Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]



  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: TheFirst, olala, млава39  
Форум Тайн Темных Подземелий » Книгохранилище темных подземелий » Хогвартские истории (СС и другие, ГГ и другие, любые пейринги) » "Директор Хогвартса", автор MaggieSwon, G, СС, ММ, ГП и др. (юмор, приключения, макси, закончен)
"Директор Хогвартса", автор MaggieSwon, G, СС, ММ, ГП и др.
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:03 | Сообщение # 1
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Директор Хогвартса" (цикл из 7 произведений), автор MaggieSwon, G, СС, ММ, ГП и мн.др.,юмор, приключения, макси, закончен

Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:03 | Сообщение # 2
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: «Директор Хогвартса»
Автор: MaggieSwon
Персонажи: Северус Снейп, Минерва МакГонагалл, Гарри Поттер
Рейтинг: General
Жанр: юмор, приключения
Саммари: Хогвартс всегда исполняет желания своего директора, даже если директору всего шесть лет. Северусу Снейпу всегда приходится расхлебывать последствия чужих желаний, даже если ему это совершенно не нравится.

Фик входит в серию «Директор Хогвартса»
Фик занял первое место на конкурсе «Гарри Поттер и Орден Фикрайтера», этап №1 «Первое проявление магии»на сайте fanfics.me

Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: конструктивное


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:03 | Сообщение # 3
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
***


В подземельях Хогвартса было холодно и темно. Отбой прозвучал несколько часов назад, и теперь в коридорах замка можно было встретить разве что дежурных преподавателей и беззвучно летящих по своим делам привидений. Снейп привычно проверил давно пустующий класс зельеварения, заглянул в гостиную Слизерина, а затем начал неторопливо подниматься вверх по лестнице, ведущей в холл первого этажа. Он добрался уже почти до верхней площадки, как неожиданно замер, напряжённо прислушиваясь…

Что-то было не так…

Что-то случилось…

Насмерть перепуганная миссис Норрис с истошным воплем метнулась к нему под ноги, и Снейп, невольно отступая на шаг, выхватил из кармана палочку. Волоски на его руках и шее разом встали дыбом. Уши заложило от навалившегося откуда-то сверху оглушительного звука, и воздух заискрил, наполняясь магией. Хогвартс вздрогнул, совершая неведомое титаническое усилие, и Снейп инстинктивно прижался к стене, приготовившись к удару. И в следующую секунду волна совершенно чуждой ему магии сплошным потоком хлынула на него из центра холла.

«Баа-а-ах!»
В окнах задребезжали стёкла, факелы погасли и вновь зажглись.

И наступила тишина.
Снейп стремительно взлетел по ступенькам вверх... и замер, увидев в центре холла человека. Студент?

— Что вы творите! — закричал он, чувствуя, как его захлёстывает гнев, и вдруг осёкся, с невольным удивлением глядя на сидящую на полу маленькую девочку.
— Это ведь Хогвартс? — спросила она подрагивающим от напряжения голосом и с неожиданным торжеством во взгляде посмотрела на факультетские часы. — Я же ему сказала, что всё равно сюда попаду!

Голубые глаза, тонкие, немного вздёрнутые вверх брови, острый упрямый подбородок и излишне чётко очерченные линии скул. Детские, но всё же такие узнаваемые черты лица. Ей было, наверное, лет пять... может, шесть…

— Минерва? — не веря собственным глазам, растерянно выдохнул Северус.
— Вы меня знаете? — удивилась она.

Сверху послышались голоса, хлопнула дверь. Кто-то пробежал по коридору, и Флитвик, свесившись через перила, взволнованно закричал:

— Что случилось?
— Всё в порядке, это Пивз! — крикнул в ответ Снейп.

Хлопнула ещё одна дверь, и до боли знакомый голос директора школы Минервы МакГонагалл гневно пообещал:
— Маленький мерзавец! Я его прокляну!

Сердце Снейпа совершило невероятный кульбит, он ещё раз внимательно посмотрел на сидящую перед ним на полу девочку и решительно протянул ей руку.

— Быстро, — сказал он. — Вам нужно принять решение, юная леди — хотите ли вы ещё немного задержаться в Хогвартсе или предпочитаете, чтобы вас немедленно отправили домой?

Маленькая Минерва взглянула на него исподлобья и, вздёрнув подбородок, решительно вложила свою ладонь в его.

— Я всю жизнь мечтала увидеть Хогвартс! — сказала она, торопливо поднимаясь.

* * *


— Сколько вам лет? — спустя десять минут усаживая девочку на диван в собственной гостиной, спросил Снейп.
Маленькая и худенькая, она c любопытством оглядывалась по сторонам.
— Семь, — вполне уверенно ответила Минерва и, тут же смутившись под его скептическим взглядом, неохотно добавила: — Будет. Через два месяца.
— Что-то вы мелковаты для семи лет, — с сомнением сказал Снейп.

Она с вызовом посмотрела на него снизу-вверх и вдруг, поёжившись, казалось разом сникла.
— Здесь холодно, — сказала она, обхватывая себя руками.

Снейп бросил короткий встревоженный взгляд на жарко натопленный камин и невольно нахмурился.

— Вас знобит, — объяснил он. — Вы совершили прыжок на огромное расстояние, а такое перемещение никогда не проходит бесследно.

Он собирался добавить, что вообще не понимает, почему её при этом не расщепило, но вовремя прикусил язык. Подобные вещи совершенно точно не стоило обсуждать с маленькими девочками.

— Я дам вам зелье, — немного подумав, предложил Северус, — восстанавливающее. Оно поможет вам собраться с силами, а потом мы с вами решим, что делать дальше.

Он быстро окинул взглядом комнату и взял с полки свой старый вязаный шарф.
Минерва с живым любопытством проследила за тем, как он трансфигурирует шарф в некое подобие шерстяной кофты, и после очень тщательного осмотра довольно охотно согласилась её надеть.

— Как настоящая, — сказала она, осторожно проводя рукой по мягкому отвороту.
— Она и есть настоящая, это трансфигурация. Превращение одного предмета в другой. Не такая тонкая наука, как зельеварение, но зато весьма практичная. Уверен, со временем вы непременно в ней преуспеете…

Северус аккуратно налил в стоявшую на столе чашку восстанавливающее зелье и, подумав немного, добавил в неё чай.

— Возьмите, — сказал он, протягивая ей чашку, — сейчас вам необходимо больше пить.

Минерва сделала маленький глоток, затем ещё раз осторожно провела ладонью по кофте и вдруг порывисто спросила:

— А в жабу вы превращать умеете?
— Умею, — с усмешкой ответил Снейп и трансфигурировал стоящую на столе чашку в жабу.

Жаба издала протяжное и весьма взволнованое "Ква!" и, не желая дожидаться обратного превращения, стремительно сиганула под стол.

— Сбежит же! — ахнула Минерва.
— Вам не доводилось раньше видеть трансфигурацию? — всё с той же усмешкой спросил Снейп.
— Нет, — мгновенно погрустнев, ответила Минерва. — Мои родители соблюдают Статут.
— Так как же вы тогда здесь очутились? — наконец подводя её к самому главному, спросил Снейп. — Только не вздумайте мне врать, рассказывайте всё, как есть, иначе у нас будут проблемы.

Минерва помедлила, словно обдумывая, а стоит ли вообще отвечать на подобные вопросы, и всё же решилась:

— Всё вышло случайно, я рассердилась. И... и оказалась здесь.
— Рассердились?

«И почему меня это не удивляет?» — подумал Северус. Когда МакГонагалл что-то выводило из себя, случались вещи и пострашнее.

— И часто с вами такое? — спросил он, глядя на неё сверху вниз.
— Впервые. У меня никогда раньше не получалось колдовать, хотя мама говорила, что у большинства детей магические способности проявляются довольно рано. Мой кузен МакГилли однажды превратил собственный ботинок в жабу. Ему было четыре, — она нахмурилась, явно вспомнив о чём-то неприятном, но тут же встрепенулась: — Он утверждал, что сделал это намеренно, но я-то точно знаю, что это не так! Без палочки невозможно превратить ботинок в жабу.
— И на что же вы рассердились? — уточнил Снейп.
— МакГилли, этот тощий задавака, получил письмо из Хогвартса и сказал... сказал, — она замолчала, и вдруг в её глазах блеснули слёзы, — что если у меня до сих пор не проявились волшебные способности, то я уже никогда не получу своё письмо...

Минерва хлюпнула носом и решительно сжала кулачки.

— А я ответила, что если пожелаю, то попаду в Хогвартс раньше него, и я..
— Пожелала, — негромко закончил за неё Северус.

Она замолчала, сердито глядя себе под ноги. Ей определённо не нравилось отвечать на подобные вопросы.

* * *


— Поступим так, — обдумав услышанное, сказал Снейп, — вам придётся заночевать здесь, а завтра утром мы придумаем, как отправить вас назад.
— Но вы обещали мне, что я смогу увидеть Хогвартс! — стремительно вскакивая с дивана, воскликнула Минерва.

Снейп посмотрел на её упрямо вздернутый подбородок, на широко распахнутые светлые глаза и вдруг почувствовал, что всё его нутро сжимается от горечи и сожаления. Он не представлял, как скажет этой шестилетней девочке, что она переместилась не только в пространстве, но и во времени. Что её родителей давно нет в живых, что этот мир враждебен к ней и жесток и обязательно попытается её уничтожить, а он не имеет не малейшего понятия о том, как сможет вернуть её домой.

— Ну, хорошо, — сказал он, сдаваясь.

В конце концов, ради своей мечты эта упрямая девчонка смогла разорвать пространство и время, а значит, она заслужила право увидеть это место.

— Идёмте, — велел он, протягивая ей руку.

Они в полнейшей тишине поднялись вверх по лестнице и вновь вернулись к Большому залу. И Северус, как никогда ощущая важность момента, бесшумно распахнул перед ней высокие двери. Минерва вступила в Большой зал и вдруг растерянно замерла. Маленькая и разом притихшая, заворожённая огромным звёздным небом, она стояла, будучи не в силах отвести взгляда от раскинувшейся над головой россыпи звёзд — дочь пастора, навеки очарованная магией.

Длинные ряды столов, флаги факультетов и каменные фигуры фантастических животных с зажатыми в лапах факелами — Снейп знал, величественная красота этого места никого не может оставить равнодушным.

— Пройдёт немного времени, и вы тоже сядете за один из этих столов, — наклоняясь к ней, тихонько пообещал Северус.
— Как красиво! — чуть слышно выдохнула Минерва, и, словно откликаясь на её слова, в давно остывших каминных топках вдруг гулко пробудилось пламя. На стенах затрепетали флаги, факелы вспыхнули и зал ожил, неожиданно наполняясь магией.

Хогвартс приветствовал своего директора!

— Я покажу вам кое-что ещё, — пообещал Снейп, осторожно беря Минерву за руку.

Он незаметно провёл её через боковой вход и вывел на улицу, к подвесному мосту. Отсюда вид на Хогвартс был не таким впечатляющим, как с противоположной стороны Чёрного озера, но даже этого оказалось достаточно. Они стояли какое-то время в полнейшей тишине, рассматривая высокие башни замка, и Северус видел, как Минерва растерянно комкает рукава своей трансфигурированной кофты.

Маленькая фигурка на деревянном мосту... Девочка, оказавшаяся способной ради встречи с Хогвартсом нарушить естественный ход времени.
Он знал, что однажды она спасёт этот замок.

* * *


Спустя полчаса Минерва вернулась в подземелья, уставшая, но очень довольная.

— Когда-нибудь я выиграю кубок школы по квиддичу, — пообещала она Снейпу и, словно маленькая кошка, свернувшись калачиком на краешке его кровати, почти мгновенно задремала.

Он осторожно укрыл Минерву пледом и, вернувшись в свой кабинет, уселся за книги, и лишь просмотрев не менее двух десятков потрёпанных фолиантов, рукописей и старинных манускриптов, понял, что выход у него только один. Он встал, бросил в камин горсть дымолетного порошка и, установив связь с домом на площади Гриммо, отправил Патронуса.
«Поттер. Камин. Срочно.»

Мальчишка появился спустя десять минут, неловко напяливая на нос очки и подслеповато щурясь в зеленоватом свете камина.

— Где вас так долго носило? — нетерпеливо спросил Снейп.
— Профессор? — хриплым со сна голосом сказал Поттер. — Что-то случилось в Хогвартсе?
— Случилось, — ответил Снейп. — Мне срочно нужна ваша помощь.
— Но… — начал было Гарри.
— Не тратьте моё время, Поттер, я открою вам камин. Живее. Это вопрос жизни и смерти.
— Чьей жизни и смерти? — растерянно переспросил Гарри.
— Ваших будущих детей! Если вы не хотите, чтобы они выросли безграмотными неучами, навсегда лишёнными возможности получить образование, то вам лучше поторопиться.

Камин ярко вспыхнул языками зелёного пламени, тёмная тень закружилась в водовороте искр, и Поттер, как был — в пижаме, вязаном свитере и тапочках, ворча, вылез из камина в его кабинете.

— Что происходит? — спросил он, нахмурившись.
Вид у него был помятый, заспанный и очень встревоженный.

— Мне нужно, чтобы вы кое-что для меня сделали, — сказал Снейп.
— В три часа ночи, профессор? А до утра это подождать не могло?
— Не могло. Я же сказал вам — это вопрос жизни и смерти.
— Моих ещё не рождённых детей, я помню, — начиная сердиться, сказал Гарри. — Если вы сейчас же нормально не объясните мне, что происходит, я отправлюсь домой и снова лягу спать.
— Для аврора вы слишком сильно любите проводить время в собственной кровати, вам следовало выбрать другую профессию.

Поттер покачал головой и совершенно возмутительно зевнул.

— Ну, хорошо, — сказал Снейп, — мне нужно, чтобы вы раздобыли в Министерстве один артефакт.
— Артефакт?
— Артефакт. Он называется «Локус Темпорибус» — камень, восстанавливающий естественный ход времени.
— И зачем он вам понадобился? Причём так срочно?
— Взгляните сами, — Снейп приоткрыл перед ним дверь собственной спальни и позволил зайти внутрь.

Поттер подался вперёд, стараясь в неярком свете свечей разглядеть лежавшую на кровати девочку, и вдруг поражённо ахнул.

— Это ведь она? — спросил он, растерянно оборачиваясь.— Она что, уменьшилась?
— ОНА переместилась, — ответил Снейп. — Из прошлого.
— Но как это возможно? Ведь все маховики времени были уничтожены. Да и перемещать они могли всего на несколько часов назад.
— Это не маховик. Это её первый магический выброс.
— Магический выброс, который перенёс её почти на шестьдесят лет вперёд? — не веря собственным ушам, переспросил Поттер.
— От великих волшебников всегда были великие проблемы, — пожав плечами, ответил Северус.

— Но почему она очутилась в Хогвартсе?
— Потому что очень хотела сюда попасть. Её огорчило, что её кузен отправляется учиться в Хогвартс, а она для этого ещё слишком мала. Магический выброс, по-видимому, был настолько сильным, что Хогвартс услышал её желание. А как известно, замок всегда выполняет желание своего директора.
— Но ей всего пять!
— Семь, — поправил его Снейп.
— Да какая разница? Ей семь лет, а значит, она совершенно точно не может быть директором Хогвартса.
— Замок, которому более тысячи лет, иначе ощущает время. Если МакГонагалл стала директором, то она будет так восприниматься Хогвартсом во все времена, в любом возрасте и, вероятно, даже в любой реальности. Это магия, и ваша логика здесь совершенно неуместна.
— Но почему она попала именно в наше время?
— Понятия не имею, — честно признался Снейп и, скривившись, недовольно добавил: — Я бы тоже предпочёл, чтобы эти проблемы достались Альбусу. Хотя, возможно, всё дело в том, что именно в нашем времени МакГонагалл — директор, а возможно, это вообще простая случайность. Первые детские стихийные выбросы магии — это настолько не поддающаяся логике вещь, что сложно строить хоть какие-то предположения.

— А МакГонагалл… Ну, то есть наша МакГонагалл, знает?
— Нет, конечно, Поттер! Чему вас только в школе учили? Человек, совершивший прыжок во времени, ни в коем случае не должен встречаться с самим собой.
— Но я ведь видел себя… — он вдруг осёкся, вспомнив, с кем говорит.
— Да ладно вам, Поттер, вы и правда думаете, я не знаю, что на третьем курсе мисс Грейнджер использовала хроноворот? Перемещение на два оборота маховика не идёт ни в какое сравнение с перемещением на шестьдесят лет. Прыгая туда-сюда в пределах пары часов, вы награждали наше время лишь крохотными микротрещинами. Сейчас же во временном пространстве образовалась такая огромная дыра, что все мы вместе взятые того и гляди со свистом вылетим в метафорическую трубу. И чем дольше маленькая Минерва будет находиться здесь, тем большей опасности подвергается Хогвартс. В одном времени не должны находиться две МакГонагалл. В попытке вернуть себе равновесие, вселенная в конце концов уничтожит либо одну из них, либо само наше время.
— А она не может, ну… сама захотеть вернуться назад?
— Может, наверное. Но не хочет или не знает, как. Ей всего семь, но это же МакГонагалл, она чертовски упряма. Она всегда мечтала попасть в Хогвартс, и ей здесь нравится. А в её мире магия под запретом… К тому же там сейчас идёт война. Хотели бы вы сами туда вернуться, Поттер?

— И что нам теперь с этим делать?
— Нам нужен артефакт, способный восстанавливать естественный ход времени. Его хранят в Отделе Тайн. Именно поэтому вы мне и понадобились. Достаньте мне его.
— Достать? Что значит, достать? — не понял Гарри. — Вы предлагаете мне в три часа ночи заявиться в Отдел Тайн и потребовать выдать мне магический артефакт повышенного класса опасности без всяких на то объяснений?

Поттер замолчал, озадаченно взлохмачивая собственную челку, было видно, как мальчишка отчаянно пытается что-нибудь придумать.

— Ну, хорошо, а Хогвартс не может официально запросить артефакт для нужд школы? — наконец спросил он. — Я, конечно, могу попытаться, но я ведь всего лишь младший аврор, кто станет меня слушать?
— Вы ПОТТЕР, чёрт возьми! Если бы вы были всего лишь младшим аврором, стал бы я тратить на вас своё время? Вас слушают всегда и везде, даже когда вы традиционно несёте чушь…
— Я могу поговорить с Кингсли, — неуверенно начал Гарри.
— Мы не можем ждать, пока провернётся вся эта бюрократическая машина, к тому же невыразимцы не подчиняются Министру, а значит, они, вероятнее всего, ему откажут, и мы просто потеряем время.
— Так что же мне делать?
— Придумайте что-нибудь, Поттер, уговорите их, подкупите, обманите, наложите Империус, украдите его, в конце концов!
— Украсть? — поразился Поттер.
— А что вас так в этом удивляет? Вам не впервой обносить министерство.

Гарри растерянно сцепил руки за затылком и вдруг сказал:
— Предположим, я найду способ получить этот артефакт. Как он выглядит?

Снейп взял со стола книгу и протянул её Поттеру. Тот внимательно рассмотрел рисунок и с оглушительным треском вырвал страницу.

— Вы что творите, Поттер? — ужаснулся Снейп. — Это же раритет тринадцатого века!
— Ну и чёрт с ним, — сухо ответил Гарри, засовывая страницу из книги куда-то за воротник собственного свитера, — когда всё закончится, купите себе новую. Вы ведь сами сказали, что времени у нас в обрез, а значит, вы вряд ли обрадуетесь, если я принесу вам не то, что нужно. Что эта штука делает?
— Я же вам сказал — исправляет время и пространство и заделывает дыры во временном потоке.
— Да я не об этом спрашиваю, — раздражённо перебил его Поттер, — что эта штука делает, когда она неактивна? Кусается? Орёт? Плюётся парализующим ядом, перемещает всё, что ни попадя во времени?
— Насколько я знаю, в неактивированном состоянии она абсолютно безопасна.
— И на том спасибо, — буркнул Поттер и попросил: — Откройте камин. И вот ещё что, — спохватился он, едва занеся ногу над каминной решеткой, — у вас есть какое-нибудь средство для срочной связи? Едва ли Патронус или сова подойдут нам, учитывая обстоятельства.

Снейп порылся в кармане и, вынув два галеона, наложил на них протеевы чары.

— Знаете, как этим пользоваться? — спросил он.
— Знаю, — кивнул Гарри. — Кстати, а как вам вообще удалось впустить меня в Хогвартс? Камины ведь в замке заблокированы.
— Я же бывший директор Хогвартса...
— Ну конечно, — ответил Поттер, наконец залезая в зеленое пламя. — Столько директоров Хогвартса на одну бедную школу — неудивительно, что замок совершенно запутался.

* * *


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:03 | Сообщение # 4
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
* * *


На следующее утро младшая Минерва почувствовала себя заметно хуже. Лицо её потеряло прежнюю свежесть, в глазах появилась какая-то недетская усталость, а на щеках заиграл лихорадочный румянец. Время неумолимо начинало брать своё.

— Мне нужно идти на занятия, — сказал Снейп, с тревогой поглядывая на её худое девчоночье лицо. — За вами присмотрят домовики, вы ведь знаете, кто это такие?
Минерва кивнула.
— Если почувствуете себя хуже, они меня позовут. И вот ещё что, — он вытащил из шкафа новую порцию восстанавливающего зелья и протянул ей. — Выпейте это. И вам надо поесть, желательно, какой-нибудь суп. Домовики об этом позаботятся.

На уроках Снейп нервничал и постоянно чувствовал себя не в своей тарелке. Может не стоило оставлять Минерву одну? Поглядывая на часы, он несколько раз порывался выйти из класса, чтобы вернуться в собственные комнаты и убедиться, что с девочкой всё в порядке, но каждый раз сдерживал себя, пытаясь сосредоточиться на занятиях. Однако терпения его хватило всего на две пары, раздраженно поснимав баллы с доброй дюжины учеников и чуть не запоров элементарное Зелье от икоты, он наконец сдался и, отменив последний урок, торопливо направился к себе.
И обнаружил, что комнаты абсолютно пусты.

— Тинки! — мгновенно приходя в ярость от накатившего на него страха, закричал Снейп.

Раздался хлопок, и домовик, виновато прижимая к голове большие уши, появился посреди комнаты.

— Где она? — прошипел Северус.
— На школьном стадионе, — испуганно пискнул домовик и тут же, вжав голову в плечи, виновато добавил: — Она — директор Хогвартса, Тинки не мог ей отказать.
— Верни её немедленно, — велел Снейп.

* * *


— Если вы ещё раз меня ослушаетесь, — прошипел он, спустя минуту зло глядя на совершенно не ощущавшую своей вины девчонку, — то я…
— Но это ведь квиддич! — возмутилась Минерва и так знакомо вздёрнула острый подбородок, что Снейп почувствовал, как от бессилия у него невольно опускаются руки. И что с ней теперь прикажете делать? Он никогда не понимал фанатичную увлечённость директора квиддичем.
— Вы ели? — сдаваясь, спросил он.
— Да! — радостно ответила Минерва, показывая ему полупустую тарелку с печеньем.
— А суп? — вновь теряя терпение, возмутился Снейп.
— Да кому нужен суп, — закатывая глаза, ответила Минерва, — когда есть имбирные тритоны!

* * *


В обед Северус все же еще раз решился ненадолго оставить Минерву одну. Снедавшее его беспокойства о здоровье директора все это время не давало ему покоя. Он строго-настрого велел маленькой Минерве никуда не отлучаться из его спальни, запечатал заклинанием дверь и вновь приставил к ней домовика, впрочем, на этот раз не слишком надеясь на нужный результат, а чтобы ей было чем заняться, оставил ей несколько книг по трансфигурации и анимагии. И лишь повторно убедившись в надежности защитных чар, наконец торопливо отправился в Большой зал.
За преподавательским столом было немноголюдно. Флитвик о чём-то тихо беседовал с Вектор. Синистра, скучая, выкладывала на своей тарелке замысловатый узор из брокколи и фасоли. Хуч читала журнал. МакГонагалл пришла на обед одной из последних.

— Что у вас здесь происходит? — устало опускаясь на своё привычное место, спросила она. — Мне только что доложили, что в Хогвартсе появился ребёнок.

Снейп невольно нахмурился. Выглядела директор не лучшим образом. Бледно-голубые глаза слезились, кожа стала казаться желтоватой, в движениях сквозила странная неуверенность.

— У нас их тут четыре сотни, директор, — стараясь сохранять невозмутимость, произнёс Снейп, накладывая себе в тарелку овощное рагу. — Какой именно из них вас интересует?
— Не делай из меня идиотку, Северус, — бросая на него осуждающий взгляд, сказала МакГонагалл, — ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю. У нас в замке маленький ребёнок. Её видели на поле для квиддича.
— Впервые об этом слышу, — возразил Снейп.

МакГонагалл вздохнула, окинула взглядом обеденный стол и вместо того, чтобы положить себе на тарелку нормальной еды, потянулась за имбирным тритоном.
«Всё-таки некоторые люди с возрастом не меняются!» — в раздражении подумал Северус.

— И почему в этом замке постоянно что-то происходит? — пожаловалась она.

Снейп покосился на Минерву, на её подрагивающие от внутренней слабости руки и бледное лицо, и решительно пододвинул к ней супницу.

— Прекратите есть всякую гадость, директор, — сказал он, — вы плохо выглядите, съешьте лучше суп! Куриный бульон, знаете ли, прекрасно улучшает цвет лица!
— Северус, мне что, семь лет? — удивлённо глядя на него поверх прямоугольных очков, возмутилась МакГонагалл и с совершенно независимым видом засунула в рот ещё одно имбирное печенье.

Снейп собирался ещё много чего не лестного сказать ей в ответ, но в это мгновение что-то больно обожгло его бедро. Он торопливо засунул руку в карман и выругался, повторно обжегшись о поттеровскую монету. Монета полыхала огнём.
Что-то случилось…

Он быстро поднялся, швырнул салфетку на стол и, ничего не объясняя Минерве, покинул Большой зал. И только в холле смог наконец вытащить злосчастный галеон из кармана.
На нагретой магией монете тревожно полыхала надпись.
«Через десять минут. Ваш камин. Срочно.»

* * *


— Мы только что обокрали Отдел Тайн! — спустя десять минут вываливаясь из его камина, сообщил Поттер.
— Вы — что? — поразился Снейп.
— Ну вы же сами велели — украдите… — сказал Гарри, вручая ему увесистый свёрток.
— Я выражался фигурально!
— Мерлин, профессор, да какая разница! — раздражённо отмахнулся Поттер. — Вы сказали, достаньте камень любым способом, вот мы и достали. Гермиона выяснила, где хранится ваш артефакт, а мы с Роном и Биллом выкрали его из хранилища.
— Вас же уволят...

Не то, чтобы это сильно его волновало, но…

— Ещё чего, — с показной бравадой возмутился Гарри. — Я же ПОТТЕР! Кто меня уволит? Отправят на пару недель в неоплачиваемый отпуск… Ну, сделают выволочку.
— Сколько у нас времени? — перебил его Снейп.
— Понятия не имею, — честно признался Гарри. — Мы поснимали с камня все защитные чары, но в Министерстве поднялся страшный вой, когда я сиганул с этой штукой в камин, — он стёр с расцарапанной щеки следы крови и штукатурки и успокаивающе добавил: — Билл и Рон позаботятся о том, чтобы каминный след не привёл авроров напрямую в Хогвартс. Так что, думаю, пару часов у нас есть.
— Если авроры появятся здесь раньше времени, найдите способ отвлечь их внимание, — велел Снейп, аккуратно убирая камень в карман, — и, если потребуется, задержите директора. Она начала что-то подозревать. Мы проведём ритуал на поле для квиддича. Если эта штука внезапно решит схлопнуть пространство, пусть лучше это случится за пределами замка.
Поттер кивнул и, запечатав камин, послушно направился в Большой зал.

* * *


— Вам пора возвращаться домой, — сказал Снейп, останавливаясь в дверях собственной спальни.
— Уже? — спросила Минерва, растерянно замирая на кровати.

Ей стало заметно хуже. Худенькое личико ещё больше заострилось, на тонких губах появилась сухая корка, выразительные, ещё недавно такие живые яркие глаза смотрели печально и отрешённо.

— Если нас с вами поймают, то у нас обоих будут неприятности. Вы же знаете, семилетним юным леди запрещено находиться в Хогвартсе. К тому же я уверен, что ваши родители уже с ума сходят от беспокойства.
— Я понимаю, — сказала она, откладывая в сторону книгу.

«Анимагия», — успел прочитать Снейп. Он повернулся к домовику и тихо приказал:
— Доставь нас на поле для квиддича.

* * *


На поле для квиддича было холодно. Ветер напряжённо трепал полотнища флагов, теребил разноцветные одеяния трибун и с завыванием закручивал листья в нескончаемые водовороты — осень все ощутимее вступала в свои права.

— Когда будете готовы, — сказал Снейп, устанавливая камень на деревянный помост, — просто положите на него руку и он сработает как портал.
— Что, если.. что, если я никогда больше не увижу Хогвартс? — спросила Минерва дрогнувшим голосом, внезапно отчаянно цепляясь за его ладонь. Её растерянный взгляд был устремлён вверх — на высокие башни замка, на остроконечные крыши, на низкое пронзённое шпилями небо, словно она старалась запомнить эту картину, надеясь впитать в себя каждую её деталь. — Вдруг я так и не получу своё письмо?

Снейп бросил встревоженный взгляд на ворота замка, опасаясь увидеть преследователей, и вдруг неожиданно решился.

— Послушайте меня, юная леди, — сказал он, опускаясь рядом с ней на одно колено. — Сейчас я расскажу вам кое-что очень важное, что совершенно точно не должен был вам говорить. В свои семь лет вы уже совершили невозможное. Вы не только силой воли и своего желания переместились на огромное расстояние, вы ещё и совершили прыжок во времени, отправившись в будущее на целых шестьдесят лет.

Глаза Минервы удивлённо распахнулись.

— На моей памяти, — продолжил Снейп, — такое волшебство ещё не удавалось никому. Сегодняшний день — это ваше будущее, Минерва, поэтому я отлично знаю, о чём говорю. Вы вырастете и станете замечательной и очень могущественной волшебницей. Получите награду, как лучшая ученица школы, будете играть в квиддич, как ваша мать, и научитесь анимагии. Спустя много лет я тоже поступлю в эту школу, и вы научите меня трансфигурации и многим другим, очень важным вещам, а потом вы станете директором Хогвартса и будете защищать его от самого тёмного и опасного волшебника столетия! И победите! Так что не позволяйте никаким тощим МакГилли, единственная заслуга которых случайное превращение жабы в башмак, лишать вас веры в себя. Вы ещё всем им покажете, я вам обещаю!

Минерва порывисто обняла его и решительно положила руку на камень.
— Я не позволю, — пообещала она и исчезла…

* * *


— Потрясающе! — сказала Минерва МакГонагалл, директор школы Чародейства и волшебства, сидя за завтраком в Большом зале и читая только что полученное с совой письмо.
— Что там на этот раз? — со скучающим видом спросил Снейп, прекрасно понимая, что ему всё равно не удастся отвертеться от рассказов о замечательных директорских племянниках.
— У младшего сына Роберта случился первый магический выброс. Он испугался собаки и трансгрессировал в скворечник.
— Оригинально, — с ухмылкой отозвался Снейп и перевернул следующую страницу "Ежедневного Пророка".
— И не говори! — едва заметно погрустнев, согласилась МакГонагалл. — Не то, что у меня. Мой первый магический выброс был разочаровывающе скучен. Впрочем, на самом деле я мало, что о нём помню. Кажется, мне было лет семь, я подпалила собственную кровать и, свалившись с неё с испугу, довольно сильно ударилась головой. Провалялась потом в постели целую неделю.

Минерва отложила вилку в сторону и вдруг задумалась.

— Хотя потом мне почему-то очень долго снились странные сны. Я видела во сне Хогвартс, настоящий, такой, каким он оказался на самом деле, а ещё как кто-то трасфигурирует чашку в жабу, — она посмотрела вверх на зачарованный потолок, и на губах её неожиданно появилась тёплая мечтательная улыбка. — Это было так впечатляюще, так невероятно волшебно, что именно тогда я и решила, что, когда вырасту, непременно посвящу свою жизнь трансфигурации!

~ конец 1 истории ~


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:04 | Сообщение # 5
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: «Неотвратимые последствия»
Автор: MaggieSwon
Персонажи: Северус Снейп, Минерва МакГонагалл, Гарри Поттер, Рон Уизли
Рейтинг: General
Жанр: приключения
Саммари: Обворовывая Отдел Тайн, будь готов к тому, что рано или поздно тебя настигнут неотвратимые последствия.

Фик занял первое место на конкурсе «Гарри Поттер и Орден Фикрайтера», этап 2 «Магический Артефакт» на сайте fanfics.me
«Неотвратимые последствия» является продолжением фанфика «Директор Хогвартса»

Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: конструктивное


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:04 | Сообщение # 6
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1. Захват

— Мы должны с этим что-то сделать! — сказала директор школы Чародейства и Волшебства Минерва МакГонагалл, возмущённо глядя на валявшиеся на земле головы горгулий, еще вчера украшавшие водосток во внутреннем дворе. — Я имею в виду — в воспитательных целях. Мы не можем закрыть на это глаза, иначе уже через неделю они до основания разрушат весь Хогвартс.
— Ещё одних близнецов Уизли этот замок не переживёт, — кивая головой, согласился Флитвик.
— Играть головами горгулий в квиддич это так по-гриффиндорски, — презрительно кривя губы, сказал Снейп. — Ведь голова не может тебе ответить, другое дело если бы она хотя бы кусалась…

Они втроём посмотрели на большое арочное окно с обломками тройного каменного переплета, послужившего игрокам в квиддич импровизированными кольцами, и с опаской отошли в сторону. Западная часть галереи определённо собиралась вот-вот рухнуть.

— Уверена, что без слизеринцев тут тоже не обошлось, — ответила МакГонагалл, оборачиваясь к противоположной стороне галереи, где красовалось точно такое же разрушенное арочное окно.
— Возможно, — охотно согласился Снейп, — однако только гриффиндорцы умудрились попасться.
Все трое перевели взгляд на груду каменных обломков, усыпавших внутренний двор, на сломанную колонну, накренившуюся под неестественным углом, и тяжко вздохнули.

— Давайте отправим их чистить совятню, — миролюбиво предложил Флитвик, — без магии.
— И через неделю они снова решат сыграть со слизеринцами в квиддич. Вопрос только, чем? Давайте их лучше отчислим! В назидательных целях! И целый год проживём спокойно. Уверен, Попечительскому совету школы настолько надоело тратить деньги на постоянное востановление Хогвартса, что они охотно нас поддержат.
— Северус, тебе лишь бы извести всех гриффиндорцев под корень! — возмутилась Минерва. — Давайте лучше…

Но прежде, чем она успела договорить, внезапно налетевший порыв ветра пронёсся сквозь открытую галерею, и повреждённая каменная кладка болезненно загудела.

— Ну вот, сейчас рухнет, — расстроенно сказала МакГонагалл.
— Нет, это не галерея! — встревоженно поднимая голову вверх, возразил Флитвик. — Это купол. Что-то не так… Магия нестабильна...

Снейп проследил за его взглядом, тоже невольно ощущая, как там, наверху, в безоблачном сентябрьском небе творится нечто странное. И в следующее мгновение невидимый защитный купол над их головами подёрнулся рябью, не выдержав внешнего напряжения, и синее безоблачное небо перечеркнул одинокий след аппарации. Он чёрным вихрем беззвучно пронёсся через всё небо, ударился о мост и, закружившись в водовороте непроглядной мглы, мгновенно преобразился в человека.

— Мерлин… — ахнула МакГонагалл, и в ту же секунду антиаппарационный купол Хогвартса не выдержал.
Десятки червоточин, одна рядом с другой, чернильными кляксами расцвели в небе, и тёмные вихри аппараций, просачиваясь сквозь образовавшиеся в куполе разрывы, стремительно понеслись к земле. Пять, десять, пятнадцать... В какой-то момент Снейп сбился со счёта, их было много, слишком много… Казалось, где-то там, над защитным антиаппарационным куполом только что взорвалось зеркальное отражение Хогвартса, и теперь обгорелые дымящиеся обломки сыпятся с неба сплошным чёрным дождём. Окутанные клубящимся дымом, они долетали до земли, бились о скалы, виадук, крышу галереи, брусчатку внутреннего двора, пинакли и парапеты замковых стен и превращались в фигуры, одетые в тёмные мантии.

— Это невыразимцы! — растерянно пискнул Флитвик. — Что они здесь делают?
— Не знаю, — тихо ответила МакГонагалл, — однако, учитывая способ их появления, не стоит рассчитывать, что это будет визит вежливости.

Она посмотрела на гостеприимно распахнутые двери Хогвартса и ещё тише добавила:
— Вернитесь в замок, оба! Пусть старосты отведут всех детей в гостиные.

Но Снейп отрицательно покачал головой.

— Что бы это ни было, директор, я не оставлю вас здесь одну.
— Не думаю, что они представляют опасность, — возразила МакГонагалл.

Снейп окинул взглядом десятки тёмных неподвижных фигур, в напряжённом молчании застывших вокруг внутреннего дворика, и решил, что не стоит быть так в этом уверенным.

— Чего они ждут? — спустя пару минут спросила Минерва.
— Не знаю, — ответил Снейп.

Тёмные плащи в пол, капюшоны, надвинутые на лица, и напряженная тишина… сгустки враждебной магии. Словно дементоры…

Снейп попытался усмирить так некстати разыгравшееся воображение и на всякий случай нащупал спрятанную в кармане палочку.

— Это закрытая территория школы, — решительно делая шаг вперёд, сказала МакГонагалл. — Вам запрещено здесь находиться.

Стоящий поблизости невыразимец медленно снял с головы капюшон и произнёс гулким механическим голосом:
— Полагаю, вам лучше вернуться в замок, директор.

Лицо у невыразимца было странным — бледным, худым, с высокими, резко очерченными скулами, но каким-то мутным, словно смотреть на него приходилось через толщу воды. Он склонил голову набок, и светлые волосы на его голове вдруг стали рыжими, нос удлинился, приобретая крючковатую форму, появилась борода, щёки раздались, лицо округлилось и, не останавливаясь ни на мгновение, продолжило меняться, пока вновь не стало худым и бледным. Впечатление было жутким — живая, постоянно изменяющаяся маска, магия метаморфов. Снейп никогда не видел подобного раньше — собственная армия невыразимцев, личная гвардия Отдела Тайн.
Те, кому хоть раз доводилось с ними сталкивался, называли их «безликими».

— Полагаю, вам лучше здесь не командовать, — спокойно посоветовала ему МакГонагалл. — Что вы здесь делаете?
— Мы пришли забрать своё, — ответил невыразимец, — отдайте то, что принадлежит нам, и мы спокойно уйдём.

Снейп судорожно нащупал в кармане несколько золотых монет и тут же нервно сжал их в кулак. Поттер. Мальчишку надо было срочно предупредить. Он быстро перебрал монеты, пытаясь наощупь определить правильную, но так и не найдя ни одной подсказки, не глядя засунул палочку в карман. Он не был уверен, что магия сработает, но второго шанса могло и не представиться.
«В Хогвартсе невыразимцы. Школа в осаде. Исчезните», — произнёс он мысленно, не разжимая губ.
Вспыхнуло заклинание, и все монеты в его кармане нагрелись разом, болезненно обжигая ногу.

— Где он? — требовательно повторил невыразимец.
— Кто — он? — раздражённо спросила МакГонагалл. — Я не понимаю, чего вы хотите. И снимите наконец эту дурацкую маску, — она указала на постоянно изменяющееся лицо невыразимца и тут же добавила: — Это невежливо, вы в моём доме.
— Отдайте нам то, что вы забрали, и никто не пострадает, — невыразимец угрожающе поднял палочку, и десятки других безликих теней, стоящих за его спиной, проделали то же самое.

Снейп молниеносным движением выхватил из кармана собственную палочку, возводя щитовые чары, но МакГонагалл остановила его жестом руки.

— Мы не станем кидаться здесь заклинаниями! Это школа! Где ваш старший? Или вы немедленно объясните мне, что здесь происходит, или я вынуждена буду сообщить о происходящем в Министерство Магии и вызвать сюда авроров.
— Не думаю, что авроры смогут сюда попасть... — из тени галереи послышался низкий мужской голос, а спустя пару секунд его обладатель медленно вышел на свет. — Просто отдайте мне то, что я прошу, Минерва, и я не стану применять силу. Не искушайте судьбу, не в этот раз.

Невысокий, плотный, уже в годах... На нём не было маски метаморфа, и мантия казалась совершенно обычной, тёмно-синей. Зачёсанные назад волосы, наметившиеся залысины, круглое, ничем не примечательное лицо. Вот только взгляд у невыразимца был совершенно иной: умный, цепкий и очень внимательный.

— Ну, конечно, Джулиус Кейн. И почему меня это не удивляет? — сказала МакГонагалл со странной смесью гнева и пренебрежения в голосе. — Что вы здесь делаете?
— Два дня назад некто неизвестный похитил из Отдела Тайн ценный магический Артефакт, и следы этого похищения привели меня в Хогвартс, — в тон ей ответил Кейн. — Вы снова мутите воду, Минерва? И почему меня это не удивляет?
— Никто из моих преподавателей не покидал школу в течение всей недели, — возразила ему МакГонагалл, — так что на этот раз следы завели вас не туда.
— А вот это мы сейчас и проверим. Вы же не думаете, что я поверю вам на слово? — Кейн сделал едва различимый жест рукой, и стоящий за его спиной невыразимец что-то аккуратно вытащил из-под плаща.

Снейп напрягся, крепче сжимая палочку, но это оказалась всего лишь магическая рамка. Тонкая, изящная, из тёмного дерева, украшенная резными рунами, она мягко светилась едва различимым серебристым светом, невольно притягивая взгляд.

— Вы же знаете, что любой магический артефакт оставляет след? — с мягкой улыбкой спросил Кейн. — Очень устойчивый след… Минерва.

Он вновь махнул рукой невыразимцу и тот медленно приблизился к МакГонагалл.

— Вы позволите, директор? — спросил Кейн.

Минерва фыркнула, ничуть не скрывая своего отношения к происходящему, но всё же кивнула.
Невыразимец провёл рамкой вдоль тела МакГонагалл и отрицательно покачал головой.

— Ну, что ж, вы чисты, — всё с той же улыбкой сказал Кейн, — другого, впрочем, я и не ждал. Не тот возраст, знаете ли, чтобы самой обворовывать Отдел Тайн.

Глаза МакГонагалл яростно вспыхнули, но она вновь сдержалась.

Невыразимец приблизился к Снейпу и рамка в его руках тихонько затрещала.
Северус напрягся.

— Контакт, но не прямой, — сказал невыразимец, продолжая медленно водить рамкой возле груди Снейпа. — Около двух суток назад.
— Ну вот мы и нашли наш первый след, Минерва, — сказал Кейн. — Профессор Снейп, какая приятная неожиданность, — он повернулся к Снейпу и, продолжая улыбаться спросил: — Мне ведь не стоит надеяться, что вы сами нам всё расскажете?

И в следующее секунду Снейп почувствовал, как кто-то лезет к нему в голову. Отточенный годами защитный механизм сработал почти мгновенно. Ответный ментальный удар оказался такой силы, что невыразимца с рамкой подбросило не меньше чем на три фута и со всей силы ударило о брусчатку.

— Вот дерьмо! — хватаясь за голову, выругался невыразимец.

Минерва посмотрела на Кейна, на Снейпа, перевела взгляд на невыразимца, лежащего на брусчатке, и с искренним любопытством спросила:

— Вы что, и правда на полном серьёзе думали, что у вас получится залезть к Северусу в голову?
— Что ж, если вы не хотите по-хорошему, — пожимая плечами, сказал Кейн, — придётся применить силу.
Он обернулся к своим людям и велел:

— Накрывайте!

Десятки невыразимцев вскинули вверх палочки, и фиолетовые сгустки магии тонкими струйками потянулись в самое небо. Они ширились, сцеплялись между собой, постепенно разрастаясь, пока не превратились в сплошное магическое полотно — защитный купол. Теперь никто без позволения невыразимцев не сможет покинуть замок или войти внутрь.

Что-то больно кольнуло Снейпа под ложечкой. Он до последней минуты не верил, что невыразимцы решатся захватить Хогвартс.

— Вы не покинете пределы этой школы, пока мы не получим то, что ищем! — сказал Кейн. — Отдайте ваши палочки, — и, предвосхищая их возмущение, мягко добавил: — Пожалуйста, Минерва, я не хочу никого оглушать.

МакГонагалл вытащила из кармана собственную палочку и протянула её Кейну. Снейп послушно проделал то же самое. Минерва была права — здесь, во внутреннем дворике замка, им было не выстоять против полусотни невыразимцев.

— Мои люди обыщут Хогвартс, — сказал Кейн, — и, если не возражаете, директор, я предпочёл бы начать с вашего кабинета, — он сделал приглашающий жест рукой и, глядя на Снейпа, с усмешкой добавил: — А вам, профессор Снейп, придётся подождать нас в холле. Теперь вы самый ценный для нас человек, и мы не можем позволить себе вас потерять, уж точно не в этой школе!

* * *


Снейп опустился на ступеньку мраморной лестницы, устало прикрыл глаза и попытался сосредоточиться. Он знал, что Локус Темпорибус невыразимцы в замке не найдут, об этом он позаботился заранее, но вряд ли стоило рассчитывать, что после неудачного обыска они просто покинут школу. Как и не стоило надеяться, что после добровольного возвращения артефакта его просто отпустят. Не в это раз… Не сегодня…
Здесь что-то было не так! Здесь всё казалось не тем, чем было на самом деле!

Северус яростно потёр виски, пытаясь поймать ускользающую мысль, и вдруг что-то почувствовал. Он медленно поднял голову и замер, не слишком доверяя собственным глазам.

Посреди внутреннего дворика, высоко подняв руки над головой, стоял Поттер.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 19:04 | Сообщение # 7
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2. Поттер

— Какого чёрта вы здесь делаете? — зашипел Снейп, когда спустя пару минут, обыскав Поттера и отобрав у него палочку, невыразимцы наконец позволили мальчишке усесться на ступеньки.
— Я пришел сдаться, — тихо ответил Гарри.
— И, позвольте узнать, какого Мерлина вам это понадобилось, жертвенный вы наш?
— Но ведь это я украл камень.

Снейп внимательно посмотрел на Поттера и устало покачал головой.

— Иногда мне кажется, что вы и правда идиот, Поттер. Посмотрите вокруг, — он обвёл выразительным взглядом холл, охраняемый невыразимцами, и мрачный фиолетовый купол, видневшийся над Хогвартсом, и сухо спросил: — Вы действительно верите, что всё, что здесь сейчас происходит, это потому, что вы украли камень? Локус Темпорибус, конечно, чертовски ценный артефакт, вот только его пропажа едва ли поставила бы Отдел Тайн на уши. Локус латает дыры, созданные другими, восстанавливает ткань времени, лечит пространство и мироздание, но при этом он абсолютно безвреден. Для чего бросать на поиски абсолютно безопасного Артефакта так много невыразимцев? Вы видели, сколько их здесь?

— Я вообще не представлял, что их так много, — шёпотом ответил Гарри, — я думал, Отдел Тайн это два десятка чокнутых учёных, которые ставят жуткие и абсолютно бесполезные эксперименты над магией, собирают пророчества и приглядывают за артефактами… А тут такое... Да наш Аврорат им в подметки не годится!
— Я бы не стал их переоценивать, — тихо сказал Снейп, — невыразимцы — это не тайный орден со сверхчеловеческими способностями. Это обычные маги, обученные паре десятков трюков. И, на мой взгляд, сейчас эти маги чем-то очень сильно напуганы.

Они какое-то время помолчали, а затем Гарри с внезапной надеждой спросил:

— А вдруг это вообще не связано с нами?
— На такое счастье я бы не рассчитывал, Поттер. Но они ищут не Локус, а что-то совсем другое, просто мы пока не понимаем, что…
— Почему они не говорят прямо, что именно им нужно?
— Вероятно, тайна, ради которой они здесь, очень ценна, и они не хотят без надобности посвящать в неё лишних людей. А возможно, как я уже вам сказал, мы просто чего-то не понимаем.

— Но ведь они могут задать все необходимые им вопросы, а потом просто стереть нам память!
— Вы напрасно считаете, что стереть память всем преподавателям Хогвартса так легко. Среди нас немало окклюментов. А дети? К тому же, подобные действия будут иметь серьёзные политические последствия. Министерство Магии давно ищет способ взять Отдел Тайн под свой контроль, многие влиятельные волшебники Визенгамота в открытую выражают недовольство излишней независимостью Отдела Тайн. Они считают, что такую силу крайне опасно оставлять без надзора. Ситуация накалялась не один год, а сейчас, когда на посту достаточно сильный Министр, многие считают, что пришло время действовать.
— Вы думаете, невыразимцы могут попытаться совершить… переворот?

— Захватить власть в стране? Не знаю, — Снейп ещё сильнее понизил голос, внимательно глядя на стоящего у стены «безликого». — Тёмный Лорд пытался привлечь невыразимцев на свою сторону, но кроме отдельных личностей, вроде Августа Руквуда, Отдел Тайн так и не пожелал принять его сторону. Однако я не могу утверждать, что отказ Лорду был связан исключительно с их желанием сохранить верность Министерству. Скорее всего, они преследовали свои собственные цели. Отдел Тайн существовал задолго до создания Министерства Магии, и, хотя нет ни одного доказанного случая прямого вмешательства невыразимцев в политику страны, стремительная кончина Радольфуса Лестрейнджа (РадольфусЛестрейндж (англ. RadolphusLestrange) — пятнадцатый министр магии Великобритании (1835-1841)), случившаяся сразу же после неудачной попытки расформирования Отдела Тайн, заставляет о многом задуматься. Но как бы там ни было, я ни за что не стал бы им доверять.

— А что, если они и правда готовили переворот? — встрепенулся Гарри. — И теперь считают, что два дня назад, проникнув в Отдел Тайн, мы завладели доказательствами их измены?
— Я думаю, что у вас неуёмная фантазия, Поттер. Вам ещё в школе вечно мерещились заговоры, — ответил Снейп, однако, немного помедлив, всё же спросил: — Вы ведь больше ничего не брали в Отделе Тайн?
— Нет, да и зачем нам? Мы же не идиоты!

Снейп скептически посмотрел на Поттера, но промолчал.

— Что мы будем делать? — спустя пару минут, нервно поёрзав на ступеньке, вновь спросил Гарри.
— Слушать и наблюдать, — ответил Снейп.
— Но мы же не можем сидеть без дела...
— Послушайте, Поттер, — раздражённо зашипел Снейп, — сейчас не время размахивать палочками. Невыразимцев много, слишком много, и нам с ними не справиться. Сейчас нам нужна информация. Единственный способ выбраться из этой истории без потерь, это заключить сделку. И чтобы сделать это, нам важно понять, что именно невыразимцы хотят найти!
— А вы пробовали легилименцию?
— Пробовал, но у них неплохая защита. Щит, конечно, стандартный, но мне всё равно не взломать его без палочки.

Поттер надолго замолчал, хмуро разглядывая невыразимцев, поморщился, то и дело потирая виски, а затем неожиданно спросил:

— Что такое «прилипала»?
— А почему вы об этом спрашиваете? — насторожился Снейп.
— Вон тот парень, — Поттер указал взглядом на невыразимца, получасом ранее получившего ментальный удар от Снейпа. — Он злится и постоянно об этом думает. Так что можно сказать, что я прочёл об этом у него в голове.
— Вы? Прочли? — не слишком доверяя собственным ушам, с издёвкой переспросил Снейп.
— Вы правы, профессор, я по-прежнему не силён в окклюменции и мне плохо удаётся защищать собственный разум, особенно, когда я бываю зол. А вот в умении читать чужие мысли я немного поднаторел.
— Легилименция это не чтение мыслей… — начал Снейп.
— Да какая разница, как это называется, профессор, — огрызнулся Гарри, — это не легилименция, это нечто другое. Эта способность осталась во мне ещё с тех пор, когда я был крестражемВолдеморта и мог видеть, что творится у него в голове. Я не знаю, как это работает, и не умею этим толком пользоваться… Но когда рядом со мной кто-то злится, у меня начинает сильно болеть голова, а потом я просто вижу его мысли… урывками, словно вспышки.
— Спонтанная легилименция! По-Поттеровски... Чудно! — сказал Снейп. — У вас всё, не как у людей, Поттер.

Он собирался ещё что-то добавить, но передумал.

— Так что такое «прилипала»? — спросил Гарри.
— Понятия не имею, — честно признался Снейп и, поймав удивлённый взгляд Поттера, нахмурился. — И что вы на меня так смотрите?
— Странно, что на свете есть вещи, которых вы не знаете, профессор, и ещё более странно, что вы в этом признаётесь, — ответил Поттер. — А что если «прилипала» это и есть та штука, что они ищут?
— Да не знаю я, Поттер, возможно, — раздражённо ответил Снейп. — А возможно, это нечто, что они планируют использовать, чтобы заставить нас отвечать на свои вопросы.

Он представил, как нечто склизкое и липкое, похожее на улитку или флоббер-червя, присасывается к его голове, и ему стало тошно.

— Тихо, — внезапно сказал Поттер и не слишком любезно толкнул его под руку.
— Итак, у нас гость, — спускаясь по мраморной лестнице, сказал Джулиус Кейн. — Какая приятная встреча.
МакГонагалл молча шла за его спиной — высокая, прямая, с сердито поджатыми губами.
— И что же здесь делает знаменитый аврор Поттер? Младший аврор Поттер, спешу заметить…

— Аврор Поттер прибыл сюда с намерением узнать, на каком основании Отдел Тайн удерживает преподавателей Хогвартса в заложниках! — ответил Поттер, вставая со ступенек. — Это государственная измена.
— Как пафосно, — с улыбкой сказал Кейн.
— На Поттере тоже есть след, — негромко произнёс один из невыразимцев. — И этот след ещё более сильный.

— Ну вот, директор, а вы говорили, что наши поиски безнадёжны! — ухмыльнулся Кейн, оборачиваясь к МакГонагалл. — По мне, так мы всё ближе и ближе к нашей цели. Стоило ловушке захлопнуться, как ваши мышки потянулись к нам сами. Что ж, думаю, пришло время закончить этот фарс. Два человека в этом холле имели контакт с артефактом. Вы умная женщина, Минерва, и наверняка понимаете, что вам не отвертеться. Рано или поздно я найду способ залезть к вам в головы, и эта процедура не покажется вам приятной. Обсудите со своими людьми условия сдачи, скажите, чего вы хотите, и мы сможем договориться.

Кейн сделал приглашающий жест рукой, указывая на двери Большого зала, и губы его вновь растянулись в улыбке.
Снейп поднял на директора взгляд и без всякой легилименции почувствовал, что внутри МакГонагалл полыхает настоящая ярость.

* * *


— Оглохни! — проводя рукой над их головами, сказала МакГонагалл, когда спустя пару минут они втроём остановились в центре Большого зала.
— Это что, беспалочковая магия? — поразился Гарри.
— Беспалочковой магии не существует, Поттер, — ответил Снейп. — Это Хогвартс. Я говорил вам, что замок всегда исполняет желания своего директора.
— Немедленно заткнитесь, вы, оба! — разгневанно воскликнула Макгонагалл. — Или вы сейчас же расскажете мне всё, что произошло, или я вас прокляну! Что бы вы там ни затеяли, вам не справиться без моей помощи. Для чего вы обокрали Отдел Тайн? И где та штука, которую они ищут?
— Мы не знаем, что они ищут, — ответил Снейп. — Мы действительно кое-что украли в Отделе Тайн, но это не то, что им нужно…

МакГонагалл скептически посмотрела на него, и Снейп, тяжело вздохнув, приготовился объяснять.

— А что такое "прилипала"? — внезапно спросил Поттер.
— Прилипала? — поражённо переспросила МакГонагалл, и в её глазах неожиданно промелькнул страх. Она внимательно посмотрела на Гарри и негромко добавила: — Прилипала — это очень страшная штука, Поттер! Она уничтожает волшебников, высасывая из них магию.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:13 | Сообщение # 8
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3. PassimAblactanis

— Сядьте, — велела МакГонагалл, — у нас не очень много времени, но я должна вам это рассказать. Если здесь замешаны прилипалы, это многое объясняет. И то, почему здесь невыразимцы, и что здесь делает Джулиус Кейн, — она на некоторое время задумалась и, наконец, сказала: — Эта история началась лет тридцать назад.

В то время наше магическое общество переживало серьёзнейший кризис. Рождаемость среди магов катастрофически упала, а в семьях чистокровных всё чаще и чаще стали рождаться сквибы. Целое поколение, выросшее на идеях Гриндевальда, помешанное на чистоте крови, в одночасье столкнулось со страшной угрозой вымирания. В попытке спасти ситуацию в Министерстве предприняли беспрецедентные меры по смягчению Статута секретности. После стольких лет строжайших запретов, магам и волшебницам, вступающим в брак с маглами, наконец разрешили не только сообщать мужьям и жёнам о своем магическом происхождении, но и колдовать в их присутствии.

Смягчение закона мгновенно привело к увеличению числа смешанных браков. Теперь связывать свою судьбу с маглами стало нестрашно, ведь больше не нужно было делать выбор между магией и стремлениями сердца, — МакГонагалл поджала тонкие губы, и пальцы её невольно дрогнули, сжимая рукав мантии. — Рождаемость в смешанных семьях стала расти. Однако проблема сквибов по-прежнему стояла очень остро. Чистокровные семьи вкладывали немалые деньги в исследования в этой области. Было разработано много экспериментальных зелий, якобы увеличивающих магический потенциал волшебников. Но время шло, а проблема не решалась. С каждым годом магия просыпалась в детях всё позднее, а в некоторых была так слаба, что лишь возможность с большим трудом справиться с простейшими заклинаниями отличала их от настоящих сквибов.

Альбус, всегда интересовавшийся природой магии, много экспериментировал в те годы с различными материалами и магическими усилителями, в том числе и с драконьей кровью. Он высказал теорию, что раз мы ощущаем магию, как нечто материальное, то значит, её можно извлечь и перераспределить. Вместе с Николасом Фламелем они несколько лет пытались найти способ воплотить свои теории в жизнь, и в конце концов им удалось создать магический артефакт, получивший название Passimablactanis. Артефакт был способен забирать часть магической силы у одних волшебников и, с большими потерями, но всё же передавать её другим.

Во время экспериментов на добровольцах они достигли довольно впечатляющих результатов и даже смогли пробудить магический потенциал у нескольких сквибов, но затем неожиданно выяснилось, что у волшебников, принявших участие в экспериментах, появились тяжёлые побочные эффекты. Доноры магии, имевшие контакт с Passimablactanis, даже спустя несколько месяцев после окончания эксперимента по-прежнему ощущали связь с артефактом. Им казалось, что он вытягивает из них силу, и, хотя падение магического потенциала так и не было доказано, почти никто из них так и не смог полностью оправиться от его воздействия. В результате несколько волшебников сошли с ума, а остальные ещё долго мучались непрекращающимися кошмарами и постоянными головными болями. Альбус и Фламель много спорили о допустимости подобных исследований в сложившихся обстоятельствах, но, в конце концов, Альбусу всё же удалось убедить Николаса в необходимости их прекращения.

Они выступили с развёрнутым докладом на магическом конгрессе, где поделились с научной общественностью результатами своих экспериментов, а затем закрыли лабораторию и, по решению Министерства, передали PassimAblactanis на хранение в Отдел Тайн. Артефакт запечатали и разместили в особом закрытом хранилище, а все их совместные исследования в этой области были на долгие годы прекращены, и, хотя Альбус не отчаивался и по-прежнему продолжал экспериментировать с восстановлением магии, к идеям Ablactanis'a они никогда больше не возвращались.

Однако спустя почти семь лет разразился страшный скандал. Один из учёных, работавших в Отделе Тайн, случайно принёс домой какой-то предмет из лаборатории, и это нечто за одни сутки выпило из его семьи всю силу, иссушив их до состояния полнейшего магического и психического истощения, и едва не лишило их жизни. Невыразимцы всячески пытались замять эту историю, но пострадали дети, и история всё же стала достоянием общественности. В результате громкого расследования, в котором весьма деятельное участие принял и сам Альбус, выяснилось, что вопреки решению Министерства все эти годы в Отделе Тайн не только продолжались эксперименты с PassimAblactanis, но и были созданы его частично изменённые копии, которые получили название «прилипалы». Прилипалы обладали умением незаметно присасываться к волшебнику и вытягивать из него магию. И хотя невыразимцы утверждали, что единственная цель, которую они преследовали, копируя PassimAblactanis — это создание лекарства, способного дать возможность сотням сквибов вести полноценную, наполненную магией жизнь, многие усмотрели в этом попытку создания настоящего оружия.

Мы с Альбусом были уверены, что сразу после расследования PassimAblactanis и все «прилипалы» будут наконец уничтожены. Но в Визенгамоте неожиданно начались бесконечные, затяжные споры, а входящие в его состав волшебники разделились на противоборствующие фракции, и всему виной был именно ДжулиусКейн, возглавлявший в то время отдел исследований экспериментальной магии. Он умело манипулировал общественным мнением, постепенно обретая всё новых и новых сторонников, убеждая Визенгамот и чиновников Министерства Магии, что эксперименты, имеющие столь важное социальное значение, не должны прекращаться из-за одного несчастного случая. Ему удалось убедить немало учёных умов в том, что исследования Дамблдора и Фламеля провалились лишь потому, что их артефакт оказывал на волшебников слишком сильное воздействие. Отдел же Тайн, по его словам, смог создать более слабые копии PassimAblactanis, и их подконтрольное использование больше не причиняло никакого вреда донорам магии.
В прессе появилась масса статей о социально ответственных разработках Отдела Тайн. Кейн утверждал, что со временем прилипалы будут способны забирать магию у обскуров, тем самым спасая обреченных на смерть детей, и отдавать их магию нуждающимся сквибам. К тому же, Отдел Тайн настойчиво предлагал использовать прилипал в качестве магической охраны Азкабана, утверждая, что они способны весьма эффективно заменить дементоров. Заключённые использовались бы как постоянные доноры магической силы, тем самым принося пользу обществу и при этом полностью лишаясь возможности колдовать и совершить побег.

Не знаю, сколько бы ещё времени в Визенгамоте велась полемика об этичности и гуманности использования прилипал, и неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы благодаря Альбусу внезапно не вскрылись очередные жуткие подробности этой истории. Оказалось, что во время экспериментов с прилипалами в Отделе Тайн донорами магии были не волшебники-добровольцы и не заключённые Азкабана, а домовики, подневольно переданные туда своими хозяевами. Это перетянуло общественное мнение на нашу сторону. Отдел Тайн был вынужден свернуть все исследования в этой области, ДжулиусКейн едва не лишился должности, а прилипалы были уничтожены. И если сейчас, спустя столько лет, вы вновь услышали о прилипалах, то значит кто-то в Отделе Тайн снова нарушил закон. И если этим человеком был ДжилиусКейн, то у нас с вами очень серьёзные неприятности.

— Директор права, — сказал Снейп. — Если спустя почти тридцать лет на сцене вновь появляется якобы уничтоженный артефакт и его копии, способные незаметно прилепляться к волшебникам и вытягивать из них всю магическую силу, а на фоне всего этого в Магической Британии разгорается нешуточный конфликт между Министерством Магии и Отделом Тайн, невольно на ум приходит ваша паранойя, Поттер. Что вы там говорили о вселенских заговорах? Что, если два дня назад, проникнув в Отдел Тайн, вы случайно завладели доказательствами их измены? Даже если они не собирались использовать прилипал, как оружие, сейчас им вряд ли удастся это доказать.

— Вы думаете, они считают, что когда мы были в Отделе Тайн, мы видели их прилипал? — спросил Поттер.
— Нет, Поттер, боюсь, они считают, что вы вынесли прилипал на себе, — ответил Снейп. — Причём вынесли намеренно.
— Но... — начал было Гарри и вдруг осёкся…
— Помню, в тот день, когда вы принесли мне камень, вы сказали, что сняли с него все защитные чары, но, когда залезли с ним в камин, в Министерстве поднялся страшный вой. Думаю, на самом деле сигнальные чары сработали не на Локус Темпорибус, а на прилипалу. Кто из Уизли был с вами в камине в тот момент?
— Рон, — резко бледнея, сказал Гарри, — он должен был запутать следы…
— Если Рон Уизли вынес на себе прилипалу два дня назад, — дрогнувшим голосом сказала МакГонагалл, — то его, возможно, уже нет в живых. Слишком долгий контакт. Даже жалкая копия PassimAblactanis ещё никогда никому не оставляла ни единого шанса.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:19 | Сообщение # 9
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4. Рон

— Лучше б эта штука прилипла ко мне, — в сердцах сказал Поттер, стараясь за собственным гневом спрятать охвативший его страх, — она бы моей магией подавилась.

МакГонагалл положила руку ему на плечо и с материнским сочувствием в голосе сказала:

— Послушайте, Поттер, я вас понимаю, вам сейчас…
— Простите, директор, — перебил её Гарри, — но мне нужно срочно выбраться из Хогвартса. Я должен помочь Рону.
— Поттер, — сказал Снейп, испытывая болезненное нежелание говорить мальчишке, что его друг умер. — Вы ему уже ничем… — и вдруг осёкся: — Часы. У Молли ведь есть часы!
— Если бы Рон был в смертельной опасности, миссис Уизли уже прислала бы мне Патронуса, — сказал Гарри. — А значит, Рон жив, возможно, ранен или обессилен, но жив. И я должен его найти.

— Но куда вы пойдете, Поттер? — спросил Снейп. — Вы ведь не знаете, где искать.
— Я знаю, где начать, — уверенно ответил Поттер. — Рон ведь не дурак. Он наверняка должен был почувствовать, что с ним что-то не так. Раз «прилипала» выпивает магию постепенно, значит у него было время всё обдумать. Какая-то дрянь лишает вас сил после того, как вы ограбили Отдел Тайн. О чём бы вы подумали в первую очередь, профессор?
— Что это яд, какая-то болезнь или проклятье, — ответил Снейп.
— И я подумал бы точно так же, — согласился Гарри, — а ещё я бы, пожалуй, решил, что это заразно. Думаю, Рон рассуждал так же как мы. А значит, он никогда не отправился бы в Нору, в коттедж Ракушка или к Гермионе. И раз невыразимцы его не нашли, значит, он не стал обращаться и в Мунго. Так где же он может прятаться?
— Понятия не имею, — честно признался Снейп.

— Какое самое безопасное место в Англии вы знаете? Где каждый, кто ищет помощь, всегда её получает?
— В Хогвартсе?! — удивлённо спросила МакГонагалл. — Вы думаете, Уизли в Хогвартсе?
— Нет, директор, конечно, он не в замке. Тут же дети. Но я думаю, он прячется где-то поблизости. Возможно, в Визжащей хижине. По крайней мере, я бы отправился именно туда, — он огляделся по сторонам и подошёл к окну Большого зала. — Как отсюда можно выбраться, профессор? — спросил он, стараясь на глаз прикинуть высоту.
— Не глупите, Поттер! — ахнула Минерва. — Здесь есть другой выход, — она вытащила из кармана три монеты разного достоинства и протянула их Поттеру. — Помните комнату, в которую профессор Дамблдор отправил вас после того, как Кубок Огня выплюнул ваше имя?

Гарри кивнул.

— Спускайтесь туда, там, во втором шкафу слева, стоит большой кубок Джорджа Рэндалла. Положите в него эти три монеты, кубок провернётся и откроет доступ к потайной лестнице. Она приведёт вас к кабинету директора. Оттуда спуститесь на четвёртый этаж. Там есть статуя горбатой старухи...
— Я знаю про этот потайной ход, — торопливо перебил её Поттер, — он ведёт в «Сладкое королевство».
— Правда? — спросила МакГонагалл и тут же спохватилась: — Впрочем, чему это я удивляюсь? И поспешите, Поттер, думаю, вас очень быстро хватятся.

Гарри взял у МакГонагалл монеты и, с благодарностью сжав её руку, сказал:
— Спасибо, директор, и простите, если у вас из-за меня будут неприятности.

* * *


Снейп нагнал мальчишку уже возле потайной лестницы.

— Подождите, Поттер, — сказал он, забирая монеты из кубка, — я пойду с вами.
— Но как же профессор МакГонагалл? — удивился Поттер.
— Думаю, Минерва прекрасно позаботится о себе сама. А вот как вы собираетесь помочь Уизли без палочки, я даже не представляю!
— У вас ведь есть с собой зелья? — спросил Гарри.

Снейп пошарил по многочисленным карманам и кивнул.

— Кроветворное, восстанавливающее, — и тут же раздражённо добавил: — Не стойте истуканом, Поттер, у нас совсем нет времени, поторапливайтесь!

Они вдвоем прошли по потайному ходу и, стараясь не попадаться невыразимцам на глаза, уже спустя десять минут были у горбатой старухи.

— Как же мы её откроем? — спохватился Гарри. — У нас же нет палочек!
— Здесь есть рычаг, — сказал Снейп и с силой пнул статую в коленную чашечку. Горб старухи открылся, и они скользнули в появившийся проход.

Было темно, хоть глаз выколи. Идти по неровному земляному полу без света оказалось задачей не из лёгких — ноги то и дело цеплялись за корни, проваливались в неглубокие ямы и натыкались на камни. В воздухе стоял гнилостный запах плесени и пыли.

— Постарайтесь не сломать ноги, — глухо сказал Снейп, держась рукой за грязную стену. — Сломаете, я вас не потащу.

В подсобке «Сладкого Королевства» было пусто. Они быстро поднялись по лестнице наверх и, едва не столкнувшись в дверях с хозяином магазина, вышли на улицу.

— Постойте, Поттер, — сказал Снейп, внезапно хватая Гарри за рукав, когда деревня осталась позади, — вы должны мне кое-что пообещать.

Поттер удивлённо посмотрел на него.

— Что бы там ни случилось, чтобы вы ни увидели, пообещайте мне, что если Уизли в хижине, вы не будете торопиться и действовать необдуманно. Мы не знаем, как выглядит прилипала, и не знаем, как она действует. Но это очень опасная магия. Мы не можем себе позволить, чтобы прилипала перебралась на кого-нибудь из нас. Вы это понимаете?
— Да, профессор, — сказал Поттер и на всякий случай поднял с земли камень.

* * *


По скрипучим ступеням хижины Поттер поднимался почти бегом. Ничто здесь не изменилось. Обои на стенах свисали клочьями, весь пол был усыпан старыми газетами. Дверной косяк оказался сломан.
Последние ступеньки Поттер, казалось, почти перелетел.

— Стойте, Поттер! — велел Снейп, но мальчишку было не остановить. Он стремительно пересёк лестничную площадку и, остановившись в дверях, вдруг с облегчением выдохнул:
— Рон!

На грязной кровати сидел Уизли — бледный, с ввалившимися щеками, но абсолютно живой.

— Поттер, о чём я вам говорил? — зло выплюнул Снейп, впрочем, и сам чувствуя немалое облегчение. — Не приближайтесь к нему!
— Я не опасен! — сказал Рон, пытаясь подняться. — Эта штука — она там, — он указал на нечто серое, валявшееся на полу, размером и формой напоминавшее флоббер-червя, и для надежности пнул его ботинком. — Думаю, она сдохла.
— Вы знаете про прилипал? — удивился Снейп. — Как вы её нашли?

Поттер попытался обнять друга, но Снейп ухватил его за воротник мантии.

— Остановитесь, Поттер, и немедленно возьмите себя в руки, нет никакой гарантии, что эта штука была одна.

Рон снова уселся на кровать и устало сказал:

— Сложно обьяснить. Когда мы с Гарри расстались, я очень быстро понял, что со мной что-то не так. Я же почти целый год носил на себе крестраж. Знаете — это чертовски похожее чувство, словно что-то сидит у тебя внутри. Вот здесь, — Рон постучал себя в районе солнечного сплетения и вдруг глухо закашлялся. — Она словно вытягивала из меня всю душу, и тогда я аппарировал сюда. Подумал, отсижусь здесь несколько часов, пока в Министерстве не закончится переполох, а затем отыщу Билла или отправлюсь в Хогвартс. Я слабел с каждым часом, но никак не мог понять причину, я осмотрел себя с ног до головы, но так ничего и не нашел и решил, что, вероятно, это какая-то болезнь. Спустя несколько часов я понял, что дело дрянь и надо отправляться в Мунго, но я не только не смог никуда аппарировать, но даже послать Патронуса Биллу. Тогда я решил, что надо идти к Аберфорту в Хогсмит, кажется, я даже встал… а потом я просто потерял сознание.
Очнулся я, лёжа на полу, что-то чертовски больно обжигало мне бедро. Боль была настолько невыносимой, что, думаю, именно она привела меня в чувство. Я с трудом залез в карман и вытащил оттуда делюминатор, он сильно нагрелся и даже как-то пульсировал. Я смотрел на него и не мог понять, что происходит, а потом я вдруг вспомнил, как он помог мне найти вас с Гермионой, и сразу догадался, что нужно делать. Я несколько раз щёлкнул делюминатором, надеясь, что он вновь отведёт меня к вам, но вместо этого у меня вдруг что-то чудовищно защипало на спине, несколько золотых шаров вылетело откуда-то сзади и влетело в делюминатор, а потом эта штука, — Рон кивнул в сторону прилипалы, — отвалилась от меня и упала на пол. И тогда я вновь щёлкнул делюминатором. Золотые шары вылетели из него и вошли в меня, в районе груди, и я почувствовал, как мои силы возвращаются.

Рон протянул Снейпу делюминатор, и тот бережно взял его в руки.

— Я не знаю, как он это сделал, — сказал Рон, — но делюминатор меня спас. Так что я уверен, что эта штука была одна. И думаю, она и правда издохла, потому что делюминатор забрал у неё всю магию.

Снейп на секунду прикрыл глаза, невольно вспомнив слова МакГонагалл:
«Альбус ещё долгие годы продолжал экспериментировать с восстановлением магии, хотя к идеям Ablactanis'a никогда больше не возвращался.»

Теперь он всё понял.

Альбус Дамблдор никогда не возвращался к идеям Ablactanis'a, потому что нашёл другой путь, он создал делюминатор. Не менее мощный по своей силе артефакт, внешне так странно похожий на обычную магловскую зажигалку. Он так часто пользовался им на глазах у Снейпа, забирая магию света у одних светильников, а затем передавая её другим, что Снейп должен был догадаться об этом намного раньше.
Магия одна — она живёт в свете, в заклинаниях, в волшебных палочках и в самих волшебниках. И Дамблдор, самый великий волшебник своего столетия, всё же смог её обуздать, чтобы она приносила пользу людям.

* * *


Они втроём стояли на вершине холма возле Визжащей хижины, поддерживая Уизли под руки, и смотрели на замок. Фиолетовый купол мерцал призрачным инородным светом, так, словно Хогвартс охватила болезнь.

— Отдел Тайн собрался вести войну с Хогвартсом? — сказал Поттер. — Что ж, я готов принять этот вызов.
— И что вы собираетесь делать? — скептически поднимая бровь, спросил Снейп. — Расскажете о Кейне и прилипалах газетам? Дадите показания в Визенгамоте? Всё это уже было тридцать лет назад, Поттер. Дамблдор пытался… И ничего не изменилось.
— Ну нет, профессор, я не буду играть по правилам, — пообещал Поттер, — это будет война не по-гриффиндорски, — он потряс в руке пивной бутылкой, в которой лежала мертвая прилипала, и мстительно добавил: — Это будет совсем другая война. И я знаю, как ее вести, ведь не зря же шляпа собиралась отправить меня на Слизерин.

~ конец второй истории ~


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:19 | Сообщение # 10
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: «Таинственное исчезновение»
Автор: MaggieSwon
Персонажи: Северус Снейп, Минерва МакГонагалл, Гарри Поттер/Дафна Гринграсс, Филиус Флитвик, Рубеус Хагрид, Сибилла Трелони, Невилл Лонгботтом
Рейтинг: RG-13
Жанр: приключения, юмор, детектив
Саммари: В Хогвартсе происходит самое таинственное и загадочное исчезновение. Что это? Похищение? Поттер уверен, что во всем виноват Отдел Тайн. А Снейп, что все далеко не так просто…

Фик занял первое место на конкурсе «Гарри Поттер и Орден Фикрайтера», этап 3: «Я, ты и мой питомец» на fanfics.me
«Таинственное исчезновение» является продолжением фанфика «Неотвратимые последствия»

Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: конструктивное


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:19 | Сообщение # 11
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1.

Погожим сентябрьским днём за преподавательским обеденным столом в Школе Чародейства и Волшебства было непривычно многолюдно. К обеду, казалось, спустились все: Хуч с Вектор горячо обсуждали турнирную таблицу чемпионата по квиддичу, Синистра и Спраут чертили на салфетках лунный календарь, Трелони что-то настойчиво втолковывала Флитвику, показывая чаинки в собственной чашке, и только директор не желала принимать участия в общей беседе. С тех пор, как невыразимцы покинули Хогвартс, прошла уже целая неделя, а настроение МакГонагалл и не думало улучшаться.

— Вы снова сегодня не в духе, директор? — спросил Снейп, накладывая себе в тарелку овощное рагу.
— Куда-то подевались все мыши! — ответила МакГонагалл, без всякого аппетита взирая на свою полупустую тарелку. — Ты только представь, Северус! Ни одной мыши в целом замке!
— А чем вам не угодил суп?
— Какой охотничий азарт может быть с супом?

Снейп внимательно посмотрел в супницу на скучно плавающую в бульоне морковь и два десятка ленивых фрикаделек и благоразумно решил не спорить с директором. Он не был уверен, что идея загнать морковку ложкой покажется МакГонагалл увлекательной.

Сразу же после их совместного с Поттером побега и благополучного завершения истории с прилипалой в Хогвартсе прошли переговоры с Отделом Тайн, закончившиеся перемирием сторон. МакГонагалл заверила Кейна, что для гарантии неприкосновенности её людей прилипала отныне будет храниться в весьма отдалённом и прекрасно защищённом месте, однако информация о её существовании не будет передана в Министерство. В обмен на эту любезность Кейн пообещал отозвать своих людей из замка и больше не вмешиваться в дела школы.

Разумеется, никто никому не поверил.

И всё же защитный купол со школы сняли, а невыразимцы покинули Хогвартс в тот же день, и острое противостояние постепенно перешло в вялотекущую, но от того не менее напряжённую фазу. Поттер постоянно метался между Хогвартсом и Лондоном, о чём-то подолгу беседуя с МакГонагалл и явно что-то затевая. Снейп, не желая в этом участвовать, наблюдал за происходящим со стороны и каждый раз злился, когда отголоски очередной поттеровской авантюры докатывались до стен Хогвартса, неизбежно мутя здесь воду. А МакГонагалл с каждым днём становилась всё мрачнее и мрачнее.

Зато жизнь Хогвартса не останавливалась ни на минуту.

Хуч в очередной раз в пух и прах проигралась на скачках, задолжав гоблинам, и теперь отчаянно надеялась вернуть деньги, делая ставки на квиддич, Трелони по-прежнему предсказывала всем неминуемую скорую смерть, Флитвик неожиданно увлёкся каллиграфией, Помона привезла из Кабо-Верде очередное экзотическое хищное растение, которое теперь сидело в огромной кадке в самой дальней теплице и тоскливо завывало каждое полнолуние, МакГонагалл охотилась на мышей, и только у Снейпа не было подходящего занятия. Может, он зря отказался помогать Поттеру?

Он посмотрел на МакГонагалл, на её бледное, напряжённое лицо и тяжело вздохнул; оба они чувствовали, что что-то приближается, вот только никак не могли понять, что.

— А может, это рог взрывопотама? — подсовывая Флитвику чашку, с сомнением спросила Трелони. — Вот, взгляните, — она подслеповато сощурилась, стараясь сквозь толстые стёкла очков получше рассмотреть узор из чаинок. — Этот острый, загнутый вверх край очень похож на рог! Рог — это к взрывным неприятностям…
Филиус без всякого интереса взглянул на дно фиолетовой чашки и покачал головой.
— Лучше бы ты хоть раз предсказала что-нибудь стоящее, Сивилла! — в сердцах швыряя салфетку на стол, воскликнула МакГонагалл. — Например, нападение невыразимцев.
— Или победу в матче по квиддичу, — тяжко вздыхая, сказала Хуч.

Сивилла Трелони бросила рассеянный взгляд на лежащую перед Хуч таблицу игр и вдруг взволнованно ахнула:

— Так это же золотой коготь! — Она торопливо перевернула чашку вверх ногами и радостно заулыбалась. — Вот, взгляните! Золотой коготь — это к большим деньгам!
— Это что же, значит, выиграют Гарпии(у членов команды «Холихедские Гарпии» (англ. «HolyheadHarpies»; др.назв. "Гарпии Гервена" на форме изображён золотой коготь) — Роланда схватила со стола таблицу и принялась торопливо делать какие-то пометки.
— Ставь на Паддлмир Юнайтед, — решительно поднимаясь из-за стола, сказала МакГонагалл, — когда это Сивилла хоть раз что-то угадала? И заканчивай уже водиться с гоблинами, иначе они не доведут тебя до добра.

Снейп проводил взглядом удаляющегося директора и вновь вернулся к своему рагу. Может, разузнать, куда подевались мыши? Впрочем, он тут же вспомнил об экзотическом растении с Кабо-Верде и решил, что именно к нему они и отправились на обед.

* * *


Спустя два дня Снейпа неожиданно настигло очередное пренеприятнейшее известие.

— Завтра приедет Невилл, — сообщила ему МакГонагалл, встретившись с ним в коридоре после очередного внезапного визита Поттера. — Помона давно хотела получить помощника, и сейчас самое время исполнить её просьбу.

Снейп с осуждением покачал головой, но спорить не стал — если Поттер с МакГонагалл решили разрушить Хогвартс, кто он такой, чтобы им мешать.

Он пообещал себе, что не станет нервничать из-за какой-то ерунды, но уже следующий же день не задался у него с самого утра. Сначала его в шесть утра разбудил Филч, он долго и путано рассказывал, что миссис Норрисс опять устроила драку с пришлыми котами, и теперь у неё постоянно идёт кровь. Снейп выдал Филчу два флакона заживляющего зелья и, не придав этому событию особого значения, попытался ещё немного поспать. В сентябре в Хогвартсе постоянно вспыхивали кошачьи драки, когда приехавшие с первогодками коты пытались делить новую территорию. Впрочем, длилось это обычно недолго — миссис Норрисс довольно жёстко наводила порядок. Однако на перемене между первой и второй парой неожиданно случилась ещё одна драка. Второкурсники с Рейвенкло подрались с третьекурсниками с Хаффлпаффа и так сильно отмутузили друг друга, что пришлось почти всех вести в Больничное крыло.

«Странно, вроде бы не весна», — озадаченно подумал Снейп.

Выяснить причину драки ему так и не удалось, и Снейп на всякий случай наказал всех. А уже в Больничном крыле неожиданно обнаружилось, что за прошедшее утро у мадам Помфри успела побывать едва ли не четверть всей школы. Оказывается, устроившие утром драку коты, потерпев поражение в кошачьей битве, внезапно решили отыграться на своих хозяевах, и в Больничное крыло потянулась длинная вереница исцарапанных и покусанных учеников. Рассматривая детские ссадины, Снейп почувствовал странное, почти болезненное беспокойство за директора и на всякий случай сам поднялся в директорскую башню, но МакГонагалл, с любопытством взглянувшая на него поверх квадратных очков, заверила его, что чувствует себя хорошо и совершенно точно не испытывает ни малейшего желания ни с кем подраться.

Спустя пару часов подлеченные ученики вновь разбрелись по своим классам, но нервирующие Снейпа события на этом не закончились. К середине дня нараставшее в замке напряжение, казалось, достигло своего пика. Команда Слизерина по квиддичу в пух и прах разругалась прямо в раздевалке, не успев даже выйти на поле, а Ли Дэвис сломал метлу, разбив её в сердцах об ограждение зрительских трибун.

А в обед в Большом зале и вовсе разлилась какая-то странная, почти физически ощутимая враждебность; то там, то здесь за ученическими столами вспыхивали мелкие конфликты, начинались и гасли ссоры, и под конец Снейпу стало казаться, что по Хогвартсу медленно, но неотвратимо расползается пугающая волна агрессии. Но Флитвик заверил его, что все его уроки прошли абсолютно спокойно, никто не пытался ни на кого нападать, и Снейп, немного успокоившись, решил, что во всём виновато самовнушение.

И всё же в Хогвартсе творилось что-то неладное. После уроков он сварил три котла заживляющего зелья, два из которых впервые за много лет внезапно взорвались, а когда Снейп обнаружил, что в его кладовой передохли все аргиопы (АргиопаБрюнниха, или паук-оса (лат. Argiopebruennichi)), утреннее беспокойство вернулось к нему с новой силой.

А вечером приехал Лонгботтом.

Сумерки уже начали сгущаться над горизонтом, когда, устало бредя по размокшей от дождя дороге, он появился у ворот Хогвартса, со стоическим смирением волоча за собой свой огромный, заляпанный грязью сундук. Снейп долго следил за ним с вершины холма и не мог отделаться от странного ощущения, что вместе с Лонгботтомом к Хогвартсу приближаются его личные неприятности.

Наконец день подошел к концу.

Уже поздно вечером, собираясь ложиться спать, Северус привычно зашёл проверить своих слизеринцев и неожиданно посреди гостиной обнаружил ползающего по полу первокурсника.

— Вы почему не спите, Трэверс? — удивился Снейп.
— Жабу потерял, сэр, — дрожащим голосом ответил тот.

Маленький, тщедушный, с полных слёз глазами, он одним своим видом умудрялся вызывать жалость. Но Снейп слишком устал, чтобы разбираться ещё и с этим. Он вдруг подумал, что знает ещё одного мальчишку, который тоже всё время терял свою жабу, мальчишку, который сегодня вечером вернулся в Хогвартс. Может, это заразно?

— Идите спать, — устало велел Снейп, — завтра ваша жаба непременно найдётся.

* * *


Он пообещал себе, что на следующий день непременно разберётся с жабой, но событие, случившееся утром, мгновенно вытеснило из его головы не только воспоминания о потерянной жабе Трэверса, но и о всех прочих треволнениях прошедшего дня.

На берег Чёрного озера неожиданно выбросился гигантский кальмар!
Он вылез на песчаную отмель со стороны виадука и начал так яростно молотить по воде щупальцами, словно пытаясь куда-то уползти, что даже всегда прекрасно ладивший с ним Хагрид так и не сумел его успокоить.
Запихнуть кальмара назад в озеро пытались впятером!

Однако ни заклинание левитации, ни связывающие чары не помогли усмирить внезапно разбушевавшегося монстра. Казалось, кальмара охватило настоящее безумие. Его огромные щупальца то и дело взмывали вверх, с жутким грохотом обрушиваясь на мельтешащих на песчаном пляже волшебников, хватали их за ноги, раскидывали в стороны, оглушали и обжигали ядовитыми присосками. Напуганный и дезориентированный, он дважды сшиб с ног Флитвика, почти утопил Хагрида и едва не забросил на середину озера самого Снейпа, когда каким-то чудом изловчившаяся Помона Спраут всё же сумела его оглушить.

Намучившись с кальмаром, они какое-то время в полном молчании посидели на берегу озера, пытаясь отдышаться.

— Что за чертовщина такая? — растерянно спросил Хагрид, с трудом стягивая с себя насквозь промокшее пальто. — Кальмаша в жизни ни на кого не нападал!
— Похоже, что-то его напугало, — сказала Помона Спраут. Её вечно сдвинутая набекрень шляпка валялась теперь где-то в кустах, а взлохмаченные волосы делали её похожей на одуванчик.
— Возможно, это какая-то магия, — сказал Флитвик, — а возможно, просто возмущение земной коры. Я слышал, когда-то очень давно в этом озере били гейзеры, а западную часть озера даже однажды заливала лава…
— Только вулкана нам здесь не хватало, — проворчал Снейп, с большим трудом поднимаясь на ноги. Ожог на груди давал о себе знать. Хотелось срочно уползти в свои подземелья и не появляться оттуда до самого обеда. И почему в этом месте всегда что-то происходит?
— Я попрошу директора поговорить с русалками, — пообещал Флитвик.

Снейп проследил взглядом за тем, как Невилл ползает по берегу, пытаясь собрать разбросанные вещи, и, не удержавшись, с издёвкой спросил:

— Я слышал, вы приехали нас защищать?
— Я приехал, чтобы помочь професоруСпраут с травологией, — слегка смутившись, ответил Невилл.

Снейп смерил его насмешливым взглядом, но промолчал.

Лонгботтом всегда такой Лонгботтом.
Рослый, широкоплечий, но всё такой же неуклюжий — длинный подол мантии разодран пополам, под глазом красуется огромный кровоподтёк, промокшие ботинки отчаянно хлюпают, когда он переминается с ноги на ногу.

Они уже собрались было идти в школу, когда Невилл неожиданно спохватился:

— Простите, профессор, я чуть не забыл, Гарри передал вам записку, — он порылся в многочисленных карманах своей мантии и протянул Снейпу сложенный вчетверо лист бумаги.
— Так вы теперь у нас ещё и сова? — с издёвкой спросил Снейп.

Он быстро пробежал глазами послание от Поттера и, недовольно нахмурившись, засунул записку в карман.

— Ответа не будет! — язвительно добавил он.

Невилл покачал головой, но ничего не сказал.
«Снейп всегда такой Снейп», — так и читалось у него во взгляде.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:19 | Сообщение # 12
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2.

* * *


По дороге в замок Снейп не мог отделаться от мысли, что он что-то упускает. Все эти события, отдельно взятые, не имели никакого смысла, а вместе они совершенно не желали собираться в единую картину.
Уже в дверях школы на них внезапно пахнуло холодом, и из полумрака холла выплыла закутанная в шали Сивилла.

— Мой милый мальчик! — воскликнула она, заметив входящего в школу Невилла. Глаза её за толстыми стёклами очков лихорадочно блестели, а голос казался трагическим и неземным. — Как вовремя вы появились! Нас всех ждут непростые времена, но вас уже завтра ожидают поистине трагические события…
— Не смей предсказывать ему смерть! — входя следом, рассерженно одёрнула её Помона. — Он только что пережил сражение с гигантским кальмаром! Если ты сейчас накаркаешь ему ещё и акромантулов, я собственноручно тебя прокляну!

Сивилла Трелони испуганно вздрогнула, лёгким движением плеч поправила газовую шаль и неожиданно обиженно закончила:
— Завтра, мой мальчик, вас ждут чудовищные заморозки!

«Это какой-то дурдом, — заходя в холл, подумал Северус, — и это никогда не закончится!»

* * *


Нежданное сражение с кальмаром, казалось, немного снизило градус напряжения в школе. Конфликты разом прекратились, никто больше не пытался выяснять отношений, и даже первый в сезоне матч по квиддичу прошёл совершенно обычно, обойдясь без каких-либо происшествий и травм.

Вечером МакГонагалл долго звала на берегу русалок, надеясь поговорить с ними о гигантском кальмаре, но к директору почему-то никто так и не вышел. И лишь поздно вечером, вернувшись к себе в комнаты, Снейп вновь вспомнил о записке от Поттера.

Он раздражённо порылся в карманах мантии и всё-таки нашёл измятый клочок бумаги.
«Мой информатор считает, что Отдел Тайн оставил нам в Хогвартсе «подарок». Будьте осторожны.»

Снейп вновь скомкал записку и, с презрением скривив губы, отправил её в камин. Если бы Поттер хоть раз удосужился прочитать «Историю Хогвартса», то знал бы, что это невозможно. Никто без позволения директора Хогвартса не сможет внести на территорию замка магический артефакт.

* * *


На следующий день Снейп проснулся с мыслью, что всё же стоит отправить сову Поттеру. Каким бы идиотом ни был мальчишка, они все равно находились с ним в одной лодке, и вряд выйдет нечто хорошее, если тот будет тратить время на ерунду. Снейп набросал короткую записку и перед началом уроков решил прогуляться до совятни.

На улице его встретил неожиданный холод. Ещё вчера такая ярко-зелёная трава оказалась теперь покрыта серебристым инеем, на дорожках замёрзли лужи, и даже у кромки Чёрного озера поблескивал едва различимый и очень тонкий ледок.
Заморозки в конце сентября в Шотландии? Да ещё такие?

Ему внезапно вспомнились вчерашние слова Трелони и её неожиданный и нелепый прогноз, и сердце вновь тревожно забилось от беспокойства.
Что же такое происходит с Хогвартсом, что даже Трелони начала вдруг предсказывать будущее?

Он поплотнее закутался в мантию и заспешил к покрытой белоснежным инеем совятне. На ступеньках башни искрился подтаявший лёд. Снейп аккуратно поднялся на верхний этаж и замер, ещё более удивлённо оглядываясь по сторонам.

Совятня была абсолютно пуста.

На насестах и в нишах блестела изморозь, на измазанных помётом подоконниках валялись примёрзшие совиные перья, но ни одной совы в башне не было. На памяти Снейпа такого, пожалуй, не случалось никогда. В Хогвартсе всегда обитало не менее полусотни различных сов. Одни принадлежали ученикам, другие — самому Хогвартсу. К тому же, в школьной совятне всегда оставались передохнуть почтовые совы, прилетавшие в Хогвартс издалека: большие сипухи из Министерства или курьеры-неясыти из «Ежедневного пророка», но сегодня здесь не было никого. Северус обошёл совятню по кругу, заглянул во все ниши, выглянул в окно и даже осмотрел на всякий случай внутреннюю часть крыши. Пусто.

Совсем некстати вспомнились пропавшие директорские мыши. Может, совам просто стало нечего здесь есть? И теперь они улетают всё дальше и дальше в Запретный лес, просто чтобы поохотиться?

Так и не найдя ни одного удовлетворяющего его ответа, Снейп осторожно спустился вниз и поспешил на первую пару.
После урока следовало поговорить с МакГонагалл.

* * *


На первой паре пятикурсникам с Рейвенкло и Хаффлпаффа предстояла контрольная по Уменьшающему зелью и Обморочному бальзаму.
Снейп набросал на доске рецепты зелий и список вопросов и удивлённо обернулся, услышав взволнованные перешёптывания в классе. Всё-таки на его уроках открывать рот без разрешения осмеливался разве что Поттер.

— Тишина в классе! — велел он. — Сначала теоретическая часть. Как только закончите отвечать на вопросы, можете взять ингредиенты из шкафа и приступить к практической части.

Склонившись над партами, ученики торопливо зашуршали перьями.

Впрочем, уже спустя полчаса Снейп понял, что с классом творится что-то неладное. Обеспокоенный шёпот то и дело возникал в разных концах класса, встревоженными волнами перекатывался по партам, на секунду затихал и вспыхивал вновь, стоило Снейпу отвернуться или опустить глаза. Все думали о чём угодно, но только не о контрольной. Когда же половина класса забыла, что дремоносные бобы надо раздавить, а не нарезать, а вторая, что выжимку из улиток нужно добавлять в уже остывшее зелье, Снейп понял, что результатов ждать бесполезно.

— Отложите мешалки, — велел он, — погасите горелки. Ещё ни разу на моей памяти ни один класс в этой школе не провалил контрольную по зельям полным составом. Что с вами происходит?
— Профессор, — взволнованно поднимая руку, сказал староста из Рейвенкло. — Наши животные... Они пропали!

* * *


— Дети говорят, что большинство из них не видело своих питомцев больше суток, — сказал Флитвик, когда спустя полчаса все деканы собрались в кабинете директора, — впрочем, у некоторых они исчезли только вчера. В Хогвартсе нет ни жаб, ни крыс, ни кошек. Сейчас бригады добровольцев осматривают замок, но я уверен, что они ничего не найдут.
— Совятня тоже пуста, — подтвердил Снейп.

Макгонагалл озадаченно поправила очки и, вероятно, тоже вспомнила о своих мышах.

— Всё это продолжается не первый день, — сказала она. — Просто, когда это началось, мы не придали этому значения.

Снейп прокрутил перед глазами события последних дней — Трэверса с его жабой, драку котов, пропавших мышей и выбросившегося на берег кальмара — и понял, что на самом деле цепочка событий была настолько очевидной, что только слепой мог не увидеть её с самого начала.

— Может, это ваш драгоценный Лонгботтом нас проклял? — с досадой спросил он. — Он вечно терял свою жабу!
— Не мели чушь, Северус, — рассердилась МакГонагалл, — Невилл тут совершенно ни при чем. Что-то заставило животных уйти из замка, и нам необходимо выяснить, почему это произошло. Продолжайте обыскивать замок, а я свяжусь с Министерством. Думаю, Хогвартсу срочно требуется магозоолог.

* * *


Поиски продолжались целый день — Хогвартс осмотрели снизу доверху, проверили все подземные ходы и даже спустились в Тайную комнату, но, как и предсказывал Флитвик, даже самый тщательные обыск так и не дал никаких результатов. Филч убивался по миссис Норрисс и только путался под ногами, не принося ровным счётом никакой пользы, и Снейпу в конце концов пришлось напоить его успокоительным зельем и отправить спать.

В замке повисло всеобщее уныние, все строили предположения одно мрачнее другого, младшие дети то и дело плакали, старшие, как могли, пытались их утешать, хотя и сами чувствовали себя не лучшим образом, об учёбе, естественно, никто не помышлял. К вечеру, измученные и уставшие, все деканы и ученики собрались в гостиных своих факультетов, чтобы обсудить итоги дня. Ужинать почти никто не пошёл.

Постепенно, медленно и крайне неохотно, Хогвартс всё же начал отходить ко сну.

Уже далеко за полночь Снейп поднялся на Астрономическую башню и долго стоял на крыше, слушая, как хищная тварь Помоны Спраут воет на луну. Клык в хижине Хагрида тоскливо завыл следом, а затем вой внезапно оборвался и всё стихло.
«Два последних питомца в Хогвартсе?»

Не зная, что уже и думать, Снейп спустился в свои комнаты и с порога полез за справочником. «Praedatumformidulosus (Предатумформидулозус) — хищное растение, питается насекомыми и мелкими грызунами», — прочитал он. Северус захлопнул книгу и задумчиво уставился на корешок.
Котов эта тварь абсолютно точно не ела.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:19 | Сообщение # 13
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3.

* * *


На следующее утро Снейп специально встал пораньше, чтобы поговорить с Хагридом. Он поднялся по лестнице, ведущей из подземелий, пересёк холл и замер на ступеньках замка. Во внутреннем дворике на парапете крытой галереи сидел Поттер и болтал ногами.

— Профессор, — сказал он вместо приветствия, — вы знаете, что совы отказываются к вам лететь?

Снейп покачал головой и направился в сторону деревянного моста, Гарри соскочил с парапета и, засунув руки в карманы, пошёл следом.

— Министерство пришлёт к нам авроров? — без особой надежды спросил Снейп.
— Робардс считает, что пропавшие животные вне юрисдикции аврората, — сказал Поттер. — «Мы не разыскиваем пропавших кошек и собак!» — очень похоже передразнил он, — однако они готовы одолжить вам меня. Так что если хотите — можете пользоваться, профессор.

Они прошли по скрипучему мосту, обогнули мегалиты и вышли к хижине Хагрида.

— Впрочем, что бы там ни утверждал Робардс, — продолжил Гарри, — я просто уверен, что всё это дело рук Кейна…
— Поттер, — устало начал Снейп, — если бы вы хоть раз удосужились прочитать «Историю Хогвартса»...
— Да знаю я, знаю, профессор, — перебил его Гарри, — Гермиона мне уже всё объяснила. С артефактом я, действительно, был не прав, однако это совершенно не означает, что невыразимцы непричастны к происходящему.

Несмотря на ранее утро, Хагрида в хижине не оказалось. Они на всякий случай обошли её по кругу, дошли до опушки Запретного леса и вновь направились в сторону замка.

— Что вы намерены делать? — спросил Снейп.
— Искать, — пожав плечами, ответил Поттер.
— Тогда давайте сначала позавтракаем, — хмуро ответил Снейп, — кажется, я не ел ничего со вчерашнего утра.

* * *


В Большом зале было немноголюдно. Дети без всякого энтузиазма ковыряли вилками в полупустых тарелках, МакГонагалл и Флитвик, единственные из преподавателей спустившиеся к завтраку, выглядели мрачнее тучи.

— Вам удалось что-нибудь выяснить? — спросила МакГонагалл вместо приветствия.

Поттер и Снейп отрицательно покачали головами и так же синхронно потянулись к кофейнику.

— С минуты на минуту прибудет магозоолог, — сказала директор, — это единственное, на что расщедрилось Министерство. Они сказали: "пока не начали пропадать дети — разбирайтесь со всем этим сами".

Снейп философски пожал плечами и положил себе на тарелку омлет. Надеяться на Министерство и правда было глупо. Подумаешь, в Хогвартсе пропали мыши!
Они всё ещё обсуждали возможный план дальнейших действий, когда МакГонагалл стремительно поднялась со своего места.

— Ну, наконец-то, а вот и наш магозоолог! — сказала она, бросая салфетку на стол.

Снейп проследил за её взглядом до дверей Большого зала и обмер.
На пороге стояла Дафна Гринграсс.

— Да вы издеваетесь! — в сердцах воскликнул он.
— Что-то не так? — удивилась МакГонагалл.
— Дед Дафны Гринграсс почти сорок лет проработал в Отделе Тайн, — ответил Снейп.

Поттер внимательно посмотрел на стоящую в дверях Дафну и с крайним любопытством сказал:
— Да ладно?!

* * *


— Добрый день, директор, профессор Флитвик, профессор Снейп, мистер Поттер, — обменявшись со всеми вежливыми приветствиями, Дафна Гринграсс поставила на пол свой большой дорожный саквояж и столь же вежливо добавила: — Если не возражаете, то я хотела бы осмотреть замок.
— Что вам сообщили в Министерстве? — спросил Снейп, внимательно рассматривая гостью.

Довольно высокая, светловолосая, в простой серой мантии, которая удивительным образом ей шла. Несмотря на необычные обстоятельства, которые вновь привели её в школу, она казалась уверенной и очень спокойной. Ни грамма волнения, чистый открытый взгляд. Прошло уже четыре года с тех пор, как она перестала быть его студенткой. Снейп потянулся было к её сознанию и тут же себя одёрнул — не время и не место лезть к ней сейчас в голову. Об этом он позаботится позднее.

— Мне сказали, что из Хогвартса пропали все животные — кошки, жабы, крысы, совы… и даже мыши.
Она достала из кармана блокнот, перо и палочку и произнесла:
— Ну что ж, начнём.

Следуя по пятам за мисс Гринграсс, они с Поттером обошли едва ли не весь замок, побывали в ученических спальнях, на кухне и в кладовых, осмотрели жабьи коробки, лежанки котов и их туалеты, заглянули под кровати, тумбочки и столы, изучили три дюжины подоконников и коридор третьего этажа, где два дня назад состоялась «та самая» кошачья драка, и даже поднялись в совятню, где мисс Гринграсс очень долго и очень внимательно обнюхивала птичий помёт и осматривала разбросанные по полу перья. Затем она поговорила с учениками, эльфами, привидениями и Филчем, сходила в теплицы, где вместе с Невиллом внимательно осмотрела чуть ли не каждую грядку, и снова вернулась в замок.

— А она деятельная, — спустя три часа, стараясь немного отдышаться, свистящим шепотом сказал Поттер. — Что она ищет?

Снейп невыразительно пожал плечами и, воспользовавшись временной паузой, уселся на ступеньки центральной мраморной лестницы, не испытывая ни малейшего желания отвечать на чьи-то вопросы или идти дальше. Поттер покладисто уселся рядом, и Снейпу невольно вспомнилось, как всего неделю назад они точно так же сидели на ступеньках этой лестницы, а Хогвартс обыскивали невыразимцы.

Внимательно осмотрев холл, входную дверь и дверь Большого зала, мисс Гринграсс достала из своего объёмного саквояжа какой-то магический прибор и долго измеряла колебания магических волн и потоков, то и дело сверяясь с маленьким справочником. Затем из сумки появился второй прибор, третий…

— Ну что ж, — сказала она спустя полчаса, сложив наконец свои многочисленные приборы в саквояж и тоже усаживаясь на ступеньки. — Сейчас на территории Хогвартса нет ничего необычного, что явно воздействовало бы на животных. Однако несколько дней назад что-то всё же произошло: животные стали плохо есть, жабы ушли на нижние уровни замка, у крыс начала проявляться агрессия и выпадать шерсть, — она показала Снейпу несколько пучков волос, собранных во время осмотра замка, и, понюхав их, добавила: — Я думаю, воздействие на животных было непостоянным, но продолжительным.
— Так, словно кто-то включал и выключал какой-то прибор? — с любопытством спросил Гарри.

Мисс Гринграсс машинально поправила упавшую на лицо прядь волос и на секунду задумалась.

— Пожалуй, да, — сказала она, — «прибор», который с каждым очередным включением становился всё мощнее и мощнее. Однако, я не думаю, что этот «прибор» был нацелен именно на животных, просто они оказались более чувствительными к его воздействию, чем люди.
— А вы можете найти, где находится этот «прибор»? — спросил Гарри.
— Я не думаю, что это в прямом смысле физическое явление или артефакт, — покачав головой, сказала Дафна. — Вероятно, это какая-то нестабильная магическая аномалия. Но я не могу найти её источник, в Хогвартсе слишком много различной магии, чтобы мои приборы могли хоть что-то показать. Если бы у нас осталась хоть одна кошка или крыса, мы могли бы попытаться использовать их как живой детектор, чтобы выделить зону наибольшего беспокойства. Но у нас их нет.

Они на какое-то время замолчали, втроём задумчиво глядя прямо перед собой, а затем Поттер неожиданно встрепенулся:

— Но у нас ведь есть МакГонагалл! — воскликнул он.
— Даже не смейте, Поттер, — прошипел Снейп, — я не позволю втягивать в это директора.
— Тогда у нас есть Клык! — спустя пару секунд нашёлся Поттер. — Он, правда, малость трусоват, но, возможно, это и к лучшему, учитывая обстоятельства!

* * *


Решили, что раз ни у кого других идей нет, то стоит попробовать провести Клыка по школе.

— А если эта аномалия действительно нестабильна и проявляется раз в два дня? — скептически глядя на Поттера с Гринграсс, спросил Снейп.
— Значит, будем гулять несколько раз в день, — невозмутимо ответил Гарри.

Однако их блестящему плану так и не суждено было воплотиться в жизнь — Клык пропал!

— Он, это, сбежал! — расстроенно сообщил Хагрид, когда они нашли его на опушке Запретного леса. — Ночью всё рвался куда-то, скулил и выл, ну я и открыл ему дверь… Думал, он пройдётся до ветру и успокоится. А он... взял и сбежал… вот ведь скотина недалёкая, будто где-то может быть безопаснее, чем в Хогвартсе.

Хагрид вытер огромной ручищей потный лоб и всё так же расстроенно добавил:
— Я и звал его, и искал, а всё без толку.

Вид у Хагрида был растрёпанный и странный — во всклокоченной бороде застряли клочья травы, старый, застиранный фартук — весь в пятнах крови, на щеке — царапина.

— Что происходит, Хагрид? — спросил Гарри, указывая на залитый кровью фартук.
— Так, это, жеребята заболели! — сказал он.
— Жеребята? — спросил Снейп.
— Жеребята фестралов, старшие-то ушли в лес ещё в тот день, когда на берег выбросился Кальмаша, а эти не смогли… плохи совсем, — Хагрид вновь вытер огромной ручищей лицо и неожиданно всхлипнул, — выпаиваю их кровью, как могу, совсем с ног сбился.
— Могу я взглянуть? — спросила Дафна.

Хагрид кивнул.

Мисс Гринграсс сняла мантию, повесила её на изгородь и, подоткнув за пояс край длинной юбки, совершенно не аристократично, но очень ловко, стала перелезать через забор.
Снейп, нахмурившись, некоторое время следил за тем, как Поттер довольно жадно скользит взглядом по линии её изящного бедра и по длинным ногам, и вдруг ощутил странное беспокойство. Идти до ворот загона было, пожалуй, не так уж и далеко.

— Мистер Поттер, — позвала Дафна, — вы не могли бы мне помочь? Я не вижу фестралов.
— Конечно, — встрепенулся Поттер и тут же очень споро полез через забор, — и можно просто Гарри. Какой я вам мистер Поттер!
— Конечно, Гарри, — сказала Дафна и так чарующе улыбнулась, что Снейп второй раз за день вспомнил о дедушке Гринграсс, почти сорок лет прослужившем в Отделе Тайн.

«Могло ли быть случайностью, что в Хогвартс прислали именно её?»
Могло...
Но Снейп никогда не верил в случайности.

* * *


Несмотря на опасные чары мисс Гринграсс, прямо сейчас с Поттером навряд ли могло случиться что-то непоправимое, и Снейп, немного подумав, решил навестить директора. Однако МакГонагал оказалась не одна. В кабинете в настоящей истерике билась Хуч.

— Я проиграла! Я проиграла всё! — кричала она. — Я поставила на Паддлмир Юнайтед, как ты и советовала, Минерва, но выиграли Гарпии! Гарпии!!! Представь себе, впервые за шесть лет! Надо было слушать Сивиллу!

«Надо же, — удивлённо подумал Снейп, — даже сломанные часы два раза в сутки показывают правильное время.»

— В Хогвартс больше не прилетают совы! В этом месте мётлы взлетают через одну! Здесь даже магия какая-то неправильная! Я не могу так больше жить!

Снейп осторожно прикрыл дверь директорского кабинета, не желая становиться невольным свидетелем нервного срыва Хуч, и отправился к себе.

Нужно было воспользоваться коротким затишьем перед очередной бурей и хоть немного отдохнуть. Кое в чём Хуч была права — в Хогвартсе постоянно что-то происходило! Последние несколько дней он крайне мало спал, очень много нервничал и постоянно куда-то бегал. Глядя на бесконечную череду событий, которые с изрядным постоянством наполняли его жизнь, трудно было поверить, что он работает обычным учителем.
Он устало опустился в кресло в собственном кабинете и на минуту прикрыл глаза.

— Ква! — сказал кто-то прямо у него над ухом.

Снейп удивлённо открыл глаза и замер — на его столе, оседлав справочник по дезинфицирующим зельям, сидела коричневая жаба.

— Ква! — повторила жаба.
— Что за чёрт! — удивился Снейп. — Откуда ты взялась?!

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы наконец понять, что перед ним на самом деле не ЖАБА — а чашка. Вернее, та самая жаба-чашка, которую он вечность назад трансфигурировал для Минервы. Маленькой Минервы. С того дня прошло не больше двух недель, а казалось, что пролетела уже целая жизнь.

— Почему же ты не сбежала вместе с другими? — с любопытством спросил он и тут же сам нашёл ответ: — Ты не чувствуешь того же, что и они.

Он вновь закрыл глаза и почему-то сразу почувствовал странное умиротворяющее спокойствие.

* * *


Оставшуюся часть дня все были заняты важными делами. Флитвик возглавил поиски непонятной аномалии, вместе с другими учителями и старшими учениками осматривая Хогвартс комнату за комнатой, и, хотя никто из них не понимал, что именно нужно искать, всем казалось, что лучше делать бесполезную работу, чем не делать вообще ничего. Поттер с мисс Гринграсс возились в загоне с фестралами, Хуч, немного успокоившись, чинила мётлы, а МакГонагалл, вооружившись очками и палочкой, изводила Кингсли Бруствера бесконечными запросами, надеясь всё же заставить его оказать помощь школе.

Настроение у всех было унылым и мрачным. Сам Снейп несколько раз обошёл Хогвартс по кругу, отловил группу гриффиндорцев, пытавшихся отправиться в Запретный лес на поиски своих питомцев, и даже зашёл в теплицы, проверить, как там поживает Предатумформидулозус, и лишь после отбоя снова вернулся в замок.
В коридоре перед классом зельеварения ему вновь встретился блуждающий Трэверс.

— Что вы здесь делаете, Трэверс? — спросил Снейп. — Вы же знаете, что отбой был час назад.
— Я всё ещё надеюсь найти свою жабу, — устало сказал мальчик.
— Вам же известно, что её нет в замке?
— Бигль любит тёмные углы, и он часто пропадает по нескольку дней, но он всегда возвращается, — упрямо сказал Трэверс. — Я уверен, что мы обыскали не все части замка! Где-то здесь, в подземельях, точно есть ещё один потайной ход, я иногда чувствую тут ветер, — он замолчал и неожиданно добавил: — Мне без него ужасно одиноко…
— Идёмте со мной, Трэверс, — внезапно решившись, сказал Снейп.

Он прошёл до конца коридора и отпер дверь своего кабинета. Там, на подоконнике, тоскливо глядя в окно, сидела жаба.

— Вот, — сказал он, протягивая Трэверсу жабу.
— Но это не моя жаба, — удивился мальчишка.
— Знаю, — ответил Снейп, — но он потерял своего хозяина, и ему тоже одиноко.

Трэверс бережно взял на руки жабу и внимательно её осмотрел.

— Это мальчик, — сказал он, с трепетным придыханием прижимая жабу к себе.
— Правда? — удивился Снейп.
— Как его зовут? — спросил Трэверс.
— Чашка, — немного подумав, ответил Северус.
— Какое странное имя, — удивился Трэверс.
— Согласен, но зато оно очень ему подходит.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:44 | Сообщение # 14
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4.

В течение трёх последующих дней в школе воцарилось тревожное затишье. В классах возобновились уроки, и, хотя ученики не отличались особой усидчивостью, возвращение привычной рутины подействовало на всех успокаивающе.

Гринграсс и Поттер проводили всё больше времени вместе, выхаживая детёнышей фестралов, и Снейп, к полнейшему своему неудовольствию, заметил, что Поттер как-то разом перестал волноваться об Отделе Тайн и столь же неожиданно увлёкся магозоологией и ветеринарией.

Подобная увлечённость Поттера была вполне понятна, а вот столь внезапно возникшие симпатии Дафны вызывали у Снейпа всё больше и больше беспокойства. Эти мимолётные благодарные взгляды, эти лёгкие касания, этот тихий взволнованный шёпот… Снейп не удержался и всё же залез к ней в голову.
И нахмурился. Обдумав всё увиденное, он попытался убедить себя, что всё происходящее абсолютно не его дело, и ему это почти удалось.

* * *


Самой большой проблемой — после исчезновения животных в Хогвартсе — оказалось отсутствие сов. Почту теперь доставляли только в Хогсмид, и учителя вынуждены были посменно ходить на главный почтамт, чтобы забирать всю школьную корреспонденцию.

Только лишившись чего-то привычного, начинаешь понимать, насколько это было важным! Снейп это прочувствовал в полной мере. Теперь невозможно было не только отправить письмо без свидетелей, но и ничего толком заказать, и даже список зелий для классных занятий приходилось тщательно обдумывать, чтобы не покупать ничего, кроме самого необходимого.

Однако потребность ежедневно бывать в Хогсмиде принесла в Хогвартс и первые добрые вести.

— Наши крысы и жабы нашлись! — возвращаясь из волшебной деревни, радостно сообщил Лонгботтом. — Они в Хогсмиде!

Крысы и правда оказались в Хогсмиде. Они заполонили все окрестные помойки, оккупировали подвалы лавок и магазинчиков и едва не опустошили кладовую мадам Розмерты. И местные жители, напуганные внезапным нашествием серых хищников, уже всерьёз задумывались о магической дезинфекции. А вот жабы неожиданно обосновались у Аберфорта.

— Ну и где они? — спросил Снейп, через полчаса после триумфального возращения Лонгботтома открывая дверь «Кабаньей головы».

Аберфорт спустился в подвал и в раздражении распахнул тяжёлую дверь. Огромная кладовая, заставленная бочками с соленьями, была снизу доверху заполнена хогвартскими питомцами. С потолка размеренно капала вода, а в маленьких лужах, скопившихся на полу, сидели зелёные, коричневые и грязно-жёлтые жабы. Где-то здесь, вероятно, прятался и Бигль.

Аберфорт окинул взглядом всю эту сокровищницу и сказал:
— Хогвартсу придётся за это заплатить!

Гринграсс с Поттером честно предприняли несколько попыток вернуть жаб в школу, однако опасения Снейпа полностью подтвердились — возвращаться в Хогвартс жабы отказались наотрез! Они бились в руках Поттера, орали, толкались лапами, а одна особо крупная африканская лягушка даже попыталась его укусить. В результате, пришлось всех так и оставить в Хогсмиде.

Во избежание массового паломничества студентов в волшебную деревню, о найденных жабах и крысах ученикам решили не сообщать. Аберфорт получил дотацию на корм, а староста деревни — письменный запрет Министра Магии на дезинфекцию в Хогсмиде.

* * *


— Что же такое нам подсунул Отдел Тайн, что даже жабы не желают сюда возвращаться? — в сердцах воскликнул Поттер после того, как серия его экспериментов закончилась полнейшей неудачей.
— Вы что-то знаете, но не говорите, — внезапно нахмурившись, сказала Дафна, — вы оба. Вы скрываете от меня что-то очень важное!

Она посмотрела на Снейпа, перевела взгляд на Поттера, и в глазах её промелькнули обида и разочарование.
И Поттер сдался.

— Мы считаем, что несколько дней назад невыразимцы привезли в Хогвартс какой-то очень сильный магический артефакт, — выпалил он, — и спрятали его на территории школы. Именно он и вызывает все эти последствия.

Снейп закатил глаза, но промолчал.

— Только мы не понимаем, как они это сделали, — продолжил Поттер, — потому что без разрешения директора никто ничего не может пронести в школу. И всё же, я уверен, что они нашли способ как-то обойти этот запрет!
— Но зачем невыразимцам делать нечто подобное? — удивилась Дафна.
— Это долгая история, — сказал Снейп и так посмотрел на Поттера, что даже тот счёл за благо промолчать и больше не вдаваться ни в какие подробности.

— Ну хорошо, — задумалась Дафна. — Магический артефакт нельзя внести на территорию замка без разрешения директора, но что, если он не в замке? Что, если артефакт на дне Чёрного озера.
— Чёрного озера? — эхом переспросил Гарри.
— Это могло бы объяснить поведение кальмара, — согласился Снейп.
— Думаете, он всё это время чувствовал эту штуку рядом?

Они втроём посмотрели на поблескивающую за деревьями озёрную гладь, и Дафна решительно сказала:
— Нам срочно нужно это проверить.

* * *


Мисс Гринграсс спустилась к озеру и, опустившись на колени на краю прибрежного откоса, осторожно коснулась кончиком палочки водной глади. А затем она издала странный гортанный звук, и вибрация её голоса потекла вниз, передаваясь через палочку поверхности воды. Озеро покрылось мелкой рябью и очень тихо и протяжно загудело.

— Она зовёт русалок, — сказал Поттер.
— К МакГонагалл они не вышли.
— Но это какая-то особая, отличная от всего, что я видел прежде, магия! — удивился Поттер.

Словно в подтверждение его слов едва ли не из середины озера вынырнула одинокая русалка и поплыла к берегу. Дафна склонилась к самой воде, и они заговорили на очень резком и скрипучем русалочьем наречье.
Снейп быстро перестал разбирать отдельные слова и, потеряв нить беседы, со всё нарастающим раздражением стал поглядывать на Поттера.

— Куда вы пялитесь, Поттер? — внезапно спросил он.
— Куда я пялюсь? — испуганно переспросил Гарри, торопливо отводя взгляд от Дафны.
— Вот и я вас спрашиваю, куда вы пялитесь? Гринграсс вам не пара!
— Почему это не пара? — обиделся Поттер.
— Потому что её отцу принадлежит половина Девоншира, а вам, Поттер, почти принадлежит Уизли.
— Джинни мне не принадлежит, она самостоятельная личность! — возмутился Гарри.
— И это не повод водить её за нос, — с осуждением сказал Снейп.
— Я никого не вожу за нос… я... — он собирался ещё что-то сказать, но вдруг запнулся и замолчал, медленно заливаясь краской.

Они постояли ещё какое-то время в натянутом молчании, каждый думая о своём, и, Снейп, не выдержав, спросил:
— А что, если она не та, за кого себя выдаёт? Вы ведь не забыли, кем был её дед?

Гарри засунул руки в карманы и, помолчав ещё какое-то время, неохотно ответил:

— Мне кажется, она искренне переживает за наше дело, и она любит животных… Но вы правы, я не хотел бы так… ошибиться.

Снейп пнул носком ботинка лежащий на земле камень, и тот, отлетев в сторону, спугнул присевшую отдохнуть чайку.
Поттер, злой и уставший, казался ему сейчас натянутым нервом — тронь, и он зазвенит, обрываясь по живому, словно лопнувшая тетива.

— Я заглянул ей в голову… — едва слышно сказал Снейп.
— И что там? — с каким-то жадным любопытством спросил Гарри.
— Ничего важного, только крайне неприличные мысли о вас.

* * *


После разговора с русалкой Дафна вернулась взволнованная и очень расстроенная.

— Водный народ утверждает, что в озере ничего нет, — сказала она, — но они чувствуют исходящую от Хогвартса опасность. Русалки говорят, что нечто забирает у животных энергию. И это нечто по большей части спит, но когда оно просыпается, весь животный мир в озере сходит с ума.
— Так что же это, чёрт возьми? — растерянно спросил Гарри. — Они сказали, когда ОНО просыпается? Может, это живое существо? Как василиск? Помню, в тот год, когда открыли Тайную комнату, все пауки тоже сбежали из замка.
— Не думаю, что оно живое, — задумчиво покачал головой Снейп.
— Но кто-то же съел всех мышей?
— Возможно. А возможно, они тоже просто ушли из школы.
— Я думаю, мне нужно отвести жеребят в Запретный лес, — внезапно сказала Дафна.
— Но там мы не сможем их кормить! — заволновался Гарри.
— Думаю, то, что находится здесь, в замке, убивает их, — сказала она, — питается их силой. А если это так, то все наши усилия бесполезны.

Они втроём поднялись к деревянному мосту и, пройдя по нему до внутреннего дворика, внезапно остановились.
Перед дверями замка полыхала драка.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:49 | Сообщение # 15
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5.

Несколько третьекурсников с Гриффиндора отчаянно дрались с третьекурсниками со Слизерина.

— Что здесь происходит?! — рявкнул Снейп. — А ну немедленно прекратить!

Они с Поттером синхронно взмахнули палочками, и драчунов разметало в разные стороны. Из замка выбежала взволнованная МакГонагалл и хватаясь за сердце рассерженно закричала:

— Да что же это такое! Вы что, все с ума посходили?
— Перкинс! Сэвидж! Немедленно объяснитесь! — велел Снейп.

Но вместо слизеринцев ответил гриффиндорец.

— Они сказали, что мы никогда не увидим своих позорных крыс, — рассерженно закричал он, — потому что на первом уроке прорицания профессор Трелони предсказала их смерть. Она сказала, что в конце сентября мы все потеряем нечто очень ценное и никогда это больше не увидем!
— Что-то Сивилла стала слишком часто угадывать, — сказала МакГонагалл. — Мне она предсказала, что когда для школы запоёт соловей, я наконец получу то, о чём так давно мечтала. Вчера в Попечительский совет Хогвартса вошёл Джозас Найтингейл (Nightingale — Найтингейл — соловей), и я только что получила подтверждение о расширении бюджета.

«Даже сломанные часы дважды в сутки показывают правильное время, — подумал Снейп и вдруг обмер. — Но не пять же и не шесть раз!»

— Где Трелони? — внезапно резко спросил он.
— Не знаю, думаю, у себя в башне, — ответила МакГонагалл.
— Что случилось? — спросил подошедший Флитвик.
— А вот это мы сейчас и выясним, — ответил Снейп. — Идемте с нами, Филиус, вы мне нужны.

* * *


Они всей толпой поднялись в Северную башню и вошли в класс прорицания. Здесь как всегда сильно пахло благовониями, задрапированные красным шёлком лампы тускло освещали комнату, было жарко и душно.
Трелони поднялась из-за стола им навстречу, растерянно моргая, как испуганная стрекоза. Многочисленные бусы на её шее тревожно задребезжали.

— Что случилось? — спросила она тонким, звенящим голосом.
— Кто за вас делает предсказания, Сивилла? — яростно хлопнув ладонью по столу, зашипел Снейп. — Игры закончились, Хогвартс в опасности! Если вы не признаетесь сами, я заставлю вас это сделать!
— Я не понимаю, о чём вы говорите! — удивлённо воскликнула она, но её руки, нервно вцепившиеся в шаль, и испуганно забегавшие глаза сказали больше любых слов.

Снейп вытащил из кармана палочку и наставил её Трелони в лицо.

— Я спрошу ещё только один раз! — произнёс он.
— Я не хотела! — Трелони испуганно сжалась и всхлипнула. — Я купила шар, магический шар!

Она упала в кресло, вжимаясь в спинку, и её бесцветные глаза за толстыми стёклами очков мгновенно заблестели от слёз.

— Я думала, он помогает мне видеть будущее, открывает моё внутреннее око! Я не знала, что всё так обернётся!
— Где этот шар, Сивилла? — напряжённым голосом спросила МакГонагалл.
— Он здесь, — Трелони потянулась к маленькому чайному столику слева от себя и торопливо сдёрнула с него красное шёлковое покрывало.

Флитвик осторожно приблизился к стоявшему на столе стеклянному шару и, не прикасаясь к нему руками, внимательно осмотрел его со всех сторон. Тёмное, мутное, почти чёрное стекло отразило его напряжённое лицо и, словно насмехаясь над ним, добавило ему уродства.

— Что это? — спросила Минерва.
— Это Предсказатель, — дрогнувшим голосом ответил Флитвик. — Страшная вещь! Я только однажды видел нечто подобное…
— Предсказатель? — удивлённо переспросил Снейп. — Вы уверены, Филиус? Я всегда думал, что Предсказатели это просто легенда. Не знал, что они существуют на самом деле.
— Они существуют, — ответил Флитвик, осторожно касаясь магического шара палочкой, — здесь есть руны. «Смотрящий в вечность научится ею управлять. Приготовь плату», — прочитал он.

— Эта штука и правда предсказывает будущее? — спросил Поттер.
— И да, и нет, Поттер. Она его создаёт.
— Как это? — поражённо ахнула Дафна.
— Вы ведь всё время пытались убедить себя в том, что у вас есть дар. Не так ли, Сивилла? — глядя на сжавшуюся в кресле Трелони, мягко спросил Флитвик. — Вы не хотели, чтобы шар предсказывал будущее за вас, вы хотели делать это сами?

Трелони сжалась ещё сильнее и, не желая ничего отвечать Флитвику, лишь плотнее укуталась в шаль.

— По сути Предсказатель исполняет желания. Он создаёт то будущее, которое пожелал предсказать его владелец, — объяснил Филиус. — Но чтобы предсказание сбылось, проситель обязан внести плату — позволить магическому шару забрать энергию живого существа. Животные, живущие в замке, идеальная пища для Предсказателя, они слабы и беззащитны, их магия более податлива, чем магия волшебников. Сивилла «предсказывала» нам наше будущее, а потом хотела, чтобы это предсказание исполнилось. Она вглядывалась в шар Предсказателя и озвучивала своё желание…

— И шар его исполнял? — растерянно спросила Минерва.
— Именно так. Сивилла хотела, чтобы её предсказание о победе «Холихедских гарпий» исполнилось, и оно исполнилось. Она напророчила Невиллу заморозки, и они случились. Она предсказала Минерве исполнение её надежд, и это сбылось. Каждый раз, исполняя предсказание Сивиллы, Магический шар забирал магию и энергию у питомцев Хогвартса, иссушая их, лишая сил, доводя до безумия. А затем инстинкт выживания просто заставил животных покинуть школу, и они ушли.
— Но почему она не пожелала, чтобы животные вернулись? — спросила Дафна.
— Я пожелала, — очень тихо сказала Трелони, — но когда все животные ушли, мне больше нечем было заплатить, а ОНО не пожелало забрать меня.

* * *


Они втроём стояли на ступеньках Хогвартса, словно три кота нежась в лучах тёплого сентябрьского солнышка. Поттер держал под мышкой специальный магический контейнер, в котором теперь хранился Предсказатель.

— Что было бы, если бы Сивилла пожелала замахнуться на нечто большее? — всё ещё не придя в себя после всех этих потрясений, спросила МакГонагалл.
— Думаю, на самом деле ничего бы не произошло, — ответил Снейп. — Предсказателю просто не хватило бы энергии для подобного волшебства, в нём недостаточно сил, чтобы забирать магию у волшебников, а я не знаю больше ни одного места в Англии, где на маленькой площади находилось бы так много разных животных.
— Я не могу понять только одного, — внезапно сказал Поттер. — Как же Трелони смогла пронести Предсказатель в школу без разрешения директора?
— А у неё оно было, — вздыхая, ответила МакГонагалл. — Я сама подписала ей разрешение на четыре магических шара для уроков прорицания. Я же не могла предположить, что там окажется такое.

На подоконнике первого этажа сидела миссис Норрис, вылизывала подранный в очередной драке хвост и вновь чувствовала себя как дома.


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:50 | Сообщение # 16
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6.

* * *


Спустя почти неделю они вновь стояли у загона с фестралами.

— Они вернулись, — сказал Поттер, довольно глядя на тёмные скелетообразные силуэты, мелькавшие между деревьями, — вся стая.

Снейп безразлично пожал плечами, с насмешливым прищуром разглядывая новенькую поттеровскую мантию и очень старательно начищенные ботинки.

— И что вы здесь делаете, Поттер, в подобном виде? — с привычной издёвкой спросил он. — На бал собрались?
— Мы договорились с Дафной навещать маленьких жеребят каждую субботу, — невольно краснея, ответил Поттер. Он бросил едва заметный взгляд на часы и тут же добавил: — Вот только она опаздывает.
— Поттер, — качая головой, с внезапной жалостью сказал Снейп, — она закончила свою работу и вряд ли сюда вернётся, не будьте ребёнком.

Он собирался добавить что-то ещё, нравоучительное и, возможно, даже ободряющее, и вдруг увидел, как Поттер расцветает.

По дорожке от хижины Хагрида спешила Дафна Гринграсс, на её раскрасневшемся лице светилась радостная и немного виноватая улыбка. Снейп скривился, привычно закатывая глаза, и, не прощаясь, направился в сторону замка.

Он совершенно точно не собирался смотреть, как Поттер и Гринграсс будут целоваться.

~ конец третьей истории ~


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:50 | Сообщение # 17
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: «Война Миров»
Автор: MaggieSwon
Персонажи: Северус Снейп, Минерва МакГонагалл, Гарри Поттер, НевиллЛонгботтом
Рейтинг: General
Жанр: приключения, постапокалипсис, научная фантастика
Саммари: «Он придёт из прошлого, чтобы возродить будущее. Он проснётся, чтобы разбудить спящего. Он объединит всех, чтобы принести надежду».
Пророчество 161 о гибели магического мира, специальная секция Отдела Тайн.

Фик занял первое место на конкурсе «Гарри Поттер и Орден Фикрайтера», этап 4, задание «Без всякой магии»
Фанфик «Война миров» является прямым продолжением «Таинственного исчезновения» и входит в серию «Директор Хогвартса»

Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: конструктивное


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:50 | Сообщение # 18
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Аббатство Мелроуз, цистерцианский монастырь, юго-восточная Шотландия, 1588

В скриптории было холодно.Старый цистерцианский монах, облачённый в чёрный скапулярий поверх белой, давно застиранной туники, медленно прошёл сквозь ряды пустых кафедр, шаркая ногами по плохо выметенному полу, добрался до своего стола и, подслеповато щурясь, запалил свечу. Неровные тени заскользили по стенам, оживляя давно пустующий зал.

За окнами занимался рассвет. Октябрьское солнце медленно и очень неохотно выплывало из-за горизонта, утопая в белом мареве тумана, и последний, божьим чудом уцелевший на монастырском дворе петух хриплым криком оповестил о начале очередного дня.

Монах развернул новенький свиток, зачистил гусиное перо и, закончив все приготовления, коснулся ладонью мутного хрустального шара пророчества, уже несколько дней ожидавшего его в центре стола. Стоило битым артритом пальцам прижаться к холодной поверхности шара, как мутная пелена внутри рассеялась, и сотни ярких видений нахлынули на старого толкователя, уводя его за собой в неведомый мир предсказанного будущего.

* * *


Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс, Северная Шотландия, 2003 г.

Профессор Снейп и директор МакГонагалл стояли на верхней площадке Астрономической башни, глядя на догорающий над озером закат. Кроваво-красный, закутанный в покрывало из тяжёлых малиновых облаков, он казался дурным предвестником приближающейся ночи.

— Посылку из Отдела Тайн доставили полчаса назад, — прерывая порядком затянувшееся молчание, сказала МакГонагалл. — Она ждёт тебя в моём кабинете. Кейн говорит, что это пророчество. А ещё он утверждает, что это пророчество — о тебе.
— Что бы это ни было на самом деле, директор, не стоило позволять Отделу Тайн вносить это в Хогвартс, — качая головой, отозвался Снейп. — После истории с Предсказателем я не пустил бы их даже на порог.
— Ты считаешь, что Предсказатель это дело рук Кейна? — удивилась МакГонагалл.
— А вы и правда верите, что в старой лавке «Одноглазая прорицательница» Сивилла Трелони совершенно случайно наткнулась на такой редкий магический артефакт как Предсказатель, да ещё и продававшийся по столь сходной цене? Не знаю как вы, директор, а я давно перестал верить в подобное стечение обстоятельств.
— И всё же тебе придётся его выслушать, — вздыхая, ответила МакГонагалл, — что бы мы ни думали о случившемся, я не могу просто выставить его за дверь.

Снейп недовольно пожал плечами и молча кивнул.
Оба они знали, что новый визит Отдела Тайн едва ли принесёт им хоть что-то хорошее.

* * *


В директорском кабинете их ждали Флитвик и Джулиус Кейн.

— Почему вы считаете, что это пророчество обо мне? — едва переступив порог кабинета, раздражённо спросил Снейп.
— На нём ваше имя, — вставая из кресла, ответил Кейн.
— И как давно оно было сделано?
— В шестнадцатом веке.
— В шестнадцатом веке? — удивилась МакГонагалл.
— Да, Минерва. Это одно из самых старых из известных нам пророчеств. Впервые оно было упомянуто в летописях тысяча пятьсот восемьдесят восьмого года.
— И почему я ничего не слышал об этом пророчестве раньше? — спросил Северус.
— Вероятно, потому что ещё не пришло его время. В Отделе Тайн хранятся тысячи пророчеств, сделанных о совершенно разных вещах. Одни из них касаются чего-то важного, другие — полной ерунды. Какие-то пророчества сбываются, какие-то нет. Но есть Особая секция, в которой хранятся пророчества о событиях, влияние которых на судьбу магического мира может оказаться просто огромным. И таких пророчеств всего двадцать шесть.
— Всего двадцать шесть? — переспросила МакГонагалл.
— Двадцать шесть, — подтвердил Кейн, — и это одно из них.
— И о чём это пророчество?
— Я не знаю, — немного помедлив, ответил Кейн, — но очень надеюсь, что вы мне об этом расскажете.

Кейн кивнул на стоящий на столе защитный контейнер, и Снейп, приблизившись к нему, медленно и очень неохотно стянул с лежащего в контейнере шара чёрное покрывало.

— На нём указан две тысячи двадцать седьмой год, — сказал он спустя несколько секунд, внимательно разглядывая странный, светящийся красноватым светом шар. — И почему вы принесли его сейчас?
— Потому что два дня назад это пророчество совершенно неожиданно изменило цвет.

— И что это значит? — спросил Флитвик.
— Очевидно, пророчество хочет, чтобы его прочли. Прочесть старое предсказание может только тот, о ком оно было сделано, или толкователь пророчеств. Но, как известно, толкователи пророчеств не рождались уже больше ста лет…
— Раз это пророчество оказалось в Особой секции, значит однажды оно уже было истолковано?! — спросил Флитвик.
— Да, оно было истолковано самым известным толкователем своей эпохи, цистерцианским монахом Дэном Джо Уотсоном, но записи о его видениях были утеряны. Теперь мы знаем только имя и год.
— И что будет, если я откажусь говорить вам, о чём это пророчество? — по-прежнему разглядывая загадочный шар, спросил Снейп.
— У меня нет возможности вас заставить, — мягко ответил Кейн, и губы его тронула неприятная улыбка. — Но если там окажется нечто настолько важное, что существование целого магического мира окажется под угрозой, надеюсь, вам хватит ума этого не скрывать.

Снейп бросил на Кейна оценивающий взгляд и медленно кивнул.

— Я сделаю то, о чём вы просите, — сказал он, — а затем вы немедленно уберётесь из замка.

Он наклонился над столом и положил руку на пророчество.
Шар медленно нагрелся под его ладонью и вдруг яростно заискрился, словно охваченный танцующими языками пламени.

Лицо Снейпа побледнело и напряглось…
А в следующую секунду он исчез.

— Что, чёрт возьми, происходит? — растерянно воскликнула МакГонагалл, выхватывая из кармана палочку. — Это что, портал?
— Не знаю! — не менее растерянно отозвался Кейн. — Если и так, то я здесь совершенно ни при чём.

* * *


Портал выбросил Снейпа на узкую грязную улочку какого-то магловского городка. Здесь было темно, воняло протухшей рыбой и кислым пивом. Неоновая вывеска, горевшая лишь наполовину, болталась из стороны в сторону, тоскливо поскрипывая на ветру. На одно короткое мгновение Снейпу даже почудилось, что он снова в Коукворте, на задворках захолустного бара, в котором частенько напивался его отец. Но дома вокруг были одноэтажные, а вместо уродливых, уходящих в небо труб завода на горизонте чернели огромные вышки ретрансляторов.

Чертыхаясь, Снейп попытался подняться и тут же понял, что при падении подвернул ногу. Боль скрутила лодыжку, не позволяя ему нормально стоять.
«Где я, чёрт возьми?»

Он подумал, что, вероятно, в какой-то момент настройки портала сбились, и его выбросило вдали от точки назначения, но с этим он разберётся позднее, а сначала он вернётся в Хогвартс и оторвёт Кейну голову.
Справа открылась входная дверь, Снейп инстинктивно выхватил из кармана палочку, и в ту же секунду в лицо ему ударил яркий свет магловского фонаря.

— У вас что, в руках палочка? — почему-то испуганно воскликнул охрипший голос. — Вы ненормальный? Где вы её взяли?
— Не светите мне в лицо! — прошипел Снейп.
— Простите, — сказал всё тот же хрипловатый голос, и луч фонаря опустился Снейпу на живот, — я вам не враг. Я такой же, как вы.

Свет фонаря сместился ещё немного в сторону, и Снейп увидел невысокого щуплого мужчину лет тридцати в обычной магловской одежде с ярко желтой флюоресцентной нашивкой на груди.

— Это не то место, где стоит появляться с палочкой! Не знаю, как у вас, а здесь за такую тягу к ностальгическим воспоминаниям вас попросту убьют.

Мужчина испуганно посмотрел по сторонам, словно и правда ожидал, что на них набросятся в любую минуту, и, торопливо погасив фонарик, отступил в тень здания.

— Автобусная остановка там, — сказал он, указывая в сторону ретрансляторов. — Вы ведь её ищете? И снимите от греха ваш плащ, он чертовски похож на мантию. Если в темноте они ошибутся, даже нормальные документы вас не спасут.

Снейп дождался, когда за пугливым незнакомцем закроется дверь, и попытался аппарировать. Но ничего не вышло.
Ни искры, ни привычного потока магии. Тишина.

Антиаппарационный барьер в магловском городке? А вот это уже нечто новое! Снейп осторожно убрал палочку в карман и внимательно осмотрелся по сторонам, стараясь уловить отзвуки чужой ему магии. Что еще он мог упустить?

Чуть вдалеке виднеются огни заправки, окна соседних домов задёрнуты занавесками… Неоновая вывеска всё так же поскрипывает, покачиваясь на ветру, на мусорном баке горой насыпаны использованные медицинские шприцы, маски и пластиковые пакеты.
Ничто не свидетельствовало о присутствии здесь волшебников…

Конечно, было глупо рассчитывать, что всё обернётся так просто, и Отдел Тайн зашвырнёт его в такое место, из которого с лёгкостью можно будет выбраться с помощью аппарации. И всё же, что-то здесь было не так.
Его обманули… Он думал, что он отвечает на зов…

Снейп собрался было наложить на себя дезиллюминационные чары и подлатать ногу, но передумал. Если портал сработал неправильно, то его уже ищут. И единственный способ отследить волшебника в магловском городке — это его же собственная магия. Он снял мантию, свернул её в несколько раз и аккуратно засунул под мусорный бак. Из города легко можно выбраться и на попутке.
Прихрамывая, он добрался до заправки и уселся на низенький бетонный парапет дожидаться, когда на тёмной, петляющей между холмов дороге появится свет фар приближающейся машины.

— Эй ты, козёл, где твоя маска? — Снейп медленно обернулся на крик, не сразу сообразив, что обращаются именно к нему.

Хлопнула дверь заправки, и двое дородных мужчин в джинсах и клетчатых рубашках направились в его сторону. Оба в тяжёлых ботинках и одинаковых чёрных респираторах, похожих на собачьи намордники.

— Я спросил, где твоя маска, урод?!
— Потерял! — не вставая с бетонного парапета, ответил Снейп.

Ещё в юности, не раз бывая участником магловских драк, он хорошо усвоил простой урок — бить сидящего намного сложнее.

— А твой код? Код ты тоже потерял?

На рубашках у мужчин были нашиты круглые эмблемы с изображением собак, держащих в пасти горящие факелы, и надписью на латыни. (Реально существующая эмблема доминиканского ордена призванная олицетворять собой поиск еретиков и их уничтожение).
«Dominicanes, — прищурившись, прочитал Снейп. — Псы господни?»

И тут же напрягся, мгновенно потянувшись за палочкой.
Инквизиция всегда набиралась из доминиканского ордена. Доминиканцы, или псы господни, преданно охраняли церковь от ереси и ведьм. Это не могло быть простым совпадением.

— Не трожьте его! Он ничего вам не сделал! — щуплый сердобольный волшебник, живущий по соседству со сломанной неоновой вывеской, зачем-то бежал к ним навстречу, неловко размахивая руками. — Я вызову полицию!
— Я сразу догадался, что ты один из этих… — обрадованно зашипел дородный магл и поднял с земли камень.
«Вот ведь идиот», — подумал Снейп и, не вынимая из кармана палочки, произнёс «Остолбеней».

И ничего не произошло.
А в следующую секунду камень полетел Снейпу в голову.

Северус увернулся от камня, упав на асфальт, но обрушившийся следом удар тяжёлого ботинка едва не сломал ему рёбра. Его били размеренно и умело. В какой-то момент Снейп всё же извернулся и нанёс ответный удар в коленную чашечку, и тут же услышал, как рядом завизжали тормоза.

Большой чёрный пикап резко остановился у самой заправки, и несколько мужчин с короткими битами в руках, перепрыгивая через борт пикапа, с криками побежали в их сторону.
«А ведь это биты для квиддича», — успел подумать Снейп, прежде чем потерять сознание.

* * *


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:51 | Сообщение # 19
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
***

Снейп очнулся, лёжа на дне кузова пикапа.
Колеса размеренно шуршали по гравийной дороге, где-то над головой мелькали редкие дорожные фонари.

— Лежите, — тихо сказал ему незнакомый голос. — Вам порядком досталось, но теперь вы в безопасности.
Кто-то заботливо поправил на нем плед и так же тихо добавил:
— Мы уже на подъезде, будем через пару минут.

Пикап вошёл в поворот, медленно съехал на мягкий грунт и наконец остановился. Снейпу помогли сесть. Он осторожно проверил в кармане палочку — цела ли? Цела.

Пикап стоял во дворе большой фермы: слева загоны, огороженные колючей проволокой, справа теряющийся в темноте широкий выпас, а прямо перед ним — высокий, аккуратный и чисто выкрашенный дом. В окнах фермерского дома горел свет, а на пороге стоял…
Поттер… или... Нет, всё-таки Поттер. В старой, порядком поношенной магловской одежде и весь какой-то помятый и побитый временем. Под глазами залегли морщинки, короткая, но не слишком опрятная борода явно добавляла ему возраста.

— Что вы на меня так смотрите, Поттер, — с трудом ворочая разбитыми губами, спросил Снейп, — будто я ваш личный боггарт?
— Знаете, это так странно и так дико... Я дважды видел, как вы умирали. И вот вы снова сидите передо мной.
— Дважды? И когда это я успел? — спросил Снейп, осторожно вылезая из кузова.
— Два года назад вы умерли у меня на руках. А когда сегодня вечером мои парни сообщили мне по рации, что нашли вас на заправке, я им не поверил.
— Думали, что это кто-то под обороткой? Странный выбор для новой личины…
— Под обороткой? — усмехнулся Поттер. — Нет, что вы, я просто решил, что они приняли желаемое за действительное.

Он посторонился, давая Снейпу возможность войти в дом, и сказал:
— Идёмте, профессор, вас нужно подлатать.

Снейп послушно переступил порог, придерживая рукой болезненно саднящий бок.
В комнате было светло, стояло несколько кресел и маленький журнальный стол, заваленный магловскими лекарствами, в углу жарко и уютно потрескивал камин. Снейп внимательно осмотрел невысокую, немного сутулую фигуру Поттера, и вдруг отчётливо осознал, что тому уже далеко не двадцать.

— Какой сейчас год? — спросил он, осторожно усаживаясь в кресло.
— Две тысячи двадцать седьмой, — ответил Поттер.
— Значит, мы с вами теперь почти ровесники. Какая досада!

Он так и не смог сдержать болезненного стона, когда, стягивая с себя пропитанный кровью сюртук, задел рану рукой.

— Магия — что с ней случилось в вашем мире, Поттер? Там, на заправке, я не смог колдовать.
— Магия в этом мире больше не работает, — ответил Поттер.
— Совсем?
— Совсем.
— И как это произошло?
— Долго рассказывать.
— А я никуда не спешу, — беря со стола флакон с антисептиком, сказал Снейп.

* * *


Поттер достал из шкафа бутылку, два стакана и, усевшись в кресло напротив, наполнил их магловским виски.

— Трудно сказать, с чего всё началось, — немного растерянно сказал он. — Наверное с вируса. В те годы казалось, что ничего не предвещало беды, всего лишь ещё одно респираторное заболевание, очередной свиной грипп… или куриный... я сбился со счёта, сколько их было, а затем эта зараза за несколько месяцев, словно стихийное бедствие, поглотила весь мир. Люди болели очень тяжело, тысячи умирали, а те, кто выживал, ещё долго не могли оправиться от последствий. Магловские границы закрыли, свободное перемещение по стране ограничили, установили полицейские и медицинские кордоны, но остановить болезнь это не помогло.

А затем внезапно выяснилось, что, хотя сами волшебники не болеют, они являются самыми активными переносчиками вируса. Именно вы когда-то объяснили мне, как это работает. Что у всех людей парный набор хромосом. Доминантная форма даёт устойчивость к вирусу, и она же отвечает за колдовство.
Снейп кивнул. Он понимал, о чём говорит Поттер. Всё сводилось к парному строению генов: две доминантные формы — чистокровный волшебник, доминантная и рецессивная — полукровка, только рецессивная — магл.
— Случись это сто лет назад, и волшебники просто закрылись бы в собственном мире, но после ослабления Статута наш мир так тесно переплёлся с миром маглов, что это стало невозможно. Смешанные браки, дети, живущие в обоих мирах, активная торговля с маглами. Наши правительства вели долгие переговоры и в результате ввели ряд ограничительных мер. Магов вынудили пройти обязательную регистрацию. Была создана Комиссия, как с регистрацией магловскихвыродков, только наоборот. Первые списки волшебников были засекречены и подпадали под закон о защите личных данных, однако нас всех обязали носить защитные маски и соблюдать условия карантина. По всей Британии установили антиаппарационные щиты, а аппарацию временно запретили. Затем условия постепенно стали ужесточаться. Те волшебники, что состояли в смешанных браках или проживали на магловской территории, обязаны были пройти полное мединское обследование в специальных временных изоляторах. Там выдавались медицинские паспорта, сейчас их называют просто код, без кода находиться на территории магловских поселений стало запрещено. Многие волшебники, переживавшие за свои магловские семьи, послушно выполняли все правительственные предписания.

А затем кто-то пустил слух, что вирус был создан искусственно и что сделали это именно волшебники, чтобы уничтожить всех маглов и стать, наконец, доминирующим видом. По стране прокатилась волна террористических актов, всколыхнулось общественное мнение, засекреченные данные о регистрации волшебников оказались в открытых источниках, и сразу же начались нападения на их дома. Временные изоляторы закрыли на полный карантин, объявив это временными мерами предосторожности и попыткой защитить волшебников, однако по факту, любой волшебник, попытавшийся покинуть изолятор, тут же объявлялся вне закона. То там, то здесь начали вспыхивать вооруженные столкновения. Волшебники по большей части оборонялись, но иногда нападали и сами. Среди маглов появились организованные бандитские группировки — «Псы господни», объявившие себя последователями святой инквизиции и начавшие настоящую охоту на магов. Мир скатился на грань войны. А потом случилось нечто странное, магия перестала действовать. Это происходило постепенно, сначала в крупных городах, затем в более мелких, а спустя полгода уже во всей Британии не осталось ни одного уголка, где магия подчинялась бы нам, как и прежде. Хогвартс, казалось, держался дольше всех, но и в нём постепенно всё сошло на нет. Никто не понимал, почему это происходит. Сама магия по-прежнему жила в нас, мы чувствовали её внутри себя, но почему-то полностью потеряли способность колдовать. Возможно это вирус добрался до нас таким изощрённым способом, или дело в чем-то еще. Я не знаю… Многие волшебники очень тяжело переносили изменения, нам всем казалось, что это словно фантомные боли — магия есть, но палочка не отзывается, заклинания не срабатывают, ты произносишь заклинание, чувствуешь, как магия наполняет тебя, но ничего не происходит, а потом и это чувство просто ушло.

Начались повальные аресты волшебников, по магловскому телевидению говорили, что маги уклоняются от регистрации, скрываются от медицинского контроля, намеренно продолжая разносить вирус по стране. Первое время при аресте волшебников всегда ломали их палочки. Тогда я не понимал, почему они это делают, а сейчас считаю, что это ещё одна форма психологического давления, демонстрация власти, попытка лишить нас стремления к сопротивлению. Впрочем, через несколько месяцев палочки ломать перестали, и теперь их просто конфисковывают. Многие волшебники ушли в подполье, но нас стали отлавливать и определять во временные изоляторы, которые постепенно превратились в настоящие концлагеря. Сейчас маглы называют их «банками». Волшебники живут там, как подопытные крысы, над которыми постоянно проводят медицинские опыты. Говорят, Правительство таким образом пытается создать лекарство от вируса, и общественное мнение маглов на их стороне, ведь они по-прежнему верят, что маги пытались их уничтожить.

Нам пришлось тяжело. Лишившись магии, мы разом потеряли всё, превратившись в изгоев, в людей вне закона, в опасных преступников и беженцев. Но вначале мы ещё не теряли веры. За Годриковой Впадиной существует целое кладбище волшебных палочек, люди надеялись, что когда-нибудь этот кошмар закончится и магия вернётся, и тогда их палочки снова воскреснут. Но годы шли, и ничего не менялось, и больше мы палочки не хороним. Те, у кого они ещё остались, их просто выбрасывают, чтобы не дай бог не попасться с палочкой к «Псам Господним». Я свою палочку сохранил, но таких как я меньшинство.

Всё это время мы учились жить заново, почти ни у кого из нас не было документов, магловских денег, мы не умели пользоваться кредитными картами и мобильными телефонами. Без медицинского кода нельзя было устроиться даже на самую простую работу. Многие умерли от болезней. Магические вирусы и заболевания никуда не делись, а вот возможность лечить их с помощью магии мы потеряли. Магловские лекарства помогают при простуде или обычных ранах, но против магических болезней они бессильны. Какое-то время мы ещё справлялись старыми запасами зелий, но и они в скором времени закончились. Теперь мы варим простейшие зелья, но что-то более сложное сделать без магии уже нельзя.

Но мы учимся приспосабливаться, мы нашли способы покупать документы, и хотя в самом начале нам приходилось довольствоваться поддельными, теперь почти у всех нас они настоящие. Мы научились водить машины и пользоваться магловской техникой, у некоторых даже есть медицинские коды. Из тех волшебников, кто до сих пор не арестован, совсем немногие живут легально. Большинство прячутся далеко от городов, стараясь вести магловский образ жизни и ничем не выделяться среди своего окружения. Но есть и те, кто работает на правительство. Мы называем их желторотыми — они обязаны носить на груди нашивку с флюоресцентным жёлтым знаком. Но далеко не все из них предатели, многие просто пытаются выжить, а некоторые, чем могут, помогают нам.

— А Хогвартс? — спросил Снейп.
— Хогвартс закрыли, когда ввели первые строгие меры карантина. Дети разъехались на каникулы, а назад уже не вернулись. МакГонагалл несколько месяцев пыталась хоть что-нибудь сделать, но всё оказалось бесполезно, она умерла три года назад. С тех пор Хогвартс закрыт.

Мы создали своё сопротивление, сейчас нас не слишком много и мы разбросаны по всей стране, но с каждым годом мы набираем силу. Это ферма — одна из наших лучших баз. Здесь хозяйничает Невилл Лонгботтом. Это он отбил вас на заправке. Он помогает волшебникам с работой и деньгами, учит их всему, что им необходимо, делает им документы, прячет тех, кому нужно укрытие, и даже иногда снабжает нас оружием. Он даже возродил Поттеровский дозор. Пройдёт ещё пара лет, и волшебники потихоньку начнут подниматься на ноги.
Снейп закончил перевязывать собственный бок и потянулся к стакану. Мир, который он знал и любил, оказался разрушен. Он залпом осушил стакан и медленно поставил его на стол. Лишённый собственной магии, абсолютно бессильный, он не представлял, как сможет им помочь.

— Знаете, профессор, — словно прочтя его мысли, сказал Поттер. — Странно, что сегодня вот так, из ниоткуда... вдруг появились именно вы. У нас ведь есть пророчество…
— Да придёт спаситель? — со злобной ухмылкой спросил Снейп.
— Никто не знает, как пророчество звучало в самом начале, — проигнорировав его издёвку, продолжил Гарри, — но его передают из уст в уста уже несколько лет. «Он придёт из прошлого, чтобы возродить будущее. Он проснётся, чтобы разбудить спящего. Он объединит всех, чтобы принести надежду». И сегодня, спустя бесконечные годы ожидания, внезапно появились вы… Из какого года вы пришли, профессор?
— Из две тысячи третьего, Поттер, и я бы не слишком верил во все эти пророчества. У меня нет суперсилы и особых способностей, я не прячу в полах мантии могущественный артефакт, и моя магия так же, как и ваша, здесь не работает. Я лишён способности колдовать и едва ли могу больше, чем тот Снейп, что был с вами все эти годы.
— Кстати, об этом, — вновь наполняя стаканы, сказал Поттер. — Когда магия пропала, вы долгое время пытались выяснить, что произошло. Вели исследования, общались с уцелевшими специалистами из Мунго. И у вас были записи. После того, как вы погибли, я пытался в них разобраться, но мало что понял. Там куча выкладок по генетике, по структуре магии, по теории взаимосвязи… Но я их сохранил.

Поттер поднялся из кресла и поманил Снейпа за собой.

— Идёмте, профессор, — сказал он. — Я кое-что вам покажу.
— Как я погиб? — следуя за Поттером, спросил Снейп.
— Мы пытались взять штурмом изолятор, но у нас не получилось.
— И на кой чёрт мы туда полезли? — удивился Северус.
— Не знаю, — ответил Поттер, — вы велели нам это сделать, но так толком и не успели ничего объяснить.

Они спустились по металлической лестнице в подвал, и Поттер отпер ключом старую исцарапанную дверь.

— Я ничего не менял здесь за эти два года, — сказал он, распахивая дверь настежь. — Входите, профессор, теперь вы снова дома.

* * *


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Полынь Дата: Четверг, 30.12.2021, 23:51 | Сообщение # 20
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
* * *

Снейп читал собственные записи несколько дней.

Было странно вернуться в этот мир и в этот дом, который он совершенно не помнил… И всё же всё здесь говорило, — нет, кричало! — о его присутствии. Маленькая лаборатория в углу подвала, идеально подобранный набор инструментов, удобный порядок в маркировке ингредиентов, книги, расставленные, как он любил... И только магловские ручки вместо привычных перьев вызывали у него раздражение.

Поттер появлялся и исчезал, никогда подолгу не задерживаясь на ферме, и только приближающийся звук мотора его большого джипа, разносившийся по округе поздними вечерами, оповещал Снейпа, что лидер сопротивления вернулся. Они проводили долгие вечера за беседами и виски, и Северус с каждым днём узнавал всё новые и новые подробности о жизни в этом мире. А потом он возвращался в свою комнату и вновь зарывался в старые записи и книги.
На одиннадцатый день своего вынужденного пребывания на ферме Снейп наконец нашёл то, что искал.

— Это не вирус, — сказал он, очередным вечером усаживаясь в кресло напротив Поттера. — И ваш Снейп это понял. Это какой-то рукотворный магический артефакт, созданный маглами. Магия никуда не делась, просто этот артефакт лишает нас способности колдовать.
— Но как это возможно? — удивился Поттер. — Как магический артефакт, или вообще хоть что-то, может препятствовать использованию магии?
— А что вас удивляет, Поттер? Живя в Хогвартсе, вы ежедневно сталкивались с подобным явлением.
— Я?
— Конечно, антиаппарационный барьер над школой. Неужели вы о нём забыли? Всё отличие только в том, что антиаппарационный барьер мешал пользоваться только одним видом магии — аппарацией, а этот артефакт мешает нам пользоваться магией в целом.
— И как это работает? — подсаживаясь рядом, спросил Лонгботтом.
— Что такое магия? В самой упрощённой форме — это энергия, и мы, волшебники, можем её производить, накапливать, использовать и перераспределять. А маглы не могут.
— Я не понимаю, к чему вы клоните, — нахмурился Поттер.

— Как бы вам объяснить это попроще. Вы же герболог, Лонгботтом. Вот, смотрите, нас с вами окружают растения и животные; с одной стороны, они очень похожи, потому что и растениям и животным требуется кислород для дыхания. Но стоит копнуть поглубже, и мы узнаем, что в отличие от животных, растениям доступен фотосинтез, они могут получать из воздуха углекислый газ, перерабатывать его и на выходе выделять кислород. Животные производить кислород не умеют.
А теперь представьте, что волшебники — это растения, мы можем брать магию из окружающей нас природы, и, в процессе «фотосинтеза», перерабатывать её внутри себя, чтобы творить волшебство. Маглы — это животные, они могут пользоваться волшебными вещами, но не могут создавать их. Им «фотосинтез» не доступен. Теперь, предположим, магия никуда не делась для нас, мы её чувствуем, мы по-прежнему можем её получать из окружающего нас мира и накапливать внутри себя, но мы потеряли способность к «фотосинтезу», что-то мешает нам производить волшебство. И это что-то магический прибор.

— Магический артефакт - это прибор? — поразился Гарри.
— Поттер, вы слишком узко мыслите. Артефакт — это рукотворный предмет. Так почему же он обязательно должен быть из камня? Что мешает создать его из железа или пластика? Ничего. Чтобы артефакт стал магическим, он должен подвергнуться магическому воздействию, получив тем самым возможность выполнять определённые магические действия. Немагическиймагловский артефакт, или прибор, отличается от магического только тем, что он не может извлекать магическую энергию из окружающей природы.
— Ему не доступен «фотосинтез»? — спросил Невилл.
— Именно так.
— Я ничего не понял, — честно признался Поттер.

— Ну, хорошо, — сказал Снейп, беря со стола фонарик, — попробуем иначе. Фонарик это магловский артефакт, он умеет преобразовывать электрическую энергию в свет. Так понятно? Есть другой фонарик, только на выходе у него не свет, а некий луч, подавляющий волшебные способности, и работает он так же, как обычный фонарик, потребляя энергию. Вот только энергия у него не электрическая, а магическая. А теперь главное — сам фонарик не умеет производить электрическую энергию, он её только потребляет. Откуда он её берет? — Снейп раскрутил фонарик и на стол выпали две батарейки.
— Из батареек, — сказал Поттер.
— Да, Поттер. Из батареек. А теперь представьте, что маглы создали прибор, способный подавлять магические способности, и единственное, что ему для этого нужно, — откуда-то брать магию, которую сам он производить не умеет. Так откуда магам взять батарейки, способные питать их прибор магией?
— Сделать их из волшебников, — неожиданно произнёс Невилл.
— В яблочко, Лонгботтом. Вот зачем ваш Снейп отправил вас в изолятор — он считал, что из волшебников там делают магические батарейки. А что будет если отключить от прибора его батарейку?
— Магия вернётся, — сказал Поттер.

* * *


Диверсионную вылазку к ближайшему изолятору готовили почти целую неделю. Невилл каждый день отправлял кодированное сообщение по радио в Поттеровском дозоре, призывая другие волшебные подразделения присоединиться.

— Думаю, маглы использовали нашу систему антиаппарационных барьеров, скопировав её основной принцип и просто расширив её спектр действия, — объяснял Снейп. — Но даже мы не способны создавать защитные купола, которые могут разом накрыть всю страну. Так и у маглов сейчас по всей Британии разбросаны десятки изоляторов, обеспечивающих работу сотен ретрансляторов. Именно поэтому магия пропадала постепенно. Маглы накрывали страну по частям, отдельными регионами, пока не создали целую сеть. Если мы уничтожим ближайший к нам изолятор, магия восстановится лишь частично, на незначительной площади, но даже этого будет достаточно.

В день, на который была назначена вылазка, Снейп достал из кармана флакончик Феликса Фелициса.

— Здесь немного, — сказал он, протягивая флакон Поттеру, — но на несколько часов нам хватит.
— Вы никуда не пойдёте, профессор, — сказал Поттер, доставая из-за пояса глок. — Это магловский пистолет, вы не умеете с ним обращаться. А я умею. И я не могу допустить, чтобы с вами вновь что-то случилось… вы же понимаете?
— Зато вы ничего не смыслите в магических сетях и магловских артефактах.
— Мне и не нужно в них разбираться, мне нужно лишь отключить батарейку, а с этим я справлюсь.
— Прекратите нести чушь, — возмутился Снейп, и в этот момент кто-то прижал носовой платок к его лицу.

Знакомый запах хлороформа ударил Северусу в нос и, теряя сознание, он ещё успел подумать, как мало действительно нужных вещей успел рассказать Поттеру.

* * *


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Книгохранилище темных подземелий » Хогвартские истории (СС и другие, ГГ и другие, любые пейринги) » "Директор Хогвартса", автор MaggieSwon, G, СС, ММ, ГП и др. (юмор, приключения, макси, закончен)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Marisa_Delore
2. Поиск фанфиков ч.3
3. "Свет исчезающего дня", ...
4. "Исполняя желания", авто...
5. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
6. "Реквием по мечте", пер....
7. Заявки на открытие тем на форуме &...
8. Приколы по ГП
9. Личные звания пользователей-2
10. "Спящая красавица", Magg...
11. "Досадный день, или...",...
12. Просьбы о смене логина
13. «Северус Снейп и три...», автор Ma...
14. Стихи от cold
15. "Рождественский побег", ...
16. "Ведьминский переполох",...
17. "Бальное платье", автор ...
18. "Директор Хогвартса", ав...
19. "Пределы трансфигурации"...
20. "Война Амбридж", автор M...
1. Rrinn[03.12.2022]
2. Veritate[03.12.2022]
3. Yara2021[29.11.2022]
4. AlessandraXXI[27.11.2022]
5. Honey_MurMoon[27.11.2022]
6. Gowured[24.11.2022]
7. Persephona72[18.11.2022]
8. Annuskaaa1111[17.11.2022]
9. АмадееваН[16.11.2022]
10. popaymN[13.11.2022]
11. Скарамар[13.11.2022]
12. Leseptembers[11.11.2022]
13. AnaiSnae_[11.11.2022]
14. Марианишка[09.11.2022]
15. Nastya2511[06.11.2022]
16. Ulekk1985[05.11.2022]
17. Axokca[02.11.2022]
18. Seltegenova[01.11.2022]
19. Eksenka[30.10.2022]
20. blbjn12[29.10.2022]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Лакуна, orxidea94, JuliaSSS, Melosidad, Julia87, Бесподобно-Бесподобная, mimi_paillon, Veritate
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2022
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz