Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Фест "Место битвы изменить нельзя" открыт! И еще не поздно принять в нем участие!     



  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Предчувствие", автор Afina, СС/ГГ, PG (Adventure, Romance, миди, закончен)
"Предчувствие", автор Afina, СС/ГГ, PG
AfinaДата: Четверг, 19.04.2018, 20:55 | Сообщение # 61
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
Цитата Sh@doow ()
Вот уж, уполз, так уполз

Sh@doow, как умел, так и уполз 11lol

elenak, спасибо, хорошо, что наши видения совпали 01blush

Цитата Эсмеральда ()
Жду грузовик пряников на его улицу

Эсмеральда, ну, прям грузовик не обещаю, но немного сладкого у автора припасено 11lol

Цитата Шторм ()
у меня прямо сердце оборвалось, когда Снейп Яксли увидел

Шторм, неужели Яксли получился страшнее Волдеморта? duma


Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )

 
SAndreitaДата: Четверг, 19.04.2018, 22:09 | Сообщение # 62
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Afina, для меня точно Яксли получился страшнее Волда - еще не было понятно, что Северус поймал глюки... Мне так жалко его было - реалистичное описание его мучений, а ведь там ползти здоровому человеку около часа, если я правильно помню канон... А уж ослабленному. Бедолага... Он заслужил свои пряники, а автор - много печенька и сердец!!! 16love

"Не вернуть!" - звучит как приговор.
Время бег, увы, не обратило.
Сердце твой уход принять не в силах!
Год прошел, а больно до сих пор...
© моё

 
TheFirstДата: Четверг, 19.04.2018, 22:21 | Сообщение # 63
The One
Статус: Offline
Теперь я знаю, что представлять, когда говорят "Снейп уполз")))
Спасибо за новую порцию удовольствия. Отменный фик получился!


Пиджак парадный

"- Все проблеммы русских девушек в том, что они выросли на сказках о принцессах, феях и любви до гроба...
- Мммм, не знаю. Я выросла на Гарри Поттере." (с)
 
ШтормДата: Пятница, 20.04.2018, 14:48 | Сообщение # 64
Четверокурсник
Статус: Offline
Цитата Afina ()
Шторм, неужели Яксли получился страшнее Волдеморта?

Нет, не страшнее. Но было непонятно, что это галлюцинации от жара, и стало так страшно - а вдруг все зря?


Ветер в голове попутным не бывает
 
AfinaДата: Пятница, 20.04.2018, 19:50 | Сообщение # 65
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
SAndreita, Шторм, я всё упускаю из виду, что, когда я смотрю с точки зрения автора, то заранее знаю, что всё это галлюцинации, а когда с точки зрения Северуса, то не отличаю галлюцинацию от реальности 01blush А у читателей взгляд независимый 11lol

Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )

 
ПолыньДата: Пятница, 20.04.2018, 20:53 | Сообщение # 66
атипичная вейла
Статус: Offline
Afina, уж-жасно хочется поскорее дочитать до конца! 01blush
Мне очень нравится, когда за основу определенного фрагмента берется канон: вроде все так же, а под другим углом, от другого лица получается совершенно другая картина. Причем, непротиворечивая. Герой размышляет, что-то планирует... А поскольку он личность темная скрытная, то помалкивает, а потому никто об его намерениях и не знает. А мы благодаря автору теперь вот знаем. И можем согласиться: а так все и было! )))

Цитата Afina ()
когда я смотрю с точки зрения автора, то заранее знаю, что всё это галлюцинации, а когда с точки зрения Северуса, то не отличаю галлюцинацию от реальности

... вот так и наступает раздвоение личности фикрайтера! 11lol
love_flow4


Мудрость малоприятна для ее обладателя. (И.Ефремов, "Таис Афинская")

#ЯЗЛАЯ #ЯЗАЯ.
 
AfinaДата: Пятница, 20.04.2018, 21:44 | Сообщение # 67
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
Цитата Полынь ()
Afina, уж-жасно хочется поскорее дочитать до конца!

Полынь, всего два вечерних платья две главы осталось 11lol

Цитата Полынь ()
И можем согласиться: а так все и было!

Клянусь Мерлином, так и было!!! 03yes

Цитата Полынь ()
вот так и наступает раздвоение личности фикрайтера!

Ага, профессиональная деформация 11lol А куда денешься? Надо смотреть на вещи глазами персонажа 04dont_know


Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )

 
elenakДата: Суббота, 21.04.2018, 08:46 | Сообщение # 68
Третьекурсник
Статус: Offline
Цитата Afina ()
всего два вечерних платья две главы осталось


И это тот случай, когда приближающееся окончание истории не радует. "Охота на ведьм" один из моих любимых Ваших фанфиков, но эта работа мне кажется даже более зрелой. Жаль с ней расставаться.


Сообщение отредактировал elenak - Суббота, 21.04.2018, 09:39
 
AfinaДата: Суббота, 21.04.2018, 16:28 | Сообщение # 69
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
Цитата elenak ()
И это тот случай, когда приближающееся окончание истории не радует

elenak, ну как же - просили-просили снейджера, а теперь и не радует? duma

Цитата elenak ()
"Охота на ведьм" один из моих любимых Ваших фанфиков

И опять мы совпадаем во мнениях 07podmig Пока тоже её воспринимаю, как самую удачную свою работу, которую не стыдно показать и за пределами фандома 11lol

Цитата elenak ()
эта работа мне кажется даже более зрелой

Я очень надеюсь, что за прошедшие с публикации Охоты... ммм... *страшно сказать* ШЕСТЬ(!) лет я, как автор, хоть немного, но прогрессирую 01blush Так что спасибо за такое мнение 08thank_you

Цитата elenak ()
Жаль с ней расставаться.

Не расстраивайтесь. В работе ещё два макси - один малость замёрз и давно не двигается, а вот второй движется со скоростью Хогвартс-экспресса. 11lol


Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )

 
elenakДата: Суббота, 21.04.2018, 16:49 | Сообщение # 70
Третьекурсник
Статус: Offline
Цитата Afina ()
Не расстраивайтесь. В работе ещё два макси - один малость замёрз и давно не двигается, а вот второй движется со скоростью Хогвартс-экспресса.


Ну вот это совсем другое дело. 12wow Творческих успехов! love_flow3
 
SAndreitaДата: Воскресенье, 22.04.2018, 00:26 | Сообщение # 71
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Цитата Afina ()
а вот второй движется со скоростью Хогвартс-экспресса.


Это не может не радовать!!! 13wow 13wow 13wow ЖДЕМ!!!


"Не вернуть!" - звучит как приговор.
Время бег, увы, не обратило.
Сердце твой уход принять не в силах!
Год прошел, а больно до сих пор...
© моё

 
AfinaДата: Воскресенье, 22.04.2018, 07:48 | Сообщение # 72
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
Глава 6. Пробуждение

Валяюсь, как бесполезный лукотрус, в больничном крыле уже один Мерлин знает сколько. Можно сказать, у меня отпуск. Впервые за последние двадцать лет. Судя по всему, бессрочный.
Справедливости ради, валяюсь я почти всё время без сознания. Недавно сознание начало возвращаться, но ненадолго – сначала буквально на пару минут, потом чуть дольше, потом ещё дольше, а теперь, бывает, я бодрствую аж по полчаса. Но я не спешу это афишировать. Сначала я должен осмотреться и понять, что к чему. Кроме того, когда все думают, что ты немногим отличаешься от бревна, можно услышать и узнать, а постаравшись, и увидеть массу интересного. И зачем отказываться от такого преимущества? В голове, правда, стоит лёгкий туман, но он не мешает мне наблюдать за происходящим. К тому же, у меня неожиданно появились, в некотором смысле, корыстные соображения, и в основном ради них я делаю вид, будто по-прежнему без сознания.

Новость первая и удивительная – Поттер жив. А Тёмный Лорд – нет. Когда я понял это, то испытал невероятное облегчение. До этого, что бы там ни говорил Дамблдор, я чувствовал себя так, словно какая-то часть меня осталась погребённой под толщей земли в туннеле, ведущем из Визжащей хижины. И никакое понимание того, что смерть Поттера была необходима и предопределена, не избавляло меня от грызущей тоски, от мыслей, что я где-то что-то недодумал, недоделал, не смог, не выполнил свой долг до конца. Но известие о том, что он выжил, в корне всё изменило. Оно выдернуло меня из мрачного туннеля и перенесло сюда, в Хогвартс, целиком и полностью. Я был рад, чертовски рад, что эта частичка Лили, такая же упрямая, как и она сама, пробилась, словно росток, сквозь все преграды и продолжает жить. И даже то, что он стал свидетелем моих воспоминаний, отчасти позорных, не омрачало этой радости. Я всё равно собирался уехать. Так что насмешливые или, того хуже, жалостливые, взгляды Поттера мне не грозят. Что он там будет себе думать, когда я окажусь за сотни миль от него, меня не слишком волнует. Он всё-таки жив. И это главное.

Не менее удивительно, что девчонка Грейнджер сидит со мной в больничном крыле. Причём, с той самой минуты, как меня сюда принесли. Ежедневно является, чтобы исполнять роль сиделки. Из обрывков разговоров я сделал вывод, что первые несколько дней у меня был сильный жар и она не отходила от меня ни на шаг. Сначала я подумал было, она так старается, чтобы сохранить мою жизнь для суда, который неминуемо отправит меня в Азкабан. Потом, что это очередное проявление глупого гриффиндорства. А теперь не знаю, что и думать. Впервые со мной такое…
Раз в несколько дней появляются целители из Мунго. Дают наставления, которые Грейнджер подробнейшим образом записывает, стараясь не пропустить ни слова. В общем, в своём репертуаре. Потом они с Помфри варят какие-то зелья, которыми меня пичкают.

А ещё она мне читает. Очень много и всё подряд – газеты, журналы, книги. Надо отметить, книги она выбирает на редкость занимательные. В высшей степени досадно, что я пока не могу долго находиться в сознании – только заслушаешься, а тут хлоп, и на самом интересном месте проваливаешься в никуда. И ведь не скажешь, очнувшись, – мисс Грейнджер, начните с той страницы, на которой мы остановились в прошлый раз. Подозреваю, что в первую очередь благодаря этому чтению я ухитряюсь дольше не отключаться – буквально цепляюсь за её голос и произносимые ею слова.

Голос у неё оказался вовсе не неприятный, как я всегда считал раньше. Спокойный такой голос, ровный, без истерических интонаций, без визгливости, почти мелодичный. Просыпаться или приходить в себя, что для меня пока одно и то же, под него приятно.
И это одно из тех корыстных соображений, по которым я пока не готов открыть Волшебному миру, что начинаю выздоравливать. Ведь тогда я лишусь этих замечательных чтений, а это отнюдь не то, чего бы мне хотелось.

Приходили два аврора. Насколько я понял, этот визит далеко не первый. Грейнджер их выставила, причём в… кхм… таких выражениях… Я и подумать не мог, что она способна употреблять подобные слова.
Поттер заходит часто – по-моему, ежедневно. Во всяком случае, я сбился со счёта, сколько раз он попадал на периоды моего бодрствования. Смешно, его приход я отличаю от всех прочих сразу. Он единственный, кто старается ступать бесшумно, осторожно открывает дверь и шёпотом спрашивает у Грейнджер: «Ну как он?». Потом они вдвоём выходят в коридор и там тихонько шепчутся. К сожалению, не могу разобрать ни одного слова – мой прежде невероятно острый слух, увы, тоже пострадал. Надеюсь, это временно – терпеть не могу, когда не слышу, что обо мне говорят. Возвращения Грейнджер я обычно не дожидаюсь – проваливаюсь в беспамятство раньше.

Уизли, подобно многим другим, топает, как стадо кентавров, весь замок сотрясается. Дверь распахивает так, будто собирается сорвать её с петель. Одна радость, это происходит нечасто. Ну, или редко приходится на то время, когда я в сознании. Придёт и начинает топтаться возле Грейнджер, шумно и недовольно дыша. Разговор почти всегда один и тот же, с незначительными вариациями:

‒ Гермиона, давай сходим в Хогсмид.
‒ Извини, Рон, я не могу.
‒ Так и просидишь опять целый день возле Снейпа?
‒ Профессора Снейпа, Рон.
‒ И какой в этом смысл, ведь он без сознания! Мадам Помфри может позаботиться о нём, пока тебя нет.
‒ У мадам Помфри полно других пациентов. В Хогсмид можно сходить и потом как-нибудь. Профессору я сейчас нужнее.
‒ Нужнее? Да он вообще не подозревает о твоём присутствии! И зачем ты читаешь ему все эти книги? Он же всё равно ничего не слышит!
‒ Этого мы точно не знаем. Есть некоторая вероятность, что звук человеческого голоса помогает ему не потерять связь с реальностью и способствует его выздоровлению.
‒ Вероятность? Гермиона, очнись! Это лишь твои предположения! Стоит ли тратить столько усилий…
‒ Рон! Ну как у тебя язык поворачивается?! Мы стольким обязаны профессору, что, думаю, уж такую малость я могу для него сделать.

И это моё второе корыстное соображение. Не хочу я, чтобы Грейнджер шла в Хогсмид с этим Уизли. Это совершенно ни к чему. А она, похоже, твёрдо решила никуда не отлучаться, пока я не перейду из фазы бревна в фазу человекоподобного существа.

Кроме этих корыстных соображений, есть ещё кое-что, сущая нелепица, если разобраться. Мне даже самому себе в этом признаваться неловко и отчасти стыдно, но у меня вновь появилось предчувствие. Определённо, я претендую на лавры Трелони. Не помню, когда оно меня посетило впервые, знаю лишь то, что с каждым днём оно становится всё настойчивее. В противоположность предыдущему, не склизкое, холодное и противное, а наоборот – приятное и тёплое. И волнительное… как день поступления в Хогвартс. Словно судьба, вопреки своим привычкам, решила расщедриться и припасла для меня нежданный подарок, вознаграждение за прежние её удары. И если то мерзкое ощущение твердило лишь об одном – беги и прячься, ныне предчувствие нашёптывало – всё будет хорошо, только наберись терпения и встретишься с чем-то важным… Тогда я не прислушался, и это меня едва не угробило. Возможно, стоит сделать выводы и поступить иначе?

МакГонагалл всегда молчит. Сядет рядом с Грейнджер, смотрит на меня и вздыхает виновато. Знает кошка, чьё мясо съела. Вот не надо было в меня кинжалами метать! Не очнусь совсем, что тогда будешь делать, Минерва? Загрызёт тебя твоя гриффиндорская совесть.
Опять-таки из обрывков разговоров понял, что заходили Спраут и Флитвик, но я их посещение пропустил. Да, появлялись репортёры из Пророка. С этими Грейнджер вовсе разговаривать не стала, вышвырнула заклинанием и села дальше читать. Я чуть не сказал: «Десять баллов Гриффиндору!»



Кажется, мальчишка Уизли имеет на неё планы. Это мне не нравится. В сущности, зачем ему Грейнджер? Страдать рядом с ней от комплекса неполноценности? Вон, мисс Браун – я слышал, её недавно выписали из больничного крыла, и, судя по доносившимся из коридора воплям, уходила она вполне здоровой и жизнерадостной. Чем не партия для него? Тем более, насколько я помню, прежде он отдавал этой особе заметное предпочтение. А Грейнджер ему ну никак не подходит. Это же очевидно.

Приходил Поттер, чрезвычайно возбуждённый. Грейнджер выскользнула за дверь, и он что-то начал быстро и громче, чем обычно, ей шептать. Только я напряг свой слух, а она как воскликнет в голос:
‒ Гарри, какой же ты невероятный молодец! Просто нет слов! Теперь профессор в безопасности!
И засмеялась так звонко, радостно, беззаботно. А Поттер в ответ что-то «бу-бу-бу».

О чём это они, во имя Мерлина?! Что там такого натворил Поттер? Вывалил на всеобщее обозрение мои воспоминания? Прокляну! Где моя палочка, кстати? Куда они её дели?
Видно, я сверх меры разнервничался, поскольку отключился значительно быстрее, чем всегда.



На этот раз я очнулся глубокой ночью. По-видимому, окончательно. Лежу без сна уже часа два. Глаза привыкли к темноте, и я смог спокойно осмотреться. Темнота, впрочем, не кромешная – сквозь шторы пробивается слабый лунный свет.
Первым делом я ощупал свою шею – давно хотел это сделать, но мешало присутствие Грейнджер. Кошмарное уродство, которое я сотворил в Визжащей хижине, исчезло. Шрамы были, но тонкие, еле различимые на ощупь. Подвижность шеи тоже вернулась, так что головой я мог крутить без ограничений.

Лежу я в небольшой комнатёнке, один – ну, по крайней мере, на меня не пялятся все подряд. Рядом с кроватью тумбочка, на которой несколько флаконов с зельями. У изножья стоит кресло – видимо, в нём Грейнджер и сидит, когда приходит. Я прислушался. Полная тишина. Ни стонов, ни храпа, никаких звуков. Либо всех выписали, либо я окончательно оглох, либо они наложили на мою комнату сильные заглушающие чары.
От длительного бодрствования сознание моё окончательно прояснилось, туман в голове рассеялся, мысли стали, как и прежде, чёткими и стройными. И ко мне вернулось предчувствие, посещавшее меня в предыдущие дни. Больше сомневаться не приходится – оно мне не померещилось, не приснилось, не придумалось. Тёплое, сладостное, будоражащее, пушистым мягким зверьком резвящееся внутри. Может, это как-то связано с тем смыслом, который я упорно пытаюсь отыскать в действиях Лили? Ведь для чего-то она спасла меня! И что же это? Что меня ждёт?

Поёрзав немного и не ощутив никакой боли, я осторожно сел в кровати. На мне была противная больничная ночная рубашка с дурацкими завязками на вороте. Просидев так несколько минут, я отбросил одеяло и спустил ноги на пол. Голова слегка кружилась, но это не помешало мне встать и сделать шаг к окну. Отодвинув штору, я увидел внизу несколько фигурок – они сидели вокруг костра. Две парочки не спеша бродили в отдалении. Я таращился на них какое-то время, прежде чем сообразил, что они просто гуляют. Ночью? Почему бы и нет? Вряд ли после всего, что произошло, в Хогвартсе хоть кто-то учится, да и не факт, что это школьники. А кто? Авроры? Преподаватели? Как ни напрягал я своё зрение, так и не смог разобрать ничего конкретного.

Мне внезапно пришло на ум, что одной из этих прогуливающихся парочек вполне могут оказаться Уизли с Грейнджер, и от этой мысли меня передёрнуло. Я отпустил штору, вернулся в кровать и укрылся одеялом. Но перед глазами стояли гуляющие парочки, и мне казалось, что я видел и огненно-рыжую шевелюру Уизли, и всклокоченные волосы Грейнджер. Я был почти в этом уверен. Я крутился, вертелся и никак не мог найти удобное положение. Что-то грызло меня, не давая уснуть, забыться, провалиться в бессознательное состояние. Мне то хотелось встать, снова посмотреть в окно и удостовериться, что они действительно там, то я твердил себе, что расстояние слишком велико и не позволяет что-либо разглядеть в такой темноте.



Под утро я всё-таки задремал. Не впал в забытьё, как прежде, а именно задремал. Разбудило меня появление Грейнджер, хоть она и старалась ступать как можно тише. Положив на кресло принесённую книгу и газету, она подошла ко мне, аккуратно поправила подушку и одеяло, прошептала очищающее заклинание – это было приятно, чёрт возьми. Потом слегка раззанавесила окно, ровно настолько, чтобы свет проникал в моё обиталище, но при этом солнце не било мне в лицо. Покончив с этими приготовлениями, она устроилась в кресле – села, наклонившись вперёд и упершись локтями в лежавшую у неё на коленях книгу. Опустила подбородок на сомкнутые в замок руки и стала внимательно на меня смотреть.

Проклятие! Как же не хочется, чтобы она уходила! Но я и так злоупотребил её… эммм… Добротой? Вниманием? Заботой? Да, пожалуй, и первым, и вторым, и третьим. Настала пора её отпустить – пусть идёт в Хогсмид с этим своим… Уизли. Да, именно так. В чёртов Хогсмид с чёртовым Уизли.
Как назло, в это самое мгновение вздумало проснуться моё дурацкое предчувствие. Оно зашевелилось и, засосав под ложечкой, испуганно заорало: «Нет! Ни в коем случае!» Ох, боюсь, мой мозг пострадал от яда сильнее, чем мне представлялось. Ну что за дикие выходки в стиле Трелони? Даже если, учитывая недавний опыт, я готов поверить, что предчувствие меня не обманывает, то при чём тут присутствие Грейнджер, пусть и умиротворяющее? Нет уж, с галлюцинациями всевозможного сорта покончено!

Я открыл глаза и наши взгляды встретились. Она, вздрогнув, ахнула и отпрянула. Книга с глухим стуком свалилась на пол. Впрочем, замешательство Грейнджер длилось недолго. Лицо её просияло, губы растянулись в улыбке – очень искренней и вместе с тем весьма странной. Странной, потому что будь эта улыбка адресована не мне, а кому угодно ещё, я бы назвал её ласковой и счастливой. Но ведь такого не может быть, чтобы студентка факультета Гриффиндор, лучшая подруга Гарри Поттера, Гермиона Грейнджер ласково или, уж тем более, счастливо улыбалась Северусу Снейпу, своему злобному, придирчивому профессору, пусть и бывшему? У неё оказались удивительные глаза – совершенно необыкновенного янтарного оттенка со сверкающими золотистыми искорками. Волшебство, да и только. Не понимаю, как я раньше не замечал. Как такое можно не заметить? Ведь я учил её шесть лет! Должно быть, всё дело в причудливой игре солнечных бликов – свет из окна падает как раз на лицо Грейнджер. Изменится освещение, и волшебство исчезнет.

‒ Доброе утро, профессор, – произнесла она.

Её странная улыбка никуда не делась, наоборот, стала ещё… что? Ярче? Шире? Не знаю, я понятия не имею, что можно сказать об улыбках, я их почти не получал в жизни. Лицемерные улыбки малфоеподобных «друзей» не в счёт. Улыбка Грейнджер была особенной уже потому, что вся без остатка предназначалась мне. Мне одному. И я наслаждался ею. В конце концов, когда такое повторится?

Откуда ни возьмись, вдруг появились волны тепла, набегавшие друг за другом, баюкающие и ласкающие, – словно кто-то обнимал меня. Обнимал? Очнись, Северус! Ты грезишь. Даже твоя мать не обнимала тебя, с тех пор как тебе исполнилось восемь. Но необычное ощущение не проходило, только усиливалось. И хоть я не мог понять, что происходит, это нисколько не пугало – наоборот, успокаивало и дарило блаженство. Воздух вокруг наполнился золотистым мерцанием, и стоило мне вдохнуть этот воздух, как я почувствовал себя стократ лучше, чем если бы выпил целый котёл восстанавливающего зелья. Будто какая-то горячая субстанция, растекаясь по моим жилам, пробуждала мои собственные силы. Меня переполняло желание жить, а вместе с ним… о, ужас… нелепое, кошмарное желание улыбаться.
До меня наконец дошло. Мне доводилось сталкиваться с магией гнева и ярости, я видел, как она вдребезги разносила люстры, высаживала оконные стекла, заставляла увядать цветы и обращала пепел всё, что только можно испепелить. Но я никогда прежде не видел ничего подобного, и сейчас был убеждён – ЭТО была магия, невероятнейшей силы магия Грейнджер, точнее, магия её радости. Ей не требовалось выражать свою радость словами – она вырвалась наружу в виде этих тёплых волн, в виде загадочного кружения крохотных золотых звёздочек, и была видна каждому. Удивительно, что сама Грейнджер, казалось, не замечала ничего необычного. Вдвойне удивительно, что именно я послужил причиной этой радости.

‒ Доброе утро… мисс Грейнджер, – пробормотал я.

Надо же, голос вернулся. Правда, какой-то хриплый и не больно-то послушный, но это определённо лучше немоты. Помимо моей воли губы всё-таки сложились в идиотскую улыбку.

‒ Боже мой… – прошептала Грейнджер, не сводя с меня взгляда, – вы очнулись… это самая большая радость со дня битвы!

Она торопливо смахнула покатившиеся по щекам слезинки и, вновь улыбнувшись, смущённо проговорила:

‒ Простите… это от счастья.

Может, я напрасно так быстро распростился с мыслью, что мне место в св.Мунго, в палате для умалишённых? Эта новая Грейнджер будет похлеще всех моих галлюцинаций на пути из Визжащей хижины. Тем более что с этой галлюцинацией я расставаться отнюдь не хотел. Во мне с новой силой вспыхнули все недавние корыстные побуждения, и мне до смерти захотелось не отпускать девчонку ни в какой Хогсмид, ни с Уизли, ни с кем-либо другим. Хотя называть её девчонкой было несправедливо – мгновенно повзрослев на этой войне, она превратилась в молодую женщину, казавшуюся мне знакомой и незнакомой одновременно.

‒ Все ужасно обрадуются, – продолжала меж тем она, – и Гарри, и мадам Помфри, и профессор МакГонагалл! Да все!
‒ И мистер Уизли, – прохрипел я.
‒ Рон? – она покраснела и заёрзала в кресле. – Ну да. Он тоже… Но вы не говорите много – вам пока вредно. Целитель из Мунго сказал, что воздействие яда на ваш организм было слишком длительным, поэтому пострадали многие… ммм… функции. Голосовые связки вот тоже…

Я похолодел. Мерлин мой, только не это! Лучше бы мне было умереть, чем превратиться в сквиба.
‒ Моя магия? – выдохнул я, тут же возненавидев себя за этот просительный тон и за беспомощность.
Я был жалок и отвратителен. Я был ничтожеством.
‒ Тоже пострадала, – кивнула Грейнджер и поспешно добавила: – но она восстанавливается, результаты каждой следующей диагностики заметно лучше предыдущих. Я думаю, что теперь, когда вы очнулись, процесс восстановления пойдёт гораздо быстрее.
Утешает. Нет уж, спасибо, не нуждаюсь.
‒ Не смею вас задерживать, мисс Грейнджер, – процедил я сквозь зубы, – вы вполне можете идти в Хогсмид, куда давно рвётесь.

Вышло далеко не так эффектно, как в прежние времена. Да что там эффектно, вышла какая-то ерунда – фраза оказалась непомерно длинной для меня и завершилась натужным хрипением, в котором Грейнджер, судя по выражению её лица, с трудом разобрала слова.

‒ В Хогсмид? – удивлённо переспросила она. – Честно говоря, меня совсем не тянет в Хогсмид. Я… не могу представить, как это – сидеть в Трёх Мётлах, веселясь и беспечно болтая, или выбирать лакомства в Сладком Королевстве. После всего этого… – лицо её помрачнело. – Нет, я не могу… во всяком случае, не сейчас.

Мерцание вокруг несколько потускнело, как и искорки в карих глазах. Теплые волны отхлынули. Ну и зачем я это сделал?! Никогда не предполагал, что я настолько глуп. Мой поступок был равносилен тому, чтобы по собственной инициативе поцеловать дементора. Я ведь такого чуда, какое явила мне магия Грейнджер, в жизни не встречал, и зачем-то взял и отпихнул его обеими руками. Ну не болван ли?
Наверное, в битве она потеряла многих друзей. Было исключительно глупо предлагать ей поход в Хогсмид – пусть я никогда не отличался особенной тактичностью, но уподобиться Уизли… это ни в какие ворота не лезет. Грейнджер помолчала, затем снова улыбнулась, только в улыбке появилась какая-то горечь.

‒ Вы всё-таки пока постарайтесь говорить поменьше, потерпите, пожалуйста. Завтра прибудет целитель, он вам объяснит всё подробно. Вы поймёте, что дело обстоит не так плохо, как вам могло показаться.

Я не нашёл ничего лучшего, как кивнуть в ответ – всё равно ничего достойного изречь не получится. Собеседник из меня и раньше был не особо приятный, а в нынешнем состоянии вовсе стал никудышный. Придётся ждать целителя. Хотя я бы предпочёл, чтобы она сама мне рассказала, в каком плачевном состоянии я пребываю, всё-таки она слышала, что тут болтали эти визитёры из Мунго. Словно уловив мои мысли, Грейнджер произнесла:

‒ Лучше вам всё узнать из первых рук, так будет надёжнее. Что вы скажете насчёт того, чтобы позавтракать? Я спущусь на кухню и попрошу домовиков что-нибудь вам принести.

Её вопрос заставил меня вспомнить о том, что я ничего не ел Мерлин знает сколько дней. В животе заурчало. Не дожидаясь моего ответа, она поднялась и только тут заметила упавшую на пол книгу. Она подняла её и положила вместе с газетой на тумбочку, стоявшую у изголовья кровати:

‒ Возможно, вам будет интересно ознакомиться с последними новостями.
И удалилась.



За время её отсутствия меня успели посетить и Помфри, и МакГонагалл. Поппи, как всегда, деловитая, осведомилась о самочувствии, пообещала, что завтра мне всё расскажут целители из Мунго, и поспешила к другим пациентам.

Минерва долго и тщательно подбирает слова, хотя я уверен, она представляла себе наш разговор не раз. Сообщила мне, что я полностью оправдан – всё благодаря мистеру Поттеру. Что, опять?! Опять я обязан жизнью Поттеру? Как выяснилось, мальчишка никому не показал мои воспоминания, но заставил Визенгамот принять поправки, по которым свидетельство портрета имеет юридическую силу. После чего им пришлось выслушать Дамблдора. Трудно сказать, чего в голосе Минервы больше – досады на Альбуса, скрывшего от неё правду, или раскаяния в собственном поведении. Как бы там ни было, я не намерен измождать себя и её бесконечными извинениями, поэтому киваю в знак того, что всё осталось в прошлом. Она ещё немного повздыхала и ушла. Желание убраться куда-нибудь на край земли, где меня никто не знает, где не будет ни участливых взглядов, ни охов, ни тягостного молчания, вспыхнуло с новой силой.
Вернувшаяся Грейнджер принесла свёрнутый в трубочку пергамент и перо.

‒ Я подумала, так вам удобнее будет общаться, – она протянула их мне и добавила: – не беспокойтесь, перо зачаровано и чернильница ему не требуется.

Хмм… Привлекательность отъезда слегка уменьшилась. Я взял перо и написал:
Моя палочка?

Грейнджер метнулась к стоявшей у кровати тумбочке, достала мою палочку и протянула её мне.
‒ Только пока не колдуйте, вам нельзя…

Я скорчил недовольную гримасу и взял палочку. Какое же это наслаждение держать её в руках, чувствуя её мощь! Мой верный и единственный друг, покорный, отзывчивый и сильный! Я осторожно погладил пальцем тёмную полированную поверхность.
Раздался громкий хлопок, и в комнате объявился домовик, державший поднос с едой.

‒ Я лучше пойду, – произнесла Грейнджер, – не буду вам мешать. Приятного аппетита, сэр.
Скажите, какая деликатность… Кто бы мог подумать.
‒ Если хотите, я зайду попозже, – она переминается с ноги на ногу в ожидании ответа.

Хочу ли я? Пожалуй, да. Нет, однозначно хочу. Я кивнул. Грейнджер улыбнулась и исчезла.



Её не было довольно долго, так что я начал сомневаться, придёт ли она вообще. Не то чтобы я без неё скучал, но мне безумно хотелось испытать то ощущение, как при пробуждении – ощущение её магии радости. Хотя бы ещё раз. Конечно, я понимал, что это вряд ли повторится, но, как ребёнок, лишившийся любимой игрушки и жаждущий её заполучить, отказывался слышать голос разума.

Я взглянул на лежавшую на тумбочке газету. Двадцать шестое мая, ничего себе – я провалялся без сознания три недели! С половиной. Новости читать я не был расположен и принялся листать книгу, которую оставила Грейнджер. Эссельц. Записки изобретателя. Всегда её любил. Я подумал, что не прочь послушать её в исполнении Грейнджер. И где же она? Наверное, всё-таки отправилась в Хогсмид, или в Лондон, или… в Нору. Чёрт бы побрал Уизли! Может быть, я глупец, может, меня слишком сильно приложило головой при обрушении туннеля, а может, яд Нагини повлёк необратимые изменения в моей психике и я сошёл с ума. Не знаю, в чём причина, но я всерьёз размышляю над тем, что сделать, чтобы она предпочла моё общество его обществу. Да, знаю, я законченный эгоист, но мне хочется, чтобы она сидела рядом и читала, чтобы улыбалась и чтобы воздух вокруг наполнялся мерцающими золотыми звёздочками, а меня одна за другой накрывали волны тепла.




Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )



Сообщение отредактировал Afina - Воскресенье, 22.04.2018, 11:40
 
AfinaДата: Воскресенье, 22.04.2018, 07:54 | Сообщение # 73
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
Она наконец пришла. Вид у неё был то ли расстроенный, то ли рассерженный, но, кажется, дело было не во мне. Она поймала мой пристальный взгляд и смутилась. Надо с чего-то начать… Я взял пергамент и написал:
Вы прекрасно читаете.
На её лице отразилось непонимание, и я указал на книгу. Грейнджер, покраснев, спросила:
‒ Значит, вы всё-таки слышали? Я знала, я верила, что мои слова доходят до вас! Надеюсь… я была не очень занудной?
Напротив.

Уголки её губ поползли вверх, и я вновь ощутил исходящее от неё тепло. Не такое сильное, как в прошлый раз, и без сверкающих звёздочек, но я был рад и этому.
‒ Почитать вам ещё?
Хорошо, что она сама предложила. У меня бы не хватило духу обратиться к ней с этой просьбой – терпеть не могу никого ни о чём просить. Я кивнул и торопливо нацарапал на пергаменте:
Буду признателен.
Она взяла книгу и устроилась в кресле. Спохватившись, я написал:
С пятой главы.
‒ О! – обрадовано воскликнула она, – я тоже считаю, что именно с этого места идёт всё самое интересное.

Она открыла книгу и начала читать. А я принялся её рассматривать. Это довольно удобно – рассматривать кого-нибудь за чтением. И познавательно. Поглощённый книгой человек не замечает происходящего вокруг, а потому можно изучать его сколько душе угодно, он не будет краснеть, прятать взгляд или пытаться завязать разговор на бессмысленные темы. За ним можно спокойно и безнаказанно наблюдать. К тому же, в такие мгновения человек становится самим собой – не рисуется, не фальшивит, не стремится казаться лучше или значительнее. Ему не до этого, он занят. А ещё можно узнать, насколько он увлечён тем, что читает, интересно ли ему, насколько близка ему тема и хорошо ли он ориентируется в предмете, о котором идёт речь.

Я понимаю, что она действительно совсем взрослая, когда вижу серьёзную сосредоточенность на её лице и маленькие складки в уголках губ. И её спокойную, слегка расслабленную позу, от которой веет уверенностью и силой. Не знай я её, мне и в голову не пришло бы, что передо мной вчерашняя школьница. Когда она читает, то отвлекается от моего присутствия, а потому не смущается и не робеет. И мне это нравится.
Определённо, с Эссельцем она давно и хорошо знакома – у меня то и дело возникает ощущение, что она знает книгу наизусть. И при этом читает с таким живым, неподдельным интересом, словно впервые – как будто все перипетии судьбы этого гениального ученого и сложные пути, которыми он шёл к своим открытиям, ей неизвестны.
Так я наблюдаю за ней, пока глаза мои не начинают слипаться. Какое-то время я борюсь со сном, но потом всё-таки засыпаю под её тихий размеренный голос.



Был какой-то придурок из Мунго. Не знаю, где они набирают таких олухов – у меня бы он в жизни не сдал даже СОВ, не говоря уж о ТРИТОНах. С полчаса этот идиот распинался о том, какой режим мне показан, каких действий я должен избегать, а что, наоборот, выполнять регулярно. Причём повторял одно и то же раз по сто, словно я умственно отсталый. Руки так и чесались запустить в него каким-нибудь проклятием поувесистей. Яд Нагини временно лишил меня сил, а не способности соображать!
Напустив на себя неописуемо важный вид, он гордо именовал эту ересь рекомендациями. Я бы весьма подробно объяснил, куда ему следует засунуть свои рекомендации, не находись мой голос в столь потрёпанном состоянии. Поэтому я мог лишь свирепо на него смотреть, но понимать мои красноречивые взгляды он решительно отказывался. Это, вероятно, тянулось бы до вечера, не лопни терпение у Грейнджер.

‒ Я думаю, – заявила она, бесцеремонно перебив его на полуслове, – мистер Баркли…
‒ Бейтли, – обиженно поправил целитель.
‒ Неважно, – отмахнулась Грейнджер. – Я думаю, профессор Снейп уже уяснил себе, что для него полезно, а что нет. Полагаю, ему более интересно было бы услышать подробности о своём состоянии, методике лечения и применяемых зельях. Вполне возможно, он мог бы внести в процесс некоторые коррективы, способствующие его скорейшему выздоровлению.

Хм… У меня снова возникло противоестественное желание начислить Гриффиндору баллы. Целитель покосился на Грейнджер так, словно она была внезапно заговорившей тыквой, наличие мозга у которой не подразумевалось в принципе. Соплохвоста ему в задницу! Как он смеет так смотреть на МОЮ ученицу?! На мою ЛУЧШУЮ ученицу?!

‒ Видите ли, мисс, – снисходительно произнёс он, – целительство не такая уж простая область знаний, и заниматься ею должны исключительно профессионалы. Дилетантам тут не место. Вообразите себе, что начнётся, если каждый будет вносить, как вы изволили выразиться, коррективы, решать, какие зелья принимать, а какие нет, и так далее и тому подобное. До чего мы дойдём?

Щёки Грейнджер покрылись румянцем, и она раздражённо ответила:

‒ Профессор Снейп далеко не КАЖДЫЙ, и уж точно не дилетант! Поразительно, как вы, работая целителем в Мунго, можете быть не в курсе, что часть зелий, используемых вашей клиникой, изобретена или усовершенствована именно этим человеком!

Теперь пришла очередь целителя покраснеть.

‒ Мисс… эээ…
‒ Грейнджер.
‒ Мисс Грейнджер, вы не можете судить об этом…
‒ Это ещё почему? – возмущённо перебила Грейнджер.
‒ Во-первых, вы всего-навсего ребёнок, даже не окончивший школу.

Уши Грейнджер сделались бордовыми, а я едва не расхохотался. Ребёнок! Всего-навсего! Интересно, долго бы протянул этот умник, окажись он в тех же условиях, что Грейнджер и Поттер? Да и в битве за Хогвартс таких как он что-то не наблюдалось. За школу сражались всего-навсего дети, даже её не окончившие. Взглянув на сверкающую глазами Грейнджер, я всерьёз забеспокоился за жизнь и здоровье целителя – не стоило говорить ведьме её уровня, что она всего-навсего ребёнок.

‒ А во-вторых, судя по моему опыту, девушки вроде вас – симпатичные, конечно, этого не отнимешь, – он ухмыльнулся, – не особо разбираются в таких сложных вещах, как зелья, и редко могут отличить антипростудное от антипохмельного.

А вот это он напрасно. Совершенно напрасно. Ставлю тысячу галлеонов, Грейнджер стискивает в кармане мантии палочку.

‒ Поэтому вам и кажется, что любой человек, мало-мальски разбирающийся в зельях, сведущ и в целительстве. Поверьте, это отнюдь не так. Как специалист, я со всей ответственностью вам заявляю, что изобретения мистера Снейпа не имеют к делу никакого отношения. Теория, знаете ли, довольно далека от практики.

Я видел, как Грейнджер борется с искушением угостить этого надутого индюка каким-нибудь заклинанием попротивнее. Но, взяв себя в руки, она выпрямилась и сухо произнесла:

‒ Во-первых, я уже почти два года как совершеннолетняя, а потому настоятельно прошу вас, мистер Берли…
‒ Бейтли!
‒ … впредь не употреблять в отношении меня слово «ребёнок» в том уничижительном смысле, который вы в него только что вложили.
‒ Совершеннолетняя? В самом деле? – оживился он. – Я полагал, вам не больше шестнадцати. Тогда, быть может, вы не откажетесь поужинать со мной? И мы обсудим всё в более приятном и уютном местечке, чем это, – он пренебрежительно махнул рукой.

Нет, каков наглец?! Где моя палочка, чёрт подери?

‒ Во-вторых, я буду вам бесконечно признательна, если вы будете держать свои сомнительные комплименты при себе.

И свой богатый опыт по части женского пола там же.

‒ Что касается ужина, мой ответ – НЕТ. В-третьих, несмотря на то, что некоторые обстоятельства помешали мне окончить школу в этом году, я получила разрешение Министерства на сдачу ТРИТОНов экстерном, что и сделаю в самое ближайшее время.

Держу пари, сдаст она их все на «превосходно».

‒ В-четвёртых, мои познания в области зелий достаточны для того, чтобы немедленно приступить к работе хоть в Мунго, хоть в Аврорате. У меня были превосходные учителя!

Эммм… Это она о ком?

‒ И наконец, в-пятых, почему бы вам не спросить мнения самого профессора Снейпа? Ведь ни ребёнком, ни симпатичной девушкой он не является, а значит, может трезво оценивать ситуацию. И да, – едко добавила она, – приглашать его на ужин не обязательно.

Кажется, из всей её содержательной речи он уловил лишь то, что она отклонила его предложение поужинать. И, судя по выражению его лица, это его смертельно оскорбило.



С утра заявилась смущённая Грейнджер – мялась, жалась и что-то мямлила. Как выяснилось, она пришла испросить у меня разрешение отлучиться в Лондон. С Уизли, разумеется. Мне очень хотелось сказать ей, что она может катиться ко всем чертям вместе со своим драгоценным Поттером, Уизли, Лонгботтомом и кем угодно ещё, и что я в её обществе совершенно не нуждаюсь. Как самодостаточная личность, я вообще ни в чьём обществе не нуждаюсь. Но для таких развёрнутых фраз мои пострадавшие связки были пока непригодны, а идея выводить все эти сентенции на пергаменте меня не прельщала. Поэтому я ограничился утвердительным кивком. Грейнджер разволновалась и клятвенно пообещала зайти, как только вернётся. Можно подумать, мне есть до этого дело. Она глубоко заблуждается, воображая, будто я без неё не обойдусь.

Она сбивчиво залопотала, и я с удивлением посмотрел на неё. Никогда бы не подумал, что у неё в голове может быть такая каша, а речь способна оказаться столь бессвязной. Всё, что мне удалось уяснить из её путаных объяснений, с легкостью можно было выразить парой простейших фраз. Один из близнецов погиб, из-за чего младший Уизли чрезвычайно несчастен и погружён в депрессию. Он крайне нуждается в поддержке, а она терзается, оттого что не уделяет ему достаточно внимания, и просто обязана съездить с ним в Лондон. Я махнул рукой в знак того, что понимаю, лишь бы прекратить это словоизвержение, и тут же вернулась нормальная Грейнджер. Она улыбнулась так, что меня окатило волной тепла, пообещала привезти что-нибудь интересное из Флориш и Блоттс и исчезла.

Я взялся было за Эссельца, но чтение не шло. Мысли мои блуждали слишком далеко, чтобы я мог сосредоточиться. Меня распирало от бешенства, и мне казалось, что если я немедленно не выпущу свой гнев на кого-нибудь или на что-нибудь, то просто лопну. Даже любимого Эссельца я готов был запустить в стену или, лучше, в треклятую голову треклятого младшего Уизли. Не могу сказать, что отличаюсь миролюбивым нравом и вспышки ярости для меня редкость, но терзавшая меня злость переходила все границы. В эту минуту я ненавидел Уизли так, что у меня сводило скулы. Ох, как он несчастен! Ох, как он одинок! Ох, как ему тяжело! Ох, какой он ранимый! Тьфу! Десять соплохвостов ему в глотку! Слюнтяй! Ничтожество! Бестолочь твердолобая! Молокосос! Потерял брата! Да у него их ещё четверо! И сестра! И заботливые, любящие родители. И Грейнджер в придачу. А кто-то на этой войне потерял всё! Никогда не понимал, что умных женщин может привлекать в этих инфантильных, капризных квиддичеголовых оболтусах.

Я откинул одеяло и сел на кровати. Какого чёрта я тут валяюсь? Давно пора убраться из больничного крыла. Я спустил ноги на пол и медленно встал. Головокружения нет, так, лёгкая слабость, но это с непривычки, пройдёт. Я шагнул к окну, отдёрнул занавеску и зажмурился от рези в глазах. Проклятье! Ни черта не слышу, изъясняться по-человечески не могу, солнечный свет не переношу. М-да… у меня хоть что-нибудь не пострадало? А то вдруг выяснится, что ни вкусы, ни запахи я тоже не различаю? Последнее для зельевара равносильно приговору… Правда, мне казалось, что я улавливаю лёгкий аромат духов Грейнджер, но, может быть, это опять всего лишь галлюцинация?

Щурясь, я распахнул окно и выглянул наружу. Глаза заслезились, так что я закрыл их и подставил лицо свежему ветру. Это было прекрасно. Ровно до тех пор пока не заявилась Помфри. Она отчитала меня за самовольный подъём и велела возвращаться в кровать. Я подарил ей самый грозный взгляд, на который был способен со своими по-стариковски слезящимися глазами. На неё это не произвело ни малейшего впечатления и, монотонно ругаясь, она влила в меня какое-то препротивное зелье. После чего удосужилась поинтересоваться, не нужно ли мне что-нибудь. Я схватил пергамент и вывел слово «Одежда». Она воззрилась на меня так, словно я попросил её закинуть меня на верхушку какой-нибудь сосны в Запретном лесу. Нет, она всерьёз полагает, что мне комфортно в этой мерзопакостной белой больничной рубашке?! Тем более, когда все кому не лень шастают сюда и таращатся на меня. После короткой переписки и моего натужного рычания до неё всё-таки дошло, и она принесла мне рубашку и брюки.

Заявился очередной тип из Мунго. Весьма кстати – наконец смогу излить накопившееся раздражение. Причём с удовольствием. Как выяснилось, обрадовался я преждевременно. Этот малый оказался не чета предыдущему, и беседа наша получилась, можно сказать, приятной.
Во-первых, он сразу перешёл к делу, без всяких дурацких предисловий и лирических отступлений. Во-вторых, не так уж часто я встречаю людей, которые умеют предельно ясно и чётко формулировать свои мысли. Он этой способностью обладал, и я его невольно зауважал. Ну, и в-третьих, он произвёл впечатление человека, действительно хорошо разбирающегося в своём деле. Что в наше время вообще на вес золота.

Оказалось, это именно он занимался мною с самого начала – проводил диагностику, разрабатывал методику лечения, руководил всеми необходимыми исследованиями и подбирал зелья, которые поставят меня на ноги. Поэтому, узнав, что я очнулся, он поспешил в Хогвартс, чтобы побеседовать со мной лично.
Одна из его фраз буквально ошеломила меня. Он сказал что-то вроде: «Эти дети, я имею в виду юного Поттера и его подругу, с таким жаром умоляли меня спасти вас, в таких красках расписывали ваше мужество и ваши заслуги, что не сделать всё от меня зависящее было бы преступлением». Пока я переваривал смысл сказанного и силился уразуметь, как к этому относиться, он углубился в подробности, так что я едва не упустил важные детали его рассказа.

С магией моей, с его точки зрения, всё обстояло вполне благоприятно – она прогрессировала с каждым днём, и он заверил меня, что через месяц, от силы два, я смогу пользоваться ею практически в полной мере. Исключение составит лишь аппарация – без неё придётся обходиться довольно долго, от нескольких месяцев до полугода. Но когда речь зашла о моём голосе, зрении и слухе, он нахмурился и признался, что в этом направлении зашёл в тупик. Положительная динамика почти отсутствовала, все средства, которые он перепробовал, не дали сколько-либо заметного эффекта. Что ж, вне всякого сомнения, лучше быть слепым глухонемым волшебником, чем болтливым глазастым сквибом…

Помфри уже успела донести ему о моей попытке подняться, чему он, в отличие от неё, обрадовался. Он попросил меня встать и попробовать пройтись. И встретив мои неуверенные шаги энергичным кивком, велел прекращать моё затянувшееся валяние завтра же или, самое позднее, послезавтра.
Он показал мне свои выкладки, таблицы и схемы и спросил, что я об этом думаю. А что можно об этом думать? Всё выглядело стройно, логично и как будто бы безупречно. Но первое впечатление бывает обманчиво, надо искать решение, как и всегда. У них не получилось, значит, мне стоит самому попробовать. Наверное, это будет небыстро, но я слишком привык к своему голосу и мне не хотелось бы с ним расстаться окончательно. Он не возражал, скорее наоборот. Оставил мне свои записи и настоятельно рекомендовал прогулки на свежем воздухе. Правда, высказал опасение, что из-за глаз мне может потребоваться тёмная повязка, ну или придётся совершать прогулки в ночное время. В любом случае, по его мнению, мне следует обзавестись поводырём. Вот уж благодарю покорно!

Когда он удалился, я взялся за изучение его материалов. Пока я их просматривал, у меня возникла парочка идей, но для их реализации мне потребуется доступ в лабораторию и, как это ни прискорбно, ассистент. С первым, учитывая всё, что я услышал, препятствий мне никто чинить не станет, а со вторым дело обстоит гораздо хуже. Слагхорн, как я понял, покинул замок, как только всё закончилось. Школа почти опустела. И кого я мог бы пригласить мне ассистировать? На кого тут можно положиться, не опасаясь, что он испортит зелье, стоит мне отвернуться? Кто не будет при этом донимать меня идиотскими вопросами и наставлениями? Ученики бестолковы, взрослые отталкивающе самоуверенны. Хотя… думаю, одного подходящего человека я всё-таки знаю.



Грейнджер не было долго. За это время я успел несколько раз подняться, походить по своей комнатёнке, высунуть нос за дверь, и даже, набравшись смелости, выползти в коридор. Медленно, держась рукой за стену, я прошёл несколько шагов и вернулся обратно. Держу пари, она будет удивлена, когда вернётся. Если вообще вспомнит о моём существовании. Немного отдохнув, я повторил вылазку. А потом ещё и ещё. С каждым разом я чувствовал себя всё увереннее и в последнюю из прогулок расхрабрился настолько, что перестал держаться за стену, вышел на середину коридора и попытался идти. Это было потруднее, но всё-таки я делал шаг за шагом без всякого поводыря. И тут, в миг моего, можно сказать, торжества над собственной слабостью, из темноты коридора мне навстречу вынырнула Помфри и заявила:

‒ Ну что ты так надрываешься, Северус? Не нужно волноваться, девочка скоро вернётся.

И ушла, прежде чем я успел прожечь её взглядом. Как вам это понравится? Я волнуюсь! И из-за кого? Немыслимо. Старая сплетница! Нет, будь мой голос при мне, ей пришлось бы выслушать много приятного в свой адрес. С рекордным количеством свистящих и шипящих. Впрочем, свистящие и шипящие у меня и сейчас должны выйти неплохо. Беда в том, что лишь они одни.
Пока я ходил, у меня созрел план, и я был намерен воплотить его в жизнь. И пусть рыжий верзила попробует мне помешать!



Грейнджер явилась, когда солнце, опустившись за Запретный лес, окрасило облака в розовый цвет. Краски стали не такими яркими, и я смог смотреть в окно спокойно, не щурясь и не прикрывая рукой глаза.
К этому времени я успел в деталях продумать исследования на ближайшие дни, и мне не терпелось приступить к работе. Последний час я занимался тем, что тщательно прорабатывал свою тактику в предстоящем разговоре с Грейнджер. Первый ход должен остаться за мной, это ясно. Я ошеломлю её новостями и не столько на словах, сколько продемонстрировав вновь обретённую способность ходить. Потом вскользь и быстро о целителе, а потом, пока она не успела прийти в себя, предложу ей сотрудничество. Я почти уверен, что она не посмеет отказаться.
Интересно, почему кто-нибудь вечно норовит вмешаться и спутать мои планы?

‒ Профессор МакГонагалл сказала, вы ходите, это потрясающе, сэр! – заявила мне Грейнджер буквально с порога, сразу после приветствия.

Да, наши мнения частенько не совпадали, но я всегда считал Минерву рассудительной, степенной дамой. Как же! Степенная! Обычная гриффиндорская трещотка, даром, что в возрасте. Ну кто, кто просил её лезть не в своё дело?!

‒ Был целитель, она сказала, – добавила Грейнджер.

Я не понял, вопрос это или утверждение, и мрачно кивнул. Она, не мигая, воззрилась на меня, видимо, ожидая комментариев.

‒ Мне нужен ассистент, – вяло проскрежетал я, распрощавшись с мыслями об успехе.
‒ Ассистент? – она захлопала на меня глазами. – О! Понимаю! Вы собираетесь самостоятельно готовить зелья? Целитель сообщил вам что-то важное?

Я снова кивнул и указал на лежавшие на тумбочке материалы. Потом накарябал на пергаменте:
Буду искать формулу зелья, которое поможет.
- И вам требуется ассистент?
Потрясающая догадливость. Может, я ошибся, наделив ей сообразительностью, которой она не обладала? Я опять взялся за пергамент:
Многие вещи не могу делать из-за ограничений.
Она уставилась на меня своими глазищами и почти жалобно произнесла:
- А можно я? Можно я буду вам помогать?
Я изогнул бровь. Она заторопилась:
- Я знаю, что ещё многого не умею, но я буду очень стараться. Вы не пожалеете. Вы же знаете – я ни одного зелья не испортила за время учёбы.
Я не верил своим ушам. Она уговаривала меня? «Согласен» – написал я на пергаменте. Она вздохнула с облегчением и улыбнулась.


Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )

 
elenakДата: Воскресенье, 22.04.2018, 19:46 | Сообщение # 74
Третьекурсник
Статус: Offline
Очень трогательная глава. Спасибо!
 
Lady_EsteratДата: Воскресенье, 22.04.2018, 21:19 | Сообщение # 75
*Концептуальная Esterat*
Статус: Offline
Здорово, я с большим удовольствием прочитала фанфик, особенно понравились установки: сообщить Поттеру, убить змею. Еще хочу узнать реакцию префессора на то КТО убил в итоге змею ))))

It does not matter how slowly you go so long as you do not stop.
 
SAndreitaДата: Воскресенье, 22.04.2018, 22:08 | Сообщение # 76
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Цитата Afina ()
Я не верил своим ушам. Она уговаривала меня? «Согласен» – написал я на пергаменте. Она вздохнула с облегчением и улыбнулась.


Северус - такой Северус 11lol 11lol 11lol

Afina, СПАСИБО за прекрасную главу! 02wow 16love wow_bravo wow_bravo wow_bravo

Неужели осталась всего одна? Вот впервые меня не радует близость финала - хочется больше и больше 03yes


"Не вернуть!" - звучит как приговор.
Время бег, увы, не обратило.
Сердце твой уход принять не в силах!
Год прошел, а больно до сих пор...
© моё

 
AfinaДата: Понедельник, 23.04.2018, 21:37 | Сообщение # 77
Одинокий рыцарь Снейджера
Статус: Offline
Цитата SAndreita ()
Неужели осталась всего одна?

SAndreita, да, остался финальный аккорд 07podmig It all ends here 11lol
Цитата SAndreita ()
Вот впервые меня не радует близость финала - хочется больше и больше

Ну, не обессудьте, фик всё-таки миди, хотя и полновесный, на 80 страниц 07podmig Ещё десяток страниц и он потянул бы на макси...

Lady_Esterat, спасибо 01blush


Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.
Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
Все будет правильно, на этом построен мир.
( М. Булгаков "Мастер и Маргарита" )

 
ШтормДата: Вторник, 24.04.2018, 12:59 | Сообщение # 78
Четверокурсник
Статус: Offline
Эх, вот не люблю такого... скоропостижного... Нет, я конечно понимаю, что обоснуй под это вроде подведен - искупил и все такое, после таких приключений мировоззрение и мировосприятие могут поменяться кардинально - вон, даже Поттера не ненавидит. НО. в начале главы - "девчонка Грейнджер", в конце главы - ростки ревности и слова Помфри
Цитата Afina ()
‒ Ну что ты так надрываешься, Северус? Не нужно волноваться, девочка скоро вернётся.

типа, уже даже со стороны виден интерес к Гермионе. А ведь глава охватывает всего несколько недель.
И да, я понимаю, что до конца всего 2 главы, а снейджер обещан, и у Снейпа не рыбья кровь. Но для меня все равно - диссонанс.


Ветер в голове попутным не бывает
 
bastyДата: Вторник, 24.04.2018, 15:27 | Сообщение # 79
Второкурсник
Статус: Offline
Шторм, влюбиться в симпатичную медсестричку - это нормально. А уж если она девушка хорошая и у вас много общего, то тут и перспектива для серьёзных отношений. Тем более, что Снейп уже не мальчик, чтоб зря тратить время на отношения несерьезные. Война закончена, оба хозяина мертвы, сам свободен - можно и о собственной семье подумать.
Противоестественно для нормального молодого мужика - это как раз канонное отношение Снейпа к Лили. Не спорю, романтично, но на практике... В лучшем случае речь шла о человеке, который оказался в ловушке по причине психологической травмы. Но почти смерть наконец позволила избавиться от оков прошлого.
 
SAndreitaДата: Вторник, 24.04.2018, 19:40 | Сообщение # 80
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Цитата Afina ()
Ну, не обессудьте, фик всё-таки миди,


Afina, нет-нет, не подумайте, что мы чем-то недовольны! Я счастлива, что появилась ещё одна прекрасная история от любимого автора! Так что это просто грусть, что сладкое так быстро закончилось 01blush 14crazy


"Не вернуть!" - звучит как приговор.
Время бег, увы, не обратило.
Сердце твой уход принять не в силах!
Год прошел, а больно до сих пор...
© моё

 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Предчувствие", автор Afina, СС/ГГ, PG (Adventure, Romance, миди, закончен)
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Съедобное-несъедобное
2. Ассоциации-6
3. Мой любимый рецепт
4. Словотворчество-2
5. Дешифровка-4
6. "После этой усталости", ...
7. "Пыль на ветру", автор А...
8. Да или Нет ?
9. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
10. По алфавиту
11. 5 из одного
12. А или Б?
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Башня радости", автор А...
15. "Претендент", автор Cait...
16. "Отец героя", автор Olia...
17. "Теория Большого Замка",...
18. "Предчувствие", автор Af...
19. "Когда сбываются мечты",...
20. "Не золотая рыбка", пере...
1. osin4ik[26.05.2018]
2. MaLe[26.05.2018]
3. Arratta1995[25.05.2018]
4. Retomdppe[24.05.2018]
5. Ботаничка34[24.05.2018]
6. Echizen[22.05.2018]
7. ClydeAbnor[22.05.2018]
8. Lesiy[21.05.2018]
9. ЛовкаяЛиса[21.05.2018]
10. polinka1990[20.05.2018]
11. zaretsky13[20.05.2018]
12. Raichelkatekuz[18.05.2018]
13. EvGeniTNe85[17.05.2018]
14. helena55[16.05.2018]
15. Famatik[16.05.2018]
16. APARTMENTHen[16.05.2018]
17. Bevyvph[16.05.2018]
18. Xozoyvm[15.05.2018]
19. Veronika_Shtern[14.05.2018]
20. NemoCogitare[13.05.2018]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lar4595, Illusion, nika, Elis_Selleste, IrinaIg98, Ariana, Poppy, natvic, Элинор, Sofya, pronina07, kaileena13, Гера, basty, ntym13, Lumos, Liss, kotka, Алира, SapFeRia, just_aquarius, Хозяйка_Медной_Горы, ComaWhite, Bastardka_Pentragona, Vivien, pochemu2008, elenak, Виктория-Александровна, val_NV, Julionka, Игра_в_бисер, Schoolgirl_of_professor, Melosidad, Libertas, viki32, art_makoto, Varyonka, wind_dragon, Goosel, Anna2012, млава39, ir0807, chtenie, a1234567890a, Chanda, Olias, kuroedovaolga, Lenka_aleks, AmD, Qwerty33
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2018
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz