Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Спасение из будущего", автор Аджедан, Юмор, PG, закончен
"Спасение из будущего", автор Аджедан, Юмор, PG, закончен
Avelena Дата: Понедельник, 19.07.2010, 22:59 | Сообщение # 1
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Спасение из будущего", автор Аджедан, Юмор, PG, мини/миди, закончен




Отныне и навсегда.
 
Аджедан Дата: Четверг, 22.07.2010, 21:35 | Сообщение # 21
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2

Я…ммм… Гермиона не заметила нас, поэтому неспешно подошла к профессору, аккуратно обняла его за плечи и поцеловала в висок. Я закрыла глаза и откинулась на спинку кресла, стараясь успокоиться. Все, что происходило вокруг, наводило лишь на один вывод: моим мужем был Северус Снейп! Сердце бешено забилось, а голова закружилась. За что мне такое наказание? Почему из всех людей планеты я выбрала именно его?!
- Гермиона, у нас гости, - голос донесся до меня словно из пелены.
- О, Мерлин! Шестой курс, да?
- Да, - ответил Гарри и толкнул меня в плечо, заставляя вернуться в реальность и открыть глаза. Она стояла рядом с профессором. Такая красивая, непостижимая, волшебная. Из угловатой девчонки мне было суждено превратиться в это…
- Я думаю, вам стоит отдохнуть. Эльфы принесут все, что потребуется. Хозяевам вечера не пристало оставлять гостей одних. Надеюсь, вы понимаете? – голос. Боже! Какой у нее голос! Такой красивый и спокойный. Но, помилуй Мерлин, откуда? Ведь у меня слишком высокий.
- Я с удовольствием отвечу на все вопросы, но чуть позже, - кажется, миссис Снейп заметила мою нерешительность.
- Пойдемте, я провожу вас, - профессор поднялся, осторожно обнял жену и последовал к выходу.
- Вы идите, мне надо кое-что сказать Гермионе, - о, нет! Только не сейчас! Я не хочу оставаться с ней наедине!!
Дверь закрылась, и я неловко посмотрела на будущую себя.
- Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь.
- Нет, не понимаешь…
- Понимаю, - легкая материнская улыбка. Господи, неудивительно, что эта женщина приручила грозу всея Подземелий. – Но поверь мне, Северус, которого ты увидишь здесь, и которого ты знаешь в своем мире – два разных человека. А я влюбилась в него, когда узнала, что он сделал для нашей Победы. Он ни к чему меня не принуждал и, упаси Мерлин, не насиловал, как многие думали. Просто я поняла, что хочу прожить рядом с этим человекам всю жизнь.
- Так, значит, профессор на нашей стороне? – я ждала ответа, затаив дыхание. Пусть я все забуду потом, когда вернусь. Но сейчас мне захотелось быть уверенной в том, что он не служил Волдеморту.
- Да, он чуть не умер в Последней битве, - взгляд моей собеседницы затуманился. – Только чудом оказавшийся у ме… - Гермиона вдруг замолчала и удивленно посмотрела на меня.
- Что? – не люблю, когда не понимаю человека. В такие моменты создается ощущение, что тебя хотят обмануть. Не очень приятно.
- Пообещай мне одну вещь.
- Какую?
- Ты не вернешься в свое время, пока я не дам тебе противоядие.
- Какое противоядие? Зачем? – я понимала все меньше и меньше.
- Я потом все расскажу. Просто пообещай мне пока. От этого зависит жизнь Северуса.
Вот теперь хозяйка дома стала обеспокоенной. Она с такой надеждой смотрела на меня, словно на вершителя судьбы. Жизнь профессора Снейпа в моих руках? Интересно, что бы сделал Гарри? Нет. Лучше об этом не думать. С ним я собиралась поговорить позднее, а пока был этот взгляд, молящий и такой пронзительный. Я не смогла отказать. Все, что угодно, но только не отказ.
- Я обещаю.
- Спасибо, - облегченный вздох.
Ну, вот. Хоть кого-то сделала счастливой. Правда, сдается мне, именно это мое обещание приведет меня под венец к профессору. Нет, все в моих руках. Я могу просто спасти его жизнь и все. Ничего между нами не будет. НИ-КОГ-ДА!
Никогда не говори «никогда».
Эта мысль ворвалась в мою голову, когда полчаса спустя мы с Гарри сидели в отведенной нам комнате и пили предложенное вино из запасов Драко Малфоя. Мой друг предложил проверить напиток на наличие ядов, решив, что нас хотят отравить. Ни одно из заклинаний, которые мы сумели вспомнить, не выявило ничего жизнеопасного. Вино как вино, вкусное и ароматное.
- Странно все это, не находишь? – Гарри отпил из бокала, встал и начал обходить комнату, изучая.
- Более чем. Я все не могу прийти в себя. Ты встретил своих детей, которые чуть младше нас, а я, - тут мне пришлось сглотнуть ком, который встал в горле, - узнала, за кого выйду замуж.
- Мда. Не понимаю, как такое могло получиться?
Мне осталось лишь пожать плечами.
- Профессор Снейп здесь совершенно другой. Какой-то добрый и притягательный.
Гарри фыркнул и углубился в изучение книжной полки. А я продолжала сидеть на огромной кровати и неспешно потягивать вино. В открытое настежь окно врывался прохладный ветер, остужая разгоряченную от жары кожу. Нежная музыка, смешиваясь с алкоголем, дурманила голову, приводя в то состояние умиротворения и спокойствия, которого мне уже давно не удавалось ощутить. Внезапно звуки затихли, и послышались знакомые голоса. Повинуясь врожденному любопытству, я подошла к окну, чтобы увидеть происходящее внизу.
Широкая площадка для танцев, чуть в стороне небольшой оркестр, снующие между многочисленными гостями официанты. Я улыбнулась, узнав многих из присутствующих. Кажется, я уже адаптировалась к своему статусу путешественницы во времени и с легкостью находила знакомые черты в повзрослевших лицах. Вон тот высокий темноволосый мужчина – Невилл. Так возмужал, плечи расправлены, голова гордо поднята, движения плавные, неспешные, а улыбка сдержанная и чарующая. Должно быть, он многого добился в жизни. Милый дорогой Невилл, такой неуклюжий и забывчивый. Я была очень рада увидеть его. А неподалеку стоял Гойл. Хм, интересно, его супруга, кажется, Паркинсон. А где же Кребб? Не то, чтобы я хотела его видеть. Но, просто так, для интереса.
- Ой, Гарри! Смотри! Это Рон!
- Где? – мой друг почти подскочил ко мне, и посмотрел в окно.
Рыжие волосы – отличительная черта Уизли – контрастировали с белыми волосами Лаванды.
- Кажется, они поженились, - извиняющимся тоном прокомментировал Гарри.
Я закусила губу, чтобы не расплакаться. Меня променяли на эту… эту…
- Гермиона, смотри!
В центр площадки вышел Снейп и… Будущая Я. Не понимаю, почему эта картина заставляла вздрагивать и морщиться? Смотрелись они… то есть мы… НЕТ! Они! Красиво. Опять закусила губу и стала ждать, когда начнется танец. Профессор осторожно взял супругу за руку, привлек к себе и что-то зашептал на ухо. Миссис Снейп засмеялась и прижалась к мужу. Я вздрогнула, вдруг с ужасом осознав, что если они женаты, то… и та девочка в саду… моя… дочь?? О, Боже! Я спала с собственным профессором! Нет-нет-нет! Не хочу такого будущего! Лучше останусь старой девой! Все, что угодно, только не это! Отвернулась от окна, даже отошла в другую сторону комнаты к книжным полкам. «История магии», «Знаменитые волшебники прошлого», «Истоки обрядов», «Загадки Хогвартса», «Лучшие укротители драконов». Фыркнула. Ну, что за бред? Кто только подобрал такие книги?
Что еще есть в комнате? Огромный деревянный стол с резными ножками. Одна большая кровать почти около окна. Интересно, предполагается, что мы с Гарри будем спать вместе? Я вздрогнула от этой мысли. Почему-то к слову «спать» тут же приклеилось слово «Снейп». Черт! Опять Снейп! Не хочу думать о нем! Никогда и ни за что!
- Гермиона, у меня такое странное ощущение чего-то неправильного.
- А? – я повернулась и посмотрела на друга, который заворожено глядел на улицу.
- Подойди сюда.
- Нет.
- Подойди.
- Гарри, нет, я не хочу это видеть!
- Что ты, как маленький ребенок? Это же будущее. Никто не заставляет нас делать его именно таким. Просто посмотри.
- А если оно таким станет? Если мне ничего не останется, как выйти замуж за…
- Я не позволю никому тебя обидеть и, тем более, выдать замуж насильно, - слишком серьезно сказал Гарри и протянул мне руку, приглашая присоединиться к нему.
Одним глотком я осушила бокал, поставила его на стол и подошла к окну. Сильные руки обняли меня сзади за талию, а у самого уха прозвучал тихий голос:
- Вот, смотри. Танцуют муж с женой. Забудь сейчас о том, кто они…
- Ты с ума сошел? Я не могу! – вся эта ситуация выводила из себя.
- Просто забудь, - тихо сказал Гарри. – Ты видишь, как они смотрят друг на друга, как счастливо улыбаются, какой огонь в их глазах?
Я кивнула, стараясь не придавать значения тому, кто именно танцевал в тот момент вальс.
- Они тебе нравятся? Ты бы хотела иметь таких родителей?
- У меня есть родители! – возмутилась я.
- Я понимаю. А представь, что нет. Ты бы хотела иметь таких родителей?
Конечно, хотела! Они же просто необыкновенно смотрелись вместе. Каждый их взгляд, обращенный друг к другу, был пропитан нежностью, а в каждом прикосновении ощущалась забота.
- А теперь вспомни, что этот мужчина – Снейп, - я вздрогнула, но Гарри лишь сильнее прижал меня к себе.
- Это не он! Просто потому что не может быть! Это какой-то другой человек!
- Вот-вот, - меня отпустили и отошли к столу, чтобы налить еще вина. – Это другой человек. Как ты думаешь, что заставило его стать таким?
- Победа над Волдемортом? – я продолжала зачарованно наблюдать за хозяевами.
В них было что-то притягательное для меня. На площадке танцевали уже много пар, но мой взгляд неизменно следил лишь за одной.
- Гермиона, это не то. Я не верю, что Снейп на нашей стороне!
- Будущая Я сказала мне, что профессор чуть не погиб.
- Она могла сказать все, что угодно! Я не понимаю, что с ним произошло такого, что он настолько изменился. Мне очень хочется, чтобы он действительно был таким. Не смейся! Ему очень идет улыбка, и он становится таким… адекватным, - Гарри усмехнулся и залпом выпил налитое вино. – Но, чтобы доверять ему, надо знать, что сделало его таким.
- Думаешь, он играет какую-то роль?
- Вряд ли. Он же не знал, что мы здесь появились.
- Дочка могла сказать ему, - самый резонный ответ, который пришел мне в голову.
- Могла. А Драко? Почему он не прикончил нас на месте?
- Ждал нас? Может, знал, что мы перенесемся из прошлого.
- Глупо! О нашем зелье не знал никто.
- У стен Хогвартса есть глаза, уши и язык, ты забыл, - во мне вдруг возник дух противоречия. Я поставила себе целью доказать, что все, происходящее вокруг – лишь обман.
- Допустим. Малфой знал, что мы готовим зелье, каким-то образом вмешался в процесс его приготовления и вот мы здесь. А этот Драко помнил, что когда-то давно отправил нас сюда. Значит, он ждал нас. Сходится?
- Вполне, - я оторвалась от созерцания танцев и протянула другу пустой бокал.
- Отлично, - Гарри налил мне и себе вина и продолжил. – Идем дальше. Драко и Снейп знают, что мы будем здесь и разыгрывают перед нами эту комедию. Правильно?
- Не-а, - я забралась на мягкую кровать и по-детски качала ногами в разные стороны, в то время как мой друг расхаживал по комнате. – Помимо них здесь есть Будущие Ты, Я, наши друзья. Они все, по-твоему, заколдованные?
- Возможно.
- Какой смысл заколдовывать их всех, чтобы убить нас?
- Может, Снейп не собирается нас убивать, - Гарри уселся в кресло напротив меня.
- Отлично. Тогда зачем весь этот спектакль с твоими детьми?
- Втереться в доверие? И потом, с чего ты взяла, что эти дети – мои? Может, это что-то заколдованное, а все происходящее здесь – иллюзия? Например, Волдеморт победил благодаря тому, что убил меня здесь. А это значит лишь то, что он не пожалеет ни сил, ни средств устроить для меня такой спектакль.
Я скептически покачала головой и отпила из бокала.
- Бред, Гарри. Если нас хотят убить, то зачем все это? Можно было просто послать Аваду. Быстрее и эффективнее. Если бы нас ждали с намерением убить, то встретили бы зеленым лучом.
Кажется, мой друг не до конца со мной согласился.
- Хорошо. Нас не хотят убить. Тогда зачем все это представление?
Опять двадцать пять! Иногда Гарри становится таким упрямым чурбаном!
- Кто тебе сказал, что это представление? Может, это самое настоящее будущее!
- Это кошмар, а не будущее! Мы дружим с Малфоем, а ты замужем за Снейпом!
- Гарри, послушай, - в меня полетел такой недовольный взгляд, что я бы не отказалась от щита, а то вдруг взгляд попадет. – Нас не хотят убить. Так?
- Да, - буркнул мой драгоценный друг.
- Это все не розыгрыш?
- Не знаю.
- Гарри!
- Да, Гермиона?
- Мы же определились, что…
- Нас не разыгрывают для того, чтобы убить. А то, что нас вообще не водят за нос, никто не говорил.
Я пару раз вдохнула и выдохнула, чтобы успокоиться. Спорить с Гарри Поттером бесполезно, потому что он всегда прав, даже когда он совершенно неправ!
- Хорошо. Один из вариантов: перед нами разыгрывают представление непонятно для чего. Тогда вопрос: кто знал, что мы попадем сюда?
- Судя по реакции на нас - Гарри и Гермиона. И, возможно, тот добрый человек, который помог нам с зельем.
- Если, конечно, оно не взорвалось случайно, - тихо закончила я. Уж лучше признать свою ошибку сейчас, чем подозревать всех и вся. – Тогда подумай, зачем Гермионе и Гарри, - очень странно называть себя по имени, но другого выхода нет, - обманывать нас?
- Пошутить.
- Принимается. Еще?
- Пошутить, - после долгой паузы ответил Гарри.
- Отлично. Переходим к варианту, что никто нас не разыгрывает. Если это так, то…
- Ты жена Снейпа.
- Пропустим этот пункт, - не нравится мне эта идея! Очень не нравится!
- Хорошо, - Гарри опять налил себе вина. А бутылка все не заканчивалась. – Мы действительно попали в будущее. Я женат на Джинни и у меня двое детей. Драко Малфой женат на Луне. Ты замужем за…
- Пропускаем пункт!
- Рон женат на Лаванде. Все живы. Волдеморт повержен. Жизнь не такая уж и плохая.
- Совсем не плохая, - я старалась говорить спокойно, но внутри нарастало какое-то непонятное напряжение, грозившее вылиться в нервный срыв. Конечно, у него все хорошо! А у меня? Какое будущее ждет меня?! С этим… Со старым профессором?! Вся моя хваленая рассудительность исчезла куда-то в один миг, уступив место ненужным эмоциям. Ведь я девочка, которая тоже мечтает о счастье, о принце, а не только шатается со своими дружками по бесконечным переделкам. Я сглотнула подступившие слезы, и закусила губу. До глубины души было обидно осознавать, что можешь привлечь лишь старого страшного мужчину, давно распрощавшегося с надеждами о браке.
Тихий стук в дверь заставил нас насторожиться. Гарри на всякий случай взял палочку, а я скрестила руки на груди таким образом, чтобы иметь возможность выхватить свою в любой момент. Пусть это и реальное будущее, но мы не собирались позволять кому-то застать нас врасплох.
- Войдите, - произнес Гарри, становясь так, чтобы оказаться в стороне от нежданных гостей.
Дверь тихонько приоткрылась, и рыжая головка просунулась внутрь.
- Можно? – спросила девочка и смущенно улыбнулась нам.
Мы переглянулись.
- Заходи, - разрешила я, продолжая внимательно наблюдать за детьми.
Первой вошла самая младшая, лет десяти-одиннадцати, не больше. Красно-рыжие волосы были распущены, зеленое платье до колен удивительным образом подходило под изумрудные глаза, делая их цвет насыщеннее и глубже. Форма глаз в точности повторяла Гаррину, а вот веснушки – от Джинни, как и форма рта. Потом в комнате появилась уже знакомая нам Катриона. Я судорожно сглотнула, понимая, что вижу свою дочь. Вот, эта была чуть постарше, лет двенадцати-тринадцати. Волосы коротко пострижены, челка длинная, почти закрывала огромные черные глаза, а ресницы пушистые-пушистые! Никогда подобных не видела. Нос прямой, но не очень длинный, а губы слегка пухлые, у моей бабушки по маминой линии такие же.
Девочки застенчиво встали у двери и уставились на нас. У младшей был очень открытый взгляд, а вот старшая смотрела проницательно. Пройдет еще пара лет, и она научится копировать взгляд своего отца. Черт! Я опять стала думать о Снейпе!
- А правда, что вы из прошлого? – спросила мисс Поттер.
- С чего ты взяла? – надеюсь, удивление мне удалось сыграть.
- Как с чего? – девочка захихикала, и заговорщицки посмотрела на меня. – Все вокруг говорят. Альбус нам только что клялся, что отца видел.
- Правда? – я постаралась выручить друга, который в ступоре смотрел на свою дочь.
- Да, - прозвучал гордый ответ. – Меня Лили зовут, кстати. А это Катриона, дочка Северуса и Гермионы. Но… Вы, наверное, и есть тетя Гермиона в молодости, да?
Никогда не любила общаться с детьми! Их непосредственные вопросы всегда ставили меня в тупик! Поэтому я ограничилась лишь кивком. Катриона при этом посмотрела на меня более пристально, изучающее.
- Вы из какого года? – спросила она спокойно. Какой чарующий голос! Глубокий и очень мелодичный. Черт! Опять Снейп!
- Из девяносто восьмого, - пояснил Гарри, приходя в себя и предлагая девочкам сесть на кровать.
- А, - Катриона, кажется, была слегка расстроена. – Как вам профессор Снейп? Гарри рассказывал, что ненавидел его тогда. Неужели такое было?
Мы с другом опять переглянулись. Но девочка, кажется, не ждала ответа.
- Отец рассказывает много небылиц, будто не понимает, что мы уже повзрослели. Представляете, он говорил, что в детстве дядя Невилл был ужасно неловким.
- Да, а еще постоянно взрывал котлы на уроках по зельям, - подхватила подругу Лили, засмеявшись. – Когда мы это передали Алисе, его дочери, то она так долго смеялась.
- Почему же? – поинтересовалась я, все больше убеждаясь, что после победы здесь изменилось абсолютно все.
- Почему? – Катриона сдержанно улыбнулась. - Алиса – лучшая в классе по зельям. Еще бы, отец лично ее учил варить их лет с пяти.
- А ты? – не удержалась я. Все-таки было интересно, как учится твоя дочь, пусть она и появится на свет много лет спустя.
- Я? Мама говорит, что я ужасная непоседа, а папа только усмехается.
- Катриона вечно попадает в неприятности с Алом и Скором, - пояснила Лили, хитро смотря на подругу, но та сделала вид, что не услышала.
- Кто такой Скор? – поинтересовался Гарри.
- Сын Драко и Луны. Они с Алом на одном курсе учатся.
- Да, играют за сборную по Слизерину с небольшим успехом, - самодовольно улыбнулась Катриона.
- А за нас играет Джеймс! Обещал меня со следующего года взять в команду, - проинформировала Лили.
- А ты уже учишься? – спросила я.
- Нет. Только этой осенью пойду. Но уже сейчас мне нет равных в ловцах, - гордо заявила девочка. – А Катри у нас лучшая охотница.
- Правда? – удивительно слышать такое. Я на метле вообще не умела летать, а профессор… наверное, умел, матч, по крайней мере, он судил.
- Правда. Отец все время ворчит, что не женское это дело - играть в квиддич.
- Особенно, когда Гриффиндор обыгрывает Слизерин, - радостно добавила Лили и хитро посмотрела на подругу. – Он еще не догадывается, что ждет его бедный факультет, когда в команду приду я.
- Это точно! – Катриона рассмеялась. – Вы не думайте, мой отец очень хороший человек. Он упорно ходит злой, когда мы выигрываем, но в глубине души гордится мной. Джиндж он же столько раз мозги промывал. И ничего. Обручились с Джимми.
- Можно помедленнее. Мы не успеваем за именами. Кто такие Джиндж и Джимми? – интересно, у меня в тот момент было такое же глупое выражение лица, как и у Гарри?
- Ой! – Лили закрыла рот руками и виновато посмотрела на нас. – Простите, я совсем забыла, что вы не знаете. Джинджер – это сестра Катри, старшая. А Джеймс – мой самый старший брат.
- Профессор Снейп позволяет своей дочери выйти замуж за Поттера? – удивленно воскликнула я.
- О, да! А сколько было разговоров! - девочка стала пародировать отца. Весьма успешно, надо сказать: - Моя дочь за Поттера – никогда! Я не дам согласия на этот брак! Только через мой труп. А в довершение всего: Джи, ты уверена?
- Северус никогда не мог отказать дочкам. Думаю, потому, что у них мамины глаза.
- Это да. Отец просто без ума от глаз мамы. Когда он смотрит на нее, то становится таким счастливым. А это правда, что в вашем времени он совсем один?
Господи. Ну, за что мне это!? Этот взгляд черных глаз, такой обеспокоенный и умоляющий. Этот ребенок так любит своих родителей, для нее должно быть шоком то, что я, ее мама из прошлого, ненавижу своего будущего мужа. А так ли это? В начале этого разговора я подписалась бы под любой подобной фразой, но сейчас… всего несколько минут сделали общение с Катрионой необходимым, почти превратили в физическую потребность. Удивительным образом профессор Снейп передал ребенку лучшее из своей внешности и, возможно, обучил тому, что знал сам.
- Ты знаешь, - молчать дальше было уже неприлично.
- Знаю, - вздохнула девочка. – Мама молчит, когда я спрашиваю про те годы, вот вы тоже. Значит, только, когда отец чуть не погиб, вы поняли, что он за человек? Почему? Почему, чтобы увидеть и осознать что-то, надо потерять?
- Я… мы… прости, - единственное, что смогла сказать. – Мне действительно очень жаль, но…
- Вам не жаль, - Катриона сердито посмотрела на меня, но говорила очень спокойно и размеренно, просто делая акцент на некоторых словах. – Вам ни секундочки не жаль, потому что вы не любите его. Более того, вы его ненавидите. Я же вижу. Вы желаете ему смерти, потому что не знаете, на чьей он стороне; опасаетесь, потому что не можете предугадать его действий. Вы даже не пробовали узнать его, понять причины его поступков.
- Давайте не будем ссориться, - встрял Гарри, понимая, что ситуация накаляется.
- Давайте, - девочка остыла, но скрестила на груди руки и тихо сказала: - На отца вылилось столько грязи за прошедшие годы. Всякий, кому не лень, считает своим долгом упрекнуть его в чем-то. А в школе… Если бы не Джеймс с Алом, мы бы просто не учились там.
- Вот-вот, - погрустневшая Лили погладила подругу по спине, стараясь успокоить. – Джи повезло, что она пошла в школу в один год с Джеймсом и попала на Гриффиндор. Там много ребят, чьи родители знали наших, и они заступались за Джи, когда слизеринцы или рейвенкловцы норовили ее обидеть.
- Слизеринцы? – я удивленно посмотрела на детей. – Но ведь профессор Снейп – декан этого факультета, и…
Катриона лишь усмехнулась.
- Декан, - сколько язвительности и презрения в одном слове! О, да! Она достойная дочь Снейпа. - Но его все ненавидят. Потому что весь Слизерин – отпрыски тех, кто был на стороне Волдеморта. Они не простили предательства и считают, что отец просто трусливо поджал хвост.
- А на самом деле? – для меня было просто необходимо знать, что было на самом деле. Я вдруг начала осознавать, что привязываюсь к Снейпу. Что это? Жалость? Сочувствие? Наверное, все вместе, но точно не любовь.
- Вы хотите знать? – Лили удивленно посмотрела на нас. – Я тогда приведу Джеймса. Официально Катри и Джи ничего не знают о том, что было.
- Да, отец считает, что нам не следует знать о его болезни.
Мисс Поттер на мгновенье сжала руку подруги, а затем выбежала из комнаты.
- Обостренное чувство справедливости, - прокомментировала девочка. – Вы же понимаете, что громче всех о своих заслугах кричат те, кто отсиживался в тени. Если бы не Гарри, отца бы посадили на всю жизнь, или отдали дементорам. Кому интересно мнение больного Пожирателя? – голос был наполнен такой болью, что я невольно подсела к ней и обняла. – У отца до сих пор случаются приступы. Он упорно скрывает это от нас с Джи, но мы все равно знаем. Понимаем, что нужны ему, но помочь ничем не можем – мама нас даже близко к отцу не подпускает в такие дни. Он слишком гордый, чтобы показать детям свою слабость, - вдруг Катриона серьезно посмотрела на меня, почти гипнотизируя взглядом. – Отец очень любит вас и доверяет только вам. Не оставляйте его одного, прошу. Вы его единственная надежда на счастье. Все вокруг норовят припомнить его грехи, и только дома он может расслабиться. Лили не знает, да и мальчишки тоже, но Гарри и Драко устроили этот вечер специально для отца, чтобы отвлечь его, а то он сойдет с ума. И Джи за Поттера он отдает, чтобы защитить ее. Фамилия Снейп слишком опасна в нашем обществе, - потом повернулась к моему другу и продолжила: - А вы поверьте ему. Знаю, что вы ненавидели отца, конфликтовали. Но только ваше заступничество спасает его от смерти. Пока рядом с предателем Мальчик-который-победил, никто не посмеет даже пикнуть. В школе ничего страшного. Нас есть кому защитить. А вот от журналистов и Визенгамота спасти можете только вы.
Мы с Гарри переглянулись. Непонятный ком встал в горле. Я никогда не желала профессору смерти, но и такой жизни он не заслужил. Любой человек достоин прощения. Любой человек достоин счастья.
- Ку-ку! – Лили заглянула в комнату. – Нет мальчишек. Разбежались. Зато я стащила со стола это! – девочка вытащила из-за спины большой цветной пакет и радостно замахала им.
- Карамельки дяди Джорджа? – оживилась Катриона и подбежала к подруге.
- Именно! Налетай!
На кровать были высыпаны конфетки, завернутые в блестящие обертки. Какое-то время шоколадки спокойно лежали, а потом вдруг задергались и начали, шурша, перемещаться, норовя уползти от нас.
- Раз, два, три - синюю лови! – крикнула Лили и упала на горстку особо подвижных карамелек. – О! я еще поймала красную и зеленую! Кто хочет?
Я непонимающе посмотрела на Катриону.
- Красная – с перцем, синяя – с баклажанами, а зеленая – с кактусом, - пояснили мне.
- Кактус или перец. Гарри, какую ты предпочитаешь? – я озорно посмотрела на друга, но он все еще не отошел от разговора. – Гарри, ты меня слышишь?
- С перцем, - прозвучал ответ, а на губах появилась натянутая улыбка.
- А я тогда с кактусом.
Девочки переглянулись и заразительно засмеялись. Мне оставалось только взять конфетку и… почувствовать, как она тут же залетала во рту, рикошетя от неба, зубов и языка. А вкус был приятным: мятным.
- Провели нас, негодницы? – улыбнулась я.
Девочки опять захохотали.
Гости разошлись только ночью. Чуть раньше Джинни заскочила к нам в комнату и забрала детей спать. А мы только начали развлекаться с новыми приколами от братьев Уизли! Но день действительно был тяжелым, и сон не повредил бы. Уже ночью, лежа в кровати и разглядывая деревья за открытым окном, я услышала тихий голос Гарри:
- Я не могу ненавидеть Снейпа. Катриона так любит его.
- А я его единственная надежда на счастье. Неужели он останется один? Мы не можем этого допустить. Никто не заслужил одиночества и презрения.
- Ты права, никто, - Гарри повернулся ко мне лицом и тихо добавил, - но жалость – плохой советчик, Гермиона.
- Я знаю, - мне оставалось только вздохнуть. – Надо узнать его получше, быть может, он не такой, каким мы его видим.
- Послушай, тебе придется жить с ним, а я могу быть просто другом. Это разные вещи…
- Нет, не разные. Для тебя это почти одно и тоже. Ты не сможешь предать друзей. Никогда.
- Но ты…
- Я еще ничего не решила. Во всяком случае, мы все равно не будем помнить ничего, когда вернемся. Но я хочу помнить, что должна сделать все, чтобы не дать профессору умереть.
- Я тоже, - прошептал Гарри, задумчиво разглядывая меня.
Я закрыла глаза и тут же уснула. В тот день мне снились наши дети.


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
YDD Дата: Пятница, 23.07.2010, 08:27 | Сообщение # 22
YDD
...memento mori...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ах... jump2 Наконец-то долгожданное продолжение! Признаться честно, запуталась чуть в именах, пришлось даже все на листочек записывать ok3 Так интересно описаны внутренние метания Гермионы)))) И Сев тут действительно такой... мягкий. Интересно, Гарри и Герми преувеличивают или там на самом деле что-то не то? ok3 И Севушку жалко... за что ему такое будущее? grust3
А вообще - достойное продолжение. Хочу уже дальше!

brush Нашла тут очепяточку:

Quote (Аджедан)
что хочу прожить рядом с этим человекАм всю жизнь.

podmig1



I am a slytherin. And I'm proud of it.

With love from Hell.

Все мои работы
Я в Контакте



Сообщение отредактировал YDD - Пятница, 23.07.2010, 08:28
 
Tori67106 Дата: Пятница, 23.07.2010, 12:45 | Сообщение # 23
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Душевные метания Гарри и Гермионы, интересны, а жизнь семьи Снейп выглядит правдоподобно. Автор спасибо ok4

 
Evanesco Дата: Пятница, 23.07.2010, 12:52 | Сообщение # 24
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Аджедан, мне нравится! Сначала отнеслась прохладно, думала сплошной флафф, но пошли страсти в жизни Снейпа и я попала. Теперь буду с нетерпением ждать продолжения.

- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
=Julie= Дата: Пятница, 23.07.2010, 17:09 | Сообщение # 25
=Julie=
Злобный маленький комок
Статус: Offline
Дополнительная информация
Аджедан, все интересней и интересней. jump1 И не стыдно тебе читателей интриговать? grust3



The Show Must Go On
QUEEN
 
aori Дата: Пятница, 23.07.2010, 18:10 | Сообщение # 26
aori
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Как же приятно читать такие фанфики! Аджедан, ты просто умничка)))) Мне эта глава напомнила такие произведения как "Танго танцуют вдвоем", "Вираж судьбы или испорченный хроноворот" и др. Надеюсь, ты опишешь спасение Снейпа и их дальнейшие взаимоотношения с Гермионой (хотя, судя по рейтингу, расчитываю лишь на описания эмоций).

 
Jag Дата: Воскресенье, 25.07.2010, 02:24 | Сообщение # 27
Jag
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Аджедан)
- На каком вы курсе? – спокойно спросил тот, подходя к нам.
- На шестом.

Quote (Аджедан)
- Гарри Поттер, 1998 год, - промямлил мой друг.

фактическая ошибка. Шестой курс - 1996-1997 http://www.hp-lexicon.org/timelines/calendars/calendar_hbp.html
 
Мара Дата: Воскресенье, 25.07.2010, 11:06 | Сообщение # 28
Мара
Кикимора
Статус: Offline
Дополнительная информация
здорово)

"Счастье не во внешних событиях. Оно - всердцах тех, кого они затрагивают. Верить в счастье, значит делать его истинным, ибо счастье - это вера в него". Андре Моруа
 
Irkina Дата: Воскресенье, 25.07.2010, 17:39 | Сообщение # 29
Irkina
ВесёлаяРомашка или стихийное бедствие с лепестками
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ураааа, продолжение!!!! Да ещё и такое бошоооое!!!! jump2 jump2 jump2
Quote (Аджедан)
Никогда не говори «никогда».

Пожалуй эту фразу можно сделать жизненным девизом большинства героев поттерианы)))
Аджи, мне нравится! Второстепенные герои, как всегда у тебя бывает, получились очень живыми и интересными. Речь дочки в защиту Северуса аж чуть на слезу не прошибла ok4
Могу сказать только одно: ДАААААААААЛЬШЕ!!!!!!!!!!!!!!!!



 
Shana Дата: Понедельник, 16.08.2010, 00:01 | Сообщение # 30
Shana
Белая и пушистая
Статус: Offline
Дополнительная информация
Здорово)
da4 da4 da4 da4
Прости, что только что прочитала. Замечательная глава!


ИМХО - Имею Мнение Хрен Оспорите :)
Желающего идти Судьба ведет, нежелающего тащит (С)

Мне бы собраться, а я пишу стихи развлечения ради - смотреть, как курсор вышивает слова на экране гладью. (С) Я

 
Аджедан Дата: Четверг, 23.08.2012, 19:28 | Сообщение # 31
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вместо предисловия.

Вы не ждали, а мы приперлись. Свершилось чудо, и я дописала этот фанфик. Со временем я нафантазировала неплохой такой сюжет, который просто не смогла упихнуть в миди. Поэтому не обессудьте. Окончание фафика вышло совершенно иным... оно может даже огорчить Вас, но что поделать? Оно такое.

Главы не бечены и не гаммлены. Поэтому, чья нежная душа не терпит подобного, прошу претензии не предъявлять)) Вас предупредили)

Ну и...
*поправил галстук*
Хочу передать привет маме, папе, бабушке
Большое спасибо тем, кто еще читал этот фанфик. И помнит его. Только ради вас я выкладываю его окончание. Если бы мне не было совестно, забросила бы нафиг))))


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))

Сообщение отредактировал Аджедан - Четверг, 23.08.2012, 19:28
 
Аджедан Дата: Четверг, 23.08.2012, 19:30 | Сообщение # 32
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава три.

- Джеймс Сириус Поттер! – голос Джинни раздался прямо над ухом. От неожиданности я подскочила на кровати и тут же проснулась. Оглядевшись по сторонам, поняла, что комната пуста, если, конечно, не считать Гарри, посапывавшего на другом краю кровати. Вот уж действительно: никаким Sonorus не разбудишь!
Рассудив, что заснуть все равно не удастся, потихоньку встала и прокралась к двери. Петли негромко скрипнули, и я оказалась в пустом коридоре. Неподалеку от нашей комнаты располагался холл. Мягкие кресла, деревянные столики с инициалами S и H и повсюду зелень. Самые разнообразные растения: маггловские декоративные и волшебные экзотические. Такие, разве что, на картинках в книжках Запретной секции увидишь. Огромные окна пропускали яркий утренний свет. Почти на физическом уровне почувствовала умиротворение и уют дома.
Сразу за холлом начиналась широкая лестница, выполненная из Лохнесского камня. Видела впервые, но много читала о нем. Только Лохнесский камень меняет свой цвет от грязно-серого до насыщенно-кремового. Изумительно красивый и изящный, он редко используется в отделке домов, поскольку сложен в обработке. Легенда говорит, что добывают его гоблины в глубоких подводных пещерах.
- Эй! Поаккуратнее!
Я резко отдернула ногу, которую уже поставила на ступеньку и огляделась: никого. Странно. Не может же лестница говорить! На всякий случай еще раз осмотрелась, после чего достала волшебную палочку и начала спускаться.
- Аккуратностью не блещем, да?! – опять этот странный голос от стены.
От стены? Я довольно улыбнулась и прошептала:
- Accio мантия-невидимка.
Была абсолютно права. Неподалеку от меня стоял шокированный юноша. Растерянное выражение лица невероятно напоминало Рона, а вот беспорядок на голове – Гарри.
- Привет, лестница.
- Как ты узнала? – обиженно надул губки. Вылитый Гарри! Так забавно смотрится.
- Пять лет хожу под этой мантией.
- А, - юноша внимательнее посмотрел на меня и сощурился, - значит, не слухи, что нас посетили Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер из прошлого?
- Нет.
- Ха! – молодой человек приблизился ко мне и картинно поклонился. – В таком случае, позволь представиться: Джеймс Сириус Поттер.
- Так это тебя разыскивала мама?
- Да, - самодовольная усмешка, которую так часто видела на лице Гарри. – Зашла в нашу комнату, а меня там нет. И решила, что я ночевал у Джиндж.
- А это не так?
- Нет, конечно! Мы гуляли… под луной.
- Я подозреваю, что мама об этом знать не должна?
- Не должна.
- И поэтому ты прячешься под мантией?
- Жду, пока проснется Северус. При нем мама не будет кричать.
- Профессор Снейп ваш защитник? – мысль показалась весьма забавной.
- Нет, - Джеймс посерьезнел. – У Северуса проблемы с сердцем. А за девочек своих он очень сильно переживает по любому поводу.
- И поэтому вы шатаетесь по ночам одни? – Безответственность детей меня просто взбесила. Не потому ли, что еще свежи в памяти были события прошедшего года?
- Ты говоришь, как тетя Гермиона, - Джеймс закатил глаза и скрестил на груди руки.
- Забыл? Я и есть Гермиона, – постаралась сделать свой голос сердитым. Но получилось ли? – Знаешь, из-за такой вот глупости твоего отца погиб его крестный. Подумай об этом.
- Решила прочистить мне мозги?
- Нет, - Мерлин, почему я никогда не умела держать язык за зубами? Зачем было начинать учить этого мальчишку?
- Вы же ненавидите Северуса. Зачем ты заступаешься за него? – серьезно спросил Джеймс.
- Я…
- Он издевается над девочками. Не дает им ни капли свободы. Лучше бы Гермиона была с Роном. Ты ведь любишь его, верно?
Судя по ухмылке, я покраснела.
- Почему вы тогда расстались?
- Я… я не знаю… может, это путешествие изменило меня?
Джеймс хмыкнул.
- Сложно защищать, когда ненавидишь, да?
Я не успела ответить - внизу послышались шаги, и Джеймс, не произнося больше ни слова, исчез под мантией-невидимкой. А я осталась стоять в смятении. Накануне Катриона и Лили говорили о профессоре столько хорошего. А сегодня… тиран.
- Уже проснулась? – улыбнулась Гермиона. – Или Джинни разбудила?
- Я осматривала растения. Они чудесны.
- Спасибо, - на меня посмотрели очень внимательно, словно прочитали мысли.
- Северус выйдет через несколько минут. Думаю, он захочет поговорить с тобой о зелье.
Я закусила губу. Сложно определиться в своем отношении к этому человеку, хотя раньше все было так хорошо и понятно!
- Завтрак готов.
- А можно только чай?
В ответ Гермиона кивнула и спросила:
- Гарри еще спит?
- Да, у него был трудный день. В нашем времени сейчас столько проблем. А здесь так спокойно.
Лицо моей собеседницы помрачнело, и я усомнилась в правильности своих выводов.

Кухня располагалась на первом этаже. Несмотря на девятый час утра, за столом оживленно беседовали дети.
- Доброе утро, - проговорила я негромко, опасаясь привлечь к себе внимание. В тот момент хотелось остаться одной и все хорошенько обдумать.
Но по закону подлости меня услышали. Катриона и еще одна девочка, должно быть Джиндж, тут же повернулись ко мне и улыбнулись.
- Доброе, - ответили сестры синхронно и вернулись к разговору с незнакомым мне пока юношей. Но по его светлым, почти белым волосам, несложно было предположить, что это сын Драко и Полумны.
- Привет, Гермиона, - радостно сказала, прошмыгнув мимо меня, Лили.
- Привет.
И опять на меня никакого внимания. Странно немного, но я была рада этому. Никогда не думала, что, находясь в окружении такого количества людей, можно уединиться. Но мне удалось.
Снейп – злобный учитель и Снейп – внимательный отец. Снейп – тиран и Снейп – больной старик. Я запуталась и не знала, что мне делать. Как относится к нему, как вести себя, что говорить.
Долгие размышления привели к самой очевидной мысли: он человек, который может помочь вернуться домой. А в своем времени подобная дилемма передо мной не встанет – ничего из этого мира я помнить не буду.

- Войдите, - раздался голос после моего осторожного стука в дверь.
Я заглянула в кабинет. Северус Снейп стоял у книжного шкафа и внимательно рассматривал полки.
- Доброе утро, профессор, - поздоровалась я, входя.
Он обернулся и нахмурился, посмотрев на меня.
- Я уже не ваш профессор. Обращайтесь ко мне по имени.
- Я… я не могу, сэр, - от такого поворота событий стало очень неуютно. Не каждый день твой учитель предлагает обращаться к себе по имени. Пусть для него я не студентка, но для меня он все равно преподаватель.
Профессор из моего времени непременно бы съязвил в ответ, а этот лишь сдержано кивнул и предложил присесть.
- Вы обещали мне рецепт зелья, - сухо произнес он. – Пергамент и перо найдете на столе, берите любые.
- Я распишу состав, а также последовательность своих действий во время приготовления. Что-то еще потребуется?
- Качество ингредиентов. Напишите, где вы взяли каждый.
Все было простым и понятным. Но оказалось, что события прошедшего дня смешались в одно, плотно переплелись, а потом разлетелись, словно паззл. Сосредоточиться на чем-то одном было невероятно сложно.
Мы добавили ромашку. Да. Потом были желудочки тритонов… или сердце гиппогрифа? Нет, все-таки желудочки. Точно помню, как я покрошила их в котел, а Гарри спросил, как резать сердце. Я повернулась к нему и…
- О, Мерлин! Кровь!
Профессор, как всегда, появился из ниоткуда, но посмотрел на меня обеспокоено.
- Кровь. Я поранила палец, когда отвлеклась. Должно быть, капля попала в зелье, и оно обрело иные свойства. Я не могу сказать наверняка, мне надо изучить…
- Гермиона, - мягко произнес профессор, и я замерла: мне впервые довелось слышать свое имя из его уст. И это было потрясающе! Даже в мыслях не было, что оно может звучать так пленительно прекрасно, даже интимно. В тот момент я впервые в жизни физически ощутила, как краснеют щеки. – Напишите рецепт – я разберусь.
- Простите, - смущенно уткнулась в пергамент, хотя еще мгновение назад заворожено смотрела в его глаза.
Вернулась к зелью. Итак, сердце гиппогрифа, потом пыльца мандрагоры и ее же сок. Как вспомню, крики растения, когда пытались получить сок, дрожь берет. Оглушают даже сквозь наушники, хочется выбежать из теплицы тут же, не оглядываясь.
- Готово, - дочитывая последнюю строчку, сообщила я.
- Оставьте на столе, - донеслось сбоку, и я вздрогнула от неожиданности. Вот как ему удается перемещаться абсолютно бесшумно?! – Вы нервничаете?
Я гордо выпрямилась и вздернула подбородок, намереваясь нагло ответить профессору, повернулась к нему и осеклась: вместо насмешки или холодного безразличия, в его глазах были озабоченность и… нежность? Нет, мне показалось! Хотя… во мне он привык видеть жену, а не ученицу. Чего я тогда хочу? Того, чтобы и мой муж так чутко относился ко мне… А не как Виктор или Рон. Для первого я была всего лишь девушкой, которую он сумел завоевать, удовлетворив тем самым свою гордость. Второй же воспринимал меня как сестру, старшую.
- Да. С каждым днем Волдеморт становится все сильнее, мы опасаемся начала войны.
- Она начнется нескоро.
Я закусила губу, раздумывая, тактично ли будет спросить о Победе. Профессор продолжал смотреть на меня, и это помогло решиться.
- Мы ведь победим, правда?
- Победим.
- Гарри прикончит Волдеморта?
- Да.
- Как это будет?
- Беззастенчиво пользуетесь моим обещанием стереть вам память, - отметил профессор.
- Пусть я забуду, но мне важно знать, что…
- Задайте вопросы Поттеру или моей жене, - Теперь Снейп стал таким, к какому я привыкла в школе. Но это изменение не обрадовало: на лице проявились морщины, состарившие моего учителя на десятки лет.
- Простите, профессор, я…
- Я не ваш профессор, - устало повторил мой собеседник, тяжело опускаясь в кресло. Он медленно расстегнул пуговицы сюртука и просунул руку под рубашку, держась за… сердце.
О, Мерлин!
- Вам плохо? – я подскочила к нему, пытаясь вспомнить рекомендации медицинских справочников по оказанию первой помощи.
Джеймс же говорил мне, что у профессора больное сердце! Как я могла забыть?!
- Нет, здесь душно.
- Я открою форточку, - я уже открыла ее, когда услышала насмешливое замечание:
- Вы поразительно похожи на Поттера. Он вел себя подобным образом, налаживая отношения со мной.
Я круто развернулась и посмотрела на сидящего мужчину. Он правда смеялся? Руку, вроде бы убрал, слава Мерлину. Вот только… Сглотнула при виде страшного шрама, проходящего через все горло. Так вот, почему в школе профессор всегда застегивал сюртук до верха! Или…
- Откуда этот шрам?
Судя по нахмурившемуся лицу, я угадала верно.
- Вы умеете видеть главное, - поспешно застегивая пуговицы, произнес Снейп.
- Ваша жена говорила, что вы едва не погибли. Это и есть…
- Да.
- Кто?
Он зло прищурился и произнес:
- Нагини. Не пугайтесь. В тот же день ее разрубил на части Невилл.
У меня затряслись руки. Что же нам предстоит? Хочу ли я это знать? Фантазия мгновенно заработала, вырисовывая картины одну страшнее другой. Постаралась вернуться в реальность и напомнила себе, что учусь только на шестом курсе, и единственное, что должно волновать нас - воспоминания Слагхорна.
Внезапно меня осенила мысль: если Снейп здесь достаточно сговорчивый человек, может быть, он ответит на давно мучивший меня вопрос?
- Профессор, а часто ли студенты придумывают заклинания?
Плохая идея. Очень плохая. Ясное дело, ко мне применили легиллименцию. А чего я хотела? Так резко менять тему было крайне неразумно.
- Знаю ли я, кто такой принц-полукровка?
Ну вот, говорила же, что зря спросила. Однако, моего ответа не ждали, как оказалось.
- Гермиона, если хотите узнать о том, что для вашего времени будет, а для нашего - уже было, то обращайтесь к Поттеру или моей жене. Смею думать, расскажут они много больше, чем выложили в свое время мне.
- О! - единственное, что пришло на ум в тот момент.
Признаться, ожидала, что меня будут пытать.
Тем временем Снейп взял пергамент с рецептом, призвал очки и принялся внимательно читать. Ощущала себя первокурсницей, ожидающей оценки за первое сочинение, даже губы в кровь искусала.
- Забыл, как вы пишите, - медленно произнес профессор и внимательно посмотрел на меня поверх очков. Я поежилась. – Катриона переняла ваш талант к изложению: та же четкость и, - здесь он сделал паузу, а потом насмешливо закончил: - краткость.
Для приличия потупила глазки, стараясь не смотреть на свои тридцать дюймов текста.
- По существу, - Снейп положил пергамент на стол и снял очки, - идеи интересные. Мне ход ваших мыслей нравится. Полагаю, вы правы относительно крови, но я должен проверить, - тяжелый вздох. – Не будь здесь бедлама, хватило бы недели. А так…
- Я могу вам помочь, - прикусила язык, произнеся слова.
С легким смущением ожидала ответа, в глубине души надеясь, что кричать на меня будут несильно.
- Как пожелаете.
Именно в тот момент я поняла, что пропала. Сомнение, удивление, непонимание и отрицание исчезли без следа. И дело было в этом коротеньком согласии, признании моих способностей. К этой оценке стремилась все шесть лет учебы. Мне казалось важным доказать, что я не просто маглорожденная, я – волшебница, достойная учиться в Хогвартсе. Это поняли все учителя еще в первый месяц моей учебы. Все, кроме одного. А теперь, сидя здесь, в доме профессора Снейпа, глядя на него из будущего, вдруг четко осознала, что хочу быть только с этим человеком. Никто и никогда не относился ко мне с таким вниманием, как он, не называл меня так волнующе. Нет! Дело совершенно не в этом. Хотя… Буду честной до конца. Похвала стала лишь поводом, а причиной было совершенно другое.

Неделя пронеслась незаметно. Сутки напролет я проводила в лаборатории профессора, наблюдая за его опытами. Время от времени он просил меня пояснить тот или иной вывод. Мне это, признаюсь, льстило. И с каждой новой похвалой я радовалась и огорчалась все сильнее. Зелье было сварено почти верно, кровь действительно изменила свойства, но основную роль сыграла ошибка в расчетах: ошиблась на десять грамм в таком чувствительном компоненте, как сонные водоросли, однако профессор нашел способ исправить зелье. Признаюсь, в тот момент, когда мы обнаружили ошибку, была готова провалиться сквозь землю, потому как ожидала фразу: «Мисс Всезнайка сделала ошибку! Как такое могло случиться?». А произнесенная с насмешкой и интонацией, свойственными лишь профессору, она бы ранила куда сильнее. Однако я ошибалась. Снейп лишь пожалел, что я не проявила требуемой внимательности, и заметил, что последствия могли быть куда хуже, чем они стали. Неприятный осадок собственной глупости остался, но и только. Меня не опустили, не сравняли с землей. Это было странно, но очень приятно.
Профессор пообещал вернуть нас назад в короткий срок, тем более, что дом почти опустел. Стало тоскливо. В нашем времени были боль и одиночество. Не было его. Вернее, был преподаватель по Защите от Темных искусств, который и знать не хотел свою будущую жену.
Но когда мы почти закончили зелье, оставалось лишь проверить пару ингредиентов, случилась беда. Профессор поругался с дочерью, в результате чего у него случился приступ. Джинни, а она работала в Святого Мунго, сделала все возможное, чтобы стабилизировать состояние, и на уговоры Снейпа не поддалась: постельный режим в течение пяти дней, никаких исследований или работы. Наше возвращение в свое время было отложено на неопределенный срок.

В тот день я сидела в комнате, изучая книгу о магических растениях.
- Есть разговор, - Гарри подкрался незаметно. – Пойдем со мной.
Мы вышли из дома и направились к воротам. Было безумно интересно, куда мы идем, но раз друг молчал – вопросы бесполезны. Скоро я все равно получила ответ: прислонившись к дереву, нас ждал Гарри Поттер. За прошедшее время я едва ли видела его пару раз. После памятного праздника он исчез, появлялся лишь на полчаса-час, о чем-то говорил с Гермионой или профессором и уходил. Я вопросительно посмотрела на друга и Поттера. Взрослый Гарри взял меня за руку, и мы аппарировали.
- Знакомое место, - вырвалось у меня, когда мы очутились в доме двенадцать на площади Гримо.
- Здесь нам не помешают, - бросил хозяин и провел нас в свой кабинет.
Наложил звукоизолирующие заклинания и повернулся к нам, пристально рассматривая. За прошедшие годы он очень изменился: взгляд полон усталости, между бровей появилась морщинка, волосы разбавила седина. Хоть побрился с нашей последней встречи, на том спасибо.
- Разговор серьезный. Хотите выпить?
Я покачала головой.
- Северус поправляется, близок день, когда вы отправитесь домой, - садясь в кресло напротив нас, произнес Поттер. – Я думал много, но иного выхода не нашел. Прошлое необходимо изменить.
- Что?! – мы вскрикнули почти одновременно. Шок. Наверное, это лучшее описание нашему состоянию.
Подобная идея могла посетить только сумасшедшего, но на него местный Герой не был похож. И мы ожидали объяснений.
- Я знаю, что Северус отправит вас именно в тот день, из которого вы попали сюда, - Хозяин закусил губу. – И произошедшего не поменять, - мне показалось, что думал Поттер о Сириусе. Да, я бы тоже мечтала спасти его. – В отличие от будущего… Победа далась нам слишком дорого.
- Но ваш мир изменится, - осторожно произнес Гарри.
Поттер посмотрел на него тяжелым взглядом.
- Северус решит, будто я, развожу панику, но он не заслужил такой жизни. Когда началась битва, мы считали, что он на стороне Волдеморта, видели, как в Визжащей Хижине на него накинулась Нагини, - тут же вспомнился шрам на горле профессора. – Северус умирал и отдал мне свои воспоминания, - Поттер очень долго молчал прежде, чем продолжить. – Откуда у Гермионы оказалось противоядие, я понял только теперь. Я оставил ее и Рона помогать Северусу, а сам отправился к Волдеморту, - закусил губу и сжал кулак. – Я видел их… Они лежали… все… Фред, Римус, Тонкс, - почувствовала, как сердце замерло, а в груди появилось напряжение.
Не могла поверить, что они погибли! Кто угодно, но только не они! Неудивительно, что Поттер хочет изменить прошлое. Смерть Сириуса выбила его из колеи, а уж Римус… Гарри сидел, вцепившись в подлокотники, и неподвижно смотрел на собеседника.
– Я просмотрел воспоминания. Все до единого, - горькая усмешка.
Поттер медленно поднялся, подошел к Гарри, наклонился и быстрым шепотом заговорил:
- Ты жаждешь узнать, почему Дамблдор доверяет ему? Все школьные годы пытался доказать директору, что он ошибается в Снейпе? А правду знаешь только ты - гениальный мальчишка!
Голос становился громче - Поттеру было все сложнее сдерживать себя. Не могу винить его в этом: за собственные глупость и упрямство всегда обидно. Тем более такому человеку, как Гарри. Говорила об этом столько раз, а теперь… Грустно, что осознал он, лишь потеряв.
- Ты подозревал его во всех смертных грехах, безучастно смотрел, как он подыхал на полу Хижины… А он защищал тебя только потому, что любил Лили Эванс… Он почти умер, чтобы дать тебе возможность победить.
- Прекратите! – не выдержала.
- У Римуса и Тонкс остался маленький ребенок, - сменил тему Поттер.
Повисла тишина. Я старалась отогнать от себя дурные мысли, образы искалеченных тел. Представляю, какой груз ответственности ощущает здешний Гарри.
- Я согласен, - нарушил молчание мой друг.
Он это серьезно? Он согласен изменить прошлое?! Но ведь это опасно!
- Мы можем погубить весь мир! – попыталась вставить свое веское слово.
- Не надо менять все, - спокойно произнес Поттер. – Убедите Дамблдора оставить оправдательное письмо для Северуса.
- Не будет ли убедительнее, если он выступит сам?
На мой вопрос мужчина нахмурился.
- Он умер до окончания войны.
Не могла вымолвить слова в тот момент. Умер? Директор? Но… как же это? Он же такой энергичный, сильный. Для меня он всегда был Мерлином, бессмертным, вечным. Он не мог умереть… Никогда. Тем более до окончания войны.
- Это связано с его рукой? – спросил мой друг.
- В некоторой мере, - был уклончивый ответ. – Каждый волшебник считает своим долгом выразить Северусу презрение. Лично ему было бы наплевать, но это отражается на Гермионе и девочках, и ощущение вины перед ними – основная причина болезни. Он делает, что может, уберегая их, но по большей части все безуспешно. Джинни следит за его здоровьем многие годы, в последнее время оно резко ухудшилось: приступы стали чаще и серьезнее. Драко сейчас работает в Министерстве и говорит, что собираются освобождать бывших Пожирателей, будут поднимать все дела, пересматривать. Мы боимся, Северуса ждет суд, который его погубит.
- Они не верят вашим словам, но поверят какому-то письму? – не хотелось менять ход событий, но было безумно обидно за профессора. Никто не достоин такого.
- Не обычному письму, - в глазах Поттера сверкнул знакомый озорной огонек. – Министерство проводит специальный обряд фиксации подлинности письма. После написания, на пергамент накладываются три Подтверждающих заклинания: составителем, уполномоченным лицом и Хранителем Архива. Копия документа помещается в Архив. Далее, на документ наносят специфические заклинания, скрепляют их подтверждающими. И, наконец, вносят в общий реестр, где указывают все мелочи, связанные с документом: где, кем и когда написан, кто присутствовал, какие заклинания накладывали.
- Но это же опасно! – интересно, Поттер поумнел с годами хоть капельку?
- Не более, чем не оставить бумагу вообще, - сказал, как отрезал. Профессор Снейп нашего времени – вот это я понимаю. – Дамблдор найдет выход, не сомневайтесь. Ваша задача лишь заставить его написать письмо. Иначе все напрасно.
- Как мы заставим, если Снейп обещал стереть нам память перед возвращением? – Не в бровь, а в глаз! Молодец, Гарри!
- Заклятие стирает лишь память разума, - многозначительный взгляд на нас. Очень похожий на снисходительный и одновременно до нельзя довольный. – Я научу вас прятать свои мысли в сердце. Их невозможно прочитать ни с помощью легиллименции, ни стереть, ни забыть. Об этом нашем разговоре вы будете помнить и после того, как Северус применит заклинание.
- Это черная магия? – подозрительно спросил Гарри.
- Светлая. В памяти сердца можно хранить воспоминания только о дорогих тебе людях.
Я сглотнула и переглянулась с другом. Это же значит, что у нас появилась надежда, да?
- Полагаю, вы согласны?
- Можно попробовать, - с энтузиазмом ответил Гарри.
- Я не сомневался, - но по интонации было очевидно, что Поттер боялся услышать отказ. - А теперь слушайте внимательно. Северус отправит вас в тот самый день, когда вы варили зелье. Необходимую информацию о разговоре Тома Риддла и Слагхорна получите с помощью Зелья Удачи. После этого будьте предельно осторожны. Верьте Северусу, что бы ни случилось. Я не смогу сказать вам всего. Будет крайне сложно допустить, что он на вашей стороне, но вы должны. Я, как и вы, боюсь менять историю, поэтому скажу ключевые моменты.
- Мы понимаем, - я кивнула.
Поттер закусил губу и сжал кулак, словно переступил через себя. Неужели он пожертвовал кем-то, не раскрыв нам его гибель?
- Когда начнется битва за Хогвартс, будьте осторожны. Как только окажетесь в коридоре с Фредом и Перси, бегите. Иначе упавшие камни погребут под собой Фреда.
Да, я любила близнецов, этих неугомонных шутников. Как оказалось, настолько сильно, что была готова изменить историю ради них.
- Как погибли Римус и Тонкс, я так и не смог разузнать. Их нашли во дворе около Большого Зала. Если я не ошибаюсь, то Римуса убили почти в начале. Тонкс появилась в Хогвартсе чуть позже. Не думаю, что как-то сумеете уговорить их остаться в стороне. Может, зелье Удачи поможет? Или какое-то защитное заклинание. Я не знаю.
- Мы придумаем, - твердо сказал Гарри.
И я поверила ему.
- Северуса вам поможет спасти Гермиона, перед отправлением она даст вам зелье от яда Нагини.
- А без ранения профессора никак нельзя обойтись? – неуверенно спросила я.
- Полагаю, что нет. Слишком много завязано на том, что произойдет в Визжащей Хижине. Только смерть Северуса убедит Волдеморта в непобедимости. Дальше выкручивайтесь сами. Я надеюсь на вас.
- Мы не подведем, - произнес Гарри.
- Обещаем, - заверила я.

На этом наш разговор закончился. Мы поспешно вернулись в дом Снейпов, чтобы не вызывать подозрений у профессора. Джинни не позволила ему подняться с кровати еще три дня, и этого времени хватило нам, чтобы сохранить разговор с Поттером в сердце. На всякий случай стерли из памяти, чтобы профессор не узнал о нашем плане.
Интерес к нам со стороны молодых ребят пропал. Мальчишки поглядывали только первые дни, а потом и вовсе стали делать вид, будто нас не существует. Девочки сначала заговаривали, а потом тоже перестали. Лили как-то обмолвилась, что «дядя Северус попросил не расспрашивать гостей». Странно это, нас бы никакая просьба не остановила. К тому же, мы из прошлого, что такого мы можем рассказать им, о чем они не знают?
Накануне возвращения я до ночи засиделась в лаборатории, помогая профессору убираться после работы. Не скрою, было грустно расставаться, ведь я понимала, что, возможно, даже не стану его женой. Кто знает, что ждет меня в новом будущем. Но видит Мерлин, мне бы очень хотелось увидеть профессора таким, каким я его узнала. Здесь он был совершенно другим: мягким, чутким, понимающим. Со слов Катрионы поняла, что он ведет себя подобным образом лишь в семье, ну и что? Он же бывает таким!
- Не переживайте, Гермиона, - как всегда подошел незаметно, а я, как всегда вздрогнула от неожиданности… или от голоса? – Вы отправитесь в свое время, будьте уверены.
- Я знаю, просто… - развернулась и подняла на него взгляд. – Там нас ждет война, боль… Мы даже не знаем, как победить. Чего ожидать.
Профессор осторожно коснулся моего плеча, а потом обнял, словно старого друга. И мне стало тепло и спокойно. Мерлин! Так вот, какого это – любить Снейпа! Это означает чувствовать себя защищенной, в безопасности. Ни с кем и никогда мне не было так спокойно. От его рук исходила странная энергия: не магическая. Должно быть, такой обладают магглы-экстрасенсы.
- Вы справитесь, - прошептал Северус. Не могу называть его профессором. После этого уже не могу. Он стал мне другом, я почувствовала биение его сердца, медленное и сильное, ощутила его глубокий голос. – Ваша сила в вас самих. Не оставляйте друг друга, никогда.
- Нас будет подстерегать смерть. Гарри придется вступить в бой с Волдемортом.
Почувствовала, как он вздрогнул и сильнее прижал меня к себе. Справилась с неловкостью и тоже обняла его.
- Я буду рядом, верь мне.
- Я верю, - подняла голову и заглянула ему в глаза.
- Не плачь, - странно, не почувствовала покатившейся по щеке слезы. – Тебе уготована ключевая роль в этой Победе.
- Я хочу быть с вами, - прошептала и прикусила язык.
Он осторожно наклонился и поцеловал меня в лоб, как целуют детей.
- Иди спать, тебе предстоит тяжелый день.
Разжал объятия и отошел на шаг. Мерлин, почему?! Хотелось расплакаться от внезапной пустоты. Еще мгновение назад чувствовала его тепло, а теперь лишь холодный воздух.
- Иди.
- Я не оставлю вас. Обещаю, - показалось очень важным сказать это тогда, уходя из лаборатории.
Он кивнул и сел за стол. Таким я его и запомнила. Читающим пергамент, медленно проводя большим пальцем по губам, изредка поправляя очки. Яркий свет освещал каждую его морщинку, но, несмотря на седину в волосах, он выглядел моложе, чем в моем времени.
Осторожно прикрыла дверь и поспешила в комнату. Но за поворотом меня окликнули:
- Нам надо поговорить.
- Может быть утром, я устала, - постаралась отказаться от общения с собой. Какое-то странно неприятное ощущение зарождалось в душе, когда смотрела на себя в будущем.
- Это не займет много времени, - меня взяли за руку, провели в небольшую комнатку, плотно закрыли дверь и наложили заклинания на нее.
Взмах палочкой, и небольшой огонек осветил кладовку.
- Возьми, - Гермиона протянула мне флакончик из черного стекла. Необычная форма в виде льва, и знакомое покалывание магии при касании. – Зачарован от каких-либо повреждений. Когда придет время его использовать, ты сможешь его открыть. Будь осторожна, постарайся запомнить, что в нем спасение Северуса.
- То самое зелье, о происхождении которого не догадывался Гарри?
- Именно, - улыбнулась Гермиона и прошептала: - не бросай моего мужа, умоляю.
- Не беспокойся, - я взяла флакончик и положила в карман, - я поняла, за что его можно любить.
Будущая я мне улыбнулась, потом порывисто обняла.
- Держитесь вместе, вы победите, - прошептала на ухо.
Я кивнула.
На этом и расстались.

Собрались все, будто провожали нас в последний путь. Правда, так оно и было. Я старалась смотреть на профессора, сохраняя в памяти… сердца. Оказалось, это совершенно не сложно. Главное – прочувствовать человека, о котором думаешь.
- Прощайте, - отрывисто произнес Северус. – Закроете глаза.
Взяла Гарри за руку, последний раз взглянула на присутствующих, улыбнулась Гермионе, Гарри и Джинни, кивнула детям и закрыла глаза.


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
Аджедан Дата: Четверг, 23.08.2012, 19:30 | Сообщение # 33
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава четыре.

Холодный пол. Мерзкий запах паленых волос. Перевернулась на спину и уставилась в потолок. Хотелось пролежать, не думая ни о чем. День, два, год. Играть в созерцателя. А мир пусть спасает Гарри Поттер. Он это дело любит, вот пусть и занимается. А с меня хватит. У меня кризис.
О! Блажен, кто верует!
- Время ужина, - произнес Гарри, поднимаясь на ноги и отряхивая брюки. - Evanesco!
Вместе с остатками зелья исчез и его тошнотворный запах. Вслед за этим загремел котел, зашуршали пакетики с ингредиентами. А я не удосужилась встать и помочь или просто пошевелиться. Вряд ли отрицание действительности могло стать решением проблемы, но именно в тот момент я мечтала скинуть все на кого-то другого, сжаться в теплый уютный комочек, приласкать Живоглота и уснуть.
- Цветки папоротника заканчиваются.
Шелест пергамента, тихие шаги почти над самым ухом. Меня это не касалось. Совершенно. Обитала в другой реальности… вне реальностей, в неком воображаемом мире, где никто не трогает, ничего от меня не ждет.
- Эй! Ты как?
В поле зрения появилась голова Гарри. Я пожала плечами. Другая реальность исчезла, и осознание настоящего неумолимо возвращалось. Гермиона Грейнджер… Лучшая подруга Гарри Поттера… Староста школы Чародейства и Волшебства Хогвартс…
Как я желала, чтобы ничего этого не было! Уж лучше быть магглой! По крайней мере, им не случается путешествовать во времени!
- Нам пора на ужин.
- Мы неплохо позавтракали пару часов назад, - автоматически ответила я.
- Это было в другом мире.
- К несчастью.
Гарри промолчал, и я была ему благодарна. Не думаю, что у меня хватило бы сил обсуждать произошедшее. Ухватилась за протянутую руку и поднялась с пола. «Отрицание не является решением проблемы», - повторила еще раз и глубоко вдохнула.
«Надо справиться со своими эмоциями. Надо, Гермиона!
Черт, черт, черт!
Надо!
Еще один глубокий вдох. Выдох. Если не мы, то никто.
Не хочу!
Надо!»
Медленно побрели к Большому Залу. В голове пронеслась ненужная мысль о том, что мы словно замедляем время, отдаляем неизбежное. Рано или поздно придется окунуться в реальность, но эти минуты вне времени, пока мы шли по коридорам древнего замка были бесценны.
Гарри спрятал руки в карманы брюк – чего он раньше никогда не делал – и шел, опустив голову. Не ожидала, что он будет настолько спокоен. Думала, начнется истерика, крики, бурная деятельность. Мой друг не был похож на себя. Возможно, ему, как и мне, нужно время, чтобы осмыслить все.
Джинни и Рон уже сидели за столом, когда мы пришли. Безумно хотелось уйти, или сесть в другой конец. Но слово «Надо!» снова заставило переступить через себя и делать то, что от меня ожидали. Что же, я должна была поблагодарить свою репутацию заучки, потому что уткнуться в книгу по Высшим Зельям – было как раз тем поведением, которое от меня ожидали. Я старалась читать, чтобы отвлечься от мыслей, но они оказались сильнее. Просматривала строчку за строчкой, но не понимала смысла, лишь отдельные слова доходили до мозга. Заставляла себя сконцентрироваться на тексте, но логика каким-то непостижимым образом уводила меня в сторону. Я снова пыталась сосредоточиться, и снова не преуспевала.
- Гермиона, - заметила, что меня зовет Джинни, когда она дотронулась до руки, - с тобой все нормально?
- Да. Мне надо в библиотеку. Срочно, - захлопнула книгу и поспешила выйти из зала.
Подальше от людей. Побыть одной. Чтобы не видеть изучающего взгляда Гарри, который пытался вести себя естественно; не слышать голоса Рона; не ощущать сочувствие Джинни.
«Завтра я смогу взять себя в руки. Но не сейчас. Я слишком устала, чтобы притворяться. Мне нужно смириться с произошедшим, обдумать, побыть собой, а не старостой школы». Впервые с момента назначения я ненавидела свой статус. Не хотелось ночных проверок коридоров, встреч с учителями, разъяснений конфликтов. Я устала от ненормальной жизни.
«У тебя другой никогда не будет», - услужливо заявил внутренний голос, и мне пришлось согласиться. Да, никакой нормальной жизни, когда твоего лучшего друга зовут Гарри Поттер. Как ему удается справляться со всеми проблемами и не сходить с ума? Может, все дело в том, что он мальчишка? Для верности не поленилась пересчитать цикл. Три раза. Нет, предменструальной депрессии еще рано наступать. Даже с учетом моего путешествия во времени. Ну, вот! Я точно неудачница! Не вышло списать свое состояние на гормоны.
Ни в какую библиотеку я, разумеется, не пошла. Вместо этого залезла в кровать, занавесилась ото всех и уставилась в потолок. Живоглот тут же запрыгнул на меня, улегся, потоптавшись, и заурчал. Кототерапия не помогла. Я гладила густую шерсть, ощущала тепло, легкое покалывание коготков на животе, но на душе было по-прежнему тоскливо. Самым паршивым во всей этой ситуации оказалось то, что я запуталась.
Я влюбилась. Да, как последняя дура, влюбилась в человека по имени Северус Снейп. Но его не существовало. Вернее, он существовал, но это был не он. Тот же голос, та же мимика, но совсем иной человек. Возможно, таким Снейпом этот Снейп не станет никогда. Я рассуждаю, как сумасшедшая, вы не находите?
Зато в этом мире был Рон. Мой дорогой и милый друг. Мне стоило лишь захотеть, и мы смогли бы построить наши отношения, создать семью, жить долго и счастливо – все, как полагается. Но станет ли Рон таким же заботливым и внимательным, каким был тот Северус? Смогу ли я любить Рона и забыть о Северусе навсегда? Забыть? Но как? Спасти профессора от смерти, а потом бросить? Тут я фыркнула, а задремавший Живоглот навострил уши.
«Он взрослый и самостоятельный мужчина, зачем ему мы?» - спросила я у кота. – «Тем более, Дамблдор оставит оправдательное письмо, и неприятностей с законом у профессора не будет. Мы будем счастливы с Роном, и он никогда не узнает о том, что в каком-то другом будущем я могла быть женой другого человека».
Да, такое решение было правильным…
Правильным, но далеко не легким.
На утро настроение не улучшилось. Я продолжала безучастно смотреть на происходившие вокруг события, прячась ото всех за толстой книгой. Джинни осторожно наблюдала за мной, а Гарри отвлекался разговорами с Роном.
Обед в тот день стал для меня настоящим испытанием: впервые со своего возвращения, я увидела профессора Снейпа. Он был совершенно другим, не таким, как в том мире. Если тот располагал к себе, одним своим видом вселял уверенность, то этот лишь пугал. Я уткнулась в тарелку и старалась не глазеть на стол преподавателей. Но любопытство! О, оно сильнее женщины!
Даже издалека я видела, что сальные волосы профессора слиплись в безобразные патлы. Интересно, он слышал о шампуне и расческе? Все-таки волосы не должны блестеть, как начищенные ботинки. Нос крючком, круги под глазами, ввалившиеся щеки. Полузомби, а не человек. Нет, профессор выглядел как обычно, но мне довелось увидеть его совершенно другим, и теперь для меня стало загадкой такое пренебрежительное отношение к самому себе. Неужели сложно элементарно следить за внешностью? Конечно, сложно… Он мало спал, пил много кофе, почти ничего не ел. Заметила это только в тот день. Сколько взглядов не бросала в сторону стола, Снейп все время держал в руках чашку. А мне, как дочери дантистов, отлично известно, отчего зубы могут стать такими желтыми. Кофе и табак.
Грустно улыбнулась, представив, с какой радостью отец бы взялся восстанавливать зубы профессора - патологический профессиональный интерес к тяжелым заболеваниям. За простые даже не берется. Интересно, как в том будущем он воспринял мой брак? Не то, чтобы папа нашел мне жениха еще в детстве, но по природе был консервативен, и вряд ли бы одобрил большую разницу в возрасте. Хотя, он безумно любит меня. Так что, мог и промолчать.
Мысль о родителях слегка подбодрила меня. И я твердо решила написать им вечером.
После обеда ребята ушли на тренировку, а мне оставалось лишь уткнуться в свои книжки и постараться отделаться от мучившей тоски. То и дело отрывалась от учебников и смотрела в окно, ожидая ответа из дома, хотя прекрасно понимала, что сова вряд ли доставила письмо так быстро, что уж говорить о ее возвращении. Все-таки в некоторых случаях телефон лучше совиной почты.
Первый урок Защиты от Темных Искусств оказался намного хуже, чем можно было предположить. Заранее решила, что местный преподаватель не имеет ничего общего с тем человеком, в которого я влюбилась. И единственно, что могу сделать для профессора Снейпа – это спасти жизнь. А дальше пусть сам разбирается. Если его мерзкий характер – это не повод равнодушно смотреть на смерть, то бросаться в крайности, жертвуя собой ради великой цели спасения заблудшей души, совсем необязательно. Мне и без него хватает проблем с мальчиками.
Но на уроке я вдруг с ужасом осознала, что поспешила с выводами. Пусть внешность профессора Снейпа и изменилась, но голос остался прежним. И от этого становилось жутковато. Я находилась в потусторонней реальности, где мой школьный преподаватель говорил голосом другого человека. Сюрреализм какой-то. Конспект той лекции оказался самым подробным из всех, что я когда-либо написала.
Вечерняя попытка отвлечься от навязчивых мыслей закончилась скандалом с Роном на глазах почти у всех обитателей нашей башни. Повод был настолько мелким и незначительным, что стыдно даже вспоминать. После его романа с Лавандой между нами пролегла незримая трещина, преодолеть которую пока не получалось. Сохранялась напряженность, готовность к агрессии. Я понимала, что это неправильно, но ничего не могла с собой поделать.
Когда Рон ушел спать, ко мне подсел Гарри и едва слышно спросил:
- Думаешь, нам ему стоит рассказать?
Я пожала плечами.
- Вряд ли он воспримет идею о том, что я стану женой… сам знаешь кого.
Гарри взъерошил волосы.
- Ты его любишь? – вдруг спросил он.
- Кого?
- Его, - неопределенный кивок в сторону выхода из Общей комнаты.
- Какая разница? Мы сделаем, что должны, спасем всех и будем строить жизнь в новом мире.
- А мы сможем? Знаем же, как могло быть.
- Сможем, - уверенно ответила я.

С нашего возвращения прошла пара недель, когда наконец-то привыкла к старой жизни. Настроение постепенно подобралось к отметке «Терпимо», и целые дни я проводила в библиотеке, выискивая заклинания, которые могли бы спасти наших друзей. Проще всего оказалось с Фредом: заклинание Impervius мне довелось применять еще на третьем курсе, когда спасала Гарри от дождя во время квиддича. Это заклинание позволяет оградить от внешнего физического воздействия любых веществ и предметов. А вот спасение для Римуса и Тонкс все не находилось. Я с сожалением закрыла пятую за сутки книгу и потерла глаза. Ничего.
Рядом плюхнулся Гарри:
- Как успехи?
- Пусто, - устало ответила я. – А у тебя?
- Не могу поговорить с директором.
- А я ищу, как можно защитить Римуса и Тонкс. Осталось всего ничего: перерыть половину библиотеки.
Впервые в жизни не чувствовала при этих словах энтузиазма. Ситуация напоминала ту, что сложила перед вторым заданием у Гарри на Тремудром Турнире – книги оказывались бесполезны. Только в тот год я была уверена, что решение существует – вряд ли давали задачу, у которой не было решения. Теперь же готова была признать, что все труды напрасны – выхода из сложившейся ситуации я не видела.
- Ты по-прежнему считаешь, что помощь Рона нам ни к чему?
- Он вряд ли примет то будущее…
- Тем сильнее будет стремиться изменить его.
Я попыталась улыбнуться, но вышло криво.
- Опять поссорились? – с пониманием спросил друг.
Пожала плечами, стараясь сохранить вид мне-это-совершенно-безразлично.
- Ты уверена, что Рон – это именно тот человек?
Удивленно посмотрела на друга. С каких пор он задает подобные вопросы? Но Гарри был серьезен, как никогда.
- Ты сомневаешься, стоит ли менять? – шепотом спросила я.
Он взъерошил волосы.
- Понимаешь, в чем дело, - тоже перешел на шепот, - я женюсь на Джинни, у нас все будет чудесно. Но ты…
- Личные отношения – это не повод бросать человека на смерть, - отчеканила я.
- Он там другой. Даже понравился мне. Но не мне с ним жить…
Я замерла, смысл всего разговора дошел до меня только что.
- Ты хочешь, чтобы решила я, да? – гневно посмотрела на друга. – Чтобы ты потом мог сказать: «Я тут ни при чем! Ты сама захотела!»
- Нет, - успокаивающе произнес Гарри. – Я хочу понять, готова ли ты к тому, что нас ждет?
- Конечно, готова: которые сутки ищу заклинания, чтобы спасти Римуса и Тонкс, а ты спрашиваешь, готова ли я!
Гарри принялся нервно крутить в руках перо.
- Я бы спас их всех. Но жить с ним тебе.
- Брось! Мы спасем и все. Дальше я буду с Роном и точка.
- С Роном, - задумчиво повторил Гарри. – Тебе не кажется, что вы слишком часто ссоритесь?
- Он еще не повзрослел – перебесится, и все наладится.
- Разве?
Что я могла ответить на это? Конечно, это было неправдой. После того случая с отравленным вином я надеялась, что наши отношения улучшатся, Рон повзрослеет и перестанет быть придурком. Но ничего не изменилось. Мы продолжали ругаться. Может, так даже интереснее? То вверх, то вниз, то ссора, то примирение, то скандал, то поцелуи.
- Меня все устраивает.
Гарри хмыкнул, и мне захотелось его ударить. Как он умудрился без слов поколебать мою решимость?
Но в то же время, я улыбнулась. Пусть Рон и остался ребенком, Гарри повзрослел. Иногда я даже стала воспринимать его, как старшего брата. Он все видел, все понимал, но молчал. Но надолго ли его хватит?

Найти спасение неизвестно от чего невероятно сложно. Ладно, скажем откровенно: невозможно. Потратив на поиски четыре недели, не продвинулась ни на дюйм. А между тем приближались экзамены, требовалось готовиться к ним, и времени оставалось все меньше. Такое положение вещей имело и положительные моменты – я перестала думать о личных проблемах, сосредоточившись на учебе. Выяснение вопроса «Любит Гермиона Грейнджер Северуса Снейпа или Рональда Уизли?» было отложено на неопределенный срок.
Гарри ходил напряженный, как никогда. Уговорить директора оставить защиту для профессора оказалось не так легко, как казалось. Но мой друг не терял надежды и продолжал упорствовать.
Казалось, все вокруг замерло в ожидании бури. И она пришла, устрашающе беспощадная.
В тот день Гарри поймал меня после завтрака, отвел в сторонку и зашептал:
- Я уговорил его вчера.
- Директора? – просияла я.
- Да.
- Это здорово! – не смогла совладать с собой и обняла друга. Одно дело сделано. Стало легче, появилась надежда на успех нашей авантюры.
- Да, - Гарри нахмурился, - сегодня я получу воспоминания Слагхорна.
На том и разошлись. Если бы мы тогда знали, что вскоре произойдет!
Гарри пришел от Дамблдора взбешенным, как никогда, бросил на ходу пару фраз о том, что у него мало времени, попросил нас проследить за Драко и Снейпом, схватил мантию-невидимку и исчез. Неожиданность просьбы заставила меня встрепенуться от апатии, в которой я прибывала после возвращения. Вдруг поняла, что мы миновали точку равновесия и стремительно покатились вниз, словно снежный ком, не в силах остановиться или изменить курс. Безграничное доверие к Гарри, появившееся еще в первый год знакомства, не возобладало над здравым смыслом, и я поспешила за другом, надеясь прояснить ситуацию
- Что произошло?
- Неважно, делайте, как я сказал, - Гарри быстро спускался по лестнице.
- Подожди, ты мне объяснишь! – схватила его за руку и заставила развернуться. Затем прошептала: - Зачем нам следить за профессором Снейпом?
- Мы ошиблись, поверив сказкам, что нам наговорили ТАМ, - Гарри старался шептать, но ненависть ощущалась физически. – Знаешь, что пророчество было подслушано и пересказано Волдеморту? – кивнула, не понимая, при чем тут это. – Его подслушал Снейп. Это он привел Волдеморта к моим родителям!
- Что?! – от удивления я расслабила хватку и уставилась на друга, ожидая подробностей.
- Некогда объяснять. Я до конца не понял, что произошло, и можно ли Снейпу верить. Лучше вам проследить за ним. Я спешу.
- Береги себя, - прошептала, когда он, перепрыгивая через три ступеньки, побежал вниз.
Стояла и не верила. В будущем нас убеждали, что профессор на нашей стороне, потому что любил маму Гарри.
А тут… такое…
Передал пророчество Волдеморту? Неужели ревность к отцу Гарри была настолько сильна, что он решил: не мне, так никому. Непохоже на человека, которого я узнала. Старалась найти хоть какое-то объяснение, призвала на помощь всю свою логику, но она оказалась бессильна. Что могло двигать человеком, чтобы он приговорил любимую женщину к смерти? Только ревность, всякая другая причина представлялась мне ничтожной. Оставалась, конечно, крошечная вероятность того, что Снейп не знал, о ком говорилось в пророчестве. Она-то и поддерживала мою веру.
Мы просидели с Луной у кабинета Снейпа весь вечер. Я вздрагивала почти от любого шороха, а Луна с одухотворенным видом рассматривала стены, ища очередных несуществующих существ. Странная девочка, но определенно умная. Магглы называют таких шизофрениками. С ними сложно и интересно одновременно. Странно, но было время, когда я считала Луну недалекой. Сейчас же стараюсь не слушать глупости о мозгошмыгах и прочей ереси. Но вот ее мудрость уважаю. Она умеет задавать вопросы «в точку», в любой ситуации видит главное и опирается лишь на это. Если в том мире Драко женился на ней, то, значит, он не такой, каким воспринимаем его мы. Луна же увидела в нем что-то…
Внезапная мысль осенила меня.
- Что ты думаешь про профессора Снейпа? – спросила я прямо.
Луна перевела удивленный взгляд своих огромных глаз на меня и стала рассматривать, словно мозгошмыгов.
- В последнее время он жутко выглядит, - медленно и спокойно произнесла она, будто говорила о погоде. – Должно быть его замучили фейри (англ: fairy - фея).
- Фейри? – попыталась вспомнить, что слышала о них.
- Духи умерших.
Я уставилась на Луну, будто видела впервые. Она права, как всегда. Неужели воспоминания о Лили Поттер тяготят профессора? Но почему именно сейчас особо сильно?
Додумать я не успела – послышался топот, и мимо нас промчался профессор Флитвик. Он что-то кричал про Пожирателей смерти в замке. На мгновение мне показалось, что сердце остановилось. Страх заполнил меня, разлился по всему телу, окутывая. Пожиратели? В замке? Но это же Хогвартс! Он защищен от вторжения, неприступен и безопасен. Как же так? Я растерялась. Следовало бежать и помогать кому-то? Или продолжать следить за профессором Снейпом, или…
Внезапно мы услышали глухой звук, поспешные шаги, и в дверях кабинета появился сам профессор Снейп. Он заметил нас, и я сжала палочку. Это был инстинкт, вряд ли до конца понимала, что делаю. Просто приготовилась защищаться.
- Профессор Флитвик потерял сознание, - спокойно произнес учитель, разглядывая нас. – Позаботьтесь о нем, пока я помогу сражаться с Пожирателями смерти.
Он, не дожидаясь нашего ответа, промчался по коридору и скрылся из вида. Мы медлили лишь мгновение, после которого поспешили в кабинет. Профессор Флитвик лежал на полу, не двигаясь. Я проверила пульс, как учили в маггловской школе. Жив… Слава Мерлину.
- Снейп не будет возражать, если мы воспользуемся его лабораторией, - спокойно произнесла Луна и осторожно открыла тяжелую дверь в соседнее помещение.
Вот это выдержка! Вокруг рушится мир, а она сохраняет хладнокровие. Я невольно позавидовала. Пока мы искали зелье, пока пытались привести в чувства профессора, пока убедились, что все хорошо… На протяжении этого времени в голове крутилась мысль, что происходящее – ночной кошмар.
Как я очутилась в Больничном крыле, помню плохо.
А дальше разум, словно прояснился от экстремальной ситуации, вдруг осознала, что вокруг меня есть люди, которым нужна моя помощь. Повлияло ли так присутствие членов Ордена? Не знаю. Помню лишь, как гладила Рона, когда он буквально упал на колени около кровати Билла. Я испугалась в тот момент. Слезы и беспомощность мужчины – это всегда страшно. Даже такого молодого, как Рон.
На мгновение забыла, что ничего не знаю о судьбе Гарри, что над Хогвартсом висит знак Мрака, что потеряла из вида Снейпа, что… Была сосредоточена на рассказах о нападении, сражении у Астрономической башни. Все казалось фантастически нереальным. Как такое могло произойти? Как Пожиратели могли проникнуть в замок?
Но я была не одна. Миссис Уизли, Римус, Тонкс, Рон, даже Флер. Мы были вместе, и это успокаивало, создавая иллюзию покоя. Только иллюзию, ведь каждый из нас молчал о том, что беспокоило всех: что и как произошло?
От сердца отлегло, когда увидела Гарри. Я обнимала его, словно могла передать ему свой страх, свою боль, найти в нем утешение. Мой милый друг, он всегда брал на себя ответственность, он всегда готов был помочь. Рядом с ним ощущала себя гораздо лучше - знала, что все будет хорошо. Наверное, за годы привыкла, что в итоге Гарри побеждал.
Я была почти счастлива в то мгновение. Опасности были, Билл был ранен, но жив, а значит, ему можно было помочь. Но радость была недолгой.
«- Рон, Дамблдор мертв, - произнесла Джинни». (Д.К.Роулинг)
Нет! Мой внутренний голос воскликнул в одно мгновение с Римусом. В ужасе смотрела на друзей, ожидая слов: «Шутка! Разыграли!». Но ничего не происходило. Только Люпин рухнул в кресло и закрыл лицо руками. Я не успела до конца осознать произошедшее, когда Гарри произнес самую страшную фразу:
- Его убил Снейп.
Оборвалось. Все мои надежды, вера исчезли, когда я посмотрела в бледное лицо друга, в его лихорадочно блестящие глаза. Мне хотелось крикнуть: «Нет! Он не мог!».
В тот момент не верила в будущее, в настоящее, во что-нибудь. Я не замечала, что происходит вокруг, только ощущала боль предательства. Опять вернулось чувство нереальности. Будто сплю и вижу страшный сон. Но никогда в жизни мои сны не были такими яркими. Никогда мой мозг не смог бы придумать столь ужасную историю.
Потом, когда эмоции утихли, и смогла рассуждать логически, пыталась объяснить произошедшее. Ведь в будущем нас предупреждали, что будет сложно поверить профессору. Подразумевалось ли это событие? Я не знала. Но позволяла себе слабый огонек надежды на то, что все закончится хорошо. Оптимизм – единственное, что нам оставалось. Я была нужна Гарри и Рону, должна была поддерживать их. Все мысли о любви и будущем ушли на второй план. Придет время, и все станет на свои места. А пока нам требовалось победить.
Как-нибудь.


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
Аджедан Дата: Четверг, 23.08.2012, 19:31 | Сообщение # 34
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава пять.

Лето выдалось нелегким. Осознание надвигающейся беды, закончившегося детства и скорой битвы невероятно тяготило. Еще по дороге из Хогвартса решила, что не вернусь в школу на следующий год – надо было помочь Гарри выполнить поручение директора. И чем скорее, тем лучше. Воображение все отчетливее прорисовывало картину сорвавшейся с гор лавины: стихия набрала небывалую силу и увлекала нас за собой, а мы ничего не могли поделать. Единственное, что оставалось - держаться вместе, чтобы хоть как-то победить.
Сутки напролет читала все возможные книги, стараясь запомнить как можно больше о заклинаниях лечебных и защитных, боевых и бытовых. Стала выписывать почти полный список существующих магических газет и журналов, даже «Придиру», чтобы не упустить ни крупинки информации о событиях волшебного мира. Время неумолимо бежало вперед, а я изводила себя занятиями, ложилась далеко за полночь и вставала чуть свет. Моя нервозность передавалась родителям. Конечно, они чувствовали - с их дочерью творится неладное, но даже в кошмарах они представить не могли, что. А я не спешила просвещать. Кому понравится забыть о единственном ребенке? Никому, правильно. Но этот шаг был необходим, и я настраивала себя на то, что мне придется подкорректировать им память. Ради их же блага.
Лишь закончив собирать все необходимые вещи в маленькую зачарованную сумочку, осознала, как сильно трясутся руки. Мне надо было успокоиться, чтобы впервые произнести заклинание Obliviate. Но я не могла… разрушить все, вычеркнув себя из жизни мамы и папы.
Проплакала всю ночь, так и не решившись на серьезный шаг в тот вечер.
А на следующий день была собрана, как никогда. Но видеть, как исчезаешь со старых фотографий – опыт, который не пожелаю никому.
***
Появившийся боевой настрой сломила смерть Аластора Муди.
За один месяц Орден обезглавили, а мы превратились в стайку храбрящихся котят, выброшенных бесчувственными хозяевами на улицу.
- Он уйдет, я это чувствую, - произнес в ту ночь Рон. – Винит себя в смерти Дамблдора, Муди, ну ты понимаешь?
- У меня все готово, - прошептала я.
Рон внимательно посмотрел на меня, а потом прижал к себе. И было в этом объятии столько тепла и силы, что стало легче на душе, пришла уверенность в нашей победе.
Свадьба, падение Министерства, побег, стычка с Пожирателями. Все это казалось страшным сном. И больше всего пугало проявившаяся привычка к такому темпу жизни, к постоянной опасности, даже к безысходности.
Гарри ходил мрачный и напряженный, но обсуждать что-либо отказывался. С момента смерти Дамблдора прошло время, но воспоминания все еще отдавались болью. И главным образом это было связано со Снейпом. Я старалась забыть его, отложить оценку ситуации на потом, расставить приоритеты.
Надо найти крестраж.
Надо придумать, как спасти Люпинов.
Надо…
В ночь, когда мы очутились в доме Блеков, достала одну из захваченных с собой книг и принялась читать. Не рассчитывала на успех совершенно. К тому времени просмотрела полбиблиотеки Хогвартса в поисках заклятия, которое может помочь, и все безрезультатно. Какова была вероятность того, что найду его во взятой с собой паре книг? Но надежда не угасала. В душе теплилась детская мысль: «А вдруг именно здесь?». И я упорно просматривала страницы, пытаясь хоть что-то нарыть.
- Не спится? – тихо спросил Гарри, входя на кухню.
Он сторонился нас с самого прибытия, мы понимали и не хотели давить. Рон вообще ушел спать рано, устав от потрясений прошедшего дня.
- Как ты? Чай хочешь?
- Я заварю, - Гарри стал колдовать над чайником, а я вернулась к книге. - Что читаешь?
- Пытаюсь найти, как спасти Римуса и Тонкс. Пока безрезультатно.
- Забыл! Я же сказал Андромеде, ну, маме Тонкс, чтобы она не пускала их в битву.
- И ты думаешь, что ей удастся? – не верилось мне, что кто-то сумеет остановить Римуса Люпина перед выполнением долга.
Гарри пожал плечами.
- Я не знаю. Надеюсь, что да.
- То есть ты предлагаешь не заниматься сейчас этим вопросом?
- Мы пересмотрели все и ничего не нашли. План у нас есть, так что отложим поиски на потом.
Глаза Гарри озорно блестели, и мне показалось, что он выложил не все свои мысли. Но вникать не стала и нехотя согласилась. Оставалось лишь надеяться, что план действительно был. Если мой друг предпочитал отмалчиваться, то нажимать бесполезно – все равно не раскололся бы.
- Что ты думаешь про профессора Снейпа? – спросила я. - Мы видели его совершенно не таким, какой он здесь. Думаешь ли ты, что можно верить этому Снейпу?
Гарри сел напротив, нахмурился, взъерошив волосы:
- Я хочу доверять ему. Но факты говорят против него, и ты это знаешь.
- Иными словами, ты считаешь, что он не на нашей стороне?
- Я не знаю, Гермиона. Не верить самому себе глупо: тот Гарри убеждал нас в невиновности Снейпа. Но знал ли он о том, что произойдет – вот в чем вопрос.
- Профессор Дамблдор в том мире умер до окончания войны…
- Что, если там его убил Малфой?
Фыркнула – более абсурдное заявление сложно было придумать.
- В будущем Гарри доверял Малфою. Это означает, что убил директора не он.
- По твоей логике это сделал и не Снейп, - заявил Гарри. – Что мы имеем? Наше собственное наблюдение и слова Тех нас. Лучше доверять своим глазам, ты так не считаешь? Я видел, как Снейп убил Дамблдора. Смертельным проклятием. Я знаю, что Снейп выдал моих родителей Волде…
- Гарри! Но он же любил твою мать!
- Этому нет доказательств, Гермиона. Ни одного.
- Так сказал Гарри из будущего…
- Послушай, - мой друг наклонился над столом и прошептал: - Я видел в воспоминаниях Снейпа, как он называл мою мать грязнокровкой.
Грязнокровка… Так вот, как профессор определяет людей? Вдруг стало противно от одной мысли об этом человеке. Значит, важно лишь происхождение, да? А способности, душа, упорство – ничего не значат. Конечно, ничего! Разве не это на протяжении всех лет и демонстрировал профессор? Да, это было ожидаемой позицией для Пожирателя. Пусть даже, для полукровки. Злорадно усмехнулась, раздумывая о том, какое омерзение он вызывает сам у себя. Стало понятно, почему никогда он не признавал моих заслуг в учебе – я была низшим классом, не достойной даже учиться в школе магии. Но тогда почему в том будущем наши отношения зашли так далеко, что мы поженились? Видимо, это было другой мир, в котором жили другие люди. А все, что делаем мы - бесполезно.
- Почему же? – спросил Гарри.
Оказалось, последнюю фразу произнесла вслух.
- Надо действовать по событиям. Но не забывать - вещи могут быть не такими, как кажутся.
Удивленно посмотрела на друга. Неужели это сказал он? Находясь всегда рядом с Гарри, я и не заметила, когда он вырос.
В ту ночь долго не могла уснуть. Все думала о нас, вспоминала Хогвартс, друзей, детство. Мы повзрослели, и теперь эта война стала нашей. И только мы могли положить ей конец. Как странно, многие мечтают героически спасти мир, а нам представилась такая возможность, но не принесла счастья или просто радости. Лишь гнетущее ощущение бессилия.
- Ты не спишь, нет? – услышала шепот Рона.
Он по-джентельменски улегся на пол, оставив софу мне. За окнами уже брезжился рассвет, и в полутьме комнаты разглядела озабоченность в его глазах.
- Я думаю о нас. Помнишь, как мы познакомились?
Он улыбнулся и повернулся на бок, подперев рукой голову.
- Ты была занудой, да.
Захихикала.
- А помнишь тролля, а? Мы с Гарри перепугались, когда поняли, что закрыли его в туалете, представляешь?
- А как я испугалась! И когда вы пришли спасать меня! Такие маленькие, не знающие толком ни одного заклинания!
Рон усмехнулся.
- Представляю, что тогда подумала МакГонагалл.
- Да-а… Но она замечательная!
- Это точно! Как нас с Гарри отправила на Зелья в прошлом году, знаешь? Нет, это надо было видеть! А на втором курсе, когда ты лежала в Больничном крыле! Представляешь, она чуть не прослезилась, когда мы сказали, что идем навестить тебя.
Я улыбнулась и протянула другу руку, разглядывая его глаза.
- Вы с Гарри такие милые. Я счастлива, что у меня есть вы.
Рон улыбнулся.
- А мы счастливы, что у нас есть ты.
В воздухе повисла неловкость. Готова поклясться, что даже в темноте я увидела покрасневшие щеки моего друга.
- Доброй ночи, - пробурчал он, устраиваясь поудобнее.
- Доброй, - ответила я, закрывая глаза.
И уже засыпая, почувствовала, как он взял мою руку в свою. Или мне это только показалось?
***
Тщетные поиски медальона, обрывки информации о событиях в мире, отчаянные необдуманные планы – все это увлекло нас настолько, что я забыла о будущем. Снейп исчез из моих мыслей, вернувшись лишь на мгновение, когда мы прочитали о его назначении директором Хогвартса. А вот ссору Гарри с Римусом помню, словно она была лишь вчера. Никогда не думала, что мой друг способен так безжалостно ранить близких, хоть и знала, что двигало им бессилие.
Стало казаться, что это война никогда не закончится, мы так и будем биться о стенку, пытаясь найти в огромном мире четыре неизвестных нам предмета; друзья погибнут за нас, а мы ни на йоту не приблизимся к победе… или вообще никогда не победим. В такие моменты закрывала глаза и вспоминала слова Северуса: «Я буду рядом, верь мне».
Но его не было рядом. Не было даже этого Снейпа. Вообще никого из взрослых. И я вдруг осознала, какие мы еще дети, ничего не смыслящие в жизни.
Мысли материальны.
Очутились в лесу, а Рон пострадал при аппарации.
Мерлин, как же я тогда перепугалась! Но что странно: руки тряслись, а голова соображала. Чувствовала боль своего друга, переживала за него, старалась помочь, но сохраняла при этом трезвый рассудок. Может, мой мозг уже привык к потрясениям? Или сказывались гены врачей?
Когда Рон слегка оправился, мое внимание переключилось на Гарри. Он ходил мрачный – устал от бездействия, неизвестности и бессилия. На мои расспросы не отвечал, и единственное, что оставалось – это быть рядом, поддерживая. Мы могли по долгу сидеть вместе и молчать, разделяя на двоих хрупкую надежду на будущее, которое с каждым днем казалось все более нереальным. Это немое единение становилось спасением в холодные осенние вечера. Я чувствовала, что не одна, что надежда еще жива, а значит, живы и мы.
«Мы победим», - повторяла себе, чтобы не сойти с ума от страшной действительности, которая накрывала с каждым днем все сильнее.
Эти дни стали испытанием веры. Дамблдору, который оказался не таким уж положительным, как всегда считали. Веры друг другу, потому как впервые столкнулись с настоящими трудностями: легко быть друзьями в приключениях, как показала наша богатая практика. Но куда сложнее оставаться друзьями вот так, в бездействии и безысходности. Хватит ли у нас сил, чтобы доверять Снейпу – мы не решили, просто положились на судьбу и ждали, что будет дальше, продолжая надеяться, что сумеем спасти и его, и других дорогих нам людей.
И хотя надежда на прекрасное будущее казалась самой призрачной и хрупкой, первой испытание не выдержала дружба. Мерлин, как я испугалась в тот день! Гарри и Рон кричали друг на друга. Дрались. Боже, это был настоящий ад. Мои друзья, бок о бок семь лет. И все это напрасно? Чтобы закончится вот так? Из-за пустой обиды и ревности?
Если быть откровенной, то я была в шоке. Оказывается, все время, что воспринимала Рона, как брата, и радовалась, что, наконец, определилась со своим отношением к нему, он видел во мне девушку?
От своей глупости было стыдно и больно. Это я была виновата в том, что произошло. Мальчишки, они же не смыслят в отношениях: Гарри не мог заметить, как Рон относится к нашей близости. А я должна была почувствовать. Но не почувствовала. Логика подсказывала, что причина драки иная, но совесть, она же неумолима.
Остались с Гарри одни против всех. И единственным нашим оружием была вера в то, что все будет хорошо и скоро закончится победой.
Глупые слова для двух людей, сидящих в лесах Великобритании, с одним из пяти крестражей, без средств его уничтожения и малейшего представления о местоположении других. Но знали, что должны держаться до конца. Потому что только мы могли спасти ситуацию.
Дни сменялись ночами, и снова днями. Чего-то ждали с Гарри, но никак не могли дождаться. Я была настолько измотана, что согласилась на сумасшедшую идею отправиться в Годрикову Лощину. Это был наш единственный шанс, слабое ощущение какой-либо деятельности.
Трелони была не права: у меня есть интуиция, и она страшная. Чувствовала, что нас ждет беда, но заставила себя не высказывать опасения – лучше не нагнетать обстановку. Встреча с Волдемортом выбила из колеи. И главной причиной стала палочки Гарри – она была сломана. Конечно, мой друг старался поддержать меня, но я чувствовала себя все хуже.
В тот день Гарри сидел у самого входа в палатку и тихо перелистывал страницы книги. А я лежала и смотрела вверх. Что двигало мной в тот момент, не знаю, но рука сама потянулась к маленькому флакончику зелья, который висел, как амулет, на шее. Стекло оказалось горячим, и, погружаясь в воспоминания о тех днях, что провела в будущем, закрыла глаза. Вспоминала Северуса, его тихий и спокойный голос, тепло его рук, медленное биение сердца. Катриону, Джиндж, Лили, Джеймса и Альбуса. Быстрый обеспокоенный шепот Гермионы в коридоре: «Спаси его, умоляю». И чем глубже погружалась в эти мечты, тем сильнее хотела верить в такое будущее. А желание порождало веру. Я верила, что все будет хорошо, и с каждым днем все сильнее.
С тех самых пор засыпала, крепко сжимая в руке флакончик, будто связываясь с тем будущим, делая его реальным.
И вот, когда почти убедилась в своем стремлении связать судьбу со Снейпом, вернулся Рон. Гарри остыл на удивление быстро. Хотя, чего я хочу? Мой друг всегда ценил дружбу выше обид, и старался забыть их побыстрее. Со мной же дело обстояло иначе – я не могла простить Рона за то, что он оставил нас одних. По крайней мере, тогда.
Уничтожение крестража и внезапное обретение меча Гриффиндора открыло второе дыхание: затея перестала казаться столь безнадежной, как раньше. Словно в подтверждение наших ощущений, судьба привела нас к мистеру Лавгуду, и мы узнали о Дарах Смерти. В нашем беспробудно темном туннеле показался свет: было оружие, способное уничтожить крестражи, информация о Дарах Смерти (два из трех, предположительно, были у нас). И именно в момент эйфории нас поймали Пожиратели.
О том дне своей жизни я бы мечтала забыть, но тело услужливо запомнило боль, которую причиняет Cruciatus. До сих пор не могу придумать ни одного сравнения для возникавших ощущений. Наверное, это правильно – ничего подобного испытывать человеку не следует. В те мгновения могла лишь молиться о спасении, о пощаде… Ведь звать на помощь того, кого хотела, не имела права. Даже представить страшно, что бы случилось, узнай Беллатрикс о нашем путешествии во времени, о том Северусе… Только осознание, что боль может развязать мне язык, придавало силы вытерпеть пытку.
Потом были сильные объятия Рона, смерть Добби, уют дома Билла и Флер. В этом и есть весь ужас войны. Боль и любовь переплетаются в причудливый узор, раскрывая в человеке истинный характер.
Гарри с каждым днем все больше погружался в эйфорию приближающейся развязки, наконец, дождавшись возможности действовать. А Рон… стал трепетно относиться ко мне, внимательно и предупредительно. И это меня пугало. Я только определилась, что он мне, как брат. Только стала мечтать о том будущем, в котором была. И тут такое. Совесть настаивала на откровенном разговоре о своих чувствах, но логика убеждала, что еще не место и не время. Потом, когда война, наконец, закончится. А чем она закончится? Что если придется со Снейпом сидеть день и ночь? Когда с Роном говорить? Мысль «война может для нас не закончиться» я гнала прочь.
Вспомнила завет Скарлетт О’Хара: «я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра». А на следующий день уже и времени не было – мы отправились в Гринготтс!
В Хогсмиде настало время испытать наше доверие Дамблдору. За прошедший год он открылся нам с другой стороны, не знаю, как бы относились к нему, знай мы его историю раньше. И вот перед нами стоял Аберфорд Дамблдор и убеждал отказаться от затеи с крестражами и проникновением в замок. Но цель была близка, как никогда. Преодолев все, что выпало, отступать было глупо. В воздухе уже ощущалось приближение битвы. И вслед за Гарри мы с головой кинулись в омут, решив до конца придерживаться плана покойного директора.
Входя в Хогвартс спустя почти год отсутствия, ощущала прилив сил. Впереди нас ждала битва. И в ней мы планировали отыграть наших друзей у Судьбы любой ценой.


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
Аджедан Дата: Четверг, 23.08.2012, 19:31 | Сообщение # 35
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава шесть.

Хогвартс – это отдельный мир, попадая в который чувствуешь себя дома. Встреча со старыми друзьями после стольких дней одиночества и страха словно открыла второе дыхание. Казалось, что энергией заряжались друг от друга. И это было непередаваемо! Мы обнимались со всеми подряд: знакомыми и не очень, с кем складывались отношения и нет. Наше возвращение в школу стало эйфорией. Для всех. Появилась общая цель – освободить Хогвартс от Пожирателей.
Во время рассказа ребят о новых правилах, я старалась сохранять равнодушие и не упускать ни одной детали, которая могла бы относиться к профессору Снейпу. Мы должны быть рядом с ним в нужный момент. Непременно.
Когда Гарри и Луна ушли в башню Рейвенкло, комната наполнилась восторженным гомоном. Понемногу подтягивались члены Армии Дамблдора, уже закончившие школу. Я бы и хотела поговорить с ними, но одна мысль не давала мне покоя: мы лишились меча Гриффиндора.
- В чем польза найти еще один Крестраж? – прошептала на ухо Рону, и он удивленно посмотрел на меня. – Мы не сможем уничтожить его. Да и Чашу тоже.
Лицо моего друга посерьезнело.
- Чем мы уничтожили другие? – спросил он через какое-то время.
- Мечом, который впитал яд василиска, - пожала плечами.
В глазах Рона блеснула радость.
- Ну, конечно! Клыки василиска, да? Гарри вонзил один из них в дневник, помнишь? Надо спуститься в тайную комнату за ними!
Это была гениальная идея! На радостях я обняла друга и потянула за собой к выходу.
- Куда вы? – окликнула нас Джинни.
- В ванную! – ответил Рон на бегу.
- В ванную? – услышала удивленный возглас друзей.
Определенно, замок был на нашей стороне! Двери из Выручай-комнаты открылись прямо в коридоре у туалета Плаксы Миртл! Это судьба!
Воодушевленные мы примчались на место, где мне предстало самое неожиданное зрелище: Рон заговорил на Парселтанге.
Наше возвращение в Хогвартс придало ему сил. Или это было из-за встречи с братьями и сестрой? Но мой друг был великолепен, как никогда! В какой-то момент поняла, что вновь люблю его. Немного несвоевременно наблюдение, но что поделать?
Казалось, по коридору пробирались целую вечность. Не представляю, как Гарри решился на подобный шаг тогда, четыре года назад. Даже сейчас, зная, что василиск давно почил, не переставала вздрагивать от малейшего шума и инстинктивно зажмуриваться. Но всякий раз Рон сжимал мою руку и осторожно гладил большим пальцем.
Я была не одна.
Нет, не так.
Со мной был мой друг, храбрый и сильный Гриффиндорец. Это придавало силы и отгоняло страх прочь. Мы дети Годрика! Шляпа не зря распределила нас на этот факультет! И теперь пришло время это доказать!
Когда родители водили меня в детстве в музеи, ни капельки не боялась представленных там скелетов. Но они никогда и не были столь огромными, как василиск, Король Змей. Холодок пробегал по спине от одной мысли, что еще пару лет назад это существо было живым. Даже пожелтевшие кости завораживали, напоминая о мощи своего обладателя.
- Пойдем, - Рон потянул меня к скелету.
Снизу он казался еще более ужасающим, чем издалека, - ощущала себя маленькой мышкой, чей позвоночник легким движением могли перекусить эти огромные челюсти.
- Осторожно, на зубах яд, - напомнил мой друг.
Мы собрали около десятка клыков. На всякий случай.
- Это сделаешь ты, - твердо произнес Рон.
- Что? – сначала не поняла, а потом в ужасе посмотрела на друга. – Я не могу. Нет…
- Давай, только ты из нас троих не уничтожила Крестраж, разве нет?
Криво улыбнулась, но решилась. Во всяком случае, в жизни надо попробовать все! А уничтожать предметы, содержащие душу темных волшебников нам, надеюсь, больше не придется.
Чаша лежала передо мной, настолько изысканная, что я бы непременно приобрела себе такую же. Вся моя женская натура возмутилась против уничтожения подобной красоты. Но этот кусок металла содержал темную магию. И его требовалось уничтожить.
Единственное, что почувствовала, стоило зубу коснуться крестража, это мощнейший выброс энергии. Меня отбросило. И в то непередаваемое мгновение я одновременно испытала острую физическую боль от удара и невероятный душевный подъем.
Рон не согласился возвращаться до тех пор, пока не удостоверился, что я могу ходить. Это было так трогательно. И я не огорчилась, что он, похоже, относился ко мне, как к девушке, ведь знала - все будет хорошо.
Требование Волдеморта выдать Гарри до полуночи застало нас на выходе из тайной комнаты и заставило поторопиться. Но бой начался раньше, чем мы обнаружили
Гарри. Сердце сжалось от беспокойства, но я продолжала убеждать себя, что все будет хорошо. Так должно было быть, непременно. Иначе, зачем был весь этот фарс с похождениями?
Новости Гарри обрадовали: он знал что и где искать. А у нас было, чем это уничтожить. Оставалось приложить совсем немного усилий для победы над Волдемортом, и это подталкивало вперед.
В Выручай-комнате мы обнаружили Джинни и миссис Лонгботомм – бабушку Невилла. Она была так горда своим внуком, что незамедлительно поспешила к нему. А Джинни вышла, пообещав вернуться, как только мы найдем диадему, а комната превратиться обратно в «Убежище студентов Хогвартса».
Когда Рон заявил, что хочет предупредить домовых эльфов о надвигающейся битве, чтобы они не погибли за нас, я не сдержалась, обняла его и поцеловала в щеку. Но именно в этот момент он повернул голову ко мне, и поцелуй пришелся в губы.
Сначала я замерла в нерешительности, а потом почувствовала, как он настойчиво целует меня. Но длилось это недолго. И было… мерзко. Лицо Рона отразило все эмоции, которые ощущала я сама.
- Забудем? – произнесла неуверенно.
- Да, - поспешно ответил Рон, вытирая губы рукавом.
- Ничего же не было.
- Абсолютно ничего.
Гарри прокашлялся и поспешил сообщить нам, что пора уже и выходить из комнаты, чтобы найти диадему. Я, как и Рон, покраснела до ушей. Все-таки поцеловать его на глазах другого человека было верхом глупости. Пусть даже этот другой и был Гарри.
События в Выручай-комнате развивались настолько быстро, что даже не успела испугаться. Осознание того, что мы были на волосок от смерти, пришло много после. А тогда мои мысли были заняты диадемой, которая оказалась в руках у Гарри.
- Адское пламя – одно из средств уничтожения Крестражей! (Д.К.Роулинг) – радостно произнесла я. Такой удачи мы и не могли ожидать.
- Разве вы не понимаете? – прошептала чуть позже, боясь громко озвучить мысль. – Это означает, что нам остается только достать змею… (Д.К.Роулинг)
Из короткого оцепенения нас вывели приближавшиеся крики, а через мгновение показались Фред и Перси, сражавшиеся с Пожирателями.
ФРЕД!
Как я могла забыть! Эти крестражи совершенно выбили из моей головы все остальное! Пара взмаха волшебной палочкой, и мы впятером были защищены от падения предметов. Перси справился со своим противником, мы помогли Фреду одолеть его.
- Ты наконец-то шутишь, Перси… (Д.К.Роулинг) - начал Фред, но крик Гарри прервал его:
- Бежим! Быстрее!
Мерлин! Это было то самое мгновение, когда история изменилась. Стоило мне пробежать пару метров, как я почувствовала холод на спине. Обернулась и замерла в ужасе: коридор, в котором мы стояли мгновение назад, был разрушен, на полу валялись остатки стен. Какая ужасная могила могла быть у Фреда.
Нет-нет-нет! Он жив!
Чтобы убедить себя, даже повернулась и посмотрела в его веселое лицо. Он же не знал, что избежал смерти. Это мгновенное затишье длилось недолго: к нам приближались громадные пауки. Гарри и Рон атаковали их, а потом увлекли меня за собой. Перси и Фред поспешили присоединиться к сражавшимся, пожелав нам удачи. Когда мы остановились в нерешительности, я предложила самую безумную идею из всех. Может, это последствие радости от спасения Фреда? Но тогда я верила, что удача с нами.
- Тебе необходимо узнать, где находится Волдеморт, потому что он будет держать змею при себе. Посмотри внутрь него, (Д.К. Роулинг)- произнесла я.
Всегда страшно, когда Гарри находится «на связи» с Волдемортом. А в тот момент это было особо пугающе: капли пота на лбу, учащенное дыхание, дрожь в руках. Я видела, что мой друг тратит последние силы.
Наконец, Гарри вернулся к нам:
- Он сидит в Визжащей Хижине. Змея находится при нем в какой-то магической защите. Только что он послал Люциуса Малфоя за Снейпом. (Д.К. Роулинг)
Сердце пропустило пару ударов. Вот оно! Ощущение, как в кино: знаешь трагический финал и с ужасом осознаешь его неумолимое приближение.
Мы пробежали почти через половину Хогвартса. Видели сражавшихся в Большом зале, и на лестнице. Видели, как профессор Треллони спасла Лаванду. Не ожидала от нее такого, честно.
Видели, как Хагрид исчез среди акромантулов – нам с Роном стоило большого труда удержать Гарри – он намеревался кинуться следом.
А потом были они… дементоры. Если какие существа и вызывают у меня священный ужас, так это дементоры. Почему-то всегда теряюсь перед ними, знаю, как защититься, но не могу. Вот и в тот раз ничего не вышло. А Гарри медлил. И эти мгновения были ужасны: я вспоминала пытку, холодные руки Беллатрисы на своей коже, адскую боль в мышцах и костях…
И вдруг все отступило, сознание просветлилось, и мы увидели серебристых зайца, лису и кабана. Наше спасение пришло от Луны, Эрни и Симуса. А потом Гарри выпустил своего патронуса. Какое зрелище! Даже в разгар битвы сила его защитника не переставала поражать меня. Все-таки, Гарри – великий волшебник. Я это говорила с первого курса.
***
События в Визжащей Хижине предпочла бы забыть навсегда.
Голос Волдеморта – шипящий и холодный, а у нашего профессора - дрожащий. Закрыла глаза и старалась не слушать. Но крики… Хриплые, оглушающие и душераздирающие. Это невозможно передать.
Стоило Волдеморту уйти, Гарри выбежал из укрытия и поспешил к профессору Снейпу. Он лежал посреди комнаты, судорожно хватаясь руками за горло в тщетной попытке закрыть рану. Гарри рухнул на колени и стал быстро водить палочкой, накладывая заклинание.
- Что он делает? – прошептал мне на ухо Рон.
Но я не среагировала – находилась, словно в кошмарном сне: все двигалось неестественно медленно, понимала, что надо действовать, но тело не слушалось. Наблюдала, как бледнеет профессор, как Гарри поворачивается ко мне и кричит:
- Гермиона! Не стой столбом!
Голос друга вывел меня из оцепенения: вдруг вернулись звуки и нормальная скорость событий. Принялась судорожно искать на груди заветный флакончик. Путалась в складках одежды, нервничала еще сильнее, и пальцы становились непослушными.
- Вы же не хотите его спасать, верно? – недоверчиво спросил Рон.
- Именно это и хотим, - почти прокричал Гарри.
- Он же убийца…
- Вот, - наконец, справилась с дрожью в руках и открыла бутылочку. Пара капель зелья опустились на края раны.
Профессор зашипел и посмотрел на нас удивленно, словно впервые увидел. Я переглянулась с другом, не понимая, помогло ли зелье.
- Возьми, - прошептал Северус, и мы увидели, как с кровью смешалось что-то синее…
Воспоминания… Наколдовала бутылочку и передала Гарри, чтобы он собрал их, а сама продолжила обрабатывать рану. Стоило зелью коснуться плоти, как рана начинала затягиваться сама собой. Медленно, не очень красиво, но все же.
Профессор стискивал зубы, судорожно сжимал кулаки, а мы могли лишь безжалостно обрабатывать горло. Гарри постарался наложить обезболивающее заклинание, но оно слабо помогло – профессор продолжал напрягаться при каждом нанесении снадобья. Когда рана почти затянулась, у меня оставалась еще половина флакона. Я позволила себе осторожно коснуться руки преподавателя и тихо прошептать:
- Успокойтесь. Все позади.
Он устало прикрыл глаза, расслабляясь. Или просто потерял сознание?
- Мы с Роном пойдем в замок. А ты, - Гарри покопался в карманах, - это портключ. В дом Андромеды.
- И ты отпустишь ее с Ним? – Рон смотрел на нас, как на душевнобольных.
- Там будут Римус и Тонкс, - твердо произнес Гарри, и я вздрогнула, услышав интонацию того Гарри, из будущего. Передо мной был не мой добрый друг, веселый мальчишка и беззаботный притягиватель неприятностей, а взрослый мужчина с мнением которого стоит считаться. Так вот, что замышлял Гарри! Он заранее знал, что спасет профессора Снейпа!
Я кивнула и взяла порт-ключ.
- Мы вернемся, когда все закончится.
Хотела возразить, что тоже буду сражаться и обязательно присоединюсь к ним, но Гарри не дал мне заговорить:
- Твоя забота – Снейп. Пусть он выживет. А там разберемся, на чьей он стороне.
Я еще раз кивнула, поместила порт-ключ в руку профессора, взялась сама и произнесла:
- Берегите себя.
Гарри улыбнулся, а Рон скрестил на груди руки, явно намереваясь высказать все чуть позже. Ну и пусть сами разбираются. Устала от ссор с ним.
- Победа, - прошептал Гарри.
- Победа, - повторила я и почувствовала, как все вокруг закрутилось.


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
Аджедан Дата: Четверг, 23.08.2012, 19:32 | Сообщение # 36
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава семь.

Ощутила твердую поверхность и тут же услышала стон Снейпа и оглушающий детский плач где-то неподалеку.
- Стоять! – это уже голос Римуса.
Мне с трудом удалось сдержаться и не кинуться ему на шею с криком: «Жив! Слава Мерлину, жив!». Но я просто смотрела на него обожающим взглядом. Выглядела, должно быть донельзя глупо, ну и ладно!
– Как Гермиона Грейнджер и Гарри Поттер проникли в Визжащую Хижину?
- Через проход под Гремучей Ивой.
- Кто помог им?
Эй! На второй вопрос мы не договаривались!
- Живоглот.
Римус опустил палочку и с облегчением посмотрел на меня. За прошедшее время он изменился. Успела это заметить еще во время нашей последней встречи: помолодел, каким бы нереальным при его болезни это ни казалось. Во взгляде, в движениях чувствовалась непривычная легкость. Или просто отвыкла от людей за эти дни странствий?
- Ты жива, - едва слышно прошептал Люпин.
- Мы все живы, - улыбнулась я, понимая, что напряжение постепенно отступает. Но все же не до конца: мои друзья еще оставались там… как и один из крестражей.
- Что с ним? – Римус кивнул на Снейпа.
- На него натравили Нагини. Когда решили, что Старшая палочка принадлежит ему, - произнесла, стараясь избегать имени Волдеморта. Кто знает, действует ли еще заклятие?
- Гермиона! – Тонкс вбежала в комнату и порывисто обняла меня. – Что там происходит? До нас дошли слухи, что началась битва, и что…
- Началась…
- Погоди, помедленнее, пожалуйста! – прервал Римус. – Что значит, Старшая палочка принадлежит Снейпу?
- Он убил директора Дамблдора, и его палочка, Старшая, перешла к победителю – профессору Снейпу. А теперь пытались убить его…
- Про какую Старшую палочку ты говоришь? Объясни, пожалуйста.
- Из сказки про дары смерти, помните?
- Братья Перевеллы? – спросила Тонкс, садясь около профессора и проверяя пульс. – Жив.
- Да, кто соберет три дара, станет повелителем смерти. Мантия Гарри – один из трех даров. Воскрешающий камень нам передал профессор Дамблдор в своем завещании, а вот палочка…
- Принадлежит Снейпу, - закончил Римус.
- Кстати о нем, - заметила Тонкс, проверив состояние профессора с помощью магии. – Ему нужна квалифицированная помощь как можно быстрее. Иначе палочка перейдет Волдеморту.
Вот оно как! Можно произносить имя. Все-таки на доме стоит какая-то защита. Хотя, чему удивляться? Так и должно было быть.
- Есть еще кое-что, - замялась я, глядя на Римуса умоляюще. Он внимательно и мягко посмотрел на меня – умеет же подбадривать без слов. – Мы с Гарри не до конца уверены, что профессор… на другой стороне. Кажется, мы знаем, почему ему доверял директор. И… пару минут назад профессор отдал свои воспоминания Гарри. Я не знаю, что в них, но думаю, надо подождать с выводами.
Люпин кивнул и левитировал бесчувственного профессора Снейпа на диван. Гарри бы не простил мне такой мысли, но я была рада, что пришлось иметь дело с Римусом, а не Сириусом. Вряд ли он бы дал шанс своему врагу.
- Единственное, что могу предложить – это безоар и жаропонижающее, - произнесла Тонкс. – Но надо показать Снейпа колдомедикам, как можно скорее.
- Давайте подождем Гарри, - ответила я.
- Пойдем со мной, - Тонкс потянула меня из комнаты. – Пороемся в маминых запасах. Может, накопаем чего полезного, и я смешаю самый действенный коктейль из зелий, - подмигнула мне женщина.
- Пока проверю его состояние, - сказал Римус.
Слова Тонкс меня заинтриговали. В соседней комнате увидела женщину, склонившуюся над детской кроваткой и тихо напевающую колыбельную.
- Тедди засыпает только от голоса отца, - улыбнулась Тонкс, заметив мой интерес.
Внутри все сжалось от понимания происходящего. Кто знает, быть может уже в эти минуты в той, другой, реальности у маленького Тедди не было родителей.
- Гермиона?
Должно быть, мысли слишком четко отразились на моем лице.
- Это все непривычно: дети, дом… отвыкла от этого, - пожала плечами.
- Все закончится, - Тонкс сжала мою руку.
Гарри, мой милый друг, как там ты?
Дом был небольшим, но достаточно уютным, а после года проживания в палатке вообще показался огромным дворцом, в котором причудливым образом совместилось маггловское и волшебное. Запас зелий шокировал, если не больше. Все они находились пусть в крохотной кладовке под крышей, но занимали там все мыслимое и немыслимое пространство. Мерцающие в темноте надписи на полках гласили: «Для стирки и уборки», «При травмах», «Уход за лицом», «Уход за волосами», «Детские». Полки поднимались высоко вверх, что уже невозможно было разобрать букв.
- Ничего себе, - выдохнула я, успев подумать, что похожа на Лаванду в магазине с косметикой.
- Богатое на приключения детство, - пояснила Тонкс. – Маме пришлось стать недипломированным колдомедиком, а также специалистом по чарам и трансфигурации. Возьми!
Из-под шкафа Тонкс вытащила небольшую коробку, сквозь пыль на которой просвечивалось: «Безоар».
- Он потерял много крови, - отметила я.
- А вы прямо, как «Молния» - уже и рану залечили! Тогда прихватим кроветворное. И еще вот, - Тонкс отдала мне небольшие колбочки лекарств, а сама взяла достаточно увесистую бутыль. – Сделаю директору коктейль, о котором он и не мечтал. Его готовила моя бабушка, Друэлла Блек, когда одна из ее дочерей ранила кого-то из сестер.
- Кто? – спросила раньше, чем подумала.
- Беллатрикс, кто же еще? Она уже в школе была немного того, - Тонкс присвистнула и покрутила у виска пальцем. – А когда Малфой втянул ее во всю эту чушь с чистокровностью - вообще потеряла рассудок. Бабушка с дедушкой были, конечно, горды! Еще бы! Древний и благородный дом Блэков присоединился к величайшему темному магу! На выходки Беллы закрывали глаза, в общем, даже поощряли. Тогда-то мама и ушла из дома. Через пару лет после Сириуса.
Посмотрела на Тонкс, словно впервые увидела. Уже почти семь лет живу в мире волшебников, а все не могу привыкнуть к их родственным отношениям. И мысль о том, что Сириус и Тонкс из одной семьи, не сразу пришла мне в голову. Между собой они похожи, не спорю, но вот с другими представителями семейства нет ничего общего.
Дом на площади Гриммо постоянно напоминает о предрассудках Блеков, здесь же все по-домашнему уютно. Не сразу осознаешь, что и здесь обитают потомки этого рода.
- Ты думаешь, что твой коктейль поможет?
Волосы Тонкс стали угольно черными и завились, черты лица заострились, во всем облике проявилась непривычная аристократичность.
- Благородный дом Блеков произвел талантливых волшебников больше, чем все остальные вместе взятые.
Тут же Тонкс вернулась к своей обычной внешности и весело подмигнула:
- И это правда.
Левитируя зелья, она начала спускаться по лестнице, а я стояла в ступоре, глядя ей в след. Раньше и представить не могла, что добрая и веселая девушка по имени Нимфадора может проявлять черты своего истинного рода, пусть и в такой шутливой форме.
Наверное, тем оно страшнее.

Когда я вернулась в гостиную, Римус сообщил, что Тонкс пошла за сменной рубашкой для Снейпа – его собственная была вся в крови. Я аккуратно сгрузила колбочки на пол у дивана и посмотрела на Люпина, ожидая новостей о состоянии профессора.
- Рана хорошо залечена, вы молодцы. Но, судя по шраму, она была огромной. Как вам удалось?
Пожала плечами и отвела глаза. Пауза затягивалась, а от меня определенно ожидали ответа.
- Зелье, - уклончиво произнесла я.
- Которое случайно оказалось у вас с собой?
- Абсолютно, - попыталась состроить честнейшие глазки.
- Гермиона, - укоризненно произнес Римус.
- Все потом, - поспешно произнесла и стала внимательно рассматривать коробочку с безоаром. – Я правда сейчас не в состоянии говорить.
«Тем более, что не смогу это вразумительно сформулировать», - добавила про себя.
- Что с вами было? До нас доходили странные слухи про ограбление Гринготтса… И, поясни пожалуйста, при чем тут сказка про дары смерти?
- Это не моя история. Думаю, лучше расспросить Гарри.
«Если он вернется», - услужливо прошептал внутренний голос.
- Как он?
- Полон решимости закончить эту войну.
Римус хотел спросить что-то еще, но вернулась Тонкс и принялась смешивать зелья в не очень понятный мне коктейль, пока мы переодевали профессора. Именно в тот момент я вдруг осознала, что произошло в Визжащей Хижине. Весь сюртук профессора пропитался кровью, а рубашку можно было выжимать. Никогда раньше мне не приходилось видеть такого, и надеялась, что и не придется.
Шов начал кровоточить, и мы решили заодно обработать и его. Пока сходили за зельями и мазями, пока Тонкс и их смешала в какую-то непонятную массу, пока наложили повязки и одели рубашку, в общем, пока…
- Enervate, - Тонкс провела палочкой над профессором и взяла в руки кружку с приготовленными зельями.
Профессор Снейп застонал и открыл глаза. Какое-то время он просто смотрел в потолок, потом заметил нас, и во взгляде его промелькнуло узнавание: он скривился в неприязненной гримасе.
- Да, мы тоже рады тебя видеть, - проинформировала Тонкс, садясь рядом с ним на диван и приподнимая его голову. – Но эту смесь из зелий ты выпьешь полностью.
А я думала, большую ненависть выразить взглядом сложно. Видать, отвыкла от своего преподавателя. Сейчас он был настолько непохож на того Северуса из будущего… из другой реальности. Да, стоило привыкнуть, что тот мир стал другой Вселенной, достичь которой мы никогда не сможем. Надо забыть про нее. И чем скорее, тем лучше для всех.
- Пей.
Зельевар принюхался и сжал зубы.
- О, Мерлин! Смотри, я отпиваю глоток. Видишь? Это не яд. Пей.
Ноль реакции.
- Смесь кроветворного, жаропонижающего и тонизирующего.
И опять упрямство со стороны больного. Вот уж не думала, что он такой параноик. Тонкс была похожа на учителя в сотый раз объясняющего бестолковому ученику таблицу умножения.
- Если бы мы хотели тебя убить, то нашли бы более действенный способ. Например, с помощью змейки.
Ого! А вот это уже подействовало. Ненависть сменилась испугом, и профессор потянулся к горлу. Стоило ему коснуться шеи и нащупать повязки, как на лице отразилось непонимание.
- Отлично. Продолжение истории узнаешь после того, как выпьешь.
Профессор Снейп попытался взять кружку, но, как и следовало ожидать, не смог удержать. Тонкс сделала вид, что не заметила этого. Отстала она, лишь убедившись в том, что зелья выпиты до конца.
- Безоар, - прокомментировала она, протягивая небольшой камушек. – Не смотри на меня, как фестрал на мясо. Это от яда Нагини.
- Что произошло? – прошептал профессор Снейп, засунув в рот безоар и пытаясь приподняться.
- Гермиона использовала порт-ключ, - ответил Римус.
И вдруг я поняла, что вопрос, которого боялась, будет задан сейчас. Профессор перевел взгляд на меня, и…
- Римус, Тедди опять не уснет без тебя, - в комнату вошла… Беллатрикс.
Я закрыла глаза и встряхнула головой. Видение не исчезло. Беллатрикс стояла посреди комнаты в потрепанном платье, тихо укачивая на руках плачущего ребенка.
Римус подошел и взял маленький сверток. Почти в ту же минуту плач прекратился, а лицо мужчины озарилось мягкой счастливой улыбкой.
- Моя мама Андромеда, - представила Тонкс. – Подруга Гарри Гермиона и директор Хогвартса Северус Снейп.
Миссис Тонкс улыбнулась, и я удивилась, как могла принять эту милую женщину за Беллатрикс. Да, они были сестрами, почти похожими как две капли воды. Но если жестокость и сумасшествие в глазах одной пугали, то теплота и доброта другой наоборот располагали к общению.
- Это правда? Про Хогвартс?
Кивнула.
- О, Мерлин!
- Мы держимся, хотя Пожиратели прорвались в замок.
- У вас есть план, как уничтожить Волдеморта? – спросила Тонкс.
- Есть.
- Расскажи, что с вами было.
Покачала головой и виновато посмотрела на друзей:
- Это не моя тайна.
Они все поняли.
Меня отвлекали разговорами о свадьбе и рождении Тедди, о повседневных мелочах, которых так не хватало в этом году. Римус укачивал сына, неспешно расхаживая по комнате, но ни на секунду его лицо не покидала улыбка. И лишь редкие взгляды на часы убеждали в том, что душой он далеко в Шотландии, у стен древнего Хогвартса. Тонкс и Андромеда болтали, не переставая, - типично женская защита от стресса. И я была им благодарна – пустяки отвлекали от главной проблемы. Профессор задремал, или просто лежал с закрытыми глазами. Повязки на шее оставались чистыми, и это меня успокаивало.
Почти уснула, когда миссис Тонкс произнесла:
- Я сделаю чай. Уже встает солнце.
- А я положу ребенка.
Тедди перекочевал на руки матери.
Солнце поднималось из-за горизонта и освещало землю своими теплыми лучами. И мне на секунду показалось, будто оно необычайно яркое и теплое. Победное… Странная мысль была прервана криком профессора Снейпа. Он повернулся на бок, крепко обхватив левую руку.
Мое сердце замерло. На левой руке стоит Метка. Неужели Волдеморт призывает своих сторонников для празднования победы?
- Профессор!
Я подбежала к нему и попыталась помочь. Он тяжело задышал, а потом откинулся на спину, переводя дыхание. Забыв страх и поборов неловкость, засучила левый рукав его рубашки и… увидела абсолютно чистое предплечье.
Мерлин! Это могло означать лишь одно…
Ком встал в горле. Облегчение? Или страх за друзей? Ведь совсем скоро мы узнаем, что произошло в битве, кто погиб… Но мы же победили… неужели?
Я все не могла поверить в реальность. Она казалась настолько прекрасной, что была невозможна.
- Его нет, - прошептала я.
- Его нет, - повторил за мной Снейп, тяжело дыша.
Весь следующий час вздрагивала почти от любого звука, надеясь, что это вернулся Гарри. Успела пару раз расплескать чай и уронить бутерброды. С каждой минутой внутри росло необъяснимое волнение и напряжение, будто ждала окончания старого года, в котором еще должно было осуществиться желание.
Стрелки часов бежали вперед и уже показывали шесть утра, а мой друг все не появлялся.
Андромеда с дочерью ушли мыть посуду и готовить постель, чтобы хоть немного поспать. Профессор Снейп лежал молча, уставившись в потолок, повязка слегка пропиталась кровью, и меня это нервировало. Но на предложение сменить ее он пробормотал что-то похожее на «курица-наседка», а Тонкс пожала плечами и сообщила, что займется этим через пару часиков. Римус неспешно читал книгу. Слишком неспешно – уже минут десять одну страницу.
На кухне раздался какой-то грохот, и я подскочила, как на пружине. Но оказалось, что это Тонкс опрокинула тумбу с посудой.
Вернулась в гостиную и залезла обратно в кресло, пока Римус пошел успокаивать проснувшегося ребенка.
- Он не придет, - произнес вдруг профессор Снейп.
- Кто? – не поняла я.
- Поттер.
- Почему? Гарри не забудет, он обязательно…
- Дамблдор считал, что для победы Гарри должен умереть от руки Темного Лорда.
Мой учитель лежал на диване и смотрел в потолок, безучастно говоря о смерти моего друга. «Возможной смерти», - поправила себя. Да, отрицание в данном случае лучшая стратегия. Ведь в том мире Гарри жив.
- Директор, наверняка, имел в виду что-то другое…
- Он имел в виду именно это! – вдруг повысил голос профессор. – Частица души Темного Лорда живет в Поттере.
- Не-ет!
Мерлин, неет! Что угодно, но только не это!
Нет, нет, нет!
Это неправда, глупость, дурь!
Но логика подсказывала лишь одно: Снейп мог узнать только от Дамблдора, а директор никогда не ошибался. Гарри был крестражем, а раз Волдеморт повержен, то мой друг…
Те минуты помню плохо.
Выбежала из гостиной на улицу - хотела аппарировать в Хогвартс или его окрестности. Чтобы увидеть своими глазами тело Гарри, а не наивно ждать его прихода. Слышала окрик Снейпа, потом Римуса, Тонкс и Андромеды. Но я бежала по улице, в первых лучах майского солнца, чтобы не сидеть на месте, в этой гробовой тишине с гнетущими мыслями. Мне нужна была свобода, глоток свежего воздуха.
Бежала, пока были силы…
Пока сильные руки не сжали меня в объятиях…
И тогда усталость прорвалась наружу. Я плакала так, как никогда в жизни. За потерянных родителей и опустевший родной дом, скитание по Британии в палатках и ужас близкой смерти, пытки у Малфоев и битву у Хогвартса, страх за Снейпа и боль за Гарри. Слезы текли непрекращающимся потоком, судорожно вздрагивала от нехватки воздуха, а кто-то тихо гладил меня по волосам и слегка укачивал.
И я плакала лишь сильнее, ведь мне вспоминалось, как в детстве меня обнимала мама, стоило испугаться темноты… как обнял на прощание тот Северус…
- Шшш, все хорошо, - наконец расслышала родной голос и замерла.
Закрыла глаза и сосчитала до трех, чтобы успокоиться.
Глухие и сильные удары сердца и спокойный голос:
- Все позади, все хорошо.
- Жив? – улыбнулась я, не решаясь показать другу заплаканные глаза.
- Жив, - хватило интонации, чтобы представить, как на лице Гарри Поттера появилась улыбка.
- Слава Мерлину!
Обняла его и рассмеялась. Все проблемы и страхи в мгновение отступили. Я была счастлива, как никогда.
Гарри вдруг подхватил меня и закружил в воздухе, крича:
- Мы победили!
- Ты победил, - шептала я, любуясь счастливым лицом своего друга и щурясь от светящего в глаза солнца.
Весь мир принадлежал нам. И пусть еще многое предстояло сделать, счастье переполняло нас. Смеялись и обнимались, вдыхали полной грудью свежий воздух и подставляли лицо весеннему солнцу. Все страхи были позади.
Впереди нас ждала новая жизнь…

КОНЕЦ


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
koshechka Дата: Четверг, 23.08.2012, 22:01 | Сообщение # 37
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
осталось ощущение незавершенности при том, что все известно...как-то быстро оборвалось...(никого не обвиняю, и не упрекаю - просто делюсь впечатлениями), но в целом - фик понравился da4

Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
Изолента Дата: Пятница, 24.08.2012, 04:56 | Сообщение # 38
Изолента
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Будущее они действительно изменили. Получился тыквенный пирог.
 
Аджедан Дата: Пятница, 24.08.2012, 18:25 | Сообщение # 39
Аджедан
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
koshechka, никаких претензий к Вам)) Спасибо за отзыв, приятно, что кто-то прочитал)))
Да, конец резко обрывается, я в курсе))) Но мое имхо, что именно на этом моменте закончилась история с путешествием во времени)))
Изолента, гарри/герми? упаси Мерлин! ничего такого и не задумывала))) Они просто друзья)) Хотя ход Ваших мыслей мне нравится)))


Автор аватара: моя любимая Sophie Cassedy)))
 
Изолента Дата: Пятница, 24.08.2012, 20:03 | Сообщение # 40
Изолента
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ну, может, и не задумывалось, но явно проистекает из реакции героини на встречу с Гарри, которого она встретила с поля битвы не названым младшим братом и Мальчиком-который... тра-та-та, но мужественным молодым героем, способным в самые страшные минуты своей жизни спасти жизнь и обеспечить безопасность дорогим ему людям. Книжный Гарри - жертва обстоятельств, а персонаж из вашей истории, несомненно, более зрелый герой.
Спасибо за то, что дописали фанфик!

P.S. Не знаю, может в фандоме и обсуждалась идея о том, что троице героев могло прийти в головы, что Снейпа надо попытаться спасти хотя бы ради того, чтобы Волди не стал полноправным хозяином Старшей палочки, но в снейджерах я её не встречала. Ещё раз спасибо за историю!


Сообщение отредактировал Изолента - Пятница, 24.08.2012, 20:04
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Спасение из будущего", автор Аджедан, Юмор, PG, закончен
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Да или Нет ?
2. А или Б?
3. Ассоциации-6
4. Я всё могу
5. "О ядах и противоядиях",...
6. С песни по строчке-2
7. Если бы вы были..?
8. Если, значит
9. "Жизнь подарю тебе", m_D...
10. "Хэвистон-корт" авторы З...
11. Съедобное-несъедобное
12. "Два слова", Memoria, AU...
13. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
14. Поиск фанфиков ч.3
15. "Всё отлично, профессор Снейп...
16. "Двое", m_Dik, СС/ГГ, G,...
17. Приколы по ГП
18. "Узелок на счастье", wro...
19. "Привидение", автор Астр...
20. "Гордость и гордыня", ав...
1. Be-spar-donna[20.07.2019]
2. MargoVejjs[18.07.2019]
3. Karamelka[18.07.2019]
4. Maria_Castle[16.07.2019]
5. SHALOMHen[13.07.2019]
6. SARAHen[13.07.2019]
7. Xenia4565[11.07.2019]
8. GregotyWrade[11.07.2019]
9. JayMoran[09.07.2019]
10. mangobango2[08.07.2019]
11. Arleteskync[07.07.2019]
12. desirel[07.07.2019]
13. snowflake_iam[05.07.2019]
14. Magician[05.07.2019]
15. Rogniefrice[05.07.2019]
16. Аррррана[04.07.2019]
17. Elo4ka[02.07.2019]
18. Nedolub[02.07.2019]
19. ShiyatoThreesum[30.06.2019]
20. НСС[29.06.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Illusion, Elis_Selleste, Джунгарик, Infernogirl, djbetman, IrinaIg98, Бетельгейзе, Farfalla, star, Рыжуля, mari, Elvigun, NATALI_2010, Nelk, eger, Бузя, Элейна, kaileena13, Гера, 220v, civilla, basty, ntym13, посторонний, VegaBlack, lizard, евгеша, rijaylu, FromMyWorld, sunny_day, Jet, tabby_cat, Norton, just_aquarius, Мятный_Бергамот, Хозяйка_Медной_Горы, dodo, Timur91, Leontina, незнакомка4292, Полынь, Vivien, Green_Lady, Amylee, elenak, Ростислава, Ветерок, Carina-kukla111, TorTue, tashest, jane_voron, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz