Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Спящая красавица", автор Cheshirra, PG, СС/ГГ, Romance (макси, закончен)
"Спящая красавица", автор Cheshirra, PG, СС/ГГ, Romance
Полынь Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:09 | Сообщение # 1
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Спящая красавица", автор Cheshirra, PG, СС/ГГ, Romance, макси, закончен

Лучший фанфик 2016 года в категории РОМАНС\ЮМОР\ACTION - МАКСИ

3 место


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
Полынь Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:10 | Сообщение # 2
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Спящая красавица
Автор: Cheshirra
Бета/Гамма: как обычно - отсутствует
Пейринг: СС\ГГ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance
Дисклаймер: все права у Джоан (которая Роулинг)
Саммари: она не принцесса, а он - явно не рыцарь. Но... Сказка должна продолжаться!
Предупреждение: Рон не такой уж и плохой парень)
Размер: макси
Статус: закончен
Отношение к критике: с огромным удовольствием приму все тапки - будет потом, чем бросать в ответ


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:27 | Сообщение # 3
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1

- Минерва…
- Северус.
Снейп бросил на старуху гневный взгляд, однако та только пожала плечами, совершенно равнодушная к этой попытке устрашения.
- Ты пятый год отказываешься брать ученика, упирая на их недостаточную квалифицированность… - вообще-то он выражался иначе: тупоголовые болваны, идиоты, дубины… Но Минерва со свойственным ей оптимизмом опять все преуменьшила.
- И на то были все основания. Ни один из них даже не прошел испытания.
- И ты сам приложил к этому немало усилий, – МакГонагалл фыркнула, совершенно по-кошачьи. В последнее время она все больше проводила во втором своем обличье. Снейп пока молчал. – Но теперь ты не можешь просто отмахнуться. Она закончила Академию. Она прошла аттестацию у лучшего зельевара Австралии.
- Сборище тугоумных старикашек у которых при виде мало-мальски симпатичной девицы отмирают последние мозги и Фокс-алкоголик, - зельевар раздраженно отмахнулся и потянулся к бокалу с коньяком. Минерва скептично проследила за этим движением, словно предлагая сравнить его и Фокса. От этого взгляда Снейпу пить расхотелось и он поставил бокал на место.
- И она рекомендована Министерством, Северус.
- Вот ты ей и займись, – огрызнулся он, уже понимая, что битва проиграна. Девчонка нашла-таки лазейку в министерстве и воспользовалась ей, не колеблясь. Иногда он даже был готов поаплодировать ей за настойчивость – столько отказов, а упрямства хоть отбавляй!
- Я не зельевар.
- И хорошо.
- Но я пока еще директор Хогвартса, – ноздри у МакГонагалл гневно раздулись, показывая, что она уже с трудом держит себя в руках. Не то чтобы он ее боялся, однако Минерва смотрела на него тем же взглядом, которым смотрела на подростка-Снейпа, когда тот в очередной раз разнес ее кабинет. Этому было сложно сопротивляться. – И я приказываю тебе взять в ассистенты мисс Грейнджер. Не собираюсь терять так нужного нам преподавателя из-за твоих капризов!
На счет нужности он мог бы поспорить, но не стал – не стоило выводить МакГонагалл из себя. Гораздо проще было создать девчонке такие условия, что она уйдет сама.
Поэтому из директорского кабинета он вышел, мысленно потирая руки. Ха! Они плохо знают Северуса Снейпа, если думают, что какое-то Министерство способно диктовать ему свои условия!
И ему не нужен никакой ассистент. Он вполне справлялся и сам. Хотя, с тех пор как мадам Помфри ушла из Школы, это стало немного (немного!!!) сложнее. Все-таки его специализация – яды, а не целительство. Слава Богам, осталось всего пара недель до каникул – и эти сумасшедшие дети скроются с его глаз на целых два месяца с гаком.
Северус, прикрыв глаза, с удовольствием представил себе пустые коридоры Хогвартса, где под лучами солнца в воздухе медленно, ничем и никем не потревоженные, оседают пылинки. И он, с книжкой и кофе, в блаженной библиотечной тишине…
Хотя, конечно, мадам Пинс никогда не позволит пронести еду в библиотеку.
Пасторальные картинки вылетели из его головы от мощного удара в живот. Снейп вздрогнул, прилагая все усилия, чтобы остаться на месте и опустил глаза на очередного самоубийцу.
- Минус тридцать баллов с Когтеврана за невнимательность и нанесение телесного ущерба преподавателю, МакМиллан… - прошипел он, беря первокурсника за шкирку и убирая со своей дороги его замершую от ужаса тушку.
В дальнейшем пришлось двигаться куда более осторожно – он вошел в зону повышенной опасности, то бишь учебную часть замка. Хотя от этих детей нигде нельзя было скрыться, он ухитрялся передвигаться по потайным ходам так, что большинство скоплений студентов оставалось далеко.
Добравшись до своих комнат, зельевар уже имел в запасе с десяток возможностей для устранения Грейнджер, так неосторожно покусившейся на его вотчину. Лето обещало быть отличным – пара семинаров во Франции, с десяток мастер-классов – и он будет обеспечен деньгами на весь следующий год, даже если МакГонагалл лишит его зарплаты за изгнание девчонки. Впрочем, он рассчитывал избавиться от нее еще до начала учебного года.
Однако Грейнджер в очередной раз испортила его планы, появившись только первого сентября – буквально за два часа до этого зельевар бледнел и зеленел от гнева, выслушивая наставления МакГонагалл:
- Встретишь ее у ворот, проводишь. Комнату ей выделили рядом с твоей, раз уж она все равно простаивает, – в голосе старой кошки послышалось ехидство. Смежные комнаты обычно предоставлялись семьям преподавателей. Один этот намек на собственную неустроенную личную жизнь заставил Снейпа вскипеть от гнева. На месте Грейнжер он уже сейчас развернулся и убрался подальше от замка. – И не смотри так на меня – там есть отдельный вход, – он предпочел бы, чтобы ее поселили где-нибудь в противоположном конце замка. – А затем к восьми часам я жду вас в Большом зале на праздничный обед. И, Северус… Будь с девочкой помягче.
- Обязательно, – улыбка получилась больше похожей на оскал, что заставило МакГонагалл забеспокоиться. Она проводила галантно поклонившегося ей зельевара взглядом до самой двери и только тогда позволила себе вздохнуть. Бедная девочка. И ведь она ее предупреждала – Северус не потерпит конкуренции, тем более – от девушки. Однако Гермиона всегда была упрямой – не отступила она и сейчас.
Впрочем, неизвестно еще, у кого из них лоб крепче.

Гермиона стояла у ворот, мелко вздрагивая от дождевых капель, попадавших за шиворот легкой летней курточки. Огромный чемодан с необходимыми инструментами и ингредиентами для зелий лежал на земле, медленно, но верно погружаясь в грязь. Маленькая сумочка вместе с хозяйкой дрожала в руках. Поначалу она еще держала воздушный зонт, но потом сил на такой расход энергии уже не было, и девушка позволила дождю добраться до своих волос. Те тут же скрутились в колечки, делая ее похожей на болонку. Полчаса назад она еще сокрушалась по этому поводу и костерила Фокса, который никак не хотел ее опускать, что и привело к тому, что Гермиона опоздала на поезд. Пришлось аппарировать в Хогсмид, а оттуда по начавшемуся мелкому дождю добираться до школьных ворот. Закрытых школьных ворот.
Теперь же ведьма только, прищурившись, старалась рассмотреть за косыми линиями воды вход в замок.
Гермиона чихнула и в очередной раз убрала мокрые волосы с лица. Онемевшие пальцы слушались плохо. Утром на совершенно чистом небосклоне светило солнце, градусник предвещал очередной чудесный летний день. Наверное, она слишком давно закончила Хогвартс, раз забыла, что каждое первое сентября дождь тут льет как из ведра.
Мерлин побери, неужели никто так и не выйдет ей навстречу? Хороший прием, ничего не скажешь.
Впрочем, на теплое приветствие она и не рассчитывала – учитывая их отношения со Снейпом.
Наконец, когда час ожидания на ледяном ветру грозил превратиться в два, из замка вышел человек. Гермиона даже с такого расстояния мгновенно узнала зельевара и пожелала провалиться сквозь землю. Она рассчитывала появиться перед ним профессионалом, отменным зельеваром… А появится мокрой синей курицей.

Снейп посмотрел на хмурящееся небо, грозившее вот-вот разразиться дождем и хмыкнул – проклятие первого сентября продолжает держаться, несмотря на старания директоров его развеять. Что ни говори, а Бэлла была горазда на выдумки.
Шрам на его шее в такую погоду всегда то ли ныл, то ли чесался – не больно, конечно, но неприятно, из-за чего зельевар пребывал в отвратительном настроении. А сегодня его дополнил приезд Грейнджер.
Он еще раз глянул на записку МакГонагалл. Девчонка появится не раньше шести.
Ровно в шесть она и объявилась – когда разошедшаяся непогода заставила зельевара даже разжечь огонь в камине. Он увидел ее еще на пути к воротам – одинокая фигурка с огромным чемоданом. Однако встречать сразу мстительно не стал – пусть знает, что здесь ее никто не ждет.
Дождь тем временем разошелся не на шутку и яростно хлестал по стеклам библиотеки. Хотя, зная Грейнджер, для нее не составит особого труда создать воздушный шит, пусть постоит перед воротами.
Спустя час он все-таки заставил себя выйти из Хогвартса – не стоит быть совсем уж извергом. И наткнулся на самое печальное зрелище – девчонка стояла у ворот, вцепившись пальцами в прутья, мокрая до нитки – даже волосы мокрой паклей свисали по бокам бледного лица.
- Мерлинова борода… - прошипел зельевар, невольно ускоряя шаг. Если девица сляжет с простудой в первый же день, МакГонагалл с него шкуру сдерет. Путь к воротам занял немногим больше пяти минут, однако ноги у него промокли насквозь, а подол мантии был весь заляпан грязью. Хорошо хоть, над готовой висел щит, заставляя потоки воды менять траекторию. Однако это слабо помогало – при таком-то ветре.
Грейнджер при виде него отцепила свои скукоженные лапки от ворот и сделала шаг назад, едва не наткнувшись на собственный же чемодан. Губы у нее посинели и тряслись так, что ему даже стало ее жалко. Однако Северус быстро взял себя в руки и, распахнув перед ней одну створку, со всем возможным ехидством улыбнулся:
- Добро пожаловать, мисс Грейнджер, как добрались?
Гермиона одарила его хмурым взглядом и прошла мимо, молча оттеснив зельевара плечом. А Снейп с досадой понял, что роль носильщика досталась ему. Ладно, он это заслужил – хмыкнув, маг взмахнул палочкой, заставляя ее чемодан устремиться следом. Уже в холле ведьма позволила себе, наконец, остановиться – встав поближе к факелу, зашипевшему при ее приближении, она дождалась пока Снейп снимет остатки щита и, покосившись на нее, одним взмахом очистит чемодан. В груди кольнула слабая игла зависти, но была быстро подавлена. Нужно жить с тем, что тебе дано.
- Сп-пас-сибо, – вышло жалко, онемевшие губы отказывались шевелиться.
Северус кинул на нее скептичный взгляд и вздохнул. Кикиморы и то будут симпатичнее.
- Пойдемте, Грейнджер, до ужина осталось полчаса, не собираюсь опаздывать из-за… вас.
В этой паузе содержалось все его мнение о ее упрямстве. Гермиона поплелась следом за магом, поджав губы – дело сделано, она своего добилась, даже если он так и не смирился.
За полчаса они в полнейшем молчании добрались до подземелий и Снейп остановился перед неприметной дверью.
- Ваша комната, – звучало так, будто он привел ее в пыточную камеру. Однако Гермиона была слишком рада возможности, наконец, переодеться в сухое и привести себя в порядок, чтобы обращать на это внимание. Почти счастливая, она дернула ручку. Дверь, однако, не шелохнулась.
Снейп, тем временем, уже скрылся за соседней дверью, бросив ее в пустом коридоре одну. Ведьма растерянно огляделась, еще раз подергала за ручку и раздраженно прикрыла глаза. Ничего не поделаешь, придется оставить пока вещи у Снейпа – МакГонагалл не сказала ей пароля.
Честно говоря, она вообще до этого момента думала, что будет жить в комнатах мадам Помфри. Мысленно пожелав себе удачи, Гермиона схватилась за чемодан и потащила его к соседней двери.

Снейп успел только дойти до столика у камина и протянуть руку к бутылке огневиски – прогулка по такой погоде оставила неприятный холод внутри – как в дверь постучали. Раздраженно дернувшись, зельевар открыл дверь, недоумевая, как девчонка умудрилась так быстро собраться. Она стояла в дверном проеме все еще мокрая, на бледном лице были видны только глаза – золотисто-карие, похожие на цвет ее волос. Или на качественное огневиски – если уж на то пошло.
- Что? – рявкнул он, мечтая, наконец, остаться один и достойно проводить последние тихие минуты. Грейнджер, казалось, побледнела еще больше, но губы упрямо сложились в тонкую ниточку. Черт, она совсем ничего не ест? Лицо как у скелета.
- Дверь не открывается. Директор, видимо, забыла дать мне пароль. Могу я пока оставить вещи у вас? – сказала она со всей доступной ей надменностью. Северус совершил над собой усилие и дал зарок отомстить МакГонагалл. Забыла она, как же. Пытается заставить его показать другой вход в ее комнату. Или в его – это как посмотреть. Скрипнув зубами, он сделал шаг в сторону, открывая дверь пошире.
- Заберете СРАЗУ же, как узнаете пароль, вам ясно?
Гермиона, с усилием волоча за собой огромный чемодан, только кивнула. Дверь за ней захлопнулась, отрезая поток холодного воздуха. В самой комнате было на удивление тепло – камин пылал, похрустывая поленьями. Она позволила себе оглядеться, не обращая внимание на недовольно застывшего у двери зельевара. Небольшая гостиная была довольно уютная – по-мужски уютная: вдоль стен стояли шкафы из темного дерева, до отказа заполненные книгами, между ними затесался письменный стол, впрочем, также заваленный пухлыми томами. Небольшой кожаный диван, на темно-коричневой обивке которого мелькали оранжевые отблески огня и наброшенный сверху темно-зеленый плед. Она с завистью отвела глаза от пледа.
- У вас… Очень уютно.
- Налюбовались? – неласково ответил маг. – Выме…
- Извините, а могу я воспользоваться вашей ванной?
От такой наглости он потерял дар речи. За всю историю своего преподавания Снейп не мог вспомнить ни одного раза, когда он пускал кого-то дальше порога. Девчонка уже умудрилась непостижимым образом оказаться у его дивана, а теперь хочет занять ЕГО ванную?! С шумом втянув воздух для ответной отповеди, после которой она навсегда заречется вообще входить в его комнаты, зельевар открыл рот.
- Я ведь не могу в таком виде появиться в Большом зале, – Гермиона смущенно развела руками, словно предлагая ему полюбоваться делом рук своих. Как бы ни было соблазнительно оставить ее в таком виде, ему пришлось признать ее правоту. МакГонагалл обязательно спросит, почему любимая ученица явилась в таком виде. А там вскроется, что он заставил ее коченеть под дождем целый час. Поэтому Снейп молча прошел мимо девчонки в спальню и ткнул пальцем в дверь на противоположной стене. Гермиона мышкой прошмыгнула мимо него, физически ощущая недовольство зельевара и, лишь закрыв за собой дверь, позволила себе оглядеться.
Никаких черных зеркал или на худой конец держателя для полотенец в виде руки зомби, как они думали, когда учились в Хогвартсе, тут не было. Обычная ванная – бело-серая кафельная плитка, душевая кабина, табурет с полотенцами у круглой раковины и унитаз.
С сожалением отказавшись от душа, Гермиона переоделась в сухую одежду, накинула на себя преподавательскую мантию и попыталась выудить из сумочки расческу. Однако либо она ее все-таки забыла, либо та окончательно сгинула в четвертом измерении – такое уже бывало. Воровато вжав голову в плечи, ведьма открыла шкафчик над раковиной и нашла искомое – маггловская расческа с зубьями в один ряд. С сомнением оглядев сие хлипкое устройство, девушка все-таки начала расчесывать волосы – только слегка и сверху, опасаясь, что сломанную расческу (взятую без спроса) зельевар ей точно не простит.
- Вы там уснули? – раздраженный мужской голос раздался над самым ухом, заставив ее подскочить на месте. Видимо, Снейп так и стоял у дверей. – Начало через десять минут.
Торопливо вернув расческу на место, Гермиона пригладила волосы руками и открыла дверь.
- Я готова.
Снейп критически ее оглядел, особое внимание уделив волосам.
- Почему вы их не высушили? Есть же нормальное закли…
- Я не собираюсь портить волосы магией! – возмущенно отозвалась девушка. Мужчина скептически фыркнул – что, может быть еще хуже? – но промолчал.
Когда они вошли в Большой зал, большинство старшекурсников уже сидело на своих местах – их появление привлекло совершенно ненужное внимание. Гермиона торопливо семенила рядом с зельеваром, ища взглядом МакГонагалл, но та, видимо, была с первокурсниками. Зато остальные преподаватели встретили ее очень тепло, что несколько улучшило настроение. Хагрид так и вовсе наделал своими возгласами много шума и чуть не заехал локтем по носу проходящего мимо Снейпа. Раздраженно зашипев, тот поспешно прошел дальше. Усевшись слева от зельевара – что заставило его поморщиться – она с ожиданием уставилась на закрытые двери Большого зала. Спустя пару минут они распахнулись, представляя им будущих первокурсников. Гермиона с интересом наблюдала за ними, мысленно отмечая дебоширов и гадая на какой факультет они попадут. Иногда она жалела, что сама не попала на Когтевран, но, видимо гордости в ней было больше, чем ума. С удивлением она заметила, что Снейп также внимательно наблюдает за детьми. В этом году их было необычно много – видимо, сказалось закрытие школы в Салеме.
МакГонагалл едва уловимо кивнула ей и водрузила Шляпу на стул. Та начала свою песню. У Гермионы в животе неожиданно громко заурчало и она смущенно прикрыла его рукой.
- Цукатов? – Спраут, сидевшая слева, протянула ей небольшой пакетик. – Сама ужасно голодная. Весь день пришлось наводить порядок в гостиной – Пивз как-то пробрался туда… Берите, Гермиона, берите. Распределение будет длиться не меньше получаса.
Ведьма с благодарностью отсыпала себе разноцветных долек и, надеясь, что делает это незаметно, сунула одну в рот. Рядом послышалось надменное хмыканье Снейпа.
- Только не говорите мне, что сами не голодны, – ничуть не смутившись, фыркнула ведьма.
- Я достаточно хорошо себя контролирую.
- То-то я смотрю, у вас щеки запали.
- На себя посмотрите… - мгновенно повернувшись к ней, зашипел Снейп. – Скелет!
- Северус, нельзя ли потише?! – Гермиона не поняла кому принадлежало раздраженное шиканье, однако они оба замолчали, и, напоследок кинув друг на друга выразительные взгляды, вновь обратили внимание на распределение.
Спустя двадцать долгих минут, за которые Гермиона успела стащить у Спраут почти полпакетика цукатов, распределение завершилось с перевесом гриффиндора в три человека.
- Количество не значит качество, мисс Грейнджер, – заметив ее улыбку бросил зельевар, нацеливаясь вилкой в огромный (по мнению Гермионы) кусок баранины. Сама она положила себе немного курицы и салата из спаржи, за что и заслужила очередной смешок от Снейпа. Очередной перепалке помешала начаться МакГонагалл, как раз занявшая свое место между Спраут и Гермионой. После короткого расспроса о ее путешествии («Да, все хорошо», «Нет, нормально, профессор Снейп меня встретил…») они занялись, наконец, едой.
Вечер, несмотря на недовольного самим ее существованием Снейпа, прошел на редкость хорошо – Гермиона и забыла когда у нее в последний раз было такое хорошее настроение. Пожалуй, с тех пор, как ее бросил Рон (ха-ха, видно, у него такое хобби – бросать ее. Сначала ради Лаванды, потом ради красавицы-блондинки у которой «есть за что подержаться». Видимо, Снейп был такого же мнения о женской красоте, судя по его ироничным взглядам на ее тарелку. Сам он ел много, хотя и без жадности – в отличие от того же Рона, вечно напихивающего куски себе в рот). Буквально за час до очередного расставания Гермиона получила магистерскую степень в Академии магии во Франции и была счастлива до безумия.
Сегодняшнее счастье было более спокойным – и сытым. Ведьма устало откинулась на спинку стула, чувствуя, как начинает клонить в сон. Сказалось долгое стояние под дождем – ее слегка знобило, однако в зале было тепло и мерный гул студенческих голосов постепенно вводил ее в транс.
- Мисс Грейнджер, а вы, случайно, ничего не забыли спросить у Минервы? – вкрадчивый голос Снейпа вывел ее из этой полудремы и Гермиона встряхнулась. Точно. Вряд ли гостеприимство упрямого зельевара распространяется на короткую ночевку на его диване.
МакГонагалл понимающе кивнула и передала ей клочок пергамента.
- Прочитайте и порвите – лучше, если никто из посторонних не будет знать о вашем пароле.
Так она и сделала.
Уже в десятом часу директор дала распоряжение расходиться по комнатам и Снейп умчался к своим первокурсникам. Те смотрели на него со священным ужасом – со временем история о героизме зельевара в борьбе за Победу обрастала все новыми мифическими подробностями. Как, впрочем, и история их троицы. Гермиона проводила взглядом стройные ряды слизеринских первокурсников, вышедших последними, и поднялась.
- Мисс Грейнджер, зайдите ко мне завтра в шесть – нужно будет обсудить ваше обучение, распределить нагрузку… Вместе с профессором Снейпом, естественно, – МакГонагалл из доброй знакомой вновь превратилась в директора, даже очки сухо поблескивали на носу. Девушка кивнула, идя следом за ней к выходу. Спать хотелось неимоверно, однако нужно было еще забрать Косолапсуса. Фокс наверняка весь извелся…

Замок был пуст, хотя и полон отголосков недавнего шума, словно эхо бродивших по его коридорам. Ведьма не торопясь прошла самым длинным путем, с наслаждением вспоминая школьные годы. Вернуться сюда в другом качестве было интересно, но не так… Волнительно? Она, пожалуй, жалела, что в свое время была такой зубрилкой - упустила много интересного.
Уже зайдя в свою комнату (без гостиной, как у Снейпа, зато с камином и огромной двуспальной кроватью) она поняла, что все вещи так и остались у зельевара. Вздохнув, вышла из теплой спальни в коридор.
На ее робкий стук никто не ответил. Видимо, зельевар был все еще со своим факультетом. Пройдясь туда-обратно, Гермиона все-таки ушла к себе. Ладно, заберет все завтра – в конце концов, чемодан ему не мешает, а сумочка так и вовсе.
С сомнением покосившись на часы (не поздновато ли вызывать Фокса?), она все-таки отказалась от этой идеи и, раздевшись, зарылась носом в прохладную подушку. Так, под тихое потрескивание огня в камине, она и заснула.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:44 | Сообщение # 4
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2

Северус вернулся к себе около одиннадцати – обычный инструктаж занял несколько больше времени ввиду обсуждения обязанностей с новым старостой. Мечтая, наконец, добраться до дивана и протянуть ноги к огню, он вошел к себе и тут же обо что-то запнулся, едва не пропахав носом ковер. Сдавленно прошипев невразумительное ругательство, он зажег свет и с негодованием уставился на чемодан Грейнджер, вольготно раскинувшийся посреди его гостиной. Совершенно ЖЕНСКАЯ сумочка повисла на спинке его дивана, придавая комнате феминный оттенок. Внутренне содрогнувшись от отвращения, зельевар двумя пальцами подцепил ЭТО и скинул на чемодан, взмахом палочки придвинутый к стене. Стало немного легче, однако не настолько, чтобы с наслаждением вытянуть ноги к камину и таки пригубить огневиски. Ну, или бренди – раз уж он снова стал ответственным за этих оболтусов.
Подавив искушение распечатать смежную дверь и скинуть все эти манатки прямо ей на голову, он выскочил из комнаты и стукнул кулаком по ее двери.
- Грейнджер!
Боги, как он жалел, что она больше не студентка! Гриффиндор лишился бы как минимум сорока баллов!
Прошла пара минут, пока он, наконец, услышал какой-то шорох и дверь открылась, являя миру заспанную ведьму с обернутой вокруг груди простыней. Однако первым, на что он обратил внимание – выпирающие ключицы. А потом уже перевел взгляд на ее лицо.
- Что такое?
- Я не припомню, чтобы соглашался отдать свою комнату под склад, – чувствуя некоторые угрызения совести за то, что разбудил ее (все-таки он сам больше часа проторчал в гостиной слизерина) уже спокойнее ответил Северус. Гермиона секунду хлопала глазами, видимо, никак не придя в себя ото сна – выглядела она и впрямь уставшей – а затем вздохнула и закрыла дверь. Северус вернулся к себе, с нетерпением ожидая ее прихода.
Грейнджер появилась уже полностью одетая, кинула на него вялый взгляд и вцепилась в ручку чемодана, с натугой его приподнимая.
- Вы бы еще сундук прихватили, – ворчливо отозвался Снейп, косясь на нее и давя в зародыше джентльменские порывы помочь даме. – Есть же левитирующие заклинания, не ведите себя как маггла.
Гермиона как-то странно вздрогнула, окончательно от него отвернулась и молча вышла, громыхая колесиками по каменному полу коридора. Эхо привычно усилило звук, разнося гул во все стороны. Снейп с наслаждением захлопнул за ней дверь и удовлетворенно прикрыл глаза. Пить, однако уже расхотелось – хотелось завалиться спать. Он лениво прошел в ванную, умылся и лег, успев напоследок подумать о ключицах Грейнджер. Не в сексуальном плане – просто из-за ее худобы они напомнили ему тонкие птичьи кости. В итоге ночью приснилось что-то совсем уж несуразное – он стоял на входе в свою лабораторию с твердым намерением не пускать туда Грейнджер, которая шла к нему из глубины темного коридора странной ковыляющей походкой. Губы ее шевелились, словно она хотела что-то сказать и он невольно наклонился к ней. Глаза у девчонки блеснули красным, она вдруг вздыбилась кучей черных перьев, и с громким «Кррак!» щелкнула в его сторону клювом. Снейп проснулся в поту и с гулко бьющимся сердцем.
Ничего удивительного, что утро он встретил в препаршивейшем настроении. Особенно если учесть, что с началом учебного года оно и так редко поднималось до отметки «Приемлемое» - время, когда МакГонагалл решалась попросить антиблошиное зелье, а он любезно делал вид, что оно действительно для ее кота.
В Большом зале он появился первым, раньше даже Филча, который всегда старался завтракать отдельно (чему Снейп был несказанно рад). Пара чашек кофе исправили его настроение до «средней паршивости», поэтому, когда начали подходить все остальные, угроза для них уже миновала. Грейнджер подтянулась одной из последних, явно в хорошем настроении, сцеживая сладкий зевок в руку. Выглядела уже лучше, по крайней мере, без этих мешков под глазами.
- Доброе утро! – звонко поздоровалась она со всеми разом, усаживаясь рядом с ним и придирчиво оглядывая стол. Северус только поморщился и отвернулся.

Гермиона недоуменно вскинула брови его спине, но пожала плечами – мало ли, может Снейп – сова? Или страдает бессонницей? Лично она, разобравшись с чемоданом, тут же заснула и отлично выспалась, проснувшись с твердым намерением исправить отношения с зельеваром в лучшую сторону. Но, видимо, не сегодня – прямая как штык снейповская спина отнюдь не предполагала дружелюбие.
Наконец, когда завтрак уже подошел к концу и откладывать дальше уже было невозможно, она решилась.
- Эмм… Профессор Снейп? – плечи чуть дрогнули, показывая, что он ее слышит. – Мы не могли бы обсудить мои обязанности?
Она тактично промолчала о том, что у него таковые тоже имеются, однако Снейп все прекрасно понял. Кинув злой взгляд на невозмутимую МакГонагалл, он обратил внимание на Грейнджер.
- Ваши обязанности, мисс Грейнджер, прописаны в вашем контракте – уверен, вы его получили, если не сами составляли, – Гермиона покраснела. Да, договор составляла именно она, и Снейп это прекрасно понял.
- Но ваши уроки…
Северус досчитал до десяти и убедил себя, что вопрос вполне закономерен. Однако же любое ее слово – даже самое безобидное, выводило его из себя.
- Я предоставлю вам расписание, – процедил он и поспешно поднялся с места, дабы она не успела закидать его новой порцией вопросов.
Гермиона расстроено проводила его взглядом и вздохнула, не понимая причин такой явной агрессии. Впрочем, Снейп вообще никогда не был ей понятен. Успокоившись этим фактом, она взяла у МакГонагалл ключи от Больничного крыла и направилась туда. В принципе, она могла бы и не брать эту работу – вполне хватило бы учебы. Однако слишком много свободного времени у нее – это лишняя нагрузка на нервы зельевара и она решила свести контакты с ним к необходимому минимуму – урок, задание, урок (через неделю или две) задание… Стажировка была необходима как воздух – ибо без нее даже ее гениальные мозги оставались не у дел и степень профессора оставалась недосягаема. Заграница ей ужасно надоела, родители с успешно восстановленной памятью вернулись в Великобританию и она, решившись, потянулась следом за ними. По несчастливому стечению обстоятельств лучшим зельеваром (и, пожалуй, даже не только в Англии) был Снейп. Слизнорт, конечно, предлагал идти к нему, однако Гермиона его откровенно не переносила. В этом плане Северус Снейп был единственным подходящим вариантом – он вызывал уважение. Зельевар об этом не знал и упорно отказывался. Штук десять ее официальных запросов с циничными ответами лежали у Гермионы в специальной папке. Первые два раза она писала, не очень-то горя желанием у него учиться, последующие – из упрямства. Последний – от безысходности. Кроме Слизнорта и Снейпа никто из предполагаемых кандидатур не был выше нее по уровню. Когда и десятый запрос пришел с отказом, ведьма перешла к решительным действиям и обратилась к МакГонагалл. И заодно – к Гарри. Тот пользовался большим весом в Министерстве и, получив клятвенные уверения в ее полном психическом здоровье, все-таки помог. И вот, она добилась, чего хотела, однако Снейп, загнанный в угол, оказался еще хуже Снейпа-преподавателя.

Северус стремительно вошел в класс и взмахом палочки заставил появиться на доске свое имя. И лишь потом оглядел собравшихся. Слизерин и Гриффиндор – Минерва упорно ставила их вместе, продолжая традицию Дамблдора, хотя это ни к чему хорошему не приводило.
Первокурсники смотрели на него широко открытыми глазами и даже не думали шуметь – его репутация была известна всем. Удовлетворенно хмыкнув, зельевар начал первый урок.
К обеду голова у него раскалывалась, словно по ней лупили бладжером – неизменная реакция на первый день учебы. Мрачный, он сел за стол. Грейнджер где-то носило, хотя так даже лучше.
- Северус, у тебя тут что-то… - Спраут потянулась к нему и цапнула пухлой ручонкой по его плечу. Снейп с возрастающим возмущением увидел рыжеватый длинный волос. Завивающийся длинный волос.
Судя по выражению лица Спраут, голова ее тут же оказалась забита пикантными подробностями – наверное, последняя собака уже знала, что Грейнджер спит у него за стеной.
Самое ужасное, что у него не было нормального объяснения появления волос Грейнджер на его плече. Если только… Если только она не пользовалась его расческой. Она как-то странно пахла, когда он расчесывался утром. Какой-то отдушкой.
Нехорошие подозрения разом оформились в приговор. Однако Грейнджер тут не было – на ее счастье – а Спраут ожидала оправданий. И он ни за что в жизни не признается ей, что она брала его расческу. Один только намек на посещение кого-либо женского пола его ванной и он будет расхлебывать это еще лет десять.
Поэтому Северус решил действовать на опережение и признать все сразу и безоговорочно.
- Это женский волос, Помона. Мисс Грейнджер была так счастлива меня видеть, что кинулась на шею, – голосом, в котором ясно проглядывали картины самого эротического характера, ответил зельевар. Та моргнула, не ожидая такого признания, и медленно, но верно покраснела. Насладившись эффектом, Снейп промокнул губы салфеткой и встал. – Приятного аппетита.
Позади послышалось возмущенное недоверчивое бурчание, что полностью оправдало его ожидания. Однако это не спасло Грейнджер. В библиотеке ее не было – что уже удивительно – в спальне тоже. Логично рассудив, что она уже запустила свои загребущие лапки в медотсек, Северус пошел туда. Ведьма действительно оказалась там – дремала, подперев голову рукой, над списком имеющихся препаратов.
- Я вижу вы так и пышете энтузиазмом, – ядовито заметил зельевар, подходя к ней. Гермиона подскочила, смахнув от неожиданности пергамент и тот, рассыпавшись на отдельные листки, медленно спланировал на пол.
- Вы меня напугали! – попыталась возмутиться она, однако Северус не дал ей такой возможности.
- Видимо, недостаточно, раз вы стали настолько наглы, что посмели воспользоваться моими вещами без разрешения… - под конец его монолог перешел в гневный свист, что несколько испортило впечатление. Проклятое горло отказывалось работать как нужно в самые ответственные моменты. Поэтому Северус продолжать не стал, прожигая девчонку глазами. Та недоуменно вскинула брови.
- Вы о чем?
- О расческе, – отчеканил маг, складывая руки на груди и требовательно уставившись на ведьму. Та виновато, но как-то неубедительно вжала голову в плечи. – А знаете, как я об этом узнал?
Гермиона помотала головой, предполагая, что ответ ей не понравится.
- Помона сняла ваш волос с моего плеча. В Большом зале, – тихо, но угрожающе ответил он.
Гермиона постаралась сохранить невозмутимое лицо, живо представив себе эту картину.
- И что вы ответили? – вопрос вышел полузадушено, от сдерживаемого смеха, однако Снейп этого не заметил. Бросив на нее еще один гневный взгляд, он процедил с заметной долей издевательства.
- Я признался, что вы бросились мне на шею, едва увидели.
И Гермиона не выдержала. Фыркнув от смеха, она испуганно прикрыла рот рукой, однако сдержаться не смогла и сдавленно захихикала. Вид у профессора был такой, словно он готов ее убить.
- Не вижу в этом ничего смешного, мисс Грейнджер! – рявкнул он. – Никто, повторяю, никто не может пользоваться моими вещами без разрешения! Вам ясно?
- Да, – кое-как справившись с рвущимся наружу смехом, Гермиона кивнула. – Простите, просто я, видимо, забыла свою расческу, а приходить на праздничный ужин с таким гнездом…
- Вы могли бы попросить, – процедил все еще злой Снейп. Гермиона представила выражение его лица на такой вопрос и скривилась.
- И вы бы разрешили?
- Нет, – отрезал маг, взмахом палочки поднимая с пола листы. – Что это за пометки?
- А, это я для себя, – смутилась ведьма, потянувшись за листами, однако Северус не выпускал их из рук. – Чтобы посмотреть в библиотеке…
- Вы не найдете этих зелий в библиотеке, они – мое собственное изобретение, – отозвался Снейп. – Я дам вам инструкции.
- Я бы хотела посмотреть рецепт, – тихо, но твердо перебила девушка. – Не могу использовать зелье, состав которого не известен.
Северус поморщился. Как была Всезнайкой, так и осталась – слишком дотошная для своих лет. И слишком умная – что тоже не комплимент.
- Создание новых зелий входит в ваше обучение. Вот с них и начнем. По-порядку. Посмотрим, сможете ли вы создать нечто похожее, – предвкушая ее мучения, маг чуть улыбнулся. Девчонка не справится и с первым, а это – законный повод от нее избавиться.
Однако Гермиона только кивнула, губы сразу сжались в ниточку, в глазах – отсутствующее выражение. Видно, уже начала прикидывать примерный состав. Пожалуй, чтобы все не было так уж легко…
- Даю вам подсказку, мисс Грейнджер… - вкрадчиво, так, что ей сразу стало понятно, что эта подсказка только усложнит дело, добавил зельевар – Все ингредиенты можно найти в окрестностях - в Запретном лесу в том числе. Заодно и посмотрим как вы сильны в подготовке составляющих.
Гермиона вскинула на него глаза, в которых он с удивлением заметил испуг – впрочем, только секундный. Затем ее лицо словно закаменело и всякое выражение с него исчезло словно по волшебству. Несколько удивленный такой реакцией, Северус подозрительно сощурил глаза. Однако девчонка уже взяла себя в руки, твердо кивнув.
- Хорошо.
- Встречаемся через две недели. Посмотрим ваш результат, – бросил он напоследок, направляясь к выходу. – И, раз уж вы теперь школьная медсестра, готовить лекарственные зелья будете сами. Я думаю, не нужно объяснять, где лаборатория?

Едва он ушел, Гермиона опустила голову на сложенные на столе руки и выдохнула. Да, пожалуй, с работой она погорячилась. Две недели теперь казались очень небольшим сроком – с учетом того, что ей нужно было еще собирать ингредиенты.

В шесть часов они встретились возле входа в директорский кабинет - пришли с разных концов коридора, смерили друг друга неприязненными взглядами. Северус, вздохнув, посторонился, пропуская вперед Гермиону. Та не очень уверенно прошла мимо, удивленная такой галантностью. Снейп мрачно поднимался позади ведьмы, сам не понимая, зачем это сделал. Он собирался сделать ее жизнь ужасной, однако вместо этого только немного ее усложнил. И вот теперь еще двери открывает. Может, сразу на руках ее носить?!
МакГонагалл спустилась к ним из личной совятни, держа в руках объемный конверт, мельком глянула, как Гермиона, дождавшись пока сядет зельевар, садится на самый дальний от него стул и прошла к столу.
- Северус, Гермиона… Рада видеть вас.
- Я полагаю, ты вызвала нас не для того, чтобы полюбоваться, – холодно отозвался Снейп, откидываясь в кресле и закидывая ноги на соседний стул. Гермиона только покачала головой – а домовикам потом обивку перетягивать!
- Я не страдаю старческой сентиментальностью, – Минерва достала из шкафа пухлую папку и, порывшись в ней, раздала им обоим по листу.
Гермиона с подозрением уставилась на свой. Тот был девственно пуст.
- Для отчета по каждому проведенному занятию, – сухо пояснила директор. – И не смотрите так, раз уж мисс Грейнджер решила действовать через Министерство, вам придется смириться с горой бумажной работы.
- Уверен, мисс Грейнджер была к этому готова, – ядовито отозвался Снейп, демонстративно скомкав пергамент и метко забросив его в магическое пламя. Гермиона проводила его завистливым взглядом, однако свой лист с обреченной аккуратностью засунула в сумку.
- И мне заодно будет спокойней, – многозначительно глядя на Снейпа добавила Минерва. Тот только презрительно фыркнул – ничего незаконного или откровенно жестокого он не делал, а отправлять взрослого, сильного мага в Запретный лес не было преступлением.
На этом аудиенция была окончена, Снейп наконец-то ушел, оставив Гермиону наедине с директором. Минерва дождалась пока его шаги затихнут и повернулась к девушке.
- Гермиона, ты уверена в том, что делаешь?
Ведьма только устало запустила руки в волосы. Сегодня ей почти не пришлось применять магию, потому что вызов через камин и так отнимет много сил, но она все же не была уверена, что справится даже с этим. Если бы не недавняя аппарация…
- И я вовсе не имею ввиду твое решение проходить стажировку в школе магии при почти полной к ней неспособности, – отрезала Минерва, раздраженно вставая. – Северус может…
- Поэтому я и выбрала зельеварение – без «глупых помахиваний волшебной палочкой», – пожала плечами Гермиона, в который раз повторяя одно и то же. – А профессор Снейп… Не могу же я вечно оглядываться назад? Что сделано, то сделано, магия ко мне не вернется, а я научилась жить с тем, что есть. Профессора Снейпа это больше не касается.
- Но ты могла бы хотя бы рассказать ему… - Минерва сказала это только потому, что промолчать не сумела. Решение Гермионы ее не устраивало, но и сделать она ничего не могла.
- Вы поэтому поселили меня рядом с ним? – прозорливо отметила девушка. – Профессор… Вы не считаете, что с него хватит притянутых за уши долгов? Он ни в чем не виноват – я сама все решила, сама составляла заклинание. И только моя вина в том, что я не продумала все до конца. И если вам все еще хочется заполучить меня в Хогвартс на постоянной основе, я очень вас прошу и дальше ни о чем не упоминать при Северусе Снейпе. Давайте просто забудем о том, что было.
- Хорошо, – устало согласилась Минерва. Иногда Гермиона удивляла. Девочка, для которой магия была всем и которая в один миг почти полностью ее лишилась – тогда она ожидала чего угодно, только не смирения. Однако Гермиона поступила именно так, научившись жить, экономя каждую унцию собственных магических остатков, более того, сумела очень многого добиться в магическом мире. И при этом, пожалуй, только она да Гарри с Роном знали о том, что девочка практически сквиб. – Но… Давай ты пока не будешь переселяться? Кто знает, может быть, если Северус будет рядом…
- Магия не вирус, профессор МакГонагалл, – фыркнула Гермиона, вставая. – Она не передается воздушно-капельным путем!
- Когда-то я думала, что и душу от тела отделить невозможно, однако Реддл с этим отлично справился, – проворчала Минерва, провожая свою бывшую ученицу до двери – Поэтому не лишай меня надежды. И себя тоже.
- Дело не в надежде, а в бесполезных действиях, – поморщилась Гермиона, выходя и становясь на первую из движущихся ступенек. – Но, если вам так будет лучше…
- Будет.
- Хорошо. До свидания, директор.
- До свидания… - пробормотала Минерва, закрывая дверь.

Гермиона, задумчиво закусив губу, уселась на ближайший подоконник и уставилась в окно. Она думала, это будет просто – спустя пять лет, вернуться в Хогвартс. Тогда-то она отсюда сбежала без оглядки, слишком напуганная происходящим, слишком разбитая, чтобы выносить чужие жалостливые взгляды. Сразу после Победы Хогвартс просто звенел от магии – а ей было больно даже пальцем пошевелить. Она чувствовала себя так, будто ей без наркоза отрезали ногу. Только вот эта боль была повсюду – каждой клеточкой тела она ощущала пустоту. И сбежала, как только почувствовала первые признаки злобы. Они не виноваты, что могут колдовать. И Снейп не виноват тем более – никто не знал, что так выйдет.
Первые полгода она помнила плохо – ходила, лежала, ела, если было что поесть, спала, если ничего не было. Гарри и Рон ходили за ней по пятам, терпеливо вынося ее нападки и истерики. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не Молли. Гермиона не хотела никого видеть – даже друзья старались лишний раз не попадаться ей на глаза, однако мама Рона, несмотря на все их предупреждения однажды утром (а, может быть днем или ночью – тогда для нее все слилось в сплошную серость) не пришла к ней и, уперев руки в бока, не сказала:
- И что, ты собираешься просидеть так остаток жизни? Словно жалкая глупая курица?
Гермиона медленно подняла на нее глаза, чувствуя где-то глубоко в душе отголоски знакомой раньше обиды. Она не жалкая! И тем более не глупая!
- Ты вызываешь жалость, Гермиона, – повторила Молли. – Хочешь, чтобы тебя жалели? Где твои хваленые мозги? Ушли вместе с магией? Не можешь махать палочкой - найди что-нибудь другое! Жизнь на этом не заканчивается!
И, закончив на этом свою тираду, женщина выплыла из ее комнаты. Ведьма осталась одна, растерянно смотря ей в след. Впервые кто-то не жалел ее, не отводил глаза, а ожидал большего, чем угрюмое затворничество.
Вскоре она спустилась вниз, где на кухне сидели Гарри, Рон и Молли. Женщина невозмутимо предложила:
- Супчика?
- Да, пожалуйста, – с облегчением согласилась Гермиона, узнавая прежнюю Молли.
На следующий день она впервые с возвращения из Хогвартса открыла чемодан и взяла в руки запылившиеся учебники. Предметов, не требующих применения магии, оказалось неожиданно много – руны, прорицания, уход за магическими существами, зельеварение…
Взгляд остановился на учебнике по зельеварению.
«Здесь вы не увидите глупых помахиваний волшебной палочкой…»
С тех пор прошло пять лет, а она до сих пор каждый день повторяет эту фразу. Как жаль, что на первом курсе они не оценили случайно высказанной Снейпом мудрости. Тогда бы, может быть, они не так зациклились на магии, потеряв себя.
Удар колокола, призывающий на ужин, заставил ведьму вздрогнуть и очнуться от размышлений. Она встряхнулась, сбрасывая эти воспоминания – незачем. Все давно позади, да и у нее все хорошо.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:45 | Сообщение # 5
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3

Северус запер двери кабинета за последним из отбывавших наказание первокурсником (все-таки они смогли его удивить за столько лет, заработав взыскание на теоретическом занятии) и, предвкушая, наконец, открытую книгу и чашку кофе, отправился к себе. Первая неделя занятий прошла привычно ужасно – разве что без дуэлей обошлось. МакГонагалл, словно сторожевой пес следила за каждым его шагом, Снейп же демонстративно игнорировал Грейнджер, впрочем, та не стремилась к общению, будучи слишком сосредоточена на чтении очередного медицинского талмуда, притаскивая их даже в Большой зал. Он косился, но молчал – если ее не интересует его задание, тем лучше.
С комфортом расположившись на диване, Северус протянул руку к графину и, чуть сощурив глаза, проследил, как льется янтарная жидкость в бокал.
- Конец недели! – провозгласил он и поднес бокал ко рту.
- Мррряааау! – мерзкий, гнусавый мяв заставил его выплюнуть уже пригубленную амброзию обратно.
- Что?!
- Мррряв! – огромный рыжий котяра с приплюснутой, словно по ней заехали кирпичом, мордой, сидел на его столе, уставившись на Снейпа желтыми глазами. – Мряя?
- Какого Мерлина?! – разъярился зельевар, подскакивая с места и кидаясь к животному. Однако кот за шкирку быть схваченным не желал и активно воспротивился, полоснув мага по руке пятью больше похожими на маленькие кинжалы когтями.
- Ссскотина! – прошипел Снейп, все-таки ухватив его поперек волосатой тушки и прижав к боку. – Откуда ты тут взялся?
Вместо ответа кот вцепился в него всеми четырьмя лапами и, зашипев на уровне ультразвука, завершающе цапнул за пальцы и, таким образом освободившись, уселся напротив одного из шкафов. С минуту они сверлили друг друга глазами, заново оценивая противника. А затем кот взял и прошел сквозь его шкаф.
Снейп закрыл глаза и снова открыл, убедившись, что ему не показалось. Затем взял палочку и проверил. Проход в комнату Грейнджер был запечатан, однако же, это подобие кота совершенно определенно прошло именно в него.
Ладно…
Рывком распахнув свою дверь, он стукнул кулаком в соседнюю.
- Гр-р-рейнджер!!!

- Киииса…. – Гермиона заискивающе похлопала по кровати рукой, держа в другой стянутую со стола отбивную. – Глотик, ну где ты?
Однако кота совершенно определенно в комнате не было. Только что он сидел на полу, наблюдая за ней чуть прищуренными хитрыми глазами, а вот его уже нет.
- Кот или комната? – размышляя, что из них страннее, она вздохнула и положила отбивную в стоявшую на полу чашку. Ладно, Живоглот никогда не был обычным. Это скорее она была его домашним животным.
Стук в дверь застал ее на полпути к ванной.
- Грейнджер!
Раздраженный голос Снейпа она узнала бы из тысячи. Недоумевая, что опять случилось, Гермиона открыла. Сказать, что зельевар был зол – значит, ничего не сказать. Лицо его было белее обычного, ноздри трепетали от гнева. Оттеснив ее плечом, он ворвался в комнату и резко остановился. Гермиона, удивленно развернувшаяся следом, ткнулась носом ему в спину.
- Что это?!
Проследив за пальцем мага, она увидела Живоглота, сосредоточенно поглощающего отбивную.
- Глотик! – радостно воскликнула ведьма, хватая кота и прижимая к себе. Тот довольно заурчал, не переставая, впрочем, жевать – кусок отбивной болтался в зубах. Желтые глаза с превосходством следили за Снейпом. Зельевар зло сощурился.
- Это ваш кот?
- Да, а что такое? – нахмурилась Гермиона, запуская руки в густую шерсть книззла.
Северус открыл рот дабы высказать свое к нему отношение, но осекся. Сказать про кота – сказать про дверь. Сказать про дверь – дать этой девчонке доступ в свои комнаты.
- Ничего! Держите эту тварь подальше от меня! – рявкнул он и поспешно вышел, дабы удивленно вскинувшая брови девчонка ничего не успела спросить. Чувствовал он себя на редкость по-идиотски и, что бесило в особенности, Грейнджер это отлично видела.
Оказавшись, наконец, в своих комнатах, зельевар встал напротив зачарованного прохода и с сомнением его оглядел. Идея передвинуть шкаф сразу отпала – он сам еще в первые годы деканства намертво приклеил всю мебель к своим местам, впечатленный проклятием одного из недовольных студентов, заговорившего его ковер так, что попытался его придушить. Ковер Снейп испепелил.
Теперь он уже жалел о своей прошлой поспешности.
- Мряяа? – мяв раздался словно издалека, однако маг не сомневался, что проклятая тварь сейчас сидит с той стороны прохода и прикидывает, не навестить ли его во второй раз.
- Только попробуй, – мрачно предупредил зельевар. – Станешь ковриком у камина.
Судя по тому, что набега не последовало, кот отлично понимал человеческую речь.
С чувством выполненного долга зельевар отправился спать – никакого желания слушать кошачьи вопли под ухом у него не было.
Не то чтобы он не любил кошек. Их просто не было в его жизни – к обоюдному удовольствию. Снейпа вполне устраивало отсутствие шерсти на любых (вертикальных или горизонтальных) поверхностях, специфического запаха и – главное – чувства, что ему нужно о ком-то заботиться.
Хотя это, с позволения сказать, существо, и не оставляло даже надежды на последнее.
По тем же причинам зельевар не терпел в своем жилище женщин – волосы, духи и вечное нытье «ты меня не любишь!». Помнится, был у него однажды такой опыт – правда, не как декана, а как обычного преподавателя. Тогда он решил доказать Дамблдору, что его вечные укоры «Вспомни, Северус, о Лили!» больше не действуют и привел девицу, с которой к тому времени спал уже больше года. Как любовница она его полностью устраивала – пара встреч в неделю, комната без окон и свечей, запах розового масла и тихие стоны в его плечо. И он наивно предполагал, что так будет и дальше. О, как же он ошибался! Вечная косметика в ванной, волосы и расчески по всей спальне, разбросанная одежда и неизменное «Ну поговори со мной!». А он не хотел разговаривать – он хотел свернуть ей шею и посидеть в тишине и покое.
И вот теперь все повторялось – Грейнджер, хотя и за соседней дверью, но уже умудрилась оставить у него свои волосы, а роль «ты меня не любишь!» отлично исполнял кот. Исключение составлял разве что запах – духами она, видимо не пользовалась, и ему доставляло какое-то странное удовольствие, находясь рядом с ней, чувствовать аромат ее волос, впитавших запахи трав.
Впрочем, это ее не оправдывало.
Снейп раздраженно взбил подушку и перевернулся на другой бок. Каким образом его мысли вообще свернули в этом направлении?

Гермиона приложила ухо к двери и прислушалась. В коридоре было тихо. Снейп, видимо, ушел. Недоуменно пожав плечами, она повернулась к Живоглоту.
- Что это с ним?
Кот сидел напротив разделяющей ее и комнату Снейпа стены и разглядывал ее с выжидающим интересом.
- Мряя?
- Полностью с тобой согласна, – пробормотала девушка – Кто его знает?
В субботу утром, когда солнце еще только всходило над замком, она вышла на улицу и направилась к избушке Хагрида. Тот уже ждал ее, клык с щенячьей радостью бросился к ведьме, собираясь ее обслюнявить, но та ловко отпихнула пса в сторону.
- Фу! Клык! – Хагрид поспешно сделал поводок (целый канат) короче. – Привет, Гермиона! Чего это тебя в лес потянуло?
- Да нужно пару травок найти, – улыбнулась она, подставляя лицо солнцу. – А одной идти не хотелось, вот и подумала, что ты будешь рад.
- А то ж! – лесничий двинулся вперед. – Я, почитай, каждый день тут бываю – Кентавры в последнее время что-то шалят – кажись, их капитана в недавнюю бурю обвалившимся деревом убило, так пока вожака нет…
Гермиона с беспокойством огляделась по сторонам. Хагрид – недоучка и она, с почти бесполезной палочкой в кармане.
Однако лес был тих – и постепенно Гермиона отвлеклась от мыслей о его опасности, увлекшись сбором ингредиентов. Хагрид был поблизости, а он уже не первый год служит лесничим…
- Хагрид? – ведьма настороженно подняла голову, спохватившись, что стало как-то слишком тихо. Полувеликана нигде не было, хотя она не смогла бы сказать в какой момент перестала слышать его шаги или голос – слишком увлеклась, перестав замечать что происходит вокруг. – Отлично.
Если с ней что-нибудь случится, Снейп никогда больше не воспримет ее серьезно.
Раздраженно отряхиваясь, Гермиона поднялась с колен и огляделась. Вот тут шла она – полоса примятой травы тянулась из-за деревьев, однако следов лесничего нигде не было. Опасаясь кричать, ведьма двинулась обратно, стараясь не сходить с протоптанной тропы и на всякий случай держа палочку наготове. Конечно, она мало на что способна, но на два-три боевых заклинания ее хватит.
Однако драгоценную магию пришлось потратить не на оборону, а на поиск замка – не хотелось бы окончательно потеряться в лесу. Определившись с направлением, Гермиона немного успокоилась и решила потратить еще некоторое время на сбор ингредиентов для задания Снейпа – глупо уходить с почти пустыми руками, если опасности пока никакой нет.
До вечера она успела собрать почти все и, с сожалением покосившись на темнеющее над деревьями небо, пошла назад. Наверняка Хагрид увлекся очередной опасной живностью и совершенно забыл про нее.
- Грейнджер!!! – голос Снейпа разнесся по лесу, заставив всех его обитателей затихнуть. Гермиона вжала голову в плечи. Ну вот. Поспешно двинувшись на голос, она вскоре столкнулась с зельеваром - тот стоял, прислонившись к дереву, губы кривились в какой-то горькой усмешке, темный взгляд словно смотрел сквозь нее.
- Я все знаю.
Гермиона попятилась, с ужасом смотря, как Снейп вытаскивает из кармана палочку и наставляет на нее.
- НЕТ!!!

Мерзкий кот дождался пока Снейп уйдет спать и мстительно потерся обо все, обо что только можно было потереться в его гостиной – по крайней мере, именно такое впечатление сложилось у зельевара, когда он утром туда зашел. Рыжая шерсть разве что клочьями не летала.
- Кис-кис… - не очень веря в успех, зверским голосом позвал Северус, намереваясь открутить коту голову. А заодно и Грейнджер и МакГонагалл – за что, что вообще втравила его в эту историю.
Рыжее чудовище, однако, не откликнулось – вероятно, оно уловило какие-то маньяческие нотки в голосе зельевара.
Грейнджер на стук в дверь тоже не ответила. В Большом зале ее не было, в Больничном крыле или библиотеке – тоже. На обеде она также не появилась. Снейп к тому времени уже несколько остыл и потому за обедом только пожал плечами, глядя на пустующее место бывшей студентки.
- Где Гермиона, Северус? – МакГонагалл кидавшая беспокойные взгляды в его сторону, наконец, не выдержала и подсела на место девчонки.
Он одарил ее выразительным взглядом, как бы говоря: «Это ты меня спрашиваешь?»
- Не здесь. Это радует, не правда ли?
Директор с минуту изучающе смотрела на него, отчего у мага окончательно пропал аппетит.
- Разве она так тебе мешает? До сих пор я замечаю только плюсы – ты наконец-то занялся своими исследованиями, да и в Больничном крыле никогда не любил работать, – Северус возвел глаза к потолку. Дело было не в плюсах. Однако не признаваться же ей, что он не может справиться с каким-то котом?! Или выветрить запах из расчески – честно говоря, Снейп думал, что это его галлюцинации – этот запах, ее запах, преследовал его повсюду.
- Если все это так хорошо, взяла бы ее к себе. Помнится, у Грейнджер было гораздо больше способностей к трансфигурации, чем зельеварению.
Минерва как-то потемнела лицом, заставив Снейпа впервые задуматься о том, что эти двое что-то скрывают. А затем, словно открыв новый смысл в его словах, ехидно улыбнулась.
- Не знала, что ты помнишь, какой она была в Школе.
Еще бы он не помнил – она же училась вместе с Поттером. Их троицу он до гроба не забудет. Впрочем, и сама Грейнджер выделялась слишком сильно, чтобы ее можно было забыть – самая надоедливая студентка за все время его преподавания. Обычно Северусу удавалось внушить студентам страх к своей персоне еще на первом занятии – и этой детской травмы вполне хватало на все годы обучения. Однако с Грейнджер все с самого начала пошло не так. Несмотря на все его старания, она его не боялась – ни на первом курсе, ни на последнем, неизменно следя за ним своими огромными глазами. Каждый раз, заходя в класс, где сидела она, зельевар мысленно готовился к сотне вопросов и постоянному преследующему взгляду. Не помогли даже оскорбления – она по-прежнему не боялась, хотя смотреть перестала, жажда познания сменилась равнодушием, словно он ее разочаровал. Кто же знал, что эта прививка со временем выветрится?!
- Вы же все время только о ней и говорили, – равнодушно фыркнул он, наливая себе кофе. – Грейнджер то, Грейнджер это… - В учительскую нельзя было зайти, чтобы не услышать ее фамилию.
- Как будто ты часто туда заходил.
- Именно поэтому я этого и не делал, – отрезал Снейп и встал из-за стола. – И, прошу, не начинай все сначала. Она больше не студентка, твои похвалы ничем ей не помогут.
Удовлетворенно оглядев возмущенно хватающую ртом воздух МакГонагалл, зельевар ушел к себе. Нужно было написать статью в «Вестник зельеварения», пока кто-нибудь другой не занял его страницу – а то однажды проснешься, а какой-нибудь зельеваришко уже критикует твои работы, пользуясь тем, что никто о тебе уже не помнит.
Однако мысль о Грейнджер, видимо, все же засела у него в подкорке, потому что он то и дело прислушивался – не хлопнет ли ее дверь? Дверь не хлопала – девчонка не появлялась, зато материализовался кот. Протиснулся через магическую преграду, с сомнением посмотрел на Снейпа и подошел двери, выжидательно уставившись своими желтыми глазами. Взгляд этот напоминал взгляд его хозяйки – до оскорблений, естественно. Настойчивый и внимательный, пробирающий до костей, от которого ты, сам того не понимая, начинаешь стараться сделать больше, чем хотел.
- Живоглот? – вопросительно осведомился Снейп, припоминая, как Грейнджер звала свое чудовище. Кот моргнул, но с места не сдвинулся.
Северус пожал плечами – не запихивать же его обратно в комнату девчонки? И подошел к дверям.
- Выметайся.
Книззл и впрямь вышел. Снейп захлопнул дверь. Если эта тварь хоть чуть-чуть похожа на Грейнджер, то в Школе не заблудится.
- Мряяяя! – это было больше похоже на крик павлина, чем на кошачье «Мяу» - по крайней мере, по степени отвратительности. – Мряяяяаааа! – Гнусаво и въедливо.
- Убью, – пообещал зельевар, распахивая дверь. Кот сидел в двух шагах и при его появлении вскочил на все четыре лапы, выжидательно уставившись на Снейпа. – Чего тебе надо? Иди ищи свою… хххозяйку.
- Мря?
Мерлин побери, если кто-нибудь увидит его, покорно следующим за котом, от репутации не останется и следа. Благо время было довольно позднее – не отбой, но близко к тому – и студенты разбрелись по своим гостиным. Единственным человеком, с которым столкнулся зельевар (и одновременно тем, с кем ему меньше всего хотелось сталкиваться) оказалась спешащая навстречу МакГонагалл.
- Это Живоглот? – обеспокоено осведомилась она, едва увидев их. Северус обреченно кивнул. – Почему он с тобой? Ты нашел Гермиону?
- К какой стати я вообще должен ее искать? – возмутился Снейп. – Прекрати над ней трястись, может, она аппарировала в город – вернется к началу недели.
- И оставила кота?
Это и впрямь было странно - он бы на ее месте оставил книззла где-нибудь в лесу и замел следы.
- Когда ты видел ее последний раз? – вздохнула Минерва, ускоряя шаг. Теперь они шли за котом уже вдвоем, что все больше напоминало бред.
- Вчера за ужином, – отозвался маг. Животное вывело их на улицу и прямым ходом почесало к Запретному лесу. – Ну, предлагаешь идти за ним туда? Может, он мышей ловить пошел. Или птиц. Мне скакать за этой рыжей тварью по деревьям?
- Она бы не отправилась в город, – слишком уверенно ответила МакГонагалл, словно и не заметив сарказма. – В замке ее нет.
Снейп остановился, осененный нехорошей идеей. Кот Грейнджер. Запретный лес. Его задание. Пазл сложился в голове, выдав очень неприятную картинку.
- Она могла пойти в лес за ингредиентами.
МакГонагалл побледнела, схватившись за его плечо, и уставилась полными ужаса глазами.
- Одна?!
Не понимая столь бурной реакции, зельевар вздернул одну бровь, отступая на шаг.
- А что, я должен был ходить за ней по пятам? Минерва, она взрослый маг, прекрасно обученный боевым заклинаниям…
Однако директор только замотала головой и бросилась вслед за котом. Весьма резво для своего возраста, однако Снейп мог идти следом быстрым шагом, злой и отказывающийся что-либо понимать.
- Может, объяснишь, наконец, почему мы ведем себя словно две няньки? – зло спросил он, когда МакГонагалл слишком устала, чтобы идти достаточно быстро и остановилась, тяжело опираясь на дерево. Однако директор только одарила его не менее злобным взглядом.
- Зря я… Позволила ей… Вернуться…. Знала же… Что ничем хорошим…
- Минерва… - ласково, но оттого не менее зверски позвал Снейп. Шею и плечи у него свело судорогой от попыток взять себя в руки и вытрясти из директора всю информацию силой. – Или ты расскажешь все сейчас, или…
- Я расскажу, если девочка останется жива, – отмахнулась МакГонагалл и двинулась дальше.
К удивлению Снейпа, полагавшего, что кот просто издевается (однако же мрачно идущего следом), тот привел их к небольшой прогалине. В темноте сложно было разглядеть подробности, однако там на земле определенно виднелось что-то темное. Нехорошие предчувствия, заглушаемые все это время, разом выплеснулись наружу. Снейп поднял палочку.
- Люмос Максима!
Одновременно со светом, разогнавшим тьму на несколько метров вокруг, МакГонагалл кинулась вперед.
- Гермиона!
Зельевар шагнул следом. Девчонка лежала на боку, странно подвернув под себя руку, палочка лежала рядом. Когда Минерва, упав на колени, приподняла ее за плечи, голова у заучки безвольно откинулась назад.
- Что с ней?
Беглый осмотр показал разбитую голову и сломанную руку – не самые страшные повреждения, однако же неизвестно еще сколько она так пролежала. Решительно отодвинув МакГонагалл, Северус взмахнул палочкой, поднимая девчонку в воздух.
- Идем уже, я не могу ее тут осматривать! – зло бросил он и двинулся в сторону Хогвартса. Впрочем, вскоре Грейнджер пришлось взять на руки – маневрировать среди деревьев с безвольным телом за спиной оказалось слишком сложно. МакГонагалл шагала рядом с совершенно белым лицом, однако ничего не говорила – и хорошо, потому что он и так уже был достаточно на себя зол.
Уже у замка Гермиона слабо застонала, подавая первые признаки жизни, но увидела его и снова отключилась.
Что за?..
- Северус, пожалуйста, аккуратнее…
- Минерва… - тоном «А не пойти ли тебе на…» оборвал он, укладывая Грейнджер на койку в больничном крыле. – Принеси мне лучше настойку Фаленопсиса. А ты откуда взялся?!
Кот вспрыгнул на кровать и урча, словно трактор попытался забраться к девчонке на живот, однако Снейп одним движением сбросил его на пол.
- Брысь отсюда! Где настойка? Отлично.
Выхватив у директора флакон, Северус поднес его к носу Грейнджер и резко надавил на грудную клетку. Та выдохнула, рефлекторно сделала вдох и тут же закашлялась, хотя и слабо – но ему и этого было достаточно. Зельевар хлопнул ее по щеке и заставил посмотреть себе в глаза:
- Глаз не закрывать, дышать ровно, молчать. Минерва, кроветворное.
- Вы.. Знаете, – Гермионе явно было сложно выполнить все три указания, но нарушила она только одно, неровно дыша и смотря на него мутными глазами. Снейп поморщился, забирая у молчаливой МакГонагалл очередное зелье и, аккуратно обхватив Грейнджер за шею – так, чтобы не задеть рану на голове – сунул его ей.
- Пейте, – ладно, пусть лучше говорит, больше вероятность, что опять не потеряет сознание. - Я много чего знаю, Грейнджер, о чем говорите вы?
Однако девчонка вместо ответа медленно перевела взгляд на Минерву.
- Я ничего не говорила, – открестилась МакГонагалл, окончательно уверив его в подозрениях, что эти двое что-то скрывают. Что-то, что ему определенно не понравится. Однако сейчас не время выяснять правду.
- Грейнджер, посмотрите на меня. Ну? – Северус повернул ее лицом к себе, обхватив пальцами за подбородок. – Видите?
- Да, – слабое, настолько слабое, что он едва расслышал. Взгляд у нее расфокусировался, глаза закрылись. Черт.
- Минерва, принеси таз с водой, губку и ножницы.
Та молча кинулась в кладовую. Отлично, хоть кто-то из них слушается. Гермиона дышала хоть и слабо, но ровно, что несколько успокоило зельевара. Он пробно щелкнул ножницами, примериваясь к гнезду на голове Грейнджер – волосы слиплись в колтун из крови, земли и мусора.
Методично срезав волосы вокруг раны на голове, он удалил из нее остатки мусора и обработал, только после этого позволив капнуть на рану заживляющего.
Когда порез затянулся, МакГонагалл вздохнула с ощутимым облегчением.
- Рука. Минерва, костерост.
Она должна была уже очнуться, но по-прежнему лежала без сознания. Недовольно цыкнув, Северус срезал рукав с кофты Гермионы и резким четким движением палочки вправил кость, радуясь, что Грейнджер без сознания. Причинять ей дополнительную боль это не то, чего ему хотелось.
Однако Гермиона очнулась сама – одновременно с сухим щелчком вставшей на место кости. Широко распахнутыми глазами уставилась на него, открывая и закрывая рот как выброшенная на берег рыба. Лучше бы он не смотрел ей в глаза – совершенно необоснованное чувство вины едва не придушило его. Одновременно с очнувшейся девчонкой взвыл книззл, тут же вцепившись зубами Снейпу в ногу. Тот тоже взвыл – уже от гнева и боли, сбрасывая с себя рыжую скотину.
- Минерва, убери эту тварь, пока я не убил ее!
МакГонагалл поспешно, пока он не привел свою угрозу в действие, подхватила кота и выкинула за дверь.
Зельевар заставил Гермиону выпить костерост и проследил, чтобы она проглотила все. Девчонка молча выполнила требование, тут же обессилено откинувшись на подушку. Да, приложило ее не слабо.
- Что-нибудь, кроме головы, болит? – не дожидаясь вялого качания головой, Северус аккуратно прощупал ее ребра, чувствуя, как девушка напряглась при одном его прикосновении. С каких пор она начала его бояться? – Я не чудовище, мисс Грейнджер, прекратите трястись – она и впрямь начала трястись, видимо, сказывалось переохлаждение. Он накрыл ее одеялом и скептически оглядел, прикидывая, может ли девчонка выдержать еще и допрос, но Гермиона выглядела слишком жалко.
- С вами мы поговорим позже.
МакГонагалл оправилась уже настолько, чтобы сделать вид, будто ничего не случилось и лишь беспокойные взгляды, которыми она награждала свою подопечную, говорили об обратном.
Едва они вышли за дверь, очутившись в темном, освещаемом лишь парой светильников коридоре, Северус прислонился к стене спиной и, сложив руки на груди, выжидающе уставился на Минерву.
- Ну? Я жду объяснений.
- Не понимаю о чем ты, - в неверном слабом свете лицо старой кошки казалось морщинистым, словно сушеное яблоко, однако это не зародило в нем ни капли жалости.
- Если уж врешь, то хотя бы делай это достоверно, – поморщился зельевар. – Ты чуть в обморок не упала, когда узнала, что Грейнджер в лесу. Носишься с ней как с ребенком. Да еще эти странные маггловские выходки девчонки. Минерва, ты ведь понимаешь, что я все равно все узнаю?
От его тихого, но угрожающего вопроса она попятилась.
- Тебе это не понравится.
- Мне уже давно это не нравится, – отрезал Снейп. – Рассказывай.
Женщина вздохнула, огляделась, словно только сейчас понимая где она находится и предложила:
- Пойдем ко мне в кабинет.
Северус возвел глаза к потолку, но пошел следом – если уж ей так легче. Оказавшись в своих владениях, МакГонагалл подошла к креслу и тяжело в него упала.
Он оперся на каминную полку, совершенно не расположенный к сидению на одном месте.
- Не оттягивай время.
Минерва закрыла глаза и сжала пальцами виски.
- Это день не задался с самого утра. Ладно… Думаю, Гермиона… Поймет меня. Я всегда считала, что ты должен знать, как никак…
У него было такое ощущение, словно он попал в маггловский сериал и сейчас ему скажут, что десять лет назад у них с Грейнджер была ночь страсти, итогом которой стал ребенок. Передернувшись от отвращения, зельевар выжидающе склонил голову.
- Это она спасла тебя. Когда Нагайна…
- Я помню Нагайну, – оборвал Северус. – Но при чем тут Грейнджер?
- Она с Поттером и Уизли наткнулись на тебя.
- Ты не сказала ничего нового.
- Тогда ты мог бы и сам обо всем догадаться.
- О чем? – рявкнул Северус, теряя терпение. – Минерва, я очнулся в Мунго, а последнее, что помню – как отдавал воспоминания Поттеру! Все это время я полагал, что они просто послали за помощью…
- Ты умер, Северус.
Он уставился на нее, как на сумасшедшую, однако МакГонагалл была серьезна.
- Северус, ты умер. И Гермиона вернула тебя к жизни.
- Это невозможно, – она несет бред. Лишь один маг сумел вернуться к жизни, да и тот снова мертв. – Тем более – для студентки!
Комната у него перед глазами странно качнулась и пришлось сделать усилие, чтобы вернуть себе ясность мыслей.
- Она сделала это, - МакГонагалл сочувствующе поджала губы, явно сама пережила нечто похожее, когда узнала. - Сама… Сама создала заклинание.
- Создание новых заклинаний занимает годы! – предчувствие чего-то ужасного набатом било в голове. – Она не могла…
- Северус, ты достаточно хорошо ее знаешь, чтобы не сомневаться в моих словах! – МакГонагалл встала и нервно заходила по кабинету. – Она сделала это, хотя и не совсем так… Так, как нужно. Были последствия.
- Последствия? - в горле пересохло, он все-таки сел, подавшись вперед и напряженно следя за старухой. Мало того, что он, оказывается, должен девчонке, так еще и виноват в… последствиях.
- Она не подумала о магии, – Минерва отвернулась к окну, хотя ему бы очень хотелось видеть сейчас выражение ее лица. – Она использовала обряд, который применяют при венчании…
- ВЕНЧАНИИ?! – Похоже, голос он все же сорвал.
- ДА, – тоном, говорящим, что это не то, о чем он должен сейчас думать, перебила Минерва. – Он объединяет две души, дает им власть друг над другом. Однако вы не были обручены, а без этого…
- Без этого магия сочла нас противниками, – закончил за нее Северус, начиная понимать что к чему. – И я, как более сильный, забрал ее магию. Вылез с того света за ее счет.
- Да.
Секунду он сидел на одном месте, осознавая что натворил – или она натворила? – а затем резким движением опрокинул оказавшийся поблизости чайный столик.
- Идиотка!!!
Минерва смотрела на него с жалостью, обхватив себя за плечи.
- Северус…
- И вы скрывали это… Пять лет?! – Мерлин побери, он не был так зол с тех пор, как узнал о пророчестве. Чувство беспомощного гнева перекрывало горло. – Пять лет?
- Она заставила меня пообещать! – МакГонагалл дернулась от его крика. – Что я могла, по-твоему, сделать?
- Рассказать? – язвительно ответил он, запуская руку в ее заначку над камином и выуживая оттуда бутылку бренди. Грейнджер его спасла? Он забрал ее магию? – Да я же… Я жизнь ей испортил! Мерлин…
- Северус…
- Помолчи, – устало попросил маг, примериваясь к бутылке, однако затем с сожалением от нее отказался. Сейчас ему не помешает ясная голова. - Я забрал у нее всю магию? Всю?
- Осталось не так уж много, как понимаешь, – Минерва тоже села, наблюдая за ним с сочувствием. – Точно не для трансфигурации.
- Но почему она мне не сказала?! – это просто не укладывалось в голове.
МакГонагалл в ответ только пожала плечами. Она и сама задавала этот вопрос, но Гермиона считала правду бесполезной.
- Ей так было легче, наверное. И тебе тоже.
Как будто он когда-нибудь выбирал более легкий путь.
- Северус?
- Что? – хотелось послать к Мерлину в задницу и Минерву и собственные мозги. Ведь чувствовал же – что-то не так. Он стал сильнее, магия его изменилась, но на что только не закроешь глаза ради вожделенного спокойствия.
- Она хотела как лучше.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:46 | Сообщение # 6
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 4

Лучше, как же! – думал он, стремительно шагая по коридорам – Лучше, что девчонка стала почти сквибом? У нее были сотни, тысячи возможностей добиться таких высот, о которых Северус и мечтать не смел, и все это забрал он! Ничего не скажешь, герой. Дамблдор бы уж точно не упустил возможности сыграть на чувстве его вины.
Однако у Больничного крыла Снейп неожиданно даже для себя в нерешительности остановился. Там, за дверями, лежала девочка, которая ради него пожертвовала своим будущим. Мерлин, никто в его жизни этого не делал. Не было таких людей, даже среди самых близких. А она видела его только на занятиях и все равно…
Мигом вспомнились все брошенные ей в лицо оскорбления и он возненавидел себя еще больше. И ее – одновременно. Разве он этого хотел? Разве просил?!
Дверь открылась, Гермиона сидела на кровати, смотря прямо ему в глаза – словно уже знала, что он там.
Чувство, словно его сканируют, опять посетило зельевара, но он позволил ей это, так же изучающе смотря в ответ. На самом деле, он только сейчас действительно ее видел. До сих пор образ Гермионы Грейнджер ограничивался сведениями, необходимыми для ее обучения – умна, назойлива, горда, упряма. Разве что глаза ее он помнил – с самого первого курса они его преследовали повсюду. Светло-карие, почти желтые, внимательные и неожиданно много о ней говорящие. Оказывается, у нее красивые волосы – были, до того, как он почти сбрил ей полголовы.
Зельевар виновато сглотнул. Она его спасла, а он превратил ее в чучело.
Острый подбородок, худое лицо, тонкие руки поверх покрывала – рваную кофту все же сняла, оставшись в майке. Кости тоже тонкие, почти просвечивают сквозь белую кожу. Слишком бледная – возможно, из-за кровопотери.
- Она вам все рассказала? – голос чуть хриплый, пустивший мурашки у него по телу. Надо бы ей дать бодроперцовое – а то свалится с простудой, вон уже болезненный румянец на скулах.
Как, как теперь все исправить?
Голос внезапно пропал и он просто кивнул, захлопнул за собой дверь и сел на стул у ее кровати. Гермиона подтянула колени к груди и положила на них подбородок, наблюдая за ним исподлобья. Вид у зельевара был растерянный и виноватый, что ей совсем не понравилось.
- Прекратите на меня так смотреть, будто я уже покойница, – раздраженно попросила она. МакГонагалл права – приехать в Хогвартс было глупой идеей. – Со мной все в порядке.
- Я вижу, – коротко заметил Снейп, продолжая ее рассматривать. Под его странным взглядом Гермионе стало неуютно.
- Я имею ввиду вообще, – пояснила она, заворачиваясь в одеяло, как в кокон – все-таки простыла. – Со мной все хорошо.
Однако Северус был другого мнения, сморщившись от ее слов.
- Не порите чушь, Грейнджер. В плане магии вы слабее котенка.
- Зато мозги мои никуда не делись, как и способность варить отличные зелья, – заносчиво ответила она, повторяя слова Молли.
- Но могли бы сделать гораздо больше! – она бы стала отличным трансфигуратором, намного лучше МакГонагалл…
Гермиона передернула плечами.
- Зачем? – растерянный вопрос заставил ее повернуть голову. Снейп сидел, смотря прямо на нее – слегка вскинутые брови, разведенные в стороны ладони, непонимание в глазах. Ведьма пожала плечами.
- Чтобы вы жили.
- Но вам-то это зачем?!
- Потому что вы умирали! – Гермиона даже разозлилась на его непонимание. Что за странные вопросы, как можно не попытаться спасти человека?! – Я должна была сделать хоть что-нибудь! И обряд показался мне хорошей идеей.
Ему захотелось закрыть лицо руками и никогда больше не учить детей.
- Я учил вас предугадывать последствия, учил думать на два шага вперед, неужели все это прошло даром, Грейнджер?
Она секунду ошарашено смотрела на него, а потом возмущенно фыркнула:
- Уж простите, что не сверилась с конспектами. Как-то под рукой не оказалось.
Снейп никак не среагировал, видно, думал уже о другом.
- Почему вы мне сразу не сказали? – точно. Гермиона пожала плечами, пряча глаза.
- Я подумала, раз все равно ничего не изменить… Не хотела, чтобы вы чувствовали себя виноватым.
У него вырвался нервный смешок. Какая-то девчонка заботится о том, чтобы «он не чувствовал себя виноватым!»
- Это я должен был защищать вас все это время, мисс Грейнджер! Я.
- О, Мерлин! – Гермиона даже руками всплеснула. – Вот почему я ничего не сказала! Вы сразу… Сразу чувствуете свою ответственность, хотя виновата во всем одна я! И винить тут кроме меня некого!
Крик ее вымотал, ведьма оперлась на стену, закрыв глаза и стараясь дышать глубже, пытаясь прогнать тошноту. В больничном крыле воцарилась тишина, нарушаемая лишь тиканьем настенных часов.
- Давайте просто забудем об этом. Прошло пять лет, все давно в прошлом. У меня все хорошо, у вас тоже. Если хотите, я могу уехать – наверное, так будет лучше…
- Даже не думайте, – рыкнул Снейп. Если только она уедет – он никогда больше не сможет ее найти. Не сможет исправить. – Мы придумаем что-нибудь.
- Прошло пять лет, – напомнила Гермиона.
- Я в курсе.
Не желая уступать, они прожгли друг друга упрямыми взглядами. Гермиона сдалась первой, голова ее слишком болела, чтобы сейчас бороться со Снейпом. Вздохнув, она кивнула.
- Хорошо, мы попробуем. Хотя можете мне поверить, я перепробовала все возможные варианты.
- Значит, мы попробуем невозможные, – отрезал Северус вставая. – С постели не вставать, гостей не принимать. И кстати, что с вами случилось?
Гермиона опустила глаза, не желая признаваться, что столкновение с боггартом закончилось для нее так плачевно.
- Я оступилась.
- Прекрасно. Неуклюжий зельевар, – прокомментировал он и вышел. Ведьма наконец-то позволила себе лечь и закрыть глаза, проваливаясь в темноту. Ужасный день.
Дождавшись, пока Снейп уйдет, Живоглот выскользнул из-под кровати и, мурлыкая, словно стая котов, вместе взятых, улегся у нее под боком. Гермиона, улыбнувшись, зарылась пальцами ему в шерсть. Защитник.

Пламя камина едва не лизало ему ноги, но Северус Снейп и не подумал отодвинуться. Может, с его смертью магия к ней и вернется?
Однако тогда все ее жертвы были бы бесполезны. Как она могла решиться на такое – спасти его ценой собственной магии? Зачем она сделала это, Мерлин ее побери? Отдала самое драгоценное, что только можно отдать и ради чего? Пяти лет добровольного изгнания, череды его ничем не обоснованных отказов? Что ему стоило согласиться? Но нет, он не хотел ее видеть и дело было даже не в том, что зельевар отчаялся уже найти достойного ученика. Дело было в ней. Гермиона Грейнджер вызывала в нем странное опасение – с того момента, как он впервые увидел ее прямой взгляд.
Предчувствие его не обмануло – опасения оправдались. Она не принесла ему ничего хорошего.
На секунду он даже пожалел, что уступил МакГонагалл и взял ее в ассистенты. Но затем встряхнулся, избавляясь от этого малодушия. Ему-то конечно было бы лучше, а ей?
Девчонка просто сама еще не понимает, с чем связалась. Обряд венчания был – хоть и не закончен, неужели она не знает как действует на двоих заключение магического союза?
О нет, знает наверняка – слишком умна для такой глупой ошибки…И все же решилась на это, а вместо благодарности получила существование сквиба.
Если бы тогда она довела обряд до конца…
Снейп ощутимо передернулся. Быть женатым на Грейнджер не было частью даже самых страшных его кошмаров. Однако это могло бы оставить ей магию – хоть и загубило бы жизни обоих.
Впрочем, говорить о его жизни и вовсе не приходится – у него долг перед ней, долг, который не окупишь простым «спасибо»…
Ранним утром он, так и не сомкнув глаз за всю ночь, распахнул двери Больничного крыла. Грейнджер, сонно сощурившись, уставилась на него.
- Что случилось?
- Скажите мне, мисс Грейнджер… - предельно спокойно начал Северус, опасаясь очередной перепалки. Тогда она точно ничего ему не расскажет. – Почему вы не закончили обряд?
Гермиона поморгала, проверяя, не чудится ли ей это. Рассвет только занимался, а Северус Снейп уже требует от нее ответов, которые она и сама-то узнала не так давно. Ведьма проследила взглядом за зельеваром – тот подошел к столу, где МакГонагалл вчера оставила все необходимое и, взяв кроветворное и укрепляющее зелья, подошел к ней.
- Вы так говорите, будто я заранее знала, чем все закончится, – буркнула она, залпом выпивая содержимое обоих флаконов.
- Предполагаю.
Гермиона окончательно проснулась, удивленно-недоверчиво рассматривая мага.
- Мне было семнадцать! О чем вы?! – наконец, отмерла она. – Мерлин, да я выпалила первое пришедшее на ум заклинание, да еще и изменила его!
- Подозрительно верное заклинание, – зельевар иронично приподнял бровь, показывая, что слабо в это верит. Ведьма уже гневно всплеснула руками.
- Я была на свадьбе Билла и Флер. Видела, как они проходили обряд. Вот и все мои сведения о магических брачных узах. Когда мы увидели вас… - она сглотнула, заново вспоминая эту картину. Она, наверное, никогда не забудет его, лежащего в луже крови и свое отчаяние от невозможности спасти человека. – Я вспомнила это заклинание. Вы… Вы не понимаете, времени не было – вы умирали, а я так…Так растерялась, ляпнула первое, что пришло в голову.
- То есть вы применили заклинание, выдрали его из контекста, изменили даже не зная, к чему это приведет? – нехорошо уточнил Снейп. Гермиона растерянно кивнула. – Вы идиотка.
- Не за что.
Предупреждающе кинув на нее раздраженный взгляд, Северус дошел до окна и повернул обратно. И снова. И снова. Гермиона наблюдала за ним молча, а он все никак не мог принять, что она сунулась за ним на тот свет, даже не зная к чему это приведет. Наконец, это бесцельное хождение ему надоело – все равно уже ничего не изменить, она не задумываясь отдала все, что имела, он не может сейчас не ответить. Остановившись напротив Грейнджер, зельевар в последний раз скептически ее оглядел и вздохнул.
- Выходите за меня, Гермиона?
Хорошо, что она сидела. Стены волнообразно качнулись, а затем единственным, что она четко видела, остался Снейп. Напряженный взгляд, устремленный прямо на нее, отбивал и намек на шутку, но его слова не оставляли надежды на что-то иное. Не дождавшись пояснений, Гермиона не выдержала и нервно хихикнула, тут же подавившись смешком от гневно сощурившихся глаз. До нее, наконец, стало доходить, что он предельно серьезен.
- Нет! – это свое изумленно-испуганное «нет» она запомнит надолго, так громко оно прозвучало.

Если бы не серьезность ситуации, он бы, наверное, рассмеялся – настолько она была оглушена этим предложением. Глаза удивленно расширились, даже рот приоткрылся. Однако зрачки почти заполнили радужку – от светло-карего остался только узкий ободок. Северус с удивлением понял, что она испугалась и безжалостно подавил уже знакомое чувство опустошения. В прошлый раз он делал предложение по любви, в этот – по необходимости, однако ответ все равно одинаков. И выражение лица – тоже. Но в этот раз он добьется своего.
Гермиона, чувствуя, как помимо воли краснеет, неловко встала. Ситуация была абсурдна, однако же по маске невозмутимости, словно опечатавшей лицо зельевара, она поняла, что все-таки его задела. Мерлин, ну почему?
- Мисс Грейнджер, вы же понимаете, что это единственно возможное решение? – следя за ней взглядом, уточнил Северус. Девчонка встала, явно смущенная, как-то виновато смотря на него. И все же соглашаться не собиралась, упрямо скрестив руки на груди.
- Это вообще не решение, – отрезала она. - Пять лет назад я перечитала все, что только можно о магическом браке. Он имеет смысл, только если двое любят друг друга…
Не сдержавшись, он фыркнул.
- Любят? Мисс Грейнджер, оглянитесь! Чистокровные семьи почти никогда не заключают браки по любви! Своих детей они связывают еще при рождении!
- Но я-то не младенец! – воскликнула Гермиона. – И вы тоже! Мерлин, да это же абсурд! – Не в силах стоять на одном месте, она заметалась по палате вспугнутой пчелой.
- Зато к вам вернется магия, – резонно заметил Северус. Она кинула на него раздраженный взгляд.
- Такой ценой?
- Вы не задумывались о цене, когда спасали меня. Что же теперь мешает?
- Потому что теперь я знаю о ней заранее! – возмутилась ведьма – Мы же будем связаны до конца жизни!
Зельевар пожал плечами.
- Пара встреч в неделю, чтобы держать в норме магический… и физический баланс. Не так уж страшно, как вам кажется. Вы ведь уже должны были ощутить на себе все последствия отдельного существования, я только не понимаю как вы с ними справляетесь…
Ей казалось это страшным, что она и не замедлила сообщить, проигнорировав вторую часть фразы.
- Пара встреч в неделю и до конца жизни – невозможность вступить в брак или родить ребенка!
- Вы не хуже меня знаете, что эти запреты можно обойти, – невозмутимо ответил Снейп, усаживаясь на ее кровать. Гермиона продолжала метаться по палате, кидая алчные взгляды на входную дверь. Однако входить никто не собирался, а в одной ночнушке она далеко не уйдет. Он с каким-то удовлетворенным удивлением рассматривал силуэт ее тела, очерченного тонкой тканью – худая, но гибкая и легкая. – Брак, заключенный в маггловском суде не менее законен, а суррогатное материнство еще никто не отменял.
Гермиона, открыв рот уставилась на него. А потом разразилась гневно-возмущенной тирадой, бурно жестикулируя:
- Суррогатное материнство? В магическом мире? Да кто на это согласится? И потом, вы о себе подумали? О своих детях?
- У меня нет детей.
- Но могут быть! А если мы поженимся – их никогда не будет, неужели вы об этом не пожалеете?
Он искренне сомневался в том, что когда-нибудь женится (точнее, что какая-нибудь гипотетическая детородная женщина согласится за него выйти), а еще больше в том – что у него будут дети. До сих пор их вполне хватало и в школе.
- Мисс Грейнджер, мне почти пятьдесят, я слишком стар для брака, а для детей тем более, – и, поспешно, потому что на ее лице появилось какое-то смущенное выражение, добавил – Не потому что я не могу их иметь. Я просто не хочу!
- Но вдруг захотите? – она растерянно пожала плечами, останавливаясь возле него. – Что тогда? Я… Я не хочу вдруг оказаться между вами и женщиной, которую вы когда-нибудь полюбите. Подумайте, мы жили отдельно целых пять лет и со мной все в порядке, я здорова. Это возможно, пока брак не заключен по всем правилам, я читала!

Читала она! Северус едва не фыркнул. Ей просто не с чем было сравнивать, раз она считает это пятилетнее существование нормальной жизнью! Такая связь не действует сразу, она высасывает силы постепенно…
Однако Снейп не успел ничего сказать – в Больничное крыло ворвалась Спраут с ребенком на руках.
- Гермиона!
Та мигом кинулась к ним, принимая первокурсника на руки, перетащила его на кушетку, слушая сбивчивые объяснения преподавательницы. Зельевар с минуту раздосадовано наблюдал за ними, затем не выдержал и, рывком встав, подошел.
- Я справлюсь, мисс Грейнджер.
- Что? – она растерянно посмотрела на него, явно вообще забыв о существовании Северуса Снейпа. Он красноречиво перевел взгляд вниз – на ее ночнушку, под которой явно вырисовывались напряженные соски – холодный воздух из коридора проник вместе со Спраут. Пунцово покраснев, ведьма умчалась за ширму, подхватив с тумбочки свою одежду. К моменту ее возвращения он уже разобрался с первокурсником и теперь упорно игнорировал не желавшую уходить Спраут, которая с любезной, но оттого не менее ехидной улыбкой интересовалась целью его визита столь ранним утром.
Дождавшись появления смущенной Грейнджер, он ушел, оставив ее на растерзание вместо себя. Воскресное утро началось неожиданно рано – и не то чтобы очень приятно, поэтому настроение у него было паршивое. Снейп прошелся по коридорам в поисках нарушителей, зашел в лабораторию, чтобы обнаружить там, что труд двух бессонных ночей ни к чему не привел и эксперимент вновь придется повторять и затем обнаружил себя идущим в сторону Больничного крыла.
Раздраженный этим фактом, он свернул в Большой зал – хотя обычно завтрак игнорировал. Сидевшая за полупустым столом МакГонагалл одарила его удивленным взглядом, однако ничего не сказала. Грейнджер снова покраснела, едва не уткнувшись носом в тарелку. Его это позабавило.
- Вы подумали, Гермиона? – несмотря на все ее доводы, он все же считал свой план верным. Жениться он не собирается, детей заводить тем более, а для нее это возможность вновь вести полноценную жизнь. Все в итоге выигрывают.
Однако Гермиона, видимо, так не думала. Еще больше уткнувшись в тарелку, она проигнорировала его вопрос и вскоре сбежала. Следующие три дня он наблюдал поразительную увертливость с ее стороны – в Большой зал она приходила только когда он уже уходил, на стук в дверь принципиально не открывала. Сначала он усмехался, прекрасно понимая, что она пытается избежать разговора, затем разозлился. В конце-то концов, он же не какой-нибудь маньяк! Ему хочется этого не больше нее.
МакГонагалл, заметив их напряженные отношения, привязалась к нему с вопросами.
- Ты же не обвинил во всем ее?
Снейп прорычал ругательство – на счастье старухи слишком тихо – и встал. Педсовет закончился, все разошлись и ему тоже определенно пора. Однако Минерва взмахом палочки захлопнула дверь перед его носом.
- Минерва… - как можно терпеливее начал он.
- Ты так и сделал, да? Поэтому она прячется от тебя по закоулкам?
- Я что, похож на чудовище? – возмутился Северус, смирившись с тем, что она не выпустит его, пока не узнает все дословно. Не применять же на старую кошку боевую магию?
- Тогда в чем дело? – директор вышла из-за стола и подошла к нему. – Северус?
- Я предложил ей единственный вариант, при котором она может получить свою магию обратно, – поморщился он. – Она отказалась.
Минерва заставила себя сохранить невозмутимое выражение лица, хотя вид смущенного и злого Снейпа определенно вызывал у нее улыбку. И – совсем каплю – сочувствия. Потому что она могла себе представить предложение выйти замуж в его исполнении.
- А… Э… Северус, а КАК ты это сделал? – наконец, решилась Минерва.
- Как будто ты об этом не думала, – Снейп фыркнул. – Если бы девчонка вышла за меня – все проблемы были бы решены…
- Не уверена.
- Что значит – не уверена? – недовольно переспросил он, по горло сытый недоговорками.
- Сам подумай, – МакГонагалл вздохнула и каким-то материнским жестом потрепала его по плечу. Его от такой фамильярности передернуло, однако затевать очередную лекцию о вторжении в личное пространство было не время. - Все ее документы автоматически сменят инициалы. Каждая собака будет знать, что Гермиона замужем за тобой.
Да уж, перспектива была не самая приятная, однако это не казалось ему слишком большой ценой за возвращение ее магии.
- Северус, никто и никогда не решится отбить у тебя жену, – догадавшись, что он так ничего и не понял, открытым текстом высказала Минерва. - Даже фиктивную.
Он не признался бы в этом даже самому себе, но данный факт его порадовал. Между ними не было связи, кроме магической, но сам факт того, что Гермиона практически принадлежит ему вызывал в нем собственнический инстинкт.
Одновременно с этим пришлось признать, что Гермиона была права, отказываясь выходить за него. А это значит – придется искать другой путь.
- Северус? – внимательно наблюдавшая за ним Минеева тронула зельевара за плечо. Он хмуро покосился на нее из-за плеча, считая аудиенцию оконченной.
- Что?
- Просто будь рядом. Она и так одинока.
А что ему еще оставалось?

Едва Спраут вышла, Гермиона уселась на стул и опустила голову на руки. Мерлин великий! Она все это время шастала тут в одной ночнушке, а он даже ничего не сказал! Конечно, после столь неожиданного начала беседы, об одежде она и не вспомнила. Замуж! Северус Снейп позвал ее замуж?!
Не сдержавшись, ведьма нервно захихикала, что вскоре перешло в истеричный смех. Помнится, когда-то это было самыми желанными словами в ее жизни – курса до пятого, когда мозги возобладали над чувствами и она не научилась отличать восхищение талантом от любви к человеку. Произошло это не без помощи самого Снейпа, который оскорблениями заставил ее разочароваться в своей персоне.
И вот теперь судьба, видимо, решила сыграть с ней злую шутку. Предложение есть, а любви нет – впрочем, с его стороны тоже.
Она в который раз пожалела о своем приезде сюда. И надо бы уехать, но МакГонагалл взяла с нее слово отработать полгода – до каникул, когда у нее будет время подыскать замену. Поэтому Гермиона, не желая встречаться с зельеваром, воспользовалась всеми своими возможностями, чтобы этого не делать.
Это было, конечно, глупо – и по-детски – но она ничего не могла с собой поделать. Снейп в качестве ее мужа – что может быть абсурднее? И, тем не менее, эта перспектива была им озвучена, что означало предельную серьезность зельевара.
Теперь она не могла даже смотреть в его сторону, чтобы не испытать отчаянного желания провалиться сквозь землю. Да, сбежала тогда она из-за собственной злости, однако не вернулась только потому, что не хотела выглядеть очередной обузой в глазах зельевара. Она не знала его, однако отданные воспоминания дали ей некоторое представление о том, кем был Северус Снейп на самом деле. И он совершенно точно не хотел быть никому должным.
- Стоять, – Снейп неожиданно вышел из тени – хотя у Гермионы было такое ощущение, что он просто соткался из нее – и перегородил ей дорогу. Ведьма покосилась на такую близкую дверь своей спальни и вздохнула, поднимая глаза на зельевара. – Мисс Грейнджер, напомните мне, какой срок я давал вам на создание моего зелья?
Тот факт, что он не заговорил вновь о замужестве, ее несказанно обрадовал. Однако вопрос означал…
- Вы все еще хотите меня обучать? – недоверчиво спросила она. Снейп скривил губы.
- Не хочу, Грейнджер. Но буду. Вы приготовили зелье?
Гермиона закусила губу и опустила глаза.
- Нет. Я думала…
Северус мысленно отметил, что такая – скромная и виноватая – Гермиона его почему-то настораживает. Когда он видел ее такой в прошлый раз, из его личных запасов пропала шкурка Бумсланга.
- Плохо думали, Грейнджер. Ингредиенты можете взять у меня, начнете прямо сейчас. Ясно?
Она только и смогла, что кивнуть, слишком удивленная этим благодушием. Подозрительно уставившись вслед уходящему зельевару, девушка чуть улыбнулась. Он позволил пользоваться своей кладовой? Значит ли это, что он решил забыть о том, что произошло пять лет назад?


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:47 | Сообщение # 7
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 5

Спустя три недели она входила в лабораторию зельевара уже без того внутреннего страха, какой владел ей почти месяц назад. Снейп стоял над столом и на ее появление среагировал лишь кивком, не отрываясь от наблюдения за побулькивавшим зельем.
- Мне кажется, или вы добавили туда что-то еще?
- Розмарин, – гордясь собой, уточнила ведьма, подходя ближе. – В изначальном варианте студенты предпочитали еще неделю ходить на четырех лапах, чем это выпить.
Сказала и едва не зажмурилась от ужаса, осознав подтекст своих слов. Это все равно, что прямо сказать Снейпу: «Ваше зелье бесполезно, даже будь оно трижды гениальным, если от одного его запаха слезятся глаза!».
Северус втянул носом воздух и досчитал до десяти. «Быть рядом» с Грейнджер оказалось вовсе не так тяжело, как он предполагал, но и не так хорошо, как надеялся. С одной стороны – столь хорошего ученика у него никогда не было. С другой – она явно не была покорной марионеткой, то и дело норовя влезть со своими комментариями, а то и спорами. Снейп, с презрением относившийся ко всей этой «бутафории» вроде духов, отдушек и подсластителей неизменно наталкивался на стойкое человеколюбие Гермионы, желавшей непременно сделать лечение не только эффективным, но и приятным. И то, что периодически (как сейчас, например) это не приводило к ухудшению результата, было просто чудом (по его мнению).
Он в очередной раз напомнил себе ради чего он вообще взялся ее учить (а не изгнать со своей территории) и выдохнул.
- Нечего с этими идиотами сюсюкать, мисс Грейнджер. Ваше дело – вылечить их, а не устроить внеплановые каникулы на больничной койке!
- Ну, если уж им все равно придется пролежать у меня пару дней… - пожала плечами нахалка и уверенно направилась к кладовой. Снейп воззрился ей вслед с немым раздражением, но вечером, уже лежа в кровати, не мог не признать, что восхищается этой ее стороной. На ее месте любой бы обозлился на весь мир – и больше всего на него самого! И он до сих пор с трудом верил в то, что Гермиона не злится.
Раньше в ней всегда можно было заметить некоторую заносчивость – талантливая, умная, разве можно тут не загордиться? С тех пор, как магия ее покинула, вечно вздернутый нос сменила выверенная на практике уверенность и, как ни странно, терпение. Она стала гораздо более спокойно относиться к неудачным экспериментам студентов, чем это было в школе.
Не то чтобы она совсем лишилась своего высокомерия, но теперь оно было более… локально.
Что, впрочем, тоже доставляло свои неприятности.
Он поначалу, не зная как себя вести с этой незнакомой ему Гермионой-без-магии, попытался было все магические воздействия делать за нее, но быстро понял, что им обоим это неприятно. Он каждый раз чувствовал себя дураком на побегушках, Гермиона злилась, либо смотрела с искренним недоумением, не понимая что на него нашло. В конце концов он понял, что при жизни в магическом мире она научилась удивительно ловко справляться практически со всем без применения магии.
- Профессор Снейп? – он натолкнулся на удивленный взгляд Гермионы и, встряхнувшись, посмотрел на подсунутую ему тетрадь с записями. Стройные ряды формул имели в себе лишь один недостаток – их было слишком много.
- Что это? – брезгливо спросил он, замечая на рукаве мантии рыжий кошачий волос. Все было терпимо – он научился ладить с Грейнджер, сумел даже найти в этом странное удовольствие, но этот чертов кот!
Гермиона проследила за его взглядом.
- Вы нравитесь Живоглоту, – слегка улыбнулась она. Северус кисло кивнул. Он бы не был так в этом уверен – лично его не покидало ощущение, что рыжая тварь из чистой вредности продолжает совершать набеги в его гостиную. И он был уже на полпути к тому, чтобы открыть Грейнджер существование тайного прохода, дабы совместными усилиями его закрыть.
В конце октября, когда подготовка к Хэллоуину вынуждала их ложиться спать не раньше двух-трех часов ночи, Гермиона, сидя в Больничном крыле и обложившись всевозможными справочниками, дабы никому не пришло в голову приспособить ее к фигурному вырезанию тыкв, подняла глаза на вольготно развалившегося на койке Снейпа (вот уж кто не боялся ни МакГонагалл, ни Хагрида, словно с ума посходивших с этим дурацким Хэллоуином) и спросила:
- Вы не хотите сходить со мной в Хогсмид?
Северус, уже медленно вплывавший в объятия Морфея (в последнюю неделю студенты словно взбесились, заставляя его ночи напролет патрулировать коридоры) вздрогнул и открыл глаза.
- Что?
Видимо, вопрос прозвучал слишком удивленно – Гермиона немедленно покраснела до корней волос и закусила кончик пера.
- В Хогсмид. Со мной. На выходных, – не слишком понятно пояснила она, уже жалея, что не прикусила вовремя свой язык. Не то чтобы она до сих пор боялась Снейпа, но отношения их были сугубо деловыми с тех пор, как он решил, видимо, таким способом отплатить ей за свое спасение. Гермиона, подумав, это приняла, хоть ей и хотелось бы, чтобы он начал учить ее из-за таланта, а не чувства вины. Но, если ему от этого легче, она тоже жаловаться не будет.
Просто второй месяц ее жизни в Хогвартсе подходил к концу, а она так и не завела себе друзей. Студентам дружба со школьной медсестрой в голову не приходила, а преподавателей Гермиона сторонилась сама, опасаясь, что они поймут, что с ней что-то не так. Временами ей ужасно не хватало Гарри с Роном – хоть порой они и творили глупости.
Но пригласить на прогулку Снейпа? Хорошо если он только презрительно фыркнет, а ведь может и…
- Хорошо.
Гермиона хлопнула глазами, даже не заметив, что перо вывалилось из приоткрытого рта. Два мира, всегда существовавшие отдельно, неожиданно объединились и при этом самым непостижимым образом.
Подружиться со Снейпом? Кому-нибудь это вообще приходило в голову?
- Э…Ладно. Встретимся после завтрака? – неуверенно пробуя на твердость зыбкую почву их отношений, предложила она.
- Да, – коротко ответил Северус. Если уж на то пошло, он пребывал в не меньшем удивлении от собственного согласия. Просто в один момент ее предложение сделало вдруг реальными смутные потребности в большем общении с ней.
И потом – Хогсмид, деревня магическая, мало ли что с ней может там случиться?
В субботу после завтрака они, переглянувшись словно два заговорщика (Гермиона при этом, едва сдерживая расползающуюся во всю ширь улыбку, снова покраснела, а Снейп только невозмутимо перекинул через руку загодя захваченное пальто) одновременно встали из-за стола и направились к выходу. Филч, проверявший разрешения толпы учеников, проводил их взглядом, полным презрения.
МакГонагалл, продолжая сидеть за столом, повернулась к Помоне.
- Ты тоже это видела?
- Он помог ей надеть пальто.
- Он шел РЯДОМ, – многозначительно отозвалась Минерва. Не впереди, как это обычно бывало с теми, кого он ставил ниже себя, и не позади, когда вел учеников на наказание.
- Они идут в Хогсмид, – закончила Трелони, поправляя очки. Три женщины понимающе переглянулись и, словно все необходимое было уже сказано, принялись за еду.

Как-то само собой получилось, что они одновременно свернули к книжному магазину и не думая об этом договариваться. Гермиона слегка замешкалась, когда зельевар распахнул перед ней дверь, не привыкшая к такой обходительности со стороны Гарри или тем более Рона, однако в исполнении Снейпа это выходило само собой разумеющимся и она спокойно прошла внутрь.
Вряд ли, расскажи она кому-нибудь о сегодняшнем дне, он покажется ему интересным. Хороша прогулка, когда вы большую часть дня провели в книжном магазине, да еще и порознь, встретившись только у прилавка! А оставшуюся – просидели за стойкой в Трех Метлах, пытаясь понять состав знаменитого сливочного пива под негодующим взглядом мадам Розмерты.
Но Гермиона была счастлива – впервые ее не заставляли таскаться по магазинам сладостей или спортивных товаров и не ныли под ухом «ну, Герми, ну давай быстрее, тебе все равно что читать!». Большую часть своих прогулок она вообще проводила одна, предпочитая тишину натужным попыткам изобразить оживленную беседу. До сих пор она считала, что дело было в ней. Как оказалось теперь, дело было в Снейпе. Точнее – в его отсутствии в ее жизни. Он умел молчать так, что это не казалось неловким.
Впрочем, умел он молчать и совершенно по другому – когда от одной этой тишины ты начинаешь судорожно перебирать в памяти все неловкие моменты. Как сейчас.
Они стояли напротив ее спальни, причем поводов для дальнейшей беседы уже не оставалось. Они даже уже попрощались. Однако она не могла заставить себя закрыть дверь, а он стоял напротив, невозмутимо ее разглядывая.
- Ох, ну хватит, – наконец, взмолилась ведьма, перебрав все варианты и решительно их отвергнув. – Почему вы так смотрите на меня?
- Обращайтесь ко мне по имени.. – секунду спустя, словно окончательно все решив, ответил Снейп. И добавил, уже отворачиваясь: - Спокойной ночи, Гермиона.
Она уставилась ему в спину, беззвучно шевеля губами, примеряя новое ощущение его имени на языке. В нем было что-то темно-синее, как цвета Когтеврана, холодное и обжигающее одновременно – как перечная мята, облаченная в лед. Это имя определенно что-то открывало.
Если бы Гарри увидел ее сейчас, он бы покоя подруге не дал своими насмешками. Она, которая не видела ни единого знака в силуэтах чаинок, которая даже прорицания бросила, лишь бы не затуманивать голову предположениями, проводит такие аналогии?
Живоглоту этим вечером пришлось самому добывать себе пропитание – хозяйка, слишком увлеченная новыми ощущениями, про него даже не вспомнила.

- Герм, я… Это… - Рон появился спустя три дня после начала рождественских каникул. Пунцовый от смущения и не умеющий выговорить и два слова без запинки. Гермиона, которая как раз ждала Снейпа, стоя на холодном ветру у «Трех метел» сощурила глаза и сопоставила в уме пару простых фактов. Первый – она (хотя и в паре со Снейпом) стала героиней нового выпуска «Вестника зельеварения», обнаружив ошибку в квалификационной работе одного из Снейповских конкурентов. Собственно, сегодня они как раз хотели это отметить – назло мадам Розмерте, которая их терпеть не могла. И второй факт – вот уже месяц не стихающие слухе о разрыве Рона с его пассией – Гермиона никак не могла запомнить ее имя, хотя точно помнила ее размер груди: «есть за что подержаться, не то что у тебя!».
- Молли? – коротко осведомилась она у парня. Тот уныло кивнул.
- Она мне всю плешь проела, Герм! И я… ну, я правда был дурак…
- Рональд Уизли! – зашипела ведьма, ткнув в него пальцем. – Если ты только попробуешь произнести это вслух, я тебя задушу! Я не куплюсь на эту удочку в третий раз!
- Но что мне делать? – проворчал он. – Мать меня со свету сживет… Может, ты хотя бы притворишься, что мы опять вместе? Ну, пока она не успокоится и…
- И ты не найдешь себе новую жирную девицу и тогда я в третий раз буду брошена! – Фыркнула Гермиона, скрестив руки на груди и шаря глазами по улице в поисках Снейпа. Он задерживался, что было совсем на него не похоже.
- Ну Герм…
- Ох Рон… - увлекая парня в «Три метлы», покачала головой ведьма. Они огляделись в поисках свободного столика и уселись за самый дальний – в темном углу. – Как только Северус придет, ты исчезнешь, понял?
- Не могу поверить, что ты прогоняешь меня из-за какого-то сального…
- РОН, – напряжение в ее голосе ясно дало понять, что заканчивать фразу не стоит. – Напомнить тебе ради кого бросил меня ты?
Не то чтобы она все еще была зла на него. Однако и забыть была явно не готова. Гермиона вздохнула и стянула перчатки, подув на озябшие руки – морозы в этом году были прямо таки убийственными. Стянутая с разом вставших дыбом волос шапка легла рядом.
- Ладно, – парню хватило ума вновь покраснеть и уйти за сливочным пивом для них обоих. Ведьма смотрела ему вслед, думая, какая же она была идиотка, даже начав встречаться с ним в первый раз – хотя, могла бы за столько лет дружбы знать чем все закончится…
Пиво было горячим – что и требовалось. Девушка с наслаждением обхватила кружку руками, вдыхая терпко-ванильный аромат.
- Как там Гарри? – не желая вновь слушать уговоры, она переменила тему. Рон пожал плечами.
- Да все как обычно. Джин с каждым днем все больше звереет – чем больше живот, тем она злее… Не разрешила ему вчера пойти со мной на вечеринку у Стиплсонов, а я всего-то сказал…
Дверь паба в очередной раз открылась, пропуская морозный воздух и высокую темную фигуру. Перестав слушать Рона, Гермиона улыбнулась и помахала, привлекая внимание Северуса. Тот подошел, на ходу снимая перчатки и шарф, расстегивая пальто. Молча и внимательно оглядел нервно заерзавшего Рона.
- Мистер Уизли.
Непонятно, было ли это приветствием или просто констатацией факта.
- Давно вас не видел, – продолжил между тем зельевар тоном «и не видел бы еще столько же», видимо, посчитав долг вежливости исчерпанным и усаживаясь рядом с парнем, отчего того явно перекосило. – Чем обязаны?
- Он уже уходит, – с нажимом ответила вместо Рона Гермиона, пнув парня под столом. Тот бросил на нее хмурый взгляд, но встал.
- Да уж. Пойду, может, Джин сменила гнев на милость? Или уже родила.
- Ей еще четыре месяца, – напомнила ведьма, на что младший Уизли только пожал плечами.
- Ну вдруг? До встречи, Гермиона… Ну, ты подумай, ладно? Я пока матери ничего не скажу…
И сбежал, пока открывшая рот для возмущенной тирады Гермиона не успела ничего сказать. Она со стоном откинулась на стуле, уставившись в потолок.
- Встреча старых друзей? – скептично поинтересовался Северус, взмахом руки подзывая мадам Розмерту. Та его терпеть не могла, но по каким-то причинам всегда подчинялась беспрекословно, хотя будь на его месте кто другой – живо вышвырнула бы наглеца за дверь.
- Эль, пожалуйста, – хмуро бросил он, с сожалением отказавшись от идеи сливочного пива – несолидно, да и заказывать то же, что и болван-Уизли, не хотелось. Гермиона недоуменно вскинула брови.
- Что-то случилось? – осторожно поинтересовалась она. Северус посмотрел на нее, пытаясь решить стоит ли ее пугать или же он просто – по старой привычке предполагать худший вариант – видит в мухе слона? Она пять лет жила вполне сносно – за это время уж явно должны были проявиться какие-то признаки…
- Кроме того, что ты, похоже, наступаешь на старые грабли… - нет, все же не стоит мутить чистую воду. Все хорошо – что еще ему нужно? Если бы она почувствовала себя хуже, то обязательно бы ему сказала, ведь так?
Гермиона хмыкнула.
- Ну уж нет. Рон может думать что угодно, но третьего раза не будет. Как все прошло?
- Не спрашивай…

Словно ему мало было Уизли, как, придя однажды (спустя слишком короткое время после рыжего болвана) в свои комнаты, Северус услышал Поттера. Голос его был слышен в гостиной Снейпа отчетливо и ясно – как если бы мальчишка прислонился губами к стене.
Что, конечно, бред. Мрачно усевшись на диван, зельевар попытался вчитаться в книгу, однако не преуспел, то и дело отвлекаясь на взрывы смеха в соседней комнате. Живоглот, видимо, тоже не одобрял бурного веселья хозяйки, потому что всей тушей брякнулся зельевару на колени, едва тот сел.
Спустя два часа и тридцать одну минуту голос Поттера стих и в его двери постучали. Полный мрачных предчувствий, Северус открыл дверь.
Поттер.
- Здравствуйте, профессор, – Гарри чуть улыбнулся, протягивая ему руку, однако Северус этот жест проигнорировал, не имея привычки хватать кого бы то ни было за руки – мало ли что может быть припасено у них в рукаве? – Можно с вами поговорить?
- Разве я давал вам повод думать, будто хочу этого? – недовольно осведомился Снейп, прислоняясь к косяку, чтобы не дать мальчишке проскользнуть внутрь. С некоторых пор у него появились новые поводы для недовольства Поттером.
- Это насчет Гермионы, – Гарри виновато оглянулся. – Она скоро вернется, я послал ее в больничное крыло за зельем от тошноты для Джинни…
- Тогда не тратьте это время на пустую болтовню, – перебил зельевар. Если дело в Гермионе, он готов выслушать мальчишку. – Переходите к делу.
- В последнее время она стала… - Гарри смущенно пожал плечами, уткнувшись взглядом в пол. – Такой живой. С тех пор, как переехала в Хогвартс.
- Рад за нее, – любезно ответил Северус, пытаясь вообразить насколько же плохо все было когда она жила за сотни миль от него. Или вообще на другом континенте.
- Я тоже, – Гарри наконец нашел в себе смелость посмотреть ему в глаза и это оказалось большим испытанием – прямой, требовательный взгляд пронзил его насквозь. – А теперь подумайте что будет если она уедет.
А вот это уже совсем плохо. Северус поджал губы, недовольный открывшейся картиной.
- Я не хочу снова видеть ее такой, как полгода назад, – Поттер сделал шаг в его сторону, требовательно заглядывая в глаза. – Признаюсь, сначала мне казалось это плохой идеей – чтобы она вновь была рядом с вами, когда только-только встала на ноги… Но теперь вижу, что зря.
- Плохой идеей? – с отвращением выплюнул Северус, иронично приподняв одну бровь. – Поттер, да вы в своем уме? Вы должны были сказать мне о том, что происходит еще пять лет назад! Пять! Может быть вы и не заметили в свете своей звездной болезни, но то, что вы считаете улучшением мне представляется малым отличием от полутрупа!
- Она улыбается, – Гарри подошел к дверям и выглянул, проверяя не пришла ли подруга. – Это уже немалого стоит. Особенно учитывая, что ей приходится проводить рядом с вами столько времени.
- От меня-то вы чего хотите, Поттер? – вздохнул Снейп, смотря за метаниями мальчишки. Тот держал дверь приоткрытой, явно опасаясь, что Гермиона испортит ему все планы.
- Я хочу, чтобы Гермиона вновь стала прежней, – отрезал Гарри.
- Боюсь как раз это маловероятно, – мрачно ответил Северус, однако Поттер только кинул на него нетерпеливый взгляд.
- Эта вероятность напрямую зависит от вас. В конце концов, вы ей обязаны жизнью.
- Неужто золотой мальчик опустился до шантажа? – фыркнул Северус. – Браво. Видно, отдел тайн научил вас лучше, чем Хогвартс. Однако дело тут не во мне, а в вашей боевой подруге. Она полагает, что ей вполне хорошо живется и так.
- Ну так заставьте ее передумать! Вы же слизеринец, в конце то концов! – воскликнул Гарри, подходя ближе. В лихорадочно блестевших глазах застыла отчаянная решимость. – Обманите ее. Она не знает, не может знать каково это – жить как одно целое, чувствовать, ощущать все в два раза сильнее!
- Вы забываете о том, кто будет рядом, мистер Поттер! – рявкнул возмущенный и опешивший от такого предложения Северус. – Хотите, чтобы она связала свою жизнь со мной?! Это все равно, что женить вас на Минерве МакГонагалл!
Гарри от этого сравнения явно передернуло и решимости в глазах поубавилось. С минуту они молчали, буравя друг друга взглядами, затем парень открыл дверь, собираясь уйти.
- Единственное, чего я хочу – чтобы Гермиона вновь стала сама собой, – с последней надеждой сказал он и тут Северус впервые был согласен с мальчишкой. – И я знаю, что мы можете все исправить. Вы – не я и Джинни, но Гермиона когда-то была в вас влюблена. Возможно, она вспомнит об этом, когда… Когда почувствует.
А возможно – возненавидит его еще больше – подумал Северус, закрывая за мальчишкой дверь. Обмануть ее! И это все, чего от него ждали? Не уговорить ее, не влюбить в себя – просто обмануть, потому что он давно перестал быть личностью, оставшись лишь средством для спасения чужих жизней и объектом шантажа.
Нет, он определенно не собирался этого делать. Он уже однажды сделал ей предложение и получил отказ, после второй попытки она точно сбежит.
Однако, несмотря на твердое убеждение в абсурдности идеи Поттера его последние слова никак не выходили у него из головы. Влюблена в него? Невозможно. Никто и никогда не был в него влюблен – даже Лили. И уж тем более он никогда не был объектом страсти для школьниц.
Однако ведь никто и никогда на него так не смотрел.
Омут памяти стоял в шкафу и буквально притягивал взгляд. А что если?..
Раздраженно стряхнув с себя эти дурацкие мысли, Северус отправился в лабораторию с чувством, будто еще пожалеет о том, что открыл Поттеру дверь.
Пару недель было тихо – Гермиона вела себя как обычно, разве что более задумчиво – несколько раз он ловил ее на отстраненном рассматривании кипящего котла, без каких-либо попыток убавить огонь, однако списал все на свою пристрастность.
- Встречаемся у входа как обычно? – в последнюю субботу апреля они вместе направились в Большой зал, одновременно выйдя из своих комнат. Гермиона кивнула, чуть улыбнувшись – это стало так привычно, проводить время с Северусом. Он мог и не спрашивать – она ждала бы его на крыльце в любом случае. За то время, что она жила в Хогвартсе, даже преподаватели стали воспринимать их странную дружбу как должное.
В Хогсмиде они совершили набег на аптечную лавку, библиотеку и остановились перед пабом мадам Розмерты. Зимой походы туда стали обязательными, однако сегодня Гермионе не хотелось заходить внутрь – она наслаждалась первым теплым солнечным днем, не обращая внимания на холодный ветер.
- Может быть просто пройдемся до Хогвартса? – неуверенно предложила она, не зная как отреагирует Снейп на это изменение в их привычном распорядке. Однако тот только кивнул, разворачиваясь в сторону школы.
- Гермиона! – оклик заставил ее растерянно оглянуться. На выходе из Сладкого королевства стояли Гарри и Рон, махая ей руками.
- Идите к ним, мисс Грейнджер, я доберусь до замка и один, – заметив ее замешательство, ответил Северус. – Не забудьте только про урок в шесть.
Досадливо закусив губу, ведьма кивнула в спину удаляющемуся мужчине. Что понадобилось парням в Хогсмиде?
- Не смотри на меня волком, я не по поводу наших отношений хочу говорить, – открестился Рон, когда она подошла. – Тут возникли некоторые проблемы… Ну, в общем…Гарри?
- Аврорат снова хочет тебя нанять, – смотря в сторону от нее, выдавил парень. Гермиона непонимающе уставилась на него.
- В каком это смысле? Они же сами меня уволили. Помнится, я была недостаточно мобильна для их отдела.
- В данный момент им не нужен аврор. Им нужен аналитик, – Рон недовольно посмотрел на Гарри и она начала подозревать что с этим делом не все так просто, как кажется.
- У них целый отдел аналитиков.
- Уже нет, – Поттер вздохнул, по-прежнему не смотря на нее, рука, привычно выдавая волнение, зарылась в волосах. – Пятерых, назначенных на последнее дело, убили.
- Что?! – ахнула она. Возможно – слишком громко, на них стали оглядываться и Гермиона утащила парней в переулок. – Как это возможно?
- Тройку, изначально поставленную на задание, убили спустя неделю. Еще двоих – на следующий же день, – Рон неохотно встал спиной к улице, прикрывая друзей. – Их и в курс дела ввести не успели…
- И аврорат хочет, чтобы я этим занялась? – возмущенно воскликнула ведьма. – Гарри!
- Нет, – покачал тот головой. – Аврорат как раз не хочет. Ты уволена. Окончательно. Но я могу дать тебе несколько снимков… Так, по дружбе…
- Кто еще будет знать, что я над этим работаю? – сощурила глаза Гермиона.
- Министр и Кингсли.
От Рона послышался скептический смешок и она прекрасно его понимала. Министр и Кингсли, плюс Рон и Гарри уже четверо. Что знают четверо, знают и остальные.
- Если убийца из аврората, будет сложно скрыть от них твою работу, – Рон явно был против.
- Вряд ли в Хогвартсе мне что-нибудь угрожает, – хмыкнула ведьма, подавляя в себе дрожь предвкушения.


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:48 | Сообщение # 8
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 6

Гермиона вернулась в Хогвартс только вечером, опоздав при этом на их занятие – извиняющимся тоном спросила чем они сегодня будут заниматься, тихо скользнула в кладовую, так же безмолвно испортила начатое было зелье.
- Вас покусали Уизли и Поттер? – недовольно осведомился Северус, убирая остатки из котла и наполняя его чистой водой. – Сосредоточьтесь, мисс Грейнджер.
Гермиона кивнула, однако полностью включиться в работу так и не смогла – беспокойство за друзей не оставляло ее. Вечно влипают в истории, почему она думала, что с возрастом что-то изменится? План, конечно, хорош и она лично его проверяла, убеждая себя, что все безопасно, но так ли это на самом деле?
Вторая попытка сварить зелье оказалась также провалена. Разозленный Северус выпроводил ее из лаборатории, оставшись доделывать работу сам и кидая недовольные взгляды на стену за которой, предположительно, была Гермиона. Что творится с девчонкой? Точнее, что сказали ей Поттер и Уизли такого, что она отгородилась от него стеной, через которую даже он не мог бы незаметно проникнуть? Ее мысленный блок вызывал в нем одновременно восхищение и параноидальную подозрительность.
Даже Живоглот вопреки установившемуся правилу не сбежал сегодня к нему, чтобы погреться на Снейповских коленях.
Раздраженный неизвестностью, Северус лег спать, надеясь потретировать Гермиону за завтраком, но та на нем не появилась. В больничном крыле ее тоже не было.
- Я отпустила ее. Какие-то проблемы в семье, – МакГонагалл, заметив его взгляд, подошла ближе.
- Вранье, - отрезал маг, даже не потрудившись облечь слова в более вежливую форму. – Вчера приходили Поттер и Уизли. После она пришла сама не своя.
- Это никак не отменяет того, что я сказала, – МакГонагалл пожала плечами, однако он тоже видел в ее глазах беспокойство.
- Они всегда втягивали ее в сомнительные авантюры. Не думаешь же ты, что с годами что-то изменилось?
Не убедив друг друга, они разошлись по своим делам, однако к вечеру, когда ни Гермиона, ни Живоглот так и не объявились, Северус предпринял решительные меры и влез к ведьме в комнату. Пусто – чего и следовало ожидать. Вещи разложены в строгом порядке, на столе ни единого листочка, корзина, в которой спал кот, исчезла. Значит, все-таки ушла сама. И его не предупредила. Снейп скрипнул зубами, чувствуя обиду, отчего стало еще хуже. На что он, в конце концов, надеялся? «Будьте рядом, Северус!». Зачем ей, молодой и талантливой, вечно брюзжащий урод за спиной? Терпела и улыбалась – ровно до тех пор, пока не подвернулось что-то другое. А может, снова сошлась с Уизли… История всегда повторяется, особенно в его случае.
С отвращением в последний раз оглядев комнату ведьмы, зельевар вышел. Ну, теперь-то можно, наконец, напиться – никакая заучка за стеной больше ему не помешает.
Что он и сделал, придя на утренние уроки в еще более паршивом настроении, чем обычно.
Впрочем, ночь, проведенная в пьяном бреду, помогла понять две вещи. Первое: Грейнджер вернется. Обязательно – если только не хочет сдохнуть от истощения магического резерва раньше, чем получит заветную профессорскую мантию. И второе – когда она вернется, он уже не будет строить из себя доброго дядюшку. Хватит с него этих игр в друзей и товарищей.
Он честно прождал неделю – за которую настроение ни разу не поднялось выше «препаршивейшего» - прежде чем все-таки сунуть голову в камин и потребовать:
- Гриммо, двенадцать!
В доме оказался только домовик – то ли Кикимер, то ли его сородич, Снейп никогда их не различал – с надменным видом и взглядом, сильно напоминающем хозяина. Единственное, чего от него добился Северус – что Поттера дома нет уже неделю и когда он появится тому неизвестно.
Быстро проведя в уме параллели и откинув версию о Грейнджер и Поттере, сбежавших в любовное гнездышко как абсурдную, зельевар скрипнул зубами от злости. Так и знал, что девчонка ввязалась в очередную авантюру.
- Зачем тебе это надо, Северус? – МакГонагалл к его просьбе отнеслась очень скептично. Возможно, дело было в том, что заявился к ней Снейп в три утра и вытащил в буквальном смысле слова из постели. – Гермиона сама разберется со своей жизнью…
- В начале года ты так не считала, – злорадно напомнил он.
Минерва одарила его злобным, но сонным взглядом и стянула с головы сетку для волос, ожесточенно скрипя пальцами в волосах.
- Тогда речь шла о ее смерти, если помнишь. И она была в Хогвартсе. И я уже получила за это свою гневную отповедь. Поэтому оставь девочку…
- Минерва, мне нужен отгул, – уговаривать старуху у него не было ни сил ни желания, поэтому Снейп просто поставил на столик склянку с антиблошиным зельем. И не будь он шпион, если глаза у старой ведьмы не загорелись зеленым.
- Пожалуй, я смогу поставить Финеаса на замену… Если ты так беспокоишься о Гермионе… - медленно, словно борясь с собой, Минерва протянула руку к зелью. – Ладно. Я сделаю это, иди уже, иди!
Главное, знать нужные точки давления.
Сказать, что в Норе удивились, увидев его, значило ничего не сказать. Молли Уизли выронила тарелку, которую как раз собиралась убрать в буфет – осколки разлетелись по всей кухне, напугав Живоглота, дремавшего на стуле. Проводив глазами вспугнутого кота, Северус повернулся к Молли.
- Где Гермиона?
Прошла долгая минута, в течение которой женщина приходила в себя, а дом словно заходил ходуном – это многочисленные Уизли спускались посмотреть что случилось.
- Молли, мне нужно знать где Гермиона, - с нажимом снова спросил Северус, подходя ближе. Насколько было проще, когда он мог залезть к ней в голову и выудить всю информацию… Но мы же теперь хорошие?
- Она не знает, - голос другого Уизли, которого Снейп предпочел бы не видеть, раздался за спиной. Рон стоял в проходе, сунув руки в карманы. Волосы всколочены, из одежды – только поспешно натянутые задом наперед штаны.
- Тогда, значит, вы знаете, - утвердительно отозвался зельевар, скрестив руки на груди. – Ну так что?
Рон покосился на навостривших уши родственничков и вздохнул. Когда Гермиона решила вернуться в Хогвартс и более того – связаться со Снейпом, он знал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Только вот не знал, что и для него тоже.
- Пойдемте на улицу, - кивнув подбородком в сторону двери, сказал он, подхватывая с лестницы брошенную Джорджем рубашку и накидывая на плечи. – Ма, мы сейчас вернемся…

Зря он это обещал. Северус не был настроен отпускать рыжего, пока не вытрясет из него всю имеющуюся в дурной голове информацию, а потому Рона выбросило уже не за порогом родного дома, а в тупике Прядильщиков – нелюбимом доме Снейпа.
- Ты либо расскажешь мне все добровольно, либо я влезу к тебе в голову и, когда уйду, оставлю кашу вместо мозгов, - помня о том, что Гермиона за что-то дружила с идиотом, он все-таки предложил ему выбор. Почему он все это делает Северус старался не думать.
Уизли верно оценил все шансы.
- Она под надежной охраной в аврорском убежище, - быстро раскололся он, пятясь от злющего Снейпа по тротуару у дома. – У нее есть… задание.
- Какое задание? – терпеливо уточнил зельевар, наступая на парня.
Рон огляделся в поисках спасения, не нашел ничего, что могло бы помочь и обреченно остановился. Северус подошел к мальчишке вплотную, с удивлением отметив, что разница в росте у них не такая уж и большая. А он-то помнил Уизли намного ниже…
- Может, вы хотя бы в дом меня пригласите? – Рон сунул руки в карманы домашних штанов и пожаловался: - Холодно же…
Как бы не хотелось оставить его мерзнуть на морозе, пришлось снимать защиту с дома и впускать рыжего внутрь. Впрочем, в доме было не намного теплее.
Рон, опасливо перешагнув порог, с удивлением обнаружил только голые стены и ровный слой пыли на всех поверхностях. Дом выглядел так, будто в нем не жили уже несколько лет.
- Здесь нас не будут искать, - Снейп вошел следом, захлопнув дверь и выжидающе повернулся к Уизли. – Ну?
Рассказ мальчишки был прост до безобразия. Гермиона всегда хорошо умела связывать разрозненные данные в одно целое – качество, которое стало очень ценным с тех пор, как кто-то открыл охоту на аналитиков аврората. Кому пришла в голову идея использовать героиню войны в качестве запасного плана Рон так и не сознался, однако ему самому это явно не нравилось – что несколько примирило зельевара с мальчишкой.
- Я хочу видеть ее, мистер Уизли, - безапелляционным тоном потребовал он. – Немедленно.
- Вы не можете… - покачал головой Рон. – Никто не может. Только Гарри знает где она и имеет доступ. Мы хотим защитить ее не меньше вашего, поверьте…
- Когда это Поттер сумел кого-то защитить? – ядовито осведомился Северус. – Скольких уже убили? Он не справится!
- Гермиона дорога нам не меньше, чем вам! – повысил голос Рон, однако чертов слизеринец только брезгливо дернул плечом, явно не принимая эти слова всерьез. – Как только она закончит работу, мы его поймаем. И все закончится.
- А тем временем всем остальным предлагается сидеть и ждать?!
- ДА!!! – рявкнул Рон, сорвавшись.
Как ни странно, это подействовало. Двое мужчин прожгли друг друга упрямыми взглядами, а затем Северус отступил.
- Когда все закончится… Я хочу знать об этом первым, мистер Уизли, - тихо предупредил он и, прежде чем Рон понял что происходит, он снова оказался на пороге дома миссис Уизли, неведомым образом минуя все защитные антиаппарационные барьеры.
- Мерлин знает что… - пробурчал парень, сбивая остатки налипшей грязи и снега с ботинок. – Все-таки надо было его засадить в Азкабан, когда была такая возможность…
Ему очень не нравилась мысль, что такого, как Снейп нужно держать в союзниках.

Северус остался в тупике Прядильщиков немногим дольше. С помощью палочки стер все следы их пребывания в доме и аппарировал в Бибури – в свой нормальный, настоящий дом. Ни МакГонагалл, ни Гермиона, ни тем более все остальные о нем даже не подозревали, что было к лучшему. Обычный английский коттедж ничем не отличался от других на этой улице, даже внутри. Разве что обстановка там была немного беднее, чем везде. Оказавшись внутри, Снейп поднялся в кабинет и выудил из шкафа омут памяти – в отличие от того, что находился у него в Хогвартсе, этот был когда-то собственностью Дамблдора и хранил не только его воспоминания, но и саму личность – в какой-то степени. Причиной, по которой он понадобился зельевару, была Гермиона. А точнее – воспоминания о ней.
Острое желание увидеть ее снова, почувствовать ее присутствие было настолько сильным, что контролировать его было невозможно. Потому он и сорвался, наплевав на собственные убеждения. Только сейчас связь, возникшая между ними против его воли, ощущалась в полной мере. И почему он в своем высокомерии решил, что плохо от их разлуки будет только Гермионе? Глупо, очень глупо… Она была нужная ему… Как воздух.
Северус поставил омут на стол, уселся в кресло и с обреченным пониманием неизбежного с отвращением погрузился в воспоминания Дамблдора. Величайший маг современности обожал доводить до абсурда некоторые вещи. Вот, например – он видит, как Гермиона, совсем еще ребенок, идет к распределяющей шляпе. Не просто видит, но и чувствует – пламя свечей, звон приборов, затаивших дыхание преподавателей, страх маленькой, но храбро примеряющей шляпу девочки.
Смотреть на нее было физически больно – такая хрупкая, такая испуганная…
Но ему были нужны не эти воспоминания.
Безжалостно отшвыривая ненужные, мастер зелий искал то единственное, что позволило бы ему…
- Мальчик мой…
Это было похоже на эхо – нечто туманное на грани каждого воспоминания. Щека у Снейпа непроизвольно дернулась – старика он терпеть не мог.
- Не делай этого…
- Заткнись ты уже… - прошипел зельевар сквозь зубы. – Можно подумать ты знаешь что это такое…
И вот, наконец, он видит ее снова – повзрослевшую, изменившуюся. То единственное воспоминание, которое позволит ему понять… Правда ли это?
- Гермиона, ну хватит уже, он просто ублюдочный жмылохвост, он того не стоит… - Поттер, почти скрываясь за одной из портьер, скрывающих нишу в одном из многочисленных коридоров, утешает девушку. Лучшая студентка на курсе рыдает, уткнувшись носом в холодное стекло.
Воспоминания Дамблдора неясные, сбивчивые – он явно не знал как ситуацию исправить, не вмешавшись в столь интимный разговор. Северус рядом с ним неуверенно шагнул ближе, ведомый чувством вины – он-то прекрасно знал из-за кого рыдает мисс Грейнджер.
- Почему он так со мной, что я ему сделала?!
- Герм, он ублю… - начал повторяться Поттер, но ведьма с неожиданной силой оттолкнула его.
- Неправда! Не смей так говорить о нем, слышишь! Я люблю его, люблю!
Если и могло ему стать хуже, чем уже было, то определенно стало. Снейп оперся о холодную стену, лишь бы ноги его держали. Ее отчаяние, эта юная, беззаветная попытка его защитить, когда он только что буквально смешал ее с грязью, с такой силой обрушились на мага, что он впервые почувствовал, как близок к обмороку.
- Да, но он тебя не любит… - угрюмо заметил Поттер, сжимая кулаки и не решаясь больше приблизиться к подруге. – Мне кажется, он и понятия не имеет что это такое. Снейп никого и никогда не любил…
- Поттер, ты идиот… - прохрипел Северус, пережидая пока сгустившаяся темнота в глазах наконец разойдется. Хотелось просто напросто взять и придушить паршивца, пока он не испортил ситуацию окончательно. Так вот когда это случилось? Она перестала смотреть ему в глаза, перестала попадаться через каждые два метра, больше не…
- Северус…
Таки добрался. Снейп повернул голову, чтобы заметить, как растерянно стоявший за углом Дамблдор внезапно перевел взгляд на зельевара и осуждающе покачал головой.
- Я же просил тебя… Не нужно.
- А вы все знали и ни слова не сказали! – вызверился Снейп, приходя в себя.
- И кому бы это помогло? – Дамблдор огладил серебристую мантию, словно проверяя, насколько хорошо он поместился в этом теле, и подошел к нему. Его воспоминания тем временем застыли. – Мальчик мой, приди в себя. Это ее чувства. Не твои…
Северусу и впрямь стало лучше – радужные круги перед глазами пропали и камень на душе несколько полегчал. Больше не свербело в носу и не жгло глаза.
Недобрым словом помянув бывшего директора с его страстью к усовершенствованию, он отошел подальше.
- Она же еще ребенок, Северус…
Может быть, в воспоминаниях Дамблдора это было и так, но в реальной жизни Гермиона превратилась в молодую женщину, в которую только одним богу известным способом он умудрился влюбиться и с чувствами которой так мерзко обошелся раньше.
Влюбился.
Сердце пропустило удар – похоже, он получит-таки свой инфаркт – и забилось так, словно ему оставались последние секунды. Когда, как, разве это важно? Она была нужна ему – она была его частью в прямом смысле этого слова.
Он вынырнул из Омута и откинулся на кресле, полный праведного негодования. Было сложно отделить память о ее чувствах и свои собственные – все только еще больше запуталось.
Единственное, что Северус знал точно – что он понятия не имеет, как влюбить в себя молодую, привлекательную девушку не используя при этом приворотные зелья.

Уизли появился в Хогвартсе спустя три дня – Снейп как раз выходил из Большого зала, мрачно настраиваясь на очередной урок Гриффиндора и Слизерина. Мальчишка стоял у основания лестницы – видимо, боялся пропустить его, потому что сразу кинулся наперерез.
- Нам нужно поговорить!
Мерлин великий, с каких пор он стал вести беседы с Поттером и Уизли?!
Однако, если дело касалось Гермионы, он готов был и на большие жертвы. Поэтому, пропустив вперед Уизли, Северус направился к себе в кабинет. Едва дверь за ними закрылась, как мальчишка выпалил:
- Они пропали!
Пояснений не потребовалось. Снейп медленно, четко разграничивая каждое движение, добрался до кресла и упал в него, Уизли рухнул на стул напротив, смотря побитой собакой. Только сейчас стало видно как он испуган – в глазах плескалась абсолютная паника.
- Гарри всегда выходил на связь вечерами. Вчера я прождал его до полуночи, сегодня он тоже не дал о себе знать… - торопливо, стремясь заполнить гнетущую тишину, заговорил Рон, уткнувшись взглядом в столешницу, изрезанную лабораторными ножами. Он старался не смотреть на Снейпа, лицо которого походило на гротескную маску – застывшую и жуткую в своей неподвижности. – Тогда я оповестил Кингсли, но, поскольку мы стремились ограничить число посвященных, он понятия не имеет где убежище Гермионы. И я подумал… Вы же связаны, вы могли бы почувствовать ее…
- Я вам не фамилиар! – рыкнул Северус, жалея, что не настоял когда-то на завершении обряда. – Их нет уже два дня, а вы приходите ко мне только сейчас?! Мистер Уизли, я давал вам повод думать, будто шучу? Или, может быть, следовало повторить трижды, чтобы вы запомнили? В вашей пустой голове есть хоть капля мозгов?
- Может быть, перейдем уже к делу? – стиснув зубы, Рон эти выпады проигнорировал. Снейп, на самом деле, был его единственной и последней надеждой. Весь аврорат стоял на ушах, но толку от этого было чуть. – Вы можете найти Гермиону или нет?
Помнится, когда-то он говорил Минерве, что больше не собирается играть в эти шпионские игры. Сейчас он сделал бы что угодно, даже Волан-де-Морта возродил, лишь бы она осталась жива. Северуса не покидала мысль, что всех предыдущих аналитиков просто убили. Еще ужаснее было то, что он мог этого не почувствовать – кто знает, что она намешала в свое заклинание, когда спасала его? Он никогда не чувствовал ее – не знал где она, с кем она, радуется или плачет, зато отлично пользовался всеми доступными ей запасами магии.
- Не желаете приобщиться к черной магии, мистер Уизли? – прищурившись, спросил маг.
Лицо мальчишки, и так бледное, стало совершенно белым – даже веснушки исчезли. Однако – и это было удивительно – возражений не последовало.
- Все, что скажете.
Эдак еще немного и он зауважает Уизли.
Тяжело поднявшись, Снейп направился к выходу.
- Идите за мной.
Они перешли в гостиную, где зельевар одним движением палочки заблокировал все выходы, включая камин, и сдернул с пола ковер, открыв каменный пол с вырезанными на нем рунами.
- Ничего не трогайте, - предупредив мальчишку, он сходил в спальню Гермионы и после долгих поисков нашел-таки длинный, закручивающийся волос. Лучше бы, конечно, иметь ее каплю крови, но сойдет и так – учитывая, что их души связаны…
Перед Уизли хлопнулась железная банка с наструганным воском. Почему он в свое время все это не выбросил, Северус и сам сказать не мог. Возможно, темномагические принадлежности в мусорке вызвали бы слишком много проблем.
- Растопите в камине.
Тот покорно схватил щипцы, не задавая вопросов, склонился над огнем. Северус аккуратно опустил волос Гермионы в стальную трубку, и подошел ближе.
- Лейте, мистер Уизли, только аккуратно.
- А мы уже… - начал он, как только последняя капля воска вылилась из банки, но Снейп его перебил, суховато поинтересовавшись:
- Вы уверены, что хотите знать в какой именно момент нарушаете закон?
Судя по лицу, парень совсем этого не хотел. Единственным его желанием было оказаться как можно дальше отсюда.
Дождавшись, пока свеча застынет, Северус аккуратно установил ее в центр вырезанного в полу круга, с помощью палочки активировал нужные руны и звучно хрустнул пальцами, уже заранее ощущая во рту мерзкий металлический привкус. Он терпеть не мог темные заклинания, особенно те, что на крови. Гораздо лучше были зелья… Но с их помощью Гермиону не найдешь.
- Встаньте напротив. Только черту не переступайте… На руну поиска, мистер Уизли!
- Ну простите, я не специалист по черной магии, - буркнул тот в ответ, покорно вставая куда велено.
- Я заметил, - холодно отозвался маг, занимая свое место, и глубоко вдохнул, настраиваясь. Двое мужчин с минуту стояли в полной тишине. Рон – нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, Северус – с брезгливостью и сочувствием смотря на него.
- Вы уверены? – решив все-таки очистить свою совесть, спросил он. Рыжий кивнул. – Ну что ж… Приготовьтесь и не вздумайте сойти с места без моего разрешения.
Северус стиснул зубы и с шумом втянул в себя воздух.
- Рerditos invenire! – голос был словно не его: преломившись сквозь творимое волшебство, он стал громче, наполнившись отдаваемой силой двух сердец, пустив эхо по помещению. Как только последний отзвук заклинания затих, свеча в круге неожиданно вспыхнула сама по себе. В ту же секунду Рон охнул, сгибаясь в коленях.
- Стоять! – рявкнул Снейп, нетерпеливо смотря на свечу. Мальчишка должен продержаться, пока она не сгорит. – Не вздумайте сойти с руны!
- Я… не… могу! – сквозь зубы простонал Рон. В глазах у него двоилось, а от дикой боли, волнами поднимающейся от засветившейся красным руны, казалось, вот-вот расплавятся кости. Он часто-часто дышал, грозя устроить себе гипервентиляцию и слышал Снейпа словно сквозь подушку. В этот момент он, пожалуй, ненавидел зельевара как никогда в жизни. Ненавидел и боялся.
- Осталось немного, терпите! – безапелляционным тоном рыкнул Северус, наблюдая за свечой. Долго, слишком долго – с каждой секундой ее горения силы из него словно вытекали. Впрочем, ему было лучше, чем мальчишке – тот еще держался, хотя и стал похож на привидение. Наконец, когда от свечи остался лишь быстро уменьшающийся в размерах огарок, Уизли удивленно вскрикнул и Северус позволил себе удовлетворенно улыбнуться. Получилось.
- Я… Я вижу ее! – Рон забыл даже про терзающую его боль, когда перед его казалось бы открытыми глазами пронеслись видения. – Вокруг темно… Холодно…
- Это нам не поможет, сосредоточьтесь! – Северус даже пальцами прищелкнул от нетерпения. – Когда свеча догорит, мы ничего больше не сможем увидеть!
Рон, обливаясь холодным потом, прищурил глаза, пытаясь разглядеть что происходит вокруг Гермионы – с каждой попыткой боль усиливалась.
- Это какой-то подвал… Мы были в таком у Малфоев, но здесь слишком сыро, под ногами вода…
- Комнаты, какого размера комнаты? – раздраженно допрашивал Снейп.
- Я не знаю… Большие… Больше, чем у Малфоев… - простонал Рон. Воздуха ему не хватало, потому что сделать вдох означало обеспечить себе новую порцию мучений. – Рядом кто-то есть… Гермиона, нет!
Свеча вспыхнула в последний раз и погасла – на полу осталась только лужа расплавленного воска.
Тяжело дыша, Рон все-таки упал на пол, стараясь свернуться в комок – несмотря на его надежды, боль не ушла.
- Вставайте, мистер Уизли! – Северус подошел к нему, подавая руку, насильно вздернул парня за плечо. – Чем быстрее мы найдем Гермиону, тем раньше кончатся ваши страдания! Я знаю, где она…
Едва не таща волочившего ноги мальчишку у себя на плече, он вышел из Хогвартса, где на ледяном ветру Рон смог немного отдышаться.
- Она с Гарри и он ранен, - обливаясь потом несмотря на холод, Рон попытался идти сам, однако Снейп продолжал держать его за пояс, не давая рухнуть в снег. Они стремительно шагали за ворота, чтобы миновать антиаппарационный барьер. – Гермиона пыталась вылечить его…
- Идиотка… - прошипел Северус, волоча Уизли. – Не с ее возможностями творить такие заклинания…
- Она умрет? – со страхом спросил Рон.
- Через мой труп, мистер Уизли, через мой труп…


Cheshirra
 
Чеширра Дата: Суббота, 14.05.2016, 18:48 | Сообщение # 9
Чеширра
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ГЛАВА 7
Прожив под маской Пожирателя смерти достаточно долго, Северус успел изучить почти все их тайные убежища, места поклонений и просто дома – это было нужно как Темному Лорду с его параноидальной подозрительностью, так и Дамблдору, собиравшему любые крупицы информации. Он помнил расположение комнат в Малфой-меноре, знал как свои пять пальцев усадьбу Лестрейндж, Гойлов, логово МакНейра. Он видел, как пытают и пытал сам узников в их многочисленных подвалах и, едва Уизли заикнулся о воде, уже знал куда переправили Поттера и Гермиону. И ему это совсем не понравилось.
Пещеры на востоке страны были одним из самых мерзких мест, в которых Северусу доводилось бывать. Сырые, с не стихающим ветром в узких, как горлышко бутылки коридорах и необъятных размеров залами, половина из которых нередко скрывалась под водой во время прилива – идеальное место, чтобы скрыть хоть тысячи Пожирателей вместе с семьями и движимым имуществом вместе взятыми. Если не знать точного расположения залов, можно годами плутать и не встретить на пути никого. Соваться туда вдвоем, особенно учитывая, что один из них едва стоит на ногах, а второй почти полностью магически истощен – безумие.
Поэтому, едва аппарация завершилась, Северус сбросил Уизли на землю и бросил ему палочку:
- Вы умеете создавать Патронусов, мистер Уизли?
Рону понадобилось время, чтобы он осознал, чего от него добивается Снейп. Кое-как приняв сидячее положение, он оперся спиной о покрытые мхом камни и огляделся. Местность вокруг была безрадостная и скудная – каменистая, продуваемая ветрами земля была покрыта лишайниками и чахлой травой, горизонт впереди резко обрывался – оттуда слышался шум прибоя, вероятно, недалеко был обрыв. Остатки снега почти смыло моросящим дождем и он чувствовал, как влага проникает под одежду, но был рад этому – на холоде он не так чувствовал боль. Хотя и теперь не был уверен, что ему удастся хоть какое-то заклинание.
- Почему боль не проходит?
Северус, беспрестанно оглядываясь, бросил на него нетерпеливый и высокомерный взгляд:
- А вы думали, мы на пикник собрались? Она утихнет, только когда вы найдете Гермиону…
- Сделали из меня поисковую овчарку? – догадался Рон. У него не было уже сил злиться – он просто констатировал факт.
- Я не обещал вам легких путей, Уизли… - процедил Северус, опускаясь рядом с парнем на корточки и приближая его лицо к своему. Схваченный за воротник куртки, мальчишка попросту обмяк в его руках. – А заклинатель не может быть исполнителем одновременно – уж вы должны бы это знать, разве вам не объясняли в аврорате, почему мы не можем лечить сами себя? А теперь вставайте и ведите себя как мужчина, а не как его жалкое подобие! Нам нужна помощь, вы должны послать Патронуса в аврорат!
- Почему бы вам самим не сделать это? – раздраженно бросил Рон, но, тем не менее, начал подниматься.
- Потому что я не умею создавать Патронус, Уизли! – прорычал Снейп. – Быстрее!
С поддержкой зельевара, не давшего ему снова повалиться на землю, Рон с пятой попытки патронуса создал и сообщение отправил.
- Отлично, - прокомментировал Северус. – А теперь послушайте внимательно. Держитесь за мной. Ничего не трогайте. При любой опасности от меня не отставать. И Мерлин вас упаси подвернуться мне под руку, понятно?
Рон кивнул, хотя и ничего не понял – Снейп как обычно только раздавал указания, ничего не объясняя и в любой другой момент он бы воспротивился. Но не сейчас. Повинуясь взмаху палочки зельевара, в поросшем кустарником холме слева от них образовался темный провал и маг, даже не посмотрев в сторону Рона, направился туда. Лишь усилием воли заставляя себя держаться прямо, молодой аврор двинулся следом. Некоторое время они шли по прямому, как стрела тоннелю – он был узок, но достаточен для того, чтобы в него по одному могли проходить люди. Высокому Снейпу приходилось идти практически на корточках, Рону повезло чуть больше, хотя и у него шея затекла в неудобном положении. По мере того, как они удалялись от проема, становилось все темнее, пока, наконец, Снейп не зажег слабый огонь на конце палочки. По тоннелю гулял не прекращающийся ветер – вероятно, где-то был еще один выход на поверхность. Тем временем пол начал уходить под уклон вниз, стало слышно, как где-то капает вода. В почти полной темноте Рон не решался произнести ни звука и не выпускал из рук палочку, вздрагивая от каждого шороха. Он не сразу понял почему они остановились и зельевар повернулся к нему.
- Куда дальше, мистер Уизли?
Коридор заканчивался в зале с неожиданно высоким потолком. Здесь явно были видны следы человека – деревянные подпорки терялись в темноте, посреди зала темнело кострище. Из зала вело три ответвления.
- Почему вы спрашиваете меня? – в первую секунду опешил Рон, но натолкнувшись на красноречивый взгляд Снейпа, умолк и неуверенно двинулся к одному из тоннелей, но почти сразу отошел, согнувшись от полыхнувшей в животе боли.
Если так пойдет и дальше, его вынесут из этих пещер вперед ногами…
Он пытался считать повороты, запоминать путь, однако вскоре сбился со счета – коридоры, залы, переходы были абсолютно одинаковы в тусклом свете палочки Снейпа.
И, тем не менее, они, видимо, выбрали верное направление, потому что вскоре стали попадаться вбитые в стены крепления для факелов, а иногда и брошенный мусор – какие-то тряпки, доски…
Двигались они без остановок и Рон мог только посочувствовать аврорам, которые откликнутся на его зов – патронус, конечно, выведет их к нему, но как они будут выбираться обратно?
- Стойте, - тихий приказ зельевара прозвучал очень отчетливо в окружавшей их тишине и парень мгновенно остановился, различив впереди слабые блики света.
- Костер? – одними губами, тревожно всматриваясь в напряженное лицо мага, спросил он. Снейп кивнул и, знаком приказав оставаться на месте, двинулся вперед. Рон остался стоять в сгущающейся темноте, неотрывно следя за удаляющимся спутником. Высокая фигура Снейпа хорошо различалась на фоне скачущих по стенам оранжевых бликов. Прислушавшись, можно было различить и отголоски далеких разговоров – или, что было более вероятно, это воображение начало наполнять гнетущую тишину призраками его страхов. Не удержавшись, Рон осторожно двинулся вперед, продолжая прислушиваться. Прямой, без ниш и ответвлений коридор оставлял ему мало шансов на спасение, если вдруг Снейп не справится. Почти добравшись до поворота, он услышал крики и затем – торопливые шаги и, не придумав ничего лучше, выхватил палочку, встав в боевую стойку. Большинство из боевых заклинаний требовало волевого усилия, на которое он сейчас не был способен, но там были Гарри и Гермиона – Рон на многое был готов ради них.
Однако это оказался Снейп – увернувшись от слабого Петрификуса, он рыкнул на парня и потащил его за собой. Чувствуя, как дрожит рука у вцепившегося в него зельевара, Рон ускорил шаг.
Зал, в который они вышли, несомненно, использовался давно – вдоль одной из стен сложены доски и хворост, на полу вокруг костра разложены грязные, рваные лежаки. На трех из них лежали люди – мертвенно-бледная кожа и смотрящие в пустоту глаза дали понять, что все они мертвы.
Они даже не успели встать.
- Что вы с ними сделали? – хрипло выдохнул Рон, но Снейп лишь передернул плечами, даже не посмотрев в сторону трупов.
- Не ваше дело, Уизли. Идемте, у нас мало времени. Один из них успел сбежать и наверняка вызовет подмогу…
В конце вытянутого полукругом зала он обнаружил еще одного из похитителей – он лежал поперек уходящей вниз лестницы. Выбитые в камне ступени влажно поблескивали.
- Он оступился и упал, - невозмутимо пояснил Северус, оглянувшись на застывшего мальчишку. – Или вы хотели дождаться авроров?
- Нет… Нет… - слабо откликнулся парень, начиная спускаться следом за зельеваром. От увиденного холод поселился где-то внутри и Рон знал, что этот зал еще долго будет сниться ему в кошмарах. А еще – что он никогда больше не обратится к Северусу Снейпу. Возможно, тот и натянул с неохотой предложенную ему Министерством овечью шкуру, но под ней остался сидеть самый настоящий волк.
Чем ниже они спускались, тем яснее слышался звук капающей воды и все более влажными – стены. Кое-где была видна плесень, а, когда ступени наконец закончились, стены каменного мешка блестели от соли.
Северус позволил свету палочки разгореться во всю силу, освещая помещение. Вероятно, когда-то здесь держали пленников Волан-де-Морта. Он сам никогда не заходил так далеко, предпочитая оставаться ближе к свету. Огромный, с гулко гуляющим между сталактитами эхом зал в некоторых местах перекрывали ржавые, покрытые соляной коркой железные прутья, образуя открытые взгляду камеры. В одной из них он заметил движение и бросился туда.
Рон узнал друга раньше.
- Гарри! – слабо вскрикнув, он кинулся к решеткам и четко выверенным заклинанием снес замок на двери.
Северус подошел ближе, продолжая осматриваться. Поттер был бледен как мел, всколоченные волосы сейчас слиплись от крови, покрывающий почти всю левую сторону лица. Но глаза смотрели ясно и прямо – что уже было хорошим знаком. Рон, которого явно больше не терзало заклинание, вскинул руку друга себе на плечо и вывел из камеры.
- Гермиона дальше… - мотнул головой Гарри. – Помогите ей… Она пыталась вылечить меня, а ей нельзя, у нее нет силы…
Свет палочки метнулся дальше, выделив неподвижную фигуру девушки в одной из дальних камер. Пещера явно шла под уклон – пока Снейп добрел до нее, вода доходила до лодыжек. Гермиона полусидела, опираясь на прутья решетки, и никак не отреагировала на его появление. Глаза были закрыты и в первую секунду ему показалось, что она не дышит. Чувствуя, как внутри него что-то обрывается и падает в самую глубокую пропасть, которую только можно вообразить, Северус кинулся к ней. Молча подхватил на руки, выдернул из прибывающей воды – та водопадом осыпалась вниз, и, прижимая холодное как мрамор тело к себе, побрел к выходу.
Поттер и Уизли уже сидели у костра, едва не сунув туда ноги.
- Как она? – Гарри вскочил, подтаскивая ближе один из лежаков. Северус сел на него, устроив ведьму у себя на коленях. Ее сердце билось, но так слабо, что он едва чувствовал его. Бледные до синевы губы не согревались дыханием. Он высушил ее одежду и волосы, не отвечая Поттеру, начал легко растирать ноги в попытке хоть как-то согреть ее. Оба мальчишки сидели рядом, со страхом и надеждой наблюдая за ним. Избитый и замерзший Золотой мальчик стащил свитер и передал ему. Северус без слов закутал в него Гермиону. С каждой секундой, что она не приходила в себя, паника и ужас завладевали им. Гермиона не была мертва. Но и в себя она тоже не приходила.
- Она упала сразу, как только произнесла заклинание… - срывающимся голосом выдавил Гарри, трясущимися руками гладя подругу по спутанным волосам. – Я просил ее не делать этого…
- Тогда ты был бы уже мертв, - тихо ответил Рон.
По его, Северуса, мнению – и пусть. Пусть бы мальчишка умер, но она жила. С трудом подавив вспыхнувшую в душе злобу, Снейп заставил себя убрать руки от палочки и встал. Чем быстрее они доберутся до Хогвартса, тем быстрее он сможет помочь Гермионе. Он пока не знал как, но был уверен, что сделает для этого все – возможное и невозможное.

Первые признаки жизни Гермиона начала подавать едва они вышли из пещер – едва дождь стегнул по обветренным щекам, ведьма слабо застонала. Наплевав на Поттера и Уизли, Северус взмахнул палочкой и аппарировал. Не в Хогвартс. В Бибури.
За те полчаса, что они выбирались из подземелий, у него было время подумать. Их связь работала в обе стороны – а значит, он так же мог передать ей свою магию, как и она ему. Это должно помочь. Только вот знать бы еще – как?
Поэтому он оставил авроров зачищать пещеры, Уизли и Поттера – зализывать раны, а сам с драгоценной ношей на руках аппарировал.
И вот теперь в растерянности стоял перед ведьмой, не зная что предпринять. Гермиона пришла в себя – насколько это вообще было возможно при полном магическом истощении. Она иногда открывала глаза, но словно не видела его, не могла пошевелить и пальцем и с трудом глотала обычную воду. Он перепробовал все известные диагностические заклинания, все исцеляющие, но безрезультатно. Впервые в жизни Северус чувствовал себя абсолютно беспомощным. Он был готов сделать все – но не мог ничего.
Скорее от безысходности, чем действительно надеясь найти ответы, он снова достал омут памяти.
Ни одно из воспоминаний не было ему нужно – а потому вокруг мага клубился белесый туман, полный невнятных образов.
- Альбус, - неуверенно позвал он.
- Северус? – с легкой иронией раздалось позади. Снейп резко развернулся. Бывший директор сидел за своим столом в кабинете, лениво копаясь в вазочке с засахаренными фруктами.
- Ну неужели нельзя сделать что-то кроме лимонов? – пожаловался старик, с легким вздохом откидываясь в кресле. – Ты звал меня, мальчик мой?
- Мне нужна помощь, Альбус, - пересилив себя, прошептал Северус. Он знал, что это лишь воспоминания, знал, что ничего не случится, но ситуация была настолько похожа, что он невольно сделал шаг назад. Впрочем, бежать ему тоже было некуда. – Она умирает…
- А я говорил, что ничего хорошего из этого не выйдет… - покачал головой директор. Очки-половинки поблескивали в свете свечей. За окном его кабинета давно была ночь – все, как тогда. С той только разницей, что сегодня он действительно знал, на что шел.
- Это не из-за меня! – выкрикнул Снейп. – Я хочу спасти ее, Альбус! Помоги мне…
Но вместо ответа получил лишь короткое четверостишие:
- И, опустившись на колени,
Губами губ коснулся он;
Принцессе передал волненье,
Прервав её столетний сон… Хотя, боюсь, я в сказки никогда не верил… - директор виновато пожал плечами. – Мне кажется, она слишком юна и добра для тебя, не хотел бы для нее такой судьбы… Но, в конце концов, что я понимаю? Возможно, она и спасет в тебе то доброе, что еще осталось…
- Мы не в сказке живем, Альбус! И магия поцелуями не возвращается! – разозлился Северус. – Я просто хочу спасти ее, я не собираюсь…
- Разве нет?
- НЕТ!
- Тогда, мой мальчик, я ничем не могу тебе помочь… - воспоминания постепенно начали таять, истончаясь к бессильной злобе Снейпа. – Вы связаны, только ты можешь вернуть ее…
Маг остался сидеть на кровати рядом с неподвижной ведьмой, с еще большим количеством вопросов, что уже были. Гермиона следила за ним взглядом – единственное, на что она была способна. Ему было больно смотреть на нее.
- Прости… - прошептал он, понятия не имея, слышит ли она его. – Я не знаю что еще сделать… Я просто не знаю…
Скорее стремясь защититься сам, чем защитить ее, он осторожно сел рядом и, притянув безвольно поддавшееся тело девушки к себе, обнял ее, прижав к груди и уткнувшись носом в ей в затылок.
- Прости…
Он не знал сколько просидел, не шевелясь – время словно остановилось для них, исчезло, тихое биение сердца Гермионы отсчитывало секунды ее жизни и он умрет вместе с ней…
Внезапно что-то нарушило эту мертвую неподвижность. Не понимая еще, в чем дело, Северус вскинул голову, оглядываясь, но в его спальне все находилось на своих местах.
Снова. Едва заметное движение. Он медленно опустил взгляд ниже. Пальцы Гермионы сомкнулись на его руке – не сжали, неспособные на это усилие, но коснулись. Скорее поддавшись интуиции, он переплел ее пальцы со своими, пораженно наблюдая как на кончиках его пальцев зарождаются голубоватые искры. Как только они коснулись ее руки, Гермиона сделала судорожный вдох.
- Вот чертов сказочник… - благоговейно прошептал Северус, не зная смеяться ему или пугаться происходящих перемен. – «Она не для тебя, мальчик мой»! – передразнил он, хмыкнув под нос. – Как раз для меня… Совершенно точно для меня…
Загадки Дамблдора как всегда оказались просты до безобразия. Спасти Гермиону может только он – вернув обратно все, что когда-то взял. И единственный способ сделать это – завершить обручение. Поцеловать невесту.
Может, Гермиона и попытается открутить ему голову… Но уж лучше так, чем смотреть как она медленно угасает. Осторожно высвободившись, он перехватил все еще неподвижное тело Гермионы, усадив ее так, чтобы она опиралась на его локоть и слегка виновато посмотрел в затуманенные слабостью глаза:
- Ты можешь хоть проклясть меня, но другого выхода я не вижу.
С этими словами он осторожно, сам не веря, что делает это, коснулся ее губ поцелуем.
Северус меньше всего походил на сраженного красотой принца. Скорее уж ему больше подходила роль Горбуна. Но в сказках главное – следовать правилам.
Едва их губы соприкоснулись, как он почувствовал силу – чужую, светлую, что долгое время была в нем, позволяя жить за чужой счет. Она стремилась наружу, трескучими искрами перетекала к Гермионе везде, где он касался ее. И с каждой секундой тело ее наполнялось жизнью – дыхание стало глубоким и ровным, сердце забилось с бешеной скоростью.
- Северус? – губы прошлись по его губам, доставляя почти болезненное удовольствие. Он сжал ее сильнее, не давая отстраниться.
- Еще не все… - выдохнул, не переставая ее целовать.
Может быть, это не был лучший поцелуй в ее жизни – поцелуй, в котором не было ни грамма страсти, лишь отчаянное желание вернуть украденное, спасти любовь. Но он точно никогда его не забудет. Как и ее саму.
Тонкие, слабые еще руки сомкнулись на его плечах, показывая, что она не собирается вырываться. Искры гасли, их было все меньше – но он не отстранился, пока последняя из них не коснулась ее кожи. Только тогда Северус решился поднять на нее глаза, разорвав поцелуй. На щеки вернулся румянец, глаза снова блестели тем особенным блеском, что бывает только у молодых, полных жизни ведьм.
Секунду они смотрели друг другу в глаза, пытаясь найти там ответы на свои вопросы. Затем Северус осторожно ее отпустил, уже не опасаясь, что она упадет. С сожалением ощутил, как соскальзывают со спины ее руки.
Гермиона осталась сидеть рядом – это уже успокаивало. Может быть, она и не проклянет его теперь, в благодарность за свое спасение.
- Я… - начала она неуверенно, но продолжить не успела. Снизу донесся грохот разбиваемого стекла и громкие ругательства.
Они одновременно кинулись к выходу. Северус – первым, Гермиона следом за ним, на нетвердых еще ногах, пытаясь понять где она находится и как сюда попала.
- Поттер, я заставлю вас ремонтировать это окно без магии или превращу в жабу! – кровожадно пообещал Северус, едва увидел незваных гостей. Гарри и Рон, даже еще Джинни плюсом – троица стояла посреди его небольшой гостиной, все палочки на изготовку. Впрочем, едва увидев живую и здоровую Гермиону, они об этом забыли. Терпеливо переждав охи, вздохи и восторги, Снейп скомандовал:
- Окно восстановить и сесть. Сейчас же.
Послушались все, кроме Гермионы – она осталась стоять рядом с ним, словно опасаясь, что есть отойдет дальше, силы снова покинут ее.
- Мисс Грейнджер, вам нужно отдельное приглашение?
- Я постою, - нахмурилась ведьма. Она, безусловно, была рада видеть друзей, но появились они ужасно не вовремя. Единственное, чего ей хотелось сейчас – разобраться в самой себе. Просыпаться от поцелуя – это, конечно, романтично, но если ты при этом чувствуешь себя так, словно тебя переехала машина, целует тебя твой профессор, от которого ты недавно сбежала, не сказав ни слова, а вокруг летают мириады голубых обжигающих искр, то все становится гораздо сложнее. И мысли в голове оставались какими-то сумбурными и отрывочными. Она понимала, что означает поцелуй, чувствовала свою магию и от одного этого ощущения ей хотелось плакать и смеяться одновременно. Она должна бы злиться на него – потому что теперь, когда обряд завершен…
- Герм, скажи что-нибудь… - Гарри смотрел на нее, явно ожидая ответ на вопрос, а она понятия не имела что он только что сказал и только чувствовала, как на глазах вскипают слезы – от бушующих внутри чувств, желаний и страхов и от необходимости вместо этого что-то объяснять.
- Выметайтесь отсюда… - раздался над головой усталый голос зельевара. – Поттер?
- Пойдем, Гарри… - более трезво мыслящая Джинни потянула парней к дверям, на прощание украдкой пожав Гермионе руку. – Отправь мне патронуса, как поправишься, хорошо?
Как только захлопнулась дверь, Северус ощутил неимоверное облегчение. И не сразу понял, что оно – не его. Гермиона уже поднималась по лестнице и чем дальше она отходила, тем проще ему было различать свои чувства… И ее.
Да уж, теперь все станет намного сложнее…
Полный мрачных опасений, Северус двинулся следом, однако направился вместо спальни в свой кабинет. Ощущать другого человека как самого себя оказалось неожиданно приятно и тяжело одновременно. Возможно, дело было в самой Гермионе, которую сомнения буквально разрывали на части. В любом случае он устроился сразу за стеной – так, чтобы ясно разграничивать себя и ее, но так, чтобы продолжать чувствовать все, что чувствует ведьма.
При достаточном сосредоточении он смог даже вовсе перестать ее ощущать, что не могло не радовать.
Спустя пару часов Гермиона, видимо, пришла к какому-то выводу, потому что нескончаемая буря эмоций через стенку начала стихать и Северус с облегчением понял, что счастье в магическом браке все же существует – когда твой партнер спокоен и ты предоставлен самому себе.
Тихо скрипнула дверь. Девушка возникла на пороге – несмело, неуверенно шагнув внутрь. Он подавил екнувшее сердце, с досадой понимая, что она тоже может его эмоции ощущать.
- Ты же понимаешь, почему я не могла ничего рассказать? – наконец, решилась Гермиона. Разговор с чего-то нужно было начинать и она предпочла говорить о самом простом. Северус сидел за столом – боком к ней, не смотря в глаза. Им придется как-то решить все вопросы. Время выбора прошло. Она была благодарна ему за то, что позволил все обдумать – неожиданное проявление чуткости от бесчувственного зельевара. – Почему ушла, не предупредив?
Он молча кивнул.
- И я… - Гермиона вдохнула поглубже, переходя к главному. – Не виню тебя…
Северус фыркнул. Как будто он собирался извиняться!
- Я рада, что ты спас меня, - проигнорировав его, продолжила Гермиона, нервно притопнув ногой. Она предпочла бы чувствовать его так же, как он наверняка чувствовал ее, но через защиту двойного агента нужно было пробиваться тараном. – Спасибо. И я понимаю, это был единственный способ.
- Он бы не понадобился, если бы ты думала головой… - не удержался Снейп, перебирая в руках перо и измазав уже все пальцы в чернилах.
- Это тоже был единственный выход, - перебила его ведьма. Северус по-прежнему не смотрел на нее и это раздражало. – Они рассекли ему голову, он истекал кровью…
- Ты хоть понимаешь, что я мог и не успеть вовремя? – с досадой проведя рукой по лицу, маг встал и подошел к ней. В сумерках тени стали резче, было видно, что Гермиона еще больше похудела – если такое вообще возможно – и страх неожиданно накрыл его с головой. – Мог тебя не найти, мог не догадаться?
- Он мой друг, - просто ответила Гермиона, пресекая все попытки достучаться до ее разума. Северус вздохнул. Гриффиндорцы. Когда дело касается друзей и семьи, разговаривать с ними становится бесполезно. – Поэтому в той… Ситуации, в которой мы оказались сейчас, есть и моя вина тоже.
- Ситуации? – нехорошо уточнил Снейп. Она неуверенно кивнула. – И что же ты собираешься делать с этой… ситуацией?
В его исполнении это слово звучало совершенно неуместно и даже как-то издевательски, но назвать вещи своими именами у нее не поворачивался язык.
- Хочешь уехать?
Подразумевалось «снова сбежать». Но на этот раз бежать ей не хотелось. Гермиона чувствовала свою вину перед зельеваром, знала, что ее исчезновение избавит его от множества проблем. Каждый из них сможет, наверное, зажить своей жизнью теперь, когда баланс магических сил пришел в норму. Но она, сама не зная почему, этого не хотела.
- Если ты попросишь, - опустив голову, тихо ответила она.
Северус застыл в замешательстве. Перед ним стояла молодая женщина, ради которой он был готов умереть. Но жить с ней? Заслуживала ли она такого наказания? Или нужно было, как и советовал Дамблдор – оставить ее в покое?
Так ни на что и не решившись, потому что эгоизма и совести в нем было примерно поровну, он предоставил ей выбирать самой.
Осторожно прикоснувшись к Гермионе, Северус приподнял ее подбородок, заставив посмотреть себе в глаза. И просто позволил ей почувствовать. Ведьма вздрогнула, застыла, кожа ее мгновенно стала горячей, заставив его улыбнуться.
- Это всегда будет так, - не прерывая связь, сказал он. – Независимо от того, останешься ты или уйдешь.
- Не хочу стать просто воспоминанием, - пробормотала Гермиона, протягивая руку, чтобы дотронуться до его щеки – колючей, заросшей. – Я бы показала тебе, что чувствую я, но, боюсь, ты и так уже все знаешь…
- Да, шпиона из тебя не выйдет… - вздохнул Северус, с облегчением понимая, что сбегать она не собирается и, уже целуя ее, – впервые, по-настоящему – добавил: - Но мы над этим поработаем…


Cheshirra
 
tatykors Дата: Суббота, 14.05.2016, 21:05 | Сообщение # 10
tatykors
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, Вы великолепны!!!! Каждое Ваше произведение для меня - праздник души,именины сердца!!! СПАСИБО! 12wow
 
Назик Дата: Суббота, 14.05.2016, 22:51 | Сообщение # 11
Назик
Кровопица+ангел=идиотская смесь
Статус: Offline
Дополнительная информация
02wow уааау это было феерично !!!!! Нет слов , только эмоции
 
fyyf Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 00:05 | Сообщение # 12
fyyf
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Браво! Очень понравилось, прочитала на одном дыхании. 02wow 12wow 12wow

У каждого святого есть прошлое, и у каждого грешника есть будущее.
Оскар Уайльд
 
SAndreita Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 10:49 | Сообщение # 13
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата tatykors ()
Чеширра, Вы великолепны!!!! Каждое Ваше произведение для меня - праздник души,именины сердца!!! СПАСИБО! 12wow


Подпишусь под каждым словом! Вчера читала до 4-х утра, пока телефон не разрядился 14crazy

СПАСИБО!!!
 
Ветерок Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 13:42 | Сообщение # 14
Ветерок
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Изумительно! Не могла оторваться от текста и теперь сижу с улыбкой после прочтения. 02wow Замечательная история, которую точно захочется перечитать еще не один раз!

Иногда самая безумная фантазия может стать красивой сказкой...
 
ATAKA24 Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 14:44 | Сообщение # 15
ATAKA24
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
12wow 08thank_you 02wow

Многие люди похожи на одичавших котов. С виду такие важные, независимые и грозные, но всегда мурлычут, радуясь тому, что кто-то отважился их приласкать.
 
olga28604 Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 16:34 | Сообщение # 16
olga28604
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
02wow 02wow Просто нет слов! Классно. Волнительно. Восхитительно. СПАСИБО!!!!
 
lena_bond Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 16:58 | Сообщение # 17
lena_bond
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Обожаю все ваши истории, Чеширра + очень люблю фики про магический брак = пребываю в восторге от очередного потрясающего рассказа от вашего пера :) В очередной раз убеждаюсь, что ваш PG пронимает местами круче, чем NC :))

Спасибо-спасибо-спасибо! Буду перечитывать еще и не раз.
 
Favreau Дата: Понедельник, 16.05.2016, 09:37 | Сообщение # 18
Favreau
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, прекрасный рассказ, читать его - сплошное удовольствие! Большое спасибо 02wow

...Then, I would enter a strange routine. Every year I'd travel, I'd direct plays, spinning other stories and then, for seven weeks, I would wear black contact lenses, finding an old friend again and a part of myself.
(Alan Rickman)
______________________________________________________
I used to think as I looked out on the Hollywood night — there must be thousands of girls sitting alone like me, dreaming of becoming a movie star. But I'm not going to worry about them. I'm dreaming the hardest.
(Marilyn Monroe)
_________________________________________________________________________
Once you are real you can't become unreal again. It lasts for always
(Margery Williams Bianco, The Velveteen Rabbit)
 
jane_voron Дата: Понедельник, 16.05.2016, 11:43 | Сообщение # 19
jane_voron
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, с огромным удовольствием прочитала эту историю. Не считая нескольких опечаток (например, там, где Гермиона к Хагриду приходит у вас Клык с маленькой буквы оказался почему-то), у вас всё получилось просто замечательно 12wow И профессор вполне в характере, на мой взгляд, и - что самое главное!- очень хороший Рон у вас получился. Всегда приятно, когда автор фика не превращает героев в злодеев или в слишком уж приторных.

Интересная задумка с Омутом памяти. 02wow Вполне может быть, что подобные артефакты могут сохранять какую-то часть личности владельца. И вдвойне неожиданно, что именно таким способом герой получает ответы на многие свои вопросы.

В общем, могу сказать,что всё хорошо у вас получилось настолько, что я утаскиваю вашу "Красавицу" в избранное. И буду читать и перечитывать, когда накатит настроение 16love
 
loa81 Дата: Понедельник, 16.05.2016, 19:41 | Сообщение # 20
loa81
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чеширра, спасибо за фик. Прочитала с удовольствием!
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Спящая красавица", автор Cheshirra, PG, СС/ГГ, Romance (макси, закончен)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "О ядах и противоядиях",...
2. Если бы вы были..?
3. Да или Нет ?
4. Ассоциации-6
5. А или Б?
6. С песни по строчке-2
7. Если, значит
8. Я всё могу
9. "Жизнь подарю тебе", m_D...
10. "Хэвистон-корт" авторы З...
11. Съедобное-несъедобное
12. "Два слова", Memoria, AU...
13. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
14. Поиск фанфиков ч.3
15. "Всё отлично, профессор Снейп...
16. "Двое", m_Dik, СС/ГГ, G,...
17. Приколы по ГП
18. "Узелок на счастье", wro...
19. "Привидение", автор Астр...
20. "Гордость и гордыня", ав...
1. Be-spar-donna[20.07.2019]
2. MargoVejjs[18.07.2019]
3. Karamelka[18.07.2019]
4. Maria_Castle[16.07.2019]
5. SHALOMHen[13.07.2019]
6. SARAHen[13.07.2019]
7. Xenia4565[11.07.2019]
8. GregotyWrade[11.07.2019]
9. JayMoran[09.07.2019]
10. mangobango2[08.07.2019]
11. Arleteskync[07.07.2019]
12. desirel[07.07.2019]
13. snowflake_iam[05.07.2019]
14. Magician[05.07.2019]
15. Rogniefrice[05.07.2019]
16. Аррррана[04.07.2019]
17. Elo4ka[02.07.2019]
18. Nedolub[02.07.2019]
19. ShiyatoThreesum[30.06.2019]
20. НСС[29.06.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  olivas, IrinaIg98, Grmain, Shin-chan, Elvigun, Гвен, Nelk, eger, Гера, civilla, basty, Шторм, Мятный_Бергамот, Leontina, Vivien, Green_Lady, Julionka, olga28604, Ermestvogs, kuroedovaolga
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz