Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Загадай желание!"     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе
"Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе
Ringa Дата: Понедельник, 04.08.2008, 21:17 | Сообщение # 1
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе

Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Понедельник, 04.08.2008, 21:19 | Сообщение # 2
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Игра с судьбой
Автор: Сабрина Снейп
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Дисклаймер: все права у автора книги, я абсолютно ни на что не претендую.
Саммари: Гермиона Грейнджер выпала навсегда из своего времени и пространства, чтобы появиться во времена мародёров. Возможно она изменит мировоззрение одного человека, раскроет заговор и положит конец вражде. Но сможет ли она изменить историю...
Статус: в работе


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Понедельник, 04.08.2008, 21:19 | Сообщение # 3
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Пролог.

В Министерстве Магии есть место, куда обычным волшебникам лучше не заходить. Это Отдел Тайн. Там находится много удивительных вещей. Удивительных и опасных. Неправильное их использование может привести к ужасным последствиям.
Одна из таких вещей находится в маленькой комнатке к конце одного из коридоров. Кажущаяся невзрачной дверца открывается далеко не всем. Только людям находящимя в опасности и испытывающим отчаяние. Но не всем и из таких. Необходимо обладание качествами, оказывающими влияние на ход истории - силой воли, желанием и способностью изменить мир вокруг себя.
Там находится одно из самых невероятных и опасных изобретений. Оно походе на Хроноворот, только в несколоко раз больше и обладает притегательной силой, заставляющей смотреть на него не отводя взгляд. Оно не имеет названия. Находится на возвышении в самом центре комнатки, в которую не должна ступать нога человека. Ибо если это произойдет, рискнувшего зайти туда просто сотрёт из его времени. Его как будто никогда не существовало, и не будет ни одного человека, помнившего о нем. Но ничего во Вселенной не исчезает без возврата. И этот человек появится в другом времени и вероятно другом месте. Это может быть прошлое или будущее, но обязательно место, где он сможет проявить себя, что-нибудь изменить. Изменения могут быть позитивнями, но могут трагичными или вовсе ужасными. Поэтому лучше не играть со временем. Но находятся люди которые чаще всего по незнанию отваживаются на это. Об одном таком случае и повествует этот рассказ.

Нечасто случалось единственной девчонке из Золотого Трио умнице Гермионе Грейнджер испытывать отчаяние. Она всегда могла найти выход из самых запутанных ситуаций. Но сейчас было страшно как никогда.
Они примчались в Отдел Тайн выручать Сириуса, крёстного Гарри, которого почти не знали. Но для Гарри он был единственным близким человеком. они были обязаны так поступить.
Ещё пролетая на фестрале над Лондоном Гермиона начала ощущать смутные сомнения. Дело в том, что лететь на достаточно большой высоте на том, чего не видишь, довольно-таки страшновато. Поэтому Гермиона решила отвлечься. А отвлечься ей всегда помогало только одно. Логические умозаключения. Разложив по полочкам сложившуюся ситуацию, Гермиона поняла, что это не просто может быть западнёй. С огромной долей вероятности это именно она и есть. Но пытаться отговорить друзей было поздно. Гарри слишком озабочен спасением крестного, а Рон в жизни никогда не прислушивался к доводам рассудка. Осталось только одно - попытаться выкрутиться, чем они и занимались с самого первого курса. Но в этот раз ситуация осложнялась и присутствием балласта - трёх товарищей решивших идти с ними из чувства солидарности и желания помочь. Вскользь гриффиндорская умница пожалела что не наложила Остолбеней хотя бы на Нэвилла. В общем, она пока решила не высказывать подозрений. А жаль...
Пожалела она чуть позже, когда появилось шесть Пожирателей, охотящихся за Пророчеством. Как обычно, логика не подвела Гермиону.
Итак, сражаться с взрослыми волшебниками, к тому же злобными Пожирателями, бесперспективно. Выход один - попытаться сбежать. Гермиона оглушила Гойла и побежала вдоль стеллажей, обрушивая их. На мгновение гриффиндорка обернулась и чуть не замерла от ужаса. За ней гналась Беллатриса Лестрейдж. Та, которую Гержиона боялась больше всех, даже больше Малфоя-старшего. Ненормальная, которяя довела до больницы Святого Мунго родителей Невилла. Так страшно Гермионе не было ещё никогда. Она побежала по переходу, обрушивая стеллажи...и вдруг уперлась в неприметную дверцу...
Разумеется, умом Гермиона понимала, что это Отдел Тайн, и здесь лучше ничего не касаться и никуда не заходить. Но они и так в неприятностях по самое некуда. И Беллатриса вот -вот догонит. Страшно. Конечно, у Гермионы и в мыслях не было бросить в беде друзей. Она же гриффиндорка. Просто она подумала, что в этой комнатке может быть что-то полезное для дальнейшей борьбы. Возможно, она спасет себя и друзей. Мысль о том что дверь может быть закрыта даже не пришла в голову. Одним решительным двидением Гермиона схатилась за ручку двери и рванула на себя.
Вбежав в комнатку, Гермиона хотела закрыть дверь, но не смогла. Ей внимание привлек удивительный предмет, находящийся в центре комнатки. Похож на Хроноворот, но что-то в нем есть притягательное. Гермиона понимала, что ей лучше покинуть комнату, иначе произойдет что-то гораздо страшнее, чем встреча с шестью Пожирателями, но не могла отвести взгляд от таинственного предмета.
Вдруг всю комнату заволокло сияние, постепенно добравшееся до Гермионы. И в следуещее мгновение её закружило в вихре пугающих ощущений. Казалось, что вся Вселенная проходит сквозь неё. Стало страшно как никогда.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Понедельник, 04.08.2008, 21:19 | Сообщение # 4
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1 " Не было забот".

Прошло всего мгновение, показавшееся невыносимо долгим, и вот она упала на мостовую Косого переулка, больно ударившись. Гермиона ничего не понимала - почему она не в Министерстве, где её друзья, почему на улице много школьников (ведь учебный год ещё не окончен!), почему на прохожих одежда, которая была модной десятилетия два назад.
Кроме того, Гермиона ещё не отошла от ощущения, возникшего при воздействии таинственного предмета. Поэтому выдающийся ум гриффиндорки временно вышел из строя и ничем не мог ей помочь. Одно было абсолютно ясно - оставаться на одном месте опасно. И Гермиона пошла вперёд, шатаясь от слабости. Неудивительно, что вскоре девушка налетела на прохожего, сбив его с ног. Хотя отчасти это была его вина - нечего на ходу читать Ежедневный пророк. В общем, произнеся сбивчивые извинения, Гермиона подняла газету, и, намереваясь отдать её владельцу, мельком взглянула на дату.
Этого не может быть просто потому что быть не может! 1977 год! Логический ум гриффиндорки просто отказывался признавать, что она попала на 20 лет назад, во времена молодости родителей её и её друзей.
Разум отказывался верить в невероятное. Поэтому Гермиона решила поступить, как обычно в таких случаях. Проверить и убедиться. Девушка выбежала из Косого переулка и побежала к дому. Она представляла, что встретит дома родителей, которые, увидев её, страшно удивятся, что их любимая девочка не в школе, окажется, что газета лишь дурацкий розыгрыш, одежда - случайность, а она всего лишь слегка переместилась в пространстве. Включившимся от шока в работу умом Гермиона понимала, что всё произошедшее правда, но так хотелось верить в нарисованную в уме фантазию...
Добежав до дома довольно быстро, Гермиона сразу поняла, что ум был прав. Она увидела уютный дом, скамейку и юную красавицу, читающую книжку. Мама. Именно так она выглядела на фотографиях 20-летней давности. Сьюзен Салливан. Так юна и прекрасна. Она ещё не закончила школу, не повстречала Грегори Грейнджера, приехавшего в Лондон на заработки целеустремлённого молодого человека, и конечно понятия не имеет, что через 5 лет у неё появится дочка-волшебница по имени Гермиона.
Гермиона стояла у дома не замечая слёз, которые текли по её лицу. Было страшно и больно. Впервые в жизни у гриффиндорской умницы совершенно не было опоры. Впервые она была никому не нужна.
Вдруг девушку схватили за плечо и резко развернули. Увидев обидчика, Гермиона обомлела. Люциус Малфой. Даже помолодевшего на 20 лет его было невозможно не узнать. Слизеринец был не один. Два громилы рядом с ним скорее всего были отцами Кребба и Гойла. Малфой провел палочкой у лица Гермионы, мерзко ухмыльнулся и сообщил "Так-так...грязнокровка..." И ещё до хлопка аппартации Гермиона поняла, что здорово влипла.

По одной из таинственных, но небезопасных волшебных улиц шёл шуплый и неухоженный подросток с чёрными сальными волосами. Ему было плевать, что находиться в таком месте, тем более вечером, опасно. Юношу звали Северус Снейп и ему было страшно и больно.
К своим 15 годам Северус успел испытать многое. Унижение, боль, страх, постоянные ссроры родителей. Он всегда держался, говорил себе, что может быть и хуже. И хуже всегда становилось. Пока наконец не наступил ОН. Самый ужасный день в его жизни.
Был день экзамена по Защите от тёмных искусств. Утром Северус готовился, как вдруг к нему прилетела с письмом министерская сова. Юноша крайне удивился, но письмо прочел. В следушее мгновение оно выпало из рук. Простое сообщение о смерти двух человек. Тобиаса и Эйлин Снейпов. Разумеется, Северус сумел докопаться до правды. Она оказалась простой и страшной. Просто очередная ссора. Ненависть, доведённая до пика. С самого детства Северус слушал угрозы отца застрелить его маму. Как тогда казалось беспричинные. Но никогда не предполагал, что отец нажмет на курок, а мама в последние мгновенья жизни достанет палочку и выкрикнет "Авада Кедавра". Это было жутко, но это была правда.
Совершенно разбитый юный Снейп решил заняться единственным, что всегда отвлекало от мрачных мыслей. Учёбой. Он так писал ответы на экзаменационные вопросы, будто от этого зависела его жизнь. Надеялся, что это поможет ему не думать о смерти мамы. Постоянно унижавщего и избивавщего его отца юноша не жалел.
Но конечно всегда может стать ещё хуже. У озера Северуса подкараулили Мародёры.Самые ненавистные и напыщенные из всех гриффиндорцев. Северус плохо помнил их издевательства. В душе всё заслоняла чёрная тоска. Помнил он только одно. Как назвал грязнокровкой Лили. Своего единственного друга, девушку, по которой с детства сходил с ума. Он так поступил не из умысла, просто его разрывала тоска, искала выход. Плюс злость на отца-магла.
Как известно, слово не воробей, вылетит - не поймаешь. Северус много раз пытался извиниться перед Лили, но где там...девушка сообщила, что они больше не друзья, и она знать его не желает. Как обидно...Он на всё готов ради неё, а она готова забыть пять лет дружбы из-за одного случайно сорвавшегося грубого слова. Вероятно, она бы изменила мнение, узнав о смерти родителей своего бывшего друга. Но Северус попросил директора никому не говорить. Он всегда был замкнут. Не знал, что такое дружба. Даже на родном факультете у юноши были не друзья, а лишь привлечённые его успехами союзники. Поэтому юноша не верил в доброту людей, а фальшивой жалости не хотел.
Итак, пролетели последние учебные деньки и наступили каникулы. Директор Дамблдор принял решение насчёт Северуса. Он отдал юношу под опеку его тёти - Моники МакНайт, урождённой Принц. Это была весьма ветренная особа, ей не было ни малейшего дела до племянника, но пожить в старинном особняке Принцев, доставшимся Эйлин как старшей сестре, она с радостью согласилась. Пусть даже с неё взяли Непреложный обет сохранить это в тайне.
Всю работу выполняли домашние эльфы, а тётю Северус совсем не видел. Но через три недели Моника вдруг вспомнила, что должна передать племяннику дневник сетры. И на Северуса обрушился новый удар Судьбы. Человек, который был его соперником во всем и которого с самого первого курса он от всей души ненавидел, причем взаимно, оказался его родным братом. Это было уже слишком. И вот молодой человек оказался в темном переулке на ночь глядя. Он знал что тут не безопасно, но даже искал неприятности, чтобы отвлечься от всепоглощающей Тоски. А как известно, кто ищет тот всегда найдет...
Северус услышал шорох в углу и подошел поближе. Трое слизеринцев издевались над девушкой. Малфой и прихлебатели. Обрадовались, что им уже 17 и можно использовать магию. Северус ухмыльнулся и вышел на свет. Пожалуй, он так и не смог дать себе ответ на вопрос, что толкнуло его помочь грязнокровке, да ещё и наверняка гриффиндорке, судя по блеску миндальных глаз. Вероятно желание нарваться на неприятности. А может просто она напомнила ему Лили. Внеше было мало сходства. У девушки были миндальные глаза, в отличие от зелёных уже не его Лили и грива непослушных волос, в отличии от уложенных её. Но то как она смело держалась и прямо смотрела обидчикам в глаза напомнило Северусу его единственую подругу, 5 лет бывшую лучиком света в непроглядной Тьме. Когда юные подонки достали палочки, Северус не выдержал:
- Отпустите девушку!
- Северус! Я бы предложил присоединиться, но тебе всего 15. Но можежь посмотреть.
- Малфой, ты глухой? Отпустите её!
- Она нужна Лорду для жертвоприношения и нам для получения Метки. Если будешь послушным мальчиком, и ты в своё время присоединишься к нам. Ты же не хочешь стать врагом Тёмному Лорду?
Северус задумался и почти отшёл, но Малфой продолжил:
- Это всего лишь грязнокровая стерва, как твоя Эванс.
Этого Северус выдержать не смог. Он как отменный зельевар всегда носил с собой "джентельменский набор" - необходимые зелья в удобной упаковке. Одну из таких бутылочек юноша неуловимым движением вылил на ухмыляющуюся "золотую молодёжь". Все трое заорали и выронили палочки, испытывая сильную боль. Но Зелье боли не оставляет физических увечий, они ничего не смогут доказать. А проклинающий себя за глупость Северус подхватил на руки потерявшую сознание незнакомку, и выпил Зелье дома для перемещения в родовой замок.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Понедельник, 04.08.2008, 21:20 | Сообщение # 5
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2: "Познать друг друга".

Существует закон подлости - даже маловероятные события иногда случаются, в основном когда они меньше всего ожидаемы и нужны. Так случилось и с Северусом. Стоило ему появиться в гостиной собственного замка с девушкой на руках, как он столкнулся с также недавно пришедшей Моникой МакНайт. Тётушка, увидев появившегося из ниоткуда племянника с безсознательной девушкой на руках, собралась упасть в обморок, но в последний момент передумала и заорала:
- Северус Тобиас Снейп, что ты себе позволяешь?! Ты что, нарушил закон об аппартации? Что это у тебя за девушка? Почему она без сознания? Что ты с ней сделал?
- Тетя, давай обойдёмся без истерик. Что со мной случилось не твоё дело.
- То есть как это не моё?! Я твоя опекунша! Я за тебя отвечаю!
- Не припомню, чтобы раньше ты проявляла столь трепетную заботу о моих делах.
- Я напишу директору Хогвартса!
- Пиши хоть министру! - с этими словами Северус отвернулся от "любимой" тётушки, позвал домашних эльфов и принялся раздавать указания.
Моника же убежала к себе в комнату и всёже сдержала обещание - письмо директору вышло истеричным и преувеличивающем события, но Монику это не волновало. Особа вздорная и истеричная, она заботилась лишь о своём благополучии. Её мужа Маркуса МакНайта натолько достали выкрутасы вздорной жены, что он принял решение развестись. Теперь ей надо было где-то переждать хотя бы несколько месяцев, пока он отойдёт и попросит её вернуться. Это всегда помогало. Но на этот раз ни одна из подруг не согласилась пустить к себе стерву и истеричку. И больше всего она боялась, что Дамблдор подыщет Северусу другого опекуна. Влияния у старика вполне хватало для этого. Поэтому миссис МакНайт старалась быть как можно более полезной директору Хогвартса.

После того, как раздал домашним эльфам указания по обустройству нежданно свалившейся на голову гостьи, Северус сидел в рабочем кабинете и размышлял. Его очень радражал этот кабинет - это нелепое убранство с претензией на роскошь. Женившись на маме, Тобиас Снейп все переделал под себя. Северуса тошнило от такой обстановки. Он предпочитал другие вещи - кажущиеся скромными, но при этом утончённые и изысканные. Но переделать кабинет до своего совершеннолетия он не мог без разрешения тёти Моники. А она не дала его, сообщив, что обстановка очень мила. Ни в одежде ни в интерьере вкусом тётушка не отличалась.
Но это единственное место, где можно спокойно подумать. В лабораторию сейчас Северус идти опасался, так как был слишком зол на себя, тётушку и незванную гостью. Варить зелья в таком состоянии чревато большими неприятностями.
Итак, больше всего Северус был зол на себя. Это же надо так подставиться! Теперь ему будет очень непросто доказать лояльность Тёмному Лорду. Нельзя сказать, чтобы Северуса привлекали идеи Лорда, но тут всё было просто: его враги против Лорда, его союзники за. У него нет других вариантов. Раньше его удерживала только Лили. Его надежда и единственная любовь. Но её он потерял навсегда.
Также напрягала мысль о таком враге как Люциус Малфой. Надо же, какая дурость! Нажить столько врагов и из-за кого - из-за обычной девчонки! Северус до сих пор не мог поверить в то что сделал. Но свершившееся событие - неоспоримый факт. Осталось решить, что со всем этим делать. Одно Северус знал наверняка - у него и так появилась куча проблем из-за этой девчонки. Позволять ей оставаться в доме дольше необходимого он не намерен. Поэтому как только домашний эльф Липпи сообщила, что гостья очнулась, Северус направился в гостевую комнату с твёрдым намерением выставить её вон.

Гермиона постепенно приходила в себя. В комнате было тепло и уютно. Ей приснился ужасный сон о том, что...Стоп. А где она находится? Это точно не комната в Хогвартсе и не её спальня дома. Она лежала на довольно удобной кровати, комната была тёплой и светлой, устроенной скоромно, но с изяществом. Гриффиндорка попыталась встать с кровати и заметила стоящего у кровати домашнего эльфа, который тутже выбежал из комнаты с радостным воплем. Почему-то именно это послужило для гриффиндорской умницы доказательством реальности всего произошедшего с ней. Вспомнился ужас испытанный в Министерстве, отчаяние при виде такого родного и чуждого теперь родительского дома, страх при встрече с Малфоем и его прихлебателями, неожиданное спасение и полная неизвестность в дальнейшем...Гермиона прислонилась к стене, прикрыла глаза и застонала.
В это самое мгновение в выделенную девушке комнату зашел её неожиданный спаситель. Гермиона сразу спросила:
- Где я нахожусь?
- Гриффиндорцев сразу можно узнать по отсутствию манер. На твоём месте я бы для начала представился, - скривился спаситель.
- Гермиона Грейнджер. Благодарю за то, что спас меня. И ты прав, я дейтсвительно гриффиндорка, а ты судя по нападкам и полному отсутствию сочувствия слизеринец. И ты тоже не представился.
- Северус Снейп. И заешь, что...
Северус не закончил, так как лицо спасённой им девушка вытянулось и она начала бессвязно бормотать: "Профессор Снейп..но это невозможно...он бы никогда..или всё-таки...". Вскоре Северусу надоело, он подошёл к девушке, резко тряхнул её за плечо, прекращая начинающуюся истерику, и произнёс:
-Вот что, иметь дело с сумасшедшей я не собираюсь. Тебе придётся немедленно покинуть мой дом.
-Не раньше, чем объясните мне в чём дело, молодые люди.
Гермиона и Северус одновременно обернулись. На пороге комнаты стоял собственной персоной директор Хогвартса Альбус Дамблдор, а за его спиной маячила тётушка Моника.
Северус сразу понял, что влип, но теряться даже в безвыходных ситуациях было не в его правилах. Потому юный слизеринец пригласил всех последовать за ним в гостиную, чтобы поговорить там. Моника, большая противница неприятных ситуаций если не она их устраивает, сослалась на дела и ретировалась, на что племянник лишь презрительно ухмыльнулся. Остальные последовали за Северусом. Директор занял самое удобное кресло у камина, а Северусу и Гермионе пришлось сесть на диван напротив. Дамблдор сделал взмах рукой, и перед ними появилось три чашки чая и вазочка с лимонными дольками, до которых уважаемый директор всегда был большим охотником. Гермиона отмахнулась, Северус скривился. И Дамблдор перешёл сразу к делу:
- Итак, молодые люди, как вы мне всё это объясните?
С того момента как появился директор, Гермиона знала как поступит. Именно появление Дамблдора вернула гриффиндорке трезвость ума и возможность правильно оценивать ситуацию. Теперь то, что её спас Северус Снейп, уже не казалось таким невероятным. В конце концом в её времени профессор Снейп, несмотря на мерзкий характер, помогал ей, Гарри и Рону, и она никогда не считала его сторонником Темного Лорда. Но тот профессор Снейп остался в настоящем Гермионы вместе с её лучшими друзьями. А в этом времени и месте присутствовали спешно придумывающий оправдание её ровестник и сердитый директор. Гермиона решила отплатить добром Снейпу за своё спасение, пусть даже придётся позволить директору рыться в её голове.
Северус даже не успел придумать подходящее оправдание, как гриффиндорка встала с дивана и подошла к директору. Неужели вечная гриффиндорская тяга всех спасать иногда может быть полезной...
Между тем Гермиона сказала:
- Директор Дамблдор, то что со мной произошло настолько невероятно, что если об этом рассказать, никто не поверит...Но вы же выдающийся легилимент. Я могу показать.
Некоторое время директор мерил Гермиону изучающим взглядом из-под очков-половинок, но наконец кивнул и взмахнул палочкой.
Северус нахмурившись смотрел на то, как директор проникает в мозг гриффиндорки. Больше всего на свете он ненавидел чего-то не понимать. Но тут Дамблдор откинулся на спинку кресла, а девчонка, шатаясь от слабости, села на диван и выжидательно уставилась на него.
Долгое время Дамблдор пребывал в задумчивости, а потом заговорил:
- Ты попала в очень затруднительную ситуацию, девочка моя. Старинный талисман, которым ты имела неосторожность воспользоваться, не имееет обратного действия. Боюсь ты никогда не вернёшься в своё время.
- А если зайти в ту комнатку ещё раз?
- Сожалею, но это не поможет. Им можно воспользоваться лишь один раз. Но и это ещё не самое страшное.
- Что может быть хуже?
- Тебе ещё повезло, Гермиона, что ты попала именно в это время и место. Ты могда оказаться в любом кроме собственного. И твоё состояние крайне неустойчиво. Для того, чтобы ты снова никуда не переместилась, я должен связать тебя с твоим ровестником из этого времени Обрядом Взаимопроникновения.
На этом месте Северусу резко поплохело. Он читал об этом обряде. При нем сущности двух людей на краткий миг перемешиваются, а потом всё возвращается на свои места. Но у них остаётся память друг друга, включая эмоции и внутреннее состояние. В довершение всех несчастий не хватало только, чтобы к нему в душу лезла какая-то гриффиндорка! Северус вскочил с дивана:
- Ни за что! Я никогда на такое не пойду!
- Тебе придётся, Северус. Мне жаль, но другого выхода нет.
Северус посмотрел в глаза директора, на миг блеснувшие сталью, и понял - выхода действительно нет. Заставит. Северуса никогда не мог провести образ милого старичка. Он всегда догадывался, что за ним скрывается могущественный волшебник, готовый манипулировать чужими судьбами. И как ни прискорбно, остаётся подчиниться.

Следуя указаниям Дамблдора, молодые люди подошли друг к другу и взялись за руки. Волшебник подошёл к ним, взмахнул палочкой, образовав вокруг подростков прозрачную сферу, и начал читать незнакомые им заклинания.
В следующий миг Северуса и Гермиону захлестнула волна ощущений и эмоций. Они как бы раздвоились, став частью друг друга, не ощущая себя отдельной личностью. Казалось, этому не будет конца...


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ярослава Дата: Вторник, 05.08.2008, 14:43 | Сообщение # 6
Ярослава
Дополнительная информация




Ух, ты ж! Какое интересное и и интригующие начало... Жаль, что так мало... Ставлю пять к одному, что прода будет очень не скоро, раз фик из архива. А так бы хотелось бы почитать еще!
 
Ringa Дата: Вторник, 05.08.2008, 21:32 | Сообщение # 7
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3 "Объяснения".

Ощущения, которые испытывал Северус, были довольно неприятными. Пожалуй первым чувством была зависть к гриффиндорке. У девчонки было всё, чего не было у него - на всё готовые ради неё друзья, любящая семья...Но вскоре слизеринец растворился в другом ощущении, весьма жутком - он видел в мыслях гриффиндорки самого себя старше на 20 лет! Это более чем странно - не только ощущать себя одновременно двумя личностями, но и видеть постарешего себя и испытывать в связи с этим совершенно разные эмоции. Оказывается, гриффиндорка относилась к профессору Снейпу с любопытством, она никогда его не ненавидела как остальные гриффиндорцы, ей было интересно понять причины его поведения. И кажется именно в этот миг мечта девчонки исполняется. Сам же Северус испытывал разочарование. Он стал совсем не тем кем мечтал и не мог понять, как дошёл до жизни такой. Ещё слизеринец испытывал сильнейшее раздражение от того, что какая-то гриффиндорка в его сознании, что она видет все его мысли и чувства, всё что было с ним. Он очень сожалел, что не смог настоять и не допустить этого жуткого обряда. Мысли и чувства сплелись в клубок, Северусу показалось, что он сходит с ума. И в этот миг Дамблдор разорвал связь. Северус на ватных ногах подошёл к дивану и упал на него. Он сделал глубокий вдох, взял со столика чашку отвратительного сладкого чая и начал пить его, постепенно приходя в себя.

Гермиона испытывала весьма неприятные ощущения. Это так странно...она одновременно была и гриффиндорской умницей, любимицей родителей и верной подругой и мрачным слизеринским подростком, видевшем в мире так мало добра. Она в одно мгновение оказалась повергнута в пучину боли и тоски. Она всегда хотела понять самого мрачного профессора Хогвартса, но быть им...Пусть недолго быть человеком, в жизни которого было так мало света, так много ненависти ...Гриффиндорская умница начала понимать, почему этот загадочный слизеринец стал тем кем стал. Если бы она жила жизнью Северуса Снейпа, наверное, сошла бы с ума. Внезапно директор прервал связь. Но обряд закончен не был. Гермиона почувствовала себя в плотном светящемся коконе. Она ощущала, что с каждым новым словом директора её всё больше привязывает к этому миру. Наверное она должна ощущать хоть что-что, но чувств не было - только тоска и желание, чтобы это быстрее закончилось. А Дамблдоо всё говорил и говорил, и казалось этому не будет конца. Наконец он произнёс последние слова заклинания, и свет исчез. Гермиона покачнулась и почти упала, но директор поддержал её и помог дойти до дивана и сесть. Гриффиндорка была так вымотана, что почти ничего не соображала и слушала последующий разговор вполуха.

Чем больше Северус приходил в себя тем рациональнее начинал мыслить. Теперь его заинтересовала сама ситуация в которую умудрилась влипнуть гриффиндорка. Слизеринец был начитанным человеком и знал множество затруднительных ситуаций, но о такой слышал впервые. Из раздумий его вырвал голос директора:
- Ну, молодые люди, вы приходите в себя поскорее, а я пожалуй пойду.
Вот оно что! Уважаемый директор очевидно решил воспользоваться их состоянием и уйти, не дав никаких объяснений. Как не по-гриффиндорски! А Северус был слизеринцем и никогда не упускал возможности разобраться в ситуации:
- Постойте, директор Дамблдор. Вы ничего не забыли?
- О чём ты, мальчик мой?
- Вы кажется обещали мне кое-какие объяснения.
- Ах да, конечно, но вы оба пока не в сстоянии...
- Я волне в состоянии задать несколько вопросов и выслушать ответы на них.
Возникла тяжёлая пауза. Директор и ученик молча мерили друг друга взглядами. Северус не сдавался. Наконец, Дамблдор вздохнул и снова опустился в кресло:
- Итак, Северус, что бы ты хотел узнать?
- Я уже понял, что Грейнджер влипла в эту историю из-за того, что сунулась куда не надо. Будте так добры, расскажите поподробнее про таинственный предмет, забросивший её сюда.
- Ну основное ты и сам знаешь. Эта вешь не имеет названия и обладает огромной силой. Попавший под её влияние человек теряет корни. Он стирается из своего времени навсегда и перемещается во времени и пространстве до тех пор, пока его не закрепят где-нибудь обрядом. Мисс Грейнджер очень повезло, что она попала именно к нам.
- Вы сталкивались с подобным ранее?
- С чего ты взял?
- При всём уважении, директор, не стоит принимать меня за дурака. Вы слишком быстро всё поняли и слишком уверенно себя вели.
- Да, ты прав. Однажды давно я видел такого человека. Он пробыл в моём времени недолго, преместившись дальше. С тех пор я занялся поиском и изучением этого обряда и всё жду что он снова появиться и я смогу привязать его к этому времени, хотя и осознаю, что такая вероятность крайне мала. А появилась мисс Грейнджер. Больше тебе знать не надо.
- Ладно. А почему этот предмет не имеет названия?
- Чтобы не причинить ещё больших бед. Понимаешь, мой мальчик, пока предмет не определён и не назван, его как бы не существует. Поэтому на него наталкиваются только случайно, его не ищут отчаявшиеся люди, считающие, что им не место в их мире, и он не может натворить очень много бед. Поэтому необходимо хранить его существование в тайне. Могу привести пример. Когда было дано название Хроноворотам и о них узнали, появилось много людей, желающих исправить то, что они считали ошибками Судьбы. И это часто приводило к страшным последствиям.
- Понятно. теперь мне хотелось бы узнать, что случилось с гриффиндоркой в её времени.
- Абсолютно ничего. Такого человека просто никогда не существовало.
- То есть у Грейнджеров не будет детей?
- Почему же? Наверняка будут. Но у них нибудет именно такой дочери.
- А почему она не исчезла совсем?
- Ничто что когда-либо существовало во Вселенной не исчезает без следа.
- А как же Равновесие? Не нарушится ли оно? Все же Грейнджер стёрта из своего времени и появилась в нашем?
- Ты так и не понял, Северус? Этот предмет тоже призван следить за сохранением Равновесия. В мире ничего не случается просто так. Ещё вопросы?
- Только один. Что будет дальше с Грейнджер?
- О, ты беспокоишься о ней, мальчик мой?
- Просто меня не покидает ощущение, что её спасение мне ещё не раз аукнется.
- Кстати, ты поступил правильно. не волнуйся, из-за этого случая у тебя не будет проблем. Я сегодня же всё улажу.
- Спасибо, конечно, директор, но вы не ответили на вопрос.
- Дело в том, что мисс Грейнджер этим летом поживёт в этом замке. С твоей тётей я договорюсь.
- А моим мнением вы не хотите поинтерисоваться?
- Извини, мой мальчик, но пока тебе не исполнится 17, твоё мнение по таким серьёзным вопросам несущественно. Кроме того, никто не должен знать правду кроме нас троих. Для всех остальных мисс Грейнджер твоя дальняя родственница, которая училась в Шармбатоне, а сюда переехала после смерти родителей. Она пройдёт распределение и будет учиться на 6 курсе.
- То есть вы как обычно всё решили за нас.
- Ну кто-то же должен это сделать.
С этими словами Дамблдор стал с задумчивым видом пить согретый заклинанием чай и грызть лимонные дольки, тем самым давая понять, что разговор окончен. Минут через 20, когда чай был выпит и дольки съедены, директор откланялся, оставляя молодых людей медленно приходить в себя после такого обилия ощущений и информации.

Моника МакЛенни разумеется никуда из замка не ушла. Не настолько она глупа, чтобы покинуть замок в такой ответственный момент. Просто из природного эгоизма Моника предпочла переждать скандал в своей комнате, а потом выслушать решение директора и, если оно придётся ей не по нраву, попробовать повлиять на него.
Разумеется, никаких угрызений совести от того, что заложила родного племянника миссис МакЛенни не испытывала. Она не питала к племяннику никаких тёплых чувств, как впрочем и к покойной сестре, и всегда заботилась лишь о том что было ей выгодно.
Итак, когда раздался стук в дверь, Моника была готова к этому. Как и ожидалось, визит ей нанёс директор. Моника поправила причёску и пригласила его войти, после чего сразу же спросила:
- Ну так что вы решили, директор Дамблдор? Что будет с моим племянником?
Директор молчал и продолжал смотреть на миссис МакЛенни. И внезапно она почуствовала как её голову заполняют слова, и она начинает верить им сразу и безоговорочно:
- Ничего страшного не произошло. Северус был на вокзале. Он встречал вашу дальнюю родственницу миссс Гермиону Грейнджер, которая перевелась в Хогватрс из Шармбатона в связи со смертью родителей. От пережитого девушке стало дурно, она упала в обморок, а Северус принёс её в замок.
Потом, когда взгляд миссис МакЛенни снова стал сфокусированным, директор продолжил уже нормальным голосом:
- Надеюсь, Моника, ты не откажешься взять на себя до сентября заботу и об этой девочке. С начала учебного года я возьму их обоих под опеку школы.
- Да, конечно, директор, я позабочусь и о Гермионе.
После этого директор назначил день, когда Монике следовало прийти в Министерство для исполнения необходимых формальностей и удалился. А миссис МакЛенни уяснила для себя одно - теперь она вообще будет приходить в этот замок только ночевать, чтобы ещё во что-нибудь не влипнуть.

ПРОШЛА НЕДЕЛЯ

Северус находился в лаболатории и готовил Зелье Дома взамен использованному. После продеденного директором обряда он думал, что потерял интерес к зельеварению. Ведь - подумать только - именно учителем Зельеварения он будет работать через 20 лет. Хотя почему же будет? Гермиона же переместилась сюда, и значит возможно от её мира ничего не останется, все будет по-новому. А Северус не привык сдаваться - он сделает всё чтобы избежать своей увиденной судьбы. Но уже через два дня слизеринца неудержимо потянуло в свою уютную лабораторию - единственное место где он мог расслабиться, место где все зелья были аккуратно расставлены и подписаны, где находились его учаебники по Зельеварению и книги с интересными рецептами. Разумеется, наш юный зельевар не следовал рецептам бездумно, он открывал что-то новок, все время улучшал рецепты, и делал в учебниках соответствующие заметки. Итак, Северус держался около пяти дней, а потом всё же пришел в свою любимую лабораторию, поняв, что если он любит зелья это ещё не значит, что обязательно станит им учить. Его судбба в его руках. После того, как Северус стал как обычно много времени проводить за приготовлением зелий он стал менее раздражительным и резким, а Гермиона и домашние эльфы вздохнули свободнее. Сегодня же слизеринец решил поднять в своём сознании тему, всю недель бывщую для него запретной - его отношение к спасённой им Гермионе Грейнджер.
Слизеринец и сам не понял, когда точно стал думать о спасённой им гриффиндорке как о Гермионе. Ни Грейнджер, ни гриффиндорской выскочке, а как о девушке, которую почти уважал. За эту неделю они проводили довольно много времени вместе, хоть и ни разу не поговорили по душам. Они беседовали о школьных предметах, о Минисртерстве, о погоде - о чём угодно кроме того, что хотели и давно должны были обсудить - статусе Гермионы и их отношениях. С каждым днём гриффиндорка все больше напоминала Северусу Лили. Конечно, она не могла её заменить, заменить Лили не мог никто. Но то, как она рассуждала, её вкусы, манеры, как-то неуловымо напоминали Северусу его бывшую подругу. Разумеется, Гермиона не была похожа на неё во всем, не может один человек абсолютно походить на другого. Но общее впечатление она производила весьма благоприятное.
Северус был нелюдимым человеком, но вдруг совершенно неожиданно ему захотелось быть другом спасенной им гриффиндорке. Почему? Он и сам не мог этого толком объяснить. Вероятно из-за некоторой схожести с Лили, а возможно потому, что за время пребывания с девушкой одним целым он считал её мысли и чувства и знал, что она верный друг и достойный человек - искренний и глубокий. Но Северус ни в коем случае не завёл бы разговор о дружбе первым. Вдруг девушка сочтет идею дружить с мречным и нелюдимым слизеринцем смешной...Северус слишком часто разочаровывался в жизни, чтобы пройти через это ещё раз.
Внезапно юноша почувствовал направленный на него заинтерисованный взгляд. Он резко обернулся. на пороге стояла Гермиона.

Гермиона сидела в гостиной и пила зелёный чай. Северус с утра заперся в лаболатории, Монику она видела только 2 раза - когда новоявленная опекунша отдала гриффиндорке бумаги выправленные Дамблдором, подтверждающие факт её существования и когда поделилась своей одеждой.
Гермиона всю неделю чувствовала себя разбитой и предавалась так несвойственной ей аппатии. Уже на следующий день после обряда гриффиндорская умница поняла, что он значит - теперь она окончательно отрезана от своего времени, всего что ей дорого, и пути назад нет. Она всю неделю ходила как во сне, и единственным, что давало силы жить дальше было как ни странно общение с Северусом Снейпом.
Хорошо ещё что не пришлось снова сдавать СОВы. Директор принял свидетельство Северуса о оценках гриффиндорки.
После того как Гермиона ненадолго очутилась в душе мрачного слизеринца он стал интерисовать её даже больше чем раньше. Гермиону всегда привлекали люди чем-то непохожие на других. Именно поэтому она дружила с Гарри Поттером. А Северус чрезвычайно интересный человеком, у него богатый внутренний мир, и Гермиона сознавала, то хочет дружить с ним. То, что он слизеринец, а она гриффиндорка девушку ни сколько не останавливало - когда это Гермиона Грейнджер сдавалась перед трудностями! Но всю неделю она не решалась заговорить с Северусом об этом. Она знала, что человек он замкнутый и эта идея может не прийтись ему по душе.
Но сегодня утром неожиданно девушка встала в хорошем настроении. Она приоделась, заказала эльфам свой любимый зелёный чай и наконец приняла сложившуюся ситуацию. Ломаться перед трудностями ведь не в её правилах, а подавленное состояние наверняка вызвано действием обряда. Придя в себя окончательно, Гермиона, во-первых, обнаружила, в чём одета, и это ей не понравилось. По словам миссис МакЛенни она отдала девушке то, в чём сама ходила в её возрасте, но такая одежда гриффиндорскую умницу категорически не устраивала. Она предпочитала вещи намного скромнее. Надо будет наведаться с Северусом в Косой переулок. Вторая мысль была как раз о слизеринце. Гермиона поняла, что надо действовать и, допив любимый напиток, решительным шагом направилась в лаболаторию.

И вот теперь Гермиона стояла на пороге лаболатории, а Северус выжидательно смотрел на неё. Не зная с чего начать девушка вдруг выпалила:
- Можно я тебе помогу?
- Разбираешься в зельях?
- Ты же знаешь что да.
Некоторое время молодые люди молча работали. Гермиона лихорадочно соображала с чего начать. И решила сказать то, что давно хотела скзать и что Северус точно не ожидает услышать:
- Мне жаль что погибли твои родители.
На мгновение гриффиндорке показалось, что сейчас Северус накричит на неё, но он только тихо ответил:
- Мне тоже. Знаешь, я ведь со времени похорон не был у них на могиле.
- Но почему?
- Не знаю. Просто наверное жутковато идти туда одному.
- Так пойдем вместе.
С этими словами, не дожидаясь возражений, Гермиона погасила огонь под зельем , взяла Северуса за руку и потащила его к выходу из замка.

Северус стоял перед могилой родителей и думал о несправедливости мира. Нечестно, что маму похоронили рядом с человеком которого она терпеть не могла, что его жизнь была досадной ошибкой. Вдруг слизеринец почуствовал непреодалимое желание выговориться, рассказать кому-нибудь, пусть даже Гермионе, о написанном в мамином дневнике. Он сел на землю, а девушка, когда он позвал её, подошла и села рядом. Северус понимал, что Гермиона и так всё это знает, спасибо обряду, но она не перебивала, а он всё говорил и не мог остановиться.
- Моя мама в школе была похожа на меня. Нелюдимая и не вписывающаяся в стандарты красоты слизеринка. Непохожая на других. На 7 курсе она влюбилась в гриффиндорца - Гарольда Поттера. Он тоже отвечал ей взаимностью. Они встречались 2 года, но потом родные Поттера поставили условие - он должен жениться на девушке его круга или не получит наследства. И он предал мою маму. Женился на Саманте Немано - красивой гриффиндорке, полностью устраивающей родителей. А мама настолько любила Поттера, что продолжала встречаться с ним. Вот так и получилось, что мама и Саманта забеременили почти в одно время.
Мама тогда ошибочно полагала, что самое страшное для ребёнка - расти без отца. Она выбрала себе мужа - магла, который чем-то напоминал ей Поттера, и с помощью нехитрого заклинания убедила его в том, что он мой отец. Потом немного приворотного зелья - и свадьба. Поттеру она правду не сказала, и этот мерзавец заявил, что мама его предала, и он знать её больше не желает.
Спокойная жизнь длилась недолго. Мама так и не знает кто, но кто-то догадался о том, что она сделала, и сообщил Тобиасу Снейпу. И с тех пор наша жизнь превратилась в ад Снейп оказался страшным человеком - он постоянно избивал нас, угрожал убить. Мама сопротивлялась кк могла. А теперь трагедия достигла своего апогея.
Раньше у меня была мама - человек, который всегда был рядом, всегда помогал. Раньше была Лили. Она приносила немного радости в моё существование. Теперь у меня никого нет.
Внезапно гриффиндорка встала с земли, протянула Северусу руку и тихо сказала:
- Теперь у тебя есть я.
Северус тоже встал и прищурившись посмотрел на неё. Он почти сожалел о своей минутной слабости, наверное при всей необходимости выговориться если бы он не был точно уверен, что Гермиона и так все это знает, не смог бы сказать. А теперь стало легче. И не так важно искреннее это желание или гиффиндорская тяга всех спасать. Попробовать всё равно стоит. Северус пожал протянутую руку и ответил:
- Что ж, посмотрим, что из этого выйдет.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Четверг, 07.08.2008, 18:52 | Сообщение # 8
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4: "Поход в Косой переулок".

Гермиона проснулась в прекрасном настроении. Вчера она нашла первого друга во времени, где ей предстояло жить и завоевать себе место под солнцем. Конечно, характер у Северуса непростой, и многие считают его странным. Но гриффиндорка побывала в сознании мрачного слизеринца и теперь знает, что если он считает кого-то своим другом, то сделает всё для этого человека. Наверное, Северус единственный слизеринец, для которого слово "дружба" не пустой звук. И теперь впервые со дня проведения обряда у гриффиндорской умницы появилось ощущение, что она начинает обретать почву здесь. Кнечно, Северус человек недоверчивый и не верит в доброту людей. Наверняка он думает, что её предложение дружбы - результат типично гриффиндорской тяги всех спасать. Но важно то, что он пожал ей руку. Гермиона понимала, что, несмотря на произнесённые слова, загадочный слизеринец полностью и безоговорочно принял её дружбу. И собралась доказать ему, что умеет дружить и ценить своих друзей.
Что же касается ближайших планов, на сегодня Гермиона и Северус запланировали поход в Косой переулок, о котором гриффиндорка мечтала ещё вчера. Во-первых, молодым людям уже прислали список необходимых для шестого курса Хогвартса предметов, а во-вторых у Гермионы совсем не было собственных вещей в этом мире, подходящих именно ей. Хоть она прекрасно понимала, что не сможет считать приобретённые вещи своими до конца, так как куплены они будут на деньги Северуса, но другого выхода всё равно не было. В этом мире у неё не скоро появятся собственные деньги, а Северусу она обязательно отдаст. К томуже Моника с момента отдачи своих вещей не уставала намекать девушке, чтобы та не забыла их вернуть.
Итак, Гермиона выбрала из гардероба Моники розовое платье, слегка напоминающее то, в котором она была на Святочном бале, но разумеется более скромное, так как год всё-таки 1977, и чёрные туфли-лодочки. После этого гриффиндорская умница спустилась к ожидающему её в коридоре Северусу.

Северус уже 10 минут стоял в коридоре замка и ждал, когда же соизволит спуститься Гермиона. Попутно юноша анализировал его отношение к девушке. Неужели он так легко и быстро нашел замену Лили? Нет, чем больше юноша думал, тем больше отличий находил в своих чувствах к Лили и Гермионе. Дружба с Гермионой была осознанным и взвешенным решением. Слизеринец в тот миг, когда сознания его и гриффиндорки были слиты воедино увидел то, что всегда считал для себя недоступным - настоящую дружбу, на равных. Он видел, что Гермиона умеет дружить, не только брать, но и отдавать что-то взамен. и хоть Северус не был уверен в мотивах предложившей дружбу гриффиндорки, попытаться всё же стоило.
С Лили всё было по-иному. Она никогда не считала нужным что-то делать для Северуса кроме того, что иногда уделяла ему своё внимание. Но ничего кроме этого внимания и не нужно было слизеринцу. Он давно знал, что любит Лили. Это чувство было как болезнь, от которой юноша не хотел лечиться. Именно крупицы драгоценного внимания разбавляли безрадостную жизнь Северуса и делали его почти счастливым. И поэтому окончательный разрыв повергнул юношу в такое отчаяние.
От мрачных мыслей слизеринца отвлекла наконец спустившаяся Гермиона. От одного взгляда на новую подругу у Северуса перехватило дыхание. Ранее он считал совершенством Лили, а в остальных видел одни недостатки. Но юноша не мог не признать, что Гермиона была прекрасна. Она конечно была одета для Косого переулка немного слишком, но выбрала наиболее подходящее из того что было у Моники. Северус даже впервые почувствовал себя неловко из-за своей потрёпанной одежды не первой свежести. Ранее его это никогда не смущало. В его семье, среди постоянных споров, ссор и угроз совсем не было ни времени, ни желания заниматься внешним видом. Тут не до эстетики, если гадаешь каждый день, забьёт ли тебя и маму до смерти свирепый отец. А в школе как-то сразу определился барьер между Северусом и остальными. Никто кроме тех, кому слизеринец был нужен, не принимал его. Поэтому Северус тоже вскоре отдалился от всех учащихся кроме Лили и не стремился брать с них пример. Но даже с Лили у Северуса никогда не возникало чувства стеснения собственной внешности потому что его первая подруга одевалась для своего удовольствия, а не для того, чтобы сделать кому-либо приятное. А Гермионе, судя по тому как она волновалась, была важна его оценка. Юноша невольно воскликнул, припомнив мысли гриффиндорки о Святочном бале:
- Твой Рон просто идиот!
В ответ Гермиона улыбнулась, взяла друга за руку, и молодые люди переместились с помощью летучего пороха в небольшой принадлежащий Снейпам домик недалеко от Дырявого котла. Они решили немного прогуляться.

До Дырявого котла шли молча. Гермиона не понимала сама себя. Ранее она никогда не считала нужным для кого-то одеваться и была уверена, что лучше джинсов и футболки одежды нет - видимо, сказывалась дружба с двумя мальчишками и отсутствие подруг. А сейчас девушка с удивлением поняла, что её волнует мнение Северуса, хочется чтобы одежда нравилась ему. Даже не смотря на небрежность в одежде самого слизеринца. Но гриффиндорская умница не стала пока задумываться над новыми для неё ощущениями. Сейчас куда важнее освоиться в новом времени.
Когда Гермиона и Северус вошли в Дырявый котёл, все уставились на них. Наверняка они выглядели более чем странно. Красивая девушка и неухоженный юноша. Кто-то даже крикнул: "Снейп, ты где откопал эту куколку?", но Северус так зыркнул на смельчака, что тот предпочёл заткнуться, так как был не гриффиндорцем и обладал инстикнктом самосохранения.
Первым магазином, который посетили друзья, по настоянию Гермионы был магазин одежды мадам Малкин. Оказалось, что мода на мантии за 20 лет изменится не особо. Покрутившись у зеркала, гриффиндорка выбрала себе несколько штук и осталась вполне довольна. К её огромному удивлению Северус тоже приобрёл себе пару новеньких мантий. В ответ на ошарашенный взгляд гриффиндорки юноша пожал плечами и сообщил, что должен соответствовать.

После магазина одежды молодые люди посетили книжный. Такого прекрасного ощущения Северус не испытывал давно. Лили никогда не ходила по магазинам с ним, всегда с подругами. И накануне каждого учебного года Северус оказывался в Косом переулке один. Поэтому он предпочитал купить что надо и сразу идти домой. А тут простое посещение мегазина внезапно стало очень интересным. У Северуса и Гермионы оказались схожие интересы. И купив необходимые по школьной программе учебники, молодые люди ещё долго изучали различные книги и обсуждали их. Для них это времяпрепровождение было очень увлекательным. Никогда ещё Северус не получал от похода по магазинам столько удовольствия.
Вдоволь насмотревшись на любимые книги, накупив и обсудив их, Гермиона и Северус пошли по другим магазинам. Они приобрели котлы, пергаменты, перья и прочие необходимые товары. Гермиона сообщила, что Косой переулок не сильно изменится через 20 лет. Не считая, конечно, моделей мётел и прочей техники. Северус считал, что это хорошо - хоть к чему-то его подруге не придётся привыкать. В общем всё шло прекрасно. До определённого момента.

Гермиона начала уставать и уже жалела, что одела туфли на каблуках, а не попросила у Северуса кроссовки, как вдруг слизеринец предложил зайти в кафе поесть мороженое. Девушка была только за, тем более она уже поняла, что Северус весьма богат, и ощутимого ущерба его бюджету она всё равно не нанесёт.
Итак, молодые люди весьма приятно провели время. После того, как насиделись в кафе, Северус задержался оплатить счёт, а Гермиона сразу направилась к выходу. Возле кафе вдруг что-то налетело на девушку и чуть не сбило с ног. Но кто-то поддержал её. Гермиона услышала жизнерадостный голос:
- Прошу прощения, мисс.
Гриффиндорская умница взглянула наверх и обомлела. Прямо на неё смотрел красивый и богато одетый юноша, предмет любви многих девушек. Сириус Блек. Рядом с ним стоял точная копия её друга Гарри, только с карими глазами - Джеймс Поттер. Чуть в стороне стоял бледный и болезненно выглядящий юноша в невзрачной одежде. Ремус Люпин. Питер Петтигрю по своему обыкновению спрятался за спины Сириуса и Джеймса. Мародёры. Сейчас что-то быдет. А только драки им с Северусом и не хватало, особенно после того как директор замял дело о случае со слизеринцами. Осталась крохотная надежда, что сейчас гриффиндорцы уйду и не заметят присутствия поблизости её друга. Но она разбилась как стекло, когда за спиной раздался угрожающий и едкий голос Северуса:
- Надо же, кого мы видим! Поттер, Блек и прихлебатели. Убирайтесь-ка отсюда подобру-поздорову.
- Тебя спросить забыли, Нюниус. Иди-ка ты отсюда, пока с тебя опять подштанники не сняли.
Северус побелел. Гермиона испугалась. Если слизеринец сейчас использует магию или даже зелье, его точно исключат. Необходимо срочно найти выход. Девушка встала между другом и гриффиндорцами и громко сказала:
- Оставте нас в покое и уходите.
- Надо же, у Нюниуса опять появилась защитница, - заговорил Блек, - Имей в виду, красавица, это очень неблагодарное занятие. Знаешь, как он назвал Лили, когда она пыталась защитить это недоразумение?
- Поосторожней с выражениями, Блек! Я всё прекрасно знаю и уверена в Северусе на сто процентов. А вам действительно лучше уйти.
Тут Северус совершил нечто невероятное. Вместо того, чтобы, как опасалась Гермиона, возмутиться, что его снова защищает девчонка, слизеринец подошел к ней, взял за руку и с вызовом посмотрел на своих врагов. Неизвестно, чем бы всё кончилось, но гриффиндорцы увидели остановившуюся неподалёку девушку и поспешили ретироваться. Северус пояснил на ухо Гермионе: "Нэнси Ваннэко, Пуффендуй, известная ябеда и стукачка". В общем конец дня был безнадёжно испорчен, и молодые люди поспешили домой.

Северус сидел в гостиной и перечитывал своё сочинение по Зельеварению на лето. Гермионе это было без надобности, в связи с очевидными уважительными причинами её освободили от всех домашних заданий, давая время освоиться. Но и слизеринец совсем не вчитывался в текст. Он думал. День прошел прекрасно. Никогда раньше и не предполагал, что может так хорошо провести время с кем-нибудь кроме Лили. И даже в стычке с Мародёрами юноша нашел положительные стороны. Гермиона доверяла ему! Это так приятно. Раньше нелюдимому слизеринцу никто не доверял. Даже, как оказалось, Лили. Тут в гостиную вошел и сам объект его мыслей. Гермиона уселась напротив. Некоторое время она просто пила свой любимый чай, а Северус делал вид, что увлечён проверкой своей работы. Потом гриффиндорка заговорила:
- Ты так никогда и не скажешь ему?
- Кому и что?
- Северус, не притворяйся! Со мной этот номер всё равно не пройдет.
- Мы непримиримые враги. Соперники во всём. В конце концов, я его ненавижу. Разумеется, не скажу. И ты не скажешь.
- Но Сев, вы же братья. Ты должен...
- Я никому ничего не должен. Особенно Поттеру. Давай закончим этот разговор.
Остаток вечера был проведён в тягостном молчании. Но на следующий день они стали общаться как ни в чём не бывало.

Спустя несколько дней Гермиона потащила Северуса в магловский магазин одежды рядом с её домом. Точнее местом, которое было домом девушки в её времени, а теперь никогда не станет им. Она долго примеряла одежду и в конце концов накупила себе вещей соответствующих её вкусу. И заставила слизеринца купить несколько вещей, напомнив про мантии у мадам Малкин и сообщив, что не надо останавливаться на достигнутом. Но потом в магазин вошла мама Гермионы. Девушка сразу загрустила и поспешила вместе с другом вернуться к нему домой.
После двух тяжелых встречь молодые люди до осени не выходили из замка дальше близлежащих территорий. Но они и так весьма неплохо проводили время. Как-то так сложилось, что за несколько недель они стали весьма близкими друзьями. Вместе варили зелья, изучали книги, прогуливались. Моника им совсем не мешала, она приходила в замок только ночевать, а за неделю до сентября вернулась к затосковавшему и передумавшему разводиться мужу. В общем, жизнь текла легко и беззаботно. До наступления 1 сентября.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Воскресенье, 10.08.2008, 12:09 | Сообщение # 9
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5 "Снова в Хогвартс".

Незаметно пролетели последние летние денёчки весёлой и беззаботной жизни и наступило 31 августа. Северус и Гермиона весь день пребывали в мрачном настроении. Оба опасались грядущего отъезда в Хогвартс, но в последний летний денёчек, не сговариваясь, решили не терзать себя тяжелыми мыслями и жить как ни в чём не бывало.
С утра занялись сбором чемоданов. Так как молодые люди были достаточно организованы, много времени это не заняло. Они управились ещё до полудня. Затем решили заняться одним из своих самых любимых дел - побродить по библиотеке, посмотреть заинтерисующие их книги и обсудить их. Кстати, у Принцев была удивительная библиотека - там находились редчайшие книги из различных областей знания. Правда, Тобиас Снейп, как только узнал об обмане жены, начал распродавать библиотеку. Конечно, не из-за денег, а назло Эйлин, единственными отдушинами которой в беспросветной жизни с нелюбимым тираном были сын и книги. Но, несмотря на всё, в библиотеке было на что посмотреть, и это оказалось увлекательным занятием. Правда, Гермиона загрустила, что не пересмотрела за август и десятой части, но друг сообщил, что даже если на следующее лето Дамблдор назначит девушке другого опекуна, она всё равно всегда сможет зайти к нему.
Вечером друзья отправились гулять по прилежащей к замку территории. Весь остаток дня они оживлённо болтали о чём угодно кроме того, что их действительно волновало - что станет с их дружбой после приезда в Хогвартс, особенно если шляпа распределит Гермиону на Гриффиндор.

1 сентября Гермиона проснулась рано. На душе скребли кошки. Гриффиндорке так нравилось в родовом замке Принцев в компании Северуса, что покидать это ставшее почти родным место и ехать в Хогвартс, где придётся снова завоевывать себе репутацию, девушке не хотелось. Впервые в жизни её абсолютно не радовало наступление нового учебного года. Кроме того, девушка была уверена, что попадет на Гриффиндор, ведь один раз шляпа уже отправила её туда. И Гермиона примерно представляла, как к этому отнесётся Северус - она была уверена, что юноша надеется, что они не будут учиться на враждующих факультетах. Учёбы в Слизерине девушка себе не желала, а для Пуффендуя она совсем не подходит. Поэтому Гермиона решила упросить шляпу отправить её в Райвенкло. Вот такие мысли терзали нашу умницу пока она сидела на кухне и пила зелёный чай. А напротив расположился её друг-слизеринец с чашкой своего любимого чёрного кофе и тоже размышлял.

Впервые в жизни Северус был не рад наступлению 1 сентября. Не то чтобы ему так нравилось в школе, но дома всегда было гораздо хуже. Когда над слизеринцем пытались издеваться в Хогвартсе, он никогда не терялся и был готов дать отпор любому. Даже придуркам-мародёрам, которые искренне считали себя правыми, нападая четверо на одного. Хотя в их случае выходило скорее двое на одного. Петтигрю - слизняк, способный только прятаться за спины своих товарищей, а Люпин помогал только тем что не вмешивался и впоследствии отмазывал дружков, пользуясь своей в целом положительной репутацией. Не считая, конечно, того случая, когда этот паршивый оборотень чуть не загрыз юношу, находясь в зверином обличии. Интересные способы расчитаться с врегами у "благородных гриффиндорцев". А о том, как его потом самоотверженно спас благородный Поттер, Северус старался не думать, чтобы не впасть в неконтролируемую ярость. Ведь и дураку ясно, что этот придурок гриффиндорский спасал шкуры своих дружков и заодно рисовался перед Лили!
Тем не менее, обычно слизеринец не давал спуску гриффиндорцам. Он, в отличие от этих тупиц, изучал книги, а не практиковал обидные заклинания на тех, кто не мог постоять за себя, так что Северусу были известны такие заклинания, которые мародёрам даже не снились. Досадный случай после экзамена по Защите от темных искусств был, разумеется, недоразумением - если бы не отчаяние и боль потери, слизеринец никогда бы такого не допустил. Так что в школе было тяжело, но Северус справлялся.
Другое дело дома - когда нельзя использовать магию против избивающего его отца. Мама пыталась дать отпор мужу, но каждый раз когда она накладывала серьёзное заклинание приезжали авроры. Её обвиняли, подумать только, в жестоком обращении с мужем-магглом.В конце концов маме сделали серьёзное предупреждение - сообщили, что ещё раз, и она в Азкабане. Эйлин больше всего на свете боялась, что сын останется один на один с Тобиасом без её защиты. Поэтому перестала применять магию. И жизнь в родном замке стала совсем невыносимой.Поэтому каждый раз отъезда в школу, где его никто не любил, Северус ждал почти с радостью.
Теперь же всё было совсем по-другому. Появилась Гермиона. Приехав после страшной трагедии Северус опасался, что в пустом родовом замке, да ещё и перенося набеги никогда не любившей маму дражайшей тётушки, сойдет с ума. Но с появлением новой подруги даже чёрная тоска отошла на второй план. Никогда ещё слизеринцу не было так свободно и хорошо. Когда он встречался с Лили, Северус всегда был напряжён, хотел понравиться. С Гермионой же ему всегда было спокойно и легко.
А теперь предстояло снова вернуться а Хогвартс - место, где он видел так мало хорошего. Также слизеринца волновало предстоящее распределение его подруги. Он боялся, что Гермиону зачислят на Гриффиндор. Наиболее подходящим факультетом для девушки Северус считал Райвенкло. Не Слизерин, так как прекрасно сознавал, что там ей было бы очень непросто. Тем более учитывая стычку с Малфоем, Креббом и Гойлом. Также юноша понимал, что и у него обязательно появяться проблемы из-за этого. Малфой никогда не спускает обид. Но Северус был уверен, что разберётся с этим и не жалел о своём поступке - ведь благодаря неожиданному порыву он провел несколько счастливых недель.

После завтрака Гермиона и Северус отправились на вокзал. На платформу 9 3/4 молодые люди попали без проблем. Там как обычно было полно народу. Северус помог девушке загрузить её вещи, и Гермиона уже хотела войти в вагон, как кто-то взял её за плечо и резко развернул. Люциус Малфой. Манерно растягивая слова, он произнес:
- Так я не ошибся. Грязнокровка.
Гермиона растерялась, но ей на помощь вовремя пришел Северус. Он моментально оказался между девушкой и старшим слизеринцем и прошипел:
- Малфой, уходи, не нарывайся на неприятности.
- Неприятности, Снейп, будут у тебя.
После этого ярчайший представитель золотой молодёжи удалился к ожидающим его прихлебателям. Молодые люди переглянулись, пожали плечами и пошли искать свободное купе. В вагоне было шумно как обычно. И тут вдалеке показалась ОНА. Лили. Гермиона была уверена, что сейчас Северус опять побежит извиняться перед его первой подугой и даже успела почувствовать странную пустоту, как вдруг слизеринец сжал губы, взял её за руку и вошёл в пустое купе.
В общем, за начало дня у друзей уже произошло два неприятных события. Хорошо хоть с Мародерами не повстречались. Как вести себя с этими вздорными гриффиндорцами Гермиона понятия не имела.
В купе Северус рассказывал подруге о том, чего она не знала про Хогвартс этого времени. В частности о учителе Зельеварения профессоре Слизнорте - его требованиях и предпочтениях. Девушка внимательно слушала, наслаждаясь последними минутами общения с другом без косых взглядов и предрассудков. К счастью, за всю поездку в их купе никто не зашел.
Первым, кого Гермиона увидела сойдя с поезда, был Хагрид. Это было так странно - видеть почти не изменившегося полувеликана и понимать, что он ничего не знает о ней. Но Гермиона, успевшая за лето морально подготовиться к подобным ситуациям, просто пошла мимо и села в карету вместе с Северусом. Все ученики рассаживались, но к ним никто не садился Северус усмехнулся и собщил подруге:
- Видишь ли, Гермиона, я в этой школе весьма непопулярная личность. Не передумала ещё со мной дружить?
- Не дождёшься!
Молодые люди улыбнулись друг другу и хотели было продолжить прерванный приездом в Хогвартс разговор, но тут в их карету забрались двое студентов, которым не хватило места в остальных. Они были невысокого роста, щуплыми, но выглядели счастливыми и довольными друг другом. Северус шепнул на ухо Гермионе: "Френк Лонгботтом и Алиса Гардоно." Пришедшие гриффиндорцы сели напротив наших героев. Все четверо молчали до самого прибытия к воротам Хогвартса.
Гермиона смотрела на юную пару и в очередной раз поражалась несправедливости жизни. Они сидят напротив, радуются каждому мгновению и не знают, что спустя несколько лет станут постоянными пациентами больницы Святого Мунго. Но может и не станут, встряхнулась девушка. Ведь не зря же она покинула привычный мир и очутилась здесь. Необходимо сделать всё, что в её силах, чтобы помочь всем кому сможет.
Гермиону распределяли первой. Северус незаметно пожал ей руку и сел за слизеринский стол. Девушка смотрела на ничуть не изменившийся Большой зал и нервничала как никогда. Даже на первом курсе было проще - она знала, что на Слизерин её ни за что не распределят, а всё остальное было не так страшно. Но теперь девушка боялась, что её распределят на Гриффиндор. Раньше никогда бы не подумала, что такое возможно. Как сквозь туман до неё доходили слова директора: "Итак, позвольте представить вам новую ученицу - мисс Гермиону Грейнджер. Она перевелась к нам из Шармбатона после смерти родителей. Надеюсь, молодые люди, вы с пониманием отнесётесь к данной ситуации и поможете девушке найти своё место среди мас. А теперь - распределение. Прошу вас, мисс Грейнджер".
Гермиона на негнущихся ногах подошла к распределяющей шляпе. Девушка чувствовала на себе множество взглядов, но среди них выделяла всего один - Северуса - и была очень благодарна слизеринцу за молчаливую поддержку.
Между Гермионоё и распределяющей шляпой произошёл следующий диолог:
- Разумеется, тебе надо в Гриффиндор.
- А может лучше в Райвенкло? Пожалуйста...
- Сожалею, но своих решений я не меняю.
- Но откуда...
- Не удивляйся. Я существую вне времени и прекрасно помню всех, кого распределила и когда-либо распределю.
- Но может это ошибка?
- Исключено.
- Всё же мне кажется, пару раз вы точно ошиблись в выборе факультете студентам.
- Кого ты имеешь в виду?
- Питера Петтигрю и Северуса Снейпа.
- Я никогда не ошибаюсь. Ошибочными бывают решения директора. ГРИФФИНДОР!
Делать нечего. Гермиона встала с табуретки и под громкие апплодисменты представителей львиного факультета уселась за гриффиндорским столом рядом с Алисой Гардоно, проигнорировав указывающего её на свободный стул рядом с ним Сириуса Блека. Девушка взглянула на слизеринский стол, ища взглядом Северуса. Друг, перехватив её взгляд, поджал губы и уткнулся взглядом в свою тарелку. На душе сразу стало как-то тоскливо и холодно.
Поэтому после праздничного обеда Гермиона намеревалась поговорить с Северусом, но он поспешил смыться, смешавшись с толпой слизеринцев. Это плохой признак. Девушка намеревалась поговорить с другом перед сдвоенным уроком и всё выяснить. Также гриффиндорскую умницу занимали загадочные слова шляпы при её распределении. Неужели директор способен повлиять на выбор факультета для студентов? И где тогда должен был учиться Северус? В Райвенкло? Девушка сказала распределяющей шляпе про ошибку в выборе факультета наугад и никак не ожидала получить подтвержление своих слов. Насчёт же того, что Петтигрю не место на Гриффиндоре, у Гермионы не было ни малейших сомнений. В общем, девушка дала себе слово обязательно разобраться со всем этим. А сейчас перед ней возникла куда более насущная проблема.
Все стали расходиться по гостиным, а она по-идее не должна знать гда они находятся. Пойти за первоклассниками? Или спросить у кого-нибудь? Но у кого? От поисков выхода девушку отвлек звонкий голос:
- Привет, Гермиона. Я Мэри МакДональд. Пойдем, покажу, гду мы живём.
- Спасибо, Мэри, с удовольствием.
Мэри оказалась невзрачной, но очень милой девушкой с черными волосами, заплетёнными в толстую косу, широкими карими глазами и слегка полноватой фигурой. Пока они шли до гостиной, новая знакомая успела рассказать Гермионе много всякого о школе. Это было бы весьма интересно, но почти всё девушка знала и без неё. Потом Мэри привела новую знакомую в комнату, ту самую, в которой гриффиндорская умница жила в своём времени. По иронии судьбы, Гермионе досталась даже та самая кровать, на которой 20 лет спустя она провела столько ночей. А Мэри меж тем вещала:
- Кроме нас здесь обитают также Алиса Гардоно и Пандора Парето. А на твоей кровати раньше спала Лили Эванс, но теперь она староста и комната у неё отдельная.
Гермиона поблагодарила словоохотливую гриффиндорку и молча стала разбарать вещи. Занималась она этим до позднего вечера, а потом пошла в гостиную и расположилась на удобном кресле с книгой в руках. Вскоре в гостиную вошла Лили. Она дружелюбно посмотрела на Гермиону и сообщила:
- Привет, Гермиона, добро пожаловать в Хогвартс. Надеюсь, он станет домом для тебя. Меня зовут Лили Эванс, я староста. Если что, ты всегда можешь обратиться ко мне.
- Спасибо, Лили, обязательно.
Гермиона выдавила из себя получившуюся слегка фальшивой улыбку и вернулась к чтению. Лили пожала плечами и увлеклась разговором с Пандорой, которая оказалась высокой сухощавой блондинкой с серыми глазами.
Гриффиндорская умница смотрела на Лили и не понимала, что с ней происходит. Почему она чувствует такую зависть к старосте. Лили довольно симпатична - идеальная фигура, густые коричневые волосы, пронзительные зелёные глаза. Наверное, именно они так привлекали Северуса. И тут неожиданно до гриффиндорской умницы дошла природа её чувств. Она просто-напросто ревнует Лили к Северусу! Это так странно, ведь она же относится с слизеринцу только как к другу...или нет? За месяц, проведённый в доме друга, привязанность Гермионы к нему все укреплялась, пока она не обнаружила, что пытается одеться получше, чтобы ему понравиться, ловит его взгляд...Тогда гриффиндорская умница всё списала на дружбу. Но как тогда объяснить довольно сильное чувство, возникшее теперь? В любом случае, если это любовь, то несчастная. Ведь Северус любит только одну Лили. Тем не менее необходимо обязательно завтра встретиться с другом и попробовать разобраться во всем. С этими мыслями Гермиона закрыла книку, пошла в комнату девочек и, пожелав находящимся там Мэри и Алисе спокойной ночи, легла спать.

Пир давно закончился, и все ученики находились в гостиных своих факультетов. Даже большие любители нарушать правила Джеймс Поттер и Сириус Блек. Джеймс сидел на кровати и развлекался со снитчем, который у него с прошлого раза так и не отобрали. Его лучший друг уже минут 40 ходил как маятник от двери к окну и обратно. Пит давно спал, а у Рема собственная комната. Он же староста! В конце концов лучшему ловцу надоело наблюдать за метаниями друга. Он отложил свою забаву и сказал:
- Сириус, кончай. Успокойся и скажи, что тебя гложет.
- Эта девчонка никак не выходит их головы.
-Какая?
- С которой мы столкнулись во время последней стычки с Нюниусом.
- Ну не знаю, друг. По-моему, девчонка как девчонка, ничего особенного.
- Не скажи. То, как она держалась... Честно - когда она меня послала по мне как будто электрический ток пробежал.
- А по-моему, тебя просто бесит, что эта Грейнджер единственная, кроме моей Лили, девушка, посмевшая тебя послать.
- Положим, Лили пока не твоя.. Помнится, во время вашей последней встречи она отдала предпочтение гигантскому кальмару.
- Не моя. Но обязательно будет. Я все для этого сделаю.
- А знаешь, Джеймс, я тоже. В лепёшку расшибусь, но Гермиона будет гулять со мной.
- Хочешь добавить её в свою коллекцию?
- Пока не знаю...Время покажет.
Джеймс пожал плечами. Затем друзья-гриффиндорцы ещё полночи обсуждали планы на следующий день и, наконец, соизволили лечь спать.

Северус лежал на своей постели, смотрел в потолок и размышлял. Он предполагал, что теперь будет хуже чем раньше. И, конечно, оказался прав. Ранее к нему хотя бы на его собственном факультете относились более-менее нейтрально, а некоторые даже с уважением. Теперь, после стычки с Малфоем, который, разумеется, успел уже о ней всем поведать, в нужной для себя мере преукрасив, нашего героя презирали и на Слизерине. С ним не разговаривали и смотрели на него как на пустое место. В ответ Северус тоже ни с кем не разговаривал и смотрел на них как на флоббер-червей. Он знал, что пока в безопасности. Малфой никогда не действует сгоряча - будет вынашивать план жестокой мести минимум неделю. А за это время что-нибудь да придумается.
Слизеринца больше волновало совсем другое - то, что шляпа распределила Гермиону на Гриффиндор. Разумеется, он понимал, что не может винить в этом девушку. Хорошо хоть не на Слизерин. В 11 лет Северус боготворил факультет Слизерин и хотел только туда, хотя шляпа и советовала на Гриффиндор. Любить Слизерин его научила мама, выпускница этого факультета. Но чем дольше наш герой учился на нем, тем больше видел недостатков - слизеринцы скользкие и трусоватые, предпочитают прятаться за чужими спинами и загребать жар чужими руками, не занают настоящей дружбы. Северус уже к 13 годам понимал, что он не такой. Он предпочитал расчитывать только на собственные силы, хотел и умел дружить. Но шляпа ведь не ошибается? Видимо, юноше действительно место на змеином факультете...
То же, что Гермиона распределена опять на Гриффиндор может иметь далеко идущие последствия. Ведь там учатся кровные враги Северуса - Поттер, Блек и прочие...Больше всего слизеринец боялся, что Гермиона попадёт под влияние ненавистных гриффиндорцев и бросит его так же, как и Лили. А ведь она стала очень дорога, как Лили. На этой мысли слизеринец вздрогнул - как Лили? Но ведь дороже первой подруги для него нет никого. Он же её любит. А что тогда испытывает к Гермионе? Сильную привязанность? Но в любом случае, теперь это не имеет значения. Он же презираемый всеми мерзкий слизеринец. Рано или поздно и Гермиона отвернётся от него. И тогда Северус окончательно разочаруется в жизни. Лучше сразу разорвать этот узел, чтобы потом не было слишком больно. Как ни тяжело, ему придётся положить конец дружбе с Гермионой. На этой мысли слизеринец уснул.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ярослава Дата: Понедельник, 11.08.2008, 12:33 | Сообщение # 10
Ярослава
Дополнительная информация




К счастью, я ошиблась в своих прогнозах! Замечательное продолжение появилось очень быстро. С нетерпением буду ждать еще- очень заинтересовала судьба Гермионы.
 
AmandaSteart Дата: Понедельник, 11.08.2008, 19:16 | Сообщение # 11
AmandaSteart
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Снейп, которого шляпа хотела оправить в Гриффиндор.. в голове не укладывается)))
когда начала читать, думала, что будет ещё один клон "потерянного", но, к счастью, первое впечатление оказалось неверным))
проды хочу))


никогда не откладывай на завтра то, что можно отложить на послезавтра
 
Маркиза Дата: Четверг, 14.08.2008, 17:02 | Сообщение # 12
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7: "Разборки".

Когда Гермиона вернулась в гриффиндорскую гостиную, бережно неся маленького котенка, она сразу же наткнулась на обеспокоенную Лили. Староста спросила:
- Чего он хотел? И откуда у тебя такое прелестное создание?
- Так, отвечаю по-порядку. Северус хотел помириться и поздравить меня с Днем рождения, а это прелестное создание и есть подарок.
- День рождения? Но почему ты не сказала?
- Не захотела. И ты не говори. Знаем только я и Северус. А то все начнут спрашиватть, почему не сообщила раньше. Скажу недельки через две.
- Кстати, о Северусе. Откуда у него вдруг взялся котенок? Вдруг он достал его не совсем законным методом. Например, отнял у кого-то.
- Я доверяю своим друзьям. Просто мы были в ссоре, и он купил мне в Хогсмите котенка в знак примирения. Чего непонятного?
- И вы помирились? Ты ему просто зачем-то нужна, и он подкупил тебя! Он же слизеринец!
- Котенка Северус подарил мне от чистого сердца. И ты о нем слишком плохо думаешь. Неужели считаешь себя лучше?
- Гермиона, как ты можешь? Мы же подруги!
- Мой друг, прежде всего, Северус Снейп. И твоим другом он был тоже.
- Был, пока не совершил непростительный поступок.
- Так уж и не простительный?
- Ты просто не знаешь, как он меня назвал...
- Я знаю. И я поражена тем, как легко ты забыла пять лет дружбы. Даже не дала ему попытаться объяснить.
- Это ничем нельзя объяснить!
- Ошибаешься, Лили, ошибаешься...
С этими словами Гермиона пошла к себе в комнату, староста за спиной потрясенно молчала.
В комнате девчонки, с которыми, как и с соседками по комнате из родного времени, у гриффиндорской умницы установились доброжелательные, но не близкие отношения, сразу стали спрашивать, откуда котенок и как она назовет это рыжее чудо. Гермиона отвечала, что котенка подарил друг, а назовет его Живоглот. Именно так и никак иначе.

Джеймс уже второй час ждал лучшего друга в Выручай-комнате, и уже начинал нервничать. Дело в том, что лучший ловец столкнулся с Сириусом у портрета Полной дамы, когда тот шел разбираться со Снейпом. Джеймс вызвался помочь, но друг сказал, что справится сам, и попросил подождать его в выручай-комнате.
Выручай-комната представляет собой одно из таинственных чудес Хогвартса. Она становится для заходящих в нее тем, чем её хотят видеть. Для Джеймся и Сириуса это всегда просторная и светлая комната с макетами метел, моделями снитчей и квиддичными плакатами, а также двумя весьма удобными креслами цветов Гриффиндора. И сейчас Джеймс сидел в таком кресле и думал о том, что не стоило, наверное, оставлять друга одного. Снейп большой знаток по части нехороших заклятий. Конечно, ловец понимал, что двое на одного - это нехорошо. Но считал случай со Снейпом особенным - это мрачный слизеринец, не способный испытывать какие-либо чувства, кроме презрения ко всем, к тому же он увивается за Лили. И кстати, как ни неприятно это признаватьт, борьба всегда велась на равных. Обидно, но в одиночку против него и Сириуса Снейп почти всегда выходил на ничью. Был только один случай после письменного экзамена по Защите от темных искусств. День назад Джеймс случайно услышал разговор Снейпа и Лили, где тот усиленно поливал его грязью, и был очень зол на "мерзкого слизеринца". Поэтому в тот день у него было только одно желание - отыграться на Снейпе за все хорошее. И отгрался. Сириус до конца учебного года ходил с таким видом, будто он герой. Пит, не уставая, восхищаться их ловкостью. Рем всерьез дулся, и помириться с ним удалось только в последний перед каникулами день. А Джеймсу было даже немного стыдно. Конечно, он любил блестнуть и довольно часто применял на некоторых интересные заклинания. Но они, по крайней мере по критериям Мародера, не были жестокими. В отличие от того, что они сделали со Снейпом. Конечно, слизеринец сам заслужил, но Джеймсу ещё долго после того случая было не по себе. К тому же он впервые задумался, что двое против одного - нечестно. Ведь, в отличие от их предыдущих стычек, Нюниус почти не сопротивлялся. И, кстати, ловца занимала мысль о столь нетипичном для слизеринца поведении. Но за лето все подзабылось, и с начала учебного года Джеймс стал вести себя как раньше.
Лучший ловец Хогвартса уже собрался идти спасать друга, как тот ворвался в комнату собственной персоной. И с порога возмущенно начал:
- Джеймс, представляешь, этот слизеринский гад меня обезоружил!
- Только обезоружил? Я уж думал, он тебя в плотоядного слизня превратил! И что тебя так долго не было?
- Искал Нюниуса. Хотел взять реванш.
- И как?
- Да он как сквозь землю провалился! И кстати, он тут обронил какой-то клочек. Я без тебя читать не стал.
Сириус передал другу пергамент. Оба гриффиндорца склонились над ним. Конечно, читать чужие письма не хорошо, но когда они имели дело со Снейпом, забывали о подобном. По мере прочтения лицо Джеймса бледнело. На Сириуса же письмо особого впечатления не произвело. Прочитав до конца, Джеймс воскрикнул:
- Какие же мы придурки!
- Ты о чем это!
- Ты что, не понял? Это же свидетельство о смерти
родителей Снейпа.
- Значит, Нюниус теперь сирота. Ну и что?
- Да ты на дату смерти посмотри!
- Тот самый день...Ну да, вышло нехорошо. Ну теперь-то чего расстраиваться. Что сделано, то сделано.
- Ты что, не понимаешь? Мы поступили подло.
- Но мы же не знали.
- Мы должны были сразу понять по поведению Снейпа, что с ним что-то не так.
- Ничего мы Нюниусу не должны! Кстати, что будем делать с пергаментом?
- Как это что? Вернём, разумеется.
- Друг, ты меня пугаешь. Начинаешь говорить как Эванс. У нас же важная Нюниусу запись. Мы можем потребовать от этого гада, что захотим.
- Нет, мы вернем ему свидетельство. И извинимся за тот случай.
Джеймс убрал пергамент в карман и пошел в гостиную, не заметив разочарованного взгляда Сириуса.

Северус проснулся, как обычно, за два часа до завтрака. Он был счастлив. Ведь вчера слизеринцу удалось то, что ещё несколько дней назад казалось абсолютно невозможным - он помирился с Гермионой. Оказалось, гриффиндорка во многом не похожа на Лили. Но теперь Северуса это абсолютно не расстраивало. Вдруг слизеринец вспомнил о министерской бумаге в своем кармане, и настроение сразу упало. Он полез на свидетельством и похолодел. Карман был пуст! Но как же это? Как обычно в затруднительных ситуациях, наш герой начал анализировать весь вчерашний день, чтобы докопаться до истины. Вот он кладет пергамент в карман, идет в коридор, сталкивается с Блеком. Стоп. Блек. Так вот кто украл такую важную для него вещь! Мародеры! Ну конечно, "благородные гриффиндорцы" ничем не побрезгуют, чтобы досадить врагу. Теперь осталось только попробовать вырвать пергамент силой, а если не получится, выслушать условия врагов.
Северус знал, где искать гриффиндорцев. Было одно место, где они наиболее часто выясняли отношения. Наверняка Мародеры уже ждут его там, сгорая от нетерпения поиздеваться, раз уж подвернулся такой удобный случай.
Действительно, Поттер и Блек были уже на месте. При этом Блек смотрел на слизеринца судвоенной ненавистью, а во взгляде братца, наоборот, впервые этой ненависти не было. Но было не время удивляться. Северус прошипел:
- У вас моя вещь. Верните.
И тут наш герой удивился по-настоящему. Поттер молча протянул ему пергамент. Северус, выхватив из рук Мародера, внимательно осмотрел свидетельство. Оно было таким же, как и вчера, никаких заклятий наложено не было. Странно... Между тем Поттер продолжал:
- Снейп, послушай, мы хотим извиниться за тот случай.
- Извиниться? Вы? Не смеши меня, Поттер.
- Но Северус, если бы мы знали, мы бы никогда...
- Я не верю. вы просто что-то задумали. И поверь мне, Поттер, я узнаю, что.
С этими словами Северус пошел на завтрак. И только когда слизеринец сел за свой стол, до него дошло, что Поттер впервые в жизни назвал его по имени.

Гермиона шла на сдвоенный урок Трансфигурации с чувством необыкновенной легкости. Она, наконец, приняла очень важное решение: Северус её друг, и она не будет ни от кого скрывать это. Ведь из-за неё от слизеринца отвернулись все представители его факультета. Ему сейчас как никогда необходима поддержка. И гриффиндорка была твердо намерена эту поддержку оказать. Она вошла в класс и, ко всеобщему удивлению, направилась прямо к парте Северуса и села рядом. Слизеринец удивленно посмотрел на подругу и сказал:
- Гермиона, ты хоть понимаешь, что делаешь?
- Сажусь рядом с другом. А что?
- Но..
- Северус, давай без возражений. Ты мой лучший друг, и я ни от кого не собираюсь это скрывать.
И на всех остальных уроках гриффиндорская умница сидела рядом со своим слизеринским другом. Они вместе делали уроки в библиотеке, ходили в Хогсмит, занимались многими другими имтересными вещами. На Гермиону начали смотреть немного косо на её факультете, Лили отдалилась от неё. Но девушку это не смущало. Она была счастлива, несмотря даже на то, что хотела быть Северусу ближе, чем просто подруга. Так пролетели две недели.

Джеймс в нерешительности стоял у камина в гостиной. Он знал, что Лили всегда встает рано и идет сюда читать книгу. Ранее с ней приходила и Гермиона, но с тех пор, как новенькая необычайно сблизилась со Снейпом, она стала вредпочитала пораньше уйти, наверняка на встречу с ним.
Прошло 2 недели, пока ловец Гриффиндора, наконец, сделал нелегкий выбор. Все это время Джеймса мучила совесть, и он понимал, что должен как-то компенсировать свой гадкий поступок Снейпу. И знал только один способ сделать это. Конечно, Сириус, после того, как Джеймс вернул слизеринцу его свидетельство, сразу сообщил другу, что тот рехнулся. Они даже немного поссорились. Но ненадолго - помирились уже через два дня. Остальным Мародерам решили не говорить. Питеру все равно, а Рем их просто замучает похлеще совести Джеймса.
Лучший ловец долго убеждал себя, что он ничего не должен слизеринскому гаду, что тот сам во всем виноват. Но убедить не смог. И в середине октября все же решился.
Войдя в гостиную, Лили сразу спросила:
- Меня поджидал?
- Что, так похоже?
- Поттер, давай сразу к делу.
- В общем, Эванс, я пришел поговорить о Снейпе.
- Мои отношения с ним не твое дело.
- Так получилось, что мое. Лили, ты должна с ним помириться.
- ЧТО? Знаеш что, Поттер...
- Не перебивай, Эванс. Понимаешь, в тот день, когда ...в общем, когда вы поссорились, умерли его родители.
- Но откуда ты знаешь? Северус ничего не говорил.
- Не знаю, почему он не сказал, но я сам видел свидетельство. Неужели ты думаешь, что если бы я не был уверен, я бы сказал тебе об этом?
- Кстати, почему ты мне сообщил?
-Неужели непонятно, Эванс? Так правильно.
С этими словами Джеймс почти выбежал из гостиной. Он знал, что поступил верно, но на душе скребли кошки. Что, если теперь Лили и Снейп помиряться? Но была и положительная сторона - теперь перед Снейпом его совесть чиста.

Северус чувствовал себя счастливым. Они с Гермионой все две недели были неразлучны. И это были самые счастливые недели в его жизни. Даже Мародеры перестали приставать. Наверняка, что-то затевают. Иногда, правда, доставал Блек, но всегда один, а с ним без Поттера юноша легко справлялся.
Слизеринец и гриффиндорка закончили делать уроки и выходили из библиотеки, как вдруг Северуса окликнул Регулус Блек. Молодые люди подошли, и Северус спросил:
- Чего тебе, Блек?
- Надо поговорить наедине.
- У меня нет секретов от Гермионы.
- Твое дело. Сегодня наши собираются сделать с тобой нечто ужасное. Они отправили всех младше шестого курса в выручай-комнату, а сами уже поджидают тебя. По команде Малфоя все шестикурсники и семикурсники начнут посылать в тебя заклинания.
- Откуда ты знаешь?
- Я же слизеринец. Подслушал, разумеется.
- Зачем ты меня предупреждаешь?
- Ты здорово досаждаешь моему братцу. Мне это нравится. Но учти, Снейп, помогать тебе я не буду.
С этими словами Регулус развернулся и пошел в сторону слизеринской гостиной. Перепуганная Гермиона спросила:
- Северус, что ты собираешься делать?
- Они хотят меня видеть. Я приду.
- Нет. Они же покалечат тебя! Надо что-то придумать.
- Я знаю, что делать, Гермиона. Просто доверься мне.
- Я боюсь за тебя.
- Давай так: если через полчаса от меня не будет вестей, пойдешь к директору.
- Но они за полчаса...
- Гермиона...
- Ладно.
На этом Северус оставил встревоженную подругу у библиотеки и пошел в гостиную. Как и говорил Регулус, там было полно шести- и семикурсников с поднятыми палочками, которые стали брать нашего героя в кольцо. Стоящий во главе Люциус Малфой ехидно спросил:
- Ну что, Снейп, влип?
Но Северус не растерялся. Он был готов к такому повороту событий. В следующее мгновение наш слизеринец усмехнулся и поднял палочку.

УВАЖЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, ПРЕДУПРЕЖДАЮ СРАЗУ, ПРОДА, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДЕТ ТОЛЬКО НА ПЕРВОЙ НЕДЕЛЕ СЕНТЯБРЯ. НО ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДЕТ.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 31.08.2008, 15:01 | Сообщение # 13
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8: "Потоп в гостиной Слизерина и его последствия".

Лили вот уже минут 20 мерила шагами гриффиндорскую гостиную и ругала себя. Девушка, наконец, поняла смысл слов, сказанных Гермионой две недели назад. И вынуждена была признать, что новенькая во всем права. Как могла она, всегда служившая образцом идеальной гриффиндорки - честной, доброй и смелой - даже не дать шанса человеку, с которым дружила более пяти лет, не выслушать его. Даже те несколько минут, которые она уделила бывшему другу у гостиной сложно назвать диалогом, скорее это был обвинительный монолог. А ведь сразу было ясно, что поведение Северуса значительно отличается от обычного, что у друга что-то случилось. Но староста настолько разозлилась тогда на случайно вырвавшееся у него грубое слово, что предпочла ни в чем не разбираться. И теперь корила себя за это.
Что она чувствовала, отказавшись от дружбы с Северусом? Пожалуй, было немного грустно. В основном от того, что за более чем пять лет Лили привыкла к его заботе, готовности исполнять её прихоти. Конечно, был ещё и Поттер, но его гриффиндорская староста всегда считала донельзя избалованным эгоистом. Тем удивительнее казался девушке теперешний поступок ловца. Ведь Джеймс прекрасно знал, что если Лили узнает правду, она непременно почувствует себя виноватой перед Северусом и помириться с ним. И все равно рассказал. Скорее всего, таким способом лучший ловец пытался загладить собственный недостойный поступок. И это значит, что у Мародера все-таки есть совесть. Неожиданно для себя гриффиндорская староста почувствовала желание узнать поближе Джеймса Поттера, который, видимо, совсем не такой, каким кажется на первый взгляд. Но гриффиндорка сразу задавила в себе это желание. Она очень виновата перед Северусом, и у слизеринца случилась трагедия. Она обязана помириться с парнем и загладить свою вину перед ним. И староста знала один способ - слизеринец давно хотел с ней встречаться. судя по тому, как Гермиона рьяно его защищает, Северус даже вскружил голову бедной девушке, пытаясь найти замену ей. Теперь Лили была намерена дать юноше шанс. Она прямо сейчас пойдёт к нему и ... Размышления старосты были неожиданно прерваны - в гостиную ворвалась запыхавшаяся Гермиона.

Гриффиндорская умница не находила себе места. Конечно, она полностью доверяла Северусу, но вдруг он переоценил свои силы? Она стоит у библиотеки, прислонившись к стене, а друг там один против всех шести-и семикурсников Слизерина. Надо срочно что-то предпринять. Но что? Идей не было никаких. Тогда Гермиона стала перебирать в уме всех, кто мог бы помочь. К директору гриффиндорка пошла бы в последнюю очередь, он всегда себе на уме. Профессор Слизнорт не может сладить с собственным факультетом. профессор МакГоногал, декан Гриффиндора, вряд ли заступится за слизеринца. Тем более, она всегда на стороне директора. Оставался ещё один вариант - учительница Защиты от темных искусств профессор Алия Лантендорф. Ей 37 лет, и она подозрительно напоминает Златоуста Локонса - те же внешний лоск и пустота внутри. Так что идти к мисс Лантердорф за помощью - мысль не из лучших.
Осталось только одно - попросить помощи у Лили. Конечно, староста сердита на слизеринца, но она - единственный человек, кроме самой Гермионы, который, возможно, захочет помочь. К томуже Лили знает гораздо больше о Хогвартсе того времени и, вероятно, сообразит, что делать. Но где её искать? Гриффиндорская умница знала, что Лили с утра была очень расстроена, ни к кому не подходила и всё о чем-то думала. Даже на уроках была невнимательна и сразу по их окончанию ушла в гостиную Гриффиндора. Вероятно, староста и сейчас там. Приняв решение, Гермиона побежала в гостиную, где действительно увидела Лили. Девушка выпалила:
- Лили, у Северуса большие проблемы! Нужна помощь!
- Что случилось?
- Малфой устроил засаду. Он там сейчас один против всех шести- и семикурсников.
- Надо что-то делать. Пойдем скорее.
Но гриффиндорки не успели ничего предпринять. В гостиную ворвалась Мэри:
- Девчонки, тут такие новости! Вы ещё не слышали?
- Не слышали о чем?
- Потоп в гостиной Слизерина!
Девушки сразу догадались, что бы это могло значить. Переглянувшись, они побежали в сторону подземелий.

Идя в гостиную, Северус лихорадочно придумывал план. Он вовсе не был настолько уверен в своих силах, как старался показать Гермионе. Просто не хотел, чтобы подруга из-за него во что-нибудь влипла. Слизеринец мог бы легко победить двух-трех, с трудом четверых - шестерых. Но противников будет намного больше.
Наверняка любой другой представитель змеиного факультета пожаловался бы профессорам. Но Северус не любой. Стучать он не станет. И дело даже не в том, что ему ещё учиться на этом факультете. Просто ему сделали вызов, и он ответит на него. До уровня Малфоя, которому слабо сразиться с самым талантливым слизеринцем, и поэтому он решил устроить засаду, Северус никогда не опустится.
Итак, он стал изгоем. Ради того, чтобы быть своим на Слизерине, наш герой частично поступился своими принципами, приняв взгляды, которые не разделял. Но всего один правильный поступок - и он изгой. Теперь, даже если удастся выкрутиться на этот раз, его никогда не оставят в покое.
Именно на этой мрачной мысли юноше вдруг пришла в голову одна занимательная идея. Ещё пару лет назад Северус начал эксперименты со смешиванием различных заклинаний. Слизеринец занимался этим в выручай-комнате, принявший вид большого зала с магическими щитами, поглощающими опасные заклинания. Одно из сочетаний вышло особенно интересным. От неприятных последствий спасло то, что дело было в выручай-комнате. Теперь стоило произнести заклинание ещё раз. То, что надо - никто не погибнет, но всем сразу станет не до него.
Как и говорил Регулус, в гостиной Слизерина было полно шести- и семикурсников с поднятыми палочками, которые стали брать в кольцо нашего героя. Стоящий во главе Люциус Малфой ехидно спросил:
- Ну что, Снейп, влип?
Но Северус не растерялся. Он уже был готов к такому повороту событий. В следующее мгновение слизеринец усмехнулся, поднял палочку и произнес:
- Бомбардо - Агуаменти!
Что тут началось! Ото всюду забила вода, и в мгновение ока гостиную затопило. Так как на стрелку собрались только шести- и семикурсники, заклинание, позволяющее дышать под водой, знали все. Но всем вдруг стало не до Северуса - надо было выбираться. А наш герой остался доволен результатом, хоть и понимал, что за потоп придется ответить. Еще он понимал, что у главного входа в гостиную скоро будет полно зевак. Поэтому слизеринец выплыл через запасной выход, который ему в позапрошлом году по секрету подсказал профессор Слизнорт. О выходе знала из неслизеринцев только Лили, которая всегда была любимицей декана, но ей наверняка все равно.
Однако вскоре юноша понял, что это не так. У выхода, куда он проплыл беспрепятственно, слизеринца уже ждали насмерть перепуганные Гермиона и Лили. Увидев поток воды из коридора и насквозь промокшего юношу, девушки не растерялись. В слизеринца полетели два высушивающих заклинания, и Гермиона спросила:
- Северус, что случилось?
- Не волнуйся, просто небольшой потоп.
- Это ты его устроил?
- Я был один против толпы с палочками на изготовку. Это был единственный способ выкрутиться так, чтобы никто не пострадал.
- Но почему ты не пожаловался профессорам?
- Я не стукач. Это моя проблема, я должен был решить её сам.
Гермиона хотела что-то добавить, но её перебила молчавшая до этого Лили:
- Северус, нам надо поговорить.
Юноша хотел бы, чтобы Гермиона осталась, но девушка сказала:
- Вы говорите, а я пойду.
Гермиона ушла, а Северус и Лили остались вдвоем. Их ждал серьёзный разговор.

Был ещё один человек, присутствовавший при описанном разговоре. Он стоял за колонной недалеко от наших героев. Джеймс Поттер. Юноша находился около гриффиндорской гостиной и видел, как из неё выбежала его Лили со своей новой подругой. По наитию лучший ловец последовал за девушками. И оказался у неприметной дверцы, где и спрятался за колонной. Потом увидел, что дверь отворилась, оттуда хлынула вода и выплыл Снейп. Гермиона высушила на слизеринце одежду, а Лили убрала воду. Затем Джеймс слушал разговор и удивлялся. Где это видано, чтобы слизеринец не пожаловался профессорам, а сам разбирался с обидчиками, да ещё и так, чтобы никто не пострадал. Так ли хорошо он знает своего давнего врага? Но эти мысли вылетели из головы ловца, когда Лили предложила Снейпу поговорить. Джеймс прекрасно понимал, что будет дальше. Они помирятся. Гриффиндорец хотел пойти и вмешаться, но знал, что тогда прошлый поступок, который так тяжело ему дался, не будет иметь никакого смысла. Но и стоять и слушать, как мирятся его любимая девушка и злейший враг, было выше сил Джеймса. Юноша сжал зубы и отошел в сторону.

Гермиона бродила по Хогвартсу, не особо заботясь о том, куда идет. Девушке было очень больно. Она довно догадывалась, что Северус для неё больше чем друг. Но именно сейчас поняла, что действительно любит его. Сложив два и два, гриффиндорская умница догадалась, почему Лили весь день была в довольно странном состоянии. Она решила помириться с Северусом. И хотя девушке хотелось быть слизеринцу более близкой, чем Лили, она считала это недостижимым. Осталось только смириться, ведь, в конце концов, она желала другу счастья. Углубившись в мрачные мысли, гриффиндорская умница не сразу поняла, что заблудилась. А когда поняла запаниковала. Она была в глубине подземелий, где вряд ли кому-либо придет в голову искать гриффиндорку. Когда девушка пришла в отчаяние, из ниоткуда донесся голос:
- Госпожа что-то желает?
- Ты кто?
- Дух Хогвартса. Ты помогла Избранному избавиться от чудовища из Тайной комнаты, подтолкнув его к решению задачи. Ты имеешь право на желание.
- Но откуда...Стоп. Ты, как и распределяющая шляпа, находишься вне пространства?
- Конечно. Шляпа - часть меня.
- Я хочу выбраться отсюда.
- Я укажу тебе выход. Но это не желание. Придумай что-нибудь стоящее.
Гермиона серьёзно задумалась. Конечно, следовало потребовать рассказать правду о Питере Петтигрю. В словах духа Хогвартса никто не посмеет усомниться. Тогда Петтигрю не будет в составе Мародеров, и он не совершит таких ужасных поступков, как во времени девушки.
Но гриффиндорскую умницу беспокоила судьба Северуса. После того, что он недавно устроил, на Слизерине юноше жизни не дадут. А у шляпы есть какая-то тайна. Наверняка, друг должен был учиться в Райвенкло, а попал на Слизерин из-за коварных происков директора. Гриффиндорка пошла на поводу у сердца, а не разума. Она сказала:
- Я хочу, чтобы сегодня на обеде в Большом зале все узнали правду о распределении Северуса Снейпа.
- Ты сделала правильный выбор. Хорошо, я расскажу всем. Тебе пора на обед.
Внезапно у ног Гермионы появилась светящаяся дорожка, которая и вывела девушку из подземелий. Она поспешила в Большой зал, торопясь узнать о Северусе правду и стараясь не думать о том, что, скорее всего, увидит друга входящим в зал вместе с Лили.

Северус стоял напротив Лили, затаив дыхание. Неужели сейчас исполнится то, о чем он столько месяцев мечтал? Некоторое время оба молчали, а потом Лили сделала шаг навстречу и сказала:
- Северус, прости меня. Я должна была сразу догадаться, что у тебя что-то случилось.
- Так ты знаешь?
- Да.
- Кто тебе сказал? Гермиона?
- Джеймс Поттер.
- Ясно. И что мы теперь будем делать?
В ответ Лили подошла ближе и ... поцеловала его:
- Мы будем встречаться. Ты же давно мечтал об этом.
Северус так обалдел, что не мог сказать ни слова. Он часто представлял этот поцелуй в мечтах, но даже предположить не мог, что когда-нибудь это станет реальностью. Когда же к юноше верулся дар речи, он обнаружил, что в их сторону идет директор. Ну все. Теперь жди неприятностей. Наверняка Малфой уже просветил Дамблдора, кто затопил гостиную, как обычно представив все в выгодном для себя свете. Директор подошел и сказал:
- Северус, только что до меня дошли сведения, что по твоей вине затоплена гостиная Слизерина. Как ты мне это объяснишь?
- Директор Дамблдор, Северус не виноват. Просто слизеринцы сговорились против него. Вы же их знаете. А его во время потопа даже не было в гостиной.
- И где же он был, мисс Эванс?
- Со мной.
- Ладно. Вам пора на обед, молодые люди. Не опаздывайте.
Когда шаги директора стихли, Северус сказал:
- Спасибо, Лили. Если бы не ты, у меня были бы большие проблемы.
- Я теперь твоя девушка, Северус. Я всегда на твоей стороне.
С этими словами девушка опять поцеловала слизеринца, взяла его за руку, и молодые люди поспешили на обед.

Гермиона все больше убеждалась в своих подозрениях. Она сидела в Большом зале между Мэри и Пандорой. Все были на месте, даже измученные и злые слизеринцы - старшекурсники. Пустовали только места Северуса и Лили. А перед самым началом обеда они вошли в зал, держась за руки, как раньше заходила с Северусом она. Но улыбки на лицах молодых людей показались Гермионе слегка натянутыми. Хотя, вероятно, это просто игра воображения.
Неожиданно голос из ниоткуда приказал Северусу остаться на месте, а Лили сесть за стол её факультета. Все замерли. Конечно, больше половины находящихся в Большом зале знали, что голос принадлежит Духу Хогвартса. Друг замер в дверях, а голос меж тем вещал:
- Я здесь, чтобы исправить ошибку, сделанную директором пять лет назад, вернуть человека на место ему предназначенное. Директор не может сам выбрать факультет для ученика, но иногда может заставить шляпу согласиться с ошибочным выбором. В Хогвартся на распределение приходят дети одиннадцати лет. Они сами не знают, чего хотят. Распределяющая шляпа наиболее точно определяет, кому куда, исходя из заложенных в детях качеств. Этот ученик был зачислен на Слизерин ошибочно. Он смел и честен. Ему место на ГРИФФИНДОРЕ. Северус Снейп, пойди и займи свое место за гриффиндорским столом.
Вилка выпала их руки Гермионы. Все остальные тоже были ошарашены. Но, в отличии от них, гриффиндорская умница точно знала, зачем это было нужно Дамблдору. Директору нужен шпион, человек с выдающимися способностями, сумеющий много лет шпионить на него в стане Вольдеморта и не быть раскрытым. Поэтому Дамблдор поместил юношу на факультет, где, чтобы не стать изгоем, ему пришлось принять взгляды, которые он не разделял. Поэтому закрывал глаза на нечестные приемы Мародеров в конфликтах с юношей. И поэтому же Дамблдор решил держать в тайне весть о смерти Эйлин и Тобиаса Снейпов - чтобы Северус так и не узнал, что можно жить по-другому. И в её мире директору это удалось. А здесь не удастся. Она не допустит.
Северус явно не хотел идти к столу ненавистного ему факультета. Но его словно подтолкнула невидимая рука. Лили потеснилась и указала на место возле себя. Юноша сел туда, виновато посмотрев на тоже начавшую двигаться Гермиону. Сейчас все молчали, никто не отшел от шока. Ведь впервые за невесть сколько сотен лет шляпа поменяла решение. Однако гриффиндорская умница прекрасно понимала, что будет потом. И чувствовала укол совести. Ведь именно из-за неё Северус будет учиться на факультете, где его все презирают. Но она поможет другу адаптироваться. Пусть даже он выбрал Лили.

Северусу выделили кровать, которую раньше занимал Ремус Люпин. Юноша словно попал в кошмар. Он теперь гриффиндорец и живет в одной комнате со злейшими врагами. Нет ничего хуже нахождения в компании людей, которые ненавидят тебя и дружат между собой. И существуют только два человека, готовых поддержать его - девушка Лили и подруга Гермиона. Северус поймал себя на мимолетной мысли, что лучше бы его девушкой была Гермиона, а Лили - просто подругой. Но тут в комнату, где юноша разбирал вещи, вошли Поттер, Блек и Петтигрю. Северус напрягся, но, видимо, гриффиндорцы не намеревались нападать. Они молча прошли на свои места и учелись там, в полголоса переговариваясь. Северус был так измотан потопом и последующими событиями, что, закончив, сразу же лег спать, впрочем, поставив на всякий влучай невидимый щит.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 07.09.2008, 00:35 | Сообщение # 14
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9: "Иногда выбирают не тех".

Прошел целый месяц, и наступила середина ноября. Ясным солнечным утром воскресного дня все гриффиндорцы завтракали за львиным столом в Большом зале. И каждый думал о чем-то своем.

Северус Снейп думал о том, что, когда осуществляется мечта, чаще всего она оказывается вовсе не такой привлекательной, как в сладких иллюзиях. Он так давно хотел, чтобы Лили была его девушкой, мечтал целоваться с ней и ходить вместе в Хогсмит. А теперь, когда юноша достиг заветной цели, ему все больше казалось, что чего-то не хватает в этом уюте. Чем-то, разумеется, была Гермиона. Северус и сам не заметил, как привязался к подруге за эти месяцы. Теперь она нужна как воздух. И если вначале он сравнивал всех с Лили как с эталоном, теперь стал замечать, что сравнивает всех девушек с Гермионой и ищет отличия именно от неё. И даже в самой Лили он начал видеть недостатки, чего раньше не замечал никогда. Северусу не нравилось, что его нынешняя девушка считает себя самой честной, а сама порой бывает пристрастна, отождествляя понятия "слизеринец" и "мерзавец", не нравилось, что она все время говорит о Петунье, своей сестре, хотя прекрасно знает, что он терпеть её не может, и тем более не нравилось, что, встречаясь с ним, девушка раздает авансы Поттеру, который все продолжал увиваться за ней. В общем, идеал "Лили Эванс" перестал быть идеалом и опустился с небес на грешную землю. И теперь юноша прекрасно понимал, что именно Гермиона ему как воздух нужна. Лили же он хотел видеть подругой, тум более понимая, что ей тоже в тягость их отношения. Просто девушка чувствует себя виноватой перед ним и пытается загладить свою вину.
Ситуация осложнялась и тем, что Гермиона начала встречаться с Блеком две недели назад. Как она могла? Ведь прекрасно знала, что это за человек, из его воспоминаний. И если первые две недели после его перевода на Гриффиндор они с Гермионой дружили, хоть и несколько натянуто, последние две недели и слова друг другу не сказали. Но это молчание изматывало Северуса даже больше, чем щит, который он вынужден ставить каждый вечер, опасаясь нападения гриффиндорцев. Несмотря ни на что бывший слизеринец хотел помириться с подругой и стать для неё кем-то большим, чем просто друг. Но время шло, а он все ни на что не решался. Однако так жить больше нельзя. Необходимо что-то предпринять.

Гермиона Грейнджер сидела рядом с Сириусом Блеком, своим нынешним парнем, и думала о том, что окончательно запуталась. Когда Северус начал встречаться с Лили, девушке стало неуютно и одиноко. И она поняла, что не может сдержать данное себе обещание все равно оставаться его подругой и поддерживать во всем. Потому что каждый раз, когда девушка видела как целуются бывший слизеринец и староста, от неё будто отрывали часть души. И она стала видеться с парой как можно реже. А Сириус все донимал ухаживаниями. И вот две недели назад гриффиндорка дала согласие Мародеру пойти с ним в Хогсмит. В тот день они впервые поцеловались и официально стали парой.
Но Гермионе легче не мстало. Наоборот, отношения с Сириусом выматывали её. Не говоря уж о странности ситуации - она встречалась с человеком, которого помнила немолодым и тощим узником Азкабана, а сейчас он же симпатичный и жизнерадостный юноша. Она знала, что девчонки считают, что ей невероятно повезло. Ведь Сириус красив, смел, талантлив, и по нему сохнет половина девчонок Хогвартса. А гриффиндорку привлекал мрачный бывший слизеринец. Возможно, многие сочтут её странной, как уже считают Северуса, но он нужен ей как воздух, её самая заветная мечта - встречаться с хмурым и нелюдимым юношей. Но он встречается с Лили, а она - с Сириусом. И неизвестно, как из всего этого выпутаться.

Лили Эванс думала о Джеймсе Поттере. Удивительно, но с тех пор, как староста начала встречаться с Северусом, её все больше привлекал Джеймс. Возможно потому, что запретный плод всегда сладок. Девушке очень хотелось познакомиться с Мародером поближе, возможно, подружиться. Невероятно! Не так давно она сравнила юношу с гигантским кальмаром. Но с тех пор, как он поступил правильно, рассказав о беде Северуса, Лили стала больше интересоваться им, и вскоре поняла, что многое из того, что её всегда раздражало - маска. И девушка уже несколько раз ловила себя на мысли, что на самом деле Джеймс очень даже ничего, но старалась не думать об этом. Она встречалась с Северусом. Нельзя сказать, чтобы это совсем не приносило удовольствия. Юноша галантен и обходителен, к тому же стал выглядеть гораздо лучше, чем раньше. Наверняка раде неё старается. И она должна быть верна Северусу, хоть и не любит. Как же все запутано!

Джеймс Поттер думал о Лили. Было проще убеждать себя в том, что строптивая гриффиндорка рано или поздно будет его, когда она ни с кем не встречалась. А теперь Лили, подумать только, девушка Снейпа! Конечно, можно было устроить давнему врагу какую-то немыслимую гадость, пользуясь тем, что он один, а гриффиндорцев много. Но при одной мысли о том, что он станет не лучше Малфоя, Джеймса передергивало К тому же он прекрасно видел, что бывший слизеринец не доверяет им и постоянно готов к нападению. Например, перед сном Снейп постоянно ставит до утра щит, о чем несложно догадаться. Это его все больше выматывает, и к настоящему моменту соперник выглядит уставшим и осунувшимся. Возможно, следовало сказать ему, что нападать прямо в гриффиндорской спальне никто не собирается, но ловец не говорил, хоть этим мстя своему врагу.
Тем не менее, Джеймс твердо решил не сдаваться. Чего такого есть в Снейпе, что две первые красавицы и умницы Гриффиндора - Лили и Гермиона - сохнут по нему? Сириус ничего не хотел знать, но ловец прекрасно понимал, что новенькая встречается с его лучшим другом от отчаяния. Он считал глубоко несправедливой сложившуюся ситуацию, и был твердо намерен исправить её - не давал Лили прохода, заваливал цветами и комплиментами. Несколько раз между ним и Нюниусом были серьезные стычки, но бывший слизеринец выходил из них победителем. Тогда ловец решил, что , возможно, девушки предпочитают умных. И засел за учебники, невзирая на ворчание Сириуса о том, что они и без того талантливы, а Гермиона встречается с ним без всяких книг. И ещё посмотрим, кто кого!

Сириус Блек думал о том, что встречается с Гермионой уже две недели - его крайний срок. Некогда гриффиндорец установил себе правило и неукоснительно его соблюдал - ни с кем не встречаться более двух недель. У гриффиндорского ловеласа на сегодняшний день имеется целая коллекция разбитых сердец девушек различных возрастов и факультетов. Сириус не ощущал угрызений совести - все они знали, на что идут. Но после того, как он в буквальном смысле столкнулся с Гермионой в Косом переулке, у парня не было ни одной девушки. Его прошлая пассия Пандора даже льстила себе надеждой, что герой-любовник Гриффиндора вернется к ней. Но Сириус пытался добиться поставленной задачи - встречаться с Гермионой. И добился.
А теперь первый красавец Гриффиндора не знал, что делать. Девушка ему нравится. Она не похожа на других - красива, умна, интересная собеседница. Такое же впечатление производит Лили, но Сириус никогда не пробовал к ней подкатить, ведь влюбленный в старосту по уши Джеймс его лучший друг. А с Гермионой расставаться парню не хотелось. Но если он нарушит свое неписанное правило и продолжит встречаться с девушкой, это значит - что? Сириус и сам не знал, но что-то очень важное. Гриффиндорец решил повременить недельку с окончательным решением и разобраться в себе и своих чувствах.

Мэри МакДональд смотрела на Сириуса и думала о несправедливости. Она давно была влюблена в юношу, но не хотела, чтобы её поматросили и бросили. К тому же Сириус не проявлял знаков внимания к ней. Вообще, Мэри довольно интересный человек. Она с детства привыкла носить маску - быть такой, какой её хотели видеть родители - веселой и жизнерадостной болтушкой. А на самом деле она совсем другая - человек глубокий и искренний. Но никто не видел Мэри настоящей кроме одного человека - Ремуса Люпина. С некоторых пор девушка привыкла иногда разговаривать с гриффиндорским старостой, быть с ним искренней. Это как глоток кислорода насыщало её энергией.
Сириус же не обращал на Мэри ни малейшего внимания. Возможно, дело в том, что она чуть полновата, а гриффиндорский ловелас предпочитает идеальную фигуру и бузупречную внешность. И что он нашел в Гермионе, что до сих пор с ней не расстался? Как же сделать так, чтобы первый красавец обратил, наконец, внимание на Мэри?

А Ремус Люпин думал о Мэри. Она прекрасный человек и давно нравится ему. Староста не понимал Сириуса, который в упор не замечал девушку, считая её не симпатичной. Ведь Мэри очень красива, просто не совсем подходит под общепринятые стандарты. И больше всего на свете Ремус хотел бы быть с ней. Но, во-первых, кто он, а кто Сириус. а во-вторых...
А во-вторых, он давно запретил себе любить. Он же оборотень, и не сможет сделать счастливой ни одну девушку. А так хотелось бы просто любить и быть любимым...

По окончании завтрака все разбрелись по спальням готовиться к походу в Хогсмит. Северус, как обычно по выходным, должен был идти с Лили. Он собирался и с ненавистью смотрел на идущего с Гермионой Блека. Конечно, девушка вовсе не обязана любить его, мрачного бывшего слизеринца, к тому же встречающегося с другой, но все равно было больно.
Ведь имнно Гермиона со дня встречи вносила свет в его жизнь. Именно благодаря ей юноша изменился. Он даже сам не заметил, когда начал следить за собой и из неприятного на вид заморыша превратился пусть не в красавца, но в довольно опрятно выглядящего молодого человека. Хоть и бледного и измученного. Все-таки почти постоянное поддержание щита отнимает много сил. Конечно, можно было попросить о помощи, но Северус не собирался посвещать кого-либо в свои проблемы. Разумеется, Лили считала, что все изменения ради нее, и парень не разубеждал девушку.
С тех пор, как начал встречаться с Гермионой, Блек не часто выходил на открытую конфронтацию, чтобы не раздражать девушку. Зато Поттер словно с цепи сорвался. Вот и сейчас безмозглый гриффиндорец вбежал в комнату и со словами: "Сегодня ты никуда не пойдешь, Нюниус!" попытался достать палочку. Северус взмахнул своей и невербально произнес заклинание ватных ног. Ринувшегося к нему Блека юноша разоружил и предоставил ему расколдовывать дружка. Северусу было даже немного жаль Поттера. Он мог себе представить, что чувствует соперник. Также бывшего слизеринца очень удивил поступок братца, когда тот все рассказал Лили. С одной стороны, юноша злился, что все больше народу знает его тайну, а с другой, понимал, чего Поттеру это стоило. Пока что Северус не решил, стоит ли менять свое отношение к нему.
С этими мыслями наш герой дошел до комнаты старосты, возле которой его уже ждала Лили. Девушка выглядела потрясающе - идеально уложенные волосы, стильная мантия... Но это не Гермиона. Северус подавил тяжелый вздох, взял свою девушку за руку и отправился с ней в Хогсмит.

Гермиона сидела в комнате и гладила лежащего у неё на коленях Живоглота - красивого рыжего котенка, подаренного Северусом на День Рождения. Живоглотик не только внешне, но и по повадкам как близнец походил на того, из далекого будущего. Но гриффиндорка думала не об этом. Ей не хотелось идти в Хогсмит с Сириусом на ещё один выматывающий день. Ведь так не должно быть, чтобы ещё в самом начале свидания девушка мечтала поскорее отделаться от своего парня. С тех пор, как она начала встречаться с первым гриффиндорским ловеласом, отношения с Пандорой и Мэри стали натянутыми. Они завидовали. А чему? Что у неё есть? Отношения, которые хочется поскорее закончить? Но она все не решается...
В комнату зашла Мэри и сказала:
- Сириус велел передать, что ждет тебя в гостиной.
- Да, спасибо, - Гермиона начала подниматься, но соседка её остановила фразой:
- Чего ты добиваешься?
- Ты о чем, Мэри?
- Зачем ты встречаешься с Сириусом? Ты ведь не любишь его.
- Наш ловелас сам не любит ни одну из своих девушек.
- Но ты ему нравишься. В чем же дело?
- Я запуталась, Мэри. Весь этот месяц я сама не знаю, что творю.
- Если ты любишь Снейпа, будь с ним. Что тебя останавливает? Его репутация? Когда он был на Слизерине, это тебя не заботило.
- Дело вовсе не в репутации! Северус же любит Лили.
- Он любит тебя. Это же очевидно. Одна ты ничего не замечаешь.
Мэри ушла, оставив Гемиону в глубокой задумчивости. Неужели Северус любит её? Но почему тогда встречается с Лили? И что теперь делать? Ясно одно - надо идти в Хогсмит. Туда сегодня идут все студенты, кроме отрабатывающих наказание. Возможно, удастся улучить момент, когда Северус будет без Лили, и поговорить с ним.

Стояла чудесная погода, столь нетипичная для ноября, и в Хогсмите было полно народу. Среди старшекурсников в основном туда-сюда сновали влюбленные парочки. Лили и Северус сидели в кафе вместе с Алисой и Френком. Бывший слизеринец не любил такие посиделки. Он знал, что его не любят гриффиндорцы, но не хотел ничего из себя изображать. Тем более что считал абсолютно невозможным для себя стать своим на львином факультете. И все равно Лили таскала его в компании более-менее нейтрально настроенных, которые терпели мрачного юношу исключительно ради девушки. Мысли нашего героя непроизвольно вернулись к Гермионе, которая никогда бы так не поступила.
В общем-то никто, кроме Мародеров, открытой агрессии по отношению к Северусу не проявлял. Связываться не хотели. Но неприязнь свою показывали, в основном разговорами и косыми взглядами. А вот Люпин пытался помириться. Но бывший слизериней не предоставиол ему такой возможности. Во-первых, потому что не мог забыть, как оборотень его чуть не сожрал. А во-вторых, он считал Люпина трусом. Петтигрю юноша не считал вообще никем, так, грязь под ногами. Но Люпин - староста - так боялся пойти против своих дружков, что вовсе не имел собственного мнения. Вдруг в кафе явился староста собственной персоной. Он объявил, что шестой курс гриффиндора собирается к озеру на пикник.
Тут Северус не выдержал. Разумеется, он не струсил. Но было бы неприятно сидеть в компании непринимающих его людей и пытаться кого-то из себя изобразить. Юноша сказал проявившей большой энтузиазм Лили, чтобы веселилась без него и пошел в школу, сопровождаемый её недовольным взглядом. Зайдя в гостиную, Северус замер. В кресле сидела Гермиона.

Свидание выматывало, как обычно. Сириус считал себя неотразимым, а Гермиона не получала от прогулки ни малейшего удовольствия. Когда девушка уже решила, что больше не выдержит, к ним подошел Джеймс и предложил устроить пикник для всего шестого курса Гриффиндора. Конечно, ловцу это необходимо, чтобы в очередной раз попытаться подкатить к Лили. Гермиона сказала: "Без меня!" и удалилась в гостиную.
Гриффиндорка сидела в кресле и смотрела на камин. Все развлекаются, а ей далеко не до этого. Скрипнула дверь. Девушка подняла голову и застыла. В гостиную зашел Северус. Она встала, подошла к нему и спросила:
- Что не веселишься?
- Нам надо поговорить.
- О чем?
- Гермиона, почему ты встречаешься с Блеком? Он же не любит тебя!
- По-твоему, меня невозможно любить?
В гостиной повисла неловкая пауза. Северус , наконец, произнес:
- Я люблю тебя, - и поцеловал девушку.
Это был необыкновенный поцелуй. Ничего подобного молодые люди не испытывали. Они как будто оторвались от земли и поднялись на вершину блаженства. Гермиона не могла поверить. В этот миг она была счастливейшей девушкаой на Земле. А когда посмотрела на Северуса, увидела в его глазах испуг и нерешительность. Девушка улыбнулась и ответила:
- Я тоже тебя люблю, Северус.
- Когда скажем Лили и Блеку?
- Завтра. Сегодняшний вечер только наш.
До поздна молодые люди гуляли по територии Хогвартса, чувствуя себя абсолютно счастливыми. Когда вернулись, Гермиона поцеловала Северуса на прощанье и, улыбаясь, зашла в спальню, где была только Мэри. Соседка сказала:
- Дай-ка угадаю. Ты помирилась с Северусом?
- И даже больше того. Спасибо тебе, Мэри.
- Я просто открыла тебе глаза.
- Позволь и мне сделать то же самое. Сириус не твоя судьба. Тебе нравится совсем не он, и вскоре ты поймешь это. И тогда вспомни, что внутреннее содержанее гораздо важнее внешнего лоска, и любые проблемы можно преодалеть вместе.
Гермиона легла спать, оставив недоумевающую и растерянную Мэри думать над её словами.

Северус глупо улыбался, заходя в спальню. Хорошо ещё, что дурацких Мародеров там ещё не было. Вот так и сбываются мечты. Юноша чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Не было смущения, как месяц назад. Теперь все будет правильно. С этой мыслью Северус заснул, не забыв поставить щит, отнимающий силы, но гарантирующий базопасность.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 07.09.2008, 00:35 | Сообщение # 15
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10: "Перемирие".

Гермиона встала рано и некоторое время не могла понять, отчего у неё такое хорошее настроение. А потом вдруг вспомнила - они же вчера, наконец, объяснились с Северусом. На душе стало легко и радостно, будто гора с плеч упала. Делать ничего не хотелось, поэтому гриффиндорка просто лежала в кровати с блаженной улыбкой на лице. А потом вдруг вспомнила кое-что, и улыбка померкла. Сириус и Лили. Как же им объяснить... Но объясниться необходимо, причем именно сегодня. Девушка предполагала, что Северус с Лили все уладит, а вот Сириус наверняка отреагирует очерь остро. Но надо сказать ему правду, не мучиться самой и не мучить кого-либо другого.
Додумать мысль Гермиона не успела - встали соседки по комнате, и они все вместе пошли на завтрак. Гермионе даже удалось прийти раньше Северуса и занять место в куче девчонок. Она решила до окончательного объяснения с Сисусом и Лили не афишировать свои отношения с Северусом. Судя по всему, бывший слизеринец думал то же самое. Он сел в самом углу стола, рядом с Френком Лонгботтомом, в то время как Лили предпочла компанию подруг. Интересно, успели ли они поговорить...
Мысли Гермионы были прерваны голосом директора:
- Перед тем, как вы начнете завтракать, я сделаю объявление, касающееся, прежде всего, шестого курсов. Все мы знаем, что настают тяжелые времена. В связи с этим принято решение организовать сегодня в 4 вечера для Гриффиндора и Слизерина и в 6 вечера для Райвенкло и Пуффендуя показательную дуэль. Вести занятие будет профессор Алия Лантендорф в дуэльном клубе. Сначала планировалось провести дуэль без подготовки, но по зрелому размышлению мы решили дать вам время. Занятия для всех шестых курсов на сегодня отменены. На дуэли будут сражаться друг против друга ученики разных факультетов.По итогам мы выберем факультет-победитель. Удачи вам!
На миг Гермиона замерла. Зачем это надо Дамблдору? Хочет сразу приучить к тому, что в предстоящей войне Гриффиндор и Слизерин враги? И зачем он доверил такое ответственное дело профессору Лантендорф... Внутренний голос твердил, что добром это не кончится. Но, тем не менее, необходимо идти готовиться. Видимо, придется отложить объяснения о вечера. Гермиона встала и пошла к библиотеке, надеясь, что Северус последует за ней.

Когда Северус проснулся, обнаружил, что на его губах застыла все та же дурацкая улыбка. Наконец все встало на свои места. Они с Гермионой больше не будут мучиться сами и мучить других. Тут юноша вспомнил о соседях по комнате и поспешно стер улыбку с лица. Лили и Блек. Предстоит тяжелый разговор. Причем Гермионе будет значительно сложнее. Лили, вероятно, просто расстроится, что потратила на него столько времени, а он, оказывается, желает встречаться с другой. Но при определенных усилиях помириться можно, что Северус и собирался сделать. Хоть и выяснилось, что он любит Гермиону, нельзя просто вычеркнуть из жизни. человека, которого боготворил столько лет. Они с Лили Эванс обязательно будут друзьями. Вернувшиеся под утро Мародеры спали, и юноша оделся и тихо вышел. До завтрака Северус просто бродил по школе, делать ничего не хотелось. Он был уверен, что Гермиона отложит разговор с Блеком до вечера, и намерен был её подстраховать. Ведь всем известен взрывной характер этого придурка. А с Лили решил поговорить сразу после завтрака.
На завтраке Северус сел скраю рядом с Лонгботтомом, не хотел пока никого провоцировать. И отметил, что Гермиона поступила так же. Сначала завтрак проходил как обычно, но затем директор произнес речь, поставившую крест на планах нашего героя. Оказывается, вечером будет проводиться показательная дуэль. Надо подготовиться. Смешно или грустно, но Северус не желал победы ни Слизерину, ни Гриффиндору. Ни один из этих факультетов не стал, да и не сможет стать для него своим. Но юноша, хотел доказать, что чего-то стоит именно он. И для этого надо подготовиться. А разборки лучше отложить.
Северус пошел в библиотеку, где его уже ждала Гермиона. Они молча просматривали различные книги по заклинаниям, без слов понимая друг друга. Сосредоточились и на заклинаниях, способных в случае чего предотвращать неверно произнесенные заклинания. Ведь дуэль проводить поручили мисс Лантендорф, а это значит, что легко может дойти до катастрофы. В библиотеке было много шестикурсников, но на молодых людей никто не обращал внимания - все были очень заняты подготовкой. Северус отметил, что Лили Эванс сидела с подружками, но ничего не замечала и почти не готовилась, о чем-то напряженно размышляя. Видимо, хорошо вчера с Поттером повеселилась. Мародеры же сроду не ходили по библиотекам. На обед Северус и Гермиона пошли отдельно, не желая перед дуэлью нагнетать обстановку.
После прошедшего спокойно обеда бывший слизеринец направлялся в библиотеку, чтобы посмотреть ещё парочку показавшихся ему интересными заклинаний. Но тут заметил Малфоя, явно собирающегося что-то рассказать Креббу и Гойлу. Он подошел поближе и расслышал конец фразы: "...отомстить Снейпу. Идемте в гостиную, расскажу". Вот так вот. Дело приняло крайне опасный оборот. Малфой никогда не бросает слов на ветер. А это значит, что обязательно надо узнать, что он задумал на этот раз. И есть один способ. Не совсем вписывающийся в рамки школьных правил. То есть, совсем не вписывающийся. Но другого выхода все равно нет. Юноша выпил зелье невидимости из своего набора и пошел за Малфоем и компашкой. В гостиной Слизерина все было как тогда, когда бывший слизеринец в последний раз был там. Северусом чуть было не овладело чувство ностальгии, но он вспомнил, при каких это случилось обстоятельствах, и задавил его в зародыше.
А Малфой меж тем излагал свой коварный план. В общем, наш герой понял, что его враг собирается покончить с ним на дуэли путем применения одного старинного заклятия - Монтегорацо. О нем давно все забыли, но в своей обширной библиотеке коварный слизеринец нашел описание. Это двоякое заклинание - все зависит от того, с какими намерениями оно произносится. Может быть банальным разоружающим, а может - хуже Авады Кедавра. Может высосать из человека жизнь по капле, при этом он будет испытывать страшные муки, и заклятие почти невозможно сотановить. Тот, кто хочет свести действие Монтегорацо на нет, сам рискует жизнью, ведь если его сила уступит силе пославшего заклинание, умрет и он, и тот, кого он хочет защитить. К тому же никто из тех, кто будет на дуэли, по мнению Малфоя, понятия не имеет о таком заклинании. И потом будет непросто доказать вину применившего заклинание. Ведь почти не сохранилось вседений о нем как о смертельно опасном, а как о разоружающем ещё кое-где остались. Тем не менее, Малфой, как обычно, не собирался делать грязную работу сам. На это у коварного слизеринца есть человек, которого не жаль подставить. Полукровка Патрик Забини, шестикурсник из Слизерина. Человек совершенно заурядных способностей, не отличающийся умом. Ему совсем не сложно задурить голову, сообщив, что это заклинание - обычное разоруживающее. А Северуса, как человека незаурядного ума, Забини в достаточной мере ненавидит.
Выйдя из Подземелий, Северус усмехнулся. Люциус Малфой просчитал все. Кроме одной детали - ему известно это заклинание, и даже его блокировка. Ведь блокировать заклинание может не только третье лицо, но и тот, на кого оно наложено. Конечно, можно выбрать другого противника. Но юноша знал, что не станет пасовать перед Забини. Он не трус. И тем более не расскажет Гермионе. Впутывать девушку совершенно необязательно. С такими мыслями наш герой направился в дуэльный клуб.

Лили вместе со всеми стояла у дуэльного клуба и ждала разрешения войти. Девушка думала о том, что окончательно запуталась. Вчерашний вечер прошел замечательно, и Джеймс был очень мил. И совершенно неожиданно староста отдала себе отчет в том, о чем до этого даже думать не хотела - ловец ей нравится. Но что же делать? Поговорить с Северусом? Но смогут ли они остаться друзьями? Тут двери клуба распахнулись, и профессор Алия пригласила всех войти. Лили вздохнула и оторвалась от размышлений.

Северус вместе со всеми вошел в просторный и светлый зал и встал со стороны Гриффиндорцев. Он знал, что в опасности, но не боялся. Отспупать некуда. Как глупо, он мыслит как настоящий гриффиндорец... На этом мрачной мысли, наш герой заметил, что, как и ожидалось, напротив него встал Патрик Забини - юноша среднего роста и совершенно невыразительной внешности. Но тут судьба внесла свои коррективы. Прибежали опоздавшие Мародеры, и Поттер с порога выкрикнул, глядя на Северуса: "А что этот слизеринец делает среди нас?! Пусть идет к своему факультету!" Все замерли. Повисла звенящая тишина. В следущее мгновение Гармиона и Лили одновременно открыли рты, явно собираясь выступить в защиту друга, но профессор Лантендорф прервала их поднятием руки. Она сказала: "Не надо ссор. Все равно Северус, как лучший ученик курса будет в паре со мной". Разумеется, наш герой почувствовал облегчение, но никому это не показал. Он кивнул с деланным безразличием и занял свое место напротив профессора на небольшом возвышении в центре зала, около которого стоял. Поттер встал напротив Забини. Северус осмотрел пары и почуствовал облегчение - его подругам ничего не угрожало. Гермиона была в паре с Вандой Смит, Северус даже сомневался, что эта дамочка умеет держать волшебную палочку. А Лили достался Норман Меллоно, тоже на редкость тупой субьект. Итак, можно не волноваться. Между тем, дуэль началась. По правилам все начинают после показательной дуэли профессора и лучшего ученика. Юноша знал, что делать. Он видел в памяти Гермионы собственную дуэль с Златоустом Локонсом, и решил не оригинальничать и в этот раз. И оказался прав. В мастерстве профессор была примерно на такой же отметке - чуть выше нуля. Северус разоружил её легко, и уже приготовился к словесной пикеровке, как вдруг услышал заклинание Забини: "Монтегорацо!".
Юноша резко развернулся и увидел выронившего палочку Патрика, напуганных прекративших дуэль учеников и корчащегося на полу от немыслимой боли Поттера. Ну конечно, Малфой сообщил, что это эффективное разоружающее заклятие, и раз не получилось с ним, Забини решил попробовать на гриффиндорском ловце. Все замерли от шока, а Северус лихорадочно размышлял. Что делать? Что правильно или что наиболее выгодно? Ведь по-идее он не должен знать этого заклятия и тем более того, как его преодалеть. Можно просто стоять и смотреть, как умирает его враг, чловек, который постоянно мешал ему жить, его брат... Но как потом жить с этим? К тому же на нем все ещё долг жизни перед Поттером. И если надутый гриффиндорец считает себя благороднее бывшего слизеринца, он ошибается. Северус в одно движение оказался между Забини и Поттером, направил на последнего падоыку и произнес: "Ландегораццо!" В следущее мгновение юношу охватила немыслимая боль, как будто тело разрывают на части. Он упал на колени и прикусил губу, чтобы не застонать. А в следующее мгновение все кончилось. Северус обнаружил себя лежащим на полу рядом с Джеймсом Поттером. И тут к нему кинулась насмерть перепуганная Гермиона. Лили подбежала к Поттеру. Вот и все. Сразу выяснилось, кто кому дорог. Пока профессор Лантендорф пыталась восстановить порядок, девушки повели своих парней в медицинское крыло. Но тут обозначилось неожиданное препятствие. Дорогу перегородил Блек. Он крикнул:
- Оставь этого грязного слизеринца, Гермиона! Ты ведь моя девушка!
- Прости, Сириус, но я люблю Северуса. Между нами все концено.
Блек хотел возразить. но его прервал Люпин , сказав:
- Сириус, оставь их в покое! Ты что, не понимаешь? Северус только что спас Джеймсу жизнь, - и почти силой увел недовольного друга в сторону.
Тем временем между Северусом и Лили тоже состоялся короктий разговор:
- Значит, Гермиона.
- Так уж вышло, извини. Да ты и сама к Поттеру неравнодушна.
- Ты прав. Спасибо, что спас его.
- Мы ещё друзья?
- Разумеется!
После этой фразы Северус потерял сознание от слабости, и очнулся уже в царстве мадам Помфри, где ему и Поттеру предстояло повести ночь.

Гермиона спешила. Прошли уже сутки после происшествия в дуэльном клубе, и Северуса наверняка давно отпустили. Кстати, дуэли отменили, победителям признали Гриффиндор, наградив ее парня 50 очками. И столько же вычли у Забини. Все поверили, что слизеринец произнес заклятие случайно, не жалея ничего плохого по-настоящему. Но только не гриффиндорская умница. Наверняка за всем этим стоит Малфой.
Девушка хотела как можно раньше увидеть своего парня, ведь в лазарет их со старостой не пустили. Лили очень хотела увидеть Джеймса, которого успела поцеловать перед тем, как её выгналя строгая медсестра, и сказать, что хочет быть его девушкой. Но ей и Ремусу как старостам поручили какое-то ответственное задание. чЧо касается Сириуса, он ходил крайне мрачным, но пока не лез. И сейчас гриффиндорка спешила к своему парню. Тут кто-то схватил её за плечо и резко развернул, высокомерно произнеся:
- Радуешься, что твоему парню удалось выкрутиться, грязнокровка?
- Отстань, Малфой, я тебя не боюсь.
- А зря. Ты ещё доиграешься, Грейнджер, помяни мое слово.
Гермиона уже придумывала, как будет выкручиваться, но тут Малфой увидел проходящую мимо профессора МакГонагал и нехотя отпустил её. Девушка продолжила свой путь в гостиную. Слова слизеринца озадачили её и немного напугали. Но она не станет говорить о них Северсу, ему и так нелегко. И сейчас самое важное - добраться до своего парня и поддержать его.

Наконец, мадам Помфри отпустила Северуса. Вместе с Поттером. Был день, и все находились на занятиях. Гриффиндорцы молча дошли до коматы и стали разбираться в своих вещах. Наконец, Поттер не выдержал и произнес:
- Спасибо, Снейп. Ты спас мне жизнь.
- Я просто отдал тебе долг жизни, Поттер.
- Все равно ты здорово рисковал.
- Ты тогда тоже.
Помолчали. Потом Поттер снова заговорил:
- Что планируешь делать с Забини?
- Абсолютно ничего. Он просто глупый подросток, которого ввели в заблуждение.
- Как не по-слизерински.
- Я такой, какой есть, Поттер.
- Ясно. Я теперь встречаюсь с Лили.
- Поздравляю.
- Но...
- Слушай, я не претендую в отношении твоей девушки ни на что, кроме дружбы.
Поттер кивнул, и наш герой уже собирался идти в гостиную, как братец снова его окликнул:
- Послушай, Снейп, ты совершенно напрасно ставишь постоянно эти свои щиты и ожидаешь от нас нападения.
- Неужели?
- Да. Ни один из гриффиндорцев не нападет из-под тишка. А я больше не собираюсь делать это и в открытую. Мы очень долго мешали друг другу жить. Пора и честь знать.
- Ты предлагаешь...
- Перемирие.
- Принято.
На этой фразе часто жмут друг другу руки, но молодые люди сочли такой жест неуместным. гриффиндорский ловец отправился в выручай-комнату на встречу с лучшим другом, а Северус пошел в гостиную ждать Гермиону.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
ArizonaDream Дата: Воскресенье, 07.09.2008, 17:44 | Сообщение # 16
ArizonaDream
Аризонская мечта
Статус: Offline
Дополнительная информация
большое спасибо за проду))) не надеялась что она так быстро появится)))))))

Слишком дикий чтобы жить, слишком редкий чтобы сдохнуть…
 
Маркиза Дата: Среда, 24.09.2008, 13:41 | Сообщение # 17
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11: "Козни мелкие и крупные"

Со дня неординарного события в Дуэльном клубе прошло около недели. Постепенно жизнь налаживалась, и даже школьные сплетники все меньше и меньше говорили об этом. Теперь их больше занимало событие романтического плана – гриффиндорская староста Лили Эванс стала встречаться с тем, к кому пять с лишним лет относилась почти с отвращением – ловцом Джеймсом Поттером. Даже её прошлое решение встречаться с мрачным Северусом Снейпом обсуждалось не так оживленно. Сам же Снейп встречался с Гермионой Грейнджер, новенькой ученицей и бывшей девушкой первого ловеласа Сириуса Блека. Тем не менее, к немалому огорчению все тех же сплетников, стычек между бывшим слизеринцем и Мародерами не было ни одной. Но все чувствовали, что назревает что-то интересненькое.

На уроке зелий весело бурлили котлы. Погода была прекрасная, скоро выходные, и настроение большинства учеников было приподнято. Только Сириус Блек недовольно хмурился. Ему не давало покоя, что его бросили. И ведь ради кого! Какого-то урода слизеринского. Сириус не мог и не хотел думать о ненавистном Снейпе как о гриффиндорце. По его мнению, старую шляпу просто прихватил маразм, вот она и отправила на его факультет грязного слизеринца. И надо же! Что же в Нюниусе могло привлечь двух довольно интересных девушек? Не иначе приворотное зелье. Больше причин, по которым кто-либо мог не только встречаться, а просто стоять рядом со Снейпом, гриффиндорский ловелас не видел. И Джеймс тоже хорош! Призвал всю компанию Мародеров завязывать с сомнительными шуточками над Снейпом! Наверняка потому, что тот спас ему жизнь. Но Сириус был абсолютно уверен, что слизеринский гад нарочно все это подстроил, и ещё больше выходил из себя.
А сейчас гриффиндорец наблюдал, как мило Снейп работает в паре с Гермионой, и доходил до крайней точки кипения. Нет, ну надо же, как они любезничают друг с другом. А бывшая девушка так вся и светится. Когда они встречались, Гермиона так себя не вела. Ну точно, приворот. Сдавали работы. Один из работающих в паре учеников подходил к профессору Слизнорту с образцом, а другой оставался у котла. Гермиона, Ремус и Джеймс пошли на проверку, а Северус, Сириус и Лили остались. И Сириус, наконец, решился. Он взял со своего стола весьма опасный ингридиент и подвинулся ближе к стоящему рядом столу Снейпа. Недолго осталось слизеринчику радоваться жизни! Снейп смотрел вслед Гермионе, не замечая ничего вокруг себя. Вот он шанс, наконец, отомстить! Сириус занес над котлом руку с ингридиентом, и вдруг услышал голос Лили:
- Что ты делаешь, Блек?
Моментально обернулся и Снейп, а Сириус сказал:
- Да вот решил, что у Нюниуса в котле ингредиента недостает.
- Такого я даже от тебя не ожидала! Это же крайне опасно!
Подошел профессор, а за ним Джеймс, Ремус и Гермиона. Конечно, друзья уже обо всем догадались, Слизнорт не в курсе взаимоотношений учеников, он никогда этим не интересовался. Профессор спросил:
- Что происходит?
- Все в порядке, профессор. Блек хотел помочь, но я справился сам.
Профессор кивнул и отошел к своему столу, а Сириус стремглав вылетел из класса. Уши его горели. И здесь мерзкий слизеринец умудрился его уесть! Ну ничего, он еще покажет Нюниусу! Гриффиндорец не знал, что сразу после его побега Джеймс подошел к Снейпу и сказал:
- Спасибо, что не сдал Сириуса.
- Я не стукач, Поттер. И не обольщайся. Я сделал это не от большой любви к вашей компании. Если Блек меня достанет, я разберусь с ним сам. Так и передай своему дружку. Джеймс медленно кивнул, взял Лили за руку и пошел с ней на следующий урок. А за ними шли Северус и Гермиона.

Как обычно, на уроке Истории магии было невыносимо скучно даже такому жадному до знаний ученику, как Гермиона. К тому же и без того ей было о чем подумать. Девушка встречалась с Северусом и была счастлива. Теперь, несмотря на оторванность от близких, которые ей уже вроде как и не близкие, Гермиона считала, что её скачок в прошлое определенно имел положительные стороны. Ведь иначе она никогда не увидела бы Северуса таким, они не полюбили бы друг друга и не были бы так счастливы. Одно беспокоило гриффиндорку – всегда так бывает, что, как только все начинает идти как нельзя лучше, обязательно случается событие, перечеркивающее всю идиллию. Она боялась, что Малфой выкинет что-то ужасное, даже несмотря на то, что Северус нисколько не боялся его угроз.

Северус сидел в Большом зале на обеде рядом с Гермионой. Никогда раньше юноша и не думал о том, что может быть так счастлив. И что его счастье составит не Лили. А теперь даже представить не мог, что может быть как-нибуди иначе. Все было правильно. И это самое подходящее слово. Ведь они с Гермионой любят друг друга. И это самое главное.
Помимо удачи в любви, у Северуса также стали налаживаться и отношения с одноклассниками. Юноша улыбнулся, вспомнив произошедший три дня назад разговор с Ремусом Люпиным.

Северус поздно вечером сидел в одиночестве в гостиной и читал учебник по Зельеванию, время от времени делая в нем пометки, исходя из практического опыта. Он даже не заметил, когда Люпин зашел, и поднял голову, только услышав вежливое покашливание:
- Люпин, если ты ищешь своих дружков-Мародеров, они наверняка ушли делать какие-то гадости. Думаю, вернутся не раньше утра.
- Я пришел поговорить с тобой, Северус.
- Надо же, какая честь! И о чем же?
- Ты спас жизнь Джеймсу. Ты не сдал Сириуса. Я не понимаю тебя.
- Ну конечно. Где уж понять такое человеку, который, будучи старостой, постоянно закрывает глаза на идиотские и опасные шуточки своих дружков.
- Я думал ты скажешь, где уж такое понять оборотню. Послушай, насчет того случая… Я не хотел…
- Я знаю, Люпин. То, что ты оборотень, скорее твоя беда, а не вина. За это я не держу на тебя зла, - сказав это Северус решил, что, если староста сейчас уйдет, значит, он так ничего и не понял, и примирение невозможно, а если нет, может и стоит попробовать.
Ремус стоял в нерешительности. Когда он увидел сидящего в одиночестве в гостиной бывшего слизеринца, ему вдруг очень захотелось помириться с ним. Ведь наблюдательный староста понял, что во многом он гораздо лучше и честнее его друзей. И Снейп сам только что сказал, что не держит зла на то, что он чуть не убил его в обличии оборотня. Но Ремус чувствовал, что если уйдет сейчас, совершит большую ошибку. Он задумался. Снейп ведь подчеркнул, что не держит зла именно за ТОТ случай. Значит, за что-то все-таки держит. Но за что? Ведь он никогда... И тут до старосты дошло. Озарение было внезапным и сильным. Конечно, сам он ничего не делал. Но ведь закрывать глаза на подлость – это тоже подлость.
После длительного молчания Северус было снова уткнулся в книгу, как вдруг услышал тихий голос Люпина:
- Северус, прости меня за то, что был трусом. Джеймс, Сириус и Питер – единственные мои друзья, которые знают правду обо мне. Я так боялся их потерять, что стал ничем не лучше них. Прости.
- Я все гадал, додумаешься или нет. Знаешь, Ремус, я тоже кое-что понимаю в том, что значит поступиться принципами ради того, чтобы хоть кто-то принял тебя в свою компанию. Если тебе действительно нужно наладить со мной отношения, я не против.
С этими словами Северус встал и протянул оборотню руку, которую тот с удовольствием пожал.

С тех пор Ремус и Северус дружили. Конечно, определенную роль в этом сыграли и увещевания Гермионы, постоянно твердившей юноше о необходимости завести на Гриффиндоре как можно больше друзей. А поскольку Ремус обладает довольно большим влиянием на своем факультете, большинство гриффиндорцев начали относиться к бывшему слизеринцу вполне доброжелательно.
Смущало Северуса лишь то, что он не знал, как теперь вести себя с Поттером. Если с Блеком он постоянно вступал в словесные пикировки, то отношения с братцем были вполне нейтральными. И это навевало мысли о том, что, возможно, несправедливо то, что Поттер, в отличие от него, не знает об их родстве. Но неясно, как ловец к этому отнесется. Наверняка снова станет презирать его. А только этого и не хватало!
Единственное, что беспокоило Северуса, это мысли о высказанной Малфоем Гермионе угрозе. Наверняка, главный слизеринский авторитет захочет отомстить и ему, и его девушке. Но наш герой не боялся Малфоя. Смог столько раз выкрутиться, сможет и сейчас.

Джеймс Поттер прогуливался по коридору Одноглазой Ведьмы, ища Сириуса. Пандора сказала, что друг именно туда побежал после обеда. А пока ловец ходил по коридору, он думал о своих отношениях со Снейпом. А подумать было о чем. Прежде всего о собственной глупости. Уже не в первый раз за день вспомнился вчерашний разговор с Гермионой.

Ловец ждал лучшего друга в выручай - комнате. Наконец, дверь открылась, но вместо Сириуса вошла новая подруга Лили, которую Джеймс уж точно не ожидал здесь увидеть. В ответ на его непонимающий взгляд девушка усмехнулась:
- Не одному тебе, Джеймс, известны секреты Хогвартса.
- Да, но как ты вошла?
- Захотела тебя увидеть.
- Почему меня? У тебя, память мне не изменяет, парень есть.
- Перестань иронизировать. Я пришла серьезно поговорить, причем как раз о Северусе.
- А чего о нем говорить? Я не задеваю его, не обзываю нехорошими словами, заклятиями не бросаюсь.
- Всего этого мало. Я хочу, чтобы вы помирились.
- А больше ничего не хочешь? Например, чтобы наступил мир во всем мире?
- Я серьезно. Вы же оба нормальные парни. А ваша вражда началась из-за недоразумения и неправильно сделанных выводов.
- Почему это неправильных? Не хочу тебя огорчать, Гермиона, но твой парень – довольно неприятный двуличный субъект, и ему самое место в Слизерине.
- Ты сам в это веришь?
- Честно? До начала учебного года был абсолютно уверен. А теперь не знаю, что и думать. Поступки Снейпа идут вразрез с моим мнением о нем. Ну не мог человек так измениться!
- Он не менялся. Он всегда был таким, Джеймс. Просто тебе не понять, что значит поступиться убеждениями, чтобы быть принятым в компанию. Тебе все в жизни давалось слишком легко.
- Знаешь что, не нравится мне этот наш разговор. Я пожалуй пойду.
Но Гермиона перегородила дорогу ловцу:
- Никуда ты не пойдешь. Я уже решила, как поступлю, и доведу дело до конца. Ты знаешь о заклинании «Ралгилиментс!»?
- Конечно. Это заклинание позволяет одному человеку показать другому его воспоминания. Причем только те, которые он захочет. И воспоминания нельзя приукрасить или изменить. Но причем тут это?
- Так уж получилось, что у нас с Северусом воспоминания одни на двоих. Смотри!
И в Джеймса хлынул поток чужих мыслей и чувств. Он на несколько минут очутился в шкуре юноши, чья жизнь была беспросветной драмой, но который изо всех сил пытался остаться человеком даже в таких условиях. Когда Джеймс увидел в воспоминаниях теперь уже бывшего слизеринца себя со стороны, его передернуло. Никогда бы не подумал, что он, гриффиндорец, больше смахивает на бесчувственного мерзавца, чем Снейп.
Показав, что хотела, Гермиона вышла из комнаты. Гриффиндорка надеялась, что теперь братья помирятся. Она не показала Джеймсу воспоминания, говорящие о его родстве с Северусом. Друг сам должен открыться брату, когда сочтет нужным. Конечно, девушка понимала, что поступила не совсем честно, но это единственный способ помирить Северуса с братом, чтобы их жизнь окончательно устаканилась. Также Гермиона понимала, что у Джеймса неизбежно появяться вопросы вроде того, почему она открылась именно ему. Потому решила видеться с ловцом как можно реже.

А Джеймс шел и размышлял. Когда страсти улеглись, единственным оставшимся чувством было сожаление. Все получилось несправедливо. Жизнь его и бывшего слизеринца превратилась в череду соревнований из-за сделанных в детстве абсолютно неверных выводов. Конечно, вариант дружбы исключен, но они с Снейпом вполне могли бы нормально общаться, а не изводить друг друга на протяжении стольких лет. Но теперь ничего исправить невозможно. Признаваться в том, что был идиотом, не хотелось, да и Гермиону подставит. Остался только один вариант – вести себя вежливо и корректно, а прошлое оставить в прошлом.
Наконец, Джеймс увидел Сириуса. Но он не стал окликать друга, а решил неслышно подкрасться и устроить сюрприз. Но, похоже, друг решил сам сделать кому-то сюрприз. Он держал в руках новейшее изобретение Мародеров – мяч-подножку. Это с виду обычный маленький мячик, который проворно настигает указанную жертву и способствует её падению. Так и есть. Раздался звук падающего тела. Над кем же дружище решил так подшутить? Джеймс сделал пару шагов и замер. Снейп.
Палочка бывшего слизеринца отлетела в сторону. Сириус сразу же наложил на жертву обездвиживающее заклинание и заклятие немоты и спросил: «Ну что, Нюниус, доигрался?», после чего стал надвигаться на Снейпа с поднятой палочкой. И Джеймс понял, что, если он не вмешается, все кончится очень плохо, возможно даже Непростительным. Поэтому ловец вышел вперед и окликнул друга:
- Сириус, не надо!
- О, Джеймс! Подходи, вместе развлечемся.
- Издевательство над безоружным – это не развлечение. Если не можешь победить Снейпа честно – смирись, а не нападай из-под тишка.
Сириус пожал плечами и повернулся к лежащему на полу Северусу, как вдруг Джеймс пробормотал: «Экспеллиармус!», и палочка несостоявшегося мучителя отлетела в сторону.
Пока Сириус искал свою палочку, Джеймс встал около Снейпа, выставив вперед свою:
- Уходи, Сириус. Мы поговорим, когда ты придешь в себя.
- Ты готов пойти против меня ради этого? Да ты знаешь кто после этого…Я-то думал, что мы друзья.
С этими словами Сириус убежал, а Джеймса охватила злоба на Снейпа. Ведь из-за этого паршивого слизеринца он, кажется, потерял друга. Не будет он его расколдовывать! Пусть выкручивается как знает. Ловец, не оглядываясь, пошел прочь, но, дойдя до угла, остановился и оглянулся. Северус лежал на холодном полу, голова у него была вся в крови. Видно, здорово приложился. Снейп дрожал от холода и почти терял сознания, но не смотрел в лицо ловца, не желая молить о пощаде. И Джеймс сам поразился тому, как жестоко и бесчеловечно чуть не поступил. Оставить человека лежать одного в таком состоянии. Заклинания сами сойдут часа через два, а за это время вполне можно получить воспаление легких. Не говоря уж о том, что, скорее всего, первыми,
кто обнаружит парня, будут слизеринцы. Нет, так нельзя.
Джеймс быстро подошел к Снейпу и снял заклинания, встретившись с удивленным взглядом. По всей видимости, помощи тот не ждал. А чего тогда? Нападения? Ловца передернуло от того, кем его считают. Он помог Северусу подняться. Снейпа так трясло, что он не мог сказать не слова. Видимо, Сириус наложил ещё и заклятие Холода – когда-то его чуть не приравняли к Непростительным, оно заставляет попавшего под его действие испытывать все усиливающийся холод до тех пор, пока его не снять. Не ожидал от Бродяги такого. Снять заклятие можно только зельями, которых не было. Джеймс скинул собственную мантию и надел её на удивленного бывшего врага. После чего повел не сопротивлявшегося от слабости юношу в лазарет.
Как обычно, мадам Помфри ничего не спрашивала. Она молча уложила пострадавшего в кровать, дала ему Согревающее зелье и ушла за остальными, приказав, чтобы к её приходу посторонних в лазарете не было. Северус поднялся на подушках и невесело сказал Джеймсу:
- Я уж думал, что рассчитался с тобой, Поттер. А теперь на мне ещё один Долг Жизни.
- Нет, Снейп. Я освобождаю тебя от этого. Это я все ещё должен тебе. Прости, я был несправедлив и груб.
- Надо же. Теперь ты заговорил совсем по-другому. А помнишь свои слова после того, как спас меня от Люпина: «Я сделал это не ради тебя, Нюниус, а ради своих друзей. Твоя жизнь ничего не значит. Пора бы это понять»?
- Я сожалею, Северус. Я давно уже не думаю так. Прости.
- Да ладно. Я и сам много в чем был не прав.
И бывшие непримиримые враги пожали друг другу руки. Конечно, это ещё не было начало дружбы. Но уже кое-что.
Джеймс вернулся к себе поздно. Северус остался в лазарете, и, вероятно, пробудет там несколько дней. Ловец попросил его не выдавать Сириуса, освободив от Долга Жизни. Снейп повторил сказанное утром: «Я не стукач». Джеймс решил не говорить о случившемся даже друзьям, хотя все равно все узнают. Уж Гермиона и Лили до правды точно докопаются. Когда лучший ловец зашел в комнату, уже лежащий в кровати Сириус отвернулся к стене, давая понять, что разговаривать с ним не желает. Но Джеймс знал, что поступил правильно. И этого вполне достаточно.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Зельевар Дата: Среда, 24.09.2008, 23:33 | Сообщение # 18
Зельевар
Принципиальная леди
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо большое за продолжение!!!!! da4 Это мой один из самых любимых фанфиков! С нетерпением буду ждать вторую половину главы! )))

Еще раз спасибо ok4 Прекрасный сюжет!


"Если вам говорят, что дело не в деньгах, а в принципе,значит дело в деньгах."(Э.Хаббард)
 
Маркиза Дата: Среда, 01.10.2008, 13:02 | Сообщение # 19
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11

Прошло пять дней. Стояло ясное солнечное утро, и две подруги гуляли по окрестностям Хогвартса. Гермиона и Лили, а это были именно они, говорили о своих парнях. Задумчиво глядя вдаль, Лили спросила:
- Тебе удалось выяснить, что случилось с Северусом?
- Да где там. Молчит как рыба. Я нашла его в лазарете в ужасном состоянии, и он ничего не желает говорить.
- Мне кажется, Джеймс что-то знает, но упорно не хочет говорить об этом.
- Кстати, Лили, ты заметила, с тех пор отношения между нашими парнями значительно улучшились.
– Да. Помнишь, как пару дней назад Джеймс одернул попытавшегося сказать Северусу какую-то жуткую гадость Сириуса?
-Помню. Неужели нам больше не придется растаскивать своих парней по разным углам, чтобы они не поубивали друг друга?
- О, это было бы прекрасно!
Поговорив таким образом, девушки продолжили свой путь. Гуляя, они и не заметили, как наткнулись на стоящего со скучающим видом Малфоя.
- Под ноги надо смотреть, грязнокровки.
Лили хотела что-то возразить, как подруга дернула её за рукав, призывая посмотреть по сторонам. Девушка посмотрела и обмерла. Оказывается, они успели отойти от школы на довольно значительное расстояние. И более того, их со всех сторон окружали слизеринцы - семикурсники. Девушка попытались позвать на помощь, но не успели. Несколько слизеринцев произнесли заклинания, и они потеряли сознание.

У Мери перехватило дыхание. Увидев Лили с подругой, гриффиндорка решила подойти к ним поболтать, как вдруг заметила окружающих девушек слизеринцев. Справедливо рассудив, что не справится с ними, девушка затаилась и стала наблюдать. Она видела, что семикурсники оглушили её подруг и куда-то с ними переместились, используя висящий на шее у Малфоя кулон. И что теперь делать? Вывод напрашивался только один – поскорее найти Джеймса.

Девушки очнулись от произнесенного уверенным голосом «Энервейт!». Первым, что увидели перед собой пленницы, была ухмыляющаяся физиономия Малфоя. Смерив их долгим взглядом, слизеринец произнес:
- Ну как, грязнокровки, не жалеете пока, что появились на свет?
Девушки посмотрели вокруг и вздрогнули. Они находились в маленькой комнатушке с какими-то неестественно гладкими стенами. Три человека там еле умещались. Между тем слизеринец ухмыльнулся и продолжил:
- Можете попрощаться друг с другом, грязнокровки. Через два часа сюда начнет прибывать вода, - и вышел, оставив пленниц предаваться отчаянии.

Джеймс сидел в библиотеке, и, подумать только, занимался, как вдруг туда вихрем ворвалась Мери МакДональд. Ловец поднял голову от книги и чуть насмешливо спросил:
- Кого-то потеряла?
- Джеймс, сейчас не до шуток. Они же могут их убить!
- Так, давай по - порядку: кто они и кого их?
- Слизеринцы могут убить Лили и Гермиону.
И Мэри сбивчиво и сумбурно рассказала Джеймсу о том, свидетельницей чему недавно стала.
Мгновение ловец просто сидел, огорошенный внезапной новостью, а потом внезапно вскочил и побежал прочь из гостиной. Оказавшись на первом этаже замка, Поттер остановился. И что теперь делать? Ясно одно – надо кого-то позвать на помощь. Раньше Джеймс бы даже не сомневался – конечно, Сириуса. А теперь он застыл в нерешительности, не зная, к кому бежать – на квиддичное поле к бывшему другу или в библиотеку к бывшему врагу. Ясно одно – вместе их звать нельзя, так точно ничего не добьешься. Решение пришло внезапно. Если кто и может помочь, так это Снейп. Во-первых, Гермиона его девушка, и он имеет полное право знать, что с ней. А во-вторых, он был слизеринцем, и должен хорошо знать подземелья, где наверняка держат пленниц враги.
Северус занимался в библиотеке, как вдруг туда вихрем ворвался растрепанный и испуганный Джеймс, в упор не замечая разозленную мадам Пингс. Он просто схватил парня за рукав и со словами: «Нам срочно надо поговорить» выволок его из зала. Оказавшись в коридоре, Северус только набрал в грудь воздуха, чтобы высказать Поттеру все, что о нем думает, как ловец перебил его:
- Северус, Лили и Гермиона в смертельной опасности. Надо срочно что-то предпринять!
- Да скажи ты толком, что случилось!?
И Джеймс рассказал, что случилось, причем не менее сбивчиво и сумбурно, чем недавно Мэри.
После этого Северус молча побежал в сторону подземелий, а Джеймс последовал за ним. Добравшись до особенно устрашающе выглядящего коридора, Снейп остановился посередине и громко крикнул:
- Кровавый барон, нужна помощь!
В следующее мгновение из стены действительно показалась голова призрака, а затем и он сам. Слегка презрительно оглядев двух подростков, барон сообщил:
- Не помогаю гриффиндорцам.
- А родственникам?
- О чем это вы, юноша?
- Я сын Эйлин Принц, а она одна из ваших прямых потомков.
- И что же в таком случае ты делаешь на Гриффиндоре?
- Это мой путь, но в независимости от него вы должны помогать любому своему потомку. Так написано в вашем семейном кодексе.
- Верно. Что тебе надо?
- Знать, где прячут двух девушек. Их должны были куда-то перенести слизеринцы.
- Ради потомка я должен идти против собственного факультета? Нелегкий выбор…
- Мы клянемся честью, что не используем полученную информацию против кого-либо с вашего факультета.
- Ну что ж, тогда ладно… Я покажу.
С этими словами призрак стремительно поплыл по тоннелям подземелий, а юные спасатели побежали за ним. Вскоре они оказались возле небольшой дверцы, видимо, скрывающей за собой какую-то коморку. Не сговариваясь, парни крикнули: «Алооморе!» И тут же на них обрушился поток ледяной воды.

Гермиона и Лили уже начали прощаться с жизнью. В коморке ничего не было видно, вода была ледяной, и страх все больше овладевал ими. Тот самый леденящий ужас, лишающий возможности не только трезво рассуждать, но и вообще думать о чем-либо. Но даже в такой момент девушки думали о тех, кого любили. Они гадали, узнают ли когда-нибудь Северус и Джеймс о том, что с ними случилось, но не говорили этого вслух. А вода все прибывала. Вот уже достигла плеч, когда Лили не выдержала и спросила:
- Гермиона, о чем ты думаешь?
- О Северусе.
- Даже сейчас?
- Конечно. Я ведь люблю его.
- Мы умрем, да?
- Знаешь, я была в разных ситуациях, порой в смертельно опасных, и выход всегда находился, но сейчас…
Гермиона не договорила, как дверь была буквально снесена с петель мощным двойным заклинанием, и девушек выбросило мощным потоком воды наружу, прямо на их парней.

Джеймс не мог поверить, что им удалось, но все было именно так, и теперь они с Северусом несли мокрых полубессознательных девушек в больничное крыло, пользуясь оставленной призраком ведущей к выходу световой дорожкой. Когда юноши вышли в обитаемую часть подземелий, Северус сказал:
- Если сейчас нас кто-то встретит, не избежать больших проблем.
- Не волнуйся, не встретят, - с этими словами, осторожно прислонив Лили к стене, Джеймс достал карту Мародеров, только уточнил, - Давай договоримся, мы пользуемся картой, но ты не спрашиваешь, что это, и вообще ведешь себя так, будто не видел её.
- Даю слово.
Джеймс кивнул. После всего нового, что узнал о Северусе, он верил ему безоговорочно. До больничного крыла добрались без приключений.
Как обычно, мадам Помфри ничего не спрашивала. Она показала, куда положить девушек, и занялась ими, предварительно приказав молодым людям немедленно убираться, и не появляться до утра. Что делать? Пришлось идти. Поскольку было уже далеко за полночь, в гостиной никого не было, и спасители прекрасных дам спокойно расположились на диванчике у камина. Джеймс сказал:
- Северус, спасибо. Если бы не ты, страшно подумать, что бы случилось.
- Гермиона моя девушка, а Лили моя подруга. Я не мог не помочь им. И хватит об этом.
- Что предпримем? Ведь наши девушки чуть не умерли из-за мерзких слизеринцев!
- Джеймс, давай смотреть правде в глаза. Мы против этих выродков во главе с Малфоем не можем ничего. Предлагаю просто быть на чеку.
- Но как же…
- Ты не понял, я не за себя беспокоюсь. Пойми, наконец, если мы встрянем в открытый конфликт, девушки будут в опасности. К тому же мы обещали Кровавому барону.
- Да, ты, конечно, прав.
В это мгновение из спальни вышел донельзя хмурый Сириус. Не обращая никакого внимания на Снейпа, он бросил Джеймсу:
- Надо поговорить.
- А до завтра это подождать никак не может? Я очень устал.
- Нет, мы поговорим сейчас!
Северус со словами «Я спать» ушел в комнату, а Джеймс тяжело вздохнул, и спросил:
- В чем дело, Сириус? Что случилось такого срочного?
- А по-твоему огромная трещина, которую дала наша дружба, - это не срочно?
-Послушай…
- Почему не позвал меня спасать девчонок?
- Ты уже знаешь?
- Мери рассказала. И знаешь, мне очень обидно, что мне, своему давнему другу, ты предпочел Нюниуса.
- Не называй его так!
- Вот даже как… Тебе вообще кто дороже – я или он?
- Не знаю.
Возмущенный Сириус почти убежал из гостиной. Наверняка, до утра пробудет в выручай - комнате. А Джеймс пошел спать. Возможно, его дружба с Сириусом закончилась, но он подумает об этом завтра. Сейчас он выжат как лимон и очень хочет спать. И знает только одно – он сделал правильный выбор, лучше Снейпа справиться с ситуацией не смог бы никто.

Люциус Малфой в ярости мерил шагами слизеринскую гостиную. Эти паршивые грязнокровки все-таки выкрутились! Он сначала не поверил своим глазам, увидев их на завтраке. Коварный слизеринец был уверен, что они мертвы, а тут такое разочарование… Ну ничего, никуда они не денутся от его мести.
Ярость переметнулась на Снейпа. Да как этот предатель все время умудряется помешать его планам! Ну ничего, этот полукровка своё получит. Малфой придумал план, который даже ему не по зубам разрушить.
Все гениальное просто – всего-то надо использовать предателя в гриффиндорских рядах. Эти наивные дураки считают себя сплошь честными и благородными, а слизняк с их факультета приполз несколько недель назад чуть ли не на коленях с просьбой позволить ему служить Темному Лорду. Боится, и правильно. Лорд как раз набирает силу, совсем скоро завоюет магический мир.
Люциус не зря припас этот козырь в рукаве, именно предатель поможет ему навсегда избавиться от Снейпа. Он приведет бывшего слизеринца куда прикажут, а там они смогут, наконец, оторваться и отомстить Снейпу за все сорванные по его вине планы. Перед смертью он ещё не раз пожалеет, что родился на свет.

Прошло чуть больше недели. Постепенно жизнь вернулась на круги своя. Лили перестала постоянно оглядываться по сторонам и снова научилась улыбаться. Что же касается Гермионы, она вообще девушка не из пугливых, чем можно только восхищаться. С Сириусом, правда отношения не наладились, и в ближайшим будущем этого также не предвидится. Конечно, это тяжело. Все-таки они давно были друзьями. Но ловец чувствовал, что примирение возможно только в том случае, если он признается в своей неправоте, чего делать не собирался, так как готов подписаться под каждым словом и поступком последнего месяца. Что касается Северуса, с ним отношения, напротив, явно улучшились. Они ходили на двойные свидания со своими девушками и довольно мирно общались. Но чего-то все же не хватало. Скорее всего, теплоты. Как оба ни старались, стать настоящими друзьями не смогли и вряд ли когда-нибудь смогут, как считал Джеймс. Все-таки пять с лишним лет ненависти просто так из головы не выкинешь.
Такие вот мысли посещали ловца за завтраком, когда вдруг к его столу подлетела сова отца. Странно. Папа всегда пишет в одно и то же время, и сейчас вроде не должен бы. Джеймс вынул письмо из конверта и прочитал:

Сынок.
Наверняка, ты удивлен этим письмом, но объяснить ничего пока не могу. Такое надо говорить только лично. Тебе необходимо немедленно приехать домой, с директором я уже договорился, воспользуешься камином в его кабинете. Собери сразу все вещи, в школу ты вернешься только после каникул. И помни, Джеймс, что бы с нами не случилось, я очень люблю тебя.
Папа.

Юношу мгновенно захлестнуло чувство тревоги. Отец очень редко использовал подобные обращения, а уж решение забрать его из школы раньше срока и вовсе неординарно. Что же случилось? В голове Джеймса роилось множество догадок, одна ужаснее другой, и он решил просто не думать об этом. Юноша дал Лили почитать письмо, и шепотом произнеся: «Мне надо ехать» ни с кем не прощаясь, ушел собирать вещи.

На завтраке Северус неожиданно для себя принял важное решение. Он понял, что должен рассказать брату правду. Пусть даже после этого у них ухудшатся отношения. В конце концов, оказалось, что Джеймс вовсе не так плох, как он сначала думал, и теперь их отношения вполне нормальные. Конечно, не дружба, но не вражда и не равнодушие. К тому же вчера Гермиона ясно дала понять, что рассказать правду – единственное верное решение.

Они сидели в кафе, как девушка неожиданно заговорила об этом:
- Северус, ты долго собираешься скрывать правду от Джеймса?
- А какие есть варианты?
- Неужели не понятно, он имеет такое же право знать о вашем родстве, как и ты.
- Мы же оба знаем, что это знание не принесет ему ничего хорошего.
- Вероятно, но я также не исключаю возможности, что вы станете настоящей семьей.
- Ну я считаю такую вероятность близкой к нулю… Гермиона, зачем ты все это делаешь?
- Что?
- Сама знаешь, что. Ты все время разговариваешь, то со мной, то с Джеймсом, пытаешься нас помирить.
- Я, прежде всего, хочу как лучше для тебя. Я же, как никто другой, знаю, как ты всегда мечтал о нормальной семье.

Больше к этому разговору они не возвращались, но Северус, наконец, понял, что должен все рассказать. И, как это всегда и бывает, именно сейчас это оказалось невозможно сделать. Не найдя нигде брата, юноша спросил у Лили, а она объяснила, что Джеймса срочно вызвал отец, и он вернется только после каникул.
Первым чувством Северуса было смешанное с завистью раздражение. Вот значит как. Конечно, папа заботится о своем любимом сыне…только на него всем плевать.
Но следующим чувством была тревога. Что же такое случилось, что Джеймс уехал так срочно, даже не попрощавшись? Наверняка что-то нехорошее. Что ж, остается только надеяться, что все будет хорошо.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Ярослава Дата: Среда, 01.10.2008, 14:46 | Сообщение # 20
Ярослава
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очуметь! Снейп в Гриффиндоре! jump2 Больше слов нет, только одни положительные эмоции....И проду, плиз, проду!

Опытный колдун снимет хиддлстонзависимость у вашей девушки
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Ассоциации-6
2. С песни по строчке-2
3. Да или Нет ?
4. "Змеиные корни"(Синопсис...
5. Съедобное-несъедобное
6. "Настоящие охотники на кракоз...
7. А или Б?
8. Дешифровка-4
9. Словотворчество-2
10. 5 из одного
11. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
12. Приколы по ГП
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. "Исключение из правил", ...
16. Клип "Per te", автор мла...
17. "Я все еще люблю тебя", ...
18. Поиск фанфиков ч.3
19. "Крестный для Альбуса", ...
20. Стихи от cold
1. Tsbsieshd[15.11.2019]
2. Dayel[15.11.2019]
3. Berlinera[14.11.2019]
4. Lola19901[13.11.2019]
5. DaryaMerezhina[11.11.2019]
6. Felicia1983Praph[09.11.2019]
7. Dory_Story[05.11.2019]
8. Pashke777Hic[04.11.2019]
9. Lana2445[29.10.2019]
10. Kornelly[25.10.2019]
11. Glebka[23.10.2019]
12. Лагерда[23.10.2019]
13. Drama[20.10.2019]
14. Vsehsvjatskij91[20.10.2019]
15. Bonsayunlon[18.10.2019]
16. LisicaZaripova[14.10.2019]
17. Gervolsnep[13.10.2019]
18. Димокнитик[12.10.2019]
19. Биссектриса[11.10.2019]
20. Kyku44[10.10.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Джунгарик, Tontoro, Элейна, aneris, extremalь, lizard, vega_1959, Liss, Мятный_Бергамот, Fairy_tale, tanushok, a1234567890a, ParkerSpulp, DeerChristmas
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz