Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Бегство от свободы", автор Чеширра, СС/ГГ, PG, миди (На конкурс ТТП "Snager forever!")
"Бегство от свободы", автор Чеширра, СС/ГГ, PG, миди
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 12.06.2020, 20:00 | Сообщение # 1
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация


Комментарии к фанфику

"Бегство от свободы",
автор Чеширра (Cheshirra), СС/ГГ, PG, romance, миди


на конкурс ТТП "Snager forever!"


Лучший фанфик-2020
в категории МИДИ романтика/юмор



 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 12.06.2020, 20:01 | Сообщение # 2
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Бегство от свободы
Автор: Чеширра (Cheshirra)
Бета/Гамма: SAndreita
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG
Жанр: romance

Дисклаймер: Не для заработка
Саммари: Северус Снейп хотел умереть. Затем хотя бы сбежать. Но и здесь помешали. Все-то эти гриффиндорцы портят!

Комментарий 1: на конкурс ТТП "Snager forever!"
Комментарий 2: по вызову «Позволь мне пригласить тебя на этот танец, я так давно с тобой хотела станцевать»
Примечание: ООС – небольшой, автор стремился его избежать, но не смог

Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: положительное


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 12.06.2020, 20:02 | Сообщение # 3
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Пролог


- Герм, оставь его… Оставь, он умер…

Мальчишки оттащили ее от мертвого тела Снейпа, силой затолкали в подземный лаз. Она не сопротивлялась – перед ее глазами все еще был потухший взгляд зельевара. Да, предатель и убийца. Да, отвратительный, злобный человек, отравлявший все ее существование годы учебы в Хогвартсе. Но… Жестокость его смерти, беспощадная ее уродливость засели внутри нее ледяным комком. Он не мог, он не мог…

- Нельзя так оставлять его! – выкрикнула Гермиона, когда они покинули пределы досягаемости Гремучей ивы. Рон подхватил ее за локоть и потащил вперед. Она упиралась, но сама понимала – недостаточно сильно. И презирала себя за это.

- Ты ничем ему не поможешь, - глухо ответил Гарри. Он шел впереди, словно воспоминания в руке тащили его за собой. – А нам нужно узнать правду. Нужно.

Возможно, все началось именно тогда – когда, единственная из всего трио, Гермиона Грейнджер попыталась спасти Северуса Снейпа. Бесполезные заживляющие, кроветворные – что она только не пробовала, одно за другим. Зеленые искры отражались в мертвых глазах зельевара, напрасно таяли, не касаясь не до конца затянувшихся ран. Не успела. Не справилась…

- Герм, хватит, он мертв…

- Не трогай меня! – вызверилась на Гарри. Тот отступил на секунду, а затем кивнул Рону. Вдвоем они оттащили подругу.

Или все началось в тот самый момент, когда Рон Уизли увидел на полу Большого Зала своего мертвого брата? Его рука в ту же секунду выскользнула у Гермионы из пальцев, и она поняла – не вернется. Поняла это без эмоций, той частью своей сущности, которая всегда включалась в самые критические моменты. Гермиона даже дала ей имя – Рациональность. Рациональность сразу просчитала все варианты и выдала единственный результат – убитый горем и тоской Рон больше не вернется к Гермионе Грейнджер. Ни сегодня, ни когда-либо еще. Та же Рациональность ограничилась лишь единственным выводом, не озвучивая сразу причины. Вряд ли оглушенная открывшимся зрелищем ведьма смогла бы их воспринять. Вокруг царили паника, ужас, боль и гнев, радость и печаль – слишком много чувств, слишком много эмоций. Уже потом, когда впервые разрешила себе анализировать, она воскресила в памяти ту картину и все поняла. Тогда, у тела мертвого Фреда, около Рона оказалась не верная подруга, а милая и невинная сестра Флер. Словно маленькое солнышко, не ведающее проблем, она встала рядом с парнем и подарила ему покой своим прикосновением. В ее объятиях он находил утешение все последующие годы. Гермиона же не сделала и шага к семейству Уизли – осталась стоять, так и не шагнув в Большой Зал. Она не была способна на утешение – Рациональность уже подняла голову, задушила в зародыше поднимавшийся ужас, а вместе с ним и все другие чувства.

«Нужно вернуться к Снейпу», - вот что она подумала, смотря на Фреда. Не потому, что у юной ведьмы были к зельевару какие-то чувства – о каких чувствах может идти речь, когда она была сейчас глыбой льда? Расшевелить ее не смог бы и поднявшийся из могилы Дамблдор. Снейп был реальным делом, позволявшим сбежать из омытого кровью Хогвартса, не видеть творящейся на ее глазах кощунственной смеси истерической радости и глубокого горя.

Переступая через куски обвалившихся стен, мертвых магов, огромных пауков, она двинулась в сторону Визжащей хижины. Гремучая ива, подпаленная убивающими заклинаниями, неподвижно застыла в свете наступающего утра. Серый рассвет открывал слишком многое: она с облегчением скользнула в открывшийся под корнями лаз.

И впервые за долгие годы безупречная Рациональность не смогла справиться с увиденным. Визжащая хижина была пуста.

Гермиона застыла, высунув голову из лаза, тревожно оглядывая небольшую комнату. Она видела следы крови, видела пустую склянку, которую сама же случайно выронила впопыхах, и… ничего больше.

Мертвого мага не было.

Чувствуя, что ее начинает трясти, Гермиона вылезла из дыры в стене и остановилась посреди комнаты. Вышла в коридор. С теми ранами, которые были у Снейпа, уйти незамеченным ему вряд ли бы удалось. Но пол в коридоре был чист – ни капли крови. Следов волочения тоже не было, а ведь она была уверена, что он умер.

Кто же вернулся за Северусом Снейпом? Кто знал, что он окажется здесь?

Она растеряно прислонилась к стене и сползла по ней вниз, оставляя за собой светлый след из вытертой пыли. Рациональность снова подняла голову, и Гермиона пару минут тупо пялилась в пустоту, просчитывая варианты. В стылом воздухе ее дыхание вырывалось облачками пара. Она чувствовала странное облегчение от того, что Снейп пропал – это снимало множество проблем, добавляя всего одну – кому он, Мерлин побери, понадобился?!

- Помоги… Мне, - раздавшийся посреди пустой комнаты голос больше походил на хрип. Гермиона вздрогнула, открывая глаза. Оказывается, она почти заснула – провалилась в блаженное забытье. Ноги уже почти не чувствовались, руки замерли до полного онемения. С шипением растирая конечности, она еще раз огляделась и устало прикрыла глаза. Показалось. В таком состоянии еще и не то послышится. Нужно было, наверное, вернуться в Хогвартс, помочь остальным, но сил не было. Впервые за долгое время она позволила себе остановиться и теперь не могла снова начать движение.

- Помоги… - голос прозвучал слабее, тише, но совершенно отчетливо. Гермиона мгновенно нащупала палочку. Та слушалась ее не очень охотно, но все же подчинялась, и стены маленькой комнаты озарил яркий «Люмос». Никого.

- Дожили, - каркнула Гермиона сорванным голосом. – Галлюцинации…

- Грейнджер! – очень, очень тихо, но с до боли знакомыми интонациями, от которых ее сердце едва не выскочило из груди.

- Профессор Снейп? – растерянно застыв в нелепой позе – одну руку подняла с палочкой вверх, второй упирается в пол – ведьма завертела головой. Мерлиновы трусы, да что же это…

И тут она увидела – кровавое пятно на месте, где раньше лежал Северус Снейп, сдвинулось и поползло вширь, словно в его центре… Быть этого не может.

Не вставая с колен, она поползла туда, загоняя в ладони острые деревянные щепки.

- Профессор?

Он больше не отвечал, но ее рука неожиданно на что-то наткнулась. Это было тем более поразительно, что Гермиона по-прежнему ничего не видела. Абсолютно. Расширившимися зрачками уставившись в пустоту, где лежала ее рука, она судорожно вдохнула. Пальцы ощущали жесткую, шероховатую ткань, потом наткнулись на пуговицы. Она уже двумя ладонями (палочка упала на пол, прямо в кровь, огонек потух) прикоснулась к лежавшему – и это несомненно – человеку.

Было так дико – смотреть и не видеть, но ощущать под пальцами его мантию, ноги (черт возьми, они когда-нибудь закончатся?), мокрый, липкий сюртук (руки окрасились красным) и наконец…

Когда она задела рану на шее, он застонал. Гермиона от неожиданности упала назад, едва не раздавив собственную палочку:

- Простите, простите…

Да сделай же что-нибудь! Он еще жив, он жив… О Боги, живые и мертвые…

Судорожным движением взмахнув палочкой, Гермиона наложила очищающее – ориентир задавала правой рукой, которую пришлось все же положить рядом с раной на шее. Под пальцами билась жилка – почти незаметно. Теперь – кровеостанавливающее, заживляющее, кроветворное… Почему же ты, идиотка, не захватила сумочку?!

- Грейнджер! – прозвучало как ругательство, да им оно и было, когда она, прощупывая, насколько хорошо сработало заживляющее, случайно задела не излеченный участок.

- Простите, сэр, - ее разобрал совершенно истерический смех. Лечит непонятно кого, невидимку, даже не видит от чего именно! А вдруг это не Снейп?

Но это был он – только он произносил ее фамилию с такой интонацией, словно выплевывал насекомое изо рта. И слабость голоса ничуть не умаляла этого факта.

Вроде закончила – шея была относительно цела. Под пальцами ощущались воспаленные рубцы, но с ними уже ничего не поделаешь, заживать они будут долго…

Сидя на коленях, она прижимала пальцы к жилке на его шее и боялась отпустить. Стоит только убрать руку, и зельевар умрет, исчезнет. Нет, она этого не сделает.

Гермиона положила вторую руку ему на грудь, чувствуя удары сердца и прислушиваясь к тяжелому, свистящему дыханию – теперь его хотя бы слышно… Глаза блуждали по комнате, потому что дико было смотреть на свои руки, зависшие в пустоте.

- Профессор?

Вероятно, он потерял сознание, а она не могла заставить его очнуться. Гермиона с трудом пересела, опираясь спиной на стену, неловко переложила его голову к себе на колени. Под пальцами ощущался пульс на шее и грязные, липкие от крови волосы.

И зачем ей, спрашивается, это надо?

Гарри сказал, что Снейп – герой. Она не знала, так ли это. Слишком много было тайн вокруг Северуса Снейпа, но Гермиона верила другу. Он что-то увидел в воспоминаниях зельевара, что изменило его. Возможно, было что-то, о чем она не догадывалась. В любом случае, ее отношение к этому человеку было далеко от хорошего, но ради Гарри его нужно было спасти.

- Никому… Не говорите.

Пульс забился с удвоенной силой. Лоб под ее пальцами покрылся испариной. Гермиона вздрогнула, отвлекаясь от невеселых размышлений.

- О чем вы?

Чувствовалось, что любое слово дается ему с трудом – дыхание участилось, стало неровным. Эдак он помрет у нее на руках…

- Профессор, все хорошо… - так ласково, насколько могла, выдавила перепуганная девушка. Он попытался приподняться, но она с силой прижала его голову к коленям: - Пожалуйста! Не шевелитесь, не нужно! Не говорить, я поняла, я никому ничего не скажу, только лежите…

Она и сама не знала, что именно обещает не говорить – ей владел только страх за мужчину, жизнь которого была теперь у нее в руках.

- Не говорите… Что я… Жив, - он все-таки смог это сказать. Теперь все зависело от нее. Он позволил своему сознанию окончательно покинуть его, отдавшись блаженному небытию.

Гермиона уставилась на свои руки – единственная возможность не чувствовать себя дурой, пялясь в пустоту.

- Но… Почему?

Он не ответил. Короткая фраза лишила его сил.

Ладно, она спросит об этом потом. Ее вопросы требовали ясности мысли, потому что без нее Гермиона не ощущала себя способной общаться с невидимкой. Мерлин побери, во что она опять ввязалась? Почему он невидим?

У нее не было опыта трансгрессии с человеком без сознания, и Гермиона сомневалась, что случай начать был подходящим, поэтому она только очистила пол и их одежду от крови и попыталась сесть так, чтобы в зад не впивались щепки. А потом то ли сама отключилась, то ли все-таки заснула – посреди разгромленной комнаты, на холодном полу, с полумертвым Снейпом на коленях.


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 12.06.2020, 20:02 | Сообщение # 4
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1


- Грейнджер!

Гермиона дернулась, мотая головой и с неохотой выныривая из теплого и безопасного сна. Во сне она знать не знала ничего о Снейпе и Волан-де-Морте, а спокойно доучивалась в Хогвартсе. Реальность была оглушительной в своей отвратительности. Ноги затекли, голова Снейпа казалась чугунной, а теперь еще и пришлось ее нащупывать – под пальцы попали его брови, глаза, губы… Почувствовав пульс, она с облегчением вздохнула.

- Я жив, Грейнджер, - голос был исполнен ядовитого терпения, хоть и слаб. – Вы умеете трансгрессировать?

- С вами?! – перепугалась она. – Нет. Даже не думайте, я не стану…

- Предпочитаете загнуться от воспаления легких? – яда в голосе было достаточно, а вот силы, присущей обычно Снейпу – нет, поэтому угроза не подействовала. Возможно, дело было в том, что она не видела его глаз – черные снейповские глаза всегда пугали Гермиону больше всего.

- Вы не перенесете трансгрессию, - почему-то шепотом ответила она, чувствуя себя на редкость глупо, разговаривая с пустотой. Пустота ответила сдавленным вздохом и кашлем, напугав ведьму. – Профессор Снейп, пожалуйста, позвольте мне привести помощь…

- Нет, - все еще задыхаясь, ответил он. – Грейнджер… Пообещайте мне…

Его ледяные пальцы перехватили ее руку, сжимая в своей ладони. От зельевара распространялся какой-то могильный холод, заставляя ее цепенеть.

- Обещайте.

Гермиона знала, что это глупо. Почему она слушает предателя и убийцу, пусть даже Гарри сказал ей, что он герой? Нужно было позвать на помощь, хотя бы того же Поттера, она не справится с ним одна. У нее только чужая палочка и ничего больше, она сама смертельно устала…

- Гермиона.

Она об этом еще пожалеет.

- Я обещаю, - снова повторила девушка. Невидимое тело ощутимо расслабилось под ее руками. – Только… Я не смогу трансгрессировать. Простите.

Он промолчал – снова потерял сознание или просто размышлял? Она понятия не имела, она даже не видела его… Но сейчас не время для расспросов, главное – спасти Снейпа. И с учетом данного обещания…

- Вы инсценируете мою смерть.

- Что?! – она даже взвизгнула. – Да вы с ума сошли?!

- Грейнджер, - предупредительные рычащие нотки в его голосе должны были ее остановить, но Гермиона слишком устала бояться. Злобный декан Слизерина ее больше не пугал.

- Я не буду! – наотрез отказалась гриффиндорка. – Как вы себе это представляете?!

Он молчал.

- Профессор?

Никакой реакции. Она нашла его лицо – пальцы ощутили корку крови, отросшую щетину и пылающие губы. Дыхание, едва заметное, было обжигающим. Лоб тоже был горячим. Черт, черт, черт!

Нужно было привести кого-нибудь. Кого-то, кто больше понимает в медицине, не так устал и с собственной палочкой…

Внезапно у входа в дом послышался шорох – она бы не обратила на него внимания, если бы не была настолько издергана, постоянно прислушиваясь к рваному дыханию Снейпа. Поэтому любой посторонний звук для обнаженных нервов был равносилен удару в колокол. Подскочив на месте, Гермиона заметалась по комнате, в панике не зная, что предпринять. В последнюю секунду отлевитировала зельевара в лаз в стене (по крайней мере, очень надеялась, что отлевитировала, а не промахнулась) и бросилась ко входу.

- Гермиона?! – Гарри застыл на пороге. Позади него виднелись красные мантии – авроры. Ей стало не по себе. – Что ты здесь делаешь?

- Я, я…, - она снова начала заикаться, бледнея под его удивленным взглядом. – Гарри, он пропал!

Нужно было рассказать ему. Нужно было, но… Гермиона и сама не знала, что заставило ее молчать. Данное в отчаянии обещание? Неожиданное сочувствие подлецу и убийце?

- ЧТО?! – Поттер оттолкнул ее в сторону, врываясь в комнату. Авроры – никого из них она не знала – ломанулись следом, Гермиона за ними. – Быть этого не может…

- Я пришла, а его… Нет, - сдавленно выдохнула она, пробираясь к лазу в стене и безотчетным движением закрывая его собой. На друга страшно было смотреть – в глазах Гарри появилось такое отчаяние!

- Так я и знал, - сплюнул один из авроров, - Как всегда, затаился в какой-нибудь норе, скользкий…

- Не смейте так о нем! – вызверился Гарри. Палочка взлетела мгновенно, показывая, что Гарри Поттер кое-чему научился за свою насыщенную событиями жизнь. – Он герой, слышите!

- Гарри, опусти палочку… - отчаянным шепотом, боясь пошевелиться, прошептала Гермиона. Друг повернулся к ней, на лице застыло выражение обиды.

- Он спас нас, Герми. Ты даже представить себе не можешь…

- Спаситель магического мира, - фыркнул все тот же аврор. Остальные трое почти сразу вышли – места в маленькой комнате не было. – Да я поверю в это, только если…

- У меня есть доказательства! – рявкнул Поттер, убирая все же палочку. – А если вы еще хоть раз позволите себе так о нем отозваться, я… Гермиона?!

Последние пару секунд ей было совсем нехорошо: ужас от собственной лжи, реакция Гарри, недоумение, злобные взгляды авроров - все это смешалось в один густой туман перед глазами. И чем громче говорил Гарри, тем хуже было Гермионе. Она попыталась было сказать что-то, но ее никто не слушал. Тем временем в глазах окончательно потемнело, и девушка рухнула на пол, потеряв сознание.

Очнулась от резкого запаха, закашлялась, отталкивая чью-то руку.

- Прости, - на виноватое лицо друга больно было смотреть. – Я перегнул палку…

- Да уж, - прохрипела она, садясь с его помощью. Гарри деловито вытащил из сумки бутылек с зельем:

- Выпей, это восстанавливающее.

Она послушно сделала глоток.

- Ну как? Лучше? – беспокойные зеленые глаза тревожно смотрели на нее.

- Сама идти сможешь? – Гарри встал, протягивая ей руку. – Или тебя левитировать?

Но Гермиона покачала головой, даже не сделав попытки встать.

- Идите без меня.

- Что? – друг нетерпеливо взял ее за руку, потянул за собой. – Герм, ты не можешь сидеть здесь… Пожалуйста, ты ничего не могла сделать!

Он думал, ее мучило чувство вины – что она сидит здесь, наказывая себя за смерть Снейпа, а теперь еще за его исчезновение.

Мерлин, как это мерзко – пользоваться его доверием.

- Гарри, пожалуйста, дай мне время! – попросила Гермиона. – Я буду в порядке, честно, только… Оставь меня одну.

Какую-то секунду она думала, что он не согласится. Затем парень вздохнул и стянул с плеч теплую мантию и сумку.

- Здесь осталось еще немного перцового и бодрящего… Возвращайся к нам, Герм.

Конечно, возвращайся к нам в коллективный ад – к горе трупов и раненых, скорбящих и проклинающих.

Она прислушалась и не пошевелилась, пока шаги не затихли. В ту же секунду Гермиона бросилась к Снейпу – с ужасом нащупала его ноги, наполовину торчавшие из лаза (а если бы авроры решили пройтись по комнате?!), потянула на себя, кое-как пролезла в дыру, выталкивая мага, понимая, что причиняет ему боль, и извиняясь, извиняясь…Мужчина только раз коротко застонал, когда она задела плечо и, вероятно, незажившие шрамы на шее. Трясущимися руками нащупала его губы, вливая в них сначала одно, потом другое зелье. Он пил, старался глотать, хотя это причиняло ему боль – она чувствовала, как сжимаются губы под ее пальцами, как сводит судорогой руки.

- Простите меня, простите…

Было дико, панически неправильно ухаживать за Северусом Снейпом. Чувствовать его бесплотные попытки хоть как-то облегчить ей задачу. Оба выбились из сил, пока Гермиона перетаскивала его на теплую мантию Гарри. Палочка плохо слушалась истощенную, не способную сосредоточиться ведьму.

Подумав секунду, стащила с себя свитер. Он пошел под голову Снейпу (кто бы видел, как она ощупывала воздух в ее поисках!), собственная мантия укрыла мага до колен.

Он этого уже не чувствовал – злобный декан Слизерина в который раз потерял сознание. Если она что-то не придумает в ближайшее время, то потеряет его еще раз – теперь уже окончательно.

- Я скоро вернусь, - прошептала в пространство, не зная даже, слышит ли он ее.

В комнате без окон время летело незаметно, но едва Гермиона вылезла из-под Гремучей ивы, как быстро выяснилось, что день подходил к концу. Тела успели убрать – на мерзлой черной земле, на которой еще недавно пробивалась зеленая трава, не было больше мертвых. Тем не менее, замок гудел, словно улей. Большой Зал превратили, видимо, в командный пункт и лазарет одновременно. Она заглянула внутрь, обнаружив, что столы отодвинули к дальнему краю зала. Там, оккупировав один из них, обретались авроры – красные мантии мелькали среди темных профессорских. Там же был и Гарри Поттер – она слышала его звонкий голос, успела даже заметить темные вихры, прежде чем они снова скрылись за спинами авроров. Пользуясь тем, что никто на нее не смотрит, Гермиона проскользнула на кухню, где работали, несмотря ни на что, домовики. Больному, израненному магу требовалось тепло и хороший уход, а она даже переместить его не может, не убив.

Впрочем, Гермиона сама была еле живая – вездесущая Рациональность окончательно выместила в ней любые эмоции, иногда она словно видела себя со стороны: как крадет покрывало из больничного крыла, заворачивает в него еще горячий хлеб и сыр, как кувшин тыквенного сока превращается в плотно закупоренную бутылку, и все это вместе уменьшается в размерах. Выйти так же, как вошла – незамеченной, неслышной. Не смотреть по сторонам, не видеть.

- Северус?

На долгий миг показалось, что он не дышит. Припала ухом к его груди – пальцы от наступившего ночного холода потеряли всякую чувствительность. Сердце почти неслышно, но бьется.

- О, пожалуйста, да помогите же мне! – почти прорычала в пустоту, пытаясь усадить его, замотать в покрывало. Хорошее, теплое – так странно видеть этот кокон, внутри которого – пустота. – Северус!

- Профессор… Снейп… - еле слышное, но такое знакомое упрямство. Она хихикнула, вытирая пот с лица.

- Вы можете поесть сами?

Молчание. Конечно, он не может – он заваливается на бок, едва она перестает его держать. Ты дура, Гермиона, дура…

Ей просто хотелось хоть короткую передышку.

Не говоря больше ни слова, она поднесла стакан с соком к его губам, нагрела заклинанием, чтобы дать хоть что-то – горячее, согреть его, он трясется весь…

Все было в соке – он стекал по подбородку, по ее неловким рукам, расплывался пятном на покрывале. Гермиона злилась, ругалась – сначала про себя, а потом вслух – но продолжала.

Глотать он не мог – и хлеб и сыр так и остались лежать. Если она не сумеет его переместить, он умрет – от голода, воспаления легких, замерзнет холодными майскими ночами.

Влив в мага почти литр сока с восстанавливающим зельем (да, тоже стащила из Больничного крыла, его там целые котлы!), Гермиона несколько успокоилась и уложила обессиленного мужчину. Сознание он больше не терял, уже хорошо, сидеть в мертвой тишине у нее не было сил.

Снейпа все еще колотило – хотя она очистила покрывало, высушила следы от сока. Под теплой мантией и одеялом его продолжало трясти от холода или озноба – лоб был горячий, хотя противовоспалительное она тоже достала.

Отчаявшись, не представляя, что еще можно сделать для этого человека, Гермиона легла рядом, прижимаясь всем телом, отдавая свое тепло. Словно обезьяна обхватила его руками и ногами поперек туловища, прижимая к себе, уткнувшись носом в ключицу.

- Пожалуйста, профессор, не умирайте… Гарри не простит мне.

Хорошо, что было темно – он не мог видеть ее безумных, перепуганных глаз. Тоже мне, спасительница, сама бы не подохла…

В конце концов, она заснула, продолжая прижимать его к себе.


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 12.06.2020, 20:03 | Сообщение # 5
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2


Так прошел и следующий день – Гермиона делала короткие вылазки в замок, доставая нужные зелья, и как верная собака ложилась рядом, согревая Снейпа. Странное нежелание пользоваться магией объяснялось просто – она испытывала почти физическое отвращение к собственной палочке, колдуя только при необходимости.

Воспоминания зельевара лежали у нее в кармане – Гермиона тщательно вычистила думосбор по просьбе Гарри. Воспользовалась тем, что ни МакГонагалл, ни кто-либо еще не желали даже подходить к директорскому кабинету. То бишь, конечно, не она, а Рациональность, четко просчитавшая варианты событий. Следовало позаботиться о доказательствах невиновности (относительной, прямо скажем) Снейпа, поскольку рассказ Гарри больше походил на лепет сумасшедшего, обрывочный и бессвязный. Гарри Поттер едва держался на ногах. Поэтому она и отправилась к думосбору – выяснить, что же все-таки произошло. Гермионе не верилось, что Снейп – СНЕЙП! – может любить кого-то, кроме себя, настолько сильно. Она не могла поверить, что Дамблдор мог так поступить. Она во многое из этих воспоминаний не могла поверить. Но теперь хотя бы можно оправдать собственную дурость, по которой она до сих пор не сдала его аврорам.

Снейп очнулся к вечеру, когда она снова валилась с ног от усталости. Дыхание мага под ее щекой стало громче, сердце участило удары. Не зная, чего ожидать от очередного изменения состояния зельевара, девушка настороженно села. Взгляд блуждал по верхнему краю одеяльного кокона, что злило ее неимоверно. Мало было проблем…

- Вы все еще здесь, - с непонятными интонациями прозвучал слабый голос. Не видя его лица, Гермиона никак не могла понять, доволен он этим фактом или нет, и на всякий случай заняла оборонительную позицию.

- Да, как бы вам не хотелось обратного, - раздраженно фыркнула она, подтаскивая ближе кружку с остывшим куриным бульоном.

- Что это? – словно пробуя на прочность собственные голосовые связки, уже громче каркнул Снейп.

Гермиона не ответила, потому что маг зашевелился, высвобождаясь из плена одеял, и, вероятно, сел – она уже научилась определять движение по едва заметному искажению воздуха вокруг него. Такое усилие далось не без труда – дыхание тяжело вырывалось из груди.

Гермиона неуверенно протянула кружку в пустоту и вздрогнула, когда ощутила прикосновение его ледяных пальцев.

И даже спасибо не сказал.

- Как вы себя чувствуете?

- Прекрасно, - последовал саркастичный ответ. Перед глазами словно наяву встало его лицо – высокомерно поднятая бровь, искривленные в усмешке губы. Поразительно, как хорошо она помнила его лицо – в мельчайших деталях, словно смотрела на фотографию.

Зависшая в воздухе кружка вернулась на пол – нетронутая.

- Вам нужно поесть, - рискнула высказаться Гермиона, чувствуя себя в высшей степени неуютно от того, что он ее видел, а она его – нет.

И снова – без ответа. Конечно, кто она такая, чтобы указывать Северусу Снейпу?

- Как я понимаю, Поттер жив? – как же сложно понять интонацию, не глядя ему в глаза!

- Да, - Гермиона села рядом, оперлась на стену. Подтянула к подбородку колени, уткнувшись в них носом. Сейчас она даже жалела, что он очнулся – приходилось мерзнуть в одиночестве, потому что как истинная гриффиндорка она отдала свою мантию больному.

- А… Остальные?

Тяжело ему, наверное – не знать, что происходит.

- Волан-де-Морт мертв, - несколько суше, чем хотелось бы, ответила Гермиона. Ей не хотелось разговаривать об их победе, она подспудно чувствовала, что разговоры ни к чему хорошему не приведут. Рациональность закрыла для нее эту дверь, так пусть она такой и остается.

- Кто еще? – вопрос прозвучал с опаской. Гермиона сцепила зубы, потому что подбородок начал дрожать, и уставилась куда-то в потолок – с него свисали лохмотья паутины.

- Почему вы стали невидимкой? – голос, конечно, дал петуха, но все лучше, чем позорно разрыдаться перед самым язвительным человеком на планете.

Она думала – он не ответит. Однако Снейп удивил ее.

- Потому что вы вмешались, куда не следовало, - послышался уставший голос.

- Я?! – поперхнулась девушка. – Но я ничего не делала!

- Вы, Грейнджер, даже мертвого достанете из могилы, - мрачно, но без ожидаемой язвительности отозвался слизеринец. – Надо было послушаться своих идиотов-дружков и бросить меня умирать…

- Надо было, - злобно согласилась уязвленная Гермиона. – И чего я, дура, вернулась?

- Вернулись вы как раз вовремя, - не согласился Снейп. – Вы зря вмешались в первый раз. Вы своими неумелыми заживляющими разрушили идеальное заклятье, Грейнджер…

- О чем вы, Моргана побери?! – ей изрядно надоело разговаривать с пустотой, но еще больше – не понимать смысла происходящего. Гермиона вскочила и заметалась по маленькой комнате, словно тигр в клетке. Было сложно выполнять все эти маневры, продолжая учитывать, что где-то в комнате лежит невидимый человек.

- Сядьте уже, - нетерпение в его голосе заставило ее остановиться. На большее она не была способна.

- Клянусь Мерлином, - горячо призналась Гермиона, - если вы сейчас же не расскажете мне, зачем я второй день вру всем подряд и зарабатываю себе репутацию сумасшедшей, ночуя на вашей могиле, я уйду. Что за заклинание вы применили?

- Забвения, Грейнджер, - послышалось терпеливое. Гермиона открыла рот. Выглядела она как рыба, вытащенная на берег, но даже не осознавала этого.

- Почему вы… Зачем… - она не знала, как это сформулировать так, чтобы прозвучало нормально. Гермиона представила себе долгие годы учебы без Снейпа. Пустоту вместо украденных воспоминаний. – Вы хотели сбежать?

- Я хотел, чтобы мне дали спокойно дожить мои дни, - раздраженный голос зельевара разносился по комнате. – Вам не кажется, что я заслужил этот маленький отпуск?

Ей почему-то было очень обидно знать, что он не нашел повода остаться, предпочтя стереть из памяти магов любые следы своего существования.

- Но вместо этого вы выскочили, словно черт из табакерки со своей дурацкой манией спасения…

- Ах, простите, что не дала вам помереть всем на радость, - оскорбленно фыркнула Гермиона. В ее голове не укладывалось, что все могло закончиться еще два дня назад. И она никогда бы даже не вспомнила о Северусе Снейпе. Словно его и не было.

- Не прощаю, - слизеринец был абсолютно серьезен. – Из-за вас, маленькая выскочка, заклинание изменило направление и вместо окружающих сработало на мне!

Слишком длинная и громкая для него фраза закончилась захлебывающимся кашлем, смазав весь обвиняющий эффект. Гермиона злорадно осталась стоять на месте, и не думая ему помогать. Мерлин, за все оскорбления, которые она от него вытерпела, все слезы, которые пролила на плече у Гарри и Рона, галлоны испорченных в туалете Миртл зелий, истерзанных перьев, бессонных ночей, потраченных в пустых обвинениях нервов, за эту подлую и трусливую попытку побега – она за все чувствовала себя отомщенной, представляя, каково ему будет теперь жить невидимкой!

- И ваша задача, Грейнджер…, - Северус отдышался и снова заговорил, теперь уже гораздо тише. – Вернуть все обратно!

Глаза ее утратили свое торжествующее и ехидное выражение, улыбка сошла с бледных губ. Гермиона растерянно уставилась куда-то над его головой:

- Но что я могу?

Вопрос заставил Северуса поморщиться:

- Вы составите заклинание, Грейнджер, которое вернет меня в прежнее состояние. И не дай Мерлин вам с этим не справиться!

Гермиона недовольно села посреди комнаты, скрестив ноги в коленях.

- Я думаю, с такими просьбами вам лучше обратиться к МакГонагалл…

- Нет, - категорически отказался Северус, начиная свирепеть. Если бы она видела, какими взглядами он прожигает ее грязную мордочку, то не решилась бы задать ни единого вопроса! Но этот вариант давления отпадал по известным причинам.

- Почему?

- Потому что я и дальше хочу быть мертвым, Грейнджер! – все-таки рыкнул. Знал, что нельзя, но не сдержался.

Северус переждал приступ острой боли в горле, от которого в глазах потемнело. Рука сама потянулась к отставленной кружке, и он выхлебал ее содержимое в три безумно болезненных глотка.

- Я… эм… Не специалист в изобретении заклинаний, - наконец осторожно выдавила Гермиона. – Мы такого не проходили…

Кто бы сомневался?

- Я помогу, - со скрипом согласился Северус. – Но раз уж вы испортили мне идеальный побег, будьте добры хотя бы вернуть мою жизнь в относительно нормальное русло!

Слава Мерлину, об инсценировке собственной смерти он больше не заговаривал – иначе она бы набросилась на него с кулаками. Гермионе впервые в жизни захотелось что-нибудь разбить. Даже Рон не выводил ее из себя так быстро и качественно.

Да, герой, да пожертвовал всем ради победы, да, спасал их жизни столько раз, сколько и сосчитать-то нельзя, но… Почему нужно быть при этом такой… Задницей?! С какой стати она должна ему помогать?!

- И что будет, когда я верну вам видимость? – спросила взъерошенная Гермиона.

- Ничего, - огрызнулся он. – Я исчезну, как и планировал.

- Тогда я не буду этого делать, - фыркнула она, скрестив руки на груди. Сложенные лотосом ноги только добавили ощущение свернувшегося в клубок ежа.

- Грейнджер…

- Нет.

Как он хотел взять ее заносчиво вздернутый нос и оторвать его ко всем чертям!

- Гарри… боготворит вас, сэр, - решив все-таки объяснить собственную позицию, заговорила Гермиона. – Профессор МакГонагалл отказалась занять пост директора – он по-прежнему числится за вами. Министерство… желает выдать вам орден, а Рита Скитер уже начала строчить вашу героическую биографию. Есть сотни людей, которые желали бы извиниться перед вами…

- Я так понимаю, вы в их число не входите, - съязвил Снейп.

- А мне не за что, - пожала плечами юная нахалка. – Я вас спасла, разве этого недостаточно? А вы вместо благодарности пытаетесь снова сбежать. Это низко и трусливо. Сэр, - добавила она с неизмеримым ехидством.

- Полагаю, всем гораздо больше понравится боготворить мертвого героя, от него как-то легче получить прощение, и он не так остер на язык, - прошипел Северус. – Прекратите этот балаган, Грейнджер, я волен делать со своей жизнью все, что мне заблагорассудится, от вас только и требуется, что…


***

- Требуется?! – словно рассерженная кошка, зашипела Гермиона. – Я ничего вам не должна! Я никому больше ничего не должна! – последнее она выкрикнула с такой яростью, что он на секунду опешил. А она в сердцах бросила ему волшебную палочку, подхватила, сорвав с ног, мантию и выскочила за дверь. Разбирайся, Северус, как хочешь.

Пару минут он пролежал неподвижно, в надежде, что она вернется. Это же Грейнджер. Хоть и не Поттер, но желание всех спасти даже против их воли ей явно передалось воздушно-капельным.

Однако что-то в девчонке было не так. Он понял это, когда спустя три часа она так и не появилась. Начал перебирать в голове их разговор. Ее неожиданная и неоправданная обида – вот что странно. Словно он чем-то лично оскорбил ее, попытавшись сбежать. Не то чтобы Северуса это волновало, он привык жить с чужой ненавистью, но обычно она была вполне предсказуема. Следовало разобраться с этим, потому что – как не хотел он это признавать – от Грейнджер зависела его судьба. Она изменила заклинание, она должна вернуть все назад, магия в этом плане не терпела полутонов.

Он дотянулся до палочки, с неудовольствием обнаружил, что она ему абсолютно не подходит, но деваться было некуда. Грейнджер могла натворить что угодно в таком состоянии, в котором выбежала от него. Ох уж эти гриффиндорцы… Сначала рвут все жилы, борясь за абстрактные идеалы, а потом падают замертво, неспособные на малейшее усилие…

Слизеринцы были умнее. Северус по стенке добрался до входной двери и, ухватившись за ручку, заставил себя встать. Ощущения были незабываемые, но и в подметки не годились изобретательности Темного Лорда, будь он трижды проклят.


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Воскресенье, 14.06.2020, 16:40 | Сообщение # 6
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3


Собственно, Гермиона пожалела о своей вспыльчивости, как только выскочила из Визжащей хижины. Требовалось! Она полжизни только и делала, что требовалось! Все вечно чего-то ждали от нее, надеялись, что Гермиона Грейнджер оправдает их чаяния. Мозг Золотого трио – вот как ее называли. Поначалу ей нравилось, но в последний год давление стало просто невыносимым. Рон верил, что она волшебным образом раскроет все тайны крестражей, Гарри ждал, что подруга нарисует ему подробную карту, Дамблдор – что самая умная студентка Хогвартса за последние сто лет неведомым образом сбережет его кукольного мальчика от беды. За каждую их неудачу, каждую полученную рану она чувствовала за собой вину. За Снейпа в том числе – не догадалась, не смогла поддержать. О, если бы только знать о его роли немного раньше!

А теперь оказалось, что все ее муки совести перед этим мужчиной просто фарс! Никому не нужная инсинуация! Он ХОТЕЛ умереть – она слышала это в его словах, чувствовала кожей.

О, как ей хотелось оставить его в этой стылой, продуваемой сквозняками комнате – пусть бы разбирался, как мог со своей неожиданной проблемой…

Она вздохнула и села на корточки у дверей. Гарри. Гарри, который думает, что Северус Снейп умер, и ей придется когда-нибудь сказать ему, что это не так. И лучше, если этот разговор закончится словами «а вот и он», а не «понятия не имею, где носит этого…».

- Что, разрушенные идеалы придавили своей тяжестью?

Дверь чуть скрипнула и открылась.

- Нет уже давно никаких идеалов, - хмуро ответила Гермиона и встала. – Я помогу вам с одним условием.

- Каким? – одеяло пришлось оставить в комнате, и Северуса трясло под пронизывающим ветром. Хорошо еще, что он был невидим и сам не мог знать, насколько жалко смотрится. Единственное, что оставалось – добавить в голос полярного холода.

- Вы расскажете все Гарри, - равнодушно смотря сквозь него (очень непривычные ощущения, очень!), произнесла Гермиона. – Как только я снова сделаю вас видимым.

- Мисс Грейнджер…

- Или я ухожу, - перебила она тоном, в котором звучал металл и непоколебимая уверенность в собственных словах. Он тоскливо подумал, что мечты о спокойной старости накрылись медным тазом с веселенькими ало-золотыми узорами по бортику. Впрочем, многое еще может измениться…

- Если вы обещаете никому больше обо мне не говорить и выполнять мои приказы, - кисло отозвался Северус, сползая по двери вниз. Грейнджер ничего не заметила, продолжая смотреть перед собой.

- Из нас двоих только вы находитесь в безвыходном положении, - не без злорадства заметила она, обхватывая плечи руками в попытке согреться. С наступлением темноты ветра спускались с гор в долины, и в середине мая вполне можно было словить в ладонь даже пару снежинок.

- Я и вам его могу устроить, наглая девчонка, - прошипел Снейп в полуметре от земли, презирая собственную беспомощность.

Неизвестно, испугалась она или смирилась – итог был один. Гермиона приняла палочку из его рук и коротко взмахнула, отправляя мага обратно в хижину.

- Нельзя ли найти более… комфортную пыточную? – снова почувствовав спиной жесткий ледяной пол, прохрипел Северус, перебираясь на теплую мантию. Грейнджер бросила его в полуметре, словно слепой котенок, ориентируясь по интуиции.

- Как только суета в замке немного уляжется, я попробую попросить у МакГонагалл мою старую спальню старост, - потирая виски, Гермиона села рядом, задев зельевара, но даже не вздрогнула. Он чуть прикрыл глаза – ощущение человеческого тепла было на удивление приятным. Невидимость отнюдь не отменяла того факта, что он замерз до полного окоченения.

- Сейчас, - недовольно покосившись на девушку, Северус взял в руки ее палочку, снова лежавшую на полу между ними. – И будь я предателем, вы бы уже были мертвы.

Гермиона одарила его взглядом, красноречиво говорящим, что она отнюдь не уверена в его теперешнем статусе, и брезгливо взяла палочку двумя пальцами:

- Война закончилась, профессор.

- Она только начинается, мисс Грейнджер.

Ведьма не ответила. Молча отвернувшись, она легла на бок, отвоевав у него свой свитер, и затихла. Северус хотел было прокомментировать ее поразительное нежелание кидаться в бой, но сдержался. Он наблюдал за этой девушкой достаточно долгое время, чтобы безошибочно распознать абсолютное истощение – магическое, моральное и физическое. Для нее война действительно закончилась – у нее нет больше сил. Может быть, через какое-то время эта вечная всезнайка снова станет самой собой и кинется помогать раненым, заново отстраивать Хогвартс и получать свой заветный красный диплом, но сейчас… Сейчас любое из этих действий окончательно ее сломает.

Поэтому в какой-то мере он даже помогает ей, заставляя думать только о собственных нуждах.

Ему не хотелось проводить параллели, но чувства Грейнджер были слишком хорошо знакомы Снейпу, чтобы он мог их игнорировать.

И… Ну, хорошо, может быть, благодарность и сочувствие здесь тоже присутствовали. Совсем немного и исключительно потому, что он не являлся законченным мизантропом, как многие думали.

Поэтому мужчина осторожно лег и позволил теплу ее тела согреть себя. Это ощущение тоже знакомо – слишком смутно, чтобы он смог вспомнить что-то конкретное, но Гермиона провела здесь уже двое суток, и прикосновения к нему явно стали для нее привычны, а значит – она и раньше так спала.

Решить вопрос с «пыточной» удалось далеко не так, как рассчитывала Гермиона. У МакГонагалл не было времени расселять многочисленных гостей замка. Студенты отправились по домам, но Хогвартс все еще был полон участниками Битвы, журналистами, аврорами и министерскими, родственниками раненых и погибших – почти все они желали хоть чем-то помочь в восстановлении замка и работы хватало.

- Ты можешь занять любую из спален Гриффиндора, - отмахнулась заместитель директора (в отсутствие Снейпа). – Там уже живут, но кровати еще остались.

Снейп остался от этой идеи не в восторге.

- Как вы себе это представляете, мисс Грейнджер? – раздраженно шипел он, пока Гермиона пыталась сменить повязки на его шее. Одна рука – правая, со стороны укуса – почти не слушалась его, и любое движение вызывало гримасу боли, так что он временно смирился. – Я не стану жить в женской спальне!

- Я что-нибудь придумаю, - устало огрызалась Гермиона в десятый раз. – Не забывайте, что для всех остальных вы мертвы, я не могу выпрашивать отдельную спальню…

- Уверен, для героини войны, - ядовито прохрипел Северус, стоически терпя ее неловкие попытки потуже затянуть бинт, - они сделали бы исключение…

Она только поджала губы, вспоминая вчерашнюю статью в Пророке, где ее, Гарри и Рона обозвали чуть ли не спасителями человечества. Сама Гермиона от интервью отказалась, да репортерша особо и не настаивала – ей больше был интересен Гарри, но и из рассказов друга она сумела почерпнуть немало информации о ее «подвигах». Складывалось ощущение, что Гарри был готов говорить о чем угодно, только не о самом себе.

- Я не привыкла пользоваться мифическими заслугами для собственной выгоды.

- Простите, собственной? – зашипел Северус, теряя терпение. – Грейнджер, вы не только о себе заботитесь!

- Я обещала только создать заклинание, «заботиться» о вас уговора не было! – тут же вскинулась Гермиона. – И выбора у вас тоже нет!

Она закончила с перевязкой, критически оглядела зависший в воздухе бинт и страдальчески вздохнула. Вероятно, если сменить одежду, результат будет тем же – заклинание затронуло те вещи, что уже были на Снейпе в момент смерти, но никак не срабатывало на всем остальном. Это создавало проблемы. Хорошо, что Гарри не спрашивал, зачем ей понадобилась мантия-невидимка…

- Вставайте, - поднявшись на ноги, она протянула руку в пустоту. Северус нехотя воспользовался ее помощью – слабость от потери крови все еще давала о себе знать. – Обопритесь на меня… Нет, не так…

В итоге, чтобы поместиться под мантией, пришлось обнять ее за талию, устроив голову на узком девичьем плече – иначе все время высовывались то ноги Гермионы, то его голова с висящим в воздухе бинтом. Согнувшись в три погибели, чтобы суметь провернуть эту аферу, Северус мрачно подумал, что такого позора он не испытывал со времен школы.

- Если вам станет плохо, сразу скажите, - нервно поправив капюшон, попросила Гермиона, чувствуя себя очень неловко в столь тесном контакте с зельеваром.

- Мне уже плохо! – прошипел Снейп прямо ей в ухо. – Двигайтесь!

Она поспешно шагнула вперед, впервые посочувствовав паукам – пока разберешься, какая нога за какой шагнуть должна… С Гарри и Роном было проще, они были ниже и не падали от слабости. Только разобравшись со скоростью передвижения, Гермиона почувствовала, что Снейп опирается на нее все больше и больше, и остановилась – они даже еще не вошли в замок, застряли у теплиц. Те зияли черными провалами разбитых стекол.

- Как вы? – осторожно спросила она в пустоту. Тяжелое дыхание зельевара над самым ухом давало красноречивый ответ.

- Идите вперед, Грейнджер, - тоном, полным стоического терпения, простонал Северус.

Осторожно пройдя через теплицы, они вышли в коридор у Больничного крыла и снова остановились. На этот раз из-за Гермионы. Не решившись сразу на марш-бросок через всю школу, она предложила магу передохнуть, перед тем как промчаться по освещенному факелами коридору. Это был самый уязвимый момент их плана. В Больничном крыле даже ночью дежурили колдомедики, родственники пострадавших также не покидали его надолго – их разместили в комнатах по соседству с палатами. В итоге, если что-то случится, деваться будет некуда – в одном конце коридора находились палаты, в другом – выход на второй этаж, где временно разместили колдомедиков и родственников.

Поэтому Гермиона усадила Снейпа на скамью (слава Мерлину, дверь в теплицы была утоплена в небольшое ответвление от основного коридора) и выглянула из своего убежища. Ей по замку можно было передвигаться свободно, другое дело - Снейп, который вряд ли сможет ходить без поддержки. Хотя он и говорил обратное.

- Прекратите трястись, никому и в голову не придет, что вы прячете меня под мантией, - суфлерским шепотом пробормотал Северус. Гермиона подскочила, кинув на него раздраженный взгляд:

- Тише!

Он закатил глаза, но промолчал – действительно, не время и не место для словесных баталий.

В конце концов, она снова влезла под мантию, и они почти бегом пересекли коридор. Только у самых дверей чуть было не случилась катастрофа – когда Гермиона протянула к ней руку, та неожиданно открылась сама. Северус резко отступил к стене, увлекая за собой девушку и зажимая ей рот. Они застыли под мантией, ожидая, пока двое авроров пройдут мимо. Как только двери начали закрываться, они проскользнули через проем. На втором этаже было проще – жилые помещения находились через пролет слева, нужно было только пройти к выходу на лестницы.

- Впервые в жизни ненавижу… эти чертовы… лестницы, - из последних сил выдохнула Гермиона, испытывая сильный соблазн встать на карачки и передвигаться таким образом. Зельевар практически висел на ней, не осилив хогвартские ступени, и, хотя чувствовалось, что старается он изо всех сил, ей от этого было не легче.

Северус не ответил – опасался, что тогда точно рухнет, но был полностью с ней согласен. Ему уже было глубоко наплевать на сползшую мантию или их тяжелое дыхание, слишком отчетливо раздававшееся в ночной тишине. Портреты так точно что-то слышали. Хорошо еще, что на ночь работа по восстановлению Школы прекращалась – иначе риск свернуть себе шею возрастал стократно.

Хотя камни и убрали, оставались еще огромные дыры, проделанные заклинаниями, которые в темноте приходилось искать буквально на ощупь, что тоже не облегчало задачу. Судя по гневному пыхтению, Гермиона была близка к тому, чтобы сбросить свой балласт.

Поэтому, едва добравшись до Гриффиндорской башни, они рухнули на диван в гостиной (пустой, слава Мерлину!) и застыли, неровно дыша.

Гермиона сбросила с себя мантию – будет слишком странно, если она заявится невидимкой в собственную комнату. Предстояло еще решить, что делать с исчезающими ступенями в женские спальни – когда мальчишки пытались попасть к ним в комнаты, лестница сразу становилась скользкой горкой.

- Я директор школы, могу заходить куда и когда угодно, - отмахнулся на этот вопрос Северус. Гермиона кивнула и наложила блокирующие заклятья на все другие комнаты – на всякий случай. Снейп и правда попал в спальню без проблем – тихо прикрыв за ним дверь, девушка настороженно огляделась. Свои вещи она перенесла днем – их было не так уж много, ведь большую часть одежды она хранила в сумочке с четвертым измерением. Теперь ее содержимое высилось неопрятной темной горой на дальней кровати у окна. Никто обычно не хотел спать на этом месте, потому что оно было самым холодным. Слышалось спокойное дыхание миссис Уизли – ее кровать была первой от входа. Она взмахнула палочкой, опуская полог и скрывая спящую женщину. Кровать Джинни была пуста – та сегодня собиралась ночевать у Гарри, который временно перебрался на Гриммо вслед за аврорским штабом. С нехорошим чувством нарастающей паники пошарив вокруг себя рукой и ничего не нащупав, Гермиона вздрогнула, заметив, как колыхнулись занавески на окне.

Вслед за балдахином, на миссис Уизли опустился полог сна, после чего она позволила себе шепотом возмутиться:

- Вы моей смерти хотите?! Держитесь рядом!

- Я не комнатная собачка, - брезгливо ответил Северус, опускаясь на соседнюю с гермиониной кровать и с отчетливым вздохом облегчения вытягиваясь в полный рост. Ладно, после Визжащей хижины даже женская спальня Гриффиндора воспринимается иначе. Он со злорадством понаблюдал за растерянно блуждающим взглядом Грейнджер и ее безуспешными попытками понять, где он находится. Девчонка пошарила по своей кровати, но, ничего не обнаружив, уставилась, казалось, прямо ему в глаза.

- Где вы?

Пришлось с раздражением стянуть мантию – так она хотя бы видела бинты. В темноте они выделялись особенно отчетливо.

- Вы не можете занять эту кровать, - утомленно вздохнула Гермиона, поймала брошенную в нее мантию-невидимку и аккуратно свернула, тут же запихнув в сумочку. Одежда с кровати отправилась в шкаф. – Тут спит Джинни.

- Если Поттер постарается, она вряд ли сюда заглянет, - язвительно ответил Северус, мрачнея. Еще одна, четвертая, свободная кровать была на другой стороне комнаты рядом с миссис Уизли, что делало ее недоступной для него. – Грейнджер, вы завтра же найдете новые комнаты… Да хоть в Слизерине! Там наверняка никого.

- Конечно, это будет очень логично, - огрызнулась уставшая Гермиона, освобождая кровать от остатков вещей и падая лицом в подушку. В данный момент ей было наплевать на удобство Снейпа. Пожалуй, она даже испытывала некоторое удовольствие, слушая его возмущение. Конечно, для него придется найти более удобное место – здесь и впрямь слишком опасно. Но не сегодня…

Ей показалось, что заснула она, едва голова коснулась подушки. По крайней мере, ответа зельевара уже не услышала. Впервые за несколько дней спать на чем-то мягче доски было восхитительно.

И все же утро наступило слишком рано. И громко. Женский визг вкручивался в уши, словно штопор. По привычке единым слитным движением подорвавшись с кровати, Гермиона проснулась, уже стоя с палочкой наизготовку. Визг доносился из ванной.

Миссис Уизли стояла у одной из шести душевых кабинок, одной рукой вцепившись в шторку, второй сжимая волшебную палочку.

- Что, что такое? – гаркнула Гермиона, подскакивая к женщине и на всякий случай оттаскивая ее подальше. – Миссис Уизли…

- Там… Там кровь! – мама Рона, так блестяще уничтожившая Беллатрису Лестрейндж, казалось, вот-вот упадет в обморок. Лицо ее было белее мела. – Я зашла, а там кровь… льется из крана!

Кровь присутствовала, хотя вода лилась обычная. Красные разводы стекали в сливную решетку, их становилось все меньше. На кафельной стене виднелся четкий отпечаток мужской руки, испачканной красным. Гермиона, у которой тоже сердце готово было выскочить из груди от напряжения и судорожных попыток хоть как-то объяснить ситуацию, едва не заорала, почувствовав прикосновение к запястью. Снейп!

Страх мгновенно трансформировался в бешенство. Вода продолжала литься, смывая остатки крови зельевара, отпечаток он тоже стер – на ее глазах кафель вновь заблестел исключительно каплями воды. Раздраженно крутанув вентиль с холодной водой, ведьма повернулась к миссис Уизли.

- Там ничего нет.

Когда расстроенную и растерянную женщину увели в Больничное крыло («Вы просто переутомились, сутками ведь колдуете, тут и не такое померещится!»), Гермиона закрыла на все возможные заклинания дверь комнаты и зарычала в пространство, еще больше злясь от того, что понятия не имеет, где на этот раз обретается Снейп:

- Вы хоть понимаете, что еще немного, и нам бы пришлось ее в Мунго везти?! Даже меня чуть удар не хватил! Что вы там забыли?!

- Я мылся, - тоном, полным собственного достоинства, ответил Северус с кровати Гермионы. – Некоторые, знаете ли, это приветствуют.

«Мерлин, он был голый!» - пронеслось в голове у Гермионы. Впервые она порадовалась, что зельевар невидим. К такому ее психика оказалась не готова. Надеясь, что на ее щеках не расцвели алые пятна, она откашлялась, все еще злясь:

- Вы могли разбудить меня!

- Свечку держать?

У нее пропал дар речи – столько было презрения в голосе. Поперхнувшись гневной тирадой, Гермиона с шумом втянула воздух сквозь зубы и прикрыла глаза.

- Вы… вы невозможны, знаете?

Было видно, что на языке у нее крутились совсем другие эпитеты, однако этика, видимо, возобладала. Это его неожиданно насмешило: он, бывший Пожиратель, двойной агент, убийца в конце концов, никогда не задумывался над тем, чтобы контролировать свои реплики в ее сторону, а она все еще продолжает думать что и как ему сказать.

- Я ночую в спальне гриффиндорских студенток, моюсь в женской душевой, не далее как пять минут назад видел полуголую Молли и, что хуже всего, сам в этот момент был абсолютно голым! – свистящим шепотом, дабы не сорвать только начавшее нормально функционировать горло, перечислил Северус, наблюдая, как вытягивается и краснеет лицо Грейнджер. – Я, на ваше счастье, еще очень хорошо себя контролирую!

- Ничего бы не случилось, разбуди вы меня, - уже тише пискнула Гермиона. – Профессор Снейп, я понимаю, что ситуация… Нестандартная.

- Нестандартной она была, когда я валялся в Визжащей хижине, - раздраженно отозвался Северус. – А сейчас она просто абсурдная!

Гермиона закатила глаза.

- Вы в этом виноваты не в последнюю очередь.

- Вы тоже.

В душе снова начал подниматься гнев. Этому человеку удавалось поразительно быстро выводить ее из себя! Очевидно, он полагал, что ее случайное вмешательство в его заклинание делает ее вечной должницей. Проблема была в том, что сама Гермиона так не считала. Она хотела, чтобы ее оставили в покое. Хотела бы уехать из Хогвартса, чтобы ничего больше не видеть. И в данный момент была очень близка к осуществлению этого плана.

- Я иду в Большой Зал, - ледяным тоном отрезала она и выскочила за дверь, пока он не успел навесить на нее еще каких-нибудь обязанностей.

Пылая праведным гневом, Гермиона допустила одну большую ошибку. В эти дни все, кто появлялся в Большом зале, автоматически считались добровольцами на тяжелую и не всегда полезную работу. Едва она успела выпить кружку кофе, как была отправлена в Больничное крыло, где мадам Помфри падала с ног от усталости. Не то чтобы ей некому было помогать. Просто помощники менялись настолько быстро, что поручать им хоть что-нибудь ответственное смысла не имело. Гермиона продержалась два часа – ровно до тех пор, пока оттуда не ушла Молли, прихватив ее с собой расчищать завалы в Южном крыле. Занятие трудоемкое и муторное, вытягивающее силы незаметно, но ощутимо. К концу дня ей казалось, что предположение «колдуете сутками» было не таким уж преувеличением. Они закончили только в восьмом часу, когда солнце окончательно село, и продолжать работу было опасно.

- Миссис Уизли… Вы правда очень, очень устали, - возвращаясь в Большой зал, они еле переставляли ноги. Молли болтала без умолку, она не молчала ни секунды за весь день, и у девушки уже откровенно звенело в ушах. – Может быть, стоит вернуться домой? Или на Гриммо?

- Нет, солнышко, что ты! – отмахнулась женщина. Жест был легким, а тон – слишком напряженным, чтобы не заподозрить неладного. – Тут еще столько работы, тем более Артур сутками в Министерстве, Джинни с Гарри, Билл вообще по всей стране гоняется за Пожирателями, а Фред и Джордж…

Она осеклась, как-то странно всхлипнула и через секунду уже смотрела на Гермиону с улыбкой. Той стало не по себе. Каждый из них по-разному справляется с горем… Она не была уверена, что однажды не поведет себя точно так же.

- Тогда завтра встречаемся в шесть? – неловко уточнила девушка, внутренне сжавшись. Все ее существо протестовало против этого. Она не хотела восстанавливать Хогвартс. Это было кощунственно, это было убого, это было… Слишком суетливо. Как Молли. Словно попытка закрыть ширмой дыру в стене. Гермиона предпочла бы уехать. Но здесь был Гарри и все, кого она любила, и… Снейп.

Она вспомнила о нем впервые за день и мысленно зажмурилась от ужаса. Что-то будет.

В комнату малодушно входила вместе с Молли. Обе устало молчали, и Гермиона очень надеялась, что он вовремя услышал их шаги. Она не была готова выдержать еще одну истерику за день.

На первый взгляд в темной пустой комнате все было, как обычно. Ее разбросанные вещи – частью на кровати Джинни, частью на полу, мокрые полотенца на двери душа, и отражение фигуры в окне…

Сердце скакнуло, разом выплеснув в кровь тройную порцию адреналина – сама не заметила, как ненавистная палочка оказалась в руках.

- Гермиона? – Молли вскинула брови, выразительно указывая взглядом на палочку. – Что с тобой?

Девушка бросила нервный взгляд в окно, но там отражались только они двое – на фоне залитого светом из коридора прямоугольника.

- На замке снова защитное поле, Волан-де-Морт мертв, - успокаивающе потрепала ее по плечу Молли. – Тебе ничего здесь не грозит.

Да уж.

Чувствуя, как сердце все еще колотится где-то в горле, она кивнула и, добравшись до своей кровати, осторожно села.

Как только миссис Уизли вышла в ванную, Снейп тут же объявился: Гермиона почувствовала, как ее с силой толкнули на кровать и придавили, держа за горло – она только и успела, что сдавленно пискнуть, прежде чем почувствовала дыхание Снейпа на шее.

- Я целый день посвятил изобретению пыток для одной ведьмы, не дергайтесь и не провоцируйте меня! – зашипел он ей в ухо.

Гермиона застыла, боясь пошевелиться. Хватка на горле несколько ослабла, но она продолжала чувствовать на шее его пальцы – пульс под ними колотился, как сумасшедший. В ванне зашумела вода. Зельевар вытащил из ее рук палочку и наложил на душевую заглушающее.

- Порадуйте меня, Грейнджер, скажите, что весь день пробыли в поисках ответов… - судя по издевательским ноткам в голосе, он сам не верил тому, что говорил.

- Вам никто не говорил, что с садистскими наклонностями нужно идти в Лютный, а не держать за горло приличных ведьм? – огрызнулась Гермиона, с трудом отцепляя его руки от шеи и отбрасывая в сторону.

- Приличные ведьмы не доводят мужчин до голодного обморока! – рявкнул Снейп совсем рядом с ней. Судя по тому, что в воздухе не висело бинтов, повязки он уже снял, и она потянулась в висевшей в воздухе палочке, чтобы обновить заживляющие заклинания.

- Не кричите, швы разойдутся…

- Грейнджер…

Гермиона устало вздохнула, все-таки вырвала палочку и подтянула к себе сумку, вытащив из нее завернутые в салфетки жареные куриные ноги.

- Ешьте. Быстрее, пока Молли не вернулась.

Воспользовавшись короткой передышкой, она нашарила в груде вещей теплый домашний костюм (проведя столько времени почти без крыши над головой, начинаешь особенно ценить тепло) и повернулась к Снейпу, ориентируясь на зависшие в воздухе салфетки.

- Вы добрались до своих комнат?

- Как, интересно? Целая орава магов шастает по Хогвартсу, а подземелья вообще оккупировали авроры…

- Они ищут темные заклинания и артефакты, слизеринцы могли их оставить, - девушка пожала плечами, снова забираясь на кровать и вытягиваясь в полный рост. Точнее, хотела вытянуться – и случайно пнула зельевара. – Простите…

- В моей спальне есть необходимые книги, - проигнорировав извинения, Северус скомкал промасленные салфетки, завернув в них кости и метко забросил в мусорное ведро у входа. – Вы должны попасть туда и вынести их… Раньше, чем туда доберутся авроры…

- Как, интересно? – передразнила Гермиона. Нет. Нет. И еще раз нет. Никуда она не пойдет – точно не сегодня.

Прежде чем Снейп успел ответить, душ стих. В то же мгновение в коридоре раздались шаги. Гермиона застыла на секунду, а затем рывком перехватила Снейпа за пояс, перетягивая на другую сторону кровати и спихивая вниз – на пол.

- Ни звука! – прошипела она в пустоту, раздражаясь от необходимости постоянно гадать, где на этот раз обретается маг.

Это оказалась Джинни - Гарри отправил ее в Хогвартс, не желая, чтобы девушка была в курсе операций аврората (или, что вероятнее, опасаясь, что она узнает о его участии в них). Было уже далеко за полночь, когда они все же легли спать и погасили свет.


***

- Мерлин великий, если все в Гриффиндоре такие болтливые, я лучше повешусь прямо сейчас! – спустя секунду после того, как Гермиона аккуратно наложила полог сна на Джинни и Молли, раздалось возле ее уха. Девушка обреченно вздохнула. Словно у нее началось раздвоение личности, причем избавиться от своей второй ипостаси не представлялось возможным. – Вставайте, Грейнджер! Самое время навестить мои комнаты!

- Что?! – уже начинавшая проваливаться в сон (на это не потребовалось много времени, она так устала за день, что прилагала немало усилий держать глаза открытыми, слушая Джинни) Гермиона распахнула глаза. Кровать ощутимо прогнулась под весом Снейпа. – Вы с ума сошли?

- Это единственное время, когда там никого нет, - раздалось из темноты.

Она раздраженно перевернулась на бок, ощутив коленом его спину. Было странно находиться в такой близости к Северусу Снейпу. Хотя она почти год провела в одной палатке с Роном и Гарри, присутствие мужчины ощущалось по-другому. Мальчики были… Безопасными? Она точно знала, что ни один из них не причинит ей вреда. О Снейпе такого сказать нельзя.

И все же тащиться через весь замок, да еще ночью?

Гермиона взбила подушку, сворачиваясь калачиком, и на всякий случай зажмурилась:

- И не подумаю. Мне на сегодня уже хватило колдовства. А вы на ногах еле держитесь.

Она пару секунд со страхом ждала его реакции, но ее не последовало. Вместо этого Снейп небрежно толкнул ее в плечо:

- Двигайтесь, Грейнджер.

«Может ли быть еще хуже?» – тоскливо подумала Гермиона, перемещаясь на самый край кровати и уже зная, что утром она проснется на полу. На ее односпальной кровати они помещались с трудом, учитывая тот факт, что Снейп даже при полном истощении был крупным мужчиной, а она постаралась оставить между ними как можно больше пространства. И все равно ощущала спиной его присутствие, хотя он не касался ее.

- Вы двое суток спали со мной в обнимку, - хмыкнул он, заметив ее реакцию. Вот уж кого ситуация не смущала. – А теперь решили поиграть в невинность?

- Тогда вы были без сознания, - пробормотала Гермиона.

- Полагаете, теперь меня ваши кости заинтересуют больше? – язвительно отозвался Северус ей в шею. – Грейнджер, сколько вам лет?

- Восемнадцать, - нервно ответила она.

- А мне – тридцать восемь, - отрезал Снейп насмешливо. – Вы мне в дочери годитесь, поэтому прекратите думать всякие глупости.

Она не ответила, предпочла свернуть с опасной темы, хотя дело было не в ее стеснении, а в том, что маг, лежавший рядом с ней, был опасен. Что бы Гарри ни говорил, но он убийца и предатель – обеих сторон.

И все же она недолго пролежала на краю. Едва дыхание заснувшей девушки выровнялось, он осторожно, чтобы не разбудить, потянул ее за плечо, переворачивая на спину и отодвигаясь сам. Отеческих чувств у него не было, но он видел, как она устала, видел, что она на грани, и что-то, похожее на сочувствие, говорило ему, что сегодня точно не время и не место для работы.

Устроившись удобнее, Северус закрыл глаза. Надо будет проснуться раньше, чем кто-то из Уизли откроет глаза – иначе они могут увидеть очень странную картину на кровати Грейнджер.


Продолжение следует...


 
basty Дата: Вторник, 23.06.2020, 01:27 | Сообщение # 7
basty
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Гриффиндорцы - это напасть похлеще Волдеморта. Они ж кого угодно доконают. Причём из гуманизма))
 
SAndreita Дата: Среда, 24.06.2020, 16:37 | Сообщение # 8
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор, спасибо за новую версию спасения Северуса! 03yes 02wow 08thank_you 12wow

Бедная Гермиона, вынужденная разрываться между желанием спасти его и быть искренней с друзьями!
 
Amylee Дата: Пятница, 26.06.2020, 03:53 | Сообщение # 9
Amylee
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо за интересную историю! Очень жду продолжения.
 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 26.06.2020, 03:53 | Сообщение # 10
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4


В половине шестого утра он открыл глаза, пару секунд осознавал, где находится, а потом осторожно вытянул свою руку из-под головы девушки. Рука онемела. Столь же аккуратно с болезненной гримасой перебрался на продуваемый сквозняками пол. Ровно в шесть зазвенел будильник у миссис Уизли. Гермиона замычала что-то неразборчивое, натягивая на голову одеяло, и Джинни, уже собравшаяся будить подругу, остановилась.

- Пусть спит, - чуть виновато ответила она на немой вопрос матери. – Гарри просил, чтобы мы ее не трогали…Она из-за смерти Снейпа сама не своя.

- Как по мне, так и хорошо, что он помер, - отозвалась миссис Уизли. - Меньше проблем.

- Мама! - покачала головой младшая Уизли. – Гарри ведь рассказывал. И в аврорате уже закрыли его дело за полным оправданием.

- Да знаю я, - отмахнулась Молли ворчливо. – Но черную кошку на фоне белой стены видно очень хорошо. Неизвестно, как бы все решилось, будь он жив.

Женщины собрались и вышли, тихо закрыв дверь, он остался лежать, размышляя над их словами. Точнее, над словами Молли. Снейпа называли разными словами – и не многие из них были добрыми. Он прекрасно знал об этом и, более того, сам активно создавал подобную репутацию, поскольку это ограждало от ненужных социальных контактов, которые он не умел и не хотел поддерживать. И вот теперь оказалось, что он умер, а никто даже… никто даже слова хорошего не скажет.

Не то чтобы он надеялся на дифирамбы. Но в самой глубине души маленькая часть Снейпа-ребенка жаждала признания, пусть и посмертного. Чтобы хоть кто-нибудь сказал: «Как жаль, что его с нами нет».

Тьфу. Глупости. Можно подумать, это что-то изменит. Какие только мысли не начинают лезть в голову, когда не знаешь чем себя занять. Пора бы уже прогуляться по замку, провести, так сказать, инспекцию – он ведь еще считается директором Хогвартса? Отлично…

Это казалось хорошей идеей только поначалу. Невидимый, но не бесплотный, он оказался в круговерти огромного количества людей, каждый из которых двигался с хаотичностью молекулы. Одни куда-то спешили, сталкивались, извинялись, другие выглядели потерянно – замирали на секунду, словно забывали, куда шли, а затем траектория их движения круто менялась. Северус, с трудом пробравшись по коридорам, долго стоял в холле, наблюдая за всей этой суетой, пытался найти хоть какую-то логику. Как оказалось, всех людей можно разделить на группы: первая - целеустремленная, которую он назвал «восторженные дураки». Двигались быстро, решительно, брались за любое дело и часто за десять сразу. В их разговорах то и дело слышались слова «возрождение», «счастье» и, самое отвратительное, «надежда». Вторая группа – «уставшие» - эти передвигались медленней, работали скорее потому, что «надо», и хотели только, чтобы все это закончилось. Третьи – «потерянные» - эти работали так, словно бежали от собственного горя. Молли, например – трижды за то время, что она находилась в Большом Зале, Северус видел, как женщина окидывает растерянным взглядом восстановленные витражи, словно не понимая, где она находится и почему еще жива. Затем встряхивалась, и активность ее ненадолго удваивалась.

Распределив всех на классы, он примерно понял, как они передвигаются, и, уже не опасаясь ни с кем столкнуться, двинулся в сторону подземелий.


***

Гермиона проснулась от странного ощущения: ей было… хорошо. Впервые за дни, миновавшие с битвы, она не просыпалась в страхе за чью-то жизнь, с тяжелой головой и пониманием, что нужно продолжать бороться.

Открыв глаза, она пару секунд просто лежала, прислушиваясь к тишине – обычной, уютной, знакомой годами тишине хогвартских спален. Можно даже представить, что она все еще школьница в одно чудесное воскресное утро.

Ей не хотелось смотреть по сторонам, однако вскоре Гермиона поняла, что кое-чего ей все же не хватает. Мерного дыхания Снейпа. Она привыкла слышать его, это было единственное доказательство, что тот еще жив. И тишина вдруг перестала быть уютной. Убедившись, что в комнате никого больше нет, она неуверенно позвала:

- Профессор Снейп?

Звук собственного голоса показался жалким. Полно, да есть ли вообще смысл сохранять приличия?

- Северус?

Никого.

Гоня панические мысли, она осторожно обшарила пространство вокруг себя, затем пол, другие кровати и, наконец, ванную комнату, но и там было пусто. Более того, ее палочка – точнее, палочка Лестрейндж, но все же – исчезла.

Беспокойство за Снейпа переросло в злость. Сбежал! Или нет? Может быть, решил самостоятельно найти нужные книги? О Мерлин, а если кто-нибудь с ним столкнется?! А если заметит? А если… а если найдут ее палочку? Уж Гарри постарался, чтобы авроры ее не забрали, весь Хогвартс знал, что Гермиона Грейнджер пользуется палочкой Беллатрисы Лестрейндж!

Гермиону прошиб холодный пот. Чертов слизеринец, ну почему от него столько проблем?

- У нас большие проблемы, мисс Грейнджер.

Она подскочила на кровати, даже не заметив, как открылась и закрылась входная дверь.

- Отдайте мою палочку! – рявкнула Гермиона, протягивая руку в пустоту.

Гладкий кусочек теплого дерева лег в ладонь. Она должна бы почувствовать радость, но едва не сунула ее обратно Снейпу – даже держать в руке волшебную палочку Лестрейндж было неприятно. Словно спящую, но оттого не менее ядовитую змею.

- Где вы были? – все еще раздраженная тем, что пришлось несколько часов просидеть в ожидании неизвестно чего, спросила девушка.

- А как вы полагаете? – высокомерно ответила пустота. Ее кровать чуть прогнулась – очевидно, Снейп сел.

Гермиона очень сомневалась, что он мог бы добровольно позволить ей говорить с ним сверху-вниз, а потому заподозрила, что прогулка далась упрямцу нелегко. Сочувствие в ней вступило в борьбу со злостью.

- Они все вынесли, мисс Грейнджер. Все, до последней книжки – все мои личные вещи, - продолжал между тем Снейп с искренним возмущением. - Даже пол вскрыли – будто я такой дурак… Боюсь представить, что стало с домом! Мы должны все проверить.

- Неудивительно, наверное, ваши вещи изъяло министерство, - логично предположила она, сдаваясь и протягивая руки в пустоту. Пальцы наткнулись на что-то теплое, гладкое и мягкое, судя по контурам – лоб.

- Мисс Грейнджер, могу я спросить, что вы себе позволяете? – сдавленно прошипел Снейп, перехватывая ее запястья.

- Пытаюсь узнать, чем вам аукнулась эта прогулка, - спокойно ответила она. Мерлин великий, как мадам Помфри выдерживает всех этих пациентов! У нее с одним-то терпения не хватает… - Позволите?

После короткой заминки он выпустил ее руки, и Гермиона посчитала это за разрешение – пальцы, чуть дрогнув, коснулись подбородка, мазнув по стиснутым твердым губам, и спустились ниже. В воцарившейся тишине ей стало неловко – было в этих прикосновениях что-то слишком личное, слишком интимное. И она стояла слишком близко: их ноги касались друг друга, его голова – и это почему-то стало очень важно – находилась на уровне ее груди.

- Мы должны выяснить, где находятся мои вещи, - чуть хрипло сказал Снейп, пока она осторожно прикасалась к горячему рубцу на его шее и пыталась другой рукой выудить из сумочки заживляющее. – Дайте сюда.

Гермиона дождалась, пока он выпьет зелье, и, тщательно прицелившись (прямо хоть крестик рисуй, честное слово!), произнесла несколько заклинаний. Палочка послушалась, хоть и неохотно.

- Научились у мадам Помфри?

- Нет, вычитала в справочниках. Перед тем как мы с Гарри и Роном сбежали. Так что там с вашими вещами? – она отошла в сторону, чинно усевшись в метре от мага, на кровати Джинни.

- Найдите их, - приказал Снейп. – Без них ничего не получится. И неплохо бы найти мою палочку…

- Полагаю, это тоже должно лечь на мои плечи? – саркастично осведомилась Гермиона. Недоуменное молчание было ей ответом – ну а на чьи же еще?! – Послушайте… Почему бы вам просто не попросить помощи у аврората? Вы вообще знаете, что вас оправдали? По всем статьям.

- Посмертно, - уточнил Северус. – Кто знает, что они сделают, если я вдруг оживу? Долгов-то за мной немало накопилось, да и контрибуции легче спрашивать с живого.

Очередному спору помешала вернувшаяся Молли – в слезах. Удивленно и растерянно посмотрела на Гермиону, словно вообще забыла о ее существовании, попыталась что-то сказать, но снова залилась слезами и скрылась в ванной. Послышались глухие рыдания. Следом с горестным видом ворвалась Джинни, заскреблась в двери:

- Ма, ну хватит… Ну прости, я не хотела тебя расстраивать… Я больше не буду говорить о нем, слышишь?

Чувствуя себя лишней, Гермиона неловко просочилась мимо и выскочила в гостиную. Упала на диван, совершенно разбитая. Странно, она выдержала почти год в палатке с Гарри и Роном, но теперь… Теперь она просыпалась уже уставшая.

- Вам нужно увидеться с Поттером и добиться, чтобы авроры выдали вам мои вещи.

- Опять! – страдальчески поморщившись, она свернулась на диване клубком и закрыла лицо. – Почему я? Нет, не отвечайте…

- Не будьте ребенком, мисс Грейнджер, - послышался тихий шепот. – Чем быстрее мы вернем все на круги своя, тем быстрее расстанемся!

Так или иначе, а на следующее утро Гермиона отправилась на Гриммо. С багажом. Аппарировать она не могла, камин не пропустил бы невидимого Снейпа, так что пришлось воспользоваться мгновенными порталами, которыми пользовались авроры, перемещаясь по всей Англии в поисках Пожирателей. Если Кингсли и удивился ее просьбе, то, заметив в руках палочку Лестрейндж, вопросов задавать не стал, явно решив, что Гермиона не может с той справиться. Поэтому портал выкинул ее – и Снейпа, под мантией-невидимкой – у входа на Гриммо. Там ее ждал Гарри со слегка виноватой улыбкой:

- Прости, что не приглашаю, но на этом доме теперь столько заклинаний…

- Ничего страшного, - уверила она, увлекая друга в небольшую аллею.

Гарри ее просьба не слишком воодушевила:

- А это не подождет? – вздохнул он, взъерошивая волосы, что было верным признаком смущения. – У авроров сейчас столько работы, а вещи Снейпа нужно еще проверить. Среди них могут быть темномагические…

- Конечно, они там есть! – прозвучало возмущенное в самое ухо. Гермиона от неожиданности подскочила, с трудом подавив порыв отшатнуться. – Именно поэтому я и хочу, чтобы вы добрались до них первыми!

- Что ты сказала? – Гарри определенно что-то услышал, потому что недоуменно и растерянно нахмурился, однако и предположить не мог, что на самом деле происходит. Поэтому она поспешно сказала:

- Я говорю, именно поэтому и нужно, чтобы мы разобрали его вещи первыми. Представь, что они о профессоре подумают!

Друг одарил ее подозрительно понимающим взглядом, и у Гермионы возникло пакостное ощущение, что сейчас он скажет что-то, после чего ей будет очень, очень стыдно.

- Герм, я знаю, тебе было сложнее, чем нам принять его смерть, - осторожно начал Гарри, взяв ее за руку. – Но одно дело влюбиться в живого, хоть и недоступного, и совсем другое – молиться на мертвый портрет.

- Чего?! – поперхнулась она. Нет, пожалуй, Гарри превзошел все самые смелые ожидания. Гермиона вытаращилась на друга, не зная, от чего ей хуже – потому, что Снейп где-то рядом мерзко ухмыляется (наверняка!), или потому, что о ней ходят такие вот байки. – Влюб… С чего ты взял?!

- Я же не осуждаю! – поспешил добавить Гарри. – Мы давно знали… Прости, Герм, но сложно было не догадаться, ты его всегда так защищала, да и в Визжащей хижине… На тебе же лица не было!

- Это уважение, Гарри! Уважение! – окрысилась Гермиона, помимо воли краснея, как помидор. Мерлин великий, как хорошо, что она хотя бы не видит выражения лица Снейпа! Он что-то подозрительно затих, кстати… - Не было никакой влюбленности…

- Как скажешь, - смиренно поднял руки Золотой мальчик, но она поняла, что ни в чем его не убедила.

Воинственно сдув с лица прядь волос, Гермиона ткнула в друга пальцем:

- Дело не во влюбленности, Гарри, а в справедливости! Он не должен был умереть, как ты не понимаешь? Такой, как Снейп, должен жить хотя бы ради того, чтобы мы могли сказать ему «спасибо»! Я не понимаю, как ты можешь спать спокойно, зная, что его больше нет!

- Хватит, хватит! – попятился Гарри. – Я понял. Герм, скажи мне только одно, ты же не хочешь его воскресить?

- Может быть, - брякнула она, изрядно взвинченная их разговором. И тут же поняла, что зря: на лице друга отразился испуг. – О Мерлин, Гарри, я же не Волан-де-Морт! Для начала неплохо было бы просто найти его тело, чтобы было куда приходить на могилу!

В общем, тяжко ей далась эта беседа. Отправив Гарри к аврорам, Гермиона без сил опустилась на скамейку в парке и выдохнула, откинув голову на спинку. Пустота рядом с ней явственно говорила о присутствии Снейпа. Но он в кои-то веки молчал. Правда, недолго:

- Авроры не дадут Поттеру мои книги. Нам лучше попытать счастья в Тупике прядильщиков.

- А вы не можете сходить туда один? – вздохнула она, благодарная за то, что Снейп не стал выяснять подробности ее мнимой «влюбленности». Вот еще, глупости какие.

Ответом было выразительное молчание.

В Тупике их тоже поджидала неудача. Точнее, для Гермионы это была неудача, а для Снейпа…

Одна из обгоревших балок деревянного скелета рухнула, подняв горку пепла. У нее запершило в горле. Осторожно ступая, Гермиона двинулась вдоль ровной кромки сгоревшей травы – словно циркулем очертили. Она понятия не имела, что это было за заклинание, но явно темное. Сизая дымка проклятия так и висела над этим местом, только черепа в воздухе не хватало. Все сгорело – остались только толстые несущие балки, да и те продолжали тлеть, то и дело с шелестом осыпаясь вниз.

По коже поползли противные мурашки страха. А она-то думала, что после битвы за Хогвартс ее ничем не напугаешь.

- Книги были в подвале, в лаборатории, могли уцелеть, - голос Снейпа раздался прямо с пепелища, и она обеспокоенно зашарила глазами в пустоте: а ну как на него что-нибудь рухнет?!

- После такого пожара? Вряд ли. Выходите оттуда.

Ответа не последовало. Гермиона, как собака, брошенная хозяином возле магазина, пробежалась вдоль дома с ищущим взглядом и остановилась, злясь на себя и на него.

- Профессор… Северус, хватит! Вы ничего там не найдете!

И вновь – без ответа. Да чтоб его! В конце концов, она не обязана за ним бегать, ей ничего не мешает просто взять и уйти!

Гермиона осталась стоять. Смотрела на пожарище и чувствовала, как от одной мысли, что придется заниматься реальными делами, у нее немеют ноги, и горло перехватывает от смеси горя, паники и растерянности. Только сейчас она поняла, что осталась со Снейпом не потому, что он ее заставил.

Решительно расправив плечи, она двинулась вперед, вздымая за собой фонтаны пепла. От земли, словно из адского котла, все еще исходил мерцающий в воздухе жар.

- Северус? О, не заставляйте меня орать ваше имя на всю округу! Чертов Пожиратель…

- А за оскорбление, мисс Грейнджер, вы еще поплатитесь.

Его голос снова раздался совсем рядом – буквально под ухом, и на этот раз она не сдержалась – вскрикнула, отшатнувшись, и точно бы упала, если бы он ее не поддержал.

- Где вы были? – прошипела девушка, пока они осторожно выбирались из Тупика. – Между прочим, вам не кажется, что я привлекаю слишком много внимания, шатаясь вот так одна?!

- Молчите и сворачивайте вон в тот переулок. Быстрее.

- Зачем?!

- За нами следят. Молчите же, ради Мерлина, вы на это способны?!

- Я не…

Поздно.

- Ступефай!!!

Заклинание ударило в стену дома рядом с ее головой, брызнуло каменной крошкой. Гермиона, взвизгнув, шарахнулась в сторону, выхватывая свою палочку, но оглянуться не успела – пользуясь своей невидимостью, как щитом, Снейп обхватил ее за плечи, прижав к себе, и одним движением набросил на них мантию-невидимку. Эх, знал бы Гарри, для чего они используют его сокровище…

- Молчите и не двигайтесь, - раздраженно прошипел куда-то в макушку. От его горячего дыхания волосы у нее на голове зашевелились. – Точнее, медленно перебираемся в переулок. Шагайте, живо!

Кое-как они добрались до поворота и шагнули к стене. Гермиона неловко пошевелилась, чувствуя щекой, как бьется его сердце, но зельевар только сильнее стиснул похожие на клещи руки на ее спине. Горячее сбивчивое дыхание обжигало макушку, и она некстати подумала, что такие приключения ему еще не по силам, и вечером наверняка придется обновлять заживляющие заклинания…

Звук осторожных шагов ворвался в ее разум, вытеснив оттуда все остальное. Легкие, но неумелые – кто же так крадется, а заглушающее наложить? Пожиратель бы в первую очередь подумал о себе…

- Грейнджер! – да и голос подрагивал, хотя его обладатель пытался придать храбрости. – Я знаю, что ты не аппарировала, ты палочку уронила!

Снейп мрачно выдохнул, явно мечтая высказать Гермионе все, что он о ней думает.

- Хватит прятаться, я хочу поговорить!

Да сколько ж можно?!

Раздраженно вывернувшись из рук зельевара, Гермиона выскользнула из-под мантии-невидимки. Драко стоял на входе в переулок, держа впереди себя палочку, и настороженно озирался. При виде его потрепанного вида её сначала охватило предательское чувство удовлетворения, а затем – жалости. Нелегко ему пришлось. Хотя авроры не преследовали Малфоев, у тех хватало врагов и среди бывших друзей-Пожирателей. Мальчишка выглядел так, словно уже пару недель не мылся, не высыпался и не ел вдоволь. И неизвестно, кто из них напугался больше при виде другого. По крайней мере, она успела вырвать из его руки свою палочку прежде, чем он опомнился.

- Ну? – воинственно поторопила она, обретая уверенность. – Говори.


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 26.06.2020, 03:53 | Сообщение # 11
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5


Как оказалось, проблемы Драко Малфоя были несколько серьезнее, чем она предполагала, и не ограничивались случайными стычками с Пожирателями. Пару раз он наткнулся на членов отряда Дамблдора, давно мечтавших свести с ним счеты, а однажды едва унес ноги от профессора Трелони, как бы смешно это ни звучало. Дом Малфоев был опечатан аврорами, Люциуса заперли в казематах отдела Тайн якобы в рамках защиты свидетелей, а матери пришлось бежать во Францию. Сам же Драко к собственному удивлению бежать отказался.

- Это мой дом, и будь они прокляты, если заберут его у меня! – ругался он, пока Гермиона варила вторую порцию кофе в опустевшем доме родителей. Идея отправиться туда пришла ей в голову от безысходности – в другое время Гермиона избегала бы этого дома, как огня. Но посреди выяснения отношений с Малфоем раздался глухой звук падения – державшийся до последнего Снейп рухнул в обморок. Засим последовали немая сцена, полчаса объяснений и, наконец, осторожная аппарация в дом родителей.

- Как крестный? – Драко наконец заметил, что ей, в общем-то, плевать на его патетические вопли, и решил проявить заботу не только о себе.

- Спит, - коротко бросила она, не оборачиваясь к парню. Смотреть на медленно поднимавшуюся в турке пену было проще, чем на жалкого бывшего врага. По крайней мере, можно сделать вид, что все идет нормально, и она не устроила из своего бывшего дома приют для сирых и убогих. И совсем этому не радуется. Ни капельки.

Может, с ней что-то не так? Может, это стокгольмский синдром?

- Что мы собираемся делать дальше?

От деловитости этого вопроса у Гермионы вырвался истерический смешок. Звонко стукнув кружкой о столешницу (кофе выплеснулся, образовав темную лужицу), она повернулась к слизеринцу, выразительно, в духе Снейпа, изогнув бровь:

- Мы? Нет никакого «мы»!

- Я не оставлю его наедине с тобой, - окрысился Драко. Он уже успел принять душ и прилизать отросшие волосы, почистил одежду, так что теперь выглядел почти как раньше. По крайней мере, заносчивость к нему возвращалась ударными темпами. – Откуда мне знать, что все было именно так, как ты рассказываешь, Грейнджер? Я вообще не уверен, что это крестный!

- О, может быть, тогда мне оставить его на твоем попечении? – съязвила она, делая глоток. И тут же поморщилась, потому что сахара не было ни грамма. Хорошо, хоть кофе завалялся – миссис Грейнджер не признавала сладкое, но была кофеманкой.

После того как родители отправились в Австралию, Гермиона наложила на дом заклятие Доверия, замкнув его на себе – ей не хотелось, чтобы кто-нибудь касался того, что когда-то было ей так дорого. К тому же она всё-таки надеялась, что сможет когда-нибудь вернуть родителям память, и все станет, как раньше. Теперь это убежище им очень пригодилось.

- Что ты делал в Тупике? – устало спросила она, садясь напротив Драко. Тот передернул плечами:

- То же, что и ты. Искал ответы. Не верил, что Северус погиб. Представь мое удивление, когда я обнаружил тебя.

Они помолчали. Вечерние летние сумерки медленно наползали на город, и солнечный квадрат на полу постепенно переползал на Драко, заставляя его жмуриться.

Прогнать его? Предложить помощь? Что с ним теперь делать? Как бездомный щенок, которого и на улице не оставить, и в дом тащить не хочется.

- Почему ты не уехал с матерью, Драко?

- Грейнджер, матери сейчас ничего не грозит, - с высокомерными нотками бросил он. – Отец под защитой. Кто-то же должен проследить, чтобы Малфой-мэнор не растащили по кусочкам. Я уже направил прошение, чтобы мне разрешили там жить.

- И как, успешно? – слишком любезно, чтобы это звучало сочувственно, спросила она.

Драко одарил ее гневным взглядом:

- А ты как думаешь? Слушай, Грейнджер, может, ты поговоришь с Кингсли?..

Она представила, как это будет выглядеть, и скривилась. Сначала просила о Снейпе, теперь – о Малфое. Нет уж. Только обвинений в сочувствии Пожирателям ей и не хватало.

Драко, видно, понял выражение ее лица, потому что констатировал:

- Значит, придется остаться здесь.

Кофе пошел носом. Раскашлявшись, Гермиона потянулась за полотенцем:

- Серьезно? А кто тебя приглашал?!

- Ты же не выкинешь меня на улицу!

- Выкину!

- Грейнджер, будь человеком, я тебе, между прочим, жизнь спас!

- Я тебе тоже!

- А ну – ЦЫЦ!

Последняя реплика принадлежала невидимке, но с такими снейповскими нотками, что у Драко, похоже, отпали все сомнения.

- Крестный! – возликовал он, пытаясь смотреть везде и сразу, отчего выражение лица стало исключительно придурковатым. Не дай Мерлин, у нее было такое же выражение!

Гермиона привычно ориентировалась по звуку шагов и незаметным колебаниям воздуха, так что ничуть не удивилась, когда ее собственная кружка взлетела в воздух. Пожалуй, она даже могла бы с закрытыми глазами сказать, что Снейп поблизости – только в его присутствии она вдруг успокаивалась, снова чувствуя себя при деле. Интересно, а в Мунго от этого лечат?

- Вам бы еще не следовало вставать, - ворчливо заметила она.

- Без вас разберусь, - холодно бросил маг. – Мисс Грейнджер, за такие выходки вас следовало бы выпороть! Уронить палочку, а затем выйти к врагу, словно вы на прогулке!

- Это же Малфой, - резонно заметила она. – Какой из него боец? Даже Ступефаем не попал.

Драко запыхтел. Снейп смолчал, но она могла отлично представить себе выражение его лица и даже не вздрогнула, когда ледяные пальцы сжали ее плечо и прямо в ухо прошипели:

- Вы заботитесь не только о себе, несносная девчонка!

- И я рад тебя видеть, крестный! – вклинился Драко. Показалось, или она различила в тоне мальчишки нотки обиды?

- Я был бы рад увидеть тебя подальше от Англии. Что ты здесь делаешь, Драко? – в голосе Снейпа проскользнуло явственное облегчение, несмотря на тон, а Гермиона впервые задумалась о природе их отношений. Ей всегда казалось, что Малфой для Снейпа – исключительно обязанность, причем нежеланная. Но судя по их общению, этих двоих связывало больше, чем навязанный Непреложный обет. Интересно, как отреагирует Драко на новость о том, что его крестный собирался сбежать и бросить их всех…

Она сказала «их»?

Внутри нее все отозвалось смесью испуга и какой-то новой, неуверенной радости.

- Мисс Грейнджер, вы меня слушаете? – недовольный голос слизеринского декана вырвал ее из размышлений за секунду до открытия, которое Гермиона не хотела бы совершать. Поэтому она поспешно включилась в обсуждение дальнейших планов. Снейп настаивал на возвращении волшебной палочки, но никто из них понятия не имел, где она может быть – вполне возможно, уничтожена во время битвы или хранится вместе с остальными вещами в отделе Тайн, или валяется где-нибудь на полу Визжащей хижины.

- В поместье Лестрейнджей хранились отнятые волшебные палочки магглорожденных, - неуверенно предложил Драко. – Но я не знаю, добрались ли до него авроры.

- Если ты о городском доме, то наверняка, - стул рядом с ней отодвинулся от стола и скрипнул под тяжестью мужского тела. В полутьме можно было подумать, что там сидит кто-то материальный. Нужно было включить свет, но Гермиона не двигалась с места.

- Я о том поместье в Мэне, - уточнил Драко. – Оно под защитой родовой магии, сомневаюсь, чтобы авроры так легко его взломали.

- Вы же не хотите вломиться к Лестрейнджам! – воскликнула она, возмущенная самой идеей ворваться, словно какие-то Пожиратели, в чужое жилище. – Это… Это незаконно! И, Моргана побери, а если об этом узнают в Министерстве?! Драко посадят в Азкабан, а меня… Нет, я не буду в этом участвовать!

- Драко мы оставим дома, - спокойно заявил Снейп, словно они планировали пикник на природе. – А с вами ничего не случится – вы же у нас героиня.

- О, замолчите! - сдаваясь, Гермиона уткнулась лбом в столешницу. Если закрыть глаза, можно подумать, что она до сих пор в палатке с Гарри и Роном. Как она вообще оказалась в такой абсурдной ситуации?

Она не сразу поняла, что на кухне действительно воцарилась тишина, а когда подняла глаза, то натолкнулась на странно сочувствующий взгляд Драко. Впрочем, он сразу же отвел глаза и зевнул:

- Думаю, это подождет до завтра? Я ужасно хочу спать, не часто мне в последнее время доводилось ночевать в нормальной кровати. Грейнджер, где тут спальня?

Когда он ушел, Гермиона осталась сидеть, чувствуя себя неловко в присутствии Снейпа.

- Вам тоже не мешало бы отдохнуть, - неожиданно сказал он.

- А вы?

Ни за что она не признается, как страшно засыпать, зная, что его может не оказаться рядом, когда она проснется.

- Идите, мисс Грейнджер, - не ответил он. – Только палочку оставьте, вы все равно ей не пользуетесь…

Гермиона проглотила этот намек и пообещала себе завтра же добраться до Олливандера и заказать новую палочку. Свою. Личную. Которая не ведет себя как живая, выскальзывая из рук в самый неподходящий момент.

Она сильно устала за этот день, поэтому думала, что заснет, едва коснется головой подушки, но неожиданно это оказалось проблемой. Сон не приходил, она ворочалась в своей детской спальне, где все напоминало о родителях и прошлой жизни, и в конце концов встала, отправившись в путешествие по дому, которое завершилось в родительской спальне. Там ее и нашел под утро Снейп: едва начало светать, она ощутила на плече касание его пальцев и мгновенно вынырнула из забытья.

- Пора, мисс Грейнджер.

Драко проводил их до порога и отправился досыпать.

- Ну надо же, прямо семейные проводы, - прокомментировал Снейп едко.

Не вполне еще проснувшись, Гермиона оказалась не готова к такому количеству яда в его голосе и невольно сжала зубы, борясь с нахлынувшими слезами. Нет уж, надо уходить из этого дома. Плохая была идея.

В молчании они добрались до автобусной станции – поскольку Гермиона никогда в Мэне не была, а Снейп слишком слаб для самостоятельной аппарации, им пришлось путешествовать, как обычным маглам. Для нее это было привычно, а реакцию Снейпа вообще невозможно увидеть, так что Гермиона купила билет в дальнем конце на втором этаже двухэтажного автобуса. Мэн был не слишком популярным местом, на их этаже было всего трое пассажиров, и она расслабилась, не опасаясь, что на Снейпа кто-нибудь сядет. И проспала большую часть дороги, компенсируя недостаток сна ночью.

Чтобы добраться до острова, пришлось сесть на паром – то еще приключение, особенно учитывая, что никогда не бывающее спокойным Северное море волновалось сильнее обычного, и Гермиона ступила на берег уже зеленая.

- Не могли Лестрейнджи построить дом где-нибудь в Англии? – простонала она, опускаясь на скамью и стараясь дышать как можно глубже.

Снейп, видимо, был того же мнения – по крайней мере, палочка мелькнула в воздухе, и ее тошнота волшебным образом прошла. И даже без язвительных комментариев.

К обеду они добрались до поместья, затерявшегося на побережье среди бесконечных парков и природоохранных зон. К этому моменту ей пришлось уже дважды давать Снейпу зелья, и, когда он протянул руку за третьим, Гермиона решительно отказала:

- Вам ли не знать, насколько вредно постоянно принимать стимуляторы? Терпите.

- Мисс Грейндж-жер, - с отчетливыми рокочущими нотами прошипел зельевар. – Меня не убила Нагайна, и точно не убьет лишний глоток настойки Мандрагоры. Живо!

Пришлось уступить.

Поместье Лестрейнджей встретило их тишиной и глухим защитным полем. Гермиона крутилась вокруг него, словно лиса, которая не может добраться до курятника.

- Вы точно сможете пробиться? – когда прошло полчаса, а Снейп перепробовал уже больше десятка заклинаний, не выдержала она.

- Со своей палочкой – да, - мрачно ответил он.

Прошел еще час. Начало смеркаться. И холодать. Первоначальный воинственный настрой пропал, и Гермиона угрюмо опустилась на землю, обхватив колени руками. Они находились позади поместья, в небольшом парке, надеясь таким образом избежать встречи с аврорами, Пожирателями или обычными магглами. Поэтому теперь она слышала в темноте только звуки шагов зельевара да видела вспышки на конце волшебной палочки. После одной такой, похожей на маленькую шаровую молнию, раздался звук глухого удара, и земля под ногами вздрогнула. Гермиона вскинула голову:

- Профессор Снейп? Вы в порядке?

- Вашими стараниями, - отмахнулся он откуда-то с земли. – Поднимайтесь, мисс Грейнджер, ворота открыты.

- Даже не знаю, рада ли я, что вам удалось это сделать, или нет, - вздохнула она, вставая. Снейп помог, подхватив за локоть.

В доме у одних из самых жестоких Пожирателей было… обычно. То есть, роскошь, конечно, но она ожидала, что все будет более мрачно, а тут – обычное поместье. Разве что библиотека была наполнена книгами по Темным искусствам, и Гермиона тут же поняла, почему Снейп так уцепился за идею с конфискованными волшебными палочками.

- Отлично, - удовлетворенно сказал он. – Мисс Грейнджер, мы здесь задержимся. Располагайтесь.


***

Он проследил за тем, как она устало опустилась на одну из кушеток в библиотеке, и ощутил нечто вроде укола совести – на самом деле, Северус вполне мог бы и сам справиться с этим путешествием. Но ему не хотелось оставлять ее одну. Он прекрасно слышал и возню в спальне, и глухие рыдания над родительской кроватью и мог бы многое сказать Поттеру и Уизли, которые бросили девчонку одну, занявшись собственными проблемами. Но он же вроде бы мертв и был намерен таковым и оставаться, хотя в последнее время уже не был уверен в последнем, учитывая, что количество вовлеченных в его проблему персон неожиданно удвоилось. У него состоялся весьма неприятный разговор с крестником, который, как оказалось, был искренне обижен попыткой Северуса инсценировать собственную гибель. Только непонятно, чего в его возмущении было больше – эгоизма или заботы о крестном. Он подозревал, что первого.

Он прошелся вдоль книжных полок, украдкой обезвредив несколько проклятий, и начал складывать необходимые справочники по обращению заклятий и проклятий на стол около кушетки. Гермиона смотрела на все это не слишком одобрительно и в конце концов вышла в коридор, бросив:

- Пойду, поищу что-нибудь съедобное.

Палочка осталась лежать на столике. Ничему ее жизнь не учит. Он, конечно, проверил дом на смертельные проклятия, но Лестрейнджи слишком надеялись на защитное поле, и ничего действительно серьезного в доме не было…

Что-то подозрительно тихо.

Ведомый чутьем опытного декана, он вышел из библиотеки и направился на поиски Грейнджер. И нашел – на свою голову.

Гермиона сидела на коленях перед тощим, грязным и абсолютно голым домовиком, протягивая ему снятую со стола шелковую скатерть.

Он похолодел. Северус стоял в начале длинной и узкой кухни и не успевал ничего сделать, потому что завороженный обновкой домовик уже протягивал тонкую, но цепкую лапку к подарку. Ничего не подозревающая Грейнджер наивно что-то ворковала, как маленькому ребенку. Позднее, в сотый раз вспоминая эту ситуацию, Северус всегда приходил к одному и тому же выводу: домовик, долгое время не встречавшийся ни с кем из людей, просто растерялся, завороженный ласковыми интонациями в голосе ведьмы. Им повезло.

В тот момент он об этом не думал – в его голове билась только одна мысль: если он ничего не сделает, она умрет.

- Мисс Грейнджер… - медленно, боясь сделать лишнее движение, выговорил он. – Положите тряпку. И отползите назад. Осторожно… Нет, не прекращайте говорить, расскажите ему свою биографию, - он говорил ровным, тихим голосом, так, как не говорил даже, наверное с Волан-де-Мортом. И молился. Только бы Грейнджер не испугалась. Только бы не начала задавать глупые вопросы – она ведь так это любит, просто хлебом не корми, только бы…

Не начала. Видимо, что-то уловила в его тоне или сама уже заподозрила, только сделала все в точности, плавно поднялась на ноги и медленно, шаг за шагом, попятилась к нему, не прекращая говорить нелепые глупости. Под конец даже запела (медведь ей наступил на ухо, определенно):


Спи, моя ласточка, сладко спи.
Пускай моя крошка спит.
Овцы идут в серебристой степи,
Коровы бредут у ракит.

Будет птенцу моему молоко,
Будет ему молоко.
Птица поет высоко-высоко,
Скачет олень далеко.

Спи, моя ласточка, спи, мой сын,
Спи, ненаглядный мой.
Козы вернутся из горных долин
Только в полночь домой.

- Merger! – выдохнул он, когда Гермиона отошла на порядочное расстояние. Не успев даже пискнуть, домовик испарился. В воздухе образовалась дощечка с памятной надписью и ушами, которая тут же взлетела и пристроилась на место целого ряда таких же вдоль стены в коридоре. Только после этого Северус повернулся к Грейнджер. Странное дело, еще минуту назад он мысленно пообещал ей все кары мира, но теперь чувствовал только неимоверное облегчение, смотря в ее огромные, испуганные глаза.

- Мисс Грейнджер, - стараясь, чтобы за неимением визуального эффекта звуковой восполнил все недостатки, прорычал он. – Вас ни на минуту нельзя оставить одну! Вы… Кто вел у вас ЗоТИ?! Не отвечайте! Вы, чокнутая защитница эльфов, неужели вы не знаете, что случается с этими ушастыми тварями после того, как их хозяева умирают?

Гермиона, поначалу еще пытавшаяся вставить хоть слово, огорченно опустила голову. Конечно, знала.

- Я думала, это сказки, - виновато прошептала она. – Байки для аристократов вроде Малфоев.

Северус прикрыл глаза, чтобы не видеть ее огорченного лица, и шумно выдохнул сквозь зубы.

- Нет, это не сказки, мисс Грейнджер, - процедил он, перехватывая ее чуть повыше локтя и утаскивая обратно в библиотеку. – Домовые эльфы без хозяина сходят с ума, становятся дикими. Слышали когда-нибудь про фейри? Этих тварей убивают, потому что иначе они убьют вас. Если уж решаете стать их защитницей, то будьте любезны сначала ознакомиться с вопросом!


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 26.06.2020, 03:53 | Сообщение # 12
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6


К концу второго дня их пребывания в поместье Гермиона была готова лезть на стенку. Снейпу, казалось, ничего не было нужно кроме литрами поглощаемого кофе и тишины, а ей оставалось только ходить кругами и питаться тем, что вызовет из небытия холодильный шкаф Лестрейнджей. Причем меню варьировалось от чизбургера с беконом (иногда надкушенного) до живого омара, угрожающе щелкавшего внушительными клешнями. Потенциально он был съедобен, конечно…

Поэтому она находила спасение в книгах, однако самые перспективные тут же забирал себе Снейп, а ей оставалось только пролистывать все остальное. Гермиона с опаской смотрела на висевшие в воздухе тома справочников по проклятьям и дважды пыталась заговорить с ним о том, что будет, когда они найдут нужную информацию. И дважды натыкалась на угрюмое молчание.

- Вы ведь не бросите Драко, - прием был запрещенный, но разве у нее был выход? – Правда?

- Мисс Грейнджер, родители Драко живы, между прочим, - донеслось досадливое.

- То-то он остался один-одинешенек, - заметила она, откладывая в сторону очередную просмотренную книгу и дотягиваясь до следующей.

- По-вашему, из меня выйдет хорошая нянька? – язвительно осведомился Снейп.

- Вы были хорошим деканом, - возразила Гермиона. В изумленной тишине она с трудом подавила улыбку. – Что? Я действительно так считаю – за все время, что мы учились, ни разу не было инцидентов, связанных с вашими подопечными.

- Просто они меркли на фоне выходок вашей троицы, - фыркнул Снейп, но голос был скорее мирным, нежели рассерженным. Гермиона подумала, что хотела бы видеть сейчас его лицо, ведь раньше он никогда не улыбался – даже намека на улыбку не давал. Она вспомнила, как касалась его тогда, в Визжащей хижине – единственный способ узнать, жив ли он.

Сегодня этот мужчина уже вряд ли стерпит такую вольность.

Мерлин, о чем она вообще думает?!

- И все же это неправильно, - упрямо заявила она, с трудом вернувшись в реальность. – Вы не должны так уходить, я…

- Что – вы? – вкрадчивый, осторожный вопрос заставил ее покраснеть до кончиков пальцев на ногах. Дура, какая же дура! Гермиона трусливо уткнулась в книгу, закрывшись ей, как щитом.

- Ничего. Делайте, что хотите.

Он не ответил.

На третий день Гермиона обнаружила магический радиоприемник, и гнетущая тишина сосредоточенных поисков была разбавлена дребезжащими звуками проигрывателя. В основном это были песни для домохозяек, которые магглы перестали слушать еще лет десять назад, но даже они были лучше того неловкого молчания, которое между ними установилось. В тот же день она нашла волшебные палочки – штук двадцать, некоторые в крови, грязи, они россыпью лежали на одном из стеллажей в подвальных помещениях. Пустых, к ее радости – Гермиона не была уверена, что вынесла бы зрелище разлагающихся останков какого-нибудь магглорожденного.

Она долго смотрела на волшебные палочки, не решаясь к ним не то что прикоснуться – подойти!

- Что у вас случилось? – Снейп, как всегда, подошел бесшумно. Гермиона рефлекторно тронула его за запястье, останавливая. К ее удивлению, он подчинился. Окинул взглядом палочки, словно скорбные кости, выброшенные на поживу крысам.

- Вы точно хотите одну из них? – уточнила она.

- А разве у меня есть выбор? – ощерился он и шагнул вперед. Но до палочек не дотронулся – тщательно проверил их на проклятия, затем долго водил над ними расставленной ладонью (Гермиона, правда, видела только смазанные движения воздуха, когда соприкасались магические поля) и только затем безошибочно взял одну – черную, длинную и, судя по виду, весьма агрессивную.

- А какая палочка была у вас до этого? – спохватилась Гермиона.

Секунду казалось, что он не ответит, проверяя палочку на различные заклинания – та слушалась неплохо, но с задержкой. Но затем прозвучало равнодушно:

- Шип Норвежского Хвосторога и сердечная жила дракона.

- Полностью драконья палочка?! – ахнула она пораженно, за что удостоилась высокомерного молчания.

Они вернулись в библиотеку, но тема волшебных палочек не давала Гермионе покоя:

- Может быть, нужно их похоронить? – смятенно предположила она.

- Кого? – в голосе Снейпа проскользнули изумленные ноты.

- Палочки, - пояснила Гермиона, нервно отложив в сторону книги. – Я… Я думаю, их обладатели уже мертвы. Нельзя ведь оставить их вот так.

Послышался раздраженный вздох.

- Мисс Грейнджер, вам обязательно нужно во все вмешиваться? – явно намекая на события, при которых он сам стал невидимкой, спросил Снейп. – Оставьте, авроры рано или поздно найдут поместье и со всем разберутся. Главное – чтобы здесь не осталось наших следов. Ни магических, ни физических. – И неожиданно добавил: - Вы, кстати, тоже могли бы выбрать себе палочку. Полагаю, что-нибудь из виноградной лозы?

Гермиона изумленно посмотрела на него. Точнее, предположительно туда, где сидел Снейп (как же ей это надоело!).

- Откуда вы знаете? – вопрос стоило задать, потому что до сих пор она не встречала никого с такой же палочкой, как у нее.

- Несложно догадаться, - фыркнул он, но Гермиона таким ответом не удовлетворилась, и магу пришлось пояснить: - Лоза олицетворяет жизнь. Стремление к свету, гибкость… женственность, если хотите. И немалую долю честолюбия и упорства, коих в вас, я полагаю, достаточно.

- А сердцевина? – она затаила дыхание, не желая показывать, насколько ее затронули слова Снейпа. Неужели он настолько хорошо ее знает?

- С этим сложнее, - признал он. – Но… Волос единорога, скорее всего. Преданные, стойкие… Очень «светлые» палочки. Я прав?

- Нет, - не зная, радоваться ли ей такой оценке, Гермиона покачала головой и задумчиво тронула пальцами палочку Лестрейндж. – Вы ошиблись, профессор. В моей палочке была сердечная жила дракона.

- Вот как! – непонятным тоном, от которого ей сразу захотелось задать сотню вопросов, протянул Снейп. И замолчал в задумчивости – отложенная им книга так и не пошевелилась.

В их палочках была одна и та же сердцевина. Означало ли это… Означало ли это, что они похожи? И да. И нет. Гермиона знала о свойствах палочек достаточно, чтобы понимать: сердцевина не единственное, что определяет характер палочки. Однако она может раскрыть о человеке многое. Сердечная жила дракона – очень сильный компонент. Сильные заклинания требуют силы воли, уверенности, решимости идти до конца. И все же именно палочки с этим компонентом часто становились на сторону Тьмы. Ее это пугало.

Ее размышления прервал патронус оленя, ворвавшийся в их зачарованный мир в лучах синеватого лунного света.

- Гермиона, где ты? – встревоженный голос Гарри заполнил библиотеку, заставив ее вздрогнуть и виновато втянуть голову в плечи: в последнее время Гермиона совсем забыла о том, что за пределами этих стен есть и другой мир. – Я был в Хогвартсе, но там тебя никто не видел. Рон спрашивал о тебе. Пожалуйста, вернись к нам, мы беспокоимся и хотим помочь. Не делай глупостей, Герм.

Уж последнее можно было и не добавлять!

- У вас очень… заботливые друзья, - иронично прокомментировал Снейп. – И, видимо, знают вас лучше меня.

- Несомненно, - проворчала Гермиона, развеивая патронуса. Ладно, по крайней мере у них ничего не случилось, и все живы.

Радио, словно чувствуя сильные магические эманации, окончательно вышло из строя, и пришлось встать, чтобы настроить его заново. Из динамиков полилось что-то лирично-меланхоличное. Поддавшись неожиданному порыву, она шагнула к креслу, за которым устроился Снейп, протянула руку:

- Не хотите потанцевать?

- Что, простите? – уточнил он так, словно она предложила съесть таракана.

- Вы ведь умеете, - уже жалея о своем порыве, Гермиона все же не ушла. – Я видела, как вы танцевали с Минервой МакГонагалл.

- Думаете, самое время повальсировать? – фыркнул он, но ее ладонь перехватила теплая мужская рука. Гермиона с замирающим сердцем, в котором было поровну ужаса от собственной смелости и радости, потянула его на небольшой пятачок между книжными стеллажами. На спину, чуть выше лопаток, легла ладонь, и она шагнула ближе, пользуясь возможностью скрыть пунцовые щеки от его глаз. Мерлин великий, что она делает, что творит?!

Первые такты ничего не получалось – довольно сложно танцевать с невидимкой, знаете ли. Затем он скомандовал:

- Закройте глаза.

- Что?!

- Закройте глаза и расслабьтесь. Позвольте мне вести.

Мир погрузился во тьму. Гермиона очень надеялась, что у нее не дрожат руки. Всю ее словно прошибали непрерывные разряды тока, делая кожу до невозможности чувствительной к любым касаниям – будь то скользнувшие по запястью шершавые мужские пальцы, чуть более сильное давление ладони на спину, легкий ветерок от его дыхания, шевеливший волосы на макушке, или прикосновение сильных ног.

Она сама не заметила, как одна мелодия сменилась другой – даже не уверена была, что они продолжали двигаться, время словно замкнулось в одно бесконечно сладкое, невесомое мгновение.

Радио неожиданно захрипело, хрюкнуло и, разрушив эту нечаянную хрупкую атмосферу, умолкло. Гермиона открыла глаза – в библиотеке было темно. Мужская рука соскользнула с ее спины, холодный воздух скользнул по ногам. Скрипнуло кресло, зашуршали страницы:

- Возвращайтесь к работе, мисс Грейнджер, у нас не так много времени, чтобы тратить его на глупые развлечения, - раздался ровный голос Снейпа.

Чувствуя волну удушливого разочарования, Гермиона подхватила книги и выскочила из библиотеки. Ей настоятельно требовалось побыть одной.

На шестой день их вынужденного пребывания в поместье Лестрейнджей, когда больше половины библиотеки было пересмотрено и отброшено в сторону, Снейпу, наконец, улыбнулась удача. Сама Гермиона испытывала по этому поводу весьма смешанные чувства – конечно, это дурацкое сотрудничество должно было когда-то закончиться и чем раньше, тем лучше. Она не была настолько наивной, чтобы предполагать, что ради нее Снейп мог бы изменить свое решение, а значит, рано или поздно он из ее жизни исчезнет – что бы она сама по этому поводу ни думала. Просто она привыкла ощущать его поблизости. Заботиться (наверное, это все-таки гриффиндорская потребность), оберегать… Чувствовать, что он принадлежит только ей. Маленькая тайна, которую знают только они двое.

Может быть, это и было эгоистично, но Снейп помог ей выбраться из той сосущей пустоты, которая вдруг образовалась после победы.

Все это она раз за разом прокручивала в своей голове в надежде, что однажды эти мысли станут ее собственными, идущими от сердца, а не от разума. Пока же глупое сердце только учащало свой бег, трепыхаясь, как пойманная в силки птица, при виде мелькнувшей в воздухе волшебной палочки или звуках его шагов.

- Нашел, - с затаенным ликованием он ворвался в столовую, где Гермиона в последнее время завела привычку сидеть, спасаясь от самой себя.

Перед носом девушки хлопнулся старинный, побитый жизнью фолиант, изрядно поеденный жучком и патиной, а также влагой и, судя по всему, давнишним пожаром.

- Читайте, - распорядился бестелесный голос. – Вот здесь, третий абзац.

Гермиона послушно вчиталась, призвав на помощь всю свою выдержку. Задумчиво погрызла ручку и сказала:

- Это очень сложное плетение. Не уверена, что я такое смогла бы повторить.

- Разделите первый и второй слои, - раздраженным от нетерпения голосом уточнил Снейп. – Видите? Первый слой – мое заклинание. Второй и третий – ваши с Поттером! А вместе получается…

- Я вижу, что получается, - сварливо отмахнулась она, поднимаясь из-за стола и едва не наступив Снейпу на ноги. – Простите… Я только не понимаю, как мы можем это обратить?

- Если есть заклятье, значит, есть и контрзаклятье, - невозмутимо отрезал он. – Это несложно. Я помогу. Нам только нужно распутать плетение и найти узловые точки, в которых наши заклинания повлияли друг на друга. И раз есть рисунок, это проще сделать в реальности. Нам нужно вернуться в Визжащую хижину.

- Конечно, проще простого сделать это, когда ваш труп ищет вся Магическая Британия, а меня – Гарри Поттер! – вспылила Гермиона. Она понимала, что перегибает палку, но неожиданно скорая перспектива их расставания привела ее в ужас. – Вам так не терпится исчезнуть?

- А вам хотелось бы, чтобы я остался? – вопросом на вопрос ответил он.

Гермиона вздернула подбородок:

- Мне? Плевать я хотела. Это ваша жизнь, и вам ее портить. Но сначала мы вернемся к дому моих родителей и расскажем о ваших открытиях Драко. Я не буду вашим скорбным посланцем.


 
♥♥♥SNAGER♥♥♥ Дата: Пятница, 26.06.2020, 03:53 | Сообщение # 13
♥♥♥SNAGER♥♥♥
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7


Драко ожидаемо грядущее расставание не оценил.

- Я вообще не понимаю, почему ты так хочешь сбежать? – ворчал он, не осмеливаясь однако открыто высказать Снейпу свои возражения. Гермиона мрачно следила за ними из темного угла кухни, напоминая свихнувшегося домовика. Ее смятенный взгляд следил за профессором, словно она и вправду его видела.

- Именно поэтому я и не спрашиваю твоего разрешения, - отозвался Северус, чувствуя себя очень странно. Мечтая наконец изменить свою жизнь, он исходил из того непреложного факта, что никто по нему скучать не будет. А когда эта мечта близка к осуществлению, неожиданно выяснилось, что как минимум двоим без него будет… Ну, если и не плохо, то иначе.

Впрочем, этого явно недостаточно, для того чтобы он изменил свое решение. Эта мечта жила в нем годами. Избавиться от опостылевшего образа не то мерзкого ублюдка, не то героя-неудачника, начать жизнь с чистого листа, там, где никто не знает, кто такой Северус Снейп.

Нет уж, беспомощный мальчишка и возомнившая себя влюбленной девчонка не остановят его.

И все же…

Нет.

Поэтому, когда они трое добрались до Визжащей хижины, настроение у всех было самое что ни на есть паршивое. Драко, хотя его провести через охранные заклинания было сложнее всего, оставаться дома отказался и мрачно пыхтел, не оставляя попыток найти нужный аргумент. Правда, каждая причина, которая должна была заставить Северуса передумать, начиналась со слов «если ты уйдешь, то я…». Эгоист мелкий.

Гермиона молчала – и это нервировало его больше всего. То, что между ними произошло, нельзя назвать романтической историей, и все же они привязались друг к другу. Северус гнал от себя абсурдные мысли о том, что могло бы быть. Это только в сказках бывает, что красавица влюбляется в чудовище, и ради нее оно вдруг становится принцем. Он, конечно, Принц, но при этом так и остался чудовищем – она скоро это поймет.

А он… Он не готов сражаться со всем миром ради нее. Потому что сражаться придется – Северус это знал. Умница, красавица, героиня войны, юная девушка и… и он. Очень смешно. Да его тот же Поттер разорвет на мелкие клочки. Нет уж, хватит с него борьбы.


***

- Встаньте сюда, мисс Грейнджер. Помните заклинание, которому я вас научил?

- Secretum vision! – спокойно взмахнув палочкой, Гермиона встала, куда он указал. Комната тут же окрасилась сотнями светящихся линий – следов сделанных когда-то заклинаний, каждое из которых оставило свой рисунок. Некоторые из них были почти незаметны – эти, скорее всего, применяли очень давно, и вскоре они исчезнут сами – другие светились, как новогодняя гирлянда. Особенно выделялся один рисунок, знакомый ей по подсунутой Снейпом книге. Носки ее кроссовок упирались в точку соединения двух пластов – в объемном виде их и впрямь было легче различать. Как и найти место спайки двух видов магии.

- Подцепите свой конец и тяните, - приказал Снейп, который на этом уровне выглядел как неоновая вывеска, облепленная мерцающей голубоватой сетью. – Осторожнее, мисс Грейнджер!

- Не говорите под руку, - огрызнулась она, перехватывая палочку дрожащими руками. – А не то разорву к Мерлину, и вы никогда не станете видимым!

А что, было бы неплохо.

Работа была кропотливая, медленная и тяжелая – особенно учитывая, что Гермиона так и не определилась, хотела ли она ее выполнять. Но дело шло – и к вечеру они почти справились. Оставалось развязать последний узел – сеть, накрывающая Снейпа, уже почти облетела, и Драко то и дело подхихикивал, комментируя то появляющуюся, то исчезающую в воздухе руку или ногу.

Но в конце концов и это было сделано.

Гермиона внимательно смотрела на стоявшего перед ней мужчину. Странно, но никаких особых чувств по поводу его вновь проявившегося облика у нее не возникло – разве что легкое стеснение от тяжелого, испытующего взгляда, который теперь был отлично виден. Снейп выглядел иначе, чем она помнила – темные волосы отросли до плеч, горло удавкой перехватывал уродливый, бугристый шрам (не долечила!), лицо утомленное, болезненное, но не равнодушно-брезгливое, запомнившееся по Хогвартсу, а скорее обеспокоенное.

Она не сразу поняла, что он ждет ее реакции, но сказать или сделать ничего не успела – Драко присвистнул, с присущим ему отсутствием такта заявил:

- С таким украшением ни одна женщина к тебе не подойдет.

Неправда.

Снейп поморщился, невольно скользнув рукой по шраму, затем тряхнул головой:

- Не думаешь же ты, что я не могу набросить личину?

Они вновь замолчали. Гермиона растерялась – что еще можно было сказать или сделать, чтобы он остался? И нужно ли? Но позволить ему уйти вот так она не могла.

- Северус… - голос сорвался, все трое вздрогнули Драко, кинув внимательный взгляд на них двоих, бросив что-то невразумительное, вышел из комнаты. Было слышно, как он посвистывает, пробираясь по коридору.

- Не уходи, - вырвалось у нее. Мерлин, ну что за несправедливость? Она могла сказать что угодно, однако же из всего богатства английского языка выбрала те слова, за которые меньше всего себя уважала. Теперь бы еще не расплакаться, как девчонке.

Он, наверное, тоже понял, что никакие слова уже ничего не исправят. Шагнул ближе – сильные пальцы приподняли ее за подбородок (не плакать, не плакать, не плакать!!!), черные глаза заглянули в душу, мгновенно распознав самое сокровенное, а через секунду никого в Визжащей хижине уже не было. Легкое касание горячих губ то ли на самом деле случилось, то ли померещилось.

Драко нашел ее на полу – скорчившуюся, задыхающуюся от боли, но с сухими глазами. Моргану ему в задницу, а не ее слезы.

Дальше было много всего: долгая борьба за восстановление доброго имени Драко Малфоя, похороны Люциуса, которого Азкабан все же приговорил к поцелую, возвращение Малфой-мэнора и встреча с Нарциссой, примирение с Гарри Поттером (он сильно обиделся на Гермиону за то, что та так и не ответила ни на одно из его посланий) и Роном Уизли (в этом случае виноватым себя чувствовал как раз Рон), окончание Хогвартса и вожделенная красная корочка диплома.

Много всего. И большая часть из дел была придумана самой Гермионой в попытке отвлечься от того, что она помнить не хотела.

История со Снейпом просто сон. И не всегда он был хорошим.

- Грейнджер, опять скорбное лицо? – Драко возник в поле ее зрения с двумя бокалами, в одном из которых плескался апельсиновый сок – и протянул его Гермионе. – Ты с кладбища сама не своя, хорош уже.

Поминальная служба на Хогвартском кладбище и впрямь выбила ее из колеи. Минерва организовала большой прием в честь годовщины Великой битвы, не стоило ее расстраивать кислыми минами. Гермиона решительно выпила сок и взмахом палочки (своей собственной, ива и сердечная жила норвежского горбатого!) отправила бокал на поднос проходившего мимо домовика.

- Ты прав, - у нее даже получилась вялая улыбка. – Я постараюсь развеяться… О господи!

- Что? – Драко завертел головой, пытаясь понять, куда она смотрит. – А, ты об этом…

- Что он здесь делает?! – перепугалась Гермиона, заметавшись, словно вспугнутый таракан по столешнице. – Его же… Ему нельзя тут появляться!

- Возможно, он соскучился по любимому крестнику, - самодовольно наблюдая, как Северус Снейп идет через весь зал, безошибочно определив их в толпе, Драко ухмыльнулся. - Ну, или один из нас предложил весьма разумный план возвращения, а другой... на него согласился.

- Ты хоть представляешь, что сейчас будет?! – слабым голосом выдавила Гермиона, со стоном утыкаясь лбом в смокинг Малфоя. – А если его схватят авроры?! Да он с ума сошел! Ох, я не могу на это смотреть.

- Я уже нанял ему отменного адвоката, - беспечно сказал Драко и с преувеличенно широкой улыбкой шагнул вперед: - Здравствуй, крестный!

Однако радостная встреча (судя по зверскому выражению лица Снейпа, она стала бы для Драко последней) не состоялась по техническим причинам: на их компанию выскочила злая, как венгерская хвосторога, МакГонагалл:

- Снейп!

- Минерва? – от чуть хриплого баритона по плечам у нее побежали мурашки и внутренности словно завязались в тугой узел. Гермиона смотрела куда угодно, только не на Снейпа. Не могла.

- Что ты здесь делаешь? – воинственно ткнув в зельевара палочкой, спросила МакГонагалл. – Как ты попал…

Гермиона отважилась посмотреть в их сторону и тут же наткнулась на внимательный взгляд черных глаз поверх плеча бывшей деканши.

- Минерва, я все еще являюсь директором Хогвартса, несмотря на все должности, которые ты себе напридумывала, - надменно-раздраженные нотки в его голосе заставили ее заморгать, прогоняя непрошенные слезы. Это сон. Точно сон. И быть этого не может.

МакГонагалл не взорвалась только потому, что пообщаться с чудесно воскресшим Снейпом пожелала еще уйма народу, включая министра Магии (Кингсли, слава Мерлину, ничего не говорил об аресте, но настроен был весьма агрессивно), Риту Скитер, Гарри Поттера…

Гермиона осталась далеко позади, даже не пытаясь к нему пробиться. С чуть грустной улыбкой посмотрела на этот ажиотаж, покачала головой и начала пробираться к выходу – наверное, бывают люди, с которыми вам просто не суждено связать свою жизнь.

- Нехорошо вот так сбегать.

Он догнал ее у самых ворот. Гермиона закусила губу, чтобы не улыбнуться, не призналась даже самой себе, насколько она рада просто слышать его голос.

- Кто бы говорил. Забыли?

- Мисс Грейнджер… Остановитесь же, - Снейп хлопнул ладонью по начавшим было открываться хогвартским воротам, и те послушно лязгнули створками, захлопываясь обратно. Минерва, наверное, рвет и мечет – оставить Снейпа на директорской должности было ее идеей, посмертные, так сказать, почести. – Посмотрите на меня.

- Я, я… - к своему стыду Гермиона начала заикаться и на всякий случай даже зажмурилась, отворачиваясь. Что угодно, только не позволить этому проклятому легиллименту проникнуть в ее голову. – Я лучше не буду.

Он досадливо замер.

Холодная майская ночь давала о себе знать, и оба подрагивали от ветра. На нос Гермионе опустилась снежинка. Из замка доносились тихие звуки музыки.

- Что вам нужно? – когда абсурдность обоюдного молчания достигла апогея, она не выдержала. Обернулась, воинственно вскидывая подбородок, и сразу перешла в нападение. – Зачем вы устроили весь этот цирк? Нельзя было объявиться с меньшим шумом? Зачем вы вообще вернулись?!

- Я ведь обещал рассказать обо всем Гарри Поттеру, - невозмутимо ответил он. – Вы взяли с меня слово, помните? А сегодня в зале все видели, что и Минерва, и Кингсли ничего против меня не имеют. То есть…

- Я поняла, - саркастично перебила Гермиона. – Если уж вас не арестовали при всем честном народе, значит, уже и не арестуют, так?

- Не только, - он кивнул. – Был еще один план, но вы его сорвали.

- Я не хочу участвовать ни в каких ваших планах! – воскликнула она, делая шаг назад. – Хватит с меня…

- Хорошо, - тут же согласился Северус. – Никаких планов. Можно вашу руку?

- Зачем? – тут же подозрительно спросила Гермиона, но руку протянула.

Он осторожно ее перехватил, переплетая пальцы, чуть надавил, вынуждая приблизиться. Вторая рука легла чуть выше лопаток.

- Что вы делаете? – еще недавно ей было холодно, а теперь слишком жарко.

- Потанцуем? – невозмутимо предложил Северус.

- Не уверена, что следует, - хрипло пробормотала Гермиона, но уже понимала, что подчиняется.

- Закройте глаза.

- Зачем?

- И перестаньте задавать вопросы. Расслабьтесь. Позвольте мне вести.

В льющейся из Хогвартса мелодии она с трудом узнала ту самую. Если бы не тающий на щеках снег, можно даже подумать, что они каким-то образом вернулись в поместье Лестрейнджей.

Это они кружатся в танце, или у нее голова кругом? Такого ведь не бывает.

- Я планировал пригласить вас на танец при большем количестве свидетелей, - раздался тихий голос над ее головой. Уткнувшись в теплое снейповское плечо, Гермиона, не открывая глаз, улыбнулась.

- Зачем? Вы мало шокировали публику?

- Понадеялся, что меня не станут убивать на глазах у сотен людей, - признался Северус. – Гермиона? Ответь мне на один вопрос. Только без этой вашей девичьей стеснительности.

В его устах это прозвучало как оскорбление.

- Хорошо, - она кивнула и со всей возможной серьезностью посмотрела ему в глаза.

- Мне стоит продолжать? – осторожно спросил он, останавливая их сумбурное движение. – Потому что если я начну за тобой ухаживать, это вызовет недовольство… многих. Ты действительно этого хочешь?

- О, Рон будет в ярости! – мечтательно сказала Гермиона и тут же посерьезнела: - Да, Северус, я действительно хочу этого.

- Отлично, - с явным облегчением вздохнул он, и нечто, подозрительно похожее на улыбку, мелькнуло на губах.

- Только…

- Что?

- Можно я без этой девичьей стыдливости вас поцелую? Сил моих больше нет терпеть…


~~Конец~~


 
Julia87 Дата: Понедельник, 29.06.2020, 23:41 | Сообщение # 14
Julia87
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Здорово!!!!! ;-) мне понравилось, браво ;-)
 
Элинор Дата: Вторник, 30.06.2020, 03:21 | Сообщение # 15
Элинор
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор, хотела искренне поблагодарить Вас за большую проделанную работу.
Я с большим интересом следила за сюжетом, за трудностями, которые преодолевали герои.
Очень ждала вечера понедельника, зная, что смогу прочитать продолжение.
Мне фик понравился. И хотелось бы высказать свои мысли и ощущения по этому поводу.

Спасибо большое за рациональность Гермионы. Эта деталь очень точна. И упоминание об этой черте Гермионы было очень кстати. Вот такая она есть ещё с первого курса. Она привыкла быстро принимать решение и действовать.
Что толку сию секунду оплакивать погибших, если можно попытаться спасти жизнь раненому. Я думаю, что Гермиона так бы и поступила.
Понравилось описание сцен спасения Снейпа. Видно, что всё тщательно продумывалось. И холод, и авроры, и тяжесть потерявшего сознание Снейпа, и усталость Гермионы - всё это ужасно мешало, но гриффиндорка со всем справилась.
Понравился Драко. Люциуса, конечно, жаль. Попал таки в руки дементоров.
Понравился трепетный танец в поместье Блеков.
Понравился финал фанфика. Неожиданное появление Снейпа и его предложение ухаживать за Гермионой.

Единственно, что не поняла фразы Молли Уизли про Снейпа

Цитата ♥♥♥SNAGER♥♥♥ ()
- Как по мне, так и хорошо, что он помер, - отозвалась миссис Уизли. - Меньше проблем.

Я не думаю, что она бы смогла такое сказать. Она не была членом Ордена, но владела информацией наравне со всеми. И Гарри ей всё рассказал. Вот это кольнуло глаз.

И хотелось бы больше обоснуя, чего Снейп вернулся спустя почти год. Чем занимался, где скрывался? Почему решил прийти? Почему не сделал это раньше?

Автор, спасибо за приятно проведённое время. Может, напишите продолжение с высоким рейтингом? Ну, это так, мечты))


Гермиона (бросая загадочный взгляд на пытающегося ее обнять Снейпа):
- Я говорю вам свое окончательное "может быть"


Сообщение отредактировал Элинор - Вторник, 30.06.2020, 03:23
 
Изолента Дата: Вторник, 30.06.2020, 08:53 | Сообщение # 16
Изолента
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Хорошо. Отлично. Ну, немного резко. Зато - кратко. Но мне категорически не нравится тенденция последних лет, когда Люцика походя, в эпилоге, отправляют к дементорам. Такие хитрожопые обаятельные негодяя должны выкручиваться всегда! В конце - концов, он ни в чём не виноват, его так воспитали!
 
tansha87 Дата: Среда, 01.07.2020, 00:25 | Сообщение # 17
tansha87
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Красивая история с точными героями и добрый к читателям конец) но мне все же чуть-чуть кажется, что Снейп бы не вернулся, несмотря на свое обещание.
 
Leontina Дата: Воскресенье, 05.07.2020, 21:18 | Сообщение # 18
Leontina
Чертовка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Аааа! Автор, это просто чудо что такое! 13wow 13wow 13wow

Огромное спасибо за эту историю. Такое от нее приятное послевкусие осталось. Завязка - класс, развитие сюжета - превосходно, и финал - ну просто огонь! С отсылкой к тому, что уже было. Очень здорово.

И герои такие живые, настоящие. Очень в них верится - и Снейп снейпистый, и Гермиона гермионистая)) Канонные. Для меня фик - прям то что доктор прописал) Сложно сформулировать красиво мои впечатления от него. Могу лишь сказать, что он подарил мне новую порцию вдохновения. А это - дорогого стоит. love_flow4


время - выдумка смертных (с)

 
nadejda Дата: Понедельник, 06.07.2020, 01:00 | Сообщение # 19
nadejda
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
12wow 08thank_you

нау
 
TheFirst Дата: Четверг, 09.07.2020, 19:53 | Сообщение # 20
TheFirst
The One
Статус: Offline
Дополнительная информация
Какое чудо-чудесное я только что прочитала. Каждое слово в этом фике на своём месте. Хочется читать и читать. Спасибо за работу! А в конце просто сплошная романтика. Я чуть не расплакалась от милоты!!!!!

Пиджак парадный

"- Все проблеммы русских девушек в том, что они выросли на сказках о принцессах, феях и любви до гроба...
- Мммм, не знаю. Я выросла на Гарри Поттере." (с)
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Бегство от свободы", автор Чеширра, СС/ГГ, PG, миди (На конкурс ТТП "Snager forever!")
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Просьбы о смене логина
2. "Больше, чем портрет", п...
3. "Исполняя желания", авто...
4. "Свет исчезающего дня", ...
5. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
6. "Директор Хогвартса", ав...
7. Поиск фанфиков ч.3
8. Заявки на открытие тем на форуме &...
9. "Традиционно исключительно&qu...
10. Marisa_Delore
11. "Реквием по мечте", пер....
12. Приколы по ГП
13. Личные звания пользователей-2
14. "Спящая красавица", Magg...
15. "Досадный день, или...",...
16. «Северус Снейп и три...», автор Ma...
17. Стихи от cold
18. "Рождественский побег", ...
19. "Ведьминский переполох",...
20. "Бальное платье", автор ...
1. Blbl[27.01.2023]
2. citrusanita[27.01.2023]
3. snapenimf[27.01.2023]
4. Катаридза[26.01.2023]
5. TinaDins[16.01.2023]
6. System34[16.01.2023]
7. jesus666[15.01.2023]
8. ippudrabix[13.01.2023]
9. travismbix[13.01.2023]
10. Fraurina[09.01.2023]
11. JessicaPinkman[06.01.2023]
12. valeriaelefteriadi[05.01.2023]
13. DubLin[05.01.2023]
14. Sorgin[03.01.2023]
15. xasixasi[01.01.2023]
16. Irena203[01.01.2023]
17. Lylya[01.01.2023]
18. alinagetman1313[28.12.2022]
19. PrincessaOdetta[28.12.2022]
20. JillianDanRev[25.12.2022]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  ireinka, Фелисите, Nelk, ан30, kaileena13, orxidea94, натан, agliamka, Lory, Марси, Vivien, Kombi90, SAndreita, Jane_S, юлали, Anna2012, MaggieSwon, msrsnape, JtanyaS, NikolettaNika, Свет1970, Svetkin1553, Elaine03
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2023
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz