Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



  • Страница 2 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Изменяя все", автор anelem, Romance, PG, макси, в работе
"Изменяя все", автор anelem, Romance, PG, макси, в работе
Avelena Дата: Пятница, 04.09.2009, 02:23 | Сообщение # 1
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "Изменяя все", автор anelem, Romance, PG, макси, в работе


Отныне и навсегда.
 
Edie Дата: Вторник, 30.11.2010, 01:15 | Сообщение # 21
Edie
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Обмануть смерть, или День, когда погиб Волдеморт.

Всё просто, не так ли? На часик в прошлое, исправить ошибки и вернуться назад к любящему мужу и друзьям. И хэппи энд. Но какой снейджер начнется с этого?))

Эх... как же обидно, что за Гермионой не охотилась Смерть) Сразу вспоминается легенда про Дары смерти. Как там было? и нехотя смерть отдала младшему брату свой плащ-невидимку... И Гермиона, как новая обладательница мантии, обманула бы старушку с косой:)

Но слишком много неразгаданного) что же будут делать наши герои долгих 6 лет? Сможет ли Гарри забыть о том, что в Лондоне живет его лучшая подруга? И встретятся ли молодой Рон и Гермиона из прошлого? От этого только интереснее!

Я до одури люблю такие фанфики! Где все идет своим чередом, где Северус и Гермиона находят общий язык по чуть-чуть, становятся друзьями и тут рррраз..))) Уверена, что они еще не раз встретятся..)

И небольшая ошибка:



Сообщение отредактировал Edie - Вторник, 30.11.2010, 01:16
 
Dani Дата: Вторник, 30.11.2010, 01:54 | Сообщение # 22
Dani
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Edie)
Эх... как же обидно, что за Гермионой не охотилась Смерть) Сразу вспоминается легенда про Дары смерти. Как там было? и нехотя смерть отдала младшему брату свой плащ-невидимку... И Гермиона, как новая обладательница мантии, обманула бы старушку с косой:)
Кстати да! Тоже, когда читала подумала про смерть и трех братьев и уже начала фантазировать, как они вместе будут искать выход из сложившейся ситуации... А оказалось цветок... яд... Ну ничего, думаю, если автор вернулся после столь длительного перерыва, то не с пустыми руками, что-нибудь интересненькое напридумывал!)




«…странно бы требовать в такое время, как наше, от людей ясности…»
Достоевский Ф.М.
 
Alira Дата: Вторник, 30.11.2010, 03:43 | Сообщение # 23
Alira
Гриффиндорский подсолнух
Статус: Offline
Дополнительная информация
Безумно интересно. Люблю фанфики с сюжетом, в котором присутствует хроноворот. А сцена с Гарри - прелесть)))

Можно попросить уважаемого автора продолжить рассказ? Очень уж интересно)))


Положи меня, как печать, на сердце твоём, как перстень на руке твоей, потому что крепка, как смерть, любовь, и жестока, как ад, ревность: стрелы её - стрелы огненные.
"Песнь песней"
 
Ringa Дата: Четверг, 02.12.2010, 20:18 | Сообщение # 24
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6

Гермиона проснулась от странных звуков, доносящихся снизу: казалось, что кто-то передвигает что-то очень тяжелое. «Может быть, это Кричер затеял перепланировку?» – с сомнением подумала девушка. Ее рука сама потянулась к волшебной палочке, лежащей на прикроватной тумбочке. Мгновение спустя Гермиона настороженно спускалась по лестнице, крепко сжимая в руке палочку. Звук доносился из столовой, двери ее были широко распахнуты, и свет, льющийся из нее, освещал небольшую часть коридора, по которому кралась Гермиона. К тому времени, как она подошла к двери, звук неожиданно прекратился.
Осторожно заглянув в столовую, Гермиона не смогла сдержать возглас удивления: часть противоположной стены, в том месте, где висел портрет одного из предков Сириуса, была отодвинута, открывая проход в секретный подвал, о котором Гермиона не имела ни малейшего понятия. Потрясенная, девушка опустила палочку и вошла в столовую. Краем глаза она заметила темную фигуру слева от нее, но не успела она поднять палочку, как ее отшвырнуло к стене. Последнее, что увидела Гермиона, прежде чем потерять сознание, - это расплывчатая фигура с направленной на нее палочкой.

Очнувшись, Гермиона обнаружила себя лежащей на диване в гостиной. В камине полыхал огонь, а возле камина стоял человек в длинной черной мантии. Из-за сильного головокружения девушка не могла понять, кто это. Увидев, что она открыла глаза, человек подошел ближе и она наконец узнала его.
- Вы? – потрясенно спросила она, пытаясь сесть, но, едва она оторвала голову от подушки, комната поплыла у нее перед глазами.
- Лучше не двигайтесь, - холодно сказал Снейп, подойдя вплотную к дивану. – Вы слишком сильно ударились головой о стену. Вероятно, у вас сотрясение.
- Из-за вас, между прочим! – воскликнула девушка. – Зачем вы меня оглушили? Что вы вообще здесь делаете?
Уже почти два года она жила здесь, на площади Гриммо, словно отрезанная от всего магического мира. Устроиться в больницу безо всяких документов, без внятного рассказа о прошлом ей не удалось: во всей магической Великобритании были приняты дополнительные меры безопасности, ведь еще многие сторонники Вольдеморта оставались на свободе, хотя, к счастью, и не проявляли активности. Конечно, она помнила обо всех этих дополнительных декретах и указах, но, когда она была абсолютно законопослушной и ей не приходилось скрываться, они не ущемляли так сильно ее интересы, потому и не казались такими раздражающими.
Она не могла спокойно гулять по Косому переулку, потому что в любой момент авроры могли проверить ее палочку; она не могла заходить ни в одно магическое заведение, потому что везде были установлены Чары Обнаружения, выводящие на чистую воду всех замаскированных, выпивших полиморфное зелье и даже невидимых магов; она не могла даже пользоваться совиной почтой, опасаясь обнаружения своего тайного укрытия. В общем, сказать, что жизнь Гермионы налаживалась, совершенно определенно было невозможно.
Единственной отдушиной Гермионы все это время был Гарри, навещавший ее каждую неделю по воскресеньям. Даже со школы он сбегал, несмотря на все протесты Гермионы и – как всегда - на все школьные правила, чтобы поддержать девушку в мрачном, ненавидящем ее доме на площади Гриммо. Конечно, Кричер больше не оскорблял Гермиону и даже по просьбе Гарри исправно следил за домом, но все же общение с сумасшедшим домовым эльфом было для Гермионы совершенно невыносимым.
Но самое главное, Гермиона уже два года ничего не слышала о Северусе Снейпе. И вот он стоял перед ней, как ни в чем не бывало, и с привычной издевкой смотрел на нее.
- Пришел поздравить вас со свадьбой, миссис Уизли! – хмыкнул Снейп. – Даже до меня дошли слухи, что вы сегодня вышли замуж.
- И оглушение, надо полагать, было свадебным подарком?
Головокружение Гермионы постепенно прекращалось, и окружающие предметы снова начинали обретать четкость, а мысли – ясность.
- Я все еще жду объяснений, мистер Снейп! - сказала она.
- А с чего вы взяли, что я буду перед вами отчитываться? – скривил губы Снейп.
Гермиона глубоко вздохнула, чтобы не нагрубить бывшему учителю.
- В конце концов, - нарочито спокойно сказала она, - вы ворвались ночью в мой дом.
- Это не ваш дом, - возразил Снейп.
- Это дом моего лучшего друга, и я живу здесь уже два года, - ответила девушка. – По-моему, это вполне дает мне право считать этот дом своим. И если вы мне сейчас все не объясните, я заставлю вас уйти отсюда, и вы не получите того, что вам нужно, того, что скрывается за потайной дверью, которую вы открыли.
Снейп саркастически приподнял бровь и достал ее палочку из кармана.
- Хотел бы я посмотреть на то, как вы собираетесь меня отсюда выгнать. Впрочем, - добавил он, отдавая ей палочку, - я расскажу вам, зачем я здесь. Возможно, вы владеете необходимой мне информацией, раз уж пришли из будущего. Посмотрите, вам это о чем-нибудь говорит?
Снейп, закатав левый рукав мантии, показал Гермионе свою метку. Гермиона ахнула: метка потемнела, на ней была заметна запекшаяся кровь.
- Что это? – испуганно спросила она. – Почему она?..
- Это я у вас хотел спросить. В вашем времени это так и не выяснили? Или только у меня такая… проблема?
Гермиона встревожено посмотрела на него.
- Я ничего не знаю об этом, мистер Снейп, - призналась она. – Всех Пожирателей, которым не удалось бежать, посадили в Азкабан. Почти все они умерли на третьем году заключения. Многие связывали это с Вольдемортом, говорили, что он наложил на своих слуг какое-то проклятие, что-то из Темной Магии, вызывающее их медленную смерть в случае его гибели. Честно говоря, мало кто в это поверил, но другой версии все равно не было. Министерство только разводило руки. В официальном заключении было сказано, что все умершие Пожиратели были сильно истощены и имели крайне болезненный вид в последние дни своей жизни. Но нигде не говорилось о том, что у них творилось что-то неладное с меткой.
Трудно было понять, о чем думает Снейп и какие чувства вызвало в нем ее сообщение. После непродолжительного молчания он произнес:
- Что ж, это возвращает меня к библиотеке Блэков.
- К библиотеке? – изумленно переспросила Гермиона. – Так значит там, за потайной дверью, библиотека? Но как вы узнали? Даже Сириус никогда не упоминал о ней!
- Вероятно, Блэк не придавал ей большого значения или же просто не знал, как открыть потайную дверь. Ведь для этого нужно использовать Темную Магию. А я знаю об этом, потому что три года назад в этом доме я нашел дневник Регулуса Блэка.

Когда Гермиона спустилась вместе со Снейпом в подвал, она ахнула от изумления: просторное помещение было заставлено огромными стеллажами с тысячами книг, и лишь в углу стоял небольшой столик с огромным слоем пыли и двухместная скамья рядом с ним.
- Я жила здесь целых два года и не знала об этой библиотеке! – невольно вырвалось у нее. – Да здесь, наверное, столько же книг, сколько в Хогварце!
- Не особо обольщайтесь, миссис Уизли. Уверен, что большая часть библиотеки посвящена Темной Магии, - заверил ее Снейп.
Но Гермиона его не слышала, как зачарованная, ходила она вдоль стеллажей, жадно вглядываясь в названия книг, едва различимые из-за пыли и паутины.
- Что вы рассчитываете здесь найти? – наконец спросила она.
- Все о проклятиях, которые можно наносить на метки, подобные моей, - ответил Снейп. – В противном случае, боюсь, меня ждет участь слуг Темного Лорда, умерших в Азкабане.
- Так вы считаете, что Вольдеморт проклял вас? – недоверчиво спросила Гермиона.
- Нет. Я считаю, что это сделали так называемые «народные мстители». Кто-то, кто очень пострадал из-за Темного Лорда. Эта метка соединяла нас всех между собой. Если наложить проклятие на метку хотя бы одного из нас, оно коснется всех, у кого есть метка.
Глаза Гермионы расширились. Ведь если предположить, что на метки в принципе можно накладывать проклятия, которые могут нанести вред их носителю, то…
- Но подождите, - сказала вдруг Гермиона, нахмурившись, - если бы существовали такие проклятия, то всех Пожирателей Смерти давно бы уничтожили, еще во время первой войны с Вольдемортом. Зачем это делать сейчас, когда Вольдеморт уже мертв, а война давно окончена?
- Это я и хочу выяснить, миссис Уизли.
- Не называйте меня миссис Уизли, - вдруг попросила Гермиона. – Из ваших уст это звучит совсем дико. Мисс Грейнджер намного привычнее.
- Как скажете, - услужливо ответил Снейп. – А теперь, раз уж я вам все объяснил, может быть, вы отправитесь обратно спать и не будете путаться у меня под ногами в вашей невообразимой сорочке?
Гермиона густо покраснела. Она совсем не обратила внимания, что на ней только сиреневая фланелевая сорочка в легкомысленный цветочек – подарок Гарри на прошлый День рождения. Он еще шутливо возмущался, что ему приходится дарить ей по два подарка на каждый праздник.
- Простите, - невнятно пролепетала она, пятясь к двери, - я сейчас…

Когда Гермиона пулей выскочила из подвала, Снейп еще раз закатал рукав и внимательно посмотрел на свою метку.
Это началось три недели назад. Снейп тогда проснулся от ужасного жжения на внутренней стороне левого предплечья – знакомого ощущения, которое он не испытывал уже два года. Это его не на шутку взволновало. Могло ли это означать, что Темному Лорду снова удалось каким-то чудом остаться в живых? Потом Снейп обратил внимание, что эта боль все же другого характера. Она начала, словно сильнодействующий яд, распространяться по всему телу. Северус заметил, что временами стал чувствовать слабость, у него снова появились темные круги под глазами, а иногда начинали дрожать руки. А потом метка стала кровоточить.
Снейп перепробовал множество зелий и мазей, чтобы успокоить боль, перечитал не один десяток книг, которые могли хоть как-то пролить свет на странное поведение метки. Все, что он обнаружил, - это упоминание о том, что существуют определенные проклятия, наносимые на подобные метки, позволяющие влиять на их носителей. Но Снейпу катастрофически не хватало информации и, главное, источников ее получения. Ужесточенные меры безопасности, принятые Министерством магии, не позволяли ему, официально убитому бывшему Пожирателю смерти, посещать библиотеки. Не мог он воспользоваться и личными библиотеками знакомых, например, Малфоев. Тогда-то он и вспомнил о дневнике Регулуса Блэка, который он как-то пролистывал в поисках информации о Темном Лорде. Информации, которую скрывал от него Альбус Дамблдор. Малфой однажды упомянул брата Блэка, когда ругался с Бэллатрикс. Люциус намекнул на то, что еще один братец Бэллы не проявлял должного уважения Темному Лорду, разбалтывая всем, что он знает какую-то тайну о нем. Снейп, взбешенный тем, что Дамблдор не доверяет ему то, что может доверить дураку Поттеру, цеплялся за любую ниточку, ведущую к тайнам Темного Лорда. Потому он и забрал дневник Регулуса Блэка, когда проник в дом на площади Гриммо, чтобы найти у Блэка хоть что-нибудь, напоминающее о Лили.
К его разочарованию, дневник был слишком старым, Регулус вел его, когда был еще подростком. Зато в нем была очень ценная информация о скрытой ото всех библиотеке Блэков. Нетрудно было догадаться, какие именно книги могли коллекционировать Блэки. И это было как раз то, что нужно Снейпу.
По правде сказать, он и не подумал, что Грейнджер может жить в доме Блэков. Хотя это было более чем логично: куда еще Поттер мог поселить скрывавшуюся подругу? Признаться, он почти не вспоминал о ней эти два года. Два года абсолютного покоя, безразличия и скуки.
Северус настолько не привык жить без дела, что первое время не мог найти себе места. Конечно, он разобрался со своей библиотекой, перечитал многие книги, занимался зельями, следил за событиями магического мира, заказывая Пророк на чужие адреса. Но все это было настолько бессмысленным… Почти все время он сидел дома, который возненавидел еще больше, погруженный в свои безрадостные мысли и воспоминания. И все больше убеждался в том, что не должен был выжить той ночью. И все больше желал своей смерти. По крайней мере, думал, что желал.
Когда же начались проблемы с меткой, он забеспокоился. Казалось бы, раз судьба дает ему еще один шанс умереть, надо с благодарностью им воспользоваться. Не суетиться, не искать лихорадочно выход из положения, не придумывать новые способы исцеления. Просто дать проклятию сделать свое дело. Позволить ему убить себя.
Но оказалось – и это стало самым большим откровением для Снейпа – оказалось, что он хочет жить. Он не понимал, зачем ему нужна эта жизнь, ради чего ему вообще стоит жить. Но что-то в нем определенно не желало умирать. И, похоже, это что-то непостижимым образом брало верх над всем остальным. Именно поэтому он сейчас ходил вдоль стеллажей, изучая корешки книг и отбирая те, которые могли бы ему пригодиться.
Странно, но, узнав в оглушенной им девушке гриффиндорскую всезнайку, он почти обрадовался. Все же два года отшельничества дали о себе знать, а Грейнджер была еще не самым худшим объектом для общения. К тому же она могла знать что-нибудь о метках других Пожирателей. Когда он подошел к ней, чтобы привести ее в чувство, он почувствовал небольшой укол совести. Она лежала возле стены, какая-то уставшая и замученная, сбитые непослушные волосы разметались по бледному осунувшемуся лицу, нелепая сорочка задралась, обнажая худые ноги. Сколько ей было лет? Двадцать пять? Чуть больше? Сейчас, лежа без сознания, она выглядела совсем ребенком. И этот ребенок спас ему жизнь, и теперь он будет вечно ей должен за это. Древняя магия уже крепко связала их. Интересно, знала ли об этом сама Грейнджер?
Честно признаться, он был удивлен новостью о том, что она выходит замуж за Рона Уизли. Не то, чтобы он когда-либо интересовался личной жизнью студентов, но, если взять их троицу, было бы логичнее, чтобы она связалась с Поттером. Тот по крайней мере был героем, пусть даже и геройство его было основано на везении. Но тупоголовый Уизли? Хотя… Очевидно, все женщины выбирают мужей, руководствуясь какими-то своими, совершенно алогичными правилами. Например, его мать, вышедшая замуж за этого ублюдка, уничтожившего ее и превратившего его детство в ад. Или Лили…

- Мистер Снейп, - прервала его размышления Грейнджер, неожиданно появившаяся у него за спиной, - вы разрешите мне помочь вам? Вы никогда не управитесь с таким количеством книг в одиночку.
Северус резко повернулся к ней и, смерив ее тяжелым взглядом, ответил:
- Только в том случае, если вы не будете мне мешать и отвлекать меня своей болтовней.
- Поверьте, сэр, у меня и в мыслях не было болтать с вами, - холодно парировала она. – Если мне понадобиться приятный собеседник, я позову Кричера.
Снейп удивленно приподнял брови, наблюдая за тем, как девушка с гордо поднятой головой удаляется в другой конец библиотеки. Она посмела так нагло дерзить ему? Это вызывало скорее интерес, чем раздражение.
- И, кстати, сэр, - донеслось из-за стеллажей, - если вам интересно, послезавтра из моей лаборатории пропадут ваши записи по зельям, так что, если вы хотите опередить вора, самое время продумать план, сэр.
- Я полагал, вы сами должны это сделать, - сухо ответил Снейп, - раз уж вы оказались такой растяпой и допустили кражу моей работы. Эта ваша вина, вы и должны ее загладить. К тому же, насколько я припоминаю, вы заинтересованы в моих записях не меньше, чем я. Вы же из-за них меня спасли? Ах, да, еще из-за жалости, я помню. Наверняка, эта самая жалость стала и главной причиной вашего брака с мистером Уизли. Это, очевидно, единственное чувство, которое вы, книжный червь, способны испытывать.
Он и сам не знал, что его так разозлило и почему он был так резок с девчонкой. Просто ему захотелось поставить ее на место. Повисло молчание. Он уже ожидал услышать тихие всхлипывания и приготовился праздновать свою маленькую победу над Грейнджер, как вдруг раздался ее совершенно спокойный голос:
- Нет, просто это единственное стоящее чувство, которое вы, желчный мерзавец, способны вызывать в других людях.
Снейп задохнулся от гнева. Выхватив палочку, он стремительно направился к последнему ряду книг, где стояла Грейнджер. Едва повернув за угол, он увидел ее, держащей палочку наизготовку, на лице ее застыла отчаянная решительность. Легко отразив первое его заклинание, девушка швырнула в него какую-то книгу и, пока Снейп уклонялся от нее, обезоружила его.
- Что же вы, - усмехнулась она, подходя к нему вплотную и по-прежнему держа его под прицелом, - за два года утратили всю сноровку? Или это старость так повлияла на вашу реакцию?
Резко подавшись вперед, Снейп крепко схватил ее за запястья, выбив при этом из рук девушки палочки, и дернул на себя.
- Ты, кажется, забыла, - прошипел он прямо ей в лицо, - с кем ты разговариваешь, Грейнджер. И на что я способен.
К его удивлению, в ее глазах не было ни капли страха, только презрение, смешанное с чем-то, что он не смог определить. Когда она заговорила, ее тихий голос дрожал от ярости:
- Поверьте, я помню, на что вы способны. И на что вы не способны.
Снейп какое-то время гневно смотрел на нее и затем, с силой оттолкнув ее от себя, поднял с пола свою палочку и стремительно вышел из библиотеки.
И только когда за ним с грохотом захлопнулась входная дверь и дом заполнился криками матери Сириуса, Гермиона, все еще лежащая на полу, горько заплакала.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Edie Дата: Четверг, 02.12.2010, 23:33 | Сообщение # 25
Edie
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ух ты... Целых 2 года спустя)) da4
А стало только интереснее:) судя по всему это Северус на пару с Гермионой-из-прошлого украли записи о зельях у Гермионы-из-настоящего. и интересный поворот событий. Ведь Волдеморт действительно мог наложить подобное проклятие jump2
 
Sofya Дата: Пятница, 03.12.2010, 03:42 | Сообщение # 26
Sofya
Незабвенная
Статус: Offline
Дополнительная информация
Однако однако.... :) посмотрим что дальше будет:)

Через тернии к звездам.
 
Evanesco Дата: Пятница, 03.12.2010, 10:39 | Сообщение # 27
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ай, молодец, Гермиона! Так его, вредину. Совсем одичал бывший директор, общаясь с портретом Дамблдора, змеями и змеемордыми типами. И сидя в одиночестве два года. Неправдоподобно, однако. Он два года просидел взаперти, и она - тоже. Ну, Гермиону хоть Поттер навещал раз в неделю. Нормальный человек за это время уже бы куда-нибудь вылез и во что-нибудь вляпался. Но автору виднее. Надеюсь, теперь, когда они, наконец, встретились, и начнут куда-нибудь вляпываться.

- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
Dani Дата: Пятница, 03.12.2010, 17:21 | Сообщение # 28
Dani
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Дааа Гермиона молодец! Отбрила по-полной Снейпа!


«…странно бы требовать в такое время, как наше, от людей ясности…»
Достоевский Ф.М.
 
murrrchik Дата: Понедельник, 20.12.2010, 10:11 | Сообщение # 29
murrrchik
в тихом омуте...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7

Гермиона не спеша шла к замку, с упоением наслаждаясь тихой красотой летней ночи. Как же здорово было снова оказаться здесь, особенно, после двух лет заточения в угрюмом, враждебном доме! Конечно, она не проводила там все время: иногда девушка гуляла по маггловскому Лондону, где ее никто не смог бы узнать. Но одно дело – суетливый, скучный город, а другое – Хогварц, величественный, прекрасный, пьянящий своим волшебством. Здесь, казалось, магия витала даже в воздухе, и все было таким… родным, близким. Если бы только она могла сейчас зайти к Хагриду, рассказать ему, на какой отчаянный поступок она решилась, объяснить, как одиноко ей было эти два года, пожаловаться на невыносимого Снейпа… Хотя Хагрид, насколько знала Гермиона, так и не поверил в оправдание Снейпа, не смог простить ему – пусть даже и вынужденное – убийство Дамблдора. И, конечно, Хагрид не одобрил бы как то, что девушка спасла своего бывшего профессора, так и то, что она, несмотря на ужасное поведение Снейпа, сейчас снова намеревалась помочь ему.
Предыдущие два дня, с того самого момента, как Снейп покинул дом Блэков, девушку раздирали обида на бывшего учителя и желание ему помочь. Если не с меткой (тайный проход в библиотеку закрылся, едва она вышла из нее), то хотя бы с пропавшими записями. Ведь, во-первых, только она знала, где находятся эти записи, во-вторых, она могла предположить, когда именно они были украдены, а в-третьих, именно она в прошлом допустила их кражу. Потому сейчас она не спеша шла к замку, скрытая под мантией-невидимкой и абсолютно уверенная в том, что ей удастся скопировать записи до того, как их украдут. Заодно она увидит, кому же могли понадобиться исследования Снейпа.
Дойдя до главного входа, девушка с усилием потянула на себя тяжелую дверь и вошла в замок. Проходя по его просторному холлу, длинным коридорам, она отметила, что в Хогварце все еще оставались следы ужасной битвы, хотя почти все было восстановлено или переделано в тот год, когда Гермиона и ее друзья вернулись сюда, чтобы окончить образование. Именно тогда она впервые попала в личную лабораторию Снейпа, где ей, как лучшей студентке, разрешили готовиться к итоговому экзамену по Высшим Зельям. И именно тогда она нашла тетрадь, исписанную отвратительным, неразборчивым почерком Снейпа, - тетрадь с ценными записями о создании новых зелий. Гермиона присвоила себе эту тетрадь, понадеявшись, что ей удастся завершить работу профессора.
После окончания школы девушка осталась в Хогварце, чтобы продолжать обучение у Горация Слагхорна и одновременно осваивать профессию целителя, помогая мадам Помфри в больничном крыле. Кроме того, у нее появилась возможность и дальше использовать лабораторию Снейпа и продолжать работу над созданием новых зелий. Правда, нельзя сказать, что ей это особо удавалось. Несомненно, Гермиона могла сварить почти любое зелье по уже готовому рецепту, однако способность сочинять новые зелья явно не входила в ее таланты.
В тот злополучный день, когда тетрадь Снейпа была украдена, Гермиона, как всегда, допоздна работала в лаборатории и собиралась оставаться в ней до тех пор, пока ее глаза не слипнутся от усталости, а сама она не упадет от бессилия. Однако планы ее были разрушены неожиданным появлением Рона и Гарри. Гермиона была очень удивлена их приходом, поскольку мальчики, готовясь стать аврорами, жили в Лондоне и навещали ее только по выходным, к тому же они виделись только вчера, на праздновании собственной свадьбы, так что особых причин встречаться сегодня, еще и ночью, не было. Но когда Рон признался, что очень соскучился за день по своей новоиспеченной жене и захотел отвлечь ее от «этих идиотских зелий», Гермиона растаяла и приняла их безумное предложение прогуляться в Хогсмид под покровом ночи.
Она тогда аккуратно положила заветную тетрадь на ее привычное место, в нижний ящик письменного стола, и, наложив на дверь охранное заклинание, ушла с ребятами. На следующее утро обнаружилось, что нижний ящик стола пуст. Кстати, пропажа тетради была не единственным огорчением в то утро, но об этом она сейчас запрещала себе думать: слишком уж болезненными были ее воспоминания.

И вот теперь, все еще надежно скрытая под мантией-невидимкой, она стояла перед дверью в лабораторию. Убедившись, что заклинание все еще работает, девушка улыбнулась: она опередила вора! Сказав пароль, Гермиона зашла в лабораторию; освещая себе путь палочкой, она подошла к столу и выдвинула нижний ящик. Тетрадь лежала на месте.
Девушка, скинув наконец с себя мантию-невидимку, зажгла свечу и села за стол, положив тетрадь перед собой. Достав из кармана заранее приготовленную уменьшенную в размерах чистую тетрадь и вернув ей первоначальный вид, Гермиона произнесла копирующее заклинание. Ничего не произошло.
- Наверное, Снейп защитил тетрадь от копирования… - задумчиво пробормотала она. – И что же делать?
Перепробовав все известные ей контрзаклинания, девушка была вынуждена признать свое поражение.
- И что же делать? – уже с отчаянием повторила она.
Очевидно, выбора у нее нет: единственный способ сохранить записи – переписать их. И сделать это нужно как можно скорее. Но не успела Гермиона переписать и трех страниц, как в коридоре послышались шаги. К ее ужасу, шаги прекратились как раз перед дверью в лабораторию.
- И что дальше? – прошептал кто-то. – Ты знаешь пароль?
- Нет. А что, нужен пароль? – ответил ему другой шепот.
- Естественно! Она всегда хорошо защищает свою лабораторию. – хмыкнул первый.
Гермионе некогда было дослушивать этот занимательный диалог. Рано или поздно воры догадаются просто толкнуть дверь – и увидят здесь ее. Девушка в панике заметалась по кабинету. Ее ни в коем случае не должны обнаружить! Когда ручка двери зашевелилась, Гермиона почти машинально схватила обе тетради, потушила свечу и бросилась к единственному месту, где можно было спрятаться, - к шкафу. Едва успев забраться в него и притаиться, она услышала, как скрипнула дверь. Сейчас она узнает, кто эти загадочные воры! И действительно, свеча снова зажглась, а Гермиона услышала голос, который никак не ожидала услышать:
- И все же, Рон, я не понимаю, зачем мы сюда пришли, - сказал Гарри Поттер.
- Ты не должен был идти со мной, - пробурчал Рон в ответ. – Я всего лишь попросил твою мантию.
- Я не хотел, чтобы ты во что-то вляпался, - пояснил Гарри. – А теперь, когда мы здесь, я уверен, что ты собираешься во что-то вляпаться. Объясни, зачем мы сюда пришли.
Рон тяжело вздохнул.
- Ты, наверное, подумаешь, что я эгоист и все такое, но я просто не могу больше это терпеть! – горько сказал он. – Ты видел, как она удивилась, когда мы пришли? Как будто я не муж ей и не могу навещать ее, когда захочу.
- Она просто еще не успела привыкнуть, - резонно заметил Гарри, но Рон отмахнулся от него.
- Да дело не в этом. Ей было неприятно, что мы оторвали ее от работы. От ее чертовой работы! – эти слова Рон выплюнул, будто произносил что-то на редкость мерзкое. – Она же просто спит с этой идиотской тетрадкой Снейпа!
- Рон! – с укоризной прервал его друг. – Ты преувеличиваешь. Конечно, ее интересует эта тетрадь, конечно, она много работает в последнее время, но это ведь Гермиона! Как будто это новость для тебя, что она помешана на новых знаниях!
Повисла угрюмая тишина. Наконец Рон признался:
- Я думал, что свадьба все изменит. Что она станет больше времени проводить со мной, что она будет по вечерам аппарировать к нам, в Лондон. И так бы и было, если бы она любила меня больше, чем свою работу. Все из-за этой тетради! – зло выпалил он.
- Ты же не собираешься ничего сделать с тетрадью? – настороженно спросил его Гарри, нахмурившись.
- Как раз собираюсь! Я спалю ее! И ты не помешаешь мне сделать это!
- Рон!..
Послышалась какая-то возня, звук выдвигаемого ящика и разочарованный стон Рона. Гермиона немного приоткрыла дверь шкафа и припала к щели: парень в отчаянии заходил по комнате, затем вернулся к столу, выдвинул остальные ящики – и рухнул на стул, обхватив голову руками.
- Ты понимаешь, что это значит? – вдруг завопил он. – Понимаешь? Она поняла, что я видел, куда она прячет свою дурацкую тетрадь и решила ее перепрятать. Помнишь, в холле она странно на меня посмотрела и сказала, что ей нужно сходить за мантией? Она придумала это, чтобы вернуться сюда! Ты знаешь, о чем это говорит?
Гарри разозлился.
- По-моему, это говорит о том, что ты спятил! – резко осадил он друга. – Зачем ей нужно было перепрятывать свою тетрадь?
- Потому что она не доверяет мне! – горячо зашептал Рон, выглядел он при этом совершенно сумасшедшим. – Я сказал ей как-то в шутку, что когда-нибудь уничтожу ее тетрадь. И она подумала, что сегодня я это сделаю.
- И была права, верно? Разве ты не для этого сюда пришел?
Рон, стукнув кулаком по столу, вскочил и принялся снова метаться по лаборатории.
- Она не доверяет мне, Гарри, не доверяет! – кричал он. – Иногда мне кажется, что она вообще меня не любит. Она с такой радостью взялась за эту работу! Так легко свыклась с тем, что мы можем видеться только раз в неделю! Да и то, - горько добавил он, - разве я не вижу, как она скучает рядом со мной…
- Нет, Рон, ты что, она… - ошарашено начал было Гарри, но друг, казалось, даже не заметил, что его перебили.
- Раньше нам было весело вместе, не так ли? Было столько приключений, столько общих целей, совместных дел… Но теперь все изменилось, и мы с ней отдаляемся друг от друга. Она с радостью променяла меня на тетрадку Снейпа, по-видимому, с ней Гермионе интереснее, чем со мной.
Последовала пауза. Один Мерлин знает, каких усилий стоило Гермионе беззвучно сидеть в шкафу, ничего не предпринимая. Наконец Гарри вздохнул и подошел к другу.
- Я и не знал, что у вас проблемы, - тихо сказал он. – Но я уверен, что со всем можно справиться. И сжигать для этого тетрадь не нужно. Вам просто необходимо поговорить. Я знаю, что Гермиона по-прежнему любит тебя, иначе она не вышла бы за тебя замуж. Ты ведь помнишь еще об этом? Просто завтра поговори с Гермионой. А теперь давай вернемся в Хогсмид и поспим немного.
- В Хогсмид? – медленно повторил Рон. – Да-да, в Хогсмид. Только я не хочу спать. Знаешь, чего я хочу сейчас больше всего? Напиться до чертиков!
Гарри начал было возражать, но Рон не слышал его. Угрюмо бормоча что-то себе под нос, он стремительно вышел из лаборатории, и Гарри не оставалось ничего, кроме как последовать за ним. Когда за парнями захлопнулась дверь, Гермиона медленно сползла по стенке шкафа.
- Какой кошмар! – прошептала она.
- Я тоже так считаю, - раздался ядовитый голос справа от нее.
От неожиданности девушка дернулась и, потеряв равновесие, вывалилась из шкафа. Вслед за ней из убежища вышел парень, показавшийся ей смутно знакомым.

Вернувшись домой два дня назад, Северус не мог найти себе место от ярости. Что эта наглая девчонка о себе возомнила? Как она только посмела так разговаривать с ним? Проклиная Грейнджер, он не сразу заметил, что метка снова начала кровоточить. Чертыхаясь, Северус дрожащими руками обработал ее зельем и, совершенно обессиленный, тяжело опустился в кресло в гостиной. Злость внутри него постепенно сменялась усталым безразличием. Не стоило тратить столько энергии на возмущение поступками Грейнджер. Есть более важные проблемы, требующие решения. Та же метка, например. Правда, теперь придется искать другой источник информации, поскольку в чертов дом Блэка он больше не вернется. Разве только убедившись, что несносной девчонки там нет.
Но сейчас даже не это было самой главной и неотлагательной проблемой. Грейнджер сказала, что послезавтра его записи о незаконченных зельях будут украдены из ее лаборатории. Возможно, девчонка и сама, мучаясь угрызениями совести, предотвратит утрату ценной тетради. Однако полагаться на столь неуравновешенную, заносчивую особу Северус был не намерен.
Потому следующей же ночью он отправился в Хогварц, где, как он узнал из Пророка, продолжала свое обучение мисс Грейнджер. Нетрудно было догадаться, что ее лаборатория – это не что иное, как его собственная лаборатория. Зная каждый секретный проход в замке, каждое потайное укрытие, Северус без проблем пробрался к лаборатории никем не замеченный. Хотя, безусловно, сыграло свою роль и то, что мало кому могла прийти в голову идея ночью гулять по подземельям. Но, к неудовольствию мужчины, дверь в лабораторию находилась под охранным заклинанием. Чтобы войти внутрь, нужно было знать пароль.
На самом деле, он вполне предполагал нечто подобное, потому в кармане его мантии была припасена бутыль с Полиморфным зельем, сваренным за время двухлетнего сидения дома без особого дела. Через несколько часов, когда замок вновь ожил и загудел, Северусу, выжидающему в тайной нише неподалеку от лаборатории, удалось достать при помощи отрезающего заклинания несколько волос проходящего мимо слизеринца-семикурсника, обладающего такой же комплекцией, как у него. Дальше последовал целый день тайного наблюдения за дверью лаборатории. И только к вечеру его усилия увенчались успехом: ему удалось подслушать пароль, тихо произнесенный Грейнджер. Узнав пароль, Северус вернулся в свое укрытие, чтобы дождаться ухода девушки и проникнуть в лабораторию. Но коридоры становились все пустыннее, замок все больше погружался во тьму и тишину, а девчонка все не выходила.
Избавление пришло в виде Поттера и Уизли. Появившись, словно ниоткуда, прямо перед дверью лаборатории, они прошмыгнули внутрь и через несколько минут вышли оттуда уже с Грейнджер. Северус отчетливо услышал слово «Хогсмид», когда они проходили мимо его укрытия. «Что ж, - подумал он, - у меня будет достаточно времени, чтобы скопировать записи». Естественно, он понимал, что о краже тетради не могло быть и речи, ведь это повлекло бы за собой изменения в будущем. Поэтому Северус, войдя наконец в старую лабораторию и призвав свою тетрадь (кстати говоря, он еще в юности заколдовал ее так, чтобы только он мог это сделать), снял с тетради все защитные чары и скопировал ее. Затем, восстановив все чары и вернув тетрадь на место, он уже собирался уходить, как вдруг услышал чьи-то осторожные шаги, затихшие возле двери. Северус тут же наложил на дверь охранное заклинание, которым запирала дверь Грейнджер, и, недолго думая, забрался в шкаф, аккуратно прикрыв за собой дверь, оставив небольшую щель, чтобы можно было узнать, кто посмел посягнуть на его тетрадь. Однако наглым вором оказалась мисс Грейнджер. Северус хотел было выйти, но ему стало интересно, как она справится с копированием защищенной тетради. Поэтому, когда в лабораторию проникли Поттер и Уизли, а самой Грейнджер пришлось разделить с ним убежище, он все еще находился в шкафу. И был вынужден выслушивать жалкие стенания глупого мальчишки. К тому времени, как все наконец прекратилось, наглые гриффиндорцы покинули лабораторию, а Грейнджер неуклюже вывалилась из шкафа, Северус был уже порядком раздражен. Услышанное только что давало основания полагать, что Грейнджер расстроиться, и сейчас он, возвышаясь над ней и строго глядя в ее полные слез глаза, с неудовольствием понял, что его ожидает еще одна истерика.
Однако, увидев его, девушка, похоже, передумала рыдать. В ее глазах отразилось недоумение, затем в них промелькнула догадка.
- Мистер… Снейп? – недоверчиво спросила она. – Это вы?
Подобное поведение показалось Северусу странным, но потом он вспомнил, что до сих пор находится под действием Полиморфного зелья. Но тогда как она?..
- Ваш голос, сэр, - пояснила девушка, словно отвечая его мыслям, - его ни с чем невозможно спутать. Но как вы здесь оказались? Как вы узнали, что моя лаборатория находится в Хогварце?
- Благодаря «Пророку» вся Англия в курсе и более интимных подробностей вашей личной жизни, мисс Грейнджер, - ответил Северус. – Но только что я, похоже, стал обладателем и вовсе сенсационных сведений. Я не ошибусь, если предположу, что ваш брак оказался недолговечным?
- Не ваше дело, - отрезала Гермиона, поднимаясь с холодного пола.
Подойдя к столу, она опустилась на стул и закрыла лицо руками.
- А, наконец осознали, что только что натворили? – ехидно спросил Снейп. – Как вы могли украсть тетрадь? Вы же изменили будущее, причем ваше собственное будущее!
- Ничего я не изменила, - устало произнесла девушка, тяжело вздыхая. – Так и должно было случиться. Наутро Рон, пьяный и расстроенный, пришел ко мне «выяснять отношения». Он такое мне тогда наговорил… Мы с ним месяц после этого не общались. О, Мерлин, и это я во всем виновата! Я сама все испортила!
И Грейнджер все же расплакалась. К слову сказать, плакала она не очень раздражающе: беззвучно, не хлюпая носом и не ища у него сочувствие. Но все равно смотреть на ее чуть подрагивающие плечи было неприятно.
- Прекратите эти рыдания, - сказал наконец Северус, скривившись. – Ничего катастрофического не произошло. Уверен, что эта небольшая размолвка на пустом месте не сильно сказалась на ваших дальнейших счастливых отношениях с Уизли.
Девчонка резко подняла голову и с яростью посмотрела на него.
- Да что ВЫ можете знать об отношениях? – воскликнула она. – У вас никогда…
- Грейнджер! – рявкнул Северус, перебивая ее. – Вы постоянно мне хамите! Попридержите-ка лучше свой язычок…
- А не то что? – запальчиво спросила выскочка.
- А не то я… - Северус запнулся, чувствуя, как земля уходит у него из-под ног.
Заметив, как он побледнел, девушка нахмурилась и подошла к нему.
- Мистер Снейп, с вами все в порядке? – озадаченно спросила она – и еле успела подхватить теряющего сознание мужчину.
И только усадив его на стул, Гермиона обнаружила, что левый рукав его мантии был пропитан кровью.


"Киса! Скажите, как художник художнику - вы рисовать умеете?"
О. Бендер
 
Evanesco Дата: Понедельник, 20.12.2010, 10:50 | Сообщение # 30
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ах, Рон! Обыкновенный, нормальный мужчина. Конечно, какому новобрачному будет приятно, если жена на следующий день после свадьбы запрется на весь день в лаборатории, а дома муж некормленый, неласканый один-одинешенек пропадает. Такое поведение может понять только такой же ненормальный ученый, как она сама. Т.е. Снейп. Радостно потираю ручки в предвкушении приведения в чувство профессора Гермионой и их "искрометного" (пожароопасного) общения.

- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
VredinaManushka Дата: Понедельник, 20.12.2010, 15:38 | Сообщение # 31
VredinaManushka
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
проду в студию! Плиззз))
 
Milady_Kleo Дата: Вторник, 21.12.2010, 08:06 | Сообщение # 32
Milady_Kleo
Thoroughbred enchantress
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор спасибо, чудесная глава! jump1

Quote (Evanesco)
Ах, Рон! Обыкновенный, нормальный мужчина. Конечно, какому новобрачному будет приятно, если жена на следующий день после свадьбы запрется на весь день в лаборатории, а дома муж некормленый, неласканый один-одинешенек пропадает.

Сложно не согласиться, но по моему мнению, мужчина должен без слов уметь удержать девушку рядом и чтобы желания не возникало сделать хоть шаг от него. А к сожалению, так могут далеко не многие.



 
Anelem Дата: Понедельник, 20.08.2012, 23:42 | Сообщение # 33
Anelem
Вечный мечтатель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8

Гермиона была в панике, мучаясь от собственного бессилия. Уже три дня Снейп не приходил в сознание; словно в лихорадке, он метался в кровати, а кровь, идущую из метки, с каждым разом было все труднее остановить. И Гермиона не имела ни малейшего понятия, что делать дальше.
Гарри, разбуженный в ту злополучную ночь совой, которую Гермиона отправила прямо из Хогварца, помог ей доставить бывшего профессора на площадь Гриммо и теперь каждый вечер заходил проведать его. Однако он тоже был в полном недоумении по поводу происходящего. В то же время из Азкабана стали приходить первые сведения о смерти заключенных, что заставляло друзей торопиться с поиском лечения Снейпа.
- Может, отвезти его в Мунго? – в сотый раз предложил Гарри.
- Я уже тебе говорила, там ему ничем не помогут, - удрученно ответила девушка. – Не забывай, что я и сама целитель, но о таком случае слышу впервые. Если бы в Мунго сталкивались с ним ранее, мне было бы это известно.
- Но если Пожиратели, сидящие в Азкабане, мучаются так же, как и Снейп, почему им не пытаются оказать помощь? Они, конечно, сволочи и подонки, но все же…– резонно заметил Гарри. – Может, их все же лечат, просто держат это в секрете?
Гермиона раздраженно прошлась по спальне Снейпа, в которой они сейчас находились.
- Отлично же в таком случае вылечили Пожирателей, раз они все умерли, - зло сказала она.
- Все Пожиратели умерли? – Гарри ошарашено посмотрел на подругу. – Ты мне этого не говорила. В таком случае, наши дела совсем плохи.
Внезапно Гермиону осенило:
- Не все Пожиратели умерли! По крайней мере, я точно знаю одного, который остался в добром здравии. Я даже не слышала о том, что он болеет! – в волнении произнесла она. - Я думаю, Гарри, самое время навестить Малфой-мэнор!

После битвы отношения между семьей Малфоев и Гарри стали намного терпимее, чем раньше, но все же их нельзя было назвать дружественными. Друзьям было известно, что Малфой собирается выгодно жениться – об этом трубили все газеты – но больше они ничего о бывшем однокурснике не слышали. Однако они знали, что он продолжал жить с матерью в Малфой-мэноре.
Посовещавшись, Гарри и Гермиона решили, что не будут предупреждать Малфоя о визите Гарри (Гермиона собиралась воспользоваться мантией невидимкой), чтобы не дать Драко возможность увильнуть от встречи. Потому они, наплевав на правила хорошего тона, аппарировали прямо к поместью Малфоев.
Хотя с этим замком у Гермионы были связаны не лучшие воспоминания, она не могла не поразиться его красотой и величественностью. «Немудрено, что Малфой, выросший здесь, всегда ходил задрав нос», - подумала девушка. Появившийся на звонок в колокольчик домовик, узнав Гарри Поттера, с большим почтением поклонился ему, немедленно открыл ворота и вызвался проводить в дом. Едва они переступили порог замка, к ним вышла Нарцисса, выглядевшая изрядно измученной, словно не спала уже несколько дней.
- Мистер Поттер, - настороженно произнесла она с деланной улыбкой. – Рада видеть вас в своем доме. Однако чем вызван ваш неожиданный визит?
Вглядываясь в бледное лицо хозяйки замка, Гермиона поняла, что та не на шутку встревожена. Показная вежливость не могла скрыть страх, затаенный в ее глазах.
- Миссис Малфой, извините, что я пришел к вам без предупреждения, - в тон ей ответил Гарри, - но мне срочно нужно поговорить с вашим сыном. У меня к нему очень важное дело.
Девушка могла поклясться, что Нарцисса побледнела еще больше, но все же сумела взять себя в руки и спокойно сказать:
- К сожалению, Драко сейчас во Франции и вернется не скоро. Так что, прошу меня извинить, но…
- Он болен, да? – неожиданно прервал ее Гарри. – И его метка кровоточит?
Нарцисса от удивления пошатнулась, ее глаза широко раскрылись.
- Как ты узнал? – прошептала она, забыв о манерах. – Что ты вообще знаешь об этом? Отвечай!
- Я хочу осмотреть Малфоя, - шепнула на ухо Гарри Гермиона.
- Я расскажу вам все, что знаю, если вы разрешите мне взглянуть на Драко, - твердо сказал Гарри. – Мне нужно кое-что… проверить.
Гермиона одобрительно посмотрела на друга: он вел себя так самоуверенно, будто он действительно знал что-то важное. Нарцисса же, после недолгого колебания, кивнула:
- Ступайте за мной. Если это сможет помочь Драко…
После прохождения многочисленных лестниц и коридоров Нарцисса привела их в удивительно светлую, оформленную в зеленых тонах спальню, большую часть которой занимала огромная кровать с задернутым балдахином. Нарцисса осторожно отдернула его, и друзья увидели осунувшегося Малфоя. Его трясло, как и Снейпа, на лбу проступила испарина, губы были искусаны в кровь, в открытых глазах была пустота; левое предплечье юноши было аккуратно перебинтовано, но сквозь перевязку уже проступала кровь. Увидев ее, Нарцисса судорожно вздохнула и стремительно вышла из комнаты.
Воспользовавшись отсутствием матери Драко, Гермиона подошла к нему, осмотрела его глаза, потрогала лоб и руки и тихо сказала Гарри:
- По-моему, ему еще хуже, чем Снейпу. Реакция зрачков пропала, он совсем ледяной. Честно говоря, я надеялась, что Малфой нашел лекарство и с ним все в порядке. Я вообще думала, что он как-то причастен к такому поведению меток Пожирателей, поскольку… - Гермиона осеклась, когда услышала шаги Нарциссы.
Все так же игнорируя Гарри, Нарцисса подошла к кровати, села рядом с сыном и, развязав бинт, обработала метку принесенным зельем и снова наложила повязку. На этот раз повязка вышла не такой аккуратной.
- Он ведь обещал, что кровотечение остановится! - устало прошептала она скорее себе, чем Гарри.
Когда Нарцисса закончила перевязку, Гарри спросил:
- Вы вызывали целителя?
Женщина повернулась к нему:
- Да, и не одного. У нас достаточно связей, чтобы вызвать лучших в мире целителей, но ни один из них не помог Драко, - ее голос дрогнул. – Я отказалась поместить его в закрытый госпиталь, поскольку вижу, что целители не способны вылечить сына. Они даже не знают, что с ним!
- А вы знаете? – резко спросил Гарри.
Нарцисса недоуменно посмотрела на него:
- Мне казалось, что это ты объяснишь, что с моим сыном. Иначе откуда ты знаешь симптомы?
- Мне известно немного, - виновато ответил Гарри, вздохнув, - я знаю, точнее, думаю, что это какое-то заклинание, которое накладывается на Черную метку одного из Пож… хм… приверженцев, но влияет на всех носителей метки. Темномагическое заклинание, естественно.
Все время, пока Гарри говорил, Нарцисса внимательно его слушала, а когда он закончил, нервно спросила:
- Это как-то связанно с недавней смертью некоторых узников Азкабана?
Ее муж сидит в Азкабане, вспомнила Гермиона, и в отличие от Драко, ему помощи ждать неоткуда. Насколько помнила девушка, Люциус скончался одним из первых…
- Напрямую, - честно сказал Гарри. – Мне жаль, миссис Малфой, но это все, что я знаю. Я надеялся, что вы хоть что-то проясните.
Нарцисса поднялась с кровати и медленно подошла к окну. Повисла гнетущая тишина, прерываемая тихими стонами Малфоя.
- Библиотека, - шепнула Гермиона Гарри.
- Миссис Малфой, может быть, вы разрешите мне поискать информацию в вашей библиотеке? – нерешительно спросил парень.
Нарцисса все так же молчала, отвернувшись к окну.
- Поймите, - уже тверже сказал он, - у нас осталось совсем мало времени, мы можем потерять…
- Хорошо, - резко прервала его хозяйка замка, - делайте, что хотите, Поттер. Я предупрежу эльфов, чтобы они пустили вас в нашу библиотеку.
- Спасибо… тогда я пойду? – спросил Гарри, пятясь к двери, и, не дождавшись ответа, уверенно пообещал: - Я сделаю все возможное, чтобы помочь вашему сыну, миссис Малфой.
Женщина только тяжело вздохнула.

- Всегда поражался тому, как сильно она любит сына, - признался Гарри, когда они с Гермионой, сопровождаемые эльфом, дошли до библиотеки.
- Все матери любят своих детей, - пожала плечами Гермиона, - какими бы ни были их дети… и какими бы ни были сами матери.
- И как же мы здесь что-нибудь найдем? – обреченно спросил Гарри, войдя в огромную, почти как в Хогварце, библиотеке.
Гермиона хмыкнула.
- Можешь не волноваться, у меня в этом приличный опыт.
В течение последующих нескольких часов друзья пересмотрели гору старинных книг по Темной магии, но так ничего и не нашли. Когда Гарри взвыл от усталости и напомнил Гермионе о том, что Снейп остался один, девушка переполошилась и согласилась отложить поиски до завтра.
На площадь Гриммо они вернулись поздно вечером. Убедившись, что состояние Снейпа не ухудшилось, Гарри сбежал домой, к Джинни, которой солгал, что готовится к заключительным экзаменам в Школе авроров. На самом деле его и Рона соглашались принять в Аврорат и без диплома, но парни захотели еще год остаться в беззаботной жизни студентов, и сейчас они оканчивали ускоренные курсы.
Гермиона, оставшись одна, поменяла перевязку Снейпу, с трудом напоила его восстанавливающим зельем и устало опустилась на кресло возле его кровати.
- Почему с тех пор как я вас спасла, нас преследуют неприятности? – удрученно прошептала она, прикрыв глаза. – Еще немного, и я начну верить в вашу теорию о планах Смерти…
Девушка всмотрелась в беспокойное лицо мужчины; оно было испещрено морщинами, под глазами залегли глубокие тени, тонкие губы изогнуты от боли. Несмотря на то, что Снейпа и в лучшем-то состоянии нельзя было назвать привлекательным, от его лица невозможно было оторвать взгляд: оно притягивало какой-то внутренней силой мужчины, тайной, которой была покрыта его личность. Внезапно глаза Снейпа распахнулись, и Гермиона, вздрогнув от неожиданности, бросилась к нему:
- Профессор? Сэр? Вы меня слышите?
Но, как бы ни старалась девушка достучаться до сознания Снейпа, глаза его были так же пусты, как и глаза Малфоя. На секунду, когда ей удалось поймать взгляд мужчины, Гермионе показалось, что он на самом деле видит ее. Это придало ей уверенность, и она упорно продолжала:
- Послушайте меня. Попытайтесь успокоиться, я здесь, я рядом, я не дам вам умереть, - напевно произносила она, вспоминая, как учили ее вести себя с пациентами в подобном состоянии. – Все будет хорошо, слышите? Старайтесь зацепиться за мой голос, я – в настоящем, а то, что вы сейчас видите и чувствуете, - это всего лишь ваши галлюцинации.
Уговаривая его, она для удобства присела рядом с ним на кровать и машинально взяла за руку, отметив, что она становится холодной.
- Не бойтесь, я выведу вас из ваших кошмаров, - успокаивающе продолжала Гермиона. – Вы сильный человек, вы обязательно справитесь, вам просто нужно прийти в сознание…
Гермиона еще долго продолжала бормотать подобную ерунду, пока не заснула, усыпленная собственным голосом.
Проснулась девушка под утро, лежа на руке Снейпа, за которую она по-прежнему крепко держалась, и сразу заметила положительные изменения в состоянии бывшего профессора: он больше не метался, грудь его мерно поднималась и опускалась, лицо было вполне спокойно, не искажено гримасой боли, да и рука, которую держала Гермиона, потеплела. «Неужели подействовали мои гипнотические уговоры?» - удивленно подумала девушка. Как бы там ни было, Снейпу действительно стало лучше, и сейчас он, похоже, просто спал.
Гермиона задумалась над причиной улучшения. В то, что Снейп излечился сам по себе, девушка не верила: как показывала ее целительская практика, просто так ничего не случается. Восстанавливающее зелье вряд ли дало бы такой результат, поскольку оно лишь позволяло поддерживать силы профессора. Может, и правда ей удалось достучаться до сознания мужчины?
Девушка решила внимательно осмотреть Снейпа: приоткрыла глаза, проверяя реакцию, посчитала пульс, потрогала лоб, руки… Стоп! С руками было что-то непонятное: та рука, которую держала ночью Гермиона, была вся теплой, как, впрочем, и лоб, другая же рука оставалась холодной. Девушка нахмурилась, пытаясь вспомнить, где она читала про такое. Ответ пришел неожиданно и сильно ее поразил: «Сказочная книга Сказок»!
После того, как Дамблдор завещал ей «Сказки барда Биддля» и она осознала, насколько маггловское воспитание мешает ей стать по-настоящему своей среди волшебников, Гермиона начала изучать все, что было связано с магами, но то, что не проходят в школе, поскольку каждый ребенок, рожденный в магической семье, знает это с детства: традиции, приметы, фольклорные и праздничные песни, поговорки, шутовские стихи и, конечно, сказки. Как и говорил Рон, авторство почти всех сказок приписывалось барду Биддлю, однако в хогварцкой библиотеке на своем последнем году обучения Гермиона нашла «Сказочную книгу Сказок», которая отличалась от других собраний: имя Биддля нигде не упоминалось, в ней не было картинок, а сами сказки были несколько… странноваты. Это были скучнейшие истории без особо глубокого смысла, но содержащие тщательные описания составов зелий злых колдуний, рецептов еды, поглощаемой главными героями, способов победы добрых персонажей над злыми.
В одной из сказок, насколько помнила Гермиона, злая колдунья превратила прекрасную чародейку в ледяную статую, подсунув ей заколдованные ножницы, о которые порезалась героиня. Чародей – жених прекрасной чародейки «силой любви» пробудил возлюбленную от «ледяного сна», «согрев ее теплом своего горячего сердца». В одну ночь он целовал ей руку, и наутро рука снова стала теплой, на вторую – другую руку, на третий – ногу, и так далее. В конце концов, он поцеловал ее в губы, и чародейка ожила, а потом они вместе жестоко расправились со злой колдуньей.
Конечно, это была всего лишь глупая сказка, к проблеме Снейпа не имеющая никакого отношения, но все же бросалось в глаза определенное сходство ситуаций. Во-первых, причиной болезни стал порез отравленными ножницами – чем не заклинание, посланное на метку? Во-вторых, и чародейка, и Снейп находились в состоянии «ледяного сна». В-третьих, у чародейки оживала та часть тела, которую целовал ее жених, у Снейпа же потеплела именно та рука, за которую держалась Гермиона и которую она использовала в качестве подушки; кто знает, может, во сне она случайно коснулась руки Снейпа губами? А в-четвертых, это было таким легким и, к тому же, на данный момент единственным способом разрешения ситуации, что Гермиона с радостью за него ухватилась.
Если все, что нужно сделать Гермионе, чтобы спасти Снейпа, это поцеловать его, то она справиться с этим. Или нет? Девушка покосилась на спящего мужчину. «Представляю, как он рассердится, если я поцелую его», - кисло подумала она. Да и, честно говоря, ее и саму не очень радовала перспектива целовать грозного Мастера зелий, который все время издевался над ней. Но, в конце концов, вдруг это поможет? Она, как профессиональный целитель, может и попридержать личные антипатии. Снейп же все равно без сознания, он ничего не узнает. Вот сейчас она быстренько сделает это, и станет ясно, поможет ли сказка в лечении Снейпа или нет.
Уговаривая себя, Гермиона медленно склонялась над лицом мужчины, приближаясь губами к его губам. «Давай же, Гермиона, - подбадривала она себя, - все равно никто никогда об этом не узнает…»
- Гермиона? – неуверенно раздался за ее спиной голос Гарри.


Amor Vincit Omnia
 
Anelem Дата: Понедельник, 20.08.2012, 23:43 | Сообщение # 34
Anelem
Вечный мечтатель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9

- То есть ты считаешь, что достаточно тебе будет сейчас поцеловать Снейпа, и он, словно спящая красавица, очнется? И будет жить долго и счастливо? – голос спасителя волшебного мира был полон ядовитого сарказма. – Ты действительно в это веришь?
Гермиона виновато вздохнула. Надо было признать, что, пересказанная Гарри, эта версия потеряла остатки правдоподобия. Но каким же жестким и язвительным стал ее друг! И почему она не замечала этого раньше? Девушке вдруг показалось, что она совсем не знала его.
- Ну, я просто… решила попробовать, - вяло пробормотала она, за что получила от Гарри подозрительный взгляд.
- А может, ты просто хотела поцеловать Снейпа и решила воспользоваться удачным случаем? – неожиданно спросил он.
Девушка опешила.
- Гарри, да как… как ты только мог?.. – постепенно она начала раздражаться. – С чего ты вообще взял, что я могу хотеть поцеловать Снейпа?
Гарри внимательно на нее посмотрел, но ничего не ответил. И такое его поведение было тоже новым для Гермионы.
- Когда ты так изменился, Гарри? – тихо спросила она. – Я не помню тебя таким.
- А каким ты меня помнишь? Что ты вообще можешь знать обо мне? – после непродолжительного молчания ответил парень. – В самом деле, Гермиона, я хоть и защищаю тебя перед Роном, но мне и самому иногда кажется, что тебя – прошлую тебя - намного больше волнуют твои научные исследования, чем друзья. Неужели ты не замечала тогда, что очень отдаляешься от нас? Мы меняемся, взрослеем, у нас появляются новые интересы – и только ты будто не замечаешь всего этого, запираясь у себя в лаборатории. Признайся, в будущем мы останемся такими же друзьями, как были раньше? И как долго выдержал Рон такую жизнь с тобой?
Если вначале Гермиона растерлась от такого откровенного разговора, то последние фразы вывели ее из себя: Гарри, как и Снейп, думает, что ее брак с Роном оказался несчастливым – и обвиняет в этом ее!
- Значит, ты считаешь, что это я виновата в том, что у нас с Роном не все так замечательно? – со злостью спросила она. – Какое право ты имеешь так говорить? Как будто это я, а не он, напиваюсь каждый вечер с друзьями, будто это я изменяю ему, будто это я настропаляю всю свою семью против него! Нет, Гарри, я-то как раз стараюсь не замечать всего этого, закрываю на все глаза, словно так и надо, словно у всех так, и только ночью – совершенно одинокая, забытая всеми, даже тобой! – позволяю себе поплакать над своей неудавшейся жизнью! Я не виновата, что не хочу быть новой версией Молли Уизли для Рона, не виновата, что хочу приносить какую-то пользу, и уж тем более не виновата, что моя работа получается у меня куда лучше, чем у этого рыжего безответственного недотепы!
Выпалив все это в лицо ошарашенному Гарри, Гермиона решительно наклонилась к Снейпу, грубо поцеловала его в губы и, не увидев никакого результата от своего действия, стремительно покинула комнату. Даже не пытаясь сдерживать слезы, она добежала до своей спальни, громко захлопнула за собой дверь и, обессиленная, упала на кровать. Возможно, в словах друга и был какой-то смысл, но ведь она не была так сильно виновата, как Рон. И почему никто не хотел этого признавать, даже в ее время? Все сочувствовали Рону, все жалели Рона, все любили Рона, а она будто оказалась выброшенной, никому не нужной и никем не понятой. Конечно, ведь его стремление к домашнему уюту, стандартной семье с кучей маленьких рыженьких Ронни и покорной женой-наседкой было так понятно, а ее собственные мечты о спасении жизней, о важных открытиях казались такими тщеславными и неосуществимыми! Может, только из-за этого она и решилась на всю эту авантюру со спасением Снейпа: ей хотелось вновь почувствовать себя нужной, деятельной, ЖИВОЙ. И ее друзья сами виноваты в том, что не захотели понять ее, что сами лишились юношеского рвения и погрязли в своем уюте! Поэтому и сейчас Гарри не понял ее желание поверить в чудо и нашел такое простое и банальное объяснение ее поступку. Как ему вообще пришло в голову, что она хотела поцеловать Снейпа? Будто она может испытывать к этому мерзкому, сальноволосому, саркастичному, неблагодарному существу какое-то влечение! Пусть он намного умнее и образованнее всех ее знакомых вместе взятых, пусть он невероятно сильный человек и безумно талантливый волшебник, пусть он, несмотря на свое гадкое поведение, все равно дарит чудесное ощущение защищенности и уверенности… Пусть он намного больше напоминает ее идеал мужчины, нежели Рон…
Последнее открытие так ошарашило Гермиону, что она даже перестала плакать и оторвалась от мокрой подушки. Неужели Снейпа можно рассматривать как какой бы то ни было идеал мужчины? Неужели его вообще можно принимать за мужчину, с которым могут быть какие-либо отношения? Неужели его можно… полюбить? Не бояться, не жалеть, не уважать, не восхищаться им, а любить? И каким бы он был мужем? Винил бы он ее за глупые мечты стать великим целителем, совершить революцию в волшебной медицине? Приходил бы он домой утром, пропитанный запахом огневиски, дыма и приторных, пошлых духов? Лез бы он к ней со слюнявыми поцелуями и грубыми, эгоистичными ласками по ночам, когда она пытается прийти в себя после тяжелого дежурства, после неудачной попытки спасения чьей-нибудь жизни? И вообще, что такое муж и для чего он ей, Гермионе Грейнджер, вечно взлохмаченной заучке, книжному червю, был нужен?
Погруженная в свои размышления, девушка не сразу услышала нерешительный стук в дверь. Поднявшись с кровати и торопливо вытерев еще не успевшие высохнуть слезы, Гермиона открыла дверь и посмотрела в виноватые, такие понимающие глаза друга. И в следующее мгновение они одновременно сжали друг друга в крепком объятии, будто вернувшись в прошлое, в школьные годы, в свою палаточную жизнь, когда не было между ними никаких недомолвок, когда они понимали друг друга с полувзгляда, когда будущая жизнь, хоть и была под угрозой, но вопреки всему представлялась радужной, веселой, счастливой… Так они простояли какое-то время, не нуждаясь в словах и объяснениях, в молчаливом взаимопонимании и прощении, пока не услышали чей-то голос, доносящийся из столовой:
- Мистер Поттер! Вы здесь?
- Это Нарцисса Малфой, - узнал Гарри. – Я сказал ей, что часто здесь бываю. Стой здесь, я узнаю, что ей нужно.
Гермиона подошла ближе к лестнице, ведущей на нижний этаж, чтобы все услышать.
- Что-то случилось, миссис Малфой? – донеслось из столовой.
После непродолжительной паузы, во время которой женщина, вероятно, собиралась с силами, раздался приглушенный ответ:
- Люциус умер. Мне только что сообщили. Драко становится все хуже, и я боюсь, что… - Нарцисса снова замолчала. – Я могу войти к вам? Мне нужно поговорить.
Получив согласие Гарри, Нарцисса вышла из камина и, заламывая руки, принялась ходить по столовой. Парень с сочувствием наблюдал за ней, но молчал, ожидая, когда она начнет разговор сама.
- Гарри, - неожиданно произнесла она, - я понимаю, что у вас нет особых причин доверять мне, а у меня нет прав заставлять вас снова помочь мне. Вы и так уже достаточно сделали для меня и моей семьи, и я никогда не забуду этого. Не перебивайте меня! Мы совершили много ошибок в прошлом и, возможно, то, что сейчас происходит, это справедливая расплата за них. Я могу смириться со смертью мужа, я способна лишиться всего нашего состояния и положения в обществе, я готова даже сама умереть, если это так необходимо, но смерть своего сына я не перенесу. Он ведь меньше всех нас виноват во всем, что происходило, и сейчас он искренне раскаивается в своих проступках. Он не заслуживает такой см… - Нарцисса болезненно сжала губы, но, собравшись, продолжила: - Я знаю, что вам что-то известно обо всем этом. Вы ведь не из праздного любопытства появились вчера у меня. Любой отрывок информации может сейчас пригодиться. Я не могу заставить вас сказать мне все, что вы знаете, но я умоляю, я…
- Ну что вы, миссис Малфой, не надо, перестаньте, - голос Гарри звучал жалко и испуганно. – Если бы я что-то знал, я непременно сказал бы вам об этом. Просто один мой знакомый оказался сейчас в таком же положении, как и Драко, и мы тоже совершенно не знаем, как ему помочь…
- Мы? – резко оборвала его Нарцисса. – Кто это мы? Аврорат? Целители? Ваш знакомый не сидит в Азкабане? И вы проявляете заботу о Пожирателе Смерти? Да вы просто пытаетесь меня обмануть! Вы не хотите мне говорить правду, возможно, вы покрываете того, кто все это устроил! Вам сейчас доставляет удовольствие смотреть на наши страдания!
Гермиона решила, что пришло время вмешаться: неизвестно, на что способна обезумевшая от горя мать. К тому же, в самом деле, вдруг втроем у них получится узнать что-нибудь, Нарцисса наверняка лучше разбирается в темных проклятиях и знает больше нужных людей.
- Я сейчас все вам объясню, миссис Малфой, - начала она, спускаясь с лестницы. – Только обещайте, что никому не раскроете нашу тайну…

- Северус выглядит лучше, чем Драко, - печально констатировала Нарцисса, стоя у кровати больного и слушая его размеренное дыхание. – Как вы решились на это, Гермиона? У меня бы не хватило смелости…
Девушка едва заметно улыбнулась: услышать от надменной чистокровной Нарциссы обращение по имени – это дорогого стоит.
- Его состояние сегодня улучшилось, но я пока так и не поняла причину. Накануне я давала ему те же зелья, что и обычно, делала такие же перевязки. Единственное, я ночью много разговаривала с ним, то есть пыталась разговаривать…
- Я понимаю, - коротко кивнула Нарцисса. – Но может быть, было еще что-то?
- Она всю ночь проспала на руке Снейпа, - неожиданно вставил Гарри, заставляя Гермиону покраснеть, - и даже вспомнила какую-то сказку о ледяном сне заколдованной волшебницы.
- Гарри! – воскликнула раздосадованная Гермиона: не хватало еще, чтобы он рассказал о целительном поцелуе! – Мы же уже, кажется, убедились, что все это ерунда…
- Что еще за сказка? – вдруг заинтересовалась Нарцисса, и Гермионе пришлось, мысленно проклиная болтливого друга, рассказать прочитанную когда-то сказку и объяснить свою теорию.
Однако Нарцисса слушала ее очень внимательно и серьезно.
- Волшебные сказки не придумывались просто так, - пояснила она, когда Гермиона закончила, - то есть, они, конечно, носят и воспитательный характер, но часто в них зашифрованы какие-то особые знания, которые нельзя было передать по-другому «из-за хитрых и коварных магглов», так, во всяком случае, рассказывала мне моя мать. А эта сказка уже примечательна хотя бы тем, что я о ней слышу впервые. Так вы не пытались поцеловать Северуса?
Гермиона замялась, отчаянно покраснев.
- Не помогло, - пришел на помощь Гарри, - но, может быть, дело не в поцелуе? Ведь ты же не целовала его руку ночью? Да, Гермиона? – прибавил он уже не так уверенно.
- Не целовала, - резко ответила девушка. – Я просто на ней спала.
Гарри, кивнув, как показалось Гермионе, с облегчением, продолжил более уверенно:
- В сказке, как я понял, возлюбленный вылечил волшебницу «теплом своего сердца», да? Так, может, все дело именно в тепле живого человека?
Вдруг Гермиону осенило.
- Как ты сказал, Гарри? – проговорила она медленно. – Тепло живого человека? То есть живое тепло!
Гарри с Нарциссой недоуменно переглянулись. Гермиона же сжала голову руками и тихонько рассмеялась:
- Ну конечно, живое тепло! Раньше, много веков назад, ходило поверье, что многие болезни можно вылечить живым теплом, то есть теплом, которое исходит от любого человека. Потому дети-волшебники, которых очень сильно любили матери и часто их обнимали, реже болели. Позже этот феномен объяснялся энергетическим и магическим обменом между матерью и ребенком, причем, чем сильнее эмоциональная привязанность между ними, тем более благоприятен этот обмен.
В глазах Нарциссы загорелся слабый огонек надежды.
- То есть если я буду часто обнимать своего мальчика?..
- … его состояние улучшится, - закончила Гермиона. – Это вряд ли излечит от проклятия, но, по всей видимости, сгладит некоторые его симптомы. Сейчас, конечно, в нашем целительстве не применяются подобные методы, но в данном случае, как мне кажется, это вполне может помочь. Я не могу обещать, но стоит попробовать.
Нарцисса, не попрощавшись, быстро вышла из комнаты, и каминная вспышка известила друзей о том, что она отправилась в Малфой-мэнор. Гермиона с озорным огоньком в глазах посмотрела на Гарри:
- Теперь осталось только решить, кто будет обнимать Снейпа!

* * *

Если бы кто-нибудь заглянул в одну из спален дома на площади Гриммо, он был бы очень удивлен открывшейся ему картиной: Гермиона Грейнджер, ставшая не так давно Уизли, лежала на кровати, бережно прижимая к себе спящего Северуса Снейпа, и запальчиво спорила с Гарри Поттером, чья очередь спать с бывшим профессором. Лечение живым теплом, которое осуществлялось уже четвертые сутки, явно приносило свои плоды: Снейп выглядел не в пример лучше, озноб спал, тело вновь приобрело нормальную температуру, и метка кровоточила все меньше. Возможно, вовсе не обязательно было постоянно обнимать мужчину, но друзья очень боялись ухудшения его состояния, потому лечение профессора было практически круглосуточным.
- Нет, и прекрати меня заставлять, Гермиона! Хватит и того, что я и так тут целыми днями торчу, вместо того чтобы ходить в Школу авроров! – Гарри был категоричен. – В конце концов, это ты его спасла, да и тебе, как я вижу, доставляет удовольствие его обнимать!
- Ничего не доставляет! – обиделась Гермиона. – Просто мне так удобнее лежать на этой узкой кровати, к тому же, мне кажется, что так действеннее.
- Вот и обнимайся с ним всю ночь. Я в прошлый раз, между прочим, несколько раз за ночь с кровати упал. Нет, Гермиона, обнимать его я НЕ БУДУ!
- Что здесь происходит? – хрипло спросил предмет спора, разбуженный препираниями; при желании в его голосе уже можно было уловить истерические нотки.
И Гарри, и Гермиона как ошпаренные вскочили с кровати, пока Снейп переводил тяжелый взгляд с одного на другого. Гермиона попыталась представить себе, что должен был почувствовать и подумать Снейп, оказавшись в такой ситуации, но не смогла. Будь на его месте любой другой человек, и то был бы смущен, но Снейп…
- Я сейчас все вам объясню, - смущенно произнесла она, - вы только не волнуйтесь. Мы пытались живым теплом облегчить симптомы вашего проклятия, раз уж снять его пока не можем. Поэтому мы и вынуждены были…
Произнести это вслух девушка была не в состоянии. Насколько же просто было ухаживать за Снейпом, пока он был без сознания! Как теперь убедить нелюдимого мужчину в необходимости подобных методов, Гермиона не знала. Вдруг он вовсе откажется от их помощи? А ведь она уже почти привыкла к постоянным объятиям со Снейпом, и ей – в этом она никогда и никому не признается – даже начинало это нравиться, хотя Гермиона не смогла бы даже себе объяснить, почему. Она привыкла ощущать рядом его теплое, жесткое тело, смотреть на его неправильные, строгие черты лица, слушать его глубокое, размеренное дыхание – и все чаще представлять его своим мужем. Не то чтобы она хотела этого в действительности, просто она находила какое-то странное, щекочущее нервы удовольствие в фантазиях на эту тему… И теперь ничего этого не будет!..
Снейп тем временем угрожающе молчал, снова закрыв глаза. Наконец он тихо сказал:
- Принесите мне мои вещи и убирайтесь отсюда.
Друзья обменялись понимающими взглядами и, после того как Гермиона призвала вещи Снейпа, послушно вышли из комнаты.
- Бедняга Снейп, - тихо сказал Гарри, садясь за стол в столовой, на который Кричер уже ставил ужин, - как, должно быть, унизительно все это для него. Я и сам едва смирился с этим…
- Он идет! – шепнула Гермиона и пошла в прихожую, чтобы встретить Снейпа.
Однако мужчина, как оказалось, вовсе не собирался выходить к ним.
- Вы уходите, мистер Снейп? – удивленно спросила Гермиона. – Но вы же не можете вот так просто уйти, вам же снова станет плохо.
Снейп даже не посмотрел на нее, продолжая свой путь к входной двери, по решительному выражению на его лице было ясно, что девушке не удастся уговорить его остаться.
- Профессор Снейп! – в отчаянии окликнула его Гермиона, когда он уже взялся за дверную ручку. – Вы хотя бы снимите антиаппарационный барьер с вашего дома, чтобы мы могли забрать вас, когда вам станет совсем плохо.
Но тот, казалось, не слышал ее, он быстро вышел за дверь, и оттуда сразу же послышался хлопок аппарации. Гермиона осталась стоять в полутемной прихожей, невидящим взглядом смотря на дверь. Позади нее раздался тихий вздох Гарри.
- Ну что же, придется нам завтра самостоятельно взламывать все его охранные заклинания…


Amor Vincit Omnia
 
Изолента Дата: Вторник, 21.08.2012, 04:34 | Сообщение # 35
Изолента
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Уря! Метода найдена!
Очень интересно!
Надеюсь, нам будет объяснено, кто же сейчас автор этой истории, и насколько продолжение соотносится с первоначальным планом.
 
koshechka Дата: Вторник, 21.08.2012, 23:42 | Сообщение # 36
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
ааааааааааа, здорово jump2 jump2 jump2 jump2 jump2 сижу, жду проддолжения jump2 jump2 jump2

Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
Vanda Дата: Пятница, 24.08.2012, 19:04 | Сообщение # 37
Vanda
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
даааа неблагодарный какой...
интересно на что он больше обиделся -= что с ним Гермиона лежала или на то что Гарри не хотел его обнимать ok3
суперский фик, мне очень понравился, ждать буду продолжения!
 
Anelem Дата: Воскресенье, 20.07.2014, 19:26 | Сообщение # 38
Anelem
Вечный мечтатель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10

Северус был в бешенстве. Он неистово метался из угла в угол в своей небольшой гостиной, посылая все известные ему ругательства в адрес неуемных гриффиндорцев, этих сопливых самоуверенных идиотов, этих тупых, нахальных псевдогероев, этих… Да что они себе позволяют?! Северус порывисто сел в кресло и устало закрыл глаза. Мерлин, такого унижения он уже давно не испытывал… Сегодня, очнувшись в объятиях невыносимой Грейнджер, спорившей с ненавистным ему Поттером о том, кто будет с ним, Снейпом, спать, он как никогда пожалел о том, что не умер два года назад. Последовавшие за этим невнятные объяснения бывших студентов он уже не слушал, поглощенный желанием убраться из дома Блэка – о, он сразу узнал это проклятое место – как можно скорее, подальше от спятивших малолетних извращенцев. Он не хотел даже думать о том, зачем им понадобилось обнимать его и что еще могли они делать с ним, Снейпом, воспользовавшись его бессознательным состоянием.
Занятый гневными размышлениями, Северус не сразу осознал тот факт, что чувствует себя довольно сносно. Во всяком случае, намного лучше, чем в ту злополучную ночь в Хогвартсе, когда он потерял сознание. Северус не знал точно, сколько времени прошло с тех пор, но по сильно отросшей щетине можно было определить, что он пролежал без сознания больше недели. Неужели им удалось снять проклятие? Он резко задрал левый рукав мантии и посмотрел на предплечье: на аккуратно повязанном поверх Метки бинте проступала кровь. Это означало, что проклятие, ставшее причиной ухудшения его состояния, никуда не делось. Тогда почему?.. Мысли Снейпа прервал мягкий стук во входную дверь. Более чем уверенный, что это Грейнджер или Поттер, Северус вытащил из кармана палочку и направил ее на дверь. Не успел он разразиться гневной тирадой, как из-за двери послышался тихий, мелодичный голос:
- Северус, открой, пожалуйста. Это Нарцисса.
Мужчина медленно поднялся с кресла и, держа палочку наизготовку, тихо подошел к двери, не зная, что предпринять. Конечно, лучше всего было дождаться, пока тот, кто выдает себя за леди Малфой, сам начнет действовать.
- Северус, это правда я, - в голосе послышались нотки нетерпения. – И я знаю, что ты жив, Поттер с Грейнджер мне все рассказали.
Услышав имена ненавистных гриффиндорцев, Северус сжал зубы, но дверь все же открыл. На пороге действительно стояла Нарцисса, при виде Снейпа она немного улыбнулась:
- Рада видеть тебя в относительном здравии.
- Здравствуй, Нарцисса, - сказал Снейп и отошел в сторону, пропуская гостью. – Прошу меня простить, но у меня недостаточно сил, чтобы как следует изображать гостеприимство и соблюдать все предписанные нормы поведения в твоем обществе. Что тебе нужно?
На самом деле он и сам не знал, почему был так резок с Нарциссой: у них всегда были неплохие отношения, да и сейчас в его положении отшельника было бы глупо отказываться от общества человека, не имеющего к Гриффиндору никакого отношения. Нарцисса же снова улыбнулась и пристально посмотрела в его глаза. После непродолжительного молчания она все так же мягко произнесла:
- Я готова простить тебе твою несдержанность, если ты спокойно выслушаешь меня. Это в твоих же интересах, Северус. Не забывай, что в моем доме тоже живет бывший слуга Темного Лорда с кровоточащей Меткой.
Не дожидаясь его приглашения, Нарцисса села на край потрепанного дивана и, приняв молчание Снейпа за согласие выслушать ее, продолжила:
- Как ты уже понял, ты умираешь, Северус. Твои бывшие ученики предполагают, что это связано с проклятьем, наложенным на ваши Метки.
Расположившийся в кресле Северус еле слышно хмыкнул: «твои бывшие ученики предполагают», как же. Однако Нарцисса восприняла его хмыканье по-своему, ее красивое лицо исказилось.
- Люциус умер несколько дней назад, - прошипела она, испепеляюще глядя на Снейпа, - как и некоторые другие заключенные. Так что положение твое намного хуже, чем ты себе воображаешь. И, если бы Грейнджер не нашла способ приостановить действие проклятия, ты уже был бы мертв. Как и Драко, - тихо добавила она.
Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Наконец Северус прочистил горло и как можно мягче сказал:
- Мне жаль, Нарцисса. Ты знаешь, как я относился к Люциусу…
- Это сейчас не имеет значения, - перебила его Нарцисса. – Я пришла сюда, чтобы ты понял всю опасность своего положения и не отказывался от предложенной тебе помощи. Пусть даже исходит она от людей, которых ты недолюбливаешь. Я понимаю, что это странное лечение «живым теплом» может казаться тебе унизительным, но пока для тебя это единственный способ выжить.
- Лечение «живым теплом»? – нахмурившись, медленно переспросил Северус. - То есть теплом…
- Исходящим от другого человека, да, Северус, - подтвердила его догадки Нарцисса. – Пусть это кажется странным, но оно действует. Естественно, оно дает лишь временный эффект и не излечивает, но… Я благодарна хотя бы за отсрочку. Это дает нам время на поиск информации о проклятье. И, Северус, я очень рада, что ты жив, так как уверена, что ты сможешь докопаться до истины. Подумай надо всем этим, - закончила леди Малфой, поднимаясь.
Северус проводил ее до двери и, когда она переступала порог его дома, спросил:
- Как скоро мне станет хуже?
- Я не знаю, - ответила Нарцисса, оборачиваясь. – Я стараюсь вообще не выпускать Драко из рук.

Один Мерлин знает, каких усилий стоило Северусу уговорить себя вернуться в дом на площади Гриммо. Всего сутки прошли с тех пор, как он буквально сбежал из этого места, а ему за это время стало намного хуже. Он не стал дожидаться, пока сознание вновь оставит его, и аппарировал к дому Блэка сам. Правда, потом он еще полчаса стоял на пороге, не решаясь войти внутрь. Если бы на кону стояла только его жизнь, он, возможно, и вовсе закрылся бы в своей норе, защитившись всеми возможными охранными заклинаниями на случай, если гриффиндорцы снова решат проявить свое мнимое геройство. Но сейчас Драко тоже был в опасности, и не предпринять ни малейших усилий, чтобы помочь ему, Северус не мог. Наконец мужчина уверенно постучал в дверь. Буквально через несколько секунд дверь распахнулась, и Снейп увидел радостную, широко улыбающуюся Грейнджер. Северус мысленно вздохнул и снова пожалел о собственном воскрешении.
- Я рада, что вы не стали тянуть с возвращением, мистер Снейп, - тем временем болтала Грейнджер, пропуская его внутрь и провожая в гостиную, - все же двойная аппарация – это не мой конек. Вы, может быть, поужинать хотите? Кричер приготовил сегодня на редкость удачное рагу. Да, и вы не скажете мне, как открыть эту библиотеку, а то я уже вся извелась, зная, что со мной под одной крышей такое сокровище, а я даже не имею к нему доступа?

На самом деле Гермиона много говорила, чтобы скрыть свое смущение и снять очевидное напряжение со Снейпа. Уж слишком деликатной и неловкой была причина его возвращения. В том, что он вернется, она, после сообщения миссис Малфой, не сомневалась. Что, впрочем, не мешало ей целый день волноваться за состояние Снейпа и при малейшем шорохе бежать к входной двери, в надежде, что бывший профессор все же проявил благоразумие и пришел вовремя, пока ему не стало слишком плохо. И, когда вечером девушка наконец услышала стук в дверь, радости ее не было предела.
Но на лице Северуса, который снова очень плохо выглядел, читалось такое отчаяние и обреченность, что Гермиона почувствовала еще большую нервозность. В конце концов, он пришел сюда, чтобы провести ночь с молодой девушкой, а не на пытку к Вольдеморту, обиженно подумала Гермиона и тут же покраснела от двусмысленности своей формулировки.
- Так вы хотите есть? – нервно повторила она, измученная неловкостью ситуации, в которой они оказались.
- Возможно, - чинно ответил Снейп, не глядя на нее. – К тому же, мисс Грейнджер, то есть миссис Уизли…
- Мисс Грейнджер меня тоже устраивает, я вам уже говорила, - вставила Гермиона.
- …Так вот, миссис Уизли, - невозмутимо продолжал Снейп, все так же избегая ее взгляда, - я полагаю, что есть определенные… хм… обстоятельства, которые нам с вами необходимо прояснить.
- Конечно, мистер Снейп, - торопливо вставила Гермиона. - Нам лучше пройти в столовую.
Последнее ее предложение было явно лишним, поскольку Снейп и так, безо всяких приглашений, направлялся в столовую. Он явно не воспринимает меня как хозяйку этого дома, отметила Гермиона. Эта мысль ее почему-то задела. И вообще, как только Снейп переступил порог этого дома, ее дома, поправила она себя, Гермиона снова почувствовала себя дрожащей от страха первокурсницей на занятиях у грозного профессора зелий. А ведь ей уже удавалось – и совсем недавно – давать ему достойный отпор, так ей казалось, по крайней мере. Не говоря уже о тех прекрасных днях, когда она, обнимая не приходящего в сознание Снейпа, практически сроднилась с ним и даже – вот об этом Гермиона старалась теперь не вспоминать – думала о том, каким бы он был мужем. О, не дай бог легилимент Снейп сумеет прочитать эти мысли, испуганно подумала Гермиона и решила на всякий случай не встречаться надолго взглядом с ним . Впрочем, он сам, как и прежде, старался на нее не смотреть. Даже когда они устроились друг напротив друга за столом и Кричер подал им тарелки с рагу. Ужин прошел в тягостном молчании.
Наконец, отставив от себя чашку с чаем, Снейп недружелюбно посмотрел на притихшую Гермиону.
- Думаю, самое время, чтобы вы ввели меня в курс дела, миссис Уизли, - холодно сказал он, подчеркивая обращение к ней так, словно это было какое-то изощренное ругательство.
Это несколько раздражило Гермиону. В конце концов, именно ему нужна помощь. И именно по его вине они сейчас оказались в этой неловкой ситуации. Потому Гермиона кратко и в несколько резкой форме пересказала ему все, что она знала о сказке и «живом тепле».
- Меня интересует, - сказал Снейп, как только она закончила, - насколько длительным должно быть… тепловое воздействие. Уже через пару часов после того, как я вернулся домой, мне стало хуже. Но только к вечеру сегодняшнего дня мое состояние стало совсем… неудовлетворительным.
Если бы Гермиона не была так напряжена, ее бы наверняка позабавило то, как Снейп смущается, пытаясь подобрать слова. Но сейчас девушке было не до тонкостей переживаний бывшего профессора.
- Я ничего не знаю о длительностях воздействия. Мы старались вовсе не оставлять вас без присмотра, - резко ответила она, не отрывая взгляда от чашки, которую вертела в руках. – Полагаю, мы можем выяснить это только экспериментально.
Последнее было сказано ею почти с вызовом, на что Снейп незамедлительно отреагировал:
- Почему вы мне постоянно грубите, Грейнджер? То есть Уизли, черт вас дери!
Раздражение Снейпа из-за того, что он никак не мог привыкнуть к ее новой фамилии, странным образом успокаивающе подействовало на Гермиону, и она смело встретилась с ним взглядом.
- Мистер Снейп, - спокойно начала девушка, - я, конечно, не ожидала от вас благодарности за все, что мы для вас делали и делаем, мне ее и не нужно. Но вы могли бы хотя бы не усложнять нашего положения своим невыносимым характером.
Какое-то время они молча, неприязненно смотрели друг на друга. Гермиона уже пожалела о том, что так резко разговаривала с ним. Ей казалось, что он сейчас встанет и снова убежит отсюда. Но на этот раз он удивил ее.
- Отлично, миссис Уизли, - прошипел он, приподнимаясь и нависая над ней. – Прошу прощения, что мой характер оказался недостаточно хорош для вас и вашего дружка. Впредь из чувства сердечной благодарности к вам, миссис Уизли, за то, что вы снова сунули свой длинный нос в чужие дела и вернули меня к жизни, тем самым втравив и в эту абсурдную, абсолютно неприемлемую ситуацию, я буду стараться ничем не усложнять вашу жизнь.
- Мерлин, ну почему вы такой?! - воскликнула Гермиона, вскакивая из-за стола. – Вам же вовсе не обязательно всегда быть настолько мерзким, язвительным, невыносимым и… мистер Снейп? – добавила она встревоженно, увидев, что мужчина едва удерживается на ногах.
Гермина быстро обошла стол и взяла Снейпа под локоть. Он даже не попытался сопротивляться, лицо его исказилось от боли.
- Вот черт… - пробормотала Гермиона, проклиная себя за то, что в который раз поддалась на стандартные провокации Снейпа. – Мистер Снейп, вы слышите меня? Пойдемте, я отведу вас в вашу комнату.
Однако Снейп не шевельнулся, Гермионе же было все трудней удерживать его. Она усадила его, сама присела на соседний стул и, немного поколебавшись, крепко обняла Снейпа. Она не знала, насколько действенным окажется этот прием, но добивалась того, чтобы у него хватило сил самому дойти до кровати. Левитировать его в спальню, когда он почти в сознании, ей почему-то казалось невежливым. Сидеть так было ужасно неудобно, не говоря уже о неловкости, которую она испытывала. Все же обнимать спящего Снейпа было куда легче. Морально, во всяком случае.
В прихожей хлопнула дверь: Гарри вернулся с занятий. В последнее время, перед экзаменами, его частенько задерживали в Школе авроров допоздна. А сейчас Гарри приходилось после, а иногда и вместо занятий приходить сюда. «Бедная Джинни, - подумала Гермиона, - так мало времени ей удается проводить с любимым мужем. Но ведь при этом она никогда не жалуется! Не протестует, не устраивает скандалов, не собирает демонстративно вещи, не шляется по барам…». Дальше развивать мысль Гермионе не хотелось. С тех пор как она переместилась во времени и у нее оказалось слишком много свободного времени, проводимого в одиночестве, не было дня, чтобы она не анализировала свою жизнь. Жалела себя, ругала себя, винила себя, Рона и всех своих друзей, проклинала свою работу, ненавидела свою никчемность в вопросах уюта, защищала свои принципы, отстаивала перед собой свои идеалы… Впрочем, этим она занималась и раньше, до использования хроноворота. Проблема была в том, что никакой анализ ее неудавшейся жизни не делал и не мог сделать ее счастливой. Но раньше она все же не так остро, как сейчас, переживала свое одиночество. Как бы она ни кляла Рона, он все же всегда был рядом с ней. К его теплому, сильному телу можно было прижаться ночью. Ему можно было от души пожаловаться на нового начальника-идиота. С ним можно было ходить за рождественскими подарками многочисленным родственникам. Можно было смеяться над тем, как он, давясь от смеха, не может пересказать услышанную на работе шутку. Было столько мелких деталей жизни с Роном, которых она не замечала раньше и о которых она так скучала сейчас! И почему она умела видеть только плохое в их отношениях? Потому что плохого было слишком много, подсказывала ей память. И Гермиона в очередной раз заплакала от обиды на себя и свою жизнь.
Именно такой – баюкающей безвольного Снейпа и тихо плачущей ему в плечо – нашел ее Гарри. Увидев друга, она незаметно стерла слезы со щек и улыбнулась ему. Гарри, если и заметил ее действия, то не подал вида.
- Сам вернулся? – почему-то шепотом спросил он.
- Да. Всего полчаса назад. Он снова почти без сознания, - тоже шепотом ответила Гермиона. – Ты иди, я сама с ним разберусь. Тебя Джинни, наверное, заждалась.
Она почувствовала, как слезы снова накатывают на глаза, и спрятала лицо в мантии Снейпа.
- Да ладно, не впервой, - быстро ответил Гарри. – Я могу и задержаться немного.
- Иди, Гарри, все нормально, - в голосе Гермионы послышалось нетерпение: ей хотелось скорее остаться одной, чтобы выплакаться.
Наверное, Гарри почувствовал ее настроение и потому, еще немного помявшись на пороге столовой, сказал напоследок:
- Ну ладно, я пойду тогда. Если что, пошлешь патронуса.
Когда за Гарри захлопнулась дверь, Гермиона перестала сдерживать слезы. Прижимаясь к Снейпу, она могла представлять себе, что она уже не одинока, что это любимый успокаивает ее, и все проблемы в их отношениях, все недомолвки, обиды между ними волшебным образом исчезают. Она мысленно разговаривала с ним, вкладывая в его уста правильные реплики, которые заверяли ее, что он все еще любит ее и дорожит ею. В ее воображении они договаривались начать все сначала, просили друг у друга прощения и все друг другу прощали. Пусть Снейп был значительно худее Рона и пах совершенно по-другому, в эти мгновения сладостного самообмана ее разыгравшееся воображение дорисовывало даже то, что не соответствовало действительности. Например, ощущение мягкого свитера крупной вязки под ее щекой – подарка миссис Уизли на очередное Рождество. Или осторожное прикосновение его сильных рук к ее талии…
Неожиданно Гермиона осознала, что прикосновение рук было как раз очень реальным. Она открыла глаза, и в это же мгновение руки медленно отстранили ее. Сказка в мгновение ока рассыпалась, как замок на песке, когда вместо добрых, открытых голубых глаз Рона она столкнулась с внимательным, холодным взглядом Снейпа. Гермиона резко поднялась и отвернулась, чтобы вытереть слезы.
- Я… ммм… вам стало лучше, да? – спешно произнесла она, чтобы хоть как-то сгладить неловкость.
- Это очевидно, - задумчиво ответил Снейп, и Гермиона спиной почувствовала, как он прожигает ее взглядом.
«Какой у него низкий голос, - подумала Гермиона вдруг. - Странно, что я только сейчас это заметила. И довольно приятный, когда он не шипит и не кричит». Повисла пауза. Наконец Снейп, опираясь на стол, поднялся и невозмутимо сказал:
- Вы, кажется, хотели показать мне мою комнату.
Ведя Снейпа вверх по лестнице, Гермиона мысленно благодарила его за то, что он никак не прокомментировал ее объятия и слезы. «Надо же, Снейп, оказывается, тоже может быть деликатным», - подумала она, и это открытие приятно удивило ее.


Amor Vincit Omnia

Сообщение отредактировал Anelem - Пятница, 15.08.2014, 11:16
 
Nimer Дата: Понедельник, 21.07.2014, 21:42 | Сообщение # 39
Nimer
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
хотелось бы и первые четыре главы почитать

К нам сегодня приходил
Некро-педо-зоо-фил.
Мертвых маленьких зверушек
Он с собою приносил.

 
Obsidian-dragon Дата: Понедельник, 21.07.2014, 22:12 | Сообщение # 40
Obsidian-dragon
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Извините, а где начало фанфика? у меня все только с 5й главы.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Изменяя все", автор anelem, Romance, PG, макси, в работе
  • Страница 2 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Жизнь подарю тебе", m_D...
2. "О ядах и противоядиях",...
3. Поиск фанфиков ч.3
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. Если бы вы были..?
6. Да или Нет ?
7. "Всё отлично, профессор Снейп...
8. "Хэвистон-корт" авторы З...
9. "Двое", m_Dik, СС/ГГ, G,...
10. Приколы по ГП
11. "Узелок на счастье", wro...
12. "Привидение", автор Астр...
13. "Гордость и гордыня", ав...
14. "Змеиные корни"(Синопсис...
15. Ассоциации-6
16. Словотворчество-2
17. ОБСУЖДЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ СБОРА ДЕНЕГ...
18. "Отец героя", автор Olia...
19. Дешифровка-4
20. По алфавиту
1. SHALOMHen[13.07.2019]
2. SARAHen[13.07.2019]
3. Xenia4565[11.07.2019]
4. GregotyWrade[11.07.2019]
5. JayMoran[09.07.2019]
6. mangobango2[08.07.2019]
7. Arleteskync[07.07.2019]
8. desirel[07.07.2019]
9. snowflake_iam[05.07.2019]
10. Magician[05.07.2019]
11. Rogniefrice[05.07.2019]
12. Аррррана[04.07.2019]
13. Elo4ka[02.07.2019]
14. Nedolub[02.07.2019]
15. ShiyatoThreesum[30.06.2019]
16. НСС[29.06.2019]
17. ElizabethSarpdag[28.06.2019]
18. ad12345[28.06.2019]
19. VeraR00[28.06.2019]
20. Alina132[27.06.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Sofiya, Cait_Sith, spinne, Ariana, Yanrada, Фелисите, EVM, Натали_Депп, mari, Elvigun, Angel_of_Death, maitk, Nelk, pronina07, Бузя, Элейна, Aelin, Гера, Мион, ntym13, VegaBlack, lemure, rijaylu, Джо, Amie, tabby_cat, Lory, Хозяйка_Медной_Горы, Timur91, Leontina, namejoy, пламя, tanushok, Полынь, Amylee, elenak, Ariana94, tashest, Lucefiry, dsSsb, AnnAndreevna, Julionka, Игра_в_бисер, kameliali, olga28604, viento, haru16, jk1983, FrekenBok, swetapoliakova, Anna2012, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz