Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Загадай желание!"     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Гр-р-р-р-ейнджер!!!", автор Cheshirra, юмор, романс, PG-15, (миди, закончен)
"Гр-р-р-р-ейнджер!!!", автор Cheshirra, юмор, романс, PG-15,
млава39 Дата: Вторник, 13.09.2016, 17:19 | Сообщение # 1
млава39
Заместитель Министра Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Гр-р-р-р-ейнджер!!!", автор Cheshirra, юмор, романс, PG-15, миди, закончен

Лучший фанфик 2016 года в категории РОМАНС\ЮМОР - МИДИ

1 место
 
млава39 Дата: Вторник, 13.09.2016, 17:21 | Сообщение # 2
млава39
Заместитель Министра Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Гр-р-р-р-ейнджер!!!
Автор: Cheshirra
Бета/Гамма: нету(
Пейринг: СС\ГГ
Рейтинг: PG-15
Жанр: юмор, романс
Дисклаймер: все не мое, а жаль(
Саммари: Гермиона Грейнджер всегда ненавидела предсказания. Теперь у нее для этого появился еще один веский повод!
Примечание: нецензурная лексика - воображаемая и реальная
Предупреждение: юмор местами переходит в стеб, уж извините! Это первое. Второе: дело происходит летом после окончания главными героями седьмого курса (второго седьмого курса, ибо первый они пропустили по понятным причинам). Поэтому существует и первый седьмой курс - это курс Джинни Уизли. Экзамены они сдают одновременно, но позже, чем обычно - ибо впихнуть ТРИТОНы в июнь автор считает невозможным.
Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: кидайте тапки, будет потом что вернуть обратно!
 
Чеширра Дата: Вторник, 13.09.2016, 18:17 | Сообщение # 3
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Пролог

- Аааааыыаыыауууу!... – рыдание переросло в мученический стон, от которого горгульи на коньках башни неуютно задвигались, рыская каменными глазами в поисках конкурента.
Гермиона Грейнджер, умница, красавица и вообще гордость всего Хогвартса вскинула всколоченную голову от сложенных на полу рук и еще разок пробно тюкнулась головой о стену башни. Опрокинутая неловким движением пустая бутылка из-под сливочного пива покатилась с глухим «грррррр» по полу и застыла на самом краю башни Астрономии, грозя прилететь кому-нибудь на голову.
Джинни, Парвати, Лаванда и Полумна растерянно переглянулись.
-ЫЫЫЫЫАААААуууууу!
- Герми… - тихонько пискнула Полумна, неуверенно гладя подругу по вздрагивающим плечам. – Ну что ты… Все образуется…
- Да?! – зло вскинулась виновница сегодняшнего собрания. – Как?!
Ответа у Полумны не было, как и остальных.
- Ну почему, почему из сотен студентов трех магических школ, одного университета и целого мира магглов мне достался именно он?!
Лучшая студентка Хогвартса снова взвыла и уткнулась в руки, то ли рыдая, то ли рыча на весь мир.
- Ну, по крайней мере, он не совсем старик… - попыталась найти плюсы Лаванда, пытаясь дословно вспомнить свое предсказание двухнедельной давности. Кажется, кроме вечной любви, она пообещала Грейнджер не менее вечное одиночество, если эта самая любовь не состоится до середины августа. Юной прорицательнице стало стыдно – кто же знал, что курительные травы в кабинете Трелони так усилят слабенький, в общем-то, дар?!
- И вообще, герой войны, - подтвердила вдохновленная Джинни, не дождавшись продолжения от скисшей Лаванды.
- Да какая мне разница? – взвыла Гермиона, размазывая слезы по щекам. – Я не хочу! Не хочу! Не хочу любить Северуса Снейпа!!!
Остальные зашикали на нее, хотя вряд ли глубокой ночью кто-то мог услышать крик души Гермионы Грейнджер.
- Я теперь всю жизнь буду несчастноооой… - стенала жертва влюбленности. – И од-одинооокой…
Девочки спорить не решились – даже самый заядлый оптимист не решился бы сказать, что Гермиону с Северусом Снейпом ждет светлое будущее. Ведьма зарыдала с новой силой, справляя поминки по своей только начавшейся молодой жизни. Это было нечестно. Это было подло. Это было возмутительно неконтролируемо. Эта любовь свалилась на нее, как снег на голову, безо всякого ее желания и более того – при отчаянном сопротивлении.
- Почему именно я?
Однокурсницы снова скорбно переглянулись. Кто же знает, почему судьба выбирает их?
- Чертово прорицание! Чертов Снейп! Чертова я! – ругалась Гермиона.
Джинни тихо порадовалась, что сейчас ночь, все, кроме седьмого курса, уже уехали последним Хогвартс экспрессом, а любимая подруга пьяна. Пережить такое в трезвом состоянии она бы не хотела. Снейп! Это же надо… Бедная Герми…
Бедная Герми от слез окончательно перешла к ругательствам, весьма значительно пополнив словарный запас своих подруг. Однако Полумна первая поняла, что ее гениальная подруга готова перейти от стенаний к действиям.
- Ну, и как ты собираешься его завоевать?
Судя по лицу Гермионы, завоевывать она предпочитала в прямом смысле.
- Никак, - отрезала ведьма, секунду подумав. Обхватив колени, она уперлась в них подбородком и мрачно предрекла: - Мне остается только помереть в одиночестве, потому что Снейп никогда не посмотрит в мою сторону. Даже если я буду единственной женщиной на планете.
В голосе у нее на миг промелькнула вселенская скорбь. Лаванда передернула плечами:
- До сих пор не понимаю, как тебя угораздило. Это же… Снейп! Да он старше тебя лет на двадцать!
- Девятнадцать, - скорбно поправила ведьма, уже успевшая порыться в личном деле преподавателя.
- И тебя это не смущает?!
- А что я, по-твоему, радуюсь?!
Девочки затихли, переваривая свалившуюся на них новость.
- А я вот вообще не думала, что ты когда-нибудь влюбишься, - Парвати неловко улыбнулась.
- Спасибо, ты очень поддерживаешь! – отпихнула ее Джинни. – Герм, не слушай. Что случилось, то случилось. Теперь нужно понять, как с этим жить.
Вышло, прямо скажем, не очень оптимистично. Словно рыжая говорила о неизлечимой болезни. У Гермионы было именно такое ощущение. Она только не понимала за что. Чем она так провинилась, чтобы влюбиться в Северуса Снейпа?

Попытка 1

Несмотря на все усилия подруг, ни к какому решению они так и не пришли. Утро началось с того, что пятеро девушек спустились с башни и отправились досыпать недоспанное, пользуясь свалившейся на них свободой. Гарри и Рон Гермиону добудиться к обеду не смогли – а может, у них заранее не было шансов, потому что видеть она никого не хотела. Гермиона хотела оказаться на другой планете, где никто и никогда не слышал о Северусе Снейпе. Или чтобы на нее наслали обливиэйт – хотя она подозревала, что даже в этом случае ее чувства все равно вылезут наружу.
Несмотря на ночные завывания, доживать дни в одиночестве девушка не собиралась. Это была так, минутная слабость под впечатлением от внезапно пришедшего осознания своей дурной любви и грозивших свалиться из-за этого проблем.
Другое дело, что она понятия не имела что ей теперь делать. Гермиона вовсе не была уверена в том, что ей нужны отношения с Северусом Снейпом – при всей своей любви она предпочла бы любить его на расстоянии. И вовсе не была уверена в том, что Снейп оценит Гермиону Грейнджер как потенциальную женщину. Свою женщину.
Поэтому, как человек рациональный, она решила сначала все обдумать.
Неделю она ни с кем не разговаривала, уткнувшись в книги, расчетные таблицы, справочники по психологии и прочую белиберду, которую только смогла найти в библиотеке. Вокруг стола влюбленной ведьмы копились фолианты, талмуды, книжки и брошюры. Основательные, вроде «Проклятия и предсказания, как избежать и как бороться» или «Формула любви. Как создавались чувства», так и девчачьи глупости, такие как «Ведьмы и ведьмочки – руководство по обольщению». Не то чтобы Гермиона всерьез надеялась почерпнуть из последних реальные знания, но она была в отчаянии, а в таком случае любые средства хороши. Кто-то же ими пользуется?
- Так, так, так… Что тут у нас? Мисс… Грейнджер… - голос у Снейпа был красивый. Идеальный – сказала бы влюбленная Гермиона. Рациональная Гермиона сказала, что дело в произношении, легком растягивании слов и тембре голоса. И нечего тут строить ему влюбленные глаза, вспомни, где ты находишься. – И почему я не удивлен?
Неизвестно зачем Снейпа понесло посреди ночи в библиотеку – до сих пор она никого здесь ночами не встречала. Медленно, с трудом выдирая сознание из книг, ведьма осознала, в какую ситуацию попала. Ночь. Отбой. Она не в своей комнате.
Хотя для второго седьмого курса и были сделаны послабления – потому что все они уже были совершеннолетними – нарушать школьные правила настолько откровенно не приветствовалось. Впрочем, Гермиона думала о нарушенных правилах в последнюю очередь. Снейп медленно приближался, окидывая презрительным взглядом хаос вокруг девушки, а она пыталась запихнуть под стол самые провокационные из своих книжонок, отчаянно жалея, что вообще узнала о мире магии.
- Мисс Грейнджер, ваше неумение вовремя остановиться когда-нибудь выйдет вам боком, - Снейп, видимо, вспомнил, что формально она имеет право здесь находиться, потому что лицо его приобрело еще более недовольное выражение, чем уже было. Всегда, когда он видел Гермиону, губы его сжимались в тонкую нить и слова начинали цедиться сквозь них, обдавая прямо таки могильным холодом. Она, конечно, предполагала, за что зельевар ее невзлюбил (да он и сам это часто повторял), но каждый раз от такой неприязни перехватывало дыхание. Вот как сейчас.
- Чтение книг еще никому не заменило практику, мисс Грейнджер, ваше всезнайство тут ничем не поможет… - добравшись до ее стола, маг с усмешкой на губах взял первую попавшуюся книгу, явно рассчитывая найти там расширенный курс школьной программы по, например, трансфигурации. Но наткнулся на «Как разбудить в себе ведьму? Мужчины не смогут пройти мимо». Если бы Гермиона не была в таком ужасе, она бы рассмеялась, видя, как лицо зельевара приобретает изумленное выражение. Ну почему? Почему из всех ночей он выбрал именно эту? Почему именно эта книга? Почему, мерлиновы яйца, именно он?
Молча, зельевар положил книгу на стол и взял другую. Ее название тоже говорило само за себя. Выражение его лица – тоже.
- Что, совсем плохо? – ядовито поинтересовался Снейп с некоторой заминкой. Гермиона вспыхнула и, подскочив на месте, вырвала у него из рук книги, хлопнув ими по столу.
- А это уж не ваше дело! – дрожащим голосом выкрикнула она, чувствуя, что еще немного и Гермиону Грейнджер придется отпаивать валерьянкой. – И чем я занимаюсь в свободное время – тоже!
Выдав это, она уселась на стул, схватила первую попавшуюся книгу и спрятала за ней лицо, сделав вид, что увлечена чтением и его больше не задерживает. Пару минут было тихо, затем раздались удаляющиеся шаги.
- Книгу переверните, мисс Грейнджер.
Гермиона раздраженно отбросила бесполезную книжонку и стукнула кулаком по столу. Да какая уже разница? Если раньше все было плохо, то теперь стало совсем безнадежно. Сердце ныло, то порываясь пуститься вскачь, то замирая так надолго, что, казалось, совсем не пойдет снова. Может, это было бы к лучшему. Зачем ей это глупое, неразумное сердце? Почему оно так болит?

Попытка 2

К комментариям о ее всезнайстве и вечно поднятой руке добавились еще и скабрезные намеки.
- Ваша литература разве не помогает в этих вопросах, мисс Грейнджер?
- Если бы вы больше думали головой, а не другими частями тела…
- Мисс Грейнджер, я даже боюсь просить вас подтянуть практическую часть. Пожалуйста, не распространяйте этот совет на все ваши увлечения…
Гермиона застонала и уткнулась лбом в стол. Они сидели в Большом зале за завтраком, Гарри только что сказал ей про дополнительные занятия у Снейпа.
- Я не пойду, - пробурчала она.
Джинни сочувственно обняла ее за плечи.
- Герм, ну что ты. Давай, осталось немного…
- Кому? – ядовито осведомилась подруга.
- Ты не можешь не пойти, он обязательно припомнит это на экзамене! – Гарри переживал больше за учебу. Возможно, потому что не был в курсе несчастной судьбы мисс Грейнджер.
- Он в любом случае что-нибудь припомнит, - простонала ведьма. – Не могу больше… Не хочу…
- Он над тобой издевается, потому что ты все терпишь! – авторитетно заявила Джинни. – Мужчины всегда так делают, провоцируют нас на отпор. Они любят женщин, которые могут постоять за себя, а не смотрят им в рот…
- Так, я что-то не понял… - тоном человека, который очень хочет ошибаться в сделанных выводах, начал Гарри, но Джинни взмахом руки заставила его замолчать.
Гермиона вскинула кудрявую голову, неуверенно закусив губу и вопросительно смотря на подругу.
- Правда?
- Абсолютная! – заверила Джинни.
Не то чтобы Гермиона так доверяла рыжей (хотя опыта в обращении с мужчинами у той было побольше), но она определенно об этом где-то читала. В одной из тех книг, что были заброшены после злополучной встречи с Северусом Снейпом. Поэтому, если книги говорят «Да» и Джинни говорит «Да», значит, надо действовать. У нее осталось слишком мало времени, чтобы пренебрегать любыми советами.
В кабинет зельевара, где теперь проходили дополнительные занятия, она вошла воинственно выпрямив спину, выдвинув подбородок и размашистым шагом.
- Осторожно!..
Предупреждение запоздало. Энергичный взмах рукой и какая-то склянка с одной из многочисленных полок вдоль стен летит на пол. Звон разбитого стекла оглушающе прозвучал в абсолютной, наполненной ужасом тишине.
- Герм… - трагически простонала Джинни, закрывая лицо руками.
А Гермиона даже не удивилась. С тех пор, как она осознала свою любовь, неудачи посыпались на нее одна за другой. Предчувствуя очередную проблему, она вздохнула, собрала осколки с помощью репаро, но хрупкое стекло раскрошилось в такую мелкую крошку, что фиал так и не стал абсолютно целым. Что уж говорить о зелье, впитавшемся в мантии окружающих. В частности ее мантию, которая уже начала подозрительно дымиться.
- Снимай, снимай ее быстрее!!! – неожиданно дурным голосом закричал Гарри, бросаясь к подруге.
Совместными усилиями они стянули с нее мантию, но зелье попало и на джинсы тоже и Гермиона, чувствуя себя последней дурой, стянула их, поскуливая от боли. Джинни отдала ей свою мантию, оставшись в короткой юбке и футболке с таким глубоким вырезом, что, казалось, она состоит из двух лоскутов ткани. Гарри побагровел, остальные открывшийся вид оценили.
Вернувшийся из лаборатории Снейп застал эту картину и целую минуту молчал, зверея на глазах. Лицо побледнело еще больше, ноздри затрепетали. Потом его взгляд остановился на босой (не успела надеть ботинки) Гермионе в мантии с чужого плеча и губы сжались, предвещая бурю.
- Простите… - прошептала ведьма, опуская взгляд и отчаянно краснея. Ей было не столько стыдно за разбитое зелье (Мерлин, хоть бы оно не было редким и дорогим!), сколько за свой дурацкий вид. Вот как, как в такой ситуации влюбить в себя мужчину? Снейпа?
- Вон отсюда. Все, кроме Грейнджер, - наконец, высказался зельевар неживым голосом, продолжая смотреть на бедную Гермиону. Джинни поспешно собрала с пола ее прожженную мантию, джинсы, подобрала ботинки (ее неудачливая подруга мрачно отметила открывшийся для Снейпа вид на декольте рыжей и представила себя со стороны. Мантия более высокой Джинни волочится по полу, закутанная по самое не хочу, потому что в подземельях холодно, без штанов и босиком… ) и последней выскользнула из кабинета.
Снейп набрал в легкие побольше воздуха. Гермиона обреченно прикрыла глаза.
В такой ситуации и речи быть не могло о том, чтобы ему достойно ответить. Слушая очередную тираду в свой адрес, ведьма думала только о том, что шансы ее, и так стремящиеся к нулю, теперь окончательно ушли в минус.
- Какого гремлина вы стоите тут босиком?!
Неожиданный перерыв в ругательствах не сразу до нее дошел. Гермиона опасливо подняла взгляд от пола. Ну, вроде бы самое страшное позади – по крайней мере, его лицо приобрело нормальный цвет.
- Зелье попало на ботинки, - пробормотала она, мечтая о том, чтобы Снейп сжалился и ее отпустил.
- Так трансфигурируйте мантию, ведьма вы или кто? – недовольно осведомился маг, подходя к пустой и дырявой склянке – единственному, что осталось от экспериментального зелья. Он как раз сегодня хотел его испытать… Видимо, хорошо, что не успел, а то остались бы от профессора зельеварения рожки да ножки.
Гермиона, представила себе, как она снимает мантию, оставшись в одних трусах, и отчаянно побурела.
- Мне и так нормально…
Северус бросил на нее подозрительный взгляд, переходящий в уверенность. Младшая Уизли, сбегая из его кабинета, подхватила с пола какие-то тряпки, а на Грейнджер явно не ее мантия.
Первым порывом было спихнуть все на Помфри – еще не хватало возиться с девчонкой. Но тогда придется объяснять, что за зелье дало такой эффект, а этого Снейп совсем не хотел.
- Вы, Грейнджер, ходячая неприятность! – злобно выплюнул он, взмахом палочки призывая из лаборатории стул. Гермиона ойкнула, когда он толкнул ее под колени, заставляя сесть. – Вы хоть что-нибудь в своей короткой жизни сделали нормально?
Вопрос был риторический, но тут у Гермионы лопнуло терпение. До сих пор она слушала его рычание с полным осознанием собственной вины, но ожоги на ногах болели просто зверски, а он пытался обвинить в этом ее.
- А вы? – брякнула она прежде, чем успела отцензурить ответ.
Снейп застыл над ней ледяным изваянием, в глубине которого начинает разворачиваться адское пламя. Оно заплясало в его черных глазах, лишая ее остатков гордости, которые позволяли ведьме не отводить глаза.
- Моя жизнь, мисс, вас не касается, - наконец, прошипел зельевар. – А если вы будете и дальше бесить меня, то сильно об этом пожалеете. Вам ясно?
Она удрученно кивнула. Для порядка еще пару секунд попрожигав ее взглядом, Северус вздохнул:
- Снимайте мантию, Грейнджер…
Если Гермионе и могло стать еще хуже, то этот момент настал. Появиться перед объектом любви в одном белье, да еще в таком дурацком положении! Судорожно вцепившись в мантию, она замотала головой, только еще больше его раздражая.
- Грейнджер, у вас мозги на почве личной неудовлетворенности вскипели? Я не тот, о ком пишут в ваших дрянных пособиях по обольщению! – зарычал он, возмущенный самим фактом того, что запуганная и сломленная девчонка пытается еще сопротивляться. – Показывайте ноги, пока совсем без них не остались!
А жаль, что не тот. Гермиона, смирившись, осторожно подняла мантию – ровно до середины бедра, где заканчивался ожог. Если Снейп и заметил эту точно выверенную длину, он ничего не сказал.
Да уж, если бы не джинсы – не помогла бы даже магия. Волдыри на покрасневшей, опухшей коже уже успели лопнуть, а от них образовывались другие – рядом. Пробормотав ругательство, зельевар стремительно вышел из кабинета, оставив ее одну. Гермиона воспользовалась этим временем, чтобы прийти в себя и порадоваться, что утром побрила ноги. А то экзекуция была бы еще более позорна.
Вернулся Снейп с мазью от ожогов и, вручив ее ведьме, издевательски фыркнул:
- Прикройтесь, Грейнджер. Или у вас и руки отсохли?


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Вторник, 13.09.2016, 18:18 | Сообщение # 4
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Попытка 3

В комнаты Гриффиндора она вернулась злая, униженная и расстроенная. Джинни попыталась найти плюсы:
- Ну, по крайней мере, он видел твои ноги. Так, глядишь, и заинтересуется!
Гермиона сильно в этом сомневалась. В глазах зельевара не было ничего «заинтересованного», вряд ли он вообще мог о таком даже подумать. Уткнувшись носом в подушку, ведьма простонала что-то невразумительно-обреченное и затихла.
- Ничего, в следующий раз все получится… - Джинни села на кровать, намеренная растормошить кудрявую подругу.
Гермиона так не считала.
- Это бесполезно, - перевернувшись на спину, заявила она, кивая в такт своим словам. – О чем я вообще думала? Он терпеть меня не может, да и не должен. С какой стати? Я его ученица…
- Значит, надо показать, что ты еще и взрослая красивая ведьма, - Уизли сдаваться не собиралась.
- И как это сделать? – с надеждой спросила Гермиона. Если взрослой еще туда-сюда, то красивой она себя точно не ощущала. Не последнюю роль в этом сыграл сам Снейп, никогда не оставлявший без внимания ее волосы или зубы или торчащий подбородок – словом, он всегда знал к чему придраться.
Ответов у девушек не было. Но это не значило, что они не пытались их придумать!
До экзаменов оставался еще целый месяц – для Гарри и Рона, и всего двадцать восемь дней для Гермионы. То есть так оно было до того, как гриффиндорка влюбилась. Теперь она вряд ли могла даже сказать, когда именно назначен ее первый экзамен. Не то чтобы Гермиона забросила учебу – она честно старалась, просиживала в библиотеке целые дни и ночи, только вот мысли ее были совсем не о ТРИТОНах. После последнего инцидента со Снейпом Гермиона твердо решила о профессоре забыть. Шансов не было в любом случае, так не лучше ли заняться учебой?
Но Северус Снейп был не из тех, кого легко можно выкинуть из головы. Он снился ей ночами, мерещился за каждым углом, не говоря уже о том, что все мысли юной ведьмы постоянно возвращались к зельевару. Это было словно наваждение – мучительное и болезненное. Гермиона даже проверила себя на приворотные (ничего не обнаружив). Чем больше проходило времени, тем яснее становилось – так просто забыть зельевара не получится. А жизнь без него казалась если и не лишенной смысла, то абсолютно безрадостной.
Поэтому ведьма решила попробовать еще раз – в конце концов, это не должно быть так уж сложно, влюбить в себя мужчину. По словам Джинни, у нее все для этого было, разве что уверенности не хватало.
- Тебе нужна практика, Герм, - очередной совет от рыжей прозвучал во время обеда, поэтому сидевшие рядом Рон и Гарри тут же были оттеснены более заинтересованными (и любопытными) Парвати и Лавандой. Последняя все еще чувствовала вину за так неудачно сбывшееся предсказание и просто обожала сплетни и любовные перипетии, да к тому же мечтала, чтобы на Гермиону Грейнджер, наконец, нашелся купец и она перестала трепать нервы ее Рончику.
- Отстаньте от Гермионы, я уверен, у нее и так достаточно опыта! – попытался протестовать Гарри. Подруга виновато закусила губу. – Герм? Ведь так?
- Э… Ну… В общем… Нет, - под удивленными взглядами друзей и подруг она совсем стушевалась и обхватила себя за плечи.
Гарри удивленно покосился на Рона, тот покраснел и попытался исчезнуть, а Джинни еще и затрещину брату отвесила:
- Врун несчастный!
Гермиона решила отложить убийство бывшего парня на потом.
- Какая теперь разница? Я не собираюсь спать с кем попало, только ради того, чтобы чувствовать себя увереннее!
- Спать и не надо, - успокоила Лаванда. – Твоя задача влюбить в себя Снейпа, а не…
- КОГО?!! – Гарри, который до сих пор не был в курсе истинной причины разговора, подскочил на лавке и уставился на Гермиону то ли свирепо, то ли испуганно. Джинни закатила глаза.
- Гарри, солнце, ты не мог бы принести мне мое красивое перо из комнаты?
- Нет, погоди… - всегда послушный Поттер уперся, смотря на Гермиону так, словно она сказала, что влюбилась в Волан-де-Морта. Подруга под его взглядом сначала почувствовала себя неуютно, но затем воинственно вскинула подбородок.
- Да, Снейпа! И что? Он умный, мужественный и храбрый человек! Он герой! А в кого мне было еще влюбиться в этом болоте?! В тебя?!
От такого нападения кураж Поттера несколько увял.
- Но Гермиона, это же Снейп! – попытался он воззвать к разуму подруги. Или хотя бы ее памяти: - Сколько раз он издевался над тобой! И продолжает!
Гермиона вскинула подбородок еще выше – чтобы непрошенные слезы не покатились из глаз на виду у всех. Голос, которым она ответила другу, был настолько тонким, что тот предпочел свернуть спор.
- Да, Снейп, Гарри! Думаешь, я не знаю? И что мне теперь, в монастырь уйти?
Поттера вытолкали из тесного кружка посвященных и снова сплотились над несчастной однокурсницей. Гермиона посмотрела на их лица (жалостливые, расчетливые, злорадствующие и торжествующие) и попыталась вспомнить, каким это образом весь седьмой курс оказался в курсе ее проблемы? Хотя изначально знали только… Оооо, Лаванда. Тогда все понятно.
Тем не менее, какими бы мотивами ее однокурсники не руководствовались, все они были настроены доставить Гермиону к ее цели – даже против желания как Гермионы, так и цели.
- Завтра мы устроим тебе выходной и поедем в Лондон, - Джинни побарабанила пальцами по столу. – Прогуляешься, познакомишься с кем-нибудь… Попробуешь на нем свои чары.
Как оказалось, чары она имела ввиду в прямом смысле. Когда возмущенная ведьма отбросила приворотное зелье, Джинни силой сунула его обратно:
- У нас нет времени ждать, пока в тебя кто-нибудь действительно влюбится. Просто найди кого-нибудь интересного и брызни ему в лицо. На два часа он твой, делай с ним что хочешь.
- Но я ничего не хочу, - пробурчала Гермиона.
- Тебе нужно научиться принимать любовь, вот и потренируешься! Вперед! – командирским тоном приказала лучшая подруга и втолкнула старосту в камин, пользуясь тем, что Минерва МакГонагалл благоволила к любимой студентке и разблокировала тот на полчаса. Из Хогвартса их отпускали свободно – особенно теперь, когда все остальные ученики уже уехали.
Впервые Гермиона прогуляла дополнительные занятия у Снейпа. Тот окинул взглядом класс (проводить занятия в кабинете он больше не решался), отметив отсутствие Грейнджер, и обратился к самому адекватному из всей компании:
- Поттер, где ваша драгоценная заучка?
Гарри, до этого момента пытавшийся упорно зельевара не замечать и ни в коем случае на него не смотреть, побурел.
- Что, вы таки ее придушили? – ядовито прокомментировал Северус реакцию мальчишки.
- Нет, сэр, - с облегчением, что может ответить честно, вздохнул Поттер. Нет, ну что она в нем нашла?! СТАРЫЙ! УРОДЛИВЫЙ! СНЕЙП!!!
- Поттер, ваши страстные, но немые взгляды в мою сторону начинают настораживать, - начал раздражаться Снейп. Не то чтобы отсутствие Грейнджер его расстроило. Но оно было заметно, а реакция Золотого мальчика делала поиски ответа еще более принципиальными. – Я всегда говорил, что вы деградируете, но не знал, что с такой скоростью. Разучились разговаривать?
Гарри, на которого вылился весь ушат язвительности зельевара, задохнулся от гнева.
- Профессор МакГонагалл отпустила Гермиону, - вовремя зажав рот своему парню, Джинни посмотрела на Снейпа. – По уважительным причинам.
Стало ясно, что никакой информации они больше не дадут – хоть ты убейся. Северус передернул плечами и начал урок.
- Ты чуть все не испортил! – Джинни набросилась на Гарри, как только они вышли из класса зельеварения. Тот виновато вжал голову в плечи.
- Ну Джин, а как я должен реагировать?!
- Прекрати на него так смотреть!
- Потому что я хочу понять, что она в нем нашла! Как можно… Он же старше ее лет на двадцать! Он старик!
- Он взрослый мужчина, - поправила Джиневра с загадочной улыбкой Моны Лизы. – Который многое… умеет. И многому может ее научить.
- Если так же, как делает это в классе, то Гермиона – мазохистка, - пробурчал не убежденный, но задетый Гарри. – И не говори мне, что и тебе он тоже нравится!
- Нет, - пожала плечами рыжая. – Я люблю тебя. Но могу понять Гермиону.
- Что у Снейпа есть такого, чего нет у меня?! – возопил Гарри, резко остановившись.
- Мозги, Поттер, - раздался позади него ледяной голос. Северус одарил мальчишку уничтожающим взглядом и прошел мимо, обдав его ветром от раздувавшейся за спиной мантии.
Джинни покатилась со смеху. Гарри стоял ни жив ни мертв. Кажется, от ужаса у него даже волосы перестали топорщиться.
- О нет! Гермиона меня убьет! – простонал парень, зажмурившись.
- Думаешь, он слышал? – все еще подхихикивая над незадачливым возлюбленным, юная Уизли подошла ближе, сочувственно потрепав того по плечу.
- У него слух, как у летучей мыши, - выразительно понизил голос Гарри. – И способность появляться там, где его меньше всего ждут!
Джинни задумчиво пожевала губу.
- Нет, не думаю. Иначе он бы не ограничился одной фразой. Прошелся бы и по Гермионе тоже.
- Может, решил оставить ее на потом, - зловеще предрек Поттер.
- Или не так зол, как хотел показать…
- Джинни, нет! – зная этот тон девушки, Гарри отчаянно замотал головой. – Нет! Ладно еще Гермиона. Но она не может ему нравиться.
- Но…
- Мы не будем третировать Снейпа, - решительно взяв подругу за локоть, Поттер увлек ее в Большой зал на обед. – Хватит с него войны, Волан-де-Морта и Дамблдора. Оставь его в покое. И Гермионе мы тоже ничего не скажем. Пусть разбираются сами.
Джинни тяжко вздохнула. Мужчины. Никогда не знаешь, в какой момент сработает их чертова солидарность.
Сама виновница переполоха сидела на бортике фонтана в закрытом дворике позади теплиц Спраут, болтала ногой, задевая босыми пальцами поверхность воды и грызла яблоко, увлеченно зачитываясь расширенным курсом чар. Никуда уходить и никого соблазнять она, само собой, не собиралась. Отвязавшись от миссис Уизли, принявшей ее в Норе, Гермиона аппарировала обратно к Хогвартсу и, понимая, что с Джинни лучше сейчас не встречаться, забралась в самый дальний уголок замка. Вход в этот дворик был только один и проходил он через дальнюю теплицу профессора Спраут. С редкими растениями, а потому пускали туда только избранных. Из окон тоже нельзя было ничего разглядеть – дворик был крытый, и крыша, хоть и состояла из реек и плюща, отлично скрывала сидящих у фонтана.
Ведьма решила потратить этот день на себя – в последнее время было столько переживаний, что она чувствовала, что если не отдохнет сейчас, то обязательно что-нибудь сотворит. Сорвется на Рона или наговорит гадостей Лаванде, перепутает заклинания на трансфигурации или попадет в очередную историю со Снейпом. Ей нужно было несколько часов, чтобы ее никто не трогал, и они отлично вписались в дурацкий план Джинни. Занятий у них все равно уже нет – только консультации по экзаменам, которые, скрипя душой, можно и прогулять. В Хогвартсе остались только семикурсники, а значит, никто ее не потревожит.
Огрызок яблока отправился точно в компостную кучу в теплице, и ведьма продолжила чтение. Погода стояла удивительная – на небе не было ни облачка, солнце сияло, как начищенный пятак, а легкий ветерок успешно скрывал повышение температуры. Впрочем, не настолько, чтобы продолжать сидеть в мантии. Воровато оглядевшись, Гермиона стянула с себя школьную форму, оставшись в шортах и топике – наряд, который ей выдала Джинни, отправляя «за мужиком».
Окончательно располагаясь у фонтана, она оперлась спиной на одну из поддерживающих крышу колонн, подтянула к себе правую ногу, опирая на нее учебник, и перекинула левую через бортик. Идеально.
Очередное яблоко вылетело из сумки, упав точно в руку.
К трем часам жара раскалила даже хилое укрытие Гермионы. Чувствуя себя вялой и сонной, девушка поменяла позу и легла на живот. Щеку слегка обожгло горячим камнем, но ощущения тут же сменились, едва она опустила руку в воду. Вот это называется идеальный отдых.
Ведьма закрыла глаза, намереваясь до вечера оставаться здесь. Можно, кстати, даже позагорать – солнце пробивалось через плющ, но не обжигало. Аккуратно завернув топик повыше, она впервые порадовалась проницательности Джинни. Шорты заворачивать уже некуда, майка оказалась очень легкой. Рыжая, конечно, преследовала свои цели, но это уже было не важно.
Гермиона блаженно закрыла глаза и умиротворенно вздохнула. Теперь ей не казалось таким уж ужасным несчастьем любовь к Северусу Снейпу. Она справится. Она же Гермиона Грейнджер.… Хотя ну его, к Мерлину, зачем думать о нем сейчас, когда так хорошо…
Северус Снейп как раз таки думал о Гермионе Грейнджер. Мысли его, правда, были по большей части кровожадные, но встречались и такие, которые его самого сбили с толку.
Собственно, произошло это потому, что он сейчас на нее смотрел. Ведьма лежала на бортике фонтана, лицом к воде – и потому его не замечала. Одежды на ней было – раз, два и обчелся, согнутые в коленях ноги покачивались в воздухе, открывая розовые нежные пятки. Вечно всколоченные волосы по жаре были укрощены в расхлябанный пучок на самой макушке, открывая тонкую шею. На спине можно было посчитать каждый позвонок – не в последнюю очередь потому, что почти вся она была открыта солнцу и его взгляду.
Когда взгляд добрался до обтянутой джинсовыми шортами попки, у Северуса потемнело в глазах от возмущения. Ведьма источала такую негу и блаженство, что это было просто кощунственно. Совершенно очевидно, что никаких поводов пропускать его занятие у нее не было – кроме того, чтобы бездельничать и загорать.
Он даже не сразу нашелся, что ей сказать – слишком много слов рвалось наружу.
- Потрудитесь объяснить! – наконец, полузадушенным шипением выдавил Снейп, уже не скрываясь, подходя ближе.
Гермиона резко открыла глаза. Снейп.
В панике она подорвалась с бортика, забыв о том, что одной рукой болтала в воде. Секунду они смотрели друг другу в глаза (с бешенством и ужасом), а затем ведьма с обреченным писком рухнула в фонтан, подняв тучу брызг.
- Что за нелепое существо… - брезгливо пробормотал Северус, когда она вынырнула из воды, отфыркиваясь и продолжая смотреть, словно парализованная ужасом мышь, которую вот-вот настигнет кошачья лапа. – Грейнджер, отомрите и вылезайте оттуда.
Он на всякий случай отошел подальше, чтобы она его не забрызгала. Гермиона, стуча зубами, потому что вода оказалась ледяной, перелезла через бортик и виновато уставилась на зельевара, прикидывая какое наказание огребет за пропуск урока.
- П-проф-фес-сор Снейп…
Северус прожег ее взглядом.
- У вас что, нет палочки? Что вы стоите передо мной, как мокрая курица?
Она, конечно, была мокрой – вода ручьями стекала с волос, блестела каплями на покрытым мурашками теле, но причиной его резко повысившейся злобности было не это, а напрягшиеся от холода соски ведьмы, отчетливо проступающие через мокрую майку. Не дав себе возможности проанализировать свои ощущения по этому поводу, он поспешно разразился гневной тирадой:
- Вы со своими дружками всегда считали школьные правила лишней морокой, так, Грейнджер?
- Н-нет, сэр… - простучала зубами Гермиона, роясь в сумке в поисках запропастившейся палочки. Та, как назло, ускользала из ее пальцев.
- Молчать! Если вы думаете, что можете теперь, после победы, роль в которой у вас весьма сомнительна, - змеей зашипел Северус. Он, конечно, знал, что перегибал палку, поделать с собой ничего не мог. – Творить что вздумается, то глубоко ошибаетесь! Минус сорок баллов за прогул, мисс Грейнджер! И отработка! У Филча! – поспешно добавил маг, представив себя наедине с мокрой Грейнджер. Нет, на отработку она, конечно, пришла бы уже в нормальном виде, но в его голове, похоже, она теперь навсегда останется… Такой.
Потеряв терпение, маг злобно выплюнул заклинание, разом высушивая на ведьме всю одежду, и промчался мимо нее в теплицы.
Гермиона расстроено хлюпнула носом и побрела в замок, но на середине пути до нее дошли две вещи. Во-первых. Что еще за сорок баллов? Седьмой курс закончен, все баллы уже выставлены. И во-вторых – за что отработка? За необязательное пропущенное занятие?!
И какого Мерлина Снейп здесь делал? Не ради нее же притащился.
Настроение из упаднического перебралось на приподнятое. Гермиона вспомнила лицо зельевара и хихикнула. Он, вероятно, сам растерялся, увидев ее – иначе не ляпнул бы такое.
Но, это означало, что у нее был повод появиться перед его глазами еще раз. Только в другой одежде…
Или лучше не злить его и пару дней не появляться перед глазами зельевара…
Так и не определившись, ведьма добралась до гостиной гриффиндора, где попала в оборот к Джинни, избавиться от которой оказалось весьма не просто. Особенно после того, как рыжая узнала, что ее совет так бессовестно проигнорирован.

Попытка 4

Нервно и стремительно шагая по опустевшим коридорам Хогвартса, Северус костерил Грейнджер. Той должно было безудержно икаться. В две секунды вывести его из себя – даже Волан-де-Морт не был на это способен!
Раздраженно взмахнув полами мантии, он начал спускаться в подземелья, впервые жалея, что занятия уже закончились. Сейчас бы хоть на ком-нибудь оторваться!
Перед глазами все еще была Грейнджер – стройная фигурка, без следа от былого тощего подростка, напряженные соски…
К Мерлину в задницу! Что за мысли?
Северуса даже передернуло. Нашел на кого засматриваться – на ребенка! Совсем свихнулся…
И ладно бы еще держал себя в руках, а то сорвался, как первокурсник, наорал, отнял несуществующие баллы… Нет, определенно, надо просить у МакГонагалл отгул и двигать в Лютный… А то докатится, начнет на студенток смотреть… Сначала Грейнджер, а потом кто?!
Интересно, она явится к Филчу или будет доставать его несправедливым наказанием?
Гермиона не думала ни о том, ни о другом – все ее внимание было поглощено очередным мозговым штурмом. О неловком столкновении у фонтана она никому не рассказала – почему-то это казалось слишком личным. Наверняка Джинни растреплет всем остальным и зельевар на неопределенное время станет посмешищем всего курса, а ей этого совсем не хотелось. Спустя пару часов стало и вовсе не до Снейпа – она все-таки обгорела и кожа на спине, плечах и ногах покраснела и горела огнем. Садиться было больно, лежать тоже, любая ткань на коже казалась наждачкой. Джинни, увидев размеры бедствия, категорически заявила:
- В медпункт, быстро!
Пришлось тащиться через весь Хогвартс к мадам Помфри. Однако та только развела руками:
- Прости, солнышко, я уже в отпуске – все нерасходованные зелья у профессора Снейпа. Сходи к нему, он наверняка у себя…
Гермиона представила это и скривилась.
- Это же хорошо – есть повод лишний раз его увидеть! – Джинни недоумевающе уставилась на подругу.
Это не было хорошо. Страшно представить, что он скажет, когда узнает, зачем она пришла. И ведь вместо его занятия эти ожоги получены!
Поэтому лучшая ученица Хогвартса от этой идеи отказалась и предпочла ограничиться охлаждающими чарами. Правда, теперь никто не подходил к ней близко – от ведьмы так и веяло морозом, а кожа приобрела бело-синеватый оттенок. Впрочем, она прочитала, что это лишь побочный эффект и через пару дней все сойдет на нет.
- Как ты собираешься влюбить его в себя, если боишься даже разговаривать?! – Джинни не отступала. Разговор продолжился уже за завтраком, потому что вечером Гермиона слегла с температурой.
Ведьма не боялась разговаривать. Она боялась, что отношения их, и так ухудшающиеся с каждым контактом, станут абсолютно невыносимыми. Но активное участие подруги ее уже порядком напрягало.
- Джин, дай мне тост и помолчи полчаса! – взмолилась Гермиона, утыкаясь носом в учебник по трансфигурации. Рыжая мстительно сузила глаза.
- Ну ничего, я тебя заставлю действовать! – пробормотала она, обращаясь в другую сторону. – Лаванда, подойди на минутку…
Гермиона вздохнула с облегчением и собралась посвятить весь день учебе. Если уж ей суждено остаться старой девой, то путь это будет хотя бы ученая старая дева, со степенью в чарах и авторитетом в колдовских кругах. Может тогда Снейп… Тьфу, черт. К демонам Снейпа, к демонам.
После завтрака все разбрелись кто куда. В основном – на озеро, но одна мысль о том, чтобы снова попасть под палящие солнечные лучи вызывала в ведьме дрожь и она осталась одна в Большом зале. Погрузившись в чтение, девушка перестала замечать что происходит вокруг. И зря.
Хлопнула дверь – Гермиона не обратила на это ни малейшего внимания, - и раздались быстрые шаги. Краем сознания ведьма слышала разговоры, но жизнь в одной комнате с пятью девочками быстро учит фильтровать звуки и потому она даже не повернула головы. Однако тон все повышался и разговаривали, кажется, двое – мужчина и женщина. Женщина вещала с надрывом и страстью:
- Ну неужели вы не понимаете? Мы созданы друг для друга! Я люблю вас, вы нужны мне… Пожалуйста, дайте коснуться вас…
- Идите к Мерлину, Пенси, что на вас нашло?! Не приближайтесь ко мне, слышите!
- Ох, Северус, ты всегда был так холоден со мной… - послышался всхлип.
Гермиона, имя Снейпа до которой дошло через все ее внутренние блокировки, вскинула голову. Она отреагировала не столько на содержание беседы, сколько на упоминание имени зельевара, а потому поначалу ничего не поняла. Снейп, медленно, но верно отступающий к столу преподавателей и Пенси Паркинсон, верно теснящая профессора. Наглая девица напирала на зельевара с такой прытью, что, в конце концов, прижала его к столу. Снейп, хоть и брызгал ядом, сделать ничего не мог – не укладывать же идиотку заклинанием! Тем более что в голову лезли только убивающие.
- Мисс Паркинсон, возьмите себя в руки, вы же взрослая девушка… - судя по всему, увещевания давались зельевару с большим трудом – палочка в руке медленно поднималась вверх.
- Вот именно – девушка! – всхлипнула Панси, вцепляясь в профессора, словно моль. – Не бесполое существо! Я же люблю вас, неужели не понимаете!
В этот момент Гермиона поняла, что к ней вернулась способность двигаться. Издав невнятное горловое восклицание, призванное не то отвлечь Панси, не то выразить свое отношение к происходящему, она взметнулась со стула:
- Петрификус Тоталус!
Слизеринка застыла. Лицо было смешным – губы, вытянутые в трубочку, буквально миллиметр не достали до шеи Снейпа, который дугой выгнулся над столом.
Одновременно осознав, что он спасен и что у него есть свидетель, Северус мрачно выдохнул и добавил парочку матов, характеризуя ситуацию в целом.
- Вы, вы… - Гермиона не опустила палочку. Она все еще не могла поверить в то, что видела. Снейп и Панси? Снейп и женщина?! Признается ему в любви? Кто-то влюбился в Северуса Снейпа?
До сих пор она полагала, что единственная несчастная на этом свете и осознание того, что это не так, ведьму повергло в пучину самых разнообразных эмоций. В конце концов, возобладал гнев.
- Как вы могли?!
Северус не без удовольствия проследил, как «случайно» задетая им Панси бревном падает на пол и выпрямился, встряхиваясь, словно собака. Гррррейнджер… Зараза.
Ситуация на самом деле была идиотская. Подопечная Минервы таращилась на него в ужасе и почему-то возмущении, а сам Северус разрывался между первым порывом оправдаться и вторым – отшить наглую выскочку. Мерлин побери, к вечеру вся школа узнает о его позоре!
- Расколдуйте эту истеричку и приведите ее в чувство, - вместо того и другого он сразу перешел к приказам. Однако Грейнджер, которая обычно слушалась и молчала, неожиданно взбрыкнула:
- И не подумаю! – воскликнула она, так яростно взмахнув палочкой, что Северус начал ее опасаться. Кудряшки на голове гневно подрагивали. – Вы! Вы просто невыносимы! Сами заварили эту кашу, сами ее и расхлебывайте!
- Заварил? – недоуменно переспросил огорошенный нападением Снейп и начал подозревать, что эти двое сговорились, чтобы сегодня свести его с ума. – Мисс Грейнджер, не вы ли приложили ее Петрификусом?!
- А лучше, если бы это сделали вы?! – возмутилась Гермиона. Первый порыв злости прошел и теперь ей было жалко Панси. Скольким еще он успел уже так «отказать»?
Она чувствовала себя обманутой – думала, что любит одиночку, нелюдима, «чудовище» из сказок! А оказался…
- Грейнджер! – растерянно окликнул ее Северус, но в проеме дверей мелькнули только каштановые кудри. Девчонка умчалась, словно за ней гнались все черти ада разом. – Черт знает что.
Поджав губы, он повернулся к Панси и взмахом палочки отправил ее в гостиную Слизерина. Там ее кто-нибудь расколдует, а он на это не готов морально. Если та опять начнет на него вешаться, Снейп опасался, что не выдержит и приложит ее чем-нибудь более материальным.
Его все еще немного потрясывало – впервые в жизни на него вешалась студентка. Да еще и его собственная, которую он помнил десятилетней девочкой! В этом было что-то неправильное, ненормальное, стыдное в конце концов. И что самое главное – это определенно не возбуждало. Он испытывал только гнев, смятение и недоумение. А еще почему-то чувство вины.
Грейнджер смотрела так, словно он разбил ее детские идеалы, а Северус по себе знал, что они очень больно бьются. Но, Мерлин задери, какое ей вообще до этого дело?! Мнение Гриффиндора о Северусе Снейпе даже с учетом выигранной войны вряд ли могло бы стать еще хуже, так чего же расстраиваться?
И главное – в этот раз он был совершенно, абсолютно ни при чем. Но все шишки явно опять упадут на него – в этом зельевар даже не сомневался.
Тяжело рухнув в кресло напротив потухшего камина, он позволил себе прикрыть глаза и прокрутить в памяти сегодняшний инцидент. Перед глазами стояла почему-то только Грейнджер – Панси стерлась из памяти, оставив ощущение назойливой мухи, а юную героиню войны он видел, словно наяву. Изумление, негодование, обида. Мерлин, почему так сложно с женщинами? Даже самые маленькие из них уже доставляют одни проблемы…
- Что на этот раз? – зеркало на стене всколыхнулось, ожило и явило второго Снейпа – немного другого. Зазеркальный сидел у горящего камина в кресле-качалке, с бокалом виски в руке и вид имел ленивого гедониста. Мантия переброшена через спинку, белая рубашка застегнута не полностью, вторая рука закинута за голову, а взгляд спокойный и чуть ироничный – такой, которого у живого Снейпа никогда не было. В его жизни постоянно был раздражающий фактор. Ледяное спокойствие – да, было, только за ним всегда крылось тщательно контролируемое бешенство. Зазеркальный Снейп выглядел так, словно у него всю жизнь только и делали, что сбывались мечты и желания и ему это порядком пресытило.
- Грррррейнджер! – выплюнул Северус, даже не взглянув на зеркало.
- Мм?
Северус коротко поведал о сегодняшней эпопее.
- Не думаешь, что беспокоиться надо о Панси, а не о Грейнджер?
- Как раз таки о Грейнджер! – тоном человека, слишком хорошо знающего жизнь, возразил Снейп. – Она все видела! Если она разболтает об этом…
- Ну так побеседуй с ней… Вызови «на ковер», - в тоне зазеркального Снейпа сквозила тщательно контролируемая ирония. На губах играла ехидная ухмылка.
- Так и сделаю… - устало согласился Северус, не замечая этого и только сжимая пальцами виски.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Вторник, 13.09.2016, 18:20 | Сообщение # 5
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Попытка 5

В этот раз Гермиона рыдать не стала. Она отправилась в класс Зашиты от Темных Искусств и представила, что на месте манекена находится Северус Снейп. Джинни, сидя на парте, болтала ногами, наблюдая за тем, как подруга изливает злость на ни в чем не повинную статую. Манекен плавился, жарился, разлетался на мелкие кусочки, растворялся и взрывался, а еще пропадал неизвестно куда и возвращался таким, словно его грызла стая очень голодных волков. Хорошо, что после этих экзекуций он всегда восстанавливался. Однако рыжая все равно чувствовала себя очень неуютно.
- Ну, может, скажешь уже что случилось? – когда староста выдохлась и устало привалилась на плечо к подруге, спросила Джинни. Гермиона пожала плечами и рассказала. Сегодня она совсем не была намерена защищать мнимую честь зельевара.
- Эм… И что с Панси? – осторожно спросила Джиневра.
- Понятия не имею, - покаялась Грейнджер. – Я же убежала… Нет, ты можешь себе это представить?
Джинни как раз очень хорошо все представляла.
- А что ты хотела, чтобы он до старости тебя дожидался? – резонно заметила она. – Ничего удивительного, что и он кому-то понравился. В конце концов, ты сама говорила: умный, храбрый, герой войны…
- Замолчизамолчизамолчизамолчи!!! – заткнув руками уши и зажмурившись, Гермиона сжалась в комок, мечтая, чтобы этого дня никогда не было.
- Нет уж, дорогая моя, - на всякий случай отодвинувшись от подруги подальше, рыжая упрямо скрестила руки на груди. – За свое счастье надо бороться, иначе достанется оно кому-нибудь другому! И не реви.
- Я не реву, - хлюпнула носом Гермиона.
- Вот и не реви. Давай, приводи себя в порядок, а я пойду, найду Панси. Вряд ли Снейп о ней позаботился…
Джинни бодро соскочила с парты и выскользнула из пустого класса.
Слизеринка пребывала не в самом лучшем расположении духа:
- Твоя Грейнджер должна мне по гроб жизни! – возмущалась она, сидя с Лавандой в пустующей гостиной Слизерина. Девушки сдружились уже давно, на почве любви к слухам и сплетням и теперь перемывали косточки Снейпу и Гермионе. – Он меня чуть не убил! Хорошо если, к экзаменам допустит!
- Сколько? – мрачно поинтересовалась Джинни, доставая кошелек.
- Десять галеонов! – поспешно, пока рыжая не передумала, выставила цену Панси. И, видя возмущение на лице Уизли, добавила: - Я старалась! Ты знаешь, как сложно лгать Снейпу?!
- Так может, ты и правда в него влюбилась? – с подозрением поинтересовалась Джиневра. Она, конечно, хотела заставить Гермиону ревновать, но от настоящей соперницы избавилась бы в два счета.
- В Снейпа?! – в священном ужасе выдохнула Панси. Стало ясно, что декана она боготворит, но делать это предпочитает на значительном расстоянии.
- Пять, - веско ответила Джинни.
- Восемь!
- Шесть!
- Договорились!
Деньги перекочевали из рук в руки и трое девчонок синхронно с облегчением вздохнули.
- Как думаете, подействует? – Лаванда развалилась на диване, закинув ноги на спинку, пользуясь тем, что никого, кроме них, в гостиной нет. Немногочисленные слизеринцы либо уехали по домам, либо, как Малфой, засели в библиотеке.
- На меня бы подействовало, - задумчиво ответила Джинни, падая в соседнее кресло. – На Грейнджер – не знаю!

Попытка 6

Обед в Большом зале всегда проходил довольно шумно. Даже теперь, когда в Хогвартсе остался только седьмой курс. На завтрак многие не приходили, ужинали часто в Хогсмиде, но на обед подтягивались неизменно в школу. Сегодня Гермиона об этом жалела. Ей хотелось побыть в тишине, обдумать собственные чувства и дальнейшие планы, а вместо этого она слушала Рона:
- Кудряш, ну что тебе стоит? – приставал он к ней, прекрасно зная, что подруга терпеть не может это прозвище. Волосы свои ведьма любила, но предпочла бы видеть их прямыми. – Сходим, развеемся…
- Нет, Рональд… - со стоическим терпением простонала Гермиона, почти утыкаясь носом в книгу, чтобы не видеть рыжего. – У меня по плану сегодня трансфигурация…
- Ну так днем же! – праведно возмутился парень. – А вечером сходим в Хогсмид. Развеешься…
- Может, кого-нибудь встретишь… - вторила Джинни.
Староста Гриффиндора иногда жалела, что не находится на домашнем обучении. Или что знакома с Уизли. Вот упрямая семейка!
- Кудряш… - начал было Рон, но внезапно замолчал. Гермиона воспользовалась этим, чтобы высказать свое негодование:
- Еще раз назовешь меня этим дурацким бараньим прозвищем, и до конца жизни будешь прыгать на зеленых лапах в подземельях! Пущу тебя Снейпу на зелья! – воинственно пригрозила она, выглядывая из-за книги, чтобы проверить действенность тирады. Рон, абсолютно белый, отчаянно мотал головой, делая страшные глаза.
- Идея интересная, но незаконная, мисс Грейнджер, - со всей доступной любезностью отказался Северус. Девчонка дернулась, подскочила на полметра на стуле и в ужасе обернулась. Глаза стали огромными, словно блюдца. Красивые, кстати, глаза… Тьфу! – Будьте добры, зайдите ко мне. Если, конечно, у вас не найдется более важных дел, чем успешная сдача ТРИТОН, - уже гораздо злее добавил он. Гермиона, как болванчик, закивала головой. Северус поморщился и, резко развернувшись, отправился к себе. Ну что за нелепое существо? Вроде и выглядит как женщина, а ведет себя, как ребенок!
«Она и есть ребенок, Северус» - Снейп едва не зарычал. Попадись ему кто-нибудь по пути, его бы искали долго и безуспешно.
- Ну! Что! Я! За! Невезение! – рычала Гермиона, ритмично стукаясь головой о стол. Весь Гриффиндор опять собрался кружком вокруг старосты. Джинни, прикидывая возможные варианты, оптимистично заявила:
- Ты же хотела остаться с ним наедине! Вот тебе и шанс!
- Я хотела, чтобы меня любили, а не препарировали! – агрессивно вскинулась ведьма.
- От любви до ненависти… - глубокомысленно выдала Лаванда, усаживаясь на колени к Рону.
- Вот что! – пресекла сеанс самобичевания Джинни. – Ничего он тебе не сделает, а мужчина всегда мужчина. Иди, снимай свой балахон, я тебе дам что-нибудь из своего гардероба.
- Может, не надо? – страдальчески простонала Гермиона, поднимаясь со стула под напором подруги. – Мне хорошо и в мантии… И вообще, ум – вот что должно привлекать!
- Надо завернуть эту конфету в красивую обертку! – не оборачиваясь, провозгласила Джиневра, утягивая подругу за руку из Большого зала.
Мантию Гермиона все же надела – уже в подземельях. Джинни напялила на нее ультракороткую юбку и майку, а в замке, несмотря на жару на улице, было холодно. Особенно в подземельях. Поэтому, воровато оглядевшись, ведьма натянула теплую мантию и только после этого постучалась к Снейпу. Ее раздирали на части два противоположных чувства: ужас и надежда. В конце концов, если хуже быть не может, то должно же быть и в ее жизни счастье?
- Входите, - в ответ на робкий стук раздалось рычание. Набрав в легкие побольше воздуха, Гермиона шагнула внутрь, стараясь держать руки поближе к телу – вряд ли Снейп простит ей еще одно разбитое зелье. Предосторожность не была излишней - как только рядом оказывался Северус Снейп, Гермиона Грейнджер по ловкости начинала соперничать с Невиллом Долгопупсом. Руки становились словно деревянные, ноги подкашивались, а единственная осознанная мысль, которая оставалась в голове, не была хоть сколько-нибудь разумной. Гермиона смотрела на перебиравшего склянки Снейпа и единственным ее желанием было дотронуться до зельевара. Прикоснуться к его руке, почувствовать его кожу – холодная ли она? Шершавая? Ощутить бьющуюся по венам жизнь. Раз уж никаким другим образом оказаться в жизни Северуса Снейпа она не может. Ей хотелось бы стать его частью – раствориться в нем, потеряться.
В общем, мысль была скорее маньяческой.
- Грейнджер, вы оглохли? – презрительный тон, которым был задан вопрос, быстро привел ее в чувство. Гермиона мысленно встряхнулась. Размечталась. Северус Снейп никого не подпускает близко, а тебя тем более.
- Простите, сэр, - тихо произнесла она, подходя ближе.
Северус подозрительно покосился на Грейнджер, но девчонка вроде вышла из своего столбняка и смотрела адекватно. Недовольно хмыкнув, он собрал склянки с верхней полки и сунул ей в руки:
- Отнесите к столу и протрите от пыли. Только АККУРАТНО!
Она бы не выпустила их из рук, даже если бы начался конец света. С величайшей осторожностью расставив зелья на лабораторном столе, Гермиона молча начала вытирать сосуды. Снейп очищал полки.
- Вы закончили?
- Да, сэр, - почему-то его ужасно раздражало это ее «Да, сэр».
- Давайте их сюда.
Гермиона протянула первую склянку. Северус не глядя, цапнул фиал, задев пальцы девчонки – абсолютно ледяные. Ведьма ощутимо вздрогнула, тонкая ладонь выскользнула из-под его руки, едва не выпустив зелье.
- Аккуратнее, мисс Грейнджер! – рявкнул Северус. Какого Мерлина она так его боится? Он что, чудище несусветное или младенцев на завтрак ест?!
«Ты же сам приложил все усилия, чтобы запугать полшколы!»
Так-то оно так, но его боялась именно Грейнджер, а ей это было… Несвойственно? Вечно упрямо вздернутый подбородок, поджатые губы, горящие глаза – эту Грейнджер он привык видеть. Новая же упорно отводила взгляд, шарахалась от него, как от чумного и не говорила ни слова против. Ну, за исключением утреннего инцидента – и то она сбежала.
Его это невыразимо, до печенок, бесило. Снейп хотел, чтобы она вела себя как взрослая женщина – даже одна мысль об этом была кощунственна – но проблема в том, что Гермиона ей не была. Она была молодой девушкой, юной, неопытной и, что важнее, его ученицей. А он, видимо, дурак, раз хочет, чтобы все было иначе.
- Профессор?
Ведьма по-прежнему стояла с протянутой рукой. Он осторожно взял новый фиал – аккуратно, чтобы ни в коем случае не коснуться ее. Ореховые глаза, опушенные густыми ресницами, чуть расширились от удивления.
Все-то они замечают, эти женщины.
Они работали около часа. Гермиона, пытаясь воспользоваться свалившимся на нее счастьем обладать нераздельным вниманием Снейпа, пару раз пыталась завести разговор, но заканчивались все попытки одинаково, увядая под неистощимым сарказмом Снейпа. В конце концов ведьма замолчала, устав слушать только себя. Наверное, ему кажутся глупыми эти попытки – о чем ему разговаривать с ней? В зельях она не разбирается, чары ему не интересны, а любые мнения диаметрально противоположны. Гриффиндорка окончательно упала духом. Середина августа неумолимо приближалась, а она ничуть не продвинулась.
- Мисс Грейнджер, я надеюсь, мне не нужно напоминать, чтобы вы не трепали языком по поводу того, что произошло утром? – словно невзначай поинтересовался он, когда они закончили со шкафами и Гермиона, неуверенно теребя сумку, застыла посреди его кабинета.
- Эм… Да, сэр… - чувствуя, как кровь приливает к щекам, пробормотала девушка. Теперь ей было стыдно – за то, что уже успела разболтать.
Северус истолковал ее смущение по-своему:
- Я не считаю это нормальным, но мисс Паркинсон – совершеннолетняя. Ничего незаконного в ее действиях не было, - высокомерно отозвался он. – Если вдруг вы захотите пожаловаться.
Гермиона обиженно вскинула глаза.
- Я и не собиралась! – возмущенно выдохнула она. – Как вы могли такое подумать?!
- Ну, вы весьма красноречиво сбежали, - пожал плечами успокоенный Северус, усаживаясь за стол.
- Зрелище было не самым приятным, - дрожащим от гнева голосом выдавила Гермиона, нервно поправляя выбившиеся из пучка волосы. Те змеями торчали в разные стороны, сводя на нет эту затею.
- Полагаю, не более, чем смотреть на Уизли с Браун, - желчно заметил Снейп, открывая первую тетрадь. Зрелище ей, видите ли, неприятно! Что, позвольте узнать, тут такого?!
Хлопнула дверь. Зельевар остался в одиночестве, тут же пожалев о своих словах. Привычка отбиваться въелась в его кровь слишком прочно, срабатывая бесконтрольно даже с теми, с кем он хотел бы быть другим. А впрочем, к чему сожаления? Слишком поздно себя менять.
Гермиона пролетела по подземельям, словно неприкаянный дух – стремительно, не глядя вокруг. Сердце, глупое влюбленное сердце, колотилось неистово и больно, а дышать было все равно нечем. Выбили его слова весь воздух, метко и жестко – не вдохнуть без боли. Северус Снейп умел причинять ее, бил в самый центр мишени. Не думала она, что вспоминать о Роне и Лаванде будет до сих пор больно, да никто другой и не сумел бы так ударить.
Девушка, задыхаясь, остановилась, прислонилась к каменной стене, охлаждая разгоряченный лоб. Руки были ледяными, а внутри было слишком жарко. Плохо было не потому, что она до сих пор любила Рона, а оттого, что били безжалостно и обидно, внезапно и подло. Только его оскорбления всегда приносили боль, а не гнев, легко проходили через наведенную годами защиту.
И чем она заслужила такую неприязнь?
Гермиона сползла по стене, уселась на корточки, вцепившись руками в растрепавшиеся волосы. Иногда ей казалось – самим своим существованием.
Как можно было влюбиться в того, кто неизменно, методично делает больно? Наверное, она мазохистка – если раз за разом возвращается, снова пробует. И снова. И снова. И снова. Ясно же – бесполезно. Гермиона Грейнджер почему-то вызывает у зельевара особенное отвращение, действует, словно красная тряпка на быка!
- Грейнджер? – удивленный голос Малфоя ворвался в ее мысли, словно ураган. Тот же ураган рывком поднял ее за плечи, перехватил за подбородок, заставляя смотреть в глаза. Руки жесткие, худые, но сильные, как клешни впились в кожу, наверняка оставив синяки. – Какого Мерлина?
А вот голос растерянный и немного даже испуганный – видно, успел уже самое ужасное представить, в лучших военных традициях.
Гермиона посмотрела в эти холодные серые глаза и отчаянно, горько расплакалась. За какую-то совсем не женскую неспособность к любовным играм, абсолютный антиталант в области флирта, за загубленную (это уже ясно) жизнь. Вцепилась в слизеринца, как клещ, орошая слезами футболку – конечно, мы же выше школьной формы! Парень застыл под ее руками, не то отталкивая, не то удерживая за плечи.
- Какого Мерлина, Грейнджер? – беспомощно и ворчливо. Не умеет он еще быть равнодушным и женщин бить не умеет. А ведь когда-то пытался – пока она ему нос не расквасила. – Чего ты?
Гермиона не помнила – может, она и отвечала ему, а может, и нет. Бормотала что-то, это было – словно в бреду, выплескивая обиду и злость.
А Малфой называл ее истеричкой и заучкой, но не уходил – добрался вместе с девушкой до ниши в стене, усадил рядом в узкое кресло – ей было все равно, что тесно, плевать.
- Грейнджер, ты идиотка, прекрати реветь, ты меня всего намочила… Можешь ты объяснить толком, что случилось? Говорить хоть можешь? Хохххох…
Смирившись, парень прижал ее крепче, Гермиона уткнулась ему в шею, замерла в тепле. Постепенно становилось легче – истерика пошла на спад, она стала понимать, что происходит вокруг и что сидит она на коленях у слизеринца, а тот прижимает ее к себе, раскачивая, словно маленького ребенка. Малфой был весь тощий, костлявый, как помойный кот, но сильный – возможно, эта сила и заставила ее успокоиться.
- Успокоилась? – когда она окончательно затихла, спросил он где-то над ее макушкой.
Гермиона неуверенно кивнула. Докатилась – рыдает на плече у Малфоя.
Однако, несмотря на мысли, отторжения это не вызывало. Они давно уже перестали друг друга ненавидеть. Так только, по привычке, словно кошка с собакой, которым вроде как по статусу положено. Оба старосты школы, как же.
- Тогда слезь с меня!
Драко скинул ее с колен, поспешно вскочил. Гермиона, не сдержавшись, хихикнула – лощеный блондин выглядел изрядно помятым, словно она его пожевала. На измятой футболке красовались мокрые пятна. Брезгливо поморщившись, парень очистил одежду.
- Ну, по какому поводу потоп? Учебник не тот выдали? – лениво поинтересовался он, усаживаясь на подлокотник. – Или Снейп лютует?
И, видя на лице гриффиндорки недоумение, пояснил:
- Видел, как ты выскакивала. Что, совсем плохо?
Гермиона грустно кивнула, подтягивая колени к подбородку. На глаза опять навернулись слезы.
- Он последние пару дней озверел, - словно невзначай бросил Драко в тишину. – Панси сегодня вызвал, так орал, в гостиной слышно было…
Ведьма снова кивнула. Не рассказывать же ему, в самом деле…
- Грейнджер?
- М?
- Пойдем, провожу тебя.
Драко встал, протягивая ей руку. Гермиона неохотно выкарабкалась из кресла с его помощью. Не сдержалась, обняла до хруста в костях:
- Спасибо.
Однако, совершенно очевидно, что ее день не мог закончиться хорошо. Едва они вышли из ниши, Гермиона тут же увидела Снейпа – он шел впереди, стремительно удаляясь по коридору. Не быстрее обычного, конечно, что ему какие-то обнимающиеся студенты! Но у нее снова потемнело в глазах. Конечно, он видел их – их кто угодно мог видеть. Но почему именно СНЕЙП?!
Гермиона дернулась, отшатнулась от Драко, словно обжегшись. Поздно, поздно!
- Ты чего? – подозрительно осведомился слизеринец. – Грейнджер, только не рухни тут, я не потащу тебя на руках, оставлю на полу…
Гермиона тихонько вздохнула, скорбно смотря вслед зельевару. Все не так. Все в этой дурацкой, нелепой любви было не так и не правильно! Сама она была лишней, ненужной – ведьма бы дорого заплатила за то, чтобы не видеть и не думать о Северусе Снейпе. Если бы это помогло, она бы выпила отворотное, но все книги утверждали, что от истинной любви не откупишься зельями. Собственно, ничем не откупишься – она просто приходит и остается с тобой.
Драко, не расспрашивая больше, довел ее до гостиной Гриффиндора и поспешно смылся, явно с облегчением избавившись от странной Грейнджер. Девушка мрачно поплелась к Джинни. Утаить что-то от рыжей было невозможной затеей.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Вторник, 13.09.2016, 18:20 | Сообщение # 6
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Попытка 7

Следующая консультация по зельям превратилась в настоящий ад. Слабая надежда на то, что Снейп обойдет своим вниманием инцидент с Драко позорно провалилась. Причем доставалось почему-то только Гермионе – хотя красавчик-блондин тоже выглядел не лучшим образом, словно съежившись на стуле под издевательскими взглядами немногих слизеринцев.
- Может быть, вас посадить вместе? Дать общий котел? – ядовито-любезно предлагал Снейп. – Или вы еще способны действовать самостоятельно, мисс Грейнджер?
- Способна, - мрачно бурчала Гермиона, взмахом палочки избавляясь от испорченного зелья в своем котле. Как будто самого этого факта было недостаточно, Снейп продолжал стоять у нее над душой.
- Да? Что-то незаметно, - прокомментировал он. – Любовные переживания плохо сказываются на ваших мозгах, Грейнджер и новизна ощущений не является предлогом для неподготовленности к моим занятиям!
Класс сидел притихший, словно мыши под веником. Гарри, смотрел удивленно-сочувствующе, Джинни делала непонятные знаки, словно толкая ее в сторону Снейпа, а сама Гермиона боялась пошевелиться, слыша над собой его голос. Зельевар стоял у нее за плечом, комментируя каждое действие – собственно, поэтому она и испортила зелье, слишком нервничая, чтобы нормально сосредоточиться.
- Кто закончил – свободны! – отвлекшись на секунду, Северус окинул остальных замораживающим взглядом и добавил: - Остальные останутся здесь, пока не сварят приличный вариант!
«Приличный» в его понимании обычно означал «идеальный» и Невилл, забившийся в дальний конец класса, удрученно застонал. Северус торжествующе ухмыльнулся и снова повернулся к Грейнджер. Та сжалась.
Когда в классе осталась всего пара человек – она, Невилл и какая-то слизеринка на курс младше – Гермиона немного расслабилась. Свидетелей ее позора почти не осталось, Снейп исчерпал запас яда и временно замолчал, не отходя, впрочем, далеко. Экзекуция даже начала доставлять ей удовольствие – можно было задавать сколько угодно вопросов, пусть и только по экзамену и полностью завладеть вниманием зельевара. Особенно после того, как Невилл наконец исчерпал терпение Снейпа и сбежал из класса. Может быть, и не стоило этого делать, но одна идея не давала Гермионе покоя. Воровато покосившись на оставшуюся слизеринку, ведьма словно случайно сделала лишнее вращение ложкой и почти идеальное зелье побурело и завоняло так, что пришлось зажать нос.
- Как с такими кривыми руками вы пережили войну?! – зарычал Северус, уничтожая содержимое ее котла. – Еще раз! Живо!
«Вот он – секрет успеха!» - воодушевилась Гермиона, наслаждаясь моментом. Маг стоял позади, она чувствовала его спиной, его волосы задевали ее макушку, пуская сотни мурашек по коже, а голос…
Мерлин, за одну только возможность слышать его голос она была готова отдать что угодно.
Слизеринка закончила и ушла, они остались вдвоем в классе. Цербером следящий Снейп и автоматически выполнявшая его указания Гермиона. Она давно уже выучила и состав и рецепт зелья, ей не нужно было смотреть на доску, не нужны его приказы, она просто наслаждалась возможностью побыть рядом с любимым человеком. Пусть он и не знал, что таковым является.
- Готово.
Слишком, слишком быстро. Но третье зелье подряд не испортишь – и так уже подозрительно. Поэтому Гермиона вздохнула и отложила ложку. Зельевар обошел ее, встал рядом, подозрительно рассматривая содержимое котла. Наконец, одобрительно кивнул:
- Наконец-то. Я уж думал, состарюсь, пока вы закончите. Уберите свое безобразие и свободны.
Гермиона разочарованно взмахнула палочкой и начала собирать сумку. Снейп отошел к своему столу, что-то отмечая в журнале. Собралась-то она быстро, но уходить вот так просто очень не хотелось. Глупо было бы не воспользоваться шансом. Или наоборот? Раздираемая сомнениями, ужасом и какой-то бесшабашной смелостью, ведьма подошла к зельевару и, стремительно наклонившись к нему, поцеловала в щеку:
- Спасибо, профессор.
И сбежала, даже не посмотрев на его лицо, не дожидаясь реакции. Сомневалась она, что Северус Снейп одобрит такой фортель…
В дверях Гермиона столкнулась с Малфоем – отпихнула его с дороги, выскакивая в коридор, и припустила к лестнице, даже не остановившись, чтобы извиниться. Не до того – успеть бы скрыться, пока Снейп не отмер.
Только оказавшись в своей комнате и сдернув балдахин на кровати до самого пола, девушка немного успокоилась и позволила глупой, счастливой улыбке расплыться по лицу. Подхватив подушку, она сжала ее в объятиях, мечтательно уставившись в потолок. От него пахло полынью и можжевельником – горечь этих запахов оседала на языке. Успевшая отрасти за день щетина (занятие на этот раз проходило вечером) уколола губы, кожа была прохладной и упругой. Гермиона, затаив дыхание, легонько дотронулась пальцами до своих губ, до сих пор ощущая эти прикосновения. Она знала, что он навсегда запомнится ей – этот украденный поцелуй. В этот момент Северус Снейп впервые стал для юной ведьмы не овеянным славой героем, не объектом поклонения и абстрактной влюбленности, но реальным мужчиной, от прикосновения к которому она не провалилась под землю, не была уничтожена небесными карами и которого собиралась коснуться снова.
Определенно – собиралась. Нужно было только как-нибудь снова сделать так, чтобы остаться с ним наедине.
- Что случилось? – едва бросив на подругу взгляд, тут же любопытно осведомилась Джинни. Гермиона пришла на ужин последняя, так и не сумев согнать с лица глупейшее выражение абсолютного счастья. – Почему ты так светишься?
- Не свечусь, - едва сдерживая расползающуюся до ушей улыбку, староста поспешно сунула за щеку ложку салата. Она не была намерена рассказывать о том, что случилось. Ни сегодня, ни когда либо вообще. Это была ее тайна, ее личная фея в коробочке. Даже если Снейп теперь взъестся на нее – а она этого варианта не исключала – единственное, что он может, оставить ее на отработку. А ей только это и было нужно.
Северус, однако, поступать так опрометчиво не собирался. Робкое проявление благодарности от Гермионы оказало такой эффект, словно его внезапно разорвали на тысячи кусочков, а потом собрали снова – только уже не так. Что-то исчезло или наоборот появилось в нем – Снейп не знал. Он только чувствовал, что эта девушка своей секундной пугливой нежностью, одним касанием Северуса Снейпа изменила.
«Спасибо».
Появление Драко спасло его от самокопания. Зельевар поспешно отвлекся на крестника, лишь бы не думать над причинами ее поведения. Мерлин побери, одно слово, одно прикосновение, не поцелуй даже, боги упаси! Настолько невинно, что зубы сводит, так какого гремлина он чувствует себя так, словно она разделась догола и станцевала джигу?!
- Ну-у-у? – лениво-любопытно протянул Снейп-из-зеркала, когда Северус ворвался в свои комнаты ближе к полуночи. Занятие с Малфоем ничуть его не успокоило, только оставило осадок – зельевар впервые был невнимателен, рассеян и чуть было сам не испортил зелье.
Снейп злобно кинул взгляд на своего близнеца, прикидывая, а не разбить ли ему это зеркало ко всем чертям?
- Что ты сделал? – отражение любопытно прижалось к зеркалу.
- Ничего! – досадливо ответил зельевар, падая на диван и снова с него вскакивая.
- Тогда в чем дело?
Северус с минуту пометался по гостиной, но, в конце концов, выдавил:
- Она меня поцеловала.
- Кто? – непонимающе вскинул брови близнец.
- Грейнджер! – рявкнул Северус. – Гермиона! – и тут же поспешно поправился: - То есть, нет, не поцеловала…
- Так да или нет? – насмешливо уточнило зеркало.
- Нет! – зарычал Снейп. – Она просто… Просто коснулась моей щеки.
- Губами? – уже откровенно скалясь, глумливо осведомился Снейп-из-зеркала.
- Да!
- Это называется поцелуй, друг мой.
Нет, поцелуй – это то, о чем он думает сейчас, а она его не целовала. Разница была очевидна и удручающа.
- Это не было… Она просто сказала «спасибо», - недовольно ответил Снейп, снова опускаясь на диван.
После минутного молчания зеркало снова подало голос, ехидно уточняя:
- Ну, ты, надеюсь, отблагодарил ее в ответ?
- Заткнись! – вызверился зельевар и взмахом палочки навесил на зеркало полог. Воцарилась тишина. Стало немного легче. Двойник становился все больше похож на человека и все меньше – на него самого. Результат не слишком удачного эксперимента, он, по-хорошему, должен быть давно уничтожен, но Северус неожиданно для себя этого не сделал. Дамблдор мертв, Волан-де-Морт мертв, постоянно закрывать разум необходимости больше не было, а поговорить, хоть и с самим собой, иногда хотелось.
Однако получившийся двойник оказался каким-то неправильным. Словно отражение в зеркале (коим он, собственно говоря, и являлся), он выворачивал наизнанку черты реального Снейпа, доводя их до абсурда.
Отблагодарить ее в ответ, ха! Да он не посмеет и пальцем ее тронуть. Как бы ему не хотелось, лучше держаться от Гермионы Грейнджер подальше. Она слишком юна и невинна, слишком добра для него и хотя картина совращения этой прелестной невинности заставляла сердце биться чаще, он знал, что никогда этого не сделает.

Попытка 8

К глубокому сожалению Гермионы, оставалось всего два занятия до начала экзаменов – слишком мало времени, чтобы вести долгую и незаметную игру. Поэтому, даже не особо скрываясь, она спустя пять минут расплавила свой котел (предусмотрительно наложив защитное поле) и выжидательно вскинув бровь, уставилась на Снейпа. Тот мрачно оглядел следы катастрофы, абсолютно игнорируя саму девушку.
- Возьмите другой котел.
«Ах так?!» - возмутилась ведьма. Она ожидала чего угодно – ругани, едких комментариев, даже влюбленных взглядов (ну, надеяться же никогда не поздно, так?), но не принципиального игнорирования своей персоны! Она до сих пор – спустя три дня – ощущала на губах его вкус, его запах, а он на нее даже не смотрит!
Мстительно сощурив глаза, девушка взяла котел побольше и начала новое зелье. Прошло минут двадцать, прежде чем ей удалось добиться нужного эффекта, и котел взлетел к потолку, расшвыривая вокруг себя горячие капли. Народ поспешно наложил очищающее – эффект от зелья мог быть самым неожиданным.
- Мисс Грейнджер, у вас что, истерика? Нервный срыв? – разозлился Северус. – Переучились или мистер Малфой бросил? Будьте добры контролировать свои порывы! Еще раз!
Гермиона расстроено поплелась за третьим котлом, прикидывая, во что ей выльется третье замечание.
- Прекрати сейчас же! – суфлерским шепотом зашипел Гарри: его котел был ближе всех и парень опасался за его сохранность. Гермиона только злобно брякнула третий котел на подставку и взмахнула палочкой:
- Инсендио!
Взрыв был такой, будто она заложила динамит под парту. Ведьму отбросило к стене, впечатав в камни лопатками и затылком. Горячие капли расплавленного металла осели на мантии и руках. Среди дыма и ругани, она кое-как поднялась с пола:
- Гарри! Гарри!
- Я в порядке, - раздался кашель. Когда дым рассеялся, стало видно, что Поттер успел укрыться за партой. Его столешница была истыкана чугунными осколками, как еж – иголками. Гермиона посерела, представив, что было бы, если бы на этом месте оказался ее друг.
Остальные тоже начали подниматься с пола – никто еще ничего не понял, все только оглядывались, кашляя и разгоняя руками едкий дым.
- Мисс Грейнджер! – злобный клекот Снейпа ясно дал понять, что уж он-то точно знает причину катастрофы.
- Да? – с надеждой повернулась к нему ведьма. Но лицо Снейпа из разъяренного неожиданно стало испуганным.
- К Помфри, живо! – гаркнул он, подлетая к ней и одновременно оглядываясь: - Малфой! Вы живы? Отлично, отнесите ее… Да быстрее же, не стойте столбом!
Ничего не понимающую Гермиону подхватили на руки и потащили к дверям.
- Да что за… Поставь меня на землю, я в порядке! – ведьма сильно толкнула Драко, однако тот только лязгнул зубами, крепче прижимая ее к себе.
- Молчи.
Гермиона раздраженно тряхнула головой и охнула от боли. Больше удивленно, чем испуганно, она осторожно поднесла руку к голове. Волосы были мокрые, а отнятые пальцы блестели темно-красным в свете факелов. По шее, сбегая между ключицами, медленно тянулся кровавый ручеек.
Больше она ничего не запомнила – неожиданно сильно захотелось пить, девушка попыталась об этом сказать, но не успела – перед глазами стало абсолютно темно.
Когда сознание к ней вернулось, Гермиона Грейнджер уже лежала на больничной койке в окружении седьмого курса Гриффиндора. Все они (некоторые со следами заживляющего зелья на коже), уставились на старосту с таким видом, словно уже не надеялись увидеть ее живой.
- Что? – неуверенно прохрипела Гермиона, ища взглядом сначала Снейпа (так, на всякий случай), а потом Драко. Ни того, ни другого рядом не было.
- Ты чокнулась?! – коброй напала на нее Джинни. Уизли сидела на ее кровати с красными глазами и опухшим лицом – явно уже оплакивала безвременно почившую подругу. – Ты чуть не погибла!
- Ну, я… - виновато сжалась староста. – Прости, я не хотела…
- А предыдущие два котла?!
- Предыдущие – да, - вздохнула Гермиона, чувствуя себя ужасно виноватой. – А третий получился случайно…
Джинни изумленно уставилась на подругу, а затем выдала такую тираду, что гриффиндорцы сравнялись с лицом со своим флагом. Пышущую жаром Уизли поспешно подхватили под руки и выволокли из палаты. Вместе с ней ушли и остальные, у кровати остались только Гарри и Рон. Последний занял место сестры, придавив старосте ноги. Она недовольно подвинулась и в итоге села. Голова еще немного кружилась, но на столике стоял стакан с водой и от него заметно полегчало. Приложив холодное стекло ко лбу, Гермиона снова виновато вздохнула:
- Мальчики, я, правда, не специально… Не знаю почему он взорвался… Гарри, ты точно в порядке?
- Ты себя-то в зеркало видела, горе луковое? – с усмешкой поинтересовался Поттер.
- Все так плохо? – со страхом спросила гриффиндорка, красочно представив себя абсолютно лысой. На голове она пока ощущала только повязку.
- Тебе осколком до кости кожу рассекло, - просветил Рон. – Мы сначала не поняли, чего Снейп задергался, бросились за Малфоем… Что за история с Малфоем, кстати?
- Не важно, - нервно дернулась Гермиона. – Глупое недоразумение, вот и все…
- Хренасе, недоразумение, - буркнул Уизли. – С какой стати МАЛФОЙ таскает тебя на руках?
- РОН.
Начавшийся было спор быстро окончился – Гермиона отлично умела успокаивать бунтовщиков.
Мальчики еще недолго побыли у нее, но вскоре ушли, заметив, что подруга становится все более вялой. Гермиона и правда чувствовала себя ужасно усталой. Она даже не расстроилась из-за очередного провала со Снейпом – это было отмечено походя, как очередной пункт в череде ее неудач.
Утром в палату пришел Драко – гриффиндорке как раз снимали повязку. Бросив на него нервный взгляд, девушка снова повернулась к зеркалу, со страхом ожидая, пока мадам Помфри снимет последний слой бинтов. Было видно уже, что волосы – по крайней мере, частично, остались при ней. Отек спал, хотя синяк еще оставался, заходя на висок и немного глаз. Повернись она чуть левее и осталась бы вообще без глаза…
- Кошмар, - прокомментировал Малфой, вдоволь налюбовавшись гримасой ужаса на лице старосты школы.
- Цыц ты! – Помфри дала ему подзатыльник. – Ничего страшного, Гермиона, волосы отрастут, уже завтра…
- Правда? – с надеждой в голосе спросила поникшая девушка. Чтобы добраться до раны, пришлось состричь немного волос – теперь с одной стороны они торчали в разные стороны, а с другой – топорщились неуверенным ежиком.
- Ну, через неделю, - поправилась медиковедьма. Гермиона повесила голову.
- Ну, зато Снейпу ты теперь точно запомнишься! – коварно дождавшись, пока Помфри выйдет, Драко демонстративно убрал зеркало и уселся на стул напротив ведьмы. На лице играла пакостная ухмылка.
Она тоскливо подумала, что если хуже быть и могло, то только что стало.
- Грейнджер, а Грейнджер, - не дождавшись реакции, Малфой перешел на более серьезный тон, заговорщически наклонившись к девушке. – Ты это серьезно?
- Что именно, Драко? – недовольно осведомилась Гермиона, собирая разложенные по постели учебники (не спалось) и всем скопом запихивая их в трещавшую по швам сумку. Рон принес ей все книги, что только нашел в комнате старосты, не разбирая, поэтому здесь оказались и злосчастные пособия по совращению и учебники, которые она успела прочитать. Тех, что были действительно нужны, оказалось совсем немного.
- Ну, со Снейпом… - неопределенно передернул плечами слизеринец. Она застыла на месте. Черт. Черт. Черт! Об этом уже вся школа знает?!
- Нет, - отрезала гриффиндорка и вышла из палаты. Парень поплелся за ней, на губах играла неверящая ухмылка.
- Как же, чего ты тогда так дергалась, когда он нас увидел?
- Ты бредишь, - уже откровенно окрысилась Гермиона, насколько позволяла голова, стремительно шагая по Хогвартсу и впервые жалея, что тот так пуст. Слизеринец не отставал, словно репей.
- Грейнджер, я видел, как ты его целовала, - ленивая издевка в голосе Малфоя ее доконала. Подпрыгнув на полметра, ведьма развернулась к мальчишке и, сощурив глаза, прошипела:
- И что? И что теперь, Драко? Доложишь на меня, нажалуешься?!
- Окстись, несчастная, - снисходительно хмыкнул он. – Я помочь хочу.
Гермиона так удивилась, что даже не нашлась что сказать.
- Молчаливой ты мне больше нравишься, - полюбовавшись ее вытаращенными глазами, подытожил Малфой, утаскивая девушку в один из пустующих классов.
- Не верю! – воскликнула она пораженно. – Малфой, кто угодно, но не ты… Тебе что-то нужно, я знаю, тебе что-то нужно!
Драко пожал плечами.
- Скажем так, всем нам будет лучше, если у крестного вдруг появится… э… друг, - неловко закончил он. – Подруга.
- С чего бы это? – усомнилась ведьма. Она, конечно, хотела, чтобы так было, но была далека от мысли, что Северус Снейп спит и видит рядом с собой хоть какую-нибудь женщину.
- С того, что это его отвлечет, - мстительно хмыкнул Драко, усаживаясь на парту. – Мне надоело быть в центре внимания крестного.
Эта причина была более правдоподобна и вполне в духе слизеринского блондина – заботиться в первую очередь о себе. Гермиона немного успокоилась.
- Но почему именно я? – задала она последний подозрительный вопрос. Драко фыркнул:
- А что, есть другие кандидатуры?
Как минимум одна – Панси. Но этого Малфою лучше не знать, вдруг он решит, что слизеринка больше подходит дорогому декану?
- И что ты предлагаешь? – чувствуя, как жизнь снова заиграла новыми красками, спросила ведьма. С таким союзником, как Драко, ее шансы значительно увеличиваются!
- Тебе – сидеть тихо, пока не отрастишь обратно свое гнездо, а я зайду в тыл и проведу агитацию! – провозгласил Малфой, торжественно открывая перед ней дверь. Временные союзники разошлись в разные стороны.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Вторник, 13.09.2016, 18:21 | Сообщение # 7
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Попытка 9

То ли агитация не удалась, то ли Драко и не пытался, но никаких подвижек в деле Снейпа Гермиона не ощущала. Последнее занятие перед экзаменом (зельеварение, как на зло, поставили первым) неотвратимо приближалось, а она даже не сумела сказать зельевару и двух слов – маг, единственный раз бросив на нее короткий изучающий взгляд в Большом зале, убедился, что юная террористка вполне здорова и теперь сознательно ее игнорировал – по крайней мере, Гермионе так казалось. Джинни, наблюдая за подругой, изгрызла ногти до самого основания.
- Иди к нему в комнаты. Вечером. Ему некуда будет сбежать.
Староста только отрицательно качала головой. Она, конечно, отчаялась, но не до такой же степени. Что она собирается ему говорить? «Вот она я, ваша навеки»?!
Ох, ну почему, почему это так сложно? Гермиона была уверена, что, влюбись она в кого другого, все было бы намного проще. К Снейпу же невозможно было подступиться, сохранив при этом целыми самооценку, самоконтроль и руки с ногами.
Поэтому, когда подошло время последнего занятия, ведьма собиралась на него, словно на Великую Битву.
- Может, просто дадим ему приворотное? – наблюдая за потугами подруги спрятать под оставшимися волосами следы неудачи с котлом, безнадежно предложила Джинни. Гермиона поджала губы и посмотрела на себя в зеркало. Среднего роста, худая, с тонкими, резковатыми чертами лица. Все на своих местах – хотя размер мог бы быть и побольше. Хотелось бы ей быть коварной соблазнительницей, ну… как Ромельда Вейн! Вот. Но чего нет, того нет.
- Может быть, я просто ему не нравлюсь? – задумчиво пробормотала она. Джинни фыркнула:
- Как ему было это понять, если ты вечно в школьных балахонах! Под ними же совершенно не видно… ХМ.
Этот хмык заставил старосту насторожиться. После таких хмыков обычно следовали короткие юбки и приворотные зелья для незнакомцев.
- Нет, - на всякий случай отказалась она, набрасывая мантию и подхватывая сумку.
- Ты скучная, - пробурчала младшая Уизли, выходя за подругой из комнаты.
Гермиона предпочла не отвечать.
На этот раз ее котел стоял в зоне отчуждения – у дальней стены, в самом холодном углу возле фонтана. Все остальные расположились вдоль противоположной стены. Вдоволь налюбовавшись красными щеками смущенной ведьмы, Северус сделал рукой приглашающий жест:
- Ну, мисс Грейнджер, проходите. Не стесняйтесь… И будьте добры, сдайте палочку. Я не рискну оставить ее при вас.
По классу прокатились смешки. Возмущенно фыркнув (ну назначил бы наказание!), ведьма демонстративно вытащила палочку и вложила ее в ладонь зельевара, не удержавшись от соблазна провести по ней пальцами. Рука Снейпа отчетливо дрогнула, а издевательская ухмылка на лице приобрела вид не натуральный при неуловимо потемневших глазах. От этого взгляда ей захотелось одновременно сбежать подальше и подойти поближе.
Не сделав ни того ни другого, Гермиона прошла мимо – к котлу.
Испортить еще одно зелье при невозможности поставить защитный барьер она не решилась и занятие прошло без эксцессов – за исключением испорченного на самом первом этапе зелья Невилла, что не смогло привести к необратимым последствиям. Инцидент был быстро устранен и урок продолжился. Северус аккуратно положил палочку Гермионы на стол – рядом с палочкой Невилла, которая оказывалась там каждое занятие в этом году.
Отчаявшись хоть как-то привлечь внимание зельевара, ведьма задержалась после урока – дождавшись пока все выйдут, она двинулась к столу, но Снейп уже был у самого выхода. С неуловимым сарказмом распахнув перед ней двери, он поторопил девушку:
- Быстрее, мисс Грейнджер, вы задерживаете меня!
- Профессор, у меня есть вопросы по экзамену… - ляпнула Гермиона первое, что пришло в голову. В ее мечтах это выглядело очень хорошо – он скажет ей приходить вечером, она зайдет к нему в кабинет, они будут вдвоем…
- Ваши вопросы нужно было задавать раньше, мисс Грейнджер! – буквально выпихнув гриффиндорку из лаборатории, Северус захлопнул дверь и стремительно убрался из подземелий. Ведьма осталась стоять, раздосадовано топнув ногой.
- Нехило он тебя приложил, - ленивый голос Драко за спиной Гермиона восприняла как сигнал к атаке. Гневно развернувшись к парню, она ткнула его пальцем в грудь:
- На твоем месте я бы так не радовалась! Кто обещал мне, что все уладит?!
- Раз обещал – значит, улажу, - надменно отозвался Драко. На самом деле он уже начал, но разговоры по душам крестный никогда не приветствовал, а самые отдаленные намеки на Гермиону Грейнджер вызывали целые потоки ярости. Слизеринец малодушно свернул «агитацию», опасаясь за собственную шкуру. Хотя, это было на самом деле интересно – до сих пор даже Поттер не вызывал у Снейпа столь бурных эмоций.
- Когда?! – отчаянно возопила Гермиона. – Экзамены через три дня!
- Последний экзамен через две недели, - напомнил парень. Гриффиндорка махнула рукой:
- Что можно сделать за две недели, если я за месяц не справилась?
- Дай ему время…
- Но у меня нет времени! – возмущенно подпрыгнула Гермиона. – Через месяц я из Хогвартса уйду и к Северусу вообще будет не подступиться! – она уже не стала упоминать, что в середине августа, если верить предсказанию Лаванды, у нее вообще не останется выбора.
- Отставить панику! – скомандовал Драко, встряхнув девушку за плечи. Та клацнула зубами и мрачно посмотрела на него. – Все будет, подожди немного… Великой любви не обещаю, но разговаривать он с тобой начнет.
- Нет уж! – вырвалась ведьма. – Ты действуй со своей стороны, а я буду действовать со своей. Я не в том положении, чтобы выбирать методы.
Сказав это, она развернулась на каблуках и шагом, очень похожим на поступь зельевара, умчалась в сторону Гриффиндорской башни.
- Только без глупостей! – крикнул ей вдогонку Драко, а потом сам же фыркнул от смеха. Грейнджер и глупость никогда не встречались в одном предложении. Что она может придумать?
Спустя четыре дня он сильно пожалел, что не проконтролировал активность юной ведьмы.
- Грррррейнджер!!! – Гермиона втянула голову в плечи, подхватила свою сумку, сгребла под локоть вещи на парте и рухнула со всем этим под стол. Гарри и Джинни дружно сомкнули ряды, чтобы не возникло даже тени сомнений, что их кудрявой подруги тут не было и не будет.
- Где она?! – Малфой пронесся по Большому залу, сканируя взглядом полупустые столы.
- Малфой, осади! – Гарри недовольно «отвлекся» от Джинни, которая цеплялась за шею парня с неприличной страстью. – Что опять случилось?
За последнее время этот вопрос стал уже привычным и растянувшаяся на полу Гермиона обреченно зажмурилась. Да – сглупила. Да – зря. Но что делать, если занятия у зельевара уже закончились, а остаться с ним наедине ну очень нужно?!
- А ты что, Мерлиновы яйца, не видишь?! – Малфой вызверился на Поттера похуже василиска. Веселые переливы его красного носа были видны далеко и ясно.
Гарри попытался сдержаться, но не смог и уткнулся Джинни в плечо, подвывая от смеха. Драко истерически затрясся:
- Если только она мне попадется, я ее убью! Честное слово, пусть меня потом посадят, но я это сделаю!!!
Когда блондин умчался искать ведьму где-то еще, она, красная как рак, вылезла из-под стола и рухнула на скамью под укоряющими взглядами друзей. На щеке виднелся отпечаток каменной плиты.
- Как думаешь, он достаточно разозлился, чтобы на меня нажаловаться? – опасливо косясь на двери, поинтересовалась она. Джинни возвела глаза к потолку.
- Вот уж никогда не думала, что ты до такого опустишься!
- А что еще мне делать? – огрызнулась Гермиона, которой тоже совсем не нравилось то, что она творит.
- Герм, ты же умная, красивая ведьма, - попробовала увещевать рыжая. – Ну неужели он от такого откажется?
- Снейп-то? – критически вскинул бровь Гарри, вмешиваясь в разговор. – Да он нашу троицу терпеть не может… Вечно на Гермиону собак спускал.
- Ты на чьей стороне? – напустилась на него подруга.
- Я на стороне здравого смысла! – отбился Поттер и, подхватив учебники, поспешил убраться в библиотеку, пока две объединившиеся против него девушки не превратились в одну гарпию.
Гермиона и сама понимала, что делает глупости – одну за другой. Но что прикажете делать? На стук в двери Снейп не реагировал, в коридорах от нее ускользал. Единственным выходом оставалось нарваться на отработки. Мишенью она выбрала единственного слизеринца, которого было не жалко. Красный нос явился результатом направленного раздувающего – заклинания, которое оставляло очень четкий магический след, не оставлявший сомнений в личности заклинателя. Не может же Снейп это проигнорировать? Главное, чтобы Драко не нашел ее раньше.
Северус не без удовольствия полюбовался переливами начавшего уже синеть носа крестника и лениво взмахнул палочкой.
- Сам виноват. Чему я тебя учил?
- Поговори с ней! – возмутился Драко. – Пока она меня вообще не убила.
Северус раздраженно передернул плечами, отворачиваясь от Малфоя младшего. По хорошему, с Грейнджер давно надо было что-то сделать – в последние дни она как с ума сошла, творила что попало, но при этом только в его присутствии. Когда он обратился за разъяснениями к Минерве, та только пожала плечами – экзамены, стресс…
- Тебя она послушает, - блондин ощупал вернувшийся в нормальное состояние нос, придирчиво оглядел себя в зеркало и вернулся на диван.
Северус вскинул одну бровь, давая понять, что это весьма сомнительно. Озвучивать он этого не стал, чувствуя, что очередной отказ будет больше походить на бегство. Снейп и правда избегал общества гриффиндорки. Ради ее же блага. Однако та с упорством, достойным лучшего применения, буквально его преследовала, доводя до бешенства и отчаяния одновременно.
Еще никогда он не был так серьезно настроен сохранять чью-нибудь благодетель и никогда его так настойчиво не провоцировали. Чувствуя себя монахом, искушаемым бесами, мужчина сдался:
- Хорошо. Я поговорю с ней.
Довольный, как кот, Драко убрался из его гостиной.
- Мисс Грейнджер.
Гермиона застыла на месте, словно ее имя было заклинанием. Абсолютно круглыми глазами уставилась на обернувшегося Гарри, который смотрел куда-то ей за спину.
- Зайдите ко мне в кабинет.
Не дожидаясь ее ответа, Северус пошел дальше, а Гермиона резко обернулась, смотря ему в спину.
- Так, не вздумай этот шанс упустить, я серьезно! – пригрозила Джинни, которая всегда оказывалась в центре самых интересных событий. – Дуй в спальню, сними мантию… И НЕ СПОРЬ!
Поспоришь тут, когда в подземелья тебя сопровождает едва не весь седьмой курс. Чувствуя себя голой, Гермиона то и дело подтягивала повыше вырез на топике и мечтала о теплых меховых штанах – прикрыть окончательно замерзшие ноги. Злополучные шорты и майка были теми же, что в тот злосчастный день, когда она прогуляла его занятия.
- Это глупо, - в который раз повторила она, останавливаясь у дверей кабинета зельевара.
- Зато действенно! – припечатала Джинни. – Ну? Ты будешь стучать или это сделать мне?
Больше надеясь таким образом избавиться от подруги, чем действительно желая в таком виде появиться перед зельеваром, Гермиона постучала.
Северус сидел за столом, строча пером по пергаменту. При виде полуголой студентки он только прикрыл глаза и сжал руками переносицу:
- Да вы издеваетесь.
- Простите… - булькнула ведьма, испуганно потянувшись к сумке, где, несмотря ни на что, лежала свернутая мантия. – Я сейчас… Я… - Проклятая мантия за что-то зацепилась и не вытаскивалась.
- Мерлин, помоги мне… - еще раз вздохнул Северус и встал. – Мисс Грейнджер! Посмотрите на меня.
Гермиона посмотрела – глаза были огромные и испуганные. Это не отменяло того, что он, практически, видел ее голой, но создавало очень неприятное ощущение диссонанса. Ему хотелось одновременно утешить ее и взять прямо возле этой чертовой двери. Как обычно бывало, победило раздражение.
- Мисс Грейнджер, я что-то сделал вам?
Гермиона замотала головой. Как всегда в его присутствии голос отказывал ей – ужасная несправедливость.
- Может быть, родителям? Бабушке? – повышая градус язвительности, допытывался Северус.
- Нет, сэр, - с кротким недоумением ответила Гермиона.
- Тогда какого Мерлина вы продолжаете портить мне жизнь?! – взорвался Снейп и, предупреждая возражения, поднял руку: - За последний месяц вы умудрились натворить столько, что даже Уизли, вместе взятые, отошли в сторону!
- Но я…
- Вы нарушаете устав школы…
- Я…
- Прогуливаете мои уроки…
- Профессор… - Гермиона попыталась вставить слово, но Снейп ее не слушал:
- Портите лабораторное имущество!
- Пр…
- Калечите моих студентов!..
- Я лю…
- Преследуете меня по всей школе!..
- Да я же люблю вас, идиот! – отчаянно зажмурившись, закричала ведьма, пока он не добавил что-нибудь еще. Воцарилась тишина. Гермиона тяжело и часто дышала, отказываясь открывать глаза: руки сжаты в кулаки, забытая мантия лежит на полу. – Я люблю вас… - когда молчание стало невыносимым, еще раз растерянно повторила она, открыв глаза. – Вот.
Вот. Вот так, Северус – и никак иначе. Вот.
Почему-то в его голове раз за разом проносилось это короткое «Вот». Незрелое до оскомины на зубах, уместное больше на уроке и оглушающее своей неизбежностью - так похожее на саму Гермиону.
Вот. Делай теперь со мной, что хочешь, Северус.
- Вы шутите.
Нет, он знал, что она серьезна – видел по глазам. Гермиона впервые за долгое время смотрела ему в глаза – открыто, доверчиво… Беззащитно.
Любит его? Абсурд. Как она может? Как вообще она смеет говорить о любви, этот ребенок, эта катастрофа в юбке?! Да что она о ней знает?
Он так разозлился, что мог бы, наверное, испепелить ее взглядом. Любит она его! Одно дело избегать общества чем-то соблазнительной студентки, будучи уверенным, что с ее стороны никакого отклика не предвидится. И совсем другое – отказываться от нее, зная, что стоит лишь протянуть руку – и она будет его. Это тело, глаза, душа – всё. Он что, идиот?
Идиот.
- Мисс Грейнджер, это абсурд, - устало оперевшись на стол, Северус покачал головой. Гермиона удивленно моргнула, краска постепенно вернулась на лицо. – Вы не любите меня.
Ведьма не сразу нашлась с ответом. Доказывает ей, что она же его не любит. Это как вообще?
- С чего вы взяли? – больше заинтересованная, чем обиженная, спросила она.
- С того, что это невозможно, - он пожал плечами. – Позвольте, какие чувства могут быть у молодой привлекательной девушки к… Ко мне?
- Да, к вам, - упрямо возразила она.
Северус едва не фыркнул от смеха, но Гермиона продолжала смотреть на него, не отводя глаз, и он встал, медленно, давая шанс сбежать, подошел к девушке. Ей пришлось задрать голову, чтобы продолжать смотреть на него. Так же медленно маг протянул руку к ее плечу и коснулся гладкой, мягкой кожи. Гермиона, казалось, даже дышать перестала. В глазах можно было утонуть – зрачки расширились до предела, поглощая радужку. Северус подцепил пальцами бретельку топика, неторопливо потянул вниз – в полнейшей тишине было слышно лишь, как скользит ткань по ее покрывшейся мурашками коже. Когда стало видно напрягшийся сосок, Гермиона не выдержала и перехватила его руку.
Усмехнувшись, маг аккуратно вернул бретельку обратно и, подцепив дрожащий подбородок, заставил ведьму посмотреть себе в глаза. В ее собственных дрожали слезы и испуг.
- Вы можете сколько угодно раздеваться передо мной, Гермиона, можете кричать о своей любви на каждом углу, но в ваших глазах я вижу только страх. Поэтому прекратите мечтать и найдите себе кого-то более подходящего. А меня оставьте в покое…
Он отвернулся, возвращаясь обратно к столу, бесцельно переставил склянки на полках, лишь бы не видеть, как она уходит.
Гермиона опустила взгляд. Руки дрожали. Ноги тоже. На ладонь упала слезинка – одна, вторая. Она не сразу поняла, что это ее слезы, а когда поняла – разозлилась.
- Да, я боюсь, - с шипением втянув в себя воздух, признала гриффиндорка. – Но не вас. Боюсь силы этой любви, которая заставила меня сделать столько глупостей. Боюсь, что вы никогда не будете смотреть на меня, как на Лили. Боюсь, потому что не знаю, что нужно делать. Да, я не знаю, Северус! – его собственное имя на ее губах звенело, словно тысячи стальных колокольчиков. – Мне девятнадцать и я понятия не имею, как заставить вас полюбить. Но я, по крайней мере, была готова попробовать.
Она выдохлась и замолчала, потерянно глядя ему в спину. Зельевар не повернулся. Девушка молча подняла мантию, набросила ее на плечи и вышла.
Северус мрачно выдохнул. Вот и поговорили.

Попытка 10

Выпускной бал решили устроить с размахом – в середине августа, когда последние экзамены были сданы, а седьмой-первый и седьмой-второй курсы еще не успели осознать произошедшее и отпраздновать традиционной пьянкой в Хогсмиде.
Минерва МакГонагалл в отчаянно-алой мантии и с такой же помадой на губах скалилась на камеру, соперничая по яркости боевого раскраса со Скитер, в окружении Героев войны. Очередной пиар-ход, чтобы растрясти Министерство на деньги. Гарри Поттер, Невилл Долгопупс, Рональд Уизли и… Гермиона Грейнджер.
Северус мрачно фыркнул в бокал с виски и допил остатки. Напиваться он не собирался, но два часа наблюдать за Гермионой – это кого угодно доведет до белого каления. Нет, она не орала тосты и не танцевала на столе. Она просто его игнорировала и наслаждалась праздником – танцевала (Поттер, Уизли, Лонгботтом, Уизли, Уизли, какого черта?!), смеялась над их глупыми (наверняка ведь, уж сортирный юмор Уизли он ни с чем не спутает!), беседовала с представителями лучших магических университетов – МакГонагалл постаралась. И ведь возьмут – куда угодно, еще и драку устроят.
- Стоять! – Драко, попытавшийся прошмыгнуть мимо, был безжалостно схвачен за шкирку и представлен пред светлые очи крестного. – Пил?
- Да я немного… - вяло отбрыкнулся парень.
- Пил, - констатировал Снейп. – А мог бы с университетом зельеварения и трансфигурации связи налаживать.
- Нафига? – Драко так удивился, что забыл отцензуриться.
Северус сжал руками переносицу, спрашивая Мерлина, за что ему достался такой оболтус.
- Да затем, чтобы хоть чего-то в жизни добиться! – рявкнул маг. – Брысь с глаз моих!
Явно недоумевающий Драко двинулся было к представителям университета, но нашел более интересную компанию и, рассекая толпу, пошел перехватывать Гермиону. Северус подавил растущее раздражение. Нельзя крестников ревновать. Тем более, когда сам от всего отказался.
Точнее, отказалась его более совестливая половина, Дамблдоровская. Половина Воландемортовская требовала наложить аваду на всех окружающих, утащить Гермиону в подземелья и приковать цепями к кровати.
- И что ты с ней собрался в этой кровати делать? – язвительно фыркнул он сам себе. – У нее даже парня не было (Драко сознался), нашелся тут, герой-любовник. Будете лежать и книжки читать…
- Северус? – Минерва подошла незаметно, хотя как можно было не заметить этот фонарь на ножках, он не представлял. – Ты как?
- Отлично, - желчно проронил Снейп, стоя за углом бального зала и брюзжа, как пожилая матрона. – Наслаждаюсь.
Минерва поджала губы, но не ушла. Проследила направление его взгляда.
- Ох, ну хватит уже. Северус Снейп, я тебя помню еще подростком, ты никогда таким нерешительным не был!
- Минерва… - сквозь зубы зашипел зельевар, каменея лицом. МакГонагалл гордо поправила очки на переносице:
- Я уже восе.. эээ… Шестьдесят лет как Минерва. И уж, наверное, получше твоего разбираюсь в жизни. Чем вот так сверлить ее взглядом, лучше бы пригласил танцевать. Я помню, ты прекрасно танцуешь…
У него было такое ощущение, что он пришел в сумасшедший дом и единственный здесь нормальный. Та МакГонагалл, которую знал Снейп, никогда бы не стала склонять его к растлению малолетних и уж тем более грудью бы встала на защиту любимой Грейнджер.
- Не смотри так, я не слепая, - проворчала Минерва. – За вами наблюдать, как бразильский сериал смотреть…
- Что? – сипло переспросил Северус. – Откуда ты…
- У меня свои источники.
- КАКИЕ? – зарычал маг, уже мысленно готовясь применить непростительное. – Кто еще знает?
Минерва невозмутимо пожала плечами:
- Вся школа, Северус.
И, царственным жестом отцепив его судорожно сжавшиеся пальцы от своего запястья, двинулась в зал. Снейп остался стоять – дурак-дураком. Мимо проходили ученики и преподаватели, но теперь в каждом взгляде он видел подтекст.
Быть этого не может – Минерва просто издевалась.
Он нашел ее взглядом и тут же отвел – МакГонагалл как раз разговаривала с Гермионой.
Северус заскрипел зубами от зависти. Это он должен находиться рядом с ней, заставлять ее смеяться (хотя этот аспект он представлял весьма смутно), обнимать…
Ну все, крестник или нет, но без круцитауса Драко отсюда не уйдет.
Парочка направилась в его сторону и Снейп поспешно шагнул в нишу у лестницы – встречаться с Гермионой он был не намерен. Весь ее вид вызывал в нем чувство протеста и вины одновременно. Оживленно болтая с Малфоем (из всего он слышал только ее смех, ножом ударивший в самое сердце), девушка поравнялась с укрытием зельевара. Не сдержавшись, он посмотрел в ее сторону и тут же встретился взглядом. На секунду оба застыли – девушка в сияющем золотом платье и мужчина, скрываясь в тени. В следующий миг время снова пошло вперед – увлекаемая Драко ведьма сделала шаг, другой…
Может быть, он никогда бы не сделал того, что сделал, если бы не тонкий, едва заметный излом бровей, выдавший ее с головой. Она все еще любит его. Любит.
Еще толком ни на что не решившись, не зная даже, что будет делать, Северус протянул руку и схватил ее за локоть, утаскивая в тень так стремительно, что Драко даже не понял в чем дело. Растерянно оглянувшись, парень оборвал павлинью речь на полуслове – за спиной было пусто.
- Гермиона?..
Гермиона ощутимо приложилась лопатками о камни, провалилась в открывшийся проем и была тут же зажата между стеной и зельеваром.
Резко раздвинув ее ноги коленом, он уперся им в стену, рывком приподнимая Гермиону, и для надежности потянул волосы на затылке. Голова ее запрокинулась – было видно, какие пунцовые у нее щеки и смущенные глаза.
- Черт с тобой! – прошипел Северус прямо ей в лицо. – Хочешь испортить себе жизнь – пожалуйста! – впившись в ее рот губами, он прижал ее к стене. Пальцы сжались на тонких запястьях, причиняя боль.
У Гермионы было такое ощущение, словно она ухнула со скалы – единственное, что она смогла, это хвататься за Снейпа, как за единственное спасение. Голова кружилась, а тело плавилось.
Когда он разорвал поцелуй, оба с трудом дышали.
- Ну что, довольна? – ядовито спросил Северус. – Никаких больше щенячьих нежностей и клевков в щеки.
Гермиона была недовольна только тем, что он перестал ее целовать. Она все еще не могла поверить что дурацкое предсказание сбылось в последний момент, да еще абсолютно без ее участия. Сердито уцепившись пальцами за его сюртук, она потянула мага на себя.
- Ты хоть понимаешь, что я абсолютно не тот, с кем должен быть первый опыт у юной девушки? – предпринял последнюю попытку Снейп, уже целуя ее в шею. Даже если ведьма и захочет отказаться, он был совершенно не готов ее отпускать.
- Мерлин всемогущий, - взмолилась Гермиона – Я знаю лишь, что первый опыт у меня будет в ближайший час – с тобой или без тебя! Так ты в деле или как?!
Послышался тихий хлопок аппарации, и в потайном проходе к кабинету директора снова воцарилась тишина.


Cheshirra
 
lena_bond Дата: Вторник, 13.09.2016, 22:19 | Сообщение # 8
lena_bond
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо за новую историю!! Смеялась почти весь рассказ, на этом моменте аж слезы полились
Цитата Чеширра ()
- Что у Снейпа есть такого, чего нет у меня?! – возопил Гарри, резко остановившись.
- Мозги, Поттер, - раздался позади него ледяной голос.

Вообще много очень смешных моментов было, слог ваш очень нравится. Спасибо еще раз, надеюсь, вы не планируете прекращать писать хотя бы ближайшие лет 10 :)
 
olga28604 Дата: Вторник, 13.09.2016, 22:40 | Сообщение # 9
olga28604
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вот уж действительно, МЕРЛИН ВСЕМОГУЩИЙ!!!! СПАСИБО!!!! За огромное удовольствие от прочитаного.
 
SAndreita Дата: Среда, 14.09.2016, 00:10 | Сообщение # 10
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, СПАСИБО за очередной подарок! Вы сделали мне вечер! Будто не читала, а фильм смотрела - настолько реалистичными были сцены! Иной раз смеялась просто до слёз! СПАСИБО! 08thank_you 02wow 16love
 
Эсмеральда Дата: Среда, 14.09.2016, 01:45 | Сообщение # 11
Эсмеральда
ухоженное магическое существо
Статус: Offline
Дополнительная информация
Прекрасный тост! 12wow Королева восхищена! 05please

http://hp-library.narod.ru/pictures/ar62.jpg
 
tatykors Дата: Среда, 14.09.2016, 09:10 | Сообщение # 12
tatykors
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
wowow
 
Мурмулетка Дата: Среда, 14.09.2016, 09:55 | Сообщение # 13
Мурмулетка
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра,
душенька, спасибо!! Ваши произведения хочется перечитывать!

Один "тощий, как помоечный кот" Малфой чего стоит! смеялась, не прекращая 13wow

12wow 12wow 12wow
 
Мару Дата: Среда, 14.09.2016, 11:30 | Сообщение # 14
Мару
***
Статус: Offline
Дополнительная информация
Великолепно! Спасибо за новую чудную историю!!!
 
Ветерок Дата: Среда, 14.09.2016, 15:03 | Сообщение # 15
Ветерок
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, это потрясающая, вкусная, изумительная история!!!
Каждое событие, фразы - что-то совершенно невероятное! Читаю - и верю. Полностью и безоговорочно в такое развитие событий.
Огромное спасибо за то, что Вы пишите! (Видите - у меня только восклицательные знаки остались, чтобы описать мои ощущения) 02wow


Иногда самая безумная фантазия может стать красивой сказкой...
 
loa81 Дата: Среда, 14.09.2016, 20:12 | Сообщение # 16
loa81
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, спасибо огромное за историю. Все очень понравилось, и герои и манера изложения!
 
Netty Дата: Среда, 14.09.2016, 21:28 | Сообщение # 17
Netty
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, это было очень забавно!

Цитата Чеширра ()
- Кудряш… - начал было Рон,

Тут я смеялась в голос. Прикольное прозвище 11lol 11lol

Еще здорово придумали с отражением Снейпа в зеркале. Друзей нет, а делиться с кем-то нужно. Вы хорошо обыграли этот момент.

Спасибо за позитив, который принес рассказ 02wow
 
Ksavera Дата: Среда, 14.09.2016, 21:41 | Сообщение # 18
Ksavera
Panthera uncia
Статус: Offline
Дополнительная информация
Давненько я так не смеялась! 03yes
Спасибо за легкую и яркую историю 05please


 
Cyprida Дата: Четверг, 15.09.2016, 11:09 | Сообщение # 19
Cyprida
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Не верю я, чтоб Мион так низко пала и стала навязываться. Она все-таки почти викторианская барышня
Да и первый опыт получать в виде насилия, да еще и только потому, что "достала" объект страсти... "Уж лучше - под вагон, но в ноги не бросаться" mda


Пока-пока-по камушкам мы школу разнесём,
Учителя погоним, а завуча убьём!


Сообщение отредактировал Cyprida - Четверг, 15.09.2016, 14:01
 
elenak Дата: Четверг, 15.09.2016, 12:35 | Сообщение # 20
elenak
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вот не хотела я писать комментарии в этот раз, так как впечатление осталось весьма неоднозначное. Но предыдущее сообщение меня подтолкнуло (я думала я одна такая). С одной стороны великолепно (как всегда!) написано: язык, образы, метафоры, масса интереснейших находок. Но с другой, я не узнала ни одного персонажа. Особенно главных героев. Как будто другого автора читаю (Чеширре всегда особенно удавалось стопроцентное попадание в канон при раскрытии характеров). А здесь – истеричка и пустышка Грейнджер, сексуальноозабоченный Снейп.
Ну и окончание больше уже отдает трагедией, чем комедией. Она то его любит, а он всего лишь нашел замену походу в Лютный. И представьте их следующий день: слезы и разочарование с одной стороны, досада и раздражение – с другой.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Гр-р-р-р-ейнджер!!!", автор Cheshirra, юмор, романс, PG-15, (миди, закончен)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Ассоциации-6
2. "Настоящие охотники на кракоз...
3. С песни по строчке-2
4. А или Б?
5. Дешифровка-4
6. Словотворчество-2
7. Съедобное-несъедобное
8. 5 из одного
9. Да или Нет ?
10. "Змеиные корни"(Синопсис...
11. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
12. Приколы по ГП
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. "Исключение из правил", ...
16. Клип "Per te", автор мла...
17. "Я все еще люблю тебя", ...
18. Поиск фанфиков ч.3
19. "Крестный для Альбуса", ...
20. Стихи от cold
1. Berlinera[14.11.2019]
2. Lola19901[13.11.2019]
3. DaryaMerezhina[11.11.2019]
4. Felicia1983Praph[09.11.2019]
5. Dory_Story[05.11.2019]
6. Pashke777Hic[04.11.2019]
7. Lana2445[29.10.2019]
8. Kornelly[25.10.2019]
9. Glebka[23.10.2019]
10. Лагерда[23.10.2019]
11. Drama[20.10.2019]
12. Vsehsvjatskij91[20.10.2019]
13. Bonsayunlon[18.10.2019]
14. LisicaZaripova[14.10.2019]
15. Gervolsnep[13.10.2019]
16. Димокнитик[12.10.2019]
17. Биссектриса[11.10.2019]
18. Kyku44[10.10.2019]
19. KrisstinPax[08.10.2019]
20. Адриенн[06.10.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  fashist, djbetman, IrinaIg98, EVM, Косточка, Elvigun, Астрея, Darelli, Nelk, Бузя, basty, ntym13, lizard, Liss, kotka, Amie, Мятный_Бергамот, Хозяйка_Медной_Горы, werewolf0x, Leontina, Vivien, Green_Lady, Ростислава, Ветерок, Аврора, jane_voron, Эсмеральда, nyvotopat, Imago, тыковка, Schoolgirl_of_professor, Mummy-troll, allonsy, Anna2012, abu-mik, domocedka, MaggieSwon, a1234567890a, nikei, Olias, AnaSneape, СатаНяша, Wermisat, Gey_fert69, Lola19901
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz