Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Snager forever!" открыт! Вторая выкладка!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - II » "Второй шанс", автор Аллеранс, PG-13, Romance, макси
"Второй шанс", автор Аллеранс, PG-13, Romance, макси
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:03 | Сообщение # 1
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Второй шанс", автор Аллеранс, PG-13, Romance, макси, закончен

Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:33 | Сообщение # 21
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 19. Воспоминания.

- Расскажи немного о прошлом, – попросил Гарри.
- Хорошо, – сказал Гермиона.
Она начала свой рассказ с того момента, когда в коридоре встретила Джеймса. Постепенно она дошла до момента появления Гарри на свет.
- Представляешь, я – твоя крестная мама, – засмеялась она невесело.
- Сириус сказал, что моя крестная погибла в Косом переулке, – сказал Гарри.
- Видимо, так сказал ему Дамблдор. Я пропала именно в Косом переулке, когда ходила туда с Северусом покупать ингредиенты для школы, – пояснила Гермиона.
- Ты так запросто называешь его по имени, – сказал он.
Это было не удивление, а констатация факта.
- Я еще не отвыкла, знаешь ли, – вздохнула она.
- Вы еще не виделись здесь?
Гермиона отрицательно покачала головой.
- Почему? – его вопрос прозвучал мягко и тихо.
- Я немного боюсь, – ответила она также. – Боюсь, что он сильно изменился, что не покажет вида, что знаком. Он был моим другом, а теперь стал почти преподавателем. И еще я думаю, он сердится на меня.
Гермиона опять удивилась, насколько она откровенна с Поттером. Его это, впрочем, не удивляло. Он смотрел на нее с теплотой и участием.
- Ты наверняка преувеличиваешь, – сказал он. – Я видел вас в тот день, когда он нашел тебя на берегу озера. Он нес тебя на руках. Тогда я впервые посмотрел на Снейпа по-другому…. Ты же знаешь, что я перестал его ненавидеть, когда он спас меня от оборотня. Когда понял, что он хотел засадить Сириуса, не потому что они враждовали, а только потому, что считал его опасным для меня. Он это подтвердил недавно, когда я извинялся за омут….
Гарри замолк на секунду, а Гермиона порадовалась, что ей уже известна история, которую он имел в виду. Иначе бы ее удивление вызвало ненужные вопросы. Он тем временем снова заговорил:
- Но я все равно думал, что Снейп не умеет сопереживать и что он – сухарь. Но когда он нес тебя на руках, я увидел в нем человека. Я не понимаю, как я после этого поверил наговорам Сириуса. Кстати, я с ним поругался очень крупно.
- Ты напрасно так с ним. Он тебе близкий человек. На твоих крестинах Блэк сказал мне, что крестные становятся родственниками друг другу. Думаю, это работает и между крестными и крестником, – сказала она.
- Да, – вздохнул Гарри, – я это сам чувствую. Я его, конечно, прощу. Но не сразу. Ведь даже близкие люди ссорятся, тем более он был совершенно не прав. Я пришел, требуя объяснений, а он сказал, что Снейп – темный волшебник и что он заслужил. Я спросил про тебя, назвав Мион, а Сириус сказал, что они хотели тебе добра.
- «Француженка не понимала, с кем связалась», – передразнил Гарри крестного и пояснил: – Я ему пока не говорил, что Мион и Гермиона – одно лицо.
Над скамейкой повисло молчание. Гарри, видимо, не знал, что спросить еще. А Гермиона, не знала, что рассказать. Она и так рассказала немного больше, чем хотела. По крайней мере, ей показалось, что Гарри понял, что между ней и Северусом было нечто больше дружбы.
~~~~~~~
- Послушай, а почему Рон обижается на тебя, что ты с ним не откровенен? – перевела Гермиона разговор совсем на другую тему.
- Он думает, что я его еще не простил после первого тура. Помнишь, когда он думал, что я сам бросил свое имя в кубок? – сказал Гарри.
- И это все? – удивилась она. – Но вы же помирились.
- Конечно, помирились. Вплоть до Святочного бала. Он после него так доставал тебя Крамом, что надоел даже мне. А когда вышла статья Риты Скиттер, что ты влюблена в меня, он поверил ей и сам со мной поругался. Он даже подхихикивал Малфою, когда тот называл нас голубками. Ты разве забыла?
Гермиона молчала. Ее память не содержала ничего похожего.
- И когда же вы помирились? – спросила она.
- На следующий день после происшествия на озере. Когда Рон узнал, что ты в коме, то ему стало стыдно. Он говорил, что нам надо было тебя проводить, – Гарри замолчал и потом спросил ошарашено: – Может быть он прав? Может, будь мы рядом, ничего бы не случилось?
- Я так не думаю, – сказала Гермиона. – К тому же вы не могли. У вас была гербология. Вам бы попало, если бы вы опоздали.
- В принципе, я тоже так думаю, – вздохнул Гарри. – Судьба на редкость стервозная тетка. Если уж что-то у нее намечено, то обязательно произойдет. Если только в ее планы не вмешиваются дети с маховиком времени.
Гермиона судорожно сглотнула.
- Ты это о чем? – спросила она.
В мозгу появилась свербящая мысль: «Неужели он в курсе, что я из будущего? Мало ли что он видел. Вдруг догадался, как Северус».
- Я о спасении Сириуса, естественно, – успокоил ее Гарри ответом. – Или ты об этом тоже забыла?
- Нет. Это я помню. Просто ты вспомнил это как-то не к месту.
- Ну почему же. Я же тоже рассуждал: а если бы то, а если бы это… И о тебе, и о родителях. Обо всем… Даже о возможности возвращения Волдеморта, как предрекла Трелони в конце того года.
Они одновременно вздохнули.
- Знаешь, этот сценарий я видала, когда на меня воздействовала воронка, – сказала она.
- О, ты же это уже говорила. Расскажешь?.. – попросил он.
Гермиона кивнула головой в знак согласия.
- Я уже это рассказывала Дамблдору. Он видит в этом особый смысл, – сказала она. – Короче, тебя могут похитить из лабиринта. Вам же сказали, что цель – это кубок? – он кивнул утвердительно. – Так вот, вполне реально, он будет порталом. Ты его возьмешь и тю-тю. А там тебя будут ждать Хвост на руках с Волдемортом. Хвост проведет один ритуал, в котором ты поучаствуешь, и монстр возродится.
- Это очень похоже на правду, – вздохнул Гарри. – Я видел сон, в котором Волдеморт говорил, что в Хогвартсе есть его человек. Я сказал об этом директору, а тот велел мне не волноваться пока, а когда войду в лабиринт, то никому не помогать и не с кем не общаться. Особенно с Диггори. Я вот не понимаю, причем тут он?.. Седрик мне не друг, не товарищ. Можно сказать соперник. Я же хотел пригласить Чжоу на Святочный бал, а он меня опередил.
- Просто я видела в видении, что вы коснулись кубка вместе, – пояснила Гермиона.
- И что, мы оба погибли? – хрипло спросил Гарри.
- Нет, – тихо ответила она. – Только он.
- В таком случае, я его ни за что не подпущу, впрочем, как и любого другого. Я пройду лабиринт первым и, если что, то один на один встречусь с Волдемортом.
Гермиона улыбнулась. Было так привычно слышать от Гарри такую решимость.
- Если честно, то я надеялась, что Дамблдор поговорит с тобой на эту тему, – сказала она. – Когда я ему рассказала, как может повернуться история, он отнесся к моим словам серьезно и обещал тебе поддержку. Но, судя по всему, с тех ор он передумал. Однако ты не останешься без поддержки. Я обязательно тебе помогу. В своем видении я видела, кто предатель. Я буду за ним следить. Я примерно знаю, куда тебя могут похитить. Я умею аппарировать. Я могу переместиться следом в мантии-невидимке или под чарами хамелеона и помочь тебе.
- Ты не должна этого делать. Я не допущу, – возмутился Гарри.
- Я, кстати, тоже, – раздался рядом с Гермионой спокойный и такой знакомый ей голос.
От неожиданности они с Гарри подскочили со скамейки. Поттер выхватил палочку.
~~~~~~~
На секунду повисла тревожная тишина. Затем Снейп снял с себя чары хамелеона и Гарри тут же опустил свою палочку. Зельевар так же молча воздвиг вокруг них защитный экран, предотвращающий подслушивание. Однако молчание продолжалось, и Гермиона могла без помех рассматривать интересующего ее человека.
Снейп, конечно, значительно повзрослел с момента их последней встречи. Он раздался в плечах и несколько вырос. Вокруг его рта и между бровей обрадовались хмурые складки. Его кожа стала еще бледнее, нос заострился, а губы вытянулись в тонкую ниточку. Его черные глаза стали опять нечитаемыми. Но в целом, он не напоминал Гермионе того профессора зелий, которого она знала. Однако она более не ощущала себя его ровней.
- Итак, – разбил молчание Снейп ядовитым тоном, – мисс Грейнджер вышла на тропу войны. Наша юная всезнайка решила спасти спасителя. Очень мило.
Гермиону покоробило все: и его голос, и то, что он назвал ее по фамилии, и холодный взгляд черных глаз. К ее глазам моментально подкатились слезы. Однако она преодолела себя и сказала почти спокойно:
- Я не хочу быть в стороне и пускать все на самотек. Я видела, во что это все может вылиться. Если есть возможность, я помешаю возрождению Волдеморта.
- Конечно, – протянул Снейп, – ты круче Поттера и Диггори вместе взятых.
- Диггори там не будет, – хмуро сказал Гарри. – Я обязуюсь. Если будет надо, я оглушу любого, кто приблизится к кубку. А я прекрасно справлюсь с Петтигрю. Как сказал Сириус, он не слишком-то силен в заклинаниях.
- Его сведения несколько устарели. Хвост явно поднаторел в них за последнее время, – сухо сообщил Северус, морщась, и добавил: – Если конечно, он вообще жив, как вы все утверждаете.
- Он жив, – хором сказали Гермиона и Гарри.
Снейп смерил их обоих ледяным взглядом.
- Тогда вам не справиться с ним, – сообщил он.
- Я справлюсь, – самонадеянно сказал Поттер. – Я много занимаюсь в последнее время.
- В видении ты потерял сознание от боли в шраме, едва Волдеморт стал приближаться на руках Петтигрю, – сказала Гермиона.
- А что же делал Диггори? Стоял и пялился, как баран на новые ворота? – спросил ехидно Снейп.
- Именно так и было. Он ничего не успел, как его убили «Авадой», – с раздражением ответила она.
- И ты решила, что тебе под силу убить Петтигрю, а может и самого Темного Лорда? – осведомился он.
- Почему бы и нет?! – она почти это выкрикнула.
- Конечно, – сказал он тихо. – Это гораздо проще, чем сказать пару слов. Причем сказать так, чтобы тебе поверили.
Гермиона моментально поняла, о чем он говорит. Северус намекал ей, что она должна была убедить Поттеров не назначать Хранителем тайны Петтигрю. К ее горлу подкатился комок, в животе предательски свело, и из ее глаз брызнули слезы.
- Я так и знала, что ты это скажешь, – сказала она немного истерично. – Я так и знала.
Она всхлипнула и бросилась вниз по квиддичной трибуне. Только краем уха она услышала, что Снейп плюхнулся на скамейку и застонал. Гермионе стало еще тяжелее. Она решила пойти в свою комнату и просидеть в ней до конца года. «И пусть будет то, что будет», – думала она, почти бегом продвигаясь к спальне.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:34 | Сообщение # 22
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 20. Примирение.

После ухода Гермионы на трибуне долго стояла тишина. Наконец, Гарри робко сказал:
- Профессор, мне кажется, вы напрасно обвиняете ее. Ей не следовало говорить моим родителям, что их могут убить в Долине Годрика.
Снейп удивленно посмотрел на него, но по-прежнему молчал. Тогда Гарри заговорил сам:
- Если бы она сказала, то Волдеморт не исчез бы. А тогда он был на самом пике своей силы. Он бы запросто уничтожил весь магический мир.
- Это тебя Дамблдор надоумил? – поинтересовался холодно Снейп.
- Нет. Я сам пришел к таким выводам, – ответил Гарри.
- Я зря говорил, что ты – копия Джеймса, – вздохнул мужчина. – Ты – это Лили. Только она была такой доброй и справедливой. Она тоже вполне могла сказать нечто подобное.
- Раз вы сами заговорили о них, – несколько смущенно сказал Поттер. – Я рискну сказать вот что. Вы уверены, что мой отец послушался бы Гермиону? Ведь для него она была вашей подругой. Сириус, вот, до сих пор считает, что она – дура, а вы – темный волшебник.
- А я считаю его идиотом и предателем.
- Он идиот, не отрицаю, но не предатель.
- Разве?
- Я уверен. Он просто не думал, что Питер в состоянии предать. Это была глупость, но не предательство.
- Ну а я?.. Я передал Волдеморту содержание пророчества, – на удивление Гарри вопрос прозвучал весьма взволнованно.
- Вы?.. Но вы же не знали, что Лили и Джеймс женаты, что моя мать уже ждет моего появления на свет. Разве не так?
- Так. Ну и что?
- А то!.. Вы просто передали пустые слова, в которые поверил монстр. Это его извращенная фантазия, не более. К тому же я не слишком верю в пророчества.
Гарри удивился тому облегченному вздоху, что вырвался у зельевара. Однако Снейп не дал долго размышлять на эту тему, спросив:
- Как насчет Гермионы? Ты веришь в ее амнезию?
Гарри задумчиво почесал в затылке. Затем ответил:
- Как вам сказать… не совсем. Но я повторюсь, я долго думал… Мы прожили пятнадцать спокойных лет. Их дала смерть моих родителей. Для меня это дорогая цена. А для всех?.. Не думаю… Гермиона никогда не была глупой и легкомысленной. Я уверен, если она и знала, то просчитала все варианты. Значит, у нее не было выбора.
Снейп долго смотрел на Гарри изучающе, затем погладил его по голове и сказал:
- Ты такой добрый мальчик. Я и не знал. Видел в тебе только Джеймса. Прости! Я когда-то обещал твоей матери охранять тебя. Если в словах твоей подруги есть доля истины, то я пойду с тобой. Поверь, я гораздо опытней вас двоих с Гермионой. У меня есть шанс убить Петтигрю и помочь тебе справиться с Темным Лордом.
- Я вам верю, – вздохнул Гарри, вглядываясь в непроницаемые черные глаза.
Они долго молчали. Затем Поттер сказал:
- Это, конечно, не мое дело, но мне кажется, вам стоит поговорить с Гермионой. Ей очень больно, оттого, что вы на нее рассердились.
- Ты прав, Поттер, это не твое дело, – не слишком любезно сказал Снейп. – Но я буду немного откровенен с тобой. Я не столько сердит на нее, как вообще на всю ситуацию. Но я непременно поговорю с ней. Особенно после беседы с тобой.
- Надеюсь, она не расстроится еще больше, – сказал Гарри. – Я, знаете ли, люблю ее, как родного человека. А сегодня Гермиона сказала, что мы и есть родственники.
- Да. Она твоя крестная, – подтвердил мужчина.
- И мне не хотелось бы видеть ее несчастной, – не слушая его, закончил парень.
Снейп ничего не сказал на это. Он просто перевел разговор на другую тему:
- Приходи ко мне так же по вечерам, и я немного тебя натаскаю по заклинаниям и чарам. А всем скажешь, как и прежде, что у тебя отработка.
- Спасибо, – искренне сказал Гарри.
- И еще, – добавил Снейп. – Хоть я не люблю Блэка, но не считаю, что вы с ним должны быть в ссоре. Тем более из-за меня.
- Не из-за вас, а из-за его поведения, – пояснил Гарри. Он помолчал секунду, затем добавил: – Вы тоже не должны ссориться из-за меня с Гермионой.
- Поттер, это не твое дело, – угрожающе сказал Снейп.
Но Гарри заметил, что глаза его смеялись, да и уголки губ растянулись в подобие улыбки.
- Я помирюсь с крестным. Вдруг я погибну во время третьего тура, – сказал Гарри.
- Не погибнешь. Мы сделаем все возможное.
- Вы тоже помиритесь. Мало ли что.
- Упрямый мальчишка, – Снейп уже откровенно улыбался.
- Ага. Мне есть в кого, – Гарри тоже ему улыбнулся.
- Я подумаю, – невпопад сказал Снейп, снял заглушающие чары и пошел с квиддичной трибуны.
Поттер постоял несколько минут и пошел следом. Ему не слишком хотелось задерживаться одному на улице в вечернее время.
~~~~~~~
Гермиона лежала в своей комнате на кровати и плакала. Все усилия остановить слезы не привели ни к чему. Ей было больно, обидно и страшно. Она уже опухла от слез, когда на ее голову тихо опустилась мягкая ладонь. Девушка с трудом оторвала лицо от подушки и посмотрела, кто это. На краю кровати сидел Северус и глядел на нее печальным взглядом.
- Вообще-то неприлично врываться в чужое жилище, – сказала она смущенно и села на кровати. Ей очень было неудобно, оттого, что он видит ее заплаканную.
- Просто я подумал, что ты не откроешь мне дверь, – сказал он мягко. – Прости меня.
- За что?.. За то, что я предала единственного дорогого тебе человека, Лили? – спросила она глухо.
- Я так вовсе не считаю, – сказал он и снова провел по ее волосам.
Гермиона настолько изумилась его словам, что даже плакать перестала.
- Почему же ты так разговаривал со мной? – спросила она.
- Я испугался, – вздохнул Северус. – Ты же знаешь, что я периодически могу быть трусом.
Она проигнорировала последнюю фразу, так как не считала его трусом и спросила:
- И чего же ты испугался?
- Ты ворвалась в ту мою жизнь и поменяла. Теперь ворвалась и в эту. Я был совершенно не готов. Ведь еще недавно тебе было четырнадцать. Я думал, у меня еще есть время подготовиться…
- К чему подготовиться?.. К тому, чтобы быть со мной профессором зелий?
- Нет. К тому, что ты будешь меня избегать. К тому, что ты продолжишь играть в свои игры. И ты оправдала мои опасения.
- Я не делала ни того, ни другого, – почти возмутилась Гермиона.
- Разве?.. – его голос снова стал ехидным. – Ты даже не глядела в мою сторону. Ты пряталась в библиотеке и в своей комнате. А сегодняшний разговор? Что это, как не продолжение игр.
- А ты? – спросила она еле слышно.
- По-твоему, я должен был бегать за студенткой и навязываться? – сердито сказал он.
- Я не студентка и я не играю, – на глазах Гермионы снова выступили слезы.
Снейп вздохнул и стер слезинки с ее глаз, затем обхватил ее лицо руками, и сказал:
- Прости.
Гермионе показалось, что перед ней прежний Северус, что между ними нет тех лет, которые он прожил без нее. Не думая о последствиях, она прикоснулась к его губам своими. Он моментально напрягся, отстраняясь, и сказал:
- Не надо. Я старый. Ты не должна.
Гермиона услышала в его голосе покорность судьбе и тоску. Это придало ей уверенности. Она обвила его за шею и строго сказала:
- Не будь идиотом. И не рисуйся. Тебе это не идет.
Снейп выгнул изумленно брови и притянул ее к себе. Видя, что ее больше не отталкивают, она лукаво спросила:
- Или ты ждешь комплиментов?
Он усмехнулся и поцеловал ее сам.
- Ты глупая девочка, раз решила не игнорировать меня. Но я всегда был эгоистом, поэтому воспользуюсь твоим подарком, – сказал он, ненадолго прекращая поцелуй, и снова впился в ее губы.
- Я уже разуверилась, что это когда-нибудь повториться, – сказала она, когда в их легких закончился воздух.
- Я тоже, – вздохнул он и снова поцеловал.
На этот раз поцелуй был очень долгим. Когда он оторвались друг от друга, то девушке показалось, что она выпила много вина, потому что у нее закружилась голова. Северус смотрел на нее тоже затуманенным взором. И тут ей некстати вспомнилось, что они с ним сидят на кровати. Она сильно покраснела от смущения. Видимо, это не укрылось от чуткого взора ее кавалера. Потому что он отстранился и хрипло сказал:
- Думаю, мне пора, Мион.
Она ничего не ответила, а только облизала губы. Снейп пошел, было, к двери. Но остановился и сказал:
- Хотел я поговорить по делу.
Гермиона молчала. Она понимала, что он специально тянет время, чтобы она его остановила. Однако ей было немного страшно. Она была не готова к развитию отношений. Слишком уж все развивалось стремительно. Ведь, по сути, перед ней был почти незнакомый мужчина. Снейп опять сделал выводы, глядя в ее лицо.
- Это не горит, – сказал он хрипло. – Ты утомилась. Я тоже, знаешь ли.
Он тяжело вздохнул, резко развернулся на каблуках и буквально выскочил из комнаты.
- Какого черта я его не остановила! – обругала себя Гермиона, падая на подушку.
~~~~~~~
На удивление, после такого тяжелого дня, Гермиона спала как младенец и проснулась позже одиннадцати. Позавтракав у себя, она направилась в библиотеку. Там она, вместо работы, стала составлять список заклинаний, которые требовались, по ее мнению, Гарри в третьем туре. Перед самым обедом в библиотеке появился неизвестный ей эльф и протянул записку.
«Мион, после обеда у меня нет пары. Я хочу поговорить о Поттере. Приходи ко мне в комнату. Пароль – твое имя».
Хотя на записке не было подписи, Гермиона сразу догадалась, от кого она. Едва прозвенел сигнал к обеденному перерыву, она отложила пергамент с уже немаленьким списком заклинаний для Гарри и пошла в подземелья. У дверей Гермиона долго колебалась, прежде чем сказать пожилому алхимику, изображенному на картине, свое имя. В конце концов, она проговорила его почти шепотом.
За картиной была довольно уютная гостиная, отделанная в серо-зеленых тонах Слизерина. Хозяин ее стоял посредине в одной рубашке и брюках. В таком необычном виде Северус казался почти прежним мальчишкой. Это делало его намного доступней. Поэтому Гермиона подошла к нему вплотную и опустила голову на плечо.
- Ты все-таки нарываешься на комплименты, – подтрунила она его.
- Должен же я как-то набивать себе цену, – сказал Северус, целуя ее висок.
- Поверь, это не требуется, – заверила она.
Гермиона подняла взгляд и встретилась с его глазами, которые изучали ее. Затем ее рот накрыли его губы. Поцелуй был нежным и продолжительным.
- Жаль, нельзя заниматься этим все время, – сказал он, отстраняясь.
- Тогда это не будет столь сладким, – сказала она, улыбаясь.
- Не думаю, – он тоже улыбнулся.
Они одновременно вздохнули и уселись в кресла.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:35 | Сообщение # 23
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 21. Обсуждение планов.

Гермиона первая разорвала молчание.
- Ты хотел поговорить о Гарри, – напомнила она.
Северус не торопился ответить. Он усиленно тер переносицу.
- Я вчера разговаривал с ним, – наконец сказал он. – Обещал подготовить. Но мне было бы спокойней, знай я, кого опасаться.
- Разве Дамблдор не говорил с тобою? – вместо ответа, задала вопрос Гермиона.
- Отчего же. Мы говорили. Он совал мне лимонные дольки и лукаво улыбался, – хмыкнул Снейп. – Затем сказал, чтобы я был готов прогуляться на кладбище и даже показал его в омуте памяти. Когда же я задал вопрос, кто, он сказал, что пока это не следует знать. При этом он уверял, что мне доверяет.
Гермиона задумалась, пытаясь понять, почему директор ведет себя столь странно. Но так и не нашла ответа.
- Я скажу, – сказала она, – но при одном условии: ты не расскажешь этого Гарри.
- С каких это пор я с ним в приятельских отношениях? – хмыкнул Северус. – Это ты была у нас до сих пор его подруга. Что вдруг изменилось?
- Он, в отличие от тебя, не владеет окклюменцией, – ответила она честно.
- Не буду спрашивать, откуда у тебя такие сведения обо мне, но при чем тут это?.. Ты думаешь, Пожиратель смерти владеет этой наукой?
- Я не знаю. А вдруг.
- И кто же это?
- Это младший Крауч в образе Грюма.
- Ах, вот оно что, – протянул Снейп. – Теперь понятно, почему он обыскивал мой кабинет без санкции Дамблдора. Насколько я его помню, он был просто фанатиком Темного Лорда. А я-то думал, он погиб в Азкабане.
- Там умерла его мать. Она до смерти принимала оборотное зелье с его волосом. А его вывел из тюрьмы отец в женском платье, – пояснила Гермиона.
- Откуда ты это знаешь? А главное, как стало известно о нем Волдеморту?
- Я это знаю потому, что он сам это рассказывал в моей реальности под сывороткой правды. Ну а Волдеморт узнал о нем от Берты Джоркинс. Петтигрю случайно ее встретил и сумел привести к господину.
- Я все время забываю, что ты из будущего, – вздохнул Северус. – Может, ты мне расскажешь, что же там такого случилось, что ты решилась на эксперименты со временем?
- Что случилось? – переспросила Гермиона. – Случился конец света. Пророчество Трелони не сбылось. Твой бывший босс пришел к власти.
- Как же это допустил Дамблдор?
- Он был уже мертв к тому времени. Учти, я этого не говорила директору.
- Я, признаться, думал, что его невозможно убить, – немного удивленным голосом сказал Северус и спросил: – Как же это случилось?
Гермиона долго думала, стоит ли рассказывать это. А затем решила облегчить душу. Ей же было уже очевидно, что полностью та ситуация никогда не повторится. Почему, в таком случае, не рассказать? Может, тогда она ее быстрее забудет?
- Стечение обстоятельств, – сказала она, наконец. – Он был ослаблен, но решил поиграть в благородство. Хотел дать шанс одному мелкому идиоту, который пришел его убивать. И поверь, он бы справился с этим. Но тут ситуация вышла из-под контроля. В помещение ворвалась толпа Пожирателей, а потом пришел человек, которому Дамблдор верил. А тот взял и хладнокровно убил директора. А потом оказалось, как и в случае с Грюмом, что это вовсе и не он, а простое оборотное зелье. И кто был на самом деле тогда на Астрономической башне, мы так никогда и не узнали.
- Как же Дамблдор наступил на одни и те же грабли два раза? – удивился Северус. – В случае с Аластором Грюмом это хотя бы понятно. Он пьет из отдельной посуды, и никто не проверял ее содержимое. Да и поведение бывшего мракоборца довольно одиозно. Скопировать – раз плюнуть.
- Во второй раз этого не потребовалось. Думаю, он принял зелье один раз, перед тем как я вошла в кабинет к человеку, которого он заменил. Помню, я еще удивилась, что у преподавателя сел голос. Потом он довольно быстро прошел по школе. Ну а после убийства и вовсе бежал, – старательно подбирая слова, ответила Гермиона.
Она замолчала ненадолго. Затем сказала:
- Послушай, зачем это ворошить? Тут уже так много изменений, что эта ситуация все равно не повторится. К тому же, мы решил не дать Волдеморту возродиться.
- Ты права. Хотя мне и не видны те изменения, о которых ты говоришь, – вздохнул Снейп и добавил: – Только последний вопрос. Как выглядел тогда предатель?
- Зачем это тебе? – нахмурилась Гермиона.
Ей вовсе не хотелось говорить правду. Северус внимательно посмотрел на нее.
- Что-то мне подсказало, что это был я, – сказал он очень тихо.
- Какая, к Мерлину, разница?! – почти выкрикнула она. – Этого больше не будет!
- Теперь да, – сказал Снейп спокойно. – Я буду начеку. Я не отношусь к тем людям, которые считают, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Я живу по другой пословице: вооружен, значит, защищен.
Они оба вздохнули.
~~~~~~~
- А теперь давай поговорим о Поттере, – сказал Северус, меняя тему. – Что конкретно его может ожидать на кладбище? Чему его учить?
- Прошлый раз он довольно гладко прошел лабиринт. Но Крауч специально расчищал его путь. На кладбище был только Петтигрю и Волдеморт. Я уже говорила вчера, что Гарри был деморализован болью в шраме. У него через этот шрам связь с Волдемортом. Когда тот его ненавидит, то у Гарри раскалывается голова, – объяснила Гермиона и добавила: – Но на этот раз может быть и по-другому. Ведь мое путешествие внесло некоторые коррективы в сегодняшний день. Поэтому я, как и раньше, набросала список заклинаний и чар, которые Гарри надо выучить.
Она протянула Снейпу пергамент. Он просмотрел его и сказал:
- Хорошо бы ему овладеть невербальной магией. Но у нас мало времени. А еще ему, пожалуй, надо знать кой-какие боевые заклинания Пожирателей и Авроров. Кстати, я оделся в брюки и рубаху, чтобы удобней было практиковаться.
- Ты хочешь сам обучать его? – удивилась девушка.
- Конечно, – подтвердил он. – А ты будешь нас прикрывать.
Что-то не давало Гермионе покоя в этом плане. И тут она вспомнила о «Карте Мародеров».
- Тогда ваши встречи надо проводить в комнате по требованию. Ее нет на той карте, которая есть у Крауча, – сказала она. – Иначе он узнает, что ты занимаешься с Гарри. Это наверняка насторожит злодея.
- Ты хочешь сказать, что Поттер отдал этому предателю творение «Мародеров»? Разве она у него была после третьего курса? Этот малахольный Люпин отдал ее? – спросил мужчина.
- Ну, он тогда сказал, что раз он теперь не его преподаватель, то может вернуть карту, – несколько смущенно сказала Гермиона.
- Час от часу не легче, – покачал головой Снейп. – И что, позволь узнать, толкнуло Поттера отдать такую редкую вещь малознакомому человеку, тем более преподавателю?
- Так получилось, – пожала она плечами.
Если честно, ей не хотелось рассказывать, как Гарри, будучи застигнутым Снейпом и Филчем в ночном коридоре, предпочел довериться Грюму. Гарри тогда видел по карте, как Крауч забрался в кабинет зельевара. Он думал, что это был отец, а это был сын. Он сам рассказал об этом профессору ЗОТИ. Короче, получилась совсем неприглядная история.
- Ты что-то скрываешь, – глядя на нее изучающе, сказал Северус.
- Я просто не уверена, что та история, которую помню я, соответствует этой, – сказала она мягко и прикрыла рот рукою.
Это могло быть действительно правдой. Ведь различались же истории с Визжащей хижиной и со вторым туром турнира.
- Вот он сейчас придет, и мы его спросим, – пообещал угрожающим тоном Северус. – А если и он вздумает поиграть в партизана, то я вспомню навыки легилеменции.
Гермиона смущенно потупилась. «Пусть он лучше узнает у него, чем у меня», – подумала она про себя. В этот момент в дверь постучали.
- А вот и Поттер, – сказал Снейп и пошел открывать.
~~~~~~~
Это был действительно Гарри. Еще не видя, Гермиона узнала его по голосу.
- Профессор, я не опоздал? – спросил он, едва ему открыли двери.
- Ты настолько вовремя, что это не похоже на тебя. Ты не заболел случайно? – ехидно поинтересовался Северус.
- Я просто стараюсь быть взрослым и ответственным, как вы мне посоветовали, – чуть более учтиво ответил парень
Снейп хмыкнул и посторонился, пропуская его в свои апартаменты. Гарри прошел на середину комнаты и, наконец, увидел ее.
- Гермиона, добрый вечер, – сказал он, ухмыляясь. Затем повернулся к Северусу и сказал: – Смотрю, вы тоже пользуетесь моими советами.
- Поттер, ты нарываешься, – угрожающе предупредил его тот.
Если честно, Гермиона не слишком поняла их перепалку. Она не могла себе представить, чтобы Гарри в ее прошлой жизни посмел или захотел давать советы зельевару, тем более было трудно представить, что профессор Снейп их выслушает спокойно, не прокляв советчика. К тому же ей показалось, что сейчас недовольство Северуса было скорей напускным.
- Что ты имеешь в виду, Гарри? – поинтересовалась она у друга.
- Да так, пустое, – отмахнулся тот, краснея. – Давайте лучше поговорим о деле.
- Это очень разумно, – сказал Северус и предложил Поттеру сесть на стул.
- В принципе, я уже начал учить заклинания. Например, нашел поисковое, а так же взрывное. Потом есть формулы усиления уже известных мне чар. А еще я накидал списочек, что мне может еще пригодится, – сказал парень.
Гермиону весьма удивили его слова. В прошлый раз Поттер не проявлял такого рвения, положившись исключительно на нее.
- Я тоже приготовила список, – сказала она, протягивая ему свиток.
Гарри просмотрел его бегло.
- Мы двигались в одном направлении, – сказал он. – Но вот что меня волнует, это все хорошо для лабиринта и обычного задания турнира. Но как быть с возможной прогулкой куда-то там. Вдруг там, кроме поименованных тобой персонажей, будут Пожиратели смерти.
- Я тоже так думаю, – сказал Снейп. – Потому и вызвался помогать тебе с подготовкой.
- Я уже говорил вам спасибо. Могу повториться, – сказал, улыбаясь, Гарри.
- Ох, Поттер. Не стоит быть столь любезным. Ты пугаешь меня, – усмехнулся зельевар.
- Хорошо. Я буду дерзить как прежде, – легко согласился собеседник.
Снейп закатил глаза.
- Мы будем тут заниматься? – быстро перевел разговор Гарри.
- Мион считает это не целесообразным. Будет слишком подозрительно, если ты будешь регулярно ходить ко мне. Даже под видом отработок, – ответил зельевар.
- Я мог бы приходить под мантией-невидимкой.
- А как быть с «Картой Мародеров»? Грюм непременно узнает, где ты. Он наверняка решит, что я что-то замышляю.
- Откуда вы знаете, что карта у Грюма? – подозрительно спросил Гарри.
- Сорока на хвосте принесла, – усмехнулся Северус и более строго спросил: – Вот скажи, какого черта ты ее отдал?
- Приступ неконтролируемого благородства, – смутился Гарри. – Грюм сказал, что Хогвартс просто забит шпионами Волдеморта. Так как карта показывает, кто есть кто, независимо от наложенных чар и зелий, то ему бы она больше пригодилась.
- Как же он узнал про ее существование?
Поттер несколько минут сомневался, видимо, не решаясь сказать правду, но затем вздохнул и стал рассказывать:
- Я разгадывал тайну яйца. Шел из ванны старост после отбоя. Нога застряла в ступеньке. Выпало и яйцо, и карта. На шум прибежал Филч и Грюм. Завхоз узнал кусочек пергамента. Ведь он когда-то довольно долго лежал в его столе, а Грюм просто выхватил карту из-под его носа. При этом он еще и меня вывел из-под удара Филча. Вот я в благодарность и отдал.
- Теперь я все время у него под колпаком. Ему известно, кто ко мне ходит. Не очень-то приятно, – вздохнул Северус.
- Я как-то об этом не думал тогда. Вот ведь черт! Он и за мной наблюдает, – расстроено сказал Гарри.
- Ничего не поделаешь, – развел руками Северус. – Но это возвращает нас к теме, где нам заниматься. Мион предложила комнату по требованию. Я поддержу ее. Это такая комната, которую можно найти, когда в чем-то очень нуждаешься. Она будет соответствовать назначению, нужному для тебя. Я один раз и сам видел нечто подобное. Мне по зарез надо было спрятаться. Я шел по коридору, где не было ни ниш, ни классов. И вдруг появилась дверь, за которой было просто небольшое помещение. Вот только я так и не понял, как это произошло. Мне вообще кажется, что эта комната перемещается.
- Нет, – сказала Гермиона. – Она всегда на седьмом этаже недалеко от портрета Варнавы Вздрюченного. Это мне Добби сказал.
- Добби?! – удивились оба ее собеседника. – С чего вдруг?
- Я его спросила, он мне ответил, – гладко соврала Гермиона. – Я его теперь часто вижу, так как он мой эльф, пока я работаю в Хогвартсе.
- Ты больше не борешься за свободы эльфов? – удивился Гарри.
- Нет. Не борюсь, – со смехом ответила она.
- Это стоит рассказать Рону. Хоть немного улучшу его настроение. А то он куксится, что я постоянно пропадаю на отработках, – захихикал Гарри.
- Только не вздумай ему говорить, что ты занимаешься со мною, – предупредил Северус.
- Я, что, совсем глупый? Я понимаю, что этого никто не должен знать. Даже Дамблдор.
- Да. Так будет лучше. Он как-никак один из судей турнира.
- Ну, раз мы все обсудили, то мы с Гарри пойдем, – сказала Гермиона.
- Я могу и один добраться. Ты же не обязана успевать в свои комнаты до отбоя, – ей показалось, что Гарри многозначительно улыбнулся.
- Нет, – подтвердила она, – не обязана. Но оставаться в комнатах мужчины после отбоя для молодой девушки неприлично. Тем более, если за ней наблюдают.
- Образец добродетели, – пробормотал под нос парень.
- Поттер, предупреждаю, – вмешался Снейп. – У меня не ангельское терпение.
- Простите, – без тени сожаления, что лезет не в свое дело, сказал Гарри.
- До завтра, – закончила дискуссию Гермиона, схватила друга за рукав и вытащила из апартаментов Северуса.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:36 | Сообщение # 24
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 22. Выходной.

После объяснения с Северусом жизнь Гермионы разделилась на три части. По утрам она по-прежнему сидела в библиотеке, изучая литературу о реликвиях основателей. Она уже нашла следы тех вещей, из которых были сделаны крестражи. Кроме медальона Слизерина, следы которого явно вели в дом Блэков на площади Гриммо, она определила местоположение чаши Хафлпафф и браслета Когтевран. Она даже нашла следы кольца Марволо, которое обезобразило в прошлый раз руку Дамблдора.
К моменту окончания семестра у нее не было сведений только о шестом крестраже. Она слабо верила, что им может быть Нагайна. В идею, высказанную настоящим Грюмом, она не верила еще больше. Тот всерьез предполагал, что это Гарри. Девушка считала фантастикой оба варианта. Но ничего другого тоже не находилось. Возможно, это было оттого, что этого крестража до сих пор не существовало.
Вторым аспектом ее новой жизни были обязательные встречи с Северусом в обеденное время. Он то сам приходил в ее апартаменты, то приглашал ее к себе. Гермиона не знала, какие слухи ходили по Хогвартсу насчет этих взаимных посещений. Но ее это мало интересовало, так как она не общалась ни с кем.
Эти дневные посиделки были важны для нее настолько, что она терпеливо сносила понимающие ухмылки Гарри, единственного человека с которым виделась. Эти ухмылки легко перевешивались той теплотой и заботой, которую ей дарил Северус.
Обычно он приходил с твердым намерением только поесть и пообщаться. Но сдавался под ее настойчивостью. Она, удивляясь себе, всегда начинала первая: то подходила к нему вплотную и клала голову на плечо, подставляя губы для поцелуя, то садилась на подлокотник кресла, обвивая его шею рукой и перебирая шелковые волосы.
После таких провокаций всегда начинались его поцелуи. То томные и неспешные, то жадные и горячие, но всегда сводящие девушку с ума. И каждый раз, когда они прекращались, она сожалела, что не может добиться чего-то большего. Но с другой стороны ее радовало, что он останавливается.
Далее следовало время раздумий. Иногда она возвращалась в библиотеку, иногда бродила по территории под чарами хамелеона, иногда и вовсе оставалась в своей комнате. К вечеру ее мысли приходили в порядок, и она становилось взрослой и ответственной. Тогда наступало время ежевечерних занятий с Гарри.
Гермиона оправлялась на седьмой этаж в комнату по требованию. Когда она туда приходила, то Гарри и Северус уже были там. В основном она наблюдала, как они занимаются. Зачастую кто-то из них выходил из себя и кричал на другого. Ей приходилось выступать третейским судьей. Они слушались почти одинаково покорно. Это ее забавляло.
Гермиона не могла не отметить некоторые различия в подготовки Гарри к третьему туру. Она видела, насколько он более сосредоточенно изучает заклинания. Он напоминал ей скорее не того мальчика на четвертом курсе, а парня двумя годами позже, серьезного и вдумчивого. У него с легкостью удавалось то, что раньше он отрабатывал по нескольку дней.
Хотя, может, многие его успехи зависели от учителя. Гермиона прекрасно видела, что, во-первых, Гарри старается не ударить в грязь лицом перед Снейпом, а во-вторых, Северус прилагает все усилия поскорее его научить всему, что задумано. К концу мая они так преуспели, что Поттер освоил азы невербальных заклятий.
~~~~~~~
Последний выходной семестра начался с того, что в дверь Гермионы постучали после завтрака. Она с удивлением пошла к двери, рассуждая, кто это. По крайней мере, это не мог быть Северус, который знал пароль. За дверью оказался Гарри и Рон. Это было немного неожиданно для нее. Оба парня ни разу не заходили к ней, а Уизли она и вовсе не видела с момента выхода из больничного крыла.
- Какая неожиданность, – искренне сказала она.
- Мы просто подумали, что нам стоит сходить в Хогсмид всем втроем, как в старые добрые времена, – сказал Гарри.
По выражению лица Рона, Гермиона поняла, что это целиком и полностью идея Поттера. Тот явно волновался перед третьим туром и пытался восстановить равновесие тем, что вспомнить обычные забавы. Осознав это, она решила согласиться. Вскоре они уже шагали по направлению к деревне волшебников.
- Ну и какая программа у выходного? – задала Гермиона вопрос, чтобы как-то начать разговор.
- Ничего особенного. Сходим в «Сладкое королевство». Посидим в «Трех метлах». Я еще хочу навестить Сириуса. Но это, пожалуй, без вас. Если вы не обидитесь, – ответил ей Гарри.
Гермиона и Рон только молча покачали головами в знак согласия. Дальше они пошли молча. Разговор что-то не клеился. Девушка с ностальгией вспомнила о прошлых прогулках и о той легкости, которая царили между друзьями. Ей стало немного грустно.
На улицах Хогсмида было полно студентов. На них многие странно косились, что довольно нервировало Гермиону. Вскоре она заметил, что и Рон чувствует себя не в своей тарелке. Только Гарри, ушедший в свои мысли полностью, ничего не замечал. Он шел размеренным шагом к магазину сладостей.
Гермиона не бывала в «Сладком королевстве» со времен пятого курса своей прошлой жизни. А это означало что как минимум два года. Поэтому она теперь с большим интересом рассматривала магазин и волшебные сладости. Гарри тоже взирал на витрины, будто видел впервые. И только приглядевшись к нему, девушка поняла, что он смотрит на все как в последний раз. Ей очень не понравилось его настроение.
- Кончай медитировать, – сказала она ему. – Пошли лучше выпьем сливочного пива.
- Здравая мысль, – сказал Рон. – А то стоим в магазине сладостей как малолетки.
Гарри укоризненно посмотрел на обоих, но послушно направился к выходу, прихватив две упаковки шоколадных лягушек. Он пребывал в меланхолии почти всю дорогу до «Трех метел». Наконец, Гермионе надоела его меланхолия.
- Как сказал бы один мой знакомый, – сказала она Гарри ехидным тоном, – вы позорите звание героя, которое на вас вешают, Поттер. Это так несвойственно гриффиндорцам. Не перепутали ли вы факультет при распределении?
- Ох, отвали со своим знакомым, – понимающе хмыкнул Гарри, на глазах веселея.
- Гарри, – сказала она серьезно. – У тебя огромные шансы выйти из лабиринта победителем.
- Ты всерьез думаешь, что он из-за этого не в своей тарелке? Да плевал Гарри на кубок и на место чемпиона. Он не тщеславен, – сказал Рон. – Ведь так, Гарри?
- Ну, разумеется, дружище. Я с удовольствием отдам кубок Диггори.
- Предположим, в это я не верю, – сказал Рон. – Только не этому красавцу. Ты видишь в нем соперника. И настоящая причина твоей меланхолии в том, что он потащился сегодня в Хогсмид с китаянкой. Ты просто ревнуешь.
- Не говори глупостей, – смутился Гарри.
Рон рассмеялся, но не стал спорить, потому что они уже дошли до «Трех метел» и Гермиона открыла дверь бара.
~~~~~~~
Едва друзья закрыли за собой двери, как почти все взоры обратились к ним. Со всех сторон послышались перешептывания. Гермиона явственно слышала, как начали обсуждать не только шансы Поттера на победу в третьем туре и ее изменившуюся внешность, но и характер отношений в их троице.
Гарри нахмурился, но сел за одним из ближайших столов. Они заказали сливочного пива. Пока ждали заказ, перешептывания не уменьшились, а лишь нарастали. Теперь это раздражало не только ее и Гарри, но и Рона, который покрылся некрасивыми красными пятнами и затравленно оглядывался вокруг.
- Не слишком хорошей была идея идти в «Три метлы», – констатировал Гарри спустя минут десять. – Никак не могу привыкнуть, что меня все обсуждают. А как ты справляешься с этим, Гермиона?
- Я не слишком часто слышу такое перешептывание, – пожала плечами девушка. – Поэтому вполне справляюсь.
- Ну да, как же я забыл, что ты прячешься в своей комнате и в библиотеке.
- И правильно делает, – раздался над ухом манерный голос. – Грязнокровка и так была не красавицей, а теперь еще и постарела.
Гермиона повернула голову. Рядом с их столом стоял Драко Малфой в сопровождении своей свиты. Оказывается, в шуме бара, они не услышали их шагов.
- Отвали, Малфой, – скучающе протянул Гарри. – Или ты так соскучился по Гермионе, что пришел засвидетельствовать свое почтение, едва увидел ее?
- А ты наконец-то обрел в ее лице не только подругу, но и мамочку. Жаль, я давно не видел нашу вездесущую Риту. Мы бы еще пару статеек с ней накропали, – парировал слизеринец.
- Не надейся, Малфой. Твои слабые потуги вывести меня из себя не возымеют действия. Я вырос вместе с подругой, а вот ты как был маменькиным сынком, так и остался. Или уместней назвать тебя папенькиным?
На удивление Гермионы эти слова буквально взбесили Малфоя. На его бледных щеках появился сердитый румянец, а губы вытянулись в тонкую ниточку. Он явно не знал, как еще поддеть своего врага. Поэтому, попыхтев пару минут от негодования, переключился на Рона.
- А ты, Уизли, уже успел влезть старухе под юбку?
Рон вскочил со скамейки и попытался двинуть в морду Малфою, но был удержан Крэбом и Гойлом. Гермиона же с удивлением отметила, что его слова ее не задели. Поттер тоже казался спокойным как удав.
- Не боишься, что она может снять со Слизерина баллы за непочтительное отношение к персоналу школу? – поинтересовался он у Драко.
Его тон был спокойным и холодным и напомнил девушке другого человека. Так говорил обычно Снейп, когда злился. За таким тоном в его исполнение обычно следовала расправа. Она насторожилась и посмотрела на друга, призывая его взглядом не делать глупостей. Гарри улыбнулся ей и незаметно вынул палочку. На светлых волосах Малфоя оказалась липкая паутина, а по мантии побежал таракан.
- Ты, – взвизгнул как девчонка слизеринец, почему-то показывая на Гермиону. – Ты дождешься у меня, грязнокровка.
- А знаешь, Гарри, – протянула спокойно Гермиона, не обращая на его вопли внимания, – мне понравилась твоя идея с баллами. Я, пожалуй, в самом деле, сниму их со Слизерина. А чтобы этот белобрысый хорек не орал на меня, я назначу ему отработку у Филча.
Конечно, она не знал, имеют ли ее слова смысл, потому что была совсем не уверена, что имеет право наказывать кого-либо.
- Я не собираюсь идти ни на какую отработку, – отчеканил Драко.
- Поверь, тогда я обращусь к твоему декану, – нежно сказала она.
- Как я забыл, что ты пытаешься увиваться за нашим деканом. Думаешь, твое магловское обаяние действует на такого мужчину?
Гермиона усмехнулась. Не ведая того сам, Драко перефразировал сейчас фразу, которую она слышала когда-то от Джеймса. Только тот говорил нечто подобное самому Снейпу. Это почему-то ее позабавило, и она искренне засмеялась. Пока все, включая Рона и Гарри, удивленно взирали на нее, в разговор вмешался еще один голос.
- Похоже, мистер Малфой, вы перепили сливочного пива. Находится в баре дольше для вас весьма пагубно. Поэтом следуйте за мной.
Оказывается, последнюю фразу слышали не только они, но и подошедший Северус. Появление декана ни на шутку испугало Малфоя и его свиту. Драко стал оправдываться, но Снейп пошел прочь из «Трех метел», велев жестом следовать за собой.
- Прекрасное завершение для такой впечатляющей беседы, – прокомментировал Гарри. – Гермиона, передай спасибо.
Гермиона кивнула. Краем глаза она заметила, что Рон смотрит на нее подозрительно. Но ей не было до него никакого дела.
- Пойдем отсюда куда-нибудь быстрее, – сказала она Гарри. – Мы и так устроили тут бесплатное шоу.
- Куда бы ты хотела? – спросил он.
- Без разницы, – пожала она безразлично плечами.
- Тогда в кафе мадам Пандифут. Я хочу кофе и пирожных.
- Я не пойду в дамское кафе, – сказал Рон. – Там одни парочки. Еще подумают, что мы…
Он сбился с мысли, некрасиво краснея.
- Ты можешь не ходить, – разрешил ему Гарри. – Ты и так все время озираешься и думаешь, что о тебе судачат.
- Ну и, пожалуйста, – Уизли явно рассердился. – Я действительно чувствую себя не в своей тарелке. Будто я пошел в бар с МакГонагалл.
Гарри фыркнул и пошел к выходу, таща за собой Гермиону.
Она не знала, как реагировать на последнюю сцену. Ей вовсе не нравилось, что парни снова поругались. Но она была довольна, что Рон не идет с ними. Почему-то и она чувствовала себя при нем не в своей тарелке. Ей все время казалось, что ее наняли в няньки к молокососу.
~~~~~~~
Когда они с Гарри вышли из бара, тот сказал:
- Прости, что так получилось. Я не виноват, что куда бы я ни пришел, все начинают меня обсуждать.
- Ты не должен извиняться передо мной за это, – сказала Гермиона. – Последнее время я стала не менее знаменита, чем ты, и тоже вызываю ненужные пересуды. Хорошо еще, что мы поймали Риту. Представляешь, что она бы уже понаписала?
- О, да, – засмеялся он. – Как она, кстати, поживает?
- Я сделала ей большой аквариум и создала хорошие условия, для майского жука, разумеется, – тоже засмеялась Гермиона.
Они помолчали пару минут, наслаждаясь покоем и ничегонеделаньем.
- Я хотела спросить тебя, что ты имел в виду, называя Малфоя папенькиным сыночком? – поинтересовалась она, спустя пять минут.
Гарри долго смотрел на нее с удивлением, будто раздумывая, не шутит ли она. Затем сказал:
- Я все время забываю, что ты не помнишь некоторые вещи. Это так странно…. Это было незадолго до Святочного бала. Помнишь, Малфой наколдовал еще тебе волчьи зубы?
- Еще бы не помнить. Я на него тогда рассердилась, а после даже испытывала благодарность, – подтвердила Гермиона.
- И ты, тем не менее, не понимаешь, почему я дразнил его?
- Признаться, нет, – пожала она плечами.
- Тогда продолжаем воспоминания…. Этого ты, правда, помнить не можешь, потому что убежала, но мы с Роном рассказывали. Его колдовство видел Грюм и заколдовал его хорьком. Помнишь еще Рон ходил две недели подряд и за живот держался, повторяя как идиот: «Не мешайте мне наслаждаться воспоминаниями. Только сейчас и сегодня на арене дрессированный хорек по кличке Драко».
- Разве это было после зубов, а не раньше? – в свою очередь удивилась Гермиона.
Гарри опять посмотрел на нее изучающе и отрицательно помотал головою.
- Хорошо. Допустим, – сказала она, вздыхая. – Ну и при чем тут отец Драко?
- Да притом, что он написал родителям. Люциус прилетел в школу и орал два часа в кабинете ЗОТИ на Грюма и Дамблдора, что обижают его крошку сына. А Грюм сказал, что такому лизоблюду, как Люциус, пора давно сидеть в Азкабане. Что старший Малфой – флюгер. Поворачивается всегда в ту сторону, куда дует ветер. И что он, Грюм, больше всего ненавидит Пожирателей смерти, разгуливающих на свободе.
Девушка удивленно взирала на него. В ее памяти ничего подобного не было, потому что Люциус не приезжал в школу на четвертом курсе.
- Ничего себе история! – не сдержала она в себе изумление.
За этим разговором она не заметила, что они пришли в кофейню. Внутри, и впрямь, было полно парочек. Зато их приход не вызвал такого фурора, как в «Трех метлах». Все слишком были заняты друг другом.
- Надо было сразу сюда отправляться, – вздохнул с облегчением Гарри.
- Не боишься, что нас посчитают за парочку? – подтрунила над ним Гермиона.
Он нехорошо ухмыльнулся и в тон ей ответил:
- Если я чего и побаиваюсь, так ревности твоего кавалера.
Девушка аж поперхнулась.
- Ну, ты… – начала она гневно.
- Ну, ты и хам, Поттер, – перебивая ее тираду и дольно точно копируя Северуса, сказал весело Гарри. – Еще добавь: «Это не ваше дело».
Гермиона рассмеялась. Однако она не собиралась оставлять за Гарри последнее слово. Она обозрела кафе, обдумывая месть. Судьба оказалась к ней благосклонна. В противоположном от них конце зала сидели Чжоу Чанг и Седрик Диггори. Они нежно держали друг друга за руки.
- Ты еще сохнешь по Чжоу? – поинтересовалась она, намеренно привлекая внимание друга к парочке. – По-моему, твои шансы на нуле.
- Да,… ты – достойная ученица. Столько яда и так втоптать меня в грязь, – почти восхитился Поттер. – Раньше такое было под силу только профессору зелий.
Гермиона с удивлением поняла, что он не рассердился.
- Прости, – сказала она. – Но ты первый начал.
- Это было моей тактической ошибкой, – примирительно сказал он.
Гарри отпил большой глоток кофе, помолчал и сказал задумчиво:
- Кстати, что касается Чжоу, то я, кажется, переболел. Мне вообще сейчас не до девочек. Все время думаю о третьем туре и о возможности возрождения Волдеморта.
- Я это заметила. – Сказала она. – Ты был прав, говоря Драко, что вырос. Порой я просто тебя не узнаю. Что не могу сказать про Рона.
Гарри вздохнул.
- Я снова с ним поругался. А ведь не хотел. Только не сейчас. А то в последнюю минуту буду думать об этом.
- Перестань хоронить себя заживо! – рассердилась Гермиона. – Ты сегодня целый день об этом думаешь. У тебя большие шансы вернуться с кладбища живым.
- Значит, это будет на кладбище, – задумчиво сказал Гарри. – Не даром мне снится оно.
- Кстати, ты хотел поговорить с Блэком, – невпопад напомнила Гермиона.
- Я помню, – вздохнул он. – Не хочешь пойти со мной?
- Боюсь, у Сириуса будет инфаркт, – рассмеялась она. Затем добавила серьезней. – Нет, Гарри, не хочу. Я пока не в состоянии встречаться еще и с ним. Он так надо мной насмехался. Я вижу его надменное молодое лицо и в то же время изнеможенное лицо беглеца, которого мы спасали в прошлом году, я позабыть не в состоянии.
- Честно сказать, я пригласил тебя просто из вежливости. Думаю, лучше нам поговорить наедине. Мы так друг на друга кричали в последний раз, что думаю, и этот разговор будет не из легких, – с облегчением сказал Гарри.
Они расплатились и вышли из кафе. Гермиона пошла к Хогвартсу, а Гарри повернул в сторону пещеры, где скрывался Сириус.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:37 | Сообщение # 25
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 23. Диплом.

Началась экзаменационная сессия. Это событие ознаменовалось тем, что Гарри, освобожденный от экзаменов, приходил к Гермионе в библиотеку прямо с утра. Там они вместе помогали до обеда мадам Помфри обслуживать студентов. В обед Гермиона снова обедала в Большом зале за гриффиндорским столом. В преддверии экзаменов на нее там никто не обращал внимания, а она имела возможность быть в курсе всех школьных дел.
После обеда они с Гарри отправлялись в выручай-комнату, где их уже поджидал Северус, который продолжал обедать у себя в подземельях. Начинались усиленные тренировки, которые более всего напоминали Гермионе дуэли.
Чем было ближе к концу экзаменов и к третьему туру, тем серьезней становились оба мужчины. Они даже перестали спорить друг с другом. Дуэли становились все сложнее. Снейп заставлял Гермиону участвовать в них наравне с собой. Гарри доставалось вдвойне. Но он вовсе не жаловался.
За три дня до третьего тура Гермиону вызвал к себе Дамблдор. Передав через Добби записку Гарри, чтобы он не искал ее, она отправилась в кабинет директора. Если честно, то она не совсем понимала, почему тот вызвал только ее. Она даже подумала, что он снова начнет отговаривать, менять историю. Хотя, по ее мнению, было уже довольно поздно это затевать.
- Я знаю, что ты думаешь, что я самоустранился и не принимаю участия в вашей афере, – сказал Дамблдор, когда она села.
- Вы называете аферой попытку помешать Волдеморту возродиться? – сухо поинтересовалась Гермиона.
- Возможно, я не так выразился. Не придирайся к словам, – вздохнул он. – Тебе не стоило учиться язвительности у Северуса.
Девушка смутилась. Она даже не почувствовала, что язвит директору. «Правильно говорит Гарри, – подумала она, – с кем поведешься».
- Я вовсе не хотела язвить, – сказала она. – Просто меня очень волнует вся эта история и настораживает тот факт, что вы ничего не говорите.
- Я все это время старательно отвлекал внимание Крауча на себя, – объяснился директор. – Думаешь, это случайность, что он ни разу не встал на вашем пути? Так знай, он мне пропел все уши о том, что ты – оборотень, Пожиратель смерти или что тебя просто-напросто держит под «Империо» Снейп. Он рвался с тобой побеседовать и грозился напоить веритасерумом. Я еле нашел другие занятия для него.
- Чем же вы его отвлекали? – спросила потрясенная Гермиона.
Она только теперь поняла, что с момента появления в 95 практически не сталкивалась с Грюмом. И почему это ее не удивляло, она не знала.
- Он у меня патрулировал Хогсмид все выходные и следил за Драко Малфоем и его компанией. А так же следил за Игорем Каркаровым. Бедный директор Дурмстранга, небось, теперь заикается. Зато он тоже перестал докучать Северусу и позволил тому заниматься с Гарри. Кстати, как они,… не ссорились?
Этот вопрос застал Гермиону врасплох. Но она кивнула отрицательно головой, когда справилась с удивлением.
- Это очень здорово. Я давно мечтал, чтобы они подружились. Гарри удивительно напоминает Северуса. Ты не находишь?
- Пожалуй, да, – согласилась Гермиона. – По крайней мере, он больше похож на него, чем на Джеймса, и меня это радует.
- Гарри больше похож на Лили. Но ты не можешь это оценить. Ты с ней мало общалась. Она слишком много времени провела в больничном крыле. А Джеймс... Если бы ты пошла в Гриффиндор, то он бы так с тобой не разговаривал.
- Дело не в Гриффиндоре, а в Северусе. Он все время говорил, что я ему не пара.
- Он его ревновал к Лили, хотя и совершенно напрасно. Лили для Северуса была сестрой и не более. В общем-то, когда ты появилась, то Джеймс стал помягче с ним.
- Я думала, что это влияние Лили, – сказала Гермиона.
Они оба вздохнули, уносясь в воспоминаниях к тому времени.
~~~~~~~
- Не будем ворошить прошлое, – сказал Дамблдор. – У нас здесь полно неотложных дел. Могу кое в чем перед тобой отчитаться. Мы закончили разработку сюрпризов лабиринта. Там нет ничего смертельного, разве что соплохвосты Хагрида. Их можно обездвижить, если вынудить подняться на задние лапы и целиться в брюхо. Еще могут вызвать сложность зыбучие пески. Если попасть в них, то надо воспользоваться вывинчивающим заклинанием. Если ты его не знаешь, спроси Северуса.
Гермиона смотрела на него в удивлении. Дамблдор рассказывал ей о ловушках лабиринта, прекрасно осознавая, что она поделится информацией с Гарри. По-видимому, он считал эти мысли с ее лица, потому что сказал:
- Ты думаешь, что я поступаю не честно, рассказывая о сюрпризах. Ну, во-первых, я же не знаю, с чем конкретно столкнется Гарри. А во-вторых, если бы речь шла только о третьем туре, я бы не стал этого делать. Но речь идет не о нем. Мы не можем предугадать, что будет, если не Гарри очутится на кладбище. Возможно, увидев только чужого, Волдеморт аппаририрует вместе с Питером и возродится как-нибудь по-другому.
- Он рассматривал этот вариант. Петтигрю усиленно предлагал хозяину заменить Гарри любым, более доступным врагом, – сказала Гермиона.
- Вот видишь! – воскликнул директор. – А еще существует пророчество.
- Ой, не начинайте! – прервала его Гермиона. – Оно не настоящее.
- Откуда ты знаешь? – нахмурился он. – Ты уже достаточно поменяла историю. В этот раз оно может быть настоящим. Я вот, например, верю ему больше, чем второму.
- Ладно, не будем о пророчествах. Поживем-увидим, – сказала она.
Ей тоже не хотелось верить во второе пророчество Трелони, в котором она предрекала, что Волдеморт возродится.
- Вы говорили о лабиринте, – напомнила она. – Что там будет еще?
- Еще?.. Боггарты, болотники, пикси, чертики…. Из чар будут чары иллюзии. Либо стена вместо прохода, либо перевертыш – место, где пол становится потолком. Они отливают слабым серебристым свечением и их просто надо игнорировать, продолжая путь. Могут быть преграды, которые лучше всего подвинуть заклинанием «Вингардиум левиоссо», а не взрывать. У самого кубка будет сфинкс, задающий загадки. Я, к сожалению, не могу предугадать, что он задаст.
Дамблдор замолчал, теребя бороду.
- Я становлюсь старым, – вздохнул он. – Мне страшно. Хотел бы я присутствовать на кладбище. Но это вызовет панику в Хогвартсе. К тому же тут будет масса гостей, среди которых имеются и бывшие Пожиратели смерти. Я могу не дать им присоединиться к Волдеморту.
Он опять смолк на минуту.
- Кстати, вчера подтвердились твои слова насчет Крауча. Мы обсуждали, кто понесет кубок в лабиринт. Я предложил Минерву, а он настоял на собственной кандидатуре, заявив, что не верит никому в таком деле. Он даже унес его в свои апартаменты, якобы охранять.
- Он будет патрулировать лабиринт снаружи в день тура? – поинтересовалась Гермиона, прекрасно зная ответ.
- Собирается, – лукаво улыбнулся Дамблдор. – Но мы с Минервой решили, что у него разболится нога или откроется старая рана на предплечье. Так, по крайней мере, мы решили сказать другим судьям.
- Вы рассказали все профессору МакГонагалл?
- Да, конечно. Я доверяю Минерве. А ты?
- Я тоже. Полностью и безоговорочно.
- Мне это немного странно, – сказал он. – Ты не расскажешь, почему?
- Пожалуй, – согласилась Гермиона. – Это доверие относится к последним дням моей жизни в прошлой реальности. Мы с ней многое испытали. И, только не сердитесь, но именно ее маховик времени отправил меня сюда.
- Я так и думал, – сказал Дамблдор удовлетворенно. – Когда ты появилась тут в образе Мион, у Минервы случился пожар. Сгорел ее старый, золотой кулон. Причем дотла. Очень странное событие. Особенно если учесть, что золото само собой не загорается. Это и был маховик времени. Не так ли?
Гермиона кивнула утвердительно. Директор вздохнул с явным облегчением и сказал:
- Замечательно. А то я все боялся, что буду потом испытывать дежа вю.
- А вы его сейчас испытываете? – поинтересовалась девушка.
- Иногда, – был ответ.
Они опять вздохнули одновременно.
~~~~~~~
- Между прочим, я позвал тебя не столько для того, чтобы выбалтывать секреты о лабиринте. У меня для тебя есть приятный сюрприз, – разорвал молчание Дамблдор.
Гермиона удивленно вскинула брови.
- Я недавно был в Министерстве магии и привез оттуда вот эту бумагу, – продолжил он, лукаво улыбаясь и протягивая ей свиток.
Гермиона задохнулась, увидев его. Она моментально узнала свидетельство об окончании Хогвартса. Она развернула его дрожащими руками. Там изумрудными чернилами было написано, что Гермиона Грейнджер – дипломированный маг и приводились результаты экзаменов ЖАБА, которые она получила в прошлом.
- Как это вам удалось? – спросила она.
- Мне пришлось предоставить комиссии омут памяти с воспоминанием Минервы и моими собственными, а так же других членов той экзаменационной комиссии, а еще твою нынешнюю фотографию, – улыбнулся Дамблдор. – Ты довольна?
- Естественно! – воскликнула Гермиона.
- Думаю, пора тебе оповестить обо всем родителей.
Гермиона посмотрела на него так, будто он сморозил глупость. «Боже мой, – подумала она, – как могло случиться такое, что я забыла о своих родителях? Ведь они в этой реальности пока живы и здоровы. Неужели я настолько смирилась с их потерей?»
- Господи, – сказала она вслух. – Как же я расскажу им обо всем, что произошло? Они же будут в настоящем шоке. Представляете, уезжала четырнадцатилетняя девочка, а вернулась совершеннолетняя девушка.
- Пожалуй, мне следует им тоже написать. Обработаю письмо магией, чтобы восприняли все адекватней. Они же у тебя маглы, – сказал директор.
Это немного успокоило разволновавшуюся ни на шутку Гермиону.
- Этот диплом, – вернулся Дамблдор к свитку, – дает тебе право учиться дальше. Как один из вариантов я предлагаю тебе заочный факультет при Хогвартсе, по окончании которого ты можешь получить степень бакалавра. Надо только выбрать направление: чары, зелья, ЗОТИ или трансфигурацию. В зависимости от направления, у тебя будет формироваться список литературы и обязательных лекций.
Девушка вновь воззрилась удивленно. Она никогда не слышала о существовании в Хогвартсе подобного факультета, хотя и выучила «Историю Хогвартса» наизусть. И снова Дамблдор прочел все по ее лицу.
- Вижу, ты удивлена. – Сказал он. – Ты наверняка не слышала о заочном факультете. Просто это не афишируется. Сейчас, например, в Хогвартсе всего два студента-заочника. А в будущем году будет с тобой трое. Лекции у них проводятся в вечернее время или на каникулах. А сессии они сдают летом, когда нет учеников.
Он замолк на секунду, потом спросил:
- Ну что скажешь, Гермиона? Ты будешь учиться здесь или уедешь куда-нибудь?
Гермиона посмотрела на него с укором и сказала:
- Зачем спрашивать, зная ответ?.. Естественно, я хочу учиться в Хогвартсе. Только я не могу так сразу сказать вам направление.
- Я и не требую. – Пожал Дамблдор плечами. – До августа, когда надо подать заявку на вступительный экзамен по профилирующему предмету, уйма времени. Ты можешь все хорошо обдумать и посоветоваться. Тебе вообще будет проще других заочников, так как я не собираюсь тебя увольнять с должности, которую ты занимаешь, и выгонять из комнаты, где ты живешь.
- Я мало благодарила вас за заботу. – Сказала растроганная Гермиона. – Просто у меня нет слов благодарности. Они переполняют меня.
- Я всегда жил по принципам, что в Хогвартсе получает защиту каждый, кто в ней нуждается. Ты, Гермиона, нуждалась в ней и в восьмидесятом, и сейчас. И еще… мне вовсе не нужна твоя благодарность.
- И все равно, спасибо.
Дамблдор нетерпеливо отмахнулся и отпустил ее.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:37 | Сообщение # 26
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 24. Последние приготовления.

Выйдя из кабинета Дамблдора, Гермиона направилась искать Гарри. Тот отыскался только в гриффиндорской гостиной. В отсутствии подруги он занимался тем, что натаскивал к ЗОТИ своих однокурсников. Девушка невольно вспомнила, что у него есть талант преподавателя.
В прошлой реальности, когда он на пятом курсе вел занятия Отряда Дамблдора, все его ученики научились очень сложным заклинаниям. Вот и сейчас Парвати с легкостью овладела разоружающими чарами, которые, как помнила Гермиона, ей не давались ни в какую на четвертом курсе, но входили в экзамен. А Невилл довольно уверенно накладывал «Ступефай».
- Когда ты закончишь Хогвартс, подумай о роли профессора ЗОТИ. Уверена, к тому времени это место будет вакантно, – сказала Гермиона Поттеру, когда тот заметил ее.
- До этого еще и дожить надо, – скорчил тот рожу. – А вообще-то я подумывал о профессии мракоборца. Грюм сказал, что я вполне с ней справлюсь.
- Неужели тебе не надоест убивать злодеев? Мне кажется, ты уже и так превысил лимит подвигов, – усмехнулась она.
- А я слыхал, что должность профессора ЗОТИ проклята, – встрял в разговор Рон.
- Что за глупости?! – нахмурилась Гермиона. – Никто не может проклясть преподавательское место в Хогвартсе. Это даже Волдеморту не под силу.
- Не называй ты его по имени, – поморщился рыжий. – Насчет того, что это глупость, ничего подобного. Посуди сама. Мы учимся четвертый год, а на этой должности четвертый преподаватель. Причем Грюм тоже предупредил, что уйдет. Чарли говорит, что и у него сменялись преподаватели ежегодно. Это странно и похоже на проклятие.
- Это стечение обстоятельств, – отмахнулась Гермиона. – Тот же Квирелл пробыл преподавателем два года, до того, как спутался с монстром.
- Хватит спорить о глупостях, – прервал их Гарри. – Я тоже не вижу проклятия. Будь это проклятие, то все преподаватели с этой должности не уходили бы, а умирали, как Квирелл. Но я все равно пока не мечтаю быть педагогом. Как говорит Снейп, учить посредственностей – каторжный труд.
- Ты помешался на зельеваре, – хмыкнул Рон. – Вот это действительно странно. Не приворожил ли он тебя?
- Рон, когда ты научишься думать, перед тем как раскрывать рот? – возмутился Гарри. – То, что ты сказал, не смешно и не остроумно. Это унижает и меня, и профессора.
- Меня, знаешь ли, тоже, – сказала Гермиона.
Рон закатил глаза. А бывшие одноклассницы уставились на нее с интересом. Но ей было все равно. В конце концов, она не собиралась всю жизнь прятаться от всех или тайком встречаться с Северусом.
- Я вообще-то искала тебя. Хочу поговорить,– сказала Гермиона, обращаясь к Гарри. – Но если ты не закончил с ребятами, я подожду.
- С ними можно заниматься бесконечно, – отмахнулся Гарри. – У меня нет на это времени. Я согласился, пока ждал тебя.
- Ну и великолепно, – улыбнулась она. – Пошли отсюда.
- Ты совсем загордилась, – хмыкнула подслушивающая Парвати. – Уже не можешь посидеть спокойно в гостиной Гриффиндора.
- Ничего подобного. Просто мне некогда тут сидеть. Я, между прочим, работаю, – сказала ей Гермиона.
И пока все остальные не накинулись на нее с дальнейшими, глупыми расспросами, она пошла к выходу. Гарри последовал следом.
~~~~~~~
Едва за Полной Дамой закрылся проход, Гермиона щелкнула пальцами, вызывая Добби.
- Будь добр, передай профессору Снейпу, что мы ждем его в комнате по требованию. Есть разговор, – сказала она домовику.
Добби как всегда низко поклонился и мгновенно исчез.
- Смотрю, ты совершенно спокойно командуешь эльфом. А помнишь свои значки в защиту их свобод? – усмехаясь, спросил Гарри.
- Не напоминай мне о детских глупостях, – отмахнулась от него Гермиона. – Им эта свобода до лампочки. К тому же есть более важные цели, чем освобождать этих ушастых. Да и вообще, я выбрала неправильные подходы. Нельзя навязывать свободу. Тогда это уже не свобода, а принуждение.
- Вот это правильно. Лучше начать с того, что воздействовать на волшебников, чтобы они не обращались с домовиками, как Малфои с Добби. Издать какие-нибудь законы, запрещающие издевательства. Ну и подобное.
Гермиона с удивлением посмотрела на друга. Она никак не могла привыкнуть, что Поттер стал таким взрослым и рассудительным.
- Я что-то не так сказал? – поднял брови Гарри, копируя жест Северуса.
- Нет. Все нормально, – отмахнулась она.
Далее они шли молча. Когда они подошли к портрету Варнавы Вздрюченного, Снейп уже ждал их в коридоре. Завидев их приближение, он открыл потайную комнату.
- Ну что тебе сказал Альбус? – поинтересовался Северус, когда все уселись.
Гермиона рассказала им о предполагаемых ловушках лабиринта.
- Я так и думал, что он не удержится, – усмехнулся Северус, когда она закончила.
Он повернулся к Гарри и спросил его:
- Ну что скажешь, Поттер, ты готов ко всем испытаниям?
- Похоже на то, – пожал тот плечами. – Единственной загвоздкой может оказаться, как и предполагал директор, зыбучий песок. Я не знаю никакого вывинчивающего заклинания.
- Это не проблема, – отмахнулся зельевар. – Оно довольно простое. Надо произнести «Экстрактор» и сделать палочкой движение по часовой стрелке. Давай, прямо сейчас попробуем. Я только кое-что подготовлю.
Не дожидаясь согласия парня, Снейп встал с кресла и, выйдя на середину комнаты, очертил круг. Он долго делал какие-то таинственные пассы. Затем повернулся к Гарри и сказал:
- Готово. Вот тебе ловушка с зыбучим песком.
Гарри недоуменно мялся у края круга. На первый взгляд внутри линии ничего не изменилось. Там как был паркетный пол, так и остался. Северус усмехнулся и сказал ехидно:
- А ты думал, что просто увидишь в лабиринте полосу песка? Это было бы слишком просто. Даже Крэбб и Гойл не сунутся в такую ловушку. Весь фокус именно в том, что все будет выглядеть как прежде. Но вот встань в центр и ты почувствуешь.
Гарри вздохнул и сделал, что ему велели. Едва он оказался посреди круга, как пол под его ногами поехал вниз, превращаясь в песок, который довольно резво стал его затягивать.
- Старайся не паниковать, не дергаться и держи палочку над головою. И еще, действуй быстрее. Чем больше тебя засосет, тем более мощное потребуется заклинание и тем неприятней будет потом, – посоветовал Снейп.
- ЭКСТРАКТОР! – сказал Гарри, когда его ноги скрылись в песке по колено, и сделал необходимое движение палочки.
В ту же секунду его завращало, словно волчок, песок из воронки полетел в разные стороны. Когда из песка высунулись носки ног, то Гарри заскользил над кругом, продолжая вращаться. Вращение прекратилось, когда его вынесло за пределы опасной зоны.
- Лучше бы мне эта гадость не попадалась, – сказал Гарри, тряся головою. – А то у меня теперь голова идет кругом.
- Нежности телячьи, – хмыкнул Северус. – Можешь больше не повторять. Я и так вижу, что все получилось. Отдохни пять минут, и повторим все выученные тобой заклинания. Мион, приготовься нападать на нашего друга. Сегодня у нас генеральная репетиция.
Последующие четыре часа они провели сражаясь. Когда они покидали выручай-комнату, то даже Северус казался утомленным. Зато он сказал, что Гарри великолепно подготовился.
~~~~~~~
Накануне третьего тура бывшие одноклассники Гермионы сдавали «Историю магии». Как и в памяти Гермионы, Гарри хотел идти на экзамен, чтобы поддержать Рона. Гермиона отправилась с ними. Когда они подходили к двери, Поттера окликнул Колин Криви.
- Гарри, куда это ты собрался? – спросил хогвартский папарацци. – Тебе надо срочно к Большому залу.
- Ты не знаешь, в чем там дело? – спросил его Поттер.
- К тебе, как и к другим чемпионам, приехали родственники. Их пригласил Дамблдор, чтобы они поддержали тебя перед третьим туром.
- Родственники? Ты что-то путаешь. Мои родственники ни за что не переступят двери магической школы. Они маглы и ненавидят волшебников.
- Я сам видел каких-то людей, которые и просили позвать тебя, – пожал плечами Колин.
- Неужели ко мне пожаловали Дурсли? – спросил изумленный Гарри.
- Не думаю, – загадочно улыбнулась Гермиона.
Она вспомнила, что в прошлый раз его ждали Уизли, которые всегда относились к Поттеру, как к родному сыну. Видимо, сейчас история повторялась.
- Ты же пойдешь со мною? – спросил ее Гарри.
Она только кивнула. Если честно, то ей не особо хотелось видеть Молли. Она хорошо помнила, как прохладно встречала ее женщина в прошлый раз. Да и после пятого курса, когда Гермиона проводила лето на площади Гриммо, у нее были довольно натянутые отношения с матерью Рона. Чем было вызвано это, девушка не знала. Сейчас она могла предположить, что та либо была недовольна, что сын крутится возле Гермионы, либо наоборот считала, что Гермиона слишком нерешительно ведет себя с Роном.
Пока она раздумывала на эти темы, Гарри, не дождавшись ответа, просто взял ее под локоть и повел к Большому залу. Он все еще был удивлен тем, что к нему кто-то приехал. Только когда он увидел семейство Уизли, на его лице расплылась улыбка. Гермиона высвободила руку и отошла от парня на пару шагов. Как оказалось, вовремя, потому что его схватила в охапку миссис Уизли.
- Гарри, мой мальчик. Дай хоть поглядеть на тебя, – проворковала она, прижимая Поттера к своей пышной груди.
Тот совершенно смутился и даже попытался мягко вырваться из объятий.
- Спасибо вам большое за заботу. А я-то недоумевал, что за родственники приехали меня поддержать, – сказал он, наконец, высвобождаясь.
- Как же мы могли не сделать этого? – сказал Артур, тряся руку парня и улыбаясь во все тридцать два зуба. – Для нас с Молли ты как седьмой сын.
Гарри еще больше засмущался и покраснел.
- Ты устроишь нам экскурсию по школе? – спросил Билл, явно для того, чтобы перевести разговор на другую тему и дать Гарри возможность успокоиться. – Я так давно тут не был, что все смазалось.
- С удовольствием, – с явным облегчением ответил тот.
Он повернулся к девушке и спросил ее:
- Гермиона, ты с нами?
- Гермиона? – наконец, обратила на нее внимание Молли.
Девушка невольно съежилась под ее взглядом. Но на сей раз, мама Рона не была так холодна. В ее глазах было участие.
- Ох, дорогая, – сказала она Гермионе. – Ты прекрасно выглядишь. Ты ведь не переживаешь, что повзрослела?
- Нет. Что вы, – сказала девушка. – Мне это даже нравится.
- Ну и правильно, – улыбнулась женщина. – В каждом возрасте есть свои плюсы.
- Тебя же не заставили учиться с малолетками? – озабоченно спросил Билл.
- Нет. Не заставили. Я же окончила Хогвартс в прошлом. А недавно Дамблдор вручил мне диплом уже здесь, на имя Гермионы Грейнджер.
- Что же ты молчала?! – воскликнул Гарри. – Поздравляю.
- Мы, естественно, тоже, – сказали хором Уизли.
~~~~~~~
В этот момент в зал ворвался ликующий Рон, увидел родителей и заорал:
- А что вы тут делаете?
- Приехали поддержать Гарри, – ответила Молли.
Гермиона снова ощутила что-то близкое к дежа вю. Потому что с появлением Рона сцена в Большом зале стала напоминать ей ту, которую она помнила. Впечатление усилилось, когда к ним подошли Диггори.
- Гарри, не возражаешь, если я представлю тебя родителям? – спросил Седрик.
- Конечно, нет, – смутился тот.
Он пожал руку Амосу, галантно поклонился его жене и сказал:
- Приятно познакомиться. Гарри Поттер.
- Ну что, вы снова с моим сыном соперники, как в прошлом году? – спросил Амос.
- Вроде того, – пожал плечами смущенный Гарри.
- Седрик, не подведи нас, сынок! Как приятно будет похвастаться перед внуками, что одержал очередную победу над самим Гарри Поттером, «Мальчиком который выжил».
- Папа, я еще не победил, – смутился Диггори. – А той победой мне и вовсе хвастаться не пристало. Гарри сорвался с метлы из-за дементоров.
- Ты просто скромный, мой мальчик. Он сорвался, ты не сорвался, а, следовательно, ты лучше летаешь, – укорил его отец. – Ведь так, Гарри?
- Наверное, – безразлично пожал плечами Поттер. – Но вы не думайте, что я спасую перед чем-нибудь в лабиринте. Там не будет дементоров, и я хорошо подготовился.
- Увидим-увидим, – усмехнулся мужчина.
Он обнял Седрика за плечи и, гордый им, пошагал дальше по залу.
- Лучше пусть испытает разочарование от проигрыша, чем горе от смерти сына, – буркнула тихо Гермиона, глядя вслед.
- Вот уж точно, – поддакнул Гарри, который стоял рядом и слышал.
- Слава Мерлину, свалили, – вздохнул Рон с облегчением. – Только присутствие старших позволило мне сдержаться и не дать в нос этому индюку Седрику. Ты должен его обставить, дружище. Ты должен первый прийти к кубку.
- Можешь не сомневаться, Рон. Я сделаю все возможное и невозможное, но дотронусь до кубка первым, – сказал с пафосом Гарри. – Ради этого я могу даже повзрывать стенки лабиринта, и дойти до него напролом.
- Вообще-то, это запрещено правилами, – усмехнулся Билл. – Но я тоже считаю, что лучше нарушить их, чем отдать кубок хаффлпафцу или дурмстрангцу. Про француженку я вообще молчу, хотя она и чертовски красивая.
- Так мы пойдем на экскурсию по школе или не пойдем? – нетерпеливо спросил Артур. – Я, признаться, испытываю чувство ностальгии. Хочется пройтись по всем памятным местам молодости. Эх, золотое было времечко!
- Да… – мечтательно протянула Молли. – Ночные прогулки, попытка спрятаться от завхоза, не вовремя сданные эссе, поцелуи в классе…. Романтика.
- Мама! – воскликнул Рон изумленно. – И ты тоже все это делала?!
- А что, я не человек что ли? – засмеялась женщина и первой пошла из Большого зала.
Следующие несколько часов компания бродила по Хогвартсу, слушая рассказы старших о славных школьных годах. Эта прогулка полностью повторяла ту, что помнила Гермиона.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:38 | Сообщение # 27
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 25. Третий тур.

Третий тур был назначен на двадцать четвертое июня. В отличие от воспоминаний, хранившихся в голове у Гермионы, он начинался спустя час после обеда. Естественно, что она не стала обедать у себя в комнате, а отправилась в Большой зал. Ей хотелось поддержать Гарри хоть как-то. Когда во время еды он получил от Сириуса отпечаток собачьей лапы, то она некстати вспомнила, что в прошлый раз после этого приятного известия прибыли газеты с последней статьей Риты, в которой она обзывала Поттера буйно помешанным.
На сей раз, вездесущая журналистка сидела в стеклянной банке, но девушка все равно ждала какого-нибудь подвоха. Но пока ничего не происходило. По крайней мере, газет не было. Обрадована этим, Гермиона позволила себе немного расслабиться. Как оказалось, немного преждевременно. Едва они вышли из Большого зала, как к ним приблизился Драко Малфой в сопровождение своего папочки.
- Поттер, ты заказал себе уже белые тапочки? – поинтересовался слизеринец. – Бьюсь об заклад, ты не выйдешь живым из лабиринта.
Гарри смерил его презрительным взглядом.
- Что ставишь? – осведомился он учтиво. – Так как я ничего не имею, то могу поставить свою «Молнию», что вернусь живым и невредимым и еще надеру тебе задницу.
- Он может поставить замок, юный Поттер. А я обязуюсь оплатить твои похороны, – надменно протянул Люциус.
- Идет, – сказал Гарри. – Значит, если я принесу кубок, вы подарите свое родовое гнездышко, а если умру, то оплатите похороны, а ваш сынок заберет мою метлу.
- Только ты не выйдешь из лабиринта. Предупреждаю.
- Выйду, даже если вы там спрятали Волдеморта.
- Ах, ты, щенок! Да как ты смеешь так со мной разговаривать, – почему-то взорвался старший Малфой. Он тут же успокоился и добавил почти скучающим тоном. – Хотя, что с тебя взять, припадочный.
Гермиона видела, что Гарри тоже рассердился. Она невольно напряглась. Она хорошо помнила, каким бывал ее друг вспыльчивым, когда его выводили из себя. Теперь она была уверена, что Гарри выхватит палочку и заколдует Малфоя. Но тот, к ее изумлению, прищурился, недобро ухмыльнулся и сказал:
- Готовьтесь к переезду, мистер Малфой. Все слышали, как вы пообещали мне замок в случае победы. Не исполнить будет равносильно бесчестию.
- Ты еще поплатишься за такие дерзкие речи, мальчишка. Скоро будет и на моей улице праздник, – зашипел Люциус.
- Думаю, что не скоро, – раздался громовой голос.
Гермиона повернулась на него: из дверей зала к ним, клацая протезом, приближался Грюм. «верней Крауч в его облике», – поправила она себя.
- Если ты будешь и дальше угрожать Гарри Поттеру, то я приложу все усилия, чтобы засадить тебя в Азкабан, Люциус. Поверь, у меня на тебя такой компромат имеется, что никакие связи не помогут, – глядя на Малфоя с ненависть, пророкотал лже-мракоборец.
- Я почтенный гражданин. На что вы намекаете? – возмутился Люциус.
- Не намекаю, а говорю прямо. Ты изворотливый уж, но и на тебя найдется управа.
- Господа, давайте не ссориться в такой праздничный день, – раздался голос Дамблдора.
Он как раз выходил из дверей Большого зала в сопровождении высокого, чернокожего мужчины, в котором Гермиона узнала Кингсли Бруствера. Под их взглядами надутый Люциус Малфой сдулся, как воздушный шарик. Он буркнул что-то извиняющееся и пошел прочь по коридору, волоча за собой понурившегося Драко.
- Аластор, дружище, ты все так же пристаешь к этому белобрысому? – спросил Бруствер у Лже-Грюма.
- Не люблю я его, – пробасил тот.
Гермиона явственно увидела, как забегал его здоровый глаз, растерянно разглядывая говорящего.
- Да знаю я, знаю, – весело сказал Кингсли. – Кстати, давно не виделись. Может, тяпнем по стаканчику за встречу? До начала еще час. Поговорим о совместных рейдах. Помнишь, как брали Розье? Ну что ты молчишь,… пойдем, а?
- Да некогда мне. Сегодня такой день. Нужна повышенная бдительность. Мы лучше потом, – стал мямлить Крауч.
Он дергался все сильнее. Гермионе стало понятно, почему. Крауч явно не знал, с кем разговаривает. Он видел впервые в жизни Бруствера.
- Иди, Аластор. Потрафь Кингсли. Он мне все уши прожужжал вашей совместной вылазкой, – улыбаясь улыбкой идиота, сказал Краучу Дамблдор.
- Нет, Альбус, нынче не до веселья, – отказался Крауч.
- Ладно. Забей, – легко отстал Бруствер. – Ты прав, выпить мы сможем и после турнира. А пока пойдем, посмотрим на лабиринт.
И не слушая возражений, он схватил Лже-Грюма за руку и потянул за собой прочь от Большого зала. Оставшаяся компания проводила их взглядами.
- Вот голова садовая. Я ведь забыл представить его вам, – сказал директор. – Это один из опытных боевых магов. Мой старый товарищ, Кингсли Бруствер. Был со мной и Аластором в Ордене Феникса. Они даже дружили.
Говоря все это, Дамблдор смотрел исключительно на Гермиону. Девушка поняла, что он пытается ей сказать, что вызвал своего друга в Хогвартс для того, чтобы тот присмотрел за Краучем. Она понимающе подмигнула директору и сказала:
- Это здорово, когда старые друзья вместе. Надеюсь, мистер Бруствер, как старый друг, поможет дежурить профессору Грюму.
- Ой, он такой приставучий, что наверняка не оставит бедного Аластора ни на минуту, – притворно вздыхая, ответил Дамблдор. Затем он повернулся к Поттеру и сказал:
- Иди, Гарри, переодевайся. Все участники уже в шатре на квиддичном поле. Удачи тебе, мой мальчик. Я верю в тебя.
- Спасибо, – сглотнул тот, явно волнуясь.
Он помахал друзьям и тоже пошел прочь от Большого зала. Вскоре к нему подошел Северус и стал что-то говорить. Гермиона хотела пойти за ними, но ее удержало то, что она стояла в компании Рона, который тоже, чуть было, не рванулся за другом. Ей пришлось придержать Уизли. Увидев это, Дамблдор подмигнул ей и спросил, обращаясь к парню:
- Кстати, Рон, где ты потерял свою семью?
Рон еле оторвал взгляд от пустого коридора и ответил:
- Они остались в гриффиндорской гостиной.
- Ну, теперь-то они уже пошли к полю, наверно. Пойдем и мы туда. Лучше занять места заранее. Сегодня в Хогвартсе полно гостей. Заодно и меня проводите, – предложил директор.
Рон вздохнул, понимая, что отказываться неудобно. Гермиона же вздохнула от облегчения.
~~~~~~~
Снейп наблюдал за сценой в коридоре с самого начала. Он просто был под чарами хамелеона. Когда же Дамблдор отпустил Поттера, он снял их, делая вид, что вывернул из-за поворота. Вместо приветствия он поинтересовался:
- Как настроение? В штаны не наложил?
- А вы? – ехидно осведомился юный нахал.
- Ценю, – ухмыльнулся Северус, решив не заводиться.
Когда они завернули за угол, он спросил Гарри, переводя разговор на серьезный лад:
- Ты прихватил отцовскую мантию?
- А как же! – хлопнул по карману брюк Поттер.
- На, вот еще это, – протянул Северус ему браслет и ответил на немой вопрос: – Это портал до Хогвартса. Дамблдор несколько дней варганил такой незаметный. А то вдруг приспичит, а кубок будет недоступен.
- А что, кубок – точно портал? – поинтересовался тихо Гарри.
- Абсолютно. Я проверил его сегодня с утра, – подтвердил мужчина.
- Предатель ничего не заметил?
В голосе парня проскочила тревога, хотя он явно старался скрыть ее. Северус оценил это и решил расслабить его шуткой, сказав с ухмылкой:
- Его в это время отвлекал директор лимонными дольками.
Он видел, что Гарри расслабился и улыбнулся, но это не помешало ему задать новый вопрос:
- Этот человек… Пожиратель смерти больше не опасен?
- Не думай о нем, – успокоил его Снейп. Поколебавшись с минуту, он добавил: – Видел этого мракоборца Бруствера?.. Так вот, он специально приставлен к нему.
Глаза Поттера вылезли из орбит при последних словах.
- Не может быть! – сказал он. – Он такой классный.
- Хорошо играет роль. Даже Дамблдор не раскусил его. – Отмахнулся мужчина.
- А кто же? – спросил Гарри и сам ответил: – Впрочем, не надо. Это наверняка Гермиона. Она мастер отгадывать загадки. Только вот как, не пойму.
- Она сопоставила факты. Помнишь, ты говорил ей, что видел в моем кабинете Барти Крауча? Так вот, в это время у меня был Грюм.
- Барти Крауч? Судья турнира и какой-то там министерский начальник?
- Нет. Не он, а его сын, полный тезка, – отмахнулся Северус и прервал дальнейшие расспросы, сказав: – Слушай, это длинная история. Тебе сейчас не до нее.
За разговорами они дошли до выхода из Хогвартса, и Снейп снова наложил на себя чары невидимости. «Жаль, что даже в таком виде я не могу войти в лабиринт. Я буду виден в лабиринте все равно», – в который раз пожалел Северус. Он хотел быть все время поближе к Поттеру, что запрещалось правилами турнира.
~~~~~~~
Квиддичные трибуны были переполнены. Впрочем, Гермионе и Рону достались места недалеко от Дамблдора. Это были отменные места, но с них так просто не смоешься. Девушка уже не раз подумала, что это было продумано директором заранее. Она бы не удивилась, узнав, что Северус в этом замешан. Гермиона оглядела трибуны и поле в наколдованный бинокль, но нигде не обнаружила мужчину. Тогда она стала рассматривать других людей и всю обстановку, сравнивая с воспоминанием.
Дежурными, как и в прошлый раз, были МакГонагалл, Флитвик, Хагрид и Грюм. Только теперь рядом с последним тенью бродил Бруствер. Чемпионы сгрудились недалеко от Людо Бэгмана, которому было дано право распорядителя. Из изменений – над лабиринтом было натянуто что-то вроде экрана.
- Леди и Джентльмены, – раздался над стадионом усиленный волшебством голос Бегмана – Позвольте мне объявить начало третьего тура Турнира Волшебников. Напоминаю, на данный момент лидирует Гарри Поттер, школа Хогвартс, с девяносто баллами. Второе место – Седрик Диггори, тоже Хогвартс, восемьдесят семь баллов. Третье – Виктор Крам, школа Дурсмстранг, восемьдесят пять баллов и последнее место – Флер Делакур, школа Шамбатон, шестьдесят три балла. Но это ничего не значит. В третьем туре у всех равные шансы, так как им предстоит пройти лабиринт, в котором любой может заблудиться, не говоря о ловушках.
В лабиринт, как и в прошлый раз, заходили по распределившимся местам. Гарри пошел первый, Седрик вошел на этот раз только спустя две минуты. За ним последовали с такими же интервалами Виктор и Флер.
Едва девушка скрылась в лабиринте, как на таинственном экране, привлекшем внимание Гермионы, загорелась схема лабиринта, все его ловушки, а так же, как на «Карте Мародеров» появились точки, подписанные именами участников. Бэгман уселся в наколдованное кресло и стал комментировать.
Гермиона не слишком вслушивалась в его слова, следя за точкой, принадлежащей Гарри. Он заколдовал свою палочку таким образом, чтобы она указывала на север. Это было разумно, учитывая, что центр лабиринта находился на северо-западе. Пока он довольно резво продвигался по абсолютно пустому коридору.
- Ой, что это с мистером Грюмом? Он упал. Ему плохо? Может, позвать мадам Помфри? – вдруг оторвал Гермиону от наблюдения за точкой возглас Бэгмана.
- Не волнуйтесь, господа, – раздался спокойный голос Бруствера. – Старому вояке просто стало дурно. С ним так часто бывает. Особенно в июне. Я сам отнесу его в больничное крыло и помогу. Я кое-что смыслю в медицине, а мадам Помфри лучше остаться здесь.
Гермиона сделала вывод, что Кингсли что-то сделал с предателем. Она проследила, как он наколдовал носилки, прикрыв лже-профессора с головою. Сначала она не могла понять, зачем он так сделал. Потом вспомнила про оборотное зелье. Оно должно было закончить действие, так как последний час Крауч находился под неусыпным контролем и вряд ли принимал его.
- С ним все будет в порядке? – поинтересовалась она у Дамблдора.
- Не сомневайся, – сказал тот спокойно. – Кингсли – квалифицированный специалист.
Она вздохнула и снова уставилась на точку, подписанную «Гарри Поттер». Тот как раз обстреливал огненного краба «Риктусемпрой». «По-моему, в прошлый раз он с такой тварью не встречался, – подумала она. – Краб гораздо лучше, чем акромантул». Пока она думала, Гарри уже шел дальше.
~~~~~~~
С момента начала испытания прошло уже два часа. На пути Гарри по-прежнему почти не попадались препятствия. Другим участникам везло гораздо меньше. Гермиона поняла, что Грюм частично расчистил для него путь. Гарри уверенно приближался к заветной цели. Но он все еще был довольно далеко от кубка.
Гермиона решила ненадолго оставить его точку в покое и обратить внимание на других участников. Седрик в данный момент усиленно отбивался от чертиков, Крам воевал с дьявольскими силками. А Флер шла по абсолютно пустому коридору, как Гарри.
Гермиона уже собиралась вновь переключиться на Поттера, когда на пути француженки высветился зыбучий песок. Вспомнив, как Северус учил Гарри справляться с такими ловушками, девушка решила посмотреть, как с песком справится Делакур.
Флер зашла в самую середину ловушки и стремительно начала тонуть. Это происходило оттого, что она, вместо того чтобы произносить заклинание, стала дергаться и явно паниковать. На экране хорошо было видно ее беспорядочные движения.
Гермиона будто видела, как девушка все глубже уходит в песок, и даже стала ей сопереживать. Она видела, что Флер произнесла бесполезные в этом случае заклинания заморозки и вызова водяного потока. Но тут видимо песок перевалил какие-то допустимые для француженки пределы, и она выстрелила в небо снопом красных искр, означающих SOS.
- Из гонки за кубком выбывает Флер Делакур, чемпион школы Шамбатон. Она не справилась с зыбучими песками и послала вверх сигнал о помощи. Не волнуйтесь, ее уже вытаскивает Рубеус Хагрид. Мадам Помфри, будьте готовы. Она явно пережила шок, – прокомментировал Бэгман.
Гермиона не стала наблюдать, как появится Флер, а обратила свой взор на Гарри. Тот как раз встретился с боггартом. Это означало, что ее друг увидел как всегда дементора, и она посочувствовала ему. Она видела, как на табло высвечивается сначала заклинание Патронуса и только после этого «Риддикулус».
Еще спустя минут пятнадцать Гарри добрался до ловушки с чарами иллюзий. К сожалению, на экране не было видно, как она выглядит в натуре, но зато там отразилось, что Гарри прошел мимо, как ни в чем не бывало. Теперь он был довольно близко от цели и далеко впереди от других претендентов.
Но тут Гарри свернул не в тот коридор и забрел в явный тупик. Теперь ему предстояло вернуться довольно далеко назад. Был, конечно, и незаконный метод. Можно было взорвать стены лабиринта. Но, естественно, Гарри этого не стал делать.
Гермиона решила, что может снова оторваться ненадолго от слежки за ним, и обратилась к другим двум точкам. Седрик как раз замораживал пикси. Крам брел по коридору навстречу ему. «Видимо, он заблудился», – подумала Гермиона, так как Виктор шел совершенно не в ту сторону, где была цель. Точки Диггори и Крама соединились, и на экране высветилось «Круцио».
- Ничего себе! – воскликнул Бэгман. – Вот чему учат в Дурмстранге. Виктор Крам использовал непростительное заклинание на своем сопернике. Сейчас он будет дисквалифицирован. Профессор Флитвик, профессор МакГонагалл, будьте добры, выведите мистера Крама из лабиринта.
Пока он разглагольствовал, в лабиринте развивались события. Видимо Гарри услышал сквозь стену заклинание. Он как раз находился в момент его недалеко от Диггори и Крама. Последовала взрывное заклинание, а затем парализующее.
- Гарри Поттер нарушил правило: не взрывать стены, – прокомментировал Бэгман. – Однако он не будет наказан, так как пришел на помощь товарищу.
На экране тем временем высветились точки подписанные именами посланных преподавателей. Затем они пропали с него, а сами преподаватели появились за пределами лабиринта вместе с парализованным Крамом. С него сняли это заклинание.
- Он явно находится под заклятием «Империус», – раздался голос МакГонагалл. – Кто его наложил, я без понятия.
- Значит, с него снимается дисквалификация, – сказал Бэгман. – Но, к сожалению, он все равно выбыл из игры, так как не в состоянии продолжить. Теперь борьбу за кубок ведут только два чемпиона, Седрик Диггори и Гарри Поттер. Оба, как вы заметили, из Хогвартса. Это уже получается какое-то межфакультетское, а не межшкольное соревнование.
На экране тем временем поименованные парни разошлись в разные стороны коридора. Седрик тут же встретился с боггартом, а Гарри спустя минуты три с еще одним огненным крабом. Оба справились одновременно и двинулись дальше.
Спустя полчаса стало понятно, что Гарри гораздо правильней двигается к цели. На трибунах стали выкрикивать слова поддержки. Рон вообще вскочил со скамьи и стал размахивать руками, крича: «Давай, Гарри, давай!», будто друг его слышал. Только Гермиона сжала судорожно кулаки, и вся напряглась, а Дамблдор стал нервно крутить конец своей длинной бороды.
Спустя еще минут пять Гарри вышел на финишную прямую. Теперь его и кубок разделял только сфинкс. На экране загорелась довольно простенькая загадка про скорпиона. Гермиона, хоть и находившаяся почти в трансе, отметила про себя, что загадка совпала с той, из прошлой жизни. Она не знала, сколько разгадывал Гарри ее в прошлый раз, но сейчас ей показалось, что он сделал это мгновенно.
Наконец, Гарри подошел к кубку и замер. Гермиона хорошо понимала его. Краем сознания она отметила, что Рон опять вскочил со скамейки и закричал еще громче:
- Давай, Гарри! Не тяни!
Гарри будто услышал эти слова. Кубок и точка подписанная «Гарри Поттер» соединились.
- Гарри Поттер – чемпион Турнира Волшебников! – выкрикнул Бэгман. – Да здравствует Гарри Поттер, школа Хогвартс, Гриффиндор, четвертый курс!.. Минут через пять мы сможем лично приветствовать чемпиона.
Весь стадион взревел. В общей суматохе, наверно, только Гермиона заметила, как с экрана пропала точка, обозначающая ее друга. Она не выдержала и всхлипнула.
- Надо верить, девочка. Надо верить, – сказал Дамблдор, опуская на ее голову руку.

----------------------------------------------


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:40 | Сообщение # 28
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 26. Кладбище.

Гарри, действительно, долго не мог решиться взяться за кубок. Но нельзя было оттягивать бесконечно. Стены лабиринта хорошо доносили звуки ревущего стадиона. Среди криков были различимы и вопли одобрения. Гарри догадался, что зрители тем или иным способом знают, что он достиг цели.
Пасовать перед трудностями, да еще на глазах у публики, Гарри не привык. Поэтому он вздохнул и с мыслью: «может, все еще обойдется», взялся за кубок. Почти мгновенно он почувствовал характерный рывок в районе живота, означающий, что его уносит порталом.
Недаром ему летом не понравился этот способ передвижения. Как и тогда на матче, он упал с довольно большой высоты на землю. Гарри тяжело поднялся, чувствуя боль в коленках. Как и говорила Гермиона, вокруг расстилалось кладбище. На фоне догорающего заката оно выглядело очень зловеще.
И тут его шрам взорвался адской болью. Гарри с трудом удержался на ногах и повернулся в сторону, куда его тянула боль из шрама. К нему по кладбищу приближался невысокий человечек в черном плаще. «Это наверняка Хвост», – подумал Гарри, выставляя палочку.
Чем ближе подходил Петтигрю, тем сильнее у Гарри раскалывалась голова. Он буквально удерживал себя силой, чтобы не упасть на колени. Ему надо было подпустить противника на достаточно близкое расстояние, чтобы обездвижить. Убивать предателя было неразумно. Если все пойдет, как задумано, то пойманный Петтигрю станет билетом на свободу для крестного.
Сейчас Гарри волновали только три вещи: не упасть в обморок от боли, опередить Хвоста и найти Волдеморта. Когда Питер достиг максимального расстояния, на котором действовали заклинания, Гарри понял, что последней проблемы не существует. Хвост держал на руках небольшой сверток, будто нес младенца. Из свертка раздавались сердитые окрики голосом Волдеморта: «Торопись, придурок».
- ПЕТРИФИКУС ТОТАЛУС! – выкрикнул Гарри.
- КРУЦИО! – одновременно с ним выкрикнул Петтигрю.
Оба заклинания достигли своей цели. Если раньше Гарри думал, что страдает от боли, то теперь ему показалось, что кто-то расплавил его кости и заменил всю кровь бурлящим кипятком. Его будто выворачивало наизнанку, плющило и разрывало. Не выдержав такой пытки, Гарри рухнул на землю и завыл раненым зверем.
Несмотря на все это, краем сознания он увидел, что Хвост тоже шмякнулся об землю. Он сделал это столь неудачно, что почти придавил странного младенца. Из свертка блеснул луч заклинания. Питера подбросило в воздух. Он снова упал вниз с довольно большим треском. Зато сверток стал свободен от его тела.
- Чертов поганец! – услышал Гарри голос Волдеморта.
В него полетело еще одно пыточное заклинание. Только огромным усилием воли, Гарри не потерял сознание. Это позволило ему увидеть, что вокруг них появились четыре фигуры в черных плащах с капюшонами. «Это Пожиратели смерти. Теперь мне точно крышка, – подумал он. – С такой толпой мне не справиться».
- Разоружите его, но не убивайте, – раздался голос Волдеморта.
Дальше последовало сразу несколько вещей. Два Пожирателя смерти отчего-то упали. Один подскочил к Гарри и Волдеморту вплотную, а четвертый выстрелил в него каким-то заклинанием. «Это Снейп», – подумал Гарри о третьем и потерял сознание.
~~~~~~~
Гермиона была не единственной, кто пристально следил за точкой, подписанной «Гарри Поттер». Снейп просто не спускал с нее глаз все время, пока парень пробирался по лабиринту. До других точек Северусу вообще не было дела. Чем ближе Гарри подходил к кубку, тем сильнее сжимал Северус в своем кармане небольшой портсигар – портал до кладбища в Литтл-Хэлгентоне. Его соорудил, как и браслет, Дамблдор, так как аппарировать с квиддичного поля было невозможно.
Северус появился на кладбище в ту минуту, когда его метка на руке взорвалась призывной болью. Это означало, что его бывший хозяин созывает Пожирателей смерти. «Только этого нам не хватало», – подумал он, оглядываясь. В сотне метров от него на земле корчился Поттер, рядом с ним лежал кто-то в черном плаще и какой-то сверток. Раздавшийся оттуда голос вызвал в нем приступ злорадства. «Надо же так себя изуродовать по пути к мировому господству», – мелькнуло в голове у Северуса.
Несмотря на это, его тело уже начало реагировать. Обезвредив двоих, он прикрылся щитом от летящего в него проклятия. По окраске луча, Снейп догадался о характере отбитой гадости и порадовался, что уклонился. Проклятие гарантировало ощущения, будто через тело прошел электрический разряд.
Получив пару секунд передышки под своим щитом, Северус обратил внимание на Поттера. Тот не вовремя потерял сознание. Пришлось выводить его из этого состояния. Это потребовало дольше времени, чем имелось в запасе. Магический щит растаял, пропуская уже сдвоенную электрическую гадость. Однако противник явно не рассчитал угла. Снейп как раз нагибался, чтобы схватить парня за шкирку и луч прошел над ним.
- Поднимайся, – зашипел Снейп на едва открывшего глаза Гарри.
Он понимал, что поступает грубо. Но сейчас некогда было сентиментальничать. Ему нужна была помощь этого мальчишки. Одному невозможно справиться с четырьмя темными волшебниками, среди которых Волдеморт. Впрочем, это и вдвоем было не совсем реально.
- Предатель, – раздался разгневанный голос Волдеморта.
В Снейпа попало пыточное заклинание. Когда-то Северус гордился своей способностью переносить значительную боль. Реакции организма не подвели и на этот раз. Он остался стоять на ногах. Однако ответить у него сил уже не доставало.
- ЭКСПЕЛЛИАРМУС! – выкрикнул, наконец, очнувшийся Поттер.
Сказать по правде, это было глупое заклинание. Никому еще не удавалось выбить палочку из рук Волдеморта. Но в данной конкретной ситуации оно почти сработало. Палочка, правда, осталась в руках владельца. Зато сам обладатель ее был отброшен от них на несколько ярдов.
- Да как ты смеешь, гаденыш! – заорал проворный Пожиратель смерти.
Северус узнал по голосу Нотта. «Этот не ограничится одними криками», – подумал он и не ошибся.
- АВАДА КЕДАВРА! – было следующим выкриком.
Северус проворно швырнул себя и Поттера на землю. Зеленый луч прошел в метре над ними. Но разлеживаться было некогда. Мужчина перевернулся и, забыв о невербальном способе, выкрикнул:
- СТУПЕФАЙ!
Нотта перекувырнуло в воздухе. Он шмякнулся об землю и сильно ударился спиной о край надгробья. Удар был такой сильный, что он то ли умер, то ли потерял сознание.
- Жаль, что я не убил тебя пятнадцать лет назад, зараза, – сплюнул на него Снейп, поднимаясь на ноги.
Проверять, что с Ноттом, он не стал, а повернулся к мальчишке, посмотреть, не нужна ли помощь. Но Гарри тоже уже был на ногах.
- Надо быстро тут закругляться, – сказал он. – И так удивительно, что другие вассалы запаздывают.
- Возможно, они и не явятся. Сколько лет прошло. Кому хочется расставаться с мирной, размеренной жизнью? Только самым отморозкам, – сказал Северус.
~~~~~~~
В это время на кладбище появился еще один враг. К свертку с огромной скоростью неслась его любимица – змея Нагайна.
- Он и так слишком проворен для куска мяса. А тут эта змеюка,– поморщился Поттер. Он вскинул свою палочку, прицелился и выкрикнул: – БАМБАРДА!
Огромная змея разлетелась на кусочки. Снейп брезгливо отвернулся. Это позволило ему заметить, что оглушенные им Пожиратели смерти зашевелились. Он повторил заклинание.
- Поттер, поторапливайся, – обратился он к Гарри.
- А что мне делать-то? – спросил тот.
- Как что? – возмутился Северус. – Убивать Волдемотра, хватать Петтигрю и кубок и валить отсюда.
- Ну, это,… я, типа, не уверен, что сумею его пристукнуть, – засмущался парень.
- А ты, типа, попробуй, – копируя речь собеседника, посоветовал мужчина.
- КРУЦИО. КРУЦИО, – раздались два одинаковых заклинания.
Это был Волдеморт. Оказывается, пока Северус беседовал с Гарри, тот каким-то образом подобрался к ним очень близко.
На этот раз даже Поттер удержался на ногах. Снейпа это немного удивило. Мало того, что в него Волдеморт тоже бросил пыточное заклинание (по идее оно должно было быть смертельным), так и то было несколько слабоватым. Это означало только одно: по какой-то причине Волдеморт растерял часть своей силы. Значит, надо было торопиться. Раз Северус не знал причин ослабления, силы могли и вернуться.
- Поторапливайся, – повторил он Поттеру.
Это оказалось лишним, так как почти одновременно с его словами прозвучало:
- АВАДА КЕДАВРА.
Если честно, то Северус не слишком верил, что заклинание подействует. Но из палочки Гарри вырвался идеальный зеленый луч и угодил прямо в лоб Волдеморта. Так как тот не стоял, а лежал на земле, то эффектного падения не получилось, но красные глаза-щелочки почти мгновенно закрылись.
Чтобы удостовериться в смерти, Снейп подошел к свертку вплотную. Материя, в которую был завернут странный младенец, спала, видимо, при его передвижение. Это давало возможность рассмотреть странное существо подробно.
При первом же взгляде стало понятно, почему Петтигрю носил своего хозяина на уроках. Ног у существа не было. Их заменял змеиный хвост, из которого росли довольно короткие руки. Зато ладони были вполне мужскими. Особенно выделялись пальцы. Они были тонкими и длинными с узловатыми фалангами.
На фоне небольшого туловища, голова казалась огромной. Она была безволосой, вытянутой вперед и приплюснутой поперек, напоминая змеиную. Это впечатление усиливалось отсутствием ушей и человеческого носа. Разрез глаз был тоже весьма странным. Кожа была мертвенно-белой. В целом, морда странного младенца напоминала маску ужасов. Пока его не стошнило, Северус отыскал вену на шее. Пульса у существа не было.
- Похоже, готов, – сказал он Гарри.
- И это все? – спросил тот. – Тогда делаем отсюда ноги.
- Придется подождать пять минут. Вдруг он очухается, – сказал Северус.
На самом деле у него была своя теория подтверждения окончательной смерти монстра. По всем черномагическим книгам выходило, что с полным исчезновением Волдеморта, исчезнет и его метка, причем в течение пяти минут, не больше. Вот он и решил выждать их на кладбище.
- А что мы будем делать с этими товарищами? – спросил Гарри, указывая на обездвиженных Пожирателей смерти.
- Убивать их мы с тобой точно не будем, – ответил Северус. – За это и в Азкабан угодить, раз плюнуть. Но и бросать их тут не годиться.
- Давайте мы их всех свяжем и перешлем с чашей на территорию Хогвартса. Я так полагаю, что она достаточно мощная и работает в двух направлениях, – предложил парень.
Снейп посмотрел на него изучающе. «Надо же, а у него голова варит», – подумал он. Он никак не мог привыкнуть к этому. До этого года ему казалось, что парень беспросветный тупица. А если у него и были победы, то все благодаря везению.
- Дельное предложение, – снизошел Северус до похвалы вслух.
Гарри расплылся в откровенной улыбке. Он был явно польщен похвалой. Этот факт еще больше удивлял и, если честно, смущал Северуса. Было весьма странно, что Поттер не только нормально общается с ним, но и дорожит его мнением. Он никак не мог ожидать этого от сына своего школьного врага. «Похоже, придется к этому привыкнуть», – мелькнуло в голове Северуса.
Пока они еще раз оглушали всех Пожирателей смерти, включая Хвоста, и связывали их магическими путами, прошло гораздо более пяти минут. Северус еще раз подошел к останкам Волдеморта. Пульса по-прежнему не было.
- Ну, как? – нетерпеливо спросил Гарри.
- В этой оболочке жизни нет, и не предвидится, – констатировал Северус.
- Почему говорите столь осторожно? – поинтересовался парень.
Снейп в двух словах объяснил свою теорию и показал свою метку. Она из угольно черной превратилась в еле заметные, белые линии, но не исчезла.
- Прошлый раз, когда он исчезал, было почти так же. Именно поэтому я и решил, что он не умер. В этот раз эффект намного сильнее. Тем не менее, она все еще здесь, – сказал он.
- И что это значит?
- То, что он все еще может вернуться когда-нибудь.
- И что же нам делать?
- Ждать и обсудить это все в другом месте.
- Это означает, мы линяем отсюда, – подвел итог Гарри.
- Похвально, что ты научился делать пусть и очевидные, но правильные выводы, – не удержался от подкола Северус.
Поттер только скорчил ему надменную рожу, но дерзить не стал. «Мальчик растет на глазах», – отметил для себя Снейп.
Они подошли к связанным Пожирателям смерти и собирались призвать кубок, когда Гарри решил забрать с кладбища труп Волдеморта. Северус удивился, как такая здравая мысль не пришла в голову ему самому, в третий раз подошел к останкам. Вытащив из зажатой руки с трудом палочку, он брезгливо подобрал существо и прикрутил к остальным телам.
- Возьми, – сказал он Гарри, протягивая палочку Волдеморта. – Это и военный трофей, и доказательство, что этот кусок мяса именно Волдеморт.
Гарри был искренне удивлен. Он с опаской взял палочку темного мага и спрятал рядом со своей. Между палочками проскочила небольшая магическая искра.
- Это ваши сердцевины признали свое родство, – сказал Северус. – Не знаю, говорил ли тебе Дамблдор или нет, но внутри ваших палочек перья одного и того же феникса, Фоукса.
- В принципе, я знал, что моя палочка – сестра этой. Об этом мне сказал Оливандер, когда я приобрел ее. Только я не знал, что это перья Фоукса, – сказал Гарри. – Меня только вот что удивляет в этой истории. Разве такое возможно, чтобы частица такого светлого магического существа служила злу?
- Как видишь, может. Ведь не сердцевина и не палочка руководит поступками мага, а все диаметрально наоборот.
В этот момент на кладбище материализовались еще четыре фигуры в плащах.
- Бежим! – выкрикнул Северус, прерывая светскую беседу.
- АКЦИО кубок! – отреагировал Гарри.
В следующий миг они исчезли с кладбища, вместе с трофеями.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:42 | Сообщение # 29
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 27. Переполох.

Жизнь баловала Люциуса Малфоя. Мало того, что он родился в одном из самых богатых и чистокровных семейств, так еще и женился на красивой, богатой и любимой женщине. За одно это он мог благодарить бога. Но это была только половина его везения. Он добился довольно высокого положения в обществе, обзавелся нужными связями. И хотя зачастую промышлял довольно грязными делами, всегда выходил сухим из воды.
В юности он довольно рьяно поддерживал Волдеморта, так как считал его внушительной силой. Он охотно разделял его идеи и участвовал в заварушках. Когда же Волдеморт пропал, то Малфой быстро сориентировался. В тот же день, когда весь магический мир праздновал, он пришел в Министерство магии и стал каяться, что его держали под «Империусом». Так как он был первым из Пожирателей смерти, кто вообще признался, то его ни на один день не задержали под стражей.
Весь этот год Малфой чувствовал процесс оживления метки. Он хорошо понимал, что это означает: Волдеморт набирает силу. У него было время обдумать, как быть. Он решил примкнуть к Темному Лорду одним из первых, но особого рвения не проявлять. Предать своего бывшего хозяина в открытую он не решался.
Незадолго до пасхальных каникул Люциусу неожиданно привалила удача. По своим делам он оказался недалеко от дома Барти Крауча, министерского работника, и неожиданно увидел, как из его дома выходит Питер Петтигрю. Это показалось Люциусу странным. Он прекрасно знал этого предателя. Бывший дружок «Мародеров» при нем выдавал их.
Люциус всегда считал Петтигрю действительно мертвым. Но, увидев его живым и невредимым, он сразу понял, что тот даже в смерти подставил Блэка. Люциус решил проследить за ним. Питер привел его к какому-то особняку. И тут Петтигрю увидел слежку.
- Хозяин меня убьет за то, что я привел хвост, – проскулил он в страхе.
- Хозяин? – переспросил Люциус. – В этом доме?.. Тогда я хочу ему поклониться.
- Нет, умоляю. Не делай этого. Он меня убьет, хоть я единственный, кто помогал ему до сегодняшнего дня, – еще жалобней сказал Питер.
- Почему он не хочет никого видеть?
- Сначала он обижался, что его не искали. А теперь он в таком виде, что не хочет лишних глаз. Он хочет предстать перед Пожирателями смерти в величие.
- И чем ты заплатишь за то, чтобы я не входил в дом? – поинтересовался Люциус, увидев определенную выгоду в том, чтобы не спешить с визитом.
- Могу сказать тебе, когда быть готовым к такой аудиенции.
- И?
- В день третьего тура похитят Поттера из лабиринта. Тогда не медли.
Про эту милую встречу Люциус рассказал своим лучшим друзьям: Крэббу, Гойлу и Нотту. Он хотел поведать о ней и Снейпу, но внезапно вспомнил, что тот в последний учебный год связался с какой-то когтевранкой. Петтигрю поговаривал, что Снейп вообще предает Темного Лорда. Но ему слабо верили. Однако теперь Люциус рисковать не стал. Все-таки Снейп работал в непосредственной близости от Дамблдора.
Малфой с особым вниманием присматривался к турниру. Он был и на первом и на втором испытании, но не хотел и не собирался идти на третье. Однако Драко, который окончил четвертый курс с отличными результатами, упросил его.
Встреча у Большого зала с Гарри Поттером немного вывела Люциуса из себя. Мальчишка слишком умело огрызался, да еще посмел спорить, что выиграет. И только знание, что Поттера похитят, грело его душу. Он даже поспорил на свой замок.
Когда Малфой пришел на квиддичное поле, то выбрал трибуну, которая была напротив экрана, на котором будут показывать продвижение чемпионов по лабиринту. Эту информацию он получил в Министерстве.
Вскоре он понял, что несколько просчитался в выборе трибуны. Его соседями были все директора школ, министр магии и прочие высокопоставленные лица. С одной стороны это было, безусловно, престижно. Но с другой, он опасался привлечь внимание, когда будет поспешно покидать трибуну.
Однако менять места Люциусу не позволила гордость. Тем более он увидел для себя прекрасную лазейку для отступления. Рядом с ним сидела школьная библиотекарша, а дальше была лестница. Если Дамблдор, сидевший через пару мест по другую руку, отвернется, то Пинс не предаст внимание его уходу.
Люциус весь тур внимательно наблюдал за экраном. Едва точка, подписанная «Гарри Поттер» исчезла с него, он шепнул сыну:
- У меня дела. Увидимся в поместье.
После этого Люциус двинулся вниз по лесенке. Пинс почему-то двинулась следом. Когда он попытался выйти из стадиона, то женщина взяла его под локоть.
- Мне кажется, мистер Малфой, вам лучше задержаться до церемонии награждения, – пропела она ласково.
Он повернул голову, собираясь сказать ей, что такое поведение с ее стороны неуместно. Но вместо библиотекарши рядом с ним стояла Нимфадора Тонкс. Люциус прекрасно знал, кем работает эта сиреневоволосая тетка. Она была мракоборцем, причем очень сильным в заклятиях.
- Где это написано, что я обязан дожидаться награждения? Я не слишком люблю «Золотого мальчика» и не хочу смотреть, как его чествуют, – сказал он, пытаясь высвободить руку из ее захвата.
- Придется посмотреть, – приторным голосом сказала она.
- Но у меня дела, – возмутился Малфой.
- Я знаю. Вы собираетесь на свидание с «Тем, кого нельзя называть», – пугая его словами, еще приторней сказала Тонкс.
- Что за инсинуации?!
Люциус хотел, чтобы эта фраза прозвучала оскорблено и с возмущением, но голос дрогнул, и в нем даже ему была слышна паника.
- Докажите, что это не так. Останьтесь, – женщина сжала его локоть.
Малфой решил, что если он появится чуть позже вызова Волдеморта, то будет всего лишь наказан им. А если он сейчас оглушит Тонкс и сбежит, то тогда можно будет распрощаться с легальной жизнью надолго. Терять свое положение в обществе Малфой не собирался.
- Хорошо, – сказал он почти спокойно. – Вы меня уговорили. Я отложу дела.
Он не стал подниматься вновь на трибуну, а остался у выхода со стадиона. Он предполагал, что когда начнется паника, что Поттер пропал, Тонкс его выпустит, и он под шумок исчезнет. Но события сложились несколько иначе.
Первая паника началась и погасла. Потянулись минуты ожидания. Тонкс не только не отпустила его, но вцепилась в его локоть так, будто искала поддержку. Люциус скрипнул зубами. В этот миг он почувствовал призыв Темного Лорда. Он снова попытался освободить руку. Но Тонкс висела на ней как макака на ветке.
Метка жгла все сильнее, и Люциус уже подумывал, не стоит ли Тонкс оглушить, когда боль в руке внезапно кончилась. Было такое впечатление, что метка вообще исчезла с его руки. Это весьма напоминало то, что было пятнадцать лет назад, даже еще сильнее. Это заставило Люциуса остолбенеть.
Пока он соображал, что все это означает, над входом в лабиринт возникли какие-то фигуры. Тонкс рванула к ним, волоча Малфоя за собою. Он не слишком сопротивлялся. Фигуры шлепнулись на землю почти мертвым грузом. Капюшон одного спал с головы и Люциус узнал в нем Нотта. Тот был то ли мертв, то ли без сознания.
Пока Люциус разглядывал своего школьного приятеля, из груды тел встал живой и невредимый Гарри Поттер. «Вот черт. У меня проблемы. Я же проиграл ему замок. Придется договариваться о денежной замене. Но об этом подумаю, когда Поттер предъявит мне счет», – подумал Малфой. Прекрасно зная, как ненавидит племянница жены собственное имя, он сказал ей елейным тоном:
- Похоже, Нимфадора, я обязан тебе репутацией. Теперь ты – мое алиби.
Как он и предполагал, Тонкс моментально взвилась до небес и отлепилась от него. Однако теперь Малфою спешить было некуда, поэтому он только с усмешкой посмотрел ей вслед, а сам преспокойно пошел к трибунам.
~~~~~~~
С момента исчезновения Гарри из лабиринта прошло минут двадцать. Квиддичный стадион пока продолжал бесноваться. В эйфории победы, казалось, никто не замечал, что прошло втрое больше времени, которое требовалось для того, чтобы кубок вывел победителя из середины лабиринта к его входу. Остальные чемпионы уже толпились там, окруженные своими родственниками и болельщиками, которые подошли подбодрить.
Людо Бэгман все еще выкрикивал всякую ерунду, о том, что победа Гарри не случайность, а вполне ожидаемая закономерность. Многие гриффиндорцы размахивали флагами факультета и наколдованными портретами Поттера. Гермиона все это время простояла с заломленными руками, уставившись в одну точку. Дамблдор тоже стоял рядом, и его рука по-прежнему покоилась на ее голове.
Первым на их трибуне заметил неладное Рон. Его возбужденная и радостная физиономия стала меркнуть. В глазах появилась тень страха. Он перестал выкрикивать радостные возгласы и все чаще стал коситься на Гермиону и директора. Наконец, он сказал панически:
- Вам не кажется, что что-то случилось? Гарри уже давно должен был появиться у входа.
Дамблдор открыл рот, собираясь ответить. Но вопрос, заданный Уизли, стали задавать соседи по трибуне, затем его стали выкрикивать с разных концов квиддичного поля. На трибунах начинало расти волнение, которое передалось дежурным преподавателям. МакГонагалл, явно подговоренная директором, долго удерживала их волнение, призывая подождать, еще минут десять.
Когда десять минут истекли, великан ринулся в дебри лабиринта, прорубая проход прямо через стены. Стадион замер в ожидании. Когда Хагрид добрался до середины, то тишину разорвал его вопль. Он, не пользуясь «Сонарусом» взревел подобно разъяренному буйволу:
- ГАРРИ ПОХИТИЛИ!!!
В ту же минуту на стадионе поднялась паника. Многие ученики повскакали с мест, стали размахивать руками и орать:
- Где Поттер?.. Что с ним?
Дамблдору пришлось усилить свой голос магией:
- Я призываю всех не паниковать, – сказал он как можно спокойнее. – Возможно, это простое недоразумение. Хоть портал делал профессионал, но было достаточно трудно рассчитать силу в таком ограниченном пространстве, как лабиринт. Гарри Поттер, возможно, не долетел до выхода или перелетел его. Наши дежурные преподаватели сейчас же обшарят лабиринт, а за его пределами посмотрят…
Он на минуту запнулся, посмотрел на сидевших невдалеке мадам Максим, профессора Синистру и профессора Вектор, переглянулся с ними, спрашивая молча согласия, и назвал их имена. Они тут же стали проталкиваться к выходу с трибуны.
Потянулись минуты ожидания. Напряжение все нарастало. Чем больше проходило времени, тем более мрачным становился Дамблдор, а на глазах Гермионы даже сверкнули слезы. Рон теперь тоже представлял собой статую скорби. Он стал еще более мрачным, когда вернулись из лабиринта преподаватели.
- Да что же такое происходит-то? – не выдержал Рон ожидания. – Может пора уже подключать мракоборцев?
- Мы так и поступим, когда вернутся ушедшие на территорию, – сказал Дамблдор.
- Что я всем скажу, когда это произойдет, в самом деле, – буркнул он себе под нос так, чтобы слышала только Гермиона.
Но как ни тих был его шепот, Рон это тоже услышал.
- Вы что-то знаете, – констатировал он.
- Мальчик мой, да, я знаю. Но пока не решаюсь вмешаться, – вздохнул директор. Он повернулся к Гермионе и спросил у нее:– А может, пора и вмешаться? Все равно уже все заметили. Я места себе не нахожу.
И тут над выходом появились какие-то фигуры.
- Они вернулись! – сказала Гермиона и первой бросилась вниз.
За ней поспешил Дамблдор и ничего не понимающий Уизли.
~~~~~~~
Вслед Дамблдору многие на трибунах ринулись вниз к лабиринту. Чтобы предотвратить давку, директору пришлось повысить голос и сказать:
- Прошу всех оставаться на своих местах. Не стоит устраивать давку. Тут нет ничего интересного, – он увидел, как поднимается с земли Гарри, и добавил: – Скажу, что с Гарри Поттером все в порядке. Но в связи с чрезвычайной ситуацией, награждение будет проходить в Большом зале завтра-послезавтра.
- Стадион покидаем по очереди, – сказала МакГонагалл. – Сначала левые трибуны, начиная с первого ряда. У выхода не задерживаться. Старосты, прошу, проследите за порядком.
Пока директор и его заместитель говорили, вокруг появившейся группы столпились Хагрид, Фадж, Бегман и еще человек десять взрослых магов, среди которых были Люпин и Тонкс. Гермиона догадалась, что это приглашенные Дамблдором члены Ордена Феникса.
- Вы, может, объясните, Поттер, что это все значит? – спросил министр магии строгим голосом.
- Это значит, что его похитили, – ответил за Гарри Снейп. – Вы видите этих связанных людей? Это Пожиратели смерти. И вообще, за всем этим стоял Волдеморт.
- Откуда вы все это знаете? Вы, что же, тоже замешаны в похищении? – противным голосом спросил его Фадж.
- Вам прекрасно известно, министр, что я перешел на сторону Дамблдора задолго до падения Темного Лорда. Сегодня же я воспользовался вызовом монстра с единственной целью – помочь Поттеру, – надменно проговорил Северус.
- И он прибыл более чем кстати. Он спас мне жизнь, – встрял в их разговор Гарри.
- Я слабо верю, что вы встречались с «Тем, кого называть нельзя», – скептически сказал Фадж. – Мистер Поттер вообще неуравновешенная натура, а вы, мистер Снейп, подыгрываете ему с санкции директора Хогвартса.
- Да как вы смеете! – закричал Гарри. – Вы обязаны верить мне, потому что у меня есть доказательства.
- Гарри, не горячись, – успокоил Дамблдор. – А ты, Корнелиус, не бросался бы словами. Мальчик и так перенес сегодня достаточно. Да и гляньте на его трофеи.
- В таком случае, Поттера и Снейпа надо допросить под Веритасерумом. Да и этих так называемых Пожирателей смерти тоже, – фыркнул Фадж.
- Сегодня я не позволю допрашивать ни Гарри, ни Северуса, – сказал директор.
- Тогда я забираю с собой этих личностей, – показывая на связанных, сказал министр.
- Ни в коем случае. Что-то мне подсказывает, вы их отпустите, Корнелиус, или познакомите их с дементорами, – проговорил директор.
- Это что же такое?! – возмутился Фадж. – С каких пор вы мне приказываете, Альбус?! Или метите на мое место?
- Ни в коем случае. Но я настаиваю, чтобы вы оставили пленников в Хогвартсе. Мои люди приглядят за ними. А вы можете позвать, если хотите, мракоборцев.
Министр осмотрел магов, которых Дамблдор назвал «своими людьми» и пришел к выводу, что с ними не стоит ссориться. Особенно его удивило присутствие двух мужчин, которых Гермиона не знала.
- От вас, Шарп и Майнер, я не ожидал. Вы же руководящие работники министерства. Подумать только, в саботаже участвуют начальник мракоборцев и мой второй заместитель, – возмущенно сказал Фадж.
- Вы бы так не выражались, Корнелиус, – сказал названный Майнером. – В министерстве многие недовольны вашим правлением. Будете воевать с Дамблдором, лишитесь поста Министра. Вы видимо еще не до конца осознали, что Поттер убил Волдеморта.
Фадж надолго задумался. Затем сказал не слишком довольным тоном:
- Ладно. Я вызову сюда членов Визингамонта. Мы проведем первые допросы в Хогвартсе.
- Весьма разумное решение, – сказал Дамблдор. – А теперь давайте все пойдем отдыхать. Завтра у нас тяжелый день. Надо провести допросы. Гарри, Северус, я бы советовал вам заглянуть к мадам Помфри.
- Вот еще чего! – воскликнули те хором.
- Гарри, хотя бы ты переночуй в больничном крыле. Это избавит тебя от расспросов, – взмолился директор.
- Ладно, – сказал Поттер. – Я, в общем-то, не желаю сейчас отвечать на вопросы.
- Чтобы тебе не было скучно, я пришлю тебе Бродягу. Хагрид говорит, что он уже чуть с ума не сошел, – сказал Дамблдор.
- Вот за это отдельное спасибо, сэр, – искренне улыбнулся подросток.
После этих слов все потянулись с квиддичного поля.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:43 | Сообщение # 30
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 28. На пороге.

Гермиона пребывала в странном состоянии. Такое состояние бывает у бегуна-марафонца или у человека спешащего на поезд, когда он достигает цели. Напряжение последних часов вдруг спало, и у девушки наступила апатия.
Она четко осознавала, что та жизнь, которую она помнила, кончилась окончательно и бесповоротно. Теперь перед нею, как и перед всеми остальными, лежали абсолютно пустые, белые листы, которые надо было заполнять. На удивление, у нее не было ни страха, ни радости перед такой перспективой.
Идти к себе в комнату и спать, тем не менее, не хотелось. Гермиона остановилась около дверей школы и безразлично смотрела, как в ее дверях исчезают зрители и участники третьего тура. Когда за последним человеком, дверь захлопнулась, она развернулась и пошла к озеру. Если честно, то ее все время тянуло на это место. Оно олицетворяло для нее рубеж между прошлым и будущим.
Сейчас здесь было темно и тихо. Темные воды озера были неподвижны и блестели под светом луны. Гермиона присела на поваленное дерево и закрыла глаза. Ей хотелось просидеть в таком состоянии как можно дольше. Она и сама не понимала, что с ней.
Она не знала, сколько просидела так. Время будто бы замерло. Потом за ее спиной раздался тихий шорох. И в следующее мгновение ей на плечи опустились руки.
- Ты что тут киснешь? – раздался над ее ухом мягкий баритон Северуса. – Ты должна радоваться больше всех. Ты же добилась своего.
- Я и сама не знаю, – честно ответила Гермиона., откидывая голову ему на грудь. – Наверно, перенервничала.
- Есть отличный способ снять нервозность, – сказал он, наклоняясь и целуя ее в лоб. – Пойдем, выпьем со мной, Гермиона.
Девушка вздрогнула от этого имени и посмотрела на него с удивление.
- Что-то не так? – спросил Северус.
- Ты назвал меня Гермионой, – пояснила она.
- И что? – спросил он. – Это твое имя. Или мне нельзя употреблять его? Хочешь прятаться передо мной под маской?
- Нет. Ты можешь называть меня как хочешь. Просто я удивилась, вот и все.
- Я опять сделал что-то, что ты не ожидала?
В его голосе звучала грусть, и даже нотки отчаянья. Ей стало не по себе, что она вызвала в Северусе такие чувства. Поэтому Гермиона подняла лицо к нему и сказала:
- Удиви меня еще больше. Поцелуй меня.
Северус улыбнулся какой-то совершенно новой, легкой улыбкой и выполнил ее просьбу с энтузиазмом. Пока это сладкий поцелуй длился, он сумел поднять Гермиону на ноги, и обхватить так плотно, что между ними и лезвие ножа не прошло бы.
Его сильные, чуткие руки ожили и заскользили по ее телу, вызывая в нем дрожь и неистовое пламя. Губы тоже не остановились только на ее рте, а отправились в путешествие.
- Можно? – спросил он, останавливая руку перед первой пуговицей на кофте.
Гермиона только кивнула. Разговаривать она не решалась. Северус воспользовался разрешением и скользнул руками под кофту. Девушка задохнулась от ощущений.
- Гермиона, ты уверена, что я могу продолжать? – целуя и гладя, спросил Северус хриплым голосом минут через пять.
- Не останавливайся, – сказала она с придыханием.
- Я не подросток. Я могу вообще не остановиться, – сказал он намного тише.
Когда он это говорил, его губы касались ее кожи и обжигали ее дыханием.
- Прекрати разглагольствовать. Мне все-таки не пятнадцать, – сказала она, обхватывая его лицо и целуя в тонкие губы.
- Как скажешь, – сказал Северус.
Однако вопреки словам он прекратил ласки. Девушка уже собиралась протестовать, но он нашарил что-то в кармане. В следующее мгновение они лежали на его кровати в подземелье.
- Я думаю, что тут будет спокойней. Не хотелось бы проснуться утром на берегу озера, окруженным студентами. Тогда мой имидж ужаса Хогвартса будет подорван, – сказал Северус, начиная снова ласкать ее.
Гермиона засмеялась и включилась в эту игру. Ей не было страшно. Только жар горел у нее в груди, и все более разгоралось желание разорвать последнюю преграду между ними. А еще это было ей необходимо, как подтверждение того, что тот ад, который она пережила, не повторится.
Отринув от себя последние сомнения и воспоминания, Гермиона отдалась сиюминутному порыву. Теперь она не разрывалась между прошлым и будущим, а была только здесь и сейчас. И это ее бесконечно возбуждало и успокаивало. С каждым новым поцелуем Северуса, ей казалось, что она учится оптимизму заново. И когда ее глаза сомкнулись, чтобы уснуть в его нежных объятиях, Гермиона была твердо уверена, что в этот раз все будет просто великолепно.
~~~~~~~
Проснулась Гермиона от резкого стука в дверь. Она с интересом наблюдала, как Северус зевнул и потянулся. Было забавно видеть этого строгого человека таким земным и обыкновенным.
- Кого там черти принесли в такую рань? – сказал он недовольным тоном. – Я вовсе не так планировал наше пробуждение.
- А как? – спросила Гермиона.
Он, вместо ответа, поцеловал ее. Но стук повторился снова с еще большей силой.
- Уверен, что это не директор, – сказал Северус, отрываясь от ее губ. – Он бы просто вломился через каминную сеть.
- Ох, – выдохнула испуганно Гермиона, – только этого не хватало. Его бы удар хватил.
- Ну, он бы заявился не в спальню, а в мой кабинет, – успокоил ее Северус.
Стук повторился снова.
- Придется открыть. Если это твой лохматый приятель, то не обессудь, я его… не придумал пока, что я сделаю. Но ему это точно запомнится, – предупредил Северус.
- Не думаю, что это он. Гарри не может быть таким бесцеремонным, да еще с тобой, – усомнилась Гермиона.
Так как ранний посетитель не думал прекращать стук, то Снейпу пришлось все-таки надеть брюки и рубашку, и, прикрыв двери в спальню, пойти открывать.
- Блэк, ты ополоумел? – услышала Гермиона.
- Я пришел, чтобы извиниться перед тобою, – ответил Сириус.
- Поэтому ты заявился в такую рань и барабанишь мне в двери так, что перебудил пол Слизерина? Не боишься, что тебя схватят мракоборцы? Ты же вроде в бегах, – с возмущением сказал Северус.
- Я рассчитывал, что ты откроешь мне быстро, – без смущения сказал посетитель.
Гермиона будто сама видела, как Блэк улыбается во все свои тридцать два зуба и пожимает плечами. «По-видимому, даже Азкабан не выветрил из него снобизм, – подумала она. – Или он общается так только с Северусом».
- Так что тебе все-таки надо? – поинтересовался Снейп.
- Я же сказал, что хочу извиниться. Я пришел просить у тебя прощение, – ответил Блэк.
- Это тебя вдруг совесть так замучила, что ты даже нормального времени не дождался?
- Да брось ты. Все знают в Хогвартсе, что ты встаешь рано.
- А тебе не кажется, что я вчера несколько мог утомиться, и мне хотелось отоспаться?
- Скажи еще, что ты тут не один.
Последняя фраза Сириуса была, по мнению Гермионы, явным перебором. Ничего удивительного, что после нее Северус зашипел от возмущения.
- Напомни мне, пожалуйста, Блэк. Ты пришел нахамить мне или извиниться? – осведомился он.
Гермиона ожидала, что Сириус взовьется от этого тона, как бывало в школе, но он вздохнул и устало сказал:
- Послушай, Снейп, давай поговорим как люди. Мы просто обязаны помириться. А ты говоришь таким тоном, что я завожусь.
- Тебя всегда было просто вывести из терпения. И знаешь, мне нравится трактовка, что мы должны помириться. Это тебя Дамблдор надоумил или еще кто?
По-видимому, Блэк смутился, потому что когда он заговорил, то его голос звучал иначе. Из него, наконец, исчезли высокомерные нотки, и он стал таким, каким помнила Гермиона голос узника Азкабана. И Сириус назвал Снейпа по имени.
- Ну, понимаешь, Северус. Гарри мне вроде сына. А он и разговаривать не хочет со мной, пока мы не помиримся. Он мне так и сказал сегодня ночью, что я должен отринуть прошлое, посмотреть на тебя в другом свете. И я, действительно, тебе благодарен. Ты подготовил его к турниру. Ты спас его вчера от «Авады».
- Если ты не забыл, то я поклялся Лили, защищать его, если он лишится родителей, и я спасал его все эти четыре года и защищал по-своему. И мне вовсе не нужна твоя благодарность, – сухо сказал Северус.
- Ну, что тебе стоит простить меня? Я был глупым мальчишкой. Я издевался над тобой в школе. Так ведь я не со зла это делал, – голос Сириуса был просительным.
- Так же, как не со зла посоветовал Джеймсу переменить Хранителя, – сказал Северус тихо и холодно.
Гермионе снова показалось, что она видит перед собой всю сцену в гостиной. Блэк наверняка понурил голову и сгорбился, а Снейп стоял прямо, и его глаза были черны и непроницаемы. И конечно он не улыбался даже уголками губ.
- Зачем ты такой жестокий? – вздохнул Сириус. – Я сам корил себя все те ужасные годы, что провел в камере Азкабана. И я все время думал, что меня туда посадили правильно.
- Я прощу тебя, Блэк, – внезапно сказал Снейп величаво. – И даже не ради Гарри. Хотя искренне хочу видеть мальчишку счастливым. Я прощу тебя только потому, что ты заплатил Азкабаном. По крайней мере, за свои издевательства надо мной ты не заслужил его.
- Спасибо, – в голосе Сириуса слышалось облегчение и радость. – Не хочешь скрепить прощение рукопожатием?
- Может мне еще и расписку дать Поттеру, что ты извинился? – ехидно осведомился Северус.
Несмотря на язвительный тон хозяина и его слова, они все же пожали друг другу руки.
- Если это все, то проваливай, – сказал Северус.
В его голосе совершенно не было неприязни, что удивило и порадовало Гермиону. Сириус это тоже почувствовал, так как, не смотря на то, что его вроде гонят, сохранил в голосе дружеские нотки, когда он сказал:
- Кстати, ты вчера так внезапно слинял, что Дамблдор не успел передать тебе, что ждет тебя у себя сразу после завтрака.
Гермиона услышала, что Блэк ушел, а Северус возвращается в спальню.
- Все-таки без твоего «Золотого мальчика», как видишь, не обошлось. И почему он лезет в мои дела? – сказал он.
- Просто ты ему нравишься, – ответила Гермиона. – И это одна из вещей, которые меня сильно удивляют. В том будущем, которого уже нет, вы продолжали ненавидеть друг друга.
- Возможно, так было правильней.
- Нет. Это было, безусловно, ошибкой и одной из ступенек к концу света. Я уверена, ваша дружба не позволит повториться тому сценарию.
- Поживем-увидим, – философски сказал Северус. – А теперь давай продолжим приятное пробуждение, пока есть время перед аудиенцией с Дамблдором.
Едва закончив фразу, он припал к губам Гермионы. Она не стала возражать или что-то говорить, а просто откликнулась. Больше они ни о чем не разговаривали, а только целовались.
Через час им все-таки пришлось покинуть уютную спальню. Когда они уже сидели в гостиной за завтраком, в комнате появился Добби и передал Гермионе записку от Дамблдора. Оказывается, директор вызывал и ее. Немного смущаясь, девушка попросила эльфа принести из своей комнаты другую одежду. Добби выполнил это с невозмутимым видом.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:43 | Сообщение # 31
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 29. Допросы.

- Я позвал вас специально пораньше, – начал разговор Дамблдор, когда Гермиона и Северус пришли в его кабинет. – Во-первых, я хотел бы первым услышать от тебя, Северус, что вчера было на кладбище. Гарри мне вчера рассказал со своей позиции. Теперь твоя очередь.
- Лучше один раз увидеть, – сказал Снейп. – Может, вы дадите мне Омут памяти?
- О, превосходная идея, – обрадовался директор.
Он встал со своего кресла и достал широкую каменную чашу по краям исписанную таинственными знаками. Гермиона поняла, что видит перед собой знаменитый Омут памяти, куда так беззастенчиво залезал Гарри. Пока она рассматривала предмет, Дамблдор поставил чашу перед Северусом. Тот взял свою палочку и приложил к виску. Из виска заструилась серебряная нить. Это были, безусловно, воспоминания о вчерашнем вечере.
- Давайте все вместе, – сказал Северус, показывая на чашу приглашающим жестом.
Он опустил в омут свою палочку и протянул руку Гермионе. В следующее мгновение девушка оказалась рядом с ним и Дамблдором на кладбище. Всего в нескольких шагах от себя она увидела другого Северуса Снейпа.
Вокруг было все настолько реальным, что, казалось, протяни руку, и она дотронется до двойника. Гермионе не раз и не два приходилось одергивать себя, чтобы не вмешаться в происходящее. С другой стороны ее не покидало ощущение, что она сидит в кинотеатре и смотрит стереофильм в специальных очках.
- Ну что скажешь? – спросил ее Дамблдор, когда они снова очутились в своих креслах в его кабинете.
- Это совершенно не похоже на то, что было в моей памяти, – сказала она.
- То, что ты говорил о своей метке, – обратился директор к Северусу. – Ты действительно считаешь, что, раз она не исчезла, то и с Волдемортом еще не покончено?
- Да. Я так считаю, – подтвердил тот.
- А ты что на это скажешь? – поинтересовался мнением Гермионы Дамблдор.
- Скажу, что есть еще шансы, что он возродится. И я даже знаю, каким образом, – она повернулась к директору и сказала: – Прошлый раз вы сами до этого докопались. Том Редлл поделил свою душу на части и сделал крестражи.
- Я думал, что это лишь сказки, – сказал Северус. – Что создать настоящий крестраж невозможно.
- Отчего же, – пожал плечами Дамблдор. – Помнишь, его дневник и тот рассказ Гарри, как выглядело воспоминание из дневника, что оно говорило? Это вполне похоже на действие крестража. Еще бы немного, и Волдеморт возродился бы тогда.
- Этому ребенку пора ставить при жизни памятник. Мы с ним вовек не расплатимся за его подвиги перед нами, – ехидно проговорил Северус.
Гермиона закатила глаза, а директор осуждающе покачал головою.
- Ты сам как ребенок, Северус, – сказал он. – Ты же не так плохо относишься к Гарри, как хочешь это всем показать. Не пора ли угомониться?
Теперь закатил глаза Снейп. Директор снова покачал головой осуждающе. Но вместо нравоучений, перевел разговор на крестражи. Он обратился к Гермионе с такими словами:
- Ты можешь рассказать поподробней о крестражах, которые создал Том. Сколько их, где находятся. Или ты ничего не знаешь, кроме домыслов, что они существуют.
Гермиона вздохнула поглубже и стала рассказывать все, что знала о крестражах. Когда она закруглилась, Дамблдор подвел итог:
- Итак, их может быть шесть максимум. Один уничтожен. Другой мы точно знаем, где искать. О еще двух известно, что это. И два абсолютно непонятных. Причем даже сам факт их существования…. Не густо.
- В прошлый раз вам на все это потребовалось почти два года, – сказала Гермиона. – А теперь, мало того, что нам все это уже известно, так еще у нас в плену Пожиратели смерти. Что-то мне подсказывает, что кто-нибудь из них знает о крестражах. По крайней мере, их стоит тряхнуть. Ведь дневник Тома Реддла был на хранении у Люциуса Малфоя. Тот даже не знает всей его ценности до сих пор.
- Эти твои слова подводят меня ко второй причине вызова вас раньше других, – сказал Дамблдор. – Сегодня начинаются допросы. Я бы хотел, что бы вы двое и Гарри могли контролировать свои показания даже под веритасерумом, – он повернулся к Снейпу и спросил: – Ты понимаешь, на что я намекаю, Северус?
- Естественно, – хмыкнул тот. – Скажу больше. Я предвидел это заранее.
С этими словами Снейп полез в карман своей черной мантии и протянул Дамблдору коробочку с леденцами. Она была немного другого размера и окраски, чем обычная коробочка, из которой директор угощал всех конфетами.
- У Фаджа не появится никакого подозрения, если вы будете потчевать этим нужных вам людей, – пояснил Северус. – Ну а мы с Гермионой беремся за то, чтобы нужные люди не отказывались от этого угощения. Огласите списочек еще раз, пожалуйста.
Последняя фраза прозвучала весьма ехидно. Дамблдор в который раз укоризненно покачал головою и сказал очень строго:
- Северус, я никогда не поверю, что ты страдаешь амнезией. Я уже говорил, что этот список весьма ограничен и в нем всего три человека. Остальным полезно исповедаться.
- Я шепну Гарри, чтобы он скушал конфетку, – вмешалась в это нравоучение Гермиона. – А меня нет нужды заставлять. Я все слышала.
- В таком случае, пройдемте в кабинет ЗОТИ. У нас там что-то вроде зала суда. Нас уже, наверно, заждались, – сказал Дамблдор.
Он первый встал со своего кресла, показывая, что разговор окончен.
~~~~~~~
Класс ЗОТИ неузнаваемо преобразился. Парты вообще бесследно исчезли из него. Зато по стенам были расставлены стулья, на которых уже сидело довольно много народа, среди которого оказались Министр магии и Гарри. У доски преподавателя была поставлена клетка, в которой был стул. Вокруг клетки тоже стояли маги. Как поняла Гермиона, это были охранники.
- Альбус, ну где вы ходите? – спросил с возмущением Фадж, едва они вошли в класс.
- Мы немного заболтались, Корнелиус. Прости, – ответил покаянным голосом Дамблдор.
Он обвел взглядом всех присутствующих и сказал:
- Кажется, все в сборе. Можем начинать. Кто у нас за секретаря?
- Я подумал, что Перси Уизли вполне справится с этой ролью. Ему уже приходилось участвовать в таких мероприятиях, – ответил Фадж.
- Не возражаю, – согласился директор.
Пока они переговаривались, Гермиона и Северус подошли к Гарри Поттеру и сели с ним рядом. Вместо приветствия, Гермиона шепнула ему на ухо:
- Если Дамблдор предложит конфетку, не отказывайся.
- Как скажешь, подруга великого интригана, – усмехнулся тот в ответ.
Девушка закатила глаза. Похоже, общение со Снейпом пошло ему не на пользу. Парень научился ехидничать не хуже учителя. Он даже уже мог переплюнуть в этом ее.
Пока они шептались, в класс ввели Барти Крауча. За ним, прихрамывая, шел настоящий Аластор Грюм. Гермиона была удивлена и шокирована видом этого человека. Оказывается, она совсем позабыла, как выглядел Грюм, когда его только-только вытащили из сундука. Он был тощим, уставшим и неимоверно старым. Ей стало немного совестно, что она подбила директора не освобождать его до конца.
- Прошу, Аластор, расскажите нам, как вы попали в плен, – сказал Фадж, который был судьей. – Можете не стоять, если вам тяжело.
Грюм уселся перед клеткой, в которой сейчас сидел Крауч, и стал рассказывать историю своего пленения. Она полностью совпадала с той, которую знала Гермиона. После него импровизированный суд стал допрашивать подсудимого. Он заговорил только под сывороткой правды. Его рассказ тоже ничем не отличался от предыдущего. Только теперь у рассказа было гораздо больше свидетелей.
Последующая неделя была вся заполнена однотипными заседаниями, на которых допрашивали Пожирателей смерти. Затем приступили к опросу так называемых свидетелей. В их число попал Северус и Гарри. Имя Гермионы так ни разу и не прозвучало на этих заседаниях, так что ей не пришлось испытывать на себе ни веритасерум, ни волшебные дольки Северуса. Единственным вопросом к ней был тот, когда ее спросили, почему она занималась с Гарри заклинаниями перед третьим туром.
- Он мой друг, – пожала Гермиона плечами. – Что может быть естественней, чем помогать другу. Особенно, если знаешь чуть больше него.
Больше Гермиону ни о чем не спрашивали. Даже о ее путешествии в прошлое. Девушка так и не поняла, как Дамблдору удалось отмазать ее от участия. В то, что Фадж по собственной инициативе не интересуется ею, Гермионе казалось маловероятным. Она даже подозревала, не опоили ли министра каким-нибудь зельем, чтобы он забыл о ее путешествии в прошлое.
~~~~~~~
Пока шли эти заседания, ученики Хогвартса, наконец, получили свои оценки за сданные экзамены, и школа почти опустела. Гермиона даже не заметила, как отбывали карета Шамбатона и корабль Дурмстранга.
Подходи к концу и первые допросы. Окончательное решение судьбы Пожирателей смерти, участвовавших в событиях на кладбище, должен был решить Везенгамот. Перед самым отбытием министра и его команды Дамблдор все-таки упросил Фаджа выслушать показания Сириуса Блэка.
- Мне кажется, в свете новых сведений, вы можете выслушать его здесь, в Хогвартсе.
- Я не имею права, – попытался возразить Фадж. – Вы забываете, Альбус, что Блэк своевольно покинул Азкабан. За это стоит наказывать, чтобы другим было неповадно.
- А мне кажется, Корнелус, что он уже и так отплатил сторицей за все свои прегрешения и даже за чужую вину. Его вполне можно оставить на свободе под подписку о невыезде и мое честное слово, – парировал директор. – К тому же, если вы сделаете так, как предлагаю вам я, это повысит вашу популярность. Все будут думать, что вы – справедливый министр магии и, возможно, переизберут вас снова. Ведь выборы не за горами.
- Похоже, вы меня шантажируете.
- Ну что вы, Корнелиус. Я просто предлагаю вам подумать. Ведь Сириус, ко всему прочему, еще крестный Гарри Поттера. А уж этот молодой человек достоин хоть каких-то поблажек от Министерства и всего магического мира. Оставляя на свободе Блэка, вы делаете подарок Гарри.
- Вы меня уговорили, – недовольно согласился Фадж.
Заседания импровизированного суда продлили еще на два дня. Был снова допрошен с пристрастием Питер Петтигрю и Сириус Блэк. К концу второго дня, комиссия сошлась во мнение, что Блэк – безвинно пострадавший. Что он может дождаться официального восстановления в статусе равноправного члена магического общества не в камере предварительного следствия, а в Хогвартсе.
- И еще одна, последняя просьба, – сказал Дамблдор Фаджу после зачтения приговора.
- Вы никак не угомонитесь, – укорил его тот. – Вот как вам идти на уступки, если после них вы не радуетесь, а придумываете еще две новые?
- Ну, это действительно последняя, – мило улыбаясь и почти насильно угощая лимонными дольками, проговорил директор.
Корнелиус флегматично прожевал лакомство и уже более покладистым тоном спросил:
- И в чем она заключается?
- Я бы хотел поговорить наедине с двумя преступниками. А именно с Петтигрю и Ноттом.
- Наедине? – переспросил министр. – А вы не собираетесь дать им скрыться, как скрывали Блэка?
- Нет. Что вы! – возмутился Альбус. – Они настоящие преступники и должны быть сурово наказаны. А разговор к их преступлениям не имеет отношения. Это сугубо личная беседа. Когда я говорю один, я не совсем имею в виду только себя. С ним хотят побеседовать его бывшие одноклассники. Вам, поверьте мне на слово, Корнелиус, это совсем не интересно.
- Ладно, – легко согласился Фадж.
Гермионе показалось, что и в этом случае не обошлось без какого-нибудь заклинания или зелья. Уж больно легко и быстро сдался довольно упрямый министр.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:44 | Сообщение # 32
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 30. Информация.

Как и в день перед началом допросов, Гермиона и Северус были вызваны в кабинет Дамблдора. Едва они уселись на кресла, как в дверь постучались и вошли Гарри и Сириус в человеческом облике. Гермиона с болью рассматривала постаревшее лицо Блэка и его волосы с проседью. Сейчас он почти не напоминал ей былого мальчишку.
Гарри выглядел довольным, но уставшим. Он широко улыбнулся собравшимся и уверенной походкой прошел вглубь кабинета. Перед тем как плюхнуться в кресло он зачем-то чмокнул Гермиону в щечку.
Сириус был явно не в своей тарелке. Он не до конца осознал, что его оправдали. Он довольно хмуро оглядел кабинет директора и неохотно кивнул Северусу. Тут его внимание привлекло действие крестника. Он присмотрелся внимательно к девушке, и глаза его округлились. Гермиона поняла, что Гарри на это и рассчитывал.
- Скажите, что я спятил, – сказал Блэк хриплым голосом.
- Легко, – моментально откликнулся Северус. – Хотя признание безумия, это уже шаг к исцелению. В чем причина такого признания?
Было очевидно, что Северус догадался о причине возгласа и теперь потешается над Блэком. Но Сириусу, видать, было не до его подначек. Он не отрывал от Гермионы глаз.
- Ты – Мион. И будь я трижды проклят, – наконец, выдавил он.
Гермиона, в общем-то, не собиралась дерзить. Но его голос был как в юности звонким. Поэтому она ответила ему задиристо, не уступая сарказмом Снейпу:
- Гермиона, с твоего позволения, родственник.
Бедный Бродяга захлопал глазами. Он переводил взгляд с одного лица на другое, будто искал подтверждения, что его не разыгрывают.
- Не понимаю, – наконец не выдержал Гарри, – неужели она так сильно изменилась, что ты не узнал Гермиону?
В его голосе тоже было довольно много ехидства.
- Почему же ты мне ничего не сказал? – с укором спросил его Сириус.
- Возможно, чтобы ты не испытывал еще большее раскаянье, – пожал тот плечами.
Блэк явно смутился. Девушке снова стало его жалко. Она уже собиралась попросить у него прощения. Но тут заговорил директор.
- Господа, я позвал вас вовсе не за тем, чтобы вы вспоминали детские распри, – строго сказал он. – У нас есть более насущные проблемы.
Теперь уже смутился не только Сириус. Когда же Дамблдор стал рассказывать о крестражах, то Блэк забыл о смущении и был искренне озабочен новой проблемой. Гермиона, которая поначалу нервничала, что Гарри узнает о ее причастности к этой тайне, тоже быстро успокоилась. Директор все перевернул так, что выходило, будто о крестражах догадался он сам.
- Я вчера не даром попросил конфиденциальной беседы с Петтигрю и Ноттом, – завершил свой рассказ Дамблдор. – Я хотел спросить их, что они знают о крестражах. Интуиция подсказывает мне, что один-то из них обладает нужной информацией.
В этот момент в дверь постучали. Это привели Нотта в сопровождении двух человек. Заверив, что преступник не сбежит, Дамблдор попросил конвой покинуть кабинет.
- Не хочу, чтобы наш разговор услышали лишние уши, – пояснил он собравшимся. Затем повернулся к Северусу и попросил: – Давай, напои нашего милого гостя сывороткой правды. Мне подсказывает интуиция, что без нее будет слишком долго. Да мы и не сможем применять методы дознания мракоборцев.
Снейп понимающе хмыкнул и достал из кармана бутылочку. Он добавил несколько капель в воду и насильно влил сыворотку Нотту. Но тот, как его не спрашивали, ничего не знал о крестражах и не получал никаких вещей на хранение от Волдеморта, подобно Малфою.
- Остается наш милый друг Питер, – констатировал взмыленный Снейп, который и проводил дознание. – Ты же не откажешься, Блэк, поговорить с другом тет-а-тет?
- Главное, не прихлопнуть бы, – с искренней улыбкой ответил Сириус.
Было очевидно, что он доволен тем, что ему доверили допрос Петтигрю. Гарри тоже посмотрел на Снейпа с благодарностью, по достоинству оценив жест. А Гермиона, возможно, в последний раз удивилась поступку зельевара. Она сделала это скорей по инерции, чем потому что не ожидала. Наоборот, поступок был весьма предсказуем и хорошо ложился на новый образ Снейпа. Этому новому Северусу никогда уже не суждено было стать тем издерганным, злым и мрачным профессором Снейпом, которого она все еще помнила.
~~~~~~~
Едва увидев в кабинете директора всю собравшуюся там компанию, Петтигрю шарахнулся к двери. Но та, естественно, была закрыта. Северус подошел к нему и попытался влить Веритасерум. Но Петтигрю вырвался, затрясся и упал на колени. Он стал ползать на них от одного к другому и слезливо ныть:
- Не убивайте меня.
Это было настолько отвратительно, что все поморщились.
- Хотелось бы. Но мы не станем. Кому хочется оказаться в Азкабане за такого слизняка, – с презрением сказал Блэк и сплюнул под ноги своему бывшему другу.
- Прекрати ломать комедию, – сказал Северус, ловя Питера за плечо. – Это не отрава, а сыворотка правды. Выпей ее добровольно. Не заставляй нас насильно вливать ее в твою глотку.
- Что вам еще от меня надо? – взвизгнул Петтигрю. – Я уже все сказал на допросах.
- Ты не в том положении, чтобы спрашивать. И твои допросы еще только начинаются. Пока с тобой, ублюдок, только вежливо побеседовали, – сказал Гарри.
Петтигрю понял, что сопротивление бесполезно и послушно открыл свой рот. Через пару минут глаза его остекленели. Взгляд стал спокойным и покорным. Он по-прежнему стоял на коленях, а поэтому теперь еще сильнее напоминал раба. Это только усиливало омерзение к этому типу.
- Давайте покончим быстрее, – сказала Гермиона. – Я не могу видеть это ничтожество. Меня скоро вытошнит.
- Давай, Сириус, начинай допрос, – впервые при девушке Снейп назвал Блэка по имени.
- Что ты слышал о крестражах от своего хозяина? – задал первый вопрос Сириус.
- О, Темный Лорд мне все рассказал. Я знаю о них больше, чем кто-либо еще. Он мне доверяет полностью, – мечтательно ответил Петтигрю.
Его взор еще более затуманился, и он стал говорить с восхищением, подтверждая, что дневник был крестражем.
- Первый крестраж Темный Лорд создал еще в школе. Он тогда убил своего отца. Он так сожалел, что Люциус отнесся невнимательно к его хранению. Следующим стал перстень дяди Морфина, который когда-то принадлежал Певереллам. Спрятав его в чулане старого дома Мраксов, Темный Лорд не стал защищать лачугу слишком уж сильно…
- Что значит «слишком уж»? – перебил его Сириус.
- Ну, там нет никаких ловушек, – покорно ответил Питер. – Зато кольцо несет на себе проклятие. Надев его, заразишься туберкулезом костей. При этом рука станет выглядеть обгоревшей. Но только так можно разрушить этот крестраж.
Гермионе стало понятно, как пострадала рука Дамблдора в той реальности. Знал ли тот в прошлый раз, когда одевал перстень, что так все случится или действовал интуитивно, девушка не знала. Как не знала она пока и ответ на вопрос, как директор поступит на этот раз.
Пока Гермиона сидела, задумавшись, Блэк уже вовсю выспрашивал Петтигрю о медальоне Слизерина. Она не стала слишком прислушиваться, так как знала о защите крестража довольно подробно. После смерти директора она уговорила Гарри, чтобы он поделился с ней и Роном своими воспоминаниями о походе в пещеру. Тогда они воспользовались примитивной чашкой, в которую и поместил Поттер свои мысли.
- Что ты можешь сказать о чаше Хельги Хаффлпаф? – задал Блэк очередной вопрос, заставляя Гермиону стать внимательней. – Стала ли она крестражем? Где спрятана? Как охраняется?
Петтигрю отвечал весьма охотно. Он, можно сказать, наслаждался тем, что знает такие секреты и может этим похвастаться.
- Чаша, разумеется, крестраж. Нельзя было просто так пропадать хорошей вещи, – радостно сообщил он. – Она стала им, когда Темный Лорд покончил с Доркас Медоуз. Помнишь, Сириус, такую?.. Ты, кажется, в нее был влюблен на шестом курсе.
- Можно я его покалечу? – вместо ответа своему бывшему другу спросил Блэк собравшуюся компанию.
В ответ на этот риторический вопрос никто не ответил. Сириус замахнулся ногою, явно собираясь пнуть стоящего перед ним на коленях Петтигрю. Но в последний миг передумал.
- Нет, – сказал он. – Не хочу марать об него ботинки, – он повернулся к Хвосту и сказал более сердитым тоном: – Продолжай, гнида. Да воздержись от таких высказываний.
- Темный Лорд хотел спрятать чашу в погребе дома Редллов. Да не успел. Он просто поставил ее на камин. Там она и простояла все пятнадцать лет, пока он отсутствовал. Правда, ее саму защищает весьма изощренное проклятие.
- Ну и как ее обезвредить?
- А вот этого я не знаю.
- Хорошо. Мы сами займемся этим, – вмешался в допрос Дамблдор. – Пусть он теперь расскажет, существуют ли еще крестражи. Сколько их. Ну и далее все по предыдущей схеме.
- Слышал? – Сириус все-таки пнул Петтигрю кончиком своего ботинка в район печени.
- Темный Лорд собирался создать полный комплект крестражей, – покорно ответил тот, поморщившись от пинка. – Просто он хотел, чтобы вещи, которые будут крестражами, были особенными. Ему хотелось найти что-нибудь, принадлежавшее основателям. Но как он не старался, ему так и не удалось отыскать ничего, чтобы принадлежало Гриффиндору. Он даже с этой целью хотел устроиться работать в Хогвартс, где были шляпа и меч Годрика.
- Ничего себе! – удивился Северус. – Темный Лорд собирался стать простым преподавателем. Никогда бы на него не подумал.
- Да. Он приходил наниматься на должность профессора ЗОТИ, когда я первый год был директором, – подтвердил Дамблдор. – Я, разумеется, ему отказал. Он уже на треть к тому времени не был человеком. Да и вообще, надо быть буйно помешанным, чтобы принять на работу не Тома Реддла, а Волдеморта, как он хотел называться. Но я бы и Тома Редлла не взял.
Все присутствующее вздохнули, явно представляя в своем воображении, что могло бы получиться от такого назначения. По крайней мере, Гермиона думала именно об этом.
~~~~~~~
- Мы немного ушли в сторону, – разбил молчание Дамблдор. – Продолжай, Питер. Как насчет реликвий Ровены Когтевран?
- С этим ему повезло больше. Перед самым исчезновением он достал кольцо Ровены. Но крестража он из него так и не сделал. Темному Лорду мало было, чтобы вещь была особенной. Он хотел, чтобы и смерть была особенной. Поэтому приберегал кольцо до особого случая. Таким случаем должна была стать смерть Гарри Поттера на кладбище.
- Значит, ему не подфартило. Вместо того чтобы убить меня, он сам окочурился, – усмехнулся Гарри.
- И где же это кольцо? – поинтересовался Северус. – Хотелось бы удостовериться, что он не стал крестражем.
- Оно у меня в кармане, – с улыбкой идиота на лице поведал Петтигрю.
- Но тебя же вчера обыскивали при мне. Сам Дьюган. Он не первый год в мракоборцах и сведущ в таких делах, – удивленно сказал Сириус
Петтигрю гаденько захихикал.
- Так я ж его проглотил перед этим. А теперь он опять со мной. Посмотри.
С этими словами он вынул из кармана грязных, широких штанов, которые были надеты под мантией, настоящее произведение ювелирного искусства. На тонком ободочке из золота была сделана изогнутая ветка с платиновыми листиками, которые были явно покрыты еще перламутром. Она заканчивалась небольшой ягодкой из чистейшего сапфира изумительного, синего цвета.
- Фу, какая гадость, – почему-то сказал Сириус.
Гермиона сначала удивилась этому возгласу. Но, немного подумав, поняла, что это относится не к украшению на руке Петтигрю, а к тому, где он его прятал. Ведь Питер сказал, что он его проглотил. Она тоже невольно скривилась, когда Блэк брезгливо протянул руку и хотел взять перстень.
- Не отдам, – завизжал Петтигрю и снова сунул кольцо в рот.
Проглотить он его не успел, потому что в этот момент к нему подскочил Снейп и хлопнул со всей дури по загривку. Кольцо с силой вылетело изо рта предателя, а сам он упал на пол и очень сильно стукнулся носом. Из носа даже потекла кровь.
- Кажется, перестарался, – без сожаления сказал Северус.
Он направил палочку на разбитый нос Петтигрю и вылечил его, кривясь и морщась.
- Приходится заниматься, черт знает чем, – прокомментировал он.
Хвост все это время тихо поскуливал, как побитая собака.
- Ты сам виноват, что тебя ударили, – холодно сказал Северус. – А теперь кончай притворяться и продолжай отвечать.
- Это все, что ты знаешь о крестражах или есть что-нибудь еще? – задал наводящий вопрос Блэк. – Волдеморт сделал себе весь комплект?
- Нет, – довольно удручено ответил Питер. – Он не успел.
- Значит ли это, что это все крестражи?
- Нет, – снова отрицательно ответил предатель. Но на сей раз, его лицо сияло. – Кое-что он все-таки сделал. Перед тем как идти к Поттерам, он велел мне добыть что-нибудь из их вещей. Он собирался сделать сразу два крестража на их убийстве. Одни – с убийства Джеймса, другой, как я уже говорил, с убийства Гарри. Так вот, для первого он хотел использовать запонки моего друга.
- Как ты смеешь называть Джеймса другом? – не выдержал Блэк и снова ткнул Петтигрю ботинком.
На этот раз пинок был гораздо сильнее. Петтигрю во второй раз врезался лицом в пол кабинета директора.
- Держи себя в руках. Дал бы ему договорить, потом бы бил, – сказал Снейп, поднимая упавшего за шкирку и исцеляя его многострадальный нос.
- Не ной, пока мы тебе все ребра не переломали, – предупредил он исцеленного. – Чем быстрее ты договоришь, тем целее уйдешь отсюда.
Петтигрю посмотрел на него внимательно, всхлипнул и утвердительно кивнул.
- Как вы знаете, в тот раз, в Долине Годрика Темный Лорд не успел ничего сделать, – заговорил он. – Но идея воспользоваться запонками у него осталась. Тем более он, после того как я отыскал его в Албанских лесах, утвердился в мысли, что младший Поттер – избранный. Вещь, принадлежавшая отцу необычного ребенка, автоматически стала не просто запонками, а реликвией. Ему, конечно, хотелось, чтобы умер кто-нибудь из окружения Гарри. Но тут подвернулась Берта Джоркинс. Когда он выпотрошил из нее все сведения, то ее смерть стала спусковым механизмом. Запонки стали крестражем.
- Ну и где они?
Петтигрю, хоть и был достаточно напуган обращением с ним, не удержался и захихикал. По-видимому, такой эффект на него оказывал веритасерум.
- Темный Лорд спрятал его в развалинах дома Поттеров. Правда, здорово? – Петтигрю снова улыбался улыбкой идиота.
Блэку, естественно, это не понравилось. Он занес свою ногу. Но его удержал Снейп.
- Пусть договорит, – сказал он. – Мне надоело его лечить.
Сириус, как не странно, подчинился. Тем более, Петтигрю благоразумно перестал хихикать, но улыбка на его лице осталась.
- Вы думаете, он просто положил их туда? – задал он вопрос и сам же на него ответил: – О, нет,… вы ошибаетесь. Он там такую защиту придумал. Почти как в пещере. Да вы и сами все это увидите. Вы же собираетесь туда прогуляться. А я вам больше ничего не скажу. Ваше зелье выветрилось.
Едва отзвучала последняя фраза, как на него обрушились одновременно два удара под ребра. Снейп больше не держал Блэка. Он сам к нему присоединился.
- Прекратите, – сурово остановил их Дамблдор, когда они занесли ноги для повторных ударов. – Не хватало, чтобы вы тут его до полусмерти запинали.
Оба мужчины нехотя послушались. Директор моментально вызвал конвой, и те увели от греха подальше предателя. С носа Питера капала кровь, которую в этот раз никто не стал останавливать.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:44 | Сообщение # 33
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 31. Планы.

После того, как увели Петтигрю, Дамблдор вызвал эльфа, и они перекусили.
- Подведем итоги, – сказал директор, когда с едой было покончено. – У Волдеморта остались пять крестражей. Причем мы знаем, где они находятся и как защищены. Остается только пойти обезвредить их.
- Надеюсь, вы не собираетесь заниматься этим в одиночку? – спросил Северус, который знал, как это происходило в реальности Гермионы.
- Нет, – сказал Дамблдор. – Я сделал правильные выводы из видений Гермионы: действовать в одиночку опасно. Но и привлекать много народу не стоит.
- Если вы намекаете, что пойдете только с профессором Снейпом, то я сразу предупреждаю, что это у вас не выйдет. Петтигрю довольно подробно показал нам все места. Вы меня не удержите, – воинственно сказал Гарри.
- Куда уж мы без тебя, «Миссия» ты наша, – усмехнулся Северус.
Гарри гневно стрельнул в него глазами и открыл, было, рот для какой-нибудь колкости в ответ. Но Дамблдор погрозил ему пальцем и сказал, обращаясь сначала к Снейпу:
- Не дразни мальчика, Северус.
Затем он повернулся к Гарри и сказал ему:
- Ты мог бы уже понять, что я перестал считать тебя маленьким. Я ни разу не вмешался в историю с кладбищем. Более того, я даже там не появился. Не стану я ограждать тебя и от уничтожения крестражей, хотя это довольно опасно. Конечно, навряд ли ты сможешь что-либо посоветовать или реально помочь. Но такой опыт для тебя будет важен. Что-то типа летнего практикума. И, разумеется, мы возьмем с собой Гермиону.
- А я? – словно маленький обиженным тоном спросил Сириус.
- И тебя тоже, если вы с Северусом не подеретесь, – лукаво подмигнул ему Дамблдор. Затем добавил серьезней: – Если бы я хотел скрыть от вас информацию о крестражах, я не позвал бы вас сегодня на разговор с Петтигрю. Ведь я догадывался, что он мне расскажет.
- Тогда надо дождаться возвращения моей волшебной палочки, – радостно объявил Блэк.
- Если бы меня не перебивали, – нахмурился директор, – то я бы уже сам сказал об этом.
Сириус смутился. Дамблдор же обвел всех строгим взглядом и спросил:
- Ну, вы дадите мне договорить, какой я придумал план, или будете перебивать меня и дальше?
Теперь уже все почувствовали себя провинившимися школьниками.
- Так вот, мои дорогие, – как ни в чем не бывало, сказал директор более мягким тоном. – У нас с вами такие планы на ближайшие летние месяцы. Пока ждем возвращения палочки Блэку, я покопаюсь в литературе. А вам настоятельно советую посетить свои пенаты.
- Я не поеду к Дурслям! – заявил с возмущением Гарри.
- Опять ты меня перебиваешь, – укорил его директор.
- Разве вы не закончили? – искренне удивился тот.
- Представь себе, нет, – сказал Дамблдор. – Я хотел предложить тебе пожить пару недель у Сириуса, в доме его матери. Там обширная библиотека, особенно много книг по темной магии. Поищите, как можно снять или предотвратить проклятия, наложенные на перстень.
- Этот дом наверняка запущен. Он пустует уже лет десять, – сказал Блэк. – А так как он принадлежал темным волшебникам, то там полно темномагических тварей.
Дамблдор скосил глаза на Гермиону, будто ища подтверждение его словам. Та кивнула ему утвердительно. Он, увидев ее кивок, сказал Блэку:
- Если это подтвердится, то я пошлю туда с десяток эльфов из Хогвартса.
Гермиона удивилась про себя, что ее не возмущает это решение. Она его скорее одобряла. «Интересно, почему в прошлый раз он этого не сделал?» – даже подумала она.
- Через пару недель встретимся в Хогвартсе и первым делом посетим Литтл-Хэлгентон. Там и дом Реддлов, и дом Мраксов. Мы можем уничтожить два крестража. Нам даже будет где остановиться. Усадьба Реддлов хорошо сохранилась, – сказал Дамблдор.
На этом аудиенция была закончена.
~~~~~~~
Перед тем как уехать к родителям, Гермиона решила еще раз поговорить с Дамблдором. Ее волновал вопрос, отправлял ли он им письмо. Когда она пришла в кабинет, там был уже Сириус с Гарри. Блэк хотел выяснить, как ему быть с Клювокрылом, который жил в пещере недалеко от Хогсмида. Когда она вошла, Сириус как раз говорил:
- Я, конечно, могу забрать его в свой дом. Там есть внутренний дворик и довольно большие пустующие комнаты. Но это не дело держать зверя в городском доме. Он там летать разучится, да и вообще захандрит.
- Я прямо и не знаю, – вздохнул Дамблдор.
- Простите, что вмешиваюсь, – сказала Гермиона. – А почему бы его ни вернуть в Хогвартс, изменив только имя? Ведь для всех, кроме Хагрида и Блэка, он на одно лицо с остальными гиппогрифами.
- Гермиона, ты гений! – воскликнул Гарри.
- Как это мне самому не пришло в голову, – спокойней, чем парень, но тоже довольно радостно сказал директор.
Только Сириус казался не слишком веселым. Девушка подумала, что тому просто жалко расставаться со своим спасителем. Ведь он именно на Клювокрыле улетел из Хогвартса, когда его ловили.
- Ты боишься по нему заскучать? – спросила она у Блэка. – Так я думаю, после твоей реабилитации, никто не будет возражать, если ты будешь его навещать в Хогвартсе.
- Конечно же, нет! – поддержал ее Дамблдор. – Приезжай в любое время. Я вообще подумываю дать тебе какую-нибудь должность, Сириус.
- Нет. Я не из-за Клювокрыла, – сказал Блэк, смущенно. – Меня немного покоробило, что ты, Мион, назвала меня по фамилии. Неужели ты до сих пор злишься за детские выходки? Ты совсем позабыла, как вы спасали меня на третьем курсе?
Девушка искренне смутилась.
- Прости, – сказала она. – Если честно, то у меня вырвалось. Просто то прошлое пока для меня реальней, чем это. Оно ближе ко мне по времени. Но я обязательно исправлюсь. Я не такая злопамятная, – она на секунду замолкла и добавила: – Сириус.
Это получилось не к месту, зато подтверждало ее готовность называть его так. Едва последнее слово отзвучало, как она увидела на изможденном лице прежнюю белозубую улыбку. Это сделало Сириуса похожим на прежнего, беззаботного мальчишку. Гермиона поняла, что поступает правильно.
- Спасибо тебе, спасибо! – кинулся на нее с объятьями Гарри. – А то он места себе не находит с тех пор, как узнал что ты и Мион – одно лицо.
Этот порыв друга еще более привел Гермиону в смущение. Если честно, то она и не держала обиды на Блэка. Просто она так привыкла перебрасываться с ним ехидными фразами, что не могла себя перестроить. Но она поклялась, что постарается не вести себя так в дальнейшем. Хватит с Блэка и одной язвы – Северуса.
- Для меня, – сказала она вслух, – навсегда будут различаться два Сириуса. Один – бесшабашный мальчишка без царя в голове, а другой – это твой крестный, Гарри, прошедший через ад Азкабана. И именно этому второму я хочу сказать пару слов.
Она развернулась к Блэку, подошла к нему вплотную, обняла и сказала:
- Я рада, что ты живой и здоровый, Сириус. Так приятно видеть, что ты улыбаешься. Поздравляю с реабилитацией.
- Гермиона, – сказал тот, сжимая ее руками. – Я тоже рад видеть тебя, малышка.
Она некстати вспомнила, как он погиб в Министерстве магии и прослезилась. Оставалось надеяться, что здесь такого не будет.
После этой трогательной сцены, Гарри и Сириус ушли.
~~~~~~~
- Ты что-то хотела спросить? – задал вопрос Дамблдор, когда они остались вдвоем с Гермионой.
- Да, – сказала она. – Я пришла узнать, посылали ли вы письмо моим родителям?
Директор хлопнул себя по лбу.
- Вот голова садовая. Совсем вылетело из головы, – сказал он. – Ты уж прости старика.
Гермиона глубоко задумалась.
- Я боюсь ехать к родителям, – созналась она через пару минут. – Не могу представить, как я вхожу в их дом, а они видят меня и не узнают.
- Попроси Северуса поехать с тобой. Он немного поколдует, и они не будут реагировать на тебя так болезненно. Или ты считаешь, что это неудобно?
Гермиона вспыхнула. «Почему мне самой не пришло такое решение в голову? – подумала она. – Наверно я подсознательно боюсь, что он откажется». Дамблдор будто прочитал ее мысли. Впрочем, он умел это делать.
- Не бойся, – сказал он. – Северус будет счастлив. Прости, что вмешиваюсь по-стариковски не в свои дела, но ты ему очень нравишься.
Гермиона покраснела еще гуще, хоть и была уверена, что краснеть уже некуда.
- У меня к тебе вопрос о медальоне Слизерина, – перевел Дамблдор разговор на другую тему. – Ты сказала, что в пещере мы с Гарри нашли только записку с подписью «РАБ». А ты случайно не думала, кто это может быть?.. Мне вот, например, приходит на память только младший брат Сириуса, Регулус. Этот мальчик вступил в ряды Пожирателей смерти в то лето, когда ты пропала. А через полгода его убили свои же. Он даже не доучился в Хогвартсе.
- Вы знаете, я тоже думала на него, – сказала Гермиона. – Только вот откуда в середине его инициалов затесалась буква «А».
- Это довольно просто. У него в Слизерине за едкий язык была кличка «Акрид». Он весьма ей гордился. Вполне мог использовать как второе свое имя.
- Вы поэтому послали Гарри и Сириуса в дом Блэков? – поинтересовалась она. – Хотите найти там что-нибудь о медальоне?
- Да, я мыслил именно так.
- Но в прошлый раз в доме ничего не нашли.
- Возможно, просто не искали.
В словах Дамблдора была истина. Сколько старинных вещей выкинул Сириус в прошлый раз. Их никто не рассматривал. Среди них вполне мог затесаться небольшой, золотой медальон.
- Он действительно захламлен? – вырвал ее из раздумий вопрос Дамблдора.
- Да. За ним присматривал эльф Кикимер. Он спятил, выполняя безумные приказы приклеенного портрета своей хозяйки миссис Блэк. – ответила она.
- Похоже, Гарри и Сириусу не придется скучать, – усмехнулся директор.
- Да уж, – поддакнула Гермиона с улыбкой.
- Я скажу эльфам, чтобы они особо обратили внимания на Кикимера и на старинные побрякушки. Возможно, медальон пылится в одном из ящиков фамильного дома Блэков, – сказал Дамблдор. Он потеребил бороду, засунул в рот лимонную дольку и задумчиво продолжил: – Что-то я еще хотел спросить. Ах, да… я по поводу Риты Скиттер. Знаешь, она не попадалась в ловушки, а статей нет.
- Я о ней совершенно забыла! – воскликнула Гермиона. – Я же поймала ее. Она сидит у меня в комнате, в аквариуме в образе майского жука. Надо ее выпустить.
- Скажи ей только, что если она еще хоть раз будет шпионить в Хогвартсе и писать пасквили, то мы ее уничтожим. И нас не один суд не осудит. Мы же убьем майского жука, – лукаво улыбаясь, сказал директор и добавил: – Если у тебя все, то давай прощаться.
- Да, это все, – подтвердила девушка – До свидания.
~~~~~~~
Для визита к родителям Гермионы Снейп надел на себя вполне магловскую одежду. Свои длинные волосы он завязал в низкий хвостик. Гермиона внимательно его оглядела. В белой рубашке и летнем пиджаке, с подвязанными волосами, Северус казался моложе своего возраста минимум лет на пять. Так как сама Гермиона уложила волосы в сложную прическу, то они смотрелись вдвоем великолепно. Однако у мужчины было свое мнение.
- Как не выряжайся, – сказал он, рассматривая их обоих в зеркале, – а я все равно старый на твоем фоне.
- Вот уж не знала, что ты так падок на комплименты, – фыркнула Гермиона.
Снейп непонимающе вскинул брови.
- Что ты имеешь в виду? – спросил он.
- Ты выглядишь великолепно, и сам это прекрасно видишь, – сказала она, улыбаясь.
- У тебя взгляд влюбленной дурочки, дорогая, – подколол он ее.
- Сам дурак, – откликнулась Гермиона и поцеловала его.
«Это никогда не изменится, – подумала она про себя. – Мы будем всегда подтрунивать друг над другом». Это «всегда» в ее мыслях прозвучало столь уверенно, что у нее невольно потеплело на сердце.
Городок, в котором жили родители Гермионы, был недалеко от Лондона и не слишком отличался от Литтл-Уингинга, где вырос Гарри Поттер. В нем были такие же небольшие частные домики и ухоженные садики. Тут даже была своя Тисовая улица.
Дом Гермионы стоял на бульваре Нельсона. Девушка с волнением стояла перед ним, не решаясь входить. На нее накатили воспоминания. Северус потянул ее за руку и спросил:
- В чем дело?
- Последний раз я тут стояла с Гарри и Роном, – сказала она хрипло. – От дома осталась воронка. Тела родителей мы так и не отыскали. Только какие-то фрагменты.
Он прижал ее к своей груди и сказал почти торжественно:
- Клянусь, такого не будет.
Гермиона улыбнулась. «В его руках в это верится намного легче», – подумала она и первой шагнула к дому. На звонок в дверь открыла мама. По ее взгляду девушка догадалась, что та ее не узнала. Ей стало немного грустно.
- Здравствуйте, – первым поздоровался Северус. – Мы из Хогвартса. Вот, возьмите.
Он протянул женщине небольшой конвертик. Едва она взяла его, как лицо ее преобразилось, глаза засияли. В следующее мгновение она распростерла объятия и заключила в них Гермиону.
- Моя милая девочка, ты стала настоящей красавицей, – сказала она.
- Мама, я так соскучилась, – со слезами на глазах откликнулась Гермиона.
Теперь сцена напоминала ей возвращение блудного сына. Впрочем, для нее это так и было. Она уже не надеялась переступить порог этого дома. Тем более оказаться в объятиях матери.
Пока они обнимались, Северус без приглашения вошел в дом. Когда мать и дочь последовали за ним, то тот уже по-свойски болтал с хозяином дома.
- Зря не послала сову, Мион. Мы встретили бы тебя на вокзале, – сказал с укором отец.
- Мы хотели сделать вам сюрприз, папа, – растерянно откликнулась Гермиона.
- В этом есть своя прелесть, – улыбнулся тот, вставая с дивана.
Отец подошел к Гермионе, обнял ее и добавил:
- Ну, здравствуй, дочка. Ты теперь совсем взрослая.
Девушка не знала, что ей следует говорить. На ее глаза вновь набежали слезы. Когда он ее отпустил, то она села и, словно гостья, стала рассматривать обстановку, не слишком вслушиваясь в разговор отца и Северуса. Мама все это время собирала на стол.
Когда она их всех пригласила на ланч, то к Гермионе, наконец, вернулось самообладание, и она смогла участвовать в разговорах. Оказывается, пока она медитировала, Снейп рассказал родителям о ее путешествии в прошлое и о недавних событиях.
- Мы так признательны вам за заботу, Северус, – как раз говорил отец, когда Гермиона очнулась. – Вы же простой учитель и не обязаны быть так внимательны.
- Ну что вы, – возразил Снейп. – Я вовсе не простой учитель. Я был ее другом. В конце концов, я прождал вашу дочь пятнадцать лет, перед тем как встретить.
Гермиона воззрилась на него с удивлением. Она никак не ожидала такого признания от него, да еще перед ее родителями.
- Я, конечно, не хочу ее ни к чему обязывать. Я намного старше вашей дочери, – продолжал Северус, пока она удивлялась. – Вы можете не волноваться. Она совершенно свободна.
- Я не хочу быть свободной! – возмутилась она.
Отец и Северус уставились на нее шокировано, а мама мечтательно улыбалась.
- Боже мой, как романтично! – сказала она. – Он ждал ее столько лет и дождался.
Мама повернулась к Северусу и сказала:
- Вы не беспокойтесь. Мы современные люди. Как бы не развивались ваши отношения с нашей дочерью, мы не станем препятствовать.
- Джейн, ну что ты такое болтаешь? – смущенно спросил отец.
- Джон, мы же действительно современные, и мы любим нашу малышку, даже если она выросла на три года за один.
- Кстати, сколько тебе исполнится, дорогая? – спросила мама у совершенно сбитой с толку и смущенной Гермионы.
- Девятнадцать, – пробормотала та.
- Ну, прямо невеста!
Гермиона покраснела так сильно, как ни разу до этого. «Мои родители ведут себя так, будто давно ждали, как бы сбагрить меня замуж, – подумала она. – Что подумает Северус?» Но мужчина, в который раз, изумил ее.
- Раз уж вы так относитесь ко всему, – сказал он, – то я попрошу руки вашей дочери.
- Северус?! – воскликнула потрясенная Гермиона.
- Я снова изумил тебя. Да? – усмехнулся он. – Возможно, это мой способ держать тебя.
- Что же мы сидим?! – сказал папа. – Шампанского.
Девушка подумала, что она спит, и все это ей снится.
Последующие две недели прошли в более размеренном темпе. Северус жил в комнате для гостей и прекрасно сошелся с ее родителями. Она же просто наслаждалась тем, что вернулась домой и снова видит их живыми. Пожалуй, это были самые лучшие две недели за последние три года. Оставалось только надеяться, что и дальше все будет так здорово.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:45 | Сообщение # 34
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 32. Перстень Певереллов.

Едва Гермиона и Северус вернулись в Хогвартс, их позвали к директору. Оказывается, Гарри и Сириус вернулись туда уже три дня назад. Они уже изнывали от жажды деятельности.
- Пока вы развлекались, – сказал Блэк ехидно, – мы кучу дел переделали.
- Неужели разобрали твой свинарник? – в тон ему спросил Снейп.
Сириус открыл рот, собираясь дерзить, но его ткнул под бок Гарри и спокойно ответил:
- И это тоже. Кстати, не безрезультатно. Мы нашли медальон Слизерина. Он обезврежен. Там еще был дневник Регулуса, брата крестного, который объяснял, как это все случилось.
- О, это великолепно, – воскликнула Гермиона, будто никогда не предполагала, что так могло получиться. – Нам не придется ехать в пещеру, где он был спрятан.
- А вот я придерживаюсь другого мнения, – сказал Дамблдор. – Пещеру мы посетим обязательно. Надо посмотреть на ее примере, какой может быть защита крестража.
- Но там же опасно! – воскликнул Сириус. – Вы забыли, как ее расписал Петтигрю?
- Зря паникуешь, – сказал Гарри. – Твой брат прошел все ловушки и выжил. Неужели мы вместе не преодолеем его путь?
- Вот именно, – поддержал его директор. Он помолчал секунду и перешел совсем на другую тему: – Между прочим, есть прекрасная новость. Все Пожиратели смерти, которые участвовали в событиях на кладбище, уже осуждены. Приговор приведен в исполнение.
- Это хорошо, – сказал Северус. – Как-то спокойней, зная, что Волдеморт лишился самых своих ярых сторонников.
- Вы забываете о тех, кто сидит в Азкабане, – напомнил Гарри. – Мне кажется, они тоже представляют потенциальную опасность.
- Их охраняют дементоры, – отмахнулся Дамблдор, – и они их не обманут, как Сириус. Вот если бы Волдеморт возродился, тогда они могли бы сбежать.
«А ведь так и было в прошлый раз», – подумала Гермиона.
- Лучше бы их все-таки поцеловали дементоры, – сказала она вслух.
Директор покачал головою, будто осуждая ее за такую жестокость. А вот Блэк сказал:
- Надо подкинуть эту идею Фаджу. Он так же кровожаден, как ты, малышка.
- Спасибо за комплимент, – шутливо поклонилась ему Гермиона.
- Мы немного отвлеклись в сторону, – сказал Дамблдор.
- О, мы же начали хвастаться и остановились на половине, – с радостью переменил тему Сириус. – У меня в доме обширная библиотека по темной магии. Мы там кое-что нашли относительно проклятья перстня Певереллов. Теперь мы знаем, как его быстро локализовать.
Он сделал эффектную паузу и обвел глазами аудиторию.
- Не томи, – сказала Гермиона.
- Тут потребуется ваше мастерство, профессор Снейп, – вместо него ответил Гарри. – Вам придется сварить несколько довольно сложных зелий и как можно быстрее.
- Позволь мне судить об их сложности, – хмыкнул Северус. – Дай мне рецепты.
Блэк изобразил на лице сомнение, будто не доверяя его талантам. Он даже рот раскрыл, явно собираясь съязвить. Но ему снова не дали. Поттер уже протягивал Снейпу книгу. Гермиона в который раз подивилась не только рассудительности Гарри и его симпатии к зельевару, но и тому, с какой легкостью он крутил Блэком.
- Пару зелий надо приготовить заранее, – сказал Северус, вырывая Гермиону из размышлений. – Они, конечно, трудоемкие, но вполне приемлемы по сложности. А вот третье придется варить на месте. И тут самое главное не в его сложности, а в скорости приготовления. Думаю, мне потребуется помощь.
- Я могу сгодиться в качестве помощника? – спросила Гермиона.
- Вполне, – секунду подумав, сказал он. – Мы уже с тобой работали в тандеме.
- Те два, которые можно приготовить заранее, долго готовятся? – спросил Дамблдор.
- Я могу приготовить их за пару дней.
- А если тебе будут резать ингредиенты?
- Поттера хотите подсунуть? Пытаетесь выучить мальчика на зельевара? – ухмыльнулся Северус. – Ладно, пусть работает. Но вот Блэка я к себе в лабораторию не пущу.
- Не больно-то хотелось, – фыркнул тот.
- Ты не ответил, Северус, на вопрос. Успеешь сварить зелья сегодня? – игнорируя ехидные слова Снейпа и Блэка, невозмутимо спросил Дамблдор.
- Запросто, – пожал плечами Снейп.
- Тогда план такой. Сейчас идите варить. А завтра мы поедем в Литлл-Хэнгелтон.
Северус моментально вскочил с кресла и, призвав Гермиону с Гарри следовать за собой, пошел на выход. Уже перед самой дверью девушка услышала слова Дамблдора, который обращался к Блэку:
- А мы пока сделаем вот что…
В этот момент дверь захлопнулась, и продолжения она не услышала.
Снейп гонял их с Гарри до позднего вечера, и Гермиона не раз подумала, не преувеличивал ли мужчина, что они успеют. Однако они не только сварили необходимые зелья, но и собрали все ингредиенты для третьего. Снейп прекрасно умел работать сосредоточенно и заставлять других трудиться в полную силу.
~~~~~~~
На следующий день они все встретились на завтраке в Большом зале, как и договаривались.
- Я заранее приготовил портал до Литлл-Хэнгелтона. Сейчас позавтракаем и в путь, – сказал Дамблдор. – Сначала пойдем к дому Мраксов.
Дальше завтракали в молчании. Наверно, сказывалось волнение. Когда с едой было покончено, эльфы собрали им сухой паек. Гермиона вспомнила, что директор собирался ночевать в доме Реддлов. Если честно, ей не очень-то этого хотелось, но признаваться, что она побаивается этого дома, стеснялась.
Едва покинув ворота школы, они взялись за портал и через несколько минут стояли на пыльной дороге. Впереди была видна деревушка, а чуть над нею хорошо виднелся дом Реддлов. По сравнению с другими домами, он выглядел просто шикарно. Однако они не пошли к нему, а свернули вправо, в узкий переулок.
Пройдя немного тенистой тропинкой, они пришли к полуразвалившемуся дому, прятавшемуся посреди деревьев. По мнению Гермионы тут ничего не изменилось с тех пор, как Волдеморт приходил проведать Морфина. Учитывая состояние дома, можно было догадаться, что он сохранился только благодаря магии. Осознав это, девушка вынула палочку. Ее спутники поступили также.
С некоторой предосторожностью компания стала приближаться к дверям дома Мраксов. Гермиону и Гарри очень умело и грамотно оттеснили назад. Ни парень, ни она, не были этим довольны. Но оба спорить не стали. Оба хорошо чувствовали витающую в воздухе опасность, исходящую от развалюхи.
Перед покосившимися дверями компания остановилась. Дамблдор стукнул по руке Снейпа, который попытался открыть ее. Гермиона невольно усмехнулась. Директор и его держал за мальчика. Слова это вполне подтверждали.
- Я сам, – сказал он, нахмурившись.
Дамблдор взялся за ручку двери. Но какой бы слабой и еле прикрытой та не казалась, дверь не шелохнулась. У мага сдвинулись брови.
- АЛОХОМОРА, – сказал Дамблдор, наставляя палочку.
Никакого результата. Директор почесал свою бороду и еще раз произнес открывающее заклинание. Затем, подумав, добавил:
- РЕДУКТО.
С хибары даже солома не посыпалась.
- Вот тебе и не защищена, – сказал он задумчиво. – И что будем делать?.. Разносить дом более сильным взрывом, я не решаюсь.
Все только развели руками.
- Сэр, а может на перселтанге? – смущенно спросил Гарри.
Он указал куда-то на дверь, поясняя, почему так решил. Гермиона пригляделась. Там, куда он указывал, по-прежнему была прибита засушенная змея. Дамблдор это увидел и одобрительно кивнул, вздыхая. Он нехотя уступил парню место. Тот прошипел не хуже гадюки, и дверь отворилась без скрипа. Директор снова бесцеремонно сдвинул шагнувшего, было, к ней Гарри и первым проследовал внутрь.
- Держат тут за младенца. А что бы они делали без меня? – буркнул чуть слышно парень, когда то же самое сделали и остальные мужчины.
Гермиона была, в общем-то, с ним солидарна, но поддерживать бурчанье не стала. Проговорив «Люмос», она последней вошла в дом.
~~~~~~~
Внутри было, пожалуй, по щиколотку пыли. С потолка и стен спускалась толстая паутина. Везде царил бардак и запустение. Они обошли все комнаты и кухню, но так ничего и не увидели. Наконец, Дамблдор подошел к двери чулана.
- Северус, Сириус, отодвиньте детей подальше и сами с ними оставайтесь, – скомандовал он. – Я один займусь этой дверью.
Только огромным усилием воли девушка не заорала, что она не ребенок. На ее удивление сдержался и Гарри, видимо решив доказать подчинением, что он не ребенок. Впрочем, Блэка и Снейпа тоже нельзя было назвать согласными с решением Дамблдора. Они нахмурились и выполнили приказ с явной неохотой.
Дверь чулана открылась с легкостью. Однако навстречу Дамблдору выплыли шесть дементоров. Он невольно попятился.
- ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ! – выкрикнул он.
Из его палочки вырвался призрачный феникс. Дементоры бросились врассыпную, как стая хулиганов-подростков, обтекли старого мага и направились на остальную компанию.
- Займитесь ими, – сказал директор всем, будто они сами этого не понимали.
В тесном проходе стало светло как днем, потому что там, пред каждым из четверых появился Патронус, который светился серебряным светом. Гермиона с любопытством рассмотрела защитников.
Кроме ее Выдры и знакомого ей Оленя Гарри, в коридоре были Гиппогриф и огромный Ворон. Первый, по всей видимости, принадлежал Сириусу, а второй – Северусу. Девушка сразу решила, что это очень подходит к молчаливому и немного хмурому зельевару.
Дементоры были, по-видимому, очень сильными, потому что даже четыре мощных Патронуса не в силах их были развеять сразу. Волшебники встали спина к спине и продолжали воздействие. Но тут из чулана раздался вскрик Дамблдора.
- Блэк, поможешь мне вытащить директора, а вы разделайтесь с этой гадостью побыстрее, – скомандовал Снейп, первым кидаясь к чулану.
Сириус безмолвно последовал следом, а Гарри и Гермиона стали теснить дементоров подальше от помещения, где скрылись мужчины. Когда они выгнали создания тьмы в одну из комнат, то Олень Гарри стал вдвое огромней и почти с легкостью развеял всех шестерых дементоров.
Это оказалось вовремя, так как в коридоре послышался топот. Гарри и Гермиона одновременно кинулись навстречу. Блэк и Снейп чуть ли не бегом тащили директора на носилках. У того пылала рука.
- Я дал ему зелье, а огонь не остановился. По-видимому, нужен воздух и еще одна порция, – будто оправдываясь, сказал Северус.
- В книгах вечно преуменьшают эффект, – буркнул Сириус.
Пока они устанавливали носилки, Гарри и Гермиона выбили окна в комнате с помощью магии. Снейп тут же влил вторую порцию зелья. Рука перестала гореть. Теперь она была почти до плеча черной. На среднем пальце Дамблдора красовался безобразный перстень с черным, огромным камнем, треснувшем посередине.
- Придется выждать не менее получаса, прежде чем дать ему второе средство, – вздохнул Северус, опускаясь рядом с носилками на колени. – Только тогда, как написано в книге, он придет в себя. Не представляю, как такую же процедуру Альбус мог выполнить самостоятельно.
Гермиона догадалась, что последняя фраза предназначена только ей. Но так как ее слышали и другие, то Сириус спросил:
- А он что собирался действовать в одиночку?
- Представь. Я еле его уговорил, – подтвердил Северус.
Девушка не могла понять, говорит ли он сейчас правду или выдумывает. Впрочем, судя по сегодняшним событиям, Дамблдор вполне мог и в нынешней реальности хотеть отправиться в дом Мраксов в одиночку.
~~~~~~~
Минуты тянулись ужасно долго. В темной, мрачной комнате витало унынье и страх. Только вера в счастливое будущее, которая поселилась в Гермионе после посещения родителей, не дала девушке запаниковать. Наконец, Северус влил в рот Дамблдора второе зелье. Тот закашлялся, открыл глаза и сказал:
- Он вышел ко мне из камня почти бестелесным призраком. На вид ему было...
- Не разговаривайте, – строго сказал Северус. – Мы выслушаем вас завтра очень внимательно, а теперь отдыхайте.
Дамблдор раскрыл рот, собираясь спорить. Но зельевар прикрыл его рот рукою и сказал:
- Больше ни одного слова.
Директор в кои-то веки послушался. Он вздохнул, закрыл рот и глаза и почти мгновенно уснул. Снейп вздохнул с большим облегчением.
- Это зелье подействовало совершенно так, как описано в книге, – пояснил он. – Это значит, что ближайшие три часа нам делать нечего. Альбус будет спать. Предлагаю не сидеть в этой халупе, а отправиться в дом Реддлов. Нам с тобой, Блэк, придется левитировать носилки, а Гермиона может аппарировать Гарри прямо к дому.
- Мы пойдем с вами, – возразил Поттер. – Мало ли что.
- Вот именно. Мы не умрем, если пройдем по дороге пару миль. Зато нам будет спокойней, – поддержала его Гермиона.
Мужчины не стали возражать. Они подняли носилки руками и так вынесли их из дома. Молодые люди последовали следом. Когда они отошли от дома на почтительное расстояние, Гермиона сказала, обращаясь к Гарри:
- Взорви эту развалюху к чертовой матери.
Он кивнул понимающе и сказал:
- БАМБАРДА ФОРТЕ.
Дом и несколько обступивших его деревьев взмыли высоко в летнее небо. Когда все осело, то на месте дома Мраксов красовалась воронка и поваленные стволы. Все четверо облегченно вздохнули, будто сделали что-то очень нужное, и пошли к дому Реддлов, которого пока даже видно не было.
Путь по извилистой, изрытой ямами и каменистой тропинке занял довольно много времени. Из-за носилок приходилось двигаться медленно. Их хоть и несли с помощью магии, но приходилось следить, чтобы палочки были все время в одном и том же положении.
Когда компания, наконец, выбралась на дорогу, ведущую в Литлл-Хелгентон, двигаться стало легче. Гермиона еще раз отметила, что с такого расстояния дом Реддлов выглядит великолепно. Он возвышался над деревушкой такой величавый и белоснежный. Особенно это было заметно сквозь насыщенную листву плюща, облепившего дом.
Однако чем ближе подходила компания, тем более становилось ясно, что великолепие дома – лишь видимость. Белые стены были облуплены, красная черепица частично осыпалась, а окна нижнего этажа были все заколочены.
Внутри дома было довольно чисто. Особенно чистотой сверкали две комнаты, где, видимо, жил Волдеморт с Петтигрю. Тут даже еще тлел камин, а на журнальном столике стоял кубок с вином.. Чаша Хельги Хаффлпаф стояла на каминной полке и сверкала при свете свечей. Но компании сейчас было не до нее. Опустив носилки с Дамблдором, они занялись обустройством своего ночлега.
К вечеру Дамблдор пришел в себя. Он опять пытался рассказать, что с ним случилось, но Северус, взяв на себя обязанности лекаря, не позволил ему говорить. Он напоил директора очередным зельем, которое сварил, и тот уснул, как младенец.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:45 | Сообщение # 35
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 33. Чаша.

---------------------------------

На следующее утро стало очевидным, что Дамблдор нуждается в еще нескольких порциях третьего зелья. Снейп это предусмотрел, заранее сварив довольно много. Однако этот факт сказал компании, что им придется задержать в доме Реддлов несколько дольше. Мужчины пытались уговорить молодежь вернуться на время в Хогвартс, но те не поддались.
Гермиона не знала, чем руководствовался Гарри, но ей казалось, что они мыслят с ним одинаково. Уезжать было не разумно. Оставшись вдвоем с больным Дамблдором, Снейп и Блэк вполне могли захотеть обезвредить чашу самостоятельно. Что из этого вышло бы, предсказать было невозможно.
Девушку вообще удивляло, что чаша по плану директору была второй на уничтожение. Хвост рассказал о чаше слишком мало. Она была самым непредсказуемым крестражем. Дамблдор собирался ее сканировать каким-то неизвестным Гермионе способом. Он не слишком распространялся. Снейп, конечно, мог знать этот способ. Но она была совсем не уверенна, что его остановит сложность решения проблемы. Блэк тоже не отличался нерешительностью.
Конечно, если эти двое решат исследовать чашу, то присутствие Гарри и Гермионы их тоже не остановит. Но зато, если потребуется поддержка, то она будет тут как тут. Будучи дочерью врачей, девушка хорошо понимала, как важна своевременная помощь.
Первый день в доме Реддлов после событий с перстнем, однако, заставил Гермиону подумать, не страдает ли она паранойей. Снейп спокойно сидел у кровати Дамблдора, проверяя его пульс и уменьшение черноты на руке. Блэк же вообще ушел вместе с Гарри на кладбище. Ему, видите ли, захотелось посмотреть место событий.
Вернулись Гарри и Сириус ближе к обеду с объемными пакетами еды, купленной в деревушке. Они каким-то образом уговорили Северуса присоединиться ко всем. Сириус принялся рассказывать, что они увидели.
Впрочем, в его рассказе не было ничего примечательного. Основная сенсация Блэка заключалась в том, что они нашли недалеко от могилы отца Волдеморта огромный котел, в который можно было засунуть взрослого человека.
- Представляете, в котле еще булькало зелье. Оно воняло так сильно, что меня удивляет, как на это бедное кладбище не сбежались все окрестные жители с намерением узнать, что это за вонь, – сказал Блэк.
- Сириус несколько преувеличивает. Пахнет там не так сильно, – сказал Гарри. – Если бы было иначе, мы бы вчера тоже почувствовали. Что же касается маглов, то они, всего скорей, вообще бы не приблизились не только к котлу, но и кладбищу. Эти затейники поставили на воротах отталкивающее заклинание. Мы естественно его сняли. Надо же жителям деревни посещать могилы.
- А что с котлом? – поинтересовался Северус.
- Мы его еле очистили, а затем уничтожили.
- Вандалы. Могли бы посмотреть, что там было внутри намешано.
- Тоже мне любитель темных зелий выискался, – хмыкнул Блэк. – Хочешь записать рецептик, чтобы потом сварить своему хозяину новое тело?
Снейп зашипел на него не хуже кошки, ругаясь нецензурно, а Гарри нахмурился и сказал с возмущением:
- Сириус, это шутка дурацкая. Извинись сейчас же!
Гермиона подумала, что устала удивляться тому, что Поттер защищает Северуса.
- Признаю свою ошибку, – покорно сказал Блэк. – Ты же не будешь дуться на идиота?
Снейп покачал головой с таким выражением, что и без слов было ясно, что он собирался сказать что-то типа: «на придурков не обижаются». В комнате повисла несколько напряженная тишина. Явно пытаясь разрядить обстановку, Гарри сказал:
- Кстати, мы там видели тряпки, в которых был завернут этот монстрик. Надо было прихватить на сувениры.
Мужчины благодарно ухмыльнулись, вымучивая из себя улыбки.
- Дамблдору несколько лучше, – перевел разговор на деловой тон Северус. – Но он и завтра будет лежать в таком же состоянии.
После этой фразы компания стала обсуждать то, что они пережили в доме Мраксов. Это рассеяло напряжение, вызванное неудачной шуткой Блэка. Гермионе оставалось надеяться, что он когда-нибудь отучится так шутить. По крайней мере, он уже научился просить прощение.
~~~~~~~
Два последующих дня прошли довольно мирно. Северус позволил дежурить у кровати Дамблдора и другим. Так что теперь он гулял вокруг дома и заставлял Гермиону заниматься этим же. Уже к вечеру первого дня девушке начало казаться, что они все выехали к какому-то дядюшке на дачу и отдыхают в тишине и покое.
И вот когда Гермиона окончательно успокоилась, что мужчины дождутся выздоровления Дамблдора, Гарри утром сказал:
- Я не понимаю, чего мы тут бездельничаем? Неужели вы, профессор Снейп, не знаете, как проверить эту чашу?
Это была, по мнению девушки, провокация чистой воды. Теперь гордость Северуса не даст ответить отрицательно. И, разумеется, тот ответил ожидаемо:
- Почему же. Я вполне знаком с методами сканирования предметов на определения темной магии, ее вида и предполагаемого воздействия.
- Представляете, как будет здорово, – продолжал подначивать парень. – Дамблдор очнется, а мы уже все изучили.
Гермиона еле сдерживала себя, чтобы не вцепиться в него наподобие дикой кошки.
- К чему спешить? – процедила она сквозь зубы. – Надо дождаться Дамблдора.
Едва она закончила, как сразу поняла, что сделала глупость. Глаза Северуса нехорошо вспыхнули, и он вкрадчиво спросил:
- Ты сомневаешься, что я смогу справиться с приборами Альбуса? Так вот знай, что я собирался стать учителем ЗОТИ и даже защитил диссертацию по его приборам.
- Я вовсе так не думаю, – смущенно сказала Гермиона. – Просто я считаю, что директору будет интересно поучаствовать. Что могут решить каких-то два летних дня ожидания?
Северус явно смягчился, услышав ее завуалированные извинения. Он собирался что-то сказать. Но тут в разговор вмешался Сириус, который сказал:
- Не думаю, что Дамблдору это уж так интересно. Он за свой век повидал массу подобного хлама. А вот я, например, как и Гарри, этого никогда не видел. И если честно, то я предпочитаю сделать это сейчас, потому что с Альбуса станется выставить нас всех как первоклашек из дома.
- Вот-вот. Ты забыла, как действовал он у чулана? – поддержал его Гарри. – Так опекал, что чуть соски нам всем в рот не сунул.
- Пойду за инструментами, – подвел итог разговору Северус.
Гермиона удрученно вздохнула. Она никак не могла предотвратить то, что они задумали. Даже одного бы из этих троих она не смогла бы уговорить. А уж всех вместе, тем более.
Северус вернулся довольно быстро с парой блестящих инструментов. Он были довольно причудливой конструкции и не поддавались описанию. Но, тем не менее, каждый из них что-то напоминал. Например, тот прибор, что Северус поставил на полку недалеко от чаши, носил в себе элемент метронома – изящный, серебряный маятник.
Северус долго приглядывался к характеру движений прибора, затем взял в руки еще один, состоящий из бесчисленного числа шестеренок и валиков. Его он поставил с другой стороны чаши. Из отверстия в приборе стала вылезать какая-то лента с диаграммой, которую мужчина тут же подхватил и стал рассматривать.
Затем Северус поднес к чашке нечто похожее на стетоскоп и снова стал слушать. Все эти действия он никак не комментировал. На удивление, не только девушка, но и Сириус с Гарри следили за ним заворожено и не задавали вопросов.
- В чаше, конечно, есть магия, как светлая, так и темная, – вынес вердикт Снейп спустя продолжительное время. – Но вся она не носит агрессивный характер. Она скорее на уровне фона. Если бы Хвост не сказал, что чаша – крестраж под веритасерумом, я бы предположил, что он все это придумал.
- Ты не допускаешь мысли, что Волдеморт мог его обмануть и чаша не крестраж? – осторожно спросил Сириус.
- Вполне возможно.
- Ну и как мы можем еще проверить, крестраж это или нет? – спросил Гарри.
- Взять в руки, – как нечто само собой разумеющееся, сказал Северус.
Хотя все внутри Гермионы кричало, требуя остановить это безумие, она не произнесла ни звука, боясь своим вмешательством только усилить желание сделать. И тут к ее облегчению в комнату вошел Дамблдор.
- Зачем же вы встали? – моментально кинулись к нему все трое исследователей.
- Не беспокойтесь, мои милые. Я прекрасно себя чувствую, – улыбнулся тот.
Чаша была на время забыта. Директору принесли кресло и еду. Потом все присутствующие присоединились к трапезе.
~~~~~~~
Когда с едой было покончено, Гермиона, надеясь отвлечь внимание от чаши, сказала, обращаясь к Дамблдору:
- Вы все время порывались рассказать, что пережили в чулане. Может, расскажите?
Однако ее ждало разочарование. Директор, как видимо, больше был не склонен делиться впечатлениями. Он безразлично махнул рукою и сказал:
- Там не было ничего интересного. Что-то типа дневника. Меня гораздо больше занимает, что нам преподнесет чаша. Вы случайно не исследовали ее?
- Только что, – хмуро буркнул Северус. – И, кажется, я не справился. Ничего в ней не обнаружил.
- Не прибедняйся, – сказал Дамблдор. – Я никогда не поверю, что ты не справился. Ты прекрасный специалист, Северус. Раз ты ничего не обнаружил, то там ничего и нет.
- Да в том-то и дело, что там что-то есть. Но вот что… это для меня загадка, – еще более расстроено сказал Северус.
- Давай проведем все повторно, – тоном учителя сказал директор.
Процедура проверки повторилась. На этот раз она заняла еще больше времени.
- Странно, – наконец, сказал Дамблдор. – Такое впечатление, что чаша – это просто чаша. Но ты прав, Северус, что-то в ней все же есть.
Договорив эту фразу, старый маг, не раздумывая, взял чашу в руки. Он сделал это так неожиданно, что вздрогнула не только Гермиона, но и все остальные. Однако ничего не случилось. Дамблдор покрутил чашу в руках и передал ее Снейпу. Тот в нее даже свой нос запихнул. Никакого эффекта.
- Да это просто красивая безделушка, – фыркнул Сириус.
Он вырвал чашу у Снейпа и тоже внимательно ее осмотрел. Затем так же внезапно сунул ее под нос Гермионе, которая стояла к нему ближе, чем Гарри.
- Хочешь посмотреть, из чего пила вино сама Хельга? – спросил он ее.
Мгновение Гермиона колебалась, стоит ли ей брать такую сомнительную вещь в руки, но тут она увидела взволнованный взгляд Северуса и решила, что ему это будет наукой. «Пусть знает, что я тоже вполне могу брать в руки сомнительные артефакты», – подумала она, протянула руку и уже через секунду смогла в деталях рассмотреть ее. Чаша поистине была произведением искусства: маленькая, изящная, с двумя небольшими ручкам и тонкой гравировкой барсука.
- Занятная вещица, – сказала она небрежным тоном и протянула Сириусу.
Однако чашу перехватил Гарри. Едва он коснулся тонкой ручки пальцами, как вскрикнул и бросил чашу на ковер. Все уставились на него с изумлением.
- Она же горячая, – пояснил он – Неужели вы это не заметили?
Все непонимающе пожали плечами. И тут всеобщее внимание привлек шипящий звук, который стал распространяться. Компания повернула головы в сторону чаши. Над ней все явственнее росла призрачная змея.
- РАЗВЕЙСЯ! – выкрикнул Дамблдор, направляя на призрак палочку.
Змея продолжала расти. Из ее призрачной пасти послышалось шипение, однако даже Гарри не понял его значение. Хотя всем было очевидно, что змея что-то говорит. Директор произнес еще пару незнакомых Гермионе заклинаний. Однако змея и не думала исчезать. Она только росла и все больше распалялась в своем шипении.
- Я не знаю, что с этим делать, – признал поражение Дамблдор. – Отступаем.
И тут произошло то, чего никто не ожидал. Призрачная змея сделала резкий рывок и обвилась вокруг тела Гарри. Из его уст послышался ледяной голос:
- Глупые люди. Вы хотите меня уничтожить, а я бессмертен.
Гермиона и трое мужчин застыли в ужасе. Они как по команде ощетинились палочками, но что делать, явно, не знал даже Дамблдор. Змея же сдавила кольца вокруг Гарри.
- Опустите свои палочки, – приказал призрак его устами, – иначе я убью мальчика.
Все нехотя подчинились. Голова призрака из змеиной стала человеческой. Гермиона узнала в ней образ возрожденного Волдеморта из своей реальности. Он расхохотался дьявольским смехом.
- Не знал, Альбус, что даже ты признаешь поражение, – сказал он. – Но тебя ждет еще большее потрясение. Ты увидишь, как на твоих глазах умирает твой любимчик, твоя пешка Гарри Поттер.
Змеиные кольца обвились еще сильнее и из горла Гарри послышались стоны и хрипы. Гермиона видела, как он задыхается. Она не могла на это смотреть. Из глаз ее брызнули слезы, и она отвернулась.
- Неужели ты дашь ему умереть мучительно? – услышала Гермиона голос Волдеморта. – Тебе же так хочется меня убить, Альбус. Убей нас обоих.
- Гарри, держись, – сказал директор. – Я что-нибудь придумаю.
- Что ты придумаешь? Ты бессилен, – расхохотался монстр.
- Поттер, мать твою, сделай хоть что-нибудь, – вдруг выкрикнул Северус. – Помнишь, я учил тебя мысленно сопротивляться? Попробуй применить эти навыки.
- Северус, мой нерадивый слуга. Неужели ты думаешь, этот мальчик может противостоять мне? Как же ты ошибаешься, – сказал Волдеморт.
- Борись, пожалуйста, Гарри, – всхлипнула Гермиона, вновь поворачиваясь лицом к другу. – Мы все так тебя любим. Неужели ты позволишь этому монстру тебя победить?
- Какие вы все смешные! – захохотало чудовище.
- Я убью тебя, гад, – заорал Сириус, поднимая палочку.
- Давай-давай, – подзадорил его Волдеморт.
- НЕТ! – выкрикнул Дамблдор. – Не делай этого! Это ловушка.
Блэк завыл как раненый зверь и нехотя опустил палочку. Он закрыл лицо ладонями и опустился на колени, явно от отчаянья. Директор же обратился к Поттеру:
- Гарри, пытайся как-то освободиться. Попробуй поговорить с Томом. Попробуй сразиться с ним. Молодой Том – это начало и слабое звено Волдеморта.
Волдеморт еще немного посмеялся, а затем его змеиное тело охватило конвульсия. Гермиона догадалась, что Гарри что-то предпринял. Воздействие явно усилилось, потому что голова Волдеморта снова была змеиной, а само тело призрачной змеи дергалось все сильнее. Кольца стали разжиматься и таять.
Наконец, от призрака не осталось и воспоминания. Гарри рухнул на пол и в тот же миг раздался чудовищный взрыв. Волна подхватила всех пятерых участников событий и швырнула на стенки комнаты. Гермиона стукнулась головой об картину и потеряла сознание.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:46 | Сообщение # 36
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 34. Пещера.

Очнулась Гермиона в больничном крыле. У ее кровати сидела мадам Помфри. Больше в палате никого не было.
- Где все? – спросила Гермиона.
- Кто где, – ответила врачиха.
- Они сильно пострадали? Кто нас доставил? Как Гарри?.. – засыпала девушка ее вопросами.
- Прежде чем тебе отвечать, я хочу знать ответ, – непререкаемым тоном сказала мадам Помфри, – как ты себя чувствуешь?
- Со мной все в порядке, – Гермиона попыталась вскочить, но ее удержали.
- Тебе не стоит вскакивать. У тебя сотрясение мозга. Учитывая недавнюю кому, для тебя это очень опасно, – стала укладывать ее врачиха.
- Почему вы не отвечаете? – девушка снова попыталась вскочить, но ей снова не дали.
- Я не могу отвечать и укладывать тебя на кровать, – рассердилась медичка. – Что ты ведешь себя как ребенок?! Можно же не сводить все лечение насмарку, вскакивая.
Гермиона немного смутилась и замерла на кровати.
- Прошу, – сказала она умоляюще. – Не томите.
- Все не так плохо, как ты думаешь. По крайней мере, все живы. К моему большому облегчению, Северус пострадал меньше всех. Если бы не он, я бы не справилась с необходимыми зельями. Ему приходится очень туго. По-моему, он даже спит в обнимку с котлами.
- Кому же так было плохо, что он работал не отдыхая?
- Больше всех пострадали Альбус и Гарри. Причем наш директор как всегда хорохорился. Он вместе с Северусом помог всех доставить в больничное крыло. Они вдвоем пытались выяснить, не овладел ли Волдеморт сознанием мальчика. К счастью, ничего подобного не произошло.
Мадам Помфри вздохнула вслед за Гермионой, которая внимательно слушала, не перебивая.
- Гарри был в ужасном состоянии, – продолжила врачиха. – Когда его принесли, у него из носа, ушей и глаз шла кровь. Монстр почти раздавил его. За заботами о нем, мы не сразу поняли, как сильно пострадал Альбус. Он же так окончательно и не поправился после проклятия перстня. А к нему добавилось несколько сломанных ребер. Альбус буквально рухнул на пол палаты…. Старый дурак!
Последняя фраза прозвучала так зло и в то же время с такой болью в голосе, что Гермиона улыбнулась. Она вполне понимала врачиху. Дамблдор был не менее упрям и горд, чем его молодые товарищи. Главное для него было не его собственное здоровье, а здоровье окружающих. Он вполне был способен изображать из себя крутого парня, пытаясь преодолеть недуг, лишь бы принести больше пользы.
- Как Сириус? – спросила Гермиона.
- У него все в порядке, – ответила мадам Помфри. – Он сломал ногу, и какое-то время не сможет становиться собакой. А так он вовсю помогает Северусу. Представь себе, он режет ингредиенты, работает у Северуса в лаборатории, а они пока даже не поругались.
- Ничего себе!! – искренне удивилась Гермиона.
Она помолчала минуту, переваривая услышанное, а затем задала еще один вопрос:
- Скажите, сколько вообще прошло времени, и как обстоят дела сейчас?
- На этот раз ты пробыла без сознания всего два дня, – ответила врачиха – Гарри пока довольно тяжелый, да и Альбус еще бредит. Но в целом, им стало немного полегче, чем в первый день. Я обязательно буду держать тебя в курсе. А пока выпей зелье. Тебе надо поспать. Я беспокоюсь о твоем здоровье.
Девушка покорно выпила лекарство и вскоре уснула.
~~~~~~~
Проснулась Гермиона только следующим вечером. У ее кровати сидел Северус. Выглядел он, и впрямь, утомленным.
- Как ты? – спросил он, видя, что она открыла глаза.
- Раз нашел время зайти ко мне, найди время отдохнуть, – сказала она, вместо ответа.
- Я уже отдыхал сегодня, – отмахнулся он. – Но спасибо тебе за заботу.
- Не знаешь, когда меня выпустят? – спросила Гермиона, садясь на кровати.
Ее больше не подташнивало, да и вообще чувствовала она себя прекрасно.
- Я рекомендовал бы тебе не торопиться. Полежи еще пару дней.
- Не могу просто лежать, когда все работают.
- Ты преувеличиваешь, пчелка моя. Половина нашей компании отдыхает в соседних палатах.
Гермиону потрясла нежность в его голосе и то, что Северус придумал ей прозвище. Это было довольно необычно с его стороны. Она почувствовала себя неимоверной счастливой. Но спросила она вполне по-деловому, пряча истинные чувства:
- Им хоть стало легче?
- На Гарри все заживает как на собаке. Он уже сегодня пытался вскакивать. А вот Альбус пока не может шевелиться, хотя и открыл глаза. Возраст все-таки, – ответил он.
Северус немного посидел просто так, потом наклонился и поцеловал ее.
- Мне, к сожалению, пора. Не хочу надолго оставлять их без своего присмотра. Там конечно, мадам Помфри, но все-таки, – вздохнул он.
- Я все понимаю, – улыбнулась Гермиона.
Она потянула его за ворот мантии и тоже поцеловала.
- Как только выйду, я заставлю тебя выспаться, – сказала она. – А теперь иди, работай.
Когда Северус закрыл двери, то она подумала, что его посещение принесло ей намного больше пользы, чем все выпитые лекарства.
Через два дня Гермиону, и в самом деле, выписали. Она тут же помчалась в лабораторию и застала там довольно уникальную, по ее мнению, картину. Блэк послушно выполнял приказания, которые щедро раздавал Северус. «Похоже, я не просто поменяла реальность, – подумала она. – Я перевернула ее с ног на голову. Но этот вариант пока мне нравится больше».
Гарри выписали примерно через неделю после Гермионы. Парень немного сокрушался, что провел собственное день рождение на больничной койке. Девушка запоздало подумала, что даже забыла его поздравить. «Ничего, – решила она. – Если мы разделаемся с крестражами и не погибнем, то Гарри доживет до старости. Я еще не раз успею поздравить его с днем рождения».
Дамблдор провел в больничном крыле еще неделю. Все это время он вел себя хуже ребенка. Едва почувствовав, что может шевелиться, он так и норовил удрать из-под опеки мадам Помфри. Пришлось всей компании дежурить у него попеременно, чтобы он не выполнил свои угрозы. Надо же было его долечить, как следует. Зато, когда он, наконец, вышел, то след на руке, пострадавшей от перстня Певереллов, доходил только до запястья.
~~~~~~~
В первый же день на свободе Дамблдор собрал их всех в своем кабинете.
- Нам стоит поторопиться. До начала учебного года осталось меньше месяца. С его приближением появится масса неотложных дел. Но мне не хочется ничего делать, пока висит угроза возрождения Волдеморта. Хотелось бы с ней разобраться, а уж потом заниматься текущей работой. – Сказал он.
- Меня все время волнует вот что, – сказал смущенно Гарри. – Вот вы рассказывали о крестражах. Создавая их, Волдеморт делил душу на части. Мы его вроде бы убили. Разрушим последний крестраж. А дальше?.. Не может так получиться, что где-то витает нечто, что еще может стать Волдемортом?
Гермиона вспомнила слова Волдеморта при возрождении в прошлый раз, когда тот рассказывал о собственном исчезновении после попытки убить Гарри: «Я стал меньше чем дух. Но я был жив». Не следует ли из этого, что Гарри прав? Она с интересом стала ждать ответ Дамблдора. Тот молчал около пяти минут, потом ответил:
- Я долго думал на эту тему. Сначала я считал также как ты. Но после событий с перстнем и чашей, у меня другая теория. Каждый крестраж – это полноценная замена целостной души Волдеморта. В том теле, что ты уничтожил на кладбище, была точно такая же. Так что теперь все, что еще осталось от темного мага – это часть души, заключенная в запонки.
Он повернулся к Снейпу и спросил его:
- А ты как считаешь, Северус?
- Пожалуй, поддерживаю вас, – сказал тот. – В прошлый раз его никто не убивал в Долине Годрика. «Авада Кедавра» была погашена жертвой Лили, а его ущербную душу просто выбило из тела. Теперь же Гарри именно что убил его. Если он и может возродиться, так лишь через тот обломок души, что заключен в запонки Джеймса.
Дамблдор все время его монолога согласно кивал головою. Такое единодушие весьма успокаивало Гермиону. Гарри, по-видимому, это тоже удовлетворяло. Но Блэк немного имел другое мнение.
- Мне нужны какие-то еще доказательства. Есть ли еще средство, чтобы понять, исчез ли Волдеморт окончательно и бесповоротно?
- Я говорил Гарри на кладбище, что думаю, как понять то, о чем ты спрашиваешь. У меня есть теория, что с полным исчезновением Волдеморта исчезнет и метка, – сказал Северус.
- Я бы еще добавил, что исчезнет и шрам самого Гарри, – сказал Дамблдор.
- А если ни того, ни другого не случиться? – настаивал Сириус.
- Тогда нам останется уповать на лучшее, и не быть параноиками, – сказал директор. – Нельзя жить вечно в страхе. Когда мы уничтожим последний крестраж, то мы будем думать, что все закончилось. Ну а чуточку бдительности никому не помешает. Ведь и без Волдеморта есть много всяких темных волшебников и просто нехороших людей.
На это ни у кого не было возражений. Дамблдор помолчал немного, а потом сказал:
- Помните, мы собирались посетить пещеру, где был медальон Слизерина? Вы должны посмотреть на инферни. Петтигрю ведь сказал, что в доме Поттеров похожая защита. Так вот, мы это сделаем прямо сейчас.
Он встал и пошел в свои личные апартаменты, чтобы принести портал до пещеры.
- Я только прихвачу с собой пузырек для образца зелья. Интересно, что налито в чаше, куда медальон был опущен, – сказал Северус и выбежал из кабинета.
- У нашего зельевара только зелья на уме. Интересно, Гермиона, он и в постели только о них и разговаривает? – ехидно спросил Блэк.
- Сириус! Как ты смеешь?! – взорвалась Гермиона.
- Ты мне очень напоминаешь Рона, крестный, – нахмурился Гарри. – Тот тоже всегда сначала говорит, а потом думает. Особенно когда шутит. Большинство твоих шуток такие же дурацкие.
Сириус скорчил рожу, чем-то напоминающую мордочку собаки, которая нашкодила, и проговорил с раскаяньем:
- Я обещаю исправиться.
Гарри и Гермиона закатили глаза. В это время вернулся Снейп. «Хорошо, что он не присутствовал при этой шутке», – подумала Гермиона.
- Ну? Все готовы? – спросил Дамблдор, который тоже вернулся из внутренних помещений кабинета с порталом, сделанным из старой калоши.
Компания просто подошла к нему ближе и дотронулась до портала.
~~~~~~~
Вскоре они стояли на высокой скале. Неистово сверкало солнце, морской ветер ерошил их волосы, далеко внизу бурлило море, разбиваясь о прибрежные камни.
- Я первый раз вижу море, – вдыхая воздух полной грудью, сказал Гарри.
- Следующим летом я торжественно обещаю исправить это упущение, – сказал Сириус.
Пока они переговаривались, Дамблдор осматривал местность.
- Судя по воспоминаниям Питера, нам надо вниз, – сказал он.
Компания двинулась по каменистой тропинке, которая вела к линии прибоя. Вскоре они стояли на мокрой, мелкой гальке, и прибрежные волны лизали носки их ботинок. Берег кончался внезапно, а вход в пещеру был немного выше линии прибоя. Путешественников и его разделял вода.
- Погода, конечно, прекрасная, но мы не станем купаться. Там вполне много места для трансгрессии, – оценивающе разглядывая вход в пещеру, сказал директор. – Гарри, ты будешь в паре со мною. Сириус давненько не практиковался, а парная трансгрессия довольно сложная.
Они трансгрессировали первыми. Затем Сириус.
- Теперь ты, – сказал Северус, обращаясь к Гермионе.
Девушка немного волновалась, что ей не удастся переместиться так четко, как директор. Она боялась опозориться. Но все прошло довольно сносно. Наконец, к компании присоединился и Северус. Они вошли в полутемную пещеру, пол которой покрывал тонкий слой воды.
- Следует поторопиться, – сказал Дамблдор. – Похоже, начинается прилив. Когда он настанет, то пещеру затопит почти до потолка.
- Как вы это определили? – удивленно спросил Гарри.
- Просто посмотрел следы на камнях, – Дамблдор зажег на кончике палочки «Люмос» и показал под самый потолок пещеры. – Видишь, четкая линия мха, а дальше – простые камни.
Дамблдор подошел к другому концу пещеры и долго искал вход внутрь, прощупывая камни подушечками пальцев. Затем поднес палочку к одному из них, и из него заструилась тонкая струйка крови. Едва она коснулась камней, как в них появился серебристый контур входной арки.
- Как вы определили, где вход? – снова задал вопрос Гарри.
- Магия всегда оставляет след, – просто ответил директор.
В его ответе Гермионе снова послышался отклик о той, почти совсем забытой реальности. «Надеюсь, скоро я перестану ее вспоминать. Нельзя все время сравнивать фразы. Я должна жить дальше», – подумала девушка.
Компания шагнула следом за директором и замерла. За аркой была огромная пещера с высоким потолком. Почти все ее пространство занимало озеро с черной водой. Вся эта картина была именно такой, какой видела Гермиона в воспоминаниях Гарри. Однако наяву это выглядело еще более удручающе.
- Для того чтобы все было более быстрым, позвольте, я проеду это озеро один и принесу тебе, Северус, образец зелья, – сказал Дамблдор.
- А как же насчет инферни? – спросил Гарри. – Ведь именно их мы приехал посмотреть.
- Ну, так ты их и увидишь. Обещаю. Но для этого не обязательно перемещаться на остров, – улыбнулся ему директор.
Он быстро отыскал лодку, проплыл на тот берег и зачерпнул из чаши. Бутылочка наполнилась изумрудной жидкостью, которая источала свет. Дамблдор ее закупорил и снова пересек озеро.
- Ну а теперь обещанные инферни. – сказал он как фокусник в цирке.
Он протянул свою палочку над водою. Произнес какое-то заклинание, и из воды полезли белесые твари. Они так рьяно наступали на волшебников, что даже Дамблдор попятился.
- Инферни более всего боятся тепла и света, – сказал он, взмахивая палочкой.
Между волшебниками и инферни образовалась стена огня.
- Пожалуй, больше нам тут нечего делать, – сказал Дамблдор и первым пошел к выходу.
Он снова рассек камнем руку. Закрывшаяся серебряная арка снова раскрылась, и компания покинула пещеру. За ее пределами вода была уже чуть выше щиколоток.
- Аппарируем прямо наверх, – сказал Дамблдор, едва проход к тайнику Волдеморта закрылся. – Мы с Гарри последние. Поторопитесь. Мне совершенно не хочется мокнуть.
Вскоре вся компания стояла на вершине утеса. А еще через несколько минут все стояли в кабинете директора.
- Поездку в Долину Годрика запланируем назавтра, – улыбнулся хозяин. – Жду вас после завтрака. А пока отдыхайте.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Пятница, 14.03.2008, 14:46 | Сообщение # 37
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 35. Конец? Нет, начало.

Ранним утром компания во главе с Дамблдором переместилась в Долину Годрика. Она чем-то напоминала Литлл-Хелгентон. Внизу лепились невысокие домики деревушки, а над ней возвышался остов дома: обгоревшие стены с резными проемами окон. Даже с дальнего расстояния было видно, что там произошла какая-то ужасная трагедия.
- Я побоялся перемещаться сразу к дому, – пояснил директор, почему они так далеко.
Ему ничего не сказали, а просто пошли вперед по пыльной дороге. Расстояние тут было намного ближе чем то, которое они преодолели от развилки дорог до дома Реддлов. И хотя сейчас все были пока здоровы, настроение было грустным. Особенно хмурился Гарри. Его можно было понять. Он приближался к дому, где погибли его родители.
Подъем на гору был намного сложнее, чем перед домом Реддлов. Они шли по узкой тропинке, с которой все время осыпались мелкие камни. Когда же подъем завершился, то перед путниками стала непроходимая стена из терновника.
- Прямо замок спящей красавицы, – буркнула Гермиона. – Понятно теперь, почему тут не бывают маглы.
- Придется вырубать проход «Редукто». Надеюсь, оно поможет, – сказал Дамблдор.
Было не совсем понятно, зачем он это поясняет. Тем более он стоял на тропинке первым и сам же произнес заклинание. Гермиона в очередной раз убедилась, что, не смотря ни на что, директор ведет себя с ними как с нерадивыми первоклассниками.
Пока она так рассуждала, заклинание подействовало, и в колючем заборе образовалась просека. Волшебники устремились по ней. Гермиона, шедшая предпоследней оглянулась назад и увидела, как за спиной Северуса растения снова вырастают еще более густые и колючие. «Интересно, этот терновник посадили Поттеры или это сделал Волдеморт?» – подумала она.
Вблизи остов дома казался еще более зловещим. Здесь было хорошо видно, что здание полностью выгорело, сохранив только остатки наружных стенок. Земля вокруг дома была голой и изрытой, будто тут искали клад сотня кладоискателей.
И тут по всему периметру живой изгороди стала образовываться стена тумана. Вскоре из-за нее не стало видно окрестностей, а небо над остовом дома, не смотря на разгар дня, стало стремительно темнеть. Повеяло могильным холодом, гнилью и даже раздались завывания. По телу Гермионы поползли мурашки страха, а волосы на голове зашевелились.
- Ничего себе фильм ужасов, – пробормотал Гарри, который явно переживал такие же ощущения.
На эту реплику никто не ухмыльнулся. Похоже, ужас испытывали не только Гермиона и Гарри. Все как по команде ощетинились палочками, а Дамблдор забормотал какое-то протяжное заклинание на неизвестном языке.
Однако его манипуляции ни к чему не приводили. С каждой секундой становилось темней, холодней и жутче. Волшебники вынуждены были зажечь на кончиках палочек «Люмос». В этом тусклом свете они увидели, как земля под их ногами стала шевелиться. Со всех сторон из нее стали подниматься инферни.
- Зажигайте факелы, – скомандовал Дамблдор.
Все остальные беспрекословно послушались. Вскоре у всех горели наколдованные факелы. В их свете инферни были хорошо видны. Они резко отличались от тех, которых они видели в пещере. Те были более похожи на призраки. Эти же были настоящими полуразложившимися трупами. Одежда на них частично истлела. Плоть была покрыта язвами и струпьями. И от них шел одуряющий запах гниения.
И вся эта полуразложившаяся масса с горящими фосфорическим светом глазами надвигалась на волшебников со всех сторон. Это не давало возможность возвести между инферни и ими стену огня, как сделал директор на озере. К тому же они не собирались бежать. Им надо было уничтожить этих тварей.
Первой не выдержала Гермиона. Когда полуразложившийся труп приблизился к ней на расстояние трех шагов, она сама сделала выпад ему навстречу и подожгла факелом. Инферни очень быстро весь вспыхнул, но двигаться не перестал. Теперь на Гермиону надвигался горящий факел. Она, не ожидая от себя такого, вдруг завизжала. Ее неудача привлекла внимание Северуса. Он взмахнул палочкой, и живой факел исчез, будто его и не было.
- Вместо «Инфламедис» применяйте «Напалум». Они очень сильные, – сказал он.
Северус сделал резкое движение палочкой, показывая необходимый жест и выкрикнул в сторону двух инферни, которые на него наступали. Из его палочки вырвалась струя пламени довольно направленного действия. Она не только спалила этих двух инферни, но и еще одного, стоящего за их спинами.
По всей очевидности, заклинание не было известно даже Блэку. Теперь не только Дамблдор и Снейп прорубали дорогу между инферни, но и все остальные стали принимать участие. Гермиона же задумалась, почему директору не пришло в голову дать им такой простой совет. Потом она нашла ответ на это вопрос. Директор и в этой ситуации предпочел действовать в одиночку. Он заранее усомнился в способности Гарри и Гермионы быстро научиться новому заклинанию.
Вскоре вся поляна перед развалинами дома была заполнена горящими факелами. Это облегчало задачу, так как обезумевшие инферни начали поджигать друг друга. Вскоре магам, чтобы не загореться самим, пришлось облить себя водой и выставить магические щиты.
Сколько продолжалась эта борьба огня и разлагающейся плоти, Гермиона не знала. Однако постепенно уничтоженных инферни становилось больше, чем тех, которые все еще вылезали из-под земли. Прошло еще какое-то время, и последние обгоревшие останки инферни легли на изрытую землю. В воздухе распространялся тошнотворный запах горелого мяса и копоти.
- Закройте глаза, уши и нос, да прижмитесь друг к другу, – скомандовал Дамблдор
Как бы его приказы не раздражали, но директора и на этот раз беспрекословно послушались. Четверо магов, повернувшись лицом друг к другу, образовали довольно плотный квадрат. Гермиона спиной почувствовала, что их заключили в сферу. Раздался зычный голос Дамблдора, который сказал длинное заклинание, смысл которого едва доходил до девушки по отдельным фразам. Старый маг очищал пространство от сгоревших останков инферни.
- Все закончено, – сказал Дамблдор.
Его сфера распалась. Гермиона открыла глаза и огляделась. Над домом вновь сияло летнее солнце. Следов тумана как не бывало. Они стояли на выжженном пепелище. Даже кусты терновника и те изрядно подкоптились. Остов многострадального дома стал еще более черным, если такое было возможно.
- Пожалуй, пора сделать перерыв, – сказал директор.
Он первый сотворил себе кресло и уселся в него прямо посреди пепелища.
~~~~~~~
- Итак, – спустя какое-то время заговорил Дамблдор. – Первый этап нами пройден. Что нас ждет внутри развалин, мы можем только гадать. Может, в целях безопасности, я пойду туда сам и осмотрюсь?
Гермиона несколько удивилась. Дамблдор впервые спрашивал их, стоит ли ему так делать. То ли он слишком был напуган обилием инферни, то ли, наконец, разглядел в них полноправных партнеров. Но он не шел напролом, как прежде, а советовался.
- Практика показала, что в команде работать легче, – невозмутимо сказал Северус.
- Я не принижаю ваших способностей, – вздохнул Дамблдор. – Просто я вас оберегаю.
Гермионе сначала показалось, что реплики не были связаны друг с другом. Но потом она проследила логическую цепочку от одной к другой. Все встало на место.
- Альбус, мы тут все не дети. Вы, конечно, самый великий волшебник нашего времени, но Волдеморт тоже был не мальчишка. Один вы можете и не одолеть его ловушек, – довольно мягко для себя сказал Сириус.
Дамблдор задумался.
- Хорошо, – наконец, сказал он. – Мы пойдем вместе.
Он первый поднялся с наколдованного кресла, развеял его и пошел к останкам дома. С каждым шагом он ступал все медленней и осторожней, будто ждал подвоха. Но пока ничего не происходило. Руины оставались руинами. Перед самым порогом Дамблдор затормозил, вздохнул и ринулся в дверной проем, будто в омут с головой. Все молча последовали следом. Ветер давно разметал остатки былого убранства. Голый пол, покрытый слоем грязи, да обгорелые перегородки – вот и все, что было внутри дома.
- Не понимаю, где тут можно спрятать запонки, – сказал Дамблдор. – Дом продувается ветрами насквозь. Никакого чулана или погреба в нем никогда не было. Надо просто осмотреть все пространство. Только, умоляю, не трогайте их, если найдете.
- К вам это тоже относится, – ехидно сказал Северус.
- Я обязательно сначала все просканирую, – пообещал директор.
- И произойдет подобное, что было с чашей, – тихо заметил Сириус.
- На этот раз я не стану отдавать запонки Гарри, и этого не произойдет, – нахмурился директор. Затем сказал несколько по-мальчишески: – И вообще что за бунт на корабле?
Блэк и Снейп одинаково усмехнулись и даже глянули друг на друга как заговорщики. Гермиона закатила глаза и подумала: «Куда катится мир?». Впрочем, у нее был готов ответ: к светлому будущему.
Последующие полчаса прошли в осматривании абсолютно пустого пола. По мнению Гермионы они занимались ерундой. Ее мнение разделял и Гарри, явно заскучавший. Взрослые к поискам относились гораздо серьезней. Они методично бродили с опущенными к полу головами и палочками.
- Я нашел, – наконец, сказал директор.
Он стоял в абсолютно пустом углу, направив палочку неизвестно на что. Однако Гермиона вспомнила, как он так же обнаружил невидимую никому из окружающих арку в пещере, и поняла, что в этом случае произошло то же самое.
И точно, в углу появился небольшой деревянный столик с круглой столешницей, который стоял на витой изогнутой треноге. На его полированной поверхности, в открытой коробке лежали две самые обыкновенные мужские запонки. Они были даже не золотые.
Дамблдор достал из мантии свои инструменты. Затем провел полное исследование запонок, как и в случае с чашей. Когда процедура была завершена, он вынес вердикт:
- Это крестраж. Без сомнения. К сожалению, Том весьма неизобретателен в своей фантазии. Он использует одни и те же принципы в активации и уничтожении крестража. Чтобы его активировать, нужен контакт. Чтобы его уничтожить – какое-то противодействие. Я вижу один выход…
- Не смейте! – перебил Северус. – Почему снова вы?.. Мы все моложе и здоровее.
- Именно поэтому, – бесхитростно ответил директор. – Я уже много пожил на свете, а у вас впереди долгая дорога. Даже ты и Сириус только сейчас начинаете жить по-настоящему. О нашей молодежи, я вообще не говорю.
Вся собравшаяся компания готова была возражать ему, но он поднял руку в упреждающем жесте и сказал:
- Не надо меня отговаривать. Я все решил. Лучше я сам погибну, чем буду наблюдать за вашей смертью.
С этими словами Дамблдор взял в руки запонки. Он повертел их в руках, затем вставил их в обшлага рубашки. Сначала ничего не происходило. Затем по развалинам дома стал распространяться странный свист. Он стал нарастать, пронзая все уголки мозга, зарождая в голове нестерпимую боль. Уже вскоре даже Дамблдор согнулся почти пополам. Остальные и вовсе упали на колени. И когда боль стала почти невыносимой, раздался хохот Волдеморта.
~~~~~~~
Гермиона с трудом подняла голову и разлепила глаза. В двух шагах от Дамблдора стоял во всей красе Волдеморт. Он выглядел намного человечней того образа, который помнила девушка. Черты лица не напоминали змеиные. Только глаза по-прежнему отливали багрянцем. Наверно, он был таким до исчезновения в долине.
- Дамблдор? – немного удивленно спросил Волдеморт, и в директора полетело смертельное проклятие.
Тот запахнулся в свою мантию и исчез, чтобы появиться за спиной Волдеморта. Гермиона, которая уже однажды видела этот трюк, снова подумала, как же он это делает. Она так и не смогла разгадать способ защиты Дамблдора. Впрочем, сейчас ее интересовало дальнейшее развитие поединка.
Директор запустил в Волдеморта каким-то невербальным проклятием. Но тот тоже переместился. В следующую минуту он снова направил зеленый луч в сторону Дамблдора.
- Тебе не одолеть меня, старик, – сказал Волдеморт высокомерно.
- Ты всегда был самонадеян, Том, – парировал директор и отправил в него еще какое-то заклинание.
Все внимательно наблюдали за ходом поединка, не пытаясь вмешаться. В конце концов, каждый из четверых понимал, что он не ровня этим двум магам. Тем более, пока ни один не уступал другому.
Тут звук, который не прекращался ни на минуту, снова стал нарастать. Гермионе пришлось опустить голову и прикрыть ресницы почти вплотную. Сейчас она не смогла бы помочь директору, даже если бы от этого зависела его жизнь.
- Какие дешевые фокусы, Том, – услышала она голос Дамблдора, будто через слой воды. – Почему ты стремишься причинять обязательно боль? Думаешь, это самая сильная вещь в мире?
- Ты уже согнулся в половину, а все хорохоришься, старикашка, – рассмеялся монстр. – Когда же ты поймешь, что тебе меня не одолеть? Вот ты уже пропускаешь мои заклинания. А если я еще усилю твои страдания?.. КРУЦИО.
Гермиона услышала, как раздался какой-то глухой удар об пол. «Неужели директор тоже встал на колени?» – подумала она. Испытывая почти адские муки, она попыталась разлепить ресницы. Когда она это сделала, то убедилась в своей правоте. Ей стало по-настоящему плохо. «Если он почти одолел Дамблдора, так что же будет с нами?» – даже подумала она.
- А вот теперь мы займемся мальчишкой, – вырвал ее из раздумий ледяной голос Волдеморта. – Встань, Поттер, с колен и умри как мужчина.
Гермиона, преодолевая судороги, проходящие по ее телу, снова разлепила ресницы. Гарри то ли был вздернут на ноги каким-то заклинанием Волдеморта, то ли сам встал с коленей. Но, так или иначе, сейчас он стоял во весь рост прямо перед своим врагом.
- АВАДА КЕДАВРА! – прозвучали два одинаковых заклинания.
Два зеленых луча скрестились и встретились посередине, образовав одну серебряную линию. «Ну вот, начинается, – подумала Гермиона. – Опять «Приори инкантато», не смотря на то, что палочка у Волдеморта не может быть настоящей».
Фигуры Гарри и Волдеморта подернулись дымкой. Их окутал золотой кокон и оторвал от пола. Их стало тихонько вращать на месте. Звон прекратился, и дышать стало намного легче. Затем стены разрушенного дома стала наполнять восхитительная по своим звукам музыка. Гермиона догадалась, что слышит песню феникса.
~~~~~~~
По мере нарастания песни боль исчезала, и Гермиона смогла открыть глаза полностью. Она видела, как трое мужчин встают с трудом с колен. Как на довольно красивом лице Волдеморта выступает бисеринами пот. Это было весьма странно, если учесть, что перед ними был только призрак. По-видимому, в этот крестраж он заложил больший кусок души или это было, потому что крестраж был последним.
- Не разрывай связь, Гарри. Держи, – услышала Гермиона слабый голос Дамблдора. – Как только мы сможем двинуться, я помогу тебе.
Гарри в это время занимался тем, что пытался передвинуть по связующей две палочки нити два небольших шарика. Гермиона в который раз вспомнила, как нечто подобное рассказывал Гарри в ее другой реальности. Он догадалась, что шарики – это два смертельных заклинания, и Гарри старается запихать их в палочку Волдеморта. Парень вряд ли понимал, зачем это ему и действовал интуитивно.
Едва первый шарик коснулся кончика палочки Волдеморта, она страшно завибрировала. Монстр даже стиснул зубы, пытаясь ее удержать. Теперь он уже даже не улыбался. Он был хмур и сосредоточен.
Из палочки Волдеморта стали выплывать призраки его последних жертв. Первым появился какой-то старик. Это наверняка был сторож дома Реддлов. Гермиона забыла, как его звали. Он что-то шепнул Волдеморту, затем перелетел к Гарри и шепнул ему.
За ним появилась пухленькая волшебница. Это была Берта Джоркинс, чье убийство и послужило созданием крестража. Она тоже стала нашептывать соперникам что-то. За Бертой появилась Лили. Она была абсолютно такой, какой и запомнила ее Гермиона. Лили не только шепнула что-то на ухо Гарри, но и погладила его призрачной рукой по волосам.
Последним выбрался из палочки Джеймс Поттер. Он тоже шепнул соперникам свои слова приветствия. Затем подлетел к жене. Тут призраки родителей Гарри увидели стоящих в их доме волшебников.
- Вы все клялись защищать нашего сына, – сказал Джеймс. – Мы даруем вам силы, чтобы вы могли это сделать.
Гермиона тут же почувствовала прилив бодрости, будто только что встала после продолжительного отдыха в постели. Она моментально вскочила на ноги и выкрикнула в сторону Волдеморта слова смертельного проклятия.
Одновременно с нею, раздались еще как минимум три. Однако ни один из зеленых лучей не коснулся Волдеморта. Их не пропустила серебряная сфера. Но зато второй шарик, который катился по связующей нити, наконец, вошел в кончик палочки темного мага. Она взорвалась с оглушительным треском, и вместе с ней растаял и призрак Волдеморта.
В ту же секунду серебряная сфера погасла, с ней вместе погасли все призраки, и закончилась песня феникса. Гарри плавно опустился на пол.
~~~~~~~
В комнате пару секунд было гробовое молчание. А потом все четверо магов кинулись к Поттеру.
- Ты опять нас всех спас! – высказала общее мнение Гермиона и стиснула смущенного парня в объятиях.
Затем он побывал в объятиях всех троих мужчин.
- Надеюсь, все это останется между нами, – сказал он, едва выбрался из объятий.
- Скромный Поттер – это какой-то нонсенс. Но я тебя понимаю, – усмехнулся Северус.
На какое-то время в комнате снова повисло молчание. Наверно, это было от шока. Никому из них просто не верилось, что все уже закончилось, а они даже не пострадали серьезно.
- Это все? – наконец, подал голос Сириус. – Мы победили?
- Думаю, да, – спокойно сказал директор.
- Я предлагаю подождать пять минут, – сказал Северус.
Он закатал левый рукав мантии и посмотрел на руку. Гермиона увидела, как округлились его глаза, а брови взлетели, чуть ли не под волосы.
- Впрочем, кажется, это не надо, – сказал он хрипло. – Метка исчезла. Кожа абсолютно чистая, будто тут ничего не было.
- Покажи! – возбужденно выкрикнул Сириус и схватил его руку. – Ее действительно нет. Невероятно!
Он вдруг схватил Снейпа поперек туловища и заорал:
- Снейп, мы действительно победили.
- Ты сломаешь мне ребра, волкодав несчастный, – притворно нахмурился тот.
- Вы знаете, – раздался робкий голос Гарри, – а шрама у меня тоже нет больше.
- Боже мой! – теперь уже орал Северус. – Я все еще в это не верю.
С этими словами он кинулся к Гарри, схватил его лицо в свои ладони и внимательно вгляделся в абсолютно гладкий лоб.
- Ты…. – сказал он. – Ты – чудо-мальчик!.. Вот ты кто!
И он поцеловал обалдевшего парня в то место, где еще недавно был шрам в виде молнии. Потом он подскочил к Гермионе, сжал ее в крепком объятье и сказал:
- Теперь мы можем вздохнуть спокойно. Ты перевернула историю. Спасибо тебе, самая смелая девушка в мире!
И он запечатал ее рот поцелуем, пожалуй, самым сладким из всех. В этот миг Гермиона окончательно поверила, что ее старый мир ушел в невозвратное прошлое. «Я действительно это сделала, – подумала она. – Теперь можно спокойно жить дальше, не оглядываясь».

--------------------------------------


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
leopa Дата: Пятница, 14.03.2008, 15:56 | Сообщение # 38
leopa
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Интересный фанфик, правда Снейп не снейпистый((, ну да ладно....потому что сама история получилась интересная!


Ты разговариваешь с Богом — ты верующий, Бог разговаривает с тобой — ты псих © Доктор Хауз


Сообщение отредактировал leopa - Пятница, 14.03.2008, 16:01
 
Avelena Дата: Пятница, 14.03.2008, 16:24 | Сообщение # 39
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
А мне очень понравилось. Очень грамотно и изящно развернута двойная петля с хроноворотом. Интересная интерпретация нарушения основного закона хроноворота (никто не должен видеть, нельзя встретиться с самим собой). Необычным решением является то, что Гермиона находится как бы в оппозиции по отношению к Мародерам. И то, что она вообще распределена была в Равенкло, а не в Гриффиндор. В подавляющем большинстве фиков она ведь непременно гриффиндорка и непременно органично вливается в компанию Эванс-Мародеры.
А то что
Quote (leopa)
Снейп не снейпистый
так это в порядке вещей. Нарушен ход времени, нарушены условия, определяющие развитие событий, значит, и люди, вершившие эти события, должны были претерпеть изменения. И вообще это в принципе соответствует интерпертации (реализации) квантовой вероятности (соотношение неопределенностей реализуется в виде параллельно существующих идентичных миров; мы находимся только в одном - остальных для нас нет; но вот в какой из них мы попадем - это вопрос задания начальных условий; чуть измени - и мир будет другим, таким же с виду, но абсолютно другим). *Ой, чегой-то меня понесло-занесло... Токмо не бейте!*



Отныне и навсегда.
 
Owena Дата: Пятница, 14.03.2008, 17:46 | Сообщение # 40
Owena
Дополнительная информация




ух, ты! Прочла залпом, 2 часа пролетеи незаметно. Большое спасибо за такой подарок в пятницу))))
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - II » "Второй шанс", автор Аллеранс, PG-13, Romance, макси
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Marisa_Delore
2. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
3. "Четверть века", lajtara...
4. Стихотворный паноптикум от Memoria...
5. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
6. «Счастливое нежелательное воспомин...
7. Горячая линия
8. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
9. "Кладдахское кольцо", пе...
10. Поиск фанфиков ч.3
11. "Змеиные корни"(Синопсис...
12. Заявки на открытие тем на форуме &...
13. Это страшное слово ПЛАГИАТ
14. "Кровь волшебства", pale...
15. "Предчувствие", автор Af...
16. "Всё отлично, профессор Снейп...
17. "День свадьбы", Morane
18. "Увидеть будущее", автор...
19. "Партнеры по закону", пе...
20. "Роман в письмах", автор...
1. Лисата[07.06.2020]
2. Alis_Gross[06.06.2020]
3. luda[05.06.2020]
4. romakrytkin[03.06.2020]
5. mshasa[03.06.2020]
6. kallisto1990[03.06.2020]
7. cialis[02.06.2020]
8. riklimowwa[01.06.2020]
9. Supdir[01.06.2020]
10. Ann_rain[31.05.2020]
11. Moscow1993[30.05.2020]
12. romakoschetov[29.05.2020]
13. HeatherOxype[28.05.2020]
14. yariksvatov[28.05.2020]
15. dimahodckin[27.05.2020]
16. llflaxll[26.05.2020]
17. Nicto1[25.05.2020]
18. emmaetc[25.05.2020]
19. Tikhomirova[25.05.2020]
20. sevostyanovaalexandria[23.05.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Farfalla, pronina07, Alien, Leontina, tanushok, KikiFoster, Ростислава, SAndreita, Nikandra, kot-48, FrekenBok, Kailli, nadejda, Vikucha, Alis_Gross, Лисата
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz