Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]



Страница 1 из 212»
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » Слуга двух господ, автор Blumenkranz, PG-15, СС/ГГ/РУ (Romance/Hurt/comfort/AU, макси, в работе)
Слуга двух господ, автор Blumenkranz, PG-15, СС/ГГ/РУ
ПолыньДата: Вторник, 25.10.2016, 21:33 | Сообщение # 1
атипичная вейла
Статус: Offline
Комментарии к фанфику Архива "Слуга двух господ", автор Blumenkranz, PG-15, СС/ГГ/РУ, Romance/Hurt/comfort/AU, макси, в работе
 
ПолыньДата: Вторник, 25.10.2016, 21:34 | Сообщение # 2
атипичная вейла
Статус: Offline
Название: Слуга двух господ
Автор: Blumenkranz
Бета: Lioness, Gavry
Пейринг: СС/ГГ/РУ, ММ, ИП, ЭС/ТС
Рейтинг: PG-15
Жанр: Romance/Hurt/comfort/AU
Дисклаймер: Мир и персонажи Дж. Роулинг принадлежат Дж. Роулинг; я пытаюсь все сохранить в меру своего понимания.
Саммари: Северус Снейп все отлично продумал, вплоть до своей смерти. Хотите вы этого, или нет - настоящие гриффиндорцы сделают все возможное и невозможное, если задумают вас спасти. Вам останется просто принять ситуацию такой, как она есть.
История родителей Снейпа дается в виде воспоминаний. Они были бедны и, может быть, недостаточно с нашей точки зрения заботились о нем, но никак не маргинальны.
Комментарии: Одна из версий спасения незабываемого профессора без использования хроноворота.
Джоан Роулинг однажды высказалась, что пара ГГ/РУ не подходят друг к другу. Отлично, автор тоже так считает.
Благодарность: За внимательное отношение и терпение моим замечательным бетам Lioness и Gavry
Размер: макси
Статус: в процессе
Отношение к критике: адекватные дискуссии приветствуются


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
BlumenkranzДата: Вторник, 25.10.2016, 21:53 | Сообщение # 3
Первокурсник
Статус: Offline
Глава 1. Сомнения Гермионы

Прячась рядом с Гарри за ящиком в узком туннеле, ведущем в Визжащую Хижину, Гермиона напрягала слух, чтобы не пропустить ни одного слова. Судя по доносящемуся до нее диалогу, ее бывший преподаватель зельеварения и Пожиратель смерти Северус Снейп готов был тот час же броситься на поиски Гарри. Откуда у него такая уверенность, что он запросто отыщет «мальчишку» в самой гуще битвы? А если Гарри находится в Хогвартсе, как Снейп будет там его отлавливать? Наверняка в качестве директора школы он обладал артефактом вроде карты Мародеров.
А если он применит невербальный Гоменум Ревелио прямо здесь и сейчас, под носом у своего Хозяина? Конечно, это вполне можно сделать незаметно для других волшебников. Ключевое слово — другие волшебники, но никак не Том Риддл.
Оправдания Снейпа звучали нелепо, Гермиона сама не могла себе толком объяснить, почему она в данный момент опасается за жизнь этого предателя. Ей казалось, что за последнее время у нее просто отключилась ее, как она всегда думала, главная составляющая, а именно: способность рационально мыслить. К тому же только сейчас она стала понимать, что невероятно устала, и единственным отчетливым желанием было пробраться хотя бы на ту старую и пыльную кровать, которую они видели здесь в прошлый раз наверху, и заснуть прямо там. А Волдеморт и Снейп пусть хоть дуэль на хлопушках устроят рядом — они ей совершенно не помешают.
Гермиона взглянула на профиль Гарри, кусавшего костяшки своих пальцев. В ее бедро впивалось угловатое плечо Рона, а колено упиралось во что-то колкое, по форме напоминающее чешую дракона. От жуткого душераздирающего вопля застыла кровь. Если Гарри считал, что змея находится рядом с Волдемортом, то получается, что эти звуки борьбы... этого не должно было быть!
Гарри! — она хотела остановить друга: что, если Том Риддл еще поблизости? Но Гарри уже отлевитировал ящик в проходе туннеля и выбрался в комнату. Гермиона, а за ней и Рон подтянулись следом.
Бывший учитель лежал в неудобной позе на грязном полу. Одна нога была нелепо подвернута, на страшную рану не хотелось смотреть. «Он успел бы сбежать, если бы захотел, но предпочел подвернуться под руку Волдеморта. Эти сизые дымчатые струйки — воспоминания? О да, Гарри нужен флакон». Движением, доведенным до автоматизма, Гермиона превратила мелкий гравий, приставший к вспотевшей коже ладони, в стандартный флакон для хранения зелий. Разве не такой же отдал когда-то Слагхорн Гарри? Воспоминания вполне можно так собирать, испортиться они там не должны.
Почему она, дочь врачей, боялась вида крови? Ее любимые родители имели не очень приятную привычку обсуждать случаи из своей практики во время еды. И хотя она хорошо представляла себе четыре основных способа надреза десны при имплантации костной ткани при гингивите второй стадии, даже посмотреть на картинку из справочника не смогла бы.
Так, сосредоточься, Гермиона. Если кровь течет, то человек еще жив, а яд Нагайны должен был выйти из организма? Но теперь кровь перестала вытекать, глаза остекленели, рука бессильно упала на пол. Он предпочел такую смерть вместо того, чтобы сбежать. Свои последние силы истратил на отдачу воспоминаний для Гарри.
Противный высокий голос Риддла объявлял о перемирии на час, сзади Рон тихонько, но настойчиво дергал за рукав, мешая думать. Что-то в этой мозаике не складывалось, а она никак не могла найти недостающего кусочка.
Не слушай его, — подал голос Рон.
— Все обойдется, — заговорила Гермиона. — Давайте... давайте вернемся в замок. Раз он отправился в лес, нам нужно придумать новый план.
Гермиона бросила последний взгляд на тело Снейпа, стараясь запомнить как можно больше, чтобы потом мысленно воспроизвести всю картину целиком и рассмотреть каждую деталь. Если у нее вообще будет такая возможность.
«... таким образом маг, практикующий темные искусства, имеет целый ряд преимуществ перед своим противником. Что может противопоставить подобному магу его противник?» — рассуждала Гермиона в своем эссе по ЗОТИ на шестом курсе. «Необходимо постоянно развивать свои магические силы, переходя к заклинаниям более сложного уровня».
А если времени на развитие магических сил у т. волшебника было больше? См. книгу Э. Уоффлинга, Теория и практическое применение законов магии, 1928. Хорошее начинание — выражать мысли своими словами, продолжайте так же. За прямое цитирование учебника оценка будет снижена.
За это эссе с еще несколькими ехидными замечаниями профессора она получила все же свое Превосходно. Сначала ее взяла оторопь, но потом она просмотрела указанную литературу, приняла к сведению замечания, а в следующее эссе теперь уже осознанно осмелилась вставить еще несколько вопросов. К ее удивлению, профессор Снейп не снижал ей баллы за такую наглость, а на вопросы давал краткие, но исчерпывающие ответы. Подобная переписка занимала Гермиону. Но ни Гарри, ни Рону она ничего об этом не рассказывала. Оба восприняли бы такие странные отношения со Снейпом в штыки, ведь он ни разу на уроках ЗОТИ не похвалил их достижения, а свое внимание обращал только затем, чтобы в очередной раз напомнить Гарри какой он бездарь. Делиться своим маленьким секретом с Гарри ей совершенно не хотелось, ведь он тогда бы победил в их споре из-за того таинственного учебника Принца. Кто бы мог подумать, что они оба получали советы от одного и того же человека! А на Роне постоянно висела Лаванда Браун, так что Гермиона в одиночку размышляла о загадочном профессоре-шпионе.
Благодаря профессору Снейпу Гермиона смогла узнать о многих мелочах и секретах, которые были далеко не очевидны для маглорожденной ведьмы. Вопросы спонтанно возникали у нее, иногда связанные с темой урока, а иногда совершенно к ней не относящиеся. Например, можно ли аппарировать во время падения с высоты. Или какие заклинания лучше всего применять, если за тобой гонятся несколько магов. Но все это окончилось в ночь убийства Дамблдора. Горестное известие о смерти великого мага от руки предавшего его соратника надолго отвратило ее от мысли использовать хоть какие-то советы своего бывшего профессора. Тем не менее, данные ей Снейпом таким причудливым образом уроки все же очень пригодились, особенно в последний год.
Апатично плетясь за Роном и время от времени поглядывая на Гарри, Гермиона продолжала искать ответы на свои вопросы. Северус Снейп постоянно разыгрывал раболепного болвана перед Волдемортом? Мерзость. В школе Гермиона всегда видела перед собой образец логики и точности, в этом профессор зельеварения даже превосходил ее любимого преподавателя Минерву МакГонагалл. В воспоминаниях, которые дал Гарри Снейп, может содержаться только одно: подсказка, как Гарри может расправиться с последним куском души Волдеморта, заключенном в нем самом. Как она пришла к такому ужасному выводу? Гермиона привыкла с первых курсов откладывать в памяти все, что происходило с Гарри странного, все происшествия и все его необычные диалоги со старшими волшебниками так или иначе получали ярлычок и отправлялись на соответствующую полочку в Гермиониной памяти. Скорее всего, она помнила обо всем гораздо лучше, чем сам Гарри, теперь сосредоточенно вышагивавший рядом, огибавший обломки и преодолевавший груды завалов замковых стен. Если бы только что почивший профессор Снейп захотел когда-нибудь заглянуть в ее мысли, то был бы приятно удивлен царившему там порядку, полному отсутствию пыли и вредителей. Но похоже, что последнее утверждение уже не было таким верным как раньше, а вредители начали портить ее запасы и рвать связи между ее логичными построениями. Почему-то ее мысли все время сводились к вопросу о форме патронуса Снейпа... Им снова понадобится меч Гриффиндора. Тот, кто подбросил им меч в лесу Дин, может вызывать патронуса-лань. А доступ к настоящему мечу имел только директор...
Портреты в холле были пусты, Гарри стремительно бежал вверх по лестнице, будто не чувствуя усталости, длинноногий Рон не отставал от него, иногда перемахивая сразу через две ступеньки. Казалось, что ноги Гермионы были налиты свинцом, а тело просто выполняло механические движения, как у заводной куклы. В Большом зале собрались, как оказалось, все защитники Хогвартса. Однако не было оживленных разговоров, все: пол, скамьи и сами люди — были покрыты серой пылью, которая витала также и в воздухе, забивая горло и нос. Такое знакомое лицо Джинни мелькнуло и скрылось, исчезнув за плотным невысоким мужчиной, серым, как и все вокруг. Гермиона бросилась к подруге, позабыв обо всем на свете. Джинни обратила к ней свое перемазанное лицо и бросила взгляд на лежащие тела Фреда, Тонкс, Люпина.
— Если бы у них был выбор пройти все заново, они бы не стали прятаться. Мы будем ими гордиться, — сказала Гермиона, заключив Джинни в объятия.
Плотный запыленный мужчина коротко взглянул на Гермиону и кивнул ей, услышав ее слова. Артур Уизли гладил по волосам рыдающую в изголовье Фреда грузную женщину, рыжие волосы обоих выглядели пепельно-серыми, так что их действительно было трудно узнать. Лицо Фреда было спокойным и умиротворенным, глаза закрыты, но на губах, казалось, была легкая улыбка. Все это было не правильно, не по-настоящему. Фред, Люпин и Тонкс, скорее всего, просто прилегли здесь отдохнуть от битвы, или же им нужно оказать помощь, принести необходимые зелья. Мадам Помфри, конечно, нужно позвать мадам Помфри, чтобы она осмотрела их, обработала раны, дала свои зелья. Стоп! Неужели старый Слагхорн был настолько прилежен, что при трех Пожирателях Смерти умудрился наварить такие запасы, которыми пользуется теперь школьная медсестра?
Гермиону будто холодной водой окатило, тело снова было готово к действиям. Девушка оглянулась: Рон стоял рядом с Перси и Биллом, а Гарри нигде не было видно.
— Я должна еще кое-что сделать, — сообщила она Джинни. Та рассеянно кивнула.
Добравшись до ближайшего портрета серьезной белокурой дамы в охотничьем костюме, Гермиона назвала свое имя и попросила узнать, где можно найти Дамблдора. Дама кивнула и исчезла с полотна. Наверное, в другое время изображенная на портрете просто высмеяла бы ученицу, но теперь весь Хогвартс был к услугам его защитников. Не прошло и минуты, как дама-охотница вернулась в сопровождении покойного директора и уступила ему место на переднем плане. Тот озабоченно смотрел на свою бывшую ученицу.
— Директор, какой формы патронус был у Северуса Снейпа? — выпалила без всяких предисловий Гермиона.
— Лань. Где он теперь? — озабоченно спросил ничему не удивившийся Дамблдор.
— В Визжащей Хижине, убит змеей Волдеморта более четверти часа назад. Нам осталось только прикончить змею, — Рон подошел незаметно, скорее всего, он отправился сразу за Гермионой и сейчас стоял всего лишь в одном шаге позади нее.
— Убит змеей? Он обещал мне...
— Он успел передать Гарри воспоминания, если вы об этом, — нахмурилась Гермиона. — И теперь уже в любом случае слишком поздно... или?
Она вопросительно взглянула прямо в синие глаза старого волшебника. Мозаика начала складываться, эти моменты всегда безотказно служили ей в качестве самых счастливых воспоминаний, казалось, что сама магия проникает в закоулки ее сознания и выстраивает все в ясную и четкую картину.
— Прошу вас, мисс Грейнджер, проверьте все еще раз, — голос Дамблдора дрогнул. — Я виноват перед ним. Замок всегда чувствует связь со своим директором, пока он жив.
Гермиона только смогла кивнуть и, резко развернувшись, помчалась к выходу из Большого зала. Рон молча понесся следом, стараясь не отставать от проявившей внезапную активность подруги.
Минерва МакГонагалл, помогавшая мадам Помфри, подняла в этот момент голову и проводила взглядом две стремительно движущиеся фигурки. Устало вздохнув, она покачала головой, откинула выбившуюся прядь и вернулась к своему занятию. Примерно через четверть часа, находясь недалеко от входа в Большой зал, она могла бы заметить и Гарри Поттера, спускавшегося по мраморной лестнице, если бы на нем не было его мантии-невидимки.


 
BlumenkranzДата: Вторник, 25.10.2016, 21:56 | Сообщение # 4
Первокурсник
Статус: Offline
Глава 2. Гайя

Северус открыл глаза и увидел вокруг только лишь густой туман. Он протянул руку к шее. Его чувствительные пальцы не нащупали никаких следов укуса. Странно, ему казалось, что змее удалось не только прокусить шею, но и оторвать кусок кожи размером с половину ладони. Значит, его нашли и успели обработать укус. Как же они догадались, что он не умер, а находится под действием напитка Живой смерти? И сколько времени прошло с тех пор, как он увидел Поттера? Того количества настойки полыни, которую он успел все-таки принять, хватило бы максимум на один час. Впрочем, в данный момент это было совершенно не важно. Как только представится случай, он разберется с этой загадкой. Отлично, пальцы на ногах шевелятся, все части тела на месте, только вот он почему-то полностью раздет, а одеяло отсутствует. Проведя левой рукой по правому локтю, а затем ощупав бедро чуть выше колена, Северус понял, что нет и тех трудновыводимых шрамов от разных давних экспериментов времен еще его юности. Если бы он был женщиной, то это, несомненно, было бы приятно. Но наличие этих шрамов его не огорчало, тем более под одеждой их и не видно. Они были во многом даже полезны, особенно для проверки действия различных экспериментальных снадобий. Ну что же, раз он здоров, то теперь можно встать и, желательно, ни с кем не встретившись, выбраться из этой больницы. Он пошарил рукой рядом с собой и нащупал свою одежду.
Северус усмехнулся. Похоже, что местные эльфы успели выстирать ее и привести в порядок. Если он на свободе, то подобное обслуживание означает только одно: волшебный мир сдался Темному Лорду. Все те годы, что ушли на их с Альбусом подготовку к его падению, просто прошли впустую. Поттера наверняка убили, ведь план Альбуса имел слишком много слабых мест. Эта его любовь к рискованным играм зачастую выводила Северуса из себя, но приказы великого светлого мага Снейп всегда выполнял как можно точнее. Даже после смерти своего учителя. В этот последний, самый тяжелый год его работы в Хогвартсе, портрет Дамблдора являлся для него единственным собеседником и советчиком, перед которым не нужно было притворяться. Теперь придется все начинать сначала и в одиночку. Обязательства, которые передались ему со смертью Старшего волшебника, связывали его по рукам и ногам. По-видимому, обмануть древнюю магию нельзя, только этим можно объяснить его собственную неудавшуюся смерть. И не видать ему блаженства посмертия, пока он не выполнит все задачи и требования, которые предъявляются его новым положением.
Тело по ощущениям слушалось своего хозяина гораздо лучше, чем в последний год службы на Темного Лорда. Одним быстрым движением Северус перетек из лежачего положения в сидячее. Неплохо. Ни боли, ни головокружения, только ухудшилось зрение. Следует выяснить подробности лечения. Похоже, что это все же не Мунго. Одежда оказалась не его, такой дорогой материал было прилично носить Люциусу. Может, это и есть подарок Малфоя? Последнее обстоятельство служило признаком определенно высокого положения в новом мире. Вот только не было палочки, его походного набора с зельями, а также нескольких памятных вещиц, которые всегда находились с ним в бездонных складках его удобной мантии.
Туман слегка развеялся, с обеих сторон от Снейпа оказался ряд аккуратно заправленных обычных больничных коек. Поблизости не было ни одного живого существа. Северус быстро закатал левый рукав и поднес руку к глазам. Он уже давно перестал надеяться, но на месте метки к его радости виднелась чистая кожа, без всяких следов татуировки, темнела только слегка набухшая вена. Подавив в себе раннее ликование, шпион, сидящий в Северусе Снейпе, привычно взял себя в руки и решительно направился вдоль рядов кроватей в поисках выхода.
* * *
Рон смог догнать Гермиону только уже внизу, у подножья мраморной лестницы.
— Постой, скажи только, у тебя есть новый план? — Рон подхватил Гермиону под руку, когда она поскользнулась, притормозив на изумрудном камушке. — Ты знаешь, куда делся Гарри?
— Да... нет. Гарри должен остаться в замке, — Гермиона не знала наверняка, но чутье говорило ей, что в воспоминаниях профессора Снейпа очевидно была подсказка. — Мне нужно только вернуться ненадолго в Визжащую Хижину.
— Я уже слышал, — нахмурился он. — Но я не хочу отпускать тебя одну.
«Девушка, которая смогла прыгнуть на спину дракону, может и в логово Волдеморта полезть, кто ее знает,— подумал Рон, проявляя уже не в первый раз за день свои стратегические способности лучшего шахматиста факультета. — Лучше взять ситуацию в свои руки».
— Акцио, метла! Ой, Фините! Фините Инкантатем! — Рон поймал первую из подлетевших к нему полутора десятков метел; остальные зависли на секунду черным роем и тут же обрушились беспорядочной кучей на пол вестибюля.
«Как раз, чтобы прибраться здесь,» — Гермиона отмахнулась от идиотских мыслей, приходящих так некстати в голову. Сказывалась усталость. Хорошо, что Рон еще может соображать, одна бы она уже не справилась. Рон большой, сильный, заботливый, ему можно полностью довериться и передать управление ситуацией в его руки.
Вдвоем они вышли на лужайку перед замком. В предрассветной тишине не было слышно даже стрекота кузнечиков. Рону почудился легкий шорох откуда-то сбоку. Но как он ни всматривался в темноту, ничего увидеть не смог. Больше никаких звуков не доносилось.
— Держись, — посадив подругу перед собой, Рон поднял метлу в воздух. Казалось, что оба будто растворились в воздухе, скрытые чарами Невидимости, которые накинула на них Гермиона из чистой предосторожности.
Джинни Уизли, заметившая отсутствие брата с Гермионой, как раз в этот момент спустилась в вестибюль, подсвечивая себе Люмосом. Куда же они подевались? Она совершенно точно видела, как оба помчались вниз. Снаружи тоже никого не оказалось. Все же там кто-то был! Джинни смело прошла несколько десятков шагов, ориентируясь на подозрительный шорох левее от входа. Она оказалась права! Там находилась раненая девочка, которую никто не заметил, так как ее завалило какими-то обломками. Девочка, по-видимому, была оглушена и только сейчас приходила в себя. Джинни осторожно, один за одним, начала снимать с нее странные, похожие на куски картона, смеси земли с глиной. «Какая-то чудная помесь из заклинаний по Трансфигурации и простой Бомбарды. Извращенная фантазия у этих Пожирателей. Самое главное, не отслоить ее кожу вместе с прилипшей броней», — отметила про себя Джинни, с деловитой аккуратностью очищая пострадавшую.
— Поищите еще, здесь должны быть другие раненые! — парень, по походке похожий на Невилла Лонгботтома, кивнул Джинни и махнул рукой идущему следом плотному парню, удаляясь в другую сторону.
* * *
Было около четырех часов утра, когда Гарри Поттер, повстречав Невилла и поглядев на утешавшую обнаруженную ею девочку Джинни, отправился в сторону Запретного Леса. Если бы его лучшие друзья увидели его сейчас! Но они уже пересекали на неповоротливой, но зато надежной школьной метле границу с Хогсмидом и через несколько минут достигли Визжащей Хижины. Рон лихо спикировал вниз и завис перед криво заколоченным окном. Гермиона сделала круговое движение палочкой, заставив доски исчезнуть. Оба в полной тишине проникли внутрь и попали на второй этаж Хижины со старой пыльной кроватью и проеденным молью пологом.
Стараясь не наступать на скрипевшие половицы, они спустились на нижний этаж и остановились перед телом профессора. Гермиона расставила вокруг несколько наколдованных ею стеклянных банок, поместив в каждую по голубому огоньку. Рон молча топтался рядом. Увидев снова тело профессора Снейпа, Гермиона теперь несколько растерялась. Она хорошо знала, как лечить царапины и не очень глубокие раны; в ее бисерной сумочке находилась волшебная аптечка первой помощи — от Перечного Зелья до Костероста. Но данный случай был по зубам только светилам колдомедицины, а не ей, ведьме-недоучке.
Подавив в себе надвигающийся приступ страха, как перед экзаменом, Гермиона начала водить палочкой, бормоча известные ей диагностирующие чары. Согласно им, перед ней находился умерший три четверти часа назад мужчина тридцати восьми лет, потерявший в целом около полутора литра крови. Разбирая часть диагноза, касающегося его раны на шее, Гермиона поняла только, что артерия не повреждена, а мышечные ткани и нервные сплетения можно было восстановить заклинаниями, которые она помнила, но боялась применить на Роне тогда, в лесу, после неудачной аппарации.
— Его ранения действительно не были смертельными, Рон, — произнесла она скорее для себя, чем для Рона. — Яд Нагайны вызывает сильное кровотечение, но и кровопотеря не такая большая, чтобы от этого скончаться. Выведен ли весь яд змеи Волдеморта, я не могу сейчас узнать. Будто бы все процессы в его организме были остановлены в одно мгновенье.
— А есть такое средство, чтобы прикинуться на время мертвым? — спросил с интересом наблюдавший за всеми ее действиями Рон.
— Настойка полыни дает такой эффект...
— Давай посмотрим в его карманах, он наверняка запасливый, вроде тебя, всю аптеку с собой таскает. Я видел однажды случайно на Гриммо, как он выудил у себя из кармана кучу флаконов, когда Фред уронил на Джорджа горячую кастрюлю.
Гермиона удивленно поглядела на друга. Почему он ничего не рассказал об этом ей?
Они попробовали осторожно поискать в карманах его мантии и сюртука, но, похоже, что хозяин специально закрывал их особыми чарами от проникновения. На ощупь казалось, что там было совершенно пусто, но при легком встряхивании карманов там все же что-то перекатывалось. Гермиона увидела, что Рон испачкал руку в крови их... пациента.
— Попробуй еще раз! Пожалуйста!
— Есть, — рука Рона беспрепятственно проникла во внутренний карман мантии. — Ого, тяжеленький!
Перед ними оказался обычной формы бумажник. Он раскрывался просто при указании на него палочкой и преобразовывался во что-то вроде книги с несколькими отделениями. Гермионе это напомнило маггловский патронташ, виденный ею в каком-то фильме про войну. В каждом отделении находились флаконы как наполненные, так и пустые. Подивившись такому изящному исполнению чар Расширения пространства, она собралась перебрать по очереди каждое из отделений, как Рон вдруг произнес:
— Акцио настойка полыни!
Ничего не произошло.
— Акцио напиток Живой Смерти! — подхватила Гермиона. К ее удивлению, в руки попал не стеклянный флакон, а небольшая баночка с какими-то конфетами. Она вытащила одну из них.
— Секо! — «конфета» развалилась пополам, из нее выплеснулась жидкость с резким горьким запахом.
— Это оно? Каков наш профессор затейник, — пробормотал удивленный Рон. — Если он раскусил хотя бы одну такую конфету...
— То этого количества хватило бы примерно на один час, — подхватила Гермиона.
— То есть как раз скоро действие зелья кончится.
— И он тогда действительно умрет от потери крови.
Гермиона с отвращением осторожно отняла застывшие пальцы, все еще сжимавшие рану, и осмотрела ее. Как умела, она произнесла заживляющие заклятия. Сделать профессору хуже она уже не боялась. Трудно было представить, что кто-либо захочет зайти сюда в ближайшее время.
— Пока в Мунго искали зелье от яда змеи, отцу нитками рану сшивали. Как у магглов, — прокомментировал Рон. — Я сейчас ничему не удивляюсь, но он мог и это предусмотреть. Акцио, зелье от яда Нагайны!
Небольшой флакончик с темным содержимым влетел в руку Рона.
«Еще напиток Живой Смерти вливать в него больше не стоит. Если же использовать противоядие, то сколько он продержится в таком состоянии, когда очнется, неизвестно. Все-таки он должен быть очень слаб, сам не выберется», — размышления Гермионы прервал возглас Рона:
— Тогда дадим ему это зелье и все. Надо поторапливаться, Герми! — Рон уже приблизился к пострадавшему и был готов влить ему содержимое флакона в глотку.
— Стой! Так делать сразу нельзя! Давай по моей команде, Рон.
* * *
Северус Снейп долго пытался найти выход среди бесконечных рядов больничных коек. Теперь он не мог найти ту из них, на которой лежал до этого. Как он ни старался быстрее передвигаться или же резко разворачиваться и неожиданно менять ряд, ничего не происходило. Вокруг себя он видел все те же ряды одинаковых кроватей, а все остальное скрывалось в плотном белом тумане. С запоздалым пониманием он осознал, что уже не находится в мире живых. Такой исход событий его скорее даже устраивал.
Северус никогда не делал специальных предположений о своей загробной участи. Кроме того, он, всю жизнь положивший на искупление грехов юности, и не ожидал, что ему выделят особые хоромы в райских угодьях для магов. Наоборот, он был готов к самым неприятным сюрпризам. Снейп остановился и присел на одну из кроватей, чтобы как следует обдумать свое положение. Он не сомневался, что времени у него теперь хотя бы для размышлений будет предостаточно.
* * *
В этот момент Гермиона увидела, как на только что залеченной шее профессора сквозь тонкую бледную кожу проявляется темное пятно.
— У него внутреннее кровотечение! — в отчаянии вскрикнула Гермиона. — И это означает, что он действительно еще жив. Срок действия настойки полыни истек. Здесь нужен хороший, опытный колдомедик, — паника нарастала. Нужно срочно что-то придумать, иначе она себе никогда не простит еще одну смерть.
— Все же нужно поторапливаться. Времени почти не осталось, час перемирия уже почти истек. Мы должны быть вместе с Гарри, помочь найти змею.
— Используем последний шанс, — Гермиона осторожно опустила нижнюю челюсть раненого профессора, как это неоднократно проделывали с ней в детстве родители.
Рон влил содержимое флакона в приоткрывшийся рот Северуса Снейпа. Остекленевшие черные зрачки на миг приобрели осмысленное выражение, веки дрогнули и на этот раз полностью закрылись.
* * *
Проводить вечность в совершенном одиночестве Снейп счел вполне приемлемым наказанием для себя. Он даже нашел несколько положительных моментов: здесь не слишком жарко, не слишком холодно, он прилично одет, чувства голода или жажды тоже не было. Отсутствие общества можно причислить к положительным сторонам его посмертия. Кто знает, какие чудовища обитают в этом неизведанном им мире. При этих мыслях он зябко поежился. На несколько мгновений ему показалось, что он снова видит слабо освещенный потолок Визжащей Хижины и чья-то кудрявая голова заслоняет ему свет. Северус помотал головой, отгоняя морок. Нет, теперь все кончено, и он туда больше не возвратится. Жаль, что узнать новости не представляется возможным. Все-таки он не выполнил до конца свою миссию, не убедился, что Поттер увидел его воспоминания. Смогли ли эти дети вообще собрать хоть что-нибудь? Хорошо было бы, конечно, обсудить все не спеша с Дамблдором в приятной обстановке. Например, сидя на освещенной заходящим солнцем небольшой террасе, которую он видел в доме одного из своих однокурсников. Северус зажмурился и в мельчайших подробностях припомнил мощеную желтым камнем террасу, цветы в кадках и плетеные садовые кушетки.
Когда он снова поднял голову, то увидел, что окружающая обстановка незаметно изменилась. Стало больше света, туман поредел, а проход между рядами вел к обычной балконной двери, из которой и проникал этот свет. Северус решительно поднялся, сделал десяток шагов по направлению к двери и приоткрыл ее. Терраса была точно такая, какой он ее помнил, вплоть до кадок с цветущей сиренью и волшебной сливой. Сразу за краем крупных, из желтого песчаника, плит уходил резко вниз заросший ежевикой склон, а далеко внизу, в лучах заходящего солнца блестела полоска реки. И на этой террасе уже кто-то был.
Лили, одетая в легкое салатовое платье, по цвету так подходящее к ее глазам, легко поднялась с кушетки и подошла к задержавшему дыхание Северусу. Некоторое время она пристально вглядывалась в его глаза.
— Ты сильно изменился с тех пор, как мы виделись в последний раз, Северус. Стал крепче и увереннее с виду.
— Ты перестала называть меня по имени уже после пятого курса, — с горечью в голосе ответил ей Снейп. — И да, я изменился, постарел, и у меня совсем испортился характер.
— Это не так важно. Важнее то, что твоя душа осталась цельной, и это меня очень радует, — ответила Лили, жестом указывая ему на садовое кресло. Сама она села напротив на плетеную кушетку. Заходящее солнце освещало сзади ее роскошные рыжие волосы. Казалось, что ее голову обрамляет золотая корона. Слабая улыбка играла на губах Лили, сложенные руки покоились на ее коленях. Ее платье не облегало фигуру, но свободными складками будто стекало к ее ступням. Все это напоминало Северусу мельком увиденный им образ из какой-то маггловской книги, из тех, что любил собирать его отец.
— Я должен сказать тебе это, Лили, — решился наконец Северус прервать созерцание женщины, в смерти которой он был виновен. — Я виноват в твоей смерти, смерти твоего мужа, я отправил умирать также твоего сына. Так что цельность моей души можно подвергнуть сомнению.
— Мы здесь отлично видим души вновь пришедших. Но если ты хочешь немного поупражняться в самоистязании, то можешь пройти обратно, — Лили с усмешкой махнула в сторону балконной двери. — И тебя я ни в коем случае не виню в случившемся. Ты сделал со своей стороны все, что мог, чтобы помочь нам. Мы с Джеймсом сами совершили достаточно глупостей. А Дамблдор рассказал мне все о том, как ты защищал Гарри.
— Дамблдор? А мог бы он сам придти сюда? — жадно переспросил Северус.
— Он в данный момент беседует с Гарри, а мне было велено идти к тебе, только ждать пришлось тебя довольно долго. Неужели ты попал из земного мира сразу в лабораторию?
Северус некоторое время взирал на веселящуюся Лили. Все было так же, как и раньше, до их разрыва, когда озорная Лили подтрунивала над ним и придумывала милые шалости.
— Там что-то вроде бесконечной больницы.
— Какие у тебя интересные выверты подсознания. Ему явно требуется медицинское вмешательство. А откуда ты выудил эту террасу? Неужели ты успел разбогатеть и прикупить где-то собственный домик?
— Нет, и еще раз нет. Сам не знаю, видел у кого-то, — помолчав, Северус продолжил: — Ты сказала, что Дамблдор сейчас с Гарри. Значит, мальчик умер? И почему ты тогда не с ним?
— Я была с ним. Только что шла рядом с сыном по Запретному Лесу к стану Волдеморта. Вместе с Джеймсом, Сириусом и Ремусом мы проводили его туда. Но если бы я или же Джеймс явились к нему сейчас, то он не захотел бы вернуться обратно. А нам хочется, чтобы Гарри принял решение жить дальше.
— Значит, у него есть выбор... — задумчиво протянул Северус, внимательно слушавший речь Лили. На подобную возможность для Гарри намекал ему Дамблдор, но никто из живущих магов не знал наверняка, что происходит там, за гранью жизни и смерти.
— У тебя тоже есть выбор, Северус. Ты можешь вернуться сейчас, если захочешь, — Лили взглянула на вспыхнувший на миг зеленый браслет Долга Жизни вокруг его запястья. Северус же этого не заметил, так как неотрывно смотрел на юную и прекрасную единственную любовь всей своей жизни.
* * *
Через какое время подействует это зелье, и достаточно ли его количества, чтобы полностью нейтрализовать действие яда, Гермиона не знала. Флакон с таким зельем был у них только один. Брать с собой тело профессора Снейпа в замок тоже было опасно, и не столько для них с Роном, сколько для самого бывшего директора. Рон кивнул ей головой, поднялся с колен и отправился наверх. Гермиона на мгновение помедлила. Неопределенность раздражала ее. Она сама не знала, зачем она это делает, но тем не менее зачерпнула немного пыли с пола. Затем обмакнула кончик пальца в кровь Снейпа, смешала с пылью прямо в ладошке, а напоследок добавила туда каплю своей крови. Указательным пальцем правой руки она нанесла пятно над переносицей умирающего.
— Ubi tu Gaius, ego Gaia [1], — с этими словами Гермиона поставила такую же точку себе. Если бы Рон только знал! Ведь она только что начала проводить древний, но очень простой магический обряд, который отыскала еще в школьной библиотеке, в секции общего доступа. По совету лежащего перед ней человека, еще на шестом курсе Гермиона начала подбирать самые простые заклинания, не требующие сложной подготовки и большой магической силы.
Пятно на лбу Северуса Снейпа вспыхнуло золотистым цветом и исчезло. «Значит, древняя магия приняла ее запрос» — подумала Гермиона со страхом. Теперь уже нельзя было отступать, и она взмахнула палочкой в сторону Снейпа:
— Animam meam poko. Recipere! [2] — она увидела, как тонкая золотистая струйка протянулась от ее палочки к сердцу умирающего. Теперь, если будет необходимо, ее магия будет подпитывать жизненные силы Снейпа даже при недостатке лекарственных зелий. Прислушавшись к его тихому и ровному дыханию, Гермиона удовлетворенно кивнула, навела на тело профессора сонные чары и поднялась по лестнице в верхнюю спальню, где ее ждал Рон, нетерпеливо постукивавший метлой об пол.
* * *
Когда на лбу Северуса проявилась небольшая золотистая точка, Лили усмехнулась и безапелляционно сообщила:
— Знаешь, Сев, а теперь у тебя и выбора-то, пожалуй, нет. Придется возвращаться обратно. Тебя там ждут. И ты можешь помочь Гарри и его друзьям, что бы ни случилось дальше.
— А если я все же останусь здесь? Если меня там и ждут, то только для того, чтобы отправить в Азкабан. Как мне пройти за тобой? — Северус потянулся к руке Лили.
— Нет, так дело не пойдет, — отдернулась она и перебежала за кушетку. — Если ты дотронешься до меня, то назад пути нет.
— Но я хочу именно этого!
— Не забывай, что я здесь не одна, а с Джеймсом. И я его полюбила искренне и добровольно, так что, тебе будет вдвойне тягостно видеть меня, если ты пойдешь туда, за край, с нами, — указала Лили на каменистую тропинку, начинавшуюся прямо от террасы.
Снейп досадливо передернулся.
— Но зато я могу сделать тебе маленький подарок, чтобы тебе было легче вернуться и продолжать жить. Поверь мне, мой муж тоже хочет поблагодарить тебя за Гарри. Покажи мне твой Патронус. Чтобы его призвать здесь, Северус, достаточно лишь подумать о нем.
— Вот как это здесь работает, — проговорил Северус, удивленно рассматривая возникшую перед ними олениху со светло-коричневой блестящей шкуркой. Оказывается, патронусы в этом мире обретали... плоть. Только ради этого стоило в земной жизни постигать белую магию. Лили растроганно посмотрела на нахмурившегося Северуса, лаская трогательное животное с очаровательными черными глазами.
— Что ж, я забираю ее. Обещаю хорошо ухаживать, вовремя кормить и выгуливать на сочных лужайках. И она будет не одна, а в хорошей компании.
— А где же подарок? Забрать у меня еще и Патронус — единственное живое напоминание о тебе, Лили. Пойми, это слишком жестоко.
— А я забираю только эту форму твоего Патронуса. Это и есть подарок. Надеюсь, что ты сможешь оценить его позже. Твой личный Патронус никто не может взять у тебя.
Северус покачал головой и раздраженно хлопнул балконной дверью. Возвращаться ему ни капельки не хотелось. Он растянулся на одной из ближайших коек, чтобы как следует обдумать все произошедшее с ним за последний день.
<empty-line>
[1] Где ты, Гай, там буду я, Гайя (лат.) — слова невесты во время церемонии бракосочетания в Античном Риме.
[2] Я отдаю свою жизнь. Прими! (Лат.)


 
Rovena_Дата: Среда, 26.10.2016, 19:07 | Сообщение # 5
Первокурсник
Статус: Offline
Ну очень интересное начало!
 
ComaWhiteДата: Среда, 26.10.2016, 19:25 | Сообщение # 6
Циник
Статус: Offline
Blumenkranz, а на сколько это romance будет? Очень сладко?)

https://vk.com/w_coma
 
hamedorea_greenДата: Среда, 26.10.2016, 19:29 | Сообщение # 7
Второкурсник
Статус: Offline
Интересное начало! С нетерпением жду продолжения!

смешливая
 
NettyДата: Среда, 26.10.2016, 19:41 | Сообщение # 8
Шестикурсник
Статус: Offline
Очень интересное начало. Заинтриговали!
 
BlumenkranzДата: Среда, 26.10.2016, 21:42 | Сообщение # 9
Первокурсник
Статус: Offline
Rovena_,
hamedorea_green,
Netty,
Спасибо, что оставили отзывы, мне очень приятно.
ComaWhite,
Насколько сладко?
Затрудняюсь сказать, я сладкое избегаю, но... первые главы скорее дженовые. Я специально поставила в пейринг любовный треугольник - Гермионе надо разобраться со своими чувствами. По канону она еще с Ронни. И сейчас Снейп без сознания, ничего не знает.
Спасибо за вопрос, надеюсь, они еще появятся, по мере выкладки глав.


 
sky872Дата: Среда, 26.10.2016, 21:42 | Сообщение # 10
Первокурсник
Статус: Offline
Тоже почитаю, первые главы понравились.
 
BlumenkranzДата: Среда, 26.10.2016, 22:10 | Сообщение # 11
Первокурсник
Статус: Offline
sky872,
Продолжение скоро появится)


 
undinacomДата: Среда, 26.10.2016, 23:03 | Сообщение # 12
Первокурсник
Статус: Offline
Спасибо.
Согласна, рано ему умирать. Роулинг вообще "молодец". Столько волшебных семей зарубила. А ведь это огромный потенциал. И что ей мешало оставить Снейпа для Гермионки? Такое ощущение, весь свет на Уизли клином сошёлся.
 
Katarina_SnapeДата: Четверг, 27.10.2016, 11:18 | Сообщение # 13
Первокурсник
Статус: Offline
Очень интересное начало. Я как ярый поклонник пары СС/ГГ,надеюсь что Гермиона быстрее разберется с чувствами к Рону.

Типичный любитель Снейджера.
 
ЭсмеральдаДата: Пятница, 28.10.2016, 08:44 | Сообщение # 14
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Начало очень хорошее)) Надеюсь, автор все продумал и по дороге не потеряется от нас, читателей))) Заметила, что фики примерно делятся на те, в которых автор полностью перекраивает канон, они либо проальны, либо шедевральны, те, в которых события канон очень аккуратно трогают за мягкие и теплые места, и вписаны в него аккуратненько, и те, которые канон вовсе не отменяют (ну, может, за исключением эпилога), а являются его продолжением - они часто похожи друг на друга и написаны о том, как Герми Снейпа спасла. Надеюсь, это будет выдающееся феерическое чтение. Автору мои чмоке и пожелания выкладываться часто и регулярно. 12wow

 
DREAMДата: Пятница, 28.10.2016, 13:59 | Сообщение # 15
Второкурсник
Статус: Offline
Как тонко вписано в канон!
С удовольствием прочитала и теперь хочу еще))
Очень нравится Гермиона, а снейджер люблю нежной любовью)
Жду еще, с нетерпением!
Не забрасывайте работу, пожалуйста, ведь так хочется прочитать весь фик до конца!


Подчиненному перед лицом начальствующим надлежит иметь вид лихой и придурковатый , дабы не смущать начальство своим разумением...
 
BlumenkranzДата: Воскресенье, 30.10.2016, 21:07 | Сообщение # 16
Первокурсник
Статус: Offline
Глава 3. План спасения

Несмотря на значительные разрушения, причиненные силами Волдеморта, Хогвартс все еще оставался неприступной крепостью. Построенный в те стародавние времена, когда ни маглы, ни маги не имели привычки спать без меча под боком, волшебный замок уже тогда можно было назвать лучшим образчиком фортификационного искусства.
Маги придумали и устроили в замке все преграды и западни, позволявшие малому числу жителей обороняться против многочисленного врага еще за два-три века до того самого Дюрера [1], который решил подарить несколько идей и маглам.
Два раза в истории магической Британии замок пытались взять свирепые гоблины. В итоге вместо разрушенной при первом нападении в двенадцатом веке крепостной башни замок прирос Северной и Астрономической башнями. А часть стены, снесенную в семнадцатом веке специально с этой целью привезенной гоблинами голодной драконихой, не стали восстанавливать по прежнему образцу. С тех пор в замке появилась крытая галерея, ведущая в охраняемый горгульями кабинет директора. Новые архитектурные веяния маглов однако не обошли стороной и магов, так что лепившиеся наподобие ласточкиных гнезд директорские башенки были уже заимстованием из немагического мира и вносили некоторую фривольность в строгий вид волшебного замка.
Высокие стрельчатые окна, появившиеся также спустя несколько веков вместо узких бойниц, удивительно органично смотрелись на довольно-таки тяжеловесном фасаде времен раннего средневековья. Теперь казалось, что замок с разбитыми окнами, пробитыми в нескольких местах стенами с висящими на них обрывками плюща, а также сколотой с башен черепицей напоминает избитого и оборванного хулиганами подростка, который не собирался сдаваться и готовился к ответным действиям. Волшебники из Хогсмида, родственники учеников и авроры, успевшие подтянуться к рядам защитников школы, были готовы биться до самого конца. Никто из них не собирался покидать место, так много значащее для любого жителя магической Британии.
Минерва МакГонагалл осталась довольна, осматривая вместе с Кингсли Шеклботом последние приготовления перед боем на исходе часа перемирия. Школьные парты, согнанные с разных концов школы, могли вставать на дыбы и лягаться, гобелены приготовились накинуться на врага и обездвижить его, перила лестниц должны были выскакивать из своих гнезд, чтобы обрушиться противнику на голову. Профессор Трансфигурации МакГонагалл ни в коем случае не позволила бы испортить имущество школы Хогвартс таким варварским способом. Но находившаяся еще в полном расцвете волшебных сил воительница Минерва, дочь шотландских горцев, оправдывала имя, данное ей матерью-волшебницей. МакГонагалл взмахнула палочкой, и в вестибюле ярко загорелись волшебные светильники. Замок охотно повиновался ей во всех мелочах, и это казалось Минерве совершенно правильным, ведь Хогвартс всегда заодно с теми, кто нуждается в нем.
Убедившись, что все раненые получили своевременную помощь за время, якобы великодушно отпущенное Волдемортом, а погибшим защитникам отдана последняя честь, МакГонагалл с удвоенной энергией принялась претворять в жизнь новый оборонительный план. Всем преподавателям нашлась работа в соотвествии с их высоким мастерством. Минерва, как и Кингсли, полностью отдавала себе отчет, что никому из оставшихся сражаться магов не было под силу победить Волдеморта лично или даже сообща. Но, несмотря на скупые сведения, которыми иногда делился Дамблдор по-поводу бывшего студента Хогвартса и полном неведении о планах Поттера и его друзей, профессор МакГонагалл решила подойти к проблеме с другой стороны.
Нескольким наиболее толковым студентам поручили накладывать защитные чары на кольца, цепочки, шарфы и раздавать их остальным. Такая мера предосторожности никому не повредит во время боя. Кто-то под руководством профессора Нумерологии наносил руны на руки или предметы одежды, кого-то позвали помогать Слагхорну с Флитвиком. Минерва осмотрела также многорядные заставы из книг, собранные мадам Пинс. Помогавшая ей предсказательница Сибилла Трелони расположилась в боковом коридоре, готовая активировать ловушки при приближении неприятеля.
* * *

Школьный библиотекарь Ирма Пинс еще вчера прокляла бы того, кто предложил бы ей использовать самое дорогое на свете — книги — в качестве оборонительного средства. Но в эту ночь, получив распоряжение от МакГонагалл не допустить противника разбредаться по замку, а направить всех в Большой Зал, мадам Пинс с рвением принялась за дело. Тут как нельзя более кстати пригодилось ее умение зачаровывать библиотечные книги от поползновений безалаберных студентов, да и рассеянных преподавателей тоже. На передовую, то есть поперек тех коридоров, что находились на уровне Большого Зала, Пинс выставила стройными рядами «Чудовищные книги о чудовищах». В школьной библиотеке их скопилось достаточное количество, так как многие студенты не решались пополнять подобными экземплярами свои домашние библиотеки.
На баррикадирование лестниц выше площадки пошла в ход коллекция книг авторства Гилдероя Локхарта. На эти бесполезные издания Ирма с особенным тщанием накладывала чары Колкости, чтобы наступившему на них казалось, что его в пятку укусила оса. Некоторые книги должны были просто делать подножки тем, кто проходил мимо, или же подскакивать вверх и хлопать по голове. В качестве метательных снарядов, назойливо преследующих выбранную цель десяток-другой метров, были использованы затертые учебники, не подлежащие уже восстановлению. Также и из Запретной секции пригодились те книги, которые плевались какими-то сиреневыми пузырями, выпускали клубы пахучего дыма, обжигали или неожиданно обливали кипятком. С этими нужно было быть осторожнее, чтобы не помешать защитникам Хогвартса. Поэтому Пинс выбрала именно те, на которые достаточно было издали указать палочкой, если враг находился рядом.
Книги всегда служили для Ирмы спасением — от нее самой прежде всего. Закончив магическую школу Хогвартс с только одной оценкой «Превосходно» по Чарам, юная Пинс поначалу устроилась помогать в маленькой волшебной аптеке в Косом переулке. Работа состояла в том, чтобы принять товар, проверить недостающие ингредиенты, аккуратно расклеить бирки на флаконах с зельями и прочие скучные, но необходимые обязанности. К ее глубокому огорчению, получить место ученика зельевара, о котором она так мечтала, у нее не было уже никаких шансов. Ее собственный декан Слизерина Гораций Слагхорн практически не обращал внимания на странноватую невзрачную девочку и никогда не замечал ее способностей в своем предмете. Ирма рано потеряла отца, погибшего в магической войне еще времен Гриндевальда. Ее мать, оставшись без поддержки мужа, смогла обеспечить обучение единственной дочери вплоть до окончания седьмого курса, растягивая те немногие средства, что остались ей в наследство. Привыкшая жить скромно, девушка была вполне довольна своим небольшим заработком, который позволял ей снимать небольшую комнатку, изредка приобретать недорогую одежду и раза два в месяц посещать недавно открывшуюся и ставшую необычно популярной среди молодых магов мороженицу Фортескью.
* * *

— Уизли, Грейнджер! — окликнула Минерва взбегающих по мраморной лестнице запыхавшихся гриффиндорцев. — Если вы еще не взяли защитные амулеты у Чанг и порталы у профессора Слагхорна, то сделайте это сейчас, — МакГонагалл показалось, что она уже давно не видела эту парочку.
Рон и Гермиона, оба мокрые и перепачканные в грязи с головы до ног, недоуменно переглянулись.
— Поторапливайтесь, Волдеморт уже должен скоро появиться, — подозрение, что кто-то еще мог остаться внутри замка без связи с другими сильно беспокоило Минерву.
— Да, мы видели, что дементоры снова при... — Рон осекся на полуслове, получив тычок в бок от Гермионы.
— Профессор, вы не видели Гарри? — перебившая Рона Гермиона понадеялась, что профессор МакГонагалл ничего не заметила.
— Нет, он мне точно не попадался в последнее время, — Минерва почувствовала, как кровь отливает от ее щек, покрытых толстым слоем пыли. Если Поттер в замке, он должен был в любом случае узнать о готовящихся приготовлениях. — Как случилось, что вы потеряли его? — голос Минервы задрожал.
— Мы должны были выполнить то, что нам поручил Дамблдор, — густая краска залила щеки и шею Грейнджер.
Уизли подхватил пошатнувшуюся подругу, нервно оглядываясь по сторонам.
— Времени осталось очень мало, — глаза МакГонагалл в ужасе широко распахнулись. Ей внезапно показалось, что воздух вокруг стал вязким и тяжелым. — Я сейчас же дам распоряжение призракам и портретам.
Но никто не мог дать им точного ответа, где последний раз видели Гарри Поттера. Рон с Гермионой надеялись, что он скрывается где-то под мантией-невидимкой, чтобы внезапно напасть на змею Волдеморта. Внезапно Рон почуствовал, что кто-то дергает его снизу за штанину брюк. Свисающая складками кожа, горбатая спина — Кричер, несмотря на свой возраст, выглядел более молодцевато, чем несколько месяцев назад на Гриммо.
— Кричер узнал, что друг моего хозяина ищет хозяина. Кричер пришел, чтобы помочь хозяину. Старый Кричер знает, что надо делать.
— Ты называешь Гарри Поттера своим хозяином? — Гермиона хотела внести ясность в разговор с домовиком с самого начала.
— Кричер служит Гарри Поттеру, значит, Гарри Поттер хозяин Кричера, — презрительно проквакал эльф и прищурился, оглядывая маглорожденную ведьму с головы до ног.
— Ты можешь... — начала Гермиона фразу, которую Рон закончил за нее:
— Перенести нас к нему? — Рон подумал, что теперь у них с Гермионой получается не хуже, чем у Фреда с Джорджем. Фред... теперь он никода не будет уже дурачиться и сердить Рона, как раньше. Сейчас он бы отдал, наверное, свою правую руку, если бы можно было снова оживить брата.
— Кричер знает только, что хозяин жив, но недавно он был как бы мертв. Кричер не может к нему пробраться. Но Кричер давал еду гиппогрифу хозяина, убирал за ним и привел сюда, на помощь хозяину Гарри.
Новости с неожиданной стороны обрадовали Гермиону, хотя и не вносили ясности в ситуацию. Почему Гарри пошел куда-то один, не дождавшись их? Почему они отпустили его от себя и практически бросили? «Гарри был как бы мертв...» Она запретила себе думать о своем безрассудном поступке до тех пор, пока Волдеморт жив. Она не будет думать об этом сегодня, она подумает об этом завтра [2].
* * *

— Мы, все те, кто остались здесь в замке, будем биться с волшебниками, превосходящими многих из вас, школьников, по знаниям боевых искусств, — МакГонагалл обвела взглядом всех теснившихся в Большом Зале защитников. Так и не успевшие переодеться как следует старшие студенты в пижамах, авроры в своих форменных красных мантиях, мирные жители в накинутых поверх домашней одежды дорожных мантиях, — никогда еще на ее уроках не следило за ней множество пар глаз так внимательно, как в этот момент. — Вы уже увидели, что такое темная магия в действии, и как низко Пожиратели смерти ценят наши жизни. Поэтому я прошу всех вас беречь себя и своих близких и не меряться силами с опытными темными волшебниками. Ваша задача — не дать всем приспешникам Волдеморта проскользнуть внутрь Хогвартса, как это произошло в первый раз.
— Старайтесь увлечь их сразу в Большой зал. Не наступайте на ловушки-книги, подготовленные мадам Пинс, — продолжил напутственную речь Кингсли. — Пусть никто из школьников не пробует сражаться с Волдемортом, это приказ. Каждый из вас получил одноразовый портал. Когда большая часть Пожирателей соберется в Большом зале, на несколько мгновений отменятся антиаппарационные чары замка и сработают ваши порталы. Вы, а также все раненые, окажетесь в безопасных местах группами по пять-шесть человек на некотором удалении от Хогвартса. Оставшиеся Пожиратели должны оказаться запертыми в Большом зале. Наши профессора и опытные авроры подготовили эту ловушку. Живым оттуда не сможет выйти уже никто. Если Волдеморт действительно неубиваем, то, лишив его сторонников, мы можем сильно его ослабить, оставив в одиночестве в магической Британии. Я хочу, чтобы все осознали важность этого плана.
Все собравшиеся с трепетом внимали речам Миневры МакГонагалл и Кингсли Шеклбота. Этот план казался практически признанием в поражении, ведь Хогвартс окажется на некоторое время брошенным. Но оправившись от первого шока, вчерашние дети поняли, что только так можно было победить хитрого и жестокого врага.
— А как же Гарри Поттер? — выкрикнула маленькая полноватая студентка с Райвенкло.
Взгляды Минервы и Гермионы Грейнджер, стоявшей с левой стороны от входа в Зал на мгновение пересеклись. Гермиона отрицательно покачала головой. Сеять панику сейчас было бы очень некстати, поэтому профессор МакГонагалл набрала побольше воздуха в грудь и уверенно произнесла:
— Мы не знаем, где сейчас находится Гарри Поттер, — присутствующие затаили дыхание, — нам известно только, что он жив, — вздох облегчения пронесся от одного края зала к другому. Но мы считаем, что наш план обороны сможет помочь ему выполнить свою задачу до конца.
Кингсли Шеклбот одобрительно кивнул, глядя на Минерву.
Было уже пять часов утра, когда наблюдатель с Астрономической башни сообщил, что войско Волдеморта показалось со стороны Запретного Леса. МакГонагалл, а вместе с нею еще несколько человек, молча наблюдали, как темная полоса Пожирателей смерти медленно приближается к школе. Над кромкой Леса в серой бесформенной массе угадывались дементоры. Рону и Гермионе казалось, что утренний холод пробирал до самых костей, не оставляя места для каких-либо радостных воспоминаний.
* * *

Первые двое Пожирателей, ворвавшихся в вестибюль, были встречены залпом проклятий, сразу опрокинувших их навзничь. Гермиона успела только подумать, что вряд ли кто-нибудь сможет их позже опознать. Кто-то, кажется это была мадам Пинс, одним махом натравила перила лестницы на группу Пожирателей, преследующих взбегавший вверх по ступенькам отряд из домовладельцев Хогсмида. Предводительствуемые Слагхорном и Чарли Уизли, они по команде развернулись, обрушили на преследователей порцию заклятий и артефактов и продолжили отступление в Большой Зал, заманивая нападающих за собой.
Знакомое искаженное бешенством бледное лицо, обрамленное всклокоченными длинными черными прядями, промелькнуло мимо и скрылось в толпе сражающихся. Гермиона ринулась в ту сторону, стараясь не упускать безумную ведьму из виду.
Рон хотел броситься за стремительно рванувшей с места Гермионой, когда сверху навалился вдруг тяжелый человек и по-магловски начал выкручивать ему руки, не давая пошевелиться. Рон пытался боднуть его головой, но тот только рассмеялся, одной рукой прижимая его к полу, а другой вытаскивая волшебную палочку. На помощь Рону подоспел Джордж, отбросив седовласого Пожирателя коротким взмахом палочки. Рон перекатился через чье-то неподвижное тело и вскочил на ноги. Он лицом к лицу оказался теперь с Фенриром Грейбеком.
Облизнувшись, оборотень оскалился, но тут же подпрыгнул, будто ужаленный. «Инкарцеро!» — подумал Рон, машинально взмахнув палочкой, и сильно удивился, увидев, как на его невербальный призыв из палочки тянутся черные полосы, крепко связывая Грейбека. Это был первый раз, когда ему удалось совершить такое сложное по уровню заклинание невербально. Невилл, так вовремя выпустивший в опасный для Рона момент Жалящее заклинание в оборотня, сверкнул белыми зубами на чумазом от копоти лице.
Задыхаясь от стремительного бега и на ходу выпуская заклятья в сторону тонкой костлявой фигуры, Гермиона уже не обращала внимания на творящееся вокруг. Она успела заметить, что Луна Лавгуд прикрыла щитовыми чарами рыжеволосую студентку. Беллатриса Лестрейндж крутилась волчком, подпрыгивала и выгибалась всем телом, будто в экзальтированном танце, умудряясь уворачиваться от проклятий и посылать в других смертельные заклятья. Обладавшая каким-то лисьим чутьем Беллатриса, тонкая и сохранившая девичью гибкость, до сих пор не получила ни одной царапины.
— Оппуньо! — в отчаянии крикнула Гермиона, напуская на Пожирательницу смерти горсть мелких камней.
— Слишком мелковато, грязнокровочка, — Лестрейндж совершила изящный поворот запястьем, создав видимый глазом прозрачный веер, отбивший летящие в нее камни и осколки, и из этого же положения палочки выпустила в Джинни зеленый луч, срезавший пряд рыжих волос.
Услышав голос Молли Уизли, Гермиона отпрянула в сторону, уворачиваясь от ножки стула, запущенной кем-то в их сторону. Оказавшись на четвереньках подле Джинни и Луны, она будто в замедленной съемке смотрела на недолгую битву Молли и Лестрейндж.
* * *

Хрупкое тело Гарри с бессильно откинутой головой так и стояло перед мысленным взором МакГонагалл и она, рассвирепев, наносила удар за ударом чудовищу, который это сделал. Режущее заклятие за свисающую худую руку Гарри из задранного рукава куртки; Бомбарда за синие круги под глазами ее студенток, отбывавших ночные наказания из-за Кэрроу; Замораживающее за шрамы Невилла; Авада за несчастных, которых пытали Круциатусом бессовестные слизеринцы с разрешения тех же Кэрроу.
Минерва МакГонагалл сражалась плечом к плечу с Кингсли, но вдвоем они не могли одолеть Волдеморта и хоть сколько-нибудь заметно выбить его из сил. К ним на помощь присоедился еще кто-то грузный в зеленом, тяжело дышавший, ловко выписывающий пассы своей короткой палочкой. Минерва не сразу узнала в нем Слизнорта, полностью сосредоточенная на действиях красноглазого бледного Уже-не-человека. Поймав взгляд Кингсли, она поняла, что тот предлагает ей подать сигнал на разрешение одновременной аппарации и закрытие Большого Зала. В этот момент всех троих волна чужой и тяжелой ярости приподняла вверх, перекрутила в воздухе и разбросала в стороны.
* * *

За время, прошедшее с момента второго вторжения армии Пожирателей, уже были активированы все приготовленные Ирмой Пинс и Сибиллой Трелони ловушки. Растерянная Ирма внезапно обнаружила, что ни на площадке, ни в вестибюле не осталось ни одной живой души. Осторожно переступая через лежащие тела и обломки парт, доспехов и булыжников, Ирма в наступившей тишине спустилась на площадку перед Большим Залом.
Её изумлению не было предела, когда она увидела, что все сражавшиеся стоят теперь, образуя тесный круг с пустым пространством в центре. Мадам Пинс поправила свою чудом удержавшуюся во время битвы неизменную шляпу и попыталась протиснуться между каким-то Пожирателем в черном и стоявшим рядом с ним аврором в красном. Заглянув в узкую щель между чьими-то головами, она увидела, что на свободном месте стояли напротив друг друга Тот-самый-мальчик-который-выжил и Тот-кого-нельзя-называть. Ирма не поверила своим глазам. Почти ребенок решил биться один на один с самым ужасным волшебником Англии! И никто, совершенно никто, похоже, не собирается вмешиваться в происходящее. Но еще большее изумление и растерянность вызвали у нее слова этого юного Поттера о запланированной смерти Дамлдора, о патронусе Северуса Снейпа и о влюбленности последнего в мать Поттера. Пинс никак не могла понять, какое отношение это имеет ко всему происходящему. Тот-кого-она-боялась-называть-по-имени сказал, что Снейп умер три часа назад. Сейчас была почти четверть седьмого, значит, в четверть четвертого этой ночью ушел из жизни человек, Которому-она-боялась-посмотреть-в-глаза все ее годы работы в школьной библиотеке.
Восходящее солнце ослепило всех, кто находился напротив восточной стены Большого зала. Ирма стояла слишком далеко, чтобы полностью увидеть происходящее, но все же она заметила зеленую и, почти незаметную на фоне солнечных лучей, красную вспышку. Высокая худая фигура лысого волшебника в черном как подкошенная упала на пол. Маленькая худенькая фигурка лохматого черноволосого студента осталась крепко стоять на своих ногах.

* * *

Северус Снейп вот уже несколько минут разглядывал нависавший над ним дощатый потолок Визжащей Хижины. Серый свет проникал скозь щели заколоченных досками окон, так что с каждым мгновением можно было все лучше различить расщелины между старыми досками низкого потолка. Похоже, что рядом не было ни одного живого существа, только со стороны доносился необычный грохот, напоминающий обвал в горах.
Северус не ощущал пока никакой боли, что было все-таки странно. По его мнению, возвращение в реальный мир с того света должно всегда сопровождаться болью. По крайней мере, все описания побывавших за краем что магов, что маглов, которые ему попадались на глаза, в первую очередь говорили о возникающей боли. Он почувствовал, что его пальцы рук вымазаны в чем-то липком. Отвратительно. Северус попробовал приподняться, но это вызвало приступ противного головокружения и тошноты.
«Вот оно, поздравляю с возвращением в реальный мир!» — сказал себе Снейп. Ему надо было только вытащить свой портмоне из потайного кармана сюртука и достать нужный флакон. Руки не слушались его, за несколько минут он не продвинулся ни на дюйм к вожделенному карману. В помещении хижины стало будто горадо больше света, так что можно уже было различить на досках, из которых был сколочен потолок, сучки покрупнее. Свет начал заполнять всю комнату разом, расцвечивая унылое помещение веселыми золотыми полосочками, перемежавшимися с серыми. Северус с наслаждением разглядывал танец сверкающих в луче солнца пылинок перед его носом.
И тут долгожданная боль наконец-то пришла. Она пронзила острым шилом его левое предплечье, и Северус вновь потерял сознание.
_________________________________________________________
[1] Имеется ввиду Альбрехт Дюрер (1471-1528)
[2] М. Митчелл, Унесенные ветром.


 
BlumenkranzДата: Воскресенье, 30.10.2016, 21:27 | Сообщение # 17
Первокурсник
Статус: Offline
Цитата undinacom ()
Согласна, рано ему умирать. Роулинг вообще "молодец". Столько волшебных семей зарубила. А ведь это огромный потенциал. И что ей мешало оставить Снейпа для Гермионки? Такое ощущение, весь свет на Уизли клином сошёлся.


Вот-вот, а теперь и в ГП и ПД она еще раз убила Снейпа. Для фанатов, чтобы не требовали воскрешения любимого героя, как у Конан Дойля. Уизли много, но что там Гермиона находит, не понимаю. Придется в фике тоже с этим разбираться.

Цитата Эсмеральда ()
Начало очень хорошее)) Надеюсь, автор все продумал и по дороге не потеряется от нас, читателей)))

Спасибо за пожелание, автор радуется и выложил еще одну главу.
Цитата Эсмеральда ()
являются его продолжением - они часто похожи друг на друга и написаны о том, как Герми Снейпа спасла

По сути для спасения СС после укуса есть только 3-4 варианта по моим расчетам. Авторы снейджеров выбирают Геримону :)
Цитата DREAM ()
Как тонко вписано в канон!

Спасибо, что вы заметили это - события канона расписала по минутам и часам, тем более, что Ро дала там кучу зацепок. К моему удивлению, у нее все в порядке с математикой, ибо она учитывает время заката и восхода 2 мая, время "добега" между точками и т.д. Поэтому хроноворот я не использую - Гермиона с Роном могли за это время в ночное кафе в Лондон аппарировать, а потом снова в битву вернуться.


 
ЭсмеральдаДата: Четверг, 10.11.2016, 15:20 | Сообщение # 18
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
И шо же? И хде же? 04dont_know

 
BlumenkranzДата: Пятница, 11.11.2016, 10:27 | Сообщение # 19
Первокурсник
Статус: Offline
Эсмеральда, я, наверное, сделала неправильно: сперва выложила 3 главу, а после нее - ответы на комментарии к 1 и 2й главам. Ну и жду у моря погоды:-)
И не сразу в новости послала, а только на третий день.
Раз замечаний к 3-й нет, постараюсь вечером 4ю залить (не хочу с рабочего компа это делать).
 
BlumenkranzДата: Пятница, 11.11.2016, 23:27 | Сообщение # 20
Первокурсник
Статус: Offline
Глава 4. Сомнения Минервы

Северус опять оказался в той же больнице с бесконечными рядами белых, одинаково застеленных кроватей. Все было точно также, как и в первый раз. Быстро одевшись, сидя на постели, он попробовал, как и раньше, представить себе ту же террасу. Однако, несмотря на все его усилия, не появилось даже маленькое окно, не говоря уже о балконной двери. Он попробовал представить себе все возможные варианты окон, дверей, проходов, арок и других архитектурных проемов, которые ему доводилось где-либо видеть... Все те же ряды больничных коек, насколько хватало глаз. Остальное, как и раньше, скрывалось в густом белесом тумане.
Раздосадованный Снейп снова начал кружить вокруг коек. По всему выходило, что он так и не смог до конца умереть. Снова эта обжигающая боль в левом предплечье. Северус невольно потер руку. Он остановился как вкопанный, поняв, что это мог быть общий вызов. Те рокочущие звуки, которые долетали через Черное озеро до Визжащей хижины были звуками битвы. Неужели великаны уже разобрали Хогвартс по кусочкам и теперь он действительно превратится в руины, которые видят маглы на месте замка? Северус искренне надеялся, что его альма-матер переживет и эту войну.
Что, если его тело теперь лежит под ногами у Темного Лорда? Северусу уже приходилось видеть такое: срочный вызов Лорда почти спас жизнь молодого Пожирателя смерти, который попался в окружение авроров. Парень свалился прямо на Долохова, весь в крови и уже без сознания. Беллатрикс это показалось тогда очень забавным, а вот вся возня с раненым досталась ему, Северусу. Правда, прожил этот недотепа после этого не очень долго, ведь то задание Лорда было провалено, а Лорд после обретения тела отличался заметной психической нестабильностью. По сравнению с тем величавым харизматичным лидером, за которым охотно пошел когда-то юный Снейп, новоявленный Волдеморт будто бы передумал тратить силы на такие нелепые вещи, как обаяние или внимание к окружающим. Многие из тех, кто шли за ним раньше, потому что видели в нем сильного мага и умного политика, теперь увидели властолюбие и абсолютную жестокость хозяина.
Все же без его собственного ответного действия носителя метка не могла произвольно выдергивать человека с места. Каркарова, например, пришлось разыскивать несколько месяцев, прежде чем его смогли выследить и убить. Хватило ли Игорю двух флаконов специального обезболивающего зелья, которым снабдил его Северус? Тот юный Пожиратель скорее всего успел надавить на свою метку, что и вытянуло его с места боя. Снейп немного успокоился и лег на кровать, надеясь, что так ему будет легче снова очутиться в Хижине. Как ни пытался он припомнить рисунок древесных волокон на сером потолке, в его окружающей действительности совершенно ничего не менялось.
Северус не доверял до конца своим глазам. Что, если ему это просто снится? То, что он видел Лили и говорил с ней, могло быть отражением его подсознательных желаний. Его мозг выдавал ему те образы, которые ему хотелось видеть в данный момент. Больничные койки являлись его инстинктивным желанием спастись и вылечиться, очаровательная терраса тоже была выхвачена подсознанием из ряда немногих домов, где его хорошо принимали. Забавно, что это был не Малфой-мэнор. Холодность Лили объяснялась еще проще, а именно склонностью Снейпа к самоистязанию. То, что он увидел и услышал, были всего лишь угрызения совести.
С годами рана в душе затянулась, но не потеряла чувствительности и готова была воспалиться при первом же удобном случае. А таких случаев у него появлялось в последние годы по несколько за день. Зеленые глаза Лили взирали на профессора зельеварения сквозь толстые очки Поттера и служили ему немым укором. Снейп, взрослый мужчина, не мог удержать себя от совершенно детского желания довести мальчика до белого каления. С каким удовольствием он замечал, как на таком знакомом лице, унаследованном от Поттера-старшего, появляется выражение ненависти, стирается такая знакомая наглая ухмылка, а сам мальчишка еле сдерживается, чтобы удержаться от слез. Неужели Альбус не мог объяснить ему напрямик, что сыну Лили жилось у родственников хуже, чем дворовому псу? Он мог бы и сам догадаться, что Петуния не будет рада племяннику-волшебнику. А молодому Снейпу даже в голову не приходило напроситься хотя бы разок покараулить у дома Дурслей.
Почему Снейп все эти годы был уверен, что с младшим Поттером будут также носиться, как в семье Эвансов это делали родители Лили? Уютный дом, в котором жили Эвансы, поразил однажды воображение десятилетнего Северуса. Он казался ему просторным дворцом, хотя на самом деле был чуть-чуть больше дома Снейпов. Северус впервые увидел дом, в котором не было пятен от протечек на потолке, стены были ровные и выкрашены в светлые тона, а в гостиной и детских были обои с цветочками и птичками! Кроме того, везде на подоконниках стояли цветы в горшках и даже перед входом стояла какая-то здоровая кадка с огромным зеленым растением. Книг, правда, было очень мало, и Северус с недоумением разглядывал стены гостиной с фотографиями и пейзажами и единственную полку с книгами, наполовину занятую фотоальбомами. Позднее, немного освоившись в доме Эвансов, Северус с огорчением понял, что книг в доме действительно было мало — полка в гостиной и несколько поваренных книг в кухне составляли всю их домашнюю библиотеку. Только у сестер Эванс, у каждой из которых была своя комната, находились необходимые по школьной программе учебники.
Когда маленького Северуса в первый раз пригласили вместе отобедать, и Лили отвела его в ванную комнату привести себя в порядок перед едой, замарашка с рабочей окраины долго не мог придти в себя от изумления. Такой роскоши он не видывал еще никогда! Из крана текла и холодная, и горячая вода, так что можно было налить ее целую раковину и подержать там руки. Унитаз он уже видел в магловской начальной школе, которую он посещал до Хогвартса, но чтобы такое можно было иметь прямо в жилище! У Снейпов, как и у всех, кто жил рядом, нужду справляли в деревянных сараях с дыркой в полу, построенных на заднем дворе. Руки же приходилось мыть на кухне, а особенно неприятно было зимой, когда вода текла ледяная, а мама побаивалась применять при отце согревающие чары. Но больше всего Северуса поразила огромная, по его мнению, ванна, в которой можно было вытянуться во весь рост. Он даже испугался за Лили, ведь так можно и утонуть. Последующий обед потрясенный мальчуган уже и не помнил. Супруги Эванс о чем-то расспрашивали его, Северус рассеянно отвечал. В его ушах колокольчиком звучал серебристый смех Лили и ворчливый голос Петунии.
Снейп обнаружил, что снова что-то изменилось. Теперь он понял, что это были трюки его подсознания, но так как делать было нечего, Северус решил подыграть ему. Он, как и в первый раз, отворил балконную дверь, надеясь снова поговорить с воображаемой Лили.
Терраса оказалась такой же, как и раньше, но что-то поменялось. Не сразу Северус сообразил, что теперь солнце не светит ему в глаза, а находится где-то за зданием этой ненастоящей больницы, так что тень от стены падала, наполовину затемняя желтые плиты. На освещенной части террасы в плетеном садовом кресле уже кто-то ждал его. Худощавый молодой человек с взъерошенными черными волосами сидел спиной ко входу на террасу, любуясь, по-видимому, игрой солнечных лучей на поверхности реки. Такого удара в спину от своего разума Северус не ожидал, но, тут же взяв себя в руки, решил попробовать побеседовать со своим вывертом психики.
— Поттер, я не ожидал, что вы будете моим проводником в магическое посмертие. Неужели и ваша смерть от руки Темного Лорда будет отягощать мою совесть? Но удовлетворите теперь любопытство вашего бывшего учителя: как вы оказались здесь раньше меня? — Северус старался все же подбирать слова, чтобы не спугнуть образ сына Лили, вызванный, очевидно, его, Снейпа, последними воспоминаниями.
Поттер между тем обернулся на звук его голоса, встал с плетеного кресла и подошел на расстояние вытянутой руки к прислонившемуся к стене здания Снейпу. Казалось, последний побледнел еще больше, чем обычно, поняв свою ошибку. Почти такой же юный, как его сын, Поттер-старший от Поттера-младшего отличался лишь цветом глаз и, пожалуй, казался несколько крепче. Ладная фигура, неуловимо быстрые движения, те же высокие скулы — все это Гарри унаследовал от Джеймса, как если бы он был его близнецом. Но у мальчика, которого Снейп учил, был немного затравленный вид, он слегка сутулился, глядел исподлобья, и вокруг огромных глаз были темные круги. Мальчик же, с которым он враждовал, имел прямую осанку с царственной посадкой головы, открытый насмешливый взгляд и округлые щеки.
— Если ты плод моего воображения, то должен немедленно исчезнуть, — Северус решительно уставился прямо в нахальные карие глаза своего визави.
Джеймс, казалось, на миг растерялся и, моргнув, ответил вполне дружелюбно:
— Я не кажусь тебе, Сн... Северус, — на мгновение запнувшись, сказал Поттер. — Но не являюсь твоим проводником, как ты сначала подумал. Я здесь по своей воле.
Брови Снейпа поползли вверх. Такого поворота событий он не ожидал. Все предыдущее можно было объяснить его желаниями, услужливо визуализированными мозгом в то время, как он сам валялся окровавленный в Визжащей Хижине. Но Поттер-старший ни в коем случае не входил в узкое число лиц, с которыми Северус желал бы поговорить сразу после смерти. Поэтому он просто промолчал, позволяя собеднику проявить инициативу. Последний, наткнувшись на холодный взгляд Снейпа и сделав тяжелый вздох, произнес на одном дыхании:
— Я пришел, чтобы поблагодарить тебя, Северус Снейп, за то, что ты охранял моего с Лили сына. Я знаю, что тебе это было неприятно, учитывая наши с тобой отношения при моей жизни. И знай, что ни в своей смерти, ни в смерти Лили я тебя никогда не обвинял. Я сам оказался слепым и безмозглым болваном, который не смог защитить любимую женщину и ребенка.
Северус громко рассмеялся, а на лице Джеймса отразилось недоуменное выражение напополам с обидой.
— Ну конечно, теперь я точно вижу, что ты — мое воображение! Ни за что не поверю, что настоящий Джеймс Поттер мог бы сказать мне такое, — с этими словами Снейп начал надвигаться на обескураженного Джеймса Поттера.
— Скоро мне тут составит компанию еще и Гарри Поттер! Но если ты, произведение моего воспаленного сознания, можешь издавать какие-то звуки, то я тебе скажу. Недавно я почувствовал сильный призыв метки, а это означает только одно: Волдеморт победил и созывал всех последователей, чтобы насладиться победой. И тогда, согласно пророчеству, мальчик должен умереть. Да и что может сделать молодой не обученный волшебник против сильного в темных искусствах мага?! Если его еще не схватили и он остался жив, то можно надеяться только на чудо, чтобы скрываться дальше. И я, я, Северус Снейп, виноват в его гибели, так как практически послал его на смерть. Я видел, что он смог собрать мои воспоминания. Если он успел посмотреть их, то ясно одно...
— Чудо уже произошло, мой сын остался жив! — воскликнул Поттер, следивший за маячившим перед ним Снейпом, расхаживающим взад-вперед и без стеснения размахивающим руками.
Снейп только отмахнулся:
— Я это уже слышал от явившейся мне Лили. Интересно, почему она до сих пор не появилась? Каким законам здесь все подчиняется? — Северус совершенно не обращал уже внимания на Джеймса, стоящего с полуоткрытым ртом.
— Очевидно, что я вижу свои подсознательные желания, — бросив быстрый взгляд на Поттера, Снейп продолжил разговаривать сам с собой: — Этого-то я точно не хотел видеть. Не хватает тут еще остальных из их компании. Сначала я вижу больничную обстановку, потом выхожу на террасу и кого-то встречаю. В прошлый раз я ушел в ту дверь. На этот раз я просто пройду мимо этой бесплотной тени в моем подсознании и спущусь, наконец, по живописной тропке.
— Нет, подожди! — Джеймс забежал перед Снейпом, преграждая путь.
— Ну, чем еще ты собираешься меня занять? Впрочем, говори, какая разница, раньше или позже я спущусь к этой реке.
— Я прошу у тебя прощения.
— Превосходно. Джеймс Поттер просит у меня прощения. Да, несомненно это именно то, что я всегда хотел услышать, — Северус стал невольно подражать благодушным интонациям Дамблдора.
Поттер воспользовался паузой в монологе Снейпа:
— Я прошу у тебя прощения, надеясь, что ты простишь меня при жизни. Нам, ушедшим за край, облегчает участь прощение живых. Тех, кого мы когда-то обижали и преследовали. Это моя личная просьба к тебе, Северус. Я вижу здесь Сириуса и знаю, что ты простил его еще при его жизни, иначе ему пришлось бы теперь очень тяжело.
— Иными словами, ты решил улучшить свое положение и пришел ко мне, умирающему, чтобы выторговать у меня прощение? — гнев Северуса усиливался с каждым произнесенным словом. Казалось, что воздух вокруг сгустился и задрожал.
— Да как ты вообще посмел явиться сюда? Твой сын остался сиротой и не получил должного воспитания и всего того, что дают человеку его родители! Он, наверное, умирает измученный теперь у ног Темного Лорда, а у меня даже нет возможности хоть как-то спасти его от пыток, потому что я сам при смерти! А этого олуха интересует только его загробная участь, — горько закончил Снейп свою отповедь. Незаметно для себя он, отступая от Поттера, приблизился к двери и взялся за ручку, не желая оглядываться на Джеймса, смотрящего на него с легкой улыбкой на тонких губах.
* * *

Она сама не помнила уже, как оказалась в гуще людей, обнимавших Гарри, а потом кто-то настойчиво потянул ее за мантию, чтобы выхватить из радостной толпы. Это оказался широко улыбавшийся Шеклболт, который, поманив Минерву на клочок свободного пространства, сказал ей уже с серьезной миной на темном лице:
— Мои люди уже провели первые аресты, но кое-то успел отсюда сбежать. Профессор, прошу прощения за то, что таким не элегантным способом забрал вас от источника радости. Думаю, что только вы наделены властью позаботиться обо всех собравшихся, — Кингсли обвел рукой вокруг.
МакГонагалл, еле державшаяся на ногах после изматывающей битвы с Волдемортом, быстро взяла себя в руки. Кто-то должен был распоряжаться хогвартскими эльфами, необходимо было открыть свободный проход в школу целителям и обеспечить людям хотя бы спальные места для отдыха. Об остальном можно будет позаботиться немного позднее.
— Мне нужно полное подтверждение полномочий директора.
— Но разве не вам подчинялась только что школа? Все эти ожившие статуи и доспехи, которые сражались по вашему приказу. И потом, если бы у вас не было полных полномочий директора Хогвартса, то мы не смогли бы даже в принципе замахнуться на наш последний план, — Кингсли поддерживал Минерву под локоть, ведя к выходу из Большого зала.
Доводы Шеклболта были логичными. Если она смогла сразу же после эффектного вылета теперь уже погибшего Снейпа из окна воспользоваться недоступными ей ранее чарами школы, то, по-видимому, Хогвартс по старой памяти вручил ей бразды правления в руки.
— Думаю, что Хогвартс уволил Снейпа и назначил меня заместителем директора, так как я была исполняющим обязанности сразу после убийства Дамблдора.
— И почему Хогвартс воспринял побег Снейпа как увольнение? — в голосе Шеклболта сквозило недоумение. Он не был в курсе проделки предыдущего директора.
— Знаете ли Кингсли, если кто-либо из сотрудников берет отпуск, то обычно выходит через дверь. Ну или через камин, но не вылетает из окна! — представив, что летящий по воздуху Снейп произносит формулу назначения заместителя с ее именем, вызвал у Минервы приступ истерического хохота.
— Он выбросился из окна? — Кингсли на секунду остановился.
— Нет, именно вылетел! Снейп, оказывается, умел летать, — уняла свой нервный смех МакГонагалл, заметив, что на нее стали оглядываться.
Шеклболт хотел еще о чем-то ее спросить, но здесь его перехватил кто-то из старших авроров, и он вынужден был оставить новую директрису.
Увидев стоящую на площадке растрепанную и побледневшую от усталости и напряжения Ирму Пинс в своей неизменной шляпе, Минерва подошла к ней и взяла ее холодные руки в свои:
— Вы проявили потрясающее мужество, Ирма! Все кончено, — кажется, она никогда раньше не здоровалась с мадам Пинс за руки. Минерва так никак и не могла вспомнить, старше ли она школьного библиотекаря или, наоборот, младше. Выглядела та во всяком случае намного старее, чем обычно выглядят ведьмы в ее возрасте.
— Профессор, я... спасибо вам, — слезы мешали говорить мадам Пинс. — Я уберу сейчас же оставшиеся ловушки, чтобы никто не попался, их осталось не очень много.
— Конечно, Ирма, пожалуйста. Скоро, надеюсь, мы все сможем отдохнуть и, возможно, осталась еще какая-то еда на кухне, — говорила МакГонагалл, поднимаясь вверх по лестнице, ведущей на этаж с директорским кабинетом.
Пинс кивнула и взмахом палочки убрала несколько разбросанных книг с лестницы, освобождая ей путь.
Минерва торопилась в кабинет директора. Необходимо было срочно вызвать целителей, а связь с внешним миром возможна сейчас только через камин директора. Заодно надо разрешить проход через камин больничного крыла, а еще лучше через комнату Большого Зала, который при директоре Снейпе был заблокирован, как и все остальные камины. Кроме того, ей придется еще дать десяток-другой распоряжений, которые можно сделать, только подтвердив директорские полномочия.
Едва горгулья запросила пароль, сердитая Минерва просто опрокинула ее на пол одним мановением палочки. Не хватало еще, чтобы она стояла тут и подбирала пароли, как школьница. Ей даже не хотелось думать о том, какие мерзости мог придумать Снейп, чтобы защитить свой бывший кабинет. Если это не что-нибудь из обширных списков ингредиентов к зельям, то наверняка названия пыток из арсенала Пожирателей.
— Зачем же так сразу? Пароль был «Дамблдор», — обиженно прохрипела поваленная горгулья.
Эти слова все же остались в сознании Минервы, уже поднимающейся по круговой лестнице, хотя мысли ее были уже заняты одновременно тысячью других самых неотложных и срочных дел. «Пароль был «Дамблдор», — повторяла она про себя, уже входя в кабинет.
«Дамблдор!» — воскликнула она и поглядела на портрет великого белого мага.
— Пароль был... — пробормотала она еще раз растерянно.
— Хогвартс поддерживает все наложенные лично директором чары, пароли и другие приказы, пока он сам жив. Со смертью директора или его временной отлучкой все официальные ключи магия передает его заместителю. И ты уже давным-давно это знаешь, Минерва! — проговорил Дамблдор с портрета.
Остальные рамы были пусты. По-видимому, нарисованные директора и директрисы все еще находились в Большом зале.
— Заместителем Снейпа был Кэрроу, так что заместителем я являюсь скорее всего по воле Хогвартса. Когда же это Снейп произвел мое назначение? — теперь ей были в общем-то не важны такие детали. — Какая разница? Живые люди нуждаются в помощи, вы сами мне не раз это говорили, а раз на меня выпала эта доля, то придется распоряжаться мне.
— Ты говоришь почти как Волдеморт, Минерва, — Альбус грустно покачал головой. — Разве ты не слышала, о чем говорил с ним Гарри?
— Я не пропустила ни одного слова, Альбус, — мягкий голос нарисованного мага немного успокоил уставшую Минерву. — Если Снейп действительно был на нашей стороне, то его тело будет с почестями захоронено, вместе с остальными героями. Но Гарри все-таки очень молод и может ошибаться в людях, — Минерва обогнула стол со стоявшей на нем каменной чашей и встала перед камином.
— Если Волдеморт сказал правду, то тело Северуса Снейпа лежит где-то на поле боя или в лесу. К сожалению, Альбус, мы не можем прямо сейчас броситься на его поиски.
— Он должен быть в Визжащей Хижине. И я не исключаю, что он еще жив. Прошу тебя, поверь мне, Северус действовал исключительно по моей просьбе. Помоги ему сейчас, если это возможно. Я дам тебе позже все доказательства его невиновности, — голос Дамблдора был таким умоляющим, каким Минерва никогда не слышала его при жизни.
— Что ж, тогда это сделать нетрудно, — вздохнула МакГонагалл. — Винки!
Перед ней возникла грустная эльфийка, на которой было надето хогвартское полотенце. Это странное существо было все-таки принято в штат эльфов, обслуживающих замок, и с тех пор Винки почему-то постоянно стремилась прислуживать Минерве.
— Винки готова служить смелой директрисе Хогвартса! Мэм! — глаза существа преданно смотрели на МакГонагалл.
— Ты знаешь, где находится Визжащая Хижина?
— Винки знает, мэм. В этом месте эльфы не любят находиться. Но говорят, что там видели Того-кого-нельзя-называть, — ее уши прижались к крупной голове.
— Его можно называть теперь как угодно, — Винки приоткрыла один глаз. — Прошу тебя, Винки, поискать там предыдущего директора Северуса Снейпа, живого или мертвого. Осмотреть и сразу сообщить мне. Но так, чтобы этого никто больше не знал.
— Винки сделает. Винки не боялась директора Снейпа, директор, мэм, — Винки с хлопком исчезла.
Минерва недоуменно уставилась на опустевшее место, где только что была эльфийка. Оказывается, она, декан Гриффиндора и профессор Хогвартса с сорокадвухлетним стажем, должна еще многому учиться...
* * *

Когда первая группа целителей прошла через директорский камин в Хогвартс, Минерва почувствовала, что ее дергают снизу за мантию. Появившася недавно Винки глядела с обожанием на Минерву снизу вверх своими круглыми глазами на выкате.
— Винки нашла его, директор! Он жив, но очень слаб, Винки почувствовала, что темная магия не дает ему поправиться.
Минерва быстро взглянула на портреты. Там был пока один Альбус, но кто их знает, портреты же могут подслушивать. Действовать надо сейчас, как следует все обдумать она сможет позже, когда найдется для этого время. МакГонагалл нащупала в своем кармане платья маленький ключ, который она всегда носила с собой, но очень редко использовала, и передала его Винки.
— Винки, послушай. Сейчас я не успеваю туда пройти, поэтому доверяю это тебе. Это ключ от моего домика в Хогсмиде. Я уверена, что ты сможешь найти его и попасть туда, я тебе разрешаю.
— Да, мэм, Винки с ключом это очень легко! — Минерва поняла, что эльфийка имела ввиду не само проникновение в ее жилище, а просто его поиск.
— Хорошо. Я хочу, чтобы ты переместила в мой домик Северуса Снейпа, разместила его там. Прошу тебя находиться при нем и сделать все, что в твоих силах, чтобы не навредить ему, пока я не приду туда с целителем. И это наша с тобой тайна.
Винки кивнула и снова исчезла.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » Слуга двух господ, автор Blumenkranz, PG-15, СС/ГГ/РУ (Romance/Hurt/comfort/AU, макси, в работе)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
2. С песни по строчке-2
3. Ассоциации-6
4. А или Б?
5. Да или Нет ?
6. Если бы вы были..?
7. "Хэвистон-корт" авторы З...
8. Если, значит
9. "Отец героя", автор Olia...
10. Извращенцам - сюда
11. Я всё могу
12. Поиск фанфиков ч.3
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Здравствуйте, я – ваша крест...
15. Словотворчество-2
16. Съедобное-несъедобное
17. 5 из одного
18. Дешифровка-4
19. "Chasing The Sun", перев...
20. Ляпы и несоответствия в книгах ...
1. vah[24.07.2017]
2. ThomEa[23.07.2017]
3. jikoljrb[23.07.2017]
4. Serpent7[22.07.2017]
5. MilenaLove[22.07.2017]
6. Lena_Leto[21.07.2017]
7. Owlisa[19.07.2017]
8. Lieonheart[19.07.2017]
9. MAKeevchanin[19.07.2017]
10. katemonttop[19.07.2017]
11. OLegusEl[19.07.2017]
12. Annabell-Mstrade[17.07.2017]
13. zujkis[17.07.2017]
14. Ielolay[16.07.2017]
15. персол[14.07.2017]
16. Rina_Mir[14.07.2017]
17. ScottWab[13.07.2017]
18. Виталина[13.07.2017]
19. Maliyshm[13.07.2017]
20. BarbaraZes[13.07.2017]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, nika, kino, fashist, Marihuana, Calista, Verity, virgosenecta, olivas, loa81, spinne, Liric, Grene, Ariana, Poppy, Tasha, Shin-chan, ДО)(ТОР, Sofya, Гвен, hamedorea_green, aNiSa, Severina_de_Vetra, NATALI_2010, Leya, WingedWolf, panda, Helench, pellar, kaileena13, Назик, Гера, Надюша, nevemore, basty, ntym13, Persephona, ku4erawka, Lana_08, Сашенька, Шторм, Michelle, Маруся2009, Love, Kikimora, PolinaSnape, ailene, MariannaMaguire, Alisia, just_aquarius, Aleksa13, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2017
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz