Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Загадай желание!"     



  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе
"Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе
Ringa Дата: Понедельник, 04.08.2008, 21:17 | Сообщение # 1
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе

Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Маркиза Дата: Суббота, 18.10.2008, 09:35 | Сообщение # 21
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, ГЛАВЫ С 8 ПО ТЕКУЩУЮ ЕЩЁ НЕ БЕЧЕНЫ

Глава 12: «Он твой брат».

Наконец-то наступило событие, которое каждый год с нетерпением ждут все ученики – зимние каникулы. Как обычно, Хагрид принес из леса огромную ель, а все, кого ждали родственники, засобирались по домам. Те же немногие, кого нигде не ждали, остались в школе встретить Рождество с профессорским составом Хогвартса.
Среди этих немногих, конечно, оказались Северус и Гермиона, так как с осени они перешли под опеку школы. Конечно, молодые люди немного огорчились, ведь им так понравилось летом жить одним в замке без особого контроля. Но во всем можно найти и положительные стороны. Особенно если учесть, что Северусу категорически не нравится устроенная отцом обстановка замка. Юноша знал, что Гермионе предлагал поехать к нему на каникулы Сириус Блек, но она отказалась, так как встречается с ним. Девушка подробно описала разговор.

Гермиона вечером шла мимо кабинета Трансфигурации, как оттуда высунулся Сириус и пригласил её зайти. Не найдя сходу причин отказа, девушка вошла. Она спросила:
- Что ты здесь делаешь, Сириус?
- Отбываю наказание, разумеется.
- Да, только ты мог умудриться получить наказание в предпоследний день занятий. Но как ты узнал, что я иду мимо?
- Это секрет.
Гриффиндорка кивнула. Разумеется, она знала, что речь идет о Карте Мародеров, но решила не выдавать своей осведомленности. Следующее заявление Сириуса совершенно застало её врасплох:
- Гермиона, я знаю, что тебе некуда поехать на зимние каникулы. Поехали ко мне!
- С чего бы это? У меня, на минуточку, есть парень, и я его люблю.
- Это ты о Нюниусе что ли?
- Не смей его оскорблять!
- В любом случае, со мной тебе будет лучше.
- Я сказала нет, Сириус, и это не обсуждается!
Гермиона выскочила из зала с бешено колотящимся сердцем. И как только мог подумать этот ветреный бабник, что она предпочтет его Северусу…

Вопреки всем опасением оказалось, что быть в школе на каникулах довольно здорово. Раньше Северус всегда оставался в Хогвартсе на Рождество, но никогда не получал от этого удовольствия, так как Лили уезжала к родителям, а больше друзей у него не было. А с Гермионой они проводили время очень весело – бродили по таинственным уголкам Хогвартса, гуляли в Хогсмите, надолго зависали в библиотеке, варили зелья, получив разрешение Слизнорта, полюбившего Гермиону не меньше, чем Лили, ну и конечно, занимались любимым делом всех влюбленных парочек.
Само Рождество тоже было незабываемо – огромная елка шикарный праздник. Но самое главное все же то, что они были вместе и знали, что так будет всегда.
Впервые Северус получил на Рождество подарки от друзей. Раньше ему всегда дарила что-то только мама, и эти подарки были самыми дорогими для него. Лили почему-то не считала нужным что-либо дарить ему. Теперь же перед елкой лежала небольшая горка подарков, подписанная на его имя.
Гермиона подарила настоящее чудо, по-видимому, сделанное собственными руками, а точнее палочкой – она заколдовала снежинки так, чтобы они никогда не таяли, и сделала из них удивительной красоты амулет, который ещё и оказался на удивление теплым. Северус пообещал носить это чудо не снимая. Сам же он подарил своей девушке очень редкую и дорогую книгу. Ради того, чтобы приобрести её, юноше пришлось снова как в конце сентября ненадолго сбежать из школы, но оно того стоило. Гермиона была в восторге, ведь таких книг всего несколько экземпляров, там описываются заклинания, обряды и зелья, существовавшие в древности, а в настоящее время в большинстве своем забытые.
На этот раз подарок прислала и Лили. Она и Гермионе, и Северусу подарила книги – Гермионе о редких растениях, а Северусу о зельях. Конечно, такие книги имеются в библиотеке Принцев, но ведь важно внимание. Они подарили девушке один подарок от обоих – удивительной красоты часы, незаменимые и в маггловском, и волшебном мирах.
Ремус подарил, напротив, книгу старую и потрепанную, но весьма ценную. «Свойства чрезвычайно редких магических растений». Как ни странно, в библиотеке Принцев такой не было. Северус подарил ему тоже часы, но волшебные – они показывают душевное состояние и настроение любого оказавшегося поблизости человека, чрезвычайно полезная вещь. Хотел сначала подарить что-то более существенное, но опасался, что Ремус может воспринять это как оскорбление.
Френк и Алиса подарили Северусу и Гермионе браслеты – Гермионе с именем Северуса и наоборот, чтобы они носили их и никогда не расставались. Так получилось, что наши герои подарили этой влюбленной парочке то же самое.
Было странно, что Джеймс, которому Северус подарил книгу о магических обрядах, раз уж брат в последнее время так увлекся чтением, ничего не подарил. Закралось нехорошее предчувствие, что у него действительно случилось что-то серьезное. Но по зрелому размышлению Северус решил не изводить себя раньше времени.
Итак, каникулы прошли чудесно, и Северус был счастлив как никогда, ведь даже в конце летних каникул ощущения были совсем не те – тогда они с Гермионой не были так близки, как сейчас. Тем не менее, по мере приближения учебных дней в душу Северуса все больше закрадывалось неприятное предчувствие. Казалось, что вот-вот случится что-то ужасное, что сломает наконец установившуюся гармонию его жизни и заставит снова страдать. Но Северус отгонял от себя мрачные мысли, наслаждаясь счастливыми деньками каникул.

Как только Джеймс сошел с поезда, он сразу понял, что дома случилось что-то страшное. Отец выглядел очень плохо, как будто недели две не спал вообще. Он молча открыл Джеймсу дверь машины, сам сел за руль, и тихо сказал:
- Маме очень плохо.
- Насколько плохо?
- Мне пришлось отпросить тебя из школы. Она боялась, что не успеет попрощаться.
- Мы едем в больницу?
- Нет, домой. Колдомедики сказали, что помочь ничем не могут.
Джеймс прислонился к сидению и прикрыл глаза, не замечая текущих из-под них слез. Для него сейчас существовала только раскаленная добела боль.
Вся последующая неделя слилась в одну непрекращающуюся черную полосу. Он сидел у постели мамы, держа её за руку, а она все не приходила в сознание. Мама всегда была самым близким человеком для гриффндорца. Отец обычно вел себя отчужденно, будто они не одна семья, а просто знакомые, живущие под одной крышей. И только от мамы Джеймс с детства всегда получал ласку, заботу и тепло. Теперь юноша не представлял, как будет жить дальше без неё. В конце недели, когда сын совсем отчаялся, миссис Поттер пришла в себя:
- Сынок…
- Мама, как ты?
- Милый, я умираю.
- Не говори так.
- Мне жаль, но тебе придется теперь быть совсем одному.
- Но папа…
- Гарри никогда не любил нас. Еще до моего с ним знакомства он любил другую. Он и сейчас её любит, не смотря на то, что она мертва. А до нас ему нет дела.
- Мам, что ты такое говоришь…
Но миссис Поттер заснула. А наутро её не стало.
Похороны прошли как в тумане. Поттер никого не приглашали, решив быть наедине со своим горем. И все это время у Джеймса не выходили из головы слова мамы. Пожалуй, желание узнать правду об отношениях в их семье было якорем, не дававшем окончательно утонуть в море тоски и отчаяния.
И вот, в последний день перед отъездом в школу Джеймс понял, что медлить нельзя. Он нерешительно постучал в кабинет отца, который проводил там почти все время, не общаясь с сыном. Получив разрешение, юноша зашел, присел на стул и тихо спросил:
- Пап, это правда, что ты не любил маму?
Отец посмотрел на него с таким выражением, что Джеймсу на мгновение показалось, что он ударит его. Но в следующее мгновение Гарольд Поттер заговорил:
- Я был юн и глуп, Джеймс. Выслушай не перебивая и постарайся понять. Я встречался с одной девушкой, и мы любили друг друга. Она была слизеринкой, я гриффиндорцем. Все осуждали нас. От меня отвернулись друзья, мои родители чуть не лишили меня наследства. Я мог все потерять, но сохранить её любовь. Но выбрал второй вариант. Я женился на прекрасной девушке из приличной семьи – твоей маме. А со своей любовью встречался тайно, пока она не решила выйти замуж и забыть меня. Тогда я был страшно зол, а теперь понимаю, что у неё было на кону то же, что и у меня, и я не имею права обвинять её за то, что она выбрала то же самое. Мы с твоей мамой жили в разных комнатах, я не хотел даже притрагиваться к ней. Но родители заставили нас родить наследника. Поэтому я ненавидел твою мать и почти ненавидел тебя. До самого начала её болезни.
В тот день мы в очередной раз поссорились, и твоя мама выбежала на улицу в легком платье, в котором ходила дома. Я искал её, но когда нашел было поздно. Она заболела воспалением легких, и даже колдомедики не смогли ничего сделать. Вот так одно мое опрометчивое решение сломало жизнь стольким людям.
Джеймс сломя голову выбежал из кабинета, не обратив никакого внимания на окрик отца. Он просто физически не мог больше находиться в одном помещении с этим человеком, из – за которого погибла его мама. В тот момент он всей душой его ненавидел.
До самого отъезда поезда юноша так и не поговорил с отцом. Сириуса нигде не было, наверное, в какой-то компании. Сил искать друга тоже не было, но так хотелось поговорить, выплеснуть свою боль. Юноша не хотел грузить этим Лили, тем более девушка пребывала в таком прекрасном состоянии духа и так весело щебетала о чем-то с подругами. Юноша уронил голову на руки, и до самого приезда в школу пробыл в таком положении.
Джеймс искал Лили и нигде не мог найти. Он интуитивно зашел в выручай - комнату в поисках покоя и тишины. Но там уже царила знакомая обстановка и Сириус читал журнал о квиддиче, развалившись в кресле. Увидев Джеймса, он хотел сказать что-то язвительное, но слова застыли на губах, как только заметил его состояние. Вместо того, что собирался, Сириус тихо спросил: «Джеймс, что случилось?» Друг медленно сполз по стенке и прикрыл глаза. Сириус сел рядом и обнял его за плечи. И Джеймс рассказывал сбивчивым голосом обо всем, что встретило его дома. А потом ещё полночи прорыдал на плече у друга, который, вопреки обыкновению, не вставил ни одного едкого комментария. В общем, друзья помирились.
Хоть монолог, рассказанный Сириусу, и принес некоторое облегчение, Джеймс все равно чувствовал клокочущую ярость. Он понимал, что она относится к отцу, но не мог ничего с собой поделать. Юноше казалось, что если он ни с кем не поссорится, он просто взорвется. Не вполне отдавая отчет своим действиям, Джеймс встал и решительным шагом направился в гостиную своего факультета. Сириус поспешил за ним.

Северус вскочил с кровати и долго не мог опомниться от странного сна. Ему приснился сон, прекрасный сон о том, как могло бы быть, но не было и не будет, о семье, где бы родители любили друг друга и его. Когда шок прошел, осталась только ненависть к Саманте Неман – женщине, из-за которой он и мама пережили столько несчастий, той, которая разрушила его семью. Юноша понимал, что субъективен и несправедлив, но поделать с собой ничего не мог. Ведь, если бы эта женщина не возникла в жизни его родного отца, не было бы стольких лет унижений. В таком взвинченном состоянии Северус спустился в гостиную.
Снейп ходил взад-вперед у камина, как вдруг в гостиную зашли Поттер и Блек. Северус понимал, что не должен говорить то, что сказал, что это разрушит установившиеся между ним и Поттером отношения раз и навсегда, но даже не представлял, к каким ужасным последствиям приведет эти его слова:
- Ненавижу твою мамочку, Поттер. Если бы её не было на свете, всем было бы гораздо лучше!
Услышав это лучший ловец Хогвартса взглянул на Северуса так, что тот невольно попятился. Но отступать было не было, да он и не стал бы. Второй раз в жизни Джеймс оказался ловчее. Он молниеносно выхватил палочку и произнес: «Мобиликорпус!» Сириус стоял за спиной друга и усмехался. Северус понимал, что сказал гадость, но такой бурной реакции никак не ожидал. Очевидно, Поттер себя не контролировал. Северус почти услышал, как «Круцио» срывается с его губ, как вдруг из угла раздался крик: «Что вы делаете? Отпустите его!»
Привлеченная дурным предчувствием, Гермиона быстро оделась и вышла в гостиную, где и увидела разыгрывающуюся драму. Девушка понимала, что Джеймс находится в такой ярости, что не контролирует себя. И ей стало страшно за Северуса. В этот момент девушка не думала о причинах ярости ловца, как не думала и о том, что в таком состоянии он может запустить заклятием и в неё. В этот момент она просто хотела защитить своего парня. И Гермиона, проигнорировав предостерегающий возглас Сириуса, встала между Северусом и Джеймсом, смело посмотрев в глаза последнему. Некоторое время Поттер не двигался, и в его глазах все еще плескалось безумие. Северус крикнул девушке, чтобы она отошла, но гриффиндорка осталась стоять. Она никогда не бросает в беде друзей, тем более тех, кого любит. Сириус попытался оттащить девушку, но она выставила перед собой палочку, готовая защищать себя и Северуса.
И постепенно бешенство Джеймса начало ослабевать. Он медленно опустил палочку, махнул рукой и почти бегом вышел из гостиной. Сириус укоризненно посмотрел на Гермиону и последовал за другом.
Гермиона немедленно расколдовала Северуса, и юноша упал на ковер. Вместе с ощущением горечи и унижения пришло осознание того, что он только что сказал Поттеру. Этого братец никогда не простит. Но все равно, от чего такая вспышка бешенства? Но думать ни о чем не хотелось. Рядом на ковер села Гермиона, обняла его, и они вот так просидели до самого начала занятий. И не заметили, что все это время за ними наблюдала пятикурсница Анна Ланерро – известная гриффиндорская сплетница.

Прошла неделя. Гермиона сидела на обеде в Большом зале, но ей кусок в горло не лез. Девушка очень переживала за своего парня. Неизвестно каким образом, но о произошедшем конфликте вскоре стало известно всему Хогвартсу. А вскоре все узнали и то, что мама Джеймса умерла. И, разумеется, решили, что Северус это тоже знал, просто решил сделать ловцу ещё больнее. Гермиона не верила в это ни на минуту. Северус не такой человек, уж она-то лучше всех это знает. Если бы он знал о несчастье в семье Поттеров, никогда бы так не поступил. Но он не знал.
В общем, сделанного уже не воротишь назад. Из-за того утреннего происшествия насмарку пошли все достигнутые Северусом результаты – его снова стали презирать и ненавидеть все, кроме любящей Гермионы, продолжавшей дружить с ним, хоть и тайно, Лили и относящегося по-прежнему, даже часто заступающегося за него Ремуса. Гермионе было больно смотреть на друга, жизнь которого теперь напоминала кошмарный сон. Она на знала как помочь. Единственное, что могла – это быть рядом, не смотря на сплетни и пересуды, теряя друзей. Она однажды уже пошла против всех ради сохранения дружбы с Северусом, и тем более сделает это ради сохранения отношений с ним.
Гермиона грустно улыбнулась, вспомнив их разговор вечером после разыгравшейся драмы:

Давно закончились уроки, и гриффиндорка бродила по коридорам Хогвартса в поисках своего парня. Она, наконец, нашла его в пустом классе Зельеварения. Подошла и тихо спросила:
- Северус, что ты тут делаешь?
- Профессор Слизнорт разрешил мне посидеть в его классе.
- Тебе все равно придется вернуться в гостиную.
- Зачем? Чтобы меня опять назвали жестоким и бесчувственным мерзавцем?
- Вспомни, тебя и раньше так называли, но ты держался.
- Да, но тогда я не знал другой жизни – где есть любовь и друзья. А теперь… Судьба подарила счастье совсем ненадолго, и вот у меня снова ничего этого нет.
- Ну я не стала бы говорить столь категорично на твоем месте. Любовь у тебя до сих пор есть.
- Ты веришь мне?
- Конечно, а разве может быть иначе? Я ведь люблю тебя.
- Все равно мы не можем быть вместе.
- Почему это?
- Если ты будешь встречаться со мной, обречешь себя на такое же отношение.
- Вместе мы все выдержим.
- Но я не хочу, чтобы ты выдерживала это. Не хочу, чтобы ты портила из-за меня свою жизнь.
- Я лучше знаю, что испортит мне жизнь, а что нет.
Некоторое время молодые люди самозабвенно целовались, а потом Северус вдруг отстранился и покачал головой:
- До сих пор на могу поверить в то, как чудовищно я поступил.
- Ты же не знал…
- Незнание не является оправданием дурости. Я попробую извиниться перед Джеймсом.
- Я думала, ты будешь злиться на него, ведь теперь тебе даже нельзя появиться в спальне.
- Нет, у него и так горе, и он тут не причем. Просто потеря близких на всех действует по-разному. Я вот в апатию впал, а он наоборот в безудержную ярость. А насчет спальни ты права. Я временно переберусь в выручай-комнату.

Это временно продолжалось уже неделю. Гермиона понимала, что ситуация зашла в тупик, и очень переживала из-за невозможности помочь Северусу.

Если уж кусок не лез в горло Гермионе, то уж Северусу и подавно. Он прекрасно осознавал, что, хоть и не намеренно, поступил в высшей степени недостойно. И вот уже неделю беспрестанно ругал себя за это. Ощущение жестокости собственного поступка даже сдвинуло на второй план накалившиеся отношения со всеми гриффиндорцами, да и не только. К Северусу снова относились так, как в самом начале этого учебного года, и это, без сомнения, угнетало. Но, в отличии от сентября, сейчас было несколько человек, не осуждающих его. Северус снова вспомнил разговоры с ними.

С Ремусом они поговорили всего через несколько часов после того, как слухи вихрем разлетелись по Хогвартсу. Северус только осознал смысл своего поступка, и ходил как в воду опущенный. Это же надо! Всего несколько минут, одна стычка, и разрушено все, чего он добился за весь год. К тому же тогда наш герой думал, что ему придется расстаться с Гермионой, а это было больнее всего. Он уже не представлял своей жизни без этой удивительной девушки. Северус, наслушавшись о себе достаточно, пошел в библиотеку, и сел в самом дальнем углу, куда мало кто заходит, рассчитывая остаться наедине с собственными мрачными мыслями. Но надежды Снейпа не сбылись. Всего минут через двадцать к нему без спроса подсел Ремус. Северус был уверен, что оборотень начнет, как и все, упрекать его и говорить гадости, ведь он же один из Мародеров, близкий друг Джеймса. Но, вопреки ожиданиям, Люпин тихо спросил:
- Тяжело, да?
- А почему тебя это интерисует? Если тоже хочешь рассказать, какой я мерзкий и отвратительный слизняк, давай, не стесняйся.
- Я просто хочу понять, зачем ты это сказал.
- Если хочешь знать, Люпин, я понятия не имел о том…о том, что случилось с миссис Поттер, а не любить её у меня причины были, и очень веские.
- Какие же, интересно? Ты же ее не знал.
- Тебя это не касается. Больше я ничего не скажу. И можешь презирать меня, как и все…
- Нет. Не мне тебя судить Северус. И я не все.
- Хорошо, что ты, наконец, это понял.
У них с Ремусом почти не произошло изменений в отношениях, хоть из-за этого и испортились отношения Люпина с дружками. Но он все равно общался со Снейпом, считая того уже достаточно наказанным ненавистью большинства учеников Хогвартса и, видимо, твердо решив иметь в этой жизни на все свое мнение.

Второй разговор произошел несколько дней спустя с Лили. Северус устроился на опушке Запретного леса, вдали от одноклассников, читать учебник по Истории магии, так как лекции, конечно, невыносимо скучные, но сдавать предмет все равно придется. Он так увлекся, что не заметил подсевшую к нему Лили. Когда девушка тихо заговорила, Северус вздрогнул и обернулся к ней:
- О тебе говорят столько гадостей…
- Как в старые добрые времена.
- Северус, я хочу, чтобы ты рассказал мне правду о том, что случилось тем утром.
- А смысл? Все равно ты не поверишь мне.
- Ты просто попробуй, может я пойму.
Юноша покачал головой и начал рассказывать. Разумеется, он не сомневался, что Лили не поверит ни единому слову, ведь она и раньше никогда не была на его стороне. А теперь ситуация усугубилась ещё и тем, что Джеймс ей парень. Но все равно она имеет право знать.
После рассказа некоторое время сидели молча, думая о чем-то своем. Наконец Лили тихо произнесла:
- Я тебе верю.
Пожалуй, до Северуса не сразу дошел смысл фразы, ведь он ожидал совсем другой ответ. Тем не менее, это было очень приятно – знать, что все же есть люди, которые верят ему.
Разумеется, они не могли общаться на виду у всех. В отличие от Гермионы и Ремуса, Лили очень дорожила своей репутацией. И не желала ссориться с Джеймсом. Но, тем не менее, она никогда не позволяла себе унижать Северуса, что воспринималось всеми как врожденная тяга к справедливости. К тому же они иногда встречались тайно.
Но больше всего Северусу помогала, конечно, Гермиона. Она одна поддержала его сразу и безоговорочно, не боясь пойти против всех, даже преодолевая его нежелание вовлекать собственную девушку во всю эту грязь. Если бы не было её, он бы, наверное, давно сломался.
Ведь это очень тяжело, когда все как будто соревнуются, кто из них больше ненавидит тебя. Да, Джеймс весьма популярная личность. Хотя к его чести стоит заметить, что сам гриффиндорский ловец не делал ничего для того, чтобы портить ему жизнь. Он даже не упоминал о происшедствии и отказался давать какие бы то ни было комментарии. Но кто расстарался, так это Сириус. То ли желая отомстить за друга, то ли просто из-за ненависти к Снейпу, он старался сделать жизнь юноши невыносимее день ото дня.
Северус ненавидел Блека больше, чем когда-либо раньше. Но Джеймса он не винил, прекрасно зная, что в этой ситуации брат виноват гораздо меньше него. Но все равно было обидно, что теперь он не мог показаться в гостиной, не вызвав ярко выраженных приступов антипатии. Более того, он не мог даже спать в спальне, временно ночуя в выручай-комнате. Конечно, официально ему это никто не запрещал, но сама мысль о том, что он окажется с Мародерами в тесном пространстве была неприятна. Конечно, юноша не боялся. В своей тяжелой жизни бояться он разучился. Но чувствовал, что не сможет спокойно заходить в спальню, пока не помирится с Джеймсом.
Сама идея примирения с Поттером казалась близкой к фантастике. Во-первых, всегда найдется человек десять советчиков держаться подальше от их любимого ловца. К тому же, он просто не знал с чего начать. Хотя… Внезапно у Северуса появилась мысль. Она была рискованной и отчаянной, но, пожалуй, это единственный выход, шанс все прояснить. И юноша решил обязательно попытаться.

Джеймс сидел на постели и крутил в руках фотографию мамы. Так больно, как будто трагедия случилась вчера. Юноша осознавал, что превращается в тень – он почти не ел, плохо спал, не интересовался своими любимыми увлечениями – вообще, всю неделю ходил как в воду опущенный. Хорошо хоть Лили помогала – она всегда была рядом, всегда готовая поддержать. Но существовал ещё один неприятный момент – ухудшение отношений с Сириусом. Юноша понимал, что друг не виноват, наоборот, он искренне пытается помочь. Но все равно попытки Сириуса развлечь его безумно раздражали. Ну неужели он не понимает, что чувствует Джеймс. Конечно, он сам ведь ничего к своей семье не чувствует. Чем больше Джеймс об этом думал, тем больше злился. И вот когда раздражение достигло пика, в комнату некстати зашел Снейп. Человек, которого ловец меньше всего хотел увидеть, тот, кто оскорбил память его матери. Джеймс не задумывался, знал ли Снейп о трагедии, зачем он это сказал, юноша просто его ненавидел. Даже не смотря на то, что Гермиона разговаривала с ним, долго убеждая, что её драгоценный парень понятия не имел о случившимся, и намекая на то, что у него могли быть свои причины так поступить. Джеймс не выдержал и наорал на девушку. С тех пор они не разговаривали. А теперь явился Снейп. Причем имел наглость прийти в комнату. Почему-то в этот момент Джеймс и не подумал, что у Северуса на эту комнату права такие же, как у него, Сириуса и Питера. Гриффиндорец встал с кровати и выхватил палочку Тем временем Снейп тихо заговорил:
- Джеймс, я не драться пришел. Я даже не взял свою палочку.
- Да? И зачем же ты явился?
- Поговорить.
- Нам говорить не о чем!
- Нет, есть. Послушай, тот случай…
- Не смей об этом никогда говорить! Да как ты только посмел…
- Послушай, у меня был повод. Мы…
Северус не договорил. Он упал на пол, сраженный заклинанием ватных ног. Спустя пару минут над юношей навис разъяренный Джеймс. А потом зловещую тишину комнаты нарушил звук удара. Джеймс будто сошел с ума - он стал пинать Снейпа ногами. Но спустя некоторое время приступ бешенства частично прошел, и он отошел и заговорил:
- Слушай меня, Нюниус! Я был таким дураком, когда думал, что ты человек, с которым можно подружиться. Ты всего лишь мерзкий, отвратительный слизняк, не достойный общаться с нормальными людьми! Убирайся!
Снейп медленно, морщась от боли, поднялся с пола. Отряхнув мантию, юноша молча пошел к двери. И только уже взявшись за ручку, тихо сказал:
- Мерлин, и перед кем я пытался извиниться! - после чего вышел.
А Джеймс сполз по стене на пол и закрыл лицо руками. Почему-то именно тихие слова Снейпа, наконец, сорвали завесу, которая со времени страшной трагедии словно заслоняла от него мир, искажая его чувства, и заставили юношу, наконец, воспринимать действительность адекватно. Вспомнилось вдруг, что Северус потерял родителей в прошлом году, а они поступили некрасиво, но он не стал за это мстить. Следом пришло осознание того, что он только что сделал. Это был не просто плохой поступок. Это была подлость. Да, Снейп поступил достаточно мерзко. Но он пришел извиниться безоружным. Достаточно было просто указать ему на дверь. А теперь Джеймс снова чувствовал себя виноватым. Наверное, следовало догнать Северуса и извиниться, но у юноши не было сил. Он подумает об этом завтра.

В пустынном коридоре не было никого кроме девушки с карими глазами и копной непослушных каштановых волос. Это была Гермиона. Она уже третий час искала Северуса по всему Хогвартсу, и очень волновалась за него. Девушка невольно вздрогнула, вспомнив, в каком состоянии она нашла своего парня день назад.

Гермиона шла по коридорам, размышляя о чем-то своем, как вдруг её кольнуло нехорошее предчувствие. Почти не отдавая себе отчета в действиях, девушка забежала за угол, где и нашла своего парня. Выглядел Северус ужасно. Он вообще редко сдавался, а сейчас выглядел абсолютно раздавленным. Девушка испугалась. Её парень сидел на холодном полу и, словно окаменев, смотрел в одну точку. Девушке даже показалось, что он не заметил её присутствия. Гермиона подошла и селя рядом. А потом тихо спросила:
- Северус, что случилось?
- Неважно…
- Важно.
- У нас с Поттером произошла весьма неприятная стычка. Не думаю, что все ещё хочу мириться с ним и, тем более, просить прощения.
- Но что ты будешь делать? Не можешь же ты вообще не появляться в вашей комнате?
- Могу. Более того, именно так я и поступлю. Скоро я заберу вещи и насовсем перееду в выручай - комнату.
- Может, стоит поговорить с директором?
- Не стоит. Это только мои и Поттера дела.
Гермиона хотела возразить, но заметила, что Северусу совсем не до споров, и просто кивнула. Юноша поднялся с пола, и гриффиндорка заметила, что он поморщился. Значит, стычка не обошлась без рукоприкладства. Девушка хотела все выяснить, но решила пока подождать с этим.

Все эти два дня Северусу было очень тяжело, и Гермиона чувствовала это. Но не знала, как помочь. Но что её поразило,так это то, что Джеймс Поттер тоже чувствовал себя виноватым. Он больше не смотрел на Северуса с ненавистью. Теперь в его взгляде была скорее грусть, перемешанная с чувством вины.
В одном девушка была уверена – Северуса нельзя надолго оставлять одного, чтобы он поменьше придавался мрачным мыслям. И она, как могла, поддерживала его.
А сейчас Гермиона волновалась, так как Северус довольно давно ушел забирать свои вещи из комнаты и до сих пор не вернулся. Они договорились встретиться в Коридоре Одноглазой Ведьмы, но ждать больше не было сил. Конечно, он специально выбрал время, чтобы не столкнуться с Мародерами, но мало ли что... В общем, девушка не находила себе места, и решила пойти в гостиную и узнать все самой.
В гостиной было несколько учеников, в том числе сидящая в кресле у камина Мери. К ней Гермиона и подошла.
- Мери, мне очень важно знать, ты не видела Северуса, он собирался зайти сюда.
- -Как заходил не видела, зато видела, как выходил.
- Так он вышел?
- Скорее, выбежал. И знаешь что?
- Что же?
- В руках у твоего Снейпа было письмо, и он бормотал себе под нос: "Если чертовы Мародеры хотят ссоры, они её получат".
- Ты уверена?
- Между прочим, у меня очень хороший слух.
- Но это значит…то кто-то из Мародеров вызвал его, или даже все!
- Все этого сделать не могли, - послышался от двери голос Лили Эванс, - Джеймс и Сириус сбежали в Хогсмит, скажу вам по секрету, они до сих пор там.
Гермиона опустилась в кресло и начала лихорадочно размышлять. Значит, Джеймс и Сириус тут не при чем. Нет никаких причин не верить Лили. Кто тогда? Ремуса она отлично знала, по крайней мере, его из будущего, и полностью ему доверяла. Значит… От внезапной догадки у девушки похолодело все внутри. Питер Петтигрю. Предатель. Сам он ни за что не станет связываться с Северусом. Кишка тонка. Это наверняка ловушка. И, скорее всего, её устроили слизеринцы. Дело серьезное, как же поступить…
Сначала Гермиона хотела, как в истории с потопом, попросить помощи у Лили, но быстро отказалась от этой затеи. Нужны козыри против слизеринцев, и очень кстати оказались бы Карта Мародеров и мантия – невидимка. А они находятся либо о Сириуса, просить которого о помощи не стоит и пытаться, либо у Джеймса. Конечно, уговорить ловца помочь Северусу будет очень непросто, тем более убедить его в предательстве Петтигрю. Но гриффиндорка решила попытаться. А если Джеймс будет упорствовать, она пустит в ход свое главное оружие – правду.
Гермиона стремительно вскочила с кресла и выбежала из гостиной, проигнорировав удивленные взгляды Лили и Мери.

Джеймс вернулся из Хогсмита и сидел на лавочке, на территории Хогвартса. Юноша размышлял о совей последней стычке со Снейпом и все больше приходил к выводу, что был неправ. Наверное, это оттого, что он выпустил пар, и мозги, наконец, заработали. Конечно, поведение Снейпа было непростительно, но ведь и его собственное поведение тогда у озера было таким же. И тем не менее, Снейп простил его. К тому же у него остался отец, а бывший слизеринец круглый сирота. И почему такие правильные мысли почти всегда приходят уже после совершенного неблаговидного поступка?
Тем не менее, Джеймс был не готов простить Снейпа. Он понимал умом, что Северус за свой поступок уже достаточно заплатил, но неприятный осадок все ещё был, и это мешало начать общаться с юношей как ни в чем не бывало. Тем не менее, ловец решил, что со Снейпом обязательно надо поговорить. Он не знал, где ночует юноша, но в комнате его не было со времени злополучного события, а это неправильно, у них у всех одинаковые права на проживание там. Так что необходимо сказать Северусу, что он может вернуться в комнату и не опасаться нападений с их стороны. И поговорить с приятелями с факультета, чтобы они перестали травить Снейпа. Но это все, что собирался сделать Джеймс. Просить прощения он категорически не желал.
Вдруг юноша услышал крик: "Джеймс, слава Мерлину, я нашла тебя!" Юноша резко встал и оглянулся. Ему навстречу бежала Гермиона. На девушке лица не было. Так что, как только она остановилась, Джеймс быстро спросил:
- Что-то со Снейпом?
- Да, - и Гермиона рассказала, что Северуса, скорее всего, похитили юные Пожиратели – слизеринцы, а заманил его в ловушку Питер. Джеймс отказывался в такое верить. Пит его друг, и на подобное не способен. Между тем, Гермиона требовала, чтобы Джеймс немедленно шел к Питу и вытряс из него правду. Ловец покачал головой:
- Я не собираюсь из-за Снейпа портить отношения с другом. Уверен, ты заблуждаешься.
На миг Гермиона задумалась, словно принимая очень важное решение. А потом подняла голову, посмотрела Джеймсу прямо в глаза и четко произнесла: "Он твой брат".


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Зельевар Дата: Понедельник, 20.10.2008, 23:14 | Сообщение # 22
Зельевар
Принципиальная леди
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ура!!! Продолжение моего любимого фика!!!

Какие сложные взаимоотношения...А Гермиона молодец...хотя я думаю,что ТАКОЕ должен был сказать сам Снейп Джеймсу.

Что ж будем с нетерпением ждать проды!Вдохновения Вам,афтор jump1


"Если вам говорят, что дело не в деньгах, а в принципе,значит дело в деньгах."(Э.Хаббард)
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 02.11.2008, 01:06 | Сообщение # 23
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 13: «Спасти Северуса»

Северус шел в комнату за вещами, и ему было одиноко, как никогда. Казалось, последние несколько дней были худшими в его жизни, хотя и раньше его все ненавидели и презирали. Наверное, все от того, что к хорошему быстро привыкаешь. Ему хотелось быть как все – иметь друзей и дорожить дружбой с ними, а не чувствовать на себе презрительные взгляды и насмешки. Наверное, он сошел бы с ума, если бы не Гермиона. Именно она постоянно поддерживала его, не боялась не только выказывать открытую симпатию, а быть всегда рядом, она поддержала его после той, последней встречи с Поттером.
Тогда Северус был совершенно разбит. Он почти поверил в то, что братец совсем не такой как Блек, что он честнее и благороднее, и не ожидал такой подлости. Напасть на безоружного! Наш герой понимал чувства Джеймса, его боль, но вдруг ощутил себя ничем ему не обязанным. Он не хотел больше извиняться перед Поттером, не хотел даже видеть его. Наверное, ловец прав – им действительно не стоило сближаться. И Северус окончательно понял ещё одну вещь – он никогда не расскажет Поттеру правду. Тогда в спальне он чуть было не рассказал, и вот к чему это привело. Конечно, Северусу всегда хотелось иметь семью, но глупо думать, что блестящий ловец и всеобщий любимец Джеймс Поттер обрадуется такому брату. К тому же теперь Северус сомневался и в том, надо ли это ему.
Джеймс с утра странно на него смотрел, и Северусу показалось, что он хочет с ним поговорить. Но юноша не хотел иметь больше никогда с Поттером, Блеком и прочими ничего общего. И не хотел обитать с ними в одном помещении. Северус принял окончательное решение перебраться в выручай - комнату. Директору он докладывать об этом не стал. Да наверняка директор и сам знает, ни одно из событий Хогвартса не ускользает от его внимания. А не вмешивается потому, что у него какие-то свои соображения на этот счет. И ладно. Он разберется сам.
Северус не хотел еще одного конфликта с Мародерами, поэтому специально выбрал время, когда никого не бывает в комнате. А в гостиное одна Мэри сидела в широком кресле и читала Квиддич сквозь века. Девушка не поздоровалась с ним, но и не выказала открытой неприязни, что вполне устраивало юношу.
Пройдя в комнату, Северус обнаружил свои вещи нетронутыми. Хоть на что-то у господ Мародеров хватило совести. Юноша стал собираться в добровольно-принудительное изгнание, как вдруг его внимание привлек кусочек пергамента, лежащий на его прикроватной тумбочке. Записка. Северус прочел:

Ну все, Нюниус, ты доигрался! Подземелья, шесть вечера.

Вот, значит, как, вызов. И неизвестно, от кого, на записку наложено заклятие неузнаваемости почерка. Странно, уж Поттер или Блек обязательно бы подписались. Хотя кто их знает, еще три дня назад он был уверен, что Поттер не нападает на безоружных. Разумеется, он пойдет. Он не трус, и прятаться от Мародеров не собирается. Но сначала надо собрать вещи, отнести их в комнату, приготовиться. А потом уже дуэль. Северус еще не знал, что будет делать – драться или пытаться завершить дело миром. Хотя… Неожиданно юношу посетила догадка: когда это Мародеры дрались с ним честно – скорее всего, они придут вместе. Замечательные любимцы школы никогда не брезговали нападать вдвоем на одного. Потому они и наложили на записку заклятие, вызывает же не Поттер и не Блек, а оба вместе. Ну что ж, ясно одно – к директору он не побежит и Гермионе не расскажет. Справится сам, справился же с Малфоем и его слизеринцами, а это куда сложнее, чем с парочкой гриффиндорцев.
Если бы Северус знал, что его на самом деле ожидает, вполне возможно, он не пошел бы на эту встречу. Но наш герой не знал. Потому, собрав вещи и отправив их специальным заклинанием в выручай - комнату , он вышел из гостиной, теребя в руках записку и приговаривая: «Если чертовы Мародеры хотят ссоры, они её получат».

Пандора, не спеша, прогуливалась по территории Хогвартса и думала о Сириусе.
Ну почему он не замечает её? Ведь им же было так хорошо вместе… Девушка до сих пор с ужасом вспоминала тот день, когда юноша объявил, что они расстаются, так как ради нее он не собирается изменять своим принципам. Вот так. А ей так хотелось, чтобы первый гриффиндорский ловелас хоть что-нибудь сделал ради нее! Она ведь ради него была на все готова. Наверное, следовало попытаться забыть Сириуса или возненавидеть его, но она не могла. В конце концов, когда девушка согласилась встречаться с юношей, она прекрасно знала про его правило больше двух недель не встречаться ни с кем, но надеялась, что ради нее он сделает исключение. Но ошиблась. Ради нее Сириус не пожелал делать исключения. Зато чуть не сделал его ради Грейнджер, которой, как оказалось, был вовсе не нужен. Подумать только, она променяла первого красавца Хогвартса на Снейпа. В голове не укладывается…
Девушка, углубившись в размышления, и не заметила, как оказалась на опушке леса, у уютной беседки. Эта беседка стояла там с незапамятных времен, там влюбленные могли общаться, не опасаясь, что их кто-то подслушает, благодаря наложенным заглушающим чарам. Но так уж получилось, что у Пандоры с детства был иммунитет к колдовству подобного рода. Девушка уже хотела пройти мимо, но вдруг услышала приглушенные голоса. Наверняка очередная влюбленная парочка. Конечно, подслушивать нехорошо, но иногда очень хочется.
Пандора подошла еще ближе, и смогла различать голоса. Услышав, кто говорит, она страшно удивилась. Малфой и Розье. Интересно, что они здесь забыли? Разве что замышляют очередную немыслимую гадость. Девушка вся превратилась в слух. И вот что ей удалось расслышать:
- Все сделано, как мы и предполагали, Люциус. Снейп…
- Постой. Ты уверен, что наш разговор невозможно подслушать?
- Разумеется. На беседку наложены мощнейшие заглушающие чары.
- Продолжай.
- Снейп захвачен, и сейчас находится в оговоренном месте. Думаю, пора начинать.
- Что ж, наконец, этот Принц-полукровка получит по заслугам.
- Что будем с ним делать.
- Убьем, конечно. Но сначала хорошенько развлечемся.
- Неужели это то, о чем я думаю?
- Разумеется. Ты, конечно, знаешь, что на место, где мы держим Снейпа, наложены специальные чары. Даже Дамблдор не узнает ничего, какие бы заклятия мы не применили.
- Даже Непростительные?
- А ты правильно уловил мой мысль. Думаю, каждый захочет испытать на этом любителе грязнокровок Круцио, и многие даже не по одному разу…
Дальше Пандора не слушала. Она отошла от беседки и побежала в сторону Хогвартса так, будто за ней гналась свора бешеных псов. Только оказавшись, наконец, в замке, девушка остановилась и задумалась. Что ей делать? Ясно одно: Снейпа надо срочно спасать. Конечно, Пандоре никогда не нравился этот язвительный и мрачный юноша, но того, что придумали мстительные слизеринцы она не желала никому. Но как спасти приговоренного Малфоем? Девушка пожалела, что в разговоре не было упомянуто место, где держат Снейпа. Это во многом упростило бы задачу.
В любом случае, ясно одно – идти туда в одиночку опасно, да и вообще кто такой ей Снейп, чтобы спасать его, рискуя собственной жизнью. Достаточно просто позвать на помощь. Но кого? Лучше всего, конечно, директора, но она не знает пароля, а действовать надо срочно. Стоп. Пароль может знать староста. Пандора вдруг ясно ощутила, что должна сделать. Рассказать обо всем Лили. Она ведь староста и подруга Гермионы. И вообще Лили Эванс удивительный человек – она всегда знает, как правильно поступить. И, определившись с планом действий, гриффиндорка со всех ног бросилась на поиски Лили.

Всего на пару секунд Джеймс замер, пораженный заявлением Гермионы. А потом усмехнулся и покачал головой. Конечно, это неправда. Он и Снейп – братья, какая чушь! Просто девушке нужна помощь, вот она и выдумывает всякие небылицы. Меж тем Гермиона хмуро посмотрела на ловца и спросила:
- Значит, ты не веришь мне?
- Нет, конечно. Ты хоть сама понимаешь, что это просто невозможно?
- Что ж, я надеялась обойтись без этого, но видимо придется показать тебе оставшуюся часть жизни Северуса.
Девушка подошла еще ближе и произнесла уже известное Джеймсу заклинание, позволившее ему видеть ее мысли. То, что увидел юноша, повергло его в шок.
Он ожидал всего, что угодно, только не этого. И меньше всего хотел бы видеть то, что увидел. Значит, вот почему жизнь Северуса была так беспросветна. Из-за его отца, опять отец виноват в разрушенной жизни! Кроме того, юноша был вынужден признать, что у брата были причины сказать о его маме то, что он сказал. И Джеймс даже почувствовал угрызения совести за то, как поступил с ним. Оказывается, он всегда вел себя как мерзавец по отношению к родному брату. А его последняя выходка…сам бы он такого никогда не простил. Осталось только надеяться, что Северус благороднее его. Юноше был полон решимости все исправить, помириться с братом и никогда не вспоминать о том, что они были врагами. За подобными размышлениями Джеймс совсем забыл, ради чего Гермиона это ему показала. Он рассеянно прошептал:
- Но почему Северус не сказал мне…
- Он собирался три дня назад, когда шел просить у тебя прощения. А потом сам знаешь, что было.
- Какой же я идиот!
- Не могу не согласиться, но сейчас на самобичевания времени нет. Северус в смертельной опасности!
- Может, ты преувеличиваешь? Питер не мог…
- Мог, еще как. Поверь мне!
- В любом случае, надо разобраться. Пошли!
Джеймс взял девушку брата за руку, и они побежали в гриффиндорскую гостиную на поиски Петтигрю.
Гриффиндорец плохо помнил бег по коридору. В мозгах стучало одно: «Это не может быть правдой. Пит не предатель. Северусу не угрожает смерть. Нет», но в глубине души он понимал, что все это правда. Вбежав в гостиную, молодые люди узнали от Мэри, что Лили куда-то ушла, а Питер только что зашел в спальню. Джеймс и Гермиона, игнорируя крайне удивленные взгляды, вбежали в комнату вместе. Питер сидел на постели. Когда увидел Джеймса и Гермиону, пробормотал:
- Если я вам мешаю, я, пожалуй, пойду.
- Нет уж, Пит, никуда ты не пойдешь. Ты ведь знаешь, где сейчас Северус Снейп. Расскажи нам.
- Джеймс, но откуда мне знать?
- Не смей лгать!
Джеймс поднял свою палочку, и уже почти приставил ее к горлу Петтигрю, как вдруг от двери донесся звонкий голос: «Что тут происходит?». В дверях стоял Сириус Блек.
Пока Джеймс держал Петтигрю на прицеле палочки, Гермиона сбивчиво объяснила ситуацию Сириусу. Но вместо того, чтобы помочь, он встал рядом с Питером, направив на Джеймса палочку. Гермиона выхватила свою, встав рядом с Джеймсом. Сириус возмущенно воскликнул:
- Джеймс, ты хоть соображаешь, что делаешь! Обвинять Пита невесть в чем из-за Нюниуса. Даже если он действительно в беде, как считает Гермиона, это их слизеринские склоки. Сами разберутся.
Возникла пауза, а потом Джеймс тихо произнес: «Бродяга, мне очень жаль» и молниеносным движением оглушил, видимо, уже бывшего друга, сделав однозначный выбор в пользу брата. Тут произошло еще кое-что. Питер начал превращаться в крысу, но не успел. Быстрым и точным движением Гермиона приставила ему к шее палочку, сказав: «Даже не думай!».
Прошло некоторое время, использованное гриффиндорцами весьма продуктивно. Питер, действительно, оказался законченным трусом, и вскоре они узнали о том, что это он написал письмо, и что Северус попался в ловушку. Сопоставив время, Джеймс понял, что останавливать брата поздно, надо его спасать. Но тут их с Гермионой ждало разочарование. Как они ни старались, Петтигрю настаивал на том, что понятия не имеет, где прячут Северуса. И, скорее всего, так оно и есть. Не станет же, в самом деле, Малфой посвящать в свои планы этого труса…
Джеймсу было больно узнать, что его друг оказался предателем, но разбираться со всем этим времени не было. Каждая секунда на счету. Они с Гермионой, оглушив предателя, выбежали их комнаты и лицом к лицу столкнулись с взволнованными Лили и Пандорой.

Шедший по направлению к Подземельям Северус был настроен весьма решительно. Поттеру все-таки удалось окончательно исчерпать его терпение. Но все равно было жаль. Даже не того, что теперь, независимо от итога дуэли, все будут еще больше презирать его и на восстановление отношений с факультетом не останется ни одного шанса. Жаль было, что никогда не исполнится мечта иметь хоть приблизительно нормальную семью.
Во время постоянных издевательств Тобиаса Снейпа, во время нескончаемых склок в школе, Северус мечтал об одном – иметь брата, с которым было бы не так страшно, с которым они смогли бы все это преодолеть. Отчасти поэтому для нашего героя было страшным ударом узнать, кем на самом деле является его брат. Человеком, который, пожалуй, делал его жизнь в Хогвартсе невыносимой активнее всех. А потом их отношения с Джеймсом начали постепенно улучшаться, и в голову Северусу закралась немыслимая идея о том, что, если Поттер узнает правду, возможно, он не оттолкнет его. Что они, вероятно, сумеют забыть о причиненных друг другу неприятностях и стать братьями в полном смысле этого слова. Конечно, умом наш герой понимал, что эта идея совершенно невыполнима. Если даже они с Джеймсом простят друг друга, все равно он никогда в жизни не простит Гарольда Поттера, да и тому не больно нужно его прощение. А без этого семьи не получится. И даже окончательно помирившись с Джеймсом, Северус все равно не рассказывал ему правду, боясь разочароваться. Но, не смотря на это, в душе у него жила надежда на счастливое разрешение ситуации. Разумеется, у Северуса есть Гермиона, но это совсем не то. Ему в дополнение к такой любви хотелось родственную любовь, заботу и привязанность – то, что бывает именно между близкими родственниками по крови. Быть может, он хотел слишком многого…
И вот, робкая надежда юноши рассыпалась в прах в связи с событиями последних дней. Наверное, именно поэтому Северус был сейчас так зол на Поттера. Не потому, что братец избил ногами безоружного, а потому, что он растоптал его мечту о семье, где хоть кто-то будет его любить. Несбыточную, но прекрасную.
Поэтому в душе юноши все кипело от злости на Поттера, хоть он и убеждал себя в том, что сердится потому, что пришел без палочки, а наглый гриффиндорец воспользовался этим. И Северус решил, что дуэль обязательно будет, и он ни за что не будет поддаваться. В конце концов, ни у одного Джеймса трагедия и горе, а все с ним носятся как с маленьким.
На подходе к Подземельям Северус начал чувствовать, что тут что-то неладно. Редко подводившая интуиция подсказывала юноше, что сейчас ему лучше быть как можно дальше от коридора Одноглазой Ведьмы, но он отмахнулся от нее. В конце концов, он не трус.
Но, дойдя до места встречи, Северус понял, что интуиция подстерегала его не зря. «Ну конечно! Как же можно быть таким идиотом! За пять лет Мародеры ни разу меня вызвали меня на дуэль, всегда нападали внезапно. Как я не догадался?», - такие мысли мгновенно промелькнули в голове у Северуса, когда он увидел слизеринцев, окруживших его со всех сторон. На этот раз они были готовы: прошла всего доля секунды, и палочка гриффиндорца оказалась в руке Малфоя, который переломил ее с садистским выражением на лице.
Северус понял, что здорово влип. Отпускать его живым Пожиратели и примкнувшие к ним явно не собираются. Но, прежде чем юношу окончательно поглотило отчаяние, в него попало сразу несколько оглушающих заклятий. А дальше была кромешная тьма…

Регулус Блек уже почти полчаса сидел на скамейке на улице и смотрел в одну точку, совершая тяжелый моральный выбор.
Регулус всегда чувствовал себя на Слизерине не в своей тарелке, но знал, что иного пути у него быть не может. Он Блек, и должен оправдывать свою фамилию. Мать вдалбливала такие слова ему и Сириусу с младенчества. Но старший брат никогда не считал нужным нести ответственность за что бы то ни было. Он пошел учиться на Гриффиндор, и для мамы это стало страшным ударом. Она так горевала, что у Регулуса, который сначала хотел идти в Райвенкло, просто не было иного пути, как уговорить шляпу хоть в этот раз не нарушать традиции. Потому что он всегда чувствовал ответственность, в отличие от Сириуса, который возненавидел его, как только шляпа произнесла: «Слизерин», и всячески доказывал свое презрение. Это было больно, но, в конце концов, привыкаешь ко всему. Для того, чтобы у него появились друзья, юноше пришлось поступиться некоторыми принципами и принять взгляды, которые он е разделял. И в этом Регулус чувствовал свою схожесть с Северусом Снейпом.
Но дружбы со Снейпом не получилось. Северус не пошел на сближение, хотя Регулус был не против. Юноша подозревал, что это из-за того, что он Блек, а несостоявшийся приятель ненавидел его брата ослепляющей жгучей ненавистью. И, кстати, есть за что. Так что Регулус был о Северусе весьма неплохого мнения. Более того, он уважал его.
А когда Снейпа перераспределили на Гриффиндор, Блек-младший был слегка в шоке. Мелькнула мысль – что, если бы его перераспределили в Райвенкло. Но не всем же менять многовековые устои. Даже после этого случая отношение к Снейпу у Регулуса не изменилось. Они не враги и не друзья, но между ними есть определенная симпатия.
Поэтому сообщение о том, что собираются сделать с Северусом, повергло юношу в шок. Рассказала ему об этом кузина - семикурсница Беллатриса. Она-то ждет – не дождется случая применить на Снейпе Непростительные. Регулуса также удивило, что на Гриффиндоре есть предатель. Надо же, кто-то с факультета смельчаков пресмыкается перед Малфоем. Интересно, кто. Одно юноша знал точно – это не его старший брат. Сириус никогда никому не подчинялся, такое уж у него кредо.
Конечно, узнать, кто предатель, было бы неплохо, но юношу занимало вовсе не это. Волновало его, что теперь делать. Предельно ясно одно – в пытках принимать участие он не собирается. Конечно, можно сделать вид, что он ничего не знает о том, куда внезапно исчез Северус Снейп. Но как потом жить с этим? Надо постараться помочь. Но чем? Ведь своя рубашка всегда ближе к телу, а если слизеринцы узнают, что он кому-либо рассказал их секрет, он рискует в недалеком будущем оказаться на месте Северуса. Так что к профессорам идти нельзя ни в коем случае. А к кому? Кто не выдаст слизеринцам и поверит ему? И кто захочет помочь Снейпу, в последнее время ставшему весьма непопулярной личностью? Ответ пришел внезапно. Ну конечно, Гермиона Грейнджер. Она девушка Снейпа, слизеринцам точно не выдаст и обязательно поверит ему, так как на ее глазах он предупредил Северуса о прошлом злоумышлении против него. Решение было принято, осталось только выполнить его. Регулус резко поднялся со скамейки и пошел искать Гермиону.

Пандора рассказывала сбивчиво, еле сдерживая истерику. Так что в первый раз молодые люди почти ничего не поняли. Но после того как Лили прикрикнула на подружку, сказав, что от ее рассказа зависит жизнь человека, девушка рассказала все, как было, даже разговор Малфоя и Розье дословно передала.
По Гермионе было видно, что она очень волнуется, но старается сдерживаться, так как понимает, что нужна своему парню.
Что же касается Джеймса, для него сообщение Пандоры стало настоящим ударом. Никогда бы не подумал, что будет так волноваться за Северуса. Хотя, почему бы и нет, ведь он его брат. Вероятно, в других условиях юноша воспринял бы весть о родстве с недавнем врагом совсем иначе. Теперь же, когда брату угрожала смертельная опасность, было не время для долгих размышлений и смакования давних взаимных обид. Джеймс просто сразу и безоговорочно принял эту весть как данность.
Гриффиндорец потряс головой, отгоняя непрошенные мысли. Самое главное сейчас – спасти Северуса. Естественно, Гермиона и Лили выказали горячее желание помочь, и отговорить их от этого благородного порыва не представлялось возможным. Пандора промямлила что-то про то, что подождет их в гостиной, и спасатели-добровольцы помчались на выручку.
Джеймс решил, что им нужен союзник, втроем не справиться. Перебрав все возможные варианты, решили идти в комнату старосты и привлечь Ремуса. Остальным надо долго объяснять, в чем дело, а время дорого. Друг оправдал ожидания Джеймса, согласившись помочь сразу и безоговорочно. Но у молодых людей возникла серьезная проблема – никто не знал, где искать Северуса. Тогда Джеймс решил поступить так же, как его брат, когда искали украденных слизеринцами девушек. Они прибежали в Подземелья, и Джеймс принялся звать Кровавого барона. Но, как и следовало ожидать, на зов никто не откликнулся. И тут юноше стало по-настоящему страшно. Где-то пытают его родного брата, а он не может спасти его. Северуса могут убить в любую секунду, а они стоят, как дураки, посреди коридора. Неужели он безнадежно опоздал? Опоздал попросить прощения и помириться. Думать об этом не хотелось. Джеймс точно знал только одно – он готов на все, чтобы спасти брата.
И в момент полного отчаяния из-за угла неслышно вышел Регулус Блек и произнес, обращаясь к Гермионе:
- У меня есть к тебе разговор, Грейнджер. Это касается Северуса.
- Где он? Говори при всех. Мы все равно уже знаем, кто и как его похитил.
- В слизеринской гостиной есть тайная комната Салазара Слизерина. Там и прячут Снейпа. Очень удобно: даже если их замысел раскроют, никто и предположить не сможет, что они спрячут пленника в собственной гостиной.
- Надо спасти Северуса!
- В этом я вам не помощник. Не хочу, знаете ли, оказаться на его месте.
- Скажи пароль в гостиную.
- Гриффиндорцам? Нет уж, увольте.
Тут вперед вышел Джеймс и сказал:
- Блек, ты же давно ненавидишь меня, считая, что я плохо влияю на твоего брата. Дано хочешь унизить. У тебя появился такой шанс. Если ты скажешь нам пароль, я исполню любое твое желание.
- Даже если я пожелаю, чтобы ты ушел из школы? Или еще что похуже? Ради того, чтобы спасти врага?
- Северус мне не враг. Он мой родной брат, и ради него я готов на все.
Возникла пауза. Все ждали, согласится ли Блек - младший, и если да, чего же такого придумает. Между тем, Регулус медленно произнес:
- Пароль в гостиную «Змеиная кровь», комната находится за картиной, изображающей юного Салазара Слизерина. Подойдя к картине, произнесите пароль: «Смерть грязнокровкам». Мне ничего не надо, Поттер. Хотел бы я иметь такого брата.
Блек ушел, а наши герои побежали в слизеринскую гостиную, медлить было нельзя. Конечно, четверо гриффиндорцев, на всех парах бегущие в слизеринскую часть Хогвартса, вызывали недоумение, но у них был такой решительный вид, что никому из учеников не хотелось связываться, а профессоров они, к счастью, не встретили. Конечно, картина, на которой была изображена изящная и очень знатная леди, удивилась тому, что пароль произнесли гриффиндорцы, но была вынуждена пропустить их. В гостиной никого не было. Наверняка, злоумышленники отослали всех, кто не в курсе, куда подальше.
Но у картины дело застопорилось. Ведь среди молодых людей было двое маглорожденных, и ни Джеймс, ни Ремус не могли заставить себя произнести пароль. Поняв, в чем заминка, Гермиона и Лили шагнули вперед и громко и четко произнесли: «Смерть грязнокровкам!». Картина отъехала в сторону, открыв их взгляду ужасное зрелище. Комната была большой и очень мрачной, отделанной холодным камнем. Человек двадцать – двадцать пять слизеринцев стояли, образовывая круг, в центре которого корчился от боли Северус. Время от времени мерзавцы выкрикивая различные проклятья, среди которых было и «Круцио». А гриффиндорцев всего четверо, шансы не равны. Но ни один из них не задумался над этим, когда они вышли вперед, выхватили палочки и произнесли: «Оставьте его в покое!»

Сириус, пошатываясь, вышел из спальни. В голове до сих пор не укладывалось, что Джеймс, человек, с которым он дружил столько лет, оглушил его ради какого-то Снейпа. Да как он только мог так поступить! В гостиной никого не было, кроме сидящей в кресле и смотрящей на камин Пандоры. От нее Сириус и решил узнать, что происходит.
Пандора пересказала бывшему парню все довольно четко, так как за время, прошедшее с начала спасательной операции, эмоции несколько улеглись. На юношу это произвело очень большое впечатление. Он не мог поверить, что Снейп в такой серьезной опасности, и решил, что это ловушка. И, скорее всего, для Джеймса. Не смотря на то, что в последнее время он его много раз разочаровывал, а недавно открыто пошел против него, зла Сириус ему не желал. Хотя, конечно, очень обидно терять лучшего друга из-за Снейпа. Но гриффиндорец был уверен, что Джеймс поймет, что это ловушка, причем, скорее всего, подстроенная Снейпом, и перестанет, наконец, ссориться с ним из-за Нюниуса.
Но это будет потом, а в данный момент Сириус был твердо намерен прийти на помощь другу. Он пошел к двери, но путь внезапно перегородила Пандора:
- Ты куда?
- Спасать Джеймса, разумеется. Он же сам не понимает, во что ввязался.
- Сириус, не надо. Это опасно!
- Тем более я должен идти.
- Ты никуда не пойдешь.
Сириус не успел ничего предпринять, как девушка подошла ближе и поцеловала его. Наверное, стоило ее оттолкнуть, но юноша не смог. В погоне за Гермионой у него не было ни одной девушки, и гриффиндорский ловелас уже почти забыл, каково это – когда тебя целуют страстно и нежно, отдавая частицу себя. Устоять было совершенно невозможно. Будь на месте Сириуса кто-нибудь прилично разбирающийся в зельях, он, конечно, уловил бы запах мощнейшего афродозиака. Но гриффиндорец не считал зелья важной наукой. А зря… В общем, этим вечером, вместо того, чтобы идти выручать друзей, он заперся с красоткой в спальне мальчиков.

Регулус Блек уже почти час метался по Хогвартсу, не зная, как поступить. С одной стороны, он, конечно, все сделал правильно – сказал правду приятелям Снейпа и указал, где он находится. Но если посмотреть на все с другой стороны, картина получалась более чем неприглядной. Он просто отправил четверых гриффиндорцев на верную смерть. Ведь ясно же, что со всеми слизеринцами они не справятся. И в результате вместо одного человека пострадают пятеро. А доказательств никто никогда не найдет, уж Малфой-то умеет заметать следы.
Хотя, казалось бы, какое ему, слизеринцу, дело до этих людей. Они же враги. Тем не менее, совесть не давала покоя, и Блек-младший, наконец, понял, что просто не сможет не вмешаться.
Осталось только решить, как именно. Звать других гриффиндорцев не было ни желания, ни смысла. Слизнорт не помощник в этом. МакГонагалл? Лучше уж сразу к директору. Регулус задумался. Мысль обратиться за помощью к Дамблдору не так уж и плоха. Конечно, в этом случае его тоже ждет нелегкая жизнь – наверняка, все слизеринцы узнают, кто их сдал. Но другого выхода просто не было. Он решительно пошел к кабинету директора.
Говорить пароль не понадобилось, Дамблдор уже ждал его. Наверняка, портреты доложили о приходе одного из учеников. А дальше…Регулус рассказал всю правду и попросил директора принять меры. К его удивлению, Дамблдор выслушал все довольно спокойно. А потом неожиданно заговорил о том, что для Регулуса огласка, конечно, будет крайне нежелательной. Не понимая, к чему клонит директор, юноша сказал правду – что не желает прослыть на собственном факультете стукачом. К его удивлению, директор предложил выход – он сделает так, что никто в Хогвартсе не узнает, что именно Регулус рассказал о планах злоумышленников со Слизерина, а взамен юноша даст Непреложный обет, что, когда придет время, исполнит его любую просьбу.
Регулуса удивило такое поведение директора – просить что-либо за то, что он помогает спасти жизнь невинным людям. Видимо, добрые дела всегда наказуемы. Блек - младший чувствовал, что попадает в ловушку, но это был единственный выход из положения. Конечно, директор попросит что-нибудь крайне опасное и трудновыполнимое, но это случится в будущем. А если все узнают, жизнь превратиться в ад сразу же. Из двух зол выбирают меньшее. И Регулус согласился.

Боль и холод одновременно ворвались в сознание очнувшегося Северуса. Он лежал на холодном полу в мрачной комнате, которая, казалось, была просто создана для пыток. Первым чувством, как ни странно, была злость на себя, на то, что попался как дурак.
Но долго смаковать это чувство Северус не смог. Он поднял голову вверх и обнаружил, что находится в кольце слизеринцев. Их было человек двадцать пять, и все весьма решительно настроенные. Юноша понял, что все даже хуже, чем он мог предположить. Но, прежде чем отчаяние овладело им, он услышал вкрадчивый голос Малфоя:
- Наконец-то я докажу тебе, Снейп, что опасно становится на пути у Малфоев.
- Ты просто трус!
- Да…Возможно. Но это ты сейчас валяешься у меня в ногах, а не наоборот.
Северус знал, что Малфой прав. Часто проще быть хитрым и изворотливым, чем жить честно. Порой проблемы легче решить с помощью хитрости и подлости. Но с того самого момента, как в его жизни появилась Гермиона Грейнджер, Северус точно знал, что нельзя торговать своей душой. При мысли о Гермионе он ощутил сильную тоску. Тяжело понимать, что в этой жизни они никогда больше не увидятся. Юноша не испытывал иллюзий на счет своего будущего. Разумеется, живым его отсюда не выпустят. Что ж, надо встретить конец достойно.
Северус попробовал подняться с пола, но Малфой, заметив это движение, усмехнулся и взмахнул рукой. В то же мгновение все слизеринцы подняли палочки и стали выкрикивать заклятия.
Гриффиндорец не знал, сколько это продолжалось. Для него больше не существовало времени, только лишь обжигающая боль. Заклятия были самые разные, в том числе Непростительные. Не смотря на нахождение в полубессознательном состоянии, Северус запомнил трех человек, постоянно выкрикивающих: «Круцио!» - Люциус Малфой, Беллатриса Блек и Рабастан Лейстрейндж. Как бы он хотел, чтобы они сели в Азкабан, но этого не случится. Они не дураки – наверняка, палочки, которыми пользуются, им не принадлежат. Северуса поглотило отчаяние. Он понял, что умрет здесь, в этой мрачной комнате, и никто не узнает правду. Слизеринцы отлично заметают следы.
А некоторое время спустя юноша уже ничего не чувствовал, даже боль была приглушенной. Он понимал, что это значит: жить ему осталось недолго. Возможно, так будет лучше, ведь все равно после стольких перенесенных проклятий остаться прежним невозможно.
Северуса накрыли пустота и безразличие. Он уже ничему не удивлялся и ничего не понимал. Словно сквозь густой туман доносились звуки битвы, голоса. Звучал возмущенный голос директора, относительно спокойные голоса каких-то людей, плач Гермионы, сбивчивый и дрожащий голос брата, умолявший простить его. Все это осталось в верхнем слое, не проникая в глубину сознания. А потом директор встал рядом с Северусом на колени и дал ему выпить какое-то зелье, после чего юноша, наконец, провалился в небытие.

Подростки не думали о последствиях своего поступка – выступить против значительно превосходящих числом противников. Они просто хотели спасти Северуса. Завязался бой, в котором они держались вполне достойно. Но слизеринцев было больше, и вскоре Малфою удалось приставить палочку к горлу Лили. Он сказал:
- А теперь отдайте свои палочки нам. Не дурите, иначе она умрет.
Неужели это конец, и они не только не спасут Северуса, но и сами окажутся в такой же ситуации? Молодые люди почти впали в отчаяние, но вдруг все палочки, повинуясь мощному заклинанию, вылетели из рук находящихся в комнате подростков. На пороге стояли директор Хогвартса и трое авроров, которые сразу направили палочки на слизеринцев.
Директор что-то объяснил аврорам, они ушли, забрав с собой Малфоя, Блек и Лейстрейнджа. Остальным директор что-то возмущенно говорил. Но гриффиндорцы не слышали. Они подбежали к Северусу и замерли в ужасе: глаза их друга были стеклянными и ничего не выражающими, хотя он, судя по всему, находился в сознании. Гермиона заплакала. Джеймс упал на колени рядом с братом, шепча: «Северус, прости меня, пожалуйста, приди в себя…я никогда больше не разочарую тебя…прошу тебя…», но ничего не менялось в лице пострадавшего. Казалось, прошла вечность, когда, отправив до разбирательства слизеринцев в гостиную, к ним подошел Дамблдор. Директор дал Северусу выпить какое-то жуткое на вид зелье, после чего тот потерял сознание. А он создал носилки, на которые уложил юношу, а горе - спасателям велел отправляться в гостиную. Но Гермиона и Джеймс сообщили, что, пока не узнают, что с Северусом, никуда не пойдут. Дамблдор махнул рукой и разрешил им идти с ним вместе в Больничное крыло.
Выбежавшая на крик обычно спокойного директора мадам Помфри взглянула на лицо Северуса и застыла от ужаса. Придя в себя, она поводила над юношей палочкой, пробормотав некоторые заклинания, а потом произнесла:
- Мерлин милостивый! Мальчик пережил двадцать пять Круцио, не считая остальных заклятий. У него сильнейший шок. Сомневаюсь, что он сохранит рассудок, даже если очнется. Его надо срочно доставить в больницу Святого Мунго, я больше ничем помочь не могу.

В больнице Святого Мунго была очень оживленная ночь. Большинство медицинского персонала занимали спасением жизни и рассудка привезенного директором Хогвартса подростка. А рядом с палатой, на диване, сидели его девушка и брат. Не смотря на убеждения и угрозы, они наотрез отказались уходить, решив дождаться результата, каким бы он ни был.

Джеймс и Гермиона сидели на диване, смотря в разные стороны, но думая об одном – о том, что готовы на все, лишь бы с Северусом все было в порядке. Наконец, юноша вздохнул и тихо произнес:
- Если Северус поправится, я буду самым лучшим братом на свете.
- Надеюсь, ты не забудешь свои слова.
- Никогда не забуду…

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, МЫ НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ. ОСТАЛИСЬ ОДНА ГЛАВА И ЭПИЛОГ


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Ringa Дата: Воскресенье, 16.11.2008, 23:17 | Сообщение # 24
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 14: «Мы – одна семья».

Сириус встал поздно, потянулся, хотел окликнуть Джеймса, и, не обнаружив друга на соседней постели, вдруг резко вскочил. Нахлынули воспоминания о вчерашнем дне. И юноша понял, почему Джеймса и Питера нет в комнате. Единственное, что он не мог понять, почему он не с друзьями. Начиная с того момента, как собирался немедленно бежать выручать Джеймса, в памяти пробел. Сириус не знал, что и думать, как вдруг обнаружил записку на тумбочке у кровати.

Сириус.
Прости. Я понимаю, после того, что я сделала, между нами уже точно ничего не будет. Но ведь и раньше на это было мало шансов. Я люблю тебя, поэтому использовала Антарру. Да, тот самый мощнейший афродозиак, побочным эффектом которого является потеря памяти после того, как его вдохнуть. Я им надушилась. Я просто не хотела, чтобы ты шел на смерть, все ведь было очень опасно. Уверяю тебя, мы провели незабываемую ночь.
С любовью, Пандора.

Сириус готов был взорваться от злости и прибить немедленно эту дурочку. Надо же, вместо того, чтобы помочь другу, он…
Не додумав мысль, Сириус стал лихорадочно одеваться. Самое главное сейчас – узнать, что с Джеймсом и Гермионой. Самобичевание может и подождать.
Войдя в гостиную, Сириус обнаружил там Ремуса и Лили, рассказывающих довольно внушительной кучке гриффиндорцев о происшествиях вчерашнего дня. Пробравшись в первые ряды, юноша тоже стал слушать. Благо оказалось, что он мало что пропустил. Из рассказа Сириус узнал, что Джеймсу, Гермионе, Ремусу и Лили удалось спасти Снейпа с помощью директора от полоумных слизеринцев, решивших запытать того до смерти в потайной комнате. Известно, что Малфоя, Лейстрейнджа и его старшую кузину посадили в Азкабан за использование Непростительных, на десять лет, так как они, хоть и совершеннолетние, но все же ученики. Еще двенадцать юных Пожирателей посадили на срок от двух до пяти лет, остальных просто исключили без выдачи аттестата и с соответствующей записью в личном деле. Что касается Снейпа, он находится в больнице Святого Мунго в крайне тяжелом состоянии. Неизвестно, выживет ли. Джеймс и Гермиона остались в больнице ждать результатов.
Потом Лили ушла в комнату, а Ремус стал рассказывать о Снейпе, расписывая того, на взгляд Сириуса, прям рыцарем печального образа. Он рассказывал всем о том, как Северусу было тяжело, что он много настрадался, и, если он выживет, они все должны относиться к нему с пониманием. Все кивали. На особо патетичной фразе о том, сколько всего вытерпел Снейп, Сириус не удержался и хмыкнул. Ну не верил он в это, и все! Чтобы Нюниус так благородно себя вел! Это что-то из области фантастики.
Ремус нахмурился, и, сообщив, что рассказ окончен, пошел в комнату. По дороге он кивнул Сириусу, призывая следовать за ним. Как только друзья оказались в комнате, Ремус наложил на нее звукоизолирующие чары и спросил:
- Я вижу, Сириус, ты доволен, что Северусу так досталось.
- Ты можешь говорить, что хочешь, Ремус но я ни за что не поверю в образ трагического героя, который ты только что так вдохновенно расписывал.
- Значит, не поверишь. Ну что ж. Гермиона научила меня одному любопытному заклинанию. Сейчас проверим его действие.
Сириус не успел ничего предпринять, как друг направил на него палочку. Юноша не расслышал заклинание, но вдруг его голова наполнилась воспоминаниями Ремуса. Он увидел кучу слизеринцев, выкрикивающих заклинания, в том числе и Круцио, направив палочки на Северуса, который, скорчившись на холодном полу, не кричал и не просил пощады. Увидел пустые и ничего не выражающие глаза своего давнего врага. И увидел пришедшего за вещами Северуса директора, услышал его слова: «Северус вытерпел двадцать пять Круцио за такой короткий срок. Ему может помочь только чудо».
Ремус отошел и, сказав: «Подумай о том, что увидел, Сириус. Надеюсь, ты, наконец, повзрослеешь», вышел из комнаты. А Сириус сел на постель и задумался. Он вовсе не получил удовольствия от вида мучений Снейпа. Более того, после всего увиденного он не мог больше ненавидеть Снейпа. Но и не мог вот так внезапно почувствовать к нему дружескую привязанность. Ясно одно: необходимо поговорить с Джеймсом, все объяснить ему и помириться.

Вместе с тупой болью к Северусу постепенно возвращалось сознание. Медленно открыв глаза, юноша оглядел окружающую обстановку. Определено, он находится в больнице Святого Мунго. В следующее мгновение пришли воспоминания, как он оказался здесь.
Наверное, ему должно быть больно. Может быть, он должен радоваться, что остался жив. Но Северус не ощущал ничего этого. Лишь странную пустоту, как будто из него высосал душу дементор. Не хотелось больше мечтать, любить, радоваться, не хотелось жить. Потому что он был уверен, что никогда не сможет вычеркнуть из памяти время его унижения и нестерпимой боли, никогда не станет прежним.
Вдруг Северус услышал тихий вздох и понял, что находится в палате не один. Повернув голову, юноша обнаружил сидящего у его постели Джеймса Поттера. Он-то что здесь делает? Внезапно Северус понял, что есть кое-что, что его все же интересует. Точнее, кое-кто. Преодолевая слабость, он тихо спросил:
- Где Гермиона?
- Она всю ночь у тебя просидела и просто валилась с ног. Колдомедики разрешили ей поспать в соседней палате. Северус, я так рад, что ты очнулся.
- Правда? А как же то, что таким слизнякам как я не место в приличном обществе?
-Послушай, я все знаю.
- Как? Неужели все?
- Я о том, что мы братья.
- А разве это что-то меняет?
- Северус, если бы я знал, я бы никогда…
- Никогда бы что?
- Никогда бы с тобой так не обращался.
- Значит, если бы я не был твоим братом, ты не испытывал бы угрызений совести?
- Ты не так понял. Я…
- Я устал, и не хочу больше это слушать. Уходи.
- Но Северус, прости меня. Я хочу все исправить. Я буду тебе настоящим братом, ты ведь всегда мечтал об этом.
- Да, мечтал. Но теперь я ощущаю лишь пустоту. Просто уйди, Поттер.
Джеймс хотел еще что-то сказать, но, посмотрев в глаза брата, молча развернулся и вышел. А Северус прислушался к своим ощущениям и понял, что сказал ему правду. Ему совершенно не интересно, искренне ли раскаивается Джеймс, хочет ли стать с ним одной семьей. Он не чувствует радости от того, что близок как никогда к исполнению своей заветной и казавшейся такой недостижимой мечты. Теперь ему больше не хочется ничего. И он не знает, что должен сделать Джеймс, чтобы между ними появилось взаимопонимание.
Дверь открылась, и вошла, пожалуй, единственная, кого Северус действительно хотел видеть. Гермиона выглядела уставшей, лицо ее было бледное, под глазами круги. Сразу заметно, что даже в выделенной ей отдельной палате девушка не спала. И Северус чувствовал, как на смену глухому безразличию пришла нежность к его любимой. Но все равно эти чувства были как бы приглушенными, находились за стеной безразличия, которой сознание юноши отделилось от мира.
Тем временем Гермиона села на стул возле кровати Северуса и взяла его за руку. Не смотря на то, что от волнения руки его девушки были ледяными, Северус почувствовал тепло. Некоторое время оба молчали, а потом Гермиона спросила:
- Как ты себя чувствуешь. Северус?
- Опустошенным. Мне кажется, что из меня высосали все чувства, и ничего не осталось.
- Мы справимся с этим вместе. Я всегда буду с тобой, и сделаю все, чтобы чувства к тебе вернулись. Обещаю.
- Я тебе верю.
- Мне Джеймс рассказал, что ты очнулся. Он выглядел очень взволнованным.
- Милая, давай не будем о Поттере.
- -Но Северус, он…
- Гермиона, нам что, больше не чем поговорить.
- Извини.
Но говорить они не стали. Просто молча сидели, наслаждаясь обществом друг друга. А через некоторое время путем долгих уговоров Северус убедил свою девушку пойти в отведенную ей палату и немного поспать, только взял с нее обещание не присылать вместо себя Поттера, сказав, что не желает, чтобы братец его навещал.

Джеймс сидел в свободной палате и предавался мрачным мыслям. Он даже представить себе не мог такой вариант развития событий. Почему-то юноше казалось, что, если Северус очнется, у них все сразу будет хорошо. Он даже не думал, что исчерпал лимит терпения брата, и он больше не захочет общаться с ним. Хотя, возможно, дело вовсе не в этом. Северус же сам сказал, что ощущает лишь пустоту. Это наверняка последствия пыток. Конечно, все будет известно наверняка только после осмотра колдомедиков, но Джеймс и так понял, что Северус пока воспринимает мир через завесу боли, ничему не радуясь и не удивляясь. Директор заходил пару часов назад и сообщил о наказании подонкам, сотворившим такое с его братом, но Джеймс считал его слишком мягким. Он бы с удовольствием посмотрел на то, как троих зачинщиков целует дементор.
Еще директор сказал, что, как только Северус очнется, Гермиона и Джеймс будут вынуждены вернуться в Хогвартс. В дальнейшем они смогут навещать пострадавшего только по выходным и с его согласия. Джеймс был абсолютно уверен, что такого согласия он не получит. Неужели, все потеряно? Тем не менее, юноша решил бороться до конца. Даже если ему не удастся наладить с Северусом теплые отношения, он постарается вернуть ему радость жизни. Хотя пока и не знает, как.
Мысли юноши были прерваны приходом Гермионы. Девушка казалась подавленной. В ответ на вопросительный взгляд Джеймса она подробно пересказала разговор со своим парнем. Некоторе время молчали, а потом Джеймс спросил:
- Что же мне сделать для него?
- Знаешь, Джеймс, больше всего на свете Северус хотел иметь семью. Не смотря на то, что он утверждает, что это желание пропало, я уверена, оно сидит у него в подсознании.
- Но я… Стоп. Гермиона, ты гений. Надо поговорить с отцом.
- А ты уверен, что он не сделает еще хуже?
- Уверен. Ты бы слышала, как он говорил о маме Северуса. Эйлин Принц – единственная настоящая любовь моего отца. Я уверен, он полюбит своего сына от нее так, как не сумел полюбить меня. Вот только…
- Что?
- Мой отец – человек подозрительный. Без доказательств он не поверит.
- Мы предоставим доказательства.
С этими словами Гермиона позвала Сниппи – домового эльфа, которого еще во время казавшихся такими далекими и сказочно прекрасными каникул подарил ей Северус. Эльфу она приказала найти и принести дневник Эйлин Принц. Сначала эльф не хотел выполнить поручение, но Гермиона сумела убедить его в том, что ничего плохого не желает. Даже наоборот, хочет помочь. Вскоре дневник был у нее в руках.
Джеймс не стал читать переданный ему Гермионой дневник мамы Северуса, решив, что это касается только Эйлин Принц, Северуса и его отца. Оставив Гермиону отдыхать в палате, Джеймс пошел домой. Он надеялся успеть поговорить с отцом до появления директора. Юноша сделал еще кое-что – создал Омут Памяти, куда поместил воспоминания о пытках Северуса и том, в каком брат сейчас находится состоянии. Если это не тронет сердце отца, не поможет ничего.

Подойдя к родному дому, Джеймс долго мялся у двери. Он давно решил для себя, что не переступит порога отчего дома, но сейчас была исключительная ситуация. И юноша решительно постучал. Открывший дверь отец пару мгновений удивленно смотрел на него, а потом посторонился, жестом приглашая войти.
Отец и сын зашли в кабинет, где Гарольд спросил Джеймса, что случилось, и почему он не в школе. На что юноша рассказал ему все о Северусе, их родстве, том, в каком его брат состоянии сейчас находится. Конечно, отец отнесся к услышанному скептически, и Джеймс его понимал. Не каждый день узнаёшь такое.
Но на этот случай у юноши были готовы доказательства. Он поставил перед отцом свой омут памяти, отдал дневник и, сказав, что его наверняка уже давно ищет Дамблдор, удалился.

До утра в особняке Поттеров не гас свет. Гарольд Поттер читал дневник своей единственной любимой женщины, не замечая, что слезы давно текут по его лицу. Он все узнал: что у него и его любимой есть сын, что Эйлин всегда любила только его, что он был идиотом, женившись на другой. Но ведь, если бы он не женился на Саманте, не было бы Джеймса. Так странно…он знал Джеймса столько лет, но совсем не любил его, его раздражало в сыне все, от поведения и привычек, унаследованных им от матери до имени, выбранного Самантой. Только увидев недавние страдания сына, Гарольд, наконец, полюбил его. А своего сына от Эйлин, Северуса, он уже любил, хоть ни разу и не видел. Любил просто потому, что он – плод его самой большой любви. Мистер Поттер не мог понять, как же он сразу не догадался, что ребенок от него. Ведь имя Северус придумал он сам, когда еще их с Эйлин любовь была светла и чиста, а будущее казалось безоблачным. Гарольд никогда не забудет, как они с любимой сидели солнечным утром на полянке и, шутя, выбирали имена своим будущим детям. Им тогда было по шестнадцать лет. Он предложил назвать мальчика Северус, а Эйлин хотела, чтобы, если будет девочка, ее звали Сабрина. Надо же, она помнила тот день.
И тут мистер Поттер обратил внимание на омут памяти сына. Интересно, что там такого, что он до сих пор не узнал? Собравшись с силами, Гарольд окунулся в мысли Джеймса.
То, что мистер Поттер увидел в Омуте Памяти, потрясло его до глубины души. Он увидел Северуса, своего сына; увидел его боль и страдания. Не дай Мерлин кому-либо пережить такое. Гарольд работал в Министерстве, отделе расследований, и навидался всякого, но чтобы толпа юных ублюдков вот так издевалась над своим ровесником, да еще применяя Непростительные...
Даже если бы на месте Северуса был любой другой подросток, увиденное потрясло бы Гарольда. Но, к сожалению, на этом месте был его родной сын.
Скорее всего, в другое время Гарольд бы долго мучался и переживал, собирался бы с духом, прежде чем идти к сыну. Ведь парень имеет достаточно причин для ненависти к нему. И вряд ли когда-нибудь простит то, что он совершил по отношению к Эйлин и, как оказалось, родному сыну. Но сейчас не время для долгих размышлений. Все очень просто- сын в больнице, ему нужна помощь.
Гарольд заметался по особняку, раздавая указания домовым эльфам. Поскольку Северус несовершеннолетний, мистер Поттер был твердо намерен оформить над ним опеку и забрать к себе сразу после окончания учебного года. А до этого он хотел забрать сына из больницы на несколько дней и показать его комнату, чтобы Северус знал, что в этом месте его любят и ждут. Мысль переделать в нее комнату Джеймса Гарольд сразу отмел. Он уже решил, что в его жизни и в его сердце оба сына будут занимать одинаковое место. Хотя, конечно, первое время надо будет уделять Северусу больше внимания, чтобы он окончательно поправился не только физически, но и морально.
Еще мистер Поттер отлично понимал, что Джеймс вовсе не простил его. Он просто любит брата, и сильно испугался за него, вот и пришел. Так что ему придется завоевывать любовь и уважение обоих сыновей. И Мерлин помоги ему в этом.
С такими мыслями Гарольд Поттер накинул дорожную мантию и поспешно вышел из дома. Настало время познакомится с сыном Эйлин.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Воскресенье, 16.11.2008, 23:18 | Сообщение # 25
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
гриффиндорской гостиной было много народу, и разговоры не умолкали ни на минуту. Только два человека мрачно сидели в разных углах и делали вид, что читают учебники – Сириус и Пандора.
Все знали, что между ними состоялся разговор на повышенных тонах, после чего они не только не продолжили встречаться, но даже не остались друзьями.
Пандора сильно переживала. Она рассчитывала, что Сириус поймет мотивы ее действий и простит ее. Но он наорал и сообщил, что из-за нее не смог помочь друзьям, и, как она правильно написала в записке, между ними не может быть ничего и никогда. Конечно, она написала…но до последнего надеялась, что ошиблась. А теперь надежды разбились как стекло. Девушка не думала, что будет дальше, не анализировала последствия, не вслушивалась в сплетни… ей просто было больно.
А Сириус думал о друзьях. Он не был с ними в трудную минуту. Как теперь объяснить? Оправдаться? И надо ли, ведь что им до его оправданий, все случилось совершенно без его участия. В общем, юноша с нетерпением ждал возвращения лучшего друга, чтобы попросить у него прощения. О Снейпе он старался не думать, потому что чем больше думал, тем больше запутывался. Он уже не знал, как вести себя с бывшим врагом. Враждебно? Нейтрально? Приятельски? Он его не ненавидел, не желал ему зла, но по-прежнему испытывал неприязнь, хоть и несколько приглушенную. Все-таки столько лет ненависти просто так не забудешь.
Наибольшее число сплетен было о предателе, гриффиндорце, продавшемся слизеринцам за возможность носить уродливую метку, Питере Петтигрю. Всех интересовало, где он находится, и что с ним сделают друзья Северуса, когда найдут. Дело в том, что после того, как Джеймс и Гермиона выведали у Петтигрю информацию о Северусе, Питер бесследно исчез. Его позднее искали Ремус, Сириус и Лили, но найти не могли. Но все были уверены, что Джеймс и Гермиона предателя из-под земли достанут. Также большинство интересовалось тем, почему вдруг Джеймс, презиравший Снейпа пять долгих лет, вдруг так озаботился его благополучием.
Вдруг разговоры затихли, и в гостиную вошли те, о похождении которых даже самые отъявленные сплетники устали чесать языками – Гермиона и Джеймс. Все сразу обступили их и начали расспрашивать о Северусе. Они отвечали, что в физическом плане с ним все хорошо, но ему был нанесен тяжелый моральный удар, и они все должны помочь ему справиться с этим. Еще они рассказали, что Северуса выписывают через неделю. Потом Джеймс сообщил, что Петтигрю он обязательно найдет, и лично разъяснит предателю аморальность его поведения, и сказал всем любопытствующим, что Северус его брат, и он не намерен давать дальнейших разъяснений по этому вопросу. Желающих возразить не нашлось, и молодые люди ушли в свои комнаты.
Когда Сириус зашел в комнату, Джеймс уже спал, по-видимому, очень устав в больнице. В общем, в этот день им поговорить не удалось. Разговор состоялся утром. Когда Джеймс проснулся, Сириус, сразу спросил:
- Джеймс, мы можем поговорить?
- Конечно. О чем?
- Я хочу извиниться за то, что не помогал вам. У меня была определенная проблема.
- Скажи честно, Бродяга, если бы этой проблемы не было, ты бы стал спасать Северуса?
- Я не думал о Снейпе, я хотел спасти тебя. Мой друг ты, а не он.
- Жаль.
- Джеймс, я не хочу терять твою дружбу.
- Ты мне тоже очень дорог, Сириус, но, прости, брат дороже. Я хочу всеми способами попытаться завоевать его расположение, и дружба с тем, кто ненавидит его – плохой метод.
- Но я не ненавижу Снейпа. Просто, он мне неприятен.
- Вот видишь…
Джеймс ушел, а Сириус ощутил странную пустоту. Надо же, Джеймс готов забыть ради Снейпа пять с половиной лет дружбы. Все говорили, что они как братья, но теперь ловец нашел настоящего брата, и он больше не нужен. Чувство гнева внезапно сменилось опустошенностью. Сириус прислонился к стене и прикрыл глаза. Он действительно не знал, что делать.

Северус лежал в палате, вспоминая недавний разговор с колдомедиком. Наверное, молодой врач хотел его порадовать – сказал, что его выпишут уже через неделю. Но ожидаемой радости юноша не почувствовал. Ну, выпишут его, и что дальше? Он не представлял, как будет дальше жить: останется ли в спальне мальчиков, или, как и хотел, уйдет в выручай-комнату; как будет общаться с сокурсниками и прочее. Одно он знал точно – он никогда не оставит Гермиону. Только она одна вызывала у него эмоции, пусть и не такие яркие, как прежде. Директор сообщил, что всех принимавших участие в пытке наказали. Малфоя, Лейстрейнджа и Блек, как он и хотел, посадили в Азкабан. Но Северус не испытывал радости. Он вообще сомневался, что сможет когда-либо испытывать радость. Тут юношу отвлек скрип приоткрывшейся двери. Он повернул голову и увидел того, кого меньше всего ожидал – Гарольда Поттера.
Мистер Поттер не стал приносить соболезнования сыну, спрашивать, как он себя чувствует. Просто сел на стул для посетителей и начал разговор. Он рассказывал о том, как полюбил без памяти Эйлин Принц после того, как побывал с ней на совместной отработке, об их свиданиях и том, как они счастливы были вместе, упомянул и о том, как они выбирали имена своим будущим детям. Рассказал он и то, что никогда не был счастлив с Самантой, что теперь понимает, какую ошибку совершил. Если бы он выбрал Эйлин, пусть они жили бы небогато, но были бы счастливы. А тогда ему казалось, что он делает лучше для всех, а получилось то, что получилось. И напоследок Гарольд Поттер сообщил, что хочет стать настоящим отцом Северусу, помочь ему забыть обо всех пережитых ужасах, и что Джеймс тоже хочет, чтобы они были настоящей семьей.
В ответ Северус не стал разбрасываться обвинениями. Он просто тоже стал рассказывать отцу о жизни: о том, как ему и матери жилось с Тобиасом Снейпом, об унижениях, о побоях, о беспросветной жизни, когда каждый новый день ждешь с ужасом. Рассказал о том, что у него не было детства, а жизнь его мамы оказалась загубленной навсегда из-за одного лишь неверного выбора, на который ее любимый толкнул ее. Еще он описал смерть мамы и ее мужа, такую же ужасную, как и жизнь. И спросил отца, как после всего того, что случилось он может вот так просто явиться к нему и сообщить, что хочет, чтобы они были одной семьей.
Повисло неловкое молчание. Наконец, Гарольд Поттер собрался с духом и спросил:
- Северус, неужели ты никогда меня не простишь?
- Не знаю.
Мистер Поттер предполагал, что все будет непросто, готовил аргументы, думал убедить сына в своей искренности. Но когда услышал его рассказ, понял, что совершил ужасную ошибку. За такое не прощают. Он слушал рассказ о страданиях Эйлин, и отчаяние все больше захлестывало его. А ведь они могли бы быть счастливы.
Поэтому, когда услышал ответ Северуса, он даже удивился. Значит, у него есть шанс. На такое нельзя было и рассчитывать. И Гарольд был твердо намерен приходить в палату каждый день, и в конце концов доказать, что действительно осознал свои ошибки и хочет стать самым лучшим отцом. Но на сегодня, определенно, достаточно. Колдомедики сказали, что, хотя физически Северус и здоров, ему необходим полный покой, а он уже и так нарушил это условие. Гарольд встал и направился к двери.
Когда Северус увидел, как отец направляется к двери, что-то изменилось в его сознании. Он внезапно понял, что сбылась его самая заветная мечта. То, о чем он грезил долгими темными ночами, наконец, произошло. Настоящий отец, пусть и совершивший в жизни роковую ошибку, любит его и готов признать. Он на это даже не мог надеяться неделю назад. И тут Северус почувствовал боль и одновременно странную легкость. Как будто прорвало платину. Чувства начали возвращаться к нему. Это было странное ощущение – боли и одновременно наслаждения. Боль, ненависть, любовь, надежда – все смешалось в голове у юноши. Одно он знал точно – он не должен позволить уйти своему отцу, судьба нечасто дает шанс, а если это произошло, его надо использовать. Поэтому, когда Гарольд Поттер уже взялся за ручку двери, Северус воскликнул: «Папа, подожди!»

Джеймс сидел в гостиной и читал письмо от отца. Значит, Северус простил его. Хотя нет, простить такое невозможно, просто брат решил попробовать начать новую жизнь. Еще из рассказа отца следовало, что к Северусу вернулись чувства. Столько хороших новостей… Джеймс был искренне рад за брата, наконец, сумевшего выиграть у судьбы нормального, любящего отца. Но он знал, что у него так не будет. Юноша понимал, что брат его не простит, а отца не простит он сам. Из этого замкнутого круга есть только один выход – он уйдет в сторону. Решение далось с трудом, но Джеймс был уверен, что является лишним в установившейся семейной идиллии. Он обязательно поговорит с Северусом, скажет, что не станет мешать ему и отцу. Ведь сам он всегда был нежеланным ребенком для Гарольда Поттера, его любила только мама. Конечно, он не имеет права сравнивать свое детство с детством брата, поскольку отец никогда не избивал его, и он никогда не оказывался в больнице после семейный ссор. Ему доставалось другое – ледяное безразличие, когда до тебя просто нет дела близкому человеку. Это так страшно – чувствовать себя ненужным, лишним, чувствовать, что ты мешаешь. Ведь если бы его не было, возможно, мама нашла бы силы уйти от отца, и все не закончилось бы так трагично. Именно поэтому Джеймс все время выделывался и зарывался в Хогвартсе. Это давало ему иллюзию собственной значимости, которая, впрочем, сразу развеивалась, стоило ему переступить порог родного дома. В общем, что было, то было. Назад уже ничего не воротишь. Юноша не знал, где будет жить летом, может даже попросит директора приютить его в школе. Знал он одно – домой не вернется, надо дать возможность отцу побыть наедине с любимым сыном.
В комнату зашла Лили, и Джеймс вспомнил их последнее дело. Вчетвером –он, Лили, Ремус и Гермиона – они выследили предателя Петтигрю. Это оказалось не так уж и сложно – Питер скрывался в одной потайной комнатке, которую год назад обнаружили все Мародеры. Конечно, Питер попытался превратиться в крысу. Естественно, они не предоставили ему такой возможности. Бывший друг умолял поверить ему, клялся, что не понимал, что творит, что на него наложили Империо. Лили и Гермиона не поверили, а вот ему и Ремусу хотелось в это верить, все-таки они пять лет дружили. Они сказали Питеру, чтобы он, пока не предъявит доказательства, как можно реже попадался им на глаза. И попросили Фрэнка Лонгботтома поменяться комнатами с их бывшим другом. Фрэнк с радостью согласился, все-таки они самые популярные личности в Хогвартсе.
Как грустно… Вот и нет Мародеров. С Сириусом он сам закончил дружбу, когда еще не знал, что примет решение уйти с дороги отца и Северуса и не мешать им, а теперь уже поздно что-либо менять. Питера он никогда не простит, даже не веря в его невиновность. Ремус, конечно, поддержит его. Но он будет разрываться между ним и Сириусом, и ему тоже будет тяжело.
Мрачные мысли Джеймса прервала присевшая рядом Лили. Девушка тихо спросила:
- О чем задумался, Джеймс?
- Северуса через несколько дней выписывают из больницы.
- Это же замечательно! Я поговорю с друзьями, надо будет устроить праздник в его честь.
- Да, сделай это. Если к Северусу вернулись чувства, ему наверняка будет приятно.
- А ты? Ты же сам говорил, что любишь его и хочешь быть самым лучшим братом.
- Да. И я этого до сих пор хочу, но, к сожалению, это невозможно.
- Но почему?
- Я всем мешаю, Лили. Я не хочу нарушать идиллию, образовавшуюся между папой и Северусом. Я им не нужен.
- Почему ты так в этом уверен?
- Это же очевидно. Папе я все время напоминаю сделанную им ужасную ошибку, более того, я являюсь следствием этой ошибки. А Северус никогда меня не примет потому, что я сын Саманты Неман, которая, по его мнению, разрушила его жизнь.
- Ну что ты, Джеймс, он так не считает. Я думаю, вы должны помириться.
- Северус мой брат, и я люблю его. Но он меня никогда не примет.
- Все же мне кажется, что ты принял неверное решение.
- Время покажет, Лили.
Молодые люди просидели вместе в гостиной до поздней ночи, и Джеймс был счастлив оттого, что хоть кому-то в этом мире он нужен.

Питер Петтигрю обустраивался на новом месте. В принципе, все было гораздо лучше, чем он мог себе представить. Когда предатель обнаружил на пороге каморки, где он прятался, Джеймса, Ремуса и двух девчонок, он решил, что ему конец. И начал выкручиваться. Сейчас Питер и сам не мог вспомнить, что точно им наплел, но это и не главное. Главное – что сработало, вопреки всем ожиданиям. Конечно, Лили и Гермиона не поверили, но бывшие друзья, как ни странно, почти поверили в бред, который он нес. Но потребовали доказательства. А какие могут быть доказательства, если он соврал от первого до последнего слова? И, тем не менее, их непременно надо найти. Джеймс намекнул, что если он не предъявит эти самые доказательства до начала следующего учебного года, они будут говорить уже совсем по-другому, и выражение лица ловца при этих словах очень не понравилось Питеру.
Почему он решился переметнуться к слизеринцам? Это очень сложный вопрос, и, пожалуй, даже сам Питер не смог бы при всем желании откоровенно на него ответить. Просто его вдруг все достало: гриффиндорская смелость, граничащая с идиотизмом; непримиримое отношение ко всем, кто не совсем разделяет их взгляды. Конечно, слизеринцы ничем не лучше, но они хотя бы не лицемерят, они прямо говорят о том, что ненавидят грязнокровок, издеваясь над кем-то, не прикрываются благородными порывами. Просто Питеру однажды стало как-то тошно, и захотелось выбраться за рамки, показать себя. Он понимал, что это его нисколько не оправдывает, но ему и не нужно это. Перед собой оправдываться нет смысла, а остальным он все равно правды никогда не скажет.
У Петтигрю уже был готов план, как обелить свое имя. Надо найти человека, который якобы наложил на него Империо. Улучить момент, позаимствовать его волшебную палочку и с помощью несложного заклинания сделать так, чтобы одним из выпущенных из нее заклятий она показывала Империо. А потом подстроить обстоятельства так, чтобы все об этом узнали. Да, проделать это будет крайне непросто, но необходимо. И надо еще выбрать того, кого подставить. Питер решил, что займется этим в конце года. А пока можно отдохнуть и подумать.
Отдохнуть действительно можно, как бы странно ни звучало. Дело в том, что бывшие друзья решили не предавать его поступок огласке. Они поменяли его спальнями с Лонгботтомом под предлогом, что у них небольшое недопонимание, причин которого они предпочитают не разглашать. Конечно, слухи все равно ползут, но пока это всего лишь слухи, сними можно бороться. А соседи у Питера теперь вполне нормальные ребята, так что можно расслабиться и спокойно обдумать план.

Северус шел по коридору от кабинета директора и волновался. Сегодня его выписали, и он не знал, как сложится его дальнейшая судьба. Одно ясно – к нему вернулись чувства и ощущения, у него есть настоящий отец, о котором он всегда мечтал, и любящая девушка. Но юноша до сих пор не знал, как его примут на Гриффиндоре. Ведь вплоть до дня, когда он так глупо попался, его презирали на факультете. Кроме того, его очень волновали отношения с Джеймсом. Конечно, брат был с ним на ножах столько лет, несколько раз поступал абсолютно недостойно. Но он готов был ради него на все: он выступил против значительно превосходящих по численности противников и даже, по словам Гермионы, готов был выполнить любое желание Регулуса Блека, в конце концов, именно Джеймс устроил его встречу с отцом. Благодаря брату он жив и снова чувствует все краски мира. И Северус решил, что раз уж он закрыл глаза на проступки отца, Джеймс виноват перед ним гораздо меньше. Он даст ему шанс.
И все равно Северус волновался, хоть и понимал, что после случившегося ему нечего бояться насмешек. Когда юноша входил в гостиную, у него от волнения дрожали руки, но он пересилил себя, зашел и…
И был встречен веселым, разноцветным фейерверком и дружным криком: «Ура!». Ничего не понимая, юноша зашел, и сразу оказался в центре галдящей толпы. Ему сунули в руку сливочное пиво, вскоре рядом оказались Гермиона, Лили и Ремус. Они и объяснили, что происходит. Оказывается, это праздник в честь его выздоровления и возвращения на факультет, гениальная идея Лили. Вскоре также выяснилось, что он совершенно напрасно боялся – его приняли сразу и безоговорочно, и теперь можно было с уверенностью сказать, что каждый второй гриффиндорец хотел быть его другом.
Конечно, Северус скоро устал. Он был еще не совсем здоров, и шумный праздник здорово выматывал. Беспокоило и другое – Джеймс ни разу не подошел к нему. Брата даже не было на празднике. Неужели, считает себя выше этого? Ответа Северус так и не нашел.
Гермиона первая заметила, что ее парень еле держится на ногах. Она заявила, что праздник окончен, а Северуса довела до спальни, поцеловав на ночь. И он снова порадовался тому, что опять чувствует в полную силу. Это так прекрасно – любить.
Джеймс лежал на постели. Когда Северус вошел, он притворился спящим, но юноша и не стал заговаривать с ним. Решил, что, раз это не нужно брату, то ему тем более.

Пошло две недели. Пожалуй, жизнь Северуса вполне можно назвать прекрасной: любимая девушка всегда рядом, отец пишет каждый день, много новых приятелей, дружба с Ремусом. Последствия пыток почти не дают о себе знать. Вполне уважительные и нейтральные отношения с Сириусом Блеком. Приятельские отношения с Регулусом Блеком, которого он первым делом поблагодарил за участие в его спасении. Конечно, они не могли общаться открыто, чтобы не подставлять слизеринца, но между ними установилась симпатия.
Тем не менее, было кое-что, что беспокоило Северуса: поведение Джеймса. Брат старался видеться с ним как можно реже, но было не похоже, что он испытывает к нему неприязнь. Северус понимал, что Джеймс несчастен: он не общался с Блеком, почти не встречался с Лили, ходил задумчивый. Юноша понимал, что это брату надо было его прощения, и значит, он должен начать разговор первым, но не мог больше смотреть на его мучения. И решил переступить через себя и поговорить с Джеймсом.
Войдя в комнату, Северус обнаружил там задумчивого брата, сидящего на своей кровати. Он сел напротив и набрал в грудь побольше воздуха, собираясь поговорить с ним. Но юноша не успел и рта раскрыть, как Джеймс заговорил первым:
- Северус, нам надо поговорить.
- Дошло, наконец.
- Не перебивай, пожалуйста, мне и так тяжело. Сначала я хотел попросить прощения, но ведь ты меня не простишь. И дело вовсе не в том, что я сделал по отношению к тебе. Просто я всегда буду напоминать тебе о твоем несчастном детстве, ты простил отца, но винить кого-то надо. И вы оба будете винить меня. Я знаю, я лишний. Хочу сказать тебе, что ты можешь не волноваться, я не приеду домой ни на каникулы, ни вообще. И постараюсь сделать так, чтобы в школе быть для тебя как можно более незаметным. Я не хочу мешать.
Джеймс произнес эту речь на одном дыхании и с закрытыми глазами. Он никогда не был трусом, но видеть удовлетворение от сказанного на лице брата было выше его сил. Он продолжал сидеть с закрытыми глазами, как вдруг почувствовал, что его обняли. Боясь поверить, Джеймс открыл глаза и встретился взглядом с перебравшимся к нему Северусом. Брат вздохнул и сказал:
- Ну, знаешь, Джеймс, я ожидал всего что угодно, но только не такого. Как ты только мог вбить себе в голову такую чушь?
- Но…
- Нет уж, теперь ты меня не перебивай. Ты мой брат, ты спас меня, а потом вернул способность радоваться и любить, ты переживал за меня. И прощать тебя мне не за что. Мы оба совершили много ошибок, но ничего непростительного среди них не было. И ни я, ни отец не собираемся тебя ни в чем винить. Наши ошибки – это только наши ошибки, ты тут совершенно ни при чем. Как ты только мог подумать, что ты не нужен мне и отцу? Да папа спрашивает о тебе в каждом письме, он просто не хочет на тебя давить, поэтому не пишет сам. Мы любим тебя, Джеймс, и не вздумай не приехать домой на каникулы. Ты же сам знаешь, что я больше всего на свете хочу настоящую семью. А без тебя она все равно будет не полной. Ты нужен мне и папе. И выброси из головы всякие глупости.
Джеймс был счастлив. Он не нашел, что ответить, просто обнял брата в ответ. Они просидели так довольно долго, и легли спать счастливыми.

Прошла пара дней. Джеймс рылся в тумбочке, ища карту Мародеров. Ему надо было немедленно поговорить с Сириусом. Вчерашним вечером между ним и Северусом состоялся еще один откровенный разговор.

Он как раз читал ответ отца на письмо. Написал он домой наутро после окончательного примирения с братом. Писал о том, что прощает папу и хочет, чтобы ни были вместе – он, отец и брат. Папа ответил, что любит его, и очень рад тому, что они будут одной семьей.
Северус вошел неожиданно, и сообщил, что им надо поговорить. Джеймс немного испугался. Он весь день всячески опекал брата, постоянно делал ему приятное, доказывал, что он хороший брат. Неужели, все же сделал что-то не так? Северус заговорил:
- Джеймс, я хочу поговорить о сегодняшнем дне.
- Что-то не так? Я очень старался…
- В том-то и дело. Все слишком идеально. Такое впечатление, что ты боишься, что, если совершишь малейший промах, я откажусь от своих вчерашних слов.
- Я же обещал, что буду хорошим братом.
- Ты и так хороший брат. Ты нужен мне таким, какой есть, пойми. Я никогда не откажусь от тебя. Просто будь самим собой.
- Правда?
- Конечно. И вот еще что. Что происходит между тобой и Сириусом?
- Мы решили больше не дружить.
- Из-за меня? Можешь не отвечать, и так все понятно. Джеймс, я же вижу, что ты мучаешься из-за этого, а видеть твои страдания я не хочу. Ты хочешь дружить с Сириусом, так дружи. Мое отношение к тебе от этого не изменится.
- Ты самый лучший брат на свете!
- Ты тоже.

И вот теперь Джеймс искал Сириуса. Он нашел друга стоящим на крыше Астрономической башни, и поспешил туда.

Сириус стоял на Астрономической башне и размышлял о своей жизни. Ему было тяжело без друга. Они настолько близко дружили с Джеймсом, что он ощущал его как часть себя, и никогда бы не подумал, что дружба может кончится. И теперь ничего не хотелось – ни пойти на свидание с очередной красоткой, ни предпринять вылазку в Хогсмит. Ведь он не сможет рассказать о свидание Джеймсу, и в вылазке он не составит ему компанию. Грустно, пусто и одиноко. Тут Сириус почувствовал чей-то взгляд и резко обернулся, на него смотрел Джеймс. Юноша спросил:
- Что ты тут делаешь?
- Тебя ищу.
- Да? Зачем?
- Сириус, прости меня. Я не должен был так поступать. Я хочу, чтобы ты знал, я очень ценю нашу дружбу, и не хочу ее терять.
Джеймс протянул руку. Сириусу очень хотелось выкрикнуть что-то обидное, послать Сохатого куда подальше за эти дни глухой тоски, но он не мог, ведь эта дружба для него дороже всего на свете. К тому же он прекрасно знал, что другу тоже было не легко. И просто пожал протянутую руку. Немного помедлив, уточнил:
- Только не жди, что я стану лучшим другом твоему брату.
- Я от тебя этого никогда не потребую. Просто будь собой. Теперь все будут хорошо.
И они оба верили в это.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Воскресенье, 16.11.2008, 23:18 | Сообщение # 26
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Эпилог

Директор Дамблдор сидел в своем кабинете и размышлял. Ему уже доложили о невероятных успехах Северуса Снейпа на Гриффиндоре. Теперь юноша в центре компании, у него куча друзей, любимая девушка и семья. В общем, использовать его больше не представляется возможным. А жаль, он так долго готовил идеальный инструмент для своих планов из Северуса: заставил шляпу согласиться с неверным выбором; сделал так, что у него не было друзей; косвенно поощрял Мародеров издеваться над юношей. Это была долгая и кропотливая работа, и все испортила Гермиона. Увидев ее, директор даже сначала обрадовался, решив, что одинокую в чуждом мире девушку легко будет использовать в своих целях. Но она не только не позволила использовать себя, но и разрушила планы относительно Северуса.
Но это еще не конец: у настоящих манипуляторов всегда имеется запасной план. Для Дамблдора таким планом является Регулус Блек – запутавшийся юноша, которому одиноко и неуютно на Слизерине, ведь на самом деле он должен был попасть в Райвенкло. Очевидно, это менее податливый вариант для воздействия, так как он испытал в жизни гораздо меньше бед, чем Северус, и его не удастся склонить к добровольной помощи. Но помогать Регулус будет, теперь у него просто нет другого выхода. У директора уже было готово задание для его будущего агента на следующий год – сложное и опасное, но юноша справиться. И после его выполнения у него больше не останется выхода, кроме работы на Дамблдора.

В доме Поттеров был праздник – сыновья Гарольда, Северус и Джеймс, вернулись из Хогвартса на каникулы. Столовая была празднично оформлена, стол накрыт на пять человек, так как вместе с сыновьями приехали и их девушки. Лили приехала погостить на пару недель, а Гермиона, формально находясь под опекой школы, жить будет в особняке Поттеров по договоренности Гарольда с директором.
Мистер Поттер был очень рад, когда сыновья написали ему, что, наконец, пришли к взаимопониманию. Теперь они будут настоящей семьей, дружной и счастливой. Опеку над Северусом удалось оформить довольно легко, и теперь он не гостит в особняке, а приехал к себе домой на каникулы.
В родовом замке Принцев полным ходом шел ремонт. По просьбе своего сына Гарольд Поттер нанял рабочих, чтобы привести замок в состояние, в котором он находится до замужества Эйлин Принц и Тобиаса Снейпа, избавив от вычурности и безвкусицы. Когда Северус повзрослеет, он переедет туда, а пока будет жить с отцом, братом и любимой девушкой.
Домовые эльфы суетились, накрывая на стол, молодые люди весело переговаривались. Настроение царило приподнятое. Джеймс и Северус прекрасно ладили друг с другом, и за время до конца учебного года стали идеальными братьями. С девушками у них тоже было все прекрасно. Отец всячески о них заботился, уделяя внимания поровну.
Жизнь не была абсолютно безоблачной: плели заговоры слизеринцы, интриговал директор, строил козни предатель, набирал силу темный маг Вольдеморт… Наши герои знали обо всем этом, но пока старались не думать. Вскоре им придется столкнуться со злом и преодолеть немало испытаний. Но сейчас они были счастливы, и жизнь казалась прекрасной.

СПАСИБО ВСЕМ, КТО ЧИТАЛ МОЙ ФАНФИК И СЛЕДИЛ ЗА СУДЬБОЙ ГЕРОЕВ.
ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО ЧИТАТЕЛЯМ, ПИСАВШИМ ОТЗЫВЫ. ФАНФИК ЗАКОНЧЕН ВО МНОГОМ БЛАГОДАРЯ ВАМ


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
veter Дата: Понедельник, 17.11.2008, 01:05 | Сообщение # 27
veter
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
люблю, когда все хорошо заканчивается! большое спасибо автору за приятно проведенное за чтением время

 
Зельевар Дата: Понедельник, 17.11.2008, 18:14 | Сообщение # 28
Зельевар
Принципиальная леди
Статус: Offline
Дополнительная информация
Мне очень понравилось! Бесподобно! )))

Скажите,а вы не планируете написать продолжение??Все-таки интересно,как сложится судьба у героев дальше.И как это изменение в ходе истории отразится на будущем!


"Если вам говорят, что дело не в деньгах, а в принципе,значит дело в деньгах."(Э.Хаббард)
 
AmandaSteart Дата: Понедельник, 17.11.2008, 18:49 | Сообщение # 29
AmandaSteart
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
я туплю.. Герм так и осталась в прошлом?

никогда не откладывай на завтра то, что можно отложить на послезавтра
 
Сабрина Снейп Дата: Понедельник, 17.11.2008, 18:49 | Сообщение # 30
Сабрина Снейп
Дополнительная информация




Спасибо всем за отзывы.
Я планирую писать продожение, описав в нем события 7 курса и дальнейшую судьбу героев. Но у меня много задумок, так что я не знаю, когда начну писать.
 
Сабрина Снейп Дата: Понедельник, 17.11.2008, 18:52 | Сообщение # 31
Сабрина Снейп
Дополнительная информация




Уважаемая AmandaSteart, для Гермионы это прошлое стало настоящим, о чем было написано в 3 Главе.
С уважением, Сабрина.
 
Medea Дата: Пятница, 21.11.2008, 14:43 | Сообщение # 32
Medea
Хагрид Необъятный
Статус: Offline
Дополнительная информация
Любовь спасет мир!))) Фанфик понравился)) Правда, на мой взгляд, характеры героев уж слишком изменились, но это в принципе не так важно. Важно то, что данное произведение очень доброе, и я увидела в нем немало жизненных уроков. da6
Отдельный респект автору за некоторые цитаты. ok4 Одну из них я даже себе в статус поставила))
PS. Ждем продолжения))


Лето!!!
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Игра с судьбой", автор Сабрина Снейп, PG-13, в работе
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Ассоциации-6
2. С песни по строчке-2
3. Да или Нет ?
4. "Змеиные корни"(Синопсис...
5. Съедобное-несъедобное
6. "Настоящие охотники на кракоз...
7. А или Б?
8. Дешифровка-4
9. Словотворчество-2
10. 5 из одного
11. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
12. Приколы по ГП
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. "Исключение из правил", ...
16. Клип "Per te", автор мла...
17. "Я все еще люблю тебя", ...
18. Поиск фанфиков ч.3
19. "Крестный для Альбуса", ...
20. Стихи от cold
1. Tsbsieshd[15.11.2019]
2. Dayel[15.11.2019]
3. Berlinera[14.11.2019]
4. Lola19901[13.11.2019]
5. DaryaMerezhina[11.11.2019]
6. Felicia1983Praph[09.11.2019]
7. Dory_Story[05.11.2019]
8. Pashke777Hic[04.11.2019]
9. Lana2445[29.10.2019]
10. Kornelly[25.10.2019]
11. Glebka[23.10.2019]
12. Лагерда[23.10.2019]
13. Drama[20.10.2019]
14. Vsehsvjatskij91[20.10.2019]
15. Bonsayunlon[18.10.2019]
16. LisicaZaripova[14.10.2019]
17. Gervolsnep[13.10.2019]
18. Димокнитик[12.10.2019]
19. Биссектриса[11.10.2019]
20. Kyku44[10.10.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Джунгарик, Tontoro, Элейна, aneris, extremalь, lizard, vega_1959, Liss, Мятный_Бергамот, Fairy_tale, tanushok, a1234567890a, ParkerSpulp, DeerChristmas
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz