Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Snager forever!" открыт! Вторая выкладка!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 2 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 8
  • 9
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - II » "Доживем до понедельника", автор lajtara, Crossover (x-over) (PG-13, Romance, миди, закончен)
"Доживем до понедельника", автор lajtara, Crossover (x-over)
Маркиза Дата: Понедельник, 07.03.2011, 13:15 | Сообщение # 1
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Доживем до понедельника", автор lajtara,PG-13, Romance, миди, закончен



Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
lajtara Дата: Четверг, 10.03.2011, 22:15 | Сообщение # 21
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Tori67106)
об этом хотелось б ыпоподробнее

Это уж как получится)
Quote (Alexandera)
Ваш мне нравится :) Даже очень)

Спасибо) У меня почти такая же привычка)
Quote (Alira)
Мне было интересно, сможет ли Гермиона выйти из положения и как она это сделает.

Надеюсь, достойно она решила проблему?)


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
Alexandera Дата: Четверг, 10.03.2011, 23:03 | Сообщение # 22
Alexandera
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
lajtara, мне просто очень нравится, когда фик цепляет с любого места. Это такой зачет автору da4
Прочитала и первую часть и всю эту. На самом деле очень интересно. Особенно т.з. воскрешения Снейпа пьяной Гермионой. И их мыли друг о друге здорово прописаны)


«Я ни на что не рассчитывал. И потому не мог ошибиться».

 
tuneyagodka Дата: Воскресенье, 13.03.2011, 00:52 | Сообщение # 23
tuneyagodka
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Еще!!!!!!!!!!!!

Всю жизнь я борюсь с чужим эгоизмом. До своего никак руки не доходят (с)
 
koshechka Дата: Суббота, 19.03.2011, 15:48 | Сообщение # 24
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
когда же будет понедельник.... jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 jump2

Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
lajtara Дата: Понедельник, 21.03.2011, 23:30 | Сообщение # 25
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
tuneyagodka, koshechka, автору тоже хотелось бы знать, когда будет "еще" и
Quote (koshechka)
когда же будет понедельник....


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
lajtara Дата: Понедельник, 04.04.2011, 19:32 | Сообщение # 26
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5
Пятница. Вечер

Профессору Чар Гермионе Джин Грейнджер за две недели преподавания не раз и не два приходила в голову мысль, что учителя – весьма неприятные люди. Разумеется, она уважала своих преподавателей и в Хогвартсе, и в университете. Безусловно, она считала, что учителей следует уважать, выполняя при этом все их требования, за исключением невозможного. Влюбившись на пятом курсе в преподавателя, она прекрасно осознавала неуместность собственного чувства. В общем, Гермиона понимала, что учителя бывают разные, но все же они учителя, а следовательно заслуживают уважения.
Но никогда она не думала о том, что для преподавания в любом учебном заведении необходимо иметь прежде всего стальные нервы, как ни странно, в основном для общения с коллегами.
Учительский коллектив, тем паче закрытый, когда преподаватели видят в основном учеников и друг друга, практически не взаимодействуя с внешним миром; коллектив, состоящий к тому же из людей в большинстве своем одиноких, становится своеобразной «семьей», где хотят знать все обо всех.
Ни Снейп, ни Гермиона не стремились посвящать коллег в подробности принятого решения, но за них это сделали другие: остаток пятницы пятикурсники вели себя образцово-показательно, словно надеясь, что преподаватель Чар передумает, а это не укрылось ни от учителей, ни от студентов, ни от администрации в лице МакГонагалл. Впрочем, оба профессора ни минуты не обольщались: наказание пятого курса не останется тайной, ведь провести лишнее занятие, да еще и на открытом воздухе, тихо и незаметно просто невозможно.
Однако пятничный педсовет все равно стал серьезным испытанием для нервов бывшей миссис Уизли.
– Профессор Грейнджер продолжает удивлять нас своими методами обучения, – как бы между прочим отметил Коннор на вечернем педсовете в пятницу, салютуя упомянутой преподавательнице чашкой чая.
Гермиона, в это время устало спорившая с Патрицией Дюпри о совместных уроках, посвященных маггловской массовой культуре (француженка хотела провести всего одно занятие по музыке, а Грейнджер пыталась убедить ее выделить под это дело урока три-четыре — не меньше), внутренне содрогнулась и приготовилась к допросу с пристрастием. Снейп, как и МакГонагалл, еще не пришел (они совместными усилиями пытались доказать Попечительскому совету нецелесообразность замены преподавателя Трансфигурации в начале учебного года), значит, придется воевать в одиночку. Не то чтобы она сильно рассчитывала на поддержку Снейпа, однако в его присутствии было бы легче выносить нападки Коннора, непонятно с чего обращающего все свое внимание именно на профессора Чар. Второй педсовет подряд!
У нее на языке вертелась ответная колкость, но девушка так и не открыла рот, сраженная простой мыслью: ей доставляло удовольствие присутствие Снейпа. Она позволяет себе думать о Снейпе!
Черт, это все утренний разговор в подземельях…
Гермиона закусила губу, забыв, что Коннор ждет ответа.
– Я слышала, вы проводите дополнительное занятие, – вежливо пришла на помощь Дюпри. – Думаю, такое наказание вполне разумно.
– Однако следовало обсудить данное решение с администрацией, вы не находите? – невинно поинтересовался Коннор. – Как я понял, директор не в курсе?
Гермионе на мгновение показалось, что она слегка не в себе. Похоже, сложившееся мнение о нехватке язвительности у Джона было неверным. Он произнес свою речь с коронными интонациями профессора Зелий. Даже бровь приподнял.
– В курсе был заместитель директора, Джон. Этого вполне достаточно, – на правах бывшей любовницы Хуч была единственной в коллективе, кто обращался к Коннору по имени, не считая Минервы.
– А я думаю, что это прекрасная мысль, – с искренним воодушевлением подхватил Невилл. – На какую тему занятие?
– Погодные заклинания, я думаю, – ответила Грейнджер, ухватываясь за предоставленную другом попытку пусть не сменить, но слегка улучшить тему разговора. – Мы отправимся на дальний берег, чтобы никому не мешать.
– О, может, ты мне немного поможешь? – Лонгботтом сделал несколько шагов к книжным полкам, достал увесистый том и пролистал его на весу. – Там должно быть вот это растение. Его нужно перенести в теплицы в ближайшее время, а я могу не успеть завтра и в воскресенье. Раз уж ты все равно будешь там…
– Affectuum verum ordinaria? – Гермиона внимательно изучила картинку, на которой было изображено нечто, очень напоминающее карликовую березу, но сплошь покрытое цветами насыщенного темно-фиолетового цвета. – Мне его просто найти или выкопать и принести в теплицы?
– Да нет, тебе одной это будет сложно сделать…
– Можно кого-нибудь из учащихся попросить…
Они пустились в долгие рассуждения, как же лучше транспортировать уникальное растение, необходимое в школьной теплице. По лицу Коннора можно было подумать, что Невиллу лучше не попадаться бывшему аврору в темном переулке.

Роланда Хуч внимательно наблюдала за лицом преподавателя Защиты от темных искусств, пытаясь понять, почему Джона так интересует Грейнджер. Ни один человек в этой школе не занимал его больше, чем новая преподавательница Чар.
Ни Северус, ни Минерва так и не пришли на пятничное собрание, хотя Гермиона, как показалось Роланде, ждала до последнего. Обычно профессор Чар сбегала одной из первых, как только это позволяли приличия. Сегодня же девушка пересидела в любимом кресле всех преподавателей. Уходя последней, Роланда непроизвольно оглянулась.
Преподавательница Чар выглядела… Уставшей? Разочарованной? Потерянной? Ожидающей? Да, именно это слово.
– Спокойной ночи, профессор Грейнджер, – тихо сказала женщина, закрывая за собой дверь.
Гермиона не ответила, да Хуч этого и не ждала.
Она быстро прошла по коридору, поднялась на пару лестничных пролетов и спустя десять минут оказалась у самой двери своей спальни. От стены отделилась темная фигура. Роланда с трудом заставила себя не вскрикнуть от неожиданности: это был Коннор.
– Уже успел соскучиться? – она сказала эту простую фразу тем же тоном, которым говорила со Снейпом, пытаясь показать ему и самой себе, что теперь они не более чем друзья.
Коннор выглядел растерянным. Он взъерошил волосы, на мгновение напомнив Хуч Поттера с его вечным беспорядком на голове.
– Анди… У меня проблемы…
– Тебе нужна Грейнджер, – неожиданно сказала она, лишь после сообразив, что именно произнесла вслух.
Лишь после уверившись в то, что угадала правильно.
Джон, сузив глаза, уставился на нее почти с ненавистью и стукнул кулаком по стене, тут же зашипев от боли сквозь зубы.
– Что мне делать, Анди?
Роланда подавила усталый, истинно учительский вздох — так вздыхает любой педагог со стажем, которому умный ученик задает невыносимо глупые вопросы, — и произнесла:
– Для начала перестань ее доставать. Ты только настраиваешь ее против себя.
– Но я…
– Нет, стоп. Хватит, – Хуч с несвойственной ей злостью выставила ладонь вперед. – Я больше не могу. Я сказала, что думаю, а ты поступай, как знаешь. Я, видишь ли, не психологию и этику семейной жизни преподаю, а всего лишь Полеты.
– Прости. Зря я пришел. Я пойду.
Хуч все-таки вздохнула, почему-то чувствуя себя старой, словно изношенный ботинок, который побывал в зубах не в меру разыгравшегося щенка. У нее даже не было сил разозлиться по-настоящему на то, что двое совершенно разных мужчин предпочли ей одну и ту же девушку. А ведь Роланда даже не знала, было ли возможно между Северусом и Гермионой хоть что-то, помимо рабочих отношений. Вчера, что правда, ей показалось, будто бы они ушли вместе не случайно, да и сегодня Грейнджер явно ждала профессора Зелий, однако Хуч так плохо знала девушку и слишком хорошо – Снейпа.
Она уже не была уверена ни в чем, кроме одного – ей нужна Сивилла.
– Надеюсь, ты пойдешь спать, а не пить. Я очень надеюсь. Спокойной ночи, - стараясь быть как можно более убедительной, сказала Хуч.
– Спокойной ночи, – он потянулся поцеловать ее в щеку, но Роланда решительно отстранилась.
– Не надо. Не стоит. Спокойной ночи.
Дождавшись, пока силуэт Коннора растворился во тьме коридора, а его шаги затихли, Хуч направилась в противоположную сторону. Многие, кажется, считали, что Сивилла живет в своей башне, а спит вообще на потолочной балке вниз головой, словно гигантская летучая мышь, однако комнаты подруг отделяли два коридора в дальнем крыле, которое давно было отведено под комнаты для преподавателей и разнообразные подсобные помещения.
Постучавшись и не дождавшись ответа, Роланда безрезультатно подергала ручку и досадливо пнула дверь ногой, пребольно ушибив при этом большой палец. Не будь у Хуч богатого спортивного прошлого, она бы расплакалась, а так ограничилась всего лишь сдавленным ругательством, произнесенным шепотом.
Искать предсказательницу не имело никакого смысла: Сивилла любила гулять по дальним галереям, особенно заброшенным, следовательно с одинаковой вероятностью могла оказаться в любом коридоре замка.
Для верности прождав подругу четверть часа, Роланда пошла обратно.
Как только она взялась за ручку собственной двери, намереваясь лечь в постель, выпив зелье сна без сновидений, в конце коридора послышались быстрые шаги. Подавив и возмущение, и неожиданную панику, и ощущение дежавю, Хуч громко спросила:
– Джон, это ты?
Человек от неожиданности остановился, чуть запнувшись на месте.
– Это я, – услышала она немного погодя голос Северуса.
– О! – почему-то ей стало неловко.
– Я не вовремя? – он подошел ближе. В свете единственного факела – у ее собственных дверей – Хуч показалось, что тени под глазами Снейпа стали еще заметней. – Ты ждешь Коннора?
В его голосе послышалось скрытое осуждение, словно он знал об авроре нечто неприятное, однако не собирался ставить подругу в известность.
– Нет, не жду, – покачала головой Роланда, старательно затаптывая в душе мимолетный огонек счастья («Он ревнует!»). – Где ты был так долго? На совещании?
– Почти, – Северус болезненно поморщился.
– Зайдешь на кофе? – она постаралась, чтобы голос прозвучал легко и естественно, но комок в горле мешал.
– Нет… Мне нужен твой совет. Я… Я не знаю, что делать.
Мямлящий Северус Снейп, неспособный подобрать слова, устало потирающий переносицу, мог присниться ей разве что в кошмарном сне. Это было настолько невероятно и неправдоподобно, что внезапно Роланда Хуч, никогда не умевшая предсказывать судьбу, вдруг поняла, как ей следует поступить.
Она словно увидела перед глазами узор - цветную паутинку из сияющих нитей.
Она увидела, что нужно сделать для придания большей красоты узору.
Она глубоко вздохнула и сказала, стараясь быть как можно более убедительной:
– Ты должен пойти в учительскую. Просто обязан. Прямо сейчас.
Преподаватель Зелий мгновенно стал самим собой: прожег ее взглядом оскорбленного василиска и поднял бровь.
– Кому от этого будет лучше? Зачем ты предлагаешь мне такое?
– Кому от этого будет хуже? – эхом отозвалась она, сжимая кулаки так сильно, что, казалось, ногти пронзят ладони насквозь. – Если ты этого не сделаешь, ты будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.
Они встретились глазами. Роланда мягко улыбнулась. В следующую минуту они заговорили одновременно, перебивая друг друга. Отрывочные короткие фразы, простые слова – разговор, совершенно нехарактерный ни для него, ни для нее.
- Ты слишком недоверчивый.
- Это ненормально.
- Это нормально.
- Я ей не нужен.
- Это ты так считаешь.
- Это правда.
- Просто спроси ее.
- О чем?
- Не глупи.
- Не лезь в это дело.
- Не могу!
Тишина. Она смотрела на него со странной смесью нежности, горечи и… любви?
В глазах Роланды было столько теплоты, что Снейп буквально ощутил, как огромная морская волна захлестывает его с головой и уносит с собой в океан…
- Ты… - недоверчиво начал Северус.
- Нет. Я никогда не скажу этого вслух. Это не нужно ни тебе, ни мне, - Роланда, чуть помедлив, подняла руку и легко, почти незаметно прикоснулась к его щеке. – Поэтому ты сейчас пойдешь в учительскую к девушке, которая… Ты и сам все понимаешь. Но боишься.
Обвинение в трусости сработало, как Хуч и рассчитывала. Снейп посмотрел на подругу бешеным взглядом и, резко развернувшись на месте, стремительной походкой пошел по коридору.
Роланда без сил прислонилась к двери. «Эти влюбленные безумно утомляют», - мрачно подумала она.

Обрадовавшись раннему уходу Коннора, Грейнджер выпила полагающуюся ей чашку чая, уселась в дальнее кресло, уставившись в огонь. МакГонагалл зашла буквально на несколько минут, задала три вопроса и ушла. В ожидании Снейпа Гермиона погрузилась в апатию, бездумно глядя в огонь камина, и опомнилась, только когда уходящая Хуч пожелала ей спокойной ночи. Стукнувшая о косяк дверь вернула ее в реальный мир, где ее ждали несколько интересных открытий.
Во-первых, девушка с удивлением заметила, что за время ее ухода в себя учительскую покинули все преподаватели, кроме того, успев убрать за собой чайник, печенье и грязные чашки. Во-вторых, она осознала, что потратила весь свой вечер – первый свободный вечер за две недели! – на совершенно бесцельное разглядывание каминной решетки. В-третьих, все это время она ждала. Она ждала профессора Снейпа.
Вчера вечером, этим утром она была небрежна, позволив чувствам выйти из-под контроля. Сегодня ее желание видеть Северуса неожиданно переросло из девичьей блажи в самую настоящую одержимость.
На пятом курсе она поняла, что задумывается о Снейпе, пожалуй, слишком часто, однако до самого конца шестого Гермиона наивно думала, что никто ничего не замечает. У нее никогда не было близких друзей, кроме Гарри и Рона, а, по ее собственному выражению, эмоциональный диапазон у ребят был, как у зубочистки.
Джинни оказалась куда наблюдательнее.
Незадолго до событий на Астрономической башне — когда все студенты готовились к экзаменам, не зная, что их отложат, — рыжая поймала Гермиону в редкий момент одиночества, в то время как Рон и Гарри были заняты своими важными делами, а они обе были относительно свободны: Гермиона повторяла Трансфигурацию, а Джинни нежилась на солнышке, описывая какой-то грандиозный план из серии «Чем мы займемся, когда Гарри победит Волдеморта». Оборвав свой монолог на самом интересном, с ее точки зрения, моменте – третьем ребенке и победе на чемпионате мира по квиддичу, – Джинни неожиданно замолчала. Несколько минут она смотрела на Гермиону слегка насмешливо и грустно, не произнося ни слова.
- Что?! – наконец не выдержала Грейнджер, буквально рявкнув на подругу.
- Ты смотришь на Снейпа, - просто сказала девушка. Поистине, только Джин могла так спокойно говорить об этом.
Пару секунд Гермиона усиленно старалась не поднять левую бровь – эта реакция могла лишь убедить Уизли в ее правоте.
- Профессора Снейпа, Джинни, - наконец сказала она, вернувшись к своему конспекту.
- Я тебе не Гарри. Я все прекрасно вижу, - усмехнулась девушка, довольно прищурившись на солнце.
Гермиона Джин Грейнджер была уверена, что даже под страхом получить Аваду Кедавру никому и никогда не расскажет о своей… девичьей блажи. Но неожиданно захлопнув свой конспект, Гермиона закрыла глаза, откинулась на траве и заговорила высоким ломким голосом:
- Есть четкие правила. Нам внушают это с детства. Нужно быть вежливым, не говорить плохих слов и слушаться старших. Ложиться спать вовремя и никогда не опаздывать. Не есть слишком много сладкого. Правильно питаться. Все дело в правилах. Когда привыкаешь жить по ним, для тебя все становится легко и просто. Перевел бабушку через дорогу – молодец. Завалил СОВ – очень плохо. Захотел стать изобретателем и бросил Хогвартс – что же ты делаешь, изверг? Есть негласные правила, как общаться с однокурсниками, наставниками и коллегами по работе. С первыми следует дружить и соревноваться, ко вторым необходимо прислушиваться, а третьи нужны в основном для двух важнейших функций – работа и обсуждение работы. Есть привычные правила, согласно которым не следует поддаваться всем своим желаниям. Есть четкие правила, согласно которым студентки не должны влюбляться в преподавателей.
- Он не всегда будет твоим преподавателем, - только и сказала младшая Уизли, откидываясь на траву рядом с подругой.
Гермиона искренне рассмеялась:
- Ты не слышала ни единого моего слова, Джинни…
- Просто… - она неопределенно всплеснула руками. – Мерлин, иногда мне кажется, что я старше тебя лет на пять! Гермиона, жизненные реалии быстро ставят все на свои места. Нарушать правила – модно, интересно и весело. Более того, нарушение правил – жизненно необходимо.
- Но некоторые лучше соблюдать.
- Разве что некоторые. Просто я хотела, чтобы ты сказала все это вслух. Надоело смотреть, как ты мучаешь себя.
На том разговор и завершился. А потом Северус Снейп — как выяснилось, Принц-полукровка и самый настоящий Упивающийся смертью — убил Дамблдора. Джинни же рассталась с Гарри, и у неугомонной Уизли больше не было времени и сил заниматься ни своей, ни чужой личной жизнью.
Неизвестно, что случилось бы, если б не было войны, но она началась, внося в жизнь свои коррективы. Снейп стал убийцей, но Гермиона все равно была уверена в нем, успешно скрывая это от Гарри и Рона. Сама она совершила множество самых разнообразных преступлений против собственной совести, оправдывая себя тем, что все они были необходимы. Она даже честно попыталась снова влюбиться в Рона и какое-то время была уверена, что у нее все получилось.
Спустя пару месяцев после победы, когда прошло опьянение адреналином, она наконец-то полностью разобралась во всем произошедшем с ней за семь лет и пришла к конкретным выводам.
Снейп не был ни трусом, ни негодяем, а просто несчастным человеком, двойным шпионом и очень хорошим магом, а они часто были к нему незаслуженно несправедливы.
Дамблдор на момент своей гибели был обречен, а почти всю жизнь до этого усердно плел разнообразные интриги и, по теперешнему субъективному мнению Гермионы, мало чем отличался от Волдеморта, потому что тоже использовал людей, только делал это не так явно, а они доверяли директору.
Родители, живущие в Австралии, так там и останутся, потому что она не сможет вернуть им память, как и все специалисты, с которыми Грейнджер консультировалась, и от этого она испытывала ужасающее чувство вины.
Гарри Поттер со товарищи спас этот мир от Темного Лорда, на какое-то время обеспечив для всех новую, полную эйфории жизнь. Но большинству было понятно, что вскоре чувства всевозможности и вседозволенности исчезнут (вот как у нее сейчас), а в голове появятся мысли совершенно иного порядка…
А еще она любит Снейпа.
А Снейп умер.
Стихийный выброс магии едва не разрушил отель, в котором она временно жила, категорически отказавшись переезжать как в Нору, так и в дом Поттера на площади Гриммо, 12. Расплатившись с администрацией отеля за доставленные неудобства остатками денег со своего лицевого счета, Грейнджер приняла решение жить дальше. Она нашла временную работу и поступила в университет.
Еще через три месяца Гермиона заметила: магические способности ухудшились так сильно, что она не всегда могла даже левитировать легкие предметы, не говоря уже о трансфигурации и чарах. Еще через полгода она вышла замуж за Рональда, поддавшись наконец его настойчивости, а спустя два года чета Уизли успешно скрывала от репортеров все подробности своего развода.
А потом она оказалась в Хогвартсе и, сидя в кресле теперь и размеренно перебирая пальцами по подлокотнику, попыталась понять, почему, напившись до потери сознания, она приняла решение использовать непроверенное изобретение, вернуться в прошлое и спасти Снейпа. Именно Снейпа.
Чего она ждет сейчас?
Гермионе на мгновение стало любопытно, помнит ли Джинни тот старый разговор.
Когда огонь в камине окончательно потух, Грейнджер в последний раз стукнула пальцами по креслу и решила, что правило не влюбляться в своего преподавателя – все-таки из тех, которые необходимо соблюдать.

Когда Снейп буквально ворвался в учительскую — злой на вмешательство Роланды, недовольный тем, что за все эти годы ни разу не заметил истинных чувств преподавательницы Полетов (ну ладно до падения Волдеморта, но потом, потом!), сбитый с толку, настроенный на долгий, серьезный разговор с Грейнджер, — там было пусто.

Примечания:
Affectuum verum ordinaria (лат.) – буквально «настоящее чувство обыкновенное».


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
Tori67106 Дата: Вторник, 05.04.2011, 00:20 | Сообщение # 27
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очень понравился диалог с Джинни jump1

 
Alexandera Дата: Вторник, 05.04.2011, 08:14 | Сообщение # 28
Alexandera
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ну.... почему пусто???? Хочется чтобы они поговорили!)))

Автор, но вы гений))))


«Я ни на что не рассчитывал. И потому не мог ошибиться».

 
lajtara Дата: Вторник, 05.04.2011, 10:44 | Сообщение # 29
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Tori67106)
Очень понравился диалог с Джинни

Мне тоже)

Alexandera, так еще же не понедельник grust1


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
Key_usual Дата: Вторник, 05.04.2011, 11:49 | Сообщение # 30
Key_usual
Лемма Цорна
Статус: Offline
Дополнительная информация
lajtara, Вы не перестаете радовать ok4 . Чудесный фик, так легко и правильно идет повествование, читается на одном дыхании..
 
Sherly Дата: Вторник, 05.04.2011, 16:22 | Сообщение # 31
Sherly
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ну вот тебе раз - пусто(
Очень и очень интригующе... Действительно, легко читается) Буду с нетерпением ждать продолжения)
Спасибо)


Лишь однажды совпали мысли Гарри Поттера и Северуса Снейпа. И мысли эти были: "Только не Слизерин!"
 
lajtara Дата: Вторник, 05.04.2011, 17:00 | Сообщение # 32
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
Key_usual, Sherly, спасибо большое

Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
М@РиЯ Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 14:34 | Сообщение # 33
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
lajtara, это даже больше, чем просто хорошо!!!
Спасибо за такую прелесть!!!
И очень хочется уже и понедельника!!!
ok4


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
squirrel Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 21:03 | Сообщение # 34
squirrel
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
lajtara, спасибо за продолжение.
Замечательная глава!!!)))
Осталось дождаться понедельника! da4


Если живешь на свете достаточно долго,видишь,
что мелкие отступления приводят к крупным потерям. И.Бродский.
 
lajtara Дата: Среда, 13.04.2011, 18:37 | Сообщение # 35
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
М@РиЯ, squirrel, надеюсь, вы помните, что еще только пятница? hehe
Спасибо


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
lajtara Дата: Вторник, 19.04.2011, 00:30 | Сообщение # 36
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6
Суббота. Утро

Профессор Зельеварения Северус Тобиас Снейп пережил трудный вечер и не менее трудную ночь, просидев до утра в учительской. Наверное, много лет назад единственное решение, которое он мог бы принять в подобной ситуации (а такое случалось с зельеваром всего дважды), – напиться. Но вот уже три года он не пил ничего алкогольного, исключая несколько чайных ложек коньяка в кофе.

Сначала он злился. В основном на Роланду Хуч, которая заронила в его душу зерно сомнения, что Грейнджер может испытывать к нему нечто большее, чем уважение. Разумеется, немного позже у мужчины возникла мысль, что он ведет себя, словно идиот: ведь Гермиона спасла ему жизнь, и она ходила за ним по пятам, и она смотрела на него практически всегда, и она…

Он мог бы и сам догадаться, что дело не только в диагнозе «крайняя степень гриффиндорства», который он поставил Грейнджер еще на первом курсе.

Теперь надеяться было куда проще.

И от этого было не по себе.

Ведь, в сущности, что они могли дать друг другу? Гермионе – сколько там ей лет? – двадцать или двадцать один; она слишком молода, привлекательна, умна. У нее потрясающий потенциал педагога, хотя она и ошибалась периодически. Снейп старше в два раза, и годился скорее в отцы, чем в любовники, а его внешность и характер оставляли желать лучшего. На левом предплечье так навсегда и осталась Черная метка, не позволявшая забыть о прошлом. Несмотря ни на что, он все еще считал, что не до конца искупил свою вину.

Он был Упивающимся смертью, пытал и убивал людей. Как по приказу Темного Лорда, так и в интересах Ордена.

«И ты ведь не забыл одну важную деталь, Северус? – вкрадчивый голос, словно откуда-то издалека, заставил Снейпа выпрямиться в кресле и поджать губы. – Ты ведь убил Альбуса Дамблдора».

О да, он хорошо об этом помнил. Так хорошо, что почти каждую ночь просил Мэв – или кто там отвечает за сновидения? – обеспечить ему старые добрые кошмары о собственной смерти, вместо того чтобы видеть, как директор Хогвартса падает с Астрономической башни. «Северус, пожалуйста…» – снова и снова слышал он умоляющий голос Альбуса. А затем и свою реплику в этом спектакле, сказанную до отвращения твердым тоном: «Авада Кедавра!» И мучительно долгое падение Дамлбдора.

Служители сна и не думали слушаться профессора, при этом наверняка злорадно ухмыляясь, потому что чем ближе был май, тем меньше он спал, успевая за ночь увидеть один из самых ужасных поступков в своей жизни по меньшей мере раз пятнадцать.

Но ведь он все это заслужил, не так ли? Во всяком случае, Альбус, как казалось Снейпу, был уверен в том, что его убийство никак не навредит душе бывшего Упивающегося смертью…

А еще была Роланда, перед которой он виноват. О да, разумеется, он никогда не давал никому повода подумать, что испытывает нечто большее, чем дружеский интерес по отношению к преподавательнице Полетов (ведь правда?), но… С тех самых пор, как Северус Снейп рассказал Волдеморту о пророчестве, тем самым поставив Лили под удар, он привык считать себя ответственным за все, а Дамблдор не спешил его разубеждать.

Когда небо за окном стало светлеть, Снейп с трудом поднялся, потирая ноющую шею.

Он не будет разговаривать с Грейнджер.

Она была достойна лучшего, чем старый убийца с неуравновешенной психикой.

Оказавшись в своей комнате, в первую очередь Северус перевесил одну из картин таким образом, чтобы она закрывала намертво приклеенную к стене газетную вырезку с портретом счастливой смеющейся Гермионы.

***

Субботним утром студенты пятого курса Слизерина сидели на завтраке с такими лицами, словно должны были отправиться не на дополнительное занятие, а по меньшей мере в ссылку на каторжные работы. Большинство учеников излучали в пространство такие волны жалости к самим себе, что, будь Гермиона Грейнджер чуть более мягкотелой, она обязательно отменила бы наказание.

К несчастью для проштрафившихся слизеринцев, профессор Чар была полностью сосредоточена на том, чтобы съесть хоть что-нибудь. Вчера ночью она так и не смогла заснуть, несмотря на то, что пересчитала всех овец Англии и выпила по меньшей мере сорок капель валерьянки. Проворочавшись до половины пятого утра, Гермиона сдалась и зажгла свет. Она достала из сундука старую потрепанную тетрадь в клеенчатой обложке – свою первую и последнюю попытку вести дневник.

Страницы, заполненные аккуратным почерком вечной отличницы, были ломкими от большого количества наложенных заклинаний. Грейнджер вела дневник ровно два года: с момента последнего экзамена на четвертом курсе до разговора с Джинни на шестом. Как только она высказала квинтэссенцию собственных размышлений подруге, у Грейнджер моментально пропало всякое желание портить бумагу. В основном потому, что это казалось уже совершенно бесполезным.

Однако, зачем-то перечитав свои записи теперь, Гермиона расклеилась до такой степени, что искренне испугалась, увидев свое отражение в зеркале, когда пришло время собираться на завтрак. Глаза покраснели, под ними залегли глубокие тени, волосы спутались еще больше обычного. От бессонной ночи ее слегка подташнивало и тряслись колени. Душ немного помог, но даже после третьей чашки кофе профессор Грейнджер чувствовала себя отвратительно.

Словно чувствуя это, на протяжении завтрака никто не попытался заговорить с Гермионой. Даже Коннор всего лишь молча ел овсянку, не отпуская никаких шуточек насчет ее педагогических талантов. На профессора Снейпа она старалась не смотреть.

Погруженная в свои мысли, Гермиона, так ничего и не поев, ушла с завтрака первой и ровно в девять часов была у небольшого уютного залива на берегу озера.

Студенты уже ждали ее. Как и Снейп собственной персоной. Скрещенные на груди руки, приподнятая бровь и неизменная мантия с высоким воротником, застегнутая на все шестьдесят две пуговицы.

Это было довольно внушительное зрелище. Будь Гермиона младше на пару лет, наверное, она бы испугалась.

– Доброе утро, класс, профессор, – Грейнджер, удивляясь сама себе, кивнула, словно появление на занятии заместителя директора было совершенно обыденным явлением, не стоящим особого внимания. – Вы решили проследить за тем, чтобы наше занятие прошло как полагается?

– Несомненно, профессор Грейнджер, – в своей обычной манере отозвался Снейп.

Несколько секунд все молчали, пока Гермиона не решила спасти остатки своей учительской репутации. Она сцепила руки в замок за спиной, как делала всегда во время лекции, и, глубоко вздохнув, заговорила хорошо поставленным голосом:

– Итак, доброе утро. Погода является важной частью нашей жизни. Как предполагалось, в четверг мы должны были начать изучение раздела «Метеозаклинания», но по понятным для всех нас причинам этого не произошло, – преподавательница терпеливо дождалась, пока утихнут неуверенные смешки и продолжила: – Поэтому мы займемся этой темой сегодня. Разумеется, в обычной жизни вы не станете использовать заклинания, которые мы сегодня изучим, однако многие могут выбрать работу в Министерстве Магии, где есть Отдел контроля над погодой. Сперва рассмотрим теорию. Располагайтесь поудобнее.

– Что, садиться прямо на землю? – растерялась Мари-Анн Булстроуд.

Профессор Снейп громко фыркнул, трансфигурируя один из камней у кромки воды в плетеное кресло и с удобством в нем устраиваясь.

– Думаю, у вас есть возможность применить уже полученные вами знания на практике, – улыбнулась Гермиона. – Причем законно.

Один за другим студенты достали конспекты и перья и расселись: кто-то прямо на траву, не жалея мантий, кто-то, последовав примеру декана, трансфигурировал себе подушки и пледы. Больше всего Грейнджер удивил приятель Люси Малфой (учительнице никак не удавалось запомнить его имя), который достал из сумки маггловский каримат.

Гермиона вернулась к мысли о том, что до сих пор не знает, зачем Снейп пришел на ее урок. Формально представители администрации Хогвартса имели право посетить любой урок у любого преподавателя, но обычно это происходило только в экстренных случаях. Сейчас главное – вести себя как подобает. «Будем считать, что это открытый урок, – вздохнула профессор Грейнджер про себя. – Тем более что вчера я твердо решила забыть о Снейпе».

К сожалению, у нее хватило сил только на принятие этого решения. На претворение его в жизнь явно уйдет больше времени, чем одна ночь…

***

За завтраком Снейп старался не смотреть по сторонам, делая вид, что не замечает вопросительных взглядов Хуч. Профессор твердо намеревался пойти в лабораторию, чтобы как следует подготовиться к урокам в понедельник. Он встал из-за стола, направившись было к выходу, но вдруг почувствовал тонкий аромат полыни. Именно так для зельевара пахла Амортенция.

Быстро оглянувшись, он заметил, как Коннор что-то прячет в карман. Интуиция бывшего шпиона и предвзятое отношение к преподавателю заставили Снейпа задержаться у выхода. Через минуту Грейнджер выпила последний глоток кофе и также отправилась по своим делам.

Профессор не стал прятаться — просто прислонился к стене у дверей, но это сработало: Гермиона смотрела только себе под ноги и не заметила его, как и преподаватель Защиты от темных искусств, шедший следом. Северус сделал одно быстрое движение — и в следующее мгновение бывший аврор уже шипел от боли в заломленном запястье, пытаясь вырваться.

Свободной рукой Снейп обшарил карманы противника и победно ухмыльнулся, когда извлек оттуда флакон из темно-зеленого стекла, от которого исходил легкий, едва уловимый аромат полыни.

– Ну, и как это называется? – иронично осведомился преподаватель у коллеги, успешно делая вид, что ведет себя абсолютно нормально.

– Отпусти, сволочь! – прохрипел Коннор, пытаясь вытащить палочку.

– Ну уж нет! Экспеллиармус! – бывший шпион, едва не выронив при этом драгоценную улику, засунул оружие соперника в дальний карман мантии. – Поговорим по душам? Что это ты задумал?!

Из зала вышли Люси и Грег. Люси в непритворном удивлении подняла брови, глядя на пыхтящего преподавателя Защиты от темных искусств. Профессор Снейп держал его правое запястье всего двумя пальцами, но было понятно с первого взгляда, что освободиться Коннору удастся нескоро.

– Мистер Лим, мисс Малфой, – с потрясающей в данной ситуации светскостью сказал профессор Зельеварения. – Разве вы не опаздываете на отработку?

– Уже идем, сэр, – ответила Люси. – Спасибо.

По довольно сверкнувшим глазам девушки Снейп понял, что благодарила она отнюдь не за замечание о времени. И уж точно не за напоминание об отработке. Вероятно, Коннору больше не грозила месть слизеринцев за уничижительные замечания в их адрес.

«Надо потом сделать выговор этой парочке: и за недостойное поведение, и за фамильярность», – мысль мелькнула в голове и пропала. Стоило поторопиться. Возросший гомон, доносившийся из Большого зала, говорил о том, что завтрак почти закончился, и вскоре коридор заполнится студентами, которые не будут столь же понятливы, как пятикурсники.

– Ну-ка, иди сюда! – Северус затолкал аврора в ближайшую нишу, закрытую гобеленом, где наконец отпустил его запястье. Коннор проявил непростительную небрежность (слишком расслабился на спокойной работе, не иначе): даже не попытавшись перехватить инициативу в этом поединке, он, словно ребенок, баюкал больную руку. Этим нельзя было не воспользоваться. – Леггилименс!

Северус не единожды применял леггилименцию, но каждый раз казалось, что он не справится. Словно погружение в болото, в зыбучие пески — ты не можешь сопротивляться… Мысли, образы, воспоминания… Темные и светлые, плохие и счастливые… Очень много всего, где же нужное?

А, вот оно.

Снейп, словно во сне, увидел мужскую руку, зависшую над кофейной чашкой. Почувствовал какую-то смутную темную радость.

А что было до этого?

Темная комната и батарея склянок в деревянном сундучке. Тяжелое чувство необходимости выбирать между совестью и желанием… «Да, вот это подойдет!»

А еще немножко раньше?

Профессор Зельеварения с удивлением узнал в женщине, стоящей напротив, Хуч. «Для начала перестань ее доставать. Ты только настраиваешь ее против себя», – сказала она, расплываясь и превращаясь в Гермиону Грейнджер.

«Может, сперва накрыть ее защитным куполом?» – озабоченно спросила она у появившегося рядом Лонгботтома. Они вместе рассматривали картинку с весьма уродливым растением…

– Хватит! – закричал вдруг Джон Коннор. – Прекрати! Я не могу больше!

Снейп опомнился, резко выныривая из его воспоминаний.

Все это безумие. Коннор влюблен в Гермиону, хочет дать ей Амортенцию. Нужно что-то делать… Но Роланда? Если она говорила о Грейнджер с преподавателем Защиты от темных искусств, то зачем давала ему советы? Чего хотела этим добиться?

Времени нет.

– Быстро отвечай, ты успел подлить ей зелье? – деловитый тон Северуса Снейпа можно было бы даже назвать дружелюбным, если бы не палочка, направленная прямо в лицо Коннору. – Иначе я применю непростительное, Дамблдором клянусь! – рыкнул он.

Джон презрительно скривился.

– Не посмеешь. Тогда тебя ждет Азкабан.

Снейп фыркнул:

– Тебя тоже. Амортенция вне закона.

– Сначала докажи, что я это сделал! – усмешка Коннора походила на волчий оскал.

Неожиданно профессор Зельеварения Северус Тобиас Снейп с умопомрачительной ясностью понял, что нужно делать. Он резко повернулся на месте и исчез.

Антиаппарационный барьер по-прежнему был на месте, но, к счастью, у Снейпа всегда был при себе портключ, созданный еще Дамблдором. Было бы затруднительно всякий раз, когда Волдеморт вызывал шпиона к себе, добираться пешком до границы защитного барьера, поэтому директор зачаровал для профессора серебряное кольцо, с помощью которого можно было переместиться из любой точки в Хогвартсе на опушку Запретного леса, как раз недалеко от того залива, где Грейнджер собиралась проводить занятие.

Северус давно не пользовался портключом, поэтому не сумел устоять на ногах, неожиданно оказавшись в точке выхода. Он упал на колени и несколько секунд оставался в этом положении, прикрыв глаза и судорожно дыша.

Итак, Коннор услышал на педсовете, что завтра Грейнджер попытается выполнить нелепую просьбу Лонгботтома перенести в теплицы Affectuum verum ordinaria, на редкость зловредное и капризное растение, во время цветения испускавшее аромат, отдаленно напоминающий запах полыни. В принципе, цветок был вполне безопасен, но приближаться к нему более чем на два метра без защиты было чревато легким состоянием влюбленности на весь день. Посадить такое «чудо» на территории, где гуляют несовершеннолетние волшебники, мог только полный кретин, но Снейп никогда не обольщался насчет умственных способностей Лонгботтома.

Если профессор Зельеварения прав, Джон Коннор добавил в кофе Гермионы Амортенцию, решив, что катализатором для нее может стать аромат этой чертовой фиолетовой березы, в результате чего Грейнджер воспылает к нему страстью.

Это был очень нелепый план, но он вполне мог сработать.

Северус встал, отряхивая колени. Теперь, когда звон в ушах не мешал, он услышал голоса своих подопечных и направился на их поиски.

– Ничего себе! – воскликнула Люси, увидев выходящего из леса декана. – Как вы так быстро оказались здесь, сэр? Вы обогнали даже профессора Грейнджер, а нам это едва удалось!

– Вероятно, он волшебник, – громким шепотом возвестил Грегори на ухо Малфой. – Простите, сэр.

Снейп позволил себе криво усмехнуться.

– Я прослежу, чтобы отработка прошла как полагается. Надеюсь, больше подобного не повторится?

Студенты переглянулись.

– Не могу гарантировать, сэр, – ответила за всех Люси с фирменным «малфоевским» выражением лица.

– Если бы вы, мисс Малфой, пообещали мне стать пай-девочкой, я бы умер от изумления, – съязвил Снейп, складывая руки на груди.

Именно этот момент Гермиона Грейнджер выбрала, чтобы внезапно появиться из-за огромного валуна за поворотом тропинки. После обмена приветствиями, демонстрации достижений современной трансфигурации и чересчур длинного, на взгляд Северуса, вступления, учащиеся все же приступили к практике.

– Разбейтесь на пары, у каждой команды будет своя собственная работа, – размеренно говорила профессор Грейнджер. – Сейчас я раздам вам карточки, в которых описана теория одного из метеозаклинаний, а также имеется практическое задание, выполнение которого вы должны продемонстрировать в конце занятия. У вас есть вопросы?

– Нет, профессор Грейнджер, – ответствовал стройный гул голосов.

– Замечательно. В таком случае можете приступать.

Все это время Снейп не мог оторвать от нее глаз, оправдывая себя необходимостью проследить за тем, чтобы глупая выходка Коннора не удалась. На самом деле – ну же, Северус, признайся в этом хотя бы самому себе! – ему очень нравилось наблюдать за Грейнджер, и никакие решения, принятые ночью, не могли этого отменить.

Ветер, вызванный одной из сестер Булстроуд, раздувал длинные пряди каштановых волос преподавательницы Чар, выбившиеся из аккуратного пучка на затылке. Черты лица казались тонкими, фарфорово-хрупкими, как и кисти рук. Никогда раньше он не замечал, насколько она изящна. Нет, Гермиону Грейнджер никто не назвал бы ослепительной красавицей, но для Снейпа она была прекрасна: настоящая, живая.

Кто-то из студентов наколдовал небольшой дождик, не рассчитав силу, и все они промокли до нитки. К удивлению пятикурсников, ни один из профессоров не стал ругаться. Снейп сразу же высушил свою одежду, пока Грейнджер объясняла домашнее задание.

– Сегодня вы хорошо поработали, молодцы, – этими словами профессор Чар заканчивала любой урок, вне зависимости от того, удачно он прошел или нет. Таково было ее личное правило. – Мне нужен доброволец, который поможет отыскать растение для теплицы профессора Лонгботтома, остальные могут наслаждаться остатком субботы.

– Я могу, – вызвался Грегори Лим. Люси тут же дернула его за рукав, и он поправился: – Мы можем.

Гермиона обернулась, посмотрев на профессора Зелий, как тому показалось, с легким беспокойством.

– Профессор Снейп? Вы не против? – через силу спросила она. У него возникло ощущение, словно весь урок Грейнджер пыталась уверить себя в том, что заместитель директора ей приснился.

– Я пойду с вами, если не возражаете, – он встал с кресла, которое мигом превратилось обратно в камень. – Мне нужно посмотреть кое-что для экспериментов.

Профессор Чар закусила губу, не подозревая о том, какую бурю эмоций вызвало в душе Снейпа это простое действие.

– Разумеется, нет, – вздохнула она, словно сдаваясь на милость врагу. – Все остальные могут быть свободны. Мисс Малфой и мистер… эээ…

– Лим, – еле слышно подсказал Северус.

– Мистер Лим, нам необходимо найти вот это растение, – подхватила Гермиона и взмахнула палочкой, создавая объемное подобие цветка. – Только ни в коем случае не приближайтесь к нему. Ваша задача – просто обнаружить растение и подать мне сигнал.

– Думаю, профессор, нам необходимо разделиться, – резонно предложила Люси.

– Это будет разумно, – кивнула головой Грейнджер. – Я пойду…

– Со мной, – профессору доставило удовольствие заметить, как она подскочила. Несмотря на принятое решение держаться подальше от Гермионы, Снейп никак не мог допустить, чтобы она досталась Коннору, если, конечно, она сама того не пожелает. Следовательно, необходимо проследить за девушкой и удостовериться, что она не находится под действием Амортенции.

Мысль о том, что можно честно сказать Грейнджер о плане Коннора и предложить антидот, Северус почему-то загнал в дальний уголок сознания.

Наверное, за этим увлекательнейшим занятием преподаватель Зелий упустил тот момент, когда шедшая позади него Гермиона Грейнджер сдавленно охнула от восхищения и остановилась. Нет, разумеется, он обернулся, но было уже поздно: она стояла на коленях у тропинки, а всего в нескольких сантиметрах от ее лица покачивались пышные фиолетовые цветы.

– Мисс Грейнджер! – от возмущенного вопля ее бывшего преподавателя Грейнджер полагалось бы вздрогнуть, вскочить на ноги и пробормотать что-нибудь в свое оправдание. Однако она лишь повернула голову на звук, бессмысленно улыбаясь. – Что вы делаете?

Снейп взмахнул палочкой, набрасывая на Affectuum verum воздухонепроницаемый купол. В четыре больших шага он пересек разделяющее их расстояние, рывком поднимая девушку с земли.

– Такое странное чувство… – пробормотала Гермиона, поднимая на мужчину огромные, широко распахнутые глаза, в которых, казалось, еще отражались фиолетовые цветы. – Мне кажется, я влюбилась… Только никак не разберусь, в кого…

Северус мученически стиснул зубы, с трудом удерживая преподавательницу Чар в вертикальном положении. Выходит, Коннор не успел добавить ей зелье. А вот он, Снейп, явно влип. По результатам одной из дипломных работ, которую ему однажды прислали на рецензию, пятьдесят процентов людей, попавших под влияние этого чертового растения, влюблялись в первого увиденного человека.

– Нам нужно добраться до моего кабинета, там есть антидот. Вы слышите меня, профессор Грейнджер?

Она снова закусила губу и недовольно сказала:

– Послушайте, мы знакомы уже… сколько там? Лет десять точно… Вы были моим преподавателем, правда, но я спасла вам жизнь как-никак…

Стараясь не слушать Гермиону, Снейп усадил девушку под деревом и достал палочку, чтобы дать сигнал Лиму и Малфой.

– И сейчас мы с вами просто коллеги! – недовольно встрепенулась Грейнджер, как только он отодвинулся. – Ну неужели всего этого недостаточно, чтобы мы называли друг друга по имени?!

Северус старательно отцепил ее пальцы от своего сюртука и отправил Патронуса Грегори и Люси. Покопавшись в памяти, он вспомнил, что активное действие запаха Affectuum verum закончится через пару часов, а все остальное время человек, попавший под его влияние, всего лишь будет чувствовать легкое влечение.

Люси и Грег пришли очень быстро, должно быть, были неподалеку. Удивление на их лицах заставило Снейпа закатить глаза. Ребят можно было понять: второй раз за утро заставать своего декана в непонятной ситуации с другим преподавателем – испытание не для слабонервных.

– Я все еще жду ответа! – сурово напомнила о себе профессор Чар, попробовав встать. К счастью, на этой стадии она была примерно в том же состоянии, что и при сильном опьянении, поэтому попытка была безуспешной.

– Профессор Грейнджер попала под влияние растения, – сухо сказал Северус. Гермиона недовольно нахмурилась, но, к счастью, промолчала. – Я накрыл его защитным куполом, так что вместе вы вполне сможете перенести его в теплицы к профессору Лонгботтому. Только будьте предельно сосредоточены. А я тем временем помогу профессору Грейнджер.

– Хорошо, сэр, – отозвался Лим. Было понятно, что им крайне любопытно, в чем именно заключается эффект Affectuum verum (растение это изучали только на старших курсах), но больше ни один, ни вторая не произнесли ни слова, пока Снейп извлекал корни растения и передавал защитную сферу Люси, а Грегори довольно успешно страховал подругу.

Когда пятикурсники удалились вместе со злополучным растением, Северус переключился на безучастно наблюдавшую за всем этим Гермиону, удивляясь самому себе. Скорее всего, проще было бы уничтожить это растение, учеников отправить обратно в замок, а профессора Чар – к мадам Помфри. А что он делает вместо этих логичных поступков?

Это все из-за бессонницы, не иначе.

Он помог Грейнджер подняться и вздрогнул, когда Гермиона неосознанно обняла его за шею, чтобы устоять на ногах. Она молчала, явно сосредоточенная на том, чтобы понять, что происходит.

– Так, мисс Грейнджер, послушайте меня, – девушка подняла лицо, и Снейп с трудом удержался от искушения провести ладонью по ее щеке. – Сейчас мы переместимся в один из коридоров в подземельях, недалеко от моего кабинета. Там есть лекарство, после приема которого вы почувствуете себя лучше. Намного лучше. Хорошо?

– Меня зовут Гермиона, – просто ответила она. – И я люблю вас.

Снейп так и не понял, как это случилось. Через несколько секунд, когда разум частично вернулся на свое законное место, он осознал, что целует женщину, от которой твердо решил держаться подальше. Женщину, находящуюся под воздействием аромата Affectuum verum, не понимающую, что именно происходит.

И мягкие волосы Грейнджер, растрепавшиеся на ветру, ее руки, оглаживающие его лицо, ее карие глаза, в которых, как ему хотелось верить, сияла любовь, а не фальшивая влюбленность, их поцелуй с металлическим привкусом крови – подарок судьбы, слишком прекрасный, чтобы от него отказываться.


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
М@РиЯ Дата: Вторник, 19.04.2011, 00:44 | Сообщение # 37
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
lajtara, наконец-то!!!
Замечательная глава!!!
Снейп такой противоречивый, но при этом такой естественный!
Гермиона тоже замечательно прописана!
А Хуч, кажется, достанется на орехи!!!
da4
Спасибо, очень понравилось!!!


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
lajtara Дата: Вторник, 19.04.2011, 00:58 | Сообщение # 38
lajtara
Мрачная и травмированная
Статус: Offline
Дополнительная информация
М@РиЯ, это еще не конец!)))) И даже не понедельник. Гермиона ж под Амортенцией почти
Спасибо brush


Не доставай пистолет, если не собираешься стрелять. (с)
Мне кажется, что вы больны не мной. Мне кажется, что вы больны по жизни. (с)
Трофейная стена + Поэтический каталог ТТП
 
М@РиЯ Дата: Вторник, 19.04.2011, 01:01 | Сообщение # 39
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
lajtara, так ждем-с-с-с!)))

Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
Tori67106 Дата: Вторник, 19.04.2011, 11:17 | Сообщение # 40
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Какая хорошая глава. Снейп влюблен и делает глупости - как все)
автору браво jump1 ok4 jump1


 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - II » "Доживем до понедельника", автор lajtara, Crossover (x-over) (PG-13, Romance, миди, закончен)
  • Страница 2 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 8
  • 9
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Marisa_Delore
2. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
3. "Четверть века", lajtara...
4. Стихотворный паноптикум от Memoria...
5. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
6. «Счастливое нежелательное воспомин...
7. Горячая линия
8. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
9. "Кладдахское кольцо", пе...
10. Поиск фанфиков ч.3
11. "Змеиные корни"(Синопсис...
12. Заявки на открытие тем на форуме &...
13. Это страшное слово ПЛАГИАТ
14. "Кровь волшебства", pale...
15. "Предчувствие", автор Af...
16. "Всё отлично, профессор Снейп...
17. "День свадьбы", Morane
18. "Увидеть будущее", автор...
19. "Партнеры по закону", пе...
20. "Роман в письмах", автор...
1. luda[05.06.2020]
2. romakrytkin[03.06.2020]
3. mshasa[03.06.2020]
4. kallisto1990[03.06.2020]
5. cialis[02.06.2020]
6. riklimowwa[01.06.2020]
7. Supdir[01.06.2020]
8. Ann_rain[31.05.2020]
9. Moscow1993[30.05.2020]
10. romakoschetov[29.05.2020]
11. HeatherOxype[28.05.2020]
12. yariksvatov[28.05.2020]
13. dimahodckin[27.05.2020]
14. llflaxll[26.05.2020]
15. Nicto1[25.05.2020]
16. emmaetc[25.05.2020]
17. Tikhomirova[25.05.2020]
18. sevostyanovaalexandria[23.05.2020]
19. 89841824424[22.05.2020]
20. Relokate[19.05.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  kino, _Автор_, lena_bond, senzyra, annycan, Grene, Farfalla, Фелисите, Papillion, Косточка, Nelk, eger, pronina07, Элейна, Гера, anngagina, basty, VegaBlack, Nikki_Fantomkhayv, Lana_08, Spring_Flower, Мыша, Liss, Alien, Хозяйка_Медной_Горы, Memoria, Leontina, пламя, tanushok, Vivien, Amylee, elenak, Ростислава, tashest, Mamoka, Игра_в_бисер, olga28604, Natsumi, Julia87, млава39, kuroedovao, a1234567890a, AnaSneape, innes1977, ksuШa, Kailli, nadejda, Gey_fert69, Nata_RU_1996, EvaMarsh
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz