно взглянул на меня, а я с улыбкой поприветствовала его:

- С добрым утром!

- Кому как, - пробурчал он, и скрылся в ванной комнате.

- Как Ваша нога? - спросил он, появляясь в гостиной через 15 минут.

- Болит немного, - я пожала плечами, и попыталась встать.

- Ой! Нет, пока не могу.

Он смотрел на меня, чуть прищурившись, и, наконец, выдал:

- Мисс Грейнджер. Признайтесь, Вы хотите выжить меня из собственных комнат?

Я засмеялась.

- Нет. Клянусь Вам! А когда будет завтрак?

Он насмешливо поднял бровь, но прошел в кабинет, и вызвал домовика, заказывая еду.

Через несколько минут он появился с подносом, уставленным различными яствами.

Я соблазнилась булочкой с корицей и абрикосовым джемом, а Северус ограничился чашкой кофе.

- Чем мы сегодня будем заниматься, профессор?

Он ухмыльнулся, скептически глядя на меня, и ехидно заметил:

- Я смотрю, Вы совсем освоились в моем обществе?

- Ну, какие тут могут быть церемонии, после ночи проведенной вместе?! – игриво парировала я.

- Действительно. Вы еще скажите, что как честный человек, я теперь обязан на Вас жениться.

- Мне льстит Ваше предложение, но пока я не готова дать ответ.

- Да Вы нахалка, Грейнджер.

- Не больше, чем Вы! Се-ве-рус! Вы же не постеснялись переодеть меня в пижаму, но и это еще ничего. Вы вот только скажите мне, почему она зеленого цвета?

Он довольно рассмеялся.

- Потому что этот цвет совершенно Вам не идет. Гер-ми-она! К тому же, чего Вы ожидали после своего «милого» подарка мне?

- Чем же Вам мой подарок не угодил? Красивая вещь, а фотография легко вытаскивается. Можете совсем выбросить, если хотите.

- Уже!

Я задохнулась от возмущения, и не найдя достойного ответа, просто швырнула в него диванную подушку.

Он ловко увернулся, и с ехидной ухмылкой прокомментировал:

- А нервы у Вас ни к черту, госпожа аврор.

Мне очень не хотелось проигрывать, и я пошла ва-банк:

- А знаете, я подумала и решила.

- Позвольте полюбопытствовать: что?

- Я согласна.

- Простите?

- Ну, Вы же сделали мне предложение. Так вот, я отвечаю Вам – да!

- Вы в своем уме?

- Конечно. Только предупреждаю сразу: никаких колец с изумрудами, или любыми другими камнями зеленого цвета. Хочу бриллиант!

- Так, посидите спокойно, я сейчас вернусь.

Секундное замешательство выдавало его.

- И куда же Вы?

- Вызывать санитаров из Мунго. У Вас явно не все в порядке с головой.

- Давайте, давайте. Их ожидает история, как некоторые мужчины, поступают с обесчещенными женщинами.

Он остановился, с долей восхищения глядя на меня, и усмехнулся:

- Я говорил директору, что сортировочную шляпу пора пускать на заплатки.

- Не уходите от темы! Когда свадьба?

- Да с чего Вы взяли, - не выдержал профессор, - что я собираюсь на Вас жениться? Вы мне даже не нравитесь!

Я отвернулась от него, и негромко попросила:

- Подойдите, пожалуйста.

- Вторую пощечину от Вас я не приму.

- А ее и не будет, подойдите!

Он приблизился ко мне, и я резко повалила его на диван, и прильнула к губам.

Поначалу он пытался сопротивляться, но я не дала такой возможности, и ласкала его губы язычком до тех пор, пока он не ответил мне.

«Боже! Это было прекрасно!»

Я прервала поцелуй, и немного прерывисто дыша, сказала:

- Вы меня обманули!

- В чем? – хриплый, низкий голос.

Он облизнул верхнюю губу, и я снова чуть не накинулась на него.

- В том, что я Вам не нравлюсь! Признайтесь!

- М-мм… - он поднялся с дивана, и, отходя на безопасное расстояние, ответил, - Я признаю, мисс Грейнджер, что… у Вас стальная аврорская хватка!

- Ах, так?!!

Я вскочила, доведенная уже до бешенства его упрямством, и он тут же воспользовался моей оплошностью.

- Я смотрю, нога Вас уже не беспокоит. В таком случае, всего хорошего! Не смею Вас больше задерживать.

Моментально среагировав, я приподняла «больную» ногу, болезненно поморщившись.

На это он только скептически поднял бровь.

Ругнувшись про себя, я уселась на пол, и сложила руки на груди, показывая своим видом, что никуда отсюда не уйду.

А этот подлец, наложив на меня связывающее заклинание, наколдовал носилки, усадил меня на них, и, поднимая на приличную высоту, стал левитировать носилки к выходу.

Я не могла даже шевельнуться.

- Немедленно отпустите меня!

- Нет! Вы не умеете вести себя в гостях. Поэтому я, будучи джентльменом, окажу Вам услугу, и доставлю Вас в Вашу комнату.

- Что-о?

Я не могла видеть полностью его лицо, но по голосу было заметно, что профессор очень доволен своей изобретательностью!

- Вы не посмеете!

- Еще как!

- Отпустите меня сейчас же!

- Не дождетесь!

Я вдруг заметила, что в процессе перебранки мы уже двигаемся по коридорам замка, и мое лицо запылало от стыда.

- Профессор. Это не смешно! – прошипела я.

- Ну, Вам не смешно, а мне так даже очень.

Я гордо замолчала, потому что увидела невдалеке стайку студентов.

«Боже мой! Сегодня воскресенье, они сейчас все в замке! А я на носилках и в одной зеленой пижаме!»

Я молилась про себя, чтобы как можно меньше учеников увидело мой позор.

Что, конечно, оказалось совершенно напрасным.

По пути мы встретили невообразимое количество студентов, которые удивленно смотрели на нашу странную процессию, и, не скрываясь, хихикали.

Наконец, добравшись до двери в мою комнату, этот мерзавец взмахнул палочкой, пытаясь снять защиту.

Естественно у него это не получилось!

Он повернулся ко мне, и, ухмыляясь, спросил:

- Какой пароль?

Со сладкой улыбочкой, я громко, на весь коридор, проговорила: «Профессор Снейп – невыносимый засранец!» – и дверь отворилась.

Он, зло поджав губы коротко взглянул на меня, но молча зашел в комнату, опуская носилки на кровать, и снимая чары.

Чем я тут же и воспользовалась, запуская в него очередной подушкой.

- Ненормальная!

Он поймал подушку и запустил ее обратно в меня.

Я соскочила с кровати, намереваясь добраться до него и расцарапать физиономию, но он ловко перехватил мои руки, заводя за спину.

- Я же предлагал Мунго, - и ловко уворачиваясь от моих зубов, воскликнул, - да что Вам надо от меня?

- А Вы не понимаете? – задыхаясь от неравной схватки, зашипела я, и замерла, глядя ему в глаза.

«Права я была насчет театра!»

Он скорчил такое невинное и удивленное лицо, что ему позавидовал бы любой актер.

- Хорошо. Вы мне нравитесь. Ну… вернее мне просто нравится находиться рядом с Вами, разговаривать… - я чертыхнулась про себя.

Теперь на его лице заиграла самодовольная ухмылка, и он, приподнимая бровь, медленно освободил меня от захвата, и легко сжимая кончики моих пальцев, сделал шаг назад.

- Я подумаю, - сказанное чарующими бархатными интонациями, и он грациозно выскальзывает за дверь.

Я упала на кровать, находясь в крайне возбужденном состоянии, и пытаясь понять: «О чем он говорил?»

Сейчас мне хотелось: и смеяться и злиться, и прыгать от радости, или, может, разбить что-нибудь.

Не в силах просто лежать, я встала с кровати, и стала разбирать гору подарков, которую эльфы успели перенести сюда.

К слову, в подарок от Снейпа, а его я открыла в первую очередь, и не только потому, что он отличался от других, зеленой упаковкой, я получила прекрасную белоснежную орхидею.

«Подлец! Обманщик! Упрямец!»

Позже ко мне зашла МакГонагалл, и мы так и просидели с ней до вечера, разворачивая подарки, обсуждая сложившуюся ситуацию, частично я поделилась с ней информацией: «Нельзя же столько эмоций держать в себе», - и приканчивая остатки настойки миссис Уизли. Кстати, она тоже поделилась интересным фактом. Хагрид интересовался у директора, откуда появилась гора дров у него в сарайчике.

В общем, не дожидаясь ужина, меня сморило, и я проспала крепким здоровым сном до следующего утра.


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:52 | Сообщение # 19
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 16.

Впервые, после произошедших событий, я увидела Снейпа лишь в понедельник за ужином.

Он отстраненно поздоровался, и невозмутимо продолжил есть.

Я тоже решила немного выдержать характер, и степенно разделывалась с отбивной.

«Так, кто первый не выдержит?»

Обдумав к концу ужина сложившиеся обстоятельства, я решила, что инициативы от профессора я не дождусь, потому, действовать предстоит снова мне.

Понимаясь из-за стола, я вполголоса, чтобы слышал только он, но, тем не менее, не терпящим возражения тоном, я сказала:

- Сегодня в восемь я буду у Вас в лаборатории, и, не дожидаясь его реакции, вышла из зала.

Чуть позже, я спустилась в нему в подземелья.

Вопреки моим опасениям, он был в своем кабинете, по-деловому приглашая меня в лабораторию, и стал объяснять суть эксперимента.

Настороженно-вежливо - так мы общались в этот вечер, и последующие за ним вечера, наполненные тихим бульканьем котла и стуком ножа о разделочную доску.

Но я, в эти дни, радовалась каждой минуте, проведенной рядом с ним, и ликовала от каждой своей маленькой победы.

Мы стали называть друг друга по имени, он уже не шарахался в сторону, когда я подходила к нему, и постепенно, мы перешли к легким, ненамеренным взаимным прикосновениям: к руке, плечу.

Я изучила его лабораторный журнал, отмечая некоторую закономерность, в отсутствии опытов в некоторые из вечеров в этом месяце.

А однажды, он поправил локон, соскользнувший мне на лицо, когда я помешивала зелье и не могла оторваться. При этом его пальцы мягко скользнули по моей щеке.

Я была твердо уверена, что мое терпение скоро вознаградится.

Наконец, в пятницу, ощущая его тепло за своей спиной, я, не выдержав наплыва нежности и желания, обернулась, и увидела такой же горящий взгляд в ответ. Сделав шаг навстречу, я прижалась к его груди, и подняла голову, ожидая поцелуя, но он просто сжал меня в своих объятьях, зарываясь лицом мне в волосы.

После долгих минут блаженства, он немного отстранился от меня, и глядя в сторону, неуверенно начал:

-Я не…

Но я мягко приложила палец к его губам, а другой рукой нежно провела по щеке.

Он с каким-то отчаяньем прижался к моей руке, прикрывая глаза, но тут, я почувствовала все нарастающее ощущение опасности, и голова «раскололась» на части.

«Мои щиты! Кто-то хочет проникнуть в замок!»

- Прости, Северус! Мне срочно нужно сейчас уйти. Я зайду позже.

Он открыл глаза, молча кивнув, и я поняла, что это что-то большее, чем просто разрешение вернуться.

Не медля ни секунды, я бросилась к выходу из замка. С каждой секундой, головная боль нарастала, и уже началась ломота во всем теле, и я мчалась с максимальной скоростью.

Я успела увидеть лишь силуэт, мелькнувший на границе антиаппарационного барьера, и все побочные явления пропали как по волшебству.

Я недолго поколебалась: «Может попробовать поймать след от аппарации и проследить за неизвестным?» - но решила, что это бесполезная трата времени.

Мысленно проклиная всех и вся, за прерванные минуты счастья, я медленно побрела к замку.

- Мисс Грейнджер.

Я обернулась на голос.

«Черт. Мастерман. Ну этому-то что нужно?»

Я остановилась, поджидая его, и прикидывая, как быстро у меня получится от него отвязаться.

- Добрый вечер, Гермиона.

- Здравствуйте.

- Что-то случилось?

- С чего Вы взяли?

Он внимательно взглянул на меня, и взял за руку, прощупывая пульс.

- Вы больны?

- Нет. Со мной все в порядке.

- Пульс учащенный. А почему Вы одна в такое время на улице? Это может быть опасно. К тому же, Гермиона, почему Вы не сказали мне, что была попытка нападения?

- Что? Это откуда у Вас такая неверная информация?

- Неважно. Я поговорил с Моуди, и мы склонны к решению, перевезти Вас в более безопасное место.

- И где интересно такое место?

- У аврората есть несколько секретных помещений, но я бы предложил Вам воспользоваться моим приглашением. У меня есть замок. Он находится в уединенном месте, и на него наложены специальные чары, так что без сопровождения хозяина, его невозможно найти и попасть внутрь. Соглашайтесь.

- Нет. Спасибо за заботу и приглашение Роберт, но я останусь в Хогвартсе.

- Но почему?

- Я считаю, что здесь достаточно безопасно, и мне нужно какое-то время находиться здесь. Это мои личные причины, и я Вам их не скажу. Но это совершенно необходимо. А теперь простите, мне нужно вернуться.

Он досадливо поморщился, но спорить не стал.

- Спокойной ночи, Роберт.

- Всего доброго, Гермиона. Будьте осторожны, - попрощался он, и неожиданно для меня, слегка приобнял, целуя в щеку.

Я опешила, но молча высвободилась, и поспешила в замок.

Мне не хотелось сейчас думать, как Мастерман мог узнать о нападении на меня, или о том, что придуман новый план моей безопасности.

«У них не получится увезти меня из замка. Даже силой!»

Подходя к подземельям, мой шаг все ускорялся, и, подлетев к двери в кабинет Северуса, я уже порядком запыхалась.

Ответом на мой стук, была тишина.

Я провела под его дверью почти час. Безрезультатно.

«Если бы его вызвал директор, он уже успел бы вернуться. Заснул? Бред! Передумал? Или может, оставил себе время подумать?»

В голове метались мысли, перескакивая с одной на другую, создавая тревожащее, неприятное ощущение.

Всю ночь я ворочалась с боку на бок, мечась в полубреду, от несбывшихся ожиданий, и неприятных предчувствий.

В субботу, он не пришел на мой факультативный урок.

Его не было на обеде, а я, почему-то, отчаянно трусила, и боялась сама к нему идти, бродя весь день по замку, как неприкаянная.

Наконец, не увидев его вечером в Большом зале, я не выдержала.

Предварительно проверив заклинанием, наличие живого существа в его кабинете, я тихонько постучала.

Дверь отворилась, и на пороге возник мрачный профессор.

- Добрый вечер Северус.

- Что Вы здесь делаете, мисс Грейнджер?

От его холодного, презрительного голоса, мгновенно сжалось сердце.

- Северус, что случилось? – осторожно спросила я, - Мне можно войти?

- Нет. И я надеюсь, что больше не увижу Вас у себя в кабинете. Вам все ясно?

- Нет, - мучительно пытаясь его понять, прошептала я, - объясни.

- Я не намерен Вам ничего объяснять. Покиньте подземелья.

- Но Северус…

- И извольте обращаться ко мне, согласно моего статуса. Уходите. Вы мне не интересны.

Я растерянно стояла, опустив руки, и не зная, как подступиться к этой льдине.

- Хорошо. Объясни почему, и я уйду.

- Не наблюдал у Вас плохого слуха. Я еще раз повторю, если Вы не расслышали.

Я не буду ничего объяснять, - и он попытался захлопнуть дверь, прямо у меня перед носом.

Я успела удержать ее.

- Подожди. Так нельзя.

- Уходите, или я за себя не отвечаю.

- Да, подожди-же ты, послушай… Я, люблю тебя!

Я не знаю, как у меня получилось сказать эти слова, но они легко соскользнули с языка, правдивые и искренние, хотя я первый раз в жизни, говорила их мужчине.

Но Он, только презрительно ухмыльнулся, небрежным взглядом окидывая меня с головы до ног, и лениво произнес:

- Я не знаю, зачем Вам все это нужно, но раз уж Вы не брезгуете так унижаться, достигая своей цели, я кое-что объясню Вам. Такие женщины как Вы, бросающиеся из объятий одного мужчины в объятия другого, никогда не смогут привлечь моего внимания.

Они не заслуживают ни уважения, ни доверия, ни желания что-то получить от них. Я Вас просто презираю! Теперь ясно?

Он бросал эти бездушные слова мне в лицо, и сердце зажималось в тиски, от его жестоких оскорблений. Я поняла, что он, скорее всего, стал свидетелем вчерашней сцены с Робертом, но нельзя же делать таких скоропалительных выводов.

- Вчера вечером, - медленно выдавливая слова, начала я, - сработали охранные щиты. И поэтому я ушла. Тот, кто пытался проникнуть в замок, успел скрыться.

Мне было очень тяжело говорить, но не сказать этого я не могла, сейчас на кону было все.

- Когда я возвращалась в замок, на территорию аппарировал мистер Мастерман, помощник Моуди, который каждую неделю, по приказу патрона, извещает меня о продвижении дела об угрозах в наш с Тонкс адрес. Если Вы вчера и видели что-то, то истолковали совершенно неправильно. У меня ничего нет с этим человеком, не было, и никогда не будет, что бы он себе не воображал.

Я выпрямилась, смело глядя ему в глаза, и предложила:

- Ты же можешь проверить.

Но Северус только покачал головой, и также холодно и зло ответил:

- Я не меняю своих решений. Уходи.

- Но…

- Гермиона! – послышался радостный знакомый голосок со стороны выхода из подземелий, и я отвлеклась на секунду, а профессор Снейп захлопнул дверь, ставя точку в этом нелепом фарсе.

- Гермиона, дорогая!

Это была моя напарница собственной персоной, но я не могла в этот момент испытывать ни удивления, ни радости.

Я просто неподвижно застыла, невидящим взором глядя перед собой, не в силах заплакать или закричать, полностью опустошенная.

Меня обняли с двух сторон, что-то спрашивая и теребя, но мне не хотелось отвечать, или хотя бы, понять, о чем меня спрашивают.

Очнулась я у себя в комнате, от неприятного солнечного лучика, светившего прямо в лицо.

- Уже утро? – пробормотала я.

- Да, - послышался голос Тонкс позади меня.

Подруга лежала, свернувшись калачиком на второй половине кровати.

-Как ты?

Я зажмурилась. Мне не хотелось сейчас изливать свою душу. Было мучительно больно.

- Я в порядке, - ровным голосом ответила я, - Как Ваш медовый месяц? Почему так рано вернулись?

- О-оо! – оживилась подруга, - медовый месяц прекрасно, Венеция… А вернулись, догадайся с трех раз.

- Достаточно и одного. Моуди?

- Да. Они получили какое-то новое письмо с угрозами, и в срочном порядке вызвали нас сюда.

- Понятно.

- С тобой точно все в порядке Гермиона? Может быть, ты мне расскажешь? Минерва мне сказала, что…

Я посмотрела на нее и покачала головой.

- Пожалуйста, Тонкс. Не сейчас. Потом, я обещаю.

Она крепко обняла меня, а я даже не могла заплакать.

Люди говорят, когда у них случаются неприятности, что как будто какой-то ком внутри, или ледяная глыба, или еще что-то, не знаю.

А я сейчас была просто пустой. Только мрачная, холодная уверенность, что так и должно было быть. Ну не получается у меня по-другому. Кажется, что все просто, и достаточно небольшого усилия, но… это лишь иллюзия.

Я уже давно заметила эту закономерность в своей жизни: как только у меня появляется надежда, шанс на что-то лучшее, как суровая действительность спускает обратно на землю. Всех близких мне людей, жизнь, так или иначе, забирает у меня.

Возможно поэтому, я так отчаянно и цепляюсь за тех, кто еще остался: Гарри и Рон, Джинни, Тонкс… И, наверно поэтому, я так и боялась сближаться с людьми, опасаясь привыкнуть, привязаться…

Я спокойно, вместе с Ремусом и Тонкс отправилась в этот день на обед, но, увидев его, разговаривающего с Дамблдором у входа в большой зал, я застыла на месте.

Дав себе зарок, что это последняя моя попытка, я подошла к нему, но…

Простите, я больше не хочу ничего записывать в эту тетрадь. История закончилась, и как я и предупреждала, финала у этой пьесы нет.

Ну а если Вам интересно, могу только добавить несколько фактов.

Я немедленно покинула Хогвартс в тот день, и долго просто не хотела даже вспоминать. Но в один прекрасный день, ко мне в квартиру заявились заботливые подруги, и я смогла, наконец, заплакать, рассказывая им о своих неудачах.

Тонкс все порывалась мне что-то рассказать о Нем, но я не дала.

Мы вновь вышли на аврорские дежурства, угроз больше не было, и эта история так и осталась, до конца не понятной.

Я решила для себя, что ничего больше не хочу знать о Нем, и запомнить только его выразительные глаза, теплые пальцы на щеке, и один, единственный, горько-сладкий поцелуй. Только вот…

Простите.

«Конец записей в дневнике Гермионы Грейнджер».


 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 24.12.2008, 22:52 | Сообщение # 20
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 17.

Удивлены?

Ну не думали же Вы, что у Гермионы такие неблагодарные друзья?!!

Мы тоже очень любим ее, и желаем счастья.

Я Тонкс, а вы думали кто?

Не надо мне сейчас говорить, что чужие записи читать не хорошо, тем более личный дневник. Гермиона писала его для вас, и я подумала, что будет несправедливо, не дорассказать всю историю до конца.

Да-да! Есть продолжение. Но если вы будете ждать, когда это сделает сама Гермиона, то боюсь, вы успеете состариться. Просто сейчас она занята совсем другими вещами…

Но все по порядку.

Я нашла эту тетрадь, вернее свою напарницу, спящую прямо за столом, на этой тетради за два дня до рождества. Не то, чтобы я не понимала, что она должна чувствовать, но не ожидала, что это так мучительно и болезненно.

Гермиона стала улыбаться в последнее время, спокойно общаться с друзьями, и так же невинно флиртовать с мужчинами.

То, как она нам рассказала эту историю, не давало сделать вывод, насколько все серьезно! И я поспешила заручиться поддержкой Ремуса.

Но теперь я хорошо понимаю подругу. Снейп – действительно засранец!!!

И упрямец, каких поискать! Но это задача мужа, а я, в это время, занялась Гермионой.

- Слушай! У Ремуса потрясающая идея, встретить Рождество всем вместе в Хогвартсе!

- Идея хорошая, только на меня не рассчитывайте.

- Это из-за…

- Да, Тонкс. Я не хочу его видеть.

- Но его не будет в замке, Гермиона. Он уезжает на конгресс зельеваров.

- Ну и что. Пусть хоть на луну. Я иду в Министерство на рождественский бал. Я уже и платье приготовила, просто потрясающее. Хочешь, зайдем сегодня ко мне, после смены, я тебе похвастаюсь?

- Обязательно. Подожди. Почему ты…

- Ой, Тонкс, ну перестань. Давай говорить прямо. Что ты хочешь еще узнать?

- Ты и Северус. Ты думаешь, что шансов больше нет?

- Я думаю, что даже появись он в эту минуту передо мной, уже ничего не изменится.

- Но почему?

- Потому что, какие бы чувства я к нему не испытывала, его оскорбления и недоверие, я не прощу никогда. Ни один мужчина, не вправе так унижать меня. Не дождутся!

- Ты это серьезно?

- Да. Я никому не позволю растоптать себя!

- Значит, на праздник ты не придешь?

- Нет. Прости Тонкс. Я пойду на бал в Министерство.

- Хорошо, я поговорю с Ремусом, может, мы тоже пойдем с тобой.

- Как хочешь. Я буду только рада.

Вечером мы с мужем обменялись новостями.

Он тоже, не рассказал мне ничего хорошего.

Вот ведь точно парочка! Два упрямца!

Я предложила Ремусу свой последний запасной вариант. Не зря же я стащила эту тетрадь у Гермионы?!

Но, Ремус, как и я, сомневался в том, что Снейп прочитает хоть строчку оттуда.

- Иди, Ремус. Хуже все равно не будет, - выпроваживала я мужа в подземелье к нашей «летучей мыши», как любит говорить Джинни, и впихивая ему в одну руку дневник Гермионы, а в другую, бутылку огневиски.

В этот вечер я посвятила в свои планы миссис Поттер и Минерву, приготовила нарядный костюм к завтрашнему балу, упаковала рождественские подарки, да так и заснула, не дождавшись возвращения мужа.

Он явился только утром, с головной болью и в помятой мантии, и лишь печально покачал головой, отдавая мне тетрадь с записями Гермионы.

- Ничего не получится милая. Он уехал.

- А ты ему рассказал, показал..?

- Из Северуса, конечно, много не вытянешь, но вчера, когда я пришел к нему, он был уже порядком пьян. Поэтому он соизволил впустить меня к себе. Я успел кое-что рассказать ему, пока он не оборвал меня, но заставить его прочитать записи Гермионы я не смог. Прости. Знаешь, он тоже не так просто это переживает, может ему дать немного времени и попробовать снова? Он разгромил весь свой кабинет, правда и надрались мы прилично. А утром я проснулся, а его уже нет. Альбус сказал, что он активировал портключ до Копенгагена, в гостиницу, забронированную для участников конгресса.

- Жаль.

- Мне тоже милая. Но пока, мы ничего сделать больше не сможем.

- Но мы же не оставим Гермиону одну в Рождество?

- Конечно. Мне все равно где праздновать. Главное – с тобой.

Волшебный праздник – Рождество!

Мы сохранили его из детства, и раз в году, начинаем чувствовать себя маленькими детьми, ожидая чуда.

Не знаю, как у вас, но у меня все происходит именно так. И Ремус признался мне, что тоже очень любит этот праздник, и искренне радуется подаркам под елкой.

А вот Гермиона у нас в этот день думала исключительно о прическе и о нарядах.

Я не решилась рассказать ей о предпринятых нами попытках объясниться со Снейпом. Ни к чему портить ей настроение в праздник, да и узнай она о том, как мы бесцеремонно вмешиваемся в ее жизнь, проклятье попротивнее нам обеспечено.

В общем, собираясь в министерство на праздник, я мысленно «похоронила» все свои идеи и планы, относительно счастья подруги, соглашаясь с Ремусом в том, что пока эти двое что-то не решат для себя, никто другой здесь не поможет. Но вы же понимаете, что я не стала это все писать просто так?

Зал был очень нарядно украшен, и волшебство просто витало в воздухе.

Я поискала глазами Гермиону, и нашла ее в окружении толпы поклонников.

Близнецы Уизли, шумели больше всех.

А Уизли что тут делают?

Обычно они отмечают Рождество у себя в Норе.

Ответила мне на этот вопрос Джинни, которую, расталкивая толпу в разные стороны, как королеву доставил нам Гарри.

- Я случайно проболталась маме, она рассказала папе. Обычно Гермиона празднует Рождество с нами, а раз мы все собрались праздновать здесь, то они тоже решили… А Фреду с Джорджем все равно где устраивать балаган, - невозмутимо пояснила она.

- На то мы и друзья, чтобы быть рядом в трудную минуту.

- Что-то непохоже, что она расстроена сейчас, - заметил Гарри, - похоже, ее сейчас волнует лишь проблема выбора кавалера на бал.

Джинни рассмеялась, и скомандовала:

- Да. Пора ее спасать.

Пока мы пробирались на другую сторону зала, я заметила в толпе Альбуса с Минервой, и Спраут с Помфри. Директор традиционно присутствует на балу в министерстве, а вот остальные обычно празднуют у себя. Может они что-то задумали?

Нужно будет позже поговорить с Минервой. Вот мой начальник, никогда не присутствует на таких официальных мероприятиях. Они собираются вместе со старыми приятелями в каком-нибудь страшном местечке, и пьют ночь на пролет, вспоминая былые «великие» дела.

Гермиона была сегодня королевой. Она, с истинно королевским пренебрежением и легкой скукой во взгляде, смотрела на толпу мужчин, осаждавших ее.

- Здравствуй, - шепнула я ей на ушко, - и кого ты выберешь?

Она пожала плечами.

- Мне все равно, - не понижая голоса, ответила подруга. – Пусть сами разбираются.

Фред, или может это был Джордж, услышав слова Гермионы, громко завопил, перекрикивая толпу.

- Объявляется турнир! Победивший, будет кавалером на балу, нашей очаровательной Гермионы Грейнджер

Зал оживился, ожидая неожиданное развлечение, а я обрадовалась.

Правда! Давно уж мы не устраивали чего-нибудь эдакого.

Близнецы засуетились, моментально организовывая списки желающих участие в поединке, и расчищая место, для символического подиума. Сами они участвовать не стали, предпочитая роль устроителей этого хаоса.

Первые поединки мы пропустили, изредка посматривая в ту сторону, а вот когда осталось всего четыре претендента, мы перенесли свое внимание, на разворачивающееся действо.

Было весело, мы выпили уже приличное количество шампанского, и развлекались, заключая меж собой пари.

Гермиона, мягко улыбаясь Молли, поставила на Рона, Гарри выбрал Уэтмена, из отдела магического правопорядка, вполголоса доказывая нам, что тот очень хороший парень, и очень подошел бы Гермионе. Джинни поставила на Мастермана, а мне достался последний претендент, фамилию которого, если честно, мы так и не могли вспомнить.

Первая проиграла я. Рон блестяще расправился со своим противником. Следом за мной, Гарри положил в протянутую ладонь жены, двадцать галеонов. Но на этом месте, всем пришлось прерваться, так как министр готовился произнести праздничную речь.

Речь мы прослушали, весело болтая и громко смеясь своей компанией. Дамблдор укоризненно блестел своими очками, призывая нас к порядку, но куда уж там.

Наконец раздались дружные аплодисменты, означающие, что у министра иссяк словарный запас, и в зале зазвучала музыка. Ремус пригласил меня на танец. Рядом, Гермиона с улыбкой приняла руку Рона.

Честно говоря, танцуя с Ремусом, я совсем потеряла связь с реальностью, наслаждаясь ощущением невероятного счастья, появившегося в моей жизни, и обратила внимание на происходящее, когда муж резко остановился.

- Что такое?

- Смотри, там что-то происходит. Пойдем дорогая.

В центре зала, образуя небольшой кружок, шел ожесточенный поединок.

Мастерман и Рон.

Ого, а у нашего зама проявился характер. Только зря старается, Гермиону он совсем не интересует.

Я пробралась к напарнице.

- За кого болеешь?

- Ты еще спрашиваешь? Слушай, тебе не кажется, что это нужно прекратить? Роберт, по-моему, заигрался.

- Ну, Рон тоже хорош. Но ты можешь пообещать им, что потанцуешь с каждым по очереди.

Однако дальнейшие события, помешали нашим намерениям.

Поединок перешел в решающую стадию, и противники стали пользоваться все более серьезными заклинаниями. Хорошо, что Молли не видит всего этого, а то от Мастермана, осталось бы только одно воспоминание. Темной лошадкой оказался наш зам, и к тому же не гнушающимся любыми средствами.

Он, довольно таки нечестным приемом вырубил Рона, и торжествующе посмотрел в нашу сторону.

- Ну и что ты теперь будешь делать? – шепотом спросила я напарницу.

- Ничего. Значит, судьба такая. Я загадала… Значит так и должно быть.

- Постой, ты что это надумала?

Но она только грустно усмехнулась и подошла к Роберту.

Фред с Джорджем заставили «победителя» по правилам рыцарского турнира опуститься на колено, и поцеловать краешек платья своей дамы.

Он выполнил требуемые условия, и уже склонился к губам Гермионы, но тут, словно гром среди ясного неба.

- Я не думаю, что это хорошая идея.

Снейп! Откуда он взялся?

Мастерман резко выпрямился, а наш зельевар, презрительно усмехнулся ему, приглашая сразиться.

Вот это оборот! Я посмотрела на Гермиону, на лице которой эмоции сменялись со скоростью ветра, останавливаясь в итоге, на безучастной маске.

Не знаю, чем думал Роберт, соглашаясь на этот поединок, шансов у него никаких, однако он оказывал достойное сопротивление.

Бой затянулся, и я поняла, о чем рассказывала подруга, восхищаясь своим «строптивцем». Он совершенно преобразился. Мужественное, сосредоточенное лицо – образец идеального воина. Однако в ход уже пошли боевые заклятья. Так, пора прекращать этот фарс.

Ремус попытался вмешаться, но сражающиеся окружили себя барьером, не позволяющем вмешаться и приблизиться к ним.

- Позови Альбуса, - предложила я мужу, но это не потребовалось, потому что, Северус блестящим приемом выбил палочку у Мастермана, оставляя того валяться на полу.

Не знаю, что чувствовала в этот момент моя напарница, но у меня, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Я судорожно схватила Ремуса за руку.

Снейп, небрежно откидывая прядь волос с лица, медленно приблизился к Гермионе, и, глядя в глаза, предложил руку.

Она лишь удивленно приподняла бровь.

- Гермиона, - чуть слышно выдохнул он.

- Что Вам угодно, профессор Снейп?

- Я прошу прощения. Я признаю, что был неправ.

Подруга молчала.

- Ты выйдешь за меня замуж?

У меня глаза вылезли на лоб, а эта упрямица даже не шелохнулась.

- Нет.

- Почему?

- Я не обязана тебе отвечать.

- Но придется!

- Это еще почему?

- Потому что ты все равно сделаешь это.

Ах, этот мужчина и впрямь умело пользуется своим соблазнительным голосом.

- Не дождешься!

- Гермиона, это пустая трата времени. Ты все равно будешь только моей.

- Да ну! Мечтай и дальше!

И тут события стали развиваться в совсем неожиданном направлении.

Мастерман, про которого все благополучно забыли, схватил Гермиону в охапку, и никто даже не успел среагировать, как он окружил себя барьером, и, уперев кончик палочки в шею моей напарницы, громко прокричал:

- Если кто-то приблизится или попытается напасть, я ее убью.

Все в шоке застыли, не понимая, что происходит, а наш «тихоня», с совершенно безумным выражением лица, продолжил выкрикивать:

- Сейчас мы уйдем. И никто не должен следовать за нами, и пытаться найти. Я слишком много сил потратил, чтобы добиться этой женщины. Вы опоздали профессор, - повернулся он к Снейпу, - она будет моей.

- Я так не думаю, - угрожающе прошипел Северус, да так, что даже я испугалась.

Краем глаза я замечала, что Гарри с Ремусом заходят Мастерману с тыла, и чуть заметно прикрыла глаза, давая понять, что буду готова, но Дамблдор, появляясь за спиной Ремуса, подал отрицательный знак, и в голове пронеслась его мысль: «Он безумен. Нельзя рисковать».

Боже, мне стало по-настоящему страшно.

Северус коротко переглянулся с Альбусом поджимая губы, а эта сволочь, схватившая Гермиону, продолжал отступать к выходу. В зале появился Моуди.

- А, господин начальник. Вы тоже опоздали. Это я! Я писал все эти письма. А вы не поняли. И вы все делали то, что я хотел. А теперь прочь с дороги.

С этими словами он выволок подругу из зала.

Мы, помедлив лишь доли секунды, бросились за ними, и впереди всех мчался Снейп, но выбегая в холл, стали свидетелями того, как моя напарница ломает палочку этого ублюдка, уже лежащего скрючившись на полу, и острым носком туфли, попадает ему прямо по… Ну вы меня поняли.

В холле раздались аплодисменты, а мы окружили Гермиону, обнимаясь, и поздравляя друг друга.

Северус, оттеснив остальных, сжал ее в своих объятьях.

Я видела, как она поначалу прильнула к нему, но несколько секунд спустя, скинула его руки, и сделала шаг назад.

Профессор прищурился и сквозь зубы спросил:

- Будешь упрямиться?

- Да.

- Что ты хочешь?

- А ты как думаешь? Ты ничего не хочешь мне сказать?

- Например?

Мы с Джинни дружно закатили глаза: «Ну в самом деле!» - а Гермиона, пожав плечами развернулась ко мне.

- Постой.

Подруга лукаво улыбнулась и подмигнула мне, но осталась стоять спиной к Снейпу.

Он подошел, и легонько сжав ее плечи, зашептал что-то на ухо.

- Что? Я не слышу Северус!

Профессор поджал губы, но слегка отстранился от нее и негромко произнес:

- Я тебя люблю!

- Я тебя не слышу, Северус, - скучающе протянула эта упрямица.

- Я тебя люблю!!! – пронеслись под сводами потолка слова, усиленные заклинанием.

Она повернулась к нему с сияющими глазами, и мы стали свидетелями их горячего, долгого поцелуя!

- Снейп целуется! – ошарашено пробормотал Гарри, видимо пребывая в шоке от увиденного.

- Ну вот и славно! – раздался голос Альбуса, - А теперь пора домой.

Директор создал несколько портключей, и мы дружной толпой, перенеслись прямо в Хогвартс.

Большой зал был пуст, но празднично украшен и готов для встречи Рождества.

Взгляды присутствующих обратились в сторону скандальной парочки, а надо заметить, что Северус не выпускал Гермиону из своих объятий, и с легким ужасом ожидали, что же будет дальше.

- Ты не ответила на мой вопрос Гермиона, - не стесняясь больше присутствия окружающих, настойчиво произнес Снейп.

- На какой?

- Я сделал тебе предложение, - терпеливо повторил он, - Ты выйдешь за меня замуж?

Подруга невинным взглядом оглядела присутствующих, и, останавливаясь взглядом на своем возлюбленном, немного помедлив, капризно выдала:

- Ты не выполнил мое условие.

Но наш зельевар не так прост! Он коварно усмехнулся, и, опускаясь на одно колено, ловко выудил из кармана маленькую бархатную коробочку.

Рядом сдавленно ахнула мадам Спраут. В коробочке лежало обручальное кольцо, с огромным, великолепным бриллиантом.

Гермиона довольно закусила губу, и, протянув руку Северусу, мягко ответила:

- Я согласна!

- Отлично! – хватая ее за руку, и подводя к Дамблдору, по-деловому заговорил Снейп.

- Альбус! Я хочу, чтобы Вы провели обряд.

- Что, прямо сейчас?

- Да. Немедленно.

Не успели мы оправиться от одной порции шока, как тут же получали другую!

- Северус, - неуверенно начала Гермиона, - а может…

- Нет. Я сказал сейчас, - учительским тоном, возразил он, и поцеловал ей руку, - если ты хочешь, праздник по поводу нашей свадьбы, мы организуем позже. Но женюсь я на тебе, немедленно!

Что тут было возразить?

Дамблдор обвенчал их. Минерва плакала. Джинни тоже.

А я, счастливо прижималась к мужу, теперь твердо зная, что все будет хорошо!

Они поцеловались под бой часов, знаменующий приход Рождества.

Я же говорила, что это волшебный праздник!

P.S. Ремус говорит, что раз уж я залезла в чужие записи, так нужно рассказывать все до конца. В общем мы всем замком немного волнуемся. Дело в том, что с Рождества, прошло уже три дня, а Гермиона с Северусом, не появляются из подземелий. Эльфы говорят, что в покои Снейпа, ни разу не заказывалась пища.

Дамблдор с МакГонагалл препираются, кто должен спуститься в подземелья и потревожить молодоженов.

А вот лично меня, интересует такой вопрос. Неужели Снейп так хорош?

Но, наверное, я никогда не узнаю ответ. Как мы не узнаем и то, зачем же колоть дрова магловским методом, когда ты волшебник?

P.S.S. (рукой Гермионы, значительно позднее)

Ай-яй-яй! Какая подлая у меня оказывается подруга! И ничего мне не сказала!

Но я тебе отомщу другим способом.

Я отвечу на твой вопрос, но только здесь, в этой тетради, которая больше никогда не попадет к тебе в руки!

Северус просто божественен в постели! У меня просто не хватит слов, чтобы описать то, что я чувствую с ним. Он превосходный, самый лучший в мире мужчина!

Он может такое… Впрочем, это слишком личное, и я позволю себе, не делиться этой информацией. А вот насчет дров, и сама не знаю. Не спрашивала, не до этого было.

А, вообще, нужно сжечь эту противную тетрадку, не дай бог, еще Северус найдет.

P.S.S. 2. (рукой профессора Снейпа в этот же вечер)

Поздно дорогая!

Исключительно из-за вышенаписанного, я тебе открою этот маленький секрет.

Дрова, предметы неодушевленные, и требующие приложения огромного количества энергии, и чувствовать они не могут. Поэтому, тебе так нравятся мои ласки. Ведь все это досталось тебе, одной!

Надеюсь такого объяснения для тебя достаточно? Я ведь женился на чертовски умной женщине. И самой красивой на свете, желанной…

(Не вздумай никому показать эти записи! И, сожги, наконец, эту тетрадь!)

Конец.


 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Как я влюбилась и что из этого вышло", автор Ksana, Romance (Рождество2008)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
2. "Змеиные корни"(Синопсис...
3. "Предчувствие", автор Af...
4. "Всё отлично, профессор Снейп...
5. Заявки на открытие тем на форуме &...
6. Marisa_Delore
7. Стихотворный паноптикум от Memoria...
8. Горячая линия
9. Поиск фанфиков ч.3
10. "День свадьбы", Morane
11. "Увидеть будущее", автор...
12. "Партнеры по закону", пе...
13. "Роман в письмах", автор...
14. Приколы по ГП
15. "Тот самый Снейп", palen...
16. Дешифровка-4
17. Если бы вы были..?
18. Я всё могу
19. 5 из одного
20. Ассоциации-6
1. Natalia_Rickman[01.04.2020]
2. Regina_Damnati[30.03.2020]
3. kris030609[30.03.2020]
4. Italy[24.03.2020]
5. Veronika81[24.03.2020]
6. ShawnSnats[24.03.2020]
7. Мявочка[22.03.2020]
8. Kissy[21.03.2020]
9. lodovicocardi[21.03.2020]
10. BaronessFonSpilce[20.03.2020]
11. Warbler[17.03.2020]
12. Ro_ro[15.03.2020]
13. AnnaL[14.03.2020]
14. vasilisapolty9925[14.03.2020]
15. Sandemu[14.03.2020]
16. Teagra[12.03.2020]
17. AleX_bub[12.03.2020]
18. sashka90[11.03.2020]
19. goshanhik[09.03.2020]
20. Sunday[08.03.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  kino, Cait_Sith, lena_bond, Farfalla, Papillion, Antary, Косточка, Elvigun, Angel_of_Death, Nelk, Afina, Aelin, Гера, anngagina, extremalь, ntym13, Марисолька, tabby_cat, Lory, Мятный_Бергамот, Хозяйка_Медной_Горы, Leontina, keti1825, незнакомка4292, tanushok, Полынь, KikiFoster, Anelem, Vikaroy, tashest, SAndreita, Imago, olga28604, Natsumi, Julia87, Varyonka, allonsy, млава39, abu-mik, nfyz-yul, amica0, MaggieSwon, kuroedovao, a1234567890a, meibija, TRainNow, Olechkabelik_22, Kailli, nadejda, Vikucha, Gey_fert69, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz