Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приближается знаменитое 1 сентября 2017 года! Переиграем эпилог?



Страница 1 из 212»
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » Фанфик "Стоматология "Счастливая улыбка", PG-13 (авторы Ksana&Ellirael)
Фанфик "Стоматология "Счастливая улыбка", PG-13
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 21:47 | Сообщение # 1
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline




Bалентинка от Ksana$Ellirael




 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 21:57 | Сообщение # 2
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Название: Стоматология "Счастливая улыбка"
Авторы: Ksana&Ellirael
Жанр: Humor
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Саммари: Что делать, если от зубной боли не спасает даже Авада Кедавра? Мучиться или идти сдаваться на милость стоматологов? Северус Снейп выбрал второе, но он же не знал, что очаровательной ассистенткой доктора окажется Гермиона Грейнджер.
Дисклаймер: все персонажи принадлежат Роулинг
Предупреждение № 1: Авторы не помнят, какие грибы были самыми вкусными, но готовы оказать помощь в переводе слов главного героя.
Предупреждение №2: Заранее приносим извинения за АПшиПки и Ачипятки. Тапки по поводу орфографии и пунктуации принимаются в ЛС. Будем очень благодарны за обувь.
Комментарии: фик написан в подарок Ордену Роз и всем жителям ТТП. Мы вас любим!
Размер: мини
Статус: закончен


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 21:57 | Сообщение # 3
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
- Офтафтье меня ф покое! Фсе!
Профессор Снейп сделал попытку закрыть дверь перед носом Минервы и Поппи, но директор успела поставить ногу на порог, и зельевару ничего не оставалось, кроме как впустить женщин внутрь.
- Северус! - МакГонагалл скрестила руки на груди, пристально глядя на зельевара. – Сколько еще ты будешь над собой издеваться?
-Фтолько, фколько захосю, - прошепелявил профессор. – Я фрослый челофек…
- Вот именно! – подхватила мадам Помфри.
Сердце женщины обливалось слезами от одной мысли о страданиях Северуса.
– Ты уже большой мальчик, - ласково начала Поппи, но под фирменным взглядом Снейпа а-ля «Авада-Кедавра вам медом покажется» споткнулась на середине фразы.
- Северус, тебе совершенно нечего бояться. Все маги ходили к стоматологам, и еще никто от этого не умер.
О судьбе своего двоюродного кузена Бернарда МакГонагалл предпочла умолчать, как и о печальной участи второго преподавателя ЗОТИ, ставшего жертвой проклятья Воледморта и чрезмерной старательности дантиста. Все думали, что бедняга героически погиб в неравной схватке сразу с пятью Пожирателями, и только Минерва и Альбус знали истинную причину его смерти.
- Офтафтье меня ф покое! У меня ничефо не болит. Фот сфарю зелье, и еще больше ничефо болеть не будет, – рыкнул он на женщин и тут же скривился от нестерпимой боли, пронзившей левую сторону лица.
Зуб мучил его уже неделю. Не помогали ни зелья, ни мази, ни притирки, ни полоскания с травами. И даже снятые с гриффиндорцев баллы не могли унять боль.
- Как знаешь, Северус, - Минерва отвернулась, демонстрируя, что сделала все возможное, и дальнейшая судьба нерадивого подчиненного ей совершенно безразлична. – Идем, Поппи, - обратилась она к коллеге. – Ты же видишь, мы ошиблись, и у Северуса ничего не болит, - мстительно добавила она, глядя Снейпу прямо в глаза. – А значит, ему будет совершенно не интересно знать, что мы нашли стоматолога, ассистентка которого накладывает чудесные обезболивающие чары.

Едва дверь за женщинами захлопнулась, Снейп застонал. Боль вымотала его до предела. Казалось, что болит не один зуб, а вся челюсть. К тому же, последние три дня профессор почти ничего не ел. Это было хуже Круцио. Корчась от боли на холодном полу у подножия трона Лорда, Северус хотя бы знал, что конец мучений близок. Он не планировал выжить, но чертов Поттер зачем-то потащился в Визжащую хижину, да еще и прихватил с собой всезнайку подругу, которая не зря получала «превосходно» по всем предметам. Они вытащили его с того света, и теперь, благодаря им…
Снейп зарычал. Боль разливалась по всему телу, лоб горел от нарастающего жара. В этот момент зельевар искренне жалел, что нельзя наложить Аваду на себя самого.
«Кто сказал, что нельзя. Может, никто просто не пробовал?», - простонал внутренний голос, страдавший вместе с хозяином.
К утру Снейп испробовал на себе и Редукто, и Акцио челюсть, и Инсендио и множество других опасных членовредительских заклятий. Но проклятый зуб сидел, как влитой, и болел, болел, болел... Не брала магия зубы, и все тут.
Едва дождавшись, когда часы на Астрономической башне пробьют восемь, декан Слизерина постучался в дверь директора МакГонагалл. Женщина открыла сразу.
- Что случилось, Северус? - пряча улыбку, вежливо спросила она. – Студенты опять что-то натворили ночью?
- Фрач. Фчера фы гофорили…
- Тебя ждут к девяти, - смилостивилась Минерва, понимая, как тяжело Снейпу было придти к ней. – Можешь воспользоваться камином, клиника подключена к сети. Адрес: Стоматология «Счастливая улыбка».
Северус благодарно кивнул и поспешил в свои комнаты. Осталось продержаться всего час и никого не убить.


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 21:58 | Сообщение # 4
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Первым, что увидел профессор Снейп в кабинете, куда его проводила улыбчивая пожилая дама из приемной, был блестящий хирургический стол с множеством самых разнообразных металлических инструментов. Похолодев при взгляде на эти орудия пыток, Северус стал внушать себе, что ничего из этого арсенала, ему, конечно, не потребуется.
Когда в его пульсирующий от боли мозг проникло слабое жужжание, и в поисках источника Северус увидел странный, устрашающего вида агрегат, потребовались воспоминания об ужасной ночи, когда он с пеной у рта кричал Поттеру: «Не смей называть меня трусом!»
«Я не трус, не трус», - рефреном крутилось в голове, а взгляд беспомощно метался по комнате, подмечая и ненавистный белый цвет стен, и еще один длинный стол неизвестного предназначения, так как его содержимое было накрыто простыней, и отвратительные плакаты на стенах, где крупным планом были изображены разнообразные поражения зубов и десен со множеством омерзительных подробностей.
Ремни на подлокотниках кресла-лежанки, расположенного рядом с кошмарным порождением фантазии магглов («бормашина», - подкинуло название агрегата подсознание), стали решающим фактором для разумного отступления.
Ни колеблясь ни секунды, Северус решительно развернулся кругом, и… испытал самое сильное потрясение в жизни.
В дверном проеме, с палочкой в одной руке и металлическим боксом в другой, сверкая кровожадной белоснежной улыбкой, стояла его бывшая ученица и по совместительству семилетняя головная боль - Гермиона Грейнджер.
Голодный желудок выдал взволнованную бурную трель, мозг застыл в немом ужасе, но условные рефлексы не подвели, и рука молниеносно метнулась за палочкой. И только сейчас профессор припомнил, что улыбчивая дама из приемной со всей деликатностью палочку у него изъяла и аккуратно поместила в сейф, объяснив это соображениями безопасности.
- Здравствуйте, профессор Снейп, - все также идиотски, и, как казалось Северусу, весьма мстительно улыбаясь, поприветствовала его Гермиона, и шагнула вперед.
В железном боксе, который девушка держала в руках, что-то зловеще звякнуло.
Северус предусмотрительно отступил, стремясь сохранить максимально возможную дистанцию между собой и несвоевременным и совершенно незаслуженным возмездием, но девчонка решительно наступала.
«Минерва, за что?» - трагически вопрошал внутренний голос, отмахиваясь невидимой рукой от напрашивающихся воспоминаний о всех тех незначительных пакостях, которыми Северус доставал коллегу на протяжении двадцати лет совместного преподавания.

- Директор МакГонагалл упоминала, что вы нас сегодня посетите, - затараторила гриффиндорка. – Но она не говорила, что все настолько серьезно. Уже сейчас я могу сказать, что у вас ярко выраженный одонтогенный периостит . Наверняка, вы слишком затянули с лечением. Надеюсь, что вы не запустили себя до стадии абсцесса. А вообще странно, что вы обратились так поздно. Ведь известно, что после множественно перенесенных «Круцио», когда идет сильное воздействие на нервные окончания, у многих магов развивается пародонтит, и здесь очень важна профилактика, а некоторым требуется и вакуумотерапия.
Деловито наступая на человека, которого и по возрасту и по положению соплячка должна была бы бесконечно уважать, она еще и умудрялась в своей обычной манере осыпать профессора бесконечными терминами и полезными советами.
В обычной ситуации зельевар нашел бы, что ответить наглой выскочке, вообразившей, будто Северус Снейп добровольно отдастся ей на препарирование. Но демонстрировать свое оригинальное произношение мужчина не собирался.
- …А если у вас все-таки пародонтоз, - с маниакальным блеском в глазах продолжала вещать Грейнджер, - то, может быть, нужна будет операция гингивэктомия. Это когда обнажают зубодесневые карманы путем рассечения и откидывания слизистой оболочки десны и удаляют грануляции…
- Зафолфите, - не выдержал профессор, и обреченно плюхнулся на ту самую кушетку, которая раньше так пуга…не нравилась ему, и рядом с которой Снейп оказался в результате тактических перемещений.
-Что? – удивленно переспросила Гермиона, подходя к столу с неизвестной начинкой и опуская на него свой железный чемоданчик.
Она стояла к Северусу спиной, и он не мог видеть легкой улыбки на губах девушки, отчаянно наслаждавшейся ситуацией.
Мисс Грейнджер не была мстительной особой, и в глубине души очень жалела профессора, который наверняка невыносимо мучился от боли. По крайней мере, с виду он представлял собой довольно жалкое зрелище. Но удержаться от возможности немного попугать самого грозного профессора Хогвартса, тем самым воздавая ему должное за необоснованные придирки на уроках, Гермиона не могла.
Она открыла стерильный бокс и стала выкладывать на стол щипцы и элеваторы для удаления зубов. Немного пощелкав одним, самым большим, девушка кинула быстрый взгляд на пациента.
«Так, надо заканчивать», - подумала Гермиона, увидев бледное, как мел, лицо Снейпа.
Накрыв инструменты, она осторожно, боясь спугнуть, начала медленно подходить к зельевару.
- Устраивайтесь поудобнее и откройте рот, - скомандовала она.
Северус отрицательно помотал головой и отчаянно вцепился пальцами в подлокотники.
Раздался щелчок, и кожаные ремни прочно обвили руки профессора, намертво приковывая его к креслу.
«Нужно было бежать, пока мог», - промелькнуло в голове у мужчины.
«Господи, да его сейчас хватит удар», - испугалась Гермиона, глядя в безумно испуганные глаза.
- Хорошо, дождемся доктора, - сказала она, и спокойно уселась за письменный стол.
Достав чистую мед.карту, она безразличным голосом привычно произнесла:
- На что жалуетесь?


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 21:59 | Сообщение # 5
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Но не успел Снейп ответить, что он ни на что уже не жалуется, и вообще, просто так мимо проходил, хотел узнать, как дела у его самой любимой ученицы, как дверь кабинета с тихим скрипом отворилась, впуская невысокого чуть полноватого мужчину в белом халате.
- Доброе утро, профессор! – улыбнулся он, протягивая зельевару руку для приветствия. – Я доктор Грейнджер, отец Гермионы.
- Сеферус Снейп, профеффор зельефарения.
- Таааак, - доктор Грейнджер заглянул в записи дочери и покачал головой, - посмотрим, что тут у нас. Откройте рот, профессор.
В глаза Снейпу ударил яркий света, а пыточное кресло поехало вверх. В руках врача блеснули остро отточенные инструменты, больше всего, по мнению зельевара, подходившие для извлечения глазного яблока.
«Как думаешь, мисс Грейнджер рассказывала о тебе родителям? О «бобринных зубах», об отработках в праздники, о твоих методах преподавания?», - насмешливо поинтересовался внутренний голос.
Снейп вжался в кресло и стиснул челюсти, всем своим видом демонстрируя, что просто так не дастся. Но тут проклятый зуб отозвался такой болью, что профессор едва не забыл, как нужно дышать.
- Если хотите, я наложу на вас усыпляющие чары, - участливо предложила оказавшаяся рядом Гермиона.
- Ну уф нет, я хосю фидеть, фто фы со мной буфете фелать, - обреченно вздохнул Снейп и открыл рот.
Вопреки всем опасениям, доктор Грейнджер оказался отнюдь не вторым воплощением Волан-де-Морта, и действовал своими варварскими железяками очень деликатно. У Северуса даже промелькнула мысль, что, может быть, это некий дьявольский план – создать видимость лечения и дать ему погибнуть в невыносимых муках в самом расцвете лет… Но нет. Наряду с удивительной корректностью отец его бывшей ученицы демонстрировал и впечатляющий профессионализм, негромко комментируя результаты осмотра такими терминами и формулировками, что профессор, хоть ничего толком и не понял, но зато живо проникся доверием к такому компетентному специалисту. Удивительно, что качество, так раздражавшее его в бывшей ученице, к доктору необычайно располагало.
- Ну что же, - выключая лампу, произнес врач, - у меня для вас не очень хорошие новости, профессор.
Проморгавшись после яркого света, Северус попытался изобразить на лице давно отрепетированное еще для Дамблдора выражение: «Мне абсолютно все равно». Но его злосчастный зуб был категорически против любых попыток мимических упражнений.
Должно быть, вид у Снейпа был довольно жалкий, так как доктор мягко похлопал его по руке и с бесконечной добротой во взгляде принялся утешать:
- Ну-ну, ничего страшного. Сейчас мы попросим Гермиону немного поколдовать, и, уверяю вас, больно не будет.
Мисс Грейнджер деловито нацелила палочку в лицо своему бывшему профессору.
- Ты уж постарайся, Гермиона, - тихонько добавил Грейнджер, отчего и его дочь, и Снейп удивленно на него воззрились.
- Ему очень больно, - объяснил врач дочери и добавил, обращаясь к профессору, - Вы очень стойкий человек, но пообещайте мне, что больше не будете тянуть столько времени, чтобы обратиться к врачу. Для того, чтобы доказать свою мужественность, вовсе не обязательно терпеть невыносимую боль.
Северус удивленно переводил взгляд с отца на дочь, впервые не находя слов, чтобы возразить.
Нет-нет! Конечно, сам Северус считал себя очень мужественным и смелым, да и вообще человеком весьма редкостных положительных качеств – еще бы, столько лет проработать преподавателем и, вопреки желаниям и возможностям, не прибить ни единого ученика. Но чтобы совершенно посторонние люди так лестно о нем отзывались…
Что же мисс Грейнджер наговорила своим родителям, создавая такой неправильный образ грозы хогвартских подземелий?!
То, что своими заблуждениями доктор обязан дочери, профессор ничуть не сомневался, так как под пристально-вопросительным взглядом Снейпа девчонка мучительно покраснела и отвела глаза в сторону.
Северус не мог знать, что хоть и у директора МакГонагалл и у его бывшей ученицы он никогда особым расположением не пользовался, скорее даже наоборот. То есть совсем наоборот, абсолютно и совершенно. Однако ярко выраженный гриффондоризм – эта вечная тяга спасать всех тех, кто в спасении не очень то и нуждается, а также стремление вопреки симпатиям и антипатиям к всеобщему равенству и справедливости, заставили двух женщин, не сговариваясь, провести с владельцами клиники ознакомительно-патетические беседы. Но они совершенно не учли, что кроме весьма отрывчатых сведений от Гарри Поттера, который то восклицал: «Как я был неправ», то: «Сколько же перенес бедный профессор!», родители Гермионы и представления не имели, представляет собой их будущий пациент. В результате чего, и у мистера, и у миссис Грейнджер сложилось совершенно превратное мнение о характере и личности профессора зельеварения. В их понимании героический шпион ордена Феникса был отчаянно смелым, но чрезвычайно застенчивым и безответным человеком, который всего себя положил на алтарь победы, но не мог за себя постоять, позволяя всем, кому не лень, его обижать.
Пока мисс Грейнджер, оправившаяся от своего смущения, беззвучно накладывала чары, ее отец стал подробно рассказывать, что они собираются дальше предпринять.
- В вашем случае лучше всего больной зуб удалить. Но состояние таково, что мы сейчас не можем способствовать развитию у вас пародонтоза. Заживление займет не меньше двух недель, и к тому времени, как можно будет ставить имплантант, мы уже будем наблюдать нежелательную подвижность зубов. Вы понимаете?
Северус не понял совершенно ничего, да и не особо прислушивался, стараясь пропустить мимо ушей те страшные слова, что произносил доктор. С удивлением осознав, что боль отступает, он лишь кивнул головой, соглашаясь.
- Ну, тогда будем лечить, - заключил стоматолог и снова включил свет. - Откройте рот, - доктор покопался в любезно подставленной челюсти, и довольно спросил, - Ну что, боли не чувствуете?
Боли профессор не чувствовал, но сознание того, что Грейнджер известно заклинание, которого не знает он, вызвало привычное раздражение. Конечно, Северус не собирался прямо сейчас указывать бывшей ученице на ее многочисленные недостатки, но вот потом, когда эта пытка подойдет к концу…
К сожалению, похвальное намерение пришлось отложить до лучших времен.
Когда совершенно измученному и ужасно шокированному профессору удалось достойно вытерпеть и ковыряние во рту, и сверление зуба, и засунутую под язык вату, оказалось, что всего этого было недостаточно. Завтра ему придется повторить все это снова. И снова. И послезавтра, и еще неизвестно сколько раз, потому что добрый доктор все диктовал и диктовал необходимые процедуры процедуры, самой безобидной из которых был массаж десен.
А еще ему вручили список рекомендаций для правильного питания и назначили курс из сорока уколов витаминов, чтобы укрепить иммунитет.
Поразмыслив, Северус решил со всем согласиться, но больше в этой клинике не появляться. Зуб уже не болит, то, что десны кровоточат, так это и не страшно, а Огневиски вполне заменит витамины.
Он важно кивал, не обращая внимания на то, как глупо выглядит с широко открытым ртом, где врач заканчивал устанавливать временную пломбу, и был совершенно не готов к резкой, ударившей прямо в мозг боли.
Забыв о достоинстве и откровенной нелюбви к оборотням в целом и Люпину в частности, Северус издал такой дикий вопль, что будь сейчас полнолуние, все оборотни Англии собрались бы отомстить за собрата. Мистер Грейнджер схватился за сердце, его дочь заняла оборонительную позицию, оглядываясь в поисках реинкарнации Волан-де-Морта, так как, по ее мнению, ничего больше вызвать такой отчаянный крик у профессора Снейпа не могло, а в кабинет ввалилась толпа народа, поглядеть, кого тут убивают.
- Ничего, ничего, бывает, - успокоил всех доктор Грейнджер и удивленно-неодобрительно воззрился на дочь.
- Прошло всего полчаса, что случилось с твоими чарами?
Северус, толком и не осознавая ситуацию вокруг, тоже сверлил взглядом мстительную девчонку.
- Ничего не понимаю, - прошептала напуганная Гермиона. - Обычно эффект длится два часа, только у Гарри было меньше. Но я посчитала, что для него это нормальное явление... Ну, у Гарри вечно все не так, - пояснила она растерянному отцу.
- Соферфенно ферно, - не преминул подтвердить Северус. – Но фидимо…
Профессор задумался и, несмотря на мучительно острую боль, быстро нашел объяснение:
- Я фильный фак, - выдал он. – Фильнее Фоттефа.
- Фильный фак? – удивленно переспросила Гермиона. Единственное пришедшее в ее голову значение сего словосочетания было столь неприлично, что девушка покраснела до корней волос.
-Фильный фак. И Леффилемент, - рявкнул Снейп, глядя на бывшую ученицу. Его раздражало, что девчонка не понимает таких очевидных вещей. – Факие именно фары фы ифпольфуефе?
- Факие фары?
«Да она издевается!», - взвыл внутренний голос. Пальцы зельевара сжали подлокотники стоматологического кресла, и если бы не своевременное вмешательство доктора, профессор непременно бросился бы на дерзкую девчонку и задушил ее прямо в кабинете отца.
Неуловимым движением врач привел кресло в движение, и Снейп поднялся еще выше. В глаза снова ударил свет, а адская машинка угрожающе заворчала. Зельевар вновь пожалел, что так легко расстался с волшебной палочкой.
- Гермиона, - строго обратился к дочери доктор Грейнджер. – Профессор Снейп интересуется, какие заклинания ты использовала. – Откройте рот, - скомандовал он пораженно застывшему мужчине, - я должен посмотреть, не сместилась ли временная пломба.
Северус, молча, подчинился. Отец бывшей ученицы определенно нравился ему все больше.
Пока храбрый зельевар рассуждал о том, как не похожи бывают родители и дети, доктор Грейнджер закончил осмотр.
- Все в порядке, профессор. Опухоль спадет к вечеру, и говорить вам станет куда проще.
Снейп кивнул в знак благодарности и тут же скривился от нового приступа боли.
- Фары, мисс Грейнджер, - прошипел он. – Фкафыте мне заклинание!
- Нет, - девушка даже опешила от такой наглости. – Это мой проект, я над ним три года работала. Я сейчас наложу обезболивающие чары еще раз, - закончила она чуть мягче.
С одной стороны, девушке было ужасно стыдно отказывать профессору, но его тон возмутил гриффиндорку до глубины души. Ведь можно же было просто попросить.
- А фереф полчафа фары исфефнут!
- Не обязательно. К тому же, вы можете аппарировать сюда, и я обновлю заклинание.
Девушка понимала, как глупо это звучит. Снейпу пришлось бы переехать в клинику на несколько суток, чтобы обновлять чары так часто.
- Гермиона, - доктор Грейнджер вновь строго посмотрел на дочь, - думаю, своему преподавателю ты можешь сказать.
- Офтафьте, доктол. Фаша дось необыфайно упляма. Уф я то фнаю.
Снейп пожал руку изумленного мистера Грейнджера и, прежде чем тот смог что-то возразить, вышел из кабинета.


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 21:59 | Сообщение # 6
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
А через час изумленный Хогвартс наблюдал странную процессию, целенаправленно двигающуюся в направлении подземелий.
Даже те из учеников, кто никогда не блистал на занятиях и не отличался особой сообразительностью, быстро сложили дважды два, связав отсутствие уроков зельеварения и самого профессора и незнакомцев, сопровождающих директрису в святая святых алхимика.
Большинство предполагало, что Снейпа наконец-то поймали на темных делишках, и МакГонагалл вызвала министерских работников. «Ему понравится в Азкабане», - говорили самые преданные поклонники слизеринского декана, - «он ведь, наверняка, дементорам родственник».
Другие, более наблюдательные и заметившие среди процессии женщину в белом халате, думали, что она – представитель Св.Мунго, причем самые оптимистичные надеялись, что из отделения для душевнобольных.
Те же, кто еще минут через десять увидел спешащую в подземелья мадам Помфри, пришли к выводу, что Снейп все-таки болен. «А может уже и умер», - добавляли все те же оптимисты.
А Минерва МакГонагалл, с одной стороны, была встревожена, а с другой, искренне наслаждалась создавшейся неразберихой.
Когда красная, как рак, Гермиона Грейнджер связалась с директрисой через камин и передала пергамент с обезболивающим заклинанием для профессора Снейпа, МакГонагалл удивилась, потому что девочка ревниво оберегала свои разработки и еще не успела запатентовать новые чары. А уж когда, подталкиваемая в бок обычно очень добродушным и тактичным мистером Грейнджером, Гермиона попросила передать извинения для зельевара, директор заподозрила что-то неладное и поклялась при случае обязательно выяснить, что же произошло с Северусом в клинике.
Камин в комнатах Снейпа был заблокирован, и директрисе, занятой важными бумагами, пришлось положиться на помощь домовика.
Бедная Винки вернулась с залитым слезами полотенцем, используемым вместо одежды, и попросила больше не отправлять ее в подземелья.
- Он сказал: «Иси фон», - жаловалась эльф директрисе.
- Я искала, искала, а профессор все больше сердился, - всхлипывало перепуганное существо. – А как я могла этот фон найти, если я даже не знаю, что это такое?!
Еле сдерживая смех, Минерва отпустила домовика, уверив ту, что больше в подземелья ее не пошлют.
Но не успела директор утереть слезы, выступившие на глаза, как полыхнул камин, и на пол вывалился злосчастный пергамент, поперек которого рукой профессора Снейпа были написаны слова «горячей» благодарности мисс Грейнджер с указанием конечного места определения этой бумажки с неработающими чарами.
Представитель гордого факультета Гриффиндор никак не могла предположить, что ее бывшая ученица специально пыталась навредить здоровью Северуса. Скорее произошла какая-то ошибка.
Уничтожив пергамент с некорректными записями, Минерва связалась с клиникой «Счастливая улыбка».
Дальнейшие события развивались стремительно.
Миссис Грейнджер, которая случайно услышала разговор МакГонагалл и Гермионы, крайне возмутилась поведением своей дочери и экстренно организовала «выезд на дом».
Дверь в личные комнаты профессора Снейпа была закрыта и оказалась такой же не вежливой, как и ее хозяин, так как на стук не реагировала.
Тогда мистер Грейнджер вспомнил свое военное прошлое и, горячо понуждаемый женой, мощным ударом плеча сорвал тяжелую массивную дверь с петель.
Неизвестно, чем бы это все закончилось, если бы не бурно развитая деятельность миссис Грейнждер, которая, как только увидела несчастные глаза мужчины, сидевшего на диване, подпирая здоровую щеку одной рукой, а другой держа стакан с алкоголем, сразу начала изливать на него волны материнской любви и заботы.
Если бы сейчас у женщины спросили, она бы ответила, что Северус Снейп отчаянно напоминает ей того бездомного спаниеля, которого много лет назад она вытащила из под колес машины и долго выхаживала.
И в какой бы форме ни хотел проявиться гнев самого грозного хогвартского профессора, ему на это не было оставлено ни единого шанса.
- Вам два часа нельзя кушать и пить, - строго сказала миссис Грейнджер, забирая стакан с выпивкой из рук профессора и укоризненно сверля глазами мужа и дочь. – Разве вас не предупредили?
Северус, все еще ошарашенный этим бесцеремонным вторжением, лишь зачарованно покачал головой. Он решил не признаваться в том, что уже успел прикончить треть бутылки Огневиски в надежде справиться с болью.
-А фы, сосстфенно, хто? И фто фам зтесь нуфно? – вопросил Снейп, когда поток ругательств, извергаемых невысокой кудрявой дамой в адрес незадачливых лекарей, не потрудившихся сообщить пациенту такие важные аспекты лечения, иссяк.
Получилось робко и неуверенно.
Конечно же, его вопрос проигнорировали. Но профессора, к его собственному удивлению, это ничуть не расстроило, настолько непривычным и неожиданным было ощущение тепла и заботы. К тому же, смотреть на раскрасневшуюся и смущенную Грейнджер было весьма забавно и даже приятно. Он даже покорно позволил откинуть спинку своего кресла и открыл рот по первому требованию.
Измученное жестокой болью, многократно усилившейся после идиотской шутки мисс Грейнджер с неправильным чарами, тело и затуманенный алкоголем мозг были готовы на что угодно, лишь бы прекратить затянувшуюся пытку. И даже когда нахальная гриффиндорка приблизилась к нему со своей палочкой, вопреки отчаянным завываниям внутреннего голоса, требовавшего бежать от мерзкой девчонки куда подальше, Снейп лишь махнул рукой, соглашаясь на любые истязания.
Последним, что увидел профессор, прежде чем погрузиться в глубокий сон, были две пары удивительно схожих карих глаз, на дне которых плескалось одинаковое беспокойство.
- Заснул, - прошептала миссис Грейнджер. – Бедняга, он так измучен.
Гермиона шмыгнула носом и пробормотала:
- Но, я же не специально. Я не знала. Я еще никому не доверяла формулу и...
- Ну-ну, тише. Ты и не могла знать.
Доктор Грейнджер обнял всхлипывающую дочь за плечи.
- Сколько будет действовать обезболивающее?
- Не знаааю. В прошлый раз чар хватило всего на полчаса. Возможно, сейчас будет еще меньше.
- Тогда ты должна остаться здесь, - решительно заявила миссис Грейнджер, чем повергла в шок не только Гермиону, но и задержавшихся в покоях зельевара мадам Помфри и Минерву МакГонагалл.
- Не думаю, что Северус одобрит…
Директор МакГонагалл попыталась заступиться за любимую ученицу, но миссис Грейнджер была непреклонна.
- Если что – звони, - напутствовала она дочь, покидая вместе с доктором Грейнджером комнату мирно спящего зельевара.
- Если что – кричи, - шепнула Гермионе мадам Помфри.
- А лучше сразу беги, - закончила МакГонагалл, лучше всех представлявшая реакцию Снейпа на неожиданную компанию.
Мистер Грейнджер же предпочел промолчать. Он не понимал, почему его дочь так пугает этот «весьма приятный мужчина», и не видел причин для беспокойства. В конце концов, профессор Снейп так много перенес, и нуждался в помощи. Вложив в прощальный взгляд, адресованный дочери, сочувствие (на всякий случай), наставление позаботиться о пациенте (для порядка) и пожелание хорошей ночи («язвенную болезнь», как окрестили сомнительное чувство юмора подруги Гарри и Рон, девушка унаследовала именно от отца), доктор Грейнджер осторожно поставил дверь на место. Процессия спасителей Снейпа удалилась, оставив Гермиону наедине с Ужасом Подземелий, Мерзкой Летучей мышью и Сальноволосым ублюдком в одном лице.


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 22:00 | Сообщение # 7
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Непонятно, сколько на этот раз действовали чары, то ли полчаса, то ли все те двенадцать, в течение которых профессор Снейп усердно храпел, отвлекая мисс Грейнджер от неожиданно представившейся уникальной возможности исследовать берлогу единственной в мире особи «Язвикус-Необыкновениус», но факт долговременной спячки этой самой особи, был на лицо.
Шло время. Гермиона уже и покопалась в личной библиотеке профессора, и пошуршала пергаментами на его столе, и даже, в чисто академических целях, проверила все ящики и отделения большого платяного шкафа, нисколечко не полюбопытствовав относительно тех семейных трусов, черных, в белый горошек, и теперь с тревогой наблюдала за стрелками часов, приближающихся к полуночи.
За весь день ее побеспокоили только директор МакГонагалл, которая с подозрительно подрагивающими губами выслушала краткий отчет о том, что Снейп невыносимо храпит, и более длительные объяснения возможных причин этого явления, и домовики, доставлявшие подносы с едой. Все попытки основательницы легендарного общества по защите домовых эльфов подружиться с несчастными существами, позорно провалились. Не хотели эльфы брать гермионины носки (а только этой частью туалета девушка, одетая в кофточку и джинсы, могла безболезненно пожертвовать).
А время все шло и шло. Часы на Астрономической башне пробили полночь, и наступил Самый Сумасшедший День Года – День Святого Валентина. Но ни Снейп, ни Гермиона этого не заметили. Во-первых, потому, что оба давно уже не отмечали праздник всех влюбленных. Первый – с тех пор, как погибла Лили, которой он все же писал Валентинки, пусть даже доставались они жадному пламени камина. Вторая – после расставания с Роном и окончательного краха надежды найти мужчину, который принял бы ее такой, какая она есть – целеустремленной, чуточку помешанной на работе и науке, способной забыть на плите суп на десять часов, потому что варилось очередное экспериментальное зелье и не умеющей печь «булочки, как у мамы».

Профессор Снейп проснулся от хлопка. Тинки зачем-то принес чай.
«Лучше бы позаботился об антипохмельном», - подумал Северус, и, морщась от боли в спине, добавившейся к зубной, которая никуда не делась, и головной, которая определенно стала сильней, наконец, принял сидячее положение. И увидел мисс Грейнджер, почему-то спящую в его любимом кресле. На подносе, который эльф пристраивал на маленьком столике, звякнули чашки, и гриффиндорка распахнула сонные глаза. Увидев домовика, она просияла улыбкой и попыталась завязать светский разговор:
- Большое спасибо за чай, Винки. А как у тебя дела?
Эльф моментально исчез, как и улыбка девушки.
Профессор не смог сдержать смешок, тем более что он заметил красный носок, который девушка сжимала в руке, видимо намереваясь осчастливить свободой очередную жертву.
- Это не Финки, - давясь от смеха, пояснил Северус. – Не Финки, - еще раз повторил он, глядя на ничего не понимающую мордашку. – Фы опосс'ались, - уже раздраженно добавил он, и был поражен видом вскочившей Грейнджер, которая стала разглядывать сиденье кресла, откуда только что поднялась, и маленькими ручками, ощупывающими туго затянутую в джинсы попку.
Когда до него дошло, что девушка проверяет, любой бы на его месте отчаянно расхохотался, но Северус почему-то не мог. Дело в том, что вид хрупких женских ладошек на соблазнительных упругих ягодицах, буквально завораживал. Если бы в этот момент девушка не выпрямилась, Северус точно не удержался бы от того, чтобы проверить, так ли эротично будут смотреться его собственные руки, если их поменять местами с ладошками Грейнджер.
- Что за дурацкие шутки, профессор? – недовольно и очень невежливо спросила Гермиона.
Ему бы возмутиться, но почему-то совсем не хотелось. А хотелось верить, что это только временное помешательство, и наверняка он просто что-нибудь не то съел. О том, что последние три дня у него во рту не было ни крошки, он предпочел просто запамятовать.
- Я не финофат, фто фы плохо слысыте! И есе хусе сооплосаете, - понимая, что ничем хорошим все его нелепые фантазии не закончатся, Северус направился в ванную. Пить антипохмельное зелье, ничего больше.
Как только Снейп вернулся в гостиную, он, во-первых, был неприятно осчастливлен присутствием там все той же Грейнджер, которая, по его глубокому убеждению, должна была бы уже находиться на другом конце Англии, а во-вторых, сбивчивыми, но искренними извинениями девушки. Она спросонья просто не поняла, о чем профессор говорит, и совсем не хотела его обидеть.
Вряд ли когда-нибудь мог похвастаться тем, что смог Северуса обидеть, или даже приблизится к этому состоянию, но что-то внутри у него все же дрогнуло.
«Наверняка желудок», - уверил Снейп сам себя, оправдывая необычное поведение. Язвить и выгонять девчонку он был совершенно не в настроении.
А та, воодушевленная своей победой, начала атаковать его вопросами о самочувствии.
- А фы сами не фитите? Ссека стала есе больсе. И осень болит. Снафит, фы меня плохо лесили.
Не то чтобы болеть стало больше, да и благодаря продолжительному отдыху Северус вполне мог теперь более терпеливо дожидаться конца мучений – то есть смерти. В самом деле, он ведь и не рассчитывал, что варварские маггловские процедуры помогут. Но вот эти обезболивающие чары…
Профессор попытался улыбнуться, дабы продемонстрировать бывшей ученице свое благожелательное отношение и выведать у нее, наконец, тщательно хранимый секрет формулы, но та почему-то испуганно отшатнулась. Что, впрочем, не помешало ей тут же обеспокоено спросить:
- Вам больно? Давайте я наложу чары.
«Надо же, - думал профессор, и всего-то потребовалось улыбнуться».
Грейнджер в своей излюбленной всезнайской манере сначала продемонстрировала Северусу движения палочкой, потом три раза громко повторила заклинание и, получив раздраженный кивок, означающий, что профессор все же не слабоумный и запомнил все еще с первого раза, направила свою палочку ему в лицо.
Движения были те же, заклинание тоже, вот только эффекта не было никакого.
- Фы уфелены, фто нисеко не пелепутали?
Гриффиндорка возмущенно вздернула носик, всем своим видом давая понять, что считает этот вопрос очень оскорбительным, но тут же заметно сникла.
- Ничего не понимаю, - прошептала она. – Вам все еще больно?
- Конесно больно! Не думаете се фы, фто я плитфоляюсь?
- Но я все делала правильно! – продолжала она упорствовать.
Она наложила чары еще раз. И еще. И еще много-много раз.
Совершенно безрезультатно, так как и в первый раз уже было понятно, что по какой-то причине именно на Северуса они не действуют.
- Ну хфатит, - не выдержал зельевар после двадцатой попытки.
Но разозленная Грейнджер его проигнорировала.
- Ну фсе, фсе, я фелю, фто фы не фотели меня обмануть.
Ему уже даже стало немного ее жаль.
Но куда там, никакие доводы рассудка на гриффиндорку уже не действовали. С криком: «Я вам докажу, что чары работают», - упрямая девица со всей силы треснула рукой об столик, который, не выдержав столь непочтительного обращения, дрогнул всеми четырьмя ножками и с жалобным звоном стоявших на нем чашек упал на пол.
Девчонка же, несмотря на то, что ей, скорее всего, было гораздо больнее, примеру этого воспитанного мебельного создания не последовала и прыгала теперь по всей комнате, тряся поврежденной рукой и возмутительно-неумело ругаясь.
-Ну и фто фы стелали? – вклинился в этот страстный диалог профессор.
Дело было в том, что в своей запальчивости девушка обидела его мебель правой рукой, той, в которой все маги держат палочку, и чего именно этим представлением пыталась добиться Мисс-Я-Все-Делаю-Правильно, профессор не понимал.
-Ну, фтойте, - хватая пробегавшую мимо гриффинлдорку, сказал профессор. Он вспомнил, что тоже вообще-то маг, и решил сжалиться над своим неумелым доктором.
- Фейфас, я сам поплобую фасы фары.
Зафиксировав ее руку своей, и направляя на запястье палочку, Северус старательно выговорил формулу:
-Бум, барам, барабам. (на момент написания истории мисс Грейнджер еще не запатентовала изобретенное заклинание, и автор не считает возможным раскрывать его).
Ему стало хорошо. Просто и необъяснимо, без всякой причины. Он все также стоял посреди комнаты, сжимая руку Гермионы Грейнджер, несносной гриффиндорки, всезнайки и жуткой зануды, и смотрел в ее глаза. Карие, с медовыми искорками. И впервые за очень-очень долгое время Северус был счастлив, потому что касаться ее рук и знать, что если сейчас он поцелует ее со всей страстью и нежностью, что таились в его сердце, она ответит на поцелуй.
В тот момент, когда их губы встретились, в ночном небе над Хогвартсом чуть ярче вспыхнули звезды. Но Снейп и Гермиона, конечно же, этого не видели. Задыхаясь от нахлынувших эмоций, запинаясь об остатки столика и некстати оставленные на полу книги, путаясь в пуговицах и молниях, они целовались, раздевали друг друга, смущались, смеялись и были счастливы. И когда, оказавшись в постели, они стали, наконец, единым целым, Северус застонал, почувствовав, как в голове что-то словно взорвалось. Боль, мучавшая его все эти дни, исчезла.
Они любили друг друга до рассвета, будто одержимые друг другом. Останавливались чтобы передохнуть, разговаривали о чем-то, целовались. А затем их руки вновь начинали искать друг друга, губы встречались, и Гермиона закрывала глаза, не в силах поверить, что можно быть настолько счастливой.


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 22:00 | Сообщение # 8
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Профессор проснулся от ощущения, что жизнь прекрасна. Такого с ним не случалось даже в самые лучшие годы, и первым желанием зельевара было проверить собственный пульс. Он уже потянулся к запястью, когда почувствовал приятную тяжесть на плече и тепло нежной женской кожи. Такого не случалось чуть меньше, чем всю жизнь, но все же достаточно долго для того, чтобы развеять сомнения Северуса в собственной смерти. «Итак, я умер и попал в рай», - решил он. По телу разливалось неземное блаженство, и только пение ангелов не услаждало слуха мужчины, но он тут же списал сие на вежливость небожителей, не рискнувших будить «клиентов» слишком рано.
«Может, глаза сначала откроешь, а потом будешь выводы делать?» - проснулся внутренний голос. Его ночь, судя по всему, прошла куда хуже, и настроение «второго я» оказалось не очень.
Посмотреть на райские кущи было любопытно, как и на ту, что так нежно прижималась сейчас к его груди, шепча что-то во сне, и Снейп решил последовать мудрому совету…
Обстановка была привычной, но это даже радовало. Любителем перемен Северус не был, а свои апартаменты в подземельях искренне любил, особенно спальню, где и находился. События прошлого вечера вспоминались плохо, установить причину собственной смерти не удавалось. И тут яркой вспышкой мелькнула мысль: «Грейнджер!».
- Она меня все-таки убила, - прошептал профессор, вспомнив, как бывшая студентка вновь и вновь накладывала на него какие-то чары. – Какова девчонка!
Последнее прозвучало с невольным уважением, все-таки гриффиндорке удалось то, чего добивались многие маги и посильнее нее.
В этот момент женщина (Северус был уверен, что это именно женщина, ведь он же попал в рай) на его плече пошевелилась, убрала волосы с лица и сладко потянувшись, пробормотала:
- Доброе утро, профессор.
«Ты все еще уверен, что в раю?» - хмыкнул внутренний голос и замолчал в ожидании развития событий.
Одеяло соскользнуло, обнажая высокую полную грудь с нежно розовым соском, девушка попыталась прикрыться, но было уже поздно. Зверь, прятавшийся внутри Снейпа долгие годы, с довольным урчанием бросился на жертву.
- Какого Мерлина вы делаете в моей постели, Грейнджер? - прорычал Северус, наваливаясь на нее сверху. Ему хотелось, чтобы голос звучал грозно, но получилось низко и хрипло.
- Проферяю, какой вы фильный фак.
Наваждение ночи продолжалось. В отличие от Снейпа, Гермиона помнила, как они оказались в одной постели, и боялась, что наутро после случившегося, придет лишь сожаление. Но это оказалось не так. Не было ни неловкости, ни глупого желания спрятаться. Только его тело, его желание, разгоравшееся с новой силой. И все же кое-что изменилось.
- Ваш зуб, - пробормотала девушка, чуть отстраняясь. – Вы снова говорите нормально! Откройте рот! – скомандовала вдруг она.
- Что, прямо сейчас открыть?
- Прямо сейчас, я должна посмотреть, и…
Северус Снейп не зря был лучшим выпускником Хогвартса за последние сто лет: схватывал он на лету. В последние три дня профессор совершенно точно понял, что спорить с женщинами рода Грейнджер бесполезно и вредно для здоровья. Оставалось лишь подчиниться.

А в этот момент к двери спальни с неминуемостью урагана приближалась другая женщина, носившая ту же фамилию. От дочери и ее пациента вестей не было почти сутки. Сначала миссис Грейнджер немного беспокоилась, потом начала волноваться всерьез, а когда Гермиона не ответила ни на звонки, ни на отправленную сову, подняла на уши сначала собственного мужа, потом МакГонагалл, а потом и весь Хогвартс. И вновь процессия из двух людей в белом, Минервы и Поппи, к которой присоединилась добрая половина преподавательского состава, быстрым шагом двигалась к подземельям.
Оптимисты утверждали, что теперь-то уж профессор Снейп точно умер, и даже пессимисты, ранее не верившие в возможность подобного счастья, соглашались с ними. Самые смелые пристраивались в хвост дружного строя, надеясь хоть одним глазом увидеть торжественный вынос тела, остальные же лишь завидовали храбрецам.
Дверь в покои зельевара не отличалась сообразительностью владельца апартаментов и пропускать «спасателей» отказывалась. Но на этот раз доктора Грейнджера не пришлось даже просить. Ну а спальню ночью никто запереть не потрудился…


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 22:00 | Сообщение # 9
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Глазам любящих родителей предстала родная дочь, сидящая на коленях между ног Снейпа и с интересом светящая ему в рот палочкой. Состояние постели и нагота находящихся в ней, свидетельствовали о том, что в комнате этой ночью происходил не простой медосмотр.
- Гермиона, - ахнула миссис Грейнджер, - тебе не кажется, что…
Но закончить свою речь женщина не успела. С грозным рыком, напоминающим голос раненного гризли, доктор бросился на подлеца, посмевшего посягнуть на честь его дочери. В этот момент он забыл о том, что считал Снейпа весьма приятным мужчиной, зато отлично вспомнил годы службы в армии. Кулак полковника в отставке врезался в челюсть профессора. В абсолютной тишине раздался громкий хруст.
- Моя фелюфть, - простонал Северус, падая с кровати. Свет померк, и сознание, вместе с обалдевшим от неожиданного развития событий внутренним голосом, покинули бренное тело.

Следующее пробуждение оказалось куда хуже предыдущего. Болело все, кроме злосчастного зуба, из-за которого и началась вся эта история. Снейп осторожно пощупал языком то место, куда пришелся удар. На месте того самого зуба и пары его соседей чувствовалась неприятная мягкая дыра, загустевшей солоноватой кровью.
«Лучше бы ты умер вчера» - простонал внутренний голос. – «Может и в рай бы попали. А так…»
Северус осторожно открыл глаза. На рай и впрямь было не слишком похоже. Гермиона, сидящая в его любимом кресле, утирала слезы. Вокруг нее хлопотали Минерва и Флитвик. Миссис Грейнджер аккуратно перевязывала руку мужу. В ее голосе, обращенном к неожиданному пациенту, слышались нотки укоризны, и Снейп подумал, что сразу его бить не будут.
- Дофтор Фрейфер, я фсе…
- Оставьте, Северус, - отмахнулся отец Гермионы. – Профессор Флитвик нам уже все объяснил.
- Но это не значит, что ты, как честный человек, не должен жениться на бедной девочке.
Голос МакГонагалл заставил вздрогнуть не только Снейпа, но и Гермиону.
Мисс Грейнджер, совершенно не собиравшаяся быть «бедной девочкой», уже открыла было рот, чтобы объяснить, что они взрослые люди, а все случившееся лишь магическая причуда, но профессор ее опередил.
- Соферфенно софласен с фами, дирефтор. Но позфольте снафала уфнать, фто фе фсем объяфнил Флитфик?

- Фламос Аморус… - начал свое длинное повествование маленький преподаватель чар. Он говорил о том, что если два человека предназначены друг другу самой судьбой, то одновременно произнесенное ими в День Святого Валентина заклинание из разряда высших чар способно превратиться в сильнейший катализатор их чувств. Их тянет друг к другу сильнее всего на свете, и стоит им оказаться вместе, как оба обретают ощущение завершенности, ни с чем несравнимого счастья.

- Фо есть мы… ?

У профессора не доставало сил произнести слово «предначертаны». Они с Грейнджер идеальная пара? «Абсурд!», - хотелось закричать ему, но чем дольше Северус смотрел на замершую в кресле девушку, вспоминая, что чувствовал прошедшей ночью, тем яснее ему становилось, что, может быть…

- Есть еще одна примета, - продолжил Флитвик, - чары, которые один из этих двоих накладывает на другого, не действуют или действуют как-то иначе.
- Что и произошло с обезболивающим заклинанием, - закончила за него довольно улыбающаяся Минерва. Она то прекрасно знала, что такое Фламос Аморус, и как хороша может быть жизнь созданных друг для друга людей.

- А Фоффер? На нефо фары фофе не фейстфофали!
Снейп пытался убедить себя, что всего лишь ищет другое объяснение, но холодные когти ревности уже подбирались к сердцу мужчины. Неужели его женщина предназначена и Поттеру тоже?

Но Гермиона развеяла все его сомнения.

- Он мой лучший друг, профессор. Между нами тоже есть связь. Но это совсем другое.
Последние слова она произнесла так тихо, что Северус скорее прочел по губам, чем услышал. Но румянец, заливавший щеки девушки, говорил за нее. История, начинавшаяся столь ужасно и нелепо, обретала шансы на счастливый финал…


 
Святой_ВалентинДата: Воскресенье, 13.02.2011, 22:01 | Сообщение # 10
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Вместо эпилога

Что было дальше, спросите вы?
Все просто. Снейп и Гермиона жили долго и счастливо. Конечно же, они поженились далеко не сразу. Понадобилось много времени, чтобы оба упрямца поверили в истинность разбуженных магией чувств, научились понимать друг друга и по-настоящему быть вместе. Гермиона не раз собирала вещи, пугая домашних эльфов, и клялась, что ноги ее больше не будет в чертовых подземельях. Северус шипел и плевался, обещая самому себе забыть взбалмошную девчонку… Но любовь, в помощники к которой записались доктор Грейнджер, ставший для Северуса первым настоящим другом, и Минерва МакГонагалл, грозившая уволить зельевара, если он не одумается и не бросится вдогонку за собственным счастьем, всегда побеждала. А в пятую Ночь Святого Валентина, проведенную вместе, Снейп все же решился сделать предложение и подарил Гермионе кольцо. Возможно, не последнюю роль в принятии решения сыграло и то, что Гарри Поттер развелся с женой. Северус хоть и считал себя «фильным факом», но рисковать не хотел.
В день, когда Гермиона стала миссис Снейп, отец подарил ее мужу тот самый зуб (вместе с двумя другими, выбитыми его тяжелой рукой), надежно закрепленный в хрустальной колбе, чтобы молодые не забывали, как причудливы порой бывают дороги судьбы.
Правда, сохранить подарок до появления внуков, чтобы с гордостью рассказывать им, как познакомились бабушка и дедушка, Гермионе с Северусом все же не удалось. В первое же утро миссис Снейп объясняла мужу на столь удачно «подвернувшемся под руку» примере, как важна гигиена полости рта, и случайно разбила колбу. А домовые эльфы французского отеля, где проводили медовый месяц супруги, оказались куда расторопнее Хогвартских. Подарок отыскать не удалось. Но даже это событие не омрачило радости Северуса и Гермионы от того, что они все же вместе.
И жили они долго и счастливо. И зубы у Снейпа никогда больше не болели. Страшно им было болеть, ведь теща-то у их хозяина стоматолог…


 
BergkristallДата: Понедельник, 14.02.2011, 00:49 | Сообщение # 11
Expelliarmus!
Статус: Offline
Quote (Валентин)
- Проферяю, какой вы фильный фак.


эта фраза меня добила окончательно! jump1 jump1 jump1 отличный фик! как раз то, что я люблю больше всего в День святого Валентина! спасибо, Авторы!
С праздником! ax ax


O neprețuită și eroică aplicație gratuită © Corky


 
GrmainДата: Понедельник, 14.02.2011, 00:58 | Сообщение # 12
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Девочки!!!! Это потрясающе смешной фик. Огромное вам за него спасибо. Самое то, что бы расслабиться. Я цитировала все понравившиеся моменты, но потом поняла, что их вышло слииишком много.
За описание приема у врача вым надо дать по ордену. Так похоже на жизнь и так смешно.
Особая благодарность за снейповское произношение. "Фильный фак" еще долго будет мне впоминаться.
Quote (Валентин)
- Северус, тебе совершенно нечего бояться. Все маги ходили к стоматологам, и еще никто от этого не умер. О судьбе своего двоюродного кузена Бернарда МакГонагалл предпочла умолчать, как и о печальной участи второго преподавателя ЗОТИ, ставшего жертвой проклятья Воледморта и чрезмерной старательности дантиста.

все-таки не удержалась. Классный момент)))) Эх, кто знает, где тебя настигнет смерть)

ok4 ok4 ok4 браво авторам!


Не относитесь слишком серьёзно к жизни, живым Вам из неё всё равно не выбраться!
 
КэтиДата: Понедельник, 14.02.2011, 11:02 | Сообщение # 13
Пятикурсник
Статус: Offline
Вот это фантазия!!!Полёт мысли!!!!Авторам огромное спасибо за отличное настроение!!!! jump2


- Пожирнее и погуще.
- Как положено.
- Сметанки то добавь.
- Обойдешься...
 
JustlifeДата: Понедельник, 14.02.2011, 11:34 | Сообщение # 14
Второкурсник
Статус: Offline
Очень забавный фик ok4 А стоматологов я тоже боюсь))))
 
Tori67106Дата: Понедельник, 14.02.2011, 12:03 | Сообщение # 15
Шестикурсник
Статус: Offline
очень прочувствованно описывается зубная боль. Снейп бесподобен в своей беспомощности. А любовная сцена удивляет искренностью. Спасибо jump1
РS: было очень смешно




Сообщение отредактировал Tori67106 - Понедельник, 14.02.2011, 12:04
 
olalaДата: Понедельник, 14.02.2011, 13:27 | Сообщение # 16
Slytherin vs. Ravenclaw
Статус: Offline
Есть пытки физические, а есть душевные,
Но единственные совмещающие достоинства обеих - это пытки зубоврачевные ©

Ksana, спасибо за фик!
Маггловская стоматология плюс волшебное обезболивание - это круто! Родители ГГ вышли просто замечательные. Отец, правда, приводит на мысль пословицу русского народа: "Кто на руку резок, вдовец будет". Сочувствую м-с Грейнджер...
У меня есть вопрос по теории литературы. Убивать героя исключительно для удобства автора после Е. Шварца традиционно считается недопустимым. А хорошо ли разводить героя для тех же целей?


ΠΛΕΙΝ ΑΝΑΓΚΗ ΖΗΝ ΟΥΚ ΑΝΑΓΚΗ


Сообщение отредактировал olala - Понедельник, 14.02.2011, 13:28
 
KsanaДата: Понедельник, 14.02.2011, 18:43 | Сообщение # 17
Четверокурсник
Статус: Offline
Bergkristall, Grmain, Кэти, Justlife, Tori67106, olala, спасибо всем за отзывы!
Ellirael назначила меня первой ответственной за благодарность на отзывы.
А я хочу еще раз публично признаться ей в любви! Очень приятно писать что-то вместе с человеком, согласным на все, и подхватывающем прямо на лету твои мысли. Честно признаюсь, что большая часть работы в наших фиках достается Ellirael! Это она у нас и бета и гамма, не считая соавторства. Хотя тут нужно упомянуть еще одного человека. Наша совместная благодарность Маркизе, которая настойчиво спрашивала, когда же мы что-нибудь напишем. То есть, первоначально идея возрождения соавторского безобразия принадлежит ей.
Quote (Grmain)
Это потрясающе смешной фик. Огромное вам за него спасибо. Самое то, что бы расслабиться.

Grmain, я уж как мы рады от твоей оценки!
Quote (Grmain)
За описание приема у врача вым надо дать по ордену. Так похоже на жизнь и так смешно.

Да, я тоже так думаю. Особенно досталось мне. Я перечитала кучу информации о зубных болезнях и способах их лечения. Так как мы не только не стоматологи, но и старательно избегающие их посещения, то о зубах мы почти ничего не знали. Пришлось искать, читать, а то вдруг на сайте есть люди этой профессии, сами понимаете ссориться с этими специалистами не хотелось бы))) мало ли....
Quote (Tori67106)
А любовная сцена удивляет искренностью.

это у нас Ellirael специалист, все комплименты ей

olala, насчет Шварца - не поняла.
Весь особый шарм в нашем соавторстве это то, что мы сами не знаем, что напишем дальше. Сюжет практически не обсуждаем. То есть нам интересно не столько написать, сколько и самим развлечься.
Я никогда так много не смеюсь, когда Ellirael присылает мне очередную порцию. Неожиданно, стебно и приятно.


 
AileenДата: Понедельник, 14.02.2011, 21:02 | Сообщение # 18
Второкурсник
Статус: Offline
da4 da4 da4
Здорово, смешно, поднимает настроение. И очень помогает отвлечься и передохнуть на работе da6
 
olalaДата: Понедельник, 14.02.2011, 22:35 | Сообщение # 19
Slytherin vs. Ravenclaw
Статус: Offline
Quote (Ksana)
мы сами не знаем, что напишем дальше

Понятно, спасибо, вопрос снят, это такой способ писать. Неплохо, надо сказать получается!

Шварц - автор весьма популярного в том числе и на ТТП афоризма: "Стыдно убивать героев для того, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных" ("Обыкновенное чудо").


ΠΛΕΙΝ ΑΝΑΓΚΗ ΖΗΝ ΟΥΚ ΑΝΑΓΚΗ
 
corallДата: Понедельник, 14.02.2011, 23:21 | Сообщение # 20
Аврор
Статус: Offline
большое, огромное спасибо за чудесную историю!
такие серые дни, холодно,- и так хочется праздника! ok4
Quote
Наряду с удивительной корректностью отец его бывшей ученицы демонстрировал и впечатляющий профессионализм, негромко комментируя результаты осмотра такими терминами и формулировками, что профессор, хоть ничего толком и не понял, но зато живо проникся доверием к такому компетентному специалисту.

как здорово вы медиков подловили! ok3
вот ведь иногда - по нормальному и не объяснишь, только термины и лезут!


 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » Фанфик "Стоматология "Счастливая улыбка", PG-13 (авторы Ksana&Ellirael)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Поиск фанфиков ч.3
2. "Отец героя", автор Olia...
3. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
4. Shana
5. Да или Нет ?
6. Стихи от cold
7. Ассоциации-6
8. По алфавиту
9. Я всё могу
10. Если, значит
11. Если бы вы были..?
12. А или Б?
13. Если бы вы были..?
14. А или Б?
15. Словотворчество-2
16. С песни по строчке-2
17. Заявки на открытие тем на форуме &...
18. 5 из одного
19. "Хэвистон-корт" авторы З...
20. Извращенцам - сюда
1. bsolution[16.08.2017]
2. Jasonpsync[16.08.2017]
3. KneefTegO[15.08.2017]
4. lenka1nam[15.08.2017]
5. Surikssarm[14.08.2017]
6. yellownut[14.08.2017]
7. Frankmany[13.08.2017]
8. FJSpenser[11.08.2017]
9. Neryuiwsarm[11.08.2017]
10. Fiore-sama[10.08.2017]
11. AnnayaTO[08.08.2017]
12. MAFany[07.08.2017]
13. AndreyCix[06.08.2017]
14. Curlingowl[06.08.2017]
15. Tenvtrave[05.08.2017]
16. AndreyEi[03.08.2017]
17. Гумманист[03.08.2017]
18. Van_Allen[02.08.2017]
19. Zdorovaydyelp[02.08.2017]
20. Robtribe[02.08.2017]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, nika, Джунгарик, Verity, olivas, Lili_2007, loa81, Infernogirl, Chertenok, lena_bond, lupul, Liric, Natyk), Ariana, Poppy, Фелисите, Mina_K, otek_kvinke, Sofya, Гвен, Severina_de_Vetra, Darelli, NATALI_2010, Saori, Nelk, Аметистовая_Ведьма, Nimer, aneris, Надюша, zaiy, DirtyDiana, extremalь, basty, ntym13, Persephona, Mitternacht, MarSe, Lana_08, windwingswrites, SvetMira, Сашенька, lemure, Шторм, Alexandera, Michelle, PolinaSnape, SapFeRia, Alisia, just_aquarius, Aleksa13, Хозяйка_Медной_Горы, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2017
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz