Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

     



Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Эффект птеродактиля", автор Заязочка, PG-13, джен, макси (джен, гет, экшн (action), POV, ООС, AU, макси, в процессе)
"Эффект птеродактиля", автор Заязочка, PG-13, джен, макси
Darelli Дата: Понедельник, 01.02.2016, 10:50 | Сообщение # 321
Darelli
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
И все у них было хорошо)))А дальше то что? Дамболдор,то не знает! Планы строит паутинку плетет. Что дальше?

Жизнь как спираль все крутится и кружится.

Сообщение отредактировал Darelli - Понедельник, 01.02.2016, 10:52
 
Полынь Дата: Понедельник, 01.02.2016, 16:19 | Сообщение # 322
Полынь
атипичная вейла
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автору респект за буйную фантазию! )))
Читала и ловила препинаки молча. Долго. На шарфике не выдержала. lol3 Этот анекдот был мной услышан впервые на паре по сопромату, и надо отдать должное нашему аристократически выдержанному преподу, что лекция не сорвалась и никого не выгнали ржать в коридор.
Дикая Охота и пионерский наигрыш на барабане тоже порадовали. Но хочу заметить, для комплекта не хватает горна!



Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
elin_alex Дата: Среда, 03.02.2016, 00:31 | Сообщение # 323
elin_alex
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
12wow 12wow 12wow

Сумасшедшая, вслед за ним босиком по стеклу...
 
М@РиЯ Дата: Среда, 03.02.2016, 17:10 | Сообщение # 324
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо всем, кто читает, от Автора и Беты)))
Полынь, 10tease пожалей Англию! Она маленькая, ей и барабана хватит!


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 03.02.2016, 17:10 | Сообщение # 325
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 41

Собственно говоря, я когда-то мечтала о скромной свадьбе с минимумом гостей и потрясающем путешествии в какое-нибудь замечательное место, где бы хватало и романтики, и всего остального. С путешествием не вышло, а остальное получилось. Правда, еще и грандиозная свадьба светит. В таких случаях утешает только то, что ни готовить на всю эту ораву не надо, ни посуду за ними мыть. Во всем можно найти что-то хорошее.
А Мэгги мне действительно шарфик подарила. Очень красивый из тончайшего шелка с нежной вышивкой. Вещь, конечно, во всех смыслах замечательная. Но я ей это попомню. Тем более что леди Анабелл рассказала анекдот всем портретам, и они откровенно хихикали. Предки…
— Что это с ними? — заинтересовался Барти за поздним завтраком.
— Сплетники, — буркнула я.
— Что? Подглядывали? — страшно удивился Барти.
— Нет, конечно! — возмутился сэр Арнольд. — Просто леди Анабелл рассказала милый анекдот, а он так подходит… к подарку мисс Мэгги!
— У нас нет растворителя для волшебных красок? — мрачно спросила я.
— Ну, зачем же так радикально-то! — возмутился сэр Арнольд и быстренько смылся с натюрморта.
Дед покачал головой, но ничего не сказал. Не удивлюсь, если и ему анекдот рассказали. А Барти точно сейчас кого-нибудь спросит. Мэгги сидела с видом пай-девочки. Я ей зловеще покивала. Она хихикнула.
— Да что такое? — не выдержал Барти.
— Старый анекдот, — ответила я, — пересказывать не буду, спроси, у кого хочешь. Про подарки на свадьбу.
А про себя подумала, что хорошо еще про шляпку не вспомнила. Есть история про мамашу-пуританку, которая строго внушала дочери, что муж никогда не должен видеть ее полностью обнаженной. А бедный мужик офигевал, что дорогая супруга занимается сексом в шляпке.
Северус, что показательно, хохмой не заинтересовался. Знает, что ли? Очень может быть.
— Какие планы на сегодня? — спросил дед.
Я взглянула на Северуса. Тот чуть заметно улыбнулся.
— Продолжу заниматься текстами, — ответила я, — там могут быть очень интересные зелья. А если я освою шумерский и аккадский, то, возможно, смогу перевести и описание интересных артефактов.
— Ну, тогда я тебе точно работы подкину, — кровожадно улыбнулся Барти, — по линии Отдела Тайн.
Ну да, никаких тебе, Гермиона, медовых месяцев. У нас все сурово. Хотя я совершенно не представляю Северуса лениво валяющимся на песочке под ласковый шелест волн. Сбежит через пару дней. Да и я тоже, если честно. Я люблю отдых познавательный. Можно было смотаться на остров Крит, где находится большая магическая библиотека и совместить изучение редких книг с купанием и утехами плоти. Но нам всем будет спокойнее, если мы останемся дома. Ну что, книг и у нас более чем достаточно. Утехи плоти тоже никуда не денутся. А без купания в теплом море можно и обойтись. Потом, если что.
Мэгги собралась в Мунго. Северус умотал в лабораторию. А я сосредоточилась на свитках. Вот и вся романтика.
Я лежала на полу, раскинув в стороны руки. Перед моим внутренним взором пробегали клинописные строчки. В голове звучали тихие голоса. Постепенно я выделяла отдельные слова, понимала их смысл. Слова и фразы приходили в соответствие с бегущими надписями. И это было прекрасно.
Спустя какое-то время я села. Ужасно не хотелось открывать глаза, но была опасность затеряться в объеме новой информации. И надо было записать основы, чтобы не забыть. А спустя какое-то время попробовать читать клинопись.
Записав информацию, я направилась в столовую. Зверски хотелось есть.
— Дилли! Принеси что-нибудь перекусить. Где все?
— Мистера Крауча дома нет, — ответила Дилли, сервируя стол, — мастер Крауч в кабинете, мистер Снейп-Крауч в лаборатории, мисс Смит тоже дома нет.
Значит, Снейп-Крауч. И хорошо. Сможет пока пользоваться первой частью фамилии, чтобы никто вопросов не задавал. И все патенты и публикации при нем останутся, ничего менять не надо. Надо будет наведаться в кабинет деда и взглянуть на генеалогическое древо. Я там, наверное, Крауч-Снейп. Тоже можно спокойно пользоваться половиной фамилии.
Я не интересовалась, как все это происходит у магов. Я имею в виду — изменение имени и фамилии. Допустим, родовой гобелен изменялся под воздействием ритуалов. И он, скорее всего, связан с алтарем. А все остальные документы? Все эти самообновляющиеся книги и все такое прочее? С одной стороны, чиновники были заинтересованы владеть всей информацией. А вот с другой… Тут вопрос в том, насколько сами маги заинтересованы, чтобы вся информация об их семейных делах была доступна совершенно посторонним и не всегда доброжелательно настроенным людям. Хм… та самая министерская регистрация браков могла служить именно учету и контролю. Хотя, понятное дело, в большинстве случаев маги ничего и не скрывали, давая балы и приемы по случаю помолвок, свадеб, рождения детей. И в «Ежедневном пророке» по этим поводам печатали объявления. Но ведь у любой семьи могли возникнуть обстоятельства, когда какое-то изменение хотели скрыть. Например, как мы. И что, влиятельные семьи не могли заблокировать неугодные им законы? Лазейки наверняка имелись. Но об этом у деда узнать можно.
Задумавшись, я слопала несколько ветчинных рулетиков, очистила тарелку с креветками и сжевала весь сыр. Наступила очередь тарталеток с паштетом.
— Эй, а мне! — послышалось от дверей.
— Я бы тоже не отказался.
В дверях стояли Барти и Северус.
— Опоздавшим — кости, — фыркнула я.
Дилли шустро сервировала стол к ланчу.
— Вообще-то, — заметил Барти, — это кое-кто пришел раньше, чтобы втихаря сожрать все вкусное. Ты и в Хогвартсе всех объедаешь?
— Конечно, — кивнула я, — а как же иначе. А что не съедаю, то надкусываю. И в суп плюю.
— Как интересно! — заметил Северус. — Какие секреты открываются!
Я закинула в рот остатки последней тарталетки и облизала пальцы. Северус с явным интересом следил за моими действиями.
— Медитировала? — посмеивался Барти. — И как успехи?
— Смогу читать клинопись. Но нужно еще немного поупражняться. Потом начну работать с образами.
Барти кивнул. Ему ли не знать об особенностях обучающей медитации. Энергию она жрала со страшной силой.
Дед и Мэгги к ланчу не явились. Я лениво пила чай.
— Собираешься на вечеринку к Лонгботтому? — спросил Барти.
— Да, — кивнула я, — надо обязательно пойти. Заодно с Поттером объяснюсь. Если ему это понадобится, конечно.
— Я дам тебе порт-ключ, который среагирует на любую попытку похищения или принуждения, — сказал Барти, — и Мэгги тоже. Не нравится мне это затишье.
Я кивнула. Не пойти к Невиллу было нельзя. А вот Поттер со своим крестным — это другое дело. Они стояли как бы вне всех этих довольно сложных взаимоотношений и могли себе позволить какие-то отклонения от общепринятого поведения. Но и к ним относились как к пока терпимому исключению. Пока — это значит, что ничего выдающегося они пока не отмочили, и в доме Сириуса Блэка бывать было можно. Но можно было и не бывать. А вот что касалось таких семей, как Малфои, Лонгботтомы, наша и тому подобные, то тут вступали в силу очень строгие правила обязательных ответных визитов и приглашений. Мне после окончания Хогвартса придется весьма строго высчитывать программу балов и приемов, чтобы не получилось, что наш праздник будет в один день с теми же Малфоями. И журфикс у меня будет. Тот самый фиксированный день, когда я точно сижу дома и жду дам на чашку чая и сплетни. Но мне все это скорее нравится. К тому же, именно на таких мероприятиях частенько узнавалась самая интересная, а то и секретная информация и делалась политика. Умные мужья потому и были умны, что прислушивались к мнению своих жен.
А что касается затишья, то оно меня тоже пугало. Не думаю, что наши враги сидели сложа руки и ждали у моря погоды. Но узнать, что они задумали, мы пока не могли. Думаю, что смогу что-то выяснить у Поттера, он может быть в курсе.
По идее, меня мог сопровождать муж, но у Лонгботтомов планировалась именно вечеринка. К тому же мы вместе учились и были родственниками. Так что приличия позволяли пойти туда вдвоем с Мэгги. Более того, не удивлюсь, если компания не горит желанием видеть Северуса. Помолвленные пары были не обязаны наносить визиты вместе, а афишировать наш брак мы пока не собирались.
— Надо еще подарок выбрать, — проговорила я, — и платье.
— На столе не отплясывать, — строго сказал Барти.
— Посмотрим, — наморщила нос я.
Северус прихватил меня на выходе из столовой.
— Твоя кошмарная привычка сводит меня с ума, — пробормотал он, целуя кончики моих пальцев.
— М-м-м? — я опустила ресницы и коварно улыбнулась.
Меня подхватили под задницу, подняли с пола и крепко прижали к себе.
— Если бы я сам не лишил тебя невинности, — проговорил он, — то не знал бы, что и думать. И только посмей проделать что-то такое при ком-то другом.
Я быстро облизнулась. Похоже, что медовый месяц все-таки будет. И меня прямо сейчас начнут учить плохому. Люблю учиться. На «Превосходно».
Я оказалась права.
У Невилла действительно планировалась молодежная вечеринка с танцами. Гости резвились на террасе, выходящей в большой красивый парк. Натанцевавшись в свое удовольствие, я сидела в тени какого-то буйно цветущего растения и пила лимонад.
Рядом появился Поттер.
— А ко мне, значит, не придешь? — полуутвердительно проговорил он.
— Ты же сам все понимаешь, — ответила я, — в твой дом я могу спокойно прийти. Но не в дом Блэка. Он тебе пересказал тот наш разговор? У Малфоев?
— Он сказал, что ты идиотка и не понимаешь, куда лезешь, — ответил Гарри.
Я хмыкнула. Тоже мне, знаток женской психологии.
— Я как раз таки прекрасно понимаю, что за то, что я имею, мне придется нести определенные обязанности, — сказала я, — но я не вижу в этом ничего ужасного. Мой отец дружил с младшим братом твоего крестного. Всех подробностей эпического скандала в благородном семействе Блэков он, конечно, не знает. Но леди Вальбурга, мать Сириуса и Регулуса, была дамой очень жесткой. И считалась только с собственным мнением. Похоже, что у них нашла коса на камень. Но у меня все иначе. А твой крестный исходит из собственного опыта.
— Может быть, — кивнул Гарри, — но, похоже, его больше волнует твой будущий брак.
Я пожала плечами.
— У них с профессором Снейпом в школьные годы была вражда не на жизнь, а на смерть. Но с тех пор многое изменилось. Меня Снейп вполне устраивает.
— Это действительно твое дело, — согласился Гарри. — И твоя жизнь. Я просто хотел объяснить, что Сириус не желал ничего плохого.
— Может быть. А какие вообще новости? Сам знаешь, из-за того, что Азкабан опустел, сейчас и на Диагон-аллею особо не выберешься.
Он вздохнул.
— Я тоже почти ничего и не слышал. Сириус попросил немного денег для семьи Уизли, они здорово попали. Рона и близнецов выпустили из аврората, но жить им почти не на что. Жалованья Перси на всех не хватает.
— А они работать не пробовали?
— Близнецы вроде устроились к Зонко, — ответил Гарри, — но там какие-то сложности. Да и платят не так много, может, потом больше будет. А Рон… Ну, ты и сама понимаешь. Плюс еще Джинни. Не знаю, как они там еще не поубивали друг друга.
— Это твои деньги, Поттер, но если ты будешь поддерживать эту семейку, то они могут решить, что ты обязан это делать.
Он фыркнул.
— Я тут только и узнаю с утра до вечера, что я должен, а что не должен.
— А ты что хотел? Старый Род — это не только сейфы с золотом. Это и ответственность. А у тебя два Рода в перспективе. Тебе без помощи той же леди Малфой никак не обойтись. И лорда Малфоя тоже. Блэк может жить, не думая о завтрашнем дне, а ты нет. Если, конечно, не хочешь стать Предателем Крови. А это только кажущаяся простота. Это путь по наклонной.
Поттер отвлекся на секунду и ухватил с левитируемого домовиком подноса бокал с чем-то прохладительным.
— Да, я все это понимаю. Просто у меня не получается так, как у тебя.
— Все у тебя получится.
Значит, Уизли выпустили. А о Дамблдоре ни слуху, ни духу. Есть небольшой шанс, что он помер, но это было бы слишком хорошо. В жизни так не бывает.
То, что рыжая семейка пытается доить Поттера и Блэка, меня не удивляет.
— Кстати, самая младшая все еще считает, что ты на ней обязательно женишься? Или мозги на место встали? — небрежно поинтересовалась я.
Гарри поморщился.
— Я ее не видел. А Рон сказал, что к ней начала возвращаться магия.
Очень интересно! Хотела бы я знать, с чем это связано.
— Она лечилась? — спросила я.
— Не знаю, — ответил Гарри, — мне это неинтересно было. Хотя Рон и намекал, что, мол, она мне подойдет. Дурацкий какой-то разговор был. На фига мне эта дурочка?
— Решаться на неравный брак можно только по очень большой любви, — заметила я, — любая страсть проходит. Она или переходит во что-то, что больше похоже на дружбу и взаимное уважение, или однажды утром ты страшно удивляешься, что этот чужой человек делает в твоей постели.
— Ты говоришь прямо как леди Малфой, — заметил Гарри.
— Потому что так оно и есть. И потом, у тебя обязательно будут дети, наследники двух Родов. Небезупречную мамашу им будут поминать до конца дней. Так, глядишь, и внукам достанется. Об этом тоже стоит подумать. Повторюсь, ты не Сириус Блэк.
— Мэгги на меня теперь и не смотрит, — пожаловался вдруг Гарри.
— Она очень славный человечек, Поттер. Попробуешь обидеть — будешь иметь дело со всеми Краучами.
— Жуткая перспектива, — хмыкнул Гарри, — ладно, попробую ангажировать мисс Смит на танец. Вдруг да получится.
Я смотрела ему вслед. Мне ужасно не нравилось то, что я услышала. Это были очень плохие новости.
Гарри пригласил Мэгги, я видела, как они кружатся в танце. Невилл и Фэй держались за руки. Дин угощал лимонадом Лаванду. У меня никогда не будет чего-то подобного. Взрослый мужчина не сможет вести себя как влюбленный подросток. Но я вполне могу без этого обойтись.
Обручальное кольцо было надежно скрыто чарами, на пальце блестел изумруд помолвочного. Игры продолжаются. Тем более что великолепный камень мне очень нравился.
Домой мы вернулись через камин.
— Повеселились? — улыбнулся Барти.
Северус бросил на меня ревнивый взгляд. Мэгги безмятежно улыбалась.
— Скажите, — спросила я, когда мы все расположились в гостиной, — можно ли узнать точный диагноз Джинни Уизли? Поттер сказал, что к ней возвращается магия.
Мои мужчины переглянулись. Дед нахмурился.
— Ты считаешь это важным? — спросил он.
— Эта семья очень тесно связана с Дамблдором, — напомнила я, — и имеет на нас мощный зуб.
— Ну, могу спросить у Сметвика, — сказал Барти, — он еще какой-то зашифрованный свиток нашел и хочет, чтобы я его посмотрел. Я о таких случаях ничего не слышал, но я и не целитель.
— Ко мне никто не обращался, — сказал Снейп, — а самые сложные и редкие зелья для Мунго варю я.
— Я тоже попробую узнать, — сказала Мэгги, — я очень многих знаю в Мунго. А так как была свидетельницей того, что случилось с Уизли, то мой интерес никого не удивит.
— А еще Поттер сказал, что Рональд Уизли продолжает ему намекать на брак со своей сестрой.
— Надеюсь, что у мальчика хватит ума этого не делать, — покачал головой дед, — такой брак перекроет ему все дороги в нашем мире. И дело не в бедности Уизли. Поттеру нужна чистокровная жена из приличной семьи, которая станет достойной хозяйкой двух домов и родит наследников. Сможет стать опорой мужу и воспитает детей. Он ведь многого не знает, ему нужно помогать.
— Я говорила ему то же самое, сэр, — сказала я, — когда он был у нас на балу. Его заинтересовала организация такого мероприятия, и я сказала, что ему стоит поискать невесту, которая хорошо понимает в подобных вещах, потому что он будет Главой двух Родов, занимающих важное место в магической Британии. Поттер считает Джинни Уизли дурочкой, но если с его мнением не собираются считаться, то в ход может пойти и приворотное зелье. Или еще что-нибудь.
— Мне никогда не нравился Поттер, — сказал Северус, — но такого я ему не желаю.
— Думаю, что пока ему нет семнадцати, — задумчиво проговорил Барти, — до совсем уж откровенных действий дело не дойдет. Несовершеннолетний маг может обратиться к любому старшему родственнику за помощью и советом. А вот потом ему стоит поберечься. Ему бы сейчас поговорить хоть с Люциусом, хоть с леди Лонгботтом. Да хоть с нами. Запросить расчеты совместимости на свободных от обязательств чистокровных девиц и заключить магическую помолвку. Уже сможет спать спокойно. Северус, может, ты переговоришь об этом с Люциусом? Если мы спасем наследника двух древних Родов, нам всем это зачтется.
— Я поговорю, — согласился Северус, — расчеты может сделать Нарцисса. Не удивлюсь, если Малфои и сами пришли к такому решению. Другое дело, что они могут не владеть всей информацией и думать, что время терпит.
Я задумчиво пила чай. Это могло решить часть проблем. Но Поттер, естественно, скажет об этом Блэку и Уизли. Блэк, похоже, все еще продолжал свой подростковый бунт против окружающего мира. А Уизли кровно заинтересованы в том, чтобы помолвка Гарри не состоялась. Тут больше пользы от дневника Тома будет, если Поттер с ним летом общается. Том ему и меня в невесты советовал, помнится.
— Как бы на будущую невесту Гарри Поттера не напали, — заметила я.
Северус бросил на меня косой взгляд.
— Мы не знаем, насколько важен это брак для Уизли, — сказала я, — если дело только в деньгах, то Поттер может им подкидывать по мелочи. Потеря серьезная, но не смертельная. Но мы не знаем всего.
— Гермиона, — Мэгги нахмурилась, — я помню, что Джинни Уизли устраивала в нашей спальне. Она буквально одержима Поттером. Вряд ли у нее это прошло. А тут еще деньги.
— Ты что-то говорила об этом, но давно. Напомни, пожалуйста, — сказал Барти.
Мэгги покачала головой.
— Это ужас был. Особенно на первом курсе. У Мэйбл и Джудит конфеты были, печенье. Мелочи всякие. У Джинни ничего такого. Девочки не жадные, но одно дело, когда сам угощаешь, а когда у тебя без спроса берут — совсем другое. Мы тогда чар не знали. И вообще противно, когда в твоих вещах роются. Поэтому девочки и перенесли все запасы в спальню второго курса. С Джинни даже разговаривать лишний раз не хотелось. А она все орала, что на ней женится сам Гарри Поттер, что у нее будут лучшие конфеты, мантии, туфли, метла, украшения. Над ней смеялись, конечно. А она в такой раж впадала. Знаете, я тогда к этому как-то спокойнее относилась. Противно было и немного смешно. А вот сейчас…
— Ты права, — тяжело вздохнул дед, — она лишилась почти всего. Чтобы понять, что сама виновата, нужно иметь ясную голову. Детская одержимость Мальчиком-Который-Выжил могла усилиться. Да и желание получить красивые дорогие вещи тоже никуда не делось. Даже сквиб или маггл может быть опасен. А если к ней возвращается магия…
— Пожалуй, к Малфоям я отправлюсь прямо сейчас, — поднялся Северус, — это очень серьезно.
Интересно, насколько он там застрянет? Уже довольно поздно, сразу перейти к делу приличия не позволят, надо оставить время на светскую часть общения. Ну и ладно, лягу спать. Все-таки вечеринка меня утомила.
Большая мрачная спальня показалась на редкость неуютной. Но возвращаться в свою комнату я не стала. Хрен его знает, что муженек надумает, если меня в кровати не обнаружит. Я привычно совершила вечерний туалет и забралась под одеяло. И не заметила, как заснула.
Проснулась от того, что меня кто-то подтягивал поближе. Кто-то… ясно, кто. Все-таки интересно, как он раньше обходился, когда у него меня не было? Неужели действительно с плюшевым мишкой спал?
Мне уткнулись носом в волосы и засопели в ухо. Спит. Небось, и с Малфоем выпил. Разбудить, что ли? Да ладно, пусть спит. И сопит он очень уютно. Спа-а-а-ать…
Второй раз я проснулась, когда Северус встал, чтобы сходить в туалет. Было уже светло. Я потянулась.
— Доброе утро! — поприветствовала я супруга, когда он вернулся. — И что сказал Малфой?
— Как это ты с таким любопытством умудрилась заснуть? — насмешливо спросили меня. — Давай пить кофе, раз проснулась.
— Давай, — согласилась я, — но ты все равно рассказывай.
Он вызвал домовика, заказал кофе и устроился рядом со мной, закинув руки за голову.
— Люциус согласился с нашими доводами, — сказал он, — так что Нарцисса уже сегодня займется расчетами. Проблема, как ты понимаешь, в том, чтобы сохранить все это в тайне.
Я пила кофе и размышляла. Слухи могут разнестись уже из-за того, что Малфоям придется вести переговоры с родителями и опекунами потенциальных невест. Как бы им больше всех Мэгги не подошла. Не знаю, что покажут расчеты, но все остальные условия будут соблюдены. Чистокровная, с сильным Даром. Незаконность рождения легко перекрывается покровительством нашей семьи. Хорошенькая. Поттеру нравится. Да уж…
— К Мэгги не привяжутся? — спросила я.
— Могут, — вздохнул он. — Мисс Смит вполне способна справиться с Поттером. Но я не знаю о ее чувствах.
— Заставлять ее никто не будет, — ответила я, допивая кофе.
Настроение испортилось. Когда-то я считала такой брак хорошей идеей. А вот теперь… Как бы не подставить подружку.
Северус моментально просек изменение моего настроения.
— И что случилось? — спросил он, убирая чашки. Поднос тут же исчез. — Ты так привязана к Мэгги?
— Я считаю, что в ответе за тех, кого приручила, — буркнула я.
— А может, это она тебя приручила?
— Может. Она сама подошла ко мне и предложила оказывать услуги взамен на покровительство. Но она была рядом со мной, когда на меня напал Люпин. И ни на секунду не задумываясь, бросилась меня спасать от лжеАмбридж. Я прекрасно понимаю, что она очень много получает от всех нас. Но она не злоупотребляет своим положением и возвращает долги с лихвой. Я не хочу, чтобы она попала в беду. А Поттер сейчас будет в эпицентре интриг.
— В эпицентре интриг сейчас будешь ты, — ответил Северус, убирая пряди волос от моего лица, — так что Мэгги Смит в любом случае отсидеться в тишине и покое не получится. Все будет крутиться вокруг тебя и Поттера. Причем, если у него все будет скрыто, то ты будешь на виду.
— Потому что у Поттера нет барабана, — мрачно сказала я.
— И поэтому тоже, — согласился Северус. — В Хогвартсе тролль знает, что будет твориться. Признаюсь, я никогда еще не испытывал такого отвращения к самой идее возвращения в школу. На домашнее обучение ты ведь не согласишься?
— А смысл? Провести остаток жизни взаперти я не смогу. Любой выход в свет может в таком случае привести к неожиданным последствиям.
— Все верно. Иди сюда. Давай подумаем. В гостиных и спальнях факультетов очень надежная защита. Напасть на тебя или мисс Смит могут в коридорах или вне замка. Я декан и могу отслеживать местоположение учеников. Плюс можно добавить пару артефактов. Уизли в школе не будет. Новых учителей нанимать не собирались, так что какой-нибудь фанатичный сторонник Дамблдора в школу проникнуть не должен. Коллег я знаю достаточно хорошо, чтобы заподозрить оборотное зелье или чары личины. И не только я буду за этим следить, история с Амбридж никому не понравилась. Не мешало бы узнать о ходе следствия, но тут вся надежда на твоего деда.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 03.02.2016, 17:11 | Сообщение # 326
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я вздохнула. Мы не собирались афишировать свой брак, так что перебраться в подземелья у меня не получится. Скорее бы Дамблдора поймали.
— Все будет хорошо, — шепнули мне на ухо.
— Угу, — согласилась я и ответила на поцелуй.
Люциус и Нарцисса Малфой явились к чаю. Светскую часть визита все постарались свернуть как можно быстрее. Мэгги в этот раз была дома, ее вызвал дед. Наконец леди Малфой протянула моему деду свиток, перевязанный ленточкой. Тот углубился в чтение.
— Ну что ж, — проговорил дед, закончив чтение, — именно это мы и предполагали.
И протянул свиток Мэгги. Она внимательно все просмотрела и передала свиток мне. Посмотрим…
Вот это да! Полная совместимость. У Поттера был Дар к Артефакторике, ментальным наукам и парселтанг. Мэгги была диагностом-интуитом. Они оба могли сделать фантастическую карьеру в колдомедицине. Советы Мэгги и исполнение Поттера. Совпадало и все остальное. В случае брака они будут поддерживать друг друга, способствовать дальнейшему совершенствованию. А в их детях могли соединиться все Дары. Что давала шансы и Роду Поттеров, и Роду Блэков.
Мэгги вздохнула.
— У тебя тоже хорошо развита интуиция, Гермиона, — тихо сказала она, — ты ведь думала об этом.
— Я думала, что это хороший вариант для тебя, — ответила я, — и что ты сможешь с ним справиться. Он не плохой. Просто сложный. Но решать тебе.
Мэгги кивнула. Лорд Малфой поднял бокал.
— Должен заметить, что это довольно необычно. Я такое в первый раз вижу.
Леди Малфой покачала головой.
— Знаете, в свете того, что сказал Северус, я сделала расчеты и на мисс Уизли. Она сможет родить ему детей. Но и только. Ни взаимопонимания, ни поддержки, ни развития Даров. Тем более что у Предателей Крови Даров нет. Гарри в таком случае придется дополнительно вводить детей в Род.
Для магов это было приговором. Сохранение и развитие Даров было для них фетишем. За возможность усилить свой Род они были готовы интриговать и убивать.
— А что с Розье? — спросила я.
— Колину больше подойдет Джудит Майлз, — сказала Нарцисса. — На Денниса я пока расчетов не делала.
Барти разлил по бокалам вино.
— Мэгги, это очень серьезно. Сейчас решается твоя жизнь. Расчеты леди Малфой показывают, что в браке ты будешь счастлива. Но у тебя очень серьезные противники. Уизли сами по себе ничтожны. Но за ними стоит Дамблдор, а мы не знаем, что с ним и как.
— А Гарри? — спросила Мэгги. — Вы с ним говорили?
— Мы сперва хотели переговорить с тобой и семьей Крауч, — сказала Нарцисса.
Мэгги сосредоточенно кивнула.
— Я… я согласна. Но если Гарри… тоже захочет.
— Поттер наследует и Блэкам тоже? — спросил дед. — Мэгги, в таком случае тебе придется обеспечивать наследниками два Рода.
— Я понимаю, — кивнула моя подруга.
Лорд Малфой улыбнулся.
— Поттер — наследник Блэков. Хотя и придется провести несколько ритуалов. Но все расчеты указывают на него. Мисс Смит, я понимаю ваши сомнения. Они совершенно естественны. Нам всем хочется, чтобы все происходило так, как это описывается в романах. Но так бывает только там.
Мэгги еще раз кивнула.
— Я понимаю.
Ну, вот… теперь ждем Поттера со всеми атрибутами: кольцом и букетом. Что-то мне подсказывает, что все эти страсти-мордасти действительно только в романах и водятся.
Поттер явился к обеду. С Малфоями и Блэком. Да, от крестного просто так не избавишься. Леди Малфой успокаивающе кивнула в ответ на мой вопросительный взгляд. Похоже, что она имеет на кузена сильное влияние. Наверное, клятва о неразглашении, если не Непреложный Обет. Раз уж Малфои взялись устраивать брак Поттера и опекают его, то они и отвечают за благополучие обоих.
Мэгги то краснела, то бледнела и нервно теребила рукав мантии. Дед, Барти и Северус были спокойны. Я старалась поддержать подругу.
— Мисс Смит, — проговорил Поттер, которого явно очень хорошо проинструктировали, — в присутствии ваших покровителей я прошу вас оказать мне честь и стать моей женой.
Мэгги бросила на меня заполошный взгляд и закусила губу.
— Мистер Поттер, — негромко проговорила я, — я надеюсь, что вы понимаете всю меру своей ответственности и готовы взять на себя заботу о мисс Смит?
Тролль бы побрал всю эту официальщину! Оставили бы их на пару минут наедине, чтобы они нормально объяснились. Это же не мы с Северусом.
Гарри быстро взглянул на Нарциссу. Та кивнула.
— Мистер Крауч, — сказал Поттер, — могу я поговорить с мисс Смит?
— Конечно, мистер Поттер.
Парочка удалилась в оранжерею, я вызвала домовиков. Некоторое время все честно пытались вести светскую беседу о погоде. Блэк молча пялился на пейзаж над камином и пил огневиски. Наконец послышались шаги. Мэгги смущенно улыбалась. Поттер выглядел довольным.
Дед встал.
— Мистер Крауч, — склонил голову Гарри, — я прошу у вас руки мисс Смит.
— Мэгги? — улыбнулся дед.
Она несколько раз кивнула.
— Ну что ж, мистер Поттер, я согласен. Надеюсь, что вы оба будете счастливы.
Барти лично откупорил бутылку шампанского. Гарри надел Мэгги на палец красивое кольцо с рубином.
Поттер выглядел довольным. Я знаю, что Мэгги ему нравится, но, похоже, что здесь что-то большее. К тому же она вполне могла дать ему отпор. Возможно, для Поттера было ударом, что девочка во время нашего конфликта поддержала меня, а не его. И не растекалась лужицей от внимания самого Избранного. Да и щенячьи взгляды и нытье Джинни должны были надежно отвратить его от розовых соплей. К тому же Мэгги точно не будет гирей на ноге, у нее куча интересов и большие планы.
Мэгги смущалась, но несчастной ее никто бы не назвал. Думаю, что Поттер ей нравится. Он симпатичный парень, умеет быть обходительным. Да и ее Дар должен был ей помочь. Они хорошо смотрятся вместе. Интересно, кольцо Гарри покупал? Или на этот случай можно было воспользоваться фамильной сокровищницей?
— Мы с лордом Малфоем можем засвидетельствовать ваши клятвы, — сказал дед. — Это нужно сделать до начала учебного года. Прошлый наглядно показал, что Хогвартс не является безопасным местом. Мистер Поттер, у вас есть защитные амулеты? Если вы пока не имеете доступа к фамильным, то их можно будет приобрести и зачаровать на вас.
— Кое-что я уже купил, — кивнул Гарри, — возможности волшебников, честно говоря, пугают. Я почитал про Амортенцию и подобные ей зелья, и мне стало жутко. Знаете, сэр, я понимаю свой долг перед Родом. И очень благодарен леди Малфой за расчеты. И всем вам за понимание. Я сделаю все, чтобы Мэгги не пожалела о своем выборе.
Ого! Какой прогресс. Хотя это совершенно логично. И я примерно представляю, что он прочитал. Есть пособие для юных магов и ведьм, подробно рассказывающее о приворотных зельях, всякого рода амулетах и тому подобном. И о последствиях их применения. Читается как справочник по венерическим болезням. Непроизвольно начинаешь прислушиваться к себе и искать симптомы. Становится жутко и противно. Очень полезная книжка.
Драко Малфой, который до этого мирно сидел в углу и изображал часть интерьера, отсалютовал мне бокалом. Я улыбнулась. Интересно, с кем он помолвлен? С Асторией Гринграсс? Или с кем-то еще? Прямо спрашивать неприлично. Не удивлюсь, если Малфои в курсе, что наш брак с Северусом уже заключен и подтвержден. Как бы дед ни относился к участию Люциуса в организации УПСов, сейчас мы естественные союзники. И лично мне Малфои симпатичны. Какими бы они ни были, но Род, семья и кровь были для них не пустым звуком.
Дело не стали откладывать в долгий ящик, и снова в нашем доме звучали торжественные клятвы. Потом было угощение, и гости покинули наш дом. Сообща решили, что пока давать объявление о помолвке не стоит.
Разумеется, я тут же прижала Мэгги к стенке.
— Что он тебе сказал?
Она улыбнулась.
— Что я ему очень нравлюсь. Что я красивая и веселая. И ему очень нравится, что я учусь на колдомедика. Я сперва побоялась, что начнет в любви признаваться. Я ведь знаю, что он меня не любит. Ну… ты понимаешь, только симпатия есть. Но он не стал врать.
— Это очень хорошо, что не стал врать, — кивнула я, — а он тебе нравится?
— Нравится, — подтвердила Мэгги, — и он действительно неплохой. Его заносит иногда. И он любит командовать. Но… знаешь, я чувствую, что мы сможем с ним нормально ужиться.
Еще одна практичная ведьма. Но было бы странно ожидать от Мэгги романтических порывов.
— Надо будет посмотреть на новые модели шарфиков, — ехидно сказала я.
Мэгги густо покраснела. Ага, проняло! Меня легонько шлепнули по руке.
— Только в Тайную Комнату с ним не ходи, — сказала я, — мало ли что. Сперва надо разобраться со всеми странностями. Но вот в Выручай-Комнату пустить его придется. Если нас самих туда пустят после той жуткой находки.
— Я ему расскажу, — кивнула Мэгги, — и про серьги тоже. Он должен понимать, что там может быть что-то опасное. Ой, а помнишь театр? Может быть, его можно вытащить?
— Думаю, что расскажу про него Северусу, — согласилась я, — и мы вместе с ним его достанем. Действительно, вещь.
Северус только покачал головой, когда ему рассказали. А вот Барти страшно заинтересовался.
— Я бы взглянул. Там нужна реставрация? Это же замечательно! Для первокурсников можно будет разыгрывать сценки из истории Хогвартса. Да и не только для первокурсников. Не удивлюсь, если сценки показывали перед Рождеством.
— Но тогда очень странно, что такую замечательную вещь спрятали, — пожал плечами дед, — я смутно помню, как кто-то рассказывал, что в старые времена разыгрывали сценки силами студентов. Но театр в этом смысле гораздо лучше.
— Кто-то решил сделать пакость всей школе? — предположила я. — Дичь какая! Там каждая марионетка — произведение искусства. Может, кто-нибудь из призраков что-то помнит?
— Я спрошу у Барона, — согласился Северус, — где театр? В той куче, что вы уже проверили?
— Да, — кивнула Мэгги, — там такой сундучок, обтянутый кожей. Он раскладывается, а внутри марионетки.
— Сундучок, — проворчал Барти, — футлярчик…
Мы с Мэгги вздохнули. Желание снова копаться в Выручай-Комнате значительно уменьшилось. А тут еще Поттер.
— Достану я ваш театр. — сказал Северус, — и покажу другим деканам. Посмотрим, что можно будет сделать.
Просто идеальный муж. Вот на фиг ему все это не надо, но раз дамам хочется, то пойдет и достанет. Прелесть какая!
Но, как оказалось, замечательный театр было нельзя выносить из Хогвартса. Северусу об это рассказал Кровавый Барон, призрак факультета Слизерин. Это был подарок от нескольких выпускников, которые учились на разных факультетах. Его зачаровали, чтобы он всегда находился в школе. Действительно, на Рождество торжественно разыгрывали занимательные сценки из истории Хогвартса. Пропал сундучок во времена директорства Финеаса Найджелуса Блэка. Он уволил преподавателя, который пренебрегал своими обязанностями. Полагают, что этот тип в отместку украл театр. Но вынести не смог и спрятал в Выручай-Комнате. Да уж… Осмотреть находку взялся профессор Флитвик, если окажется, что все куклы и декорации в полном порядке, то можно будет торжественно вернуть театр и возродить старую традицию. Кровавый Барон помнил, что фигурки можно было добавлять, чтобы показывать различные значительные события из истории школы. Здорово!
— Все-таки странно, что никто до вас не стал рыться в этой комнате, — заметил Барти, — я бы точно не удержался, если бы знал в свое время.
— Да уж, — вздохнул Северус, — но так даже лучше. И, похоже, секрет сохранить не удастся. Флитвик ужасно любопытен. И там хватает книг из школьной библиотеки и учебников. Так что, дамы, попользовались — и хватит. Не удивлюсь, если там еще что из школьного имущества найдется.
— Но книги и ковер-самолет мы не отдадим, — сказала я.
Северус бросил на меня весьма красноречивый взгляд. Похоже, что ковер-самолет и он отдавать не хочет.
— Но это не все новости, — сказал он, — есть и не очень хорошие. Минерва МакГоннагал поправила здоровье и подала прошение на восстановление в должности. Формального повода для отказа нет. Разве что удастся не делать ее снова деканом Гриффиндора.
— А как же профессор Сандерс? — спросила я.
Эта дама всех устраивала в качестве преподавателя. Объясняла она намного интереснее.
— Будет решать Совет Попечителей, — ответил Северус, — но повод для отказа должен быть очень весомым. МакГоннагал очень много лет отработала в Хогвартсе, а жаловаться на нее ума ни у кого не хватило.
Я стиснула руку в кулак и ударила им по подлокотнику кресла.
— Директора у Хогвартса сейчас нет, — сказала я, — значит, назначить декана своей властью он не сможет. Не знаю, есть ли совет деканов, но я взбунтую факультет. Авторитета хватит. А если инициировать расследование, то МакГоннагал придется отвечать на очень неприятные вопросы. Я примерно представляю, как все это будет подано. Мол, почтенная ведьма столько лет отдала Хогвартсу. Заболела прямо на рабочем месте. Не может жить без работы и детишек. У декана огромная власть. Да я спать не лягу в башне Гриффиндора, если эта… будет деканом. Северус, мы все к тебе переедем. И я, и Мэгги, и Гарри Поттер.
— На тебя я согласен, — вздохнул Северус, — а без остальных прекрасно обойдусь, извините, Мэгги. Но я понял, что ты имеешь в виду. Да и Септиму жалко, она очень гордится своей должностью.
— И прекрасно справляется, — напомнила я, — может как раз на основании слабого здоровья и удастся притормозить МакГоннагал? Мне уже всякое в голову лезет. От Дамблдора под чарами личины, до того, что наша бывшая декан тоже прошла ритуал «Разделенное бремя» и сможет обходить клятвы, перевешивая откат на других. Дамблдору кровь из носа нужен Поттер и барабан Дрейка.
— С Дамблдором под чарами личины ты погорячилась, — заметил Барти, — хотя он, конечно, знает Минерву как облупленную и с легкостью изобразит. Но это точно диверсант. Она или впустит кого не надо в башню Гриффиндора, или нанесет удар в спину. Ее жизнь и здоровье никого не интересует, так что ритуал вряд ли проводили. Фактически она смертник.
— Согласен, — кивнул Северус.
А я раздумывала о том, что уже поспособствовала смерти энного количества людей. Похоже, придется переходить к конкретным действиям. Убивать МакГоннагал мне не хотелось. Меня бы вполне устроило, если бы она вышла из игры, в которой, к тому же, мало что понимала. Но старую кошку с выбранного курса не свернешь — она же дочка пресвитерианского пастора.
В любой религии самые тупые, упертые и опасные для окружающих те, кто недавно открыл для себя веру. Они могут не знать основных догматов, путаться в постулатах, не ознакомиться с трудами признанных авторитетов. Это для них не важно. Они что-то запомнили, заучили несколько чисто внешних признаков и тупо делят мир на своих и чужих. При этом часто агрессивны.
Аналогично ведут себя недавно образовавшиеся группы, которые принято называть сектами. Со временем такая секта может трансформироваться во что-то приемлемое для окружающих. Если брать протестантов, то это произошло с лютеранами, баптистами, методистами. Кто-то закостенел, как те же амиши в Штатах. Кто-то остался христианином только по названию, проповедуя всякую жуть и откровенное непотребство. Шотландские пресвитериане славились своей упертостью и настроенностью на борьбу. Причем именно на их руках было больше всего крови несчастных женщин (и небольшого количества мужчин), которых обвиняли в колдовстве. Последнюю ведьму в Шотландии сожгли, если я не путаю, в 1847 году. Как МакГоннагал сумела примирить свою колдовскую сущность с требованиями веры своего отца, я себе не представляю. Но выверт в мозгах там должен был быть колоссальный. В более традиционных сообществах человек с необычными способностями мог посвятить свой Дар Богу. Его вполне могли считать святым. Но протестантский склад ума отвергал веру в чудеса и святость и слепо следовал Писанию. Даже Ветхому Завету, от которого те же католики благоразумно держались подальше. А там прямо было сказано: «Ворожею убей!» Я могу посочувствовать юной Минерве, для которой ее способности были чем-то чудовищным, страшным и греховным. Но то, что в результате получилось, стало неимоверно опасно. Не удивлюсь, что она нашла себя в служении. В другой традиции она могла бы уйти в монастырь. А сейчас, похоже, что и образ просто отца и Отца Небесного в ее уме и сердце занял ее учитель. Дамблдор. И она готовилась принести себя в жертву, наподобие Самсона, обрушившего ворота храма, чтобы увести за собой побольше врагов. И одним из этих врагов была я. Наверняка те, кто еще состоял в Ордене Феникса, считали, что такая вещь, как барабан Дрейка, попала в мои руки не по праву. И что я должна либо передать ее «более достойному», либо пойти в услужению «всеобщему благу». А раз я этого не сделала, значит — враг. И Гарри Поттер враг, раз не захотел стать жертвой для «великого светлого», добровольно сложив голову и передав свое тело, жизнь и способности все тому же «более достойному». Обычное мышление сектантов. Тут даже есть параллель с религией папуасов, которые искренне считали, что все замечательные вещи на кораблях и самолетах боги посылают именно им. А подлые белые перехватывают эти дары. И нужно их убить, чтобы восстановить справедливость. Я не оправдываю политику колонизаторства, если что, но знакомство с цивилизацией нанесло слишком сильный удар по первобытным мозгам. Можно сколько угодно сочувствовать папуасам, но вряд ли захочется это делать, если они возжелают тебя съесть.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 03.02.2016, 17:12 | Сообщение # 327
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 42

Между тем приближалось время, когда мы должны были отправиться в Хогвартс. Гарри серьезно отнесся к обязанностям жениха. Он часто бывал у нас, наведывался вместе с Мэгги в Мунго, дарил приятные безделушки и цветы. По-моему, ему все это нравилось. Мэгги расцветала на глазах. Леди Анабелл сообщила мне, что они целовались в оранжерее. И недовольными после этого не выглядели.
Большую часть жуликов переловили, серьезные преступники ушли в подполье или покинули Британию, так что Диагон-аллея снова считалась безопасной для посещения. А тут и письма из Хогвартса подоспели.
Меня иногда интересовало, действительно ли Северус хотел преподавать ЗОТИ. Ведь с уходом Дамблдора у него появился шикарный шанс занять вожделенную должность. Но никаких телодвижений в этом направлении он не совершал. Зато с головой погрузился в исследования рецептов Локусты, интересовался моими переводами, переписывался с Лонгботтомами, обследовал наш парк, где местами прижились дикие магические растения. В последнем ему помогали пикси. Вопросы нашим охранникам задавали я или Барти. Книги по запрещенным сейчас разделам магии он читал, но основной его страстью были зелья. Похоже, что этот странный слух был зачем-то нужен Дамблдору. И очередное унижение для декана Слизерина, тип, просит мужик, унижается, а ему фиг. Любого дурака возьмем, а ему не доверим. Так что спрашивать я не стала, и так все было ясно.
В походе за покупками нас с Мэгги сопровождали дед, Северус и Барти. В такой компании покопаться в бижутерии точно не получится, но безопасность была важнее. Некоторая нервозность в воздухе ощущалась, хотя волшебники и старались делать вид, что все в порядке. К нашей компании совершенно естественно прибился Поттер. Недолго они с Мэгги свои помолвку в тайне сохранят, раз такое дело. Вон как щечки у моей подружки зарумянились.
Мы раскланивались со знакомыми, улыбались, заходили в лавки. Мадам Малкин были отправлены наши мерки, так что тут мы просто получили свой заказ. Учебники. Писчие принадлежности. Дорогие перья в этот раз Мэгги купил жених. За ингредиентами Северус собирался пойти сам, пообещав купить и на нашу долю. В магазинчике Браунов я купила несколько колечек с цветами для пикси и заколки с маленькими феечками для себя. Последние, если что, из чистого хулиганства, вещицы были немного детскими. Мэгги, ностальгически вздохнув, купила бабочек. А потом вся компания направилась к Фортескью. Мы сидели на террасе, лакомились мороженым. А мне вдруг стало неуютно. Мэгги тоже обернулась. Народу было очень много, я не могла определить того, кто с такой дикой ненавистью буравил меня взглядом. Но ощущения не из приятных. Да, это будет непростой год.
В Хогвартс-экспрессе все было спокойно. Первокурсников с платформы забирал Дженнингс. Контракт в кои-то веки был продлен безо всяких проволочек. А вот в Большом Зале за преподавательским столом обнаружилась МакГоннагал. Я знала, что взяли ее назад со скрипом. Ни деканство, ни должность заместителя директора ей не достались. Собственно и преподавать трансфигурацию она должна была только у самых старших. У нас и у семикурсников. Северус рассказывал, что давление на Попечительский Совет было просто чудовищное. Мы ведь не могли пока афишировать то, что узнали. Доказательств было не так уж и много, чтобы убедить обычных обывателей, которые знали только то, что почтенная ведьма долго болела и лечилась.
Смотрелась наша бывшая деканша несколько растерянно. Из зала убрали директорский трон, первокурсников ввела профессор Спраут. Да, для МакКошки тут многое было непривычным.
Северус выглядел довольным жизнью. Он о чем-то разговаривал с Флитвиком, нашел глазами меня и кивнул, слегка улыбнувшись. Я улыбнулась в ответ. Самой обсуждаемой новостью был мой грядущий полет на Хэллоуин вместе с Дикой Охотой.
— Ты же полетишь от Хогвартса? — спросил Колин. — Надо будет снимки сделать.
— Сейчас маршрут согласовывают, — сказала я, — но думаю, что начнем с Хогвартса. Не удивлюсь, если какую церемонию устроят.
Между прочим, лорд МакДональд нас все-таки посетил. Дико извинялся, презентовал дичь из собственного леса, мешочек с галлеонами, кувшин с вином и золотую цепочку для меня, как для хозяйки дома. Формально мы могли потребовать ответную услугу, но дед предпочел заключить выгодный союз. МакДональды имели большой вес в Визенгамоте.
Слухи о том, что случилось у этой семьи, стремительно распространились. И Барти рассказывал, что в Отдел Тайн потянулся ручеек из просителей. Не только у МакДональдов предки начудили. А были еще зловредные призраки и закрывшиеся дома. Много чего было. Не удивлюсь, если за внесение дома или поместья в маршрут Охоты волшебники платили деньги. Но мне полагалось приличное вознаграждение, так что я не стала заморачиваться по поводу возможных заработков невыразимцев. Пусть и они что-то поимеют. Да и ссориться с ним я не собиралась.
Я снова взглянула на МакГоннагал и поймала ее внимательный взгляд. Ну да, она тут по мою душу, к гадалке не ходи. Хорошо еще, что вломиться в нашу спальню не сможет. Но защиту я, пожалуй, обновлю. Лучше пожертвовать немного крови, зато спать спокойно. А вот совсем уйти от общения у меня не получится. Высшая трансфигурация в моем расписании была. Посмотрим…
Ночевать в одиночестве было… грустно. Я все-таки быстро привыкла к теперь уже родному теплу рядом, к нашим разговорам. К приятным пробуждениям. Хоть плюй на всю конспирацию и перебирайся в подземелья. Пожалуй, стоит набрать побольше отработок на зельях. Хотя, как официальная невеста, я могу наведываться в личные комнаты жениха. А скоро мне исполнится семнадцать. Скорее бы…
Задержали меня после первой же трансфигурации.
— Вы что-то хотели, профессор?
МакГоннагал как-то странно смотрела на меня.
— Я узнала из газет о вашей помолвке, — сказала она, — позвольте пожелать вам счастья, мисс Крауч.
— Благодарю вас, профессор МакГоннагал.
Она на мгновение опустила глаза.
— Северус сложный человек, я знала его еще ребенком. Когда он учился в Хогвартсе, то у него было множество конфликтов. И он был влюблен в одну девочку. Она училась на Гриффиндоре. Знаете, это было так трогательно. Она не разделяла его увлечений и тяги к Темным Искусствам, и они расстались. К тому же Северус очень сильно обидел ее, высказавшись про ее происхождение. Она была магглорожденной. А звали девушку…
— Лили Эванс, в замужестве Поттер, — закончила я фразу.
МакГоннагал быстро взглянула на меня. Вот сука! И к чему была вся эта тирада? Не обольщайся, девочка, твой жених любит другую?
— Он вам сказал? — переспросила она. — Хотя и ваш отец мог знать об этом. Весь Хогвартс знал. Альбус считал, что это чувство очень много значит для Северуса. Простите, что лезу не в свое дело, но соперничать с мертвой возлюбленной практически невозможно.
— Это действительно не ваше дело, профессор, — хищно улыбнулась я. — Это все, или вы еще что-то хотите мне сказать? У меня много дел.
— Да, конечно. Идите, мисс Крауч, не смею вас задерживать.
Я вышла из класса. Хотя больше всего мне хотелось врезать наглой бабе, которая посмела лезть своими грязными лапами в мои отношения с мужем. Альбус считал! Ненавижу! И если сперва я была согласна, что драная кошка просто выйдет из игры, то теперь она точно дешево не отделается. Я ей этого не прощу! А ведь наверняка и Северуса обрабатывать примется. Пожалуй, стоит спуститься в подземелья. У него может быть урок, но я просто посижу в кабинете. Идти в гостиную не хотелось, там был портрет сэра Юлиуса, а у меня сейчас не было желания разговаривать с развеселыми джентльменами. Настроение было препаршивым. Хорошо еще, что урок был последним.
Северуса в кабинете не было, и я уселась на его место. Здесь было по-прежнему мрачно, в разномастных сосудах плавали маринованные уродцы и чудовища. Камин не топился, было довольно прохладно. Я разожгла огонь. Стало уютнее. Было настолько противно, что хотелось что-нибудь разбить. Но, разумеется, я не буду буйствовать в этом месте. Я вообще буйствовать не буду.
Скрипнула дверь, на пороге стоял Северус. Он встревоженно взглянул на меня.
— Мы же договорились, что ты не будешь ходить в одиночку, — сказал он, — хотя подземелья сейчас для тебя безопаснее других частей замка.
Я кивнула.
— Можно я у тебя посижу?
Он подошел ко мне, наклонился и уткнулся носом в мои волосы.
— Я соскучился.
Мерзкая холодная лапа, которая до этого сжимала мое горло, исчезла. Я закрыла глаза и выдохнула.
— МакГоннагал? — спросил он. — Я сказал ей, чтобы держалась от тебя подальше. Старая дура заявила мне, что решила «открыть тебе глаза», как она выразилась. Мне жаль, что так получилось. Не ожидал от нее, если честно.
Меня вытащили из кресла, он сел в него сам, а меня усадил к себе на колени.
— Как ты себя чувствуешь?
— Мне неприятно выслушивать все эти вещи, — честно ответила я, — но это же совершенно нормально. Я хочу сказать, что было бы очень странно, если бы у тебя не было никаких привязанностей и… влюбленностей. У любого человека есть прошлое, если он не машина. Но заткнуть всех не удастся.
— Рад, что ты так к этому относишься, — негромко проговорил он.
— Ты же не называешь меня чужим именем, — буркнула я, положив руки ему на плечи.
Он грустно усмехнулся.
— Не называю. И не назову.
Я потянулась к его губам. Некоторое время мы просто целовались, а потом он надежно запечатал двери…
— И не ходи больше одна, — сказал он, провожая меня в башню Гриффиндора, — и запомни, я поставил жесткое условие: если тебе назначат отработку, то ты будешь проходить ее у меня. Согласились все деканы и профессора. Даже МакГоннагал.
— Я уже подумывала о том, чтобы напроситься на отработку, — ответила я.
— Хорошая идея.
Его губы чуть дрогнули. Я на мгновение прикрыла глаза и вернула ему лукавую улыбку. Должна заметить, что стол в кабинете декана Слизерина весьма удобен. И, похоже, что Северус в этот момент думал о том же самом.
В гостиной меня ждали Мэгги и Гарри.
— Мы о чем договаривались? — прошипел Поттер, толкая меня в кресло и накладывая на угол, где мы оказались, чары отвлечения внимания и заглушку.
— Ребята, извините! — я подняла руки ладонями к ним. — Меня здорово довела МакГоннагал.
— Что ей надо? — прищурилась Мэгги.
Я взглянула на Поттера. А ведь его тоже будут обрабатывать. Может…
— Гарри, это и тебя касается. Только выслушай, пожалуйста.
Он вопросительно приподнял бровь, явно пародируя Северуса.
— МакГоннагал не знает, что мы уже женаты. Она весьма своеобразно поздравила меня с помолвкой, начав рассказывать, что мой муж был влюблен в твою мать.
Мэгги потрясенно выдохнула. Поттер напряженно смотрел на меня.
— Тебе Блэк не рассказывал про свои школьные годы? — спросила я.
— Рассказывал, — вздохнул Гарри, — в том числе, как они все вместе травили Снейпа. Мне не понравилось. Про мою мать сказал только, что они с отцом стали встречаться на седьмом курсе. Гермиона, если ты что-то знаешь, то расскажи. Это же…
Я вздохнула.
— Хорошо, — начала я, — Лили Эванс и Северус Снейп дружили еще до Хогвартса. Они жили недалеко друг от друга. В школе они общались намного меньше, сам понимаешь, Гриффиндор и Слизерин.
Гарри кивнул. Мэгги внимательно слушала.
— Они поссорились на пятом курсе во время экзаменов, — продолжала я, — насколько я знаю, Лили влезла в разборки Северуса с мародерами. Ну, тут можно было ото всех получить. Северус обозвал ее, потом пришел извиняться, но она не простила. Потом они не общались.
— То есть, он не был в нее влюблен? — спросил Гарри.
— Был, — ответила я, — он мне сам рассказал. Понимаешь, это же совершенно естественно. Они друг друга столько лет знали, дружили. Твоя мама была красивая, яркая, веселая.
— А потом она стала встречаться с моим отцом? — задумчиво проговорил Гарри. — Что-то мне подсказывает, что это еще не все.
— Ты помнишь закон о магглорожденных? — осторожно спросила я. — О полной власти директора Хогвартса над ними?
Он кивнул.
— Здесь очень скользкий момент, Гарри. Фактически речь идет о гадкой выходке пьяного Блэка. Твои родители вполне могли любить друг друга. Они погибли вместе. И они любили тебя.
— А что Блэк? — Гарри подался вперед.
— Он сказал Северусу после выпускного, что все его отличные оценки ничего не стоят, если нет денег. Что твой отец заплатил за помолвку с твоей матерью. Это могло быть дурацкой выдумкой, чтобы унизить врага. Но и твой отец мог так поступить, чтобы гарантировано получить любимую девушку. Фактически, это только слова.
Мэгги испуганно охнула.
— Дамблдор мог взять деньги с твоего отца, — продолжила я, — но он был заинтересован в том, чтобы у потомка Певереллов родился сильный сын. Почему, ты сам знаешь.
Гарри потер лоб. Вздохнул. Мэгги осторожно взяла его за руку.
— Я пойду, — сказала я. — Тебе ведь больно от этого, я понимаю. Но мы с Мэгги всегда тебя поддержим, если что.
— Спасибо, что сказала, — медленно проговорил он, — думаю, что МакГоннагал или кто другой не стали бы считаться с моими чувствами.
И я ушла в спальню. А с Гарри осталась Мэгги. У нее лучше получится утешить его.
Уже лежа под одеялом, я снова и снова прокручивала в голове сегодняшний день. Вот хрен его знает, что это вообще было. МакКошка выступила в классической роли «доброжелателя». Идиотов хватает. Было ли это связано с поручением Дамблдора? Или просто от себя хотела Северусу нагадить? Насколько я себе представляю, она вполне могла накручивать себя на тему, что Снейп — бяка. Хотя бы по причине, что совершенно спокойно относилась и к тому, как его травили мародеры во время учебы, и к тому, как с ним обращался Дамблдор. Люди такого склада, как МакГоннагал, склонны выдумывать себе оправдания. Это не она плевала на свои обязанности, потворствуя травле нищего ребенка, а сам мальчик был виноват. Характер у него сложный. И так далее. Сейчас Северус вырывался из кабалы, у него были блестящие перспективы. Не прозябание в Хогвартсе, а возможности наконец-то заняться исследованиями. Контакты с Отделом Тайн, покровительство нашей семьи. Он вырывался на оперативный простор, МакГоннагал вполне могла захотеть подрезать ему крылья. Придумав для себя «благородные» оправдания спасения невинной меня от возможной ошибки.
С другой стороны, Дамблдор мог кое-что знать о таких артефактах, как барабан Дрейка. В том смысле, что меня бесполезно опаивать, зачаровывать и так далее. Даже «Империо» спадет. А вызванная Дикая Охота легко сметет попытавшихся поработить меня волшебников. Значит, я должна сама проникнуться дурными чувствами к своей родне и перейти на другую сторону. Хм… мне сейчас будут подсовывать «подходящего» кандидата для влюбленности и побега? Опоить меня не получится. Даже магическая помолвка защищала от таких грубых методов. Что же там планировалось? И кого будут подсовывать? Блэка? Так мы не контактируем. Относительно слабым местом может выглядеть то, что Северус начисто лишен романтики. А девушка в шестнадцать лет вполне может мечтать о прогулках при луне и тому подобном. Значит, мне будут все это демонстрировать? И кто этот несчастный? Потому что переходить дорогу Мастеру Зелий и специалисту в Темных Искусствах смертельно опасно. Да уж… Посмотрим. И надо все-таки поговорить с Дрейком и компанией. Пора подключать портреты. Пусть пошпионят.

На другой день все было тихо. МакГоннагал бросала на меня удивленные взгляды. Интересно, что ей сказал Северус? Язва он порядочная, а тут и вовсе мог не стесняться в выражениях. Назначать мне отработки бесполезно, уговор отменить не удастся. А у меня есть железный повод не оставаться с глупой бабой наедине. Если она не угомонится, то будет ясно, что это не ее инициатива. Посмотрим.
Я мило улыбнулась мужу.
— А теперь-то вы нас патронуса призывать научите? — спросил кто-то из младших. — Я все каникулы упражнения делал.
— И как? — спросил Гарри. — Какой у тебя патронус?
— Собака.
— Нужно, чтобы кто-то взрослый подстраховал, — вспомнила Лаванда.
— А вы не можете? Ты, Гарри, или Гермиона?
Мы с Поттером переглянулись.
— Поговори с Флитвиком, — предложила я, — у тебя замечательно получается. Если профессор даст добро, то ты вполне можешь заниматься с ребятами. Они тебе доверяют. И с Дженнингсом поговори. Кружок по защите. Если у тебя, конечно, время будет. Если записи по упражнениям не сохранились, то я снова сделаю, так и быть.
Гарри задумчиво кивнул. Это было то, чего ему действительно хотелось. А теперь он мог получить все это без конфликта с администрацией. В партизанщине был определенный шарм, но без него тоже было неплохо.
— Минуту внимания! — поднялся Флитвик. — У меня объявление. Был найден утраченный много лет назад кукольный театр, когда-то подаренный Хогвартсу. Есть предложение возродить старую традицию рождественских представлений. В любом случае марионетки прекрасно сохранились, и все желающие могут полюбоваться на них в Зале Славы. Тот, кто умеет управлять такими куклами или хочет этому научиться, подходите ко мне. Будем репетировать.
Зал грянул аплодисментами. Особенно радовались самые младшие. Еще бы, такое развлечение! Надо бы спросить у Северуса, что еще нашли в Комнате. Интересно же.
— Тот самый театр? — спросил Гарри у Мэгги.
— Да, — кивнула она, — там такие потрясающие фигурки! И, говорят, можно добавлять новые, чтобы разыгрывать сценки из истории Хогвартса. А сам театр привязан к замку, поэтому тот, кто его украл, и не смог вынести из замка. Спрятал. А мы с Гермионой нашли.
— И нам не сказали! — возмутилась Лаванда.
— Там и опасное есть, — вздохнула я, — как вспомню серьги, так мороз по коже.
— Серьги?
Я рассказала про потрясающую по своей жуткой сути драгоценность.
— Ничего себе! — пробормотала Фэй. — Ужас какой!
— Молодые люди! Уроки никто не отменял! — послышалось от стола преподавателей. — По поводу соревнований по полетам: желающие участвовать могут подойти к профессору Хэнксу. А сейчас на уроки!
— Будешь участвовать? — спросил меня Гарри.
Я покачала головой.
— Пусть новички летают. Дам дорогу им.
— Да, я тоже не буду, — согласился он, — лабиринт лучше.
И мы отправились на гербологию. Как много изменилось, подумалось мне. И сколько всего появилось. Лабиринт, соревнования. А теперь и театр будет. И, возможно, кружок по ЗОТИ. Поттер с Дженнингсом вполне могут и Дуэльный клуб восстановить. Здорово будет! Эх, если б не отдельные личности! Можно было бы спокойно учиться. Мечты…
Теперь уроки шли у всех факультетов одновременно. Многие отказывались от тех предметов, которые им были не нужны или не интересны. Меня гербология интересовала, все-таки она тесно связана с зельеварением. Да и вообще. Северус с помощью пикси нашел в нашем парке какую-то магическую разновидность лютиков, в которую вцепился, как клещ в собаку. Мы согласились поделиться с Хогвартсом и Невиллу тоже дали несколько корешков. Так что в любом случае стоит знать, что растет у тебя под ногами. История римских матрон вдохновляла на подвиги.
Профессор Спраут была как всегда благодушна.
— Рада видеть тех, кто снова выбрал гербологию, — улыбнулась она, — теперь мы будем изучать более сложные и даже опасные растения.
Слушать ее было интересно. Хотя сейчас мы и проходили всякую экзотику. Невилл цвел и пах, это была его вотчина. Интересно, как там проект его дяди Элджи? Сохранились ли в Ираке магические разновидности обычных растений? Шумерские рецепты я для Северуса перевела.
Потом были зелья. Северус, разумеется, не стал устраивать шоу, как Слагхорн. И соревнования за флакончик «Феликса» тоже не было. Я вообще думаю, что та демонстрация в каноне была именно для Поттера. Нужно было всучить ему зелье удачи, да еще так, чтобы это выглядело естественно. И учебник Принца-полукровки, ведь тот Поттер-раздолбай должен был хоть немного заинтересоваться зельями.
«Феликс Фелицис». Зелье не было официально запрещено, но большинство магов избегало его как огня. Оно очень быстро вызывало привыкание, по сути, являясь опасным наркотиком. Оно обостряло интуицию. В особо запущенных случаях волшебник не мог принять самого простого решения, не глотнув этой заразы. К тому же оно было токсично. И забирало в уплату годы жизни и силы. Волшебники отлично знали, что за все — а особенно за удачу и везение — надо платить.
Я прочитала о нем еще в прошлые каникулы, когда болела, и мне было нечем заняться. Это только подтвердило мои мысли. Хотя Дамблдор здорово рисковал, подсовывая студентам опасное зелье. Достать отраву было можно. В Лютном, например. Только вот желающих принимать эту гадость не было. Меня еще в каноне удивляло, что УПСы не хлебали «Феликс» флаконами. У них же был гениальный Мастер Зелий — Северус. И полные сейфы золота. Уж отправляясь за пророчеством, тот же Люциус мог хлебнуть хотя бы глоток. Но маги предпочитали рисковать, а не связываться с проклятым зельем. Почему же ни Поттер, ни Гермиона об этом даже не подумали?
И зачем это зелье дали Поттеру? И не спросишь. Может, потом пойму?
Мы, кстати, и напиток живой смерти не варили. Северус, прочитав вступительную речь, сказал, что мы будем изучать лекарственные зелья. Сложные составы, которые могут пригодиться будущим аврорам и колдомедикам.
— Экстренная аптечка? — спросила Пэнси.
Северус усмехнулся.
— Хотите собственную, мисс Паркинсон? Похвально! Ну что? Кто готов работать в одиночестве? Кому нужна пара? Но не забывайте, что на экзамене все придется делать самим. Без напарника.
По двое сели Гарри и Невилл, Пэнси и Дафна, Ханна и Сьюзен. Остальные, и я в том числе, решили работать в одиночестве. Для меня это было привычно. Как и у Фэй, у меня был профессиональный набор инструментов. Подарок Северуса. Супруга Мастера Зелий, по его мнению, должна многое уметь. А экстренная аптечка — вещь. Это набор зелий, который должен быть при себе у каждого аврора и колдомедика при выезде на вызов. Не помешает иметь такой набор, да еще приготовленный своими руками, в принципе, любому. Тут будет, чем гордиться.
— Каждый, кто к концу года сварит все зелья, входящие в экстренную аптечку, получит балл к экзамену.
Хороший стимул. И Северус другой, непривычный. Неужели все дело в том, что в классе остались только те, кто действительно хотел изучать зельеварение? Не бараны? Или было что-то еще? Я еще раз оглядела класс. Народу собралось не так уж и мало. И Невилл. Не хочет ударить в грязь лицом перед невестой? Хотя он неплохо справляется. Не боится. И понимает пользу предмета.
Урок был построен в форме вопросов и ответов. Причем нас с Фэй почти не спрашивали. Ну, правильно, мы и так знаем, остальные тоже должны шевелить мозгами. Баллы почти не добавлялись, но они мало кого волновали. Было по-настоящему интересно.
Остальные уроки тоже проходили по-другому, не как раньше. Похоже, что профессоров здорово напрягало присутствие неумех и лодырей. Теперь они могли расслабиться и более спокойно объяснять свой предмет, не отвлекаясь на «шутки» и несчастные случаи. И отношение к нам было другое. Приятно, черт возьми!


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 03.02.2016, 17:12 | Сообщение # 328
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
После уроков вся компания рванула в Зал Славы рассматривать театр.
— Какая красота! — закатывали глаза девочки.
— Ими не так-то просто управлять, — сказала я, — целое искусство. Интересно, кто-нибудь умеет?
Деннис Криви мечтательно улыбнулся.
— Я немного умею. Нам с братом давно еще, в детстве, мама с папой подарили небольшой кукольный театр. Но там мало кукол. И они совсем простые.
— Но они тоже на вагах? — заинтересовалась я.
Присутствующий тут же Флитвик обернулся.
— А вы попробуйте, молодой человек! Давайте! Кто вам больше нравится?
Деннис бережно взял в руки Годрика Гриффиндора. Задиристый вояка, подчиняясь кукловоду, сделал несколько шагов по каменному полу. Поднял руку, чтобы поприветствовать присутствующих. Все захлопали.
— Отлично, мистер Криви! Отлично! — Флитвик тоже захлопал в ладоши. — Вы прекрасно справляетесь! Придумаем пьеску и разыграем на Рождество.
— Деннис, научи! — заканючили девочки.
Теперь у нас будет еще одна звезда. Но так даже лучше. Деннис стал объяснять, как управлять вагой. Годрик медленно опустился на одно колено и прижал правую руку к сердцу. Криви-младший неплохо справлялся. Выглядело все очень мило. Интересно, что они придумают? Основание Хогвартса?
У Флитвика горели глаза. Он обожал такие вещи. Руководил школьным хором, вел факультатив по чарам.
— А можно мне? — послышался тихий голос.
— Прошу, мисс Лавгуд!
Надо же, Луна тоже умела управляться с марионетками. Она выбрала Ровену. Ее кукла подошла к Годрику и сделала реверанс.
— Я могу и двумя куклами управлять, — сказала Луна, — мне очень нравится этот театр. Он волшебный.
— Чудесно, мисс Лавгуд! Чудесно! Больше никто не умеет? Ну, ничего страшного! А кто пьесу напишет?
Поднялся гвалт. Я покачала головой. Особенно радовались первокурсники. Это было понятно. Даже жалко, что на моем первом курсе не было чудесных марионеток и театра. У Гарри тоже горели глаза. И у Мэгги. Луна взяла еще и Хельгу. Фигурки грациозно раскланивались и, казалось, беседовали между собой. Вот Ровена предостерегающе подняла руку, Хельга покачала головой. Годрик в ответ понурился. Забавно.
— Я бы тоже хотел научиться, — проговорил Гарри, — и купить себе кукольный театр. Пусть даже не такой большой и искусно сделанный.
— Наверное, маггловский купить легче, чем магический, — сказала я, — марионетки были очень популярны в Италии. Наверняка там можно найти старинные мастерские.
Гарри кивнул. Мэгги улыбалась.
— Ребята, проводите меня в подземелья, — попросила я, — хочу поболтать с портретами.
— Пошли! — кивнул Гарри. — Проводим.
И они довели меня до самой гостиной Северуса, но заходить не стали. А я проскользнула внутрь. Джентльмены где-то шлялись, и я устроилась у камина. Тут я чувствовала себя совершенно свободно.
Сейчас в Хогвартсе отсутствовал директор, и портреты не были жестко связаны клятвами. Хм… как бы не осталось какого, кто мог пошпионить для Дамблдора. Насколько я помню родословную нашего бывшего директора, то его семья из себя ничего не представляла. Всего пара поколений волшебников. Мать родом из Америки. У него не было настолько знаменитых предков, чтобы их портреты были в Хогвартсе. А не родственники не очень-то рвались оказывать услуги живым волшебникам. Но ведь и принудить кого мог. Так, на всякий случай.
Скрипнула дверь, и в комнату вошел Северус.
— Меня проводили Гарри и Мэгги, — сказала я, едва он переступил через порог.
Он кивнул.
— Рад, что ты понимаешь опасность. Выпьешь со мной чаю?
— С удовольствием!
Он шагнул было ко мне. Но удержался. Я вопросительно приподняла бровь.
— Сперва расскажи мне, как прошел твой день. А то опять поговорить не удастся.
— Все увлечены театром, — улыбнулась я. — Оказывается, Деннис Криви и Луна Лавгуд умеют управлять марионетками. Так что рождественское представление будет. Меня же больше волнуют портреты.
Северус внимательно выслушал мои соображения.
— Я как-то об этом не задумывался. Вряд ли у Дамблдора дома — или где он там скрывается, — есть портреты тех же директоров.
— У них может быть и не по одному портрету, — напомнила я, — а какой-нибудь он мог и прикарманить. И пугать изображенного там мага волшебным растворителем. Или еще чем.
Северус широко распахнул глаза. Видимо, не очень представлял бывшего директора за таким занятием.
— Я бы скорее подумал, что он шантажирует портрет, угрожая потомкам, — послышалось со стены. — Нам всегда очень больно видеть, если с ними случается что-то плохое.
— Добрый вечер, сэр Юлиус.
— Добрый, леди. Рад, что вы с моим потомком не поддались на провокации. Но уверен, что это была только первая попытка.
— Совершенно с вами согласна, сэр, — вздохнула я, — именно поэтому я и хотела попросить о помощи. А тут пришло в голову, что попросить могла не только я.
— Я поговорю с моим другом Дрейком, — сказал сэр Юлиус, — он сейчас пользуется бешеным успехом у местных обитателей. Ему будет легче договориться.
— Спасибо, сэр, вы очень добры.
Он кивнул и ушел с портрета. А мне стало любопытно. Что все-таки случилось с Принцами? Я бросила заинтересованный взгляд на Северуса. Он вздохнул.
— Принцев больше нет, — тихо ответил он на невысказанный вопрос. — Моя мать не могла быть даже носительницей крови. Мы потеряли свой Источник. Какое-то проклятье, я не знаю подробностей. Мать и за маггла вышла, чтобы перебить последствия. Но ей это не помогло. А я вот только Дары и сохранил.
Я моментально перебралась на подлокотник его кресла. Меня тут же стянули на колени.
— А кто проклял? — спросила я.
Он пожал плечами.
— Какая-то старая вражда. Мать не знала. Сэр Юлиус пока не откровенничает. Да и не так это уже и важно. Самое смешное, что я оказался идеальным вариантом для вхождения в другой Род. Представляешь, я очень ценный. Мне твой дед сказал.
— Подожди, — удивилась я, — так ты сам никогда таких расчетов не делал? Я думала, все маги этим занимаются.
— Сам не знаю, почему не сделал, — ответил он.
— Вот и хорошо, — улыбнулась я, — а то тебя бы уже давно к рукам прибрали.
Он привлек меня к себе.
— И что ты во мне нашла?
Ответа на этот вопрос не требовалось.
К себе в башню я возвращалась после отбоя. Идти вдвоем с Северусом по темным коридорам было здорово. Я понимаю Гарри, который обожал тут шляться по ночам. Мимо прошаркал Филч, с которым мы раскланялись, пожелав друг другу доброй ночи.
— Старик очень заинтересовался театром, — тихо сказал мне Северус, когда мы отошли на безопасное расстояние.
— Не удивительно, — так же тихо ответила я, — марионетки чудесны.
Вдруг меня схватили за руку.
— Тс-с-с-с! Минерва!
Мне моментально пришла в голову хулиганская идея. Я развернулась к мужу, встала на цыпочки и поцеловала его в подбородок. Его глаза ярко вспыхнули. Идею он понял моментально и так же быстро ей проникся. Уже через секунду я сидела на подоконнике и отвечала на страстный поцелуй. Послышался полузадушенный писк. Странно как-то. Она же тут тролль знает сколько времени отработала. Неужели ни разу не видела, как целуются? Или это Северусу целоваться нельзя? А может, мне?
— Северус! Мисс Крауч!
— Минерва, вы не вовремя!
— Что вы себе позволяете! Здесь… здесь школа! Вас увидят!
— Ну, пока что за нами подглядываете только вы, — нахально ответил Северус.
Мне стало смешно. Старая кошка палилась по полной программе. И ведь совершенно искренне возмущается, что интересно. Наша помолвка (я уже не говорю о свадьбе) выводила наши отношения за рамки «учитель-ученица». Разумеется, целоваться во время обеда в Большом Зале не стоило. Но так никто и не поступал. Или МакГоннагал бесится, что никто из нас не послушался ее «предостережений»?
— Мисс Крауч! Отправляйтесь в вашу спальню! Немедленно!
— Вообще-то, я туда и шла, — улыбнулась я.
— Северус!
— Разве я могу не проводить свою невесту? Мало ли кого можно встретить в этих темных коридорах.
Я спрыгнула с подоконника, но и не подумала отстраняться. МакКошка проигрывала вчистую. Не понимаю я ее. Она уже давно не мой декан. О нашей помолвке было объявлено при большом стечении народа. Мои дед и отец ничего против не имели. Неужели настолько близко к сердцу принимает планы Дамблдора на мой счет? Или Северус, по ее мнению, не имеет права на свой кусочек счастья? Но почему? Об этом стоило подумать.
Северус галантно предложил мне руку, и мы продолжили свой путь. МакКошка поперлась следом.
— Она что-то имеет против тебя лично? — тихо спросила я.
— Не знаю, — ответил он, — это странно.
У портрета Полной Дамы мы обменялись вполне невинными поцелуями, и я скользнула в гостиную Гриффиндора. А Северус остался выслушивать претензии МакГоннагал.
В этот раз меня никто не ждал, ребята знали, что меня проводят. Я приняла душ и завалилась в постель. Нет, ну в самом деле! Где была эта тварь, когда мародеры издевались над Северусом и другими студентами? Когда устраивали очередной квест для Гарри? Когда надо было приструнить близнецов Уизли? А ведь именно это входило в ее обязанности. Это, а не слежка за мной и моим мужем. Все, мое терпение лопнуло. Выхожу на тропу войны. Мне мало просто избавиться от МакГоннагал, я уничтожу ее репутацию. Мой взгляд скользнул по аквариуму Бетти. Я сейчас уделяла ей меньше времени, но жаба на жизнь не жаловалась. И исправно давала яд. Который был сильным галлюциногеном. Вряд ли я заставлю МакКошку лизать жабу, разве что под «Империо», но ведь яд можно было собрать и заморозить. Получались тонкие пластинки. Хм… А их было легко замаскировать в пастилках. В мятных, чтобы перебить вкус. И добавить немного эфирного масла котовника кошачьего. Надо будет посмотреть в справочниках, сочетаются ли эти ингредиенты между собой. Впрочем, я и против расстройства желудка, если что, возражать не буду. С Трелони прошло, почему бы с МакКошкой не попробовать? Расчеты я сделаю легко. Доступ в лабораторию у меня есть. Как к оборудованию, так и к любым ингредиентам. А можно… Я тихо рассмеялась, вспоминая одну запись, прочитанную на старых глиняных табличках. Обитатели древней Месопотамии знали толк в ядах и изощренной мести. Была одна история про жестокую жену правителя, которая мучила служанок. Ей и подложили подушку с «нехорошей» начинкой. Муж быстро охладел к бабе, которая испытывала нездоровую страсть к подушке. А у женщины еще и глюки начались. Хитрые чары я запомнила. Использую вместе с пастилками. Все, МакКошка, тебе конец.
И приняв такое решение, я заснула с улыбкой на губах.
Северус ожидаемо заинтересовался моими опытами. Но не одобрил.
— Она просто глупая старуха, — сказал он, — не надо. Но сама идея, конечно, великолепна.
В котле остывала густая белая масса, которую было легко засунуть в конфеты или пастилки.
— Давай сюда расчеты, — сказал Северус, — я проверю. Но МакГоннагал пока не трогай.
— Пока? — прищурилась я, радуясь, что не рассказала про шумерскую магию.
— Возможно, что и пока, — вздохнул Северус, — я понимаю, что удар по репутации для МакГоннагал будет очень болезненным. Если она попробует навредить, то я сам устрою ей райскую жизнь.
— Она на твою и мою репутацию нападает только так, — напомнила я, — но тебе виднее, конечно. Обещаю пока ее не трогать. Но только пока.
— Договорились, — кивнул Северус.
Я задумчиво помешала массу в котле. Было немного жалко отказываться от замечательной идеи. Северус забрал у меня мешалку.
— Ты меня пугаешь, — проговорил он, — безнаказанность и вседозволенность — страшная вещь. Не уподобляйся тем, кто тебе так не нравится.
Я опустила глаза.
— Хорошо. Я не буду. Ты прав.
— Ого! Ты меня слушаешься?
Меня легонько щелкнули по носу.
— Нет, — ответила я, — я признаю твою правоту. Не все проблемы стоит решать радикально. Но она меня бесит!
— И меня тоже, — согласился Северус, — но так очень легко скатиться на весьма низкий уровень. А мы ведь не такие.
Я вздохнула.
— Держи расчеты. Меня иногда заносит. Но именно на МакГоннагал у меня очень большой зуб. И за обработку Грейнджеров, и за меня. И за наплевательское отношение к Мэгги и Парвати. За то, что стала нас запугивать после инцидента с младшей Уизли. Ей не место в Хогвартсе. Ей вообще нельзя работать в школе. Сидела бы дома.
— Если бы все занимали свое место, жизнь была бы прекрасна и удивительна, — вздохнул Северус, — но мне приятно, что ты переживаешь и за меня.
— Очень рада, что тебе приятно, — пробурчала я, понимая, что и от шумерской магии придется отказаться. А я ведь уже заказала большую мягкую игрушку в виде рыжего кота. Ничего. Не пропадет. Уменьшу и спрячу. Что-то мне подсказывает, что МакКошка не угомонится.

На другой день меня оставили после урока.
— Ты точно отказалась от идеи подсунуть МакГоннагал свое зелье? — строго спросил меня Северус, надежно запечатав дверь.
— А что? — уже обозлилась я. — Ты сомневаешься в моем слове?
Он тяжело вздохнул.
— Дело в том, что ты сварила наркотик.
— Что? — я вздрогнула.
— Наркотик. Жуткий галлюциноген. И привыкание он вызывает после первых нескольких приемов. За такое полагается Азкабан. А следствие было бы обязательно. После колдомедицинского обследования явно неадекватной преподавательницы. Хорошо, что я твое варево проверил.
Я медленно села на парту. Северус тяжело вздохнул.
— Беру назад свои слова о том, что Мастерство в зельях тебе не получить. Но у тебя настоящий криминальный талант. Это пугает. Пообещай мне, пожалуйста, что будешь советоваться со мной. Больше ничего не придумала?
— Придумала, — ответила я, — игрушечного кота зачаровать. Чтобы МакГоннагал с ним никогда не расставалась. Влечение такое. Но я больше не буду наркотики варить. И обещаю советоваться с тобой.
Он как-то странно посмотрел на меня.
— Никогда не буду с тобой ссориться, — пробормотал он, — чудовище! Где кот?
— В сундуке.
— Ладно, пусть там и лежит. Мерлин, как я испугался!
Я подошла к нему и поцеловала в макушку.
— Я больше не буду! Я хотела как лучше.
Он привлек меня к себе.
— Не надо, как лучше. Ты мне все записи отдала? Точно ни к кому не попадет?
— Все отдала. А черновики я уничтожила, мне они не нужны.
— И слава Мерлину!
Да уж. Только наркотиков мне и не хватало. Прекрасно обойдусь. Придется придумать что-то другое.
МакГоннагал на меня косилась. Вот неймется старой дуре! Не похожа она на стандартного «доброжелателя», тут явно что-то еще. Время поджимает? До Хэллоуина не так много дней осталось.
После ужина я прямой наводкой направилась в подземелья. Даже не стала Гарри и Мэгги просить проводить, к Малфою пристроилась. Тот ничего против не имел.
И не успели мы с Северусом расположиться с чашками чая у камина, как в дверь постучали. Кого там принесло?
О, великая Моргана! Это была МакГоннагал. Она что, решила проинспектировать еще и личные комнаты Северуса? Совсем крыша поехала?
Северус поднялся навстречу.
— Чем обязан?
Я осталась сидеть. Никакой вежливости к врагам!
— Я искала мисс Крауч, Северус!
— Зачем? — спросила я, откидываясь в кресле.
МакГоннагал поджала губы. У-у-у, как ей хочется меня отчитать. И при этом хватает мозгов понять, что получится только скандал. Чего ей надо-то?
Северус со вздохом пододвинул еще одно кресло. Чая не предложил. Но бывшая деканша Гриффиндора намеков не понимала.
— Я хотела с вами поговорить о вашем будущем, мисс Крауч, — начала МакГоннагал, — могу я узнать, чем вы планируете заняться после окончания Хогвартса?
Очень хотелось нахамить, но я сдержалась.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Среда, 03.02.2016, 17:12 | Сообщение # 329
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
— А почему вас это интересует, профессор? Мы все обсудили с мистером Краучем и профессором Снейпом.
— И тем не менее.
— Должность в министерстве магии меня вполне устраивает. Мой дед уверен, что я легко сделаю карьеру. А мадам Боунс приглашает меня в ДМП.
— Но вы ведь не собираетесь заниматься только бумажной работой?
— Я обожаю бумажную работу, мэм, — улыбнулась я, — пыльные свитки и фолианты — моя подлинная страсть.
Северус насмешливо смотрел на визитершу. Та покачала головой.
— Вы очень талантливы, мисс Крауч. И я хотела бы предложить вам дополнительные занятия по трансфигурации. Думаю, что у вас есть все задатки для того, чтобы стать анимагом. Не хотите попробовать?
Я прищурилась. Предложение было более чем щедрым. Но в нем таился колоссальный подвох. Для таких занятий требовался наставник. Во время медитации человек очень уязвим. Да плюс еще зелье. В измененном состоянии сознания можно внедрить человеку много чего интересного, а он даже и не догадается. Вот сука!
— Это щедрое предложение, профессор МакГоннагал, — начала я.
Северус ощутимо напрягся. Он сам был анимагом и прекрасно понимал все опасности. Похоже, что собрался запрещать.
— Но я не могу его принять, — закончила фразу я.
— Отчего же? — МакГоннагал напряглась.
Северус, наоборот, расслабился.
Я могла сказать, что не доверяю ей как возможной наставнице, но решила пока не обострять конфликт.
— Я читала об анимагии, — сказала я, — эти занятия отнимают слишком много времени. Сейчас у меня его нет.
— Я вас понимаю, — МакГоннагал отступать не собиралась, — но это очень интересно и познавательно. Помогает понять самого себя.
Северус насмешливо вздохнул.
— Профессор Тофти считает, что моя анимагическая форма может совпасть с моим патронусом, — заметила я. — Так что с практической точки зрения такая форма мне ничего не даст. Разве что еще одно достижение. Но этим стоит заниматься, когда у меня будет много свободного времени.
— Ну что же, мисс Крауч, мне очень жаль, — поднялась МакГоннагал, — но если надумаете, то обращайтесь.
— Спасибо, профессор.
Северус запер за ней дверь.
— Надо срочно посмотреть в зеркало, — буркнула я, поставив чашку на столик.
— Зачем? — поинтересовался мой муж. — Ты прекрасно выглядишь.
— Спасибо. Но, похоже, что вид у меня несколько… придурковатый, раз эта кретинка приперлась предлагать мне занятия, на которых ученик должен полностью доверять наставнику. Ой… Северус, ты не мог бы позвать Поттера и Мэгги? Как бы эта… не предложила такие занятия им.
Он тяжело вздохнул, но тут же написал записку и отправил ее с домовиком. Парочка появилась подозрительно быстро. Похоже, сидели в тайнике Поттера.
— Вы что-то хотели, сэр? — спросил недовольный Гарри.
— Это я хотела, — ответила я, — ребята, вам МакГоннагал занятия по анимагии не предлагала?
— Нет, — Гарри взглядом попросил разрешения у хозяина комнаты и сел на диван.
Мэгги устроилась рядом с ним.
— Ты вообще читал про анимагию?
— Нет. Мне Сириус кое-что рассказывал. Там медитации жуткие. И зелье какое-то.
— Не какое-то, мистер Поттер, а очень конкретное, — Северус вызвал домовика и велел принести еще чашки и свежего чая. — Гермиона, как я понял, ознакомилась с исследованиями магистра Квенипени?
Я кивнула. Гарри прищурился. Он должен был помнить автора, который давал очень хорошую и удобную методику для освоения заклинания патронуса.
— Так вот, — продолжал Северус, — есть два пути. Первый вполне безопасный, он описан у Квенипени. Длительные медитации, расчеты, прием зелья. Постоянный контроль со стороны наставника. Занимает много времени. Второй применяли племена, у которых сохранились древние обычаи. Этот гораздо опаснее. Он включает пост, прием зелья и длительную медитацию. Тут нужен не столько наставник, сколько ведущий. Который не даст душе уйти в астрал или полностью слиться с тотемом. Фактически, ведущий должен суметь позвать, чтобы тот, кто постигает суть своего тотема, не потерялся. У диких племен такой путь считался еще и инициацией. То есть те, кто проваливался в себя или становился животным, считались не прошедшими испытание.
Гарри внимательно слушал.
— Первый путь имеет одну опасность. Ученик должен полностью доверять наставнику. Потому что во время медитации человек уязвим. И я не получал от МакГоннагал заказа на зелье для анимагов. Оно долго варится. А это значит, что вам могут дать модифицированный вариант. Я такое никогда не варил, но слышал про зелье, которое не только облегчает познание тотема, но и позволяет проникать в сознание ученика. Вы понимаете, что это значит?
Гарри сглотнул. Мэгги испуганно схватила его за руку.
— Понимаю, — глухо ответил Гарри.
— Сириус Блэк не рассказывал вам, каким путем пользовался он?
Гарри покачал головой. Прищурился. Кивнул.
— Спасибо, что сказали, профессор. Я не настолько доверяю профессору МакГоннагал, чтобы признать ее своей наставницей. И обязательно спрошу Сириуса.
Тут он хитро взглянул на Северуса.
— А вы анимаг?
Северус поставил чашку на столик. Встал. Миг — и на изголовье кресла взлетел ворон.
— Ой, какая прелесть! — всплеснула руками Мэгги.
Я протянула руку. Ворон вспорхнул мне на плечо. Я осторожно погладила его перышки.
— Супер! — выдохнул Гарри.
Птица была довольно тяжелой. И я чувствовала, как Северус старается не поранить меня когтями. Это было приятно. Наконец он снова вспорхнул и превратился в человека.
— А каким путем пользовались вы, сэр? — спросила Мэгги.
— Вторым, — ответил он, — и два человека, которые проходили это испытание вместе со мной, пострадали. Один сейчас в Мунго, он не смог вернуться. Другой… может и жив еще. Он превратился в чайку. И остался птицей навсегда. Поэтому я категорически не советую вам этот путь.
Я поежилась. Жуть какая!
— Буду искать кого-то, кому смогу полностью довериться, — сказал Гарри.
— Я думаю, что твой отец и его друзья пошли первым путем, — сказала я, — и что им хорошенько проехались по мозгам тем модифицированным зельем.
— Почему ты так считаешь? — сжался Гарри.
— Ты ведь в курсе «подвигов» мародеров? — спросила я. — Понимаешь, что для них были созданы особые условия?
Гарри кивнул. И я стала делиться своими выкладками. В том числе про наработки нацистов по созданию сверхлюдей.
— Не удивлюсь, если и это зелье было модифицировано в Рейхе, — сказала я, — чтобы у суперсолдата не было и тени сомнения, чтобы он не попытался избежать своей «героической» участи. Но оно могло давать сбои. А часть записей попала к моему прадеду.
Северус задумался. Гарри расспрашивал меня и хмурился. Мэгги была в ужасе.
— Гарри, ни за что не соглашайся! Лучше довериться мистеру Краучу, он никогда не воспользуется своей властью. Помнишь, ты рассказывал, что твой крестный иногда странные вещи говорит? Это может быть последствием внушений. Бедный мистер Блэк!
— Склонен согласиться с Гермионой, — кивнул Северус, — очень многое совпадает. Мистер Поттер, мы с вами не были друзьями, но я никогда не желал вам подобной участи. И совет мисс Смит очень дельный. В любом случае, с выбранным вами наставником стоит обменяться клятвами. И тщательно проверить зелье у независимых специалистов. Например, в Гильдии зельеваров. Риск слишком велик. Анимагия — очень древний раздел волшебства, он восходит к первобытным временам. Там все основывается на инстинктах, чувствах, интуиции. Готовых схем не существует. Маг обращается к самому себе, своим истокам. Это всегда очень опасно.
— Спасибо, сэр. Знаете, я бы скорее обратился к вам. Может, вы меня и не любите, но вы со мной честны. А это дорогого стоит.
Северус в ответ на это признание чуть заметно улыбнулся и наклонил голову.
— А Блэк тебе рассказывал, что случилось в Годриковой Лощине в ту ночь? — спросила я. — Ведь он мог там быть.
— Он не помнит, — ответил Гарри, — совсем ничего не помнит. И что самое странное, его это совершенно не беспокоит.
— Вот это да! — пробормотали мы с Мэгги, а Северус широко распахнул глаза.
Гарри грустно усмехнулся. Я схватилась за голову.
— Тролль знает, что такое!
С Сириусом Блэком все было ясно. Узнать бы, что там с Джеймсом Поттером. Может быть, они с Лили все-таки попытались избавиться от магических закладок?
— Как это все ужасно! — проговорила Мэгги. — Ведь никто из нас не хочет ничего плохого. Ни я, ни Гарри, ни Гермиона, ни вы, сэр. Просто жить, учиться. А получается, что это кому-то мешает. Как будто это что-то плохое — иметь семью, дом. Почему нас не могут оставить в покое?
— Всеобщее благо, — пробурчала я.
— Подожди, — насмешливо проговорил Гарри, — разве всеобщее благо не подразумевает благо всех?
— Ну, конечно, нет, — я чувствовала, как кривятся мои губы. — Всеобщее благо — эта такая гадость, ради которой все должны отказаться от своего блага. В выигрыше останутся некоторые личности, но их не так уж и много.
— Довольно цинично, — заметил Северус.
— Этому нас учит мировая история, — вздохнула я. — Тут смешно другое. Если кто-нибудь весьма доходчиво объяснит этим личностям, чем они на самом деле занимаются, то они будут шокированы. Обзовут нас циниками и будут доказывать, что их не так поняли. Они действительно считают, что это и есть всеобщее благо. А личные мечты о семье, благополучии близких, своем доме, учебе, познании мира — это недостойно и низко. От этого надо отказаться для более «высоких» целей. В крайнем случае, отложить на потом. Хотя никакого «потом» не будет. «Высокие» цели будут множиться как кролики по весне. К тому же, многие просто не доживут до «светлого будущего». Нет ничего более постоянного, чем временные трудности, которые надо просто перетерпеть.
Северус тряхнул головой.
— Именно так оно и есть, — сказал он, — даже странно, что ты уже понимаешь это. Обычно осознание приходит с возрастом. А многие так и продолжают жить в иллюзиях.
Гарри презрительно фыркнул.
— Ну уж нет, — сказал он, — меня на эти сказочки не поймаешь. Может, я и не прочь помочь кому-нибудь, но мое благо и благо моих близких для меня на первом месте.
Мэгги кивнула. Я улыбнулась. Северус задумчиво пил чай.
— То есть, ты считаешь, что Дамблдор занимается какими-то махинациями, выдавая их за всеобщее благо? — проговорил он.
— Если он обычный мошенник, то это не так уж и страшно, — сказала я, — мошенника можно притормозить, обрисовав ему перспективы. С идейными намного хуже. А Дамблдор очень похож на идейного. К тому же он лишен обычных привязанностей и нормальных человеческих связей. Я хочу сказать, что человек вполне может жить один, не создавать семью и так далее. Но совсем без привязанностей он не останется. Ему может быть тяжело в большой компании, он может требовать для себя большего личного пространства, но у него могут быть и дружеские, и родственные, да и просто деловые отношения. А у Дамблдора нет никого. Вообще никого. Выстроена какая-то иерархия, есть какие-то планы. Но и только. А это очень опасно. Такой человек не понимает чужой боли, не испытывает сострадания. Люди для него только инструменты, расходный товар. Ты скорее крокодила уговоришь отказаться от обеда, чем такого лидера пощадить тебя или кого-то, кто для тебя важен.
Северус закусил губу. Гарри кивал.
— Ты права, — сказал он, — меня тоже удивило, что о силе любви и важности дружбы рассуждает одинокий старый дед. В смысле, я не хочу сказать, что дело в его старости. Но у него ни семьи, ни близких, никого. Так не бывает. Если ты умеешь любить и дружить, то у тебя хоть кто-то да будет.
— А у МакГоннагал, похоже, тоже никого нет, — задумчиво проговорила Мэгги.
— У нее есть Дамблдор, — ответила я, — в качестве идола на алтаре. Дочка протестантского пастора лихо нарушила вторую заповедь.
— «Не сотвори себе кумира»? — вспомнил Гарри.
— Именно. И кумира сотворила, и жизнь на его алтарь положила. Теперь ты видишь, к чему может привести «всеобщее благо»?
— Не хочу! — четко проговорил Гарри и взял Мэгги за руку.
Некоторое время мы все сидели молча. Каждый думал о своем.
— Ладно, леди и джентльмен, — легонько хлопнул ладонями по подлокотникам кресла Северус, — время уже позднее. Давайте, я вас провожу. Думаю, все всё поняли?
— Да, сэр! — дружно кивнули мы. — Спасибо за чай!
И мы отправились в башню Гриффиндора. Интересно, в этот раз МакГоннагал будет нас выслеживать? Как бы ее удар не хватил от таких впечатлений. Гарри и Мэгги тоже расслабились. Думаю, что уже большинство в Хогвартсе считают их парочкой. Так что и тут могут быть проблемы. Девочки, которые были бы не прочь прибрать к рукам Надежду магической Британии вместе с титулами и фамильными сейфами, могли и отступиться. За Мэгги стояло наше семейство. А вот остальные… Вся надежда на то, что о помолвке никто не знает и не попытается устранить помеху в виде моей подруги. Да уж…


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
mish Дата: Среда, 03.02.2016, 19:38 | Сообщение # 330
mish
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
02wow 02wow 02wow Ох!!! И где же все-таки Дамблдор? И что там с Джинни? В каждой главе столько вопросов..... 08thank_you
 
Darelli Дата: Среда, 03.02.2016, 23:08 | Сообщение # 331
Darelli
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Да уж.... Куда Дамболдор то делся ?《старичок боровичок》Аааа столько написала, а сообщение не выкладывается(

Жизнь как спираль все крутится и кружится.

Сообщение отредактировал Darelli - Четверг, 04.02.2016, 12:47
 
Ksavera Дата: Четверг, 04.02.2016, 20:38 | Сообщение # 332
Ksavera
Panthera uncia
Статус: Offline
Дополнительная информация
Какая же зараза эта маккошка! Никогда не думала, что декан грифов может вызывать столько отвращения, брр anger

С каждой новой главой возникает все больше вопросов. Абсолютно солидарна с mish и Darelli - где же белобородый? 15what


 
elin_alex Дата: Пятница, 05.02.2016, 13:15 | Сообщение # 333
elin_alex
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Гарри поумнел или подрос )))

Сумасшедшая, вслед за ним босиком по стеклу...
 
Natsumi Дата: Пятница, 05.02.2016, 13:22 | Сообщение # 334
Natsumi
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Опять мы вернулись в школу, и опять опасности и ловушки подстерегают всюду. Снова надо быть осторожными. Нет, не так. Теперь надо быть ещё более осторожными, чем прежде.
А Снейп, похоже, очень доволен своим браком 16love И так приятно читать про моменты их уединения 01blush
Месть Гермионы страшна XD Вот даже способность к созданию зелий проявилась XD А уж напугать Снейпа дорогого стоит ))


 
Leya Дата: Пятница, 05.02.2016, 14:12 | Сообщение # 335
Leya
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Последние выкладки перечитываю не по паре раз, а до состояния "наизусть" и очень жду продолжения! И так хочется дойдя до финала оформить "Эффект птеродактиля" как книгу и засунуть на полочку между "Властелином колец" и "Гарри Поттером"...

- Ты либо безумец, либо гений...
- Это две крайности одной сущности.


Сообщение отредактировал Leya - Пятница, 05.02.2016, 14:14
 
Natsumi Дата: Воскресенье, 07.02.2016, 18:38 | Сообщение # 336
Natsumi
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
М@РиЯ, скажите пожалуйста, когда новые главы ждать? 05please 01blush

 
mish Дата: Воскресенье, 07.02.2016, 19:17 | Сообщение # 337
mish
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чего-то уже вечер, а долгожданного продолжения все нет... 04dont_know Ждем..... eda
 
М@РиЯ Дата: Воскресенье, 07.02.2016, 21:21 | Сообщение # 338
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 43

МакГоннагал маячила в отдалении всю дорогу до гостиной Гриффиндора. Мэгги рассказывала о новых чарах, которые надо было разучить, и о том, что мадам Помфри согласилась ее проконтролировать. Все-таки, колдомедицина сложная штука. Но лично мне понравилось, что чары, которые применяли акушерки, были ориентированы именно на человека. То есть, были гораздо более щадящими, а возможно, даже и безопаснее УЗИ. Надо же, как интересно! Вот и портрет Полной Дамы. С Северусом пришлось распрощаться без поцелуев. А в гостиной Гарри тут же кивнул нам на соседние кресла и наложил заглушку и чары отвлечения внимания.
— Итак, — сказал он, — предлагаю выгнать МакКошку из Хогвартса. Кто за?
— Единогласно, — ответила я.
Мэгги зловеще кивнула.
— Идеи и предложения? — строго спросил Поттер.
— Чары влечения на игрушечного кота, — сказала я, — хотя Северус против.
Мэгги рассмеялась. Поттер фыркнул.
— Да, это было бы прикольно. Но только что прикольно.
— Ты это на табличках прочитала? — спросила Мэгги.
— Ну да, шумерская магия.
— Научишь? — тут же вскинулся Гарри.
— Если дашь слово на нас не использовать, — показала язык я, — там много чего интересного, но я пока рецепты зелий перевожу.
— А «Зова» там не было? — жадно спросил Гарри. — Мне об этом Том говорил.
— «Зов»? — переспросила я. — Что он делает? У них же свои названия.
— Человек может заблудиться на ровном месте.
— На «Голос пери» похоже, — задумалась я, — есть аналог — «Пение сирен», но он слабее. Там ментальный приказ и иллюзия чарующего голоса. Но я такое не пробовала. Они же без палочек колдовали. Там силища должна быть невероятная.
— Описание дашь?
— Я тебе переведу, мне не жалко. Но там система совсем другая. Я так до конца не поняла принципов. Ясно, что медитации и постижение себя. Использование магии стихий и Источников. Может, у нас и не получится, мы же сначала шли другим путем.
— Ты же медитируешь? — Гарри буквально трясло от любопытства.
— Конечно, но это наши фамильные наработки. Не у Крауча не получится.
Он кивнул.
— Ладно, — сказала я, — завтра сделаю перевод и передам тебе записи. Может у тебя и выйдет что-то путное. Потом нас научишь.
— Договорились! — хищно улыбнулся Гарри.
Перевод у меня был готов, если что. Для Барти, который тоже интересовался такими чарами. Мне скопировать — пара секунд. Но пусть Поттер не расслабляется. И ценит мои знания и труды. Черт, а он так жаден до знаний. Как это у него сочеталось с приключениями и Уизли? Разве что… Рончик и для Поттера был подопытным. Вообще-то, у змееуста могут быть преимущества перед обычными магами в освоении древних магических практик. Парвати иногда колдовала на парселтанге, это выглядело необычно. И дело не в шипении. Для таких заклинаний палочка не требовалась. Но подсказывать я не буду, пусть сам разбирается. Я об этом Барти напишу, он с коллегами посоветуется. Чует мое сердце, что к каникулам несколько ящиков глиняных табличек невыразимцы припрут и меня за них посадят. Технический перевод с кучей ошибок — это не то же самое, что полное погружение и понимание. А в случае рецептов зелий, описаний ритуалов и артефактов любая ошибка может стать фатальной. От шумеров не так много осталось, конечно. Больше легенд. Но в любой сказке есть отголоски подлинных событий. Возможности древних магов завораживали. Хватало откровенно шарлатанских подделок, но это были позднейшие фантазии на тему или такие же фантазийные «переводы».
Как бы моя будущая карьера в ДМП не накрылась медным тазом. Отдел Тайн такого специалиста не отпустит. Но ведь интересно до жути. Ладно, посмотрим. В конце концов, у нас есть дед. Может, пора миру магии получить лучшего министра? Надо будет обсудить это со своими. Если кто и достоин высокого поста и не будет просто церемониальной фигурой, так это Бартемиус Крауч-старший. Он в этом бардаке быстро порядок наведет. У него не забалуешь. А мы с Барти и Северусом будем наукой заниматься. Лепота…
Поттер в мои записи буквально вцепился.
— У тебя могут вопросы возникнуть, — сказала я, — все-таки перевод делался для моего отца.
Он кивнул.
— И за это спасибо! Мерлин, как я тебе завидую! Такой Дар!
— Каждому свое, Гарри, — ответила на это я, — у тебя тоже Дары интересные. Главное, не забывай их развивать.
— Это да!
У него горели глаза, а я мысленно попрощалась с МакКошкой. Против такого Поттера у нее не было ни одного шанса.
Вообще, я свои занятия не афишировала. Переводами можно было заниматься у Северуса. Тут были все условия, можно было спокойно хранить свои записи, пергаменты и зачарованные перья. Хотя информация все равно просачивалась. Невилл выклянчил у профессора Спраут несколько грядок в теплицах, где пытался создать условия для выращивания диких видов магических растений, которые для него достал его дядя Элджи. Фэй интересовалась исследованиями жениха и рецептами зелий. Лаванда и Парвати тоже не остались в стороне. Я подкинула им пару идей для закрепления чар на одежде и бижутерии. Теперь вот Гарри. Не исключено, что и что-то медицинское для Мэгги найду.
А Северус официально разрешил мне пользоваться услугами домовика, который был прикреплен к его личным комнатам. Так что в любой момент можно было попросить чаю, кофе или чего пожевать. Удобно.
МакКошка пару раз пыталась сунуть нос в кабинет и гостиную Северуса, но мой муж был с ней крайне невежлив. А потом и Флитвик подключился.
— Мисс Крауч, — как-то задержал он меня после урока, — я видел интересное заклинание у мисс Браун, а она сослалась на вас. Да и конфликт был в учительской. Профессор МакГоннагал переживала, что вы много времени проводите в комнатах своего жениха, а он сказал, что вам там удобнее делать уроки и заниматься переводами.
— Профессор МакГоннагал лезет не в свое дело, сэр, — процедила я сквозь зубы.
Флитвик дружелюбно оскалился. Все-таки у полугоблина не совсем человеческая мимика.
— Совершенно с вами согласен, мисс Крауч. Но ваши переводы меня интересуют намного больше.
— Это шумерские тексты, сэр. В основном я перевожу рецепты зелий. И описание растений, которые использовались в этих зельях. Невилл Лонгботтом хочет их вырастить. С заклинаниями сложнее, тогда не было волшебных палочек. Не все можно адаптировать.
— Вы ведь позволите мне взглянуть? — полуутвердительно проговорил Флитвик.
— Хорошо, сэр.
Как бы наша месть не оказалась под угрозой. Флитвик моментом расчухает необычную магию. «Голос пери» я ему не дам. По крайней мере, пока. Обойдется для начала защитными чарами, которые использовались для охраны храмов и дворцов правителей. Там очень интересная привязка к местности.
Получив желаемое, Флитвик был счастлив.
— Посмотрим, посмотрим. Очень интересно! А ваш отец занят расшифровкой рунических записей? Тоже хотелось бы взглянуть. Честно говоря, я рад за него. Все эти политические игры только губили его талант.
— Он сейчас сотрудничает с Отделом Тайн, сэр, — сказала я, — мы с мистером Краучем очень рады за него. У него теперь есть цель в жизни.
— Это хорошо, — Флитвик кивнул, — молодым людям стоит думать о развитии своих Даров и талантов, а не лезть в политику. Не имея житейского опыта, так легко попасть в ловушку красивых фраз и громких лозунгов.
Намек был понятен. Мне тоже следовало заниматься своим делом. А я и не против.
В день моего рождения шел дождь. Я устроила вечеринку в гостиной. Угощение, танцы, много мороженого. Шеймус выставил сидр. Надвигался Хэллоуин. Летать над Англией не очень-то и хотелось. Но куда деваться?
МакГоннагал, как сказал Гарри, предложила ему занятия анимагией, но отказу не удивилась и не настаивала. Логично, раз Гарри и Мэгги оказались в компании меня и Северуса сразу после того разговора, то можно было понять, что парня предупредили. А ему и мозги полоскать не обязательно, его надо просто поймать. Промывание мозгов предназначалось мне. Но пока МакКошка не борзела и не нарывалась.
Флитвик как-то зашел к нам с Северусом на огонек и принес пару глиняных табличек.
— Опись налогов, полученных храмом, — буркнула я, — в основном корзины с финиками. А здесь предсказание на исход битвы с халдеями. Сбылось или нет — неизвестно. Подробно переводить?
— Нет-нет, — замахал руками Флитвик, — это так. Мисс Крауч, у меня к вам деловое предложение. Вы знаете, что гоблины Гринготса курируют многие археологические раскопки. Документы, подобные этим, больше заинтересуют маггловских ученых. Тут и тщательный подробный перевод не нужен. А вот описания ритуалов, артефактов и зелий более интересны. Раньше мы отдавали их в Отдел Тайн, согласно старому договору. Я так понимаю, что вам их так или иначе все равно передадут для перевода. Но можно договориться и напрямую. Оплата будет более чем щедрой. К тому же были найдены записи на совершенно неизвестных языках. Расшифровать и перевести их пока не удалось никому. Может быть, вы хотите попробовать? Учитывая ваш Дар, у вас может получиться.
— Только не говорите, что у гоблинов Гринготса есть записи атлантов, сэр, — сказала я, — или жителей Гипербореи.
— Кто знает, мисс Крауч, кто знает.
Северус покачал головой.
— Я бы хотела, профессор, чтобы вы переговорили с Главой моего Рода. Все это чрезвычайно интересно, но я не хотела бы сильно рисковать. Да и конфликт с Отделом Тайн мне не нужен.
Флитвик понимающе улыбнулся.
— Это разумно, мисс Крауч. Думаю, что конфликта с Отделом Тайн можно избежать. У гоблинов другие интересы. И возможности. Все-таки их магия отличается от человеческой.
— Ты точно не удержишься, — усмехнулся Северус, — мне очень хорошо знаком этот зуд. Новое, неизведанное, неисследованное.
— Там вполне могут оказаться очередные корзины с финиками, — сказала я, — или донос на соседа.
— Может и так, — согласился Флитвик, — а может … Так я связываюсь с мистером Краучем? Если что, Гринготс предоставит хорошего юриста.
— А уроки? — прищурилась я.
— Зачту семестровые экзамены, — махнул рукой Флитвик. — Думаю, Северус, тоже. Вы уже столько времени дополнительно зельями занимаетесь. Наверняка, те, что сейчас проходят, можете с закрытыми глазами сварить.
— Сможет, сможет, — согласился Северус. — Зачту с удовольствием. Мне тоже любопытно. Если нужна страховка при медитации, то могу помочь.
— Страховка точно понадобится, — кивнула я.
Северус был прав. Отказаться от такого было немыслимо.
— Ты справишься, — сказал он, когда мы остались одни. — Знаешь, Барти считает, что такая вспышка талантов бывает у того, на ком может закончиться Род. В этом определенно что-то есть. Последний шанс, чтобы или стать ценным приобретением для другой семьи, или суметь возродить Род.
В этом определенно был резон. Узнать бы, как это работает. Вот и Мэгги унаследовала все таланты МакКиннонов, даже усилив их. И Гарри… Черти бы побрали Дамблдора, сколько он нагадил! «Всеобщее благо»! Хорошее благо, если мир магии потерял кучу талантливых магов, а приобрел аврора и чиновницу.
Дед живо заинтересовался возможностью и навестил нас с Северусом с экземпляром договора.
— Это очень интересно, Гермиона, — сказал он, — попробовать стоит в любом случае. Отдел Тайн не против, они этих записей все равно бы не увидели, а так хоть какой-то шанс, что информацией поделятся. Тебе предлагается любая помощь и страховка. Но думаю, что лучше всего с этим справится Северус. Однако и колдомедик рядом не помешает. Попробовать стоит после Хэллоуина, все-таки тебе придется восстанавливаться.
Я сунула нос в договор. Сумма вознаграждения приятно удивляла. К тому же гоблины были серьезной силой, которой ни в коем случае не стоило пренебрегать. Тянуть тоже не имело смысла, время Хэллоуина давало дополнительные возможности. Если все пройдет благополучно, то уже на другой день можно было попробовать прочитать текст. Возможность прикоснуться к тайне щекотала нервы. Конечно, был риск, что там какие-нибудь хозяйственные записи. Но сам чужой язык… Да еще никому не известный. М-м-м-м… ХОЧУ!
— При таких возможностях тебе Ж.А.Б.А. автоматом поставят, — усмехнулся Северус, — причем совершенно заслуженно. Ты ведь точно не прекратишь учиться и совершенствоваться. Я достаточно подкован в ментальных науках, чтобы не дать тебе полностью погрузиться во все это и уйти. Ты же мне доверяешь?
— Да, — кивнула я. — Я согласна. Это определенно фантастический опыт. И надо будет попробовать поработать вместе. Есть шанс, что там что-то опасное. Тогда нужно будет срочно выводить меня из транса. О тех же атлантах много чего рассказывают. Они же собственный остров уничтожить умудрились.
— Особенно, если учесть, что мы тоже на острове, — кивнул дед, — тут еще история с этим полетом. Гоблины считают, что могут открыться старые клады. Настаивают на своем представителе при полете.
— Кошмар! — поежилась я. — Они же подземные жители. Им же в воздухе плохо станет. И потом, у кладов могут быть наследники.
— У них своя магия и артефакты, которые отреагируют на наличие оживившихся кладов. Не знаю, почему они так говорят, это их термин. Клянутся вернуть все законным наследникам, а себе взять только то, у чего нет хозяина. А ради золота и прибыли эти ребята не только на летающий катафалк залезут.
Я покачала головой. Предстоящее приключение обрастало кучей сопутствующих моментов. Кажется, единственным нормальным грозил стать первый полет. Впрочем, именно так оно все и бывает.
— Сэр, — обратилась я к деду, — вы там выжмите из них все, что можно.
— Барти проверил все расчеты, — усмехнулся дед, — заодно выговорил инструмент гоблинской работы и набор котлов для Северуса. И кое-какие украшения для тебя.
Да, на Барти можно было положиться.
— Но договор ты должна подписать сама, — улыбнулся дед, — тебе ведь уже семнадцать. Подарок ждет тебя дома, такие вещи не вручают в школе.
— Хорошо, — легко согласилась я. — Где подписывать?
И я лихо расписалась. Гадость эти кровавые перья, между прочим. Северус тут же достал настойку бадьяна и залечил ранку.
Теперь оставалось только провести несколько медитаций с Северусом в роли ведущего, чтобы удостовериться, что случись непредвиденное — он сумеет меня вытащить.
Поттер тоже времени не терял.
— Где там этот игрушечный кот? — как-то спросил он у меня. — Давай сюда!
— Получается, что ли? — спросила я, передавая ему уменьшенную игрушку.
— Угу! — пакостно улыбнулся он. — Если колдовать на парселтанге. Прикольная вещь!
— Спички детям не игрушки, — напомнила я.
Он покачал головой.
— Нет, это действительно от врагов. Да и концентрация там такая, что ради прикола не стоит и напрягаться.
— Когда планируешь? На Хэллоуин? А я хотела тебя пригласить покататься.
— Ого! Я только за! Шикарное предложение, Гермиона. Так даже лучше будет. Я поколдую над нашей трансфигураторшей, а потом рвану с тобой. Если что, будет алиби.
Я кивнула. Раз уж мне навязали гоблина, то лучше приглашу Барти, Гарри и Мэгги. А то еще министр магии навяжется, а я его не люблю. Места хватит.
— Не забудь одеться потеплее.
— Спасибо, мамочка, — скорчил физиономию Гарри, — раз такое дело, закажу фирменные штаны в стиле «магическое милитари».
А это идея. Летать над осенней Британией в мантии, пусть даже и в самой теплой, не хотелось. Практичнее всего было одеться так же, как для похода в лес. Заодно и интерес к одежке подогреем. Хотя мадам Малкин на количество заказов не жаловалась. Практичная одежда пользовалась спросом у любителей активного отдыха и сборщиков ингредиентов. Поговаривали, что и аврорат к ней приглядывался. Надо написать Барти. И заказать комплект для себя. Северус такое точно не наденет, но сказать ему все равно стоит.
Одежду и обувь прислали через день. Вещь! Северус хмыкнул.
— Все-таки есть что-то неестественное в женщине в военной форме, — сказал он.
— Тебе не нравятся амазонки? — насмешливо спросила я.
— Мне нравишься ты, — буркнул он, — даже в этом диком наряде. Должен заметить, что с практической точки зрения это лучший вариант. Хотя то летнее платьице намного лучше. А если еще и без платьица…
— С ума сойти, ты умеешь говорить комплименты!
— Я много чего умею, — сказал он, — ты просто не знаешь обо всех моих талантах. Давай-ка, попробуй войти в транс. А я тебя верну.
Я удобно устроилась в кресле и привычно очистила сознание, вызывая хорошо знакомые образы шумерской письменности. Надо было опознать очередное растение.
Как только перед внутренним взором появилась картинка мелкой нечем непримечательной травки, как меня довольно-таки мягко потянуло обратно. Не было рывка, зова, ничего такого. Просто я открыла глаза и встретилась взглядом с мужем.
— Так вот как это работает, — заметил он.
— Ага, — я потерла виски, — здорово. Думала, что это будет именно рывок.
— Я старался! Кофе?
— С удовольствием!
Теперь мы все были готовы к Хэллоуину. И к тому, что будет после него.
Коробки со сладостями прибыли по расписанию. Малышня радостно пробовала новинки. Я отгрызла голову шоколадной летучей мыши.
— Кровожадно выглядишь! — хихикнула Мэгги. — Готовишься укрощать нечисть?
— И так будет со всеми! — сказала я, откусывая лапку.
— Сурово! — оценил Гарри.
Двое магглорожденных первокурсников удивленно оглядывались по сторонам.
— Угощайтесь! — пододвинула я им коробку.
— Берите! Берите! — другие ребята и девочки не отставали. — В такой праздник у всех должны быть сладости.
— Спасибо!
— Гермиона! Не забудь, что я сделаю несколько колдографий! — крикнул Колин.
— Конечно, договорились.
Колдофото от Колина — это традиция. И он действительно снимает профессиональнее штатных корреспондентов «Ежедневного пророка». Талант! А если он на этом заработает, то так даже лучше.
День выдался нервозным. Впрочем, мои все понимали и старались меня не дергать. Наконец пришло время начала Охоты. Пир меня не интересовал, мы с Мэгги перекусили у Северуса. Гарри отсутствовал и нашелся только, когда мы уже вышли из замка. Нас тут же окружила настоящая толпа. Кошмар!
Сверкали вспышки колдокамер. Министр произнес речь. Нет, РЕЧЬ. Я вздохнула и мысленно позвала барабан. Толпа ахнула. Я взялась за палочки. Жуткая повозка появилась из-за угла.
Если у министра и были планы навязаться в компанию, то теперь он от них отказался. Гоблин выглядел глубоко несчастным. Гарри и Мэгги весело заняли места. Мы с Северусом устроились на козлах. Барти сел рядом с Гарри.
— Мисс Скиттер! — махнула я рукой. — Вы с нами?
Журналистка с такой скоростью впрыгнула в катафалк, что он даже покачнулся. Я разобрала поводья.
— Вперед! Вверх!
И лошади рванули. Ветер засвистел в ушах. Сбоку появились всадники и псы. Дикая Охота помчалась над Британией.
В этот раз все действительно было намного спокойнее. Не надо было беспокоиться о родных и близких, впереди не было неизвестности. Северус внимательно следил за маршрутом и давал четкие указания. То тут, то там взлетали фейерверки. Иногда появлялись колдуны и ведьмы на метлах, которые выкрикивали приветствия и какое-то время сопровождали Охоту. Внизу изредка что-то ярко вспыхивало. Довольно ухал гоблин. Рита верещала что-то восторженное.
— Возвращаемся! — крикнул мне Северус. — Поворачивай назад!
— Держи-и-и-сь! — заорала я и заложила крутой вираж.
Сзади послышался счастливый визг. Лошади почувствовали мое настроение и помчались быстрее. Это было нечто! Наконец впереди показались башни Хогвартса. Я стала натягивать поводья. Мы облетели замок, и повозка стала снижаться. В этот раз посадка была более мягкой. Нас встречали профессора, студентов уже разогнали по гостиным и спальням.
Охотники умчались. Убрался и катафалк.
— Мисс Крауч! Это нечто! — Рита Скиттер была в полном восторге. — Огромное вам спасибо! Я прямо сейчас в редакцию! Не забудьте прочитать статью!
— Обязательно!
Она послала всем воздушный поцелуй и умчалась. Барти проводил ее задумчивым взглядом. Хм… если вспомнить Джейн, то ему явно нравились женщины постарше. Очень интересно!


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Воскресенье, 07.02.2016, 21:22 | Сообщение # 339
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
— Думаю, что бокал вина будет не лишним, — сказал Северус, — коллеги?
— О, прекрасная идея!
И только тут я поняла, что не вижу МакГоннагал. Похоже, что у Гарри получилось. Но спрашивать я не стала. Все в курсе, что мы не ладили, а Северус с ней даже ругался. Вполне могла не захотеть любоваться на наш триумф. Но все-таки…
— Минерву не видели? — спросила профессор Спраут. — Она и на ужине не была? Может, заболела?
Я перехватила довольный взгляд Гарри.
— Наверное, пошла к себе, — предположил Флитвик.
Северус косо взглянул на нашу троицу и достал волшебную палочку.
— Указуй!
МакГоннагал обнаружилась в туалете Плаксы Миртл. Она в полной прострации сидела на полу и баюкала огромного плюшевого рыжего кота со зверской мордой. Похоже, что Гарри еще и поработал над игрушкой. Хозяйка помещения брызгала на свою гостью водой, но та не обращала на это никакого внимания.
— Энервейт! — взмахнул палочкой Северус. — Энервейт!
МакГоннагал перевела на него расфокусированный взгляд. Ой, е-е-е-е! А не перестарался ли Гарри? Только струйки слюны не хватало.
— Что здесь произошло? — спросил Флитвик у Миртл.
— Она блуждала по коридорам, — ехидно ответила та, — и целовала этого кота. Совсем глупая! Я ее позвала, чтобы дать воды. Но она не пришла в себя. Хи-хи! Совсем глупая!
— Ее надо в Больничное Крыло! — сказала Спраут. — Срочно!
— Думаете, на нее напали? — спросил Флитвик. — Тогда злоумышленник все еще в замке. Надо расспросить привидений и домовиков.
МакГоннагал отвели в Больничное Крыло. Допрошенные привидения и домовики обнаружили чьи-то следы в проходе, который вел в статую Одноглазой Ведьмы. Но сам механизм из прохода теперь было не открыть, его и другие подобные заблокировали после явления «Волдеморды». Очень интересно… Хорошо, что Гарри провернул этот финт с МакГоннагал, а то мы так ничего бы и не узнали.
Так что с вечеринкой не получилось, пришлось возвращаться в башню.
— Круто ты ее приложил, — сказала я, — оклемается?
— Ночью загляну в Больничное Крыло, — ответил Гарри, — и сниму часть внушения. Кота оставлю.
Это было умно. Резкое исцеление МакГоннагал точно заставило бы всех насторожиться. А так можно будет списать на рецидив болезни.
— Значит, с парселтангом это работает? — спросила я.
— И есть большой шанс, что не разберут, в чем дело, — ухмыльнулся Гарри. — Думаю, что можно будет списать на воздействие некоего артефакта.
А вот это просто супер! Слухи о нехороших артефактах, влияющих на сознание, ходили давно, в том числе и с моей подачи. И пользовалась ими и лично МакГоннагал. Могла что-нибудь перепутать и сама попасть под воздействие. Бывает. Другое дело, что что-то могут заподозрить Флитвик и Северус. Но я думаю, что репрессий не будет. МакГоннагал уже показала себя врагом. И тут меня как током ударило.
— Слушайте, а что если она должна была кого-то запустить в замок? Про то, что проходы заблокированы, знают все учителя. Думаю, что и ученики, которые пытались воспользоваться этими проходами. Так что злоумышленникам об этом тоже может быть известно. Сегодня в замке много чего творилось. Если больше никто ни от чего не пострадал, то возможно, что МакГоннагал должна была открыть проход изнутри. Вовремя ты ее, Гарри! Хотя, может я что-то и путаю.
Мэгги испуганно охнула.
— Это как тогда? Когда Упивающиеся Смертью через шкаф прошли? Кошмар какой!
Гарри покачал головой.
— Очень может быть. Я, когда пойду чары с МакГоннагал снимать, посмотрю, есть ли кто еще в Больничном Крыле. Если больше никого, то очень может быть, что Гермиона права, и это она должна была кого-то запустить в замок. Знать бы еще кого…
Да, это тоже было проблемой. Кто там еще остался у наших «светлых»? А ведь и «темные» могли тем же барабаном заинтересоваться. И Поттером.
— Ладно, — сказала я, — я спать. А утром расскажешь, что там и как.
— Спокойной ночи! — кивнула мне Мэгги. — Классно полетали!
— Ага, — зевнул Гарри.
Я тоже пожелала им доброй ночи и отправилась спать. Завтра меня ждали таинственные записи гоблинов на неизвестном языке.

— Все-таки, это твоя работа, — недовольно проворчал Северус.
— Идея моя, исполнение — нет, — ответила я, — меня больше волнует, кто в Хогвартс хотел пройти. И не МакГоннагал ли должна была открыть проход для таинственных визитеров.
Я точно знала, что кроме МакКошки в Больничном Крыле никого не было, Гарри проверил.
Северус потер переносицу и тяжело вздохнул.
— Согласен, — сказал он, — Мерлин, как это все противно! Но что это за чары?
— У нас вряд ли получится, — вздохнула я, — колдовал змееуст. Но я тебе дам записи посмотреть. Вот.
Он быстро просмотрел пергамент и сунул его в ящик стола.
— В общем, все получилось удачно, — сказал он, — особенно если МакГоннагал действительно хотела кого-то пустить в замок. Над игрушкой тоже Поттер надругался? Уж больно морда у этого кота…
— А не будет предлагать всякую гадость порядочным студентам и студенткам, — злорадно проговорила я. — Кроме тебя, кто-нибудь догадался?
— Возможно, Флитвик. Но он вашу банду точно не сдаст. Ему никогда не нравилось исключительное положение Гриффиндора. Он действительно считает, что увольнение МакГоннагал и устранение Дамблдора пошли Хогвартсу на пользу. Не удивлюсь, если тоже записями поинтересуется. Его профессиональная солидарность не распространяется на тех, кто готов навредить студентам и школе.
— Можешь ему записи показать, — разрешила я, — может, и он разберется. Там вещь довольно жутковатая. Гарри частично снял, а привязку к коту оставил.
— Ладно, сейчас принесут таинственные находки гоблинов, ты готова?
— Всегда готова! — буркнула я.
В гостиную Северуса ввалилась целая толпа. Несколько гоблинов, два колдомедика, Барти и Джонс от Отдела Тайн. Дед. И Флитвик. Ни фига себе!
— Тебе, наверное, лучше прилечь? — спросил Северус.
Хорошо, что у меня приличный опыт медитаций, иначе хрен бы получилось очистить сознание и расслабиться при таком количестве зрителей. Я устроилась на ковре. Северус сел на колени и бережно прикоснулся пальцами к моим вискам. Один из гоблинов торжественно достал из массивной шкатулки несколько металлических табличек, изрезанных странными значками. В жизни не видела такого необычного металла. Черно-синий, гладкий. Он не блестел, как обычный полированный металл, а словно бы поглощал свет. На матовой поверхности тускло светились серебряные письмена. Это абсолютно точно были письмена, я это чувствовала.
Я взяла их в руки. Ого! Даже при таком контакте ощущалась чужеродность этих табличек. Определенно, что-то нечеловеческое. И я закрыла глаза, сосредоточиваясь.
Это было необычно. Я моментально погрузилась в темноту. Вокруг ощущалась пустота и какая-то пульсация. Руки налились тяжестью. Обычных голосов не было. Где-то далеко возникло тихое гудение. Пульсация усилилась. В темноте появились вспышки. Теперь я слышала Голос. Очень низкий, непривычный. В какие-то моменты он сменялся едва различимым шепотом. Меня окутало тепло. Я почувствовала, что могу ответить. Более того, я должна это сделать. Своего голоса я не слышала, но знала, что говорю правильно. В какой-то момент меня потянуло назад. И я резко села, распахнув глаза. Свет свечей показался невероятно ярким.
— Тихо! Все хорошо! — услышала я голос Северуса. — Все в порядке!
Меня тут же устроили в кресле. Появился поднос, обильно уставленный едой, чайник и чашки. Бокал красного вина. Колдомедики захлопотали, накладывая на меня диагностические чары.
— Невероятно! — пробормотал Барти.
— Я пока не успела разобрать значение всех букв, — сказала я, отпивая вина.
— Ты говорила на этом языке, — сказал Северус, — понимаешь? Говорила! Господа, думаю, всем не помешает выпить.
Дед с благодарностью принял бокал с коньяком.
— Надо срочно взять воспоминания! — Джонс не стал отвлекаться. — Прошу вас!
Я послушно перелила воспоминания во флакон. Их тут же скопировали гоблины.
Пластины были убраны в шкатулку. Гоблины и Джонс упаковывали записывающие кристаллы.
— Что ты чувствовала? — спросил Барти.
— Тепло и пульсацию. А как это выглядело?
— Твое тело парило над ковром, — ответил он, — а потом тебя и Северуса окутал светящийся кокон. Мы слышали только твой голос.
Ни фига себе…
Впрочем, разговоры совершенно не мешали мне утолять зверский голод.
— Это не может быть опасным? — спросил дед.
— Не думаю, — ответил Джонс, — приборы показали, что это защита. Очень сильные защитные чары. Надо будет уточнить, где именно были найдены эти пластины.
— Защита? — переспросила я.
— Как интересно, — покачал головой Барти. — Прямо нечто невероятное. Никогда не слышал, чтобы, просто читая заклинание, без ритуала и использования артефактов, можно было создать или вызвать что-то настолько сильное.
— Возможно, сами пластины являются артефактами, а заклинание их просто активизирует, по принципу того же порт-ключа, — задумчиво проговорил Джонс. — Хотя и немного странно, что текст прямо на них написан. Но это все — лишь предположения, мы еще слишком мало знаем, чтобы делать выводы.
— Когда можно будет провести следующий сеанс? — спросил один из гоблинов.
— Не раньше, чем через три дня, — ответил колдомедик. — Никаких признаков истощения я не обнаружил. Но нужно проявлять осторожность.
Гоблин кивнул. Я тоже была не против немного отдохнуть. Пока не было желания еще глубже погрузиться в древнюю тайну. Было ощущение того, что я узнала или получила столько, сколько было нужно.
Северусу вручили инструмент и набор котлов, а мне протянули небольшую шкатулку, в которой оказалось изумительное по красоте ожерелье из довольно крупных изумрудов, оправленных в белое золото. Полюбовавшись, я передала шкатулку деду, чтобы он забрал ее домой. Такой вещи нечего делать в Хогвартсе. Северус был счастлив.
— Тогда до встречи через три дня, — сказал Джонс.
И нас наконец оставили одних.
— Можно я переночую у тебя? — попросила я.
— Сам хотел это предложить, — оторвался от новенького инструмента Северус, — мало ли что. Воздействие этих штук могло быть и не очень явным. Будет лучше, если рядом с тобой буду я. Давай, доедай. Потом прими ванну и ложись.
Я кивнула. Рядом с мужем мне было комфортно, я чувствовала себя в полной безопасности. К тому же меня немного беспокоила сегодняшняя медитация. Очень уж это отличалось от того, что происходило обычно. Как бы у меня не образовалась связь еще с одним артефактом. Хотя, это вряд ли. Все-таки я отличалась от тех, кто создавал эти пластинки.
Долго нежиться в ванне я не стала. Устроилась в постели. Здесь я еще не ночевала. Сама кровать была удобной, одеяло легким и теплым. Вскоре я уже дремала.
— Спишь? — послышалось через некоторое время.
Я потянулась под одеялом.
— Думала, что ты проведешь ночь с новыми котлами.
— Интересные у тебя представления о своем муже. Но инструмент и котлы потрясающие. Давно хотел такие, но уж очень они дороги. Моя благодарность Барти, что он выторговал их у гоблинов, не знает границ. А еще больше я благодарен тебе. Нагло пользуюсь твоим талантом.
— Пользуйся, — согласилась я, — на инструмент и котлы я согласна.
Он сел рядом.
— Может, дать тебе зелье сна без сновидений? Вдруг связь сохранилась?
— Не думаю, что это выход. Но если что, ты же меня вытащишь?
— Конечно. Я скоро приду.
Ох, как мне этого не хватало! Спокойного уверенного тепла рядом. Надежности. Как бы перебраться в подземелья? Вряд ли получится. Сегодня меня не тронут, а вот потом…
— Спи!
Сон был странным. Необычайно яркие картинки каких-то невероятных садов, висящих в воздухе. Зданий непонятного назначения. Людей или кого-то похожего на людей я не видела. Иногда ярко вспыхивали уже знакомые письмена. Но Голоса я не слышала.
— Гермиона!
— А?
— Фу! Никогда не видел парящего в воздухе одеяла. Верни его на место, холодно.
— Ага… Я тебе потом покажу, что мне снилось.
Одеяло было подоткнуто с двух сторон.
— Ты, главное, сама не улети. Все-таки хорошо, что мы в подземельях.
Я потерлась носом о его плечо. Действительно было холодно. И почему одеяло взлетело? А, подумаю об этом утром…
Странный сон не вернулся, так что я замечательно выспалась. И вообще… Можно было и на завтрак спуститься. В смысле, подняться. А то меня, наверное, потеряли.
— Ну, чего там у тебя? — тут же спросили меня девочки.
— Какое-то защитное заклинание, — ответила я, накладывая себе на тарелку яичницу и пару сосисок, — создает светящийся кокон. Структуру языка я уже представляю, но сеанс прервали.
— Ого! — Лаванда покачала головой. — Но если что интересное…
— Конечно. Там на одной из тех табличек, что я раньше переводила, явно что-то косметическое. Но надо будет сперва проверить. Мало ли, красотки тех времен считали, что красота требует жертв.
— Проверим, — сказала Фэй, — если что, у дедушки совета спрошу.
Подружки меня, конечно, эксплуатировали, не без этого. Но мне было не жалко. К тому же я знала, что скидку, если новинка окажется интересной и пойдет в продажу, я получу обязательно.
Прибыла почта. Статью о Дикой Охоте придержали, в прошлом номере был только анонс. Рита хотела собрать побольше информации. Теперь же была и большая статья, и колдографии, и восторженные отзывы волшебников. Ого, открылся старинный особняк семьи Бакли, который запечатался двести лет тому назад из-за экспериментов с маховиком времени тогдашнего Главы Рода. Нынешний лорд Бакли счастлив. На всякий случай дом будет обследован специалистами Отдела Тайн. В старинном колодце в лесу Дин снова появилась вода. Упокоилась какая-то зловредная сущность, которая терроризировала семью Пайпер. Нашлось несколько кладов. Неплохо. И, наверняка, это еще не все.
«Невероятное ощущение от приобщения к такому могущественному и древнему колдовству. Волшебный полет. Возрождение традиций. Чудесный праздник». Ну, это понятно. Те из волшебников, что пытались нас сопровождать, радостно делились впечатлениями.
Да, взять с собой Риту было хорошей идеей. И все-таки интересно, показалось мне или нет, что у них что-то может быть с Барти? Мой родитель тот еще тихушник, но мужчина видный и интересный. А Рита очень яркая и эффектная. Кто знает, что там может получиться? А с практической точки зрения, альянс с самой знаменитой журналисткой магической Британии нашей семье только на руку. Нам еще деда в министры выдвигать.
МакГоннагал, между прочим, отправили в Мунго. Профессор Сандерс особо не злорадствовала, но выглядела довольной. Действительно, справлялась она хорошо, так на фига деньгами делиться. Мало ли, кто там заслуженный. Тем более что и заслуги сомнительные.
Остальные профессора были спокойны. Незаменимых, как известно, нет. Жизнь продолжается.
А все-таки интересно, почему это у меня вдруг одеяло взлетело? И что может взлететь в следующий раз? Надеюсь, что не кровать. Хотя это был шикарный повод перебраться в подземелья. Давно хотелось, между прочим. Вот…


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
М@РиЯ Дата: Воскресенье, 07.02.2016, 21:23 | Сообщение # 340
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 44

Уроки никто не отменял. И у нас как раз была трансфигурация. Мерлин, как хорошо, что все пройдет без МакГоннагал! Никто не будет сверлить меня неприязненным взглядом. Не будет вечно поджатых губ. Да это просто праздник!
— Тема сегодняшнего урока: «Превращение живого в живое». Записывайте формулу…
В клетке на столе преподавателя сидели белые мышки. МакГоннагал любила превращать мышей. От нее материал для урока, скорее всего, и остался. То ли кошачья натура давала себя знать, то ли мышей было проще всего достать. Кто знает.
Надо превратить мышку в другое животное. У меня получилась летучая мышь. Гад Поттер гнусно захихикал. А Малфой показал мне большой палец. И плевать на них, главное, что получилось. Заклинание-то сложное. У Драко вышла лягушка. А у Гарри — крошечный ежик.
Следующим уроком было ЗОТИ, и вот тут мне чуть не поплохело. Ведь только я попыталась отразить заклинание Лаванды, как почувствовала, что мои ноги отрываются от пола. Ну его на фиг! Дженнингс отнесся с пониманием, он знал, что я вчера участвовала в важном эксперименте. Надо будет попробовать отработать щитовые с Северусом. И, возможно, с Флитвиком. Мало ли что.
— Что у тебя случилось? — обалдел дорогой супруг.
— Я поднялась над полом, — повторила я, — поэтому прервала заклинание и извинилась перед профессором Дженнингсом. Ни к чему устраивать шоу на уроке. И вообще… Знаешь, я немного испугалась.
— Еще бы! — Северус тряхнул головой. — Ладно, давай попробуем. И действительно стоит позвать Филиуса.
Так что уже через полчаса мы втроем были в Выручай-Комнате, которая приняла для нас вид тренировочного зала.
— Итак, — Северус наставил на меня волшебную палочку. — Ступефай!
— Протего!
Теперь я не сдерживалась. Это было фантастическое ощущение. Я поднялась в воздух примерно на фут, а мое тело окутало сияние.
— Это выглядит как полная защита, — задумчиво проговорил Флитвик, обойдя вокруг меня. — Никогда такого не видел!
— Ты можешь снять защиту? — спросил Северус.
Я прислушалась к своим ощущениям. Да, я могла. Глубокий вздох… Сияние потускнело, потом пропало, я мягко опустилась на пол.
— Очень хочется попробовать пробить эту защиту разными заклинаниями, — покачал головой Флитвик, — но тут есть большая опасность.
— Я могу навсегда остаться в этом коконе? — спросила я.
— Что-то вроде того. Ведь защита появилась у вас после контакта с теми пластинами. Что это за воздействие, мы не знаем. Так что рисковать не стоит.
Похоже, что я опять не смогу нормально колдовать. По крайней мере, на ЗОТИ.
— Я поговорю с Дженнингсом, — сказал Флитвик, — не стоит, чтобы об этом многие знали. И так сплетен и слухов хватает.
— Я уже мутант какой-то, — пожаловалась я, — Северус, ты как хочешь, но я к тебе перебираюсь. Одна я спать боюсь. Сегодня одеяло полетело. А завтра что? Кровать? И потом, в подземельях хоть окон нет. Не придется меня в Запретном лесу отлавливать.
— Я не против, — сказал Северус, — сам хотел предложить. Но ведь сплетни пойдут.
— Договорись с Поппи, — предложил Флитвик, — пусть все думают, что мисс Крауч… вернее, насколько я понял, миссис Снейп, проводит ночи в Больничном Крыле. А потом через камин перемещается к тебе.
— А как вы догадались? — спросила я.
— Это легко, — усмехнулся декан Райвенкло, — да и скрывающие чары на левой руке о многом говорят. О помолвке было объявлено официально, эти кольца вы оба больше не скрываете. Значит, там есть что-то еще. Легко догадаться, что именно.
Я сняла чары. Северус тоже. Флитвик улыбнулся.
— Поздравляю! И желаю счастья.
— Спасибо! — вздохнул Северус. — Пойду договариваться с Поппи. Это хороший выход. Кто-то, конечно, догадается, но скандала не будет.
Я кивнула. Только скандалов нам сейчас и не хватало. И вещи собрать надо. Девчонки мои точно не поверят ни в какое Больничное Крыло. Секрет Полишинеля, как он есть. Хорошо, что мне уже семнадцать, хоть одна проблема решена.
Девочки ожидаемо состроили понимающие мордочки, но ничего не сказали. А вечером в гостиную Северуса просочились Гарри и Мэгги.
— Чаю? — любезно предложила я.
— О, молодые люди! — обрадовался сэр Юлиус.
Гарри кивнул и взял чашку.
— Рон письмо прислал, — сказал он, — предлагает встретиться в Хогсмите.
— Это может быть ловушкой, — сказала я.
— Знаю, — вздохнул Гарри.
Я задумчиво смотрела на него.
— Можно задать тебе вопрос?
— Про Рона? — переспросил Гарри. — Почему я с ним дружил?
— Да.
Он поправил очки и вздохнул.
— Так сразу и не ответишь. Сперва как-то само получилось, хотя я понял, конечно, что он не случайно ко мне в купе подсел и все время рядом крутится. Ну, парень и парень. Какая разница, что из бедной семьи. Потом стало напрягать его постоянное вранье. Хрен бы с Распределением. Ну, почему не признаться, что чего-то не знаешь? Что тут стыдного? А он обязательно наплетет какой-то чуши, а потом в жизни не извинится. А я как дурак выгляжу. С Фламелем этим… У Рона у самого карточка с ним в коллекции есть. Я его летом к стенке прижал, зачем он соврал, что, дескать, видел, как профессор Снейп мою метлу зачаровывает. Так правды и не добился. А кто, мол, еще на такое способен — вот и весь его ответ. Меня из-за того чокнутого домовика наказали, а тут Рон с братьями на машине прилетели. Вроде как спасли. Да лучше бы я все эти дни взаперти бы просидел, чем в этой их Норе. Они там друг у друга на голове сидят, в туалете и то не спрячешься. А тут еще эта Джинни… Я уже хотел разругаться. Ну а Том посоветовал, что от Рона и польза может быть. Я на нем заклинания отрабатывал.
Откровенно, ничего не скажешь. Судьба у Ронни такая — подопытным быть.
— Потом я заметил, что с близнецами что-то происходит, когда они на тебя хотят наехать. Том и объяснил, что Глава Рода может поставить такую защиту. И если что-то было, то мистер Крауч не будет пользоваться правом мести, а постарается просто обезопасить членов своей семьи. Кстати, что они тебе сделали?
— Втолкнули к Пушку, — ответила я.
Глаза у Гарри стали чуть ли не больше очков.
— Ч-что? А ты… ты как…
— Запеть догадалась. Хотела проследить за тобой и Роном. Кстати, это я вас заперла в том зале с ключами. Отомстить захотелось.
Гарри несколько секунд смотрел на меня, а потом нервно рассмеялся.
— Ну, знаешь…
— А что было потом? — спросила Мэгги, которой было очень интересно.
— Ну, Рон все бубнил про Гермиону. Бесился, что той все самое лучшее перепадает. А мне-то что. Деньги ее деда, ему виднее, как тратить. Тем более что Гермиона нормально себя вела. Угощала других, помогала Неву и мне. Тебе, вон, деньжат подбрасывала, а потом и вовсе под опеку взяли. Я даже позавидовал, если честно. Нет, не деньгам. Если бы за меня вот так кто-нибудь заступался и на все вопросы отвечал... Дополнительные уроки оплачивал. Краучи друг за друга готовы глотки рвать, мне тоже хотелось в такую семью.
— Считай, что твое желание исполнилось, — ответила я.
— Спасибо. Знаешь, мне было не жалко подкинуть Рону немного монет. Заплатить за мороженое или конфеты. За билет в кино. Но он считал, что может мной руководить. Туда не ходи, этого не делай. Малфой — гад, Крауч — стерва. И начал сватать мне свою сестру. Мол, будет здорово, мы станем почти что братьями. На тебя я очень разозлился, что ты его так опустила. Мне потом леди Малфой объяснила, что ты чувствовала. А затем я увидел его лицо, когда он тебя обезоружил и оглушил. И подумал, что он и меня точно так же может. Страшно стало, честно.
— Завистник не может быть другом, — задумчиво проговорила я.
— Да, — согласился Гарри, — я это потом понял.
— Гарри, — Мэгги взяла его за руку, — не ходи. Это связано с твоим шрамом. Они не знают про тот ритуал и хотят забрать твое тело. Или еще какую-нибудь гадость задумали. Я чувствую. Есть такие жуткие ритуалы… Про них даже говорить не хочется.
— Самайн прошел, — сказала я, — но для многих ритуалов нужны специальные расчеты.
— Я напишу Рону, что не могу встретиться. Может, мне по знакомству отработку назначат? Или какое-нибудь дополнительное занятие?
— Как скажете, мистер Поттер, — пока мы разговаривали, в комнату вошел Северус, — желаете мыть котлы?
— А я-то надеялся на тренировку, — вздохнул с показным смирением Гарри.
— Я не прочь проверить ваши навыки, — Северус тоже расположился в кресле и призвал себе чашку с чаем, — это может быть полезно. И, кстати, я бы не отказался от визита в Тайную Комнату. Довольно странно, что никто так и не побывал в ней с того времени, как вы спрятали там первокурсников.
Гарри хитро улыбнулся. Ого, как интересно. А ведь действительно, в такое замечательное и интересное место так никто и не сподобился слазить. Да Поттера должны были на части рвать, чтобы он провел туда.
— Очень интересно, — проговорил сэр Юлиус, — я о таком слышал. Вы владеете этим заклинанием?
— Каким? — заинтересовались мы.
— В старые времена, если хотели скрыть какое-нибудь место, на его название накладывалось заклинание. Все помнили, что такое место есть, но не испытывали к нему никакого интереса. Оно казалось неважным. И даже если планировали туда пойти, то всегда находилось более важное дело. Это лучше стирания памяти, должен заметить. Даже странно, что мой потомок не поддался.
— Поддался, — вздохнул Северус, — просто вдруг в голову пришло.
— И это тоже интересно, — пробормотал портрет.
— Ну… Гарри… — покачала головой я, — молодец! Элегантное решение!
— Это Слизерин придумал, — ответил Поттер. — Еще давно. Комнату, конечно, и так очень сложно найти, но вдобавок про нее еще и забывали. Так надежнее. Мало ли что.
— Может, стоить наложить такое заклинание на нас с тобой? — предложила я. — Чтобы всякие личности даже не вспоминали даже.
— Увы, это не так просто работает, — сказал сэр Юлиус. — На отдельных личностей не получится, а если на всех... Мистеру Краучу придется нелегко, доказывая всем и каждому, что у него все же есть внучка.
— Ладно, Поттер, — сказал Северус, — с вас экскурсия в Тайную Комнату, а я, так и быть, устрою вам тренировку.
— А что за Ужас живет в Тайной Комнате? — спросила я.
Гарри махнул рукой.
— Василиск там живет. Старый уже. Я с ним договорился, он ни на кого нападать не собирается. Представлю вас как друзей и родню.
— Василиск? — переспросили в один голос Северус и сэр Юлиус. — Это же… это же…
— Яд он дает, если что, — хитро улыбнулся Гарри, — могу поделиться по-родственному.
— Поттер, вы полны сюрпризов, — покачал головой Северус, — это очень щедрое предложение. Готов вас тренировать в боевой магии.
Гарри кивнул.
— А кроме василиска там что-нибудь есть? — спросила Мэгги. — Зачем Слизерин создавал свою Комнату?
— Я не все видел, — ответил Гарри, — у меня времени все обследовать не было. А там наверняка и тайники есть. Том тоже не все знает. За ним Дамблдор следил, а мне от Рона было не так-то просто отвязаться. Но там здорово.
В Тайную Комнату было решено отправиться прямо сейчас.
Как оказалось, вход в Тайную Комнату располагался недалеко от комнат декана Слизерина. В небольшой нише Гарри пошипел с металлической змейкой. Часть стены отъехала в сторону.
— Добро пожаловать в Тайную Комнату Салазара Слизерина, — торжественно проговорил Гарри.
Вспыхнули магические факелы. Мы дружно охнули. Зал с большим бассейном и колонами в виде змей завораживал.
— А зачем здесь бассейн? — удивленно спросила Мэгги.
Я осторожно прикоснулась к ближайшей колоне.
— Да это же нефрит! Вот это да!
— Нефрит? — переспросил Северус. — Разве в Шотландии есть нефрит? Да еще в таких количествах?
— А василиск живет там, — Гарри показал на жутковатую статую. — Здесь есть сброшенная кожа, я смотрел в справочнике, она ценится выше драконьей.
— Да, — кивнул Северус, — на нее не действуют даже самые сильные яды. И она инертна к большинству заклинаний. Если планируете работать с артефактами, то нет ничего лучше, чем перчатки из кожи василиска. А можете продать гоблинам, они заплатят хорошие деньги. Договариваться стоит через Флитвика. Только будьте очень осторожны, не давайте им сюда доступ.
— Да уж, — ухмыльнулся Гарри, — гоблины — это серьезно. Вот кто и облицовку со стен ободрать может.
Я снова погладила колону.
— Интересно, а вечная трансфигурация существует? Я хочу сказать, что вряд ли Слизерин откуда-то тащил столько нефрита. А тут еще и пол из черного мрамора. Глаза у змей из драгоценных камней. Откуда столько такого большого размера? Может быть, Основатель сумел преобразовать какой-то обычный местный материал? Тогда эта комната — символ его могущества.
— Похоже, так и есть, — сказал Гарри, — я летом смотрел справочники по минералогии. Этот нефрит похож на тот, что добывают в России — где-то на Урале и в Сибири. Даже сейчас нереально столько доставить. А уж в те времена…
— Но если Слизерин создал эту комнату, как доказательство своего могущества, то тайников здесь может и не быть, — заметила Мэгги.
— Не исключено, — согласился Гарри, — но все равно здорово, правда?
С ним невозможно было не согласиться. Зал был прекрасен. И можно было понять наследников Слизерина, которые не хотели пускать сюда посторонних.
— Трансмутация — вот что это, — задумчиво проговорил Северус, — мечта алхимиков. Превращение любого металла в золото — стремление к Абсолюту. А Салазар Слизерин, значит, пошел дальше. Фактически, он использовал любой материал. И превращал его в то, во что хотел. Жалко, если никаких записей не сохранилось.
— Ты только представь, что начнется, — сказала я, — сколько придурков захочет себе унитаз из золота?
Гарри и Мэгги хихикнули. Северус вздохнул.
— Да, — согласился он, — именно так оно все и бывает. Может, на самом деле и никакой ссоры Основателей не было? Или была, но не из-за обучения в Хогвартсе магглорожденных? Слизерин мог понять, что его великое открытие будет профанировано. А другие его не поняли…
Мы еще немного полюбовались колонами.
— Ладно, — сказал Гарри, — я сейчас василиска позову. Надо же яду нацедить. И шкуру, я думаю, мы поделим. Перчатки всем нам не помешают. А насчет продажи я подумаю.
Василиск был большим. Очень большим. И очень старым. Он неторопливо выполз из статуи, равнодушно нацедил яду и уполз обратно.
— Он старый, — как бы извинился за своего знакомого Гарри. — Ему все лень, он в основном спит. Яд и шкуры дает по уговору.
— А что он тут ест? — спросила Мэгги.
— Насколько я понял, он питается магией от Источника Хогвартса, — ответил Гарри, — он же волшебное существо.
Уходить не хотелось, но пришлось. Северус благоговейно спрятал несколько флаконов с ядом василиска. За шкурой они с Гарри решили сходить попозже.
Пора было укладываться спать.
В этот раз Северус надежно закрепил одеяло.
Следующий сеанс мы снова провели в гостиной Северуса. Темнота, в которую я погрузилась, была такой уютной. И Голос появился сразу же. Он не звал и не спрашивал. Он отчетливо повторял какие-то фразы. Перед глазами вспыхивали символы. Это походило на… обучение. Я чувствовала, что прекрасно понимаю и легко смогу потом воспроизвести то, что сейчас узнала. Наконец меня медленно потянуло назад.
— Ну как? — спросил Северус. — Я не стал сразу тебя будить. Подождал, пока сияние не станет более тусклым.
Я благодарно кивнула. Выпила предложенное зелье.
— Я могу назвать вам значение каждого из этих знаков, — сказала я.
Гоблин и невыразимец тут же достали пергаменты и перья и стали копировать значки и записывать пояснения. Наконец я закончила и смогла поесть.
— Все-таки атланты, — благоговейно прошептал мистер Джонс. — Но КАК? Как вам это удалось?
— Гермиона — наш последний шанс, — тихо проговорил дед. — У таких, как она, Родовые Дары всегда проявлялись наиболее ярко и сильно.
— А вам не кажется странным, что сейчас так много таких как я? — спросила я. — Как будто кто-то специально подводил семьи под уничтожение, чтобы Родовые Дары проявились с максимальной силой.
— Кажется, — вздохнул мистер Джонс, — и нам всем это не нравится. Я счастлив, что сумели расшифровать надписи на этих пластинках. Но если представить цену, которую мог заплатить за это мир магии…
Да уж. Даже жадный до знаний невыразимец все понял. Гадость какая…
Еще пару дней не происходило ничего необычного. Уроки, беседы в гостиной Северуса. Добила перевод для девочек.
А потом… была боль и темнота. Причем вырваться из этого состояния было невозможно. Но я чувствовала все, что со мной происходит. Как меня куда-то тащат, потом сработал порт-ключ. Снова тащат. Довольно грубо бросили на что-то относительно мягкое.
— Ну что? — послышался незнакомый голос. — Это она?
Где-то в глубине сознания появилось удивление. Меня кто-то не знает? И почему мне не по себе от этого голоса? И что в нем неправильного? Разве может быть что-то неправильное в голосе?
— Ты кого приволок, придурок?! Не видишь, она замужем!
— Что?! И когда успела?!
— Дурное дело не хитрое.
— Порву Снейпа! И Крауча! Твари! Все испортили! А ты вообще заткнись! Что делать будем? У нас кроме этой… и сквибки и нет никого. Ай, да нашел чему радоваться, «Люмос» у нее получился. Ладно, тащи эту в подвал, пригодится для ритуала. Ничего кретинам доверить нельзя. Надо было делать самому. Да убери ты лапы от нее, придурок. Магический брак, не видишь? Тронешь, муженек точно узнает. И сможет вычислить, где мы. И так времени мало. В подвал, я сказал.
Меня опять куда-то потащили. Бросили на твердое и холодное. Шаги. Тишина. Темнота. Все-таки я попалась. А всего-то зашла в туалет. Мэгги кто-то окликнул, а мне очень хотелось. И кто ее окликнул? Филч? Не может быть… Хотя это мог быть и не он. Наверное, меня все-таки убьют. Жалко… Северус, дед, Барти, Мэгги, Гарри… девочки… ребята… И новых знаний больше не будет.
Как все-таки жалко, что я не могу даже попрощаться с теми, кого люблю. И не разгадаю до конца загадки атлантов. Может, удастся дотянуться хотя бы до Голоса?
Я попробовала настроиться… Ведь если получалось во сне, то почему не получится сейчас? И я попробовала.
Сперва получалось плохо, все-таки болела голова. Похоже, что на меня не стали воздействовать магией, а самым банальным образом огрели чем-то тяжелым. Наконец я почувствовала отклик. Потом еще. И это было прекрасно.
Я парила в каком-то необычном густом воздухе и наблюдала фантастические картины. Теперь я могла войти в эти здания, увидеть их изнутри. С точки зрения человека там все было неправильное и чужое. Стены изгибались под непривычными углами. Комнаты были пустыми, но в них ощущались…. Наверное, это можно было назвать источниками энергии. Потом я увидела и их. Слабо мерцающие кристаллы были вмурованы в самых неожиданных местах. Мне хотелось понять, как тут все устроено. Но мне пришлось покинуть эти странные… дома. Я взлетела выше, город расстилался у моих ног. Со всеми своим зданиями, садами, каналами. Улиц в обычном понимании тут не было. Обитателей я не видела. Они летают?
Вдруг я почувствовала какой-то дискомфорт. Левую руку пронзила боль. Ожог. Еще раз.
— Возвращайся! — услышала я. — Гермиона! Возвращайся!
Тут же вернулась боль от удара по голове. Я снова почувствовала, что лежу на холодном каменном полу. Мне было плохо.
— Мерлин! Что это было?!
— Блэк, ты идиот! Отойди!
Как все-таки приятно, когда тебя берут на руки и уносят из этого неприятного места. У губ оказывается холодный флакон. Противное зелье льется в горло. Но почему все зелья такие противные?
Это последняя мысль, которую я успеваю додумать. Теперь я просто сплю.


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Эффект птеродактиля", автор Заязочка, PG-13, джен, макси (джен, гет, экшн (action), POV, ООС, AU, макси, в процессе)
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Жизнь подарю тебе", m_D...
2. "О ядах и противоядиях",...
3. Поиск фанфиков ч.3
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. Если бы вы были..?
6. Да или Нет ?
7. "Всё отлично, профессор Снейп...
8. "Хэвистон-корт" авторы З...
9. "Двое", m_Dik, СС/ГГ, G,...
10. Приколы по ГП
11. "Узелок на счастье", wro...
12. "Привидение", автор Астр...
13. "Гордость и гордыня", ав...
14. "Змеиные корни"(Синопсис...
15. Ассоциации-6
16. Словотворчество-2
17. ОБСУЖДЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ СБОРА ДЕНЕГ...
18. "Отец героя", автор Olia...
19. Дешифровка-4
20. По алфавиту
1. SHALOMHen[13.07.2019]
2. SARAHen[13.07.2019]
3. Xenia4565[11.07.2019]
4. GregotyWrade[11.07.2019]
5. JayMoran[09.07.2019]
6. mangobango2[08.07.2019]
7. Arleteskync[07.07.2019]
8. desirel[07.07.2019]
9. snowflake_iam[05.07.2019]
10. Magician[05.07.2019]
11. Rogniefrice[05.07.2019]
12. Аррррана[04.07.2019]
13. Elo4ka[02.07.2019]
14. Nedolub[02.07.2019]
15. ShiyatoThreesum[30.06.2019]
16. НСС[29.06.2019]
17. ElizabethSarpdag[28.06.2019]
18. ad12345[28.06.2019]
19. VeraR00[28.06.2019]
20. Alina132[27.06.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Sofiya, Cait_Sith, spinne, Ariana, Yanrada, Фелисите, EVM, Натали_Депп, mari, Elvigun, Angel_of_Death, maitk, Nelk, pronina07, Бузя, Элейна, Aelin, Гера, Мион, ntym13, VegaBlack, lemure, rijaylu, Джо, Amie, tabby_cat, Lory, Хозяйка_Медной_Горы, Timur91, Leontina, namejoy, пламя, tanushok, Полынь, Amylee, elenak, Ariana94, tashest, Lucefiry, dsSsb, AnnAndreevna, Julionka, Игра_в_бисер, kameliali, olga28604, viento, haru16, jk1983, FrekenBok, swetapoliakova, Anna2012, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz