Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Snager forever!" к 16-летию ТТП!     

Не пропустите новую книгу от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » Фанфик "Переписать историю", Cheshirra, СС/ГГ, драма, ангст (На фест "Пятнашки")
Фанфик "Переписать историю", Cheshirra, СС/ГГ, драма, ангст
Sir_Severus Дата: Вторник, 07.05.2019, 22:11 | Сообщение # 1
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация


Комментарии к фанфику
"Переписать историю", Cheshirra,
PG-13, СС/ГГ, драма, ангст, макси

на фест "Пятнашки"




Лучший фанфик-2019 в категории МАКСИ драма/ангст



Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Вторник, 07.05.2019, 22:11 | Сообщение # 2
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Переписать историю
Цикл: Переписать историю [2]
Автор: Cheshirra (Чеширра)
Бета/Гамма: SAndreita
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма, ангст
Дисклаймер: не моё… хотя уважаемая Ро такого и в страшном сне не воображала, да простят меня все Волшебные Боги!

Саммари: Роль Северуса Снейпа оказалась более существенной, чем ему бы хотелось. А раз так – ему все и исправлять. Правда, при этом можно лишиться не только головы, но и чего-то более существенного. Решится ли он поставить на кон любовь?

Комментарий 1: на фест ТТП "Пятнашки"
Комментарий 2: тема "Всё новое - это хорошо забытое старое" -
вызов от Opi00m
Комментарий 3: ВНИМАТЕЛЬНО! Сторонникам классики не читать! Любителям канона тоже! Автора немного занесло, он выворачивал героев наизнанку и осуществлял прочие глумления над каноном, разве что усы Северусу не отрастил
Предупреждение: ВНИМАТЕЛЬНО! Слоеный пирог! ООС! Простите, я предупредила

Приквел: Гордиев узел

Размер: макси
Статус: закончен
Отношение к критике: автор клянется, что любит Северуса Снейпа (а все издевательства над его личностью и судьбой лишь плод его нездоровой фантазии)!


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Вторник, 07.05.2019, 22:11 | Сообщение # 3
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
Стар он или молод? Тридцать ему лет?
Пятьдесят? Пятьдесят пять? Сказать было трудно.
Да и не возникал у вас этот вопрос,
ныне, на 632-м году эры стабильности,
эры Форда, подобные вопросы в голову не приходили.
О. Хаксли «О дивный новый мир»


ГЛАВА 1

Похороны Уизли проходили спустя два дня. Погода выдалась под стать настроению – низкие тучи нависали над кладбищем, на котором собралась едва не вся школа. Непрерывно моросящий дождь превратил поход до могилы и обратно в целую пытку, поэтому Северус просто встал в сторонке с самого утра и постарался сойти в своей трепещущей на ветру черной мантии за огромную ворону. Или памятник – это было вероятнее, потому что ветер все усиливался, температура падала, и он начал думать, что мышцы так и замерзнут в одном положении. Мимо шли студенты – непрерывной лентой, извивающейся вдоль рядов гранитных постаментов и стекающей обратно к Хогвартсу. Многие плакали – в основном, девушки. Он с удивлением узнал, что Уизли был неплохим вратарем, а затем желчно подумал, что это, несомненно, наложило свой отпечаток. Каким надо быть идиотом, чтобы купить зелье утроения сил, да еще и выпить в два раза больше положенного? Там и так аконита – двойная доза!

Уизли об этом, конечно, не знал, но мнение Северуса о мальчишке от этого не изменилось. Хотя о себе в данный момент он был не лучшего мнения. Каким надо быть идиотом, чтобы не догадаться, что Томас воспользуется Турниром, чтобы нажиться и заодно обеспечить победу своего факультета?

Северус сжал подрагивающие от холода губы и съежился еще больше, но с места не двинулся – директор поставил его сюда проконтролировать, чтобы все было в порядке, и никто друг друга не затоптал, а пуще всего – позлить самого Снейпа. Сам Реддл в данный момент топтался рядом с рыдающими Уизли, занявшими почти все свободное пространство у гроба. Закрытого, потому что от мальчишки почти ничего не осталось. Лицо у директора, когда он смотрел на гроб, каменело от ненависти – так испоганить отличный план! Точно такое же выражение появлялось у Тома, когда он смотрел на Снейпа, и тот знал, что до сих пор его спасает только поднявшаяся шумиха – Реддл последние два дня провел, встречая бесконечные проверяющие комиссии, попечительский совет в полном составе, ораву Уизли… На Снейпа у него просто не было времени.

Не то чтобы он был против. Северус понимал, что как только жизнь войдет в привычное русло, его ждет… Смерть? Это вряд ли – вторая смерть за пару дней привлечет слишком много внимания, так что директор придумает что-нибудь более оригинальное.

Помня безграничную фантазию своего прошлого хозяина, Северус понимал, что придумать он может что угодно.

Вероятно, Реддл до сих пор не применил хроноворот только для того, чтобы иметь удовольствие размазать Снейпа по стенке. Первые часы, после того как Помфри забрала у него Грейнджер, и он вышел к своим слизеринцам, чтобы навести порядок, Северус только и ждал, когда время повернется вспять. Знал, конечно, что, когда это на самом деле произойдет, он ничего не почувствует, даже не вспомнит, но избавиться от мерзкого ощущения сосущей пустоты в желудке так и не смог. Но шли минуты, часы, дни, а ничего не происходило. Реддл его к себе тоже не вызывал – не до того.

Но сегодня все будет кончено, и его двухдневная отсрочка от казни подходит к логическому завершению.

Он поднял глаза от трепещущего на ветру сухого листа и прошелся взглядом по студентам, проверяя, все ли в порядке. До него доносились глухие рыдания Молли и горестные увещевания МакГонагалл, убитой горем ничуть не меньше.

Северус уже хотел вновь вернуться к созерцанию вымокшего и грязного подола мантии, когда в толпе мелькнула знакомая каштановая шевелюра.

Ощущение было такое, словно по куску льда провели теркой, со скрипом взметая ошметки ледяной стружки. Какого?..

Грейнджер.

Отсюда ему было плохо ее видно, однако тот факт, что она выбралась из Больничного крыла ради какого-то мальчишки, его взбесил. Еще два дня назад они вообще сомневались, что она выживет, и что теперь? Куда смотрела Помфри?

Но добраться до девчонки помешал острый взгляд Реддла, скользнувший по нему поверх голов студентов. Сразу после взрыва было не до Грейнджер – остальных бы вывести. Без жертв обошлось только чудом, потому что сила Уизли выплеснулась из мальчишки фонтаном (вместе с кусками внутренностей), разила без разбора. Директор вспомнил о своей подопечной лишь спустя несколько часов и с неудовольствием обнаружил, что звезда его небосклона едва не закатилась за горизонт при активном участии Снейпа.

Поэтому единственное, чем занимался сам Северус в последние два дня – это сидел у постели Гермионы, пытаясь привести ее в чувство. Он порядком напугал Поттера своим заявлением, хорошо еще, что тот подумал, будто Снейп ошибся: принял Грейнджер за мертвую. А иначе объяснений было бы не избежать…

Северус досадливо поморщился, тряхнул головой, пустив тонкие ручейки воды по мантии – дождь усиливался, пики гор тонули в плотных, темных облаках – как бы снег не пошел.

Церемония прощания подходила к концу, поток студентов редел, все спешили поскорее укрыться в замке, поэтому на погребении присутствовало не так уж много людей: директор, преподаватели, клан Уизли, Грейнджер и поддерживающие ее с двух сторон Поттер и Помфри.

И он сам.

Осторожно приблизившись, Северус встал позади всех. Не то чтобы его мучила совесть – в идиотизме Уизли он был не виноват, иногда даже в чистокровном роду появляются такие вот… уникумы. В том, что Гермиона решила пойти на обман, купив зелье, а потом еще и добавить аконит, усилив его – тоже.

Но идея была его, и он чувствовал некоторую вину за столь юную и нелепую смерть. За то, что не понял вовремя, хотя мог догадаться…

Когда на гроб упали первые комья земли (скорее грязи, учитывая погоду), они потянулись в Хогвартс – на поминальный ужин. Молли, Артур и Реддл ушли далеко вперед, а он добрался до Грейнджер.

- Мадам Помфри, я сам присмотрю за ней, - железной хваткой перехватив пискнувшую Гермиону, он дождался, пока остальные пройдут дальше, и шагнул в сторону, сходя с тропы.

- Куда вы меня тащите? – вяло спросила Гермиона.

Вместо ответа он втолкнул ее в один из тайных проходов, и вышли они уже около Больничного крыла, в котором, слава Мерлину, никого не было.

- Если я еще раз увижу вас на ногах раньше, чем разрешу это, вы крупно пожалеете, - прорычал Северус, усаживая ее на кровать. – Какого Мерлина вас понесло на улицу?

Гермиона растерянно пожала плечами, даже не пытаясь возражать. Какое там сопротивление, когда даже руки дрожат от слабости!

Заметив это, он порылся в кладовке Помфри и достал оттуда укрепляющее.

- Я просто вспомнила, - тихо сказала девушка за его спиной, – что вы говорили о нас. Обо мне, Гарри и Роне.

Он замер.

- Вы говорили, что мы были друзьями, и я… Мне кажется, что я… - Гермиона замялась, неуверенно посмотрела на него и, наконец, призналась: - Когда была без сознания, я видела это.

- Глупости, - отрезал он нервно и, вручив ей зелье, добавил: - Вам это приснилось, мисс Грейнджер. В вашем мире этого никогда не было и не могло быть.

- Приснилось, что мы ехали в поезде, и Невилл потерял жабу, - словно не слыша его, сказала Гермиона. – А потом ходили на дуэль с Малфоем, уместившись втроем под мантией-невидимкой… И я выкрала вашу шкурку бумсланга, чтобы сделать Оборотное зелье…

Ему стало нечем дышать. Хорошо, что Гермиона не видела, с каким удивлением он смотрел на нее – иначе поняла бы все в один миг.

Потянув на себя воротник рубашки, чтобы дать доступ воздуху, Северус залпом выпил стоявший на столе стакан воды. Он понятия не имел, что должны означать видения Гермионы, но они однозначно ему не нравились. Такое проникновение одного мира в другой не сулило им ничего хорошего.

- Глупо переживать о том, чего никогда не было, - вздохнула девушка, так и не дождавшись от него ответа. – Просто… Он был моим другом, ведь так? Даже если это всего лишь мне приснилось.

- И ради этого вы едва не погибли от переутомления, - Северус заставил себя сказать эти удручающе сухие слова, чтобы хоть как-то вернуть самого себя в реальность. Он понятия не имел, что происходит, но обязан был выяснить.

- Вы правы, - неохотно согласилась Гермиона, забираясь под одеяло. Он добавил ей в зелье пару капель сонного отвара. – Вы всегда правы…

Когда она уснула, Северус с неохотой присоединился к своим слизеринцам - отсутствие было бы подозрительно. Когда все собрались за столами, к кафедре вышел Реддл. Вид у него был как нельзя лучше подходящий ситуации: традиционная черная мантия делала директора бледнее, чем обычно, а отсутствие вечной полуулыбки на губах заставило остальных проникнуться серьезностью момента. Приглушенные шепотки постепенно стихли, так что стало слышно, как завывает ветер, дребезжа оконными стеклами.

- Сегодня… Магический мир понес непоправимую утрату, - начал директор, обведя всех холодным взглядом серых глаз. На секунду задержался на Снейпе – тот заставил себя опустить взгляд, признавая поражение. Не время и не место. Настанет день, когда…

Нет, даже представлять это опасно – стоит Реддлу хоть ненадолго попасть к нему в голову, и любая компрометирующая картинка может дорого обойтись им.

Поэтому Северус предпочел обратиться в слух.

- … однако магический мир должен понимать, что смерть этого мальчика… не была напрасной, – вещал между тем директор. По губам его скользнула и исчезла триумфальная улыбка, от которой у Снейпа засосало под ложечкой. Что-то будет. – Я давно говорил – и говорю вновь – что мы не можем позволить себе упустить ни единой крупицы дара. Потеря такого талантливого юноши, участника Турнира, больно ударила по нам, но тем важнее наконец понять – магический мир слишком хрупок, слишком слаб! Я с сожалением хочу сообщить вам, что причиной смерти этого ребенка была лишь чужая корысть, исконно маггловское желание нажиться на чем угодно. Магглы едва не погубили свой мир, не думая о последствиях, и теперь эта же недальновидность привела к трагедии в нашем …

В зале царила нехорошая, напряженная тишина: одни замерли в предвкушении, другие – в страхе. Он сам словно окаменел, нашел глазами мальчишку Томаса и МакГонагалл, которая все еще глупой курицей сидела за столом, не подозревая, что сейчас одного из ее подопечных уничтожат, словно опасную заразу, во славу идеи чистой крови. На лице старухи только отразилась неприязнь к Реддлу, вновь оседлавшему любимого конька, когда двери распахнулись, и вошли авроры: в красных мантиях, с бронзовыми масками на лицах. Они до ужаса напоминали Пожирателей смерти и наверняка ими и являлись, хотя на груди и болтался аврорский знак – медная бляха в виде щита с волшебной палочкой посередине. Их чеканные шаги эхом отдались в испуганной тишине и замерли у стола Гриффиндора. Вперед шагнула одна из безликих фигур, и дребезжащий железом, измененный голос лязгнул:

- Во исполнение указаний министра Магии, по закону о применении магии, повлекшем за собой смерть одного или более человек, Дин Томас, магглорожденный, заключается под стражу до приговора суда…

- Что?! – МакГонагалл. Явно удивленная не меньше остальных, она подскочила со своего места, но было поздно – палочка мальчишки уже перекочевала в карман одного из авроров, а сам Томас, даже не попытавшись сопротивляться, раздавленный и испуганный, послушно встал из-за стола. – Вы не имеете права! Он несовершеннолетний!

- Я боюсь, Минерва, что вчера на этот счет вышел соответствующий указ, - холодно остановил ее директор.

Минерва резко повернулась к нему, и Реддл, воспользовавшись тем, что все внимание вновь сосредоточилось на нем, довел речь до конца:

- Я уже не раз говорил и повторюсь вновь, что не потерплю беззакония. Хогвартс не оплот для малолетних преступников, и все маги – будь они чистокровные или магглорожденные – должны соблюдать правила и законы МАГИЧЕСКОГО мира. Вы все видели несколько дней назад, к чему привело их игнорирование. И, как директор Хогвартса, я заявляю всем и каждому – я не оставлю в Школе преступника только потому, что ему еще не исполнилось семнадцати лет. Это не жестокость, а забота о тех, кто желает жить как маг, а не как маггл. Уверен, вы меня поймете. Мне жаль, что этот мальчик оказался столь малодушен, однако…

Дальше Северус не слушал, убедившись, что Волан-де-Морт даже откровенную неудачу сможет обратить себе на благо. Вот значит, почему он не стал использовать хроноворот? Зачем, если все и так сложилось прекрасно?

Минерва выбежала следом за аврорами, оставив директора вещать за кафедрой. Ученики сидели притихшие и испуганные случившимся – они не оправились еще от смерти Уизли, как на них свалилось новое потрясение, а Северус пытался понять, чем новые порядки грозят ему. Интересно, что Реддл сделал с Фаджем, если тот подписал указ о взятии под стражу несовершеннолетнего? Наверняка нашли какую-то лазейку… И как Кингсли это пропустил? Почему они ничего не знали?

Ужин тянулся невыносимо долго. Он потерял счет сказанным речам и глухим рыданиям, раздающимся то тут, то там, и угрюмо подсчитывал количество выпитых чашек кофе. Ничего другого в Снейпа от раздражения не лезло. В желудке у него словно свернулась скользкая змея, которая периодически шевелилась, вызывая глухие спазмы.

МакГонагалл в зал так и не вернулась – скорее всего, пыталась вызволить Дина Томаса.

Ему было жаль мальчишку. Реддл постарается устроить из его наказания показательное шоу – слишком уж удобный случай, все, как он и заказывал. Отличная реклама для будущего министра, борца с преступностью… и магглорожденными. Вот значит, как это будет? Дивный новый мир…

- Северус-с… Зайди ко мне после отбоя.

Словно мокрым пером по хребту.

Подавив невольную судорогу в шее, он кивнул и отправился со своими слизеринцами, получив наконец разрешение покинуть Большой Зал.

Заходить в директорский кабинет не хотелось совершенно, но Реддл настиг его в коридоре, догнав у входа в башню:

- Ты вовремя, Северус-с, мне хотелось бы покончить с этой историей как можно быстрее, - вид у директора был донельзя довольный, что для Снейпа обычно не сулило ничего хорошего.

Больше всего на свете Северус ненавидел неизвестность.

- Мой Лорд…

Привычно склоненная голова, открытая шея – даже если точно знаешь, что мигом позже в нее прилетит Круцио. Волан-де-Морт требовал от своих слуг абсолютной покорности марионеток и вместе с тем ничто так не ценил, как острый ум и собственную волю. Их слаще всего было подчинять, утверждаясь в собственном всесилии. До сих пор Снейп был жив только потому, что обладал и тем, и другим, при этом оставаясь безукоризненно преданным.

В сгустившемся мраке, освещаемом лишь отсветами огня в камине, были слышны легкие шаги Реддла – шаги молодого юноши, а не дряхлого старика, коим он на самом деле являлся. Северус подозревал, что обмануть смерть у него не получилось ни в том мире, ни в этом, и красивая картинка – лишь приятный бонус могущества, ширма, за которой…

- Молодец, Северус.

Что?

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что наказания не последует.

- Подойди, друг мой, - махнув рукой, Том с довольной усмешкой поманил его к камину и, опустившись в соседнее кресло, с прищуром глянул на зельевара: - Если бы все были преданы мне так же, как ты, я давно бы изменил магический мир к лучшему. Впрочем, это еще впереди.

- Всегда, мой Лорд, - обронил Северус, чувствуя себя в глубоком кресле, как в ловушке. Ему некуда было деться от подозрительно благодушного Реддла, и некуда деть невольное смятение в глазах.

- Полагаю… - Реддл побарабанил пальцами по подлокотнику, задумчиво наклонил голову. Слишком человеческие жесты для того, кто просчитывает каждый ход наперед, но ему нравилось иногда играть в эту игру. – Полагаю, я должен извиниться - за то, что сомневался в тебе. Наш последний разговор закончился не лучшим образом.

Северус предпочел промолчать. Ложь Волан-де-Морт распознавал лучше любой ищейки.

- Не далее, как сегодня утром, я был так недоволен твоими неумелыми действиями, - продолжил Том, с усмешкой пояснив: - Ты был неоправданно беспечен, Снейп. Только из-за тебя мой план едва не покатился в бездну. Не уследил за мальчишкой Томасом, проворонил Уизли, подверг опасности Гермиону… Но затем… Затем все повернулось как нельзя лучше. Представь мое удивление, когда наша юная мисс Грейнджер поведала мне, что купила зелье утроения сил у Дина Томаса, и рассказал ей о такой возможности никто иной, как мистер Уизли.

Северус прикрыл глаза, обещая себе быть с Грейнджер терпеливым. Она наверняка теперь мучается от чувства вины за то, что отправила Томаса в Визенгамот. Ох уж этот Гриффиндор! Зачем понадобилось резать правду-матку в такой неподходящий момент? Она могла открыть ее кому угодно – хоть МакГонагалл, хоть ему, хоть самому министру Магии, но открыла ее единственному человеку, которому эта правда уже была известна!

Насладившись его смятением, Реддл вздохнул и добавил:
- Да, занятно… Она была так мила, когда требовала для себя достойного наказания: «Я ведь знала, но ничего не сказала, а Рон был бы жив!». Право слово, не будь я так счастлив, даже проникся бы. Девчонка идет точно заданным курсом, и благодарить за это нужно тебя. Если бы не твоя ошибка, ничего бы этого не случилось…

Пульс у Северуса участился, выдав в кровь тройную дозу адреналина.

Не подозревая о его мыслях, Реддл ответил на вопрос, с довольным прищуром откинувшись в кресле:
- Она побоялась, что Томас продал зелье еще кому-нибудь. Убедись, что это не так. Все складывается слишком хорошо, не хочу, чтобы это изменилось. Еще одна смерть в школе мне не нужна.

- Да, мой Лорд, - словно заведенный болванчик ответил Северус, не веря до конца, что неминуемое наказание действительно прошло мимо него. Он был благодарен Грейнджер и одновременно раздосадован ее вмешательством. Лезет на рожон, когда должна бы затаиться!

- Если мисс Грейнджер будет идти тем же курсом, к окончанию школы мы сделаем из нее отличную спутницу для меня, - почти мечтательно сказал Реддл, когда Северус уже закрывал за собой дверь, стремясь поскорее избавиться от опасного общества. – Не подведи меня, Северус.

- Да, мой Лорд.


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Вторник, 07.05.2019, 22:11 | Сообщение # 4
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 2

Он вышел из директорского кабинета уже после отбоя. Коридоры были пусты, факелы не горели. Они вообще редко зажигались теперь – Том предпочитал, чтобы ночь оставалась темной. Неясно, связано ли это со злодейскими делами, что творились здесь под покровом темноты, или просто с наплевательским отношением директора к ученикам. В любом случае в этом Хогвартсе после заката ты внезапно оставался предоставлен сам себе – МакГонагалл была единственной, кто регулярно караулила своих гриффиндорцев у башни, не позволяя им бродить ночами. Остальные деканы полагались на учительский патруль, то есть надеялись, что один преподаватель сможет каким-то образом усмотреть за огромным замком.

Северус остановился, не дойдя до Больничного крыла пару шагов. Гермиона все еще ночевала здесь, под присмотром Помфри, мучимая внезапными выбросами магии, которые ослабляли и без того отравленный организм. Он сделал все, что мог, чтобы свести к минимуму последствия, но ведь и он не всесилен.

Поэтому он точно знал, что она сейчас там. Знал и, хотя минуту назад собирался устроить девчонке выволочку за все, что она натворила (и продолжает!), замер в нерешительности. Он не может прийти к ней сейчас. Не ночью, когда она совсем одна. Когда между ними не будет даже света дня, останутся лишь только вопросы – с его и ее стороны. Он не хотел отвечать на ее вопросы. Ей было сложно лгать – ложь вставала комом у него в горле и не хотела вырываться наружу.

Что, если она вспомнит его последние слова? Что, если вспомнит что-то, кроме невинной дружбы с Поттером и Уизли? Если вспомнит… Его?

Он себе-то не мог ответить на эти вопросы. Нет. Нельзя. Вряд ли он вынесет, если она еще раз посмотрит на него так же, как смотрела та Гермиона.

Для начала следовало определиться наконец, что делать с этой реальностью. После сегодняшних событий кресло министра для Реддла как никогда близко. Фадж уже сдался – либо находится под Империо, что более вероятно. И у Северуса было только два пути – либо подчиниться полностью, либо… Даже сама мысль о том, чтобы оказать открытое сопротивление Реддлу, вызывала в нем протест. За столько лет привычка подчиняться въелась под кожу, любое неповиновение вызывало почти ломку. Он слишком хорошо представлял себе, на что способен Волан-де-Морт, когда кто-то всерьез становился у него на пути, и одна мысль, что Гермиону постигнет та же судьба…

Вот только она его не спрашивала, со всей отчаянностью юности ввязавшись в эту войну. И если он не поддержит ее… Она заклеймит его предателем и убийцей так же, как и та, прошлая Гермиона. И умрет – назло. Ему, себе и Волан-де-Морту.

Признаться, Северус даже не представлял мотивы этой Грейнджер. До сих пор он так и не дал себе труда в них разобраться, полагая, что они такие же, как и раньше, но…

Она знала о хроновороте. Она знала, а Минерва понятия не имела – иначе не хлопотала бы так в Больничном крыле, чем-нибудь, но выдала бы себя. И что из этого выходило? Что Грейнджер не полностью доверяла Сопротивлению? Вела свою игру? Чушь собачья. Она же ребенок. Ей нет и восемнадцати, о какой игре может идти речь?

Северус внезапно осознал, что уже не один. В темноте узкого коридора он загривком чувствовал, что позади него кто-то есть. Медленно повернув голову, он заметил краем глаза нечто серое, мелькнувшее за углом, и, сжав палочку, шагнул следом.

Призрачная фигура, убедившись, что он ее заметил, скользнула дальше, увлекая Снейпа за собой.

- Альбус, - вздохнул Северус, опуская палочку. – Очередные игры?

Но за стариком последовал – просто из любопытства. И чтобы уйти, наконец, подальше от Гермионы.

Призрак завел его на Астрономическую башню, и теперь Снейп с нехорошим подозрением, перераставшим в уверенность, смотрел на бывшего директора, зависшего над самым парапетом. Полупрозрачная борода развевалась на ветру точно так же, как у живого Дамблдора.

- Альбус? Ты… – только увидев эту картину, Северус понял, что все это время не давало ему покоя в облике Дамблдора. Кольцо. Кольцо Марволо Мракса, целую жизнь назад найденное Дамблдором. Кольцо, обрекшее его на медленную смерть, которую так своевременно ускорил Северус. В том времени.

Призрак скользнул за парапет и тут же испарился, растаяв в воздухе, как развеянная ветром водяная пыль.

В следующую секунду он возник позади Снейпа – тот резко обернулся, качнувшись на краю башни. Сердце колотилось, и нечто, похожее на чувство вины больно кольнуло его.

- Я думал, что один такой, - пробормотал Северус, рассматривая старика.

Легкое покачивание головы – дескать «мальчик мой, нельзя же быть таким наивным…»

Действительно. Почему он решил, будто лишь ему досталось сомнительное удовольствие продлить свое мучительное существование? Почему он решил, будто лишь для него будущее изменилось безвозвратно? Почему он решил, что ПЕРВЫЙ?!

- Твою мать! – с чувством сказал Снейп, опускаясь на холодные камни. Ноги в какой-то момент держать его перестали. После всех сегодняшних провалов – неудивительно. – Альбус, я вас ненавидел всю свою жизнь, но теперь, кажется, ненавижу еще больше! Что вы натворили? На этот раз?!

Ситуация была абсурдной до невозможности. Мерлин задери, он разговаривает с призраком воскресшего мертвеца, которого собственными руками… Помоги ему боги!

- Вы действительно онемели или молчите из вредности? – подозрительно спросил, чувствуя себя параноидальным шизофреником. Даже для магического мира количество странностей перевалило за все мыслимые пределы.

- Так по чьей же милости я оказался здесь? Из-за собственной временной петли или из-за вашей? Как вы вообще здесь оказались?

Количество вопросов в его голове увеличивалось в геометрической прогрессии – с каждым высказанным словом, с каждой попыткой уместить этот новый факт в только начавшую складываться картину. К сожалению, единственный человек, который мог бы ответить, сейчас серебрился под луной, просвечивая насквозь.

Чтоб тебя перевернуло да шваркнуло!

- В следующий раз я постараюсь убить вас так, чтобы уже не воскресли! – с жаром пообещал Северус. А может, это у него с головой что-то не так? Может, это последствия хроноворота?

Или все гораздо хуже, и это очередной – последний – план старика по уничтожению Волан-де-Морта.

Что же получается? Получается, что Волан-де-Морт знал, что этот Дамблдор – совсем не тот, за кого себя выдает. Если принять эту версию, то череда внезапных смертей, еще на заре могущества Реддла, не внезапное помешательство старика, а продуманные удары по будущей армии Пожирателей?

Это следовало выяснить.

Остаток ночи он провел в библиотеке, занимаясь тем, чем должен был заняться сразу, как только понял, что влип в очередную историю – рылся в газетах, восполняя информационный вакуум. Хогвартс традиционно заказывал по образцу каждой из трех основных газет магического мира: «Ежедневный пророк», «Новости Волшебного мира» и, как ни странно, «Придира». Последнюю он взял, надеясь исключительно на сплетни, когда понял, что не все смерти могут быть анонсированы в «Пророке». Как оказалось, не зря – «Придира» в этом мире была чем-то вроде оппозиции к правящей власти: доставалось и нынешнему министру, и руководству Хогвартса с его экспансивной политикой, и, конечно же, бурно обсуждались любые подозрительные смерти.

Так он выяснил, что почти весь магический род Лестрейнджей, включая Беллу (спасибо, Альбус!), был уничтожен еще до рождения Поттера. Был убит Каркаров, Барти Крауч-младший, Питер Петтигрю…

Северус пролистывал одну страницу за другой и одновременно с пониманием начинал испытывать нечто вроде опасливого страха перед Дамблдором. В этом мире тот не заботился о конспирации или морали – убивал без жалости даже тех, кто в этом измерении еще не успел запятнать себя предательством или убийством. К сожалению, именно это и заставило бывших союзников отвернуться от него. Бессмысленные смерти, невинные жертвы – Северус был почти готов принять, что Реддл сделал доброе дело, прикончив старика.

К сожалению, для всех, кроме него, поведение Дамблдора выглядело как помешательство – чем Том и воспользовался. Теперь большая часть магического мира видела в нем защитника, спасителя. В каком-то смысле в этом времени Темным Лордом был именно Дамблдор, а не Волан-де-Морт.

Только эти двое знали, за что на самом деле идет борьба.

Теперь понятно, зачем Реддл отнял у бывшего директора право голоса – чтобы тот не смог никому рассказать. Оправдаться.

Ночь постепенно таяла, выцветала, словно краски на свету. Небо за стрельчатым узким окном напротив его стола постепенно серело, а за стенами библиотеки нарастали привычные шумы – эльфы.

Северус потер слипающиеся от усталости глаза и с отвращением посмотрел на последнюю пачку газет – год появления Поттера на свет. Насколько он знал, после смерти Дамблдора ничего особенного не происходило – череда смертей прекратилась, магический мир вздохнул с облегчением, Реддла сделали директором Хогвартса и нарисовали ему орден Мерлина, за избавление от «величайшего зла».

Не будь он таким уставшим, определенно оценил бы иронию. Но сейчас все это вызывало у Северуса только изжогу.

Нет уж, хватит. Если он не ляжет спать сейчас, то точно кого-нибудь убьет.

Поднявшись, он сгреб в кучу газеты, намереваясь как попало раскидать их по полкам, но предплечье неожиданно полоснуло такой болью, что вся охапка рухнула к его ногам, разлетевшись по полу.

Сна как не бывало. Шипя от боли, Северус во второй раз за день отправился «на ковер», жалея только, что так и не успел поспать. С недосыпа Круцио воспринималось гораздо хуже.

- Читай!

В лицо ему прилетел смятый ком бумаги. Перехватив его на лету, Северус развернул и похолодел:

«Министра похитили. Долохов ранен. Мы взяли похитителей».

Моргана побери, он совершенно об этом забыл! В отличие от Минервы…

В гнетущей, не предвещающей ничего хорошего тишине, Снейп постарался, чтобы даже тени страха не мелькнуло на его лице, и поднял глаза на Волан-де-Морта. Вот теперь он был похож на того, с кем Северус имел дело на протяжении стольких лет. Вся шелуха слетела под напором злости, искривив кукольное лицо, скрючив пальцы. Даже идеальная шевелюра – с вечно картинно падавшей на лоб челкой – сейчас разворошена, словно воронье гнездо.

- Ну, Северус-с, - прошипел Реддл полузадушенно от гнева. – Ты ничего не хочешь мне сказать?

Северус никогда не боялся смерти. Наверное, именно поэтому он стал настолько хорошим легиллиментом, и даже Волан-де-Морт признавал, что угроза пыток – не то, что действует на его карманного зельевара. Все равно, конечно, пытал, но скорее из-за собственной склонности к жестокости. С годами Круцио прилетало в Северуса все реже – неинтересно. Против Снейпа сложно было найти действующий повод для шантажа, и, возможно, именно поэтому Реддл так ценил его службу. Он полагал, что зельевар остается рядом, потому что ему это нравится. На самом деле, после поражения Ордена Феникса Северусу просто некуда было идти. Он с одинаковым равнодушием принимал пытки и пытал сам, загнав эмоции, чувства настолько глубоко, что и впрямь перестал что-либо ощущать. Даже Фенрир стал его побаиваться – а это о многом говорило.

Раньше.

Теперь его впервые захлестнул страх. Если он умрет… Она останется одна. Кто защитит ее?

Это было единственное, о чем он успел подумать, прежде чем Круцио настигло его – в десять раз больнее, чем раньше. Злобными осами жалило его же режущее заклинание – он пытался закрыться, потом понял, что Волан-де-Морта это только раззадоривает, и перестал сопротивляться, мечтая только об одном: чтобы Реддл, наконец, применил хроноворот, и все вновь встало на свои места.

Но этого не случилось. Порезы заживали и раскрывались вновь, сознание возвращалось к нему и покидало, а Том стоял над ним со знакомой улыбкой садиста и смотрел, как его слуга превращается в кусок мяса. Картина его жизни.

Он даже не понял, в какой момент все закончилось. Отголоски боли еще ходили по телу, поэтому Северус не сразу ощутил, что новых заклинаний к нему больше не применяют. Пол под ним был липким от крови и непонятно: то ли она еще продолжает из него сочиться, то ли его все же решили пощадить и оставили в живых, зарастив раны. Голова кружилась, волнами накатывала тошнота, глаза… Он даже не знал, открыты они или закрыты, целы ли? Боль была везде, так что, возможно, Реддл выжег их ему. Или это кровь, или…

- Ты подвел меня, Северус-с, - тихий шепот над ухом заставил его содрогнуться всем телом, как от удара током. – Я не для того просил тебя следить за Сопротивлением, чтобы они проворачивали свои операции у тебя под носом. Ты становишься бесполезен, друг мой.

Реддл помолчал, давая своему слуге время проникнуться похоронным смыслом фразы.

Вместо этого в голове у Северуса пульсировала мысль: «Мне нельзя умирать, мне нельзя умирать, мне нельзя…»

Огромным усилием воли он заставил себя перевернуться на спину и посмотреть на Волан-де-Морта, наблюдавшего за ним с видом энтомолога, обнаружившего новый вид жуков.

- Если бы все были такими живучими… - с легким сожалением Реддл взмахнул палочкой, излечивая тело зельевара. Порезы затянулись, синяки и кровоподтеки сошли, кости срослись – словно ничего и не было. Облегчение, которое при этом испытал Северус, было сравнимо разве что с оргазмом. – Подготовь сыворотку и приходи в Малфой-мэнор, я хочу побеседовать с пленными и узнать, кто именно ставит мне палки в колеса. Если это Минерва додумалась, то нам будет что ей предъявить…

- Я боюсь, у меня не осталось готовых запасов, - выплюнул Северус. По ощущениям – с половиной собственных легких, хотя это всего лишь кровь запеклась в горле. Он с трудом сел – голова кружилась. Пушистый песочный ковер под ним можно было выкидывать – никакое заклинание не вывело бы пятна. – Старая партия пришла в негодность - вы же знаете, оно очень недолго хранится…

Том недовольно поморщился, но вменить в вину Снейпу еще и испорченное зелье не смог и только раздраженно бросил:
- У тебя есть два дня, чтобы его приготовить. И, Северус… Не подведи меня. Если не хочешь видеть свою любовь пущенной по кругу на очередном сеансе в покер. Макнейр давно на нее облизывается.

Реддл имел в виду Лили, но перед глазами у Северуса тут же встала Гермиона, и он с животным страхом понял, что идеальная защита только что дала трещину. Стоит Волан-де-Морту узнать об этом, и пробраться в голову к своему слуге ему станет проще простого.

- Я не подведу, - Снейп склонился в поклоне и попятился к выходу.


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Среда, 12.06.2019, 00:19 | Сообщение # 5
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 3

Хотелось бы сказать, что он летел по коридорам Хогвартса, словно черная тень, пылая жаждой мщения.

Но на деле Северус едва был способен держаться на ногах. Даже проблема нелепого похищения министра волновала его сейчас только во вторую очередь. Он, пошатываясь, черными ходами добрался до своих комнат, порадовавшись, что все ученики были еще на занятиях и не видели одетого в рваные, окровавленные лохмотья декана Слизерина, с безумным лицом бредущего по полной детей школе посреди белого дня.

Гостиная встретила его блаженной полутьмой и тишиной, нарушаемой только шарканьем его ног.

Пять минут ушло на то, чтобы смешать заготовки для восстанавливающих зелий в правильной пропорции. Еще полчаса – на то, чтобы его вывернуло наизнанку из-за допущенной ошибки. Идея заготовок для зелий принадлежала прошлому Снейпу, и, очевидно, правила были более строгие, чем принцип «смешать на глазок, главное, чтобы не мимо колбы» - единственное, на что Северус в данный момент оказался способен. Отдышавшись в ванной на холодном кафельном полу, он начал рыться в собственных записях в поисках точного соотношения настойки звездоцвета и корня мандрагоры. Готовых зелий к его вящему неудовольствию в лаборатории не оказалось, потому что хранились они – опять же! – очень недолго, а он как-то отвык в последнее время ждать ударов в спину.

Нужный рецепт все не находился, и, когда Северус уже потерял терпение и готов был по-маггловски заесть усталость горой шоколада и литром сладкого чая, в дверь постучали.

- Кто? – коротко и злобно осведомился он, сбрасывая просмотренную тетрадь на пол и переходя к другой. Может, и был плюс в том, что у него никогда не было времени на то, чтобы довести до ума собственные открытия. У этого Снейпа, похоже, времени было хоть отбавляй! Графоман несчастный…

- Профессор, это я… Гермиона.

Он замер. Голосок был слабым и неуверенным, так что если нарычать посильнее, девчонка сбежит. Он категорически не желал выяснять отношения ни сейчас, ни когда-либо вообще и уж тем более не желал вести бесед в таком виде.

- Я занят, - рявкнул Северус и, выудив наконец нужные сведения из последней пухлой тетради, направился в лабораторию.

Добраться до зелья ему снова не дали – камин вспыхнул ярким пламенем, явив всклокоченную голову МакГонагалл. Всегда идеальный пучок растрепался, очки сбились на сторону, одно из стекол треснуло, поперек щеки – длинная царапина.

- Северус! Нужна твоя помощь, - без обиняков заявила она.

- Спасибо, я уже в курсе, - фыркнул он, складывая руки на груди и всем своим видом показывая, что ждет продолжения.

На лице Минервы мелькнуло виноватое выражение, которое тут же сменилось тревогой:
- Аппарируй к моему дому, - бросила она, и камин потух.

Он проклял по очереди МакГонагалл, Волан-де-Морта, Дамблдора и Грейнджер (просто потому, что она продолжала стоять под дверью, о чем исправно докладывало охранное заклинание).

Покосился на лабораторию и распахнул двери:
- Вы умеете готовить укрепляющие?

К чести девчонки, она справилась быстро, по памяти за пару минут создав все, что нужно. Северус за это время успел кое-как смыть с себя кровь и переодеться, но все равно лицом больше походил на покойника, о чем говорило красноречивое молчание Грейнджер, протянувшей ему склянку с зельем. Было странно видеть ее после всего случившегося – странно и неловко. Каждый раз, натыкаясь на ее внимательный взгляд, он гадал – а помнит ли она хоть что-то? Помнит ли его лихорадочные объятия, горячечные поцелуи в макушку, спонтанные обещания? Он был одновременно зол на себя – за потерю контроля – и на нее – за столь глупый и опасный план. Ладно, просто опасный.

Но Гермиона ничего не спрашивала и, как оказалось, пришла только для того, чтобы рассказать о похищении министра – просто МакГонагалл удалось добраться до него раньше.

Вдвоем они вышли из замка через теплицы, добрались до края антиаппарационного барьера на границе Запретного леса и трансгрессировали, причем Гермиона осторожно держала его за локоть, потому что Северус понятия не имел, где живет старуха.

Как оказалось, МакГонагалл неплохо устроилась – приземистый дом из белого, грубо обработанного известняка с поросшей мхом крышей находился на севере Англии – о чем тут же сказал холодный ветер, затрепавший полы его мантии. Сам дом находился в глубине заросшего сада, и они пару минут шли в полумраке через заросли терновника и кряжистых дубов по петляющей меж ними тропинке. Очевидно, Минерва появлялась здесь нечасто. Как, впрочем, и другие люди – он не видел и не слышал следов человеческого пребывания.

- Дом находится под Фиделиусом? – пока под их ногами шуршали прошлогодние листья, Северус пытался понять, куда же его все-таки занесло.

- Конечно, - кивнула Гермиона. Выглядела она все еще бледной и изможденной, но без труда успевала за его широкими шагами. – Но я подумала… Вдруг заклинание не сработает на вас. Вы же…

- Разумно, - согласился он с некоторой неловкостью. Несказанные слова между ними ощущались прямо-таки физически.

Гермиона четыре раза стукнула палочкой в обшарпанную белую дверь и только тогда открыла ее, пропуская вперед Северуса.

По многолетней привычке он тут же поудобнее перехватил палочку, а как только разглядел в полутьме собравшихся, так и вовсе приготовился к драке. В небольшой кухне, расположившись на любых доступных горизонтальных поверхностях, собрались члены Ордена Феникса – почти в полном составе.

МакГонагалл, облокотившись на раковину, пыталась, глядя в небольшое карманное зеркальце, обработать царапину; за заваленным пустыми флаконами из-под заживляющих и восстанавливающих зелий столом по кругу сидели: Тонкс, с поникшими тускло-сиреневыми волосами, Поттер – старший, Долгопупсы – Августа и Невилл. Последние обнялись, причем у суровой Августы глаза были опухшими от слез. Заставив себя отвести от них взгляд, он наткнулся на последнего участника «застолья» - Кингсли. Тот выглядел хуже всех, лицо было похоже на хорошо отбитый кусок мяса, глаза заплыли, губы – в кровь. Он невесело отсалютовал Северусу волшебной палочкой, показывая, что тоже не слишком рад его появлению.

- И на сцену выходит команда победителей… - язвительно прокомментировав эту сцену, он отошел в сторону, пропуская Гермиону. Она присела на подоконник рядом с Кингсли, потянувшись залечить пару его синяков, но Северус тут же это пресек, выхватив ее палочку:
- Давно в обмороки не падали? Хватит с вас и трансгрессии.

Наткнувшись на ее возмущенный взгляд, он с неохотой вытащил из кармана мантии заживляющее зелье, которое прихватил для себя (на всякий случай), но пришлось потратить на Кингсли.

- Спасибо, - с заметным облегчением выдохнул тот.

Северус оглядел угрюмую братию еще раз и ухмыльнулся: он среди них прямо-таки искрился здоровьем!

- Не радуйся так, Снейп, а то я подумаю, что это ты все подстроил, - покосившись на него, пробурчал Джеймс.

- Идиот! – отреагировал он. – Я изначально говорил, что это плохая идея, но вы умудрились воплотить ее в самый неудачный момент, да еще и оставить заложника! Куда вы дели министра?

- Он в безопасности, - вскинулась Минерва. – Проблема в другом…

- Я знаю, в чем ваша проблема, - перебил Северус зло. – Директор уже поделился со мной этой радостной новостью! Минерва, скажи, чем ты думала, похищая Фаджа сразу после выхода эдикта о наказании несовершеннолетних? Это раньше вы были бы героями, а теперь Реддл использует похищение как повод обвинить вас в препятствовании правосудию!

- Фадж под Империо, - Кингсли, единственный из всех сохранивший присутствие духа (остальным, судя по выражению лиц, хотелось бы, чтобы Темным Лордом был Снейп), выразительно указал на свое лицо. – У нас не было выбора – снять заклинание мы не можем, потому что понятия не имеем, кто его наложил, а оставлять послушную марионетку у власти было нельзя. Мало ли, какой закон он издаст следующим?

Северусу очень хотелось бы возразить, но пришлось признать, что иного выхода и впрямь не было. Плохо то, что он понятия не имел о планах Реддла. Толку от него, как от двойного шпиона, становилось все меньше.

Злясь на себя, он предпочел выплеснуть раздражение на окружающих, резко поинтересовавшись:
- Ну, и кого вы обменяли на Фаджа?

- Перестаньте! – вдруг срывающимся голосом выкрикнула Августа. Из глаз покатились крупные слезы, и он понял, что до сих пор сдерживаться ей удавалось с огромным трудом. – Ради всего святого, Снейп!

- Алиса? - спросил Северус сухо. Гермиона покосилась на него, и он отвел взгляд, зная, что там плещется вина за собственную грубость. Впрочем, иного от него и не ждали.

- Оба, - отозвался Кингсли. – И Фрэнка схватили…

- Нужно их спасти, Северус, - глухо высморкавшись в платок, сказала МакГонагалл.

- Конечно, пока они не успели рассказать, кто еще работал вместе с ними, - согласился он. – Долгопупсу, кстати, лучше не появляться в школе. Директор пылает жаждой мести…

Северус не продолжил, потому что чьи-то холодные пальцы чуть сжали ладонь – осторожно и незаметно. Злые слова так и застряли в горле.

Кто бы сказал, что в сорок лет можно терять дыхание, голос, самые мысли от простого прикосновения – он бы испепелил его на месте. Но вот он здесь и даже не может вспомнить, что, собственно, говорил.

Моргана знает что!

Раздраженно оттолкнувшись от стены, Северус перешел на другую сторону комнаты и, старательно обходя взглядом Грейнджер, все же продолжил:
- У вас есть два дня, пока я приготовлю новую сыворотку правды. Если за это время вы не успеете… Будет лучше, если я добавлю в сыворотку яд.

В гнетущей тишине горестный вскрик Августы прозвучал, словно выстрел.

Северус, колеблясь, посмотрел на Невилла. Ему никогда не нравился этот мальчишка, и, скорее всего, раньше он предпочел бы сохранить собственную шкуру, но теперь это почему-то казалось неправильным. Может, поэтому Сопротивление и было слабее, чем Орден Феникса.

- Долгопупсы в Малфой-мэноре, если сумеете туда проникнуть… Ваше счастье. Пока Реддл не выудит из них нужные сведения, пытать не будут, так что два дня в запасе есть. Дерзайте.

Он старательно отогнал от себя воспоминания о том, что случилось с родителями Невилла в прошлой жизни. Хорошо, что они об этом не знают, но Северус не мог отделаться от мысли, что с этим миром что-то не так. Все происходит в точности так, как было – пусть и в другой ситуации, но Алиса и Фрэнк все же окажутся в МУНГО. И если это действительно так, то… О, Реддл наверняка вне себя от счастья. Он не упустит случая поквитаться с Сопротивлением.

Но пугало другое – что еще повторится в этом мире?

- Там такая защита, нам никогда не пробиться, - прошептала Тонкс, не подозревая, о чем он думает. – Нужен кто-то внутри, кто пропустит…

- Впустить вас может только член семьи, - перебил ее Снейп. – Сомневаюсь, что Люциус или Нарцисса…

- Есть еще Драко, - подал голос Кингсли.

- Правильно, давайте обменяемся заложниками, мы ведь еще не всех детей в Хогвартсе поубивали, - съязвил Северус.

- Есть другой путь, - неожиданно подала голос Гермиона. Он тут же насторожился, потому что ее планы обычно выходили ему боком. – Драко… оказывал мне знаки внимания…

Северус, не сдержавшись, фыркнул – не то от возмущения, не то от самой фразы – ужасно несовременной. Оказывал знаки внимания? Что это вообще значит?

- И я могла бы, - наградив его гневным взглядом, продолжила Гермиона, – на них ответить. Попрошу его показать мне замок, где еще магглорожденной такое увидеть? Кроме Хогвартса, конечно. Думаю, директор будет рад тому, что я выбрала… достойного кандидата.

- Нет, - тут же ответил он, имея в виду последнюю часть фразы.

- Это безопасно! – возмутилась Гермиона. – Я пройду с порт-ключом, сброшу его где-нибудь в саду, а вы…

- И что потом? – ответил он резко. – Вы собираетесь всей кодлой побитых неудачников заявиться в Малфой-мэнор, полный Пожирателей?

- Кого? – недоуменно переспросил Поттер.

- У нас нет шансов, - одновременно с ним согласился Кингсли. – Да и… Нападение на одно из самых богатых и законопослушных семейств вряд ли хорошо будет смотреться в резюме школьного учителя или министерского служащего. Реддл воспользуется этим, чтобы избавиться от нас, и ему даже не придется сильно стараться…

- И будет как с Дамблдором, - со вздохом добавила Минерва, окончательно отказываясь от этой идеи.

- Действовать нужно тихо и осторожно, чтобы никто не смог потом опознать вас, - добавил Северус. – И даже не смотрите на меня – если не хотите остаться без единственного источника информации о Волан-де-Морте.

- Оборотное зелье? – предложила Гермиона.

- Его распознает защитный барьер, - тут же откликнулся Джеймс.

Неожиданно хлопнула дверь, и все машинально дернулись.

- Все в порядке, - осторожно произнесла замершая под прицелом семи волшебных палочек Лили.

У Северуса екнуло где-то в солнечном сплетении. Он первым опустил свое оружие. Видеть ее до сих пор было больно – каждый раз, глядя на молодую женщину, он вспоминал ТУ Лили и невольно содрогался от болезненных воспоминаний.

- Вас никто не отследил, - продолжила между тем она, проходя в дом. Кинула быстрый взгляд на Снейпа и тут же, словно ища защиты, отошла к Джеймсу. – Я проверила.

- Хотелось бы мне знать, откуда приспешникам Реддла было известно о нашем плане? – пробормотала Минерва. Взгляды скрестились на Снейпе, он хотел было сказать нечто предельно уничижительное, но неожиданно получил подкрепление:
- О, да мерлинова борода, не хватало еще начать бросаться друг на друга! – раздраженно воскликнула Гермиона, воинственно оглядев собравшихся.

Ее слова подтолкнули Северуса развить не так давно им самим высказанную мысль.

- Бросаться друг на друга – идея замечательная, - медленно, боясь упустить забрезживший план из рук, произнес он. – Пожиратели доверяют безоговорочно только Волан-де-Морту.

- Прекрати его так называть, - устало попросила Минерва. – Это что, какая-то ваша кличка?

- И мы уже говорили об оборотном, - добавил Кингсли. – Оно не сработает.

- Значит, обойдемся без зелья, - пожал плечами Северус, поворачиваясь к Тонкс. В полной немых вопросов тишине, она подняла на него глаза. Недоверчивая улыбка быстро увяла.

- Я? – опешила метаморф. – Да ты шутишь, Снейп!

- Ну, не все же тебе поросячьи носы отращивать, - пожал он плечами.

- Хочешь, чтобы я превратилась в.. в него?! – возбужденно подскочив на стуле и едва не заехав Невиллу локтем в нос, воскликнула она. – Но это абсурд! У меня не получится! И я все равно не смогу скопировать его способности!

- Это и не нужно, - терпеливо пояснил он, изумляясь человеческой тупости. – Тебе требуется лишь приказать вывести пленников в менее защищенное место. Отослать охрану. А уж оттуда ты сможешь их забрать – никто не станет проверять на оборотное Реддла.

- Это самый ужасный план из всех возможных, - подала голос МакГонагалл. – А если ее раскроют? Притвориться Волан-де-Мортом - это… Представь, что с ним будет, когда он узнает?!

- Это единственный план, который вообще у нас есть, - огрызнулся потерявший терпение Северус, от злости даже не став комментировать, что она подхватила это прозвище. – Ты можешь предложить что-нибудь еще?

В угнетенном молчании задумчивый голос Гермионы прозвучал особенно громко:
- Нужно, чтобы кто-то принял обличье Тонкс, пока она… будет занята. Чтобы все видели ее в Аврорате. И Кингсли тоже. Вообще всех – у нас должно быть достаточно сильное алиби, чтобы директор не смог никого обвинить.

- Можно подумать, он и так не знает, кто это сделал, - возвел глаза к потолку Джеймс.

- Он не станет действовать, пока не получит доказательств, - поддержала подопечную Минерва. – Гермиона права. Главное – чтобы Тонкс сумела спасти Алису и Фрэнка.

Продолжение следует...


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
virgosenecta Дата: Четверг, 13.06.2019, 13:13 | Сообщение # 6
virgosenecta
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
А, это продолжение "Гордиевого узла"?! Очень и очень круто!!!!! "Проглотила" на одном дыхании и с нетерпением ожидаю проду!!
 
Sir_Severus Дата: Четверг, 13.06.2019, 13:13 | Сообщение # 7
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 4

Действовать следовало быстро, поэтому времени на долгие препирательства не было. Северус и Гермиона – как приближенные к Темному Лорду – остались в доме МакГонагалл тренировать Тонкс. Остальные в экстренном порядке разошлись кто куда: Минерва отправилась в Хогвартс, пообещав отвлечь настоящего Реддла, пока они не закончат всю операцию.

- У меня еще отчет за прошлое полугодие не сдан, - мстительно пробормотала она, - и я давно хотела обсудить с директором поведение некоторых слизеринцев.

- Не раньше чем через два часа, - предупредил ее Северус, наблюдая, как Тонкс кривляется перед зеркалом, готовясь к превращению. – Мы отправим Тонкс, Гермиона будет в Больничном крыле, а ты вызовешь меня, как декана Слизерина. Так ему нечего будет вменить нам, и заодно не придет в голову навестить пленников.

- Только бы с ними все было в порядке, - послышалось за их спинами.

Гермиона еле слышно вздохнула – она стояла, прислонившись лопатками к стене, тоже наблюдая за Тонкс. Он дождался, пока в доме не останется никого, кроме них троих, и спросил:
- Вы точно в порядке? Может, сядете?

За что получил надменный взгляд:
- Во мне столько зелий, что хватило бы труп поднять. Тонкс, ну что?

В ответ к ним повернулось нечто, равно напоминающее Наземникуса и великанского братца Хагрида.

- Я предупреждала, людей очень сложно копировать, особенно по памяти, - прогундосила Тонкс, разведя руками.

Северус обреченно прикрыл глаза:
- Мисс Грейнджер, вы умеете варить кофе? Если нет, просто достаньте его где-нибудь. Где угодно.

Гермиона выскользнула из гостиной, а он подошел к Тонкс.

Спустя два часа им удалось худо-бедно скопировать Реддла. Два часа постоянных поправок, указаний, рычаний и воплей метаморфа, споров Гермионы и Северуса, угроз последнего навечно превратить Тонкс в лягушку. Два часа и не меньше литра крепчайшего кофе, сваренного Гермионой – за одно это он был готов ей простить все, что угодно.

- Голос чуть ниже, ты ведь не девчонка, - с усталой улыбкой рассматривая Нимфадору, говорила Гермиона.

- И не ходите так, словно у вас между ног арбуз, - мрачно добавил он, наблюдая, как метаморф прохаживается по комнате. Ощущения были… Странные. Перед ним определенно был Волан-де-Морт, но… Вот это «но» и не давало ему покоя. Перенять повадки Реддла за два часа было невозможно, поэтому складывалось ощущение, что директором Хогвартса завладели мозгошмыги и теперь активно осваивают новое тело.

- Легко вам говорить, - прошипела Тонкс собственным голосом. – У меня, между прочим, пенис в штанах! Мерлин, как вы с ним ходите…

- Тонкс! – ахнула Гермиона.

- Но он мешает! – воскликнула та возмущенно.

- Не замечал, - лаконично отрезал Северус, стараясь не смотреть на Грейнджер, потому что с ее стороны донесся сдавленный смех. Он знал, что, несмотря на привычку говорить глупости, Тонкс – хороший аврор. И весьма тонкий психолог, судя по тому, что сумела вызвать на губах угрюмой Гермионы улыбку. Но сейчас ей следовало позаботиться о себе. – Соберитесь! У вас есть только один шанс на успех, если провалитесь – вас убьют раньше, чем успеете позвать Минерву.

Еще раз детально обсудив каждое действие лже-Реддла, они втроем вышли из домика, обнаружив, что солнце уже почти село – сиренево-синее небо пересекали ярко-розовые перья подсвеченных солнцем облаков, а в саду уже собирались тени, сгустившись под кустами, чтобы спустя полчаса захватить все вокруг.

- Аппарируй из Лондона, там слишком людно, и они не смогут отследить твой путь, даже если поймают, - Северус давал последние наставления тихо, надеясь, что Гермиона не слышит его. Тонкс серьезно кивала. Сейчас, перестав дурачиться, она стала как никогда похожа на Волан-де-Морта, и ему приходилось прикладывать усилия, чтобы игнорировать это. – И вот еще что…

Он незаметно вложил ей в ладонь круглый стеклянный шарик, наполненный прозрачной жидкостью.

- Если тебя поймают…

Как только она аппарировала, они последовали ее примеру, очутившись в Запретном лесу. За деревьями маячила темная громада Хогвартса.

Торопливо выбравшись из леса, зашагали в сторону замка.

- Это был яд? – неожиданно спросила Гермиона. Он вздрогнул – задумался. – То, что вы дали ей?

Пока Северус судорожно раздумывал, что можно убедительно соврать, она удивила его еще больше:

- Вы правильно сделали, - обронила Гермиона тихо, шагая рядом с ним. Но взгляд был отстраненный, устремленный куда-то вглубь, и он со страхом понял, что она пытается примерить эту ситуацию на себя.

Не зная, что на это ответить, Северус предпочел промолчать. Заверения в том, что с ней такого никогда не произойдет, только вызвали бы улыбку – они оба знали, что все возможно.

- Не знала, что вы носите его с собой, - когда они добрались до Школы, Гермиона вновь заставила его дернуться. Иногда ее рассуждения заводили его в тупик. Открыв перед ней дверь, он вошел следом и тут же отправил Минерве вестника.

Он тоже не знал – пока не обнаружил в одном из потайных карманов мантии. Это заставило Северуса серьезно задуматься о настоящей роли этого Снейпа. Если он был действительно так предан Реддлу, как тот хотел его убедить, зачем ему яд?

- Я знаю, что любой может предать. Стоит лишь надавить на нужные рычаги, - он смотрел, как девушка без сил опирается на лестничные перила, и понимал, что его, пожалуй, единственный рычаг сейчас стоит перед ним. Реддл не должен узнать об этом. И она тоже.

Камин вспыхнул спустя полчаса, после того как Северус вернулся в Подземелья, проводив Гермиону до Больничного крыла. Тлеющие угли взметнулись зеленым пламенем, в котором показалась голова Реддла.

- Снейп! Слава Мерлину, ты еще здесь! – он не сразу понял, что это Тонкс, а когда понял, желудок ухнул в пятки.

- Что случилось? – коротко бросил Северус, опускаясь на колени перед пламенем. На первый взгляд с Тонкс все было в порядке – насколько это можно было судить по одной голове.

- Я боялась, что вы уже у Лорда, - приглушенно прошептала Тонкс. Было странно видеть Волан-де-Морта таким встревоженно-испуганным, с явными девичьими нотками в голосе. – Это ловушка! Здесь нет ни Алисы, ни Фрэнка, и никогда не было! Он приказал доставить их в какой-то замок, в Шотландии!

В голосе Тонкс явственно прозвучало отчаяние, и, словно в противовес ей, его голова стала внезапно пустой и легкой. Так всегда бывало с ним перед тем, как начать действовать. Эмоции, чувства отходили на второй план, оставляя место лишь для острых, как клинки, мыслей.

- Что с тобой? – он заговорил рублеными фразами, зная, что они ее успокоят, и Тонкс невольно переняла этот стиль.

- Меня еще не раскрыли, я в кабинете Малфоя, - глухо ответила она. – Северус, это ловушка для тебя! Они говорили… Говорили, что я, то есть Реддл, решил проверить тебя. Мне повезло – он собирался все проконтролировать лично, ждал, что на мэнор нападут.

Вот, значит, как.

И вновь – вместо эмоций только сухая констатация фактов. Этого следовало ожидать. Очевидно, где-то он просчитался, где-то выдал себя. А может быть, Реддл давно подозревал его – того Снейпа. Иначе зачем ему яд?..

- Тебе нужно уходить, - он взмахом палочки заставил все готовые зелья сложиться в специальный саквояж, а ингредиенты – в сумку. Зря, зря не делал больше запасов, они бы сейчас пригодились….

- Как только узнаю, куда отправили Долгопупсов, - быстро ответила Тонкс. – Я потяну время, а ты отправляйся в Мэн, к Минерве, там он не сможет достать тебя.

- Если не вернешься до утра, я буду знать, что ты мертва, - резко бросил он, подхватывая сумки и поднимаясь с колен. Внутри словно проснулся от спячки рой рассерженных пчел – мышцы подрагивали, нервы были как натянутые струны, реагируя на малейшие шорохи, звуки. Он любил эти ощущения. Может быть, в свое время именно поэтому Северус оказался в рядах Пожирателей – они давали ему чувство, что он действительно жив.

Не слушая больше Тонкс, он вышел в коридор и направился прямиком в подвалы. Там был еще один выход, известный только ему – ни Дамблдор, ни тем более Реддл не знали о нем и, Северус надеялся, не узнают.

Мелькнула и пропала мысль вернуться за Гермионой – он заставил себя идти дальше, несмотря на желание ее защитить. Реддл ничего ей не сделает, пока думает, что от Грейнджер можно получить хоть какую-то пользу, а от своей идеи он так просто не откажется. Но стоит ему понять, что она давно не на его стороне…

Великий Мерлин, пожалуйста, если это его шанс, его единственный, выстраданный шанс на счастье, оставь ее в живых!

Уходя из Хогвартса, Северус не был уверен, что поступает правильно.

Уже глубокой ночью он добрался до дома Минервы. Опасаясь слежки, несколько раз аппарировал в самые людные уголки Лондона - однажды его вынесло на рельсы прямо перед поездом метро (едва успел трансгрессировать в Ковентри) – и успокоился только, когда две остановки проехал на автобусе, чтобы следующий след находился как можно дальше.

Тонкс сказала – отправляйся в Мэн, к Минерве. Он помнил путь трансгрессии, но побоялся аппарировать туда от Запретного леса, не желая привести Волан-де-Морта прямиком к их убежищу, так что теперь стоял на берегу, вглядывался в темноту и слушал, как волны вгрызаются в камни. В этой части Англии Ирландское море показывало себя во всей красе – непонятно, как вообще кому-то пришло в голову заселиться на Мэн. И понятно, почему Минерва… такая. Перспектива развеять себя на тысячу частиц прямиком над бушующей стихией посреди ночи вселяла в него нехорошие опасения. Но выбора не было. Северус закрыл глаза и взмахнул палочкой. Если Мерлину до сих пор было угодно оставлять его в живых, он надеялся, что тот не позволит ему умереть так глупо.

- Ты выбрался, - Тонкс, сидя на раскрошенных каменных ступенях, отсалютовала ему бутылкой виски. Полупустой.

Он молча добрел до нее, упал рядом, внезапно почувствовав всю накопившуюся за два дня усталость, и сделал один большой глоток. Жидкость обожгла горло, возвращая какую-то часть способности чувствовать. Точнее, понимание того, что он вообще-то должен чувствовать хоть что-либо.

Метаморф на первый взгляд была в порядке, но глаза были какие-то шальные, диковатые. Он перевел взгляд на ее пальцы – подрагивали.

- Рассказывай.

Как оказалось, в мэноре уже ждали нападения. Когда Тонкс прошла через защитное поле, о ее появлении тут же узнали Пожиратели – не меньше десятка патрулировало границу. Спасло ее только то, что о способностях Тонкс мало кто знал, и уж точно никто не заподозрил, что они могли так кощунственно использовать личину Реддла.

- Малфой решил, что директор лично захотел уличить своего шпиона, - хрипло рассказывала Тонкс, проглатывая окончания. – Этот заносчивый блондин тебя терпеть не может, ты в курсе?

- Дальше, - коротко бросил Северус, сжимая пальцами переносицу. Глаза слипались, а голова раскалывалась – если он не поспит хоть полчаса, то просто рухнет. Он даже не мог пока осознать всю грандиозность их провала – информация доходила до него какими-то урывками.

- Черт побери, Снейп, я трусила, как последняя девчонка! – выругалась Тонкс, стряхивая остатки виски себе на язык. – Все время думала: они знают, они знают… А когда поняла, что Долгопупсов в мэноре нет… Чуть не свихнулась.

- Узнала, где они? – он с трудом вычленил главное.

Тонкс надолго замолчала. Крутила в ладонях палочку, шумно вздыхала, а когда он уже потерял терпение, выдавила:
- Я их нашла. Они были… У Макнейра.

У него стало горько во рту. Северус слишком хорошо знал ублюдка, чтобы сомневаться в том, чем это закончилось.

- О, Северус, - Тонкс все же не выдержала, затряслась в приглушенных рыданиях. – Они даже не узнали меня! Не… Не… А еще там был Фенрир и другие оборотни, стоило мне подойти ближе – они и разговаривать не стали, сразу бросились…

- Запах, - догадался он. Тонкс убито кивнула. Они этого не продумали, да и при всем желании запах Волан-де-Морта воспроизвести бы не получилось. Поэтому прошлый Реддл повсюду таскал с собой Фенрира – только его нюх не раз спасал их от членов Ордена Феникса, решивших проникнуть к Пожирателям.

- Я оставила их там, - донеслось до него. Северус повернул голову – Тонкс сидела, уткнувшись лбом в колени, раскачиваясь из стороны в сторону. – Я оставила их там… Что я скажу Невиллу? Ты же говорил, их не станут пытать!

Он не знал, что ответить. Он много сказал лишнего вчера и сегодня – это не замедлило сказаться. Северус со злостью думал, что его жалость к Долгопупсам разрушила все их планы. Теперь Волан-де-Морт знает, что Снейп – предатель, этот путь закрыт, а он сам – persona non grata и при всем желании не сможет защитить больше никого, кто по глупости или стечению обстоятельств попадется в лапы к Пожирателям. Гермиону в том числе.

- Если Волан-де-Морт знал, что я – предатель, то и сыворотку правды получить не рассчитывал, - безразлично бросил он, поднимаясь с холодных ступеней. Солнце всходило, на траве и камнях выступила роса, на землю лег туман. Он слышал шум моря и крики чаек, гул изредка проезжающих вдалеке машин, но у него просто не было сил реагировать на окружающий мир.

Когда Тонкс, просидев на крыльце еще с полчаса, вошла в дом, то обнаружила его спящим на узкой танкетке в гостиной. Виновато ссутулившись, молодая женщина взмахнула палочкой, опуская шторы, чтобы яркое утреннее солнце не смогло ему помешать.


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Четверг, 13.06.2019, 13:13 | Сообщение # 8
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 5

Его разбудил ровный, то стихающий, то нарастающий шум. Во сне Северусу казалось, что так шумит прибой – он бродил по пустому каменистому пляжу, бросая в море камни, которые превращались в орущих чаек, и пытался ругаться с самим собой – что получалось плохо, потому что ответа он так и не дождался.

Открыв глаза, он еще пару секунд вслушивался в звук прибоя, пока мозг не заработал нормально, и из шума не вычленились отдельные, то повышающиеся, то стихающие, голоса.

Бесшумно поднявшись, он раздвинул шторы, пытаясь определить который час, и сколько он умудрился проспать. Сон ему приснился только один – под самый конец, а в остальном все было больше похоже на то, что он просто отключился. Упал куда-то в темноту, а вынырнул – и непонятно, выспался или нет. Голова была тяжелая, шея ныла, но мыслил он вроде бы здраво, значит, следовало как можно скорее включиться в события.

На маленькой кухне вновь собрался весь Орден Феникса… Простите, Сопротивление. Даже младший Поттер присутствовал. И - к величайшему облегчению Северуса – Гермиона. Она выглядела расстроенной, судя по лицу – плакала, но в остальном была цела, и он пообещал себе при первом же удобном случае вознести Мерлину хвалу.

Все они склонились над разложенным на столе утренним номером Пророка и, судя по всему, только что активно его обсуждали.

Северус примерно знал, что может там увидеть, так что к столу подходить не спешил, встал в проходе, пользуясь тем, что остальные стояли на свету и его рассмотреть толком не могли.

- Снейп, - Джеймс заметил его первым.

- Поттер, - не слишком любезно откликнулся он.

- Посмотри, - Минерва вместо приветствия кивнула на Пророк. – Это катастрофа, Северус, это просто…

Беспомощно разведя руками, она отвернулась к плите, накладывая на тарелку яйца с беконом. Видеть профессора МакГонагалл суетящейся по хозяйству было неловко, и он предпочел узнать, что же там такого написала Скитер.

«Преступление века!» - кричал первый и самый крупный заголовок. Сразу под ним чуть меньшим шрифтом «Убийство или шантаж? Попытка переворота!»

Он на пару минут выпал из реальности, читая совершенно абсурдную, но настолько логически выстроенную статью, что опровергнуть ни один из ее доводов не получалось при всем желании:

Сегодня утром жители Великобритании рисковали проснуться уже при совершенно другом режиме! В ночь со второго на третье мая на личную резиденцию министра Магии Корнелиуса Фаджа было совершено нападение. О трагических событиях корреспондентам Пророка стало известно одним из первых. Именно ваша покорная слуга своими глазами видела ужасающую картину, которую являет собой разрушенный особняк министра. Не помогла ни охрана, ни заклинания. Более того, по последним сведениям из аврората, нападение было совершено при активной поддержке первого телохранителя министра – Кингсли Бруствера. Если бы не слаженные действия близкого друга и соратника Фаджа - директора Хогвартса и одного из сильнейших волшебников современности мистера Томаса Реддла, мы рисковали бы окунуться в кровавое месиво гражданской войны!..

Хорошо, что он так и не успел сделать глоток из кружки, что поставила перед ним Минерва. Воздух внезапно перестал проходить в легкие, и Северус поднял глаза от газеты. На него сочувственно смотрели остальные.

- Соратник и друг?! С каких это пор…

- Вы читайте дальше, - попросила Гермиона. В глазах ее, все еще слегка опухших от слез, горел воинственный огонек. – Это только начало…

Нехорошие предчувствия сосредоточились где-то в желудке, и он с отвращением посмотрел на поставленную перед ним тарелку с завтраком.

- Мы так благодарны, не знаю, что бы делали без его помощи, - говорит единственная дочь мистера Фаджа со слезами на глазах. Она все еще испугана, но в данный момент находится под защитой в Хогвартсе. – Это чудо, что отец успел отправить ему вестника! Мы были на втором этаже, все случилось очень быстро – взрыв, мы с мамой упали, стекла в окнах осыпались нам на головы. Я попыталась добраться до лестницы, но внезапно на ней появились фигуры в черных мантиях – их лица были закрыты черными масками, и они попытались достать нас заклинаниями, но на первом этаже кто-то закричал, и вдруг стало так темно – просто ни зги не видно! А потом я услышала… Услышала, как один из них говорит другому: «Избавься от них, Снейп»…

Второй раз за утро ему не хватало воздуха. Даже в глазах потемнело. Северус сделал гигантский глоток остывшего кофе, надеясь, что тот приведет его в чувство, и написанное чудесным образом изменится… хоть на розовых единорогов! К сожалению, этого не произошло, и он заставил себя читать дальше:

- В этот момент все и случилось – вторым взрывом меня перебросило через перила – я упала на первый этаж, в какие-то обломки, а в дом (точнее, то, что от него осталось) стали прибывать люди: я увидела профессора Реддла, за ним аппарировали Алиса и Фрэнк Долгопупсы – они живут неподалеку, очевидно, пытались помочь… Потом появились авроры.

К сожалению, ваша покорная слуга не смогла более отнимать время мисс Элисон Фадж. Бедняжка сильно пострадала и нуждалась в отдыхе, да к тому же до сих пор не пришла в себя от потери отца.

Вы можете спросить себя – зачем такому уважаемому человеку, как профессор Северус Снейп – выдающемуся зельевару, преподавателю, декану факультета Слизерин вставать на путь убийства? Зачем это делать Кингсли Брустверу, верой и правдой служившему Корнелиусу Фаджу почти пять лет? Но давайте вспомним, вспомним, кому эти личности служили еще совсем недавно! Многие из вас до сих пор просыпаются в ужасе, стоит им увидеть во сне величайшего преступника современности. Того-кого-нельзя-называть. Давайте вспомним, как боялись выходить на улицы меньше десяти лет назад, боялись быть убитыми – жестоко, безжалостно! Только благодаря Томасу Реддлу мы можем сегодня спать спокойно и не бояться за своих детей в Хогвартсе. И Кингсли Бруствер, и Северус Снейп были признаны невиновными в преступлениях Альбуса Дамблдора, однако можно ли им верить? Если волк натянул шкуру овцы, это еще не означает, что он перестал есть мясо! Несмотря на то, что аврорат по-прежнему не дает никаких четких ответов, картина вырисовывается уже более чем понятная. Очевидно, дело Дамблдора живо и по сей день! Ужесточение политики наказаний, усиление контроля за изготовлением палочек и уровнем силы у магглорожденных, конечно же, не могло понравиться этим анархистам, этим радикалам! Они бы предпочли и вовсе погрузить Британию в хаос! К счастью, этого не случилось. Министерство собирается придерживаться своей политики и впредь и обращается через страницы нашей газеты к тем, кто удерживает у себя Корнелиуса Фаджа: «Мы не собираемся торговаться! Мы не собираемся отступать! Каждый участник этого преступления будет пойман и уничтожен по законам военного времени!!!»


В оглушающей тишине Северус свернул газетенку, преувеличенно аккуратно отложил в сторону и тщательно контролируемым движением палочки превратил ее в пепел.

- Ну, зато чрезвычайное положение все-таки ввели, - силясь сказать хоть что-то цензурное, произнес он. – Нельзя сказать, что ваш план не удался.

- Очень смешно, - мрачно буркнул Поттер.

Лили укоризненно на него посмотрела. Кингсли невесело что-то фыркнул в губу. Минерва была на грани истерики. Поттер-младший угрюмо ковырял носком старый линолеум на полу, Гермиона чуть слышно вздохнула – он не видел, но почувствовал плечом, потому что она сидела ближе всех – и только Тонкс оценила шутку, хихикнув. Впрочем, этот звук быстро затерялся в осуждающем молчании.

- И что же мы имеем? – Северус видел, как кто-то спускается по лестнице со второго этажа – это оказалась Августа. Сурово оглядев собравшихся, она вперила взгляд выцветших глаз почему-то в него.

- Провал, - констатировал Джеймс. – Полный.

Никто не стал с ним спорить.

- Реддл умудрился одним движением пальца уничтожить все, над чем мы работали… - Кингсли занял привычное место у окна, и Северус только сейчас понял, что это, наверное, уже привычка – контролировать то, что происходит снаружи.

- А у меня еще Фадж в подвале, - вздохнула Минерва. – Не понимаю только теперь, зачем. Как он умудрился скормить эту историю Рите Скитер?

- Скорее всего, ему и не понадобилось, Реддл - мастер фальшивых воспоминаний, - отозвался Северус, все еще переваривая прочитанное. – Или взял под Империо семью Фаджа. Масса способов…

- Быстро он подсуетился, - оценил Джеймс.

- Зато мы повели себя как последние болваны, - Минерва раздраженно схватила со сковородки кусок бекона и, жестикулируя им вместо палочки, продолжила: - Я четыре часа просидела у него в кабинете! Я журнал заполнила на год… нет, на десять лет вперед! Нет, я, конечно, начала подозревать, что наш план полетел к Мерлину в задницу, когда ты не явился через час, - бекон обличающе ткнул в Снейпа, – но даже Дамблдор не смог бы такое провернуть у меня под носом! Как это случилось? Может кто-нибудь сказать? У меня создается ощущение, что Реддл знает каждый наш шаг еще до того, как он будет придуман! И статья была написана еще до похищения министра! А почему нет? Кому какая разница, как все случилось на самом деле, если все верят только писаке Скитер?!

После этого гневного монолога Северусу стало еще хуже. Он понял, наконец, почему Реддл до сих пор не использовал хроноворот. А зачем?! До сих пор все складывалось для него как нельзя лучше! Все главные силы Сопротивления – повержены при их активном участии. Теперь начнется настоящая охота на ведьм – то есть, на бывших сторонников Дамблдора. Скитер написала такую статью, что он сам бы поверил, если б не знал, что в этот момент его как раз пытали!

- Ну, по крайней мере, Минерва и Джеймс все еще работают в Хогвартсе, - заметила Августа, направляясь прямиком к Северусу и выразительно зависая над его плечом. Он не менее демонстративно остался сидеть, намекая, что есть менее больные и более пугливые личности – вроде того же Поттера-младшего, который услужливо уступил место старушке.

- Пока что, - ответила все еще взъерошенная МакГонагалл. – Надолго ли? После этой статьи родительский комитет меня линчует как пособницу Дамблдора, а Реддл займет место министра!

- Пока не доказана смерть последнего – не займет, - резонно заметила Лили.

- Ну, хоть в этом нам повезло, - огрызнулась Минерва. – А то, честное слово, иногда хочется придушить Фаджа. Стоит мне появиться в дверях, как он начинает бросаться!

- А ну! – Августа с размаху опустила внушительный кулак на столешницу. Его кружка подпрыгнула на краю и почила в бозе. Северус проводил ее скорбным взглядом – всего-то два глотка успел сделать. – Ведете себя, как слабаки! Неужто мои дети пострадали только для того, чтобы вы сейчас жалели себя?!

- За Алису с Фрэнком сейчас можно не беспокоиться – им окажут самое лучшее лечение в Мунго, - Джеймс рассеянно перебирал волосы сидевшей рядом жены. – Непонятно, правда, зачем Реддл выставил их защитниками министра…

- Чтобы поиздеваться, - угрюмо бросила Минерва. – Он это любит.

- И мое имя в статье, - поддержал его Кингсли. – Я не снимал маску, а взрыв был только один – и то, когда мы пытались скрыться от приспешников Реддла. Откуда он вообще узнал о наших планах?!

- Хроноворот.

Северус даже не сразу понял, что это произнес он. Слушал, как остальные спорят, все глубже увязая в паутине той лжи, что сплел вокруг них Волан-де-Морт, и в какой-то момент просто не выдержал – нельзя было больше скрывать это. Нельзя думать, будто он сможет поквитаться с Реддлом в одиночку. Ему нужна была помощь, а для этого… для этого нужна была ясность – с обеих сторон. Пришло время раскрыть карты.

- Что, прости? – Минерва с недоумением посмотрела на него. Во взгляде явно читалось: «А не спятил ли он часом?».

- Это сказки, - Кингсли покачал головой. – Дамблдор уничтожил все хроновороты, как раз перед тем как… Отдел Тайн его до сих пор ненавидит. Не только за это, конечно…

- Это правда, - девичий голос перекрыл начавшиеся было шепотки. Все, включая Северуса, уставились на Гермиону, до сих пор сидевшую тихо, как мышка. Он – чуть виновато, зная, что она по неизвестным причинам хотела бы сохранить все в тайне. Остальные – с плохо скрываемым недоверием.

Гермиона оглядела собравшихся и, словно решив для себя важную дилемму, еще раз кивнула, затем добавила, чуть вздернув подбородок:
- Я пользовалась им.

- Ч-что? – пролепетала Минерва, явно не ожидавшая такого поворота. Нервно поправив очки, она поискала взглядом, куда бы опуститься, не нашла и снова растерянно повторила: - Что?

Ему бы тоже хотелось знать. Он помнил, что прошлая Гермиона пользовалась хроноворотом с одобрения Дамблдора (и при его собственном горячем сопротивлении), но полагал, что история пошла здесь другим путем, и об опасном изобретении отдела тайн никому, кроме Реддла, не известно…

- Первый раз мне… Было пять, - словно выталкивая из себя слова, Гермиона отстраненно скользила взглядом по столу. Нервно переплетенные пальцы рук лежали на коленях, но, сидя рядом, он прекрасно все видел. – Я тогда только-только почувствовала силу, не умела еще ее контролировать, а воспитательница в приюте…

- Стоп, - вырвалось у него. – Быть этого не может. БЫТЬ. ЭТОГО. НЕ. МОЖЕТ.

Мир внезапно сузился до ее удивленного, растерянного лица. Дышать стало нечем. Северус вскочил, попятился – стул рухнул позади.

- Вы же…

Он посмотрел на Минерву, на Поттера, Кингсли – ни у кого история Гермионы не вызывала и тени сомнения, но он же… Этого просто не могло случиться!

- Ваши родители – стоматологи, - хрипло выдохнул Северус, вцепившись Гермионе в руку. Она не вырывалась, но в глазах на секунду мелькнули страх и – боль. – Магглы, и сама вы – магглорожденная, вы выросли в предместье Лондона, как обычный ребенок!

- МОИ родители, - тихо, но твердо, выделив первое слово, сказала Гермиона, окончательно разрушая его мир, - погибли в автокатастрофе в день моего рождения. Я росла в приюте, профессор. Том самом приюте, которые организовывал директор. Оттуда меня, слава Мерлину, забрала Минерва.

- Северус, не нужно пугать мисс Грейнджер, - осторожно расцепляя их руки, вклинился Кингсли. Снейп позволил ему это, неохотно отступив к окну. Голова раскалывалась. Все это время он почему-то думал, что ее история – история Гермионы Грейнджер – осталась прежней. Почему, интересно? Если Лили жива, то почему не могло измениться все остальное?

- Мисс Грейнджер пережила пытки Беллатрисы, вряд ли ее может шокировать что-то еще… - ощущая собственный голос, как наждачную бумагу, он попытался пошутить, но добился только худшего.

- Что?! – Минерва.

Вот… Мерлинова задница. Он хотел выйти из комнаты, понял, что не может ходить, и привалился к стене, чувствуя затылком приятную прохладу камня. В голове шумело. Как только Северус закрывал глаза, перед ними проносились тысячи обрывочных воспоминаний – из двух разных миров, времен, вселенных. Сложно было теперь даже понять, какое из них настоящее, а чему уже никогда не бывать.

- Северус, с тобой все в порядке? – осторожно уточнила Минерва с сочувствием в голосе. – Лестрейнджи погибли еще лет двадцать назад… Гермионы тогда и на свете не было…

- Давай-ка я тебе успокоительного еще накапаю, - решила Августа, зазвенев склянками в огромной сумке. Он слышал ее шаги и даже не мог придумать внятного объяснения, чтобы прикрыть собственный провал. Плохо, очень плохо.

- Оставьте его, профессор, - послышался голос Гермионы. – Мало ли какие видения подсунул ему директор. Он мастер подобных пыток…

А ты? Откуда тебе знать об этом?..


Окончание следует...


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
VegaBlack Дата: Четверг, 20.06.2019, 10:54 | Сообщение # 9
VegaBlack
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Отличный интригующий сюжет, который держит в напряжении. Очень жду окончания истории
 
lizard Дата: Суббота, 22.06.2019, 14:40 | Сообщение # 10
lizard
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Такая мрачная пучина получилась и, кажется, совсем нет возможности выбраться из этой ситуации.
Тем интереснее ожидание окончания.
 
basty Дата: Среда, 26.06.2019, 17:26 | Сообщение # 11
basty
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Может Гермиона тоже путешественница во времени?
 
Sir_Severus Дата: Среда, 26.06.2019, 17:26 | Сообщение # 12
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 6

Северус не знал, были ли столь паршивые ощущения нормальны для путешественников во времени, а если да – то он очень, очень им сочувствовал. Потому что в данный момент казалось, будто все внутренности пытаются выбраться из него наружу.

Мокрый от пота, в ознобе, он устало опустился на холодный кафельный пол маленькой ванной Минервы и в очередной раз пожалел, что не умер. В голове царил хаос – мешанина из обрывков воспоминаний, некоторые из которых, он подозревал, даже вовсе никогда не случались. Например, укус Нагайны в маленькой хижине на окраине Хогсмида и его собственная смерть. Этого определенно никогда не случалось, ведь невозможно забыть собственную смерть?! И все же он очень ясно ощущал, как змеиные зубы вонзались ему в шею, помнил эту выжигающую самое нутро боль, помнил собственные слова, непонятно к кому обращенные:
- Взгляни… На… Меня…

Почему, зачем? Он не знал – перед этим была пустота, но Северусу отчего-то казалось важным вспомнить, за что Волан-де-Морт решил убить своего самого преданного слугу…

- Профессор… - за дверями, распугав, как мозгошмыгов, все его воспоминания, послышался встревоженный голос Гермионы. – Вы в порядке?

Нет, черт возьми, он совершенно точно не в порядке! Как только Реддл это выносит? Удивительно еще, что он до сих пор не свихнулся…

Или?..

Забрезжившую было догадку снова вспугнули:
- Профессор!

Ааах, да чтоб тебя! Поттер!

Северус раздраженно поднялся и, по стенке добравшись до двери, резко ее распахнул, злобно рявкнув:
- Что?!

- Вы в порядке? – испуганно уточнил Гарри, сверкая огромными зелеными глазами, до боли напомнившими ему глаза Лили.

- А что, я выгляжу хорошо? – брюзгливо вопросом на вопрос ответил он.

- Я принесла кофе, - Гермиона. Устроилась на кровати (как оказалось, это была ее спальня, единственное место, куда Северус успел добраться, прежде чем ему стало плохо).

На прикроватной тумбочке звякнул кофейник.

Благодарно сглотнув, он на минуту вернулся в ванну привести себя в порядок и устроился в кресле. Поттер по-прежнему обретался в комнате, тревожно глядя на него. Эти двое, похоже, сдружились в последнее время.

Если бы он мог, то посмеялся бы над иронией судьбы.

- Вы так и будете сверлить меня взглядом? – выпив третью чашку, он устало прикрыл глаза, чтобы не видеть ярких цветных пятен, от которых голова болела еще больше.

Послышался неуверенный шорох. Скрипнула дверь, и он понял, что девчонка изгнала дружка из комнаты, в которой сразу стало комфортнее находиться. Даже головная боль, казалось, отступила.

- У вас ведь тоже видения, - Гермиона внимательно за ним наблюдала. – Вы знали, что я говорю правду еще тогда, в Больничном крыле. Мне все это не приснилось.

Он не ответил – она в ответах не нуждалась.

- Иногда у меня такое ощущение, словно я… Меняюсь, - призналась Гермиона. – Эти воспоминания не мои, но я никак не могу прогнать их из своей головы!

- Вы вспомнили только Уизли с Поттером? – со страхом спросил он.

- Она просто пыталась вас защитить, - сказала Гермиона.

Он не ответил. Не знал, что должен сказать ей. Им обеим.

- Расскажите всем, - после недолгого молчания Гермиона решилась. – Вы знаете, о чем я. Я не могу, но вы можете…

- Мисс Грейнджер, мне кажется, вы достаточно видели последствия моих рассказов, - он поморщился и открыл глаза. Она сидела на кровати, скрестив ноги в позе лотоса, одетая в обычную маггловскую одежду: джинсы, кофта.

И в этом была безумно похожа… на нее. Ему до боли в кончиках пальцев хотелось прикоснуться к ее волосам: убрать непослушные пряди, почувствовать мягкую кожу – она просто обязана была быть мягкой и упругой, теплой под его губами.

Вздрогнув всем телом, Северус до скрипа сжал челюсти и потянулся за сандвичем, одиноко лежавшим на подносе. Хоть чем-то занять руки. Безумие – определенно, безумие. Иначе не объяснить ни эти странные, не свойственные ему желания, ни готовое выскочить из груди сердце, да, собственно, ничего из того, что он делал и говорил ей в последнее время. Откуда ему вообще знать, какова ее кожа? Помнить ее губы? Ее руки?

- Они еще не скоро примирятся с мыслью, что Реддл использовал хроноворот, - не подозревая о его мыслях (и хорошо!), Гермиона вздохнула.

- Это было вынужденно, - он безо всякой охоты откусил от сандвича, понял, что адски голоден, и съел все без остатка. – Иначе они придумали бы другую, более абсурдную версию, а это чревато последствиями. Но вы! Почему ВЫ до сих пор ничего не рассказали им?

Гермиона передернула плечами, нервно обхватив себя за локти. Она избегала смотреть ему в глаза – взгляд блуждал по комнате, но Северус слишком долго откладывал разговор с ней, чтобы сейчас поддаться сочувствию. Отставив чашку в сторону, он наклонился вперед:
- Мисс Грейнджер?

- Я испугалась, ясно? – выпалила она. – Вы не понимаете! Я выросла в приюте, где детям с малолетства вдалбливали, что магглорожденные никогда не смогут стать такими же, как обычные маги! Что мы никогда не сможем контролировать силу, мы опасны и, стоит кому-то из нас потерять над собой контроль… Том говорил, меня бросят в Азкабан, - на грани слышимости закончила она.

- Том, - повторил он издевательски, неприятно задетый этой фамильярностью. Подумать только...

Гермиона гневно сверкнула глазами:
- Да, Том! Когда-то я доверяла ему, как никому другому, он был моим другом!

- Если бы его план удался, вы стали бы не только другом, но и матерью для нового Темного Лорда! - не сдержался Северус. Впрочем, он тут же пожалел о своих словах – Гермиона побледнела, словно призрак. В расширившихся зрачках плеснулся страх.

- Ч-что? – пролепетала она слабо.

- А вы думали, он берег вас для Малфоя? – устало спросил Северус, уже жалея, что поддался злости. - Или кого-то другого? Вы, мисс Грейнджер, в прямом смысле слова уникальны. Он бы не позволил ни одному из нас прикоснуться к вам.

- Я вам не верю, - прошептала она. – Я не… Он никогда… А вы? Давно вы знали об этом?!

- Вы лучше спросите себя, давно ли знал об этом тот Снейп? – зло бросил он.

Гермиона открыла было рот – явно хотела встать на защиту, но замерла.

- Что? – он нахмурился. - Говорите уже.

- Как раз перед тем, как он исчез, я предложила ему, - она запнулась, виновато посмотрела на него, но продолжила, - жениться на мне. Он тогда чуть с ума не сошел – вышел из себя, накричал…

- Удивительно, с чего бы это? – язвительно откликнулся Северус, мечтая придушить самого себя.

Гермиона одарила его гневным взглядом:
- Вы не понимаете! Я думала, директор потому и свел нас вместе, придумав это дурацкое кураторство – зачем еще оно было нужно? Я просто хотела сделать все сама! Без его приказа! Боже, какая я была дура… Он знал. Он давно все знал…

Закрыв лицо руками, она закачалась из стороны в сторону, пытаясь изгнать из головы эти воспоминания. А ему неожиданно стало жаль ее. Вероятно, для Гермионы это и, правда, был единственный выход.

- Если вас это утешит, он пытался вас защитить, - выдавил Северус с неохотой, вспоминая ампулу с ядом. Чем дольше он находился в шкуре этого Снейпа, тем больше был уверен, что тот вел ту же игру, что и сам Северус в прошлом-будущем. И слишком запутался.

- И что теперь? – она посмотрела на него. – Что мне делать теперь? Директор все поймет.

- Не поймет, если вы не будете в очередной раз лезть на рожон, - отрезал Северус. – Не попадайтесь ему на глаза. Не оставайтесь с ним наедине. И… Будьте осторожны. Пожалуйста.


***

Так прошло несколько дней. Убежище оживало только к вечеру, когда члены Сопротивления собирались за кухонным столом, чтобы обсудить последние новости и в очередной раз попытаться составить хоть какой-то план. Правда, последнее все больше походило на открытое признание поражения. Новость о том, что у Реддла есть хроноворот, всех словно обезоружила – какой смысл предпринимать хоть что-то, если их действия уже известны Волан-де-Морту?

Гермиона больше не приходила, а он с досадой замечал за собой, что ждет именно ее. Ему было плевать, что будет с остальными – Поттера он и вовсе предпочел бы не видеть, поскольку шуточки Джеймса начинали порядком Снейпа доставать:
- Снейпи, - притворно огорчался он, садясь за пустой стол, - раз уж ты все равно ничего не делаешь (пока остальные, между прочим, рискуют жизнью), мог бы хоть ужин приготовить…

Спустя три дня над очередным выпуском Пророка разгорелся жаркий спор:
- А я тебе говорю, что нужно проталкивать Скримджера! – Джеймс вскочил, кинул на застывшего в дверном проеме Снейпа неприязненный взгляд и, неохотно опустившись обратно на стул, добавил уже спокойнее: - Он начальник Аврората, если он не сумеет удержать это место, то грош ему цена…

- И кого тогда назначат на его место? – махнув ему, Минерва тоже вернулась к прерванному спору. – Ты знаешь, кто у него в заместителях ходит? Долохов. ДОЛОХОВ, понимаешь? Хочешь, чтобы в кресле аврора оказался приспешник Волан-де-Морта?

- Перестань его так называть, - жалобно попросила Помфри, кутаясь в шаль. – Меня каждый раз мороз по коже пробирает… Ну и имечко.

- А еще кандидатуры на должность министра магии есть? – Северус добрался до Пророка и, скомкав его с немалым удовольствием, метко забросил в камин. В последнее время он очень полюбил топить камины Пророком.

- Толстоватый, - буркнул Поттер. – Нет, Пий, конечно, неплох, но…

- Только не он, - вырвалось у Снейпа. В неловкой тишине все уставились на него.

- Почему? – не столько желая поспорить, сколько от удивления спросила Минерва. – Он хорошо себя зарекомендовал, совет министров не будет против его назначения.

- Слишком консервативен, - выдавил Северус, чувствуя себя мышью, на которую уставилось семь котов. Мерлин побери, как ему надоели эти игры! Ну что, что нужно совершить, чтобы его, наконец, оставили в покое или на худой конец убили окончательно?!

- А он прав, - после минутного раздумья согласилась Поппи. – Если Реддл переманит его на свою сторону. Нет, нам нужен кто-то свой.

- Нужен кто-то достаточно сильный ментально, - Северус решил, что хуже ему уже не будет, а потому можно немного приоткрыть карты. – А иначе будет, как с Фаджем - наложить на него Империо и можно делать что угодно.

- И почему я не удивлен, что эти мысли приходят тебе в голову? – язвительно прокомментировал Поттер.

- Потому что у меня хватает на них мозгов? – не остался он в долгу.

- Или подлости?

- Хватит! – гаркнула Минерва, пресекая начавшуюся склоку. - Вот что, я поговорю с Кингсли, может быть, он кого-нибудь посоветует…

- Думайте быстрее, - Тонкс он видел впервые с того дня. Аврор сидела угрюмая, подавленная. – Через три дня состоится заседание совета министров и будет назначен заместитель.

- А завтра – прием в Малфой-мэноре, - добавил Джеймс. – Куда совет в полном составе приглашен. Самое время Реддлу навести мосты и подмазать кого нужно.

- Вы там будете? – тут же спросила Минерва.

- Я, Лили и Гарри – все приглашены, - кивнул Поттер. – В последнее время директор к нам очень добр… Никак не пойму, к чему бы это.

- Реддл не бывает «добрым»! – передразнил его Северус. – Просто у тебя не хватает мозгов понять, что конкретно он замышляет.

- А у тебя, выходит, хватает? – тут же закусил удила Джеймс. Под предупреждающим взглядом МакГонагалл Северус сдержал все обидные замечания на этот счет и только сказал:
- На твоем месте, я бы оставил жену дома. Или еще лучше – пусть она некоторое время поживет здесь.

- Что?! – с тем же успехом Северус мог дразнить красной тряпкой быка – Поттер вспыхнул, словно фитиль от динамита: - Ах ты, мерзкий… Может, еще и в постель ее к тебе уложить?!

- Джеймс! – в отчаянии попыталась разнять их Минерва, но оба были слишком разъярены, чтобы обращать на нее внимание.

- Кончилось твое время, Снейп! – выплюнул Поттер с ненавистью. – Не усидеть больше на двух стульях сразу, а?! И Лили ты больше не получишь, понял?! Не смей даже смотреть в ее сторону!

- Ты идиот! – презрительно процедил Северус, испытывая какое-то особое удовольствие при виде потерявшего всякое лицо Джеймса. Почти неделю он слонялся по дому, словно узник в Азкабане, мучаясь от невозможности сделать хоть что-то, от неизвестности, и теперь наслаждался этой эскападой, пользуясь возможностью сорвать зло на давнем враге. – Реддлу наплевать на тебя, но он не откажется от возможности задеть меня!

- Может, еще и Гарри сюда переселить? – язвительно бросил Джеймс.

- Нет, на мальчишку мне плевать, - честно признался Снейп. – А вот Лили…

Кулак Поттера с хрустом врезался ему в переносицу. От неожиданности Северус даже не успел ничего сделать – голова его мотнулась назад, разбрызгивая капли крови по кухне, резкая боль в сломанном носу сменилась онемением.

- Ублюдок, - выплюнул Джеймс с отвращением. Зло оглядел всех – Минерву, Тонкс и Помфри. – Попомните мои слова, однажды вы поймете, что было большой ошибкой связываться с ним.

Когда он ушел, Тонкс деловито убрала кухню, устраняя следы драки, пока Снейп пытался вправить нос перед зеркалом в спальне. Он занял гостевую – прямо напротив комнаты Гермионы. Не самая лучшая идея, потому что каждый раз, проходя мимо, он думал о том, как, оказывается, мало знает о ней. Казалось абсурдным, что она называла Волан-де-Морта просто – по имени. Никто этого не делал. Никогда. В этом было что-то слишком личное, слишком интимное, словно между этими двумя была связь. И это пугало Северуса. Потому что между той, что звала величайшего убийцу по имени, и той, что готова была пожертвовать жизнью, лишь бы убить его – огромная, непреодолимая пропасть.

- Зачем ты его злил? – Минерва. Вошла, тихо поставила на раковину заживляющее зелье, прислонилась к косяку.

- Ты не могла бы… - он указал на свой нос, и женщина, вздохнув, вправила его одним движением палочки. – Спасибо.

Осталось только смыть кровь с сюртука и рубашки.

- И все же? – Минерва смотрела, как он брезгливо снимает и то, и другое. Человека, который может спокойно расстегнуть добрую сотню мелких стальных пуговиц, невозможно вывести из себя ничем.

- Потому что он идиот.

Кровь заклинаниями не смывалась – он бросил вещи в корзину для белья, предоставив это юркому домовому эльфу.

- И потому, что Лили действительно грозит опасность. Реддл считает, что я… люблю ее.

- Их дом под заклятьем Доверия, - Минерва с ироничной улыбкой смотрела, как он роется в шкафу, пытаясь найти что-то более презентабельное, чем женский пеньюар ее покойной бабки, поеденный молью. – С ней все будет в порядке…

Где-то он это уже слышал. Замерев на месте, Северус с нехорошим предчувствием повернулся к ней:
- А кто является ключом?..

- Я, - она пожала плечами. – А что? Во мне-то ты уверен?

- Да, - выдавил он, пытаясь избавиться от мерзкого ощущения дежавю. Нет, в этом времени все будет иначе. Он не любил Лили, но и смерти ей не желал, а Реддл не станет действовать так открыто.

И все же…

- Ладно, - проворчала женщина, выуживая из комода рубашку покойного мужа и вручая ее Снейпу. – А то я уж подумала, что ты окончательно свихнулся… Пойду, покормлю Фаджа. Честное слово, это была одна из самых моих плохих идей… Что мне теперь, выкуп с министерства требовать за него?!

- Минни, подожди, - поспешно натянув рубашку, он последовал за ней. МакГонагалл была ближе всех к Гермионе – и знала ее лучше всех.

- С мисс Грейнджер все в порядке?

Минерва удивленно покосилась на него, явно не ожидая такого участия.

- Конечно, а почему ты спрашиваешь? Мы уже говорили об этом, Северус. Реддл ничего ей не сделает. Она – вершина его планов.

Да уж, знала бы ты насколько права!

- Она не появлялась здесь почти неделю, - сухо ответил он.

Они вошли в подвал, где в бывшей кладовке для копчений сидел Фадж. Несмотря на то, что МакГонагалл оборудовала подвал под жилые помещения, здесь пахло сыростью и затхлостью, а у пленника, как у любого узника, долго не видевшего света, кожа приобрела желтовато-землистый оттенок и обрюзгла.

- Мне, знаешь ли, сложно скрывать от директора Хогвартса частые отлучки его лучшей ученицы, - осторожно просовывая в окошко на двери тарелку супа и хлеб, Минерва старалась, чтобы Фадж ее при этом не видел. Не то кто-то из Пожирателей постарался напоследок, не то это была естественная реакция, но абсолютно аморфный, едва передвигающийся министр разбивал руки в кровь, пытаясь добраться до своей «похитительницы», едва она попадала в его поле зрения.

- Может быть, ты все же попытаешься снять с него Империо? – убедившись, что пленник накормлен, женщина повернулась к зельевару.

- Если ты узнаешь, кто именно его наложил, - Северус пожал плечами. Его не интересовала судьба Фаджа.

- И что ты сделаешь?

- Убью его, естественно, - удивился он. – Ты знаешь другие способы?

- Знаешь, лучше… Лучше не подходи к Фаджу. И вообще, забудь о моей просьбе… - пробормотала Минерва, обходя Снейпа по кругу и поспешно поднимаясь наверх. – Ты иногда пугаешь меня, Северус…

- Лично меня пугает то, что сказала мисс Грейнджер, - он воспользовался случаем снова перевести тему на интересующий его предмет. Заметив это, собравшаяся было уходить МакГонагалл поджала губы, задумчиво посмотрела на него, словно прикидывая – стоит ли делиться подробностями – и, вздохнув, села за кухонный стол.

- Не понимаю, в последний год мне казалось… Разве она не рассказывала тебе?

- Просто ответь на вопрос, - досадливо буркнул он. – Ты в ней уверена? Уверена, что Реддл не промыл ей мозги, что в ваших рядах нет еще одного двойного шпиона?

- Мерлин всемогущий! – экспрессивно всплеснула руками Минерва, возмущенно глядя на него. – Конечно, уверена!

- Почему?

- Ладно, - вздохнула женщина, сжимая пальцами виски. – Даже ты не можешь быть настолько подозрителен, но я расскажу. Когда Гермиона попала ко мне на факультет, я уже тогда знала, что у директора она на особом счету. Сколько я видела – и продолжаю видеть – магглорожденных, выпущенных из его приютов… Она не была похожа на них. Он выделял ее – приносил сладости, помогал учиться контролировать силу, воспитывал в ней стремление к чему-то большему. Ко мне на факультет попала его маленькая копия, понимаешь? Я приложила много усилий, чтобы завоевать ее доверие, чтобы она смогла общаться с другими детьми, чтобы они перестали ее сторониться – ты думаешь, у нее сейчас нет друзей, но ты вспомни Гермиону на первом курсе! Реддл делал все, чтобы другие дети возненавидели ее – и она пришла к нему. Просто ей больше не к кому было идти.

Минерва еще раз протяжно вздохнула, невидящим взглядом уставившись на столешницу.

- Поэтому, когда учебный год закончился, я не смогла отпустить ее обратно в приют, - заключила она. – Не могла отдать ее Реддлу, понимаешь? Это, правда, не классическая история о счастливом материнстве. Гермиона очень закрытая девочка. Скрытная. Но преданная. Я долго шла к тому, чтобы она наконец поняла, что представляет из себя ее кумир. Не стану скрывать, он тоже приложил к этому руку – они начали отдаляться друг от друга, когда Гермиона стала достаточно взрослой, чтобы понимать, что Реддл делает с остальными магглорожденными в приютах. И какую роль прочит ей. Она захотела свободы – как я и надеялась. Так что да, я уверена в Гермионе. И, Северус… Я буду рада, если вы, наконец, помиритесь. Ей нужен друг.

Друг. У нее уже был один друг – тот Снейп. Очевидно, она не просто так проводила именно в его комнатах все свое свободное время – и, тем не менее, ни словом, ни делом не показала, что скучает по нему, когда Северус явился на его место. Она даже, пожалуй, была не слишком удивлена этим фактом…

Северус замер. В голове его начали со страшной скоростью прокручиваться воспоминания. Словно рассыпанные по полу паззлы под руками опытного игрока, картинки вставали на свои места: она почти сразу распознала в нем «иного»; не стала даже спрашивать, куда делся ТОТ Снейп – а ведь проводила с ним так много времени! Она расспрашивала его – довольно упрямо, надо сказать – о событиях будущего, а он, дурак, еще принял этот интерес за обычное любопытство; она поразительно много даже для столь одаренной ведьмы знала о свойствах времени – иначе не попыталась бы создать временную петлю, о которой, наверное, даже МакГонагалл не сможет сказать больше двух слов!

И она знала о хроновороте. Знала задолго до его появления в этом мире. Мерлин великий, а если это… она?

Нет, это уж совсем абсурд.

Северус помотал головой, чтобы избавиться от дурной картинки, где Гермиона словно феникс восстает из пепла, в который он ее превратил, и перемещается во времени, чтобы… Что?

Правильно, Северус, давай еще заполоним путешественниками во времени все вокруг! Реддл, ты, Дамблдор, Грейнджер… И кто следующий – кошка Филча?

Когда он доберется до девчонки – придушит ее голыми руками. Сначала вытащит клещами все ответы – а потом придушит.

- С ними все будет в порядке, незачем так нервничать, - Тонкс, составлявшая ему компанию этим вечером, нервно дернулась от его шипения и устало потерла глаза – она успела задремать перед камином в гостиной.

- Уже почти час ночи, - бросил он и так известный факт. Против воли, даже зная, что Гермиона вовсе не такая невинная овечка, как ему казалось, он продолжал о ней беспокоиться. Глупо и нерационально.

Стрелки часов перевалили за «три», когда в дверь постучали условным стуком, и тут же дверь распахнулась. В дом начали входить люди – в вечерних платьях, мантиях, благоухающие парфюмом и очень, очень злые.

- Ты думал головой, когда провоцировал его, Джеймс? – кричала Лили.

Северус первый раз слышал, как она кричит. Вид у Поттера был и правда потрепанный, и с порога он сразу потянулся к шкафу, в котором звякнула бутылка с бренди.

- А что, лучше было смотреть, как тебя смешивают с грязью? Из-за него, кстати, - он указал локтем в сторону Снейпа, откупоривая бутылку. Северус прислонился к косяку, краем глаза наблюдая за разворачивающимся семейным скандалом, но большую часть его внимания поглотила другая персона – Гермиона. Она была в том же платье, что было на ней в прошлый раз. И взгляд был знакомый – усталый, загнанный, испуганный. Глядя на нее сейчас, ему не верилось, что она действительно что-то скрывала. Слишком беззащитно она сейчас выглядела.

Последней вошла МакГонагалл. Заметив Снейпа, она расстроено покачала головой:
- Мы пытались, но советники куплены Малфоем с потрохами. Назначат, скорее всего, Пия… Хотя мы будем стараться протолкнуть Скримджера.

- А может, просто вернуть им Фаджа? – Гермиона прошла мимо него, поднялась к себе и через пять минут вернулась уже в домашних джинсах и футболке. Волосы вновь рассыпались по плечам.

- Пока его смерть не доказана, чрезвычайное положение не отменят, а значит – не назначат новые выборы, - Минерва упала на стул и с благодарностью приняла бокал от Джеймса. – А поскольку Фадж жив, убедить Совет в обратном у Реддла вряд ли получится, - с удовлетворением заключила она.

Однако Северус не был с этим согласен:
- Чем дольше мы бездействуем, тем сильнее становится Волан-де-Морт.

- Хорошо тебе говорить, ведь действовать предлагается всем остальным, - фыркнул Джеймс. – Да и что мы можем?

- Пророчество, - коротко обронил Северус, глядя на МакГонагалл. Та застыла, нервно перебирая пальцами по палочке.

- О, да бросьте, вы не можете верить в такую чушь! – воскликнул Джеймс. – Мы все знаем эту байку, но Дамблдор никогда не говорил, о чем именно там идет речь!

- Полагаю, некоторым он все же раскрыл эту тайну, - пробормотал Северус.

Минерва под его взглядом передернула плечами, явно не собираясь раскрывать эту тайну, но ответ все же пришел – с самой неожиданной стороны.

- «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца... и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца...» - произнесла Гермиона отстраненно. Глядя на нее, можно было подумать, что она сообщила прогноз погоды.

Все так удивились, что первые секунды ничего не предпринимали. Больше всех была ошарашена МакГонагалл:
- Но… Но, Гермиона, когда Дамблдор умер, тебе еще и года не было, - растерянно прошептала она. – Откуда ты…

- Погодите, - хрипло остановила ее Лили, бледнея на глазах. – Это же… Гарри. Это Гарри! О, Мерлин великий, Джеймс! Он родился тридцать первого июля, трижды бросали вызов… Минерва, и вы знали все это время?!

- Полагаю, что да, - ухмыльнулся Северус. Однако его улыбка погасла, стоило посмотреть на убитую горем Лили, вцепившуюся в руку Джеймса, словно в спасательный круг.

- Лил, ты забываешь о второй части пророчества, - успокаивающе произнес он. – Помнишь? Отметил его, как равного себе – это точно не про Гарри. Скорее уж, про Гермиону.

- Я родилась девятнадцатого сентября, - тут же ответила она.

- Вот поэтому я никому ничего и не рассказывала, - устало остановила их МакГонагалл. – Что толку? Никто из нас не подходит под это описание… Возможно, Дамблдор что-то не так запомнил, или не успел сказать – он умирал, в конце концов! Или этот человек еще не родился – мы не знаем!

Зато Северус – знал. Поскольку Дамблдор был из его времени, то и пророчество, очевидно, тоже. Это объясняло как уверенность МакГонагалл, так и Реддла в абсолютно противоположных вещах. Единственное, что не укладывалось в головоломку – осведомленность Гермионы.

- Голова пухнет, - пожаловалась расстроенная Лили, сжимая виски. – Все это… Неправильно. Ни у кого нет такого ощущения?

Ему бы насторожиться в этот момент, но Северус был слишком поглощен загадкой другой гриффиндорки, а потому не обратил внимания на слова Лили. Как и на кольнувшую в затылке боль – в последнее время она часто донимала его, а потому он просто неловко дернул головой, размышляя о том, каким образом Грейнджер могла узнать о Пророчестве.

- О чем ты? – Джеймс встревоженно положил руку ей на лоб. – Лил, ты вся горишь!

- Я не знаю, - уткнувшись мужу в плечо, простонала она. – Это похоже… На какой-то мультик. Все это – нереально… И я будто не должна… быть здесь…

Неожиданно побледнев, Гермиона подскочила со стула, бросившись к ней:
- Миссис Поттер, нет!!!

Пронзительный крик резанул по ушам, но он уже и сам чувствовал, что творится что-то неладное: стены волнообразно качнулись, мир снова, как и тогда, сузился до ее лица, единственно имевшего значение, и последнее, что осталось в памяти, это испуганные глаза склонившейся над ним Гермионы:
- Замолчи, замолчи, замолчи!!!


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Среда, 26.06.2019, 17:26 | Сообщение # 13
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 7

Когда он очнулся, она по-прежнему смотрела на него. Некоторое время Северус просто наслаждался этим ощущением: теплые карие глаза с золотистыми крапинками смотрели так, как никогда не глядела на него та, прошлая Гермиона. Сложно было вырваться из теплого кокона ее глаз. Если бы ему дали возможность, он вечность бы провел, смотря на нее. И сделал бы что угодно.

Наверное, точно так же чувствовали себя мотыльки, летящие на свет и погибающие в муках. Он знал, что она что-то скрывает. Догадывался даже, что именно.

- Как вы себя чувствуете? – Гермиона моргнула, и наваждение исчезло. Он понял, что лежит на полу в узком коридоре между кухней и гостиной, а из кухни доносятся громкие голоса МакГонагалл и Тонкс с явными паническими нотками.

- Что случилось? – ухватившись за ее руку, Северус сел. Голова все еще кружилась, и ощущение было такое, словно что-то изменилось. Он не мог внятно сказать, что именно, но чувствовал это всей кожей.

- Последствия, - горько ответила Гермиона, помогая ему встать. – Я боялась, что так будет…

- Боялись чего? – с этим вопросом он вошел на кухню и обнаружил там лишь Тонкс и Минерву. Обе в отчаянии уставились на него. Или…

- Гермиона… - он впервые слышал в голосе МакГонагалл панику. – Что ты сделала? Где Лили и Джеймс?

- Полагаю, что там, где им предполагалось быть изначально, - вздохнула девушка. – Я… Сама мало что знаю. Правда! – воскликнула она, заметив недоверие в их глазах. – Может, сядем? Я постараюсь объяснить.

- Да уж постарайтесь… - пробормотал Северус, но за стол сел – хотя бы потому, что стоять было тяжело. Стрелки часов показывали начало шестого, когда Гермиона начала рассказ.

- Я получила его, когда училась на четвертом курсе, - она потянулась к сумочке, выудила оттуда маленький флакон, наполненный белой газообразной субстанцией, в которой он тут же опознал чьи-то воспоминания. – Мне было одиноко, друзей не было, Том… Директор казался слишком далеким. Мы больше не разговаривали о том, что интересно мне, он лишь следил за моими успехами, учил новым заклинаниям, но когда я попыталась пожаловаться на однокурсников – он сказал, что я должна сама уметь защитить себя. Должна наказать обидчиков.

- Это тот случай, когда Лаванду и Парвати положили в Больничное крыло с отравлением? – ахнула Минерва. – Гермиона, да они же чуть не погибли!

- Я никого не травила! – вспыхнула девушка. – Я подсыпала им порошка немоты – только чтобы они замолчали! Я не знаю, как это получилось. И потом каждый раз, как я жаловалась Тому… С этими людьми происходило что-то плохое. В конце концов, я перестала говорить ему.

- Почему ты мне ничего не рассказывала?! – материнские инстинкты подняли голову в профессоре МакГонагалл очень не вовремя.

- Пожалуйста, поймите! – взмолилась Гермиона, виновато сложив руки на груди. – Ближе него у меня никого не было! Я любила его, как отца, как брата, как друга – он был единственным, кто всегда меня поддерживал! Я просто… Не хотела верить. Потом испугалась. Я не могла ничего доказать, боялась, что во всем обвинят меня. А отношения с однокурсниками становились все хуже. В один из таких дней они загнали меня на Астрономическую башню. Я до самой ночи пряталась под лестницей, а когда вышла – то увидела Дамблдора.

- Он стоял у парапета, - вырвалось у него. Гермиона кивнула.

- Я стала приходить туда. Часто. Рассказывала о своих бедах, - она фыркнула, словно насмехаясь над собственной наивностью. – О том, как злой профессор Снейп обозвал меня Невыносимой Всезнайкой или обрезал волосы, чтобы они не лезли в котел…

Он посмотрел на ее волосы и порадовался, что не может добраться до прошлого Снейпа, а иначе совершил бы… самоубийство. Видимо.

- И он всегда меня выслушивал, - закончила Гермиона. – Пока однажды… Это было на четвертом курсе. Проходил Турнир – международный, не наши факультетские соревнования – и нам впервые разрешили участвовать. От школы выбрали меня, хотя я даже не бросала свое имя в кубок. Я знала, конечно, кто это сделал. Тогда все и началось – я никак не могла отделаться от мысли, что все должно быть не так. По-другому. И я должна быть не в роли участницы Турнира. Мне начали сниться странные сны. В них директором Хогвартса был Дамблдор, а не Реддл. Потом все закончилось, но недавно… Началось снова, - Гермиона посмотрела на него, и он понял, что она вспоминает их последний разговор.

- О, девочка, - расстроено покачала головой Минерва. – Жаль, что ты не застала этого времени… Хогвартс был совсем другим при нем.

- В том-то и дело! – тоном учительницы перебила ее Гермиона, сверкнув глазами. – Я видела школу при Дамблдоре! Я училась там! Конечно, директору я этого не рассказывала, а вот Альбусу… Казалось, он даже не удивился – только улыбнулся и протянул это.

Она еще раз показала им флакон. А у Северуса начали закрадываться нехорошие догадки, что Дамблдор в очередной раз свалил все с больной головы на здоровую, предоставив ребенку разбираться с историей, в которую против воли оказались втянуты они все.

- Там оказались… - поторопила ее Тонкс, волосы которой, отражая все эмоции хозяйки, становились то почти черными (и тогда она начинала сильно смахивать на Снейпа), то серыми, как клок тумана.

- Воспоминания, - ответил он вместо девушки. – Из прошлой жизни. И вы поняли, что наш добрый призрак – вовсе не тот, за кого себя выдает.

- Он использовал хроноворот и вернулся из будущего, - выразительно посмотрев на него, добавила Гермиона под удивленный возглас МакГонагалл. – Из будущего, в котором Волан-де-Морт победил, а самого Дамблдора…

- Убили.

- Да, - кивнула гриффиндорка. – То есть, нет. Он применил хроноворот еще до этого, как только узнал, что попал под смертельное проклятье, а убил его и тем самым запустил процесс…

- Я, - мрачно закончил он, начиная осознавать масштабы проблемы.

Гермиона виновато опустила глаза:
- Простите…

- За что? – невесело хмыкнул он, вставая из-за стола и отходя к окну – что угодно, лишь бы не видеть, как они на него смотрят. – Вы правы, мисс Грейнджер.

- Погодите… - пробормотала Тонкс за его спиной. – Стойте, но этого не может быть. Просто не может. Северус, ты не убивал Альбуса – и не только потому, что это сделал Волан-де-Морт, но и потому, что если Альбус изменил время, то этого просто не могло случиться!

- Оно и не случилось, - пожала плечами Гермиона. – Не в этом мире.

- Дайте мне пистолет, - жалобно попросила Тонкс. – Не могу этого вынести…

- Дамблдор вернулся, чтобы все исправить, - сочувственно потрепав метаморфа по плечу, продолжила Гермиона. - Вот только у Реддла тоже был хроноворот. И прошлое оказалось совсем не тем, которое помнил сам Дамблдор.

«И я», – подумал Северус, отлично понимая реакцию Альбуса.

Словно спеша закончить, пока ее не объявили сумасшедшей, Гермиона говорила все быстрее. Он слушал ее и в который уже раз удивлялся способностям этой девушки. Сколько сил и времени она потратила, чтобы до всего этого докопаться? Он здесь уже столько времени, а только начал понимать, куда вляпался!

- Слишком многое изменилось, Реддл, Дамблдор – они нарушили столько правил, что ткань реальности, ткань времени начала трещать по швам. Когда Дамблдора убили, этот процесс почти остановился, но Волан-де-Морт стал только сильнее.

Гермиона неожиданно запнулась, и, повернувшись, он увидел, что смотрит она на него.

- Рассказывайте, - кивнул он, снимая запрет. – Хуже все равно уже не будет…

- Я просмотрела воспоминания Дамблдора столько раз, что иногда мне и впрямь начинало казаться, что этот мир не тот, каким должен быть. Нам нужен был тот, кто сможет спасти его – нас – от Волан-де-Морта. Я так сильно хотела этого…

Она виновато замолчала.

- Что вы сделали, мисс Грейнджер? – осторожно, словно опасаясь услышать ответ, спросила Минерва.

- Я использовала хроноворот второй раз, - едва слышно ответила Гермиона. – Он все это время был у нас под носом – тот, что использовал Дамблдор. Просто мы были слишком слепы.

- Где? – резко выпалил Северус. – Где вы нашли его?

- Астрономическая модель на вершине башни, где убили Альбуса, там в центре есть модель песочных часов – внутри солнца, - заметив блеск в его глазах, Гермиона только покачала головой: - Можете не искать, его уже нет там. Он сломался, когда я попыталась его использовать.

- Что значит – сломался? – не поверил он. – Вы уронили его? Мы можем собрать осколки и попробовать…

- В него ударила молния, - перебила Гермиона. – Вы совсем не слушаете меня? Дамблдор и Реддл слишком часто меняли историю – так часто, что любое изменение начало рвать эту реальность на части! Вы сами это чувствуете! Вы помните то, чего не можете помнить, знаете то, что с вами никогда не происходило! Невозможно бесконечно использовать хроноворот и ждать, что природа будет это терпеть! Мои действия стали последней каплей. Хроноворот был уничтожен, попасть в будущее я не смогла, но… Случайно, вытянула оттуда… вас.

В мрачной тишине Минерва оглядела его скептическим взглядом:
- Не знаю, по-моему, он все тот же. Разве что злее.

- Премного благодарен, - фыркнул Северус и тут же обратился к Гермионе: - Сказать того же вам, к сожалению, не могу. Вы ни при чем.

- Но это я использовала… - начала было она.

- Не вы одна, - отрезал он. – Реддл, Дамблдор… Я запустил эту цепочку. В обоих случаях. Я отдал этому Реддлу воспоминания о будущем. С меня начались изменения. Но едва я сделал это – лет, наверное, семнадцать назад, как меня затянуло обратно во времени и пространстве, а выплюнуло уже здесь. И да, скорее всего, уничтожение хроноворота повлекло за собой какой-то сбой. Дело не в ваших желаниях, потому что сложно найти человека, более бесполезного в данной ситуации, чем я. У меня ничего нет, - заключил он, с сожалением разведя руками.

- И вы… Совсем не тот, каким я видела вас в воспоминаниях Дамблдора, - призналась Гермиона. – Сначала я даже не поняла, что именно сделала – все шло как обычно, пока… пока вы не начали вести себя… странно.

- То есть вы двое знали обо всем, и никто не подумал рассказать мне? – возмутилась Минерва. Но даже ее искреннее возмущение было недолгим – слишком много вопросов породил рассказ Гермионы.

Северус покосился на окно, за которым темнота ночи сменилась предрассветной серостью утра, и решил, что ему нужен кофе. Много, много кофе. Пока он гремел кофейником и кружками, допрос за столом продолжился:
- И я все равно не понимаю, куда исчезли Джеймс и Лили, - Тонкс, устало и равнодушно. Очевидно, сил испытывать сильные эмоции у нее уже не осталось.

- Я… Я думаю, - неуверенно отозвалась Гермиона. – Но не знаю точно. О перемещениях во времени слишком мало информации, даже в Отделе Тайн.

- А туда вы как проникли? – страдальчески простонала МакГонагалл. Северус фыркнул – это она еще прошлую Грейнджер не видела!

- Мне показал Дамблдор, - пожала плечами девушка. – Прежде чем использовать хроноворот, он все же пытался предугадать возможные опасности – и это сохранилось в его воспоминаниях. Поэтому я знаю, что, когда Дамблдор оказался в этом времени, Реддл больше не мог использовать хроноворот.

- Временная петля? – бросил Северус, ставя на стол четыре дымящиеся кружки.

Не глядя цапнув одну, Минерва сделала большой глоток и скривилась:
- Северус, подай, пожалуйста, сахар. И сливки. И напомни мне больше не давать тебе стоять у плиты.

- Гадость, - подтвердила ее слова Тонкс, делая странные движения языком, словно наелась бумаги.

- Да, - кивнула Гермиона, растирая красные, слипающиеся от усталости глаза и даже не притронувшись к кофе. – Дамблдор умер. Убит. А Реддл с тех пор ни разу хроноворот не использовал – до недавнего времени. Поэтому… Поэтому я думаю, что исчезновение Джеймса и Лили – на его совести. Я думаю, ткань реальности пытается… Не знаю, восстановиться? Ведь если на стену нанести слишком много краски, она начнет отслаиваться, отпадать. То же самое происходит и здесь. Люди, живущие в этом мире, начинают чувствовать его искусственность – и в этот момент возвращаются к своему изначальному… состоянию. Виду? Не знаю, как лучше сказать – ни в одной из книг об этом не написано.

- Жалко, что вам не дадут написать диссертацию на эту тему, - пошутил он устало. – Но я думаю, что вы правы. В моем времени Лили и Джеймс были убиты Волан-де-Мортом, когда он пытался убить Гарри Поттера. Семнадцать лет назад.

Минерва в ужасе уставилась на него:
- Ч-что? – заикаясь, выговорила она. – То есть… Ты хочешь сказать, что они… мертвы? Но я видела их на этом самом месте полчаса назад!

- Как раз в этот момент Лили начала чувствовать реальность, - тихо и виновато сказала Гермиона. – Простите. Я пыталась ее остановить. Я просто не думала, что это будет… так. Я думала, что никто ничего не заметит – словно их и не существовало…

- Так оно и было, пока краска не начала отваливаться, - согласился он. – Но почему тогда не воскресли все те, кого Реддл или Волан-де-Морт убили?

- Потому что у них не было этой адской штуки, меняющей реальности, как перчатки, а по первому закону магии мертвое всегда остается мертвым! - проворчала Минерва и похоронным тоном, очевидно, вспомнив Дамблдора, добавила: – Так что, может, расскажете мне, кто еще умер?

- Я, - тихо сказала Гермиона.

- Нет! – вырвалось у него.

- Северус…

- Я сказал – нет! – отрезал он, вставая. Невозможно было находиться на одном месте. То, что рассказала Гермиона, было логично и правильно, но он не желал в это верить. И уж тем более не желал слышать это от нее. – Ты не умрешь.

- Но вы сами сказали! – за его спиной крикнула она. В голосе чувствовались близкие слезы, но он был слишком зол – на Дамблдора, на Реддла, Минерву, на нее и весь мир в целом, чтобы хоть как-то на это отреагировать. – Я умерла на ваших глазах!

Кто дергал его за язык, скажите, пожалуйста?

- Но в моем мире Реддл победил! – бросил он отрывисто, словно ругательство. - Неужели все должно было именно этим закончиться? Тонкс, Люпин, Фред и Рон Уизли, ты, Поттеры – все, даже Гарри, Пий, Скримджер, Дамблдор – я могу перечислять бесконечно! Все они мертвы – и это ты называешь изначальной реальностью?! Если так, тогда я не хочу в ней жить! – последние слова эхом отгремели в пустом доме и затихли где-то вдалеке. Они со страхом смотрели друг на друга, находя отражение собственных эмоций в чужих глазах.

- Прости, ты сказал – Тонкс? – донеслось слабое.

Виновато посмотрев на метаморфа, он кивнул.

- Что-то мне нехорошо… - пробормотала она, сползая со стола на пол. Волосы, кожа – все стало абсолютно белым. Гермиона, метнув на него гневный взгляд, кинулась к подруге.

- Рано, - безжалостно прокомментировал Северус. – У тебя еще год как минимум. Если Реддл, конечно, не убьет тебя раньше.

- А если убить Реддла, все закончится? – неожиданно задумчиво произнесла в пустоту Минерва. Они повернулись к столу, совершенно забыв о ее присутствии.

- Я не знаю, - покачала головой Гермиона. – Если этот мир уже начал меняться, его нельзя остановить.

- Нет, подожди… - осененный внезапной идеей, Северус шагнул ближе. – Ты сама сказала – мертвое остается мертвым! В моем мире убить Реддла не получилось – он уничтожил Поттера первым. После этого любая борьба казалась нам обреченной на провал, но здесь…

- Ау! – Тонкс надоело лежать на полу. Она села, смирившись с тем, что устроить пышные похороны ей теперь не дадут. – Вы кое-что забыли! Его нельзя убить! Сколько мы пытались? И каждый раз – провал!

- Но у нас есть Гарри, - напомнила Гермиона. – И пророчество!

- И что ты предлагаешь, я, например, подойду к нему и попрошу: а не мог бы ты за ужином подсыпать директору яду? – фыркнула Тонкс, принимая вид Гарри. Прямо скажем, отдаленно похожий – так, будто не очень хороший художник рисовал мальчика по памяти. – Без проблем, Тонкс! – голос тоже изменился, став более мужским. – У меня как раз завалялся пакетик!

Они притихли. Одинокий солнечный луч добрался до стола и упал на очки Минервы, которые она в порыве эмоций едва не сбросил на пол.

- Ладно, - убедившись, что других идей больше не появляется, МакГонагалл вздохнула и нацепила их на нос. – Все это… Нужно обдумать. А пока нельзя допустить, чтобы директор что-то заподозрил, так что я возвращаюсь в Хогвартс, Гермиона со мной, Тонкс…

- Я в Министерство, - отозвалась та, вставая на ноги и принимая привычную внешность.

- Я остаюсь… - сказал он в пустоту, когда дверь за ними закрылась.

Пометавшись по дому и не сумев заснуть (хотя спать хотелось просто чертовски!), он нашел себе прибежище на заднем дворе. Хотя до лета было уже рукой подать, в Мэне это ощущалось едва ли – тяжелые рваные тучи с трудом переваливались через невысокие горы, подстегиваемые непрекращающимся холодным ветром с северо-запада. Растительность в основном была скудная – только в низинах, более плодородных и закрытых от ветров, росли деревья, а сами холмы были похожи на бугристые головы гоблинов, покрытые остатками волос. Но в данный момент эти суровые пейзажи подходили Северусу как нельзя лучше. Он уселся на ступеньки, не решаясь выйти за пределы дома – мало ли, как далеко распространяется заклятие Доверия? А без него Реддл нашел бы его в два счета.

Мысли разбегались, в кои-то веки отказываясь подчиняться. Он пытался найти выход из создавшейся ситуации, пытался придумать хоть что-то, что позволило бы им выжить, но, видимо, слишком сильно этого хотел.

Если Волан-де-Морт не знает о пророчестве. Он считает, что изменил историю настолько, что того уже не могло быть – и это действительно так. Но если рассказать Поттеру… Если, конечно, он еще не знает. Мог ли мальчишка не заметить исчезновение собственных родителей? Если реальность, по словам Гермионы, возвращается к истокам, то значит, действует на всех.

- Кроме меня и Реддла, - добавил Северус вслух, чтобы хоть как-то упорядочить скачущие в голове мысли. И задумчиво добавил: – Поэтому я до сих пор здесь, поэтому при любых искажениях реальности мне так плохо – этот мир пытается, но ничего не может со мной сделать…

И если этот Реддл – из того времени, в котором есть пророчество, то значит, оно подействует, даже если его нет здесь.

Это снова привело его к вопросу, о котором говорила Тонкс – как натравить Поттера на Волан-де-Морта?

Северус рассеянно потер лоб, пытаясь сосредоточиться. Его постоянно преследовала одна и та же картина – как огромная змея Реддла убивает его одним укусом. За что? И самое главное – когда? Этого не было в его мире. Самое ужасное, что эта картина приобретала все более четкие очертания. Он мог разглядеть грязную, темную комнату (смутно знакомую) и задумчиво-холодного Лорда, равнодушно смотревшего на него:

- Почему она не слушается меня, Северус?.. Я просидел здесь всю эту долгую ночь перед самой победой, - почти шепотом произнес Волан-де-Морт, - неотрывно думая о том, почему Бузинная палочка отказывается выполнять то, для чего она предназначена, отказывается сделать то, что она должна, по легенде, сделать для своего законного владельца… и мне кажется, я нашел ответ. - Снейп молчал. - Может быть, ты уже догадался? Ты ведь вообще-то умный человек, Северус. Ты был мне хорошим и верным слугой, и я сожалею о том, что сейчас произойдет.

- Повелитель…

- Бузинная палочка не повинуется мне по-настоящему, Северус, потому что не я законный ее владелец. Бузинная палочка принадлежит тому волшебнику, который убил ее предыдущего хозяина. Ты убил Альбуса Дамблдора. Пока ты жив, Бузинная палочка не может по-настоящему принадлежать мне.

- Повелитель! — воскликнул Снейп, подымая свою палочку.

- Иначе быть не может, - сказал Волан-де-Морт. - Я должен получить власть над этой палочкой, Северус. Власть над палочкой - а значит, и власть над Гарри Поттером.

И Волан-де-Морт взмахнул Бузинной палочкой. Ничего не произошло, и на какое-то мгновение Снейп подумал, что он помилован. Но тут намерение Волан-де-Морта прояснилось. Шар со змеей закружился в воздухе, и не успел он даже вскрикнуть, как его голова и плечи оказались внутри сверкающей сферы, а Волан-де-Морт сказал на змеином языке:
- Убей!


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Среда, 26.06.2019, 17:26 | Сообщение # 14
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 8

- Профессор! Профессор! Северус!

Чей-то встревоженный голос доносился до него, словно издалека. Сквозь боль он открыл глаза, уже зная, кого увидит.

- Мисс Грейнджер… Это опять вы.

- И вы, - всхлипнула она, улыбаясь и поспешно вытирая слезы.

Он понял, что его лицо было мокрым именно поэтому, а вовсе не потому, что он плакал как ребенок. А Поттера он все-таки когда-нибудь придушит. Будем надеяться, мальчишка никогда не вспомнит этого момента.

- Мы вернулись, а вас нет, - помогая ему подняться, тараторила Гермиона. – Весь дом обыскали, профессор МакГонагалл спустилась в подвал, а потом… - она сглотнула, неуверенно посмотрев на него. – Потом вы закричали.

Чудесно. Северус раздраженно отмахнулся от ее помощи и уцепился за перила. Его трясло – эти видения были слишком реальны! Он до сих пор чувствовал, как острые зубы впиваются ему в шею, рвут ее, словно тонкую нитку…

Передернувшись от воспоминаний, он нервно провел рукой по шее, обнаружил, что она цела, и не сдержал облегченного вздоха.

- Что с вами? – Гермиона, как оказалось, все это время стояла рядом, внимательно за ним наблюдая. – Только не говорите, что тоже скоро исчезнете…

В голосе ее проскользнул страх. Не зная, что ответить, Северус поднял на нее глаза и замер, огорошенный, ошеломленный силой чувств в дрожащих глазах.

- Пожалуйста, - прошептала Гермиона, - Пожалуйста, не бросайте меня.

Сердце, стучавшее где-то в горле, не давало ему сказать ни слова – хотя видит Мерлин, он пытался придумать хоть что-то, чтобы ее утешить. В какой-то сюрреалистический, нереальный миг ему почудилось, что перед ним снова - та Гермиона. Та невыразимо сильная духом девушка, что предпочла умереть рядом с друзьями, нежели простить его. В ее глазах он тоже видел страх, ужас перед тем, что ее ждало, и тем, что она уже вытерпела.

Завороженный, он сделал шаг вперед, не веря тому, что видит. Мучительно медленно коснулся ее щеки кончиками пальцев. Она не ударила его, не отшатнулась, не отвела взгляда, когда он склонился ближе, ища в ее поцелуях прощения для своей истерзанной души.

- Северус? – когда поцелуй закончился, она продолжила стоять, прижавшись к нему всем телом, обхватив за пояс, уткнувшись лбом в грудь. Он порадовался этому факту, потому что и без легиллименции непостижимым образом Гермиона могла видеть самые глубины его души, даже те, о существовании которых он сам предпочел забыть. Стоило ей лишь посмотреть ему в глаза. Он не хотел бы, чтобы она увидела там… Его.

- Что?

- Кого ты сейчас целовал? – догадливо спросила она. Он зажмурился, прижимая ее крепче. Нет. Нет. – Ты извинялся.

Вот… Моргана в задницу!

- Я была права? – Гермиона выпуталась из кольца его рук. Взгляд был серьезен и чуть печален. – Ты любил ее?

- Нет… - начал было он. И запнулся. Как ей объяснить? В этот момент он снова видел только ее – девушку из этого мира, этой реальности, более язвительную, но и более ранимую, чем та. В той Гермионе он видел силу. В этой – терпение. Прямоту – и гибкость. Они были, словно две стороны одной медали. Мог ли он сказать, что любит одну из них?

Стоп.

- Гермиона? – сердце его пропустило удар, когда он понял, наконец, что с ними происходит. – Две минуты назад, когда смотрела на меня… Кого именно ты видела?

- Что? – нахмурилась она. – Тебя, конечно, кого же еще!

- Просто вспомни. Только подумай сначала, - попросил он, отпуская ее и отходя в сторону, чтобы между ними было хоть какое-то расстояние.

Она открыла было рот, чтобы повторить все то же самое – он видел, что Гермиону задели его слова, но выискивать сложные лингвистические конструкции, чтобы не обидеть ее, не было ни сил, ни времени – и внезапно застыла. Взгляд ее устремился в себя. Губы шевельнулись – она вспоминала их поцелуй.

- Я не знаю, - наконец, выдохнула она. – Вас словно… Было двое. Но как это вообще возможно?!

- Возможно, - вздохнул он не то с облегчением, не то с предчувствием проблем. – Ты была права, когда говорила о том, что реальность возвращается на круги своя. Мы были не правы лишь в одном – этих «копий», которые создали Реддл и Дамблдор, не две и не три – их гораздо, гораздо больше! И они не исчезают в никуда. Просто не могут исчезнуть, потому что это не фантазия и не бред сумасшедшего, а реальные люди! Каждый раз, как Реддл изменял что-то во времени, он создавал новый мир – альтернативу, понимаешь?

- Смутно, - призналась Гермиона, смотря на него с недоверием.

- Слоеный пирог! – попытался он объяснить. – Реддл или Дамблдор, меняя события, разделяли этот пирог на один, два, три, четыре, да хоть десять слоев! В каждом случае слой был все тоньше и тоньше… Пока не начал рваться, как мокрая бумага. А теперь все идет в обратном порядке. Слой за слоем… И одна и та же личность накладывается друг на друга. Поэтому я вижу тебя, поэтому вижу ее, поэтому я помню, как Реддл…

Он резко замолчал, только сейчас осознав, что ей этого знать не стоит. Однако Гермиону не так-то легко было сбить с толку. Подозрительно прищурившись, она посмотрела на него:
- Помнишь, как Реддл что?

- Главное, что я помню, как могу нас спасти, - сказал он. – Нам нужен Гарри Поттер. Немедленно. Пока Волан-де-Морт тоже не вспомнил… Всего.


***

Объяснить все мальчишке оказалось куда как труднее. Если Минерва была свидетельницей исчезновения Лили и Джеймса, а потому приняла новую версию относительно легко, то Гарри новость о смерти родителей (семнадцать лет назад) воспринял, как глупую шутку. Около часа они пытались втолковать ему, как все происходило на самом деле – потом у Северуса лопнуло терпение, и он потребовал думосбор. Чтобы принести его в кабинет Минервы, просмотреть воспоминания Дамблдора и привести в чувство Поттера понадобилось еще два часа. Все это время он просидел, как на иголках, ожидая, что в кабинет вот-вот ворвутся Пожиратели или сам Реддл - забрать душу своего подлого слуги. Все-таки заявляться в Хогвартс в его положении было не самой лучшей идеей, но оставить Гермиону одну (ладно, с МакГонагалл, но это дела не меняло) он отказался категорически. Поэтому пришлось воспользоваться ходом в Подземельях, а потом ждать, пока Гермиона принесет туда мантию-невидимку. Слава Мерлину, она существовала и в этом времени.

- То есть я должен убить директора? – в который раз переспросил Гарри, переводя взгляд зеленых глаз с одного сурового лица на другое. – Вы в своем уме?

- Мистер Поттер! – Минерва, тоже находившаяся где-то на грани между желанием прикончить Реддла и придушить Гарри Поттера, поджала губы и применила фирменный суровый взгляд. – Я когда-нибудь с вами шутила? Вы видели все своими глазами!

- Я верю! – воскликнул Гарри, чуть отклонившись на стуле, чтобы напиравшая декан Гриффиндора не сверлила его взглядом красных, воспаленных глаз. – То есть я… Чувствую, - он запнулся и неуверенно спросил: - Я ведь должен что-то чувствовать? Мама и папа мертвы, а я только… Такое ощущение, что это было так давно!

- Это и было давно! – сжимая переносицу двумя пальцами, прорычал Северус.

- Это ненормально!

- Это магия, мистер Поттер! – гаркнул он. И убрался из кабинета в гостиную, чтобы остыть. Он понимал, что необходимо убрать эмоции как можно дальше, но просто не мог этого сделать. Впервые собственные чувства отказывались подчиняться ему, и это выводило Снейпа из себя еще больше.

- Гарри нужно время, чтобы все осознать, - Гермиона вошла следом за ним, остановилась позади в нерешительности. – Это не так-то просто.

- У нас нет времени, - зло бросил он, до боли сжимая спинку кресла. – Вы не понимаете? Ни вы, ни я не знаем, в какой момент эта реальность рухнет, как карточный домик!

- Ну, если это и произойдет, никто из нас об этом уже не узнает, - Гермиона попыталась пошутить, но вышло только еще хуже. Она случайно высказала именно то, чего он боялся. Северус замер, пытаясь совладать с клубком эмоций, в которые превратились его нервы, и ощутимо вздрогнул, когда тонкие девичьи руки обхватили его за пояс. Прижавшись к нему, она уткнулась лбом ему в спину и не слышно, но ощутимо вздохнула. Теперь он не шевелился по иной причине – что угодно, лишь бы не разрушить этот момент, этот миг, потому что он совсем не был уверен, что хоть когда-нибудь еще испытает нечто, столь же волнующее. От ее легких, нерешительных прикосновений перехватило дыхание. Словно во сне, он коснулся ее рук, накрывая их своими, и до зубовного скрежета сжал челюсти: он заставит Поттера прикончить Реддла, даже если придется наложить Империо!

- Я знала, - с затаенным триумфом прошептала Гермиона. – Вы и, правда, любили ее.

- Нет, мисс Грейнджер, - против воли он улыбнулся на это ребячество. – Не ее.

Гермиона не успела ответить – дверь открылась, и вошла Минерва.

- Ну, - вытерев лоб тыльной стороной руки, она упала в кресло и демонстративно закрыла глаза. – Кажется, мистер Поттер, наконец, дозрел. Теперь главное – как мы собираемся убить сильнейшего волшебника всех времен?

- Бузинной палочкой, - любезно ответил Северус.

- Очень смешно, - Минерва раздраженно покосилась на него. – И ради всех богов, разойдитесь по разным углам, я не могу на это смотреть!

Виновато вжав голову в плечи, Гермиона шмыгнула на диван, чинно усевшись рядом с деканом.

- Как малые дети, - проворчала МакГонагалл, одарив свою студентку выразительным взглядом. – Конец света не означает, что можно наплевать на все школьные правила!

Он решил оставить эту сентенцию без ответа. Скрипнула дверь, и вошел Гарри. Вид у него был слегка пришибленный, но в целом вполне адекватный. Даже более адекватный, чем обычно, из чего Северус сделал вывод, что камбэки добрались и до него тоже.

- Бузинная палочка, - вернулась Минерва к прерванному разговору. – Ты собрался отнять ее у Реддла. Так?

- И не подумаю, - он угнездился в соседнем кресле. - Это сделает Поттер.

Минерва с минуту задумчиво изучала его лицо, выискивая признаки безумия (и он не поручился бы, что их там не было, план и правда был безумен), и затем констатировала:

- Нет, Джеймс все же был прав. Ты нас погубишь.

- Может быть, - пожал он плечами. – Но это единственный способ. Я бы даже сказал – каноничный.

- Выкладывай, - выдохнула Минерва, обреченно снимая очки.

Он покосился на Гермиону, но делать нечего. Либо он убедит их сейчас, либо они позволят всем слоям этого мерлинова пирога соединиться в один, и тогда кто знает, чем кончится история? В его мире Реддл победил – Северус категорически не хотел такого исхода.

Сам рассказ не занял и пятнадцати минут. Молчание после него длилось примерно столько же. Он не смотрел на Гермиону, хотя отсутствие какой бы то ни было реакции с ее стороны слегка его нервировало.

- И ты говоришь, что это единственный способ? – наконец, уточнила Минерва.

Он кивнул.

- Но откуда тебе знать, что Реддл точно так же, как ты, не вспомнил все, что умудрилось натворить его альтер-эго?

- Как раз на это я и рассчитываю, - пожал плечами Северус. – Если у него не будет сценария, нам придется туго.

Гермиона издала короткий смешок, в котором была немалая нотка истерики, но ни слова не сказала.

- Я согласен, - подал голос Гарри, которого вообще-то никто не подумал спросить, и теперь все смущенно повернулись в его сторону. – Только… У нас могут возникнуть проблемы.

Под их взглядами он неловко провел рукой по лбу, открывая старый шрам в виде молнии.

- Появился… Пару минут назад, - пояснил парень. – Так что, наверное, нам стоит действовать быстрее.


***

Вы испытывали когда-нибудь ощущение дежавю? Не просто случайное слово или действие, которое вы повторяете по несколько раз на дню – вроде взгляда в окно или похода в булочную после рабочего дня. Нет, дежавю – это чувство, будто ты попал в свою же сотни раз протоптанную колею и никак не можешь из нее вырваться.

Именно такое чувство было сейчас у Снейпа. Он шел по заросшей тропинке к Визжащей хижине, всей кожей ощущая, как повторяется раз и навсегда написанная для него судьба. Вся его жизнь до этого казалась бредом, абсурдом, прихотью сценариста, и только теперь он мог сказать, что мир встал на свои места. Все было так, как должно, как предначертано, и ничто не могло этого изменить. Во всех реальностях, во всех стремящихся друг к другу мирах каждый его близнец в данный момент делал одно и то же. Шел навстречу своей смерти.

В комнате было полутемно, но он сразу увидел Нагайну, свернувшуюся кольцами в сверкающем волшебном шаре, парящем в воздухе без всякой поддержки. Еще ему был виден угол стола и бледная рука с длинными пальцами, поигрывающая волшебной палочкой.

- Повелитель… - несмотря на то, что он сам вызвался разыграть предписанную ему роль, скрыть презрительно-издевательские нотки Северусу не удалось. Реддл с прищуром посмотрел на него:
- Знал, что ты явиш-шься…

- Сопротивление почти сломлено… - начал Снейп, но Том взмахом руки заставил его замолчать:

- Без твоей помощи, - сказал он высоким, ясным голосом. — Ты, Северус, искусный волшебник – и еще более искусный лжец, но тебе не обмануть меня. Как ты думаешь, Северус-с, почему я позволил тебе явиться в Хогвартс?

- Но какие тут могут быть вопросы, повелитель, я ваш преданный…

- Тут есть вопрос, Северус. Есть, - Волан-де-Морт остановился. Поигрывая Бузинной палочкой в белых пальцах, он неотрывно смотрел на Снейпа. - Почему, несмотря на все, что я сделал, Сопротивление все равно живо?

- Я… я не знаю ответа на этот вопрос, повелитель.

- Правда? - Ярость Волан-де-Морта пылающим гвоздем вонзилась в мозг Северуса. – Всю свою жизнь я искал Дары Смерти, Северус… Искал Бузинную палочку. И вот, когда она оказалась у меня в руках, когда победа была так близка, она внезапно… Перестала меня слушаться.

- Я… я не знаю, как объяснить это, повелитель, - Снейп не смотрел на Волан-де-Морта. Его темные глаза были по-прежнему прикованы к змее, свернувшейся в магическом шаре.

- Смертоносную палочку, Жезл Смерти. Я забрал ее у прежнего хозяина. Я забрал ее из гробницы Альбуса Дамблдора, - продолжил Реддл, не обратив внимания на слова слуги.

Теперь Северус смотрел в глаза Волан-де-Морту, а лицо его застыло, как посмертная маска.

- Я просидел здесь всю эту долгую ночь перед самой победой, — почти шепотом произнес Волан-де-Морт, - неотрывно думая о том, почему Бузинная палочка отказывается выполнять то, для чего она предназначена, отказывается сделать то, что она должна, по легенде, сделать для своего законного владельца… и мне кажется, я нашел ответ. - Снейп молчал. - Может быть, ты уже догадался? Ты ведь вообще-то умный человек, Северус. Ты был мне хорошим и верным слугой, и я сожалею о том, что сейчас произойдет.

- Повелитель…

- Бузинная палочка не повинуется мне по-настоящему, Северус, потому что не я законный ее владелец, - Волан-де-Морт с удивлением посмотрел на палочку в своих руках, словно не понимая до конца, почему она вдруг отказалась ему служить. - Бузинная палочка принадлежит тому волшебнику, который убил ее предыдущего хозяина, - Том усмехнулся. – И я сделал это, с особенным… удовольствием. А она все равно не подчинилась мне. Эта загадка заставила меня понервничать. А потом я понял – ты пришел ко мне из другого времени, Северус. Времени, в котором ты убил Альбуса Дамблдора. Пока ты жив, Бузинная палочка не может по-настоящему принадлежать мне. Как, однако, причудливо может меняться смысл одних и тех же слов, не правда ли? «И ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив другой…»

- Повелитель! - воскликнул Снейп, подымая свою палочку. Несмотря на то, что он знал, к чему все идет, несмотря на то, что был готов к этому, каждое слово Реддла заставляло тугую пружину страха раскручиваться внутри него. Северус не боялся умереть. Он боялся оставить ЕЁ одну.

- Иначе быть не может, - сказал Волан-де-Морт. — Я должен получить власть над этой палочкой, Северус. Власть над палочкой — а значит, и власть над всем миром.

И Волан-де-Морт взмахнул Бузинной палочкой. Сверкающая сфера поплыла к нему, но, прежде чем клыки Нагайны успели добраться до его горла, щитовые чары разделили комнату пополам. Волан-де-Морт оглянулся в поисках пославшего их, и Гарри наконец сбросил с себя мантию-невидимку.

- Ты! – выплюнул Реддл, с ненавистью оборачиваясь к Поттеру. – Но этого не может быть! Не может!

Волан-де-Морт и Гарри, встретившись взглядом, одновременно начали двигаться по кругу.

- Глупый мальчишка! – выплюнул Том с ненавистью. – Зря я оставил тебе жизнь!

- Ты много чего сделал зря, - сказал Гарри. В мертвом молчании его слова раскатились по комнате, как трубный глас. – В попытке изменить историю, ты только облегчил мне задачу. Крестражей здесь нет. Остались только я и ты. Ни один из нас не может жить, пока жив другой, и один из нас должен уйти навсегда…

- Пророчес-ство? — насмешливо спросил Волан-де-Морт. Все его тело напряглось, взгляд красных глаз стал неподвижным - змея перед броском. – Оно не относится к тебе! Этот мир пошел другим путем! – Внезапно взгляд его остекленел, и ужасная догадка мелькнула в глазах. – Дамблдор! – прошипел Реддл. – Рассказал тебе сказ-зку на ночь?

- Сегодня ты никого больше не убьешь, — вместо ответа сказал Гарри, пока они продолжали кружить по комнате, глядя друг другу в глаза. Северус замер в углу, готовый помолиться даже Мерлину или Дамблдору, лишь бы у мальчишки все получилось. - Ты никогда больше не сможешь никого убить. Я знаю многое, чего ты не знаешь, Том Реддл. Много очень важных вещей, тебе неизвестных. Хочешь, я расскажу тебе часть из них, пока ты не сделал новую большую ошибку?

Волан-де-Морт ничего не ответил, продолжая скользить по кругу. Северус понял, что на время Темный Лорд заворожен, выведен из строя; даже призрачная возможность, что Гарри и в самом деле знает последнюю тайну, удерживала его от удара…

- Что, опять любовь? - сказал Волан-де-Морт с насмешливым выражением на юном лице. - Любовь, вечная присказка Дамблдора: он утверждал, что она побеждает смерть. Хотя любовь не помешала ему умереть от моей руки. Так что же помешает тебе погибнуть, когда я ударю? Ты здесь беспомощен, щ-щенок.

- Только одно, - сказал Гарри. Они продолжали кружить друг за другом, и лишь последняя тайна не давала им сойтись в схватке.

- Если не любовь должна спасти тебя на этот раз, - сказал Волан-де-Морт издевательски, - то, значит, ты думаешь, что владеешь волшебством, которое мне недоступно, или обладаешь более мощным оружием?

- И то, и другое, - сказал Гарри и увидел панический страх, мелькнувший на лице противника, хотя оно тут же приняло прежнее выражение. Волан-де-Морт рассмеялся; его смех звучал страшнее, чем крик. Холодный и безумный, он эхом разнесся по дому.

- И ты думаешь, что знаешь неизвестное мне волшебство? - сказал он. - Неизвестное мне, лорду Волан-де-Морту, победившему время! Владеющему такими чарами, какие Дамблдору и не снились?

- Сниться они ему снились, - сказал Гарри, - но только он знал больше тебя, он знал достаточно, чтобы не делать того, что сделал ты.

- Ты хочешь сказать, что он был слаб! - воскликнул Волан-де-Морт. - Слишком слаб, чтобы дерзнуть, слишком слаб, чтобы протянуть руку за тем, что могло бы принадлежать ему, но достанется мне!

- Нет, он был просто умнее тебя, - ответил Гарри. - Он был лучшим волшебником, чем ты, и лучшим человеком.

- Дамблдор мертв! - Волан-де-Морт швырнул эти слова в лицо Гарри, словно надеясь причинить ему невыносимую боль.

- Да, Дамблдор мертв, - спокойно откликнулся Гарри. - Но не ты убил его. Он сам выбрал свою смерть, выбрал ее за много месяцев до того, как это случилось, обговорил во всех деталях с человеком, которого ты считал своим слугой.

- Кто наплел тебе эти россказни? - спросил Волан-де-Морт, однако по-прежнему не наносил удара и не сводил с лица Гарри своих красных глаз. – Я убил Дамблдора!!!

- Это сделал Северус Снейп, и он служил не тебе, - сказал Гарри. - Он был на стороне Дамблдора. А ты так ничего и не заметил, потому что это как раз то, чего ты не понимаешь. Ты видел когда-нибудь, как Снейп вызывает Патронуса?

- Не в этом мире, - с ненавистью прошипел Волан-де-Морт. – Не в этом мире, Поттер!

- И здесь ты не прав, - Гарри тряхнул головой, открывая шрам. Глаза Реддла удивленно расширились. – Этого мира больше нет.

Рука Волан-де-Морта, сжимавшая Бузинную палочку, задрожала. Гарри крепче вцепился в свою палочку. Он понимал, что остается лишь несколько мгновений.

- Я скажу тебе еще одно… - заметив испуг Реддла, Гарри шагнул ближе. - Палочка выбирает волшебника… Бузинная палочка еще до смерти Дамблдора признала своего нового хозяина в человеке, который и не думал завладевать ею. Новый хозяин забрал палочку у Дамблдора против его воли, так и не поняв, что он сделал, и самая опасная волшебная палочка на свете признала его власть над собой…

Грудь Волан-де-Морта тяжело вздымалась, и Северус чувствовал, как зреет заклятие, как оно растет внутри палочки, направленной в лицо Поттера, но не мог ничего сделать, разделенный барьером. Нагайна свернулась в своем коконе, забытая своим хозяином.

- Настоящим хозяином Бузинной палочки был Драко Малфой. А затем я победил Драко на Турнире, - Гарри ухмыльнулся. - Так что теперь, - прошептал он, - все сводится к одному: знает ли Бузинная палочка у тебя в руках, что на ее последнего хозяина наслали Разоружающее заклятие. Потому что если она это знает, то… я — настоящий хозяин Бузинной палочки.

Красно-золотое сияние внезапно разлилось по комнате: это ослепительный краешек восходящего солнца проник через восточное окно. Свет ударил им в глаза одновременно, так что лицо Волан-де-Морта вдруг превратилось в пылающее пятно. Северус услышал два, слившихся в один, крика:

- Авада Кедавра!

- Экспеллиармус!

Хлопок был подобен пушечному выстрелу. Золотое пламя взвилось в самом центре круга, по которому они двигались, — это столкнулись их заклятия. Зеленая вспышка Волан-де-Морта слилась с заклятьем Гарри, как Бузинная палочка взмыла ввысь, чернея на фоне рассвета, закружилась под потолком, и пронеслась по воздуху к хозяину, которого не пожелала убивать, чтобы полностью подчиниться его власти. Гарри, тренированный ловец, поймал ее свободной рукой — и в ту же минуту Волан-де-Морт упал навзничь, раскинув руки, и узкие зрачки его красных глаз закатились. На полу лежали смертные останки Тома Реддла — слабое, сморщенное тело, безоружные белые руки, пустое, отсутствующее выражение на змеином лице. Волан-де-Морт погиб, убитый собственным обратившимся вспять заклятием, а Гарри стоял с двумя волшебными палочками в руке и глядел на опустевшую оболочку своего врага.


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Sir_Severus Дата: Среда, 26.06.2019, 17:27 | Сообщение # 15
Sir_Severus
Его величество Снейджер
Статус: Offline
Дополнительная информация
ЭПИЛОГ


Северус как раз заканчивал разбирать захламленный бумагами стол, когда услышал звук отправляющегося паровоза. Невольно бросив взгляд в окно (хотя знал, что отсюда не видно перрон), он заставил себя вернуться к прерванному занятию, но обнаружил, что потерял всякое желание что-то делать.

Раздосадованный собственной реакцией, он одним движением палочки заставил все бумаги превратиться в пепел, что теперь разлетался по комнате под легким ветерком из распахнутого окна.

Она не пришла.

Он вышел из Подземелий, по пустому замку добрался до учительской, где привычно собирались на последний чай преподаватели. Помфри приветливо кивнула ему, Минерва немного неуверенно улыбнулась и подвинулась на диванчике. Они еще не знали, как вести себя друг с другом. Каждый из них ощущал перемены, пытался справиться с новыми воспоминаниями, чувствами и потерями. Или приобретениями – он определенно был рад, что Тонкс теперь будет преподавать у них Полеты, а Люпин – ЗоТИ. И надеялся, что эти двое как-нибудь разберутся со своей внезапной любовью.

- А нельзя ли оставаться в рамках приличий? – ворчливо спросил Северус, заметив, как они потянулись друг к другу. – Здесь школа, а не бордель.

- Выпей, - примиряюще сказала Минерва, пододвигая к нему чашку.

Он подозрительно ее обнюхал.

- Кофе. Крепкий, черный, без сахара, - сказала старая кошка. – Мне кажется, им можно машины заправлять. Но если тебе нравится…

- С чего бы такая забота? – удивился он, тщательно утрамбовывая внутри любые воспоминания о Гермионе, так, чтобы даже ему самому было сложно их отыскать. На что он надеялся? Ни в одном из миров им не суждено было быть вместе. И то, что случилось здесь, померкло и стерлось из ее памяти, словно ничего и не было. Она собрала вещи и вместе с Поттером села на поезд, чтобы как обычная маггла добраться до Мэна.

Поежившись от внезапного сквозняка, он сделал глоток. Этот мир был другим. Не таким, как он помнил, не таким, каким стал при Реддле. Слишком многие безвозвратно погибли, но некоторые вопреки всему остались живы, и, хотя – он чувствовал – изменения еще не завершились до конца, никакого Темного Лорда в этой реальности больше не было. Была внезапная смерть Дамблдора, после долгой болезни. Была Минерва, ставшая директором – к общей радости учителей и ужасу учеников, в число которых с будущего года должна была войти и Эллис Вернон, взятая на попечение Августой Долгопупс. Был он – обычный зельевар, подающий надежды когда-нибудь стать великим ученым. И была Гермиона – самая умная студентка за последние сто лет, подруга Гарри Поттера – мальчика, благодаря которому семнадцать лет назад от возвращенного проклятья умер Том Реддл.

Если этот мир и не был идеален, то, по крайней мере, неплох.

Снейп почти убедил себя в этом. В конце концов, он жил раньше без нее и справится теперь – в гораздо лучших условиях.

- Северус, - Минерва наклонилась к нему так, чтобы не слышали другие, и тихо сказала: - Если я еще хоть раз увижу в стенах школы… что ты стоишь слишком близко к моей девочке - не говоря уже обо всем остальном – я уволю тебя к мерлиновой матери.

От неожиданности он поперхнулся – чашка дернулась, его журнал быстро темнел, впитывая влагу.

- Что, прости?

- Брысь отсюда, - потребовала Минерва. – Я даю вам ровно пять минут. И исключительно потому, что Гермиона пообещала вести себя… прилично.

Женщина страдальчески покачала головой, словно сама не верила в то, что говорила, и ткнула пальцем в сторону выхода, заметив, что он не сдвинулся с места:
- БРЫСЬ!

Не слишком понимая, что вообще происходит, Северус предпочел подчиниться.

В коридоре стояла Гермиона. В коротком маггловском сарафане, с обгоревшим носом (а он говорил Минерве, не давать ей сидеть часами у озера!) и неизменным рюкзаком за плечами. Губы ее подрагивали, словно она сдерживала улыбку, но глаза смеялись.

С преувеличенной осторожностью закрыв дверь, он замер, не зная, что должен сказать или сделать. Что она помнит? Что она чувствует?!

- Ты же не думал, что я уеду, не попрощавшись? – Гермиона приподняла одно плечо, словно поражаясь его наивности. – Северус?

В горле пересохло.

- Ты… Помнишь?

- Конечно, помню, - фыркнула Гермиона и, резко вздохнув, обняла его, оказавшись внезапно слишком близко. – Северус, да перестань же ты так смотреть на меня! В каждом из этих мерлиновых миров я любила тебя, слышишь? Так почему это должно измениться?

- И кстати, Минерва тоже помнит все, - добавила она, когда он наконец осторожно, словно величайшую драгоценность, обнял ее, прижимая к себе. – И Гарри. И Тонкс. Все, кто в этом участвовал.

Отлично, только этого ему не хватало.

Гермиона обвила руками его шею и уткнулась в нее горячими губами, заставив его дернуться.

- Что ты делаешь?

- Целую тебя, - пробормотала она.

Он покосился на дверь. Наверное… Не подслушивает же она… В самом деле… И он может…

- СЕВЕРУС СНЕЙП! Это было последнее предупреждение!!!


~~КОНЕЦ~~


Твой подоконник чист, как миг творения,
Строкой не тронут лист, а дым стремится ввысь,
Девятый день, и в нём - твоё рождение,
Из праздничных венков еще не вынут остролист...
(с) Лора Бочарова
 
Elis_Selleste Дата: Четверг, 27.06.2019, 12:42 | Сообщение # 16
Elis_Selleste
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ооооо, это монументальное произведение! Очень ловкое и крутое! Спасибо, читалось с удовольствием и на одном дыхании!
 
SAndreita Дата: Четверг, 27.06.2019, 21:21 | Сообщение # 17
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Прекрасная дилогия получилась! Автор! СПАСИБО! 16love 02wow 08thank_you
 
Sh@doow Дата: Четверг, 27.06.2019, 23:53 | Сообщение # 18
Sh@doow
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Первая часть - вообще круть крутая))) Вторая получилась более скомканной, но, всё же, логичной. Большое спасибо за участия в фесте, эта история очень порадовала!

Control emotions. Discipline your mind.
 
feyasterv Дата: Суббота, 29.06.2019, 00:14 | Сообщение # 19
feyasterv
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Задумка грандиозна, и сильно хочется семь книг на ее основе, но что есть то есть) автору спасибо и всяческие почести, сюжет фееричен, и написано хорошо, и всякие вкусности по тексту разбросаны, и работа проделана большая, но минус - просто тесно задумке в таком крошечном макси, что поделать)
 
sunny_day Дата: Суббота, 06.07.2019, 18:53 | Сообщение # 20
sunny_day
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Огромная благодарность автору за эту красивую сказку! 12wow 12wow Канва сюжета витиевата, закручена, но логична, читалось на одном дыхании, сюжет неординарный, а образы четко прописаны. Люблю видеть Волан-де-Морта серьёзным противником, Снейпа немного циничным и хитрым. Приятно удивила детализация характеров другорядных персонажей, сравнение стихии Ирландского моря с характером Минервы - именно так я представляла каноничную Макгонагалл. 12wow Этот фанфик оказался для меня нетривиальным и очень вкусным! Успеха и вдохновения автору! love0

Если в 4-й книге умер Седрик и вскоре возродился как Каллен, есть ли надежда у скромных снейпоманок?...
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » Фанфик "Переписать историю", Cheshirra, СС/ГГ, драма, ангст (На фест "Пятнашки")
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Всё отлично, профессор Снейп...
2. "Змеиные корни"(Синопсис...
3. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
4. Заявки на открытие тем на форуме &...
5. Marisa_Delore
6. Стихотворный паноптикум от Memoria...
7. Горячая линия
8. Поиск фанфиков ч.3
9. "День свадьбы", Morane
10. "Увидеть будущее", автор...
11. "Партнеры по закону", пе...
12. "Роман в письмах", автор...
13. Приколы по ГП
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. Дешифровка-4
16. Если бы вы были..?
17. Я всё могу
18. 5 из одного
19. Ассоциации-6
20. Да или Нет ?
1. Italy[24.03.2020]
2. Veronika81[24.03.2020]
3. ShawnSnats[24.03.2020]
4. Мявочка[22.03.2020]
5. Kissy[21.03.2020]
6. lodovicocardi[21.03.2020]
7. BaronessFonSpilce[20.03.2020]
8. Warbler[17.03.2020]
9. Ro_ro[15.03.2020]
10. AnnaL[14.03.2020]
11. vasilisapolty9925[14.03.2020]
12. Sandemu[14.03.2020]
13. Teagra[12.03.2020]
14. AleX_bub[12.03.2020]
15. sashka90[11.03.2020]
16. goshanhik[09.03.2020]
17. Sunday[08.03.2020]
18. gruppi[06.03.2020]
19. Nata1312[05.03.2020]
20. Айгуль[03.03.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lena_bond, Marisa_Delore, Elvigun, Nelk, pronina07, Гера, basty, lizard, Lana_08, vega_1959, irenka-orange, Lory, Leontina, Ростислава, Vikaroy, tashest, jane_voron, allonsy, млава39, Gaige, kuroedovao, a1234567890a, Warbler
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz