Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Snager forever!" открыт! Вторая выкладка!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Он был старше ее", автор Акулка,romance/drama,PG-13
"Он был старше ее", автор Акулка,romance/drama,PG-13
Маркиза Дата: Понедельник, 22.09.2008, 14:15 | Сообщение # 1
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Он был старше ее", автор Акулка,romance/drama,PG-13

Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Вторник, 25.11.2008, 22:28 | Сообщение # 21
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9
Вы уверены?

Всю следующую неделю мы почти не разговаривали, ограничиваясь парой стандартных и преувеличенно вежливых фраз, пока одним вечером…
Я читал книгу на диване, когда Гермиона спустилась вниз. В этом ужасном свитере, который доходил до середины бедра, болтаясь на ней, как мешок. Из-под него выглядывали широкие шорты, открывая вид на худые ноги в шерстяных носках. Вид у Гермионы был нелепый и смешной – она напоминала домового эльфа. Но сама она этого как будто не замечала, одеваясь так последнюю неделю.
Гермиона подошла к дивану и села рядом со мной. Какое-то время она молчала, перебирая края рукавов: то натягивая их на пальцы, то сжимая и разжимая в кулачках теплую серую шерсть. Затем она развернулась ко мне и спросила:
– Профессор Снейп, можно задать вам вопрос?
– Да, мисс Грейнджер, – я продолжал смотреть в книгу, хотя прекратил свое чтение, как только ее плечо коснулось моего, когда она подтягивала ноги на диван.
– Только, пожалуйста, ответьте мне на него честно.
– Вы уже, наконец, спросите?
– Как погибли мои родители? – произнесла она после очередной минутной паузы.
Гермиона положила подбородок на подтянутые к груди колени. Она молчала, когда я отложил книгу. Она молчала, когда я начал рассказывать. Она не плакала, просто слушала, иногда кивая головой.
– Кто из Пожирателей это сделал? – спросила она, когда я закончил.
Услышав, что это была Беллатрикс, Гермиона сильно сжала кулачки.
– Она их пытала?
Я понял, что она имела в виду. Люциус рассказывал, как Белла использовала на Гермионе «Круцио». Рассказывал и смеялся, а воздух в комнате наполнялся его удовольствием, когда он вспоминал крики грязнокровки. Для меня его смех был не лучше «Круцио» от Беллы. Я напомнил ему про наказание Темного Лорда, которое потом последовало. Радостное выражение его лица моментально сменилось испуганным: у каждого из нас было свое «Круцио».
– Нет, мисс Грейнджер, – ответил я.
– Что ж, хорошо. Значит, они не мучались, – Гермиона обхватила колени руками. Костяшки пальцев в сжатых кулаках уже побелели.
Вид у нее был, как у побитой собаки. Хотелось обнять ее и успокоить. Наверное, Гермионе стало бы лучше, если бы она выплакалась, но ее лицо оставалось сухим. Я ни разу не видел слезы у нее на глазах.
Мы помолчали какое-то время. Наконец, она развернулась ко мне и спросила:
– Профессор Снейп, а вы? Вы ведь меня не бросите?
– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вылечить вас, – я не знал, как реагировать на этот вопрос. Слишком он был неоднозначным. Во всяком случае, для меня.
– Вы знаете, что я имею в виду, – упрямо сказала она. – Родители мертвы. Друзья, с которыми я прошла через многое, отказываются со мной общаться. Если бы не вы, я была бы очередным пациентом в Мунго. Я же понимаю, что все хотели поместить меня именно туда, отделаться, как от испорченного зелья.
Она тихонечко всхлипнула. Я мягко взял ее за подбородок и посмотрел в глаза. Одинокая слезинка катилась у нее по щеке. Я не удержался и вытер ее, проведя пальцем по лицу. Нужно было отдернуть руку, отодвинуться от Гермионы, а лучше уйти в кабинет и занять себя какой-нибудь работой. Почему я этого не сделал? Я знал, что она смотрела на меня в этот момент, переводя взгляд с моей руки, которую я так и не убрал, на меня. Я видел, как она слегка облизала пересохшие губы, как выжидающе уставилась на меня еще влажными широко распахнутыми глазами цвета крепкого чая. Я наблюдал за ее приоткрытым ртом сквозь полуопущенные ресницы, он находился так близко от меня.
Я почувствовал, как задвигался кадык под мантией, когда мне пришлось судорожно сглотнуть.
Ах, да. Она же ожидала от меня ответа. Я должен был собраться и хоть что-нибудь сказать. Что обычно говорили в таких ситуациях? Но она не дала мне ответить, прижавшись своими губами к моим. Потрескавшимися, со вкусом лечебного зелья, которое она недавно приняла.
Я оторопел от такого поворота событий. Я замер и сидел, не смея пошевелиться. Наконец, она отодвинулась от меня и посмотрела в глаза. В них отражались мои страх и неуверенность. Или в моих ее?
– Мисс Грейнджер, – хрипло сказал я, – что вы делаете?
Она положила руки мне на плечи и прошептала:
– Профессор Снейп, не отталкивайте меня, пожалуйста.
Я понимал, что это был жест отчаяния с ее стороны. Ей некуда было пойти, у нее никого не осталось, все отвернулись от нее. Был только я – единственный человек, который заботился о ней. Она просто боялась меня потерять, как остальных. И еще она привязалась ко мне. И еще я понимал, что та самая ссора лишь подтолкнула ее к этому. А в голове звучали слова МакГонагалл: «Вы старше ее. А она молода и сейчас не в том состоянии, чтобы отдавать отчет своим действиям». Но, не смотря на всё это, телу хватило полминуты, чтобы сломить сопротивление рассудка. Я зарылся рукой ей в волосы и, притянув к себе, поцеловал. Я с жадностью пробовал ее губы на вкус, а она отвечала мне на поцелуй.
– Вы уверены? – спросил я, когда она начала несмело расстегивать мою мантию.
Гермиона улыбнулась и кивнула, закрепляя свое согласие новым поцелуем. Я не мог больше сдерживаться, и аппарировал с ней прямо в спальню.
Имел ли я право ругать себя, если желал этого на протяжении нескольких лет?

Почему-то я очень хорошо запомнил следующее утро. Солнечные лучи, проникавшие в комнату через окно, благодаря открытым занавескам, ласкали и грели кожу. Это было приятно. Не так приятно, как рука Гермионы, лежавшая у меня на животе, и ее нос, уткнувшийся мне в плечо, но все же – хорошо. Тишина в моей спальне этим утром не давила, как обычно, а успокаивала, благодаря размеренному сопению Гермионы, которое отдавалось теплым воздухом на моей коже каждый раз, когда она выдыхала. Проснувшись, я минут десять просто лежал, не открывая глаз и боясь пошевелиться, чтобы не разбудить ее. Я лежал и убеждал себя, что этого не должно было произойти, что я проявил слабохарактерность, которой невозможно найти оправдание. Я прокручивал в памяти вчерашнюю сцену на диване, пытаясь по-другому построить разговор, пытаясь подобрать фразы, после которых мы не оказались бы в одной постели. И что самое страшное – я нашел их, не менее десятка. Только сейчас от них не было никакой пользы.
Из задумчивости меня вывело то, что Гермиона пошевелила рукой. Она как будто потягивалась ото сна: пальцы сжались в кулак, напрягая всю руку, а потом медленно растопырились, задевая волоски на животе. От этого по телу сразу же побежали мурашки, и нахлынули воспоминания о прошлой ночи. О том, как она стонала, как шептала что-то неразборчивое, как отвечала на мои ласки, как заснула, не успев договорить «Спокойной ночи».
Я открыл глаза и покосился на нее. Так и было – Гермиона проснулась и, щурясь от солнечного света, смотрела на меня. А я на нее.
– Доброе утро, – тихо сказала она и неуверенно улыбнулась,
Она не сердилась, не выскочила из кровати сразу же после пробуждения и не умчалась в свою комнату – это позволило мне вздохнуть с облегчением.
– Доброе, – ответил я и, немного помолчав, добавил: – Мисс Грейнджер.
Уголки ее губ поползли вверх, складываясь в теплую и ехидную улыбку. Гермиона слегка потерлась носом о мое плечо и спросила, хитро поглядывая на меня:
– Может быть, стоит называть меня Гермионой?
Тело тут же отреагировало на ее прикосновения, и я, боясь и в этот раз не сдержаться, слез с кровати и быстро оделся, стараясь не смотреть на нее.
– Завтрак через пятнадцать минут, – бросил я, выходя из комнаты.
Я не понимал, куда подевалась моя хваленая выдержка. Все эти годы постоянного контроля эмоция сошли на нет, стоило проснуться в одной постели с Гермионой. Во время готовки завтрака я отчитывал себя за то, что так позорно ретировался, как малолетний пуффендуец, вместо того, чтобы остаться и поговорить с ней. Расставить все точки над «i».
Когда Гермиона, опоздав, появилась на кухне, я уже сидел за столом, нервно постукивая по нему пальцами.
– Извините, я задержалась, – пробормотала она, делая вид, что разглядывает остывающую в тарелках еду. – Волосы – они сильно спутались. Они у меня всегда… В общем… Неважно.
Она тоже нервничала. Значит, с разговором тянуть не следовало.
– Мисс Грейнджер, – начал я, складывая руки в замок, чтобы не выдать свое волнение.
– Гермиона, – поправила она.
– Я попросил бы вас не перебивать меня, – огрызнулся я на автомате и, заметив, что она поджала губы, добавил: – Мне нужно собраться с мыслями.
– Я бы хотел принести извинения за свое поведение вчера вечером, – она уже хотела перебить меня, но я жестом остановил ее. – Этому нет оправдания. Могу лишь заверить вас, что такого больше не повторится.
– Если вы захотите уйти отсюда, я вас пойму, – добавил я, заметив ее удивленный взгляд.
– Но, – она помедлила немного, – профессор. Почему это не должно повториться?
Я перестал понимать ее, но решил высказать все те доводы, которые подбирал, пока готовил завтрак.
– Во-первых, я старше вас и гожусь вам в отцы…
– Чуть больше двадцати лет – не такая большая разница, – фыркнула она.
– Во-вторых, – продолжил я, не обращая внимания на ее слова, – вы моя бывшая ученица, и более того в данный момент находитесь у меня на попечении…
– Вот именно – бывшая, – снова перебила она, – да и вы больше не преподаете в Хогвартсе. И я уже совершеннолетняя, так что отдаю отчет своим поступкам.
– В-третьих, вы меня постоянно перебиваете, – я сложил руки на груди и посмотрел на нее в упор.
Гермиона уставилась на меня, а потом расхохоталась. Так искренне, что мои губы тоже стали расползаться в стороны.
– Действительно, – сказала она, немного успокоившись. – Я постараюсь больше этого не делать.
Она положила свою ладонь на мою руку и продолжила:
– Я же вижу, что небезразлична вам. Я давно это заметила, – она сделала небольшую паузу и заглянула мне в глаза. – И вы … Вы мне тоже. Почему мы должны ругать себя за вчерашнюю ночь, если мы оба этого хотели?
Сердце ухнуло и провалилось куда-то в желудок. Я сидел, тупо уставившись на нее, и осмысливал услышанное. Неужели, Гермиона испытывала ко мне какие-то чувства? Ко мне? Что это могло быть? Где-то в глубине души я радовался, как ребенок, услышав это. Но внутренний голос подсказывал, что она ошибалась. Ошибалась в своем отношении ко мне. Это было даже хуже, чем если бы Гермиона сказала, что я – мерзкая сволочь, а меня она ненавидит. К этому я был готов. А вот поверить в обратное – нет.
– Мисс Грейнджер, возможно, вы путаете простую благодарность с чувствами, – сказал я, безрезультатно пытаясь придать своему голосу твердость, и выдернул руку из-под ее теплой ладони.
– Ничего я не путаю, – воскликнула она. – И называйте уже меня Гермионой!
– Ешьте, мисс … – я остановился, заметив ее рассерженный взгляд, и сдался: – Ешь, Гермиона. А то все окончательно остынет.

Поздно ночью Гермиона, лежа у меня на плече, сказала:
– Простите меня за ту ссору. Я никогда не считала вас ужасным человеком. – Ее прохладный пальчик выводил какие-то узоры на моей груди.
– Никогда? – переспросил я, ухмыльнувшись ей в волосы, в которые зарывался лицом последние десять минут.
– Ну, только в школе, – согласилась она, рассмеявшись и шутливо ткнув меня пальцем в бок. – Вы же не будете спорить, что были кошмаром для многих гриффиндорцев.
– Для некоторых это было полезно, – я гладил ее по спине, совершенно не веря в происходящее. – И ты меня прости.
– Нет, вы абсолютно правы, – поспешно сказала Гермиона. – Это я повела себя, как неблагодарная девчонка, – и снова прильнула ко мне.
Наверное, мне было на руку то, что она так считала. Произошло бы все это, если бы Гермиона думала иначе? Если бы я не заставил ее так думать. Может быть, стоило поблагодарить Дамблдора за его дополнение к завещанию? А может быть, Беллатрикс, убившую ее родителей? Мне уже не раз приходила в голову мысль, что, если бы не это успешное стечение обстоятельств, мы не оказались бы с Гермионой в одном доме. А из-за того, что я ограничил ее общение только собой, еще и в одной постели. Не хотелось думать, что Гермиона сделала свой выбор только под действием ложных впечатлений, которыми я обеспечил ее. Но других предположений у меня не было. Я действительно хотел как лучше.
Из задумчивости меня вывел ее вопрос:
– Можно я буду называть вас по имени? – Даже не открывая глаз и не смотря на нее, я чувствовал, что она улыбалась. – Мне кажется, глупо сейчас обращаться к вам «Профессор».
– Только, когда рядом нет посторонних, – мои губы тоже непроизвольно складывались в улыбку. – Минерва не переживет, если услышит, как ее любимица фривольничает с бывшим учителем.
– Се-ве-рус, – произнесла Гермиона, смакуя каждый слог. – Северус. Красивое имя.
Я еще ни разу не испытывал таких эмоций, когда меня называли по имени. Мне казалось, что в тот момент я был абсолютно счастлив.
– Иди-ка сюда, Гермиона Грейнджер, – прошептал я, прижимая ее к себе.

С той ночи наши отношения в корне изменились. Нет, мы не признавались друг другу в любви (я даже не был уверен, что Гермиона испытывала ко мне что-то подобное), не было той романтической чепухи, которая присуща молодым влюбленным парам. Все происходило само собой – мы воспринимали это как должное: что засыпали и просыпались в одной постели, что называли друг друга по имени, что стали чаще улыбаться друг другу. Мне было непривычно, что, если я хотел прикоснуться к Гермионе, то мог это сделать, не вызвав у нее удивленный взгляд. Ей нравилось, а это, в свою очередь, удивляло меня.
Да, меня многое удивляло в отношении Гермионы. Иногда мне казалось, что она делала все, чтобы привязать меня к себе еще больше. Возможно, для нее это было нормальным, просто я замечал и придавал слишком большое значение многим деталям.
И то, как она любила слегка поглаживать мою ногу своей, когда мы лежали в постели. И то, как она с интересом слушала, когда я рассказывал ей о чем-либо. И то, с каким удовольствием читала черновики моих статей для «Чудес зельеварения». И то, как нежно, с болью во взгляде, проводила пальчиком по шраму на моей шее.
И то, как мы гуляли в парке, который находился недалеко от моего дома. Как она собирала в кучу опавшие желто-красные листья, а потом прыгала на них с неподдельной детской радостью на лице и смеялась, когда они разлетались в разные стороны. Гермиона даже пыталась меня заставить сделать тоже самое:
– Давай, Северус, попробуй! Это так здорово! – она подошла ко мне с хитрой улыбкой, вертя в руках желтый опавший лист.
– Боюсь, что в моем расписании на сегодня нет валяний в грязи, – хмыкнул я в ответ и, заметив, что она переводит ехидный взгляд с меня на кучу листьев рядом, предостерегающе добавил: – Даже не думай!
И тут же Гермиона повалила меня на эту желто-красную перину, оказавшуюся достаточно мягкой, навалившись всем своим весом, чтобы я не выбрался. А я уже и не хотел выбираться. К моему удивлению, это было здорово – лежать на листьях.
– А я есть в твоем расписании? – спросила она.
Но я не спешил с ответом – я любовался картиной, которая открывалась перед глазами: голубое небо с белыми ватными облаками, деревья, колышущиеся от легкого ветерка, на которых еще пока оставались листья совершенно разных оттенков – желтого, красного, зеленого. Почему я раньше не замечал, как это красиво? И на этом фоне улыбающееся лицо Гермионы, волосы развевались, в глазах уверенность и что-то еще, чего я не мог пока понять.
– Есть, – улыбнулся я в ответ и, обхватив ее за талию, перевернулся, подмяв Гермиону под себя и оказавшись сверху. Теперь ее волосы разметались на желто-красном ковре, и я не мог решить, какая картина мне нравилась больше. – Сегодня с семи до восьми.
Она рассмеялась и шутливо шлепнула меня ладошкой по спине.

Мне казалось, что мы оба с жадностью наверстываем упущенное. Я боялся потерять ее, боялся как никогда раньше. А она? Я не был уверен, что ею движет то же чувство, и от этого становилось еще страшнее.
А еще я не понимал, кто кого возвращает к жизни: я ее или она меня.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Прохожий Дата: Вторник, 25.11.2008, 22:55 | Сообщение # 22
Прохожий
Дополнительная информация




Прекрасная глава. Спасибо большое.
 
Aleksisss Дата: Среда, 26.11.2008, 21:39 | Сообщение # 23
Aleksisss
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Уряяя! Любов! Такая замечательная глава. Милая и романтическая. Акулка, спасибо. С нетерпением ждала эту главу, а теперь буду ждать следующую. :)

Не плачь, потому что это закончилось. Улыбнись, потому что это было.
Габриэль Гарсиа Маркес
 
LiZ Дата: Среда, 26.11.2008, 22:23 | Сообщение # 24
LiZ
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Написано чудесно, а читается легко и увлекательно. Акулка, спасибо! ok4
 
Ringa Дата: Среда, 26.11.2008, 23:33 | Сообщение # 25
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10.
Поттер и Уизли

Сегодня меня вызывали в Министерство Магии в связи с конференцией по усовершенствованию зелий. Пребывание там заняло времени намного больше, чем я ожидал, поэтому, когда я аппарировал на крыльцо дома, на улице было уже темно. Негодование по поводу начинающегося дождя вытеснило на миг накопившуюся за день усталость. Вчера тоже был дождь, и я опять не спал. Поэтому сейчас мне хотелось только одного – оказаться перед камином с чашкой горячего чая или стаканчиком чего-нибудь покрепче.
Стряхивая мантию от попавших на нее капель, я услышал звук торопливых шагов Гермионы, которая пересекала гостиную. Через мгновение она уже распахнула передо мной дверь и с порога выпалила:
– Северус, пожалуйста, не сердись, у нас гости.
– Я могу зайти? – осведомился я, стараясь подавить нехорошее предчувствие.
– Извини.
Она пропустила меня вперед. Но оглядев гостиную, я никого в ней не заметил.
– Я не вижу никаких гостей. Твои друзья уже ушли? – настороженно спросил я.
– Нет, – Гермиона слегка покраснела и, стараясь не смотреть на меня, с трудом, как будто что-то мешало ей разговаривать, произнесла: – Они на заднем дворе, отправляют сову с письмом.
– Почему ты не предупредила меня? Я думал, что в прошлый раз все хорошо объяснил.
– Я сама не знала, что они придут, – в ее голосе слышались нотки отчаяния, и мне стало неприятно, что она считает меня монстром, который готов сожрать ее за визит друзей.
– Память у Уизли и Лонгботтома, видимо, до сих пор такая же, как в школе, раз они не запомнили мою просьбу.
– Это не они, – она нахмурилась и, увидев в моих глазах вопрос, продолжила: – Это Гарри и Рон.
Я сложил руки на груди, прошелся по гостиной взад и вперед, раздумывая и подбирая слова, чтобы не обидеть и не заставить ее нервничать еще больше.
Гермиона тем временем села на диван и обняла себя за плечи, краем глаза подглядывая за моими перемещениями.
– Как давно они здесь? – спросил я, разворачиваясь около камина, чтобы совершить еще один круг по комнате.
– Примерно час или чуть больше, – Гермиона поймала мой изучающий взгляд и добавила, как будто оправдываясь: – Честно, Северус, мы только чай успели попить.
– Как они попали сюда? – снова задал я вопрос. – Ты же знаешь, что вокруг дома наложены чары. Как они нашли тебя?
Гермиона молчала, пытаясь найти ответ, который лежал на поверхности – все было очевидно, как мне казалось.
«Ну же, Гермиона, ты всегда была смышленой ведьмой, должна и сейчас все понять, если захочешь», – думал я, еле сдерживая раздражение, которое росло с каждым моим шагом. Эта история с визитом Поттера и Уизли только началась, а уже выводила меня из себя.
– Наверное, Джинни сказала им, – неуверенно предположила она. – Или профессор МакГонагалл.
– А сову они принесли с собой? – продолжал я выспрашивать ее.
– Да, – Гермиона усиленно закивала головой. – Рон пришел с Сычиком.
– С Сычиком, значит, – на автомате повторил я, продолжая свое движение. – Как удобно везде носить с собой мини-сову.
– Хочешь чаю? – несмело предложила она.
– Хочу узнать, о чем вы говорили и что делали? – я подошел к дивану и сел рядом с ней. – А потом чаю.
– Давай, я позову их, а то они что-то долго отправляют письмо?
– Не надо, – я поморщился, предвкушая, как скажу следующие слова. – Когда закончат, сами зайдут.
Гермиона тут же положила голову мне на плечо и начала увлеченно рассказывать, периодически поглядывая на кухню, из которой был выход на задний двор. У меня в голове стояла каша от ее слов и собственных мыслей. И каждый раз, когда она произносила «Гарри» или «Рон», где-то в области живота все болезненно замирало и немело.
– А еще я рассказала им про нас, – сказала она, поглаживая меня по рукаву.
– Ты злишься? – спросила она, выдержав небольшую паузу, и подняла голову, чтобы заглянуть мне в лицо и посмотреть на мою реакцию. – Они никому не скажут, Северус, они обещали.
Я провел рукой по ее волосам, любуясь тем, как на ее лице появляется улыбка из-за того, что я не ругаюсь.
– Я знаю, что не скажут, – произнес я, не понимая, было ли это очередной ложью с моей стороны.
Гермиона тем временем продолжала рассказывать новости, которые узнала от Поттера и Уизли. О том, где они были все это время, о том, что почтовые совы не могли туда добраться, и поэтому они не получали ее писем, о том, что, как только появилась возможность, они приехали повидать свою подругу.
– Тебе пора пить лекарство и ложиться спать, – прервал я ее, взглянув на часы. – Уже почти девять вечера.
– Но Гарри и Рон… – запротестовала она. – Мне нужно их проводить. Я сейчас схожу за ними, – сказала она, вставая с дивана.
– Никаких «проводить». На улице дождь, ты знаешь, что это означает. Тебе нужно сейчас же лечь в постель и выпить зелье, – я развернул ее к лестнице, не давая ни малейшей возможности поспорить. – А Поттера и Уизли я сам провожу.
Гермиона насупилась совсем как маленький ребенок, но, решив не возражать, стала подниматься по ступенькам.
– Я приду через пятнадцать минут и надеюсь, что увижу тебя засыпающей в кровати, – строго крикнул я вслед ее удаляющейся спине.
Когда она скрылась за дверью спальни, я прислонился к стене и так плотно сжал веки, что стало больно. Наверное, надо было написать письмо Минерве, рассказать о том, что сегодня произошло. Только она непременно сразу же прибудет сюда. И я снова буду наблюдать жалость в ее глазах, с которой она посмотрит на Гермиону, когда та взахлеб будет рассказывать ей про приход Поттера.
Я зашел на кухню и первое, что увидел – три чашки с остывшим чаем. Две полные, а одна почти пустая. Я вылил их содержимое в раковину, а потом вышел на задний двор.

Гермиона, растирая тыльной стороной ладони сонные глаза, приподнялась с постели, когда я вошел в спальню.
– Гарри и Рон ушли? – спросила она, зевая. Увидев мой ответный кивок, она добавила: – Они не говорили – они еще придут?
– Надеюсь, что нет, – проворчал я, убирая с тумбочки пустые пузырьки из-под зелья. Стараясь не обращать внимания на насупившееся лицо Гермионы, я начал укутывать ее одеялом.
– Северус, зачем ты так? Сегодня был такой хороший день, – прошептала она, уже засыпая. – Я увидела Гарри и Рона, ты не сердился…
Так и не договорив, она провалилась в глубокий сон. Она часто так засыпала – во время какой-нибудь фразы. Я немного посидел рядом, рассматривая ее безмятежное лицо, на котором застыла легкая улыбка, а потом спустился на кухню заварить крепкий чай, по пути проклиная осень, которая в этом году была очень щедра на дожди.
Я был рад, что Гермиона быстро заснула, не успев ничего расспросить про Поттера и Уизли. Мне не пришлось говорить ей, что когда я вышел на задний двор, он был пуст. Мне очень не хотелось сообщать ей, что друзья, которых она так ждала, ушли не попрощавшись.

Я так и просидел всю эту ночь после ее последнего приступа на кухне с чашкой чая, который уже давно остыл. Воспоминания отнимают слишком много времени: уже вовсю светит солнце, а часы показывают полдесятого утра. Рыжее чудовище крутится под ногами, требуя своего законного завтрака, оно уже давно не ходит за мной попятам, изучая и недоверчиво посматривая, как раньше. Теперь Живоглот выказывает какое-то свое кошачье уважение ко мне и даже слушается, когда я требую, чтобы он слез с дивана. Только я протягиваю к нему руку, чтобы погладить, как он уносится прочь, услышав звук шагов на лестнице.
– Северус, – Гермиона подходит ко мне и начинает перебирать мои волосы, отчего мои веки медленно наливаются тяжестью, – ты не спал всю ночь?
Я готов заурчать в ответ, вторя Живоглоту, который трется о ее ноги.
– Сегодня выходной, – твердо говорит она и тянет меня за руку из кухни, – ты можешь отоспаться. Пойдем.
Я встаю и, притянув Гермиону к себе, просто смотрю на нее, зарываясь руками в ее волосы, чувствуя, как пальцы скользят сквозь волнистые пряди. Проходит, наверное, несколько минут, а я никак не могу отвести взгляда. Гермиона улыбается мне в ответ и спрашивает:
– Что с тобой?
Разве я могу сказать ей, что за эту ночь передо мной промелькнула вся моя жизнь? Настоящая жизнь – та, в которой есть Гермиона.
– Спать хочется, – совсем тихо говорю я и, слегка прикоснувшись губами к ее виску, иду в спальню.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Grmain Дата: Среда, 26.11.2008, 23:36 | Сообщение # 26
Grmain
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Трогательная и грустная глава. Гермиону становится действительно жалко, но еще больше сопереживаешь Северусу.
Большое спасибо.


Не относитесь слишком серьёзно к жизни, живым Вам из неё всё равно не выбраться!
 
Акулка Дата: Четверг, 27.11.2008, 12:45 | Сообщение # 27
Акулка
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Aleksisss, LiZ,

Спасибо большое за приятные слова))))

Grmain,

Спасибо)) Их обоих, как мне кажется, можно пожалеть...

 
Зимка Дата: Пятница, 28.11.2008, 23:33 | Сообщение # 28
Зимка
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо за новые главы! Очень нравится фик, с большим нетерпением жду продолжения!!!

... а потому что ты так устроен, ты ищешь границы своего могущества и жаждешь возмездия самому себе...
 
koshechka Дата: Воскресенье, 30.11.2008, 21:27 | Сообщение # 29
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
очень благодарна за продолжение - лежу с температурой - очень помогает отвлечься от этого грустного факта))))

Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
Акулка Дата: Понедельник, 01.12.2008, 01:00 | Сообщение # 30
Акулка
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Зимка,
спасибо вам)))

koshechka,
спасибо)
Выздоравливайте поскорее)) Чтобы новые главы читать уже без температуры))

 
Ringa Дата: Среда, 10.12.2008, 00:12 | Сообщение # 31
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11. Вторая попытка

Гермиона удивленно рассматривает свое отражение в зеркале, поворачиваясь из стороны в сторону, оглядывая себя с головы до ног, хотя я изменил ей только прическу и черты лица.
– Какой ужас, – наконец, изрекает она.
– Зато никто не догадается, что это ты, – отвечаю я, стараясь сдержать улыбку, но получается очень плохо.
– Я знаю, – отвечает Гермиона, – это ты мне так мстишь за то, что мы сегодня встречаемся с ними.
Да уж, в проницательности ей не откажешь.
– Интересно, Джинни и Невилл узнают меня?
– Если под Невиллом ты подразумеваешь Лонгботтома, – ухмыляюсь я, – то навряд ли.
Через полчаса нам предстоит встретиться с ее друзьями в небольшом трактирчике на окраине Диагон-аллеи. Гермиона потратила два дня на уговоры, прежде чем я, наконец, согласился, взяв с нее обещания не заходить в кабинет в мое отсутствие. Гермиона некоторое время обдумывала условия сделки, смешно морща лоб, и согласилась. И на изменение внешности тоже.
– Северус, – говорит она, посматривая то с сомнением на свое отражение, то укоризненно на меня, – ты можешь хотя бы сегодня не издеваться над ним?
Мне и самому непривычно видеть ее такой: укороченные светлые волосы, вздернутый маленький носик и серые глаза совершенно изменили ее внешность. Присматриваясь и пытаясь привыкнуть к ней, я успокаиваю себя тем, что действие чар продлится всего два часа.
– Ты хочешь лишить меня единственного удовольствия от предстоящей встречи? – снова ухмыляюсь я и, распахивая входную дверь, добавляю: – Пойдем, мне еще надо зайти за ингредиентами.
Гермиона подходит и, уже совсем не смущаясь, как в прошлый раз, обнимает меня за талию, после чего мы аппарируем на Диагон-Аллею.

Мы сидим за столиком в самом углу – здесь более приглушенный свет. Гермиона пьет сливочное пиво, которое заказала сразу аж две бутылки, мотивируя это тем, что она очень по нему соскучилась, и вертит головой из стороны в сторону, разглядывая всех и всё. Вот кто получает наслаждение от этой вылазки, не я. Мне лишь приходится ожидать ее друзей, которые, кстати, задерживаются уже на пять минут.
Как только я вижу Уизли и Лонгботтома, я тут же начинаю сомневаться в правильности своего решения. Хочется прямо сейчас взять Гермиону за руку и аппарировать в другое место, даже не поздоровавшись с ними. Губы непроизвольно складываются в неприятную ухмылку, когда они подходят к столу.
Гермиона молчит, и, судя по блеску в ее глазах, она что-то задумала.
– Здравствуйте, сэр, – говорят они разве что не хором, посматривая то на Гермиону, то на меня.
Я лишь сдержанно киваю в ответ и жестом приглашаю их присесть. Пару минут мы сидим молча, я рассматриваю их, а они стараются не смотреть лишний раз на меня. Только младшая Уизли пытается не отвести взгляда, но хватает ее ненадолго. Пожалуй, я считаю ее сильной: для женщины она очень хорошо держится после всего, что перенесла.
– А где..? – наконец, произносит Лонгботтом и косится на Гермиону, которую он так и не узнал, будто прикидывая – можно ли при незнакомке произнести вслух имя.
– Кто? Мисс Грейнджер? – бросаю я и, сложив руки на груди, вопросительно смотрю на него. Хоть Гермиона и просила не издеваться над ним, я ничего не могу с собой поделать. Больше всего меня раздражает в людях их неспособность думать, связать хотя бы пару фактов. Он знает, что я должен прийти с Гермионой, знает, что все считают, будто она лежит сейчас в Мунго. Вывод напрашивается сам собой, как мне кажется.
А Гермиона молчит и, судя по выражению лица, еле сдерживает улыбку. Конечно, голос-то у нее остался прежний. Младшая Уизли, которой не нужно полчаса, чтобы догадаться, толкает Лонгботтома локтем.
– Привет, Гермиона, – улыбается она ей и, скептически посмотрев на него, шепчет, думая, что ее никто не услышит: – Маскирующие чары, Невилл.
– Я так и знала, что вы меня не сможете узнать, – смеется Гермиона. – Правда, у С… у профессора Снейпа хорошо получилось?
Я посылаю ей хмурый взгляд; мы договаривались обращаться друг к другу как и прежде, чтобы избежать огласки наших отношений. Гермиона согласилась со мной – исключение было сделано только для Поттера и Уизли – а сейчас чуть было не назвала меня по имени. И теперь она лишь бросает на меня косой взгляд и слегка кивает, мол «поняла, больше не буду».
Следующий час я давлюсь слишком крепким кофе и, пытаясь не прислушиваться к разговору за столом, обдумываю свои планы на следующую неделю. Количество пустых бутылок из-под сливочного пива неумолимо множится, а вид Лонгботтома навеселе, рассказывающего очередную историю об их общих друзьях, вызывает лишь гримасу отвращения на лице.
– Ко мне заходили Гарри и Рон, – сообщает вдруг Гермиона.
Уизли и Лонгботтом тут же, как один, вопросительно смотрят на меня.
– Профессор Снейп был не против, – радостно говорит Гермиона, перехватив их взгляд.
– У меня не было выбора, мисс Грейнджер, – сквозь зубы уточняю я. Сейчас мне хочется только одного: чтобы ее друзья перестали на меня пялиться.
Гермиона, пропустив мимо ушей мою фразу, начинает пересказывать им все, что Поттер и Уизли ей рассказывали. А я начинаю думать, что в кофе не помешает добавить немного коньяка.
– Кстати, Джинни, поздравляю с помолвкой, – добавляет Гермиона и поднимает свое пиво, предлагая чокнуться.
– Откуда ты узнала про это? – ошарашено спрашивает Уизли и, сдвинув брови, кидает на меня подозрительный взгляд.
Неужели Уизли думает, что я буду прислушиваться к каким-то сплетням, а потом рассказывать их Гермионе? В ответ я лишь вопросительно поднимаю бровь, презрительно хмыкаю и подношу чашку к губам.
– Гарри мне все рассказал, – с довольной улыбкой человека, посвященного в тайну, говорит Гермиона. – Наконец-то он сделал тебе предложение. Я уж думала, что он никак на это не решится.
Услышав это, я закашливаюсь, потому что кофе попадает не в то горло. Гермиона не говорила мне эту новость, для меня она неожиданна. Уизли тоже поднимает свою бутылку, и я замечаю у нее на безымянном пальце маленькое кольцо.
– Жалко, что он не смог сегодня прийти, – продолжает щебетать Гермиона, не замечая растерянного выражения на ее лице. – У него же сейчас опять какая-то работа в Румынии?
Уизли заторможено кивает в ответ. Лонгботтом, щеки которого моментально покрылись румянцем, сжимает свою бутылку – он так и не выпил за помолвку – так сильно, что костяшки пальцев побелели, и смотрит на стол, не поднимая глаз. Совершенно некстати я вспоминаю, как стал невольным свидетелем разговора между Минервой и Молли перед одним собранием Ордена Феникса. Молли с восторгом на лице рассказывала, что Лонгботтом испытывает какие-то нежные чувства к ее дочери. Меня, насколько я помню, тогда чуть не вырвало.
Уизли продолжает с подозрением поглядывать на меня. Она явно желает услышать и мою версию про визит Поттера и ее брата, даже не надо читать мысли, чтобы это понять. Если она хочет что-то уточнить, пусть идет к МакГонагалл – вот кто еще в курсе. Та прибыла к нам на следующее же утро и полчаса выслушивала все подробности, которыми снабжала ее Гермиона.
– Мисс Грейнджер, – говорю я, поднимаясь со стула, – нам пора.
Я ее предупредил, что действия чар хватит только на пару часов. Я мог наложить более устойчивые, которые действовали бы и три, и четыре часа, но не сделал этого. Просто я придумал предлог, чтобы не сидеть долго с ее друзьями. Поэтому Гермиона с сожалением пожимает плечами, но не спорит и, накинув теплую мантию, прощается со всеми. Перед тем как мы выходим из трактира, чтобы аппарировать домой, я оглядываюсь назад и вижу, что Логботтом обнимает Уизли, которая, закрыв лицо руками, качает головой.

– Зелье готово, – сообщаю я, выходя из кабинета со стаканом, в котором плещется светло-желтая густая субстанция.
Гермиона сидит на диване с очередным томом, стянутым из книжного шкафа. Аккуратно заложив книгу на последней прочитанной странице и бережно отложив ее в сторону (только благодаря такому почтительному отношению к книгам я позволил ей в свое время пользоваться моей библиотекой), она смотрит в окно. По стеклу лихо стучат капли дождя, оставляя длинные косые дорожки.
– Сегодня дождь, – констатирует она.
– Это ничего не меняет, – говорю я и сажусь рядом с ней. – Самого лучшего эффекта можно достичь, когда пройдет ровно три недели с момента начала приготовления – как раз сегодня. С каждым днем оно будет лишь терять свои свойства.
Что мне еще нравится в совместной жизни с Гермионой: кто, кроме нее, мог бы спокойно выслушивать меня, особенно когда я начинаю говорить про зелья? А она выслушивает, спрашивает, если что-то неясно. Иногда одна оброненная мною фраза про зелье или его компонент перерастает в дискуссию.
– Думаешь, оно поможет? – она кладет голову мне на плечо и берет стакан из рук.
– Сегодня и узнаем, – бодро говорю я, хотя стопроцентной уверенности в исцелении Гермионы у меня нет. – Пора начинать. Готова?
Гермиона кивает и пытается ободряюще улыбнуться, но это не скрывает ее волнения. Я и сам не готов к результату, каким бы он ни был: положительным или опять отрицательным.
– Легиллименс, – произношу я, направив палочку на Гермиону, когда она выпивает зелье, и ее взгляд становится пустым.
И снова те же образы, те же попытки исправить, воздействовать на сознание. В этот раз работа идет не намного, но легче, и мне удается проникнуть глубже, чем в прошлый раз. Видимо, слишком глубоко, потому что у меня начинается сильное головокружение. Но я стараюсь не обращать на это внимания, останавливаться в данный момент совершенно недопустимо. Либо сейчас, либо еще через полгода – чаще проводить такое лечение не рекомендуют даже самые неумелые колдомедики.
Голова уже не просто кружится, она начинает раскалываться, мне даже кажется, что рука, в которой я держу палочку, трясется от напряжения. Воспоминания о Последней Битве до сих пор заблокированы. Может быть, стоит снять этот блок, чтобы она все вспомнила? Минутное колебание с моей стороны, и я отвергаю это решение – слишком рано. Если сегодняшние меры помогут, можно будет заняться этим позже, когда она полностью выздоровеет. Еще я вижу ее последние воспоминания о приходе Поттера и Уизли. Как я и ожидал, эти двое в них совершенно размыты – сказывается ее болезнь. Не хочу их видеть! Не хочу!
«Не о том думаешь, Северус», – одергиваю я себя и снова начинаю выстраивать цепочку целительных заклинаний в сознании Гермионы.
Когда я, наконец, перебираю все известные мне способы (я уверен, что больше уже ничего не могу сделать), моя голова разрывается от боли. Как будто в нее ворвалась стая диких пикси и устроила там оргию с погромом.
– Финитэ, – произношу я и, совершенно не контролируя своего тела, оседаю на пол.
Последнее, что я помню перед тем как потерять сознание, – часы, показывающие, что прошло уже два с половиной часа, и обеспокоенный взгляд Гермионы. Кажется, она что-то кричит и склоняется надо мной. А потом меня накрывает темнота.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Pumka Дата: Среда, 10.12.2008, 09:00 | Сообщение # 32
Pumka
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ура, новая глава! da4 ok4 jump1
Хорошая глава, правда мне после ее прочтения, стало немного грустно ... Неприятно когда друзья врут, а если и не врут, то скрывают правду, а если не и скрывают правду, то просто недоговаривают ... И все это из благих побуждений...
Очень переживаю за героев, как Гермиона пепреживет очередную дождливую ночь???


Не бывает плохих и хороших людей. Бывают свои и чужие. Своим прощают даже плохое. А чужим не прощают даже хорошее
 
Зимка Дата: Четверг, 11.12.2008, 12:08 | Сообщение # 33
Зимка
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ну как всегда - на самом интересном месте... А впереди дождливая ночь...
Красивая глава da6


... а потому что ты так устроен, ты ищешь границы своего могущества и жаждешь возмездия самому себе...

Сообщение отредактировал Зимка - Четверг, 11.12.2008, 12:10
 
Darth Дата: Пятница, 12.12.2008, 00:48 | Сообщение # 34
Darth
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Мне очень нравится ваш фик, классно пишете!
 
Aleksisss Дата: Воскресенье, 14.12.2008, 20:51 | Сообщение # 35
Aleksisss
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо за новую замечательную главу. Обрываеться действительно на самом интересном месте. Надеюсь на скорое продолжение.
*Я чуть-чуть не поняла ситуацию с Гарри и Роном. Они остались живи? С ними все нормально? И почему они так странно ушли не попрощавшись? Я в замешательстве*


Не плачь, потому что это закончилось. Улыбнись, потому что это было.
Габриэль Гарсиа Маркес
 
Акулка Дата: Понедельник, 15.12.2008, 11:38 | Сообщение # 36
Акулка
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Pumka,
чуть-чуть терпения)) скоро разберемся с этими ее друзьями)
Спасибо за отзыв)

Зимка,
спасибо, что не забываете)) Очень вдохновляет такая поддержка))

Darth,
спасибо большое)

Aleksisss,
и вам спасибо за замечательный отзыв) Продолжение, очень надеюсь, будет скоро.
Про Гарри и Рона еще увидите в следующих главах)))

 
TheFirst Дата: Вторник, 19.05.2009, 12:57 | Сообщение # 37
TheFirst
The One
Статус: Offline
Дополнительная информация
grust3 grust3 А продолжение будет??? grust3

Пиджак парадный

"- Все проблеммы русских девушек в том, что они выросли на сказках о принцессах, феях и любви до гроба...
- Мммм, не знаю. Я выросла на Гарри Поттере." (с)
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Он был старше ее", автор Акулка,romance/drama,PG-13
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Marisa_Delore
2. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
3. "Четверть века", lajtara...
4. Стихотворный паноптикум от Memoria...
5. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
6. «Счастливое нежелательное воспомин...
7. Горячая линия
8. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
9. "Кладдахское кольцо", пе...
10. Поиск фанфиков ч.3
11. "Змеиные корни"(Синопсис...
12. Заявки на открытие тем на форуме &...
13. Это страшное слово ПЛАГИАТ
14. "Кровь волшебства", pale...
15. "Предчувствие", автор Af...
16. "Всё отлично, профессор Снейп...
17. "День свадьбы", Morane
18. "Увидеть будущее", автор...
19. "Партнеры по закону", пе...
20. "Роман в письмах", автор...
1. luda[05.06.2020]
2. romakrytkin[03.06.2020]
3. mshasa[03.06.2020]
4. kallisto1990[03.06.2020]
5. cialis[02.06.2020]
6. riklimowwa[01.06.2020]
7. Supdir[01.06.2020]
8. Ann_rain[31.05.2020]
9. Moscow1993[30.05.2020]
10. romakoschetov[29.05.2020]
11. HeatherOxype[28.05.2020]
12. yariksvatov[28.05.2020]
13. dimahodckin[27.05.2020]
14. llflaxll[26.05.2020]
15. Nicto1[25.05.2020]
16. emmaetc[25.05.2020]
17. Tikhomirova[25.05.2020]
18. sevostyanovaalexandria[23.05.2020]
19. 89841824424[22.05.2020]
20. Relokate[19.05.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  kino, _Автор_, lena_bond, senzyra, annycan, Grene, Farfalla, Фелисите, Papillion, Косточка, Nelk, eger, pronina07, Элейна, Гера, anngagina, basty, VegaBlack, Nikki_Fantomkhayv, Lana_08, Spring_Flower, Мыша, Liss, Alien, Shiki, Хозяйка_Медной_Горы, Memoria, Leontina, пламя, tanushok, Vivien, Amylee, elenak, Ростислава, tashest, Mamoka, Imago, Игра_в_бисер, olga28604, Natsumi, Julia87, млава39, kuroedovao, a1234567890a, AnaSneape, VirginiaEvans, innes1977, ksuШa, Kailli, nadejda, Gey_fert69, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz