Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Представляем победителей традиционного конкурса "Лучший фанфик-2023"!



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси (Конкурс "Под солнцем процветаю")
"Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:06 | Сообщение # 1
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация

Комментарии к фанфику
"Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси

на конкурс


1 место в категории Фанфики



Лучший фанфик-2022 в категории МАКСИ
2 место



Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:09 | Сообщение # 2
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Наставник
Автор: AmD
Бета/Гамма: Полынь
Пейринг: Северус Снейп/Гермиона Грейнджер
Рейтинг: PG-15
Жанр: драма, экшн
Дисклаймер: идея моя, на все, что украдено, есть отсылки, все принадлежит законным правообладателям.
Саммари: Раз в семь лет магия выбирает из студентов волшебных школ избранных, которые готовы пройти более серьезные испытания, получить более глубокие знания и освоить более древние техники. В конце концов, избранные должны будут подтвердить успешно пройденное обучение экзаменом и получить степень Магистра Магии. Но юным студентам не придется проходить этот тернистый путь в одиночку, ибо каждому из них магия выбирает наставника...
Комментарий 1: на конкурс "Под солнцем процветаю"
Комментарий 2: "Отпуск летом? Не, не слышали"
Комментарий 3: как бы сонгфик, но как бы и нет. Много песен второй половины XXвека, поэтому посоветую, но настаивать не буду, расчехлить свои плейлисты :3
Претендент на аудиозапись: нет
Предупреждения: Драма, AU, Смерть второстепенных персонажей, Седьмой курс, частичный ООС, Дамбигад, Элементы ангста
Размер: макси
Статус: закончен
Отношение к критике: а почему бы и да

Обложка: AmD



Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:10 | Сообщение # 3
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Пролог.
Save yourself
For the devil is on his way.
So you pray,
So you pray.
But you can't hide,
You can't hide,
When evil calls your name. [1]
“The wicked”, Blues Saraceno.


Алое зарево отражалось на лицах лежащих у подножия Астрономической Башни людей, придавая им жизни, подкрашивая смертельную бледность. Хогвартс пылал, умирая в пламени и унося с собой десятки невинных студентов и профессоров.
…развязать эту черную ленту шелка. Ей представлялось, что узел такой тугой, как петля на шее у висельника.

Замок стонал, и Гермиона очень хотела бы ответить ему таким же болезненным стоном.
Жалкая попытка отрезать чувства от сердца.

Гермиона попыталась вдохнуть, но острая боль не позволяла этого сделать в достаточной для организма дозе. Дыхание девушки стало частым, будто она старалась поймать хоть частичку жизни, витающей в воздухе и так стремительно покидающей ее тело.

– Грейнджер? – человек с самым чистым слухом не услышал бы этого обращения. Но Гермиона услышала. – Грейнджер?
– В таком случае, я хотела бы рассчитывать на то, что вы позволите узнать вас получше.

Гермиона молчала, смотря в ночное небо. Прохладный воздух едва-едва наполнял ее легкие, не позволяя испустить дух. Он будто издевался, поддерживая жизнь, пытаясь показать, насколько прекрасен мир, в котором Гермиона жила, и люди, что ее окружали. Мир, который нужно покинуть.

… свет софитов бил по глазам, как тюремный надзиратель бьет заключенных, если они провинились: жестко, резко.
Неминуемая гибель смотрела глазами черной бездны над головой.
… Короткий диалог был похож на игру в морской бой, где первый называет букву и цифру, а второй пытается солгать, что его ранили и убили.
Рядом послышалось какое-то шевеление. Перед глазами Гермионы мелькали вспышки прошлого, говорили голосами людей и рисовали их портреты.

– Иногда бывает так, что кто-то все-таки приходит к вам на помощь.
– Грейнджер, – позвали чуть громче.
– Темная сторона – не игрушка для малолетней студентки.
– Это..., – еле двигая губами, отозвалась Гермиона, – э...то конец, сэр.

________

1 – Спасай себя, ведь дьявол уже идет. Так что молись, молись. Но ты не сможешь спрятаться, не сможешь спрятаться, когда зло позовет тебя.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:11 | Сообщение # 4
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1. Пять из пяти

Гермиона прекрасно знала из "Истории Хогвартса", что раз в семь лет магия выбирает сильнейших и способнейших юных магов, чтобы подготовить их и обучить более серьезным техникам. К этому обучению привлекаются пять избранников и пять наставников. Обычно избранник и наставник были из одной школы, но бывали случаи интеграции. В Хогвартсе не все преподаватели носили титул Мастера. Чтобы получить его, необходимо было выдержать серьезный экзамен не только на проверку боевых навыков, но и на устойчивость психики. Не каждый смог бы с этим справиться.

Пять избранных студентов должны тренироваться в течение года, а затем доказать, что достойны продолжать обучение. Если ученик успешно проходил испытания и получал самую низкую – третью степень Магистра Магии, его допускали до учебы и давали возможность сменить наставника. Но Гермиона не сомневалась, что попадет к МакГонагалл, если магия ее выберет.

– Так, повтори-ка, Гермиона, – Рон ткнул вилкой в сторону подруги, – кто у нас в Хогвартсе носит звание Магистра?

Гермиона вздохнула, но ответила:

– Дамблдор, конечно, в первую очередь, МакГонагалл, Флитвик, Вектор, Стебль, Слизнорт и... Снейп.
– Фу-у-у, – Рон состроил гримасу. – Не дай Мерлин тебе, Гарри, попасть к Снейпу.
— О, он точно попадет к Дамблдору, – не давая Гарри ответить, сказала Гермиона. – Это очевидно.
– Да успокойтесь вы, – смутился Гарри, – вы еще даже претендентов не знаете.
– Ни одна заварушка не сможет обойтись без Избранного, – философски заметил Рон, поднимая палец вверх, за что получил тычок в плечо от друга.

– На самом деле, к Снейпу, наверное, попасть не так страшно, – Гермиона, по всей видимости, сказала это слишком громко, потому что на нее уставилось полстола. В смущении повернув голову, она обнаружила, что и сам Снейп задержал на ней свой ледяной взгляд, а затем стремительно, как лезвием ножа, полоснул глазами по ее лицу и посмотрел в сторону. – Что не так? Он великий Маг.
– Великий тёмный маг, ты хотела сказать, – уточнил Рон.
– Даже тьму можно приручить, – отозвалась Гермиона
– Не ему, – сказал Гарри, – он не подчинил ее, а пропитался ею. Разве не чувствуешь?

Гермиона лишь закатила глаза.

– Ладно, ерунда, – бросил Рон, – нафига тебе Снейп, когда есть МакГонагалл?

* * *


День, когда станут известны имена избранных, был похож на день избрания участников Кубка Трех Волшебников. Только теперь выбирал не Кубок, а Компас. Магический Компас должен был указать стрелкой на достойного мага. После этого, через несколько дней, избранные и их возможные наставники проходили своеобразный тест на совместимость их магии, а уже потом наставничество скреплялось кровным обетом.

День Избрания было решено провести без посторонних глаз и позже сообщить выбранные имена. Гермиона с волнением предвкушала, как Магический Компас выберет ее, и как она станет сначала ученицей, а потом и Магистром. В приподнятом настроении она встретилась с друзьями у Большого Зала.
В число претендентов входили только ученики седьмого курса, а потому было несложно выстроить их в круг по Залу. На возвышении за преподавательским столом расположились профессора-Магистры.

– Студенты! – голос входящего в круг Дамблдора с Компасом в руках наполнил Большой Зал. – Пришло время магии определить наиболее достойнейших волшебников! Не нужно отчаиваться, если Компас не выберет вас. Свои таланты вы сможете раскрыть и позже. Пятерых же учеников, которых определит магия, ждет год усиленных тренировок и сложных заданий под руководством наших превосходных Магистров. Что ж, профессор Снейп, дайте отcчет.

Гермиона только сейчас заметила, что рядом со Снейпом стоит маятник. Снейп щелкнул пальцами, и маятник зашелся в своем однотонном, но громком щелкании. Дамблдор медленно, стоя в центре круга, поворачивался по часовой стрелке. Гермиона сглотнула ком в горле. Компас первым указал на Гарри, Дамблдор махнул рукой, подзывая того вперед. Гарри сделал шаг. Второй оказалась Гермиона, повторившая движение Гарри. В третий раз Дамблдор на секунду дольше задержался, смотря на избранника. Им оказался Драко Малфой. Четвертым и пятым соответственно были названы имена Невилла и Рона. Вся троица оказалась в числе избранных. Поскольку они стояли рядом, сразу же взялись за руки, подбадривая друг друга. Маятник замер.

– Поздравляю, – под гром аплодисментов подмигнул им Дамблдор.

* * *


Следующим волнительным этапом стал выбор наставника. Вернее, отсутствие этого выбора.

– Юные ювениры! – обратился к студентам Дамблдор через неделю после избрания. Большой Зал снова был пуст, присутствовали лишь ювениры и наставники. В центре зала стоял стол с пятью котлами. В каждом из них неподвижной зеркальной массой застыло зелье. – Вам предстоит пройти последнее испытание перед началом обучения. Каждый из вас подойдет к своему котлу, с помощью заклинания сделает на ладони разрез и капнет каплю своей крови в зелье магического сопряжения, которое покажет вам, с каким наставником вам придется преодолевать путь становления Магистра. Цвет зелья соответствует цвету, закрепленному за наставником. У меня это белый, у профессора МакГонагалл – красный. Синий соответствует профессору Вектор, зеленый – профессору Стебль. Желтый закреплён за профессором Флитвиком, фиолетовый – за профессором Слизнортом. И черный – цвет профессора Снейпа.

Наставники стояли в нескольких метрах от стола, за каждым из них Дамблдор развесил сияющий атлас соответствующего цвета. Гермиона поймала улыбку МакГонагалл, а затем перевела взгляд на Снейпа. Только атласный блеск ткани позади него позволял различить всю его фигуру на фоне черного цвета. Снейп сверкнул глазами в сторону ювенирки, отчего она сразу же сделала вид, что смотрит на Дамблдора.

– Прошу вас занять свои места у котлов! – объявил Дамблдор, отходя в сторону и занимая свое место. Его плотная темно-синяя мантия ярко выделялась на белом фоне.

Ювениры подошли к котлам с явным волнением. У Драко на лбу выступил пот. Рон сглотнул. Невилл держался довольно уверено, хотя было видно, что он переживал, боясь угодить в лапы Снейпа. Гарри совсем, казалось, не нервничал, а Гермиона от переживаний постоянно облизывала губы.

Почти одновременно ювениры обнажили палочки и произнесли режущее заклинание. Гермиона поморщилась от легкой боли и вытянула руку над котлом. Несколько алых капель словно бы оживили зелье, создав на его поверхности легкую волну. Серебро смешалось с красным цветом. Зелье забулькало, закипело, заволновалось. Гермиона сосредоточено вглядывалась в котел, ожидая, когда содержимое в нем станет полностью красным. Но, когда краем глаза она увидела, что зелье Малфоя приобретает такой оттенок, она не смогла не оторвать взгляда.

– Что? – еле слышно прошептала она.

Драко Малфой действительно попал к МакГонагалл. Испуганные глаза Гермионы тут же нашли лицо декана Гриффиндора. МакГонагалл выглядела несколько удивленной, но точно не расстроенной. Забывшись, Гермиона крутила головой, рассматривая результат других ювениров. Когда она вспомнила, что надо посмотреть в свой котел и поняла, какого цвета там зелье, ей захотелось уметь летать на метле. Чтобы сейчас вот вызвать "Молнию" Гарри и умчаться на ней в глубокую глушь, где постигать магические умения она будет сама, до конца дней ведя аскетический образ жизни. Она почувствовала, что кто-то на нее смотрит. Подняв глаза, Гермиона поняла, что это Снейп буравит ее взглядом. Тяжелым, но... Но не злым, раздосадованным или опасным. Это было что-то... сродни удивлению. Правда, нельзя сказать, что приятному. Необходимости заглядывать в котел не было, но все же Гермиона посмотрела вниз и убедилась в очевидности: ее зелье было иссиня-черным. Как профессорская мантия. Как его глаза. Как...
"Как его скотская душонка, – подумала Гермиона. – Черт".

Не успела ювенирка испугаться и накрутить себя, как профессор Снейп первым спустился с небольшого постамента и протянул новой ученице руку. Гермиона замерла, шокированная галантностью наставника. Во рту пересохло. Сглотнув, Гермиона обошла стол, на котором стояли котлы с разноцветными зельями, и медленно и неуверенно вложила дрожащую руку в профессорскую ладонь. На ощупь та была довольно приятной. Немного суховатой, но уверенной и сильной. Через мгновение Снейп отпустил Гермиону, указывая другой рукой на выход. Сам он, дождавшись кивка ученицы, взмахнув полами мантии, первым направился в указанную им сторону. Гермиона, бросив взгляд на других избранных, наставники которых поздравляли их, подбадривали и приветливо улыбались, вздохнула, расправила плечи и более-менее уверенной походкой последовала за профессором Снейпом.

Путь от Большого Зала до кабинета Снейпа в подземельях занял столько времени, что можно было уже стать Магистром. Ни слова не сорвалось с губ Снейпа или Гермионы, пока они этот путь преодолевали. Лишь изредка встречавшиеся студенты бросали на них косые удивленные взгляды, да стук каблуков профессорских ботинок наполнял коридоры. Гермиона даже почти оглохла от этого звука, когда они, наконец, дошли до нужной двери. Снейп провел рукой в нескольких сантиметрах от поверхности и вошел внутрь. Гермиона переступила порог за ним. На этот раз без приглашающего жеста.

– С этого дня, – жестко начал Снейп, обходя свой стол и аккуратно вешая мантию на спинку стула, – можете забыть о привычном образе жизни. Для вас буду существовать только я, книги, хотя для вас это привычно, и комната за две двери от этой.

Гермиона сжала и разжала кулаки.

– Что в т...
– Рано задавать вопросы, – резким жестом прервал ее Снейп. Он оперся пальцами о столешницу и продолжил. – Привыкайте мало говорить и много слушать. А главное, делать, что я скажу. Понятно?
– Да, сэр, – выдавила Гермиона, еще раз сжав кулаки.
– Прекрасно. Признаться, я не рассчитывал, что вы с самого начала будете так покладисты, – некрасиво улыбнулся Снейп.

Уголки губ Гермионы углубились, выражая недовольство. Тем не менее, она промолчала.

– Да, и, – Снейп поднял руку, усаживаясь в кресло, – никаких черных мантий.
– Никаких... Что?
– Как мой ювенир вы можете носить только серую мантию, – объяснил Снейп, кладя ногу на ногу. – Черную вы сможете заслужить через год.

Гермиона удивленно подняла брови.

– Или не сможете, – прищурился Снейп. – На сегодня вы свободны. Жду вас здесь завтра в шесть утра.
– В шесть утра?
– Что-то не нравится? – повысил голос профессор. – К сожалению, вы не можете отказаться от избранности. Так что завтра в шесть утра. Можете быть свободны.

Гермиона легким кивком головы попрощалась, чисто из вежливости, крутанулась на каблуках и вылетела из кабинета.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:15 | Сообщение # 5
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2. Фамильяр

Серая мантия, заказанная в экстренном порядке, неприятно давила на плечи. Ощущалась она не как предмет одежды, а как тяжелый стальной лист. Неприятное осознание того, что за спиной у Гермионы, как дирижёр или кукловод, стоял Снейп и указывал ей, что делать. Гермиона не успела хорошенько обо всем этом подумать, как в ее комнату влетел патронус в виде шара света.
– Через десять минут на границе Запретного Леса, – голосом Снейпа сказал он.

"Десять минут?! – возмущенно подумала Гермиона. – Чтобы так быстро дойти, мне надо сброситься с Астрономической Башни!".
Недолго думая, она вылетела из комнаты и помчалась к выходу из замка.

– Вы опоздали на три минуты, – вместо приветствия услышала Гермиона.

Снейп стоял возле деревьев, окутанный темнотой мантии, скрестив руки на груди. Вид его не предвещал ничего позитивного.

– Как я должна была прийти сюда за десять минут? – пытаясь выровнять дыхание, возмутилась Гермиона.
– Ничего не слышали о трансгрессии? – издевательски спросил Снейп.
– В школе запрещено!
– Студентам да. А ювенирам – нет.

Гермиона открыла рот от удивления.

– О, неужели есть еще что-то, о чем наша Всезнайка не в курсе? – левая бровь Снейпа взлетела вверх. – Что ж, это первый урок.

Внезапно рука Снейпа поднялась, и поток воздуха направился в сторону Гермионы. Она почувствовала, как ее левая рука практически прилипла к телу. В ужасе она подняла на Снейпа глаза.

– За опоздание вы лишаетесь руки, – объяснил свое поведение Снейп.
– Что?..
– Тихо! – прогремел профессор. – Иначе оставлю вас и без языка.

Гермиона притихла, пытаясь осознать всю тяжесть ее положения. Что она будет делать с одной рукой? Как это Снейп так легко и непринужденно колдует без палочки, да еще и неизвестными заклинаниями?

– Итак, – Снейп двинулся с места и медленными шагами закружился вокруг Гермионы. – Наше обучение нужно только для того, чтобы подготовить ювениров к сражению с Волан-де-Мортом. Но это не значит, что на наших занятиях мы будем зацикливаться только на боевых искусствах. Сегодня я научу вас чувствовать магию.

Снейп на несколько секунд остановился позади Гермионы. Та нервно поджала губы, боясь обернуться.

– Понятно, что каждый маг ее чувствует, – вкрадчивым тоном продолжал Снейп, выходя в поле зрения своей ювенирки. – Но для успешной высшей профессиональной магии, необходимо научиться настолько тонко ее ощущать и понимать, что не любой справится с этим. Сядьте на землю.

Гермиона вздрогнула от этой внезапной просьбы.

– Могу я...
– Снять мантию? – предсказал ее вопрос Снейп. – Можете. Это ваша рабочая одежда, делайте с ней, что хотите.

Без дальнейших возражений Гермиона расстегнула и сняла мантию. Свернув, она положила ее на траву и села.

– Вы можете сидеть в любой удобной позе, – продолжил инструкцию Снейп. – Я предпочитаю делать это так.

Профессор опустился на колени в метре от ученицы. Та решила последовать его примеру, на что получила легкую ухмылку.

– Вытяните вперед руку, – скомандовал Снейп, положив руки на бедра. – Почувствуйте магию.

Гермиона послушно выполнила указание. Однако сверлящие черные глаза отвлекали ее и не давали сосредоточиться.

– Закройте глаза, если вам это поможет.

Ювенирка последовала совету. Теперь темнота будто отрезала ее от реального мира, а голос Снейпа доносился откуда-то издалека.
– Найдите ее. Дотроньтесь. Почувствуйте, как она течет в вас, во мне, в окружающем мире.

Гермиона пыталась сосредоточить все свое внимание на словах Снейпа. Она даже зажмурилась, чтобы еще усилить концентрацию.

– Нет, – резкий голос Снейпа заставил ее открыть глаза. – Вы зациклены на моей речи, а не на ее смысле. Вы ищете ответы в моих словах. А надо искать внутри и вокруг себя. Еще раз!

Гермиона вновь опустила веки. Погруженная во тьму, она мысленно отсекла себя от Снейпа, представив, что находится возле леса одна. Рука ее начинала дрожать от напряжения.

– Уже лучше, – голос Снейпа донесся словно из вакуума. И на этот раз не прервал своеобразного транса. – Что вы видите?
– Ничего, – ответила Гермиона. – Темноту.
– Продолжайте.

Гермиона закусила губу. Она решила представить, что вместо крови по ее венам течет неведомая субстанция под именем магия, что сердце ее бьется благодаря ей. Она буквально прочувствовала, как оно перекачивает магию, заставляет ее жить. Темнота вокруг вдруг начала проявлять какие-то очертания очень похожие на деревья в Запретном Лесу.

– Какое между нами расстояние? – снова прозвучал голос Снейпа. Силуэты леса начали постепенно меркнуть.
– Что? – Гермиона поняла, что ее рука вот-вот бессильно опустится.
– Как далеко я от вас нахожусь?
– Не знаю, – только что обретенный контроль начал стремительно ускользать. Гермиона занервничала. – Я не знаю, вы там же?

Голос Гермионы сорвался на последних словах, и она вынырнула из состояния транса. Снейпа перед ней не было. И утренней темноты тоже. Солнце сияло высоко в зените. В смятении Гермиона завертела головой, моргая от яркого света. Увидев Снейпа за своей спиной, она ахнула и подскочила.

– Что произошло?
– Вы плохо справились, вот что, – констатировал наставник, скрещивая руки на груди. – Вы медитировали несколько часов, чтобы добиться крупицы успеха. Но я удивлен, что ваша правая рука не отвалилась.

Снейп, сделав резкое движение двумя пальцами, освободил левую руку Гермионы.
– Боюсь, только эта будет вашей рабочей в ближайшие сутки.

Гермиона поняла, что не чувствует правой руки. В попытке подойти ближе к Снейпу, она споткнулась и чуть не упала.

– Не пытайтесь цепляться за детали, рассматривайте картину полностью, – посоветовал Снейп. – Мой голос – ваш путеводитель, а не цель. Вы должны не только видеть, но и слышать, и чувствовать все, что происходит вокруг. Разве вы слышали мои шаги? Почувствовали, что моя магия на некоторое время покинула вас, когда я отошел в Хогвартс? Хотя, вы даже смены времени суток не заметили...

Снейп недовольно осмотрел заваливающуюся Гермиону.

– Идите в замок. Без должного восстановления завтрашнее занятия не увенчается успехом. Впрочем, даже с ним я не уверен, что получится.
– Я справлюсь, – твердо заявила Гермиона.

Снейп только фыркнул и, взмахнув мантией, направился в сторону Хогвартса.
– Мантию не снимать! – бросил он напоследок

Гермиона очень надеялась, что хотя бы спать ей можно будет в пижаме.

* * *


– Я же сказал, что без отдыха все ваши попытки будут бесполезны! – заорал Снейп.

Гермиона не была бы Гермионой, если бы не провела полночи в попытках помедитировать. Дав правой руке отдохнуть, она раз за разом вскидывала левую руку, словно пытаясь поймать злосчастную магию за хвост. Получалось все хуже и хуже, отчего Гермиона злилась, поднимала руку с возрастающим остервенением и жмурилась до белых искр перед глазами. Разумеется, это не принесло никаких результатов, кроме бессонницы и усталости. Теперь сил не было даже на то, чтобы поднять хоть один палец.

– Ваша глупость еще непостижимее, чем я ожидал! – продолжал орать Снейп, пока Гермиона сидела в том же месте, что и вчера, и пыталась сосредоточиться. Она настолько устала, что лишь безучастно глядела на бушующего наставника. – Вы слишком самонадеянны. Ювенир, как я говорил, должен безоговорочно подчиняться наставнику, а вы нарушили такое простое правило в первый же день!
– Простите меня, сэр..., – попыталась извиниться Гермиона слабым голосом.
– Замолчите! – рявкнул Снейп. – Превосходно! Что ж, ваш проступок требует наказания.

Гермиона успела только чуть нахмурить брови, как Снейп протянул в ее сторону руку и резким движением вытянул из-за пояса ее джинсов волшебную палочку.

– Что? – только и воскликнула она.
– Я лишаю вас магии на неделю, – с мрачным удовлетворением проговорил Снейп. – Раз вы не хотите учиться, останетесь без палочки, ибо сейчас она единственный проводник между магией и вами. И вот вы снова маггла.
Гермиона, внезапно обретя порыв сил, вскочила на ноги и в требовательном жесте протянула в сторону наставника руку.

– Отдайте ее сюда! – громко заявила она.
– О-о, так вы нашли в себе силы! – с деланным удивлением выговорил Снейп. – Тогда сядьте на место и концентрируйтесь, черт вас побери!
– Отдайте мне палочку! – видимо, бессонная ночь помутила рассудок девушки, и она подскочила к Снейпу с желанием отнять палочку силой.

Снейп повернул кисть ладонью к Гермионе, и та налетела на образовавшийся невидимый барьер. Неплохо приложившись лбом, она рухнула на траву.

– Жалкое зрелище, – с отвращением сказал Снейп, глядя на Гермиону сверху вниз. – Я глубоко разочарован в вас, мисс Грейнджер.

Гермиона зло зыркнула на профессора, не заметив ноток грусти в его голосе. Прежде, чем что-то сказать, она вскинула подбородок, но Снейп прервал ее порыв.
– Сегодня вы будете тренировать выносливость. Поднимайтесь!

Гермиона с трудом встала, продолжая краснеть от гнева и бессилия. Снейп наколдовал небольшой черный шар, центр которого светился белым цветом.

– Идите за ним, – сообщил он. – Столько, сколько он будет вас вести. Не вздумайте повернуть назад, я узнаю об этом. Во время прогулки не забудьте подумать о концентрации, магии и своем отношении к тому, что эта самая магия вас избрала.
Гермиона потупила взгляд.
– Идите, – кивнул Снейп в сторону медленно удаляющегося шара.

Гермиона, бросив короткий виноватый взгляд на наставника, послушно пошла за волшебным проводником. Снейп внимательно изучал ее спину. Как только она скрылась за стволами деревьев, он, в какой-то гневной задумчивости, развернулся и широкими шагами отправился в замок.

Первые пятнадцать минут прогулки Гермиона с опаской разглядывала окружение, боясь встретиться с неизвестными, да впрочем, и известными, существами, обитающими в Запретном Лесу
Гермиона уже начала уставать от длительной ходьбы без остановок, да и боли в руках очень ощутимо давали о себе знать, когда под ее ногами что-то прошелестело.

– Черт! – крикнула она, смотря вниз.

На траве, будто готовая к прыжку, сидела змея. Ее черная матовая шкура была практически неразличима в сумерках леса. Гермиона круглыми глазами уставилась на нее и медленно сделала шаг вбок.

– Не надо бояться, – прошипела змея, что заставило Гермиону отпрыгнуть в сторону. – Ладно, я вижу, в таком моем виде ты не готова к диалогу.
Змея как бы прыгнула в направлении Гермионы, но приземлилась у ее ног уже в виде кошки. Черной кошки с длинной, блестящей, в отличии от змеиной кожи, шерстью.

– Так лучше? – поинтересовалась кошка, усаживаясь у ног Гермионы.
– Ты кто? – выпалила все еще потрясенная девушка.
– Я фамильяр профессора Снейпа, – ответила, облизнувшись, кошка.
– Фамильяр? Их же запретили заводить волшебникам, – Гермиона, наконец, смогла немного расслабиться.
– Обычным - да. Но Магистры магии могут себе позволить. Первый раз видишь мне подобных?
– Да, – призналась Гермиона, – сначала я подумала, что ты анимаг. Но анимагов, которые принимают разные формы... Я даже не слышала о таких. – У тебя есть имя?
– Меня зовут Ракель, – ответила кошка, забавно высунув язык. Видимо, змеиная привычка не оставляла ее даже в этом облике.
– Что ж, а я...
– Я знаю. Ты ювенир моего хозяина.
– Ох, ну, конечно, – потерев лоб, произнесла Гермиона. – Профессор знает, что ты здесь?
– Да.
– И ты не боишься со мной разговаривать?
– Во-первых, хозяин знает только где я, а не что делаю. А во-вторых, бояться надо тебе. Может, он специально послал меня, чтобы следить за тобой и все ему докладывать?

Гермиона посмотрела на Ракель взглядом, выражавшим крайнее сомнение сказанным ею словам.

– Ладно, это не так, – задрав голову, подтвердила догадку Гермионы Ракель. – Я здесь не по его заданию, а просто из интереса.
– И чем я так интересна тебе?
– Ты первая девушка-ювенир у хозяина.
– Правда? А много у него вообще было учеников?
– Достаточно, – кошка поднялась и пошла вперед по тропинке. – Собираешься идти дальше? Будешь долго стоять, и эта штука выстрелит в тебя.

Ракель, подняв хвост, махнула им в сторону чёрного шара-проводника. Гермиона на секунду застыла, переводя взгляд с кошки на шар и обратно, а потом все же сделала пару резких шагов, чтобы догнать Ракель.

– Что-то ты мало похожа на фамильяра профессора, – подметила Гермиона.
– В смысле? – не отвлекаясь от дороги, спросила Ракель.
– Ну, ты... очень разговорчивая, довольно позитивная, видимо. И имя у тебя слишком необычное.
– У каждого свои недостатки, – просто ответила кошка. – В образе змеи я более спокойная. И, хоть это и не мой истинный облик, только в теле кошки я чувствую себя собой. А что касается моего имени... Магия, создавшая меня, дала мне имя Рэйчел. Оно мне совсем не понравилось.

Ракель фыркнула от неудовольствия. Гермиона поднесла руку ко рту, чтобы спрятать улыбку.

– В общем, хозяин разрешил мне выбрать себе имя самой.
– Очень великодушно с его стороны.
– Не нужно сарказма, – Ракель с упреком в светлых глазах посмотрела на Гермиону. – Тебе стоит узнать его получше.
– И зачем же?

Ракель игриво взмахнула хвостом, но ничего не ответила.

Минут пятнадцать девушка и кошка шли в полной тишине, следуя пути, приложенному черным шаром. Гермиона и думать забыла о своих слабых успехах в учебе: ее очень заинтересовал профессорский фамильяр.

– Ну, давай, – внезапно подала голос Ракель. – Спрашивай. Я же вижу, что тебе не терпится.
– Эм, – замялась Гермиона, опуская взгляд. – У меня так много вопросов...
–...что ты не знаешь, с чего начать. Понятно. Ладно, – Ракель вдруг остановилась. – Я дам тебе пару советов. Надеюсь, ты начнешь прислушиваться хотя бы к моим словам для начала.

Лизнув черную подушечку лапы, кошка прошлась ею по морде, прежде чем встать и продолжить начатое.

– Тебе выпал уникальный шанс. Даже два – быть избранной магией и стать ученицей Магистра Снейпа. И я, если честно, даже не знаю, какой из них в наибольшей степени выражает твою удачу. Все понятно: наставник и ювенир не могут найти общий язык. Такое часто случается. Только вот успех обучения зависит от связи, возникающей во время занятий. А связь эта непременно возникнет. Поэтому на твоем месте я бы засунула свое эго и дурацкое желание превзойти всех и вся куда подальше. Например, в задницу одного напыщенного феникса... Но просто дружеский совет. Так вот, ты должна подчиниться ему. Слушаться его, делать то, что он скажет, иначе...
–...иначе он просто и дальше будет показывать свои садистские наклонности, я поняла, – настала очередь Гермионы перебить Ракель.
– Что? – та развернулась и увидела, что девушка отстала от нее на несколько шагов.
– Ничего, – Гермиона положила руки на пояс.
– Ах, ну, ясно, – фыркнула кошка. – Как знаешь. Чем больше будешь сопротивляться, тем проще будет тебя сломить.
– Кому? Снейпу?

Ракель крутанулась вокруг себя и обернулась змеей.
– Явно не ему, – только и сказала она, скрываясь в темно-зеленой листве.
– Глупость какая-то! – воскликнула Гермиона. – Ай!

Черный шар, как и предсказывала Ракель, наконец-то выстрелил. Боль была несильная, но, однозначно, неприятная. Как будто кто-то ощутимо ущипнул за руку.

– Дьявольская машина, – пробурчала Гермиона, потирая больное место.

Как раз в этот момент шар решил выстрелить еще раз. Гермиона это заметила и вовремя увернулась.
– Да иду я! – крикнула она, широкими шагами двигаясь вперед.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Воскресенье, 07.08.2022, 23:16 | Сообщение # 6
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3. Шейный платок

– Заходите, Грейнджер, – послышался приглушенный ответ на стук в дверь.

Снейп неожиданно вызвал Гермиону поздним вечером, когда очередное занятие было уже окончено. Тяжелый в своей мрачности осенний вечер, омываемый ливнем, не предвещал ничего более интересного, чем сон, поэтому Гермиона, только доставшая пижаму, весьма удивилась позднему сообщению от профессора.

Получив разрешение войти, девушка толкнула дверь и привычным решительным шагом ступила на ковер профессорских покоев. Снейп, впрочем, как и всегда, сидел за своим столом над грудой пергаментов. Сделав большой глоток из кружки, стоявшей по левую руку от него, наставник заговорил:

– Вам удивительным образом везет, мисс, – эти слова привели Гермиону в замешательство. – Завтра я должен покинуть замок по неотложным делам, а это значит, что у вас появится свободное время. Но не вздумайте бездельничать!

Снейп зачем-то повысил голос, хотя это совершенно не требовалось: после месяца занятий Гермиона прекрасно уяснила, что ни минуты покоя у ювенира нет и быть не может.

– Я даю вам возможность встретиться с вашими так называемыми друзьями днем, но утро и вечер вы посвятите занятиям. Будьте готовы к тому, что я вас вызову, дабы удостовериться в исполнении моего требования.
– Конечно, сэр, – ответила Гермиона, пытаясь скрыть улыбку от внезапной щедрости наставника, пусть и не по собственной воле проявленной.
– Можете быть свободны, – махнул ей рукой Снейп, вставая с кресла.

Гермиона уже собиралась уйти и даже сделала пару шагов в сторону двери, но решила кое-что спросить. Как раз тогда, когда она повернулась, Снейп направлялся к двери, ведущей, по-видимому, в его спальню.

– Профессор, я...

Гермиона остановилась на полуслове: ее взгляд оказался прикован к рукам Снейпа, развязывающим тугой галстук на шее. Она впервые видела, как он совершает такое простое будничное действие, ибо пальцы его никогда раньше не касались шелковой ткани, по крайней мере, при ней. Повернувшись к ювенирке, Снейп продолжил свое занятие, лишь глазами выдавая нетерпение и явное нежелание продолжать разговор.

– Ну что еще? – недовольно пробурчал он.
– Я... Э-э-э, – Гермиона замялась. Отчего-то ей захотелось подойти к профессору и самостоятельно попробовать развязать эту черную ленту шелка. Ей представлялось, что узел такой тугой, как петля на шее у висельника. Однако, когда Снейп резким движением высвободился из придуманной Гермионой оковы, часть шеи, впервые открывшаяся девушке, была изумительно гладкой и белой, без каких-либо следов неудобства.

– Грейнджер, какого черта вы уставились на меня?! – зазвенел голос профессора.

Гермиона испуганно дернулась, но ни слова вымолвить не смогла.

– У вас в голове творится какая-то чертовщина! – сообщил ей Снейп, сжимая блестящий шелк в руке. – Живо к себе в спальню!
– Извините, сэр, – мяукнула Гермиона и пулей вылетела из покоев профессора, злясь на себя за эту глупую выходку. Уже на пороге своих комнаты она поняла, что Снейп, с вероятностью почти сто процентов, прочитал ее мысли, а значит, понял, что именно она думала. О шелке, его шее, мягкости кожи...

– Бред какой-то..., – прошептала Гермиона, натягивая пижаму.

То, что Снейп и сам был смущён не меньше ее, она поняла не сразу. Далеко не сразу.

* * *


Утро следующего дня Гермиона провела, как и полагается, в тренировках. Последние дни Снейп учил ее ориентироваться в пространстве без использования зрительных органов чувств. Пока стояла теплая погода, наставник и ювенир выходили по своему обыкновению на улицу, где первый сооружал причудливый лабиринт, а последняя пыталась не наткнуться на острые шипы, камни и ямы по мере его прохождения. Сегодня же, в отсутствие наставника, Гермиона пошла в Выручай-Комнату. Закрыв глаза, она попросила Комнату перестроиться по ее собственному желанию. Двигаясь между рядами книжных полок и преодолевая невысокие препятствия в виде стульев или тяжелых фолиантов, Гермиона почти без труда пересекла созданное помещение. Без присутствия Снейпа сосредоточиться было проще, по крайней мере, так казалось, поэтому довольная своим результатом, Гермиона практически побежала в Большой Зал, боясь упустить хоть минуту свободного времени.

К удивлению Гермионы, друзей, которых она так жаждала увидеть, в Большом Зале не оказалось, хотя час для завтрака был достаточно поздний. Заняв свободное место за столом Гриффиндора, она налила кофе из кофейника и положила в тарелку пару жареных яиц и немного бекона. Ковыряясь в тарелке, девушка скучающим взглядом обвела полупустой Зал: младших студентов почти не было, видимо, все они уже разбежались по занятиям; старшие же или зубрили что-то, изредка прихлебывая из чашек, или увлеченно беседовали небольшими группами. За столом Слизерина в одиночестве сидел Драко Малфой. Гермиона поймала его взгляд и коротко кивнула. И он, и она – ювениры, и это почему-то в глазах Гермионы сближало их. И хоть Малфой был все тем же высокомерным придурком, он одновременно являлся и избранным. Нет смысла враждовать. Да и не было никогда.

Драко ответил Гермионе скромным, едва заметным наклоном головы, но при этом лицо его выражало пренебрежение.

"Напыщенный индюк", – подумала Гермиона и склонилась к тарелке.

Только она откусила вторую ленту бекона, как Большой Зал наполнился возгласом знакомого голоса:
– Гермиона Грейнджер! Мерлин меня отымей!

Чем старше становился Рон Уизли, тем меньше он сдерживал свои эмоциональные и речевые порывы. Хоть Гермиона и чуть не подавилась, лицо ее расплылось в улыбке. Подскочив с места, она кинулась в объятия Гарри и Рона, быстрыми шагами дошедших до ее места.

– Снейп тебя на поводок посадил или в кандалы заковал? – первым делом спросил Рон, отстраняясь от девушки.
– Думаете, я не смогла бы сбежать?
– Ну, еще мы думали, что ты умерла.
– Очень мило, – закатила глаза Гермиона.
– Мы очень рады тебя видеть, – занимая место напротив Гермионы, сказал Гарри.
– И я вас.

– Ну, рассказывай, – наполняя тарелку плотным завтраком, начал Рон, – Что там у тебя и как, где ты была, почему мы так долго тебя не видели и не слышали?
– О, нет, – поспешила сказать Гермиона, – сначала я хочу узнать о ваших успехах. Почему это вы так поздно на завтраке? Тренировались ранним утром, я надеюсь?
– Наши занятия не так уж и часто начинаются утром, – начал рассказ Гарри, откусывая тост. – Мы успеваем собраться и поесть. У тебя не так?

Брови Гермионы поползли вверх.

– Совершенно не так. Я встаю в пять утра, чтобы в назначенное время прийти в Запретный Лес и начать занятия.

Вилка Рона застыла в поднятой руке.

– Серьезно?
– Более чем. Иногда мы занимаемся до полудня или еще дольше, потом я ем в своих комнатах, тренируюсь сама, снова со Снейпом, и вот ближе к вечеру у меня уже появляется какое-никакое свободное время: я читаю, тренируюсь или выполняю какие-нибудь задания, которые мне выдает Снейп.
– Это что-то на издевательском.
– Почему? – хоть Гермиона была не слишком довольна ежовыми рукавицами, в которых ее держал Снейп, она все же понимала, или пыталась себя убедить в понимании, зачем все это ей нужно. Поэтому ее легкое удивление было вполне объяснимо. – Да, это тяжело и изматывающе, но при этом имеет свою пользу.

– Да, он запер тебя в четырех стенах, но не забывает вывести погулять, – тыкая вилкой в сторону Гермионы, сказал Рон. – И запрещает все, даже с нами видеться! Кстати, почему?
– Профессор считает, что это мешает концентрации, – несколько замявшись, произнесла Гермиона.
– А общение с ним помогает невероятно! – саркастически воскликнул Рон.
– Да ладно тебе, – хлопнул Гарри друга по плечу. – Мы все прекрасно знали, что Снейп отличается своими драконовскими методами, а потому ужасно тебе сочувствовали, Гермиона. И сочувствуем до сих пор.
– Я думаю, это лишнее, – сказала Гермиона. – Ну, хватит обо мне. Вы-то чем занимаетесь, вы так и не сказали.

– Профессор Дамблдор невероятный маг, – с восхищением в голосе начал Гарри. – Мы изучили уже столько боевых заклинаний и не меньшее количество опробовали. Профессор считает, что через пару недель можно будет отправиться на практику с мракоборцами, так сказать, в поле.
– Ого, – уголки губ Гермионы опустились, выражая удивление. – Я очень рада, что тебе нравится учеба. А что насчет теории магии? Вы так быстро освоили все эти штуки? Ну, двигаться в пространстве, ничего не видя, ощущать окружение, чувствовать магию внутри себя?

Гарри и Рон переглянулись, а затем недоуменно посмотрели на Гермиону.

– Что? Нет, мы вообще ничего такого не делали, – ответил Рон.
– Снейп гоняет тебя по теории в то время, когда на хвосте у нас Волан-де-Морт? – спросил Гарри.

Гермиона не нашла, что ответить.

– Ни одного боевого заклинания? Ни одной дуэли? – продолжал давить Гарри. – Ни хотя бы, раз уж он такой крутой зельевар, какого-нибудь суперполезного зелья в бою? Это просто какие-то глупости. Очевидно, а это, кстати, довольно неожиданно, так как мы все были уверены, что несмотря на то, что Снейп подлый ублюдок, он хороший маг, твой наставник не обладает необходимой компетентностью для выполнения поставленной перед ним задачи.
– Вы и правда так веруете в это, мистер Поттер? – послышался голос Снейпа где-то справа от Гермионы. Видимо, друзья были так увлечены беседой, что не заметили, как неоднократно упомянутая Темная Тень Хогвартса подкралась сзади.

Гарри и Рон почти одновременно медленно подняли на Снейпа глаза, Гермиона же не смела даже повернуться.

– Я верю тому, что вижу, – неожиданно дерзко, хоть и после небольшого замешательства, сказал Гарри.
– Превосходно! Все так же безрассудны, чтобы дерзить, – посетовал в ответ Снейп бесстрастным голосом.
– Вы больше не мой учитель, чтобы пугать меня напускным гневом. Есть те, для кого он еще пригодится.

Гермиона в растерянности нахмурилась и обернулась на Снейпа, словно бы ища у него защиты. Забавно.

– Обрекаете свою подругу на муки? – бровь профессора саркастически взлетела вверх.
– Я имел в виду не это, – слова Гарри звучали как неуместные оправдания, что не могло ускользнуть от Гермионы, руки, которой сжались в плотный замок на столе.
– А я всегда говорил, что в первую очередь необходимо думать, и только потом делать. К сожалению, я зря расшаркивался перед вами все эти годы: даже такая простая истина не смогла задержаться надолго в вашем мозгу, – не давая Гарри продолжить, Снейп обратился к Гермионе. Тон его при этом не был окрашен сарказмом, а звучал спокойно и даже в некоторой степени участливо. – Мисс Грейнджер, достаточно. Прошу вас последовать за мной.

Гермиона резко встала и, даже не попрощавшись с друзьями, зашагала в сторону, которую указывала протянутая рука профессора.

На выходе из Большого Зала девушка позволила профессору себя обогнать, поскольку понятия не имела, куда именно он ее ведет. Мысли о словах Гарри не давали ей покоя так, что она даже не успела удивиться скорому освобождению Снейпа от срочных дел, о которых он говорил ей вчера. Наставник, по своему обыкновению, повел ювенирку к опушке Запретного Леса. Всю дорогу оба шли молча, и только когда высокие деревья оказались почти перед лицом Гермионы, она позволила себе сказать несколько слов:
– Вы намеренно это сделали, да?

Снейп не ответил, все дальше углубляясь в чащу. Гермиона не стала настаивать, боясь, наконец, принять решение о своем отношении к произошедшему и роли Снейпа в этом.

– Сегодня..., – Снейп резко затормозил, а Гермиона, задумавшись, не успела остановиться и врезалась прямо в профессорскую спину, коснувшись щекой его тяжелой черной мантии.
– Ой, извините.
– Соберитесь! – развернувшись, попросил Снейп.

Гермиона лишь кивнула.

– Сегодня я решил, что вам можно попробовать себя в использовании магии, которую так старательно и не слишком успешно вы пытались постичь и ощутить на предыдущих занятиях.

Гермиона закусила губу, понимая, что задание окажется, как всегда, сложным и мало выполнимым.

– Ваша цель – этот шар, – Снейп при помощи движений рук сформировал в воздухе черную сферу, – который несколько раз был вашим верным спутником по Запретному Лесу. Этот шар я помещу внутрь лабиринта, здесь все, как обычно.

Гермиона снова кивнула, давая понять, что задание ей вполне ясно.

– Поиск шара в лабиринте абсолютно идентичен тем действиям, что вы выполняли на последних занятиях: все делайте вслепую. Чтобы у вас не возникло желания подсмотреть, я завяжу вам глаза.

На этих словах Снейп достал из внутреннего кармана мантии черную ткань в виде ленты.

– Все ясно? – уточнил он, подходя ближе.
– Да, сэр, – Гермиона потянулась к карману джинсов за палочкой.
– Без палочки, – Снейп проследил за движениями Гермионы.
– Без палочки?
– Мне повторить? – чуть грубее спросил Снейп.
– Нет, сэр.
– И прекратите уже носить палочку в кармане, как жвачку. Чему вас учил профессор Грюм? Палочка должна быть здесь, – на этих словах Снейп перехватил черную ткань одной рукой, а другой достал из рукава свою волшебную палочку. – Понятно? Сделайте так же.

Гермиона подчинилась без возражений. Ей стало интересно, будет ли она выглядеть, доставая палочку из рукава, так же эффектно, как и Снейп.

– Не прошло и месяца, как вы перестали донимать меня вопросами, – саркастически заметил Снейп.
– Я все равно не получу на них конструктивных ответов, – сказала Гермиона и через секунду сама испугалась собственной дерзости.
– О, а я надеялся, вы начали использовать мозги на наших занятиях! – на этих словах Снейп бросил в Гермиону черную ленту для глаз.
– Простите, сэр, – удрученно извинилась Гермиона, надевая повязку.

Снейп ей не ответил на извинение, вместо этого он продолжил раздавать указания.

– Сейчас я создам лабиринт, – некоторое время после этих слов Снейп молчал. – Итак, теперь, когда вы ничего не видите, сосредоточьтесь на своем окружении, попробуйте найти шар и уничтожить его.

Гермиона, уже привыкшая к слепоте, сконцентрировалась, "наполняя" себя магией, чтобы направить ее в нужное для выполнения задания русло. Вытянув руку вперед, она шумно вдохнула, как будто магия должна была попасть в ее тело с кислородом. В полной темноте начали проступать силуэты созданного Снейпом лабиринта: высокие стены из каких-то растений, узкая тропинка и три варианта направления. Гермиона смело свернула влево, чувствуя энергию черного шара. Сделав еще пару поворотов, она опустила руку и почти тут же наткнулась на шипы – лабиринт был выполнен из розовых кустов. Гермиона издала тихое шипение и снова вытянула руку вперед. На следующем перекрестке ее решительность и концентрация поубавилась. Поднятая кисть заходила ходуном от напряжения, воздух как будто закончился в легких. Гермиона закусила губу, пытаясь не потерять ускользающие силуэты лабиринта. Она почувствовала, как из носа потекла струйка крови. Практически с рычанием она заставила магию явить ей правильное направление. К правой руке присоединилась и левая. Уверенно пройдя вперед, а затем свернув налево, юверника увидела вожделенный черный шар.

Внезапно ее сознание снова начало терять контроль. Гермиона растерялась, не понимая, что ей нужно делать, как поразить цель. К трясущимся рукам прибавились и дрожащие коленки, стены лабиринта начали исчезать, а черный шар неумолимо нависал над девушкой. От ужаса непонимания и бездействия, Гермиона потеряла равновесие. Как только тело ее достигло земли, она со злостью сорвала с глаз повязку и изумилась увиденному: никакого лабиринта не было. Только черный шар, паривший рядом со Снейпом в двух шагах от нее.

– Что? – непонимающе уставилась на наставника ювенирка.

Снейп с ухмылкой смотрел на нее.
– Принимать желаемое за действительное – не лучшая тактика, – произнес он. – Я был уверен, что вы знаете.

Гермиона по-прежнему тупо смотрела на профессора, чувствуя себя ужасно глупой, представляя как он глумился над ней, когда она выписывала повороты по пустому пространству.

– Вы потратили так много энергии на создание собственной иллюзии, что растерялись, увидев то, что было на самом деле – шар. Понимаете?

Гермиона попыталась подняться, но шок от собственной глупости так потряс ее, что она снова чуть не упала. Снейп вовремя подхватил ее за локоть и помог подняться. Не слишком учтиво, но все же помог.

– Вытрите кровь, – Снейп указал Гермионе на лицо, – и идите к себе. Вечером я жду вас.

Гермиона, вытирая рукавом свитера красные дорожки, ничего не ответила, лишь развернулась и медленно направилась к замку.

– И, мисс Грейнджер, – окликнул ее Снейп. – Иногда все же стоит задавать вопросы. Быть может, в ответе вы сможете уловить конструктив.

Гермиона прищурилась, но смолчала.
Вместо того, чтобы позаниматься еще, обдумать свои ошибки или просто начать прокрастинировать, Гермиона, войдя к себе в комнату, рухнула на кровать и уснула на несколько часов.

Уже вечером, приведя себя в порядок после тяжелого дневного сна и поужинав, Гермиона спустилась в подземелья. Постучав по дереву профессорской двери, она почти сразу получила приглашение войти. Снейп сидел на диване возле камина спиной к Гермионе.

– Сядьте, – Снейп жестом указал на диван напротив.

Гермиона послушно опустилась на тусклую обивку.

– Как вы уже, я надеюсь, поняли, – продолжил Снейп, – сегодняшний день имел своей целью преподать вам такой же урок, как и в обычные наши занятия.
– Да, сэр, – перебирая большими пальцами, ответила Гермиона.
– Хорошо. Очевидным становится один пробел в нашем обучении, и я вижу огромный смысл в том, чтобы устранить его как можно быстрее, ибо в противном случае дело с мертвой точки не сдвинется.

Гермиона кивнула, не совсем понимая, что конкретно Снейп имеет в виду.

– Пройдите туда, – Снейп указал на место возле горящего камина, – и примите вашу обычную позу для медитации.

Гермиона послушно выполнила указание. Опустившись на колени, она посмотрела на профессора и с удивлением поняла, что он тоже встает и идёт к ней.

– Эта техника называется совместной медитацией, – пояснил Снейп, так же, как и Гермиона, опускаясь на колени. Между ювениром и наставником теперь было расстояние равное метру или двум.
– И для чего она? – поинтересовалась Гермиона.
– Для установления более тесного контакта, – просто ответил Снейп. – Мне абсолютно четко понятны ваши сомнения и недовольства, но, раз уж магия определила вас в ученики ко мне...

Снейп внимательно вгляделся в карие глаза Гермионы, словно бы пытаясь уловить малейшее изменение ее реакции.

–... нам необходимо доверять друг другу.
– С другими своими учениками вы тоже это делали? – неожиданно для самой себя выпалила Гермиона.

Лицо Снейпа сделалось мрачным.
– Не ваше дело, – резко бросил он.

Гермиона тут же опустила голову. Снейп хмыкнул и продолжил.

– Для начала ощутите себя в этой комнате и запомните все ее детали: температуру, свет, обстановку, может, тактильные ощущения, воздух, все, что возможно.
– Поняла, – Гермиона набрала в грудь воздуха, а затем медленно выдохнула, закрывая глаза.

Она четко представила себе профессорскую гостиную: жар камина и оранжевый свет, играющий на скулах и лбу сидящего напротив Снейпа. Приглушенный желтый оттенок свечей на столе, ворох бумаг, полупустую чернильницу и черное перо с зеленым отливом. Мягкий ковер, в длинный ворс которого погружаются туфли, когда делаешь первый шаг в эту комнату. Темный диван с потрескавшейся местами кожей, на котором они со Снейпом только что сидели, и кофейный столик с прозрачными ножками, разделяющий их. И, конечно, хозяина комнаты в тяжелой черной мантии, начищенных до блеска туфлях и с шелковым платком-галстуком на белой шее... Ниспадающие на плечи волосы сейчас подсвечивались с одной стороны оранжевым, а в глазах отражался огонь. Губы изгибались в легкой ухмылке, отчего лицо его делалось чуть мягче, сохраняя при этом величественный и непоколебимо серьезный вид. Мрачная эстетика комнаты и ее хозяина наполнила Гермиону.

– Не открывайте глаз, – донесся до ушей Гермионы бархатистый голос.
Тишайший щелчок пальцев прервал звук потрескивающего камина и размеренного дыхания.

Окружение поглотила темнота, и Гермиона от испуга и неожиданности чуть не сбилась с ритма медитации. Откуда-то из глубин послышался все тот же глубокий голос:
– Найдите меня.

"Найдите меня". Гермиона завертела головой, пытаясь вернуть прежнюю картинку. В комнате стадо холодно, звуков слышно не было. Ощущение присутствия Снейпа исчезло. Гермионой завладел страх, ей казалось, что она ослепла, попала в какой-то жуткий плен, осталась одна, не в силах найти выхода.

"Найдите меня", "найдите меня"...
Гермиона снова и снова мысленно повторяла эти слова. Найти профессора в этом мраке – вот ее главная задача. Еще раз глубоко вдохнув и выдохнув, она сконцентрировалась на ощущениях, которые только что от нее ускользнули.

Жар камина...
Перо с зеленым отливом...
Утопающие в ворсе туфли...
Жар камина...
Жар камина...
Темнота начала наполняться еле виднеющимися формами профессорской комнаты. Это было похоже на смену воспоминаний в Омуте Памяти: пустота, словно чернилами, наливалась, раскрашивалась в зафиксированное Гермионой окружение.

"Найдите меня".

Будто призрак, перед Гермионой начала проявляться почти прозрачная, размытая фигура профессора Снейпа. Не успела Гермиона обрадоваться своему успеху, как фигура начала отдаляться, более четко проявляя очертания. Девушка не нашла ничего лучше, как направить всю свою энергию в выброшенную вперед руку.

И сразу же почувствовалось тепло человеческого тела: схватив Снейпа за предплечье, Гермиона ощутила его руку на своей. Тут же она распахнула глаза.
Наставник и ювенир сидели друг напротив друга с соединенными руками; их профили выразительно подчеркивал танцующий в камине огонь.

– Неплохо, – изрек, наконец, Снейп, отпуская Гермиону.

Та с каким-то странным чувством удовлетворения продолжала смотреть на него и держать за руку. Когда черные глаза Снейпа, белки которых почему-то покраснели по краям, опустились, Гермиона проследила за ними и резко отдернула кисть.

– На сегодня достаточно, – после неловкой паузы сказал Снейп, вставая. – Вытрите кровь и ступайте.

Гермиона бросила озадаченный взгляд на наставника. Тот снова, как и сегодня днем, указал ей на нос. Проведя кистью под ним, Гермиона обнаружила на ней кровь.

– Это нормально, сэр? – спросила она.
– Более чем, – отвернулся от нее Снейп. Гермиона поняла, что он усиленно трет глаза. – Бывает и хуже.
– Спокойной ночи, профессор, – сказала Гермиона, собираясь уходить.

Сделав пару шагов, она посмотрела вниз: ее кеды утонули в ковре, мягко обволакиваемые длинным ворсом.

– Что это с вами? – недовольно бросил Снейп, видя ступор ученицы.
– Ничего, – запоминая ощущения, ответила Гермиона и быстро вышла.

Ночью ей не спалось. Довольно удачно выполненное задание не принесло ей яркого удовлетворения. Вместо этого она думала о чувстве потерянности и одиночества, возникшего во время погружения в темноту, и об оранжевом свете, подкрашивающим черноту волос Снейпа. Об ощущении его руки на ее. О приливе энергии.
О волшебной палочке, прячущейся в кармане, словно жвачка.
И, конечно, о шелковом галстуке.

Продолжение следует...


Да пребудет с вами Снейджер
 
Еката Дата: Воскресенье, 14.08.2022, 12:28 | Сообщение # 7
Еката
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Неужели я дочитала данный фрагмент? О боги, это великолепно! Скорее всего я садистка, раз такая история и издевательства Снейпа над Гермионой принесли мне эстетическое удовольствие. Я просто читала и не могла остановиться! Существует некоторое количество фанфиков, в которых ГГ является ученицей СС, практически во всех них Северус издевается над девушкой, но здесь... Как будто всё так и должно быть. Она находится под его ответственностью, он отвечает за неё, из-за чего ей действительно следовало бы научиться подчиняться правилам, подчинять себе же свои эмоции, свою магию, ведь в противном случае она станет воплощением хаоса. Гарри в своём репертуаре: ему не нужна теория, ему нужна практика, нужно двигаться только вперёд и сквозь тернии, вот только это не самая выгодная тактика. В какой-то степени Снейп учит Гермиону быть слизеринкой, ускользать, искать лазейки, находить и черпать энергию отовсюду.
Так, я выговорилась... Жду продолжения


Еката Симурановна Найт
 
Элинор Дата: Воскресенье, 14.08.2022, 17:26 | Сообщение # 8
Элинор
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Сейчас времени читать, увы, нет( Обязательно тщательно и внимательно прочту позже. Посмотрела - Снейп тут хорош. Просто вкусняшно-канонный профессор, как я люблю.

Гермиона (бросая загадочный взгляд на пытающегося ее обнять Снейпа):
- Я говорю вам свое окончательное "может быть"
 
_Автор_ Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:46 | Сообщение # 9
_Автор_
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Еката,
Цитата Еката ()
О боги, это великолепно!

Спасибо большое 16love
Да, когда я бралась за работу, я прекрасно понимала, что идея совершенно не нова, но у каждого автора, безусловно, особенное видение одного и того же сюжета; мне захотелось показать свое))
Огромное спасибо за внимание к моей работе и интересный разбор имеющегося сюжета. Дальше – больше))

Элинор, я с нетерпением буду ждать вашего комментария!
Цитата Элинор ()
Просто вкусняшно-канонный профессор, как я люблю.


Про Снейпа писать всегда боязно. Боязно уйти в ООС, но метка в шапке была предназначена не ему, а поэтому я очень рада, что у меня получилось создать приемлимый образ профессора, несильно отходящий от канона 01blush


 
Lady_Hermione Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:46 | Сообщение # 10
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4. Волки и овцы

– Я прошу вас больше никак не комментировать стиль моего обучения, – заявила Гермиона друзьям недели через две после их последней встречи: Снейп снова позволил ей с ними встретиться, несмотря на все свое недовольство. Последние теплые осенние деньки друзья встречали на Астрономической Башне. – Если вам интересно, я расскажу, но не надо...
– Мы поняли, – прервал ее Гарри жестом руки. – Ладно. Я и сам должен был понять, что не стоило этого делать. Я просто удивился, согласен, что это удивление было довольно грубо выражено.

– Забыли, – махнула рукой Гермиона. – Как ваши дела? Как успехи?
– Гарри постоянно побеждает меня в дуэлях, – ответил Рон, забрасывая ноги на ящики, выполнявшие роль сидений.
– Вы проводите занятия вместе?
– Да, профессор Дамблдор сказал, что прежде, чем он отправит меня на настоящую дуэль, я должен потренироваться. И мы договорились с Роном.
– Ага, – кивнул Рон. – Собираемся почти каждый день и тренируемся по три-четыре часа.
– Это здорово! – воскликнула Гермиона. – Я вижу, ты в восторге от уроков с Дамблдором, Гарри.
– Он великий волшебник. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь достичь хотя бы приблизительно того уровня мастерства, которым он владеет. Учиться у него – большая честь.

Гермиона, улыбнувшись, кивнула. А затем ее улыбка померкла, когда она увидела, что делает Рон. Рука его потянулась к карману и выудила оттуда красную пачку.

– Это что такое? – громко бросила Гермиона.
– А что такое? – пожав плечами, Рон достал из пачки две сигареты и протянул одну Гарри.
– И давно вы курите? – ахнула Гермиона. – И откуда их берете? А твои родители в курсе, Рон?
– Ой, ладно тебе, Гермиона, – слова Рона звучали нечетко из-за зажатой в зубах сигареты. – Причитаешь, как моя мать.

Гарри усмехнулся, поджигая свою сигарету щелчком пальцев.
Гермиона подняла брови и покосилась, но промолчала.

Рон выдохнул в воздух сероватый дым, эффектно взмахнув рукой. Гарри затянулся, прищурившись.

– Дураки! – подытожила Гермиона.

Минутное молчание было прервано громким смехом всех троих.

* * *


Настойчивое ощущение необходимости зайти к профессору Снейпу, несмотря на поздний час, не покидало мающуюся в постели Гермиону.

– Не мучайся, – вдруг прозвучало в тишине комнаты.

Гермиона подскочила на кровати.

– Ракель?

В полоске лунного света Гермиона увидела черную кошку, облизывающую лапу.

– Что ты тут делаешь? Как сюда попала?
– Милочка, я фамильяр, – ответила Ракель, – попаду куда угодно.
– Зачем ты пришла?
– Сказать тебе, что надо сделать то, что ты хочешь.

Гермиона снова рухнула на подушки, но промолчала.

– Я вижу, ты вняла моему совету, – продолжила Ракель. – Но только не совсем в той интерпретации, что я имела в виду.
– Что? Я не вполне понимаю.
– Просто будь осторожна и не играй со своими собственными чувствами, – объяснила кошка, вставая. – А сейчас поднимай свою задницу и неси ее в подземелья!

Гермиона обернулась посмотреть на нахалку, но та уже исчезла. С тихим рычанием девушка поднялась, натянула свитер и джинсы и отправилась вниз.
Вместо привычного разрешения войти, Гермиона ничего не услышала, постучав по темному дереву. Однако она увидела хмурое лицо профессора, открывшего ей дверь.

– Что вам надо? – грубо бросил он.
– Извините за беспокойство в столь поздний час, сэр, – замямлила Гермиона, – но я уже некоторое время думала о том, чтобы зайти. Ощущение чего-то важного, чего я не знаю, тревожит меня, не давая заснуть.
– И вы пришли попросить снотворного или что? – все так же резко спрашивал Снейп.
– Нет, – решительнее продолжала Гермиона, – я пришла узнать это "кое-что важное".

Снейп некоторое время буравил ювенирку взглядом, видимо, надеясь, что она сдастся и исчезнет с его порога. Но та была непреклонна и в той же манере смотрела на него. Вздохнув, Снейп отошел в сторону, пропуская ученицу внутрь. Утопив кеды в ворсе, Гермиона остановилась. Снейп обошел ее, обдавая каким-то свежим, слегка мятным запахом, и опустился на диван. Последовал приглашающий жест.

– И что вы намерены услышать? – спросил Снейп, как только Гермиона разместилась на диване.
– Я не знаю, – положив руки на сжатые колени, отвечала Гермиона. – Я просто... я не могла уснуть. Ощущение словно я упустила что-то важное, что чего-то не слышала.

Снейп чуть прищурился. Уголок его губ немного поднялся вверх. Положив ногу на ногу с элегантностью, которой позавидовали бы все джентльмены Лондона, он продолжил:
– Я удивлен. Возможно, наши занятия, наконец, стали приносить какие-никакие плоды.

Гермиона слегка улыбнулась, но тут же поджала губы. И только сейчас она заметила на кофейном столике бутылку виски, стакан и пепельницу. Нахмурившись, она подняла глаза на Снейпа.

– Скажу лишь, что вы правы, – отреагировал Снейп на немой вопрос.

Брови Гермионы поползли вверх.

– Да, как бы мне не хотелось признавать это. Сегодня профессор Дамблдор сообщил всем наставникам о готовящемся нападении Волан-де-Морта.

Глаза Гермионы расширились, а сердце забилось чаще.

– Не может быть...
– Ну что вы, это вполне реально и закономерно, – Снейп наклонил голову немного вбок, изучающе смотря на ювенирку.
– Сэр, можно, пожалуйста, воды? – прошептала Гермиона, потирая руки от волнения.

Снейп молча сделал несколько движений рукой, и на столе появился высокий стакан. Гермиона тут же потянулась к нему.

– Спасибо большое, – сказала она, сделав пару больших глотков.
– Очень вероятно, что Темный Лорд не будет отправлять пригласительные открытки на битву с точной датой, – продолжил говорить Снейп. – Поэтому надо быть готовыми в любой момент. А это значит, что наши занятия будут практически круглосуточными.
– Конечно, сэр, я понимаю, – закивала Гермиона.
– Вы успокоили себя знанием этой новости? – с легкой издевкой спросил Снейп.
– Да, – поджав губы, ответила Гермиона.
– Тогда идите спать, – махнул наставник рукой.

Гермиона помедлила.
– Можно еще вопрос, сэр?

Снейп закатил глаза, но отвечать не отказался.

– Неужели вам совсем не страшно?

Профессор снова прищурился и некоторое время не отвечал. Затем он подался вперед, и Гермиона увидела те самые красные ободки вокруг белков глаз, что видела накануне.

– Страх – это отличная эмоция для проявления силы, – загадочно сказал Снейп. – Его нужно не бояться, а использовать. Подумайте над этим.

Произнеся это, Снейп кивнул в сторону выхода.

– Спокойной ночи, сэр, – промямлила Гермиона на прощание.

* * *


– Я все равно не очень понимаю, сэр, – устало пробормотала Гермиона, закрывая лицо руками.

Сегодня в связи с надвигающимися холодами Снейп решил провести занятие в подземельях, в той самой комнате недалеко от его спальни. Около получаса он объяснял ювенирке, что и как надо делать, но жалкие ее попытки выполнить задание не увенчались успехом.
В ответ на слова Гермионы Снейп закатил глаза.

– Послушайте! – вдруг осмелела Гермиона. Голос ее налился решимостью. – Перед первым курсом нас отправили к Оливандеру за палочками и шесть чертовых лет учили их применять! Учили заклинаниям, особым взмахам, траектории... И сейчас за каких-то несколько минут вы хотите, чтобы я забыла все эти азы, годами вкладываемые в меня, и научилась творить магию из воздуха! С помощью рук! Я не могу. Не. Могу.

Гермиона потерла лоб и отошла к противоположной стене. К горлу подступал ком.

– Если вы и дальше будете жалеть себя, – жестко сказал Снейп, – ничего у вас не получится. Да, вы не сами пришли ко мне, вас выбрала магия. Ее игры, как и игры судьбы, бывают очень и очень жестокими. Однако у вас все же есть выбор: прямо сейчас пишите в Министерство о том, что не способны справиться со всей тяжестью свалившихся на вас испытаний и отказываетесь от продолжения обучения. И волки сыты, и овцы целы. Ибо я не намерен вытирать ваши сопли и слушать нелепые жалобы. Вы либо остаетесь, либо нет.

Гермиона всхлипнула, готовая повернуться к наставнику и сказать что-нибудь необдуманное.

– Смею вам напомнить, – продолжил Снейп, не давая ей слова, – что путь Магистра Магии тернист и сложен. Сдаться – очень простой выход. И, если вы не чувствуете в себе сил, если вы действительно всего лишь можете зубрить книжки и махать палочкой, значит, этот выход для вас. Я оставляю вас жалеть себя до вечера. Здесь. Взаперти.

Гермиона все же повернулась к Снейпу, сверкая глазами от подступающего гнева.

– Да что...
– Молчать, – махнул рукой Снейп. – Вы будете сидеть здесь до вечера. Когда я вернусь, я желаю услышать от вас ответ: или вы остаетесь работать до потери пульса, или вы уходите, трусливо поджав хвост.

Стук двери мгновенно завел гнев Гермионы, как поворот ключа зажигания – машину.
Как он смеет так с ней обращаться? Как смеет называть зубрилой, неспособной использовать знания на практике? Кем он себя возомнил? Господом?

"Настоящему волшебнику не нужна палочка для сотворения заклинаний, ибо заклинатель не она, а человек".

"Что ж, – со злостью подумала Гермиона, – сейчас испробуем ваши советы, господин наставник".

Комната для занятий была похожа на балетный класс, только зеркала висели лишь на одной стене. Гермиона смотрела на свое отражение с нахмуренными бровями и углубленными уголками губ и представляла, как гнев на Снейпа становится не просто чувством, а обретает физическую форму. Он красного цвета в виде жидкости, заполняет ее сердце и вместе с кровью разливается по венам. Гнев горячий, он раскаляет вены, вопреки всему они багровеют. В карих глазах появляется огненный блеск.
"Что в сущности есть заклинание? Метаморфоза. Преобразование действительности в угоду тому, кто его накладывает. Но для идеального результата между магом и заклинанием не должно быть посредника. Маг должен точно представлять, как он хочет преобразовать реальность и что в итоге должно получиться. Палочка в этом вопросе малонадежна".

Гермиона, снова и снова прокручивая эти слова в голове, точно представила результат будущего своего действия. Гнев, который бурлил внутри, она перенаправила в магию. Взмахнув рукой, она создала кроваво-красный дым, плотный, как густая завеса. С рыком хищного зверя она направила этот дым прямо в зеркало. Тысячи осколков полетели вниз, соприкасаясь с полом они разрывались на еще более мелкие частицы. Круто повернувшись, Гермиона, привлекая и вторую руку, разбомбила небольшой столик. Не останавливая потока магии, чувствуя, как гнев наполняет и усиливает ее, Гермиона соединила обе руки и бросила красный дым в противоположную от зеркала стену. А потом еще раз и еще...
Стена пошла трещинами, но твердый камень не поддавался так же легко, как зеркало. Гермиона зарычала, бросив тщетные попытки разбить ее.

– Значит, я трусливо поджимаю хвост, да? – заорала девушка, как будто обращаясь не к Снейпу, а к пустой комнате. – Я трусливо поджимаю хвост? Посмотрите на меня!

Не контролируя себя, Гермиона обернулась и в оставшемся крупном куске зеркала увидела свое отражение: из носа снова потекла кровь, струйка почти достигла губ. Увиденное еще сильнее разозлило Гермиону. Она резко повернулась к входной двери и заорала:
– Хотите запереть меня, как собаку? Пожалуйста!

Сказав это, Гермиона выбросила вперед обе руки и направила красный дым на дверь, который тут же накрыл своей пеленой темное дерево. Оставшись довольной результатом, девушка облизнула губы, чувствуя металл собственной крови. Ей понравилось это ощущение. В голову ударило какое-то безумие. Взмахнув рукой, Гермиона добила остатки зеркала и переключилась на другие стены и стул в самом углу: он тут же разлетелся в щепки. Гермиона отвернулась, спасаясь от быстро летящих деревянных осколков.

– Грейнджер! – услышала она голос Снейпа за дверью. – Откройте дверь немедленно!
– Вам не стоит заходить сюда, профессор, – насмешливо произнесла Гермиона. – Не стоит видеть этот беспорядок. Дайте мне время прибраться.

Притянув рукой второй стул, чудом избежавший участи стола, Гермиона швырнула его в дверь.

– Грейнджер, дура, открой дверь! – Гермиона с наслаждением услышала в тоне Снейпа беспокойство.
– Вы сами заперли меня, сэр!

Гермиона купалась в чувстве собственной огромной силы. Глаза застелила пелена, а тело наслаждалось выливающимся в магию гневом.

Внезапно дверь взорвалась, и в комнату проник угольно-черный туман, похожий скорее на подтеки чернил. Гермиона пригнулась, снова защищаясь от летящего в нее дерева. Выпрямившись, она увидела в дверном проеме, освещаемом желтым светом факелов в коридоре, величественную фигуру наставника с разведенными руками, из которых и сочились чернила. От увиденного у нее перехватило дыхание. Снейп выглядел невероятно могущественно и изящно одновременно. Его длинные руки были расслаблены, в ногах ощущалась твердость, и только лицо застыло в маске яростного гнева.

– Профессор..., – проблеяла Гермиона. Бурление крови угасало, багровая злость покидала вены, разум возвращался. – Вы так красивы...

Ноги горе-ювенирки подкосились: силы иссякли.

– Грейнджер, – голос Снейпа полоснул, словно ножом, – вы бездарная идиотка, которая...

Дальнейшие слова не дошли до сознания Гермионы.
Ибо оно было потеряно...

* * *


–... не оправдывает ожиданий...

Гермиона не понимала, где она находится и что происходит, но отчетливо слышала чьи-то слова. Веки были настолько тяжелыми, что поднять их не получилось бы даже с помощью подъемного крана.

– Сэр, я...

Голос Снейпа пробудил в Гермионе какие-то теплые чувства, но не заставил мозги работать.

– Не нужно оправданий, Северус. Когда Волан-де-Морт нападет, постарайтесь держать девочку подальше, чтобы она не натворила глупостей.
– Она справится.
– Как и другие ваши ученики?..

Прежде, чем снова отключиться, Гермиона уловила издевательские нотки в тоне собеседника Снейпа.

* * *


Гермиона резко распахнула глаза и подскочила на постели. Обстановка комнаты была ей совершенно незнакома, но от нее веяло эстетикой Снейпа: мрачно, просто, со вкусом. Плотные шторы темно-зеленого оттенка с едва заметными блестящими узорами в виде вензелей, большая кровать с балдахином и темным постельным бельем, тяжелый дубовый шкаф и стол у окна, в которое пробивалось серое ноябрьское утро. Гермиона почувствовала что-то инородное рядом с собой. Шерстяное. Отдернув руку, она опустила взгляд и увидела черную кошку, белые глаза которой выжидающе смотрели на нее.

– Проснулась, наконец? – заговорила Ракель.
– Наконец?
– Прошло двое суток, – Гермиона была уверена, что, если бы у Ракель была возможность, она вскинула бы бровь, как это делает Снейп.
– Где я? – уточнила Гермиона, переваривая информацию о своем двухдневном сне.
– В своей комнате, – ответила Ракель, вставая.
– Это не моя комната.
– Это твоя новая комната, – бросив загадочный взгляд на Гермиону, обернулась Ракель.
– Я не понимаю, – Гермиона откинула одеяло, поднимаясь с постели. Пижама на ней, как она отметила, была из ее гардероба.
– Хозяин решил, что ты должна жить рядом с ним, чтобы он мог контролировать тебя лучше.
– А, ну, отлично, – всплеснула руками Гермиона. – Теперь он будет подглядывать за мной в дверной глазок.

Гермиона подошла к окну. Хогвартс погрузился в позднюю осень, приправленную сыростью и туманом. Полупрозрачная пелена накрыла замок и окрестности. Верхушки Запретного Леса слегка подрагивали, будто передавая друг другу секреты, как в игре "сломанный телефон". Гермиона поежилась.

– Тебе не повредит, – Ракель спрыгнула с кровати. – Советую, кстати, к нему явиться, чтобы не получить нагоняй.

Гермиона поежилась еще раз, представляя, что устроит ей Снейп после ее фатального провала. Тем не менее, после ухода Ракель, она поспешила привести себя в порядок и одеться.

Переминаясь с ноги на ногу, Гермиона стояла возле профессорской двери. Прикрыв глаза, она собрала все остатки своего духа и постучала.

– Войдите.

Толкнув дверь, Гермиона вошла.

– Явление Мерлина народу, – произнес Снейп, сводя вместе пальцы рук, упирающихся локтями в столешницу.
– Доброе утро, сэр, – заправляя прядь волос за ухо, поздоровалась Гермиона.
– Вам повезло, что вы спали достаточно долго для того, чтобы я вас не убил.

Гермиона могла бы улыбнуться, если бы не знала, что это правда.

– Садитесь, – голос наставника похолодел. – Рассказывайте, что конкретно вызвало у вас такой обильный приток магии?
– Я..., – Гермиона сглотнула. – Ваши слова, профессор. Я очень разозлилась, и...
– Разозлились? Превосходно, – одна рука Снейпа опустилась на стол. – Вами управлял гнев?
– Д-да, – Гермиона сжала руки на коленях.

Снейп перебирал пальцами руки, оставшейся поднятой.

– Вы использовали гнев как эмоцию, способную вызвать магический приток, – констатировал Снейп. – И, безусловно, преобразили действительность. Известно ли вам, что использовали вы так называемую темную сторону магии?
– И да, и нет, – Гермиона опустила голову.
– Поясните.
– Я знаю, что особые техники, которые используют магистры или особо искушенные маги, бывают как светлыми, так и темными. Считается, что темные силы более опасны в применении, так как... м-м-м, обращают мага на темную сторону. Выжигают душу, чувства, человечность. Светлая магия в приоритете. Она не менее сильная, но... как бы безопасная в использовании. Некоторые ученые писали о том, что темной магией управляют злые эмоции, а светлой – добрые.

Снейп, все так же поигрывая подушечками пальцев, внимательно следил за губами Гермионы, словно бы он не слышал ее слов, а читал их.

– Любой магией можно научиться управлять, – резюмировал Снейп, отпуская, наконец, слежку за губами Гермионы. – Поэтому не надо бояться темной ее стороны. Вообще, как вы понимаете, людям всегда проще смотреть на мир, если он имеет четкие грани: добро и зло, черное и белое, война и мир. Потому так легко определять темных магов злыми, а светлых – добрыми. Темная магия, может быть, чуть сложнее и требует больших усилий в применении и изучении. И все. Разницы никакой.

– И вы, получается, темный? – выпалила Гермиона.
– Вот видите, – Снейп облокотился о спинку кресла, положив ногу на ногу. – Вы только что подтвердили мои слова: даже вам проще воспринимать меня не как волшебника, а как волшебника, применяющего конкретные техники. Отвечу вам лишь то, что я Магистр Магии первой степени. Этого вам должно быть достаточно. Ясно?

– Да, сэр, – острая коленка Снейпа, виднеющаяся из-за столешницы, настолько привлекла внимание Гермионы, что она пропустила мимо ушей шпильку.

– Должен вам сказать, что с этого дня наше обучение продолжится в несколько ином ритме, – Снейп, увидев, куда смотрит Гермиона, положил руку на колено.
Это была фатальная ошибка – белоснежная кисть с тонкими пальцами была еще более привлекательна, чем обтянутое тканью брюк колено.
Однако Гермиона быстро поняла, что Снейп ее раскусил, взяла себя в руки и посмотрела наставнику в лицо. Покраснев.

– Сейчас вы идете убирать весь тот бардак, что натворили, – продолжал Снейп, делая вид, что не замечает эмоций Гермионы. – Без магии. А затем мы приступим к тренировке.
– Ясно, – борясь с желанием еще раз взглянуть на руку Снейпа, Гермиона приняла решение встать и как можно скорее уйти из кабинета.
– Да, и никаких встреч с Поттером и Уизли, – бросил Снейп. – Даже тайных.

Гермиона обернулась.

– Я все равно узнаю, – указательный палец Снейпа смотрел прямо в лоб девушке.
Оставалось только поджать губы.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:46 | Сообщение # 11
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5. Динамитная шашка

– Мне понятно, что эмоции – отличный катализатор для магии, а значит, с применением эмоционального фона работать вам будет значительно легче, – утверждал Снейп на очередном занятии.

Наставник и ювенир находились в той самой разгромленной комнате, где Гермиона так удачно, и одновременно неудачно, использовала весь запас своих скромных сил. Теперь Снейп привел ее туда для очередного занятия.

– В связи с этим сегодня вы будете вызывать магию с помощью этих самых эмоций.
– Они должны быть какими-то конкретными? – уточнила Гермиона, перехватив кисти рук за спиной.
– Естественно, – Снейп посмотрел на нее, как на идиотку. – Я называю эмоцию, а вы сосредотачиваетесь на ней и только на ней. Ибо я буду вам мешать это делать. Учтите, что эта поблажка доступна вам исключительно в начале вашего пути. В дальнейшем я научу вас блокировать эмоции.
– Не стоит ли пропустить легкую часть и перейти к сложной?

Гермиона выпалила вопрос, вполне понимая, что нарывается на гнев.

– О, я смотрю, ваша самооценка достигла уровня Поттера? – издевательским тоном начал давить Снейп. – Считаете, что справитесь? Ну уж нет. Я не собираюсь терпеть ваши истерики и спонтанные выбросы магии. Вам не одиннадцать.

Гермиона только пожала плечами, показывая, что ответ ее не удовлетворил.

– Итак, – Снейп круто повернулся спиной к Гермионе. – Вспомните, как вызывается Патронус. Кажется, вас учили этому. Представьте самое счастливое свое воспоминание, ощутите радость и душевное тепло. Сосредоточьтесь на эмоции счастья.

Гермиона покорно закрыла глаза, перебирая все свои приятные воспоминания: письмо из Хогвартса, первые занятия, новые друзья, Святочный Бал, инициация... Ювенирка решила, что первое – самое яркое и самое счастливое воспоминание. Ибо именно оно стало тропинкой, приведшей ее к сегодняшнему дню. Не открывая глаз, но четко видя всю комнату, Гермиона подняла руку ладонью вверх. Тепло воспоминания разливалось по телу медленно, словно остывшая карамель. В ладони начала формироваться магия: едва заметная дымка с красными искорками.

– Невыносимая Всезнайка, – резкий голос Снейпа, донесшийся будто из-за плотной завесы, хлестнул по щекам. Гермиона вздрогнула и открыла глаза.

Снейп, стоявший уже лицом, саркастически хмыкнул, подняв левую бровь.

– Это было легко, – сказал он.

Гермиона нахмурилась и вновь закрыла глаза, сосредоточившись еще сильнее. Дымка в ее руке появилась снова, уже более плотная и красноватая.

– Вы всего лишь книжный червь, – заговорил Снейп. – Никогда не выберетесь из пыльных книжных страниц, никогда не сможете стать Магистром. Никогда не превратите сухую теорию в практику.

Гермиона шумно вдохнула, не позволяя концентрации ослабнуть.

– Ваши друзья отвернулись от вас, – продолжал Снейп. – Они презирают вас, вашего наставника и ваше обучение.
"Нет, – подумала Гермиона, стараясь не слушать ранящие слова".

– Они заняты и заинтересованы только собой. Они использовали вас как справочник все эти годы. Они считают вас слабой...
– Нет! – крикнула Гермиона. – Нет вернее людей, чем Гарри и Рон! Нет дружбы сильнее нашей!

Снейп скривил губы в слабой улыбке, и только после этого Гермиона заметила, что дымка в ее руке никуда не исчезла и приобрела кроваво-красный цвет.

– Получилось?
– Получилось, – подтвердил Снейп. – Теперь гнев. Негативные эмоции сильнее позитивных, так что не дайте злости захватить ваш разум.

Гермиона кивнула, любуясь на сотворенную магию. Сжав ладонь, она ее уничтожила.

Что могло вызвать в ней гнев? Конечно, Снейп!
Уже знакомое пульсирующее чувство гнева стремительно ворвалось в тело Гермионы. Так высвобождается водяной поток при открытии дамбы.

– Злость – очень сильная эмоция, – доносился до Гермионы звук голоса Снейпа. – Она способна подчинять, поэтому осторожнее. Контролируйте ее, не позволяйте ей захватить себя.

Гермиона не слушала, наслаждаясь собственными ощущениями. Жар разливался по телу, покалывая в кончиках пальцев. На лице заиграла улыбка.

– Я сказал осторожнее! – сорвался Снейп. – Грейнджер!

Дымка в руке Гермионы завертелась, превращаясь в небольшое торнадо. Температура в комнате поднялась. По-прежнему видя закрытыми глазами, Гермиона заметила, что Снейп решительно с явной агрессией на лице направился к ней. Ювенирка ловко увернулась от профессорской руки, попытавшейся ее поймать. Но не рассчитала маневр до конца: второй рукой Снейп схватил её за локоть.

– Я. Сказал. Контролировать, – отчеканив каждое слово, прошипел Снейп.
Гермиона открыла глаза и отшатнулась, увидев метающий молнии взгляд Снейпа. Но кольцо профессорских пальцев не позволило ей отступить.

– Сэр, мне больно, – прошептала Гермиона.
– И мне больно смотреть на ваши жалкие попытки, – Снейп резко отпустил локоть девушки. На лице его читалось разочарование и отвращение. – Надо слушать меня, как вы еще не уразумели! И понимать, когда я говорю наставления, а когда сбиваю с правильного пути.

Гермиона виновато потирала ноющее место на руке.

– Сплошное разочарование, – выплюнул Снейп. – Еще одна попытка. Ваша эмоция – спокойствие. То есть, никаких эмоций.

Дрожь пробила Гермиону. Чтобы успокоиться, она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Прижав руку к глазам, она сосредоточилась на биении своего сердца.

– Правильно.

Одобрение Снейпа придало девушке сил. Она буквально заставила пульс биться реже. Когда стук сердца замедлился до ритма, который устраивал Гермиону, она убрала руку с глаз: Снейпа перед ней не было.

– Вам это нравится, не так ли? – бархатный голос сзади слегка напугал девушку.

Внезапно Гермиона почувствовала еле заметное касание в районе лопаток: Снейп кончиками пальцев провел по ее спине от плеча до плеча. Тут же побежали мурашки.

– Прекрасно, – продолжал нахваливать Снейп. При этом перед глазами у Гермионы все поплыло, а обозначившаяся дымка в руке начала таять.
"Сопротивляйся! – приказала сама себе Гермиона. – Это только игра".

Не говоря ни слова, Снейп все так же еле ощутимо провел рукой по предплечью Гермионы. Запах свежей мяты окружил ее. Не в силах сопротивляться, девушка развернулась и оказалась лицом к лицу с профессором. Он по-прежнему молчал, но взгляд его черных глаз, зрачки которых потерялись на их фоне, вскружил Гермионе голову.

– Я понял, – тихим шепотом, едва двигая губами, начал Снейп. Гермиона опустила глаза на эти тонкие бледно-розовые ниточки. – Я понял, перед чем вы не можете устоять.

Гермиона, как заколдованная, следила за губами Снейпа. Ее рука невольно потянулась к ним. Медленно и неуверенно.

– Единственное, перед чем вы не можете устоять, – продолжал Снейп бархатистым голосом, – это я.

Смысл сказанных слов мгновенно дошел до мозга Гермионы. Как проезжающий станцию поезд, сбивающий своей скоростью и ветром, бегущим за ним, прохожих и ожидающих. В ореховых глазах Гермионы тут же загорелся огонь, будто бы подожженный чиркнувшей зажигалкой. А кисть тянущейся к лицу Снейпа руки тут же совершила круговое движение, материализуя красный туман.

– Зря, – не своим голосом сказала Гермиона, направляя магию в Снейпа. Реакция его была еще быстрее, чем мчащийся поезд: созданные им чернила оттолкнули ювенирку назад. Та еле устояла на ногах.
– Согласен, – ухмыляясь, подтвердил Снейп.

Гермиона со смесью злости и недоумения смотрела на наставника.

– Зря вы используете гнев, – пояснил Снейп. – Но, если научитесь с ним справляться, я не против.
– Серьезно? Вот так просто? – руки Гермионы в непонимающем жесте поднялись вверх.
– Совсем не просто, – жестко оборвал ее Снейп, делая шаг вперед. – Обуздайте гнев. Вы вспыхиваете не хуже динамитной шашки. Но шашка взрывом уничтожает не только все вокруг, но и саму себя. Подумайте над этим.

Снейп постучал пальцем по виску. Гермиона отвернулась, чтобы профессор не увидел, как она возводит глаза к потолку.

– Перерыв пятнадцать минут, – изрек Снейп, направляясь к выходу. – Когда я вернусь, мы начнем заново.
– Только давайте без эти ваших... представлений, – не оборачиваясь, бросила Гермиона.
– А что, вам не понравилось?

На этот раз и за Гермионой не поспел бы бешеный поезд – так круто она развернулась, подняв ветерок копной кудряшек.
Но Снейпа в комнате уже не было.

***


Ноябрь будто решил примерить на себя зимний костюм, а потому ближе к своему завершению выдавал нелепые импровизации, вроде снегопада, ледяного дождя или низких температур, время от времени заливая все это солнечными лучами. В один из дней, когда Снейп снова объявил о своем отъезде, Гермиона решила воспользоваться шансом и, фактически, вывела Гарри на прогулку.

– Больше не выйду из замка до самой весны, – пробурчал Гарри, вдыхая холодный воздух.
– Эй, – Гермиона шутливо толкнула друга в плечо, – неужели ты не рад меня видеть?
– Для встречи не обязательно выходить на улицу в такую погоду!
– Да ладно, не вечно же вам с Роном тренироваться в дуэльных залах. Кстати, он вообще выходит оттуда?
– В последнее время нет. Он настроен очень серьезно.
– Понимаю, – Гермиона взяла Гарри под руку.
– Ну, а ты? – Гарри сбавил шаг.
– Я тоже вся в тренировках, – уклончиво ответила Гермиона.
– Ты же в курсе о Волан-де-Морте, Снейп сказал тебе?
– Да, сказал.
– И он соответствующе тебя тренирует? – допытывался Гарри.
– Не начинай, – попросила Гермиона, мысленно скрещивая пальцы. Лишь бы Гарри не вспылил.

Ноябрьский вечер боролся со сном, прикрывал веки, вместе с которыми на замок опускались сумерки. Шпиль Астрономической Башни протыкал низко висящие облака.

– Это там что, Драко Малфой? – Гермиона указала пальцем вверх.

Гарри напряг слабое зрение и медлил с ответом.

– Я... не уверен.
– Шляпа МакГонагалл! – восторженно ахнула Гермиона. – Тогда там точно Малфой.
– Она водит его на тренировки в Башню? В такой холод?
– О, это меня мало удивляет, – понимая, что Снейп сделал бы точно так же, сказала Гермиона.
Гарри ничего не ответил.

Только оторвавшись от Башни и сделав пару шагов в сторону от нее, Гермиона услышала над головой раскатистый голос наставника:
– Грейнджер!

Снейп усилил голос с помощью заклинания. И Гермиона точно знала, что он орал на нее с Астрономической Башни. Еле оторвав ноги от хрустящей заморозками травы, Гермиона повернулась и снова высоко подняла голову.

– Я неясно выразился? – теперь Снейп не кричал, но слышно его было прекрасно. – Я жду вас через пять минут в комнате для занятий!
– Что с ним? – спросил Гарри.
– Он по-прежнему запрещает нам видеться.
– О, класс, – Гарри поднял руки с выставленными большими пальцами. – Класс!

Гермиона дернулась в сторону входа в замок, но ее рвение остановил Гарри.

– Постой, ты что, реально побежишь?
– Конечно, – Гермиона искренне не понимала причин бунта друга. – Отпусти, пожалуйста.
– Грейнджер! – Снейп гремел будто град по металлической крыше. Вроде и не бьет, но пугает до ужаса. – Четыре минуты и сорок шесть секунд.
– Бред, – Гарри отпустил подругу, видя панику в ее глазах. – Бред!

Гермиона бросила на него осуждающий взгляд и приготовилась к трансгрессии.

– Ты и правда его комнатная собака! – полетело ей вслед. – Ты просто...

Конец фразы Гермиона предпочла не услышать, ускользнув от разъяренного друга в вихре трансгрессии. Очутившись на ковре, в прямом и, пуще того, переносном смысле, в комнате Снейпа, она первым делом увидела его ботинки. Полукруглые мыски блестели, как блестели бы гневом глаза наставника.

– Что я говорил про Поттера и Уизли? – неожиданно спокойно заговорил Снейп, скрещивая руки в районе живота.
– Что мне нельзя с ними встречаться, – поднимая глаза на профессора, ответила Гермиона.
Как ни странно, тот смотрел на нее без ярости или ненависти. Как будто нарисованные чернилами глаза смотрели с разочарованием.

– Превосходно. Но вы встретились, – продолжал Снейп. – Изволите ответить, почему?
– Я не могу без друзей, сэр. Мы вместе с первого курса, как я могу от них отказаться?

Снейп фыркнул, перенеся опору на правую ногу.

– Они вам больше не друзья, они соперники.
– Не нужно лжи...
– Это не ложь! – зарычал Снейп. – Это правда, которую рано или поздно вам придется принять, глупая девчонка!

Гермиона прикусила язык. Все еще ощутимое разочарование наставника укололо ее больше, чем его раздражение.
Неожиданно для Гермионы Снейп резким жестом создал в руке чернильный шар и запустил в нее. Не успев ахнуть, девушка блокировала магию, отскакивая в сторону. Широко раскрытыми глазами она посмотрела на Снейпа: на его лице читалось удовлетворение.

– Неплохо, теперь вы, – только и сказал он.

Мало что понимая в этом шоу, Гермиона, все еще корившая себя за непослушание, вскинула руку и направила на Снейпа красный дым. Тот ловко превратил его в небольшое торнадо и растворил в воздухе. Гермиона подключила вторую руку и, не дожидаясь реакции Снейпа, трансгрессировала ему за спину.

– Не получилось, – руки Гермионы опустились на профессорские плечи. Едва уловимый мятный запах мягко коснулся носа.

Снейп быстро развернулся, задевая щеку Гермионы черными волосами, и схватил ее за обе руки.
– У кого? – хитро спросил он.

Гермиона сбилась с мыслей. Впервые пальцы Снейпа на ее запястьях ощущались не как оковы, а как... как нечто иное.

– Я больше не нарушу указаний, – сказала Гермиона, понимая, что тело расслабляется, принимая оковы как защиту, а не нападение.
– Я очень, – рот Снейпа был приоткрыт, и от взгляда Гермионы не ускользнуло, что он кончиком языка еле заметно облизнул краешки зубов, – очень на это надеюсь.

К разочарованию Гермионы, Снейп отпустил ее руки. Замок щелкнул, и кандалы слетели.

– Я могу идти?
– Да, – отступая на шаг, ответил Снейп. – Через час в комнате для занятий.

Гермиона кивнула. Уже у выхода она снова услышала бархатистый голос:

– Это было... приемлемо.

Ювенирка широко улыбнулась, не дав Снейпу этого увидеть. Довольная собой, она уверенно переступила порог его комнат и застучала каблуками по камню подземелий.
А на следующий день Волан-де-Морт напал.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:46 | Сообщение # 12
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6. Тройной аксель
Заградотряд не держит строй.
Стреляй, я свой.
В гробу одной ногой, другой в земле,
Плевать судьбе, что я хочу быть тёплым.
“Quo Vadis?”, Электрофорез.


Гермионе снилось, что она известная фигуристка. Лезвия коньков дырявят лед, когда она приседает для поклона. На ней был черный костюм с красным подъюбником и кружевом на рукавах. Гул огромной толпы и овации заглушали частое дыхание и биение сердца, а свет софитов бил по глазам, как тюремный надзиратель бьет заключенных, если они провинились: жестко, резко. Но в отличие от заключенных Гермиона была талантливой фигуристкой, и льющийся резкий свет лишь раззадоривал ее, заставляя широко улыбаться. К ее ногам летели букеты и мягкие игрушки, тысячи глаз смотрели как на живую легенду.

Стремительный переход, и Гермиона на пресс-конференции.

– Мисс Грейнджер, вы самая молодая чемпионка Великобритании. Каждый, кто хоть что-то понимает в фигурном катании, безусловно признает ваши способности и заслуги, восклицая: «Грейнджер невероятна!», «У нее врожденный талант!», «Катается как богиня!», «Конечно, у нее ведь прекрасный тренер!». Расскажите о своем пути к званию чемпионки.

Гермиона, с улыбкой слушая лестные комментарии, подалась вперед к микрофону, готовясь отвечать. Когда она услышала восклицание про тренера, перед ее глазами встало серое лицо с нарисованными глазами:
– Кто тебя вообще взял в фигурное катание?!

Краски во сне стали сгущаться, заливаясь чернилами. Два одинаковых голоса говорили разные фразы, и Гермиона, все еще в бреду сна, понимала, что смотрит коктейль между реальностью и видением.

– Ужасный прыжок.
–Вы плохо справились.

Лицо Снейпа стало проступать четче.
– Позорище.
– Жалкое зрелище.

Гермиона силилась покончить с тяжелым сном, превращающимся в кошмар.

– Мне стыдно за тебя!
– Мне больно смотреть на ваши жалкие попытки.

– Как только тебя взяли в финал?
– Я не намерен вытирать ваши сопли и слушать нелепые жалобы.

– Это было отвратительно.
– Я глубоко разочарован в вас.

Последнее, что увидела Гермиона прежде, чем проснуться, это свое лицо, мягко улыбающееся собственным, неизвестным настоящей Гермионе, мыслям.

Грудь высоко вздымалась, как будто пытаясь вывести из легких кошмарный сон. Шум снаружи насторожил Гермиону, отвлекая внимание от кошмарного сна. Поднявшись с кровати, она подошла к окну и ахнула: двор замка сверкал летающими туда-сюда заклинаниями. Люди бегали, падали, некоторые поднимались и бежали дальше. Магическое поле вдруг накрыло Гермиону; она еле устояла на ногах, схватившись за края подоконника. Взгляд привлекла изящная фигура, разглядеть которую было возможно из-за смешения белых и черных чернил, окружавших ее.
Чернил...

"Профессор Снейп! – мелькнуло в голове у Гермионы".

Она отпрянула от окна и бросилась к шкафу с одеждой. Натянув брюки и что-то вроде свитера и сунув ноги в ботинки, Гермиона бросилась вон из комнаты. Серая мантия на ходу была накинута на плечи.

Как в замедленной съемке Гермиона бежала, касаясь лаковыми, похожими на ковбойские, ботинками каменных полов в коридоре. Вихрь ее волос провожал испуганных студентов, смотревших на нее, как на мессию. Серая мантия тянулась королевским шлейфом, беспокоя пыльный воздух. Гермиона вспомнила – тройной аксель, исполненный безукоризненно, принес фигуристке из сна победу на Чемпионате. Что же сейчас ей нужно, чтобы победить?

В открытые ворота замка, еле держась на ногах, входила МакГонагалл. Гермиона в испуге резко затормозила, подхватывая декана.

– Профессор? – замечая кровь на одежде МакГонагалл, прошептала Гермиона.
– Это не остановить, – тяжело дыша, ответила та.
– Что? Что не остановить?
– Тебе нужно забрать его оттуда, – схватив Гермиону за плечо, решительно сказала МакГонагалл.

За воротами раздался взрыв, и Гермиона увидела Волан-де-Морта, летящего в объятии грозового облака. Его руки метали молнии, а на лице играла безумная улыбка. Твердым шагом, как протагонист романов про храбрых рыцарей, ему навстречу шел Снейп, закрываясь от разрядов чернилами.

– Северус! – предостерегая, крикнула МакГонагалл. – Уходи оттуда!

Снейп даже не обратил внимания на голос МакГонагалл.

Гермиона с восхищением наблюдала за своим наставником. Его стройная фигура уверенно противостояла огромному величию Волан-де-Морта. Туфли наглотались пыли, сюртук порвался в рукавах, волосы растрепались, как после поездки в автомобиле с открытыми окнами. Взгляд зацепился за испарину, выступившую на лбу: Снейп держался из последних сил.

Отпуская руки МакГонагалл, Гермиона рванула к выходу.
– Профессор! – крикнула она, спускаясь по ступенькам.

Снейп бросил на ювенирку короткий взгляд, но и его было достаточно, чтобы и без того кончающиеся силы покинули его. Концентрация сбилась, а Волан-де-Морт не замедлил нанести удар. В Снейпа полетел разряд молнии, похожий на копье. Тот успел качнуться в сторону, но копье угодило в правую часть груди. Гермиона вскрикнула и побежала. Снейп снова посмотрел на нее. В укоризненном его взгляде читалась... обида?

Все это длилось не больше секунды. Рука Снейпа потянулась к копью, ноги подкосились. Волан-де-Морт притянул разряд обратно к себе. Кровь брызнула из открывшейся раны, тело Снейпа приподнялось, а потом было отброшено, когда копье покинуло его грудь. Гермиона чуть подпрыгнула и проехала по траве, подставляя свое тело под тело Снейпа. Профессор упал ровно ей на ноги. Гермиона сгорбилась над ним, в ужасе пытаясь закрыть кровоточащую рану.

– Нет-нет-нет, – повторяла она.

Снейп не отрываясь смотрел на ювенирку. Из губ его шла кровь, белки глаз покраснели почти до радужки.

– Что мне сделать? Что делать? – в истерике кричала Гермиона.

Волан-де-Морт, разразившись смехом, как раз занес окровавленное копье для еще одного броска. В тот миг, когда он его отпустил, чья-то магия, яркая, как солнечный свет в жаркий полдень, оттолкнула копье назад. Реакция Волан-де-Морта была невероятной: взмахом руки он отбросил разряд в сторону.

Гермиона на миг обернулась, осознав, что солнечный свет был сотворен руками ее декана, однако все ее существо было сосредоточено на задыхающемся Снейпе. Он, с неизвестно откуда взявшейся силой, схватил ее за руку. Глаза Гермионы закрылись сами собой, перед ними промелькнула фигуристка, исполняющая тройной аксель. Хватка Снейпа ослабла, и Гермиона все поняла.

Мысль о смерти Снейпа ударила в голову. Алкоголь проникает в мозг дольше. Удар бутылкой по затылку ощущается не так резко. Даже разряд молнии доходит так долго, что успеваешь его принять. Лишь резкое пробуждение от оков сна, сразу погружающее в реальность, могло сравниться с этим осознанием.

Гермиона вскинула свободную руку, ту, которой она не прижимала к себе тело наставника, и в пронзительном крике, наполняя себя гневом, обидой и болью, выплеснула кроваво-красный, плотный, словно шелковая ткань, дым прямо в Волан-де-Морта.

* * *


Ровно в полдень с последним ударом часов гроб с телом оброс белым мрамором. Сверху появились надписи с именем, датой рождения и смерти, эпитафия. Все присутствующие встали, чтобы возложить цветы. Гермиона осталась на месте, сжимая здоровой рукой большой букет желтых гербер, похожих на миниатюрные солнца. Гарри и Рон, присутствовавшие на церемонии погребения, лишь пару раз с ней переглянулись, и, хоть она и видела скорбь в их глазах, наполнены они были чем-то еще. Чем-то, направленным против Гермионы. Чем-то нехорошим. Злым.

Очередь у памятника таяла. Гермиона подняла голову и увидела Драко. Он нес потрясающе красивые голландские розы на длинных стеблях. Они, наверное, достигали метра-полутора в длину. Заметив внимание Гермионы, Драко кивнул. Гермиона ответила тем же. По правой щеке прокатилась слеза. Драко направился к замку так же незаметно, как и пришел. Гермиона встала, оборачиваясь. Ее губы тронула слабая улыбка.

В начале зеленой дорожки, по которой ступали все, кто пришел, стояла высокая фигура в черном сюртуке. Снейп выставил чуть вперед правую ногу, поза получилась расслабленной, но Гермиона прекрасно знала, каких усилий ему стоило прийти сюда и встать в эту элегантную небрежную позу. Побелевшие костяшки пальцев, вцепившихся в новую спутницу – трость, и поблескивающее на солнце пятно проступившей крови в районе груди говорили сами за себя.

– Добрый день, профессор, – подходя к нему, поздоровалась Гермиона.
– Звучит как ужасная шутка, – ответил Снейп. Грудная клетка его еле-еле поднималась: делать глубокие вдохи боль еще не позволяла.
– Я не знала, придете ли вы, – продолжила Гермиона, стараясь не обращать внимания на попытки Снейпа скрыть свое истинное состояние. – Поэтому это от нас двоих.
– Идите вперед, – кивнул Снейп.

Гермиона развернулась и последовала просьбе. Научившись отгораживаться от реальности, она не слушала тяжелые медленные шаги за своей спиной. Когда Снейп поравнялся с ней у могилы, Гермиона снова посмотрела на него.

– Что? – наклонив голову вбок, спросил Снейп.
– Я восхищаюсь вами, сэр...
– О, замолчите, – поморщился профессор.

Гермиона лишь хмыкнула.

– Волшебному миру будет ее не хватать, – произнесла она, опуская голову.
– Безусловно, – подтвердил Снейп. – Минерва была очень сильным Магистром. Жаль Драко.
– Что теперь с ним будет? – с ноткой беспокойства спросила Гермиона. – Он сможет закончить обучение?
– Да. В таких случаях, которые, кстати, достаточно редки, нового наставника назначает Министерство. Но в данном случае, как я понял, Люциус Малфой займется обучением сына.
– Малфой-старший имеет степень Магистра? – удивилась Гермиона.
– На бумаге – да, – Снейп многозначительно посмотрел на ювенирку.
– Ясно. Что ж, надеюсь, тех знаний, что дала Драко профессор МакГонагалл, хватит для окончания обучения. А потом он найдет более... подходящего наставника.

Снейп коротко кивнул, наблюдая за тем, как Гермиона опускается, возлагая герберы на песочного цвета мрамор, хотя его было почти не видно из-за обилия других цветов.

– Хороший выбор, – Снейп, не отрывая рук от трости, указал пальцем на букет.
– В ее последний день я узнала, какую форму приобретает ее магия,– с грустью произнесла Гермиона. – Хоть она и была моим деканом, я, видимо, совсем плохо ее знала.
– Вы узнаете людей по мере того, как они позволяют вам себя узнать.
– В таком случае, я хотела бы рассчитывать на то, что вы позволите узнать вас получше.
– Не надейтесь, – Гермиона могла поклясться, что увидела, как дрогнули уголки губ Снейпа.
– Позвольте проводить вас до ваших комнат, – Гермиона протянула наставнику руку.
– Нет, – спокойно отказал он. – Идите заниматься. Через день-два мы возобновим тренировки.

С сожалением опустив руку, Гермиона попрощалась и зашагала по зеленой дорожке. Удивительно, Снейп совсем не хочет, чтобы она узнавала его ближе, но каждой фразой своей он раскрывается для нее все больше. Вот он, непоколебимый, одинокий, строгий. Не нуждается в помощи, не покажет слабости. И тем не менее, лишь ее голос смог отвлечь его от битвы с Волан-де-Мортом...

* * *


– Плохо! – бросил Снейп и откинулся в кресле, поморщившись.

Уже почти неделю он учил Гермиону окклюменции, чтобы эмоции не стали основным фундаментом ее магии.

– По-моему, вы еще бесталаннее, чем ваш дружок Поттер, – давил Снейп.
– Хватит, – Гермиона протерла лоб, на котором выступили капли пота. – Не все настолько талантливы, как вы, не у всех получается все и сразу.
– Помолчите, – угрожающе сказал Снейп. В последнее время он предпочитал ядовитые угрозы, а не повышение голоса: грудь все еще болела. – И сосредоточьтесь. Легиллименс!

Снейп врывался в голову Гермионы, как маньяк-убийца с ножом, выскакивающий из темного переулка. Гермиона шикнула от внезапного вторжения. Перед глазами заиграл свет воспоминаний: курящие Гарри и Рон на Астрономической Башне, хрустящая лента бекона на завтрак, испуганные глаза студентов, мимо которых бежала Гермиона, кровь на руках МакГонагалл...
Совместная медитация со Снейпом...

"Ну уж нет, – возникло в голове у Гермионы, – Пусть знает о моих страхах и радостях, но эту тайну ему знать необязательно".

Как по щелчку Гермиона ушла от приятного воспоминания, окрасив его в темные краски: Снейп орет, Снейп больно сдавливает ее локоть, Снейп снова орет, Снейп выплевывает издевательства.

Наставник сменил траекторию. Вот Гермиона разговаривает с Ракель, тренируется в своей комнате, утопает в длинном ворсе ковра в его гостиной. Ювенирка, в свою очередь, тоже решила пойти по другому пути. Она представила бетонную стену, серую, как сегодняшнее декабрьское утро, непрошибаемую, как сарказм Снейпа, холодную, как застывшая в гробу МакГонагалл.
И почти тут же вторжение прекратилось. Теперь уже Снейп дышал чуть тяжелее, чем обычно.

Гермиона вскинула брови, как бы показывая свое превосходство.

– Рано радоваться, – ответил ей на это Снейп. – В вашем сознании есть бреши, которые не ускользнут от Волан-де-Морта.
– При чем тут он?
– Просто как пример, – едва заметно пожал плечами Снейп.

Гермиона не поверила.

– Достаточно на сегодня. Ваши успехи... сносны. Завтра утром возвращаемся к тренировкам на улице.
– Но ведь декабрь?
– И что? – тон Снейпа сразу же стал жестче.
– Ничего, – вставая, произнесла Гермиона.
– Я дам вам выходной в Рождество, – услышала девушка, коснувшись дверной ручки.
– Что так?–Гермиона выпалила это раньше, чем успела понять, что так лишь спровоцирует Снейпа на новые запреты или язвительные высказывания.
– Еще слово, и я не дам вам выходной в Рождество.
– Ладно, – Гермиона обернулась. Снейп сидел, скрестив кисти рук, лежащих на подлокотниках потертого кожаного кресла. Сегодня он был как никогда великодушен, даже назвал ее успехи сносными. Ювенирка не могла припомнить, было ли за прошедшее время что-то подобное, хотя бы отдаленно напоминающее похвалу.

Снейп прищурился. Гермиона оторвала взгляд от его изящных кистей, которые разглядывала уже, наверное, пару минут, все еще держась за ручку двери. Профессор опустил руки, и они попали в тень. Этот жест тут же отрезвил девушку. Увидев кивок в сторону двери, как бы говорящий, что пора проваливать, она добавила:
– Спасибо. Спокойной ночи, сэр.

Несмотря на то, что до спальни было рукой подать, Гермиона все же умудрилась столкнуться в подземельях с Роном.

– О, привет, – радостно поздоровалась она.
– Привет, – буркнул Рон, проходя мимо.
– Эй, – Гермиона поймала друга за руку, – что за дела?
– Я спешу, – отмахнулся Рон и добавил неожиданно, – Грейнджер.

Гермиона часто заморгала, переваривая поведение Рона.

– Не смотри так, – цыкнул тот. – Я удивлен, что ты вообще заговорила.
– Это почему? – Гермиона скрестила руки на груди и вскинула бровь.
– Вот почему, – Рон указал на нее пальцем. – Все видели, что ты сделала в тот день. Это была темная магия, и все знают, откуда она.
– Да? Просвети, – с вызовом сказала Гермиона.
– Твой обожаемый наставник оказался еще более темным магом, чем Волан-де-Морт. И он учит тебя тому же...
– Что, черт возьми, за бред ты несешь? Гарри наслушался?
– Эй, полегче, – Рон угрожающе сделал шаг вперед. – Не боишься, что в один прекрасный день ты превратишься в точную копию Снейпа, метающую черную магию, как пулемет Гатлинга?

Гермиона, не дыша, смотрела в голубые глаза Рона, не понимая, как, когда и почему их отношения так изменились. В горле образовался комок.

– Когда этот день настанет, – Рон отступил, – Мы с Гарри без промедления бросим тебе вызов. Тебе и твоему наставнику. И будь уверена, мы раздавим вас, как паразитов.

Рон сжал руку в кулак и с яростью в глазах зашагал прочь.

Гермиона застыла на месте, мутным от проступающих слез взглядом сверля спину друга. Видимо, бывшего.

– Не очень приятно, не так ли?

Гермиона резко обернулась на голос: из тени колонны вышел Драко Малфой.

– Драко?
– Грейнджер.

Гермиона фыркнула.

– Что ты тут делаешь? Я думала, отец забрал тебя домой.
– Пока нет, – Драко говорил, как будто они с Гермионой давнишние знакомые, а не давнишние враги. – Это займет еще какое-то время.

Драко двинулся вперед, обходя собеседницу.

– Да, и, – обернувшись, начал он, – вот то, что сейчас было... Я не удивлен.

Гермиона вопросительно подняла брови. Драко закатил глаза.

– Уизли и Поттер никогда не отличались наличием высокого интеллекта, – объяснил он.
– То есть, ты признаешь, что в целом у них есть интеллект? – с иронией уточнила Гермиона.

Драко только хмыкнул, слабо улыбаясь, и пошел дальше по коридору.

Гермиона разглядывала ещё одну удаляющуюся спину и понимала, что теперь ей совсем не с кем встречать Рождество.

Продолжение следует


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:46 | Сообщение # 13
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7. Крокембуш

Рождество встретило Гермиону мерзкой зимней слякотью и хандрой. Девушка все утро провела в постели, с трудом влив в себя чашку кофе. Не хотелось совершенно ничего. Настроение было испорчено не только словами Рона, хотя тут можно говорить и о Гарри, но и чувством одиночества, для которого отсутствует ход времени. То есть, вечного.

Не зная, куда себя деть, Гермиона подошла к зеркалу. За прошедшие месяцы она несколько изменилась. Черты лица заострились, взгляд стал жестче, даже, как показалось, побледнели веснушки. Только потускневшие волосы по-прежнему лежали объемной копной.

– Что ты там хочешь увидеть?

Гермиона подпрыгнула, испугавшись голоса появившейся из ниоткуда кошки.

– Да ты... А можно наносить мне визиты только по приглашению?
– Так ты их не присылаешь, – будь Ракель человеком, она пожала бы плечами.

Гермиона цыкнула.

– Ты спасла хозяина, – забравшись на кровать, вдруг сказала Ракель. – Спасибо.
– Не стоит, – бегло отмахнулась Гермиона, делая вид, будто это обстоятельство не стоило совершенно никакого влияния.
– И он тебе тоже очень благодарен, несмотря на то, что не показывает этого.
– Откуда ты знаешь? – скрестила руки на груди Гермиона. – Я тебя даже ни разу у него не видела. Я начинаю думать, что ты мне солгала.

Ракель мило чихнула.

– Как хочешь.

Гермиона в раздражении снова повернулась к зеркалу.

– Паршивое Рождество, да?
– Ага, – вырвалось у Гермионы раньше, чем она смогла подумать, надо ли отвечать.
– Хочешь совет?
– Нет.
– В таких случаях, – невозмутимо продолжила Ракель, – иногда стоит показать людям то, что они хотят увидеть, и сделать то, чего ты сама на самом деле хотела бы.
– О-о, превосходно! Ну спасибо, но, – протянула Гермиона, поворачиваясь. – Совет свой...

Ракель предпочла не слушать саркастичные комментарии Гермионы и, по своему обыкновению, словно бы растворилась в воздухе.

Гермиона снова бросила взгляд на себя в зеркало. Действительно? Абсолютно все видят ее так, как хотят, а не как на самом деле. Друзья обвиняют в использовании запрещенной темной магии, преподаватели и многие студенты бросают косые взгляды, если она пересекается с ними в коридорах школы, даже сам Снейп хочет сделать из нее магистра темной магии, если судить по его отношению к такой магии в целом.

– А почему бы и не соответствовать? – спросила у самой себя Гермиона.

Снейп соизволил дать своей ученице выходной сегодня. Это отличный шанс. Гермиона привела себя в порядок, оделась и решила последний раз пройтись по замку в том виде, с которым она прощается.

Гермиона любила магловские магазины. Их посещение всегда было связано с приятным времяпрепровождением с родителями или только с матерью. Несмотря на то, что девушка никогда не была особой модницей как Лаванда или Парвати, покупать новые вещи было весело. Вот и сейчас она решила отправиться в "Дороти Перкинс" – магазин элегантной, качественной и при этом не баснословно дорогой одежды.

– Добрый день, мисс, – поздоровалась приветливая консультант, когда Гермиона вошла.
– Добрый.
– Вам нужна будет моя помощь?
– Да, – немного подумав, сказала Гермиона. – Покажите мне всю вашу классику.

Консультант кивнула и указала рукой в нужную сторону.

– Какие-нибудь цветовые предпочтения? – уточнила она.
– Да. Черное, белое, красное.

Консультант улыбнулась и сняла с вешалки черную атласную блузку.

Через несколько часов Гермиона вышла от Дороти Перкинс с тремя пакетами новых вещей. Перед возвращением в Хогвартс она еще заскочила в салон красоты.

Уже в своей комнате она прикладывала к себе вешалки с одеждой, выбирая, что лучше надеть сегодня вечером. Решено было облачиться в классический черный костюм с белой блузкой, рукава которой заканчивались длинными, пышными манжетами. Застегнув пиджак на четыре пуговицы, образующие квадрат, Гермиона надела лаковые лодочки на высоком каблуке, поправила черные волосы, придав им объема, и в полной уверенности в своей неотразимости направилась в Подземелья.

В голове у Гермионы играла песня Depeche Mode про личного Иисуса, который выслушает, позаботится, поможет обрести веру.

Поскольку Снейп совсем не ждал посетителей, он вышел открыть дверь сам.
– Грейнджер? – вырвалось у него.

Гермиона облокотилась о дверной косяк, рассматривая Снейпа, рассматривающего её. Взгляд скользнул по крашеным волосам, по матовой красной помаде, ярко накрашенным глазам, опустился вниз, оценивая длину каблуков и узких брюк, вернулся к декольте, наглухо скрытому за рядом плотных пуговиц на блузке.

– Что вам надо, черт возьми? – резкость тона позабавила Гермиону.
– Мне стало скучно, – ответила она. – Можно войти?

Снейп еще раз оценивающе ее осмотрел, как будто для входа на его вечеринку нужен был особый дресс-код. Убедившись, что Гермиона соответствует, он отошел в сторону, пропуская ее.
Гермиона бесцеремонно плюхнулась на диван, кладя ногу на ногу.

– Чему обязан? – насмешливо спросил Снейп, поднимая бокал с золотистой жидкостью. – М-м, кстати, не могу предложить вам того же в виду вашего возраста...
– Вы же в курсе, что я совершеннолетняя даже по меркам маглов? – Гермиона вскинула левую бровь. Понимая, что Снейп сейчас набросится на ее мозг, она сосредоточилась на блокировке его мыслительных атак.
–... и нашего социального статуса, – не меняясь в лице, закончил Снейп. – Сливочное пиво устроит?
– Вы спрашиваете моего мнения? – с притворным удивлением уточнила Гермиона.

Снейп ухмыльнулся, сооружая на столе высокий бокал, такой же, как и у него, со сливочным пивом. Гермиона потянулась к нему.

– С Рождеством, – сказала она, вытянув руку с бокалом в сторону профессора.

Снейп, держащий в руке свой, промолчал. Гермиона закатила глаза, отпила пива и поставила бокал на стол.

– Я просто пришла..., – начала было Гермиона.
–... Потому что вам больше не к кому идти, – закончил за нее Снейп. Он потянулся к высокой пирамиде, стоявшей в центре стола, и Гермиона с удивлением обнаружила, что это пирамида пирожных.
– П...профитроли? – теперь уже с искренним удивлением спросила она.
– Да, – кивнул Снейп. – Крокембуш. Традиционный во Франции.
– Вы едите пирожные? – Гермиона недоверчиво смотрела на Снейпа.
– Представляете? С карамелью, сахарными фруктами и заварным кремом внутри. Попробуйте, – последнее слово было произнесено неожиданно мягко.

Гермиона подцепила двумя пальцами темно-бежевый шарик с нитями карамели и, поднеся его ко рту, откусила половину. Снейп при этом следил за ней так, как мачеха следила за Белоснежкой, кусающей отравленное яблоко.

– Надо сказать, – прожевав, начала Гермиона, – это одни из лучших профитролей, что я ела.
– Еще бы, – Снейп по-прежнему пристально наблюдал за ученицей.

Гермиона подняла на него глаза. Оба почти одновременно подняли бокалы и отпили из них.

– Сменили стиль? – неожиданно спросил Снейп.
– Кардинально, – был ответ.
– Все бросили?

В сердце у Гермионы что-то кольнуло, но на лице отразилась лишь легкая улыбка уголком губ.

– Обычное дело, – сказала она.
– Скучаете?
– Нисколько, – быстро ответила Гермиона.

Короткий диалог был похож на игру в морской бой, где первый называет букву и цифру, а второй пытается солгать, что его ранили и убили.

– Храбритесь, – это был уже не вопрос. При этом в глазах Снейпа Гермиона прочитала какой-то намек на... гордость? Пришлось часто-часто заморгать, чтобы не дать волю пытавшимся проявиться слезам.
– Нет ничего более нормального, – брошенная Снейпом фраза показалась Гермионе странной. Чего нормального? Предательства? Слез? Новой прически? Или невнятного диалога наставника и ювенира, двух одиночеств, сидящих друг напротив друга, сжимающих бокалы до белых пальцев в попытке скрыть болезненные терзания? Чего нормального?

Гермиона не успела ничего ответить, но, видимо, это и не требовалось.

– С Рождеством, – теперь уже Снейп поднял бокал с золотистым шампанским, в котором лопались маленькие пузырьки.
– С Рождеством, – улыбка едва тронула губы Гермионы.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:47 | Сообщение # 14
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8. «Собрание»

В последние дни Снейп орал на Гермиону, как сумасшедший. Каждое занятие начиналось с его спокойного, но резкого тона, а затем неизбежно он переходил на крик.

Не заметила смену его позы во время медитации?
– Вы, видимо, ослепли от самолюбования в зеркало, раз не можете увидеть даже этого!

Забыла надеть серую мантию поверх черного костюма с атласными лацканами пиджака и лампасами на брюках?
– Ваши модные тряпки интересуют меня даже не в последнюю очередь. Будете пытаться ослепить врагов декольте?

Подключила вторую руку при использовании магии?
– Вы настолько слабы, что не способны контролировать собственную магию и ее напор?

Закатила глаза на очередную колкость?
– Если вы так скоро хотите вознестись, поверьте, с вашими ничтожными навыками на поле боя с вами разделаются быстро.

Вовремя не заблокировала сознание от мыслительных атак?
– Я впервые вижу такие бесполезные плоды своих упорных трудов. Ничего хуже и быть не может.

И так каждый раз.

Гермиона искренне не могла понять, что вызывает такую агрессию. Она выдавала на данный момент свой максимум, и это однозначно было гораздо мощнее, чем даже с месяц назад.
В конце концов, когда Снейп во время последнего занятия назвал ее безнадежной слабачкой, она не выдержала.

– Да как вы смеете? – агрессивно бросила она ему в лицо. – Вы просто издеваетесь, и, поскольку я не вижу веских оснований для таких комментариев, я делаю вывод, что вы делаете это исключительно ради собственного садистского удовольствия! Со своими прежними учениками вы так же поступали?

Снейп побелел.

– Замолчите!
– А, значит, по-другому...

Снейп резко шагнул в сторону Гермионы, хватая ее за предплечья. Она пошатнулась, еле устояв на ногах.

– Нет! – крикнула ювенирка, схватившись за плечи наставника и резко оттолкнув его от себя.

Снейпа отбросило в сторону, и он ударился спиной о стену позади. Гермиона в ужасе осознала, что наделала. Не дожидаясь проклятий, она выбежала из комнаты для занятий.
На дворе стояла поздняя ночь. Гермиона неслась по коридорам, не разбирая дороги. Каким-то чудом ее занесло на Астрономическую Башню. Девушка подбежала к краю и схватилась за перила, тяжело дыша. Глаза защипало.

– Черт. Черт! – выругалась она.
– Проблемы? – из темноты донесся голос Драко Малфоя, напугавший Гермиону.
– Мерлин, зачем так подкрадываться? – выдохнула она.
– Я, конечно, невероятно талантливый маг, и мне лестно, что ты называешь меня Мерлином, но я все же Драко, – блондин сделал легкий ироничный поклон.

Гермиона фыркнула, уставившись в ночное небо. Драко молчал некоторое время, пауза затянулась, и Гермиона решила начать разговор первой.

– Ты вроде же с отцом занимаешься? А я опять тебя вижу здесь.
– Я действительно тренируюсь дома, но, если ты не заметила, уже за полночь, – Драко изящно махнул рукой в сторону черного неба, на которое смотрела Гермиона. – Я здесь… как бы для себя.
– В смысле?
– В смысле за тем же, зачем и ты.
– Оу, – костяшки пальцев Гермионы, сжимавшие перила, побелели.
– Будешь? –слизеринец вдруг вынул из кармана пачку сигарет.
– И ты туда же? – удивилась его собеседница.
– А ты? – Драко протянул девушке сигарету в белой бумаге. Черный фильтр был отделен красной довольно широкой линией.

Гермиона перевела взгляд с сигареты на лицо собеседника и решила принять предложение.

– Зажимаешь ее, – начал показательно объяснять Драко, создав в руке небольшой огонек, осветивший лица, – под… Вау.
– Что такое?
– Ничего просто…, – блондин замялся.
– А, красные смоки, – вдруг вспомнила Гермиона. – Да, о таком, пожалуй, стоит предупреждать.

Драко усмехнулся и продолжил:
– Так вот, подносишь к огню и вдыхаешь.

Блондин сделал то, что сказал, а затем подвинул руку ближе к Гермионе. Та повторила за ним. С легким кашлем изо рта вырвался сероватый дым.

– Для первого раза неплохо с учетом того, что это довольно крепкое дерьмо.
– Что за выражения? – шутливо бросила Гермиона.
– Брось, – махнул рукой Драко.
– Я и не думала, что под маской напыщенного и самодовольного идиота скрывается в принципе ничего так человек.
– О, очень лестно. За самодовольного и напыщенного.

Гермиона затянулась.

– Так что у тебя там случилось? – поинтересовался Драко.

Девушка снова закашлялась, но, тем не менее, затянулась еще раз.

– Я… ну, оказывается, не все в обучении дается легко и быстро.
– Да ладно? – саркастически протянул Драко.

Гермиона легонько толкнула его в плечо.

– Что за манеры? Ты что-нибудь слышала о личных границах, Грейнджер?
– О, сэр, простите, что мало, – Гермиона ткнула в Драко пальцем еще раз.

Тот коротко усмехнулся. Пару минут оба молчали, рассматривая еле заметные на небе звезды.

– Я могу представить, каким наставником он может быть, – тихо сказал Драко.
– Да, он невыносим, – кивнула Гермиона.
– Что, правда?
– Не поняла?
– Несмотря на то, что я редко теперь тут бываю, я все равно остаюсь в курсе некоторых происходящих событий, – Гермионе показалось, что Драко решил сменить тему. – Так вот, ты – одно из самых обсуждаемых событий.

Гермиона удивленно подняла брови, сжимая, наконец, окурок, который вертела между пальцев уже долгое время.

– Да-да, – продолжал Драко, – можешь, конечно, не верить, но все сплетни у меня от Панси, а ты понимаешь, что это из первых рук.
– Это я понимаю. А вот почему я в центре этих сплетен – нет.
– Твой новый образ.
– Мой новый образ? И чем он так примечателен?

Драко снова открыл пачку с сигаретами, достал оттуда одну и зажал в зубах.

– Оставлю это тебе, – он вложил в руку Гермионы черную пачку с надписью «Собрание». – Чтобы ты как-нибудь подумала, в чем ты черпаешь вдохновение для своих роскошных образов.

Не дав сказать Гермионе ни слова в ответ, Драко обошел ее и начал спускаться по лестнице. Не очень понимая, что произошло, Гермиона проводила взглядом его спину. Голову занимала только одна мысль: «Драко Малфой назвал мой стиль роскошным?..».

* * *


Гермиона выкурила еще три сигареты прежде, чем захотеть пойти в подземелья и извиниться перед наставником. Было непонятно, сколько времени она провела, забравшись в один из пролетов на Башне. Уперевшись скрещенными ногами в противоположную стену, она вглядывалась в темноту в поисках ответов на вопросы, которые боялась задать даже сама себе.

– О, я вижу, вы все-таки смогли найти свое место, – раздался над Гермионой глубокий голос с ярко выраженными нотками сарказма.

Гермиона промолчала, даже не меняя позы. Справа от себя она услышала, как Снейп возится в другом пролете. Выглянув, девушка увидела профессорское плечо: он принял практически ту же позу, что и она.

– Драко Малфой назвал мой новый стиль роскошным, – неожиданно выдала Гермиона, вертящуюся в голове мысль.
– Какой стиль?

Гермиона фыркнула на это очевидно наигранное непонимание.

– Единственный стиль, который должен вас волновать, – произнес Снейп глухим голосом из-за выдыхаемого дыма, – это стиль будущей битвы.
– Нельзя все время думать только о занятиях, – бросила Гермиона в ответ.
– Да неужели? – Снейп с определенным интервалом стучал мыском ботинка по камню пролета.
– Вы изверг, – бесстрашно произнесла Гермиона.
– А вы ботанка, – наставник затянулся.
– Отличное получилось собрание, – Гермиона бросила попытки вывести Снейпа на хоть какие-то искренние эмоции. Поднявшись, она решила, что этого диалога хватит для извинений. Поэтому сказала только: – Спокойной ночи.
– Разве тут уснешь? – загадочно выдохнул Снейп.

Гермиона не очень поняла, о чем это он, но не стала ничего уточнять. Спускаясь по винтовой лестнице, она подняла взгляд на Снейпа: он, закрыв глаза, глубоко вдыхал ночной воздух.
На сердце потеплело.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Понедельник, 15.08.2022, 06:47 | Сообщение # 15
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9. Еще один свалился замертво [Another One Bites the Dust]

Снейп вызвал Гермиону ранним зимним утром следующего дня. Стоял дикий холод. До восхода солнца было еще много времени, и только благодаря снежным сугробам, подсвечивающим двор, было возможно разглядеть хоть что-то. На границе Запретного Леса ювенирку встретил уже знакомый черный шар с белыми молниями, ставший проводником куда-то вглубь чащи. Когда Гермиона дошла до места, она увидела Снейпа, стоящего на парящем квадрате-постаменте так высоко, что листья у крон почти касались острых профессорских плеч. Над головой у наставника повисли два белых шара – единственные источники холодного света. Тень на лице Снейпа, создаваемая этим светом, делала его еще более жестким и даже устрашающим.

– Ого, – ахнула Гермиона, поднимая голову.
– Это кросс-марафон, – вместо приветствия сказал Снейп. Несмотря на расстояние между ювениром и наставником, последнего было прекрасно слышно.
– Что?

Снейп смолчал. Вместо этого он поднял обе руки ладонями вверх и, закрыв глаза, начал медленно их поднимать. Гермиона отшатнулась, когда из земли начали вырастать преграды, похожие на постамент над ее головой: квадраты, прямоугольники – высокие и низкие, какие-то были оплетены растениями, другие имели сколы, третьи наоборот, сверкали гладкостью в свете шаров.

– Сегодня, – продолжил Снейп, когда все элементы встали в единую конструкцию, – вы пройдете марафон с препятствиями. Магию использовать можно, но только в исключительных случаях. Трансгрессию – нет. Ваша цель – я.
На этих словах Снейп, с усмешкой смотря вниз, развел руки в сторону.
– Доберитесь до меня, – уточнил он.

Гермиона не очень понимала, что это за такое странное задание, в котором ей предлагался спортивный марафон.

– Я должна карабкаться и лазать? – уточнила она. – Как Лара Крофт?
– Используйте силу, – философски произнес Снейп. – Как Люк Скайуокер.

Гермиона усмехнулась, представив Снейпа с белым пушком волос на голове.
– О, да, Магистр Йода, – пробурчала она. – Превосходно!

Первые три ступеньки, хотя ступеньками их можно было назвать лишь условно, поскольку они были разной высоты, Гермиона преодолела без проблем. Чтобы залезть на следующий блок, нужно пройти по мостику, а затем подтянуться. Наступив ботинком на мостик, Гермиона поняла, что тот не слишком уж прочный.

– Прыгай или беги, – неожиданно изрек Снейп.

Гермиона посмотрела сначала на него, а затем снова на мостик. Понимая, что он обрушится в тот же момент, когда она на него ступит двумя ногами, девушка отошла немного назад, сохраняя необходимую дистанцию для разбега. Оторвавшись от земли, Гермиона перелетела мост и смогла уцепиться за край следующей платформы. С кряхтением подтянувшись, она подняла глаза на Снейпа.

– Вы можете объяснить, зачем вообще я это делаю сейчас?
– Вам и правда нужны объяснения? – Снейп слегка нагнулся вперед, как бы делая еще больший акцент на прямом и переносном положении наставника и ювенира.
– Вообще-то, – отдышавшись, начала Гермиона, – да, и даже очень.
– О, Мерлин, – Снейп закатил глаза. – До вас не доходит, что не всегда, а, вернее, почти никогда поле битвы не будет таким идеальным, как наш с вами класс или лесная опушка. Вы должны уметь ориентироваться в любой ситуации, в любой обстановке и на любой местности. Если не предсказывать изменения, то, хотя бы вовремя на них реагировать. А пока что вы только стоите и смотрите на меня, как на бога.

Гермиона подняла левую бровь в ответ на такое заявление.

– А можно хотя бы предупреждать? – крикнула она. – Я бы надела другое пальто.
– О, на вас замечательное пальто, – отвечал Снейп. – С этими красными лацканами вы похожи на имперского инквизитора.

Гермиона нахмурилась, положив руки на талию.

– Продолжайте, – махнул ей Снейп, на пару секунд расцепив замок рук перед собой.

Ювенирка, смерив наставника напускным грозным взглядом, сделала шаг вперед. Перед ней снова высокая платформа, идеально гладкая и холодная. Прикинув, Гермиона поняла, что допрыгнуть до уступа просто невозможно.

– Я не допрыгну, – отрапортовала она наставнику.
– И что? Придумайте что-нибудь.

Гермиона уже начинала злиться на однотипные по смыслу реплики Снейпа. Бурча какие-то ругательства себе под нос, она смерила платформу взглядом и резко вскинула руку. От ее магического выброса, сопровождаемого дуновением ветра, на гладкой стороне платформы образовалась дырка. Гермиона осталась удовлетворена результатом и проделала еще несколько таких углублений на разных уровнях высоты. Получилась своеобразная лестница. Цепляясь руками и ставя ноги в уступы пониже, Гермиона смогла забраться наверх. Поднявшись, она отряхнула пальто. Вместе с пылью с него соскочила пуговица, жалобно прокатившаяся по полу и упавшая вниз. Гермиона цыкнула, посмотрев наверх: наставник выдохнул облачко сигаретного дыма. И все замерло.

Снейп выглядел просто потрясающе в едва-едва розовевшем зимнем утре под песню «Never let me down again», заигравшую в голове у Гермионы. Два белых шара по-прежнему освещали его высокую фигуру, казавшуюся больше и внушительнее за счет тяжелой мантии. Одна рука лежала в кармане пальто нараспашку, другой он подносил к губам черную сигарету. Делая глубокие затяжки, профессор медленно выдыхал дым, заполнявший собой холодный воздух. Ветер в кронах деревьев ласкал его волосы, прозрачные по краям от света. Блеска глаз не было видно из-за светотени, но Гермиона знала, что он буравит ее взглядом. Снейп выставил правую ногу чуть вперед, эти движения Гермиона видела с максимально возможным замедлением, пытаясь запечатлеть каждую мелочь. Такое простое действие – переместить вес тела с двух ног на одну и податься чуть назад – и его было достаточно, чтобы Гермиона затаила дыхание.

– Ваша цель – я.

Кажется, Гермиона не сразу поняла конкретность задания. Как только ей вспомнились эти слова, она сделала шаг вперед.

– We're flying high [Мы летим высоко]

Внезапно что-то просвистело у нее перед глазами, не успела она сообразить и сориентироваться в том, что происходит, как непонятное нечто сбило ее с платформы.

– We're watching the world pass us by [Мы видим, как под нами проносится мир].

Гермиона понятия не имела, сколько метров было до земли, но летела она так же долго и медленно, как профессор Снейп менял позу.

– Never want to come down [Не хочу снова снижаться].

Величественный, он удалялся от нее, все так же буравя взглядом, выдыхая дым, поправляя волосы.

– Never want to put my feet back down [Не хочу снова наступать ногами].

Гермиона инстинктивно вытянула руку, пытаясь схватиться за недосягаемый образ.

– On the ground. [На эту землю].

Приземление оказалось настолько жестким, что выбило всю дурь из головы напрочь. Гермиона поднялась, шипя и морщась от боли.
«Я больше никогда не буду слушать Депеш Мод», – подумала она.

– Может, попробуете еще разок? – крикнул Снейп.
– Что, так понравился мой полет? – в ярости от боли и злости на наставника бросила Гермиона.

К ее удивлению, Снейп ничего не ответил. Движением руки он опустил постамент, на котором стоял, на землю и подошел к Гермионе. Смерив ее странно спокойным взглядом, он сказал:
– Идемте в замок.

Гермиона облизнула губы, стараясь скрыть боль от ушиба. Когда Снейп протянул ей руку, она подняла на него тяжелый взгляд.

– Не стоит, – холодно ответила она, разворачиваясь.

Снейп поднял подбородок вверх, не отрывая взгляда от ювенирки. Дав ей небольшую фору, он отправился следом.

***


Если вспомнить одну замечательную песню группы Queen «Another One Bites the Dust» из альбома «The game» и включить воображаемый магнитофон или, для особо искушенных, виниловый проигрыватель, поставив кассету, то можно с легкостью представить себе зимние будни Гермионы Грейнджер. Почти каждый день она шла сражаться с высокими платформами на опушке в глубине совсем уже не Запретного Леса.

– Another one bites the dust. [Еще один свалился замертво]

Количество падений, которые пережила Гермиона, не пережил бы ни один нормальный человек. Ювенирка уже даже начала думать, что Снейп, после первого урока знающий, куда она упадет, что-то там стелет внизу. Полеты, как часть нелюбимого квиддича, вошли в жизнь Гермионы как библиотека и школьные учебники: основательно. Она поскальзывалась на гладких заледеневших платформах, срывалась с уступов из-за нехватки выносливости или сил, неудачно уворачивалась от летящих заклинаний, камней и даже стрел, заботливо созданных ее наставником ради веселья. Были даже дни, когда Гермиона летела с платформ из-за погоды: метель и сильный ветер буквально сдували ее. Снейп оставался таким же невозмутимым и одинаковым, как и бесконечные падения.

На исходе первой недели интенсивных тренировок Гермиона преодолела половину препятствий, прежде чем снова сорваться. Поскользнувшись от бессилия, она полетела бы вниз, если бы не успела схватиться за уступ. Силясь подтянуться, она краем глаза увидела, что Снейпа нет на обычном его месте. Через мгновение он появился прямо перед ней, протягивая руку.

– Another one bites the dust. [Еще один свалился замертво]

– Ну нет, – прокряхтела Гермиона, – а потом вы меня сбросите. Я лучше упаду сама, чем обрету надежду, а затем разобьюсь вместе с ней.
– Давайте руку, – не требующим возражений тоном сказал Снейп. – Иногда бывает так, что кто-то все-таки приходит к вам на помощь.

Гермиона, еле удерживаясь на платформе, еще немного помедлила, но все же схватилась за профессорскую руку. Тот, крепко ее сжав, вытянул ученицу, казалось бы, без особого труда.

– Но на будущее скажу, что все-таки стоит убедиться в том, кто именно предлагает помощь.

Гермиона дернулась и приготовилась реагировать на выпад Снейпа: она была уверена, что он ее сбросит. К ее удивлению, наставник, наоборот, сделал шаг назад.

– Нет! – в панике выкрикнула ювенирка, хватая Снейпа за пальто.

Однако тот и не думал падать. Гермиона опустила взгляд и увидела, что профессор просто держится в воздухе, не имея никакой опоры. Лишь руки его были чуть разведены в стороны, видимо, именно так он контролировал парение.

– Вы… можете, – Гермиона в шоке уставилась на Снейпа, – летать?
– Вообще-то, это не совсем полет, – пояснил Снейп. – Это контролируемое замедленное падение. Кстати, отпустите мое пальто, иначе, когда я полечу вниз, захвачу вас с собой.

Гермиона подчинилась, все еще пребывая в состоянии крайнего удивления.

– Должен отметить, – продолжил Снейп, твердо ступая на постамент, – что это одно из сложнейших умений. Я знаю всего двух волшебников, которые владеют им.

Голос Снейпа звучал ровно, без намека на пафос или самолюбование. Гермиона заметила и оценила это.

– И кто же это? Ну, кроме вас.
– Профессор Дамблдор и Волан-де-Морт.
– Я могла бы догадаться, – цыкнула Гермиона.
– Поскольку эта наисложнейшая техника, я не требую от вас ее освоить, – Снейп слегка наклонил голову вбок, как бы оценивая реакцию ученицы. – Уже одно знание о ней – неплохое подспорье.
– Я научусь, – с вызовом бросила Гермиона.

Снейп хмыкнул и подошел чуть ближе.

– Превосходно, – легким тычком в плечо Снейп выбил Гермиону из равновесия. Вскрикнув, она испытала чувство дежавю: вновь висит над «пропастью», схватившись за край.

– А я говорил о том, что необходимо понимать, с кем имеете дело, – беззлобно ухмыльнулся Снейп, повторяя спасительный жест, подавая руку. – Что скажете на этот раз?

Странно, но Гермиона не испытывала ни злости, ни ярости по отношению к наставнику в данный момент. Вместо ответа она решительно подала ему руку. Снейп также уверенно сжал ее.

***


– Это уже становится традицией, – Гермиона помахала Драко, который уже пришел на Астрономическую Башню.
– Набор случайностей, – отмахнулся тот.
– Что ж, тогда я случайно, – Гермиона выделила интонацией последнее слово, – захватила это.

Драко обратил внимание на коричневый пакет в руках собеседницы.

– Тоже нет времени на обед? – понимающе спросил он.

Гермиона поджала губы в улыбке и развела руками. Драко уселся на коробки, доставая сигареты.

– Ты изменилась, – сообщил он.
– Ты говоришь это каждый раз, когда мы встречаемся. Случайно встречаемся, – Гермиона выудила из пакета двойной сэндвич с куриной грудкой и моцареллой. – В свою очередь я тоже должна сказать, что изменился и ты. Всю школу я думала, что ты просто богатенький засранец, высокомерие которого заходит в комнату раньше него.
– М-м-м, – Драко выпустил из легких дым в виде колечек, – вполне точно. А сейчас что? Мы тебя устраиваем?
– Ха-ха, – сыронизировала Гермиона. – Нет. Сейчас я вижу, что... ты другой. Ну, в смысле, ты и правда засранец, но... Ты славный парень, Драко Малфой.
– Славный парень? – хмыкнул Драко.

Гермиона заметила, что он оценил собственную характеристику.

– Да, – Гермиона откусила кусочек сэндвича, глядя в пролет башни, – славный парень.
– Ну а ты, Гермиона Грейнджер, – Драко слез с коробки и наклонился, опираясь на нее локтями, – дрянная девчонка.
– Что-о-о? – Гермиона, жуя, с удивлением посмотрела на блондина.
– Да-да. Ты куришь, ярко красишься, носишь черное и смотришь на людей, как на плебс. Дрянная девчонка.
– Пф, – фыркнула Гермиона, – это не так.
– Что именно? Ты сидишь передо мной в черных джинсах и в бодлоне с воротом по самое горло, стук твоих тяжелых ботинок на толстенной платформе напугал меня еще раньше, чем ты коснулась первой ступеньки лестницы в Башню. И эти твои... Как ты их называешь? Смоки? Видела когда-нибудь мексиканских день мертвых? Твои глаза выглядят такими же огромными, как у них. А они, между прочим, черепа на себе рисуют.

Тон Драко звучал не обвинительно, а, скорее, разъяснительно, как будто он объяснял что-то малому ребенку. Гермиона с некоторым восхищением слушала эти слова. "Надо же, – пронеслось у нее в голове, – какой он внимательный!..".

– Ладно-ладно, – Гермиона подняла руки, как будто сдалась, – это я еще понимаю. А вот последнее, про взгляд как на плебс, извини, не про меня.
– Ты просто не видишь себя со стороны, – погасив окурок, сказал Драко. – Я вижу в твоих глазах что-то знакомое, когда ты смотришь на других людей. Уверенность, отражающаяся в них, меня иногда пугает. Как будто ты ничего не боишься. Как будто знаешь, чего стоишь сама и чего стоят все вокруг.

Драко отвернулся от Гермионы, уставившись вдаль.

– Нет ничего важнее тебя самой в этот самый момент.

Гермиона, наверное, выглядела глупо, сжимая в руке недоеденный сэндвич и разглядывая профиль Драко во все глаза.

– Это... это выглядит ужасно? – спросила она.
– Нет, – Драко резко обернулся на нее. – Это выглядит просто потрясающе естественно. Это выглядит правильно.
– Я так и думала, – Гермиона пожала плечами, откусывая большой кусок сэндвича. Прожевав, она добавила: – Это ужасно.

Драко издал короткий смешок.

– Там и для тебя есть, – Гермиона кивнула на пакет.
– Эх, еда бедняков, – сказал Драко, беря пакет.
– Иногда полезно спуститься с небес на землю.

Драко закатил глаза.

– Слушай, а ты не знаешь ничего про прошлых учеников профессора Снейпа? – оживившись, спросила Гермиона. – Он наотрез отказывается поднимать эту тему. Мне кажется, если я еще раз спрошу у него об этом, он меня убьет.
– Ты что, серьезно, еще не сходила по этому поводу в библиотеку? – Драко посмотрел на девушку, как на сумасшедшую.

Библиотека!..

Продолжение следует


Да пребудет с вами Снейджер
 
Еката Дата: Понедельник, 22.08.2022, 22:46 | Сообщение # 16
Еката
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Весь сюжет закручен так, как будто предупреждает: всё, что здесь даётся, потом им пригодится. И не потому, что так Снейп сказал и готовил Гермиону именно к этому. А потому что ситуация в этот момент сложится именно так, вынуждая решать проблему тем способом, который ближе. И там, где другие зависнут, Грейнджер пройдёт практически без труда.

Вообще сейчас, когда я это писала, у меня проскользнула мысль, что Снейп специально ведёт её окольными путями, чтобы потом привести к Тёмному Лорду. Это был бы необычный поворот: "Всё то, что я делал, я делал для нового будущего". Она сама поймёт, что мир можно изменить, что этот способ - не самый худший.
Но я точно уверена, что такого не будет) Как я раньше писала, Гермиона перенимает черты Снейпа, она всё больше становится похожей на его ученицу. Прошлые ученики.... Скорее всего все погибли. Не справились с магией, сошли с ума, не осилили такого наставника.... Может быть кто-то да отказался от его наставничества, но тоже добром не закончил. Мне было бы интересно узнать, кто был наставником самого Северуса. Из таковых теорий у меня только Тёмный Лорд, но это вряд ли, Министерство не дало бы за такое Снейпу степень Магистра. Научился сам? Мог, но тогда Лорд точно помогал совершенствовать навыки. Так же очень сильно хочется увидеть дуэль между Гермионой и Гарри с Роном. Почему-то мне кажется, что будет именно двое против одной, но посмотрим.
Как-то так


Еката Симурановна Найт

Сообщение отредактировал Еката - Понедельник, 22.08.2022, 22:51
 
cold Дата: Вторник, 23.08.2022, 13:00 | Сообщение # 17
cold
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Дорогой автор! Для начала хочу вас поблагодарить: насколько понимаю, это чуть ли не единственное авторское произведение на этом конкурсе - если ничего не упускаю. Писать вы умеете, видно, что делаете это давно, обладаете своим, неповторимым авторским стилем - благодаря которому иногда вас не так трудно и узнать :)) не скажу, что мне близки персонажи, которые здесь появились - лично для меня слишком много, как это правильнее назвать... 'подростковой драмы' и зачастую излишнего накала страстей, которые не всегда настолько (в жизни) присущи особенно мужским персонажам, но и женским в том числе. Конечно, это авторское видение - к тому же, думаю, это также приносит вам своих поклонников подобных взаимоотношений. С другой стороны, всë у вас складывается в цельную картину довольно самобытного мира, сюжет - необычен и не банален, так что вы написали действительно хорошую вещь. Удачи вам на конкурсе - и пусть всë будет и хорошо, и счастливо. В том числе, пусть это будет отнесено и к финалу сего немалого труда :)

Говорят, что нам уже не уйти от этих чудес
 
_Автор_ Дата: Вторник, 23.08.2022, 20:51 | Сообщение # 18
_Автор_
Семикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Еката, спасибо большое за подробный анализ! Не буду раскрывать карты, ибо по ходу сюжета вы сможете понять, оказались ли правы в своих рассуждениях или нет)) надеюсь, что продолжение вас ге разочарует!
cold,
Цитата cold ()
Писать вы умеете, видно, что делаете это давно, обладаете своим, неповторимым авторским стилем - благодаря которому иногда вас не так трудно и узнать :))


О-о-о... Благодарю за высокую оценку моих писательских способностей)) это очень приятно!
Знаете, я не планировала писать подростковую драму, просто я вижу ее немного по-другому, но, если эта драма есть и, как вы дальше сообщаете, она вполне логична, то, почему бы и нет 11lol
Цитата cold ()
вы написали действительно хорошую вещь

Спасибо за теплые слова! Поживем-увидим 08thank_you


 
Lady_Hermione Дата: Вторник, 23.08.2022, 20:52 | Сообщение # 19
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10. Шаровая молния [Thunderball]

Какой бы гениальной ни была идея с библиотекой, она, можно сказать, с треском провалилась. Нет, Гермиона, конечно, нашла кое-что в общедоступной секции – в Запретную ее не пустили без разрешения преподавателя, но этого оказалось недостаточно для удовлетворения ее интереса. Тем не менее, ей стало известно, что профессор Снейп был вторым самым молодым Магистром Магии. Первым оказался какой-то Генри о`Фишер из Средневековья. Снейп получил степень почти сразу после выпуска из школы. За двадцать лет он был наставником трёх ювениров, не считая Гермионы. Но самое интересное, что про них не было известно практически ничего. Упоминалось лишь одно имя, которое ничего не говорило Гермионе. Это показалось очень странным. Для примера Гермиона глянула информацию про МакГонагалл и Дамблдора. И, если о первой все говорилось очень прозрачно, о втором явно не хватало, как минимум, половины сведений.

Размышляя о странностях и секретах Магистров Магии, Гермиона вышла из библиотеки. Пересекая длинные коридоры, она наткнулась на того, кого совершенно не ожидала увидеть.

– Мисс Грейнджер, – кивком поздоровался с ней Дамблдор, возникший непонятно откуда.
– Добрый вечер, профессор Дамблдор, – в некотором смущении ответила Гермиона.
– По-прежнему частая гостья библиотеки? – риторически спросил директор.
– О, да, – Гермиона попыталась обойти собеседника и продолжить свой путь, но тот не дал ей этого сделать.
– Мисс Грейнджер, прошу вас проследовать за мной в мой кабинет, – голос Дамблдора звучал довольно дружелюбно, но при этом не требовал возражений.
– Конечно, сэр, – сердце Гермионы подпрыгнуло от страха.

Директор развернулся и повел студентку в сторону кабинета с каменной горгульей. Весь путь оба молчали. Гермиона кожей ощущала неладное.

– Шоколадный ганаш, – произнес Дамблдор пароль.

Гермиона очнулась от темных мыслей, копошащихся в голове, как насекомые в муравейнике.
Горгулья отпрыгнула в сторону. Дамблдор и Гермиона ступили на выезжающую лестницу, призванную доставить посетителей прямо к двери.

Гарри неоднократно описывал Гермионе директорский кабинет, поскольку сам был его частым гостем. Однако, войдя в помещение, девушка даже не подумала оценить обстановку: нехорошее предчувствие полностью овладело ей. В кресло у тяжелого стола Гермиона опустилась, как на электрический стул.

– Итак, – Дамблдор сверкнул очками-полумесяцами, – чаю? Желейных конфет?
– Нет, спасибо, сэр.
– Зря. У них потрясающая клубничная начинка, – чуть улыбнулся директор. – Что ж, я прошу вас не нервничать, мисс Грейнджер. Не случилось ничего страшного. Я лишь, как директор школы, в которой вы проходите подготовку Магистра Магии, хочу поинтересоваться, как эта самая подготовка проходит.
– Все хорошо, сэр, – Гермиона решила расслабиться, чтобы не дать собеседнику повода ей манипулировать. Она положила ногу на ногу и опустила локти на подлокотники кресла.
– Вы всем довольны?
– Все просто превосходно.
– И своим наставником?

Гермионе вопрос не понравился. Об этом надо было спрашивать в сентябре, а не на исходе учебного года, если уж Дамблдор так переживает.

– Конечно, сэр. Профессор Снейп - прекрасный наставник.
– Не забывайте о том, что летом вам выпадет возможность наставника сменить, – загадочно произнес Дамблдор.
– Я не сделала бы этого, будь у меня даже варианты, – твердо заверила Гермиона.
– Некоторые наставники могут брать и несколько учеников сразу, – синева глаз Дамблдора прожгла зрачки Гермионы. Та, помня уроки Снейпа, хоть и с промедлением, но выставила защитные барьеры.
– Вы намекаете на кого-то конкретного? – прямо спросила Гермиона.

Дамблдор нахмурился на мгновение, а затем сменил эмоцию на легкую улыбку.

– Вы очень изменились, мисс Грейнджер.

Гермиона неосознанно потерла шею в районе горла, к которой прикасались треугольники атласной винного цвета рубашки.

– И эти изменения могут плохо на вас отразиться, – продолжал Дамблдор. – Я бы даже сказал, уже плохо отражаются.
– Не понимаю, о чем вы, сэр, – вскинула брови Гермиона, меняя положение ног.
– Достаточно, – голос директора стал жестче. – Темная сторона – не игрушка для малолетней студентки. Если вы продолжите так ею увлекаться, мне, как руководителю заведения, в котором вы проходите обучение, необходимо будет отреагировать.

Гермиона постаралась максимально незаметно сглотнуть подступивший к горлу ком.

– Сэр, уверяю вас, нет никаких поводов для беспокойства. И не будет. Все полученные мной знания и навыки будут использованы ради общего блага.

Дамблдор немного отклонил голову назад, ища ложь в словах студентки, как детектор лжи или опытный профайлер.

– Ступайте, – бросил он. – И пусть ваши слова окажутся правдой. Ради общего блага.

Странная жесткость сверкнула в глазах Дамблдора. Гермиона поспешила удалиться, не в силах выносить этот взгляд.
Не было идеи лучше, как тут же отправиться в подземелья, к наставнику.

Тяжелая дверь открылась почти сразу после стука.

– Что случилось? – спросил Снейп, увидев трясущуюся от волнения Гермиону на своем пороге.
– Я была у Дамблдора, – объяснила Гермиона, входя.
– Садитесь, – Снейп указал рукой на диван. – Рассказывайте.
– Я была в библиотеке, а когда возвращалась оттуда, пересеклась с ним, – затараторила ювенирка. – Он позвал меня к себе в кабинет. Я вообще не поняла, зачем это было надо. Но я же не могу не пойти!

Снейп понимающе кивнул, внимательно слушая.

– В общем, он спрашивал, нравится ли мне учеба, наставник, не хочу ли я летом его сменить...
– И выказывал опасения по поводу увлечения темными силами? – подсказал Снейп.
– Да. Как вы узнали?

Снейп замолчал, поигрывая пальцами руки, лежащей на колене. Гермиона поняла, что он обдумывает ответ, пробегая глазами от полоски ее кожи возле манжет, до V-образного выреза рубашки, слабо поблескивающей в тусклом освещении комнаты.

– Дамблдор - яркий представитель, что называется, светлой магии, – нарушил молчание Снейп. Гермиона с разочарованием отметила, что теперь он просто смотрит ей в глаза. – Конечно, он будет огораживать вас от тьмы.
– Нет, вы просто не понимаете, с какой жёсткостью он смотрел на меня и говорил со мной, – возразила Гермиона.

Снейп вздохнул.

– Ну и какой вывод вы хотите сделать?
– Не знаю, – Гермиона опустила глаза. – Он хочет, чтобы я сменила наставника? Но почему он против вас? Я всегда четко была уверена в вашем тандеме.
– Я думаю, это была попытка сберечь вас от ошибок. Представьте, если бы он поговорил с вами, как добрый дедушка. Ничего бы вы не усвоили. А тут, – Снейп развел руками, – сразу прибежали ко мне.

Гермионе показалось, что Снейп юлит. Чтобы пресечь дальнейшие попытки, она пошла напролом:
– Это как-то связано с вашими прошлыми учениками?

Несколько уик-эндов подряд Гермионе удавалось выделить время для отдыха. Вообще, она старалась находить это время всегда, особенно после доходчивых объяснений Снейпа в сентябре. Поскольку в последнее время погода не располагала к прогулкам, Гермиона решила "отключать мозги", пересматривая любимые фильмы ее матери – про Джеймса Бонда. Так вот, когда Снейп с грацией и стремительностью хищника вскочил с дивана и навис над ней, в голове, очень символично, заиграла "Thunderball" Тома Джонса из одноименного фильма.
Мозг отключился, изучая фигуру наставника, как никогда близко находящуюся к ней. Между бровей углубилась складка, выдавая активную стадию агрессии. На блестящие от гнева глаза, поглощающие своей глубиной, упала черная прядь. Гермионе удавалось даже разглядеть каждый волос. Нос затрепетал от резкого, но приятного запаха свежей мяты. Шелковый платок на шее повторял блеск глаз и тоже, словно бы гневно, смотрел на девушку. Губы профессора сжались в тонкую ниточку. Напряжение в них хотелось снять легким прикосновением подушечек пальцев.

– Повторяю в последний раз, – шепот Снейпа, ядовитый, проникновенный, заставил Гермиону часто заморгать. – Не смейте более поднимать эту тему.

Рука наставника впивалась в подлокотник дивана. И Гермиона, боковым зрением наблюдая за изящной кистью, с ужасом представила, как эта рука сжимает ее локоть до синяков.

– Может, пора уже объяснить, чтобы я больше не задавала вопросов? – сбившимся голосом спросила Гермиона.

Снейп зашипел. Кисть его оторвалась от обивки дивана, и на секунду Гермиона подумала, что он ее ударит. Когда с громким хлопком рука Снейпа вернулась на место, Гермиона, дернувшись от испуга, испытала невероятный стыд.

– Молчать! – заорал Снейп. – Иначе вам придется искать нового наставника. Это ясно?

Гермиона смогла только утвердительно кивнуть.

– А теперь, – Снейп выпрямился, сменив открытую агрессию на праведный гнев, – вон отсюда.

Гермиона тут же вскочила и поспешила к двери, на ходу слегка задевая бархатный сюртук в районе профессорского плеча.
Шаровая молния ударила не только в голову, но и по... голове.

Гермиона выскочила из комнат Снейпа и быстрым шагом, практически бегом, направилась в излюбленное место – Астрономическую Башню.

Summer moved on, – строчки любимых песен в голове стали уже привычными спутниками Гермионы. – And the way it goes you can't tag along. [Лето прошло. И ты не можешь проследовать за ним]

Ювенирка спешила подняться выше, покинуть душащие, нависающие, сдавливающие подземелья. Перепрыгивая через две ступеньки, она выскочила на первый этаж, но дышать легче не стало. В груди образовалась тяжесть, будто сердце налилось свинцом.

Moments will pass in the morning light. [Мгновения растают в утреннем свете. И я понял, что наше время прошло]

Двигающиеся лестницы будто специально, чувствуя боль Гермионы, выстраивались в нужном порядке, освобождая путь. Девушка на ходу расслабила пуговицы ворота шелковой рубашки: сердце перекачивало свинец прямо в вены, подбираясь к горлу. Узкие манжеты сдавливали запястья, как профессорские кисти.

And there's just one thing left to ask. [Единственное, что я могу сделать – попросить]

Волосы липли к мокрому от слез лицу, мешая обзору. Но Гермиона и так прекрасно знала дорогу. Частицы туши попадали в глаза, они предательски щипали, не позволяя слезам остановиться.

Stay... [Останься]

Гермиона вбежала под купол Башни.

Don't just walk away... [Не уходи]

Свежий воздух, влажный от идущего дождя, проник в кровь, обращая свинец в пыль прошедшей боли. Темный вечер встретил Гермиону как лучший друг, растворяя в собственной воде тяжесть на ее сердце. Девушка схватилась за перила в дождевых каплях.

Friendships move on until the day you can stay alone. [Дружба продолжается до того дня, когда ты останешься один]

Шумно выдохнув, Гермиона сжала в зубах черную сигарету. Драко научил новую подругу зажигать огонь щелчком пальцев. Так она и сделала. Щелк. И на черном кончике тлеет маленький огонек, как надежда тлеет в этом дождливом вечере.

Handshakes unfold, and the way it goes no one knows. [Рукопожатия разомкнутся. И почему все так – никто не знает]

Уничтожив надежду почти до фильтра, Гермиона почувствовала, что кто-то буравит ее спину взглядом. Повернувшись, она увидела Снейпа. Он стоял, облокотившись на одну из колонн, правая нога его была выставлена чуть вперед. Он смотрел без злобы, без ненависти. Но взгляд его был тяжел. Как нависающие подземелья. Не говоря ни слова, Гермиона отошла от перил и направилась в сторону наставника. На этот раз она прошла мимо, не задев его шикарного сюртука.

Stay. [Останься]

Гермиона, находясь в паре шагов позади профессора, чуть обернулась. Снейп тоже.

Don't just walk away and leave me another day. [Не уходи. Оставь мне еще один день.]

Оба боковым зрением видели лишь профили друг друга. Но никто из них не прервал дождь в его странно притягательной музыке. Оба слушали, как он барабанит по крыше, поглощая звуки их дыхания. Дождь усилился, как будто разозлился, подхватываемый ветром, он набросился на бархатный сюртук и шелковую рубашку. Гермиона отвернулась, выбрасывая окурок в пролет башни. В голову ей пришла мысль о том, как бы чувствовался этот долгий полет с такой впечатляющей высоты. Сделав шаг вперед, она решила сбросить вместе с окурком с башни еще кое-что.
Свои невысказанные чувства.


Да пребудет с вами Снейджер
 
Lady_Hermione Дата: Вторник, 23.08.2022, 20:52 | Сообщение # 20
Lady_Hermione
Королева Флаффного Снейджера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11. Элинор Ригби
Ждать, дышать, бежать и видеть
И кого-то сильно ненавидеть
Или сильно невзначай обидеть.
Ждать, дышать, бежать, и видеть, и терпеть
“Quo vadis?”, Электрофорез.


После этого неприятного и, в некотором смысле, трагичного для Гермионы разговора, Снейп не вызывал свою ученицу с неделю. Надо сказать, что Гермиона совсем не растерялась. Отгоняя от себя мысли о том, что Снейп игнорирует ее из-за нелепой детской обиды, она, подкорректировав личный график, продолжила тренироваться.

Надевая джинсы, короткие топики или, наоборот, свободные кардиганы, Гермиона затягивала на талии ремень, накидывала в случаях холодной погоды кожаную куртку или кардиган и с высоко поднятой головой выходила из комнаты, стуча шпильками остроносых ботильонов. Завтракать она ходила в Большой Зал и иногда пересекалась там с Драко. Затем шла медитировать на улицу или снова к себе в комнату, включая в плеере Битлз. Днем ее ждали занятия по Истории Магии и Нумерологии. Однажды Гермиона решила прогуляться до опушки, на которой Снейп пытал ее занятиями с кубами. К ее легкому удивлению, все "декорации" оказались на месте. Поэтому на следующий день она вернулась туда, сменив шпильки на кеды. В целом, дни проходили умиротворенно, но интенсивно. И Гермионе нравился такой распорядок. Только чувство одиночества и... брошенности грызло где-то глубоко внутри, заглушаемое строками из "Lemon Tree" и вытесняемое сигаретным дымом по ночам.

В середине недели Гермиона, уже почти по привычке, пришла на завтрак в Большой Зал. Драко она не увидела, а потому, немного расстроившись, устроилась за столом Гриффиндора. Она успела лишь сделать пару глотков кофе и съесть половину сэндвича с огурцом, как голоса ливерпульской четверки замолчали в ушах. Гермиона обернулась и поняла, что лично Гарри Поттер нажал кнопку "стоп" на ее плеере.

– Что? – с вызовом бросила она, вынимая один наушник.
– Когда ты уже снова уползешь в подземелья к своему обожаемому наставнику? – скрещивая руки на груди, спросил Гарри.
– Мешаю? – И не дожидаясь ответа: – Ну так мимо пройди.

Гарри резко навис над Гермионой, хлопнув ладонью по столу. Оставаясь невозмутимой, девушка включила плеер снова.

– Откуда такой тон, – достаточно спокойно начал Гарри. – Грейнджер?
– Дать пару уроков, Поттер?
– Ты что думаешь, если возомнила себя такой звездой, таская модные шмотки и бросая высокомерные взгляды, тебе все простят?
– Посмотри вокруг, – Рон, стоя позади Гарри, обвел руками Зал. – Все смотрят на тебя, как на ископаемое. То, чего здесь быть не должно.
– Превосходно! И? Ваши предложения? – невозмутимо продолжала Гермиона.

Прямой вопрос несколько озадачил двух друзей.

– Хотите, чтобы я сменила наставника? – подсказала Гермиона. – Так сказать, вернулась на вашу, светлую сторону? Никогда.
– Что же тебя там так держит, а? – спросил Рон.
– Лучше задайся другим вопросом, Рон, – подхватил Гарри. – Передается ли сарказм, черные волосы и темная магия половым путем?

Ah, look at all the lonely people... [О, посмотрите на этих одиноких людей…]

Битлз запели про несчастную Элинор Ригби ровно в тот момент, когда Гермиона, абсолютно не целясь, влепила Гарри пощечину. Ее рука прошлась по щеке и даже задела нос. Хлопок словно бы пробудил всех студентов, которые еще не обратили внимания на ссорящихся бывших друзей. Гарри застыл на секунду, а Рон тут же ринулся к Гермионе с намерением схватить ту за плечи. Девушка вскочила. В ее руке тут же заалел дым.

– Вот прямое доказательство твоего паскудства, – жестом не позволяя Рону подойти ближе, выдал Гарри, поворачиваясь. След на его щеке краснел так же, как и магия Гермионы.
– Хватит, – жестко оборвала она. – Посмотрите, что сделала с вами ваша безумная гонка за светлой магией!
– Ты удивишься, – вставил Рон, – но мы все те же. Это ты другая. Подстилка Снейпа. Темная ведьма. Почти Пожирательница Смерти.

Дым в руке Гермионы начал опоясывать ее предплечье. С трудом сдерживая гнев, она хотела что-то ответить, но не успела.

– Грейнджер! – за спиной раздался голос, принесший облегчение. – Только я отошел, ты тут же устроила концерт!
Драко подошел сзади и приобнял Гермиону за плечи.

– Поттер, Уизли, – саркастически поздоровался Драко. – Уже уходите?
– Заткнись, Малфой, – Рон выпрямился, выпятив грудь.
– Ой-ой, – продолжал Драко игру, – если это дуэль за даму, я готов.

В правой руке блондина закрутился бело-голубой вихрь, похожий на воду.

– За даму? – усмехнулся Гарри. – Пошли, Рон. Мы ошиблись. Она спит не только со Снейпом.

Драко сжал плечо Гермионы сильнее, буквально чувствуя, как кровь девушки закипает.

Eleanor Rigby died in the church and was buried along with her name, nobody came. [Элинор Ригби умерла в церкви и была похоронена одна, никто не пришел.]

Малфой, наконец, возник перед глазами Гермионы.
– Это было ужасно, – сказал он. – Но круто. И как удачно, что Министерство буквально этим летом разрешило использовать некоторые маггловские приборы в школе. Иначе ты бы с ума сошла без своего плеера. Наверное, старший Уизли…

Когда глаза Гермионы сфокусировались на парне, она, перебивая его, выдала нечто неожиданное:
– Пойдем на свидание? Сегодня?
– Что? – Драко будто не расслышал.
– Пойдем на свидание сегодня? – спокойно повторила Гермиона, поднимая с пола наушники.
– И что будем делать? Слушать вестник моды и пить пиво с сэндвичами?
– М-м-м, можем послушать Кейт Буш и выпить вина с сыром и фруктами, выкуривая по сигарете "собрание" между бокалами.
– Звучит неплохо. Куда пойдем?

* * *


Пойти было решено в Хогсмид. Сразу отказавшись от "Трёх метел" и кафе мадам Паддифут, Драко и Гермиона условились встретиться на окраине деревни в двухэтажном ресторанчике "У Дениз". Заведение было не слишком популярно среди студентов, поскольку там не подавали сливочное пиво, огневиски и медовуху, а цены были выше, чем в других кафе. "У Дениз" – это стильное место во французском стиле, на который намекает и название, где вкусовые качества вина были прямо пропорциональны его стоимости, а потому можно было спокойно выложить за него пару-тройку сотен галеонов, а то и больше. Несмотря на некоторую, в хорошем смысле, помпезность ресторана, Гермиона не стала сооружать на голове прическу и надевать шпильки с коктейльным платьем. Может быть, это было и неправильно, но... кого это волновало?

Когда Гермиона пришла, Драко уже занял столик на втором этаже. Посетителей было немного, и это приятно радовало. Увидев девушку, Драко поднялся и подвинул для нее стул.
– Благодарю, – опускаясь на мягкое сидение, сказала Гермиона.

– По всем правилам мы должны, так сказать, зависать в "Трёх метлах" под сливочное пиво, – посетовал Драко, вновь занимая свое место.
– Мы уже давно живем не по правилам. К тому же, где и когда еще мне удастся провести время с таким богатеньким парнем, как Драко Малфой?
– Я так и знал, что ты общаешься со мной из-за денег! – деланно всплеснул руками Драко.
– Ну, извини, – улыбнулась Гермиона. – Слушай, я мало что в этом понимаю, поэтому давай я целиком и полностью доверюсь твоему выбору?

Гермиона закрыла меню, едва пробежав глазами по позициям.

– Понял, – Драко легким жестом подозвал официантку.
– Готовы сделать заказ? – прощебетала она.
– Будьте добры бутылку Шато Руазан, – со знанием дела начал Драко, – к нему сыр бри и красный виноград. Для дамы рататуй, а для меня – тартар из говядины.
– Не желаете десерт? Крем-брюле, блинчики креп-сюзет, круассаны? Сегодня мы подаем круассаны с миндальным кремом.

Драко посмотрел на Гермиону, как бы спрашивая о десерте. Она отрицательно покачала головой.

– Нет, спасибо, – деликатно отказал Драко.
– Позвольте повторить заказ, – продолжила официантка. – Бутылку Шато Руазан, бри, красный виноград, рататуй для дамы и тартар из говядины для вас.
– Все верно.
– Спасибо, скоро ваш заказ будет готов.

Официантка, забрав меню, удалилась.

– Что такое тартар? – первым делом спросила Гермиона.
– Рубленое сырое мясо, – пояснил Драко.
– Превосходно, – с отвращением прокомментировала девушка.
– Тебе понравится, – Драко весело подмигнул.
– Ладно, – Гермиона подалась вперёд, складывая руки в замочек, – объясни-ка мне этот феномен. Ты – весь такой аристократ с четким пониманием того, кто плебс, кто патриции. Я – грязнокровка, всезнайка, заучка, всю школьную жизнь проведшая в библиотеке и в компании двух, как оказалось, не слишком сообразительных парней. И вот мы здесь.
– Ой, ну, слушай, – Драко запустил руку в волосы, зачесывая их назад. – Все очень просто. Я не хочу сказать, что взгляды и принципы, которые вкладывались в меня годами, изменились. Ты все та же грязнокровка, и я не постесняюсь произнести это слово...

Речь была прервана официанткой, принесшей вино и бокалы. Пока она возилась с пробкой, и Гермиона, и Драко молчали.

– Дальше мы сами, спасибо, – прервал Драко попытку официантки наполнить бокалы. – Ну и вот. Дело в том, что мы выросли. Времена изменились. Ты начала общаться со мной, потому что я был единственным, кто не отвернулся от тебя. Разве нет?

Драко налил алое вино в бокалы наполовину.

– Удивительно ли это? Однозначно, – продолжал он под внимательным взглядом Гермионы. – Но, как по мне, абсолютно нормально. Я начал общаться с тобой, потому что мне стало тебя жаль.
– Это звучит просто ужасно, – вставила Гермиона с обидой.
– Но зато реально. Нет, я не настолько эмпатичен, как ты могла бы подумать. Просто... просто, наверное, мы оба оказались слишком одинокими. И нашли некоторое спасение в общении друг с другом. Иногда, чтобы пережить темные времена, нужно надёжное плечо. И не всегда это плечо друга.
– Очень философски, – с усмешкой заметила Гермиона.
– Признай, – Драко потирал высокую ножку бокала большим пальцем, – что этот год сильно изменил нас. Изменил всех.

Гермиона согласно закивала.

– Ни люди, ни вещи не могли бы остаться прежними. А потому... Мы здесь.

Гермиона решительно подняла бокал и направила его в сторону Драко.

– За неизбежность метаморфоз, – сказала она в качестве тоста.

Драко поднял бокал и отсалютовал им Гермионе. Оба сделали по глотку сухого Шато Руазан. Вино оказалось достаточно терпким и приятным на вкус. Гермиона с удовольствием сделала еще один глоток.

– А что думает твой отец? – спросила Гермиона через некоторое время, отправляя в рот кусочек баклажана. – Я уверена, он в курсе твоего нового круга общения.
– Он, конечно, все так же консервативен, – ответил Драко. – Но пока я не получил нагоняй за общение с тобой.
– Он Пожиратель, – напомнила Гермиона. – Он обязан следовать принципам чистоты крови.
– Обстоятельства... изменились, – уклончиво сказал Драко.
– Ладно. Не хочешь – не говори.

* * *


"Первое свидание" прошло вполне успешно. Гермиона, которая предложила собираться так почаще, всеми силами пыталась убедить себя, что встречается с Драко потому, что он ей действительно нравится, а не из-за того, что реальный ее любовный интерес не вспоминал о ней вторую неделю. Ворочаясь в постели, она задавалась множеством вопросов. Где сейчас Снейп? Почему не занимается с ней? Что делает? Нравится ли ей Драко по-настоящему? И нравится ли она Драко? Чувство тревоги и непонимания происходящего нарастало в груди и мешало сосредоточиться на индивидуальных тренировках. Если бы не музыка, Гермиона, скорее всего, уже давно бы забросила заниматься самостоятельно.

Поскольку "свидания" Драко и Гермионы повторялись с завидной периодичностью, они оба стали друг другу намного ближе. В последний раз они задержались в кафе намного дольше обычного. От усталости или просто от желания почувствовать хоть немного заботы, Гермиона прилегла, опустив голову Драко на колени.

– Еще вина? – поинтересовался он.
– Нет, мне уже достаточно, – тихо ответила Гермиона. – Завтра рано вставать.
– Я поражаюсь твоему самоконтролю. Если бы надо мной не стоял отец, я бы ни за что не вставал на занятия так рано.

Гермиона хмыкнула. Сердце ее вдруг почему-то застучало сильнее.

– Может, на выходных сходим куда-нибудь? – спросил Драко. – Я имею в виду, ну, за город...
– Драко, кто там пришел? – прервала его Гермиона.
– Что? А-а-а, – Драко разочаровано вздохнул. – Это профессор Снейп.

Гермиона поднялась так резко, что ударилась головой о столешницу, нависавшую над ней.
– Ай, – шикнула она, потирая больное место. Глаза ее при этом искали знакомую фигуру в черной мантии.

Снейп стоял возле барной стойки. Улыбающаяся официантка передавала ему какую-то коробку, перевязанную ленточкой.
Сегодня на десерт профитроли с клубнично-сливочным кремом, – вспомнились слова официантки.
"Он пришел за профитролями?" – подумала Гермиона.

Снейп принял коробку и, разворачиваясь, чтобы направиться к выходу, остановил взгляд на сидящей в углу парочке: Драко, безучастно смотрящем в сторону, и Гермионе, навалившейся на него. Ничего в глазах Снейпа не выдало эмоций. Ни удивления, ни приветствия, ни злости. Он просто отвернулся и, как ни в чем не бывало, ушел.

Гермиона еще некоторое время смотрела ему вслед. Она почувствовала его появление. Это что-то да значит. Правда ведь?

– Что ты там говорил, Драко?
– Ничего, – равнодушно бросил блондин. – Спросил, на какую песню ты подсела сейчас.
– А, – по-прежнему не отрывая взгляда от выхода, сказала Гермиона, – на "Summer moved on".


Да пребудет с вами Снейджер
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Наставник", AmD, СС/ГГ, PG-15, драма, экшн, макси (Конкурс "Под солнцем процветаю")
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Девять голосов", автор ...
2. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
3. Поиск фанфиков ч.3
4. "Отец героя", автор Olia...
5. "Кладдахское кольцо", пе...
6. Заявки на открытие тем на форуме &...
7. Marisa_Delore
8. "Директор Хогвартса", ав...
9. "Цвет настроения", Maggi...
10. "Он был старше её", авто...
11. Итоги конкурса "Лучший фанфик...
12. Лучший ПЕРЕВОД-2022 в категории ми...
13. Лучший КЛИП-2022 в жанре романтика...
14. Лучший фанфик-2022 в категории МИН...
15. Лучший фанфик-2022 в категории МИН...
16. Лучший фанфик-2022 в категории МИД...
17. Лучший СТИХОТВОРНЫЙ фанфик-2022
18. Лучший КЛИП-2022 в жанре драма/анг...
19. Лучший АРТ-2022
20. Лучший АРТ-2022 в категории Обложк...
1. targuol[20.02.2024]
2. BillBonplamp[20.02.2024]
3. Seferina[19.02.2024]
4. АлКа2010[19.02.2024]
5. ksenialaht77[12.02.2024]
6. Hanna79[07.02.2024]
7. MissisGTS[05.02.2024]
8. Neorina[05.02.2024]
9. PinUz241Cop[04.02.2024]
10. D_Br[03.02.2024]
11. redlynxx[28.01.2024]
12. Polly_molly[27.01.2024]
13. Lavernepathe[24.01.2024]
14. UlulaViki[21.01.2024]
15. Oriana[17.01.2024]
16. malyamkin[15.01.2024]
17. Dugurdoll[13.01.2024]
18. Countess_of_the_forest[07.01.2024]
19. Зашлапочитать[05.01.2024]
20. TimmyFof[05.01.2024]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  aNiSa, Chuhayster
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2024
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz