Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Представляем победителей традиционного конкурса "Лучший фанфик-2023"!



  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси (Конкурс "Под солнцем процветаю")
"Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:06 | Сообщение # 1
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация

Комментарии к фанфику
"Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси

на конкурс


1 место в категории Фанфики



Лучший фанфик-2022 в категории МАКСИ
2 место



Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Вторник, 23.08.2022, 20:52 | Сообщение # 21
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 12. Черная лента и гневное пламя
He's a god, he's a man, he's a ghost, he's a guru
They're whispering his name through this disappearing land
But hidden in his coat is a red right hand [1].
“Red right hand”,Nick Cave&The Bad Seeds


Следующим утром сердце Гермионы ёкнуло, когда она получила голосовое послание от наставника, требующего ее немедленного присутствия на опушке Запретного Леса. И, хоть Гермиона и старалась сделать вид, что ничего необычного не происходит и предстоящая (долгожданная) встреча совсем не волнует ее, она собралась со скоростью света. Надев коричневые брюки с бордовым свитером в ромбик, вырез которого открывал взор на тонкую темно-зеленую водолазку под ним, она сунула ноги в тяжелые ботинки и помчалась на занятие.
Снейп ее уже, конечно, ждал. Смерив непонятно что выражающим взглядом наряд ювенирки, он сказал:

– Сегодня я проверю, насколько сильна была ваша воля все эти дни.

Гермиону ничуть не испугали эти слова. Она знала, что делала очень многое, пока Снейпа не было.

– Ваш любимый платформер, – Снейп, усмехнувшись, кивком головы указал на поле для кросс-марафона.
– Превосходно, – беззаботно ответила Гермиона.
– Не все так просто, – Снейп вперился глазами в Гермиону. Та с ужасом осознала, что его длинные пальцы потянулись к тугому узлу шелкового галстука. – Попробуем без зрения.

Сердце Гермионы бешено забилось. Она вспомнила, как будоражил ее воображение этот черный шелк. Как мечтала она самостоятельно его снять с шеи наставника. Как краснеет кожа, покрытая этим шелком весь день. Снейп легким движением позволил галстуку слететь с его места. Медленно двигаясь в сторону ювенирки, Снейп зашел ей за спину. Гермиона сглотнула и закрыла глаза, готовясь ощутить прикосновение еще теплой ткани. Снейп приложил повязку к ее глазам и завязал узел на затылке. Гермиона четко ощущала мятный аромат, пробуждавший какие-то неведомые силы. Хотелось тотчас же обернуться и, ничего не видя перед собой, дотронуться до шеи наставника, затем провести пальцами по острой челюсти и, в конце концов, найти его губы, чтобы...

– Вы готовы? – бархатный голос вырвал Гермиону из наваждения.
– Д-да, сэр, – выдавила она.

Самым умным решением, чтобы сконцентрироваться не на губах Снейпа, а на задании, было вспомнить какую-нибудь подходящую песню и проиграть ее в своей голове. На ум сразу же пришла Кейт Буш. "Running up that hill". Как символично...

It doesn't hurt me. Do you want to feel how it feels? [Мне не больно. Хочешь почувствовать, каково это?]

Черпая уверенность и силу в музыке, Гермиона твердо сделала первый шаг. Она научилась видеть в темноте почти все без использования, как бы сказал Снейп, побочных инструментов – рук, как это было в самом начале ее пути. Достаточно четко видя перед собой препятствия в виде белых слегка размытых контуров, ювенирка твердо ступила на первую ступеньку, а затем, подтянувшись на руках, преодолела высокий уступ.

Do you want to know that it doesn't hurt me? [Ты знаешь, что все это не ранит меня?]

Поднялся небольшой ветер, растрепавший кудрявые волосы. Ленты шелка на затылке также пришли в движение. Гермиона ощущала это, как прикосновение холодных профессорских рук, словно бы он поглаживал ее по голове, как маленькую девочку. Ювенирка сосредоточилась на этом ощущении и с удовольствием отметила, что видит обстановку еще более четко и ясно.

And if I only could, I'd make a deal with God, And I'd get him to swap our places, Be running up that road, Be running up that hill... [Если бы я могла, я бы заключила сделку с Богом, чтобы он поменял нас местами, чтобы ты прошел этой дорогой, взобрался на этот холм]

Гермиона увернулась от летящей в нее стрелы, выгнув спину назад. Не колеблясь. Не боясь. Следующая стрела полетела в ее сторону так же стремительно, как и первая. Гермиона нагнулась, касаясь ладонью гладкой поверхности куба, на котором стояла. Выпрямившись и сделав шаг вперед, она ощутила, что куб начинает падать. Сориентировавшись за секунду, девушка вскинула руку и сделала резкое движение в сторону: на противоположной стене образовалась широкая трещина. Гермиона прыгнула и схватилась за уступ. До ушей долетел звук упавших кусков белого куба.

You don't want to hurt me, But see how deep the bullet lies. Unaware I'm tearing you asunder. [Ты не хочешь делать мне больно, но посмотри, как глубоко врезаются пули лжи. Ты не подозреваешь, но я разрываю тебя на части]

С таким же успехом Гермиона преодолела оставшиеся препятствия и взобралась на вершину, где первый раз стоял Снейп. Гермиона была уверена, что и сейчас он окажется там, ведь заданием было добраться именно до него. Все еще хорошо видя вокруг себя, девушка поняла, что профессора нет. Ею овладела паника. Концентрация тут же исчезла, оставив Гермиону во тьме. Она завертела головой, пытаясь отыскать Снейпа. Сделав один неверный шаг, она поняла, что падает.

You, It's you and me, It's you and me won't be unhappy. [Ты, ты и я, ты и я – мы не может быть несчастными]

Успев вспомнить, с какой высоты летит, Гермиона поняла, что в этот раз легко не отделается – ей точно предстоит пролежать несколько недель в больничном крыле, если она вообще сломает себе что-то не слишком жизненно важное. И, пожалуй, впервые она серьезно испугалась, отсчитывая секунды до падения.
Но удара не последовало.

Гермиона почувствовала, что ее полет замедлился, а затем она тяжело, и все же больно, приземлилась куда-то. Мигом стянув повязку, она увидела, куда.

C'mon, baby, c'mon darling, Let me steal this moment from you now. [Давай, детка, давай, дорогая, позволь мне украсть это мгновение]

Лицо Снейпа, мгновенно спрятавшее напряженность, как только Гермиона, крепко вцепившись в плечо профессора, посмотрела на него, было слишком близко. Желание наконец-то поцеловать тонкие губы жаром подступило в голову. Но момент этой странной нежности или даже, может быть, заботы был так прекрасен, что невозможно было прервать его очарование простым поцелуем.

Снейп сначала смягчил падение, а затем поймал летящую ученицу. Немного не рассчитав дистанцию, он не смог замедлить полет настолько, чтобы девушка мягко упала ему в руки. Она приземлилась резко, отчего профессор и сам упал, зарывшись коленом в землю. Его руки, занывшие от внезапной нагрузки, как стальные прутья сжимали юное тело. Спрятав испуг в глазах и надеясь на то, что Гермиона его не заметила, наставник с недовольством смотрел на девушку. Но Гермиона не видела той эмоции, которую профессор хотел показать. Она все пыталась поймать ушедшую тень беспокойства, которая, как ей почудилось, слетела с лица наставника.

– Превосходно! Ничего хуже я еще не видел, – наконец, прокашлявшись, нарушил молчание Снейп.
– Извините, – совершенно не чувствуя вины, сказала Гермиона.

Снейп немного ослабил хватку, и Гермиона тут же выскочила из его теплых объятий. И сразу же почувствовала, как болело все тело.

– Каждое утро будущей недели будем начинать с этого же, – отряхиваясь так, будто хотел стереть с одежды само присутствие Гермионы, бросил Снейп.
– Хорошо, – Гермиона протянула ему шелковый галстук. Без особого желания с ним расставаться.
– Оставьте себе. Вы что, не слушали? – грубо прикрикнул Снейп. Одарив ювенирку грозным взглядом, он прошел мимо нее. – Ещё, как минимум, семь таких же занятий!..

* * *


К концу апреля Гермиона начала чувствовать легкое волнение относительно предстоящих испытаний на Магистра третьей степени. А потому она лишь сильнее вдавливала наушники в уши, громче включала музыку и отдавала всю себя занятиям, медитации и прыжкам по платформам.

Снейп ошарашил Гермиону новостью о том, что в начале мая планируется традиционный бал для ювениров и их наставников. Помимо прочих волнений пришлось нервничать и из-за платья. Ракель, которая по-прежнему навещала Гермиону, придирчиво комментировала каждый предложенный вариант. Гермиона закатывала глаза, фыркала и ворчала в ответ, но в итоге все же удалось найти такое платье, которое удовлетворило обеих.

С возвращением Снейпа встречи с Драко в кафе сошли на нет. Они снова пересекались на Астрономической Башне, и то – редко. Надо сказать, что Драко больше не заговаривал о развитии их отношений. Оба предпочитали думать, что они просто друзья.

С каждым днем, в те редкие моменты, когда она выходила в коридоры замка, Гермиона ловила на себе все больше странных взглядов студентов, бывших друзей и... Дамблдора. Стараясь не обращать на все это внимания, она предпочитала думать, что Гарри, чей разум явно затуманивался с каждым днем все сильнее, вместе с Роном и другими гриффиндорцами распространяли нелепые слухи о ней или о ней и профессоре Снейпе. А вот слизеринцы, наоборот, чаще всего смотрели со снисхождением, что уже было удачей, либо с интересом, приправленным одобрением. Было ли дело в том, что Гермиона училась у Снейпа, или это все работа Драко – неизвестно. Да и, наверное, не так уж важно.

Дамблдор же пугал искрами из глаз, режущими, как осколки разбитого стекла. Какое-то пренебрежение, насмешка и даже любопытство читались за очками-полумесяцами. Всякий раз, когда Гермиона ловила на себе его взгляд, ее пробивала дрожь.

Благодаря усиленным тренировкам и музыкальной терапии, Гермиона значительно улучшила свои успехи. По платформам она прыгала так, как будто занималась этим с детства. С закрытыми глазами, открытыми – неважно. Никаких падений, никаких ошибок. За редким исключением. Кровь уже почти не текла из носа, когда Гермиона творила магию, а сознание стало гораздо лучше ей подчиняться. Но Снейпа все это все равно не впечатляло.

– Слабо.
– Можно было и лучше.
– Скоро испытания, а вы как будто и не учились весь этот год!
– С такими успехами вам следует забыть о магистерской степени.


Гермиона злилась, сжимала зубы, била кулаками в стены, когда оставалась одна, и занималась ещё усерднее. Высокомерный садист Снейп должен понять, чего она на самом деле стоит.
После тяжелого учебного дня Гермиона, поднявшись на Астрономическую Башню, застала там Драко. Его волнение она почувствовала сразу и очень надеялась, что речь не зайдет про отношения.

– Что случилось? – тут же спросила Гермиона.
– Я кое-что узнал, – начал Драко, запуская руку в волосы, – но тебе это вряд ли понравится.
– Ты уже начал, так что говори, – Гермиона, готовясь к новостям, скрестила руки на груди.
– Отец рассказал мне кое-что, – Драко начал так быстро говорить, будто бы хотел как можно скорее выпалить все, избавиться от неприятного, тяжелого чувства. – О Снейпе и его учениках.
– И что же? – Гермиона проигнорировала источник информации.
– В общем, – Драко сел на ящики позади него. – Снейп всегда был, да и остаётся, очень скрытным человеком. Про него почти ничего невозможно узнать.
– Да-да, я в курсе, – нетерпеливо махнула рукой Гермиона.
– Он один из самых молодых магистров в истории, получивших на испытании сразу вторую степень. А знаешь, кто был его учителем?
– Дамблдор?
– Темный Лорд.
– Что?! – Гермиона в ужасе отшатнулась.
– А теперь слушай и не перебивай, – потребовал Драко. – Темный Лорд был здесь учителем всего год, почти сразу по окончании школы. Именно в этот год произошло избрание новых будущих магистров. Снейп был один из них, и Магия определила его к Темному Лорду. Вот откуда у него такая любовь к темным искусствам – его этому и учили! Стой, погоди.

Драко жестом прервал Гермиону, которая хотела что-то сказать.

– За все время у Снейпа было трое учеников. Единственный, о ком хоть что-то можно сказать – это некий Бенедикт Олдридж. Он получил степень и уехал в Америку. Говорят, он успешно борется с темными силами там.
– А остальные? – едва шевеля губами, спросила Гермиона. – Почему про них ничего неизвестно?
– Потому что они умерли.

Гермиона покачнулась, уперевшись бедром в ящик рядом с ней. Поняв, что удержаться на ногах не получится, она опустилась на этот ящик.

– Умерли? – прошептала она.
– Да, – Драко, дернувшийся было в сторону девушки, сел обратно на свое место. – Через год или два после получения степени.
– А где резонанс?
– Ну, считается, что они погибли, сражаясь с Пожирателями.
– Но на самом деле?..
– Никто не знает, но некоторые, кто вообще в курсе событий, считают, что они не совладали с тьмой, которую в них пробудил Снейп.

Гермиона положила руку на грудь в районе сердца, пытаясь таким образом успокоить его бешеный темп. Глотая ртом воздух, она силилась привести мысли в порядок и смириться кое с чем.

– Я ювенир наставника-убийцы, – отчеканила она.

Драко не ожидал такой прямоты и не нашелся, что ответить. Он попытался подсесть к Гермионе ближе, но она остановила его порыв, приподняв руку.

– Господи, Драко, – Гермиона подняла на друга глаза, полные слез. – Снейп же Пожиратель Смерти. А если он готовит меня в помощь Волан-де-Морту?
– Гермиона, ты чего? – Драко не на шутку испугали такие выводы. – Такого точно не может быть, Снейп, наоборот, борется с ним.

Гермиона отшатнулась от Драко, который попытался приобнять ее и успокоить.

– Нет, я сейчас же иду к нему, – крикнула она. – Он должен все объяснить!

Не теряя ни минуты, Гермиона рванула к выходу. Сердце бешено стучало в ушах. Как профессор мог поступить с ней так? Выходит, Гарри был прав: Снейп действительно обучал ее темным искусствам, чтобы она противостояла Ордену Феникса. И Дамблдор... Он был в курсе? Или только подозревал? Поэтому предложил сменить наставника?

Вопросы гудели в голове, сменяя друг друга с каждым стуком каблуков по каменным полам. Гермиона прикрыла рот рукой, чтобы не разрыдаться во весь голос. Тем не менее, замок все равно слышал ее глухие всхлипы.

–... нам необходимо доверять друг другу.
– С другими своими учениками вы тоже это делали?

– Вы использовали гнев как эмоцию, способную вызвать магический приток. Известно ли вам, что использовали вы, так называемую темную сторону магии?

– Любой магией можно научиться управлять. Поэтому не надо бояться темной ее стороны.


Каждая реплика, всплывающая в памяти, резала по сердцу, как ядовитый кинжал, отравляющий все тело. Голова кружилась. Ноги подкашивались. Глаза не разбирали дороги...

Шелковый платок на белой шее.
Туфли, утопающие в ворсе ковра.
Оранжевый свет на волосах.
Протянутая в помощь рука.
След тяжелой мантии на щеке.
Профиль в ливневой завесе.
Брюки с пятнами земли на колене.


Гермиона хотела разбить эти воспоминания как зеркало в учебном классе во время неконтролируемого выброса магии. И все же ещё оставалась надежда. Все не так. Он не мог с ней так поступить. Сердце, тянущееся к нему, готово было цепляться за любую соломинку, способную вытянуть его из водной глади. Но утопающий тонет без помощи...

Без церемоний толкнув дверь, Гермиона с громким звуком ее захлопнула, влетая в кабинет Снейпа.

– Грейнджер, вы совсем..? – гневно начал подскочивший на диване Снейп.
– Объясните мне все! – заорала Гермиона, стремительно сокращая дистанцию. – Сейчас же!
– Грейнджер, еще секунда, и я применю магию, – крикнул Снейп в ответ.
– Я знаю про ваших учеников, знаю природу вашей магии и знаю, зачем вы меня ей учите!
– Что вы несете?! – Снейп сверкнул глазами как молния перед раскатистым громом.
– Вы убили своих прошлых учеников, – Гермиона ткнула пальцем в сторону наставника. – Вы и ваша ужасная темная...
– Замолчите сейчас же, – Снейп схватил Гермиону за плечи в попытке привести ее в чувства.
– Нет, я не буду молчать! – ювенирка дернулась, но хватка профессора была сильной. – Вы просто... Вы убийца! Пожиратель Смерти! Волан-де-Морт уже назначил вас правой рукой?

Неожиданно для Гермионы Снейп оттолкнул ее. Его губы сжались до узкой полоски, а морщинка между бровями углубилась.

– Уходите немедленно, – тихо, но четко произнес Снейп. – Вы не в себе.
– Я не в себе?! – взвизгнула Гермиона. – Да как вы смеете?! Все, что вы говорили... Вы лгали мне! Вы пытались привлечь меня на свою сторону...

Снейп двинулся на Гермиону, как змея, готовая броситься и вонзить тонкие ядовитые зубы в ее шею. Плавно, пугающе, напряжённо. Гермиона инстинктивно попятились назад, но не стала прерывать свою гневную речь.

– Что? Нечего сказать? – насмехалась она, несмотря на то, что страх пронизывал каждую клеточку ее тела. – Что вы теперь сделаете? Убьете меня? Как тех двоих...
– Убирайтесь вон! – оглушительный крик Снейпа обрушился на Гермиону ледяной лавиной. Он никогда так не орал. Даже когда она совершала глупейшие ошибки. – Живо!

Гермиона действительно испугалась того, что Снейп ударит ее или... или использует магию. Споткнувшись у двери, она нажала на ручку и выскочила в коридор, боясь, что гневное пламя эмоций профессора настигнет ее даже за закрытой дверью.

Добежав до своей комнаты, она запечатала ее магией. На кровати лежало платье для завтрашнего бала. Гермиона почувствовала острую необходимость его уничтожить. Сжечь. Изрезать. Взорвать может даже. Стереть с лица земли само его существование, чтобы как будто его и не было никогда.
Как и ее чувств.
Как и ее глупых нелепых чувств к лгуну, убийце, Пожирателю Смерти.
Чувств к профессору Снейпу.

– Я любила вас, вы что, не понимаете? – сквозь тяжёлые всхлипы, будто когти, царапающие горло, выговорила Гермиона пустоте. – Любила. Как вы могли так поступить?
– Эй, – Гермиона дернулась, услышав знакомый голос Ракель.

Фитиль вспыхнул мгновенно.

– Исчезни! – рявкнула Гермиона, направляя на кошку красный дым.
Ракель, конечно, успела сбежать раньше, чем он достиг ее.

Красные глаза Гермионы блестели от гнева и разочарования. Бросив еще один взгляд на платье, она приняла очень твердое решение.

_____________

1 - Он — Бог, он — человек, он — призрак, он — наставник, они шепчут его имя по всей этой исчезающей земле, но в его пальто скрывается окровавленная правая рука.

Продолжение следует


Да пребудет с вами Снейджер
 
Еката Дата: Вторник, 30.08.2022, 15:39 | Сообщение # 22
Еката
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
И что? И это всё? Я клялась себе, что не буду читать всё разом, но вот я снова здесь, прочитав за один раз! Вопрос - как теперь дожить до понедельника?! Я же с ума сойду от любопытства!!
Ну и я очень рада, что угадала про наставника Снейпа )))


Еката Симурановна Найт

Сообщение отредактировал Еката - Вторник, 30.08.2022, 15:46
 
Lady_Hermione Дата: Вторник, 30.08.2022, 15:39 | Сообщение # 23
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 13. Танго смерти

Торжественное открытие бала было назначено на три часа дня. Гермиона не стала, как обычно, просыпаться рано, а пролежала в кровати столько, сколько ей было необходимо для приведения себя в чувство. Полночи ей не давали уснуть кошмарные сны о том, как она убивает всех своих друзей, разрушает Хогвартс и весь Лондон и сидит за одним столом с остальными Пожирателями, хохоча холодным смехом, упиваясь собственной властью. Все это время за ней наблюдал Снейп. С явным удовлетворением. Но в конце каждой сцены кровавого убийства или ужасающего разрушения неизменно присутствовал кадр: Гермиона стоит расправив руки, позади нее сверкает молния, на секунду освещая тонкие ниточки, привязанные к ее запястьям. Марионетка.
Выспаться, хотя бы более-менее, удалось потому, что под утро Гермионе снова приснился сон, где она мастерски исполняет тройной аксель.

Утро началось с крепчайшего кофе, не менее бодрящей сигареты и запечатанной двери. Чтобы никто, даже назойливая Ракель, не появился на пороге до того, как Гермиона сама выйдет из комнаты.
К трем часам ювенирка справилась с волосами, уложив их в высокую прическу, сделала макияж в излюбленном мрачном стиле и надела купленное платье. Черное, с рукавами, длина которых доходила почти до пола. В районе шеи ворот прилегал достаточно плотно, а потом расходился в вырез в зоне декольте. Плечи до предплечья украшала россыпь блестящих камней, в форме серебряных цветов. Достаточно элегантное по фасону платье с помощью этой детали становилось одновременно дерзким и хищным. Как будто его владелица напряжена, настороже и готова в любой момент дать жёсткий отпор.

Высокомерно вскинув подбородок, глядя на свое отражение в зеркале, Гермиона осталась довольна своим видом и тем, что техника "смоки айс" отлично маскирует синяки под глазами и красноту. Присев на кровать, девушка надела черные лодочки, мыски которых были украшены теми же камнями, что и верх платья. Еще раз взглянув на себя в зеркало, Гермиона, надев маску высокомерия и отчужденности, сняла заклинание с двери и вышла в коридор.

Перед Большим Залом уже стояла толпа. Спускаясь по парадной лестнице, Гермиона чувствовала себя как в тот день, на Святочном Балу. Она вспомнила удивленный и восторженный взгляд Гарри, тоже удивленный, но смешанный с недовольством взгляд Рона... Как давно это было. А что же она видит сейчас? Да, восхищение в глазах толпы. Но многие сразу же прячут его за презрением. Однако, знакомые слизеринцы смотрели на нее с неподдельным одобрением. Как ни странно, это очень порадовало.

Буквально сразу же, как Гермиона спустилась по лестнице, поправив шлейф сзади, в Зал пригласили гостей. Постепенно все разошлись, и перед закрывшимися дверьми Зала остались только ювениры. Гермиона встала в самый центр, назло вытесняя Гарри.

– Снейп одолжил прикид? – не сдержался он.
– А ты не менял костюм со Святочного Бала? – вторила Гермиона, даже не глядя на собеседника.

Гарри фыркнул, но не успел ничего ответить, поскольку с другой стороны от Гермионы вырос Драко.
– Классная бабочка, Поттер, – сказал он. – Осталась со Святочного Бала?

Гермиона усмехнулась схожести реплик, но Драко этого не понял. Он наклонился к ней и прошептал:

– Выглядишь роскошно, Грейнджер. Я горжусь тобой.
– Что, так и не скажешь, что вчера была жуткая истерика, да? – почти не шевеля губами, спросила Гермиона.

Драко кивнул.

– Превосходно. Только вот все наоборот, – Гермиона поджала губы, а затем издевательски улыбнулась.
– Совсем как Снейп, – едва слышно пробурчал Драко.
– Что?
– Ничего.

Из Зала послышался голос Дамблдора, усиленный Сонорусом:
– Поприветствуем наших ювениров!

Гермиона медленно подняла подбородок чуть вверх.

Двери Большого Зала скрипнули и начали отворяться. Все присутствующие смогли увидеть пятерых ювениров. В центре стояла Гермиона – единственная девушка среди них. Все были одеты в черное, и каждый из них выглядел не как студент седьмого курса, а как настоящий взрослый волшебник, прошедший нелегкую дорогу в борьбе за будущий титул. Гарри и Рон теперь смотрели на всех с прищуром. В их поведении уже не чувствовалось подростковой непосредственности и безалаберности. Невилл возмужал за это время и стал объектом воздыхания многих девушек-студенток. Только решительный взгляд выдавал его настоящий интерес – магию, а не девушек. Драко в целом остался таким же, как и был. Разве что в движениях его и глазах чувствовалась, для тех, кто мог это заметить, усталость и легкая грусть. Гермиона, в свою очередь, взирала на присутствующих с высокомерием, достойным ее наставника. Она бы ни за что не подала виду, что сразу отыскала его в толпе взглядом и уловила, как в его глазах блеснула какая-то странная эмоция. Возможно, это было одобрение?..

– Мисс Гермиона Грейнджер, ювенир профессора Северуса Снейпа! – прокатился по Залу голос Дамблдора.

Под громкие овации Гермиона первой проследовала вперед. Камни на ее платье переливались в теплом свете свечей. Надменно поднятая голова смутила многих присутствующих, и Гермиона заметила, как на лице Дамблдора проскользнуло крайнее недовольство.

Наставники сидели в креслах в конце импровизированного коридора, образованного гостями. Гермиона старалась не смотреть на Снейпа, но когда он сделал легкое движение рукой, ей в глаза попал солнечный зайчик, который не мог не привлечь внимания. И Гермиона обнаружила, что хоть он, как и обычно, облачен в черное — только вот на рукавах его шикарного сюртука блестели те же драгоценные камни, что и на плечах ее платья.

"– Проклятье! – мысленно выругалась Гермиона. – Ракель, чтоб тебя...".

Дойдя до кресла Снейпа, Гермиона, обменявшись с наставником грозными взглядами, развернулась и встала за резной невысокой спинкой.

После нее Дамблдор вызвал Невилла, вставшего за Стебль, Драко, отец которого также присутствовал в качестве наставника, Рона, зачем-то поцеловавшего руку Вектор, на что Гермиона закатила глаза, а затем и Гарри. Кажется, он смирился с популярностью и охотно отвечал приветственными жестами на самые бурные аплодисменты. Как только он занял место за креслом Дамблдора, тот произнес:

– Еще раз поприветствуем наставников и их ювениров!

Наставники встали. Зал повторно взорвался овациями, защелкали камеры, ослепляя своими вспышками. Как только хлопки стихли, Дамблдор снова взял слово.
– А теперь время танцев!

Только это было сказано, Гермиона резко развернулась и отошла в сторону от кресла Снейпа, в поисках угла, в котором она проведет оставшийся вечер.

Как ни странно, ей почти удалось скрыться от всеобщего внимания в тени. Снейп явно не горел желанием с ней общаться, Драко боялся проявить к ней интерес при отце, а Гарри и Рон были заняты, разговаривая с министерскими экспертами. Потихоньку выпивая почти все запасы пунша, что имелись на столах, Гермиона добралась до выхода. И у нее получилось бы улизнуть, если бы не какой-то назойливый репортер.

– Мисс Грейнджер, – позвал он.
Гермиона обернулась и тут же была ослеплена вспышкой фотокамеры.

– Мисс Грейнджер, вы единственная девушка-ювенир в этом году, и вы попали, пожалуй, к самому строгому наставнику, – затараторил репортер. - Поделитесь впечатлениями, каково это – быть ювениром профессора Снейпа.

Гермиона испытала мощнейшее чувство дежавю, выбившее ее из колеи. Она впала в ступор и, несомненно, сказала бы что-то не то, если бы не бархатный голос за ее спиной.
– Мисс Грейнджер, подойдите ко мне.

Ювенирка сначала даже не поняла, кому принадлежит голос, поэтому с облегчением обернулась. Но при виде Снейпа на лице тут же отразилась неприязнь.
Фотокамера щелкнула снова.
Гермионе ничего не оставалось, кроме как подойти.

– Я не хочу с вами разговаривать, – тихо произнесла она, подойдя к наставнику.
– Знаете, я тоже.

Не очень понимая, как, но Снейп и Гермиона оказались в центре круга, поскольку гости расступились, как только в зал упали первые ноты танго, сменившего медленный приятный вальс [1].

– Я не буду этого делать, – прошипела Гермиона, понимая, что сейчас произойдет.
– Нет уж, мы вляпались оба, так что давайте, – сквозь раздраженный тон Снейпа красноречиво пробивалась решимость.
– Это танго, мое платье не для этого, – оправдание прозвучало глупо и неубедительно.
– Научить режущему заклинанию? – с сарказмом спросил Снейп.

Вместо ответа Гермиона, одарив Снейпа гневной вспышкой глаз, первым взмахом руки отрезала шлейф, а вторым сделала длинный надрез до середины бедра. Ткань платья упала на пол. Гермиона изящным движением ноги оттолкнула ее в сторону. Многие девушки в зале при этом ахнули.

– Превосходно! Но я все равно не умею танцевать танго!
Снейп начал терять терпение.
– Так делайте то, что я говорю. Как всегда.

На секунду Гермиона захотела расплакаться. Снейп точно над ней издевался. Боковым зрением увидев в глазах некоторых присутствующих насмешку и недовольство отсутствием танца, Гермиона вспомнила слова Ракель:
– Иногда стоит показать людям то, что они хотят увидеть, и сделать то, чего ты сама на самом деле хотела бы.

Потанцевать со Снейпом? Танго? Она определенно могла бы этого хотеть до вчерашнего дня. Люди хотят видеть танец? Видеть ее высокомерие? Головокружительный успех? Они это получат.

Только Гермиона подняла руки, Снейп тут же перехватил инициативу. Левой рукой сжал ее правую ладонь, а правой едва дотронулся до лопаток. Кисть Гермионы мягко легла на профессорское плечо.
Снейп приготовился к какому-то па. Полностью подчиняя Гермиону, он слегка оттолкнулся левой ногой и закружил партнершу. При этом поворот его осуществлялся только за счет одной ноги, второй он даже не коснулся пола.

– Это вальсовое па! – возмутилась Гермиона.
– Да? А вы сказали, что не умеете танцевать танго, – брови Снейпа приподнялись и тут же опустились.

Кружение пришлось как раз на самый яркий момент музыки. Когда она снова вернулась в спокойный темп, Снейп перешел к классическому танго.
Гермиона чувствовала себя комфортно и некомфортно одновременно. Ее разум никак не мог понять, почему она так легко поддается Снейпу, которого еще вчера смешала с грязью. Он должен ее отталкивать, раздражать, злить, что угодно, но только не будоражить и очаровывать.

Снейп, полностью контролирующий и себя, и партнёршу, перешел к базовому шагу танго – квадрату. Сделав шаг назад, а затем в сторону, он прошел чуть левее Гермионы, а затем вновь в сторону.

– Завтра я напишу в Министерство с требованием сменить мне наставника, – вдруг сказала Гермиона.
Жалкая попытка отрезать чувства от сердца.

– Что ж, – Снейп ничуть не изменился в лице. – В таком случае, танго будет последним, чему я вас научу.

Гермиона топнула ногой чуть громче, чем это было нужно движением.

– Я вас ненавижу, – выдавила она в подступающем гневе. – Слышите?
– Слышу, – спокойно отозвался Снейп. – Превосходно. А я ведь предлагал вам еще в самом начале.

Профессор слегка подтолкнул Гермиону к выполнению следующего элемента танго – восьмёрки. Та, покорно выполняя нужные действия, плавно выписывая ногами цифру восемь, поймала себя на мысли, что все это время абсолютно не думала о движениях: настолько Снейп контролировал танец. Именно эта мысль сбила ее, и она наступила партнеру на ногу.

– Соберитесь! – прошипел Снейп. – До конца. Как всегда.

Гермиона посмотрела прямо на него, все еще находясь в полном подчинении. До чего же выразительные у Снейпа глаза. Их чернота всегда горела пламенем: злостью, гневом, раздражением, интересом и очень-очень редко восхищением. Видимо, сейчас был тот самый редкий момент.

На последних нотах танго, Снейп сделал достаточно резкий шаг влево, чуть развернул Гермиону, которая, повинуясь неведомым силам, начертила ногой полукруг и отставила ее в сторону. Снова подняв глаза на профессора, Гермиона прочитала там свое следующее действие. В кружении вернувшись на исходную позицию, она закинула ногу Снейпу на бедро. Тот тут же опустил руку ближе к ее талии и отступил влево, сгибая колено. Крепко держа девушку, он развернул и опустил ее. Поддержка была выполнена успешно. И в этот момент музыка кончилась.

Музыка в зале, но не в голове у Гермионы. [2]
– Take on me, take me on. I'll be gone in a day or two. [Дай мне шанс, прими мой вызов, ведь я уйду через день или два].

Мгновение, проведенное в объятиях Снейпа, не хотелось отпускать. Вновь видя его лицо так близко к своему, Гермиона впервые испугалась собственных мыслей, которые возникали в ее голове всякий раз в такие моменты. Невероятная сила чувств и безумие сердца не позволяли ей отпустить его. Профессора. Разум молчал, вернее, он не мог бы быть услышанным, даже если что-то и говорил.

– Say after me: It's no better to be safe than sorry. [Повторяй за мной: лучше пожалеть о том, что сделал, чем о том, что не сделал].

Снейп начал, как казалось Гермионе, очень медленно поднимать ее, хотя на самом деле это заняло пару секунд. И вот Гермиона снова стоит перед ним и позволяет отпустить свои руки.

– Take on me, take me on. I'll be gone in a day or two. [Дай мне шанс, прими мой вызов, ведь я уйду через день или два].

Выразительные глаза Снейпа смотрят на нее так же, как и всегда: с безразличием. Этот резкий контраст между страстным танцем и ледяным прощанием вернул Гермионе слух и голос разума. Под оглушительные овации, продолжавшиеся уже некоторое время, Гермиона сделала короткий реверанс в ответ на легкий поклон Снейпа и развернулась, чтобы уйти. Ей снова просто показалось.

Завтра в колонке "Ежедневного Пророка" и, возможно, других газет могли бы появиться статьи о наставнике Снейпе и его ювенирке Грейнджер, порадовавших публику блестящим танцем, о странности их взаимоотношений и растерянности Гермионы при упоминании о нем. Могли бы. Но не появятся.

Гермиона, спешно покинувшая банкет, не выходила из комнаты до темноты. Переодевшись, она накинула поверх любимой черной рубашки сюртук, заказанный вместе с парадным платьем, поскольку ночи ещё были прохладными. Было самое время, чтобы подняться на Астрономическую Башню.

– Ты быстро ушла, – констатировал Драко.
Гермиона совсем не удивилась его присутствию.
– Скучные светские сборы, – отмахнулась она.

Лунный свет мягко лег на фигуру Гермионы, и Драко задержал взгляд на ней несколько дольше, чем было нужно.

– Ты... пришла в себя?
– Более чем, – убеждала Гермиона, открывая пачку с сигаретами.
– Ну, ваш танец, в принципе, это доказал, – в голосе Драко промелькнула обида.
– Я пойду к другому наставнику.

Драко нахмурился.

– В конце года? Это глупо.
– Глупо оставаться с ним, зная, во что он меня превращает, – глаза Гермионы вспыхнули. – Ты меня не переубедишь.
– Сначала сама себя убеди, – впервые Драко говорил так жестко.

Гермиона со злости выдохнула дым прямо ему в лицо.

– Что это значит?
– А вот что: разберись сначала в своих чувствах, ибо именно они туманят твою голову.
– Ты что, наслушался Гарри и Рона? Считаешь, что я сплю с ним? – Гермиона повысила голос. Рука, держащая сигарету, при этом задрожала.

– Нет, я думаю, ты его любишь, – выпалил Драко. – И не хочешь этого признать.
– Да? И зачем я тогда ходила с тобой на свидания? Зачем разговаривала с тобой часами, сидя тут?
– Я не знаю!
– Тогда не неси чушь!
– Нет, ты послушай мою чушь, – Драко подступил ближе. – Я пытался донести это до тебя сто гребаных раз. Ответь мне, пожалуйста, на несколько вопросов, хотя, наверное, мне лучше самому ответить, чтобы ты, наконец, посмотрела правде в глаза! Знаешь, откуда у тебя это саркастическое издевательское выражение лица? А обжигающий сарказм, который ты выплевываешь в рожи своих бывших друзей? Ты понимаешь, кто вдохновил тебя не просто на смену образа, а на подражание? Пусть и в своей манере? Откуда этот сюртук? А платье? Так удачно сочетающееся с его костюмом? Вот тебе страшная правда: вся вчерашняя истерика была не из-за темных сил, потому что они тебе нравятся, а из-за того, что ты думаешь, что он предал тебя. Предал тебя в то время, как ты его любишь.

Гермиону как будто по голове ударили. Только удар вызвал не головокружение, а ставший привычным гнев.

– Даже не думай перебивать! – Драко успешно уловил изменившиеся эмоции. – Твой блеск в глазах, один в один, как у него, красноречиво дает понять, что все это правда. И боишься ты того, что чувства твои не взаимны. И пришла ты ко мне от одиночества и страданий по нему. Но я отчаянно верю в то, что нравился тебе. И знаешь, что я тебе скажу? Ты идиотка, раз думала, что сможешь меня полюбить так, как его. Я отличный парень, да. Бесспорно. Только вот я знаю твою любимую песню, а он знает, насколько твоя модная музыкальная терапия тебе помогает. Я готов был утешить тебя после падения, а он знал, где ты упадешь, и стелил солому. Он знал, что ты любишь допытываться до истины своим умом, а я всегда выкладывал тебе все сам. Он так рьяно пытался защитить тебя, что не стал будить во время нападения Лорда, надеясь справиться с ним своими силами. Потому что знал, что ты не готова. Он оградил тебя от влияния Поттера и Уизли. До тебя еще не дошло, почему? И ты думаешь, он не в курсе нашего общения? Вспомни, что он сделал, когда увидел нас "У Дениз"? Ничего.

Гермиона переводила взгляд с одного зрачка Драко на другой так быстро, что голова начинала кружиться. Уже давно выронив сигарету, она стояла перед ним будто провинившаяся студентка в кабинете директора. Сглотнув, она хотела что-то сказать, но Драко снова не дал ей этого сделать.

– Ты умная, Грейнджер. Но в вопросах любви такая… дилетантка, – бросил он, делая шаг прочь. Но остановился. – Я принес тебе кассету. Там всего одна песня. Надеюсь, твой плеер с тобой?

Гермиона еле развернулась, пытаясь не упасть из-за подкашивающихся ног. Как только она снова увидела лицо Драко, тот грубо вложил ей в руку кассету.
– Послушай сейчас, – велел он.

Гермиона вынула из кармана плеер, давно ставший обязательным аксессуаром, и вставила кассету. Но не успела она надеть наушники, как за спиной Драко, вдали, раздался взрыв и полыхнуло красно-желтое зарево. Гермиона инстинктивно пригнулась, а Драко чуть не сломал себе шею, разворачиваясь.

– Что это? – вопрос прозвучал довольно глупо.
Драко не ответил, подходя ближе к пролетам Башни.
– Взрыв в Большом Зале, – констатировал он, оборачиваясь.

Гермиона не сразу поняла, что именно было сказано.

– О, Мерлин, – ахнула она, когда до нее дошло. – Там же... Там же профессор!

Не теряя ни секунды, Гермиона схватила Драко за руку и понеслась вниз. По пути им встретились ошарашенные напуганные студенты, старосты и некоторые профессора, пытавшиеся их успокоить, и донеслись оглушающие звуки новых взрывов.

Добежать до Большого Зала Драко и Гермиона не успели. Парадная лестница уже была захвачена Пожирателями Смерти. Позади хохочущей Беллатрисы Лестрейндж зияла огромная дыра. Взрывы уничтожили большую часть Зала, под обломками которого упокоились десятки невинных жизней. Гермиона сглотнула, надеясь, что Снейпа в момент взрыва в Зале не было. Не успели Драко и Гермиона опомниться, как на них обрушился дождь заклинаний со стороны Пожирателей. Увернувшись от парочки летящих довольно прицельно, Гермиона в напряжении чуть сжала руки, формируя в них красный дым. Выпустив несколько алых шаров, Гермиона нокаутировала одного из Пожирателей. Стоящий рядом с ним тут же отправил в ее сторону зеленый луч. Гермиона ловко отпрыгнула, не испытывая трудностей из-за ступеней лестницы. Авада Кедавра пролетела слева от нее.

Кровь начала закипать в жилах. Пожиратели Смерти явно не нуждались в разогреве и пришли с очень ясной целью: перебить всех.
Подступающая злость в купе со страхом за Снейпа будто удвоила силы Гермионы. Она смело пошла прямо на противника, вытянув руку вперед. Не дав ему произнести заклинания, она подняла Пожирателя в воздух. Из ее руки вырвался дым, принявший форму веревки, которая тут же обмотала шею врага. Щелчком пальцев Гермиона заставила петлю стянуться до хруста шейных позвонков.

В пылу сражения Гермиона забыла о Драко. Обернувшись, она увидела, что тот смотрит на нее с удивлением, граничащим с восхищением. Отвлекшись на подругу, он не заметил летящего в него красного луча. Гермиона тут же вскинула руку. Ее дым в полете обратился в неровную полоску, напоминающую кусок стекла. Своеобразный щит отразил вражеское заклинание, и оно улетело в сторону.

Спасая Драко, Гермиона не заметила, как в нее прицелились с другой стороны. Прилетевшее заклинание оттолкнуло девушку, и она точно улетела бы в самый низ, если не успела бы вовремя схватиться за край ступеней. Подняв голову вверх, она увидела, как на самом верху, на лестнице, ведущей в Астрономическую Башню, профессор Снейп сражался с Волан-де-Мортом. Первый успевал лишь уворачиваться и блокировать атаки, изредка нанося удары, а второй то и дело обращался словно в грозовое облако, подлетая с разных сторон. Беспощадная пальба молниями при этом почти не прекращалась. Воспоминание о прошлом таком поединке и его последствиях на секунду появилось у Гермионы перед глазами. Ее концентрация ослабла, и одна рука соскользнула. Обзор закрыл подоспевший Пожиратель, видимо, именно он попытался сбросить ювенирку с лестницы. Бросив беглый взгляд вниз, Гермиона поняла, что, оттолкнувшись, сможет приземлиться на ступеньки этажом ниже.
Она так уже делала.

Пожиратель склонился чуть ниже с жуткой усмешкой. Но тут же отпрянул, когда Гермиона молниеносно снова ухватилась второй рукой за уступ, оттолкнулась и полетела вниз. Маска удивления на лице Пожирателя сменилась на испуг, когда Гермиона в полете создала из красного дыма пеньковый галстук, подобный предыдущему. Петля обвилась вокруг шеи противника. Гермиона тем временем бодро приземлилась на лестницу. Слегка покачнувшись, она потянула веревку вниз. Пожиратель Смерти с криком исчез в Подземельях.

Подняв голову вверх, Гермиона обнаружила, что Снейп и Волан-де-Морт уходят все выше. Терять время больше было нельзя. Гермиона сосредоточилась, чтобы трансгрессировать, но у нее ничего не получилось: скорее всего, Пожиратели наложили чары, запрещающие трансгрессию, чтобы никто не смог выбраться из замка. Накатившая злость заставила Гермиону зарычать. Она чуть отошла назад, дав себе достаточно места для разбега. Пробежав несколько ступеней, она прыгнула, в полете проделывая в широком уступе дыру. Ухватившись, ювенирка дала себе секунду, а затем свободной рукой дотянулась до края уступа и подтянулась. Пара пуговиц не выдержала напряжения и, оторвавшись, скатилась вниз. Как раз подоспел Драко, тут же схвативший подругу, помогая залезть.

– Снейп и Темный Лорд движутся к Башне, – сообщил он, поднимая голову вверх.
– Я знаю, но как нам туда попасть? Я имею в виду срочно, – выравнивая дыхание, спросила Гермиона.
– Только бегом. Я впереди, ты сзади.
– Не получится, кто-нибудь обязательно…
– Есть другие идеи? –Драко обернулся.
– Нет.
– Вот и все.

Драко сделал пару шагов вперед, а затем круто развернулся и взял Гермиону за предплечье.

– Я полюбил тебя, Грейнджер, – сказал он. – По-настоящему полюбил. Правда, теперь я тебя немного ненавижу…
– Драко…, – попыталась перебить Гермиона.
– Сейчас, пожалуйста, заткнись и сделай все, чтобы спасти того, кого ты полюбила по-настоящему, – в голос Драко просочилась горечь на слове «ты».

Не говоря больше ни слова, он снова развернулся и побежал наверх.

Пожиратели Смерти были так увлечены боем со студентами и профессорами Хогвартса, что почти не замечали мчащихся по лестницам Драко и Гермиону. Изредка в них прилетали прицельные заклинания, но почти весь путь приходилось уворачиваться от вслепую снующих туда-сюда лучей света. Один такой зацепил Гермиону, лезвием пройдя по ее щеке, хоть она и попыталась увернуться. В Драко прилетел синий луч; несмотря на то, что он успел его отразить, заклинание все равно отбросило его немного в сторону. Еще чуть-чуть, и он свалился бы с лестницы.

Друзья поднялись на Башню в самый разгар битвы. Помимо Снейпа и Волан-де-Морта, там сражалось еще несколько Пожирателей и, кажется, люди из Министерства, чудом избежавшие смерти в Большом Зале. Гермиона на секунду застыла у входа, поражённая открывшимся зрелищем.

Снейп по-прежнему лишь сдерживал натиск противника. На лице пульсировала жилка, но движения его были легкими, уверенными, как будто не стоили труда. Черные волосы растрепались, а полы мантии развевались, словно под воздействием ветра. То, что он творил своей магией, было невозможно описать. Его руки источали чернила, как заколдованная перьевая ручка, не нуждающаяся в заправке. Он взмахивал руками, делал какие-то непонятные Гермионе жесты, и каждый его успешный блок лишь злил Волан-де-Морта, синей тучей нависающего и нависающего над ним. В тот момент, когда глаза Снейпа метнулись ко входу, профессор потерял концентрацию. Гермиона, словно бы смотря знакомый кинофильм, среагировала мгновенно. Вскинув две руки, она выпустила красный дым, ударивший Волан-де-Морту в спину. Тот не ожидал атаки. Он отвлекся на секунду, повернув голову в профиль. На его лице промелькнул интерес. Сделав короткий жест рукой, он отправил в Гермиону молниевый разряд. Снейп, вновь сосредоточившись, метнул в Гермиону иссиня-черный шар. Долетев до нее быстрее разряда, он увеличился в размерах и окутал ее, став защитным барьером. Гермиона зажмурилась. Сквозь темноту она все равно смогла увидеть очертания наставника и его противника.

– Твой ювенир, Северус? – cо змеиной вкрадчивостью протянул Волан-де-Морт, воспользовавшись заминкой Снейпа: он схватил его за грудки. – Вероятно, ты хорошо ее обучил.

Снейп молчал. Волан-де-Морт своей хваткой не позволял ему колдовать. Темный Лорд медленно двинулся в сторону пролета Башни. Дым перед Гермионой рассеялся.

– Ты был хорошим учеником, Северус, – продолжал Волан-де-Морт, дойдя до пролета. Снейп уперся спиной в перила и повис над пропастью, удерживаемый бывшим наставником. – И, возможно, хорошим наставником.

Гермиона почувствовала, как Драко схватил ее за руку. Она впала в оцепенение. Снейп попытался дернуться, но Волан-де-Морт отмахнулся, задев застежку, на которой держалась мантия профессора. Та полетела вниз. Гермиона с ужасом представила, что сейчас может произойти.

– Но теперь я, – Волан-де-Морт приблизил страшное лицо ближе к своему ювениру, – продолжу ее обучение.

Гермиона попыталась сделать шаг вперед, но хватка Драко ей не позволила. Снейп, остававшийся внешне спокойным, метнул взгляд в ее сторону. Сердце Гермионы заныло, осознавая, что именно значил этот взгляд.
Снейп прощался.

– Тебе с ней не справиться, – выплюнул он в лицо Волан-де-Морту.

Гермиона круто развернулась, чтобы вмазать Драко в лицо. Он не ожидал такого нападения и отпустил девушку. Она побежала в сторону Снейпа, ибо поняла, что сейчас будет. Волан-де-Морт, усмехнувшись надменной, до ужаса холодной усмешкой, разжал руки, удерживающие Снейпа.
Профессор полетел вниз.

– Нет! – крикнула Гермиона, перепрыгивая через перила пролета Астрономической Башни.

Недавно она задумалась над тем, как будет ощущаться этот полет. Ничего ужаснее в ее жизни еще не было. Время будто замедлилось. Снейп летел быстрее, чем Гермиона. Раскинув руки, он приготовился к смерти. Когда он увидел, что ювенирка спрыгнула за ним, его глаза расширились от ужаса. Гермиона вытянула руку вперед, пытаясь поймать Снейпа, но в голове ее крутилась мысль, что это все равно безнадежно: падение с высоты Астрономической Башни было несовместимо с жизнью.

Гермиона прикрыла глаза, осознавая скорую гибель, и корила себя за то, что была слишком вспыльчивой, невнимательной, безалаберной ювениркой. Если бы она слушала Снейпа, не нарушала правил и мыслила трезво, возможно, сейчас они бы не летели камнем вниз. Возможно, они сражались бы бок о бок, отражая вражеские атаки, прикрывая друг другу спины. Они бы победили. И Пожирателей, и Волан-де-Морта. А потом...

Из мыслей Гермиону вырвало прикосновение пальцев. Распахнув глаза, она увидела, что Снейп тянется к ней рукой. Его губы шевелились, пытаясь что-то сказать. "Замедленное падение", – прочитала Гермиона. Она перевела взгляд на покрасневшие глаза наставника и четко увидела там призыв к действию. В ту же секунду ладонь Снейпа достигла ее руки, и они вцепились друг в друга мертвой хваткой.

Гермиона сконцентрировалась, наморщив лоб. Бешено стучащее сердце начало замедляться. Гермиона вообразила, будто внизу ничего нет, будто они со Снейпом летят в невесомости. И так замедленное время стало более вязким, почти ощутимым. Воздух, развевающий волосы, перестал существовать. Тепло руки Снейпа разлилось по телу. Гермиона почувствовала, как он взял ее сначала за предплечье, а следом заключил в кольцо объятий. Мятный запах и твердость пуговиц сюртука подсказали, что место, в котором она находится – объятия профессора Снейпа – это место, в котором она должна быть. Правильное. Почти родное. Ее место. Гермиона хотела было открыть глаза, чтобы получше рассмотреть эти пуговицы и увидеть лицо наставника. Но она лишь сильнее прижалась к его телу. Не испытывая страха приближающейся гибели. Не ища спасения. Ибо вот оно.

А потом последовал удар.
___________

1 – Снейп и Гермиона танцуют танго под “Palladio” (часть 1 “Allegretto”) Карла Дженкинса, которое иногда ошибочно приписывают А. Вивальди с названием «Танго Смерти».
2 – Гермиона прокручивает в голове акустическую версию “Take on me” группы A-Ha. Официально такая версия вышла в 2017 году, но автор отчаянно верит в то, что, может, A-Ha исполняли ее и раньше.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Вторник, 30.08.2022, 15:40 | Сообщение # 24
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 14. Зеркала
Мы друг для друга давно стали, как зеркала:
Видеть тебя и все чаще себя узнавать.
"Я так соскучился", Порнофильмы.


Хогвартс полыхал алым заревом.

Изредка в замке, почти превратившемся в руины, можно было увидеть разноцветные короткие вспышки – заклинания. Маленькие убийцы, как охотники, преследовали своих жертв, будто по своему желанию, а не по воле того, кто из создал.

Астрономическая Башня погасла: бой наверху закончился.

В воздухе мелкими разорванными листочками из тончайшей бумаги летал пепел. Он оседал на траве, серебря ее будто седина – волосы. Тонул в лужах крови, словно пытался своим покрывалом прикрыть ужасающие следы битвы. Но безуспешно.

Алое зарево отражалось на лицах лежащих у подножия Астрономической Башни людей, придавая им видимость жизни, подкрашивая смертельную бледность. Расстояние между телами было небольшим, но даже это расстояние их руки, тянущиеся друг к другу, пытались сократить.

Падение разорвало объятия наставника и ювенирки. Как бы не старался Снейп прикрыть Гермиону своим телом, она упала на спину.
Снейп часто заморгал, сбрасывая пепельную пелену с глаз. Чуть повернув голову влево, он обнаружил Гермиону. Ее глаза, наоборот, были широко раскрыты.

– Грейнджер? – человек с самым чистым слухом не услышал бы этого обращения. Но Гермиона услышала. – Грейнджер?

Гермиона молчала, все так же смотря в ночное небо. Адская боль парализовала ее, и, прекрасно слыша наставника, она не могла ему ответить.

Снейп попытался подняться. Тихо зашипев, он понял, что ноги его сломаны. Цепляясь руками за траву, он ползком преодолел расстояние, разъединяющее его и Гермиону, стараясь при этом не издавать ни звука.

– Грейнджер, – позвал он чуть громче.
– Это..., – еле двигая губами, отозвалась Гермиона, – э...то конец, сэр.

Нависающая бездна готова была поглотить ювенирку, тело которой онемело. Бездна показывала сцены из... как будто из прошлой жизни, оборвавшейся так нелепо, но смело. Небо транслировало плохую пленку. Несмотря на то, что качество ее было приемлемым, оператор был явно не трезв или необразован. Он сосредоточился на деталях, замечать которые Гермиона была не способна. Раньше. Кадры сменялись один за другим в таком медленном темпе, что можно было умереть уже как минимум дважды, а пленка все равно не кончилась бы. Бездна хотела, чтобы Гермиона увидела все как можно подробнее.

Снейп дотянулся до ладони Гермионы и коснулся ее пальцами. Девушка не почувствовала прикосновения, она его осознала. Касание это было таким тревожным, обеспокоенным, заботливым. Гермиона не была уверена, что профессор мог бы выразить эти эмоции словами. Но его руки смогли.

– Кажется, – Гермиона сглотнула, – у меня сломана спина, сэр.

Не говоря ни слова, Снейп, перевернувшись на спину, вытащил из кармана сюртука небольшую коробку, напоминающую пенал. Гермиона отчетливо слышала, какую боль он испытывал сам, и старалась запомнить все до мельчайшей детали. Вряд ли еще когда-нибудь она услышит его голос. Медленно повернув голову, она обнаружила, что Снейп достает из коробки пузырьки с зельями. Вид у него при этом был такой, будто он смотрит на них впервые. Прищурившись, профессор подносил каждый пузырек поближе, иногда разворачивая к свету.

– Что-то вы, – Гермиона нашла в себе силы даже усмехнуться, – по... потеряли сноровку...
– Замолчите, Грейнджер, – беззлобно одернул ее наставник.

Видимо, найдя нужные склянки, Снейп отбросил коробку в сторону, сжав в руках два пузырька. Один прозрачный, а другой – темно-красный. Снова с трудом перевернувшись на бок, Снейп откупорил первый пузырек.

– И как она не разбилась?.. – прошептала Гермиона.
– На ней было соответствующее заклинание, – объяснил Снейп. – А сейчас замолчите.

Профессор, сжав щеки Гермионы, влил в ее приоткрытый рот прозрачное зелье. Та даже не смогла поморщиться от его противного вкуса.

– Мерлин..., – эффект проявился мгновенно, притупляя смертельную боль. – Что это за дрянь?
– Костерост, – сообщил Снейп, выпивая свою порцию зелья.

Выбросив пустую склянку, он открыл крышку другого флакона и повторил те же самые действия.

– Крововосполня...ющее?.., – промямлила Гермиона. – Зачем?
– Вы бы видели свое лицо, Грейнджер. Ваш нос в частности.

Гермиона подумала, что, возможно, попозже попробует выяснить, что там с ее лицом. Она снова повернула голову, чтобы взглянуть на небо. Бездна перестала смотреть в ответ. Теперь на черном фоне можно было увидеть только точки звезд. Наверное, именно так выглядит надежда. Еле-еле различимая, едва-едва светящаяся холодным светом. Но все же она существует.

– Вы так и не объяснили мне этот феномен, – сказала Гермиона.
– Кровь из носа? – уточнил Снейп, вновь перевернувшийся на спину. Взгляд его тоже был направлен в небо, но что он там видел, смотрело ли на него что-то, значили ли звезды столько, сколько значили для Гермионы... Загадка.
– Да.
– Любая магия требует сил. Высшая – даже жертв. Просто вот так проявляется ваша сила.
– Но это же не у всех так.
– Ну, знаете, – Снейп потянулся теперь к другому карману. – Я знал одного Магистра, у которого кислород в кровь не поступал во время использования особо сильных техник. Специально для него я разрабатывал зелье, способное побороть эту проблему. А у другого просто прыщ на спине вскакивал.
– Ваше зелье помогло?
– Помогло. Только вот однажды он забыл его выпить.

Гермиона поджала губы. Как нелепо. Но как... нормально. Это могло бы случиться с каждым. В конце концов, не все помнят, например, о необходимости принятия витаминов по утрам.

– Курить будете? – спросил Снейп.

Гермиона попыталась поднять руку, чтобы принять сигарету. Правая ее почти не послушалась, а левую Гермиона смогла приподнять. Снейп сжал сигарету губами, прикурил и передал ювенирке.

– Спасибо, – Гермиона затянулась глубоко, почти до царапанья в горле. – М-м-м, кстати... Мой плеер цел?
– Если вы не сделали то же, что и я..., – начал Снейп, ища глазами плеер.
– Я сделала то же, что и вы, – заверила Гермиона.
– Вы на нем лежите.
– Достаньте, пожалуйста, – Гермиона попыталась приподняться, но пока это было невозможно. Рука Снейпа скользнула под ее бок и с небольшим усилием вытащила плеер.
– Я надеюсь, там целый альбом Битлз или хотя бы, не знаю, Лед Зеппелин.
– Там всего одна песня.

Снейп вставил один наушник Гермионе в ухо.
– Другой вам, – предупредила Гермиона, когда Снейп приподнялся.
Профессор спокойно надел второй наушник.
– Нажмите кнопку, – попросила Гермиона.

Кассета заиграла. Музыка в наушниках зазвучала довольно бодро, но при этом грустно и плавно. Гермиона оценила ее с первых нот, совсем не зная даже текста. Драко угадал. [1]

– The world was on fire and no one could save me but you [Мир был в огне, и никто не смог бы спасти меня, кроме тебя], – запел голос.

Гермиона поднесла сигарету к губам, обнаружив на руке кровавые дорожки.

– It's strange what desire will make foolish people do [Удивительно, на что способны глупцы ради исполнения своих желаний].

Было что-то крайне романтичное в краснеющей от пожарища ночи. В звуках рушащегося замка. В падающем пепле, все еще отчаянно пытавшемся замаскировать зияющие раны.

– And I'd never dreamed that I'd knew somebody like you [Я и не мечтал встретить такую как ты].

Двое лежали на серой от пепла траве, разглядывая ночь, каждый в своих мыслях. Было что-то романтичное в том, что они были так далеко друг от друга и одновременно так близко.

– And I'd never dreamed that I'd need somebody like you [Я и не думал, что мне будет нужна такая как ты].

Провода наушников словно бы соединили два измученных сердца, давая им, наконец, понять одну простую истину.

– No I don't wanna fall in love... [Нет, я не хочу влюбляться…]

То ли действовали зелья, то ли музыка так отрезвляла. Но боль уходила. Из тела, из головы, из сердца. Все стало каким-то очень правильным.

– No I don't wanna fall in love... [Нет, я не хочу влюбляться…]

Наверное, так и должно было случиться. Падение с Астрономической Башни и разбитое кольцо объятий, объяснивших все. Они должны были оказаться здесь.

– With you. [В тебя]

– Дайте, пожалуйста, еще одну, – попросила Гермиона.
– Да так и умереть можно, – сказал Снейп, но все же вытащил из портсигара сигарету.
– Очень смешно.
– Как вы себя чувствуете? – поинтересовался Снейп, выдыхая сигаретный дым.
– Мне не больно.

Гермиона боковым зрением увидела, что Снейп отвлекся от созерцания неба и повернулся посмотреть на нее.

– Я должна извиниться, – произнесла она.
– Безусловно, – Снейп отвернулся. – Но позже.
– Вы спасли мне жизнь, – зачем-то сказала Гермиона, прикасаясь пальцами к скулам, чтобы вытереть вдруг появившиеся слезы.
– Я?

– I'd never dreamed that I'd love somebody like you. [Я и не думал, что полюблю такую, как ты]

– Без нас там справятся? – уточнила Гермиона.

– I'd never dreamed that I'd lose somebody like you. [Я и не думал, что потеряю такую, как ты]

– К сожалению, нет, – последовал ответ.
– Почему?
– Вы так ничего и не поняли.
– Нет, я, – возразила Гермиона. – Я знаю, что нам надо победить Волан-де-Морта.
– Нам не надо, – Снейп бросил окурок куда-то вперед. – С этим отлично справится Поттер, ибо его очень хорошо на это... натаскали.

– Nobody loves no one. [Никто никого не любит]

Как только песня закончилась, Гермиона пришла в себя. Она выдернула наушник и приподнялась.
– Что вы имеете в виду?

Снейп бросил на нее недовольный взгляд. Пошевелив ногами, он понял, что костерост сработал как надо. Не без усилий он встал и выпрямился во весь рост.

– А то, что наша с вами цель в этой битве вовсе не Волан-де-Морт. А Дамблдор.
– Дамблдор?

Снейп закатил глаза, поднимая мантию, слетевшую с Башни самой первой.

– Вы не думали, почему у Поттера настолько отъехала крыша? И почему я запрещал вам общаться с ним? Вспомните разговор с Дамблдором. Вспомните о том, какой силой научились управлять.

Снейп осекся. Гермиона отметила, что он проболтался насчёт ее успехов в учебе, но сосредоточила внимание на первой половине его речи.

– Дамблдор готовил Гарри ко встрече с Волан-де-Мортом, это ясно.

– Да, а еще подначивал Поттера против вас и меня. Иногда добро в своем стремлении очистить мир от зла выходит на новый уровень: создает зло, чтобы было с кем бороться.

Гермиона вскочила на ноги и тут же пожалела о поспешности. Она бы упала, если бы Снейп не подхватил ее.

– Превосходно.
– Превосходно.

Слова прозвучали одновременно. Снейп и Гермиона переглянулись, но никак не откомментировали эту... идентичность.

– То есть, – поспешила продолжить разговор Гермиона, – Дамблдор хочет, чтобы Гарри покончил с Волан-де-Мортом, но при этом я или вы, или мы оба должны стать его следующей целью?

Снейп, убедившись, что Гермиона твердо стоит на ногах, отпустил ее и кивнул.

– И-и-и, – протянула ювенирка, – что нам делать?
– Оставить Поттеру Волан-де-Морта и найти Дамблдора.
– Как прикажете это делать? – Гермиона скрестила руки на груди и выставила вперед ногу.
– Используйте фамильяра, – просто ответил Снейп, набрасывая мантию на плечи.
– У меня нет фамильяра, – Гермиона подняла левую бровь, выражая скепсис и некоторую издевку. Мол, видимо, Снейп ударился головой, помимо сломанных ног, раз говорит такие вещи.
– Да ладно? – наставник повторил то же движение бровью.

Гермиона хотела что-то возразить, но затем до нее дошло.

– Ракель? – ахнула она. – Но как?
– Я создал. Пока вы приходите в себя, сообщу вам, что феникс – это фамильяр Дамблдора. В разгар битвы он точно с ним. Найдете птицу – найдете владельца.
– И как мне это сделать? – спросила Гермиона все еще не до конца осознавая, что Ракель все это время была ее фамильяром.
– Примерно как использовать окклюменцию, – начал спокойно объяснять Снейп. – Погрузитесь в собственные мысли и позовите Ракель. Если все получится, она придет.

Гермиона сразу же закрыла глаза и мысленно обратилась к своему фамильяру. На лбу тут же образовалась жилка. Некоторое время ничего не происходило, и ювенирка уже успела расстроиться, но затем в реальность ее вернул знакомый голос:
– Да расслабься. Сейчас же лоб порвется от напряжения.

Гермиона открыла глаза и увидела Ракель в образе кошки перед собой.

– Теперь ясно, почему она такая вредная и беспардонная, – заметила Гермиона, бросая взгляд на наставника. Тот в ответ лишь пожал плечами. – Ого, а это…
– А это мой фамильяр, да, – поглаживая клюв огромного ворона, сидевшего у него на предплечье, подтвердил Снейп.
– И как его зовут?
– Асмодей.
– Превосходно, – округлив глаза, отметила Гермиона, поворачиваясь к Ракель. – Надо найти феникса Фоукса.
– И надрать ему зад? – с надеждой спросила Ракель.

Гермиона могла поклясться, что ворон Снейпа только что закатил глаза.

– Чуть позже мы надерем зад и ему, и его хозяину, да.
– Секунду, – бросила Ракель и растворилась в воздухе.
– Меня пугает ваша птица, – обратилась Гермиона к Снейпу.
– Какая птица?

Конечно, Асмодей уже исчез вместе с Ракель.

– Мы будем так… ну, стоять и ждать? – спросила Гермиона, уходя от издевки Снейпа.
– А вы думаете, они надолго? – вопрос, по всем видимости, не требовал ответа.
– Сэр, то, что случилось…, – попыталась сказать Гермиона, боясь, что возможность может не представиться.
– Не надо ничего говорить, – голос Снейпа прозвучал довольно жестко.
– Но почему? – возразила Гермиона, подходя ближе.
– Потому что…

Снейп не успел объяснить, так как между наставником и ювениром возникла Ракель.

– Дамблдор в Большом Зале.
– В Большом Зале? Какого черта он там делает? – Гермиона покосилась на кружащего над их головами ворона.
– Понятия не имею. Что бы он ни делал, придется его от этого отвлечь.

Снейп довольно быстро и бодро зашагал в сторону того, что осталось от Большого Зала. Гермиона еще раз бросила взгляд на угрожающе нависающего ворона и сказала:

– Меня все-таки пугает ваша птица.
– Какая птица? – крикнул Снейп из-за плеча.
Гермиона закатила глаза:
– Да е…

Не успела она выругаться, как стена замка в нескольких метрах справа от Снейпа и Гермионы взорвалась. Волна отбросила обоих на несколько метров, и Гермиона подумала, что ни черта они не справятся с Дамблдором, если не могут устоять на ногах. Из образовавшейся дыры вылетело уже знакомая грозовая туча и не менее огромное белое облако, похожее на цветок хлопка.

– Гарри? – вскрикнула Гермиона.

Не успела она восхититься открывшимся зрелищем, как Снейп уже подскочил к ней и помог подняться.
– Бежим, пока нас не заметили! – взволнованно бросил профессор.

Крепко сжав руку профессора, Гермиона понеслась вслед за ним. Полностью доверяя ему, она позволяла себя не обращать внимания на то, куда они бегут. Ее больше интересовал бой между Гарри и Волан-де-Мортом. Гермиона почти свернула себе шею, наблюдая за ним. Конечно, поединок не был похож на искусный танец двух великих волшебников, а ярость, сопровождающая бой, имела другой оттенок. В отличие от Снейпа, Гарри старался нанести как можно больше ударов, но вместо должного эффекта получал урон. Снейп же изводил Волан-де-Морта, играл на его холодной ненависти и себялюбии. Тем не менее, Гарри выглядел вполне неплохо.

– Может, мы поможем? – спросила Гермиона, когда фигуры бьющихся противников остались довольно далеко позади.
– Что, уже забыли, как он изводил вас? – в раздражении оглянулся Снейп.

Гермиона отпустила руку профессора и резко затормозила.
– Разве это сейчас важно? – удивленно спросила она.

Снейп, тоже остановившись, сверлил ювенирку взглядом. В подтверждение своих твердых намерений Гермиона подняла в напряжении руку, и в ней образовался ее красный дым, похожий на языки пламени. Отвернувшись от наставника, она приготовилась отправить это пламя в Волан-де-Морта. Сзади послышался какой-то хлопок, заставивший Гермиону вновь обернуться. Она увидела, как ворон-фамильяр облетел профессора, неся на своих крыльях чернейший туман. Стрелой он помчался в самое сердце битвы. Пролетев прямо у Волан-де-Морта над головой, он взмахнул крыльями и сбросил черноту вниз. Темное облако окутало соперника Гарри, дав тому время на передышку и возможность нанести удар. Сам Гарри не успел увидеть, откуда пришла помощь: Асмодей уже скрылся, как и Снейп с Гермионой. Девушка, коротко обернувшись, увидела яркую белую вспышку.

Путь до главных ворот был свободен, впрочем, и лестничная площадка тоже. Скорее всего, битва переместилась выше. Двери в Большой Зал были открыты, и Снейп с Гермионой спокойно вошли в некогда величественную Залу, по-прежнему освещаемую желтоватым светом парящих под потолком свечей. Взгляд Гермионы сразу остановился на фигуре старого волшебника, гордо восседающего в чудом уцелевшем кресле. Среди руин, каменных обломков и тел.

– Признаюсь, я мало ожидал увидеть вас здесь сегодня, – обратился к вошедшим Дамблдор.

Снейп начал медленное движение в его сторону.

– Ваши планы не всегда шли идеально, директор, – сказал он, жестом показывая Гермионе идти строго за его спиной.
– Это верно, – усмехнулся Дамблдор. – Зря вы спасли его, мисс Грейнджер. Дважды зря.

Директор поднялся со своего места и величественно выпрямился.

– Вы могли бы получить гораздо больше, если бы обратились ко мне. Но я понимаю. Очень сложно отказаться от самой себя.

Гермиону поразило это странное высказывание, но задуматься над ним не было времени: Дамблдор сделал едва заметный взмах рукой. Снейп и Гермиона едва успели пригнуться, чтобы взмывший в воздух феникс не коснулся их голов. Фоукс залетел им за спину и огненной стеной загородил единственный проход к отступлению.

– В итоге ваш выбор и ваше удивительное стремление всюду следовать за ним, – продолжал Дамблдор, – привели вас к закономерной смерти.

Снейп остановился, держа руку немного позади себя. Гермиона врезалась в это препятствие, но осталась стоять там, где ей велели.

– Ведь зло, – очки-половинки сверкнули недобрым холодом, – всегда должно быть повержено.

Дамблдор резко поднял руки, и из них вырвались всепоглощающие языки пламени. Реакция Снейпа была будто бы механической, словно обусловленной триггерами: он тут же круто развернулся, нагибаясь, и прижал к себе Гермиону. Свободной рукой профессор защитился от пламени взметнувшейся черной мантией. Гермиона была уже готова смириться со смертью, но к ее удивлению, мантия стойко выдержала раскаленную волну.

– Это как так? – перекрикивая треск пламени, спросила она.
– Особое заклинание, усиленное моей личной магистерской магией.
– А можно и мне такую?
– Когда защитите степень, – крикнул Снейп в ответ.

Пламя утихло, и он рискнул поднять голову.

– Может, стоит сдаться? – спросил Дамблдор, рассматривая собственные пальцы. – Мисс Грейнджер, у вас куда больше шансов выжить, если вы отступитесь, чем если поддержите его.
– Ага, да, – Гермиона выглянула из-за плеча наставника, – а потом стать главным козлом отпущения? Нет, спасибо.
– Что бы вам ни сказал Северус, он преувеличил.
– Скорее уж преуменьшил.

Дамблдор мягко рассмеялся.
Гермиона посчитала, что это подходящий момент для нападения. Сжав и тут же разжав руки, она направила в сторону Дамблдора красные лучи, похожие на светящиеся световые мечи ситхов. Директор легко остановил их ладонью и вернул обратно. Снейп с почти такой же легкостью перенаправил их в огненную стену позади.

– Слабовато, мисс Грейнджер, – чуть повысив голос, сообщил Дамблдор. – Видимо, умений вашего наставника было недостаточно для вашей силы.

Гермиона начинала злиться. Снейп, видимо, это почувствовал.
– Если вы решитесь использовать гнев, – прошептал он, – будьте осторожнее. Вы же помните...

Дамблдор воспользовался замешательством и снова направил в Снейпа и Гермиону языки пламени. Гермиона оттолкнула Снейпа и сама отпрыгнула в сторону. Разжигая внутри себя самую сильную злость, подпитываемую обидами, неудачами и оскорблениями - всем тем, что она познала за прошедший год, - вскинула руки, повторяя трюк с веревками. Ее канаты сомкнулись на запястьях Дамблдора, а Снейп в это время, сделав взмах рукой по диагонали, отправил в его сторону полукруг из чернил, напоминавший по форме бумеранг. Директор увернулся, и чернила прошлись левее, слегка тронув его мантию на плече. Дамблдор изо всех сил дернул красные веревки: Гермиона подалась вперед и почти споткнулась. Но удержать магию директора ей пока удавалось.

Снейп не терял времени. Возведя руки к потолку, он совершил несколько замысловатых движений пальцами, создав тучу чернильных ножей, полетевших в сторону цели. Дамблдор дернул веревки еще раз прежде, чем ножи достигли его. Гермиона полетела к нему. Лезвия вот-вот должны были проткнуть ее спину, но Снейп успел щелкнуть пальцами, чтобы те исчезли. Дамблдор схватил Гермиону за волосы.

– Грязная игра, – пробурчала она ему.

Другой рукой Дамблдор очертил вокруг себя огненный круг, не позволявший заклинаниям Снейпа проникать внутрь его.
– Последний шанс, – сказал он Гермионе.

Девушка схватила Дамблдора за ворот мантии и приблизила свое лицо к его.

– Запомните, сэр, – рука Дамблдора не ослабляла болезненную хватку, но Гермиона все равно старалась чеканить каждое слово с достоинством. – Я никогда его не предам. Понятно? Я умру за него, но никогда не приму чью-то сторону. Особенно вашу.

Дамблдор отпустил волосы Гермионы, но вместо этого сжал ее подбородок. Языки пламени гневно плясали в его очках, отражая самую суть, нутро.

– Как пожелаете.

Рука директора взметнулась вверх. Гермиона вскрикнула: левый глаз начало жечь. Боль ударила, словно гонг, в голову, оглушила и растеклась по всему телу. Гермиона закричала, пытаясь освободиться от хватки Дамблдора и прекратить дьявольскую пытку. Большой Зал и лицо Дамблдора начали размываться. Гермиона почти почувствовала, как глаз стекает по ее лицу. Практически утерянное зрение смогло уловить над головой тень, похожую на птицу.
Сжав зубы, собирая весь гнев и притупляя боль, Гермиона зарычала и по-маггловски ударила Дамблдора в живот. Он не ожидал такого необычного приема и растерял концентрацию.

Огненный круг исчез. Боль в глазу не отступила, но хотя бы уже не жгло. Гермиона отпрянула назад, и Снейп поймал ее. Свалившись на пол, Гермиона оказалась прижатой к груди профессора. Не думая ни секунды, она обняла его, как будто тепло его тела могло вырвать ее из боли, спасти. Пролетающий наверху Асмодей сбросил на голову Дамблдора чернильный мрак. Тот достаточно легко освободился от тьмы и вновь приготовился к борьбе. Снейп бегло осмотрел повреждения Гермионы. Она увидела, как в его глазах отразилось нечто очень злое. Животная злость.

Профессор выставил вперед руку, и от выпущенной ударной волны Дамблдор покачнулся. Второй рукой Снейп отправил в него огромный чернильный кинжал, больше тех небольших лезвий. Острие угодило Дамблдору в грудь, и кровь захлестнула его синюю мантию. Но старик и не думал умирать. Он приготовился ответить на атаку, но Снейп был быстрее. Направив магию на потолок, он сбросил на противника каменную глыбу, ранее заколдованную под ночное небо. Но Дамблдор успел обратить камень в пыль.

В затуманенный разум Гермионы пришла невероятная идея. С большой неохотой, но достаточно быстро, она разорвала объятия и взяла Снейпа за руку. Тот кинул в ее сторону быстрый взгляд. Увидев, что она поднимает свободную руку, он все понял и повторил ее движение. Гермиона попыталась расслабиться, сконцентрировавшись на самом важном, на самых ярких эмоциях, самой главной из которых стала гордость, пламенем затухающей спички – быстро и необратимо – промелькнувшая в ее сознании в тот момент, когда Снейп, нависая над пропастью, одной точной и ёмкой фразой описал свои настоящие чувства. Сказал правду.
– Тебе с ней не справиться.

Одновременно из рук Снейпа и Гермионы вырвалась черная и красная магия. Объединившись в один поток, наставник и ювенир мощно ударили по приходившему в себя Дамблдору, пытавшемуся вытащить меч из груди. Старый профессор отлетел на несколько метров. Заклинания пока сдерживали его, но Снейп знал, что это ненадолго. Он тут же обернулся к Гермионе.

– Это не все, – крикнул он, заглушая звуки льющейся магии. На лице его мелькнул ужас, и Гермиона поняла, что дела с глазом совсем плохи. – Вы… может…

Впервые ювенирка увидела такую нерешительность и, даже можно сказать, слабость своего несгибаемого наставника. Эта слабость полоснула по груди не слабее магии Дамблдора.

– Все нормально, – закричала она в ответ, словно спешила успокоить. – Мы справимся.
Было непонятно, поверил ли ей Снейп, но все же он согласно кивнул.
– Тогда призовем фамильяров.
– Что? Как? Я не умею, – взволнованно пролепетала Гермиона.
– А много ли вы умели, начав у меня обучение? – отозвался Снейп.

Гермиона, с трудом различая эмоции Снейпа, которые ранее могла улавливать довольно легко, все же увидела в его глазах нечто похожее на такую редкую, но так понравившуюся ей гордость. И даже похвалу.

Может быть, Снейп чувствовал и читал ее душевные метания, но действовать надо было как можно быстрее. Он, надеясь на то, что Гермиона будет повторять за ним, приложил ко лбу два пальца, как будто хотел произнести молитву, и закрыл глаза. Асмодей тут же прошелестел крыльями. Гермиона была уверена, что он сейчас просто сядет профессору на плечо или предплечье, но вместо этого ворон подлетел к Снейпу сзади и, раскинув крылья, влетел ему в спину. Снейп вздрогнул. Гермиона с ужасом, уже всего лишь одним глазом, посмотрела назад. Ворон частично словно бы слился с кожей хозяина, разорвав сюртук, но сквозь порванную ткань была отчетливо видна черная спинка, точно в районе позвоночника, и крылья, покоившиеся на лопатках профессора. Будто объемная татуировка.
Гермиона была в шоке, но рука Снейпа, сжавшая ее руку сильнее, твердо давала ей понять, что нужно сделать то же самое.

– И сейчас пугает? – крикнул ей Снейп, делая движения лопатками, будто расслабляет затекшие мышцы.
– А где вы видите птицу? – вскинув бровь, ответила Гермиона.
Снейп ухмыльнулся и еще раз сжал ее руку.

Чуть замешкавшись, Гермиона так же приложила два пальца ко лбу и вызвала своего фамильяра. Ракель громко зашипела, извещая о своем прибытии. Гермиона почувствовала прикосновение мягкой змеиной кожи на предплечье. Змея, извиваясь, расположилась кольцами вокруг руки от локтя до запястья. Выглядело это просто потрясающе красиво и завораживающе. И Гермиона обрадовалась, что еще и гораздо менее устрашающе.

Очень вовремя Дамблдор смог сбросить с себя сдерживающую магию. Видимо, он успел отдышаться за это время, а потому стремительным жестом отправил новую порцию огня в Снейпа и Гермиону. Те еще крепче взялись за руки и ответили мощной атакой. Асмодей усилил и так неслабые чернила Снейпа, а Ракель, широко открыв пасть, дублировала тот же красный дым, что выходил из ладони Гермионы. Девушка почувствовала, как к запекшейся крови прибавилась новая – из носа. Дамблдор умело сопротивлялся, усиливая огненный поток, встретившийся с черно-красным лучом. Гермиона почувствовала, как силы уходят. Она была еще слишком слаба для такой сложной магии, а полученная травма лишь усугубляла положение. Ее рука задрожала. Снейп обеспокоенно посмотрел на ювенирку, и Гермиона ужаснулась от того, насколько покраснели его глаза.

– Если мы умрем…, – Гермиона не была уверена, что будет услышана, но все же осмелилась сказать.
– Нет ничего страшного в том, чтобы умереть за вас, мисс Грейнджер, – вдруг перебил ее Снейп.
Гермиона остатками разума поняла, что он хотел этим сказать.
– И мне не страшно умереть за вас, профессор, – согласилась она.
Снейп посмотрел на нее, наверное, ничего не видя за красной пеленой.
– Превосходно.

Гермиона, тоже не особо различая черт профессорского лица, попыталась выразить одним глазом все то, что не смогла выразить словами. В глубине души она одновременно надеялась и не надеялась на то, что Снейп это увидит.
– Превосходно, – еще раз согласилась она.

Оба почти одновременно вновь повернулись в сторону Дамблдора, жмурясь от яркости магических вспышек. Откуда-то взялись новые силы, открылось второе дыхание. Увеличив напор, они почувствовали, как Дамблдор дает слабину. Гермиона на секунду обрадовалась, а затем заметила сбоку еще одну вспышку. Подпрыгнув с нечеловеческой скоростью, она забежала Снейпу за спину, прерывая заклинание. Дамблдор подключил к битве Фоукса.

Феникс кружил по Залу, сбрасывая раскаленные перья. Гермиона, прижимаясь к спине наставника, умело отражала огненный дождь. Из ее рук вырывался то привычный дым, то сферы с белыми молниями, похожие на те, что создавал Снейп для занятий. Еще раз повторяя трюк с петлей, ей даже удалось поймать Фоукса за шею. Тот разразился страшным криком. Дамблдор, услышав его, на секунду прервал атаку. Гермиона обернулась и увидела, что он поднял руки вверх, соединил их, а затем выбросил в их со Снейпом сторону град лопающихся огненных шаров, оставляющих ямки от взрывов там, куда прикасались.

Снейп отстегнул мантию и одним движением бросил ее вперед. Она защитила от большей части шаров. В это время Дамблдор прикоснулся ко лбу двумя пальцами. Феникс, все еще удерживаемый Гермионой, резко вспорхнул вверх, и девушка не справилась с ним. Он подлетел к Дамблдору, и произошло почти то же самое, что и с Асмодеем. Фоукс слился со своим хозяином, его крылья доходили почти до запястий Дамблдора, что делало его вид еще более устрашающим, чем вид Снейпа. Гермиона поняла, что теперь противопоставить директору Хогвартса нечего.

– Совместная медитация! – услышала она выкрик Снейпа. – Максимальная!

Гермиона не очень поняла, что это значит, но наставник уже перешел к действию. Он вытянул вперед ладонь и сделал движение, будто хотел ударить по воздуху. Теперь их с Дамблдором отделял невидимый барьер. Сразу же после этого Снейп опустился на колени, опуская и Гермиону.

–Найдем друг друга, – скомандовал Снейп. – Думайте при этом о самом ярком своем воспоминании. Есть же такое?
– Да, – ответила Гермиона, беря профессора за руки, – недавно появилось.

Снейп кивнул. Оба одновременно закрыли глаза. Гермиона крутила в голове одну-единственную фразу профессора, блуждая в темноте разума. Практически сразу проступили очертания Большого Зала. Снейп начал отпускать руки ювенирки, но она, все еще находясь в трансе, обернулась и увидела его. Дернувшись, она ухватила ускользающие руки профессора.

Дамблдор за спиной Снейпа начал подниматься в воздух.

– До конца, – донесся его голос.

Гермиона ощутила прилив сил и… умиротворение. Спокойствие. Снейп поглаживал ее руки несколько секунд, а затем легонько хлопнул по ним. Гермиона очнулась. Еще несколько мгновений она смотрела в глаза наставника, очень надеясь, что этот раз не последний. Барьер за его спиной начал рушиться. Снейп медленно кивнул, не отрывая глаз от ювенирки. Та кивнула в ответ. И они снова закрыли глаза.

Рядом с Дамблдором, который почти дошел до сидящих Снейпа и Гермионы, раздался мощный взрыв угольно-синих чернил, а следом из него вылетели капли, похожие на кровь. Дамблдор не смог устоять на ногах и упал. Жалящие капли обрушились на него, прожигая одежду и кожу. В попытке хоть что-то предпринять, Дамблдор вскинул руку и вырвал Снейпа из медитации. Схватив его за шею, он произнес:
–Свет всегда побеждает тьму!

Рука Дамблдора воспламенилась, жар начал жечь кожу на шее, но Снейпу с большим трудом все же удалось ответить. Гермиона, все это прекрасно видя, четко понимала, что прервать транс сейчас – значит точно погибнуть. Собрав всю свою волю и уверенность в себе, в Снейпе, в победе, она продолжила держать его за руку там, в собственной голове.

–А…вы… не свет…

Последовал еще один взрыв. Потолок не выдержал. Огромные глыбы ринулись вниз. Снейп оттолкнул Дамблдора от себя, но не слишком далеко. Самые большие глыбы тут же похоронили под собой директора. Воздух наполнился красно-черным пеплом и пылью.

Второй взрыв был такой силы, что отбросил даже Снейпа и Гермиону друг от друга. Гермиона, лежа на боку, чуть повернулась, ища профессора. Рассеявшееся облако пыли открыло ей тоже лежащего Снейпа. Его ноги придавило камнем.

Где-то слева зазвучали голоса, но Гермиона не могла сообразить, кому они принадлежали.

– Гермиона! – крикнул один из них.
– Северус! – отозвался второй.

Гермиону начали переворачивать, что совсем ей не понравилось.

– О, боже, Грейнджер, – ужаснулся Драко, увидя ее лицо.
– Драко, – позвала она, – с профессором все в порядке?

И словно эхом из другого конца зала отозвался другой голос:
– Люциус, Грейнджер жива?

_____________

1 – Снейп и Гермиона слушают песню «Wicked game» в исполнении Криса Айзека.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Вторник, 30.08.2022, 15:40 | Сообщение # 25
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Эпилог.
Here we are, don't turn away now,
We are the warriors that built this town.
Here we are, don't turn away now,
We are the warriors that built this town.
From dust. [1]
“Warriors”, Imagine Dragons.


Гермиона вложила одну руку в другую, чтобы ее волнение было менее заметно. Руфус Скримджер, председатель Комиссии, выдающей магистерские степени, внимательно изучал ее лицо. Помимо него ее рассматривал бывший министр Фадж, то и дело недовольно сворачивающий губы в трубочку, Кингсли, исподлобья бросающий подозрительные взгляды, и Альсина Димитреску, первая женщина магической Британии, получившая третью степень магистра. Вот только в ее глазах Гермиона могла прочесть одобрение. Еще одно место за столом было свободно. Это было место Дамблдора.

– Вы знаете, мисс Грейнджер, что защита первой степени Магистра предполагает четыре испытания: демонстрация умений в спокойной обстановке, в стрессовой, ваше самое сильное заклинание и, конечно, дуэль, – голос Скримджера звучал очень властно, как будто хотел напугать.
– Да, сэр, я это знаю, – спокойно ответила Гермиона.
– В связи с последними обстоятельствами, а именно с участием в Битве с Волан-де-Мортом, мы можем засчитать вам два из четырех испытаний: второе и четвертое.
– Большое спасибо, сэр, – Гермиона сделала легкий поклон, приложив руку к груди, и тут же расставила ноги пошире, чтобы не упасть от волнения.
– Ваш наставник, а также Люциус Малфой дали очень хорошие рекомендации, поэтому сегодня вы, возможно, сможете претендовать даже на вторую степень.
– Мне было неизвестно об этом. Спасибо еще раз, сэр.
– Давайте уже начнем! – проскрипел Фадж, ерзая на стуле.
– Мисс Грейнджер, покажите, что вы умеете, – недовольно покосившись на коллегу, попросил Скримджер.

Как только последнее слово прозвучало, Гермиона сотворила в руке красный дым.
– Он может принимать разные формы, – объяснила она.

Сделав круговое движение кистью, ювенирка сформировала из дыма торнадо. Затем, выбросив руку, сделала из него коронную веревку. И в конце концов, соединив на другой руке большой, средний и безымянный пальцы, превратила в небольшую птичку вроде воробья. Та вспорхнула и приземлилась на стол перед Фаджем. Бывший Министр Магии попытался прогнать птицу, но Гермиона, контролировавшая ее, заставляла воробья прыгать и перелетать с места на место. Заметив, как покраснело от раздражения лицо Фаджа, Гермиона щелкнула пальцами, и птичка растворилась в воздухе.

– Очаровательно! – прокомментировала мадам Димитреску с восточным акцентом.
– Неплохо, – высказался Скримджер. – А теперь ваше лучшее заклинание.

Гермиона поставила ноги вместе и подняла руки параллельно полу. Широкие рукава и красная мантия, подбитая красным атласом, увеличивали ее фигуру, делая ее более величественной и гордой. Закрыв здоровый глаз, не прикрытый повязкой, она подняла голову вверх.

– Люциус, Грейнджер жива?

На раскинутых руках заиграло красное пламя, тянущееся к потолку языками. Искры стремительно поднимались вверх, образуя над головой Гермионы воронку. Как только последний огонек оторвался от рукавов, Гермиона открыла глаза и чуть подняла кисти вверх. Сверху закапал кровавый дождь.

– И что в этом такого? – пробурчал Фадж.

Ни одна капля не попала на Гермиону, поскольку она выставила защитный барьер, хотя магия мантии и так защищала ее. Возражение Фаджа и скепсис на лице Кингсли заставили ее ударить указательный и большой пальцы друг от друга. Одна из капель отделилась от других и приземлилась прямо на стол Комиссии. С громким шипением она продырявила толстую древесину за секунду.
Фадж сглотнул. Мадам Димистреску поднялась и зааплодировала. Скримдежр, хоть и с меньшей охотой, повторил за ней. Гермиона покрутила пальцем правой руки, и весь дым вернулся обратно к ней.

– Что ж, мисс Грейнджер, – снова занимая свое место, начал Скримджер. – Я думаю, большинство членов Комиссии со мной согласится. Мы могли бы дать вам вторую степень. Опять же, немалую роль здесь сыграли данные вам рекомендации. Но ваш наставник, профессор Снейп, в этом случае будет понижен до третьей магистерской степени.
– Как это связано? – плохо скрывая возмущение, спросила Гермиона.
– Вы прекрасно показали себя во время Битвы. Но во многом ваше участие в ней – это вина профессора Снейпа. Мы хотим понизить его в связи с тем, что его действия могли угрожать вашей жизни и здоровью. И, как мы видим, участие в Битве не прошло для вас бесследно.

Скримджер легким движением пальцев указал на прикрытый повязкой глаз Гермионы.

– Из ювениров не только я участвовала в Битве.
– Верно, но только ваш наставник имеет первую степень. Из ныне здравствующих.
– Я отказываюсь, – уверенно, с вызовом, бросила Гермиона. – Можете и вовсе не давать мне степень, но профессор Снейп должен сохранить свое положение.

Глаза мадам Димитреску загадочно блеснули. Гермиона поймала себя на мысли, что, если вдруг Снейп бросит ее, вынудит отказаться от продолжения обучения, она непременно свяжется именно с этой роскошно одетой яркой брюнеткой.

– Вы так решительно вступаетесь за него, – с гадким любопытством взглянул на девушку Фадж.
– Это главный интерес Комиссии? Почему я вступаюсь за наставника, благодаря которому стою здесь?

Члены Комиссии переглянулись.

– Несмотря на вашу… дерзость по отношению к Комиссии, – начал Скримджер, – мы обсудим и ваше положение, и положение профессора Снейпа. Результат отправим с совой через пару дней. Всего хорошего.

Уголки губ Гермионы опустились и углубились. Взмахнув мантией при развороте, Гермиона отправилась к выходу, нарочито громко стуча каблуками.

Только в середине осени Министерство смогло назначить аттестацию для ювениров. Все лето магический мир хоронил погибших, восстанавливал Хогвартс и окрестности, и даже магловский Лондон, где тоже успел побывать Волан-де-Морт.

Снейпа и Гермиону спасли Малфои, успевшие вовремя передать их целителям Мунго. Глаз Гермионы восстановлению не подлежал. По крайней мере, полному. Магия Дамблдора была слишком сильна и уничтожила все глазное яблоко. Целители сказали, что ещё попытаются что-то сделать, но пока придется учиться жить с одним глазом. Ноги Снейпа, пережившие столько переломов, тоже восстанавливались медленно. Однако его прогнозы были более утешительными.

Гарри Поттер победил Волан-де-Морта, оставшись без единой царапины. Гермиона хмыкала каждый раз, когда слышала это. Гарри попытался наладить с Гермионой общение, но та неохотно шла на контакт. Да, это все были игры Дамблдора, но... Гарри могло бы оправдать только наличие какого-нибудь внушения или заклинания Империо. Но Гермионе мало верилось, что бывший друг был под каким-то воздействием.

Альбус Дамблдор погиб, сражаясь с Пожирателями Смерти. Именно это было написано в газетах.

Люциус Малфой получил страшный, глубокий шрам, рассекший ему губы. Первое время он отдавал мешки галеонов, чтобы целители хоть что-то с ним сделали. А потом он решил, что это отлично демонстрирует его участие в Битве и представляет лишь в выгодном свете. И, хотя он продолжал, но уже менее усердно, искать целителей, в целом он почти смирился.

Раны Драко зажили, но моральные травмы, пережитые потрясения оставили свой след. Он даже не явился на осеннюю аттестацию, поскольку попросту не мог долго колдовать: и так дрожащие руки сводило судорогами. Первый месяц после Битвы у него даже дергался глаз. Отец не смог уговорить сына прийти в Министерство. Драко хотел получить степень заслуженно, а не за деньги.

Рон Уизли погиб. Говорили, его убило шальное заклинание Волан-де-Морта, которое Гарри отбил. Улетевшее в сторону, оно попало в Рона.

Выйдя из Министерства, Гермиона вдохнула воздух полной грудью, как будто провела в заключении несколько недель. Только ее взгляд опустился, она увидела стоящего через дорогу наставника. Одной рукой он подносил к губам сигарету, а другой держался за трость. Гермиона чуть улыбнулась и поспешила к нему через дорогу.

– Удобно? – покосившись на сигарету, первым делом спросила Гермиона.
– Будете?
– Пожалуй.

Снейп протянул Гермионе свою сигарету. Девушка затянулась пару раз и вернула ее обратно.

– Как ваш глаз? – поинтересовался Снейп.

Гермиона невольно дотронулась до шелковой повязки. Перебирая в Хогвартсе уцелевшие вещи, она с удивлением обнаружила, что черный платок профессора, что он фактически подарил ей на одном из занятий, невредим. Именно этим шелком Гермиона и прикрыла уродливую дыру.

– Ничего. Целители говорят, что, возможно, сделают что-то типа протеза. Но будут искать возможность… э-э-э… вырастить новый глаз. А как ваши травмы?
– Ну, вы тоже в курсе, что еще пару месяцев ходить мне с этой штукой, – Снейп постучал пальцами по набалдашнику трости, выполненному в виде головы ворона. – Как я вижу, вам доставили мой подарок.

Гермиона опустила взгляд на мантию.

– О, да, она просто превосходная, – прокомментировала Гермиона, отмечая, что и мантия Снейпа была подбита тем же атласом.
– Как все прошло там? – Снейп кивнул в сторону здания Министерства, пытаясь открыть портсигар одной рукой.
– Так себе, – Гермиона взяла портсигар и вынула оттуда две сигареты. Снейп взял свою в зубы, Гермиона щелкнула пальцами и поднесла образовавшийся на них огонь к лицу наставника. – Вы в курсе, что они хотят вас понизить?
– Да, – выдыхая дым, из-за чего его голос прозвучал еще глубже, ответил Снейп. – Я твердо дал им понять, что мне плевать.
– Я сказала, что не приму степень, если они сделают это.

Снейп удивленно вскинул брови.

– Почему это?
– Просто я так хочу, – пожала плечами Гермиона.
– Превосходно, – снова выдохнул Снейп, выставляя травмированную ногу вперед.
– Они пришлют ответ через пару дней.

Снейп не ответил, глядя вверх. Несколько капель дождя упало ему на лицо. Гермиона обратила внимание на открывшуюся шею. На некогда белой коже, прикрытой шелковым галстуком, теперь красовалась красная длань Дамблдора. Как петля. Самая настоящая петля висельника, напоминающая о страшном дне, когда жизнь и смерть слились воедино, и невозможно было отличить, где кончается одно и начинается другое.

– И что теперь? – вдруг спросила Гермиона, теребя одну из десяти пуговиц, расположенных в два ряда на ее коротком пальто.
– Это что? – взгляд Снейпа скользнул по из-за рукава открывшейся коже.
– Что? А…, – Гермиона подняла руку и чуть отодвинула перчатку. – Я сделала татуировку.

На руке девушки красовался рисунок в виде змеи, окольцовывающей предплечье от запястья до локтя. Точь-в-точь Ракель.

– Элегантно, – отметил Снейп.
– Спасибо, сэр.

Дождь начал усиливаться, но ни Снейп, ни Гермиона не спешили спрятаться от него.

– Что дальше? – поспешил ответить профессор. – Дальше вы получите ответ от Комиссии и решите, продолжать ли обучение в качестве Магистра или пойти, например, в академию высшей магии.

Гермиона поджала губы, словно ожидала другого ответа. Пальто и мантия намокли от дождя и сделались тяжелыми, как камень на сердце.

– Ну да, все верно, – ответила она, даже не скрывая разочарования. – Кажется, ливень. Нам, наверное, пора.
– Да, – протянул Снейп, оглянувшись, будто только что увидел дождевые капли. – Всего хорошего, мисс Грейнджер.
– До свидания, профессор.

Гермиона протянула ладонь для рукопожатия. Снейп охотно ответил на это приглашение. Боясь, что еще хоть миг рядом с ним принесет гораздо больше боли, чем смогло бы вынести ее слабое сердце, Гермиона развернулась и зашагала прочь.

Дождь барабанил по крышам в такт Kiss, заигравшим в голове Гермионы свою коронную мелодию – “I was made for lovin’ you”. Гермиона отвечала ему твердыми шагами, разбивавшими пока еще мелкие зеркала лужиц. Музыка придавала какой-то уверенности и сил. Гермиона попыталась представить, что от ушедшего года не осталось ничего, кроме ее магических знаний. Ни эмоций, ни воспоминаний. И профессора Снейпа тоже не осталось.

– Tonight I wanna give it all to you in the darkness. There's so much I wanna do [Этой ночью я дам тебе все. В темноте так много того, что я хочу сделать.].

Вырвать бы из груди сердце и бросить в грязную лужу, чтобы бродячие псы сожрали его. Их красные морды ужасающе смотрелись бы в этом черно-белом пейзаже, а капающая слюна, смешанная с кровью, орошала бы улицы.

– And tonight I wanna lay it at your feet, 'cause girl, I was made for you and girl. [И этой ночью я брошу мир к твоим ногам, потому что, девочка, я был создан для тебя]

Гермиона шумно вдохнула и выдохнула, пытаясь отрезать себя от всего того, что она оставляла за спиной. Все, что они пережили вместе. Все, что причинило ей боль. Его самого и чертову мантию, подбитую красным атласом.

– You were made for me. [А ты – для меня]

– Грейнджер!

От звука бархатного голоса вмиг забылось все, о чем Гермиона сейчас думала. Только повернув голову назад, девушка оказалась в объятиях. Руки Снейпа легли на ее мокрые волосы и щеки, соленые от слез, а губы накрыли поцелуем.

– I was made for lovin' you baby, you were made for lovin' me. And I can't get enough of you baby, can you get enough of me? [Я был создан, чтобы любить тебя, детка, а ты – чтобы любить меня. Я не могу насытиться тобой, детка, а ты можешь насытиться мной?]

С готовностью ответив на этот внезапный и совершенно непредсказуемый порыв нежности, Гермиона положила руки Снейпу на плечи. Не продержавшись и секунды, она провела руками по волосам, шее, плечам и спине. Как будто пыталась удержать долгожданное мгновение подольше, как будто профессор сейчас исчезнет, словно ненастоящий. Однако руки Снейпа по-прежнему мягко лежали на щеках девушки. Словно он был уверен, что Гермиона никуда не сбежит и не испарится. Что все по-настоящему.

Какими они были дураками, думала Гермиона. Дураками, которые легко смогли признаться в том, что без колебаний умрут друг за друга, что, в конечном итоге, они почти сделали. Но сказать слово «люблю» не смог никто из них.

А надо ли это?..

_______________________

1 – Вот они мы, не отворачивайся. Мы воины, которые построили этот город. Вот они мы, не отворачивайся. Мы воины, которые построили этот город из пепла.

~ Конец ~


Да пребудет с вами Снейджер
 
Еката Дата: Вторник, 06.09.2022, 01:31 | Сообщение # 26
Еката
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я окончательно убедилась, что это одна из самых необычных и нестандартных работ, которые мне довелось прочитать. У меня сейчас такая буря внутри.... Автор, в моих кровавых слезах виноваты вы, но знайте - я не жалею ни об одной из этих слезинок. Это же.... Просто капец! Кхм, нужно быть чуть сдержанней....
Танго чем-то мне напомнило танго из "Мистер и миссис Смит": тут нет логики, говорю сразу. Просто этот эпизод однозначно был дерзким, чувственным.... Словно и Снейп, и Гермиона говорили друг другу то, что не могли сказать сами, всё вместо них говорили их тела. Драко вышел замечательным психологом, он произвёл на меня впечатление, не каждый решится вот высказать всю правду, всё расставить по полочкам той, которую мог получить в тот момент. Он оказался храбрее и вернее большинства гриффиндорцев, мне очень обидно за него и за те чувства, что ему пришлось пережить безответно.
Слова Володьки так и не выходят у меня из головы.... Автор, я прошу многого, но я хотела бы увидеть, как Тёмный Лорд стал бы учить Грейнджер, если бы всё-таки он победил. У меня есть теория, что он "ломал" бы Гермиону, чтобы склеить заново, как в одной из техник в Японии с посудой.... И если Северус создавал все эти испытания, чтобы вытащить из серой мышки ту грациозную кошку, то Володька явно не такой терпеливый и мягкий (я не говорю, что Снейп мягкий, тут другое)))
И... Снейп его словесно, конечно, урыл, но блин.... Правда хочу посмотреть и под этим углом тоже.
Далее, их "отдых" и перекур для восстановления. У меня здесь ассоциация с концом фильма "Я иду искать", когда главная героиня сидит на крыльце горящего (верно же?) дома, вся в крови... и курит. От Северуса и Гермионы разило такой спокойностью, что не умиляться было невозможно!
Ещё их личное слово "Превосходно". Оно вдруг стало для них таким значимым и объёмным, что я не могла не провести аналогию с "Виноваты звёзды" и их коронное "Хорошо? - Хорошо." (В русском звучит не так, как в английском, но всё же). И это очень мило)
С Дамблдором лично для меня был неожиданный поворот, хотя тревожные звоночки были, даже несколько раз. Смерти учеников Снейпа вдруг стали объяснимы, кто знает, может быть даже Дамблдор приложил к этому руку.... Всё-таки где-то я читала теорию, что, чтобы убить чудовище, нужно это самое чудовище создать. А Снейп явно не похож на сладкую вату, так что он был просто идеальной кандидатурой для поехавшего старика (интересно, в таком случае в становлении Грини Дамблдор тоже постарался?)
Эпилог.... У Комиссии просто нет выбора, я точно знаю, что Гермиона получит (а Снейп сохранит) то, что заслуживает. Ну и, чёрт возьми, концовка максимально милая! Это вроде даже не открытый финал (мне кажется, что все знают, у меня с финалами всегда проблемы), но тут, мне кажется, всё закончено просто идеально!

Короче говоря, я влюбилась в эту историю, в ней повзрослели и помудрели не только Гермиона и Северус, но и, кажется, я сама. Спасибо большое, Автор, я вас обожаю love0 sn_Herm sn_sev1


Еката Симурановна Найт

Сообщение отредактировал Еката - Вторник, 06.09.2022, 10:45
 
cold Дата: Вторник, 06.09.2022, 08:05 | Сообщение # 27
cold
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Впечатления двойственные. Но в первую очередь скажу: рада, что эта история уже нашла и ещё, несомненно, найдёт немало своих читателей. К сожалению, сама не смогла осилить полностью, прочитала по диагонали. Поясню: слишком эмоции в каждом персонаже перехлестывают его самого, а постоянные эмоциональные надрывы для каждого из окружающих, всё же, выглядят нереальными (если, конечно, не употребляешь постоянно зелье для многократного усиления эмоций :). К сожалению, это не позволило до конца поверить в историю - лично мне, возможно, кому-то ещё. А сюжет построен здорово, изысканно, особенно порадовал открыто-закрытый финал - небанально получилось. Отдельное спасибо за музыку - непросто подобрать так много хороших треков к каждой ситуации - вы с этим справились превосходно.
Спасибо за труд!


Говорят, что нам уже не уйти от этих чудес
 
SilverGrans Дата: Воскресенье, 11.09.2022, 20:42 | Сообщение # 28
SilverGrans
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Где-то на середине я захотела прервать чтение и написать отзыв по поводу музыки:-) Это - отдельное мое восхищение, ведь вы использовали в этой истории почти все мои любимые песни! Я обожаю A-ha, Depeche Mode, Nick Cave, Chris Isaaс, песню Kiss, и вы бы знали, сколько раз я слушала их, думая о персонажах ГП, перекладывая тексты на разные фики, так же, как когда-то очень давно меня покорило использование песни Forever not yours by A-ha в фанфике Метаморфозы.
Очень здорово, что вы использовали этот прием, думаю, многие люди воспринимают глубже, если есть музыкальное сопровождение.
Обычно я немного скептически отношусь к таким несколько подростковым страданиям с сигаретами и плеером на подоконнике, но здесь это было насколько уместно, настолько помогало почувствовать ангст истории, что и для меня эти отрывки стали островками спокойствия на фоне происходящего вокруг д*рьма.

Мне, честно, было жаль Гермиону. Казалось, что Снейп требует слишком много, переоценивает ее силы.
Спасибо, что сюжет был непредсказуем. Мне кажется, это одна из тяжелейших работ, которые я читала. Эмоционально.
Спасибо за кусочек романтики в самом конце, особенно по инициативе Снейпа, какой-никакой хеппи-энд. Да и в целом, свежая интересная идея
Ничего похожего не встречала.

Интересно, Автор, как вы ее придумали? Откуда у вас такие идеи, что вдохновило?


Контролируйте эмоции, дисциплинируйте ум!
 
_Автор_ Дата: Понедельник, 12.09.2022, 08:47 | Сообщение # 29
_Автор_
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
cold, Еката, SilverGrans, Спасибо большое за прочтение и комментарии!

\
Цитата Еката ()
Я окончательно убедилась, что это одна из самых необычных и нестандартных работ
16love 16love 16love

Цитата Еката ()
Всё-таки где-то я читала теорию, что, чтобы убить чудовище, нужно это самое чудовище создать
- в этом и был смысл Дамбигада. Почти все, против чего боролся Дамблдор - было создано его руками. Я подчеркиваю "почти", потому что все-таки не все)))

Спасибо большое за эмоциональный комментарий! Я безумно рада, что вам так понравилось!

Цитата cold ()
слишком эмоции в каждом персонаже перехлестывают его самого

Возможно, для заданного количества эмоций и событий мало объема текста, но... Так уж вышло)) Понимаю, что история не может зайти абсолютно всем, поэтому ваше мнение имеет место быть, а тем более оно обоснованное. Несмотря на то, что работа не смогла доставить достаточного удовольствия, я все равно благодарна вам за прочтение, критику и положительные комментарии (особенно про музыку). 07podmig

Цитата SilverGrans ()
Очень здорово, что вы использовали этот прием, думаю, многие люди воспринимают глубже, если есть музыкальное сопровождение.

Эти ваши слова и слова cold согревают мне сердце, ибо эта задумка и ее удачная реализация - очень важно. И мне радостно видеть, что читатели не только оценили ее, но и смогли глубже прочувствовать историю. Спасибо!

Цитата SilverGrans ()
но здесь это было насколько уместно
16love 16love 16love

Цитата SilverGrans ()
Ничего похожего не встречала.
- на самом деле, я удивлена, поскольку мне казалось, что подобных фиков, я имею в виду, ученичество Гермионы у Снейпа, довольно много.

Цитата SilverGrans ()
Интересно, Автор, как вы ее придумали? Откуда у вас такие идеи, что вдохновило?

На самом деле, здесь несколько вдохновляющих факторов. Во-первых, я пересмотрела все фильмы про "Звездные войны")) и я вновь подсела на Дарта Вейдера. Вообще, основной катализатор - Темная и Светлая стороны Силы, конфликт которых заложен в серии фильмов. Мне захотелось перенести эту тему в ГП и показать, что Темные - не всегда значит злые. А Светлые, соответственно, не значит добрые. При этом не хотелось обелять одних персонажей и очернять других. Снейп и Гермиона использую Темную магию... как бы во имя добра. Однако, оба вполне решительны для того, чтобы, например, навредить обидчикам, что звучит совсем не по-доброму. Гарри и Рон выступают, конечно, антагонистами, но... а они ли это были? В "Звездных войнах" говорилось о губительности Темной стороны, ее подчиняющем влиянии. А что, Светлая сторона так не может?)) В общем и целом я попыталась соорудить что-то вроде серой морали, где каждый персонаж хорош и "хорош". Из этого конфликта и Дамбигад, и предательство друзей. Сама идея наставничества - тоже из ЗВ. Магистры-джедаи и их подаваны превратились в наставников и ювениров. А все эти прыжки Гермионы и наличие фамильяра - это вдохновила игра по вселенной ЗВ :) Линия со сменой личности - это спасибо Порнофильмам, строчки из песни которых служат эпиграфом к 14 главе. Эти "зеркала" не выходили из головы несколько недель. Жесткий Снейп и задуман жестким, однако одно время я думала, что он перегибает. Но меня спас тик-ток любезно показавший в ленте одно видео, окончательно убедившее меня, что я все правильно делаю. Как-то так)


 
SAndreita Дата: Понедельник, 26.09.2022, 01:08 | Сообщение # 30
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я не мастер на подробные отзывы и разборы, но попробую, слишком уж бурлят эмоции.

Вы не правы, Автор: много фанфиков, где Гермиона - ученица Снейпа, но с подобными акцентами, с такой его непримиримой позицией - я припоминаю всего 1 ("Аврор Грейнджер", и то там всё иначе), так что работа, однозначно, не попадает в разряд избитых. А потому запомнится своими нестандартными ходами, изюминкой, свежим взглядом на персонажей.

Ведь даже Дамбигад тут получился неклассический, что и удивляет, и радует. И даже таких нелюбителей дамбигада, как я, впечатляет. Не стану скрывать, Альбус с первых книг входит в число моих любимых персонажей. И даже всё его манипуляторство не сделало его для меня отрицательным персонажем, так что я в глубине души не верю в дамбигад, хоть режьте меня, но тут он оказался настолько нетривиальным, что меня даже не расстроил.

Кремень-Снейп, не показывающий своих чувств, не желающий расхолаживать своих учеников, даже самых одаренных, тут как раз очень вхарактерный, как по мне.
А вот Гермиона для меня слишком уж гормонально-нестабильна. Но, с другой стороны, ей же тут сколько? 18? Вполне возможно, что первое серьезное чувство настолько подкосило несгибаемую девочку-ботанку, что она ударяется в драму. НО, опять же, это нам автор приоткрывает её чувства, для окружающих с эмоциональным диапазоном чайных ложек она просто зарвавшаяся высокомерная заучка, одурманенная темными искусствами. Её истерики видят только Снейп, иногда Драко и мы с вами. На людях - она просто сержант в юбке! И неважно, какой ценой дается такое самообладание.

Но, конечно, из-за того, что мы настолько пристально видим всё, что внутри у Гермионы, читать работу нелегко - это не тот фанфик, когда ты проглатываешь главу за главой. Здесь временами становилось так больно, что мне приходилось откладывать чтение, чтобы немного придти в себя. Так что любителям стекла, думаю, тоже понравится.

За плейлист особое спасибо. Не могу сказать, что всё мне зашло, но две трети точно добавилось в плейлист ВК 02wow 03yes

Очень надеюсь, что хоть тут Гермиона восстановит каким-либо образом глаз, потому что как-то так случилось, что в двух макси на этом конкурсе Гермиона теряет зрение. Моё сердце не может вынести такой несправедливости 06cry 06cry 06cry

Ну и финал, конечно, особо порадовал, потому что так хотелось стукнуть его между глаз половником, когда бедная наша девочка уходила в дождь... Но уважили, Автор, любителей милоты - додали-таки 08thank_you 02wow 16love

Спасибо за такое необычное видение! 08thank_you
wow_bravo wow_bravo wow_bravo

Вдохновения! И новых снейджеров - больших и маленьких! 05please 05please 05please
 
AmD Дата: Суббота, 04.02.2023, 18:24 | Сообщение # 31
AmD
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
SAndreita, спасибо большое за такой объемный комментарий!
Да, я тут, конечно, на ООСила, но при этом я довольна :)
Я думала над тем, чтобы написать небольшой сиквел, и в нем у Гермионы глаза либо по-прежнему нет, либо стоит протез. Но я еще обдумываю это дело 01blush

Еще раз спасибо за позитивный комментарий, я рада, что вам понравилось , несмотря на не для всех приемлемые особенности 16love


[Always MD] - я снова здесь:
https://www.youtube.com/channel/UCy5lntthONZpwEXGqoJ8bxg
https://www.instagram.com/always__md/
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси (Конкурс "Под солнцем процветаю")
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Девять голосов", автор ...
2. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
3. Поиск фанфиков ч.3
4. "Отец героя", автор Olia...
5. "Кладдахское кольцо", пе...
6. Заявки на открытие тем на форуме &...
7. Marisa_Delore
8. "Директор Хогвартса", ав...
9. "Цвет настроения", Maggi...
10. "Он был старше её", авто...
11. Итоги конкурса "Лучший фанфик...
12. Лучший ПЕРЕВОД-2022 в категории ми...
13. Лучший КЛИП-2022 в жанре романтика...
14. Лучший фанфик-2022 в категории МИН...
15. Лучший фанфик-2022 в категории МИН...
16. Лучший фанфик-2022 в категории МИД...
17. Лучший СТИХОТВОРНЫЙ фанфик-2022
18. Лучший КЛИП-2022 в жанре драма/анг...
19. Лучший АРТ-2022
20. Лучший АРТ-2022 в категории Обложк...
1. targuol[20.02.2024]
2. BillBonplamp[20.02.2024]
3. Seferina[19.02.2024]
4. АлКа2010[19.02.2024]
5. ksenialaht77[12.02.2024]
6. Hanna79[07.02.2024]
7. MissisGTS[05.02.2024]
8. Neorina[05.02.2024]
9. PinUz241Cop[04.02.2024]
10. D_Br[03.02.2024]
11. redlynxx[28.01.2024]
12. Polly_molly[27.01.2024]
13. Lavernepathe[24.01.2024]
14. UlulaViki[21.01.2024]
15. Oriana[17.01.2024]
16. malyamkin[15.01.2024]
17. Dugurdoll[13.01.2024]
18. Countess_of_the_forest[07.01.2024]
19. Зашлапочитать[05.01.2024]
20. TimmyFof[05.01.2024]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  aNiSa, Chuhayster
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2024
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz