Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Подведены итоги конкурса "Snager forever!" Снимаем маски!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: TheFirst, olala, млава39  
Форум Тайн Темных Подземелий » Книгохранилище темных подземелий » Хогвартские истории (СС и другие, ГГ и другие, любые пейринги) » "Heart of the Guardian", перевод Варёночка, СС и ГП, PG-13 (Fantasy/Family, макси, в работе)
"Heart of the Guardian", перевод Варёночка, СС и ГП, PG-13
Коварная_Белочка Дата: Четверг, 21.03.2013, 18:45 | Сообщение # 21
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10. Карта Мародеров

Однажды утром, где-то в середине июля, они с Поттером обнаружили себя за завтраком в компании одной лишь Минервы. На прошлой неделе их наконец-то покинула Поппи, чтобы получить свою долю отдыха и тепла. Перед этим ей пришлось выслушать от Минервы бурные изъявления благодарности за изнурительный труд медиковедьмы по выхаживанию тех, кто пострадал во время сражения. Флитвик отправился домой к своим сыновьям. Синистра возглавляла конференцию в Египте, а затем должна была навестить свою мать. А Биннс, вероятно, проспит до тех пор, пока шумные студенты не разбудят его первого сентября. Даже призраки куда-то пропали, хотя Кровавый Барон проплыл в угол Зала минутами ранее.

- Я покину вас двоих на несколько дней, - произнесла МакГонагалл, размешивая в чае мед. Голова Поттера склонённая над Ежедневным Пророком, взметнулась вверх гораздо быстрее, чем того требовали обстоятельства. Снейп заметил это и неожиданно подумал, чувствовал ли себя Гарри в большей безопасности, когда директор была поблизости. Тем временем, директор продолжала: – Кингсли желает проконсультироваться по ряду вопросов, - её глаза свернули, и Северусу стало интересно, что последует за этим. – И мне хочется получить директорский кабинет в своё полное распоряжение, когда я вернусь, Северус. И только в моё. Я ясно выразилась?

«Ах, вот оно что». Снейп неохотно кивнул. В конце концов, ему действительно необходимо это сделать. Он нуждался в своих заметках, чтобы спланировать занятия на следующий семестр, особенно для студентов шедших на ТРИТОН.

- Поттер, удостоверьтесь, что профессор сделал это, - сказала Минерва.

«Нахальная женщина!» - оскорбился Снейп. Ну, почти оскорбился.

Поттер метнул быстрый взгляд в сторону своего нового декана и улыбнулся.

- Да, профессор.

Зельевар практически видел, как в голове Поттера рождаются планы уловок или мысли о том, как он подловит Снейпа на невыполнении приказа МакГонагалл. Северус мысленно зарычал на мальчишку, чья улыбка, между прочим, стала ещё шире.

- Я вернусь в следующий четверг, Сев, - и она, хитро прищурившись, весело уставилась на них обоих. – И постарайтесь не спалить всё вокруг, пока меня не будет. Я уже порядком устала от ремонта.

Два волшебника рассмеялись.

После завтрака Поттер отправился в свою спальню, чтобы уже привычно отдохнуть. Снейп же, зайдя по пути в свои комнаты, прихватил семь листов пергамента, на которых значились пункты проверки для студенческих комнат. Вчера профессор уже проверил спальни девочек. Сегодня ему предстоит, без сомнений, получить более «острые ощущения» от проверки помещений мальчиков. И тогда он покончит со своими обязанности на этот семестр. Пробежав взглядом по записям и захватив самозаполняющееся перо, Снейп отправился вверх по лестнице в гостиную Гриффиндора.

- Ашваганда, - произнёс он, когда добрался до входа.

- Храни вас Мерлин, - откликнулась Полная Дама, открываясь перед ним. Снейп бросил на неё быстрый взгляд и пробормотал:

- И вас, - и полез в проход, удивляясь уже не в первый раз, с какой лёгкостью это удавалось Минерве.

Как и ожидалось, гостиная была пуста. Поттер, скорее всего, был в своей комнате или бродил по территории замка: погода к этому вполне располагала. На ум пришло, что он не спросил планы мальчишки на день, хотя надо было бы. Возможно, ему удалось бы уговорить Поттера прогуляться в Хогсмид, чтобы приобрести новую одежду. Та, что носил Гарри, выглядела не лучше половой тряпки, да к тому же, была ему порядочно велика. Это было особенно заметно на исхудавшем теле мальчишки. Заставив себя выкинуть эти мысли из головы, он, следуя своему списку, поднялся в комнату, что занимали первогодки в прошлом году. А теперь они уже второкурсники.

Снейп остановился перед комнатой седьмого курса, которую Поттер с его друзьями занимал с самого своего первого дня в Хогвартсе. В этом году её снова займут первокурсники, так что необходимо тщательнейшим образом осмотреть помещение. Единственный хозяин спальни на данный момент ещё не вернулся со своей прогулки, ну или его просто не было в комнате. Его постель, одна из всех, выглядела обжитой. Рюкзак лежал на полу возле кровати. Запертый сундук стоял в изножье, хотя, Снейп не мог представить, какие вещи могли там быть, если Поттер был в бегах весь прошлый год. Возможно, в сундуке лежали товары из Ужастиков Умников Уизли. Северус выглянул в окно, отыскивая глазами в конце последнего ряда три белых надгробия. Чуть дальше, на солнце сверкало озеро.

На тумбочке Поттера стояла серебряная рамка с фотографией Лили и Джеймса. Снейп взял её и протер от пыли, изучая. У мальчишки действительно были глаза матери, хотя это было очевидным, ещё в тот раз, когда он издали рассматривал его в первый раз.

Впервые Снейп увидел Поттера младшего, когда тому было семь, и он со своей тётей и кузеном шли по улице. Северуса в последнюю минуту попросили заменить сквиба, которая сломала ногу, споткнувшись об одну из своих кошек, и не могла следить за мальчишкой. «Мерлин, он был таким маленьким!» Его двоюродный брат громко возмущался, сжимая в толстом кулаке какую-то маггловскую игрушку. Ребёнок ныл и требовал что-то купить у женщины с лошадиным лицом, сестры Лили. Не принимая во внимание сообщений Дедалуса Дингла, Арабеллы Фиг и других людей, что присматривали за Гарри, Снейп решил про себя, что Поттер младший был таким же испорченным, как и тот жирный мальчишка.

Северус покачал головой, вспоминая сейчас ту сцену. Как же он тогда сильно недооценил ситуацию, проигнорировав очевидную худобу ребенка, особенно по сравнению с его кузеном. Одежда на Поттере была слишком велика ему. А склоненная голова и покорное: «Да, тетя Петунья», - когда та приказала ему подержать вещи двоюродного братца, чтобы она смогла расплатиться за игрушку, которую требовал её сын… Он снова покачал головой.

Собственное любопытство заставило тогда зельевара подойти гораздо ближе к троице, чем он рассчитывал. Внезапно Поттер посмотрел прямо на него, его жадный и полный тоски взгляд сменился на абсолютно потрясенный, когда тот увидел выражение презрительной усмешки на лице Снейпа. Сам же Северус едва не налетел спиной на стойку с товарами, поражённый глазами ребёнка… глазами Лили. И тут один из пакетов, что держал Поттер, лопнул с громким треском. Петунья вскрикнула и, схватив за воротник сына Лили и своё чадо за руку, бросилась к двери, оставив Снейпа и продавца с выражением глубокого шока на лицах, хотя и по разным причинам.

Ему стало интересно, помнит ли об этом сам мальчишка. «Надеюсь, что нет».

Его взгляд переместился на изображение Джеймса, и Снейп фыркнул, отметив одинаково неукротимую шевелюру Поттеров. Неожиданно пришла мысль, что младший Поттер теперь был куда более опытным в жизни, чем когда-либо был Джеймс. Это действительно было так, он признавал это, несмотря на всю свою неприязнь и предубеждение по отношению к факультету Гриффиндор при их первой встрече. «Что ты скажешь на это, Джеймс… - тихо спросил он. – Я – глава Гриффиндора. Ворочаешься в своей могиле?» Он мог вообразить удивление и гнев мальчишки, когда тот услышал эту новость.

Гарри. Северус быстро прикинул в уме. Скорее всего, эта фотография была сделана, когда Лили и Джеймс ещё встречались, после окончания школы. Но точно перед тем, как они поженились. Им было здесь по восемнадцать, как будет Поттеру этим летом. Снейп вновь посмотрел на фотографию. «Какие они ещё дети». Джеймс… такой ещё мальчишка. Его сын, хоть и был моложе, но был куда как мудрее. Да и как он мог не стать таким? Северус вздохнул и поставил фотографию на тумбочку, наблюдая, как Лили и Джеймс смеются и обнимают друг друга… профессор и не заметил, что думает больше о младшем Поттере, нежели о Джеймсе… или Лили.

Снейп повернулся к кровати гриффиндорца. Та была не убрана. «Какие же ещё дети» . Он взял покрывало, лежащее на краю, и собирался аккуратно застелить постель, чтобы несносный ребенок, в конце концов, хотя бы сегодня лёг в опрятную кровать. Когда он встряхнул одеяло, кусок какого-то пергамента взлетел вверх. Инстинктивно он поймал его.

- Что за…

Северус ожидал, что это письмо от Грейнджер или Джинни Уизли, и уже собрался положить листок обратно под покрывало, когда увидел вместо рукописных строчек, какой-то рисунок. Раздираемый любопытством, что мог нарисовать Поттер, он открыл пергамент.

«Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост…»

«Хвост… Бродяга… А Сохатым, вероятно, был Джеймс, потому что Лунатик однозначно Люпин».


Это была карта. Очень умная карта, следовало заметить. Она была красиво нарисована, и каким-то образом зачарована, чтобы точно показывать область замка или территории вокруг, на которую смотрели. Снейп хмыкнул, когда увидел семь «секретных» (но только не для создателей карты) выходов из замка. Это многое объясняло. «Поттер… что ваша голова делала в Хогсмиде?»

Найдя гриффиндорскую башню, Северус заметил точку, расположенную в середине комнаты с названием «Спальня Гарри Поттера» . В тексте появившейся надписи, он с удивлением узнал почерк Люпина. Точка носила имя Северуса Снейпа. Зельевар в удивлении покачал головой. «Это весьма продвинутое волшебство!» - он взглянул на фото, пристально изучая лицо старшего Поттера. – «Джеймс и его приятели создали это, когда ещё учились? Боже мой!»

Снейп замер. Эта карта принадлежала Гарри. Её сделали его отец, крестный и Люпин… Люпин, который любил мальчишку так же как и Сириус. Северус мысленно отмахнулся от участия Петтигрю. Она принадлежала каждому, кого любил Гарри… кто любил Гарри. С удивительной осторожностью, он начал сворачивать карту, чтобы убрать обратно под одеяло рядом с подушкой. Небольшое движение привлекло его внимание, взглянув на рисунок, он заметил надпись почерком Люпина: Гарри Поттер . Мальчишка находился на улице. Он смотрел несколько мгновений, ожидая, что Поттер сейчас вернётся обратно в замок, но тот двинулся в противоположную сторону. Прямо по направлению к Запретному Лесу.

«Интересно, что он делает, - раздумывал Снейп. Замерев, он наблюдал ещё несколько секунд. – Куда это, скажите на милость, он идёт?»

Вопреки его ожиданием, точка, обозначавшая Поттера, не сменила своего курса. Когда она достигла надписи около края Запретного Леса и исчезла, его сердце вздрогнуло. Северус подождал ещё немного, ожидая, что точка снова появится. Но этого не произошло.

«Что, Мерлина ради, он делает?»

И тут он неожиданно понял. Отбросив карту, Северус бросился из спальни, и, пробежав гостиную, выбрался через портрет. Перепрыгивая сразу через две ступеньки, декан Гриффиндора чудом не упал несколько раз. Пролетев через входной зал, Снейп спустился вниз по большой каменной лестнице во двор замка. Он бежал так быстро, как мог, его мантия развевалась за плечами. Внутренности сжимал безотчётный страх, который Северус даже не мог определить. Он действовал палочкой без раздумий, не замедлив бега и на мгновение: «Wingardium leviosa!» Ветка взлетела в воздух, и, зависнув на секунду, безошибочно приземлилась на сучок в корне Гремучей Ивы.

Северус полз по тёмному проходу к двери в Визжащую Хижину. Его стремительный полёт замедлился до скорости улитки в тоннеле, но даже там он пробирался так быстро, как мог. Совершенно не обращая внимания на порванную мантию, грязь и ссадины, слыша только стук своего сердца, он судорожно хватал ртом воздух, стараясь делать это как можно тише. «Что мальчишка делает здесь? Он понимает, чёрт его возьми, что творит?»

Снейп не осознавал, что его так пугает, но хижина ассоциировалась у него только с опасностью… Джеймс, тянущий его обратно через туннель, в то время, как вой позади заставлял его спину покрываться мурашками. А потом Джеймс оттолкнул его себе за спину, так что Северус почти вытолкнул его из туннеля… Погоня за Поттером, Грейнджер и Уизли, когда увидел, как Люпин уводит их. В тот момент Северус почти был уверен, что дети находятся в той же опасности, что и он много лет назад… А потом Волдеморт… который избрал это место в качестве командного пункта, чтобы отсюда управлять своими войсками и наблюдать за ходом сражения.

- У меня есть проблема, Северус… Нагини… Убей…

И… он сам умирающий, действительно умирающий, пришёл тогда в себя и обнаружил кого-то… что-то... какую-то угрозу позади него… «Минуточку… это действительно было?» Из хижины веяло опасностью. Он не знал, что там впереди, но что бы ни было, это несло в себе угрозу. А этот паршивец ушёл туда.

Поначалу ему казалось, что впереди слышится шум от пробирающегося Поттера, но сейчас не раздавалось ни звука. Это испугало его настолько, что перед глазами снова замелькали картины падающего на поляне в лесу Поттера. Северус неимоверным усилием воли оттолкнул их. Сейчас ему потребуется вся концентрация, чтобы он мог столкнуться с тем, что ждало его дальше… чтобы была возможность сделать всё что угодно для спасения мальчишки.

Ещё один шаг. Его мантия зацепилась за какой-то торчащий в углу ящик. Дрожащими пальцами он высвободил ткань, отчаянно желая, чтобы ни один звук не выдал его тому, кто был впереди.

Нагини.

Нет, Нагини была мертва.

Волдеморт.

Нет, Лорд также был мёртв, не так ли?

«Говорил ли об этом кто-нибудь?..»


Его сердце стучало в ушах так громко, что едва ли смог бы расслышать приближающуюся опасность.

«Успокойся. Очисти свой разум. Освободись от эмоций…»

Как он мог это сделать, если одна часть его сознания вопила от ужаса, требуя как можно быстрее убираться отсюда, а другая кричала так же громко, а возможно даже и громче, чтобы он шёл туда и спасал Поттера? Как же Гарри должен ненавидеть его… должен был ненавидеть его во время тех чёртовых уроков окклюменции.

«Сконцентрируйся».

Волдеморт.

«Мы победили, Северус».

«Мы победили? Что же это значит в действительности? Что это значит?»

Его подташнивало от страха… Но он справлялся.

Он сделал ещё один лёгкий шаг вперёд. Не дыша. Просто позволяя воздуху бесшумно входить и выходить из лёгких. Не дышать. Просто… двигаться.

Пусто. Он ничего не видел. Ни Поттера, ни Нагини.

«Она мертва».

Ни Волдеморта… Северус начал лихорадочно перебирать всевозможные варианты подстерегающих его здесь опасностей, но у него было недостаточно информации. Он приблизился ещё на дюйм… ещё на три… ещё на шесть…

«Поттер». Тот сидел на полу посреди комнаты белый как пустой пергамент, как будто его оглушили, а потом он очнулся. Поттер смотрел куда-то левее Снейпа, и его лицо выражало дикий ужас, рот был открыт в немом крике. Пусто . Северус всё ещё не мог понять, откуда исходила угроза. Он снова посмотрел на Поттера. Парень должен был заметить его, но сидел, словно поражённый Stupefy, ничего не видя перед собой. Но всё равно приложил палец к губам, приказывая ему молчать. Среагировав на движение, мальчишка наконец-то перевёл взгляд на него, но выражение ужаса и страха не изменилось.

«Homenum revelio», - произнёс про себя Снейп, взмахнув палочкой и тут же вернув её в оборонительную позицию. Он наблюдал, как заклинание закружилось над Поттером. Но больше ничего не произошло. «Возможно, это не человек. Animelum revelio». Ничего. «Ничего?» Северус снова взглянул на Поттера. Тот сидел неподвижно… ошеломлённый… но... «Возможно, он не был оглушён?»

Снейп с поднятой палочкой бесшумно вошёл в хижину, с невербальным Protego, готовым в любой момент сорваться с палочки В комнате никого не было, за исключением Поттера и его самого. Не найдя ни малейшего источника опасности, Северус бесшумно подошёл к мальчишке и присел перед ним на корточки, краем глаза продолжая следить за комнатой и входом. Поттер всё ещё не двигался. Он даже не повернулся посмотреть на мужчину, подходящего к нему. Как только Северус осторожно дотронулся до плеча гриффиндорца, тот повернулся, глядя на него широко раскрытыми глазами, в которых плескался беспредельный ужас. Слёзы покатились из его немигающих глаз, скользя по лицу, и тут нечеловеческий вопль вырвался изо рта мальчишки, заставляя волоски на теле Снейпа встать дыбом.

Северус сгрёб в охапку Поттера.

- Поттер, что происходит? – но услышал в ответ лишь слабые, жалкие звуки. Это мешало думать. – Поттер, прекрати! Посмотри на меня! Поттер! – выдавил из себя шёпотом Снейп. Держа мальчишку за плечи, он встряхнул его, пытаясь вернуть Гарри из мира страшных видений, которые ему мерещились. Тот сглотнул и повернулся к своему декану, смотря на него пустым загнанным взглядом. Наконец, Поттер пришёл в себя и, осознав, что профессор рядом, схватился за рукав Северуса, словно за спасательный круг.

- Что-то болит? – вздохнул зельевар. Поттер потряс головой, его глаза всё ещё были широко распахнуты. Снейп всё же потратил мгновение, чтобы оглядеться.

Ничего. Ничего за исключением…

И тут он понял, на что смотрел Гарри. Он не смог заметить сразу, когда стоял в дверях, так как тени скрывали это. С пола, где сейчас сидели они с Поттером, теперь отчетливо было видно данное место.

Стена напротив была в кровавых подтёках в том месте, куда налетел Снейп, когда пытался защититься от Нагини. Одинокий отпечаток руки тянулся вниз по стене, а в том месте, где он лежал потом, умирая, пятен было больше. Огромная, покрытая мухами лужа засохшей крови, темнела на полу. Северус почувствовал, что бледнеет. Он ощущал себя ужасно, но стиснул зубы, отчаянно старался отгородиться от навязчивых воспоминаний.

- Нагини, убей.

«Нет!»


Но Снейп всё ещё не мог понять, что здесь делал Поттер, какие безумные мысли заставили его прийти в то место, где сам профессор едва не погиб. Но дрожь тела, что он держал в своих руках, заставила его очнуться и немного прийти в себя. «Надо нам выбираться отсюда».

- Поттер.

Никакой реакции.

- Поттер, - в его голосе, хоть и всё ещё приглушённом, звучали теперь повелительные интонации. – Давай, Поттер, приходи в себя.

Северус ещё раз встряхнул парня, и тот снова очнулся.

- Ну же, нам надо уйти отсюда, - мальчишка неуверенно кивнул. И когда Гарри попытался подняться, ноги подкосились, но Снейп успел поймать его прежде, чем тот упал. Теперь Поттер цеплялся за его руку, ища поддержки и дрожа всем телом.

- Вперёд, Поттер. Здесь ничего нет. Ничего стоящего. Ничего, что может повредить тебе.

Гарри всё ещё молчал, он просто вытер тыльной стороной ладони рот, будто его тошнило. Хотя Снейп так и не увидел подтверждение этому. Он поднял мальчишку на ноги, поддерживая одной рукой, в другой была всё ещё зажата палочка, с Protego на изготовке. Мужчина постоял, поддерживая парня, пока того не перестало шатать.

Северус хотел, чтобы Поттер первым пересек комнату и вошёл в туннель, чтобы самому иметь возможность прикрыть их отступление, но тот, видимо, был неспособен к самостоятельным действиям и находился в состоянии прострации. Если он застынет в проходе, то у Снейпа не будет никакой возможности обойти его или вытолкнуть их обоих оттуда. Ну, за исключением варианта оглушить Поттера и использовать Mobilicorpus, но Северусу пришлось отвергнуть эту идею. С другой стороны, если он сам пойдет первым, то не сможет следить за парнем, и проконтролировать, что тот вообще следует за ним. Северус снова огляделся, прислушиваясь к малейшему шороху в хижине, обостряя своё чутье до предела. Ничего.

- Что ж, вот что мы сделаем, Поттер, - пробормотал Снейп, отрывая кусок от его и так уже порванной мантии. – Мы привяжем себя друг другу, чтобы была возможность идти вместе в туннеле. Ты понимаешь меня?

Ответа снова не последовало. Мальчишка продолжал мертвой хваткой держаться за своего профессора. Снейп передвинул руку Поттера на свой пояс, заставив сомкнуться хваткой теперь на нём. Его чутье не подвело, Гарри цеплялся за него словно утопающий.

- Cordum torciglium*, - произнёс профессор, скручивая кусок ткани. Привязав один конец импровизированной верёвки к передней части поттеровского пояса, второй он закрепил сзади себя. Северус с трудом отцепил ледяные пальцы мальчишки со своей руки, чтобы переместить их на верёвку.

«Надо заставить его шевелиться», - подумал он.

- Давайте, Поттер. Мы уходим. Мы идём домой. Ну же… - пока он вёл парня через комнату, то старался держаться между ним и залитой кровью стеной. Наконец, он протолкнул Поттера в проход. Что ж, Северус понял, что был прав – Гарри не мог идти первым. Он стоял неподвижно и вряд ли что-то видел перед собой. Снейп протиснулся мимо него, и снова встряхнул, держа за плечи.

- Мы сейчас пойдем по туннелю, Поттер, к Гремучей Иве. Ты понимаешь меня? – Поттер посмотрел на него. Снейп, не уверенный в том, что мальчишка мог слышать его, обдумывал свои дальнейшие слова. Необходимо было вытащить его отсюда. – Держи эту верёвку. Теперь опускайся, нам нужно будет ползти.

Он надавил на плечи Поттера, и тот почти рухнул на пол. Северус с трудом подавил стон.

– Давай же, Поттер. Помоги нам выбраться отсюда, - пробормотал он и наклонился, чтобы ползти обратно.

Снейп почувствовал, как за его спиной Гарри искал за что бы ему уцепиться. Но в туннеле не было места для того, чтобы зельевар мог повернуться. В это мгновение он почувствовал, как рука мальчишки нашла его лодыжку и вцепилась в неё.

- Отлично, Поттер. Вперёд.

Это, казалось, заняло целую вечность. Поттер так вцепился в ногу Снейпа, что это затруднило его действия, если не сказать больше, и существенно замедлило продвижение вперёд. Профессор держал палочку с Lumos maxima, и продолжал успокаивающим тоном бормотать слова поддержки:

- Всё в порядке, Поттер… Мы возвращаемся в школу… Ты в порядке… Уже полпути… Почти пришли, Поттер… Я попрошу домашних эльфов приготовить тебе суп… Ещё немного… вот так, Поттер… Ты молодец… Уже почти всё…

К тому времени, когда они достигли выхода под Гремучей Ивой, его колени и ладони были ободраны, голос охрип, а лодыжка ныла из-за стального захвата Поттера. Наконец, они оказались на открытом воздухе. Северус заклинанием развеял верёвку, сцеплявшую их. В лунном свете (как же долго они там пробыли?) лицо Поттера было призрачно-белым. Но профессора больше тревожило, что мальчишка был всё ещё абсолютно безвольным, если его не толкали или тянули.

- Давай, Поттер, - пробормотал он мрачно. – Пошли к замку.

Северус Снейп шёл через двор, таща за собой Гарри. Время от времени парень спотыкался о камень, неровность или торчащий пучок травы. Он едва переставлял ноги. Так что, к тому моменту, как они добрались до лестницы при входе в школу, Снейп понял, что бесполезно ожидать, что Поттер поднимется сам. Мужчина подхватил его на руки, попутно удивляясь каким легким был мальчишка, и поднялся по ступеням.

Портреты охали и перешёптывались им вслед, пока он шёл по коридорам, держа безвольное тело на руках. Пивз влетел в коридор и завис над ними.

- Малыш Потти Поттер в обморок грохнулся, профессор? – спросил он, а затем перевернулся верх тормашками, чтобы парить над лицом Поттера.

Снейп зарычал бы на него, но сил на полноценный гнев катастрофически не хватало. Вместо этого, он выдохнул:

- Сделай хоть что-то полезное в этот раз, Пивз, и позови домового эльфа ко мне в комнаты.

Полтергейст на это издал неприличный звук, сделал в воздухе салют и умчался по коридору кудахтая:

- Малютка Потти Поттер завёл себе нового папочку…

Северус прошептал пароль к себе в комнаты и вздохнул с облегчением, когда дверь распахнулась. Он старался идти так, чтобы случайно не задеть что-нибудь головой мальчишки. Диван он отверг даже не думая, и пройдя в спальню, уложил Поттера на кровать, вздохнув ещё раз, но теперь от боли в руках, спине и шее. Рука Снейпа была всё ещё во власти Гарри, хотя тот свернулся в дрожащий комочек на боку. Он всё ещё молчал.

- Давай же, Поттер, - прорычал Северус раз в пятидесятый за этот день, наверное. Сунув парню в руку кусок своей мантии, чтобы тому было за что держаться, он ослабил ремень и ворот рубашки мальчишки, и снял его ботинки.

Хлопок объявил о появлении домашнего эльфа – Кричер.

- Хозяин Поттер! – завопило создание.

- Ему нужно успокоительное, Кричер. Оно в хранилище Поппи. Зелёный флакон на второй полке, третья бутылка справа. Сможешь принести? Я не могу оставить его.

- Конечно, хозяин Снейп, - произнёс Кричер и исчез с ещё одним хлопком.

Профессор же занялся тем, что освободил Поттера от пропитанной потом, рваной и грязной одежды. Мальчишка, висевший практически на нём, осложнял этот труд. Профессор покачал головой, отчего-то сердясь. Но выяснять причину не было времени. Хотя Северус точно мог сказать, что это не было связано с Гарри. Короткое Aguamenti, и вода наполнила кувшин на прикроватной тумбочке. Подогрев её, он призвал кусок мягкой ткани и несколько больших полотенец, и начал быстро отмывать пот и грязь с лиц и тела Поттера. Тот ни на что не реагировал, но продолжал упорно цепляться за мантию Снейпа и стучать зубами, даже не пытаясь протестовать против того, что с ним делали. Профессор также призвал пижаму из шкафа и натянул её на своего подопечного, закатав рукава и штанины. Хотя вряд ли этот гриффиндорец будет в состоянии пойти куда-нибудь в ближайшее время. Укрыв дрожащего Гарри одеялом и левитировав ещё одно с дивана, он, вдобавок, сотворил согревающие чары. Когда, наконец, вернулся Кричер, Северус уже подумывал затопить камин. Эльф принёс Успокаивающее и зелье Сна без сновидений. Гриффиндорский декан поблагодарил его, радуясь про себя инициативе домовика.

- Конечно, хозяин Снейп. Хозяин Снейп должен только попросить, - ответил Кричер.

Снейп кивнул. Пока Кричер занимался огнём в камине, Северус отмерил необходимые дозы обоих зелий, и попытался уговорить Поттера, разомкнуть стиснутые зубы. Когда тот в итоге подавился и выплюнул то, что удалось в него влить, профессор произнёс: «Anapnea!**- и попробовал ещё раз. Ему оставалось лишь надеяться, что достаточному количеству жидкости удалось просочиться через сведённое спазмом горло. Кричер стоял рядом, то заламывая руки, то поглаживая своего хозяина по ноге. Северус представил на минуту, какие эмоции испытывает сейчас этот домовой эльф. Когда он уже собрался отойти, Поттер снова схватил своего профессора за руку.

Наконец, зелья подействовали и хватка мальчишки ослабла, дрожь прекратилась и он закрыл глаза. Убедившись, что Гарри уснул, Северус медленно высвободил свою кисть. Поттер захныкал во сне, и Кричер взял его руку своей лапкой.

- Спасибо, - выдохнул Снейп.

- Позаботьтесь лучше о себе, хозяин Снейп. Кричер будет наблюдать за хозяином Поттером, пока хозяин Снейп приводит себя в порядок.

Северус осмотрел себя: одежда порвана и вся в крови. Крови? Он бросил взгляд на Поттера, удивляясь каким это образом умудрился пропустить раны.

- Руки хозяина Снейпа содраны. Хочет ли хозяин Снейп их залечить?

«О…»

Это у него заняло почти десять минут: привести себя в порядок, переодеться, выбросить испорченную одежду и смочить ссадины на ладонях и коленях бадьяном. Кричер в это время бормотал длинную речь, которую профессор слушал вполуха. Что-то о героизме хозяина Поттера, заботе о мальчишке хозяина Снейпа и самочувствии хозяина Поттера. Северус позволил этой болтовне свободно течь, пока Кричер не произнёс:

- Этот гадкий Пивз говорит, что у хозяина Поттера новый отец. Кричер хотел бы нового отца для хозяина Поттера. Хозяину Поттеру нужен отец, чтобы приглядывать за ним. Пивз говорит, что хозяин Снейп новый отец для хозяина Поттера. Хозяин Поттер будет…

«О чём, во имя левой ноги Мерлина, болтает этот эльф?»

- Кричер.

- Да, хозяин Снейп?

- Принеси мне немного супа. Хорошо?

- Да, хозяин Снейп. Конечно, хозяин Снейп. Желает ли так же хозяин Снейп немного вкусного свежего хлеба с кусочком масла?

- Да, благодарю, Кричер, - ответил рассеяно зельевар.

Снейп быстро проглотил свою еду, и отправил эльфа обратно на кухню. Затем он подвинул свой стул ближе к Поттеру и задумался, оперевшись локтями на колени. Северус наблюдал за мальчишкой, неосознанно оперевшись подбородком на свои руки. Он смотрел, как тот дышит, как под веками двигаются его глаза, хотя по идее никаких снов не должно было быть. Когда рука спящего начала шарить, в поисках чего-нибудь, за что можно было схватиться, он осторожно взял его кисть. В ответ почувствовал сильную хватку Гарри на своей руке. Он не сопротивлялся, желая, чтобы Поттер спал спокойным сном, даже если для этого ему необходимо было держаться за него. Снейп снова и снова задавался вопросом: «Кто же ты, Поттер?» Он пришёл к выводу, что сможет узнать ответ на этот вопрос, только если отважится сказать самому себе правду.

Это была долгая ночь.

«Правда, - размышлял он где-то уже ближе к утру, наблюдая за мечущимся во сне мальчиком. – Скажи себе правду, Северус».

Правда была в том, что несмотря н то, насколько сильно он любил Лили, теперь она всего лишь была воспоминанием, застывшая в своём совершенстве, ибо время стёрло все изъяны и неровности её личности. Да, он любил её, но такой, какой она была, когда они встретились в девять лет, и когда он идеализировал её образ, после того как разошлись их пути. Его «Грязнокровка!» уничтожила последнее в их дружбе, в его одержимости этой девушкой. И вот она действительность - Лили отвернулась от него после этого случая, и он связался с Люциусом и шайкой отморозков. Все они присоединились к Пожирателям Смерти, один за другим, он позволил этому решению стать тем ничтожным утешением, когда понял, что лишился единственно ценного, столь желанного. Любил ли он когда-нибудь Лили такой, какая она действительно была, во всей её сложности, порой даже язвительности, в том, как она смеялась иногда над дурацкими детскими шутками Джеймса и Сириуса? Позволил ли он ей хоть раз быть самой собой, или же всегда видел лишь тот образ совершенной девочки, которой она показалась тогда, когда он наблюдал за ней из-за кустов, а потом и с гораздо большего расстояния?

Его воспоминание о Джеймсе, его восприятие, как он теперь понимал, было столь же ошибочным. То как Северус постоянно преследовал Поттера, как старался покрасоваться перед Лили. Его суждения о нём ограничивались теми же статичными картинками из далёкого детства: Джеймс в одиннадцать, высокомерный мерзавец, Джеймс в пятнадцать, красуется, чтобы привлечь девушку… Он всегда судил о нём сквозь свой страх, страх, что он, Снейп, был менее… будет менее богатым, привлекательным, уверенным в себе, приятным парнем. Безусловно, он не был невинной жертвой в продолжающейся вражде с Джеймсом и Сириусом. Мерлин свидетель, он действительно проклинал их довольно сильно, когда мог (губы дрогнули в подобии улыбки при этом воспоминании). Они были такими мальчишками… такими детьми. Взглянув на спящего мальчика, Северус понял, что они были даже младше его подопечного. Тот казался таким юным…

Младший Поттер был более реальным , чем были Лили и Джеймс. Он был живым, из плоти и крови, хотя это преимущественно всё ещё были кожа да кости. Северус понял: он знал Гарри намного дольше, чем его родителей. В действительности, он был даже более внимательным к парню, как к студенту, так и к личности, чем к самому себе. Его редкие случаи выполнения своего долга, как незримого защитника мальчишки, до того, как тот попал в Хогвартс, стали незаметны на фоне тех событий, что происходили в школе. Оглядываясь сейчас назад, на прошедшие восемнадцать с лишним лет, Снейп неожиданно понял, что Поттер служил ориентиром в его собственной жизни, как магнитная стрелка… всегда указывал ему точно на истинный север.

Истинный север.

- Обещать, Северус, что я никогда не расскажу о том лучшем, что есть в тебе? – произнес Дамблдор и вздохнул… - Если ты настаиваешь…

«Я понятия не имею кто ты… А кто теперь я?»


Понимание пришло внезапно, Северус взглянул на Поттера: «Я твой защитник. Мне не всегда удавалось выполнять эту обязанность… - он тихо фыркнул себе под нос. – Хорошо. Мне никогда не удавалось это. Но я действительно хотел».

Именно это было Правдой.

И это собственное желание , необходимость защитить этого мальчишку, что спал в его кровати, в его пижаме, чью руку он сейчас держал, ошеломило его. Не из-за Лили или вины в том, что он сам лишил мальчишку отца… отцов… Но ради самого Поттера. Ради мальчишки, который столкнулся в своей жизни с драконами, кошмарами и самой смертью; который шёл один через Запретный Лес, чтобы встретится лицом к лицу с самой смертоносной угрозой, что когда-либо видел волшебный мир, и спасти других, своих друзей, тех, кого он любил, и тех, о ком он даже не знал. Озорной, порывистый, а порой и дерзкий ученик… Мальчишка, который смотрел на кровь на стене и находил это пугающим и ужасным. Кровь человека, который изводил его, который ошибался в нём. Поттер, что рыдал от ужаса и лежал, прижавшись к груди Снейпа, в которой отчаянно билось сердце… что сидел рядом с ним, успокаивая его ночные кошмары… что спас его, Северуса Снейпа, не один, а несколько раз… «И он до сих пор меня спасает», - мысленно прибавил он.

Профессор поймал себя посреди движения и, покачав головой, слегка улыбнувшись, позволил своей руке мягко откинуть волосы Гарри с его лица. Затем он подоткнул одеяло вокруг спящего и призвал ещё одно для себя. Откинувшись на спинку кресла, Северус продолжил свое бдение.

___________________________________
*Cordum torciglium – в общем и целом это можно перевести с латыни так: кандальная система, включающая в себя сами оковы и цепь для контроля. Но наши с бетой познания в латыни очень удручающие.

** Anapnea - заклинение, позволяющее прочистить дыхательные пути или снять удушье, кашель.



He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Teira Дата: Четверг, 21.03.2013, 22:51 | Сообщение # 22
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
спасибо,очень интересно.
жду продолжения!
 
Коварная_Белочка Дата: Суббота, 23.03.2013, 20:39 | Сообщение # 23
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11. Выручай комната

Северус старался двигаться по комнате как можно тише, но, несмотря на это, когда он обернулся, обнаружил, что Поттер наблюдает за ним.

- Давно пора проснуться, - высказал профессор, подмечая про себя впечатляющий цвет лица мальчишки.

- Где я?

- Вы в моей кровати, Поттер. И уверяю вас, что мои растянутые мышцы на шее не скажут вам за это спасибо, - произнёс Снейп без былой язвительности, и даже без обычного растягивания слов.

- Прошу прощения, профессор… - начал было парень, одновременно пытаясь выбраться из-под одеяла.

- Остановитесь, Поттер. Я не горю желанием в очередной раз подбирать вас с пола.

- Подбирать… чт… что? – Гарри опустился обратно на кровать.

Профессор протянул кубок.

- Вот, выпейте это, - когда юноша с подозрением покосился на зелье, Северус нетерпеливо произнес: – Возьмите, Поттер. Это тыквенный сок и немного восстанавливающего. И будьте уверены, если бы я хотел отравить вас, то сделал бы это пока вы спали.

Гриффиндорец разрывался между любопытством и неуверенностью. Наконец, любопытство победило. Он взял кубок и сделал глоток, наблюдая одновременно за своим деканом. Когда смесь была выпита, чаша вернулась в протянутую руку Северуса. Поттер бросил взгляд вниз и, наконец, увидел, что он не в одежде, а черной пижаме, что была на профессоре, когда тот лежал в лазарете. Снейп мысленно фыркнул, заметив, как краска быстро заливает шею и уши мальчишки. Ему пришлось отвернуться, чтобы скрыть своё веселье, и поставить кубок на ночной столик.

- Как я попал сюда?

Зельевар повернулся обратно.

- Вы не помните?

Мальчишка откинулся на подушки нахмурившись.

- Я навещал Фреда, Люпина и Тонкс, - произнёс он, - и я всё думал о… и потом я подумал, что это может быть там… в хижине… Так что я пошёл посмотреть и… Я просто не ожидал… то есть, я забыл… Я просто не подумал… вы… - Поттер смотрел на Снейпа широко открытыми глазами, его дыхание было судорожным, а его лицо белым пятном выделялось на подушках.

Северус подлетел к нему и, сев на кровать, схватил его за худые плечи.

- Поттер, всё, что вы там видели не может причинить вам вред. Вы слышите меня? – профессор легонько встряхнул мальчишку. Он совершенно не собирался проходить всё это по новой. – Вы здесь. В безопасности. Всё хорошо.

- Просто… я не знаю, - Гарри судорожно сглотнул. - Я хочу сказать, я снова видел вас там… вы… вы выглядели словно… мертвый, - Поттер вздрогнул, и его глаза блеснули, снова начиная становиться пустыми.

- Остановитесь! Прекратите, Поттер. Всё закончилось. Я жив, я здесь, - с нажимом произнёс Северус. Гриффиндорец порывисто обхватил плечи Снейпа, наклонившись вперед так, что уткнулся лбом в грудь своего декана, и повис на нём, ища поддержки.

Зельевар замер, затаив дыхание и боясь пошевелиться. «Дыши. Он всего лишь ребенок». Положив одну руку на затылок юноши, он вздохнул и покачал головой. Затем Северус отстранился от Гарри и внимательно посмотрел на него, поражаясь в очередной раз удивительному сочетанию: глаза Лили, смотрели на него из под неопрятной челки Джеймса.

- Вы в порядке, Поттер, - произнёс он решительно, - равно как и я, наконец-то. А теперь, ешьте вашу кашу, - приказал он, кивая в сторону ночного столика, на котором приютился поднос. – И я хочу получить назад свою пижаму.

Спустя полтора часа, или около того, убедившись, что его подопечный твёрдо стоит на ногах, он послал того в факультетскую спальню переодеться, наказав после этого немедленно спуститься к выходу из замка. Снейп намеревался докопаться до истинной причины, по которой мальчишка пошёл в хижину, и что за загадочное «это» он искал там. Но при этом Поттер должен контролировать себя и не впадать в ступор. Если бы он продолжил допрашивать Гарри в своих комнатах, чужой кровати и незнакомой пижаме, то того снова бы охватила паника. Надо постараться вернуть парня в нормальное состояние, и тогда есть шанс, что он заговорит.

Декан Гриффиндора одобрительно кивнул, когда спустя ещё минут сорок (сколько времени занимает почистить зубы и переодеться?) Поттер спустился с грохотом по лестнице в своей обычной, слегка безрассудной манере.

- Я здесь, профессор.

- Я вижу, - Северус подавил желание вытянуть руку и расправить воротник куртки Поттера. – Идём.

С этими словами он развернулся и направился к выходу из замка.

- Куда мы идём? – отозвался Гарри, ему приходилось идти в два раза быстрее, чтобы поспевать за Снейпом.

-В Хогсмид.

- А зачем?

- За одеждой, мистер. Вы выглядите как… - он собирался сказать как «сирота», но вовремя спохватился. - … как перепачканная сова, или что-то замученное миссис Норрис.

- Что? – возмутился Поттер, явно обидевшись. Он осмотрел себя, готовясь защищаться до последнего. Снейп увидел, как парень одёргивает свои слишком короткие, побитые жизнью рукава, заметил его слишком широкие штаны и поношенную куртку, прежде чем тот поднял голову. – Да, пожалуй… в прошлом году было не так уж много возможностей навестить портного, - согласился Гарри слегка настороженно, пока они приближались к воротам.

- Действительно. Это была не критика, Поттер, просто наблюдение. Тем не менее, это нужно исправить.

- Я исправлю это, если и вы сделаете так же, - проговорил Гарри. «Дерзкий мальчишка».

«Хотя… он прав», - признал про себя Северус, не замедляя шага. Он сделал палочкой несколько замысловатых движений и пробормотал какие-то слова, но слишком тихо, чтобы можно было расслышать. Ворота открылись, и волшебники вышли на дорогу, ведущую в Хогсмид. За их спинами захлопнулись створки.

- Один момент, - произнёс негромко Снейп, положив руку на плечо Гарри, чтобы задержать его. Повернувшись снова к замку, профессор проделал ещё несколько сложных пассов палочкой и проговорил заклинание, делая короткие паузы и пристально вглядываясь в воздух вокруг ворот. Наконец, Северус удовлетворённо кивнул и вернулся на дорогу. – Пойдём.

Они шагали неторопливо и не спеша, так как немного потеплело, и погода вполне располагала к прогулке. Поттер постепенно замедлял шаг, пока не остановился совсем.

- Эм… Профессор?

- Что случилось? – Снейп замер и развернулся к гриффиндорцу.

- У меня совсем нет денег. И у меня не было времени отправиться в Гринготтс, - прервался юноша покраснев.

Декан развернулся и зашагал снова по направлению к деревне, жестом призывая Поттеру следовать за ним.

- Что ж, об этом вы можете позаботиться позже. Шевелитесь.

- Но…

- Идём.

Гарри неохотно плёлся сзади, сохраняя молчание, пока Снейп не произнёс:

- Гринготтс не имеет претензий к вам, Поттер.

- Но я…

- Да, я прекрасно осведомлён о ваших действиях. Однако даже гоблины Гринготтса признают, что всё сделанное вами, было направлено на свержение Темного Лорда, хотя это были и не совсем ожидаемые поступки, - он искоса взглянул на Поттера. Тот нахмурился, когда догнал Северуса.

- Вы знали, что я делал? – наконец спросил мальчишка, понизив голос. Снейп заколебался.

- У меня… есть соображения по этому поводу, Поттер, - Северус замолчал, но Гарри продолжал терпеливо ждать. – Я предполагаю, что нужно было найти своего рода собственность Волдеморта… набор ценных предметов.

Рот гриффиндорца дёрнулся, и он кивнул. «Уже лучше».

- Вы помните дневник Тома Риддла, сэр? И кольцо Дамблдора?

Снейп осторожно кивнул.

- Да, - он с любопытством взглянул на своего подопечного. – Они как-то связаны с тем, что вы искали?

- Да. И… и нам надо было найти некоторые другие вещи.

Задумавшись, Северус замедлил шаг.

- Вот почему вам нужен был меч Гриффиндора.

- Да. Мы должны были убить… я имею в виду уничтожить…

Поттер осёкся, и они зашагали молча. Мастер Зелий ждал, что тот продолжит разговор, когда этого не произошло, он спросил:

- Скажите мне… что вы искали в башне Рейвенкло?

- Диадему, - спокойно сказал Гарри после долгой паузы. И теперь Снейп остановился, озадаченно нахмурившись. Губы Поттера изогнулись в удовлетворенной ухмылке.

- Упомянутая вами диадема была утеряна более семи сотен лет назад, Поттер, - произнёс Снейп в искреннем недоумении.

В ответ мальчишка лишь пожал плечами и отвернулся, чтобы скрыть улыбку, которая стала ещё шире. Северус молча разглядывал его некоторое время.

- Я полагаю, вы нашли то, что искали? – спросил он сухо. В ответ гриффиндорец просто посмотрел на него и широко улыбнулся. Северус задумался на мгновение.

- Ясно, - он снова зашагал вперед. – Отличная работа, - сказал он тихо, когда Поттер нагнал его.

- Прошу прощения, профессор, - выдал дерзкий мальчишка, чей невинный голосок шёл в разрез с удовлетворенной улыбкой. – Не могли бы вы повторить? Я не расслышал, что вы сказали.

Снейп фыркнул.

Два волшебника бродили в Хогсмиде от магазина к магазину. Им было, по меньшей мере, очень неловко. Каждый раз, стоило им войти в очередной магазин, как воцарялась тишина, а затем поднимался гул голосов. Люди шептались, ахали или звали своих друзей, которые в этот момент смотрели в другую сторону. Продавцы отказывались принимать плату, убирая руку Снейпа прочь, когда тот пытался настоять на этом.

«Нет, нет, профессор, мистер Поттер! Я не могу».

«Это большая радость, мистер Поттер… такая честь…»

«Пожалуйста, профессор, доставьте мне эту радость…»


К тому моменту, как они покинули третий по счёту магазин, их похлопали и обняли гораздо большее число раз, чем каждый из них мог вынести. Для нервов Снейпа это было тяжёлое испытание. Поттер же выглядел неописуемо мрачно, попеременно густо краснея и бледнея. Схватив гриффиндорца за руку, Северус повёл его между двумя магазинчиками прочь от главной улицы, по направлению к концу деревни. Он провёл его через ворота во внутренний двор, выложенный камнем, где две козы неспешно пощипывали траву, растущую между кирпичами, и зашёл через заднюю дверь.

- Где… - начал было Гарри, но затем внезапно остановился. – Мистер Дамблдор! – воскликнул он, неожиданно поняв.

- Поттер! Северус! – трактирщик бросил тряпку, которой до этого протирал прилавок. Надо заметить, что она была гораздо чище, чем её предшественница. Он выбежал из-за стойки и заключил гриффиндорца в костедробительные объятия. Наконец, он отодвинулся, и принялся без стеснения изучать мальчишку мерцающими голубыми глазами. – Тебе бы следовало немного отъесться, парень!

«Действительно», - подумал Северус. И тут бармен повернулся к нему.

- Северус! – тепло пророкотал он и схватил руку профессора. – Ты тоже должен больше есть! Вы оба похожи на парочку тощих коз!

- Не здесь, Аберфорт, - тихо попросил Снейп. – Можем мы подняться наверх? Мы уже достаточно привлекли внимания…

- Конечно, конечно. Поднимайтесь наверх. Я принесу еду.

Они направились вверх по лестнице в личные комнаты бармена. Казалось, Поттер знает куда идти. «Итак, - Снейпа озарила догадка, - вот как он проник в Хогвартс». Должно быть, Аберфорт как-то помог им троим. Они были здесь в безопасности. Дамблдор был членом Ордена. Северусу стало интересно, знал ли об этом мальчишка, или их встреча была случайностью. «Скорее всего, таким же способом члены Ордена сумели пробраться в школу…»

Седовласый трактирщик поднимался по лестнице за ними следом. Вскоре все трое уселись у пустого камина: на улице было слишком тепло, чтобы его растапливать. Они поглощали на удивление вкусные сэндвичи из ржаного хлеба с индейкой и ветчиной, запивая ледяным тыквенным соком. Снейп отверг огневиски Абефорта и многозначительно приподнял бровь, смотря на Гарри до тех пор, пока тот также не отказался. Ни один из них не был в том состоянии, чтобы пить алкоголь. Профессор рассказал об их общем недовольстве, вызванным процессом приобретения одежды и прочих товаров, Поттер время от времени раздражённо вставлял свои комментарии. На это Аберфорт хмыкнул:

- Вряд ли ты можешь их обвинить, Северус. Они же видят в тебе чёртового героя, в вас обоих. Вы же боролись ради свержения этого чудовища.

Снейп неловко поёжился в своём кресле. Поттер же уставился в пол, опустив недоеденный сэндвич. Он сглотнул, отодвинул тарелку и взглянул на двух мужчин в поисках уверенности.

- Откуда мы можем это знать? – озвучил он мысли Северуса.

- Что ты имеешь в виду, сынок? – спросил Аберфорт.

- Как мы можем быть уверенными, что он исчез? Откуда мы знаем, что он не вернётся? Он уже сделал это раньше. Что если… что если есть что-то ещё, что мы упустили?

Аберфорт непонимающе уставился на мальчишку. Затем его лицо прояснилось.

- Ты не знаешь, - проговорил он, и это не было вопросом.

Поттер поднял на него не до конца обнадёженный взгляд.

- Что? – Северусу показалось, что гриффиндорец спросил это довольно умоляюще.

- Орден, - вздохнул трактирщик. – Мы позаботились о его теле, парень. В ту же ночь. МакГонагалл была сильно обеспокоена, что в школе находится эта гадость, и кто может винить её за это? Кингсли, Артур, Молли, Билл, МакГонагалл, Мундугус…

Снейп и Поттер синхронно пренебрежительно фыркнули, услышав это имя. Аберфорт бросил на них укоряющий взгляд и продолжил перечислять.

- Кингсли разослал сов, всем тем, кто был не в замке в это время. Хотя, конечно, почти все мы были там. В любом случае, он хотел чтобы было как можно больше свидетелей. Кое-кто хотел порубить Волдеморта на кусочки, но Кингсли благородный человек. Он не хотел связываться с чем-то подобным. Сказал, что хотел бы видеть, как этот человек сгорит здесь так же чертовски хорошо, как и в аду.

Снейп кивнул головой в знак того что понимает и принимает эти действия, в то время как Поттер поставил свой стакан с тыквенным соком, который только что взял. Он выглядел плохо.

- Вдобавок, он сказал, что не позволит сделать что-либо столь же варварское. Что-то, о чём мы потом будем сожалеть. Не уверен, что согласен с ним в этом, - буркнул Аберфорт. – Но он был прав. Так что, после этого все мы подтвердили, что тело действительно принадлежало этому куску козьего дерьма, и сожгли его. И для большего счёта мы сожгли эту психопатку Беллатрис Лестрандж и мерзкого оборотня Грейбека.

Северус побледнел, но снова кивнул. Какой-то узел в груди ослаб, и он почувствовал, как избавляется от страха, про который он и забыл со своими заботами вчера о Поттере. Гарри тоже облегченно вздохнул, хотя сомнения не отпустили его до конца. Он посмотрел на зельевара, пытаясь сообщить то, что Снейп не готов пока обсуждать. Он слегка покачал головой в знак отрицания, показывая взглядом на Дамблдора. «Позже». Мальчишка кивнул, но глаз не отвел. Аберфорт не заметил этих перемигиваний, а даже если и увидел, то не придал этому значения.

Профессор сменил тему, начав расспрашивать о членах Ордена и делах в Министерстве. Все трое неспешно, но довольно усердно поедали бутерброды. Наконец, когда все насытились, Снейп и Гарри начали елозить в своих креслах, обеспокоенные тем, что необходимо было возвращаться в замок. Это не укрылось от внимания Аберфорта.

- А сейчас пришло время вернуть вас домой! – улыбнулся он, хлопая руками по коленям и бросая взгляд на портрет миловидной девушки над каминной полкой.

- Мистер Дамблдор, - начал Поттер, поднимая руку в тревоге. – Вы не можете, ведь комната… Адское Пламя… - он запнулся, увидев, как улыбается и качает головой хозяин трактира.

- Эта комната чрезвычайно умна, парень. Даже Адское Пламя не может тягаться с такой магией. Я бы узнал, если б с ней что-то произошло. Идёмте.

Озадаченный Северус последовал за ними к камину. Портрет девушки распахнулся, открывая проход. Поттер не выглядел удивлённым, очевидно, он уже видел это раньше. Аберфорт поставил шаткий трёхногий табурет рядом с камином и помог мальчишке забраться наверх, держа ножки табурета, чтобы тот не шатался, пока Гарри взбирался в проход.

- Давай вверх, Северус, - и подставил руки, чтобы тот мог на них поставить ногу.

Профессор остановился, чтобы вопросительно обернуться на трактирщика, но тот лишь махнул рукой, подбадривая. Снейп кивнул.

- Спасибо, Аберфорт.

- Не стоит. А теперь позаботьтесь о себе, вы оба, - он повернулся к Поттеру. – Я спасал твою голову несколько раз, цени это. Хорошо? И позаботься об этом, ммм? – Аберфорт кивнул в сторону Северуса. Тот угрожающе зарычал в ответ.

- Хорошо, сэр, - ответил Поттер, бросив весёлый взгляд на своего декана. – Был рад снова увидеть вас, сэр.

Аберфорт хмыкнул и взмахом закрыл портрет.

Они шли через бесконечный, казалось, туннель, настенные факелы вспыхивали перед ними и тут же гасли, стоило оставить их позади. Проход был достаточно широк, чтобы они могли идти рядом.

- Я полагаю, вы знаете, куда мы идём? – спросил Снейп сухо.

Поттер поколебался немного, но затем признал:

- Да, сэр. Я знаю, что делаю.

Когда мальчишка не смог продолжить, Северус удивлённо поднял бровь. Он был не до конца уверен, освещение было обманчивым, но ему показалось, что парень покраснел. «Это будет интересно». Зельевар кивнул и продолжил путь через каменный туннель, радуясь, что высота прохода позволял идти, нисколько не пригибаясь, расстояние от Хогсмида до школы.

Спустя какое-то время они поднялись по лестнице, открыли дверь и очутились… в комнатах Снейпа. По крайней мере, всё выглядело почти так же. «Ах, вот оно что». Северусу стало интересно кто из них подумал об этом.

- Выручай комната, - сказал Поттер. Зельевар скрестил на груди руки, прислонился к двери и посмотрел на гриффиндорца вопросительно, ожидая объяснений. – Я… так понимаю, что вы знаете о ней, профессор?

- Да, - прищурившись, ответил Снейп. – Я обнаружил её на своем первом курсе, и должен добавить, что сделал это, когда убегал от вашего отца с его дружками. Хочу вас спросить, откуда вы… Ах, да! Карта.

- … Карта, профессор? – смутился мальчишка.

- На вашей постели лежала довольно интересная карта, Поттер, - последовал ответ. Заметив встревоженное выражение лица мальчишки, он протянул: - Она всё ещё там. Я не вор.

Гарри выглядел неуверенным, будто всё ещё сомневался в том - накажут его или нет. Северус позволил ему самому решить эту задачу.

- Вы… вы не собираетесь конфисковать её?

- На каком основании, Поттер? Или вы уже забыли, что более не являетесь моим учеником?

Судя по всему, это не сильно успокоило гриффиндорца. Тот колебался.

- Выручай комната… она не показывается на карте, профессор, - признался наконец парень.

- Тогда, как вы?..

- Добби. На пятом курсе. Нам нужно было место для занятий по Защите от Тёмных Искусств, потому что профессор Амбридж…

Снейп прервал речь Поттера взмахом руки.

- Я вполне понимаю, - едва слышно проговорил он, и в его голосе проскользнули нотки отвращения к этой женщине. На мгновение зельевар задумался, и произнёс:

- Невилл Лонгботтом.

Поттер опять поколебался, но затем согласно кивнул.

- Он использовал комнату в прошлом году, когда Кэрроу…

- Да, - парень потер шею. – Ну, так он нам сказал.

- Ясно, - Северус огляделся, пытаясь найти отличия от своих комнат. «Значит, просил мальчишка». Оттолкнувшись от дверного косяка, он обошёл помещение, подмечая, что Поттер подумал, а может, комната сама решила предоставить большую часть его библиотеки и оборудования для зельеварения. Наконец, он развернулся к гриффиндорцу и указал на диван.

- Садитесь, Поттер.

- Сэр?

- Садитесь. Нам надо поговорить. Это место так же хорошо для этого, как и любое другое… пожалуй, даже лучше.

Гарри в смятении посмотрел на своего декана.

- Э-э-э… о чём вы хотите поговорить, профессор?

- Сядьте, Поттер. Или мне нужно применить склеивающее проклятье к вашим ногам, чтобы вы подчинились?

Заметив возмущение на лице мальчишки, ему стало любопытно, бросит ли тот обратно слова зельевара, сказанные раньше: «Вы больше не мой ученик». Однако тот подошёл к дивану и сел, вероятно, в силу привычки повиноваться. Взмахом палочки Снейп зажёг камин и сел в кресло слева от Поттера. Северус откинулся на спинку, оперся на подлокотники, сложив домиком пальцы, и вытянул вперед свои длинные худые ноги. Гарри же выглядел всё более обеспокоенным и оглядывал комнату, в попытке избежать взгляда гриффиндорского декана. Наконец, профессор поднял голову и задумчиво начал водить указательным пальцем по губам.

- Что вы искали?

Поттер посмотрел на декана с опаской.

- Что вы имеете в виду?

- В хижине. Что вы там делали?

Глаза мальчишки забегали из стороны в сторону, будто он не мог решить, куда ему смотреть. Он нервно сглотнул. Снейп ждал, снова дотронувшись до своего рта кончиками пальцев. Усмиряя свой нетерпеливый нрав, он успел досчитать до двадцати трёх, прежде чем гриффиндорец продолжил.

- Я искал палочку, - прошептал Поттер, и волнение заставило его голос сорваться.

Северус нахмурился и опустил руки.

- Палочку? – озадаченно спросил он. – Какую палочку?

- Палочку Волдеморта, - всё ещё шёпотом произнёс Поттер, сжимая и разжимая руки на коленях.

Снейп покачал головой.

- Я думал, вы заполучили палочку Волдеморта прежде чем убить его.

- Я не убивал его, сэр.

«Осторожно… осторожно…» - говорил сам себе Северус, сердце отчаянно колотилось.

«Мы выиграли, Северус».

«Что это значит?»


- Мне казалось, что… - начал он.

- Волдеморт убил себя сам… вроде того… - неловко закончил за него мальчишка.

-И Волдеморт должен сделать это сам, Северус. Это очень важно.

Он в недоверии сощурил глаза, смотря на Поттера.

- Объясните.

Гарри тяжело вздохнул и потёр лицо. Снейп подумал, что ему потребуется дать парню немного успокаивающего зелья, прежде чем они закончат с этим. И тут с некоторым раздражением он заметил, что слева от мальчишки появился бокал с соком, а ещё один стоял на том же столе, но уже ближе к нему. «Теперь эта чертова комната ориентируется на меня!» Тем не менее зельевар жестом показал, чтобы Поттер взял свой напиток. Тот подождал, пока Северус сам сделает большой глоток. «Сок, просто тыквенный сок», - отметил Гарри про себя, прежде чем залпом выпить свой.

- Палочка… которой пользовался Волдеморт в ту ночь… Она раньше принадлежала Дамблдору, - начал Поттер, и бокал слегка дрожал в его руке.

Эти слова всколыхнули какие-то неприятные и тревожные нотки в памяти Снейпа, но он не смог вспомнить, поэтому просто кивнул.

- Волдеморт думал, что он был владельцем палочки, потому что убил вас, и считал, что вы убили Дамблдора, - Гарри взглянул на профессора.

- Я убил, - зельевар задумчиво крутил в пальцах бокал.

- Да, но вы не побеждали его. Он хотел, чтобы вы убили его.

Северус снова задумался.

- Я полагаю, вы видели это в… Омуте Памяти.

«Всё, что я делал… Что же он там разглядел?»

Поттер кивнул, и Снейп поставил бокал обратно на стол. Он почесал ухо, вздохнул, снова облокотился подбородком на сложенные домиком пальцы и кивнул.

- Хорошо. Продолжай.

- Но Волдеморт так же ошибался кое в чём другом. Когда вы убили Дамблдора, он был безоружен.

«Что?» Снейп нахмурился, пытаясь вспомнить. Он почти забыл тот момент… он видел старика, прилагавшего усилия, чтобы остаться в вертикальном положении, внезапно, необъяснимо, тот выглядел намного более больным, чем ранее в тот же день. Его окружили Пожиратели Смерти и Фернир Грейбек, Драко Малфой направил на него свою палочку, а затем, дрожа, опустил её. «Была ли тогда палочка в руках Дамблдора?» Он снова нахмурился, вспоминая. Конечно была. Что на всей земле могло заставить его?... «Драко».

- Поттер, вы говорите мне, что Драко Малфой обезоружил Дамблдора? – спросил профессор недоверчиво.

- Да. Он сделал это. Я видел. Дамблдор был слаб… очень слаб. Когда вы… когда профессор Дамблдор умер, он был безоружен. Так что получается, вы никогда не выигрывали палочку Дамблдора, не так ли? Это сделал Драко.

Снейп потёр кончиками пальцев лоб, тряхнув головой, словно пытаясь привести в порядок нагромождение мыслей и образов.

- Но тогда…

- Я победил Малфоя в сражении в их поместье, - продолжал Поттер. – Когда нас поймали Егеря. Появился Добби и спас нас. Его послал Аберфорт.

Парень снова наклонился вперёд, рассматривая свои руки. Слова лились из него сейчас, словно до этого он старательно прятал всё в себе. «Скорее всего, так и было, - понял Снейп. - Ему совершенно не с кем было поговорить в школе, уж точно не об этом».

- Хвост… Он спустился вниз и пытался меня задушить, но…

«Что?»

- … Рон и я убежали. Но Петтигрю, его задушила рука, которую дал ему Волдеморт на кладбище, когда тот убил Седрика.

Снейп изо всех сил старался сохранить невозмутимое и хладнокровное выражение лица, чтобы мальчишка спокойно продолжил свою историю. Хотя Поттер и не смотрел на него сейчас, полностью погрузившись в воспоминания.

- А Гермиона кричала, потому что Беллатрикс использовала на ней Cruciatus…

«Мерлин, Цирцея и все остальные!» Снейп так сильно сжал руки, что костяшки пальцев побелели. Его желудок заныл от воспоминания, какой гнев и откровенную панику он испытал, когда узнал, что Кэрроу используют Cruciatus на студентах, и обучают желающих использовать это проклятье на своих же сокурсниках. Ещё одна вещь, которую он не в силах был предотвратить, ещё одна ситуация, когда он не смог обезопасить их.

- … И Рон не выдержал, он выскочил и ударил её, Беллатрис, заклинанием из палочки Петтигрю. Но у неё была Гермиона… и она прижала нож к её горлу…

Северус припомнил, как увидел тонкую красную полоску, тянущуюся по шее девушки к ключице, когда та склонилась над ним. «Проклятье…»

- … так что нам пришлось бросить палочки, и она велела Драко взять их. Но он в действительности не хотел делать этого… А когда Добби заставил люстру упасть, то они все отвлеклись, я перескочил через стул и отобрал три палочки у Драко. Мы аппарировали оттуда, но Добби… Беллатрис бросила свой нож… и Добби… - Поттер прерывисто вздохнул. – Одна из палочек принадлежала Драко так что… так что… так что, когда я отобрал её, я заполучил право на его палочку.

Гарри покачал головой, словно всё ещё не веря в их удивительное спасение. Северус же сидел в полном оцепенении, его разум заполнили картины пыток и смерти, что всколыхнула в памяти история Поттера. Он тряхнул головой. «Как, во имя Мерлина, они выбрались оттуда?» Долохов ничего тогда не сказал об этом, только то, что трио схватили вместе с тремя другими, но они каким-то образом сбежали, прихватив Оливандера.

Голос Поттера нарушил молчание.

- Я использовал в бою против Риддла палочку Драко.

- Что? Почему?

- Потому… Потому что моя палочка была сломана… Нагини…

- В лесу?

Было ли это в воспоминаниях Хагрида, или он пропустил? А, может, это Снейп забыл в своей растерянности?

Поттер посмотрел на него как-то странно.

- Нет. В Годриковой Впадине. Я думал, что у Батильды Бэгшот было кое-что для меня… меч Годрика Гриффиндора. Дамблдор мог оставить его там для меня. Мы не знали, где ещё он мог бы быть. А Рон, он ушёл, но…

Образ Рона Уизли, бросившегося в замерзший пруд вытаскивать своего друга из воды, стоял перед глазами Снейпа. Он покачал головой в растерянности и сконцентрировался снова на рассказе Поттера.

- … Гермиона и я отправились в Годрикову Лощину, чтобы найти…

Гриффиндорец снова умолк. Он не был бледен и не проявлял никаких признаков шокового состояния, за исключением совершенно невероятных вещей, что описывал. Он просто остановился.

- Там находятся могилы моих родителей. Вы знали? – медленно проговорил Гарри через некоторое время, никуда не смотря.

Снейп замер и прикрыл глаза. Когда он открыл их, то посмотрел на Поттера, ожидая увидеть… Что? Он не знал. Горе? Гнев? Обвинение? Но мальчишка затерялся в собственных воспоминаниях. Северус сглотнул и кивнул. Тот, казалось, не заметил, или не подал виду.

- И наш дом тоже был там, - сказал Гарри с удивлением в голосе. - … и там была табличка, и люди писали послания на ней. Я подумал, что это было замечательно. И Гермиона и я… мы посетили могилу мамы и папы…

Он перевел дух, и голос его голос изменился, а дыхание стало чаще.

- А потом пришла Батильда, и мы пошли за ней в её дом, но она оказалась змеёй и…

«Что?» Сердце зельевара стучало так громко в ушах, что он совершенно не был уверен в том, что верно расслышал. «Что за чёрт?»

- … и если бы не Гермиона, то мы бы не выбрались оттуда. Но моя палочка сломалась. Змея… она наносила удары повсюду, и должно быть, тогда сломала мою палочку и… Гермиона подумала, что сломала палочку после того, как наслала Confringo* , но я считаю, что это была Нагини, когда атаковала меня или что-то в этом роде. Так что… мне повезло, что я взял палочку Драко, потому что в противном случае, мне нечем было бы драться с Риддлом… - его голос затих.

Снейп удалось унять своё дыхание в достаточной степени, чтобы начать спокойно мыслить, изо всех сил пытаясь понять невероятный рассказ Поттера. Тот же сидел в тихом раздумье, глядя на огонь. Его руки снова были на коленях. Должно быть, он поставил бокал на стол в какой-то момент. Северус же пытался ещё раз всё обдумать и осмыслить сказанное. «Одна вещь. Просто сконцентрируйся на чём-то одном». Зельевар вздохнул. Палочка. Гарри завладел палочкой Драко. Драко завладел палочкой Дамблдора. Так Поттер…

- Значит, вы были истинным владельцем палочки, той самой, что Волдеморт украл у Дамблдора, а затем думал, что окончательно завладеет ею после того, как убьёт меня.

- Да, - Гарри нервно кивнул.

- Так что, когда Волдеморт попытался убить вас в Большом Зале…

Поттер фыркнул, а потом рассмеялся. Это был на удивление обнадёживающий звук.

- Я использовал Expelliarmus, - он покачал головой с печальной улыбкой на губах. – Ремус убил бы меня прямо там, я уверен. Но Волдеморт лишился палочки, как только прокричал Avada Kedavra. И палочка взлетела в воздух… Но я поймал её… А заклинание отразилось и ударило его вместо меня. Так что… в некотором смысле, он покончил жизнь самоубийством.

Снейп наклонился вперёд, опираясь локтями на колени, и положил голову на руки. Покачав головой, он поднял взгляд и в изумлении несколько секунд рассматривал Поттера.

- Как, во имя Мерлина и всего святого, вы смогли понять всё это?

Мальчишка улыбнулся, и в его глазах промелькнула искорка озорства.

- Я был хорош, не так ли?

Снейп прищурился.

- Не наглейте, Поттер. Я всё ещё лучше подготовлен, чем вы!

- Да, но у вас нет… - Поттер замолчал, а лицо его стало вдруг мертвенно-бледным, он поднял на Снейпа взгляд полный ужаса.

И внезапно, совершенно случайно, Северус вспомнил.

- Старшая палочка, Северус… Жезл Судьбы, Палочка Смерти. Я забрал её у предыдущего владельца. Из могилы Альбуса Дамблдора… Старшая палочка принадлежит тому волшебнику, который убил предыдущего… Старшая палочка…

Он повернулся к Поттеру в потрясении от настигшего его понимания, тот, в свою очередь, уставился на Снейпа, совершенно оцепенев, с выражением абсолютного ужаса на лице.

_______________________________
*Confringo — (от лат. confringo «ломаю, сокрушаю») — вызывает пожар, смешанный со взрывом.


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Teira Дата: Воскресенье, 24.03.2013, 00:20 | Сообщение # 24
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вы так скоро выложили.не ожидала!
Разговор Снейпа и Гарри описан чудесно.спасибо!
 
Коварная_Белочка Дата: Воскресенье, 24.03.2013, 08:42 | Сообщение # 25
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата (Teira)
Вы так скоро выложили.не ожидала!


Я и сама не ожидала, просто на удивление удачная неделя была, дел было мало. Да и глава полна диалогами, которые переводить быстрее ok3

Скоро 12ая будет. nout


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Коварная_Белочка Дата: Вторник, 26.03.2013, 09:13 | Сообщение # 26
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 12. Старшая палочка

- Где она? – прохрипел Снейп.

Поттер сглотнул и переместился чуть дальше от мужчины. Немного, но, тем не менее, заметно. Он промолчал, Северус молчал также. Профессор просто наблюдал за ним, и в его голове кружились мысли и страх. Он бросил опасливый взгляд на ладонь Поттера, будто ожидая, что в ней окажется Старшая палочка. Тот заметил это и отвёл объект руку в сторону, чтобы её было заметно из-за мантии. Мир перестал кружиться, и они оба задержали дыхание, смотря друг на друга.

- Вы собираетесь проклясть меня, Поттер? – мягко выдохнул вопрос Снейп, его глаза мрачно сверкнули.

Мальчишка посмотрел на него, бледный словно алебастр и такой же неподвижный. Его зрачки расширились от страха и ужаса, зелёная радужка почти исчезла за чёрными ресницами, обрамлявшими чёрные озёра страха. Дыхание было прерывистым и поверхностным, на шее пульсировала венка. Пот выступил на лбу, и его рука дрожала в дюйме от палочки. «Которой из палочек? Хотя, имеет ли это значение?»

- Где палочка, Поттер? Палочка, которую вы искали в хижине, - произнёс Снейп опасно тихо, пугающе спокойно. – Как вы потеряли её? Что случилось?

Поттер вытряхнул себя из состояния неподвижности и поднял руку, чтобы запустить пятерню в свои постоянно растрёпанные волосы. Он выглядел озадаченным.

- Что? Профессор, у меня никогда не было…

- Вы искали палочку, Поттер. Палочку Волдеморта, - тем временем продолжил Северус, повысив голос, чтобы перебить мальчишку. – У вас была она в конце сражения, была. Как вы её потеряли?

Вид растерянного Поттера напугал его, поглотил его, вызвал гнев.

- Вы хотя бы имеете представление о том, как опасна эта чертова палочка? – выдавил зельевар сквозь стиснутые зубы. – Вы должны были уничтожить её! Вы должны были охренительно качественно уничтожить эту грёбаную палочку! Как вы могли быть настолько по-идиотски небрежны?.. – он хотел уже продолжить, но Поттер перебил его снова.

- Профессор, - произнес Гарри настойчиво, подняв одну руку, чтобы остановить его. – Профессор…

- Что? – огрызнулся Снейп, взбешённый своим страхом.

- У меня есть Старшая палочка, профессор. Я искал собственную палочку Волдеморта.

Северус недоумённо уставился на него, пытаясь сориентироваться.

- Почему, чёрт возьми, вы ищете палочку Волдеморта?

Поттер выдохнул и вытер лоб рукавом. Профессор в это время пытался совладать со своим страхом и гневом, подчиняя их себе. «Возьми себя в руки». Он заставил себя сесть и, полностью растерянный, поднял дрожащую руку, проведя ею по волосам, как несколькими минутами ранее сделал мальчишка.

- Давайте начнем сначала. Что именно вы искали в Визжащей хижине?

- Палочку Волдеморта… ту, что Оливандер сделал для него… его первую палочку.

Снейп в полной растерянности потряс головой.

- Зачем?

- Потому... Потому что она имеет сердцевину из пера феникса. Также как и моя… И оба пера дал Фоукс. Дамблдор сказал мне.

«Дамблдор сказал тебе


- И… это вызывает чувство… тревоги. Понимаете? Если Волдеморт делал крестражи…

«Крестражи?» Снейп уже было открыл рот, чтобы возразить, так как никто не делал их за всю историю. Это была просто теория, относящаяся к тёмным временам. Но… дневник Тома Риддла… смертельно поражённая рука Дамблдора… кольцо… диадема Ровены Рейвенкло… Нагини… мальчишка… Это имело смысл. Он просто никогда не задумывался об этом с этой точки зрения, никогда не пытался сложить эти факты. И этот псих был способен сделать это… и Дамблдор знал. Северус вдруг с уверенностью понял, что страх Поттера действительно основывался на чем-то реальном.

- … Я полагал, что он мог превратить палочку в крестраж. Что если… что если она где-то там? Что если он сможет вернуться? Что если он начнёт это всё заново? Что если он сможет найти меня? – произнёс Гарри дрожащим голосом и взглянул в мольбе на Снейпа, прося об утешении.

«Бог мой, - подумал Северус. – Он думает, что Волдеморт всё ещё где-то здесь».

- Поттер… он не мог этого сделать, - проговорил он неожиданно тихо и мягко.

Но гриффиндорца не так просто было успокоить.

- Что вы имеете в виду? – быстро откликнулся он.

- Палочку невозможно использовать таким образом. Нет способов превратить палочку в… - Снейп взмахнул рукой, - … в крестраж. У палочек есть душа… точнее, не совсем душа, а сущность. Они практически живые. Действительно живые. Разве вы не слушали на Гербологии? – Тут он коротко усмехнулся. – О чём это я? Конечно, не слушали.

Поттер поднял руку.

- Профессор, меня не было здесь год. Когда я должен был это изучить? Я не помню ничего касаемо палочек в курсе гербологии, разве что, лукотрусов, но это уже из курса Ухода за магическими существами.

Северус прервался на этой мысли.

- Седьмой курс. Это уровень ТРИТОН по гербологии. Седьмой год. Вас не было здесь, - он скорее говорил сам собой, нежели с Поттером.

Тот же обдумывал ещё кое-что.

- Профессор… если Волдеморт не мог превратить палочку в крестраж, то как он смог превратить меня и Нагини в них?

«Мерлин и все остальные…»

- Нагини обладает… обладала мозгом рептилии, Поттер, который не достаточно развит, чтобы отразить такое вторжение. А вы были ребёнком…

- Да, но… палочки же сделаны из дерева, профессор… как они могут отразить это?

Декан покачал головой, как показалось Поттеру, веселясь и успокаиваясь, судя по мимолетной улыбке, что появилась на его лице.

- Поттер… вы когда-нибудь вообще открывали свой учебник по Гербологии?

- Ну… нет, раз вы спросили об этом. Гермиона читала за нас всё, а потом просто пересказывала, - признался Гарри смущённо.

Расслабившись от тона мальчишки, Северус наконец-то задышал спокойнее.

- Конечно, - произнёс он, кивнув головой и грустной усмешкой. Ему пришло на ум, что он слишком часто качает головой рядом с Поттером. – Деревья… деревья связаны и черпают свою силу из Иггдрасиля*, Мирового Дерева. Хочется верить, что вы слышали об этом.

- Эммм…

- Возможно, потребуется дополнительный курс Гербологии… наряду с остальным.

- Я думал об этом, - сказал мальчишка с кривой ухмылкой.

- И впрямь. В любом случае, не вдаваясь в теорию, которая, очевидно, за гранью ваших возможностей… - и Поттер рассмеялся, услышав, как Снейп растягивает слова, - … могу сказать, что ваше предположение невозможно.

- Но… если палочка все ещё там…

- Тогда мы должны суметь найти её, Поттер. Но уверяю вас, она не в Визжащей хижине, и это не крестраж, - твёрдо сказал Северус.

- Где она может быть, профессор?

Зельевар на мгновение задумался. Он точно знал, где она была… должна быть. Но если он сейчас расскажет об этом паршивцу, то одним прекрасным утром обнаружит, что Поттер отправился на поиски. И это могло быть опасно.

- У меня есть предположение. Позвольте мне проверить.

- Но…

- Позвольте мне проверить, Поттер, - высказал Снейп то ли просьбу, то ли приказ.

Мальчишка поколебался, а затем кивнул.

- Пойдемте отсюда, - бросил Северус вставая и протягивая руку Поттеру, чтобы вывести того из столбняка. – Не знаю, как вы, но я готов съесть гиппогрифа.

Гарри позволил поднять себя на ноги. Но когда декан уже развернулся, чтобы пойти, он заколебался.

- Профессор…

- Что ещё? Пожалуйста, только не говорите мне, что прячете Драко Малфоя в своём шкафу.

Гриффиндорец отрицательно помотал головой.

- Что если… будет ли это приемлемым, если я поем в ваших комнатах? Я… Я не хочу… Мне бы не хотелось обедать в одиночестве.

Зельевар взглянул в его сторону, мысленно поблагодарив Мерлина, что мальчишка сам предложил это, и ему не пришлось выдумывать предлог для этого самому.

- Думаю, что можно организовать трапезу на двоих, Поттер.

- Спасибо, сэр.

Они покинули Выручай комнату, и за их спинами медленно таяла в стене дверь.

После еды, Поттер остался, бродя по апартаментам своего декана, водя пальцами по пустым полкам и столам. Он всё более успокаивался пока они ели, а потом, пока Снейп мыл и отправлял оставшуюся посуду на кухню, встал из-за стола и медленно обошел гостиную. Его взгляд был направлен куда-то вглубь себя. Северус же стоял в дверях своей предполагаемой лаборатории (та была всё ещё пуста) скрестив на худой груди свои длинные руки и прислонившись плечом к дверному косяку, и наблюдал за мальчишкой.

- Профессор МакГонагалл рассвирепеет, если вы не заберёте свои вещи из кабинета директора, сэр, - тихо сказал Поттер. Он стоял перед почти пустыми полками, тянущимися справа от камина вдоль стены, поглаживая три книги по зельям, что читал в лазарете.

Снейп ничего не ответил. Его взгляд метнулся к пустой комнате, что была напротив, а затем обратно к мальчишке. Им надо было закончить разговор. Гарри должен до конца пройти через это. Они оба должны это пройти. Северус вздохнул с вынужденным смирением.

- Где Старшая палочка, Поттер? – спросил он тихо, не двигаясь с места, лишь следя, как гриффиндорец пробежал пальцами к следующей полке поблизости от спальни.

Поттер не прервал своеобразного исследования комнаты декана и не поколебался. Он даже не вздрогнул.

- Она в моей комнате, в сундуке, - сказал он каким-то рассеянным, потусторонним голосом.

«Ясно».

Северус кивнул.

- Вместе с Ужастиками Умников Уизли?

Тень улыбки мелькнула и исчезла на лице мальчишки, но тот даже не кивнул.

- Я хочу, чтобы сегодня вы переночевали здесь, - проговорил Снейп. У них был долгий трудный, утомительный день. Он совсем не хотел, чтобы Поттер шлялся непонятно где без его ведома. По правде говоря, ему просто не хотелось упускать мальчишку из поля зрения. Но зельевар отнюдь не собирался проводить ещё одну ночь, свернувшись в кресле, хоть оно и было трансфигурированно бессчетное количество раз для максимального удобства. Стоит поставить что-нибудь для мальчишки в свободной комнате.

Поттер кивнул без возражений. Он продолжал бродить медленно около полок, покуда Снейп ждал последующей реакции.

- Вы хотите палочку, профессор?

Вот оно. Именно это было необходимо им прояснить, чтобы исчерпать ту проблему, что стояла между ними сейчас, пугая обоих.

- Что? – спросил он. Северус хотел, чтобы мальчишка повторил свой вопрос, чтобы признать его, знать, что именно это было проблемой сейчас… здесь и сейчас.

- Вы хотите Старшую палочку, профессор? – словно во сне произнёс Поттер.

Парень даже не повернулся, чтобы взглянуть на него, просто продолжил дальше медленно вести рукой по полкам… одна за одной… Он словно готов был снова принести себя в жертву, если Снейп решит сражаться с ним, убить его прямо сейчас или во сне, беззащитного, - сотворить какую-нибудь подлость, чтобы получить власть над Жезлом Судьбы, Палочкой Смерти.

«Боги, как ему, должно быть, страшно».

Северус позволил тишине повиснуть между ними, пока гриффиндорец не повернулся к нему лицом, почти умиротворенный, готовый ко всему, представляя перед собой свою возможную смерть, то, как Мастер Зелий убьёт его ради обладания Старшей палочкой. Сердце Снейпа болезненно сжалось. Он ждал, пока они в молчании смотрели друг на друга почти минуту, каждый из них старался дышать тихо и осторожно. Ему хотелось, чтобы мальчишка был абсолютно, полностью уверен. Сердце стучало в ушах, как, кажется, и у Гарри.

- Нет, Поттер. Я не хочу эту чёртову палочку, - четко сказал он, выговаривая медленно каждое слово.

Поттер взглянул на него вопросительно.

- Чего вы тогда хотите, профессор? – вряд ли осознавая свои собственные слова спросил Поттер.

«Чего я хочу?»

Теперь настала очередь Снейпа отвести взгляд. Он оттолкнулся от косяка и, подойдя к книгам, которые до этого гладил Поттер, слегка выровнял их длинными дрожащими пальцами. Гарри не двигался и, казалось, даже не дышал. Северус поднял голову и увидел, что тот наблюдает за ним всё ещё с неуловимым, невинным, принимающим взглядом, как приготовленный на заклание агнец. В груди забилось отчаянное неверие.

Он полностью повернулся к мальчишке: одна рука гриффиндорца всё ещё покоилась на книгах, а сам он медленно покачивал головой, словно в трансе. С полной ясностью он, наконец, обнаружил, что достиг одного из тех моментов Правды. Он шёл к этому с той минуты в Хогсмиде… с Визжащей хижины… с появления Поттера в школе семь лет назад… с убийства Волдемортом Джеймса и Лили… в действительности, даже до того, как родился этот ребенок. И, признаёт он это или нет – неважно: он всё равно заблуждался. Северус позволил себе показать это.

- Я хочу, чтобы вы были в безопасности, - сказал Снейп хрипло.

Поттер медленно подошёл к нему, двигаясь словно во сне. Он остановился в нескольких дюймах от своего профессора, будто ожидая чего-то или собираясь с силами, его взгляд упёрся куда-то в район груди Северуса… Через несколько мгновений Гарри закрыл глаза, выдохнул, опустил голову и качнулся вперед, снова утыкаясь лбом туда, где билось сердце Снейпа. Даже не задумываясь, мужчина поднял руки и привлёк к себе мальчишку, обнимая его так сильно и утешительно, как мог.

В безопасности.

____________________
*Иггдрасиль (также Игдразил, швед. Yggdrasills, Yggdrasil) — Мировое дерево в германо-скандинавской мифологии — исполинский ясень (или тис), в виде которого скандинавы представляли себе вселенную.


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Teira Дата: Вторник, 26.03.2013, 19:47 | Сообщение # 27
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
ой как мило!особенно про обьятия.
вы действительно быстро выложили)
спасибо!
 
Коварная_Белочка Дата: Вторник, 26.03.2013, 19:58 | Сообщение # 28
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Teira, Спасибо))) Я старалась. Глава небольшая, да и скорость перевода выросла. ok3 Набираюсь опыта потихоньку. 13ая уже переведена и находится у беты, кстати)))

He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Коварная_Белочка Дата: Пятница, 29.03.2013, 18:01 | Сообщение # 29
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 13. Дополнительные зелья*

Вечер они закончили чаепитием: Поттер восседал на диване, завёрнутый в плед, Снейп - в одном из кресел, наблюдая за ним. Гриффиндорец явно был обессилен, но его глаза всё ещё были широко распахнуты. Хоть Северус и не сомневался в том, что тот уснёт, едва его голова коснётся подушки, но настоял на зелье Сна без Сновидений. Действительно, парень почти уже заснул стоя, когда профессор призвал кровать из хранилища на седьмом этаже в свою пустующую четвёртую комнату. Сняв с него очки и ботинки, он вынул его ремень, расстегнул ворот и задёрнул один край полога с его стороны. После того, как зельевар зажёг огонь в камине, он сел в ногах Гарри, рассматривая его лицо, пока не удостоверился, что тот заснул. Спустя несколько минут он вздохнул, поднялся так тихо, как мог и прошёл в свою комнату, где провалился в измождённый сон почти без сновидений, хотя какая-то часть его прислушивалась, вдруг он потребуется мальчишке.

Когда Северус поднялся рано утром следующего дня, Поттер ещё спал. За ночь он умудрился свернуться калачиком в обнимку с подушкой, но одеяло не было скомкано, значит, ночь прошла спокойно. Снейп вернулся к себе в кабинет, походя постучав пальцами по столу.

Сев за стол, профессор достал чернила и пергамент. Его перо мягко скользило по пергаменту, пока он писал. Первое письмо было адресовано Кингсли в Министерство. Второе также должно было отправиться в Лондон, только для МакГонагалл. Поколебавшись немного, Снейп достал ещё лист пергамента и несколько нерешительно набросал третье, более длинное послание. Когда он запечатывал последнее письмо, из своей комнаты вышел Поттер, потирая глаза и отчаянно зевая. Северус указал на стол, и мальчишка молча подошёл и уселся перед одним из двух комплектов столовых приборов. Запечатав конверт восковой печатью, и положив его к остальным, зельевар присоединился к гриффиндорцу.

- Завтракай, - пробормотал он, и их тарелки наполнились омлетом, пряными колбасками, тёплыми тостами и черничным вареньем. Помимо вездесущего тыквенного сока, был горячий ирландский чай** ледяное молоко и яблочный сок. Свежие фрукты были аккуратно порезаны в тарелках. Прошлый вечер был достаточно неловким для них обоих, поэтому ели они молча.

Снейп покончил со своей едой чуть раньше мальчишки: тот с тоской разглядывал недоеденную пищу, низко склонив голову к тарелке. Северус налил себе ещё чашку чая, добавил мёд с молоком, и вытянул свои скрещенные ноги под столом, наблюдая за Поттером из-под полуприкрытых век.

- Что случилось? – спросил профессор.

Поттер взглянул на него, а затем снова опустил взгляд в свою тарелку.

- Ничего, - ответил он тихо.

- Это вполне очевидно, что тебя что-то беспокоит, Поттер. Ты выглядишь, словно только что проиграл Слизерину Кубок по Квиддичу.

Мальчишка фыркнул на это заявление. «Уже лучше».

Снейп наклонился вперёд и облокотился на стол, вращая в своих всё ещё худых руках чашку. Поттер дёрнул плечом, ощущая на себе взгляд декана, но продолжал смотреть в свою тарелку.

- Давай, между нами не будет никаких секретов, Поттер.

- Я – Гарри.

Снейп поколебался.

- Поттер, - начал он, – я ничего не буду от тебя скрывать… больше не буду. Я покончил со всем этим, - это прозвучало неожиданно горько. Северус поднял руку, останавливая гриффиндорца, порывавшегося что-то сказать. – Позволь мне закончить.

Мальчишка кивнул.

Несколько секунд Снейп собирался с мыслями.

- Ты можешь задать мне любой вопрос, - проговорил он. – Тебе известно большинство моих секретов, благодаря этому чёртовому Омуту Памяти, - продолжил он сухо, качая головой. – Я отвечу, если смогу. Нет… - ответил он, увидев выражение лица Поттера. - … есть некоторые вещи, которые являются не моей тайной, они принадлежат другим людям, и я не предам их доверие. Но если я смогу ответить на вопрос, если это будет касаться меня – я отвечу. Ты можешь спросить всё, что угодно. Честно. Больше никакой лжи, - он потёр лоб. Как же он устал от этого, от всего этого.

Поттер снова кивнул.

- В свою очередь… - мальчишка напрягся, и Снейп наклонился через стол, чтобы похлопать его по руке, но Гарри так и не поднял взгляд. – В свою очередь, Поттер, я надеюсь, что ты… когда-нибудь… не стесняясь придёшь ко мне и расскажешь или спросишь обо всём, что тебя беспокоит. – Он сделал паузу, чтобы посмотреть на гриффиндорца, который до сих пор сохранял молчание. – Я знаю, что это будет… трудно… для нас обоих… и я не прошу доверять мне без уверенности, что…

Наконец, Гарри поднял голову.

- Я уже доверяю вам!

Снейп фыркнул, его глаза блестели.

- Вряд ли возможно поменять своё мнение в одночасье. Давай… давай будем делать это медленно, хорошо? Дадим каждому возможность осознать это… совершить ошибки. – Северус покачал головой. – Видит Мерлин, я любитель совершать ошибки. Это не будет в новинку для меня.

Гриффиндорец на это заявление скептически прищурил глаза, но кивнул.

- А сейчас… если можешь, скажи мне… что тебя беспокоит?

Мальчишка продолжал смотреть на него, и Снейп был озадачен выражением вины и сожаления, что появились у юноши на лице.

- Я… Я не использовал Старшую палочку, - сказал Поттер и со страдальческим видом уставился в свою тарелку.

Снейп поднял бровь и в недоумении покачал головой.

- Рон… Рон говорил мне использовать Старшую палочку, чтобы спасти… спасти вас. А я этого не сделал.

Северус продолжал крутить в руках чашку, раздумывая над тем, как ему стоило отреагировать… что он чувствовал по этому поводу. Поттер счёл его молчание как дурной знак, поэтому тихо прошептал:

- Мне жаль, профессор…

- Поттер… посмотри на меня.

Мальчишка поднял голову, но сгорбился, словно придавленный чувством вины.

- Я здесь. Мне не понадобилась Старшая палочка, чтобы выжить. Ты спас меня, сказав Минерве, Кингсли и Артуру где я, и заставив их просмотреть воспоминания в Омуте памяти.

- Что если бы вы умерли, потому что я не использовал её?

- Но я не умер.

- Но что, если…

- Тогда, я бы умер, Поттер. – Северус глубоко вздохнул. – Но твоей вины в этом не было бы. Ты и так на тот момент сделал всё, что мог…

- Но я не сделал. Что если бы я мог спасти вас, сохранить вашу жизнь?

«Это не связано со мной, - понял Снейп. – Это о той проклятой палочке».

- Я… не думаю, что хотел бы этого… - медленно произнёс он. – Не пойми меня превратно… Я рад, что жив. Я уже думал, что умер. И рад быть здесь. Но… - и Северус внезапно понял, что это действительно правда, - я был готов… готов умереть в любом случае. Я принял это решение давным-давно, когда Дамблдор попросил меня шпионить для Ордена. Мы все приняли это решение. Каждый из нас в Ордене знал, что это предполагает смерть, - проговорил он, почти повторяя то, что сказал Люпин, когда погибли Сириус и Хмури. Если бы он только знал.

- Но если бы я мог спасти вас…

- Ты действительно думаешь, что я хотел бы этого, Поттер?

Снейп обдумал это, прежде чем продолжить.

- Я знаю, также как и ты, даже лучше, что сделала эта палочка. Я в курсе, что делал Волдеморт задолго до того, как завладел палочкой. Знаю, что сделал Гриндевальд, чтобы получить её, и что он делал уже с ней. Ты действительно думаешь, я бы хотел, чтобы… эту вещь… использовали на мне? Я бы предпочел умереть.

Парень покраснел, и Северус понял, что говорил под конец куда более резко, чем намеревался. Мальчишка зациклен на этой палочке… и ему не стоит усугублять это. Не этого он добивался.

- Что мне теперь делать? – прошептал Гарри.

Снейп вздохнул.

- Всё что захочешь… - он поколебался немного, а затем повторил медленно и отчётливо: - Всё что захочешь, Поттер. Я буду здесь для тебя… если смогу… если ты этого хочешь.

- Гарри. Спасибо, сэр, - ответил мальчишка, спустя несколько долгих мгновений.

Ещё несколько минут Снейп наблюдал, как Поттер обдумывает всё это. Поставив чашку на стол, Северус отодвинул свой стул и плавно поднялся.

- Ну, - сказал он, – доедай.

- Мне нужно сходить в свою комнату… проверить палочку…

Зельевар покачал головой.

- Нет. Оставайся здесь. – Гарри хотел возразить. – Оставайся, Поттер, или я назначу тебе отработки до тех пор, пока тебе не стукнет сто три года.

Не заметив абсурдности высказывания, Поттер просто кивнул, и по каким-то причинам стал выглядеть более спокойным.

- Вы… Вы хотите помочь мне с поисками палочки Волдеморта?

Снейп кивнул.

- Да. Я отослал письмо Кингсли. У меня есть основания предполагать, что ему, возможно, кое-что известно.

Гарри принял это объяснение без лишних вопросов. Он взглянул на стопку писем на столе Северуса.

- Кому ещё?

- МакГонагалл. – Мальчишка бросил на него вопросительный взгляд. – Просто отчёт, Поттер. Она – директор. Она имеет право знать, что происходит в её отсутствие, - Северус поднял руку, останавливая зарождающийся протест. – Я изложил всё в общих чертах. Кроме того, он велела мне отчитываться через день, или она «примчится со всех ног, быстрее чем летают тестралы». И я склонен ей верить.

Тень улыбки появилась на лице Поттера, а затем он пожал плечами, соглашаясь.

- Кому предназначалось третье письмо?

Снейп поколебался.

- Артуру Уизли. Я слишком долго откладывал это.

Гарри кивнул и уставился снова в тарелку.

- Мне нужно сходить, отправить этих сов. И я должен закончить свой список… Мне всё ещё нужно проверить спальни седьмого курса, в этом году там будут жить первогодки.

- Куда отправлюсь я? – спросил Поттер уныло. Северус моргнул.

- Конечно, твои дядя и тётя…

Поттер отрицательно покачал головой, что Снейп воспринял с облегчением. Одна мысль о том, что мальчишка вернётся в этот нелюбимый… он даже домом назвать это не мог… заставила его желудок сжаться от сочувствия.

- Лондон, площадь Гриммо?..

Гриффиндорец поморщился и снова покачал головой. И не сказать, что профессор мог осуждать его за это. Дом был довольно мрачным местом, и оставаться там мальчишке одному было бы… нецелесообразно.

- Уизли?

Гарри пожал плечами.

- Ты думал о чём-то другом?

- Я вообще не думал о том, что будет после. Я имею в виду, после этого последнего года, - устало вздохнул Поттер, глядя на остывшие остатки завтрака в своей тарелке. – Я представлял, что буду до сих пор бороться с Волдемортом, искать последние крестражи… думал, что это займёт годы. Мы все так думали – я, Рон и Гермиона. Или, что меня убьют в конце… что я буду мёртв, когда всё закончится… - он затих.

«Боже мой…» Северус потёр пальцами лоб, до сих пор пытаясь окончательно осознать, через что прошёл этот ребёнок… всё ещё проходит.

- Так что… я не планировал свою жизнь дальше этого года, - произнеся это, Поттер вздрогнул, и в его глазах снова появилось то самое, загнанное выражение.

Выйдя из-за стола, Снейп сжал плечо гриффиндорца.

- Но теперь ты здесь, Поттер, - проговорил он медленно, и продолжил слегка настойчиво: – И тебе нужно подумать о своём будущем.

Гарри же положил голову на руки, и через несколько секунд Северус понял, что тот плачет, молча, и слёзы капают в полупустую тарелку. В голове промелькнула мысль: пришло ли только что мальчишке осознание того, что он выжил, война окончена, или это был всё ещё всепоглощающий страх из-за Старшей палочки, из-за возможности возвращения Волдеморта. А может, это снова нахлынуло чувство потери – Фреда, Люпина, Тонкс и всех, кто лежал в могилах на берегу Чёрного Озера.

«А осознал ли я сам? – задал мужчина себе вопрос. – Осознаю ли?»

Покачав головой, он тихо вздохнул и опёрся на стол рядом с Гарри. Северус дал ему несколько минут прийти в себя, а затем нагнулся и поднял лицо мальчишки за подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза.

- Мы всё ещё здесь, Поттер, - начал он мягким низким голосом, который обволакивал и успокаивал. – Мы оба… и теперь мы с тобой должны понять, как сделать всё правильно.

Гарри неуверенно кивнул.

- Давай, - повторил Снейп, протягивая руку, чтобы помочь мальчишке подняться с кресла. – Поднимайся.

- Что я должен делать, пока вас не будет?

- Прими душ. И убери посуду.

Поскольку вопрос касаемо посуды решался всего лишь отправкой её на кухню, это была не такая уж серьёзная задача, но она заставит гриффиндорца вернуться к повседневным и обыденным делам. Поттер нуждался именно в этом. Северус поколебался немного, но всё-таки произнёс:

- И… ты мог бы подумать о том, чтобы пожить здесь… - мужчина неопределенно махнул рукой, - … на какое-то время занять четвёртую комнату. Только на лето, пока не решишь, что будешь делать дальше, в следующем году.

Гарри замер на середине движения и ошарашенно сел обратно.

- Я не настаиваю, это будет твоё решение, - сказал Северус, пытаясь за беспечным тоном скрыть неожиданную боль в груди, при виде явных колебаний Поттера. – Тебе не обязательно решать прямо сейчас.

Поттер сидел совершенно неподвижно в течение нескольких секунд, рассматривая лицо профессора. Спустя, как показалось Снейпу, целую вечность, он, наконец, прочистил горло и прошептал:

- Спасибо, сэр… Я подумаю об этом.

Зельевар кивнул и очень осторожно, так чтобы мальчишка не заметил, что он затаил дыхание (собственно, Северус и сам понял это только сейчас), выдохнул.

C


Всю дорогу до совятни Снейп думал о своём подопечном. Это одиночество было пагубным для него. Поттера нужно было вернуть обратно к его друзьям. Дав рыжевато-коричневой сове небольшое угощение, он велел ей лететь в Нору, прошептав, чтобы она поторопилась. Потеревшись клювом о его руку в знак того, что всё поняла, сова вылетела в высокое окно. Другая сова, неопределённо - бурого цвета, которая должна была отнести письма в Министерство, щипала его палец до тех пор, пока Северус тоже не дал ей угощения. Он уже мысленно отметил для себя наказать Филчу, почистить совятню, прежде чем вспомнил, что это МакГонагалл, а не он, руководит школой. Спускаясь обратно, профессор принял решение предпринять ещё один поход в Хогсмид, чтобы отвлечь мальчишку.

Когда он вернулся в свои комнаты, то нашел Поттера, сидящим на табурете в своей предполагаемой лаборатории (если он, конечно, когда-нибудь заберёт своё оборудование из кабинета Минервы). Мальчишка уставился в одну из тех трёх книг по зельям, что читал раньше. Та балансировала каким-то образом на кончике его палочки, которая, в свою очередь, упиралась рукоятью в какие-то неровности на столе. Гриффиндорец был настолько сосредоточен на переписывании из книги, что, по всей видимости, не услышал, как вошёл Снейп. Северус стоял в дверях и смотрел, как тот царапал что-то пером, периодически останавливаясь, чтобы свериться с фолиантом. «Если бы ты был так внимателен во время уроков окклюменции…» Зельевар тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли.

Он прочистил горло. Голова Поттера взлетела вверх, и книга упала, захлопнувшись с тихим щелчком, прямо в чернильницу, которая находилась на столе. Чернила начали быстро растекаться не только по записям мальчишки, но и по всему столу, угрожая книгам. Гарри рефлекторно попытался остановить надвигающийся беспорядок рукавом мантии, но Снейп подскочил, чтобы поднять фолиант, вернул в вертикальное положение чернильницу, и очистил палочкой разлитые чернила на записях гриффиндорца и со стола. Поттер с отвращением вытянул свой рукав подальше от себя, и Северус очистил его тоже.

- Спасибо, профессор, - начал Гарри.

- Это моя вина, я напугал тебя, - отмахнулся Северус. Поттер бросил на него скептический взгляд, на что профессор только пожал плечами. – Нет ничего постыдного в признании вины, Поттер. Однако в следующий раз используй палочку, а не свою мантию. Насколько я помню, ты волшебник.

- Успешно отправили сов? – покраснев, спросил мальчишка.

- Да, - ответил Снейп, обходя вокруг стола, чтобы прочитать записи Гарри. – Зелье Сна без сновидений, - прочёл он. – Сложновато для летних каникул, тебе не кажется? Особенно, учитывая, что ты пропустил последний год.

На это Поттер лишь пожал плечами, при этом выглядя несколько смущённым.

- Я думал, может быть… Иногда мне снятся кошмары, – признался он. – И если я буду спать здесь… Мне не хотелось бы будить вас.

Слишком много чувств и эмоций одновременно ощутил Северус, чтобы суметь разобраться в них сразу. «Однако, самый лучший путь - простейший», - рассудил он. Декан кивнул, показывая тем самым, что понимает и соглашается с решением гриффиндорца.

- Тогда, тебе потребуется ряд вещей… ингредиенты, котел…

Мальчишка кивнул.

- И если ты собираешься варить зелья в моей лаборатории, Поттер, то они должны отвечать моим стандартам. Мне не хотелось бы, чтобы ты отравил себя, и превратил меня в свою сиделку или что-то в этом духе.

Хотя его тон и был достаточно сух и бесстрастен, без намёка на подтекст или иносказание, Поттер понял его совершенно верно.

- Да, сэр. Спасибо. Буду признателен вам за помощь.

Он какое-то время рассматривал гриффиндорца.

- И снова дополнительные зелья, не так ли? – сказал он. *

C


Если мальчишка собирался варить здесь своё зелье, то пришло время забрать свои вещи. Снейп отправил Поттера в его гриффиндорскую спальню и позвал Кричера, чтобы тот проводил Гарри и помог собраться. Сам он неохотно направился в сторону кабинета Дамблдора… ,ервы... решив упаковать всё как можно быстрее. Вопрос был в том, как сделать это, не сталкиваясь с Дамблдором. Северус так и не смог придумать ничего более подходящего, чем полное игнорирование портрета.

- Алый тартан, - произнёс он. Горгулья, охранявшая вход, со скрежетом отодвинулась в сторону, и Снейп ступил на винтовую лестницу, позволив поднять его до дверей кабинета Минервы. Задержав дыхание, он повернул ручку и вошёл.

Так как директора на месте не было, многие из обитателей портретов отсутствовали, посещая другие картины. Финеас, вероятно, был на площади Гриммо, наблюдая за очисткой и дезактивацией проклятий в доме, который, без сомнения, был полон чёртовых ловушек и заклинаний, после посещения Яксли. Армандо Диппет должно быть, был на вилле во Франции, а Ньют Скаммандер, скорее всего, навещал сына и внуков в своём, продуваемом всеми ветрами замке, в Дорсете. Другие портреты тихо похрапывали, но это не могло обнадёживать – все они были опытными актёрами… или лжецами. Портрет Дамблдора был пуст, и Снейп облегченно выдохнул. Он призвал несколько сундуков, портативную лекарскую аптечку, несколько специальных ящиков, и начал упаковывать ингредиенты для зелий с оборудованием. Собирался он быстро но осторожно, особенно с жидкостями и наиболее старинными и хрупкими инструментами.

Северус только начал освобождать книжные полки, как был напуган возгласом с рамы над директорским столом.

- Северус!

Бывший шпион замер, не поворачиваясь к портрету, а затем усилием воли заставил себя не прерывать своего занятия.

- И слова не скажешь своему бывшему директору, Северус? – упрекнул голос.

Снейп продолжал сборы, стиснув зубы, не позволяя себе ускорить движений, и выдать тем самым своего состояния. Где-то на полминуты воцарилось молчание.

- Рад видеть тебя в добром здравии, Северус, хотя… это довольно тяжело оценить, покуда ты стоишь спиной ко мне.

- Я не разговариваю с тобой, Альбус. Возможно, твой блестящий ум не в состоянии постигнуть это, - напряжённо проговорил зельевар, и в его голосе ясно послышалось презрение и гнев.

С какого-то портрета послышалось неодобрительное фырканье.

- Ну, Северус. В чём дело? Мальчик жив, ты в порядке… что беспокоит тебя?

Мастер зелий почувствовал, как от этих слов напряглись плечи, но вновь заставил себя проглотить свой гнев. «Я не поймаюсь на эту наживку, чёрт побери!»

- Всегда будет какая-то цена войны, Северус, - выговорил ему портрет.

Тут Снейп повернулся.

- Что ты знаешь об этом? – выплюнул он. – Какую цену заплатил ты?

Несколько портретов при этом ахнули от возмущения.

- Ты воображаешь, что я не заплатил своё, Северус? Ты стоишь тут… тогда как я… а я, боюсь, застрял здесь.

В отвращении Северус вернулся к сборам.

- Я бы сказал, что из нас двоих, именно тебе перепала очевидная и осязаемая выгода от нашей сделки, друг мой, - продолжил портрет взбешённо, затаив в голосе злой упрёк.

Снейп повернулся и уставился на мужчину, изображённого на картине, удивляясь как, Мерлин и мантикора, он мог когда-то доверять этому человеку.

- Ты, чёртов идиот, - произнёс он холодно. – Ты хотя бы представляешь, что он пережил? Что он до сих пор ощущает?

- А ты?

- У меня есть куда более чертовски верное представление об этом, чем у тебя, старик.

- В самом деле. Я так понимаю, мальчик доверился тебе в итоге.

Зельевар ничего не ответил на это.

- Что так тебя расстраивает, Северус?

- Что расстраивает меня, Дамблдор? Меня расстраивает то, что ты использовал его… Ты использовал его для своей собственной омерзительной войны, твоё трижды проклятое стремление быть серым кардиналом в интригах вокруг убийства Волдеморта. Расстраивает меня, ты, чёртов ублюдок, то, что ты сделал с ним, через что заставил пройти его. И всё для того, чтобы ты обеспечил себе победу!

Голос Снейпа сорвался на крик. Дамблдор наблюдал за ним, качая головой.

- Я, Северус? Не хотел ли ты сказать «мы»? В конце концов, не я был тем, кто выбрал мальчику такой путь. Конечно, мне не нужно напоминать тебе, что именно ты…

Невнятный, мучительный вопль ярости и жгучей вины вырвался из горла Снейпа.

- Закрой свой рот! Молчи! МОЛЧИ! Ты убил его! Ты хоть понимаешь это? Он умер, грёбаный ты ублюдок! Один! В этом проклятом лесу! Ты хоть представляешь, на что это было похоже? Он умер… один!

Этот кошмар разрывал его на части, мучительно стояла перед глазами картина: Поттер. Одинокий. Беззащитный. Лицом к лицу со своей смертью.

И, даже не взглянув, что ему попалось под руку, Снейп швырнул предмет со всей силы в портрет Дамблдора. Следующая вещь полетела вдогонку и разбилась о стену. Он громил всё, что оказывалось на его пути, и, в скором времени в кабинете не осталось уцелевшими ни одного из тех хрупких загадочных вращающихся предметов, украшающих эту комнату во времена директорства Дамблдора. Ни одной книги, чернильницы или пера… Северус позволил гневу захлестнуть его, выплеснуться через край, пока не почувствовал себя плохо от всей этой ярости и отчаяния. Пока остальные портреты не начали шипеть и отворачиваться. Пока Дамблдор не сбежал.

Когда уже не осталось того, что можно было бы разбить или швырнуть, он рухнул обессиленный на мраморные ступени, ведущие к возвышению, где стоял стол, до тех пор, пока Северус его не перевернул. Уронив голову на руки, он сидел и задыхался от своей ярости, потери и вины до тех пор, пока его не вырвало на каменный пол. Его плечи придавило неумолимое чувство горького и неумолимого отвращения к самому себе.

Спустя долгое время, Снейп, наконец, смог подняться на ноги. Тщательно и скрупулезно он привёл в порядок кабинет МакГонагалл, восстанавливая каждую вещь, что он сломал в гневе, расставляя их по своим местам, чтобы кабинет директора был абсолютно готов к её возвращению. Потом он собрал остаток своих книг и одежды, до сих пор висящей в шкафу или сложенной в комоде, в спальне, и, позвав эльфа, велел переместить вещи в его комнаты в гриффиндорской башне. Левитируя последний ящик перед собой, Северус покинул кабинет, не оглядываясь.

Дойдя до своих комнат, Снейп отметил, что все коробки уже ждут его там. Поттера ещё не было. Опустившись в кресло около камина, он просидел там довольно долгое время, пытаясь разобраться в своих мыслях и чувствах. От их круговерти его подташнивало. Северус постарался успокоиться, чтобы мальчишка по возвращении не увидел своего декана в таком состоянии. Наконец, он поднялся, чтобы распаковать первую коробку. В ней были книги по зельям, они были исписаны его мелким почерком на полях и между строк текста. Эти пометки будто принадлежали для него какой-то другой эпохе. Первая же книга упала, открывшись на странице с написанным им заклинанием: «Vulnera Senentor»… И он снова будто очутился там… Поттер стоящий над Драко Малфоем, не по собственному злому умыслу, а просто, не подумав, использовавший Sectumsempra на том, кто мог бы стать ему другом… должен был стать. И именно Снейп, хоть и косвенно, случайно научил мальчишку этому заклинанию. Малфой лежал на полу в туалете мальчиков, и кровь его смешивалась с водой, что текла из раковины, разбитой во время дуэли.

«Что же я делаю? - мужчина покачал головой, чувствуя тягучую боль в животе. – Боже, я же к чёрту уничтожаю всё, что я, когда бы то ни было, любил. Что я творю?»

Он снова взглянул на книгу и, вдруг понял, что не мог прикоснуться к ней, не хотел, чтобы она была у него, чтобы вообще существовала. Вырвав страницу, Северус скомкал её дрожащими руками… и ещё одну… и ещё. А затем, так же тщательно и внимательно, как восстанавливал недавно кабинет Минервы, он вынул оставшиеся книги и методично, совершенно позабыв о возвращении Поттера, начал уничтожать каждый след или напоминание о своей прошлой жизни. Он вычёркивал из памяти страниц доказательства и признаки той роли, что играл, осознанно или нет, лжи и манипулирования, стирал воспоминания о тех людях, что умерли из-за него или от того, что он не смог и защитить, об отношениях, которые казались ему стоящими доверия до того момента, пока не пришло осознание что ему так же лгали… манипулировали.

«Рви, - думал он, - рви. Потому что меньшего ты не заслуживаешь».

Каждую вещь, что он увидел и уничтожил, резала, словно нож Беллатрис, разрывала, как клыки Нагини, напоминая о его ошибках, о том, чего они стоили… Стоили для Молли и Артура, Джорджа, Поттера… стоили Лили и Джеймсу, семье Колина Криви… Невиллу, Чарити, Грозному глазу, Люпину и Тонкс… список казался бесконечным. Ему думалось, что, стоит дойти до конца - он умрёт… перед глазами мелькали студенты под Crucio Кэрроу или слизеринцев (от этой мысли он едва не задохнулся)… загнанное выражение распахнутых в ужасе глаз Драко, что не менялось последние два года… смеющееся лицо Фреда… Осколки стекла и кусок латуни впились в его руку в тот момент, когда он разрушил и разбил часть своего прошлого, себя такого, каким он думал, что был… Это продолжалось до тех пор, пока не осталось ничего, что напоминало бы о нём прошлом. Ничего не осталось от прошлого него, кроме трёх книг, стоящих на полке, и флакона с воспоминаниями, который находился в спальне.

Когда каждый кусочек его прошлого был похоронен под горой пергамента, осколков стекла и металла, Северус сжёг Incendio всё, что могло гореть, собрав презрительным взмахом палочки остальное, уничтожив этот мусор ко всем чертям. Он надеялся, что больше никогда не увидит, не услышит и не подумает об этом снова. Прибравшись с той же тщательностью, с которой разбивал и уничтожал своё прошлое, Снейп методично убрал кровь и осколки стекла с рук, хотя и только для того, чтобы не напугать мальчишку, а не ради того, чтобы исцелить себя. Пожалуй, он даже предпочёл бы физическую боль той острой тоске, что сейчас царила в его душе… в каждой частичке его существа.

Закончив, мужчина сел и осмотрелся, желая разбить что-нибудь ещё, но понимая, что на самом деле ему хочется уничтожить самого себя. Сейчас Северус ненавидел себя даже больше, чем Дамблдора, если это, конечно, было возможно, в чём он сомневался. Он ненавидел этот грёбаный самодовольный тон старика, его высокомерие и проклятую одержимость властью. Северус ненавидел свою собственную треклятую глупость, свою бессмысленную, слепую веру в то, что он хоть когда-то защищал мальчишку, или хотя-бы мог сделать это.

Снейп ненавидел себя за то, что попросил Поттера переехать… О чём он только думал? Он ненавидел себя за то, что позволил себе надеяться. «О чём, чёрт побери, я только думал? О чём я думаю? Боже мой, почему, во имя всего, я просто не оставил его в покое? Мерлин, он должен ненавидеть меня. Почему, проклятье, он не ненавидит меня?»

Зельевар рванулся в ванную, где его рвало до тех пор, пока он не опустел, как его собственная комната в гриффиндорской башне, которой он, совершенно определенно, не принадлежал.

C


Северус Снейп сидел, спрятав лицо в ладонях и уперев в локти согнутые колени, перед холодным камином и дрожал, несмотря на летнюю жару, которая едва проникала в замок. Он не откликнулся на третий стук и приглушённое: «Профессор?» Но, в конце концов, с усилием поднялся с дивана и открыл дверь.

- Сэр? – сказал Поттер, обеспокоенно переводя взгляд с совершенно опустошённого лица профессора, на такую же пустую комнату за спиной Снейпа. – Всё в порядке?

- В порядке. Всё в порядке, Поттер, - устало проговорил Северус. Мальчишка даже не поправил его за использование фамилии. Не глядя на него, профессор указал на четвёртую комнату. Гарри неуверенно проскользнул мимо него, будто стесняясь того, что находится здесь. Снейп попытался взять себя в руки. Он всё ещё бездумно держался за дверную ручку. Он просто не представлял, где растерял часть себя. Спустя минуту, Мастер зелий перевёл дыхание, тихо затворил дверь и встал в проёме комнаты гриффиндорца.

Поттер сидел спиной к двери, на своей кровати, уставившись на коробку, стоящую на полу. «Возможно, это всё, что было у Гарри», - подумал Снейп. «Вполне вероятно, учитывая характеры его дяди и тети, да и предыдущий год, проведенный в бегах». Ему стало интересно, находилась ли Старшая палочка среди этого малого количества вещей. «Где ещё она могла находиться… где находится?»

- Поттер.

Мальчишка подпрыгнул.

- Мне… Я должен уйти сегодня вечером. Тебе придётся ужинать одному. Просто позови Кричера или любого другого эльфа, и они принесут тебе всё необходимое.

- Куда вы идете, сэр?

- По делам.

- Но…

- Это всё, что тебе нужно знать… на данный момент, - поправился он, вспомнив о своих словах «никаких секретов» и тут же пожалев об этом. Его губы изогнулись в ироничной ухмылке: Северус надеялся, что мальчишка будет доверять ему на этих условиях, но он уже чувствовал необходимость кое-что скрыть. «Некоторые вещи никогда не изменятся, Сев».

- Сэр, если вы предпочитаете…

- Нет, Поттер… - произнёс профессор устало.

- Гарри.

Северус вздохнул и подошёл к Поттеру, продолжавшему сидеть в той же позе. Слегка толкнув ногой колено мальчишки, он взглядом показал тому подвинуться. Сев с ним рядом, Снейп вцепился руками в одеяло, будто сидел на краю обрыва. Он ощущал взгляд Гарри на себе, чувствовал его заботу и смущение, и не был уверен в том, что ему стоит сказать, не хотел сделать это неправильно, причинить боль…

- Профессор?..

- Я не твой профессор, Поттер, - тихо напомнил Снейп мальчишке и самому себе.

- Ну, и как же тогда мне стоит называть вас? – неожиданно раздражённо поинтересовался Поттер.

Северус посмотрел на него, и открыл было рот, но понял, что не знает ответа. Ему действительно не хотелось, чтобы гриффиндорец называл его по имени, но не мог придумать, почему же нет. Билл и Чарли, старшие сыновья Уизли, обращались к нему именно так. Близнецы поступали так же, хотя и более нахально… Сердце кольнуло… оно теперь никогда не перестанет болеть. Фред… Почему мальчишка не должен? Этим летом он закончил бы школу. В конце концов, через несколько недель Поттер станет уже достаточно взрослым даже в мире магглов.

- Думаю, это зависит от тебя, - устало произнёс зельевар, наконец.

- Вряд ли я могу называть вас Северус, - со смущённым смешком ответил Гарри. Внутри Снейпа что-то сжалось, и на ум почему-то пришла Лили. – Как тогда? Дядя Северус? Мистер Снейп? Папа?

Поттер резко втянул воздух и застыл. Желудок мужчины словно сделал сальто, а сердце замерло. В груди вдруг остро шевельнулась непонятная боль. Он уже было поднял руку, чтобы схватиться за что-то, но тут Гарри повернулся к нему лицом, широко раскрыв в ужасе глаза. Северус изменил направление движения, и запустил руку в свои волосы. Он подозревал, что был таким же бледным, как и гриффиндорец. Декан сглотнул комок, вставший в горле.

- Давай пока сойдемся на «профессор», - сказал он, безуспешно пытаясь выдавить подобие улыбки.

Поттер кивнул и сглотнул в ужасе от того, что вырвалось из его рта. Снейп поднялся на ноги, и Гарри последовал за ним почти так же быстро.

- Профессор, я…

- Не надо! – резким жестом оборвал его Северус. – Не надо. Я… я скоро вернусь.

Развернувшись на каблуках, мужчина стремительно вышел из комнаты и своих апартаментов. Оставив позади школу, он подлетел к воротам, стараясь не сорваться на бег.

____________________
* Здесь (как в названии главы, так и в тексте) автор отсылает нас к моменту в «ГП и ОФ», где Снейп занимался с Поттером окклюменцией под прикрытием дополнительных занятий по зельям. В переводе РОСМЭН это было прописано как «Исцеляющие зелья», но по моему разумению и, учитывая идиомы со словом Remedial, выражение “Remedial potions” означает именно “дополнительные зелья”.

**Ирландский чай – (для тех, кто в танке, как и переводчик) Ирландский чай представляет собой смесь из нескольких черных чаев, чаще всего Ассам. Из-за своей крепости, ирландский чай обычно подается с молоком, но также может быть подан в обычном виде или с сахаром. В Ирландии, где молоко и молочные продукты традиционно являются основной частью рациона, большинство людей пьют чай с молоком. Ирландский чай часто пьют по утрам. Данный напиток, имеет сильный аромат и высокое содержание кофеина, гораздо большее, чем в зелёном, красном или белом чаях, хотя и несколько меньше, чем в кофе.


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Teira Дата: Пятница, 29.03.2013, 23:23 | Сообщение # 30
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
хорошо Снейп накричал на Дамблдора!давно пора)
спасибо!
 
Коварная_Белочка Дата: Суббота, 30.03.2013, 09:05 | Сообщение # 31
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Teira, ok3 Да, есть такое дело!)))))

He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Коварная_Белочка Дата: Вторник, 02.04.2013, 09:38 | Сообщение # 32
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 14. Между жизнью и смертью

Сначала Северус пробовал сесть в кафе у Розмерты, но весёлая, почти праздничная атмосфера, царящая там, раздражала его, заставляя нервно передёргивать плечами, во рту ощущался какой-то кислый привкус. Всё это мешало думать. Так что, он ушёл оттуда, и бесцельно бродил по улицам пока не стемнело. В конце концов, он, скрепя сердце, вошёл в Кабанью Голову. Снейп хотел прокрасться незамеченным и просто посидеть, подумать какое-то время, но взгляд Аберфорта был слишком заинтригованным, а паб слишком пустым. Уловив настроение мужчины, Дамблдор без лишних слов принёс огневиски, тёплый хлеб, козий сыр, миску с тушёным мясным рагу, - и поставил на стол перед зельеваром. Тот сидел у стены, низко опустив голову, и столь нехарактерно для себя накинув сверху капюшон мантии. В другом конце зала последние посетители закончили свой обед, и ушли, подчиняясь, возможно, неясным тревожным ощущениям, исходящим от тёмной фигуры.

Снейп отмахнулся от огневиски, но Аберфорт всё равно налил два стакана, один из которых сунул мужчине в руки, и, оседлав стул, сел рядом. Северус поколебался немного, а затем одним большим глотком осушил напиток. Аберфорт молча сделал так же. Наполнив стаканы по второму кругу, трактирщик с лёгким звоном чокнулся бокалом и пробормотал:

- За отсутствующих друзей… и парней.

Не поднимая головы, Снейп взял стакан и, поколебавшись, сделал глоток. Аберфорт в это время болтал в своём бокале тёмную янтарную жидкость, рассматривая явно опечаленного чем-то молодого мужчину, сидящего напротив.

- Хочешь рассказать мне об этом? – спросил он низким и грубым голосом.

Подумав секунд пять, Северус ощутил, как зарождается новая волна гнева, чувства предательства, вины и ненависти к себе, стыда за несправедливое отношение к мальчишке и, наконец, ощущение полной неопределённости себя в этой жизни отныне. И он рассказал… Рассказал, как переживает за мальчишку, который всё ещё не мог оправиться от прошлого. Рассказал о том, что Поттер и не думал, что выживет, через что прошёл этот ребёнок в лесу, Омуте Памяти… как сам Северус практически своими руками убил его… как он уничтожил всё и всех, кого когда-либо любил… как ненавидит сам себя за это… как хотел бы умереть как можно раньше, чтобы всё это никогда бы не произошло.

К счастью, паб был всё ещё пуст. Аберфорт молча внимал ему, позволяя освободиться от всего этого. Наконец, Снейп выговорился до конца, опустошив себя, исчерпав до дна.

Дамблдор откинулся на спинку стула, который, вероятно, где-то посреди рассказа всё же повернул нужной стороной. Он смотрел в полупустой стакан с огневиски, позволяя тишине повиснуть между собеседниками. Обессиленный Северус снова опустил голову на руки. Через несколько минут Аберфорт поднял взгляд и начал рассматривать мужчину, сидящего перед ним. Должно быть, что-то позабавило его слегка, потому что он тихо усмехнулся.

- Вы двое… вы в каком-то роде, два сапога - пара, - сказал он хрипло, покачивая головой.

- О чём ты говоришь? - Снейп взглянул на него поверх своих рук.

Положив одну руку на спинку стула, трактирщик крутил содержимое в своем стакане почти так же, как его брат кружил содержимое Омута Памяти, чтобы выявить полную картину. Возможно, и в данном случае было что-то подобное, потому что старик казался абсолютно уверенным в том, что хотел сказать. Аберфорт сделал глоток и посмотрел на Снейпа поверх стакана.

- Ты и Поттер, - произнёс он, указывая на мужчину бокалом.

Северус потряс головой в замешательстве.

- Вы оба всеми силами стремитесь взять на себя ответственность за весь чёртов магический мир, насколько я могу судить.

Зельевар поморщился и передёрнул плечами, показывая, что он не согласен с этим выводом. Поставив свой стакан на стол, Аберфорт наклонился вперёд и весьма решительно сказал почти прямо в лицо Снейпу:

- Вы оба. У вас комплекс чёртовых героев.

Снейп судорожно сглотнул, немало озадаченный поиском подходящей реакции на эти слова. Какая-то часть его хотела отодвинуться подальше, другая желала напасть… а третья была чертовски уставшей для всех этих действий.

- Я не понимаю…

- Сколько тебе было, Северус? Сколько тебе было лет, когда ты присоединился к слугам Темного Лорда, когда получил проклятую метку? – прорычал почти сердито Аберфорт.

Снейп задумался.

- Я… я… я… - он остановился. Это было не так уж просто и ясно…

- Когда ты начал втягиваться в это дело, а? Сколько тебе было? Двенадцать?

- Одиннадцать.

- Прости, я не расслышал? – протянул Дамблдор.

- Одиннадцать. Я… Люциус… он…

- А сколько лет было дражайшему старине Люциусу, - Аберфорт фыркнув, произнеся это имя, - … когда он взял тебя к себе под крылышко?

- … Шестнадцать, - прошептал Северус.

- Итак… дай я скажу прямо. Ты виновен в уничтожении волшебного мира из-за решения, которое принял в одиннадцать лет… именно так я понял то, что ты сказал.

- Нет, чёрт возьми! - Разозлился Снейп. – Мерлина ради, Аберфорт, это не… это не… - он схватился за волосы в отчаянии. – Нет, я… Я принял метку, когда мне было шестнадцать, а не одиннадцать. Шестнадцать!

- Ах, шестнадцать. Что ж. Получается, с твоей точки зрения, что за это решение мы должны повесить тебя за пальцы в Азкабане, а? Потому что парень в шестнадцать, конечно, обязан был понимать лучше.

- Я понимал, - хмуро отозвался Снейп, бросая на Аберфорта брезгливый взгляд.

- О, а теперь? Так что, по твоему мнению, шестнадцатилетний пацан обязан знать, что творит, м-м-м? Сойдемся на этом?

- Да, чёрт возьми!

- Ну, тогда нам лучше стоит бросить вас обоих в одну камеру. И кинуть туда же к вам двоим Драко Малфоя.

- О чем, чёрт тебя дери, ты болтаешь?

- Ты знаешь, как умер мой брат, Северус? – требовательно спросил Аберфорт.

Снейп вздрогнул, и, казалось, вжался в кресло, как можно дальше от человека, чьего брата он убил.

- Тебе не нужно напоминать мне об этом. Почему ты спрашиваешь? – прохрипел мужчина.

- Ты думаешь, что это ты убил его? – снова с вызовом спросил Аберфорт.

- Ко… конечно. Я знаю, что убил его, - голос Северуса дрогнул. – О чем ты…

Аберфорт повернулся и сплюнул в камин, который отозвался шипением.

- Ты ничего не знаешь.

Снейп уставился на него своими чёрными, как уголь, и столь же безжизненными глазами, полностью сбитый с толку. Он помолчал несколько секунд, ожидая хоть каких-то объяснений, но трактирщик только жёстко смотрел на него такими же пронзительно-синими глазами, какие были у покойного директора Хогвартса. Северус покачал головой, беспомощно взмахнув руками.

- Я понятия не имею, о чём ты.

Аберфорт уставился на него, задумчиво пожёвывая внутреннюю сторону щеки или язык.

- Возможно, вам с Поттером стоит ещё раз поговорить, - сказал он, а затем покачал головой. – Нет. Этот несчастный паренёк уже натерпелся. Я не позволю тебе снова мучить его.

Северус уже открыл было рот, чтобы возразить, но Аберфорт отмахнулся от него, заставляя замолчать.

- У меня был разговор с моим святошей братцем спустя несколько недель после его смерти, - сказал он. – И знаешь, что он сказал мне? – И, не дожидаясь ответа, продолжил: - Этот ошмёток козьего дерьма сказал, что Поттер дал ему яд.

Зельевар в ужасе отшатнулся, откинувшись на спинку стула.

- Да-а-а, эта мыслишка заставит стать дыбом волосы в твоем носу, - горько рассмеялся Дамблдор. – Только, как и большинство вещей в жизни моего брата, эта история не так ясна, как кажется. По всей видимости, мой дорогой братец заключил с мальчишкой соглашение, чтобы тот делал всё, что ему прикажут… и это «всё, что прикажут» обернулось вливанием отравленной воды в протестующий рот Альбуса, чтобы чёртов братишка смог завершить свои проклятые поиски. Он предполагал, что сможет вернуться в замок вовремя, чтобы твои прекрасные зелья в очередной раз спасли его ублюдочную жизнь. Можешь себе это представить? Заставить мальчишку пройти через это! – Аберфорт в отвращении покачал головой. – Поттер рассказал мне, не более чем два месяца назад, что мой брат умолял его остановиться, просил убить его. Поди, нагляделся таких вещей, что захотел умереть… - взгляд трактирщика метнулся к потолку, где на втором этаже располагались его личные комнаты, а затем вернулся к Снейпу, - … но, несмотря на это, парень должен был выполнять приказ директора.

- Так что, ответь мне, профессор Снейп: кто из вас ответственен за смерть моего брата, а? Ты? Поттер? Драко? Мой святоша братец? А, может быть, Волдеморт, м?

Мужчина в ужасе уставился на трактирщика.

- Это… это не…

Аберфорт хлопнул ладонью по столу с такой силой, что та спружинила обратно, и Снейп отшатнулся, словно его оглушили.

- Я никогда не считал тебя глупым человеком, Северус. Равно как и эгоистичным. Мой брат ответственен за это. Вынь уже свою башку из задницы и подумай над этим, парень!

Дамблдор посмотрел на мужчину, сидящего напротив. Тот замер с открытым ртом и выглядел более растерянным, чем когда бы то ни было.

- Сколько лет Поттеру?- рявкнул Аберфорт.

- Что?

- Сколько лет твоему парнишке?

- Он не…

- Сколько, чёрт побери?!

- Семнадцать… ему… ему будет восемнадцать в конце месяца.

- И… ты думаешь, что этот пацан мог отказать моему брату в свои шестнадцать, пусть даже неполные семнадцать, когда тот заставил делать его всё это? Ты считаешь его ответственным за соглашение, при котором мой брат приказал ему подчиняться? Думаешь ли ты, что это он убил моего брата? Потому что если это так, то тебе лучше пойти и сдать его в Министерство для разбирательства… и надеяться, что они запрут его в Азкабане и выбросят ключ. Ведь он прикончил величайшего волшебника нашего времени, - с сарказмом сказал трактирщик.

- Нет, - прохрипел Снейп. – Нет, конечно нет… как он мог…

- Прошу прощения, - перебил Аберфорт, по-прежнему неприятно язвительно. – Верно ли я тебя понял? Ты предполагаешь, что шестнадцатилетний подросток может не обладать достаточной властью, устоявшейся жизненной позицией, умением сориентироваться, чтобы не быть загнанным в угол более взрослым, опытным и мастерски владеющим техникой манипулирования человеком?

- Это не то же самое… - покачал головой Северус.

- О, неужели? Ну, расскажи мне, в чём разница. Ах, подождите, я забыл. В случае Поттера это же мой великий брат им манипулировал, чтоб его… в то время как тобой, всего лишь, Волдеморт – небольшой раздражитель, я уверен. Просто на тридцать четыре года тебя старше, и дурной на голову с рождения. И Люциус, на пять лет дольше утверждался в своей отвратительной скользкой натуре, и Эйвери, и…

- Остановись, - сказал Снейп, слабо подняв руку. – Подожди.

Но Аберфорт не ещё не закончил.

- Хорошо, давай оставим этот маленький момент в стороне. Возьмём родственников Поттера. – Зельевар поморщился. – А-а-а-а, это довольно сложно, не так ли? Давай посмотрим… сколько тебе было, когда эта маленькая отговорка перестала работать, а? Когда ты услышал здесь, наверху то, что не должен был слышать?

- Девятнадцать, - сказал Северус слабым и лишённым любых эмоций голосом.

- Ах, да… намного старше… - Аберфорт усмехнулся. – И… сколько было тебе, когда ты стал шпионом Ордена?

- Я… мне… девятнадцать, - прошептал Северус. Перед его глазами стояли воспоминания.

- Итак, позволь мне сказать прямо. Ты совершил ошибку, действительно громадную ошибку. Хорошо, и сколько точно прошло времени прежде чем ты осознал эту ошибку и попытался всё исправить? До того, как начал шпионить на Орден.

Северус не отвечал долгое время, вернувшись в своё прошлое. Он сглотнул, его кадык дёрнулся на всё ещё тощей шее, открыл и снова закрыл на несколько секунд рот, прежде чем хрипло прошептал:

- Две недели… - вырвалось полузадушенное рыдание и по лицу покатились слезы. - … Две недели.

Он не увидел сочувствующего выражения лица у Аберфорта.

- Две недели, сынок? - проворчал трактирщик тихо и покачал головой. – А как долго ты наказываешь себя за эти две недели? – спросил он. В этот раз сострадание, приятие и печаль в его глазах и голосе трудно было не заметить. Снейп посмотрел на него.

- Ответь мне ещё на один вопрос, Северус. Ты когда-нибудь убивал? Моего брата в расчёт брать не стоит, он сам спланировал это. Так что, ты убивал?

- Нет, но…

- Подвергал ли Crucio? Даже по приказу Тёмного Лорда.

- Нет!

- Накладывал ли Imperio хоть на одну живую душу?

Северус колебался, но глаза собеседника заставляли сказать правду.

- Да, на Мундугуса Флетчера.

- Да ты что? А почему ты это сделал, Северус? – спросил почти угрожающе Аберфорт.

- Для… я сделал это по приказу… Дамблдора…

- Да… Он был замешан в этом, не так ли? - с усмешкой на лице прервал его старик. Снейпу пришло в голову, что Аберфорт немного недолюбливает своего брата. Северус отмахнулся от этих слов:

- Это был единственный путь, чтобы…

- Чтобы что?

Зельевар вздохнул.

- Это был единственный способ, чтобы спасти шкуру Поттера. Тёмный Лорд, Волдеморт, - выдавил он, - хотел схватить мальчишку, и я… Я должен был сообщить ему информацию… должен был сыграть свою часть, - горько произнёс он. – Но после… Я должен был обезопасить ребёнка, так что, я использовал Imperio на Флетчере и после нашего разговора наложил на него Obliviate. Сказал ему, чтобы он предложил Оборотное зелье… Грозному глазу, - Северус задохнулся на этом имени и спрятал лицо в ладонях.

Аберфорт не стал вмешиваться, и подождал, пока Снейп справится со своими переживаниями.

- Спрашиваю тебя ещё раз, парень. Ты убивал когда-нибудь? – мягко проговорил он.

- Это одно и тоже… одно и тоже…

- Разве? Для меня это разные вещи. Мы на войне, были на войне, малыш. И на войне происходят вещи, которые мы не планировали, хотели бы никогда не делать, желали бы забыть. У тебя и у этого твоего паренька есть проблема, сынок, - ласково продолжил старик. – И это одна и та же проблема. Вы оба вините себя в том, в чём не виноваты.

Он поднял руку, останавливая уже открывшего было рот Снейпа.

- Я не говорю, что ты вёл себя безупречно: никто из вас двоих не вёл. Но ты не настолько виноват, как сам считаешь, оба вы. И тебе лучше следует помочь этому мальчишке справиться с этим, Сев, или это разрушит его жизнь, так же, как почти разрушило твою.

«Почти?»

Аберфорт смотрел на Северуса ещё какое-то время.

- А теперь, у тебя есть паренек, о котором нужно заботиться, - всё тем же мягким голосом сказал он. Зельевар лишь отрицательно покачал головой.

- Ты считаешь, что твоя работа окончена, потому что Волдеморт повержен? Не принимая во внимание того, что мы будем разыскивать шныряющих по островам Пожирателей Смерти долгие годы, мальчишка всё ещё нуждается в тебе… ему нужны совет и поддержка, кто-то, на кого он может положиться…

- Артур… - начал было Снейп, но Дамблдор прервал его, хлопнув рукой.

- У Артура достаточно сыновей, чтобы присматривать за ними. У Артура собственная боль. Он любит мальчика. Молли поселила его в своём сердце с того самого момента, как впервые увидела, она сама это сказала. Но этому парнишке нужно больше. Ему нужен кто-то вроде отца, кто-то беззаветно преданный ему, и только ему. Он особенный, этот твой мальчишка.

Снейп снова покачал головой, ошеломлённый услышанным, подавленный, растерянный. Он не знал, как ему реагировать. Поттер не был «его мальчишкой». Когда он подумал об этом, его желудок сжался, и это смутило ещё больше.

- Ты можешь отрицать это сколько угодно, Сев, но это очевидно, как козлиная борода: он доверяет тебе… и что он почти полюбил тебя, если уже не полюбил. Тебе лучше быть готовым к этому.

- И пока ты сидишь здесь и укоряешь себя за вещи, в которых винил себя полжизни, мальчишка находится один в замке… И, насколько я его знаю, волнуется, что расстроил тебя чем-то… и винит себя так же, как и ты, за все прегрешения, в которых он не был ответственен… в большинстве своём, - высказал Аберфорт грубо. Затем его голос немного смягчился: - Твоё место рядом с ним, Сев. Мальчик нуждается в тебе.

Он погладил руку Снейпа, но тот едва ли почувствовал это.

- Ну, а сейчас, - начал трактирщик, поднимаясь на ноги, - время мне загонять своих коз. А тебе необходимо вернуться в своему парнишке.

Северус послушно встал, абсолютно рассеянный. Почти не отдавая себе отчет в том, что он делает, зельевар повернулся было к двери, но Аберфорт жестом остановил его.

- Пойдем наверх. Воспользуешься Летучим порохом. У МакГонагалл был прямой доступ отсюда в её комнаты с тех пор как… да почти всегда. И, так как ты теперь занимаешь её место, мы вернём тебя обратно быстрее. Нет смысла бродить по городу в такое позднее время.

Старик направился наверх, в свои личные покои, открыл небольшую деревянную коробочку на каминной полке и бросил горсть пороха в огонь. Толкнув не сопротивлявшегося Снейпа в зелёное пламя, он прогрохотал: «Башня Гриффиндора».

Чувствуя себя полностью дезориентированным, (и, вдобавок, его подташнивало) Северус вытянул вперёд руку, чтобы остановить качку в тот момент, когда его ноги коснулись каменной плиты в очаге камина своего кабинета. В комнате было темно, и огонь едва теплился. Машинально он произнёс Lumos, чтобы зажечь огонёк на конце своей палочки. Он хотел было сесть в кресло у камина, но был так измучен, что понял: если он сядет тут, то уже не встанет. Вместо этого Снейп прошёл в свою спальню, где переоделся в пижаму. Бессознательно он прислушивался ко звукам, доносящимся из комнаты мальчишки. Тишина.

Спустя полтора часа, Северус всё ещё не мог заснуть и пялился в темноту. Он сел, свесив ноги с кровати и почти целую минуту укорял себя в беспечности и идиотизме… а затем вздрогнул, коснувшись босыми ступнями холодного каменного пола. Он прокрался бесшумно из своей комнаты, открыл дверь в спальню Поттера и прислонился к косяку, привыкая к другому освещению. Профессор различил силуэт мальчишки, свернувшегося калачиком на кровати и повернувшегося лицом к огню. На нём всё ещё были очки, но они сидели слегка криво, в их стёклах отражался свет пламени. Снейп тихо фыркнул и вздохнул. Подойдя к кровати, он аккуратно снял очки и положил их на тумбочку. Убрав с глаз мальчишки чёрную чёлку, он немного задержался на его шраме. Затем укрыл спящего одеялом, тщательно подоткнув края, и повернулся, намереваясь вернуться в свою комнату. Вздох Поттера раздался, когда он вышел за дверь.

***


Северус проснулся довольно поздно следующем утром, с небольшим похмельем от огневиски. Он припомнил только половину из того, о чём они с Аберфортом разговаривали вчера, хотя даже оставшаяся часть заставила его желудок сжаться так, что ему пришлось отказаться от завтрака, ограничившись лишь чашкой чая после душа. Мальчишки не было в его… в свободной спальне… комнате. Следы трапезы на столе в его кабинете указывали на то, что Поттер съел свой завтрак, за что Снейп мысленно похвалил своего подопечного. Им обоим не стоит ходить голодными. Ему было любопытно, где может быть Гарри. На секунду декан Гриффиндора испугался, что парень мог вернуться в Визжащую хижину, но он практически сразу постарался отогнать этот страх. Северус не хотел повторять этот опыт… да и необходимости не было… будем надеяться, что гриффиндорец делал что-то… более жизнерадостное. Может, навещал Фиренца. Или отдыхал на лужайке. Или плавал. «Я действительно должен вытащить его отсюда».

Он осмотрел свои пустующие комнаты, и грустно покачал головой. «Я действительно глупец. Идиот!» Он, должно быть, пошёл в старые помещения Слагхорна, которые сам Северус занимал два года назад, в подземелья. И там уже попал в лабораторию, рядом с классом по зельям, чтобы взять оборудование и инструменты. Немало времени уйдёт, чтобы заменить все те вещи, которые Снейп уничтожил вчера… хотя он и не жалел о содеянном. Он чувствовал себя… чистым.

Ему всё ещё нужно было закончить осмотр спален седьмого курса. Северус поднялся по лестнице, сказав «Ашваганда» Полной Даме, (та в ответ лишь махнула ему рассеянно рукой, занятая беседой со своей подругой Виолеттой) он направился в спальни мальчиков. Поттера здесь не было. Расправившись со своим списком гораздо быстрее, чем планировал, Снейп решил пойти в подземелья. Обнаружив меньше половины обычных запасов, (видимо, Слагхорн опустошил ряд полок, уезжая) зельевар начал составлять список необходимых покупок. Его ясный ум и почти идеальная память не подводила его в такие моменты, когда большинству понадобились бы перо и пергамент.

Филч и миссис Норрис находились на втором этаже, когда Северус поднялся из подземелий, и ему пришлось свернуть в Большой Зал, повинуясь внезапному порыву, чтобы избежать встречи с мрачным завхозом. Он даже не задумался, чем этот сквиб занимается летом, хотя, вряд ли он уезжал куда-то. Как и ожидалось, Поттера не было и в Зале. Лишь Серая Дама сидела за столом, читая книгу. Он оставил её одну.

Декан собирался начать обустраивать кабинет: новая плитка и напольное покрытие, обновлённые портьеры… Однако, он ни разу не был в школе, когда та была настолько пуста. За исключением докладов Дамблдору в течение лета, но и тогда он напрямую связывался с директорским кабинетом через камин. Гулкое эхо его шагов было единственным звуком. Северусу снова стало интересно, где может быть мальчишка. Библиотека закрыта, хотя он и не ожидал увидеть там Поттера, даже если бы та работала. Он пришёл к выводу, что гриффиндорец бродил где-то по окрестностям. Выйдя из главного входа, зельевар огляделся.

Это был один из тех прекрасных летних дней: солнечный и умеренно тёплый, воздух был так прозрачен, что можно было услышать, как перекрикивались тестралы, описывающие круги над Запретным Лесом. Он вдруг подумал, как там Хагрид и Грох поживают во Франции, и его губы тронула усмешка, прежде чем он дал себе мысленный подзатыльник и рассмеялся. Северус практически слышал комментарий Аберфорта.

На опушке леса показалось какое-то движение. Это был Фиренц, проверяющий хижину Хагрида. Должно быть, полу-великан попросил кентавра приглядывать за ней, пока тот был в отъезде. Фиренц бросил на него долгий взгляд, очевидно, заметив, что Снейп смотрит на него: всё же взгляд кентавров был куда острее, чем у любого волшебника - и поднял руку в знак приветствия. Северус кивнул и отсалютовал в ответ, кентавр вернулся к своему занятию.

Чёрное Озеро так ярко сверкало и переливалось солнечными бликами, что Снейп вынужден был прикрыть глаза, едва взглянул на него. Гигантский кальмар, самый общительный обитатель озера, лениво плескался на поверхности, иногда взмахивая своими щупальцами, возможно, хватая ничего не подозревающих рыбёшек или неосторожных птиц - было сложно разобрать с такого расстояния. Нигде не было и следа Поттера.

Пятьдесят четыре могилы ярко белели, гранитный камень мягко сверкал, отражая солнечный свет, что заставляло картинку мерцать и плыть, когда Северус смотрел туда. Внезапно он обнаружил, что идёт к надгробиям, по всей видимости, в поисках компании, даже если и среди мёртвых. Неожиданно пришла мысль, что он был бы совсем не против, посидеть с Люпином за стаканом огневиски, и от этого перехватило дыхание так резко, будто свалился с метлы Поттера на квиддичную арену, как в тот год, когда дементоры вторглись на территорию школы.

Мысли наполнил образ Люпина… когда тот выпил зелье без колебаний, несмотря на то, что Снейп всегда был для него, Джеймса и Сириуса, как бельмо на глазу. Он проклинал этих троих, ну и Петтигрю за компанию, всякий раз, когда представлялась такая возможность. Несмотря на то, что Люпин никогда не проклинал в ответ. Люпин… который не упрекнул его тогда, когда Северус обвинил его в пособничестве опасному преступнику и активной помощи в проникновением этого преступника в Хогвартс… который не говорил о нём плохо. Живот сжался от чувства вины: именно он сделал так, что Ремус потерял эту работу. Люпин… который верил Снейпу просто потому, что Дамблдор так сказал. Злость на бывшего директора вспыхнула на мгновение, но усилием воли он погасил её.

Так или иначе, Северус даже сам не понимал, как хотел бы, чтобы оборотень… был здесь… спокойный, рассудительный, сострадательный… всепрощающий. Люпин был последней связующей ниточкой с Лили и Джеймсом… Тот, кто однажды, узнав всю правду, смог бы отпустить его грехи… а может, помочь ему простить себя. Но теперь никогда не бывать этому. От осознания этого, наворачивались слёзы на глаза, и желание поговорить с Ремусом стало настолько сильным и болезненным, что зельевар готов был ради этого последовать за ним в смерти.

- Слишком мы уж печальны для такого солнечного дня, не так ли, Северус?

- Ну же, встряхнись, - пришёл мысленный ответ. – О чём так печалиться? Ты всего лишь позволил убить пятидесяти четырёх человек: студентов, домашних эльфов и жителей деревни. Ты допустил смерть Поттера, был назван трусом, которым ты и являешься, и потерял для себя единственного человека, который хоть когда-то поддерживал тебя, потому что тоже убил его, разве не так? Есть о чём печалиться?

- Боже мой, да мы сегодня просто полны жалости к самому себе, правда? – услышал он сухой голос Аберфорта, почти почувствовав подзатыльник.

- Иди к чёрту, - ответил он прохладно.


Снейп почти дошёл до первой могилы (Колина Криви), когда заметил его. Поттер сидел под старым дубом, на другом конце кладбища, напротив могил Ремуса, Тонкс и Фреда, прислонившись спиной к стволу и согнув одну ногу в колене. Его зелёная футболка почти сливалась с цветом травы, а белые штаны - с надгробиями, чёрные волосы были почти незаметны на коре дерева. Неудивительно, что он не увидел мальчишку раньше.

Северус бродил по кладбищу, мечтая… поговорить с Люпином… но замедлил свои шаги и немного вернулся назад, не желая беспокоить Поттера. Он не хотел надоедать.

- Доброе утро, профессор, - сказал Гарри. Его голос звучал безлико… он снова потерялся в своих воспоминаниях.

«Это не сулит ничего хорошего».

- Поттер, - поприветствовал он, подходя сзади и вставая справа от Гарри, который постукивал по колену своей палочкой, или просто какой-то палочкой. И тут дыхание Снейпа перехватило, когда он заметил и понял: в одной руке Поттер держит Старшую палочку, а в другой зажата палочка из остролиста с пером феникса. Он вспомнил, как мальчишка говорил ему, что эта его палочка была сломана в сражении с Нагини в Годриковой Впадине. Северус судорожно вздохнул. Итак, значит Поттер использовал бузинную палочку. Он не знал почему, но эта мысль потрясла его, испугала, словно, мальчишка переступил какую-то черту, позволив себе использовать её, даже если и с такой целью.

Третья палочка была нелепо заправлена за ухо. Видимо, это была палочка Драко. Поттеру принадлежали все три – его собственная, палочка из боярышника и Старшая, хотя… две последних ранее принадлежали Малфою. Почему-то эта мысль показалась обнадёживающей, заставляя немного расслабиться напряжённую спину Снейпа. Он позволил себе вздохнуть.

- Могу я присоединиться к тебе? – спросил Снейп.

Поттер жестом показал на траву рядом с ним, и Северус, согнувшись пополам своей долговязой фигурой, сел рядом с гриффиндорцем, прислонившись к широкому стволу дерева и зеркально скопировав позу парнишки. Какое-то время они сидели в тишине, Гарри сжимал палочку из остролиста в левой ладони, лениво постукивая по колену Старшей, которую лишь слегка придерживал в правой руке. Снейп подавил своё желание схватить его за руку. Ему хотелось, чтобы Поттер прекратил это. Но он не намеревался сделать что-нибудь, что могло испугать мальчишку.

Зельевар перевёл взгляд на три могилы - Фреда, Люпина и Тонкс, там, перед каждым надгробием росли цветы. Кто-то, видимо, посадил и вырастил их, и Северус задумался, был ли это Поттер или Уизли до возвращения в Нору. От этих мыслей сердце снова кольнуло, и пришлось подождать, пока отступит боль. Но она не ушла. Ему пришлось выдохнуть, чтобы успокоить внезапно застлавшие глаза слёзы. «Они заслуживают гораздо большего от меня».

- Я скучаю по ним, - произнёс сидящий рядом Поттер.

Прошло несколько секунд, прежде чем Снейп смог проглотить комок в горле, переждать тяжесть в груди и ответить:

- Я тоже.

Мальчишка кивнул, полностью понимая его.

- Если бы вы могли вернуть их, вы бы сделали это? – спросил он.

- Я бы сделал всё что угодно… - машинально ответил Северус, но тут же понял, что Гарри имел в виду, и судорожно сглотнул. Но… он должен пройти через это, ради самого себя.

- Вы знаете, что происходит, когда вы умираете, профессор? – сказал Поттер тем самым мечтательным, рассеянным, потусторонним голосом, каким спрашивал тогда Снейпа - будет ли тот драться за владение Старшей палочкой.

Профессор вдруг представил, как Поттер колеблется на некой грани, пойманный между жизнью и смертью, не здесь и не там. От этой мысли стало страшно и грустно, сердце мучительно забилось в груди, и подумалось: а выжил бы он сам, если бы мальчишка умер… выбрал бы смерть. Северус согнул вторую ногу и обнял колени руками. Такое понимание чувств гриффиндорца почти причиняло боль. Это действительно было больно.

- Расскажи мне, - мягко попросил он.

На долгое время воцарилась тишина, затем Гарри поднял руку, чтобы отмахнуться от какого-то насекомого, жужжащего рядом с зельеваром. Это движение, казалось, позволило ему говорить.

- Когда Волдеморт убил меня…

Сердце Снейпа болезненно стукнуло.

- Я… там было всё будто… серовато-белое, как облака… и там была часть Волдеморта. Должно быть, я видел крестраж… частичку души, что он вложил в меня ненамеренно.

Несмотря на тёплый день, Поттер вздрогнул. Северус подавил желание обнять его, боясь прервать рассказ. «Нужно позволить ему рассказать всё. Он нуждается в этом». Он успокоил себя, очистив разум, сконцентрировавшись только на юноше, и… тот пустил его в своё сознание… или сам привлёк его, но вряд ли сейчас имело значение, что именно произошло.

Он увидел уродливое, кровоточащее нечто, что было частью изуродованной души Волдеморта, чувствовал отвращение Гарри и его жалость, будто это была часть него. Поттер ничего не утаивал.

Пускай между нами не будет секретов…

Снейп почувствовал, как мальчишка мимолетно осознал, что был обнажён… а затем одет… видел появившийся вокруг него мир, неполный и размытый.

- Гарри, ты чудный мальчик. Ты храбрый, очень храбрый мужчина…


Северус подошёл и сел рядом с Поттером и Дамблдором, пока те разговаривали.

- Я должен вернуться, не так ли?

- Если ты решишь не возвращаться, то ты сумеешь… так сказать… сесть в поезд.

- И куда он меня повезет?

- Вперёд.

- Не жалей мёртвых, Гарри. Жалей живых, особенно тех, кто живет без любви…

В какой то-то момент Снейп почувствовал, что по его щекам сбегают горячие слёзы, щекоча губы и подбородок. В глазах защипало, и он обессиленно прикрыл их, а затем скорбно уронил голову на руки, и сквозь тонкие бледные судорожно сжатые пальцы, начала просачиваться влага, неслышно падая в траву. Северус не знал, были слёзы высвобождением его собственной боли, или это эмоции Гарри, в сознании которого он находился – никакого значения это не имело. Его ссутуленные плечи задрожали, когда он вдруг почувствовал дружеское тепло руки, прикоснувшейся к его спине. Такой простой добрый жест приятия и поддержки, ошеломивший вечно угрюмого бывшего шпиона, привыкшего к насмешкам и презрению окружающих.

- Я должен был быть там… - произнёс Снейп, полу-выдох, полу-всхлип. – Я должен был остановить его. – Не то, чтобы он знал, как сделал бы это. Но он умирал в хижине, в то время, когда мальчишка нуждался в нём. – Я должен был быть там ради тебя.

- Вы были, профессор.

Северус покачал головой, не желая, чтобы Гарри так легко отпустил это.

- Вы были, - настаивал Поттер. – Прежде чем я направился в лес, мои мама и папа, Сириус и Ремус… они были там и защищали меня до самой последней минуты.

Мужчина снова смог увидеть это: мальчишка опять втянул его в свою память.

- И, хотя я не видел вас, вы тоже там были… как ваш патронус в лесу Дин…. Я думаю, вы были там каким-то образом, частью моих мамы и папы… частью Ремуса и даже Сириуса. Потому что я чувствовал себя защищённым, как в ту ночь в лесу. Я знал, что всё будет хорошо. Я думаю, вы были там ради меня.

Образы родителей, Сириуса и Люпина, которые помнил Гарри, проносились между ними, сливаясь с тем, что Снейп хранил в своей памяти и сердце, становясь более реальными для них обоих. Мужчина задержал дыхание, желая, чтобы всё, что говорил мальчик, оказалось правдой, чтобы он был там ради мальчишки. Он так хотел, чтобы этот ребёнок был в безопасности… безопасности… безопасности… и это желание также проносилось между ними. Кусочек правды.

- Интересно, на станции ли они, - сказал Гарри. – Ремус и Тонкс, я имею в виду.

Он огляделся, словно мог их увидеть.

- И домашний эльф, и жители деревни. Как вы думаете, профессор, домашние эльфы попадают в то же место? – И, не дожидаясь ответа, продолжил. – Надеюсь… Я надеюсь, что мы будем все вместе, после…

Мальчишка вздохнул. Снейп подумал, что утонет в этой боли, собственной и Поттера.

Они ещё долго сидели в молчании. На душе у Северуса снова было тяжело и горько от воспоминаний о Фреде, Ремусе и Тонкс с её неуклюжестью и чудаческими рожицами… и о каждом из тех пятидесяти четырёх защитников. Мысленно он добавил туда Чарити, Добби и Грозного Глаза, и даже Дамблдора. Вдвоём они сидели плечом к плечу, будто пойманные в этот момент между жизнью и смертью, словно, они сидели на вокзале Кингз-Кросс, решая, стоит ли им сесть на поезд и отправиться вперёд или вернуться назад. Поттер вздохнул рядом.

- Я ведь должен отпустить их, так? – спросил он. – Не могу представить Ремуса, бродящего по Кингз-Кросс в ожидании… Мне надо позволить ему двигаться дальше. И Фред, он может ждать Джорджа, но… это его выбор, не так ли? Я не могу сделать это за него. Не могу быть таким эгоистом. И здесь есть Рон, Гермиона, Джордж… и остальные Уизли… и МакГонагалл, и Хагрид…

Снейп понял, что Гарри беззвучно плачет.

- Я должен вернуться, да? Ради них.

- Да, - выдохнул зельевар. И он понимал, что его в его голосе прозвучала мольба.

Ещё немного посидели в тишине. Потом он повернулся, посмотрев на гриффиндорца. И Северус увидел это на лице мальчишки, увидел, что тот пытается отпустить их. Он снова посмотрел на три могилы перед собой. Он слишком не хотел отпускать их, и это разрывало сердце. Он так скучал по ним. Но Гарри был прав, они должны… он должен… отпустить их – Ремуса, Тонкс и Фреда… и Дамблдора, Чарити, Лили и Джеймса. Должен позволить им уйти… позволить… и, это было неожиданно, необычно, слишком болезненно, но он тоже должен был идти дальше, не в смерть, но в жизнь.

Он видел это на лице Поттера в тот самый момент, когда понял и сам. То же нежелание отпустить, на самом деле - не желание идти… то же понимание того, что самый трудный выбор - жить, продолжать жить… чувствовать утрату и жить дальше. Знать, что будет ещё больше потерь, и продолжать нести это невероятное горько-сладкое бремя жизни и любви. Северус видел, как Гарри в это мгновение выбрал, решил для себя, и ощутил, как его собственное сердце следует этому, охотно и решительно, когда Поттер в итоге выбрал жизнь. Он протянул руку и неловко положил её на спину парня.

Они сидели там в тишине довольно долго. Внутри него бушевала битва между чувством потери, сожаления, вины и любовью, постоянной необходимостью охранять мальчика… и он предполагал, что Гарри чувствует отчасти что-то подобное. Северус понаблюдал, как Поттер неуклюже вытирает нос рукавом, затем вытащил платок из кармана мантии и протянул мальчишке. Тот молча принял платок и сел, терзая его в руках сложен


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Teira Дата: Вторник, 02.04.2013, 11:46 | Сообщение # 33
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
ух,какая серьёзная глава!
я перечитала её несколько раз,пока полностью вникла в содержание.
она,как своеобразная изюминка в этом фике.
спасибо!
 
Коварная_Белочка Дата: Вторник, 02.04.2013, 12:48 | Сообщение # 34
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата (Teira)
она,как своеобразная изюминка в этом фике.

Я бы даже сказала, как пишет здесь наш автор: "еще один кусочек Правды". Весь фик насыщен именно такими маленькими кусочками, которые герои постепенно собирают.

Спасибо, что читаете! da6


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Коварная_Белочка Дата: Четверг, 04.04.2013, 09:37 | Сообщение # 35
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 15. Мундугус Флетчер

Поттер без вопросов принял предложение Снейпа прогуляться снова в Хогсмид. Перед этим они разошлись комнатам, чтобы набросить летние дорожные мантии. Северус также посоветовал захватить мантию невидимку. Он наблюдал, как Гарри запирает две палочки в сундук, что сейчас стоял у стены, и заметил тревожный взгляд, что тот бросил, уходя.

Профессор поднял руку, останавливая Поттера у самой двери, и прошёл мимо него в комнату. Он обошёл всю комнату по часовой стрелке, ведя рукой вдоль стены. Вернувшись обратно к двери, Северус проделал ряд замысловатых, изящных движений палочкой, и щёлкнул пальцами. Гарри наблюдал за этими действиями с нескрываемым любопытством. Когда они покинули комнаты, Снейп остановился ещё раз, повторив сложные пассы и щелчок, беззвучно шевеля губами и сконцентрировавшись, так как пристальный взгляд мальчишки отвлекал. Затем он развернулся и жестом показал Поттеру следовать за ним.

- Вы сделали… - Гарри взмахнул рукой, пытаясь подобрать слова.

- Ставил защиту на наши комнаты, да, - сказал Снейп, не заметив удивлённую полуулыбку, скользнувшую по губам мальчишки. – Это отпугивает злоумышленников гораздо лучше, чем замОк. Особенно, когда рядом находятся люди вроде близнецов Уизли… или некое, совершенно определённое трио… - Он многозначительно глянул на Поттера, и тот улыбнулся. – Это также отпугнёт домовых эльфов и даже директора. Только волшебник, который устанавливал эти чары, или те, кому он предоставил доступ, могут пройти сквозь поставленную защиту.

- Что случится, если кто-то попытается?

- Зависит от того, как установлено заклинание. Может оттолкнуть, наложить Obliviate или убить незваного гостя, как предупредив об этом предварительно, так и нет.

Поттер сглотнул.

- И… как установили вы, сэр?

Не ответив, Северус взглянул на него.

- Не волнуйся, Поттер. Никто не войдет без приглашения.

- Вы… вы наложили предупреждающие чары, сэр? – спросил гриффиндорец. Снейп кивнул, и мальчишка расслабился.

- Для домовых эльфов и призраков. И только на них.

- Но что, если профессор МакГонагалл…

- Профессор МакГонагалл знакома как с этим заклинанием, так и с моей подписью. Более того, она знает мою привычку накладывать охранные чары на своё жилище… по очевидным причинам. И она в Лондоне. Маловероятно, что она вернётся без предупреждения.

Они шли рядом несколько минут.

- Профессор, вы сказали, что директор МакГонагалл знает вашу «подпись».

- Да.

- Объясните, - сказал Поттер, даже почти потребовал. И Снейп поразился, внезапно осознав, что мальчишка, идущий сейчас рядом с ним, за прошлый год неизмеримо вырос… был почти мужчиной. «А как он мог им не стать?»

- Магия оставляет следы, - ответил Северус. – Если ты когда-нибудь встречал волшебника или ведьму, и видел, как они колдуют, если ты знаешь, что нужно искать, то можно определить их… уникальную подпись, скажем так, за неимением лучшего определения.

Гарри задумался на несколько секунд, а затем сказал:

- Вот почему я узнал ваш патронус. Я знал, что он знакомый… и безопасный… но я не мог понять. Я просто не мог подумать, что он может быть…

Слово «безопасный» пронеслось между ними снова, вынуждая сердце Снейпа болезненно сжаться, хоть и не так сильно, как раньше, оставляя после себя тёплый след.

Северус поколебался немного, прежде чем ответить на замечание Поттера.

- Я думаю, что, скорее всего, ты узнал его из-за наших… уроков… окклюменции… - произнёс он немного ироничным тоном.

- Возможно, - размышлял Гарри, хотя голос его звучал неуверенно.

- Это необычное умение, для человека твоего возраста. На самом деле, это довольно редкий дар, в общем и целом. Лишь некоторые ведьмы и волшебники овладевают этим умением, или учатся считывать чужие подписи, если они не связаны.

- Связаны?

- Объединены узами брака… во всех отношениях и смыслах… или, возможно, это родитель с ребёнком… в любом случае, это должны быть отношения, которые связывают на всю жизнь.

- Но вы и профессор МакГонагалл… - Поттер повернулся и в ужасе уставился на Снейпа, который закатил глаза, уловив намёк мальчишки.

- Все твои учителя умеют это, Поттер. Хотя, не уверен насчёт Трелони и Фиренца… но что касается остальных, это показывает квалификацию преподавателя. Также, это полезно для выявления несанкционированной магии, хотя это трудновато, когда замок переполнен, и почти бесполезно в плане дисциплинарного назначения, так как студенты довольно… непреклонны, - он многозначительно прищурился на Поттера. Тот усмехнулся и снова задумался.

- Авроры.

Снейп одобрительно кивнул.

- Так вот почему… нам не рассказывают об этом в школе, верно?

- Это, а также тот факт, что будет довольно сложно научить кого-нибудь двенадцатилетнего, как наложить убивающее охранное заклятье.

- Мда… - Поттер задумчиво кивнул. Они двинулись дальше.

- Вы научите меня?

- Да.

Тишина.

- Почему?

Декан вздохнул и остановился, за ним остановился и Гарри, повернувшись к нему.

- По двум причинам, Поттер. Во-первых, тебе это необходимо, если ты не собираешься расставаться с этой проклятой Старшей палочкой. И, во-вторых… - мужчина немного поколебался, - я доверяю тебе.

Поттер опустил взгляд, на его губах играла улыбка.

- Спасибо, сэр. Я… я тоже вам доверяю.

Северус кивнул. «На текущий момент пойдёт».

Он развернулся и направился к воротам, где снова пробормотал заклинание, чтобы открыть их. Они проскользнули наружу, и Северус восстановил охранные чары, Поттер пристально следил за ним.

- Эти более сложные, - профессор махнул рукой, как-бы обводя прилежащую замку территорию и стену. – Защита чего-то столь громоздкого, более сложна, из-за размера, рельефа местности и так далее. Мы даём доступ животным, но не анимагам, например. Нам нужно не только держать на отдалении магглов, но и быть уверенными, что они даже не подозревают о нашем существовании здесь, что действительно может случиться, хоть это и маловероятно. Это даже больше для их защиты, а не нашей. Представь своего кузена, бродящего здесь, и ты поймёшь все трудности.

На это Поттер лишь фыркнул.

Когда они приблизились к Хогсмиду, Снейп втащил мальчишку за дерево и приказал надеть плащ-невидимку. Вздохнув из-за этой необходимой предосторожности, Гарри развернул её и накрыл себя. Как только Северус убедился, что тот надёжно скрыт, они продолжили свой путь вверх по дороге. Этим утром деревушка была полупуста, многие жители разъехались на побережье, чтобы насладиться тёплой серединой лета. Те же, что узнали Снейпа, а это был каждый, кто взглянул на него, пока он шёл мимо, дружелюбно кивали ему. Его решительный шаг (уменьшенный так, чтобы Поттер поспевал за ним) более чем располагал к этому, так что зельевар кивал в ответ из вежливости. Их беседа постоянно прерывалась, когда кто-нибудь проходил мимо, хотя одна ведьма, уставившаяся на Северуса, вздрогнула, когда он ответил на комментарий Гарри, прежде чем заметил постороннего.

Останавливаясь у каждого из трёх заведений, которые они посетили в прошлый раз, декан забирал их заказы. Поттер ожидал снаружи, уворачиваясь от покупателей, которые проходили слишком близко к тому месту, где он стоял, наблюдая за Снейпом в окно. Владельцы лавочек снова отказывались принимать плату. В двух случаях Северус умудрился тайком оставить деньги на прилавке. В третий раз он, наконец, уговорил хозяина принять нужную сумму, отметив, что тот может пожертвовать их в фонд стипендий Хогвартса, если пожелает.

- Я сделаю это, профессор! Я сделаю! Чудесное предложение! – произнёс владелец, со слезами на глазах поглаживая руку Снейпа. Мужчина же боролся с желанием зарычать и вырвать свою многострадальную конечность.

Когда они, в конце концов, вошли в Кабанью голову, Поттер стащил свою мантию-невидимку, а Снейп облегчённо вздохнул. Казалось, Аберфорт ждал их.

- А вот и вы! – пророкотал он, и его голубые глаза мерцали, когда он вошёл. Трактирщик кивком головы указал на столик в углу. – Мун здесь. Сказал, что видел, как ты ходишь по городу, Северус. Я предположил, что Поттер будет с тобой. Давайте присядем и поболтаем.

Он направился к столу, за которым сидел Мундугус Флетчер, потягивая холодное сливочное пиво. Профессор и студент неохотно последовали за Дамблдором. Флетчер выглядел необычно… трезвым. Он был чисто выбрит, его одежда была чиста, хоть и слегка помята, волосы были чисто вымыты, а зубы выглядели не столь жёлтыми, как обычно. Даже руки его были чистыми вплоть до ногтей. Мундугус поднял взгляд, когда они приблизились, покраснел и попытался выскользнуть из своего кресла. Аберфорт протянул руку, чтобы остановить его.

- Нет, сиди Мун. Чёртовы глупцы, большинство из вас! – прорычал он. – Мы здесь все на одной стороне. Каждый из нас упорно сражался, и каждый из нас делал ошибки. Пришло время простить друг друга и стать друзьями.

Мундугус выглядел неуверенным, Снейп смотрел на него с сомнением, но обратил внимание на реакцию Поттера. Тот, в свою очередь, поколебавшись, взглянул на Аберфорта. Трактирщик же многозначительно поднял бровь, уперев руки в бока, влажная тряпка для бара свисала из одной руки. Гарри, наконец, кивнул и занял место рядом с Флетчером. Северус выдвинул стул напротив Мундугуса, так как Дамблдор стоял напротив мальчишки. Зельевар поставил невинный предмет мебели, пожалуй, с бОльшим усилием, чем это было необходимо, и грациозно скользнул на него, прищурившись на собеседника напротив, который нервно сглотнул, отчаянно пряча глаза. Аберфорт зарычал и ударил плечо Снейпа тряпкой. Мужчина дёрнулся и сменил выражение лица: теперь он выглядел немного виноватым.

- Уже лучше, - кивнул трактирщик. – А сейчас, вы трое, просто поболтайте, пока я захвачу немного еды. – Он взмахнул палочкой, чтобы выстроить пакеты Снейпа вдоль стены. Северус и Мундугус молча смотрели друг на друга. Наконец, Поттер прочистил горло, вырвав обоих мужчин из их соревнований по гляделкам.

- Что… что нового, Мун? – спросил он, как показалось Снейпу, несколько сбивчиво.

- О, я довольно занят, - ответил Флетчер, бросая осторожный взгляд на зельевара, когда поворачивался к Гарри. Профессор закатил глаза. Мундугус расправил плечи и продолжил гораздо более решительно. – Артур… Артур Уизли получил повышение…

Поттер воскликнул, счастливо удивлённый этой новостью.

- Да… он отвечает за Отношения с магглами сейчас, и он предложил мне работать на него.

Северус скептически фыркнул.

- Я теперь заполучил важную работу, я ж это понимаю, - произнёс Мундугус, словно бы оправдываясь.

- И что ты там делаешь? – Снейп усмехнулся. – Потакаешь смехотворному хобби Артура по сбору и злоупотреблению маггловскими артефактами?

Поттер «случайно» пнул Северуса под столом. Тот вздрогнул, и его взгляд немедленно метнулся к мальчишке, который пристально и со значением смотрел на него. Совести Снейпа хватило, чтобы сострить покаянную гримасу.

- Прошу прощения, - произнёс он сухо и добавил с большей искренностью: – Это было неуместно.

Гарри всё ещё смотрел на своего профессора, скрестив на груди руки. Северус лишь поджал губы и прищурился в ответ.

- Нет, об этом знаете только вы. Отделу нужен кто-то, хорошо знакомый с маггловским укладом жизни, и Артур нанял меня, чтобы консультировать и показывать некоторым из новых сотрудников способы передвижения в незнакомом им мире. И ещё, поручил помочь товарищам выявлять магглов, пострадавших от Вы-знаете-кого и его шайки.

- Волдеморта, - поправил его всё ещё раздраженный Северус. Флетчер судорожно сглотнул.

- Да, его, - произнёс он глухо, а затем расправил плечи снова. – В любом случае, рад видеть тебя, Гарри. И тебя Северус… Я был счастлив, когда услышал, что ты поправился, после укусов той чёртовой змеи… Артур рассказал нам…

Снейп едва заметно поёжился.

- … что ты был всё время под прикрытием, и что ты на самом деле не убивал Дамблдора. Думаю, ты всегда был хорошим. Я был очень рад услышать это, - весело сказал Мун. – Позволь заметить, я всегда думал, что имею нюх на плохих парней, ведь это был единственный способ для меня спасти собственную шею. Вы понимаете, это уже инстинкт на такие вещи. Ты никогда не вызывал этого во мне.

- Благодарю, - сухо сказал Снейп, заметив, что Поттер задумчиво смотрит на него. – Как поживают Молли и Артур? – спросил он, чтобы сменить тему, и обхватил себя за плечи при этом. Мальчишка рядом с ним сделал то же самое. Лицо Мундугуса сочувственно вытянулось, и он вздохнул.

- Ну… Молли уже никогда не будет прежней, Сев. Если говорить по правде, её молодой сынишка ушёл навсегда. – Поттер выглядел встревоженным, но Флетчер продолжил до того, как тот успел задать вопрос. – Фред был хорошим парнем.

Гарри тихо вздохнул от облегчения, хотя его глаза всё ещё предательски поблёскивали от подступивших слёз. Снейп носком ботинка надавил на ногу Поттеру, тот взглянул на него с благодарностью. Северус кивнул и уменьшил нажим, но мальчишка передвинул ногу так, чтобы она касалась профессорской. Зельевар сделал вид, что не заметил, снова обращая свой взгляд на Флетчера.

- И этот его близнец, ему, конечно, тяжелее всего.

- Это понятно, - пробормотал Снейп, опёршись локтями на стол и прислонив кончики пальцев к губам. Он наблюдал за мальчишкой краем глаза.

- Но их младший сын, вроде, помогает Джорджу в магазине и вообще, - одобрительно продолжил Мундугус, и Северус был вынужден согласиться, хотя он и сомневался, что младший Уизли будет подходящей заменой близнеца. Сердце кольнуло, и зельевар поспешно опустил взгляд на столешницу.

Поттер кивнул, словно уже знал об этом. Значит, он действительно получал письма от своих друзей.

- И Артур… ну, Кингсли постоянно занимает его чем-нибудь. Работа творит чудеса, скажу я вам.

Северус тихо фыркнул. Подошедший сзади Аберфорт с подносом, уставленным различной снедью, многозначительно постучал пальцем по его затылку, и Снейп снова выглядел так, словно ему сделали выговор. Старик посмотрел на него, когда поставил поднос с едой и напитками на стол между зельеваром и Флетчером, и зельевар отвернулся. Гарри наблюдал за этими действиями с чрезмерным увлечением и любопытством, как показалось профессору, хотя он и не уставился в ярости на мальчишку, памятуя о том, что Аберфорт следит за ним.

Он чувствовал изучающий взгляд Поттера, и с любопытством глянул на него. Он практически мог видеть, как тот в голове переключает своё внимание между ним и Аберфортом. Неожиданно, Гарри видимо понял что-то, отчего его рот приоткрылся, а взгляд заметался между Снейпом, Дамблдором и Мундугусом… пока эти трое наполняли свои тарелки. Выражение лёгкого потрясения появилось на его лице.

«Хмм…» Северус подумал, что, кажется, знает к какому выводу пришёл мальчишка. Он пронзительно глянул на Поттера, и пнул его ногой под столом. В ответ он получил вызывающий взгляд.

- Вы уже поняли, не так ли, Поттер?

Гарри встрепенулся, услышав вопрос Аберфорта. Снейп метнул угрожающий взгляд на старика. Дамблдор был так похож на своего брата внешне, но слишком сильно отличался характером. Трактирщик хихикал, уткнувшись в свой сэндвич.

- Северус! Он просто ребёнок, не так ли Мун? – рассмеялся Аберфорт, увидев возмущение Снейпа. – Сколько тебе, Сев? Около сорока?

- Тридцать восемь, - угрюмо выдавил зельевар, абсолютно смущённый беседой, и потянулся за бутербродом, жестом показав Поттеру, чтобы тот ел.

Аберфорт и Мундугус подавились со смеху на это, а мальчишка открыто улыбался.

- Несмотря ни на что, я достаточно взрослый, чтобы быть твоим отцом, наглый мальчишка! – протянул Снейп, глядя на него. Все замерли на этих словах. Северус закрыл глаза. «Идиот!»

- Эм-м, да, - наконец сказал Поттер, и лёгкое изумление скользило в его голосе. – Действительно, достаточно взрослый.

Северус открыл глаза, ожидая… ну, на самом деле, он не знал, чего стоит ожидать. Но точно не ожидал увидеть, как недоумение Поттера перерастает в удивлённую улыбку.

Аберфорт принялся снова жевать свой сэндвич, а Мунгдугус пихнул локтём мальчишку и кивком головы указал на бутылку со сливочным пивом, которую тот передал ему без разговоров. Поттер и Снейп продолжали смотреть друг на друга через стол, Гарри, видимо, до сих пор пытался осмыслить, что профессор был ровесником его отца.

Гарри поглядывал на Северуса в течение всего обеда, на его лице выражение полной серьёзности сменялось на отрицание, удовольствие и периодическое удивление, каждый раз, когда осознание снова настигало его. И, несмотря на то, что Поттер нацепил обратно свою мантию-невидимку на обратном пути через деревушку в Хогвартс, Снейп чувствовал, что тот наблюдает за ним весь обратный путь. От этого становилось довольно неуютно. Когда они приблизились к воротам, зельевар понял, что дальше так продолжаться не может.

- Может, прекратишь это, Поттер?

- Я – Гарри, профессор, - ответил тот.

Снейп практически видел нахальную улыбку, которая проскользнула в голосе паршивца. Взмахнув палочкой, Северус прочёл нараспев заклинание, открывшее ворота и позволившее им проскользнуть внутрь, восстановил защиту и, обернувшись, понял, что Поттер упаковывает свою мантию и улыбается сам себе. Мальчишка взглянул на него, и профессор провалился в своей попытке послать устрашающий взгляд в ответ. Гарри рассмеялся, и Снейп возмущённо пробормотал что-то невнятное. Это заставило гриффиндорца смеяться всё сильнее, пока слезы не выступили на глазах, и он не схватился за рёбра, словно те болели. Зельевар бесстрастно скрестил на груди руки и принялся ждать, пока его подопечного отпустит приступ смеха, но каждый раз, когда тот уже собирался выпрямиться, один взгляд на своего декана повергал его в новые приступы. Бывший шпион изо всех сил пытался сохранить невозмутимое выражение лица, которое только провоцировало новую волну веселья. Наконец, Северус не выдержал и, развернувшись, зашагал обратно к школе, вынудив Поттера догонять его, хотя позади всё ещё раздавалось редкое хихиканье.

- Не вижу ничего забавного, Поттер.

Мальчишка улыбнулся, семеня рядом с ним, несмотря на демонстративно широкий шаг Снейпа.

- Просто, - наконец справившись со смехом, начал он, - просто… я всегда думал, что вы старый, - его голос дрогнул, угрожая перерасти в очередной приступ неконтролируемого смеха.

Снейп раздражённо скрипнул зубами.

- Рон, Гермиона и я, мы полагали, что Дамблдору было где-то сто пятьдесят…

Губы Северуса дёрнулись при этом.

-… так что, я всегда думал, что вы и все остальные такие же старые.

Взглянув на него с холодным презрением, Снейп произнёс:

- Насколько старые, Поттер?

- Ну не знаю… лет семьдесят? – и тут он начал смеяться снова.

- Арифмантика - не ваша сильная сторона, Поттер? – прошипел зельевар раздражённо, хотя ему пришлось сдержать себя, чтобы не рассмеяться самому.

- Гарри… И нет, Гермиона ходила на Арифмантику, а мы с Роном - никогда.

- Да, это вполне в её духе.

- Так что… вам тридцать восемь, да? Как и моему отцу… маме… и… и Люпину бы было… и Сириусу… - голос Поттера сначала звучал невнятно, но под конец успокоился, пока они шли. Снейп на мгновение прикрыл глаза от той боли, что поднялась, когда он слушал мальчишку, перечисляющего имена людей, которых они оба потеряли. – Сириус… он… он казался намного моложе чем вы или Ремус, - заметил спокойно Гарри.

Мужчина колебался, слегка повернув голову, чтобы взглянуть на гриффиндорца, пока они поднимались по склону к главному входу.

- Тюрьма способствует либо ускорению взросления, либо останавливает это. В случае твоего крестного, произошло и то, и другое, я думаю, - он вздохнул. – Он провёл там долгое время.

«Страдая за то, чего никогда не делал», - мысленно закончил Северус.

- Да… провёл. Я всё ещё забываю, что вы все были одного возраста: вы, Ремус, Сириус, мои родители, - рассеянно проговорил Поттер, поднимаясь по каменной лестнице к большим дверям.

- Все первокурсники одиннадцати или двенадцати лет, глупый мальчишка. А мы были одноклассниками, и мне всегда казалось очевидным, что мы должны были быть одного возраста.

- Да… очевидным… - Поттер кивнул, и они вошли в замок в тишине, потерявшись каждый в своих мыслях.


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.



Сообщение отредактировал Варёночка - Среда, 01.05.2013, 10:08
 
Teira Дата: Четверг, 04.04.2013, 18:33 | Сообщение # 36
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата
- Ставил защиту наши комнаты,

мне кажется,или тут "на"пропущена?
спасибо,очень интересная глава!
 
Коварная_Белочка Дата: Воскресенье, 14.04.2013, 16:46 | Сообщение # 37
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата (Teira)
мне кажется,или тут "на"пропущена?

Не кажется)) Вы правы... grust5 Потом подправим, если дадут возможность.


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Коварная_Белочка Дата: Воскресенье, 14.04.2013, 16:50 | Сообщение # 38
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 16. Палочка Тома Риддла

Совы с ответами прибыли сразу после завтрака на следующее утро, стучась в окна в комнатах зельевара. Минерва обеспокоенно спрашивала, не нужно ли ей вернуться раньше. В ответ он немедленно отправил сову, коротко черкнув: «Нет необходимости». Послание Кингсли содержало всего два слова: «Да. Оливандер». Записка Артура была и того короче: «Приезжай». Министру сова улетела с просьбой об организации некоторых моментов, а Артуру: «На обратном пути».

Поттер отправился на кухню, чтобы навестить домашних эльфов. Он вернулся вскоре после того, как Снейп отправил ответы, и постучал в дверь комнат. «Придётся настроить пароль на него», - подумал Северус, пересекая комнату, чтобы впустить его. Мальчишка огляделся по сторонам, очевидно ожидая увидеть вещи своего профессора, который тот забрал из кабинета МакГонагалл. Профессор отвлёк его вопросом.

- Готов к ещё одной поездке?

- Куда? – начал было Поттер, но тут заметил письма в руке Снейпа и побледнел. – Вы нашли… Кингсли нашёл её?

Снейп кивнул, пропуская мальчишку в комнату и усаживая на стул около стола.

- Где она?

- У Оливандера.

- Оливандера? Он… его… что он делает с ней?

- Перепродает, я полагаю. Это не редкость, - сказал он, в то время как Поттер в ужасе таращился на него. – Если ведьма или волшебник умирают, не оставляя наследника, или нарушили закон таким образом, что её отобрали.

- Он сделает это? Но как он может так поступать? После того… - потрясенно откликнулся Гарри.

Снейп скрестил руки на груди и облокотился на стол рядом с гриффиндорцем, глядя на него сверху вниз и серьезно обдумывая ответ.

- Я всегда считал, что Оливандер… видит эти вопросы иначе, чем большинство волшебников. Не знаю, то ли это специфика его профессии, и совпадает ли его точка зрения с мнениями других изготовителей палочек, или это просто особенность его характера.

Поттер фыркнул.

- У тебя другое мнение?

- Не совсем так. Он всегда вызывал у меня неоднозначные чувства… Я хочу сказать, - Гарри поспешил добавить, - я уверен, что он великолепный мастер… но я никогда не был уверен в том, нравится ли он мне.

Северус кивнул.

- Действительно. В любом случае, мы должны отправиться к Оливандеру, если хотим найти… эту чёртову палочку.

- А что потом? – спросил Поттер, встречаясь глазами со Снейпом. – Что если это оно

- Поттер…

- Гарри, - рассеянно поправил его мальчишка.

- Поттер… я уже говорил тебе, это невозможно.

- Прошу прощения, профессор, но мы даже не знаем пределы возможностей… Волдеморта, я имею в виду.

Северус не мог не признать, что паршивец прав. Лгать не хотелось, но Поттера было необходимо успокоить.

- Тогда Поттер, я сам разберусь с этим, - сказал он, протягивая руку к мантии, что висела на стуле, на котором он сидел в это утро.

- Вы? Но… нет! Сэр, это должен быть я! – запротестовал гриффиндорец, и Снейп замер на полпути.

- Конечно же, нет. Я запрещаю тебе, - встревоженно ответил зельевар.

- Прошу прощения, сэр, но… вы больше не мой профессор, - выдохнул мальчишка.

«Нашёл время, чтобы вспомнить это».

- Если ты думаешь, что я позволю тебе… - начал он.

- Я не спрашивал разрешения, профессор.

- Тем не менее, Поттер.

- Я – Гарри, сэр, и если это будет рискованно, я справлюсь с этим.

- Как? – с напором выдохнул Снейп. И когда Поттер уже открыл было рот, чтобы возразить, он продолжил: - Используешь Старшую палочку? Нет? – спросил он, когда Гарри побледнел. – Я так и думал. Понесёшь меч Гриффиндора с собой? Это было бы хитро. Я, может, и не твой профессор, Поттер, и если моё участие в этом тебе не требуется, то я попрошу Кингсли или Артура…

- Нет! – сдавленно запротестовал гриффиндорец. – Нет… хорошо… Я позволю вам разобраться с этим.

Но Северус видел, что мальчишка врёт, уже планируя перехватить палочку из-под снейповского носа в первый подходящий момент. Скрестив руки на груди, он взглянул на покрасневшего парня.

- Вам не нужно спасать мир, мистер Поттер, - проворчал он. «Ты уже сделал это», - закончил он про себя. И более мягко продолжил: - Пусть кто-нибудь на этот раз другой сыграет в героя, хорошо? Теперь, бери уличную мантию и свою мантию-невидимку.

Это заняло несколько секунд у Поттера. Пока его не было в комнате, Северус жестом указал на дверь. Как только мальчишка вышел из своей спальни, зельевар повторил замысловатое движение. Так как Гарри был занят своей мантией, то не заметил этого. Он уже направился к двери, когда Снейп остановил его щелчком пальцев, привлекая внимание и указывая на камин. Поттер посмотрел на него в замешательстве.

- Мы будем путешествовать через камин. Я полагаю, вы уже делали так раньше, возвращаясь в школу после каникул.

Гриффиндорец кивнул, хотя и смотрел на камин с некоторым недовольством.

- Важно быть весьма конкретным в отношении своего конечного пункта назначения, а также произнести адрес чётко.

Гарри снова кивнул.

- Отлично. Мы направимся в Косой переулок. Конечная цель – камин в задней части кафе-мороженого Флориана Фортескью.

Мальчишка удивлённо поднял брови.

- Новый владелец открыл его и сохранил имя. - Поттер всё ещё выглядел нерешительным.

- Для полного осознания свободы, Поттер, иногда нужна обыденность, размеренность и даже скука. Твоя цель – кафе Флориана Фортескью. Это ясно?

Поттер кивнул.

- Очень хорошо. Я пойду вперёд, чтобы убедиться, что там безопасно. Ты последуешь за мной через двадцать секунд, не раньше. Если что-то будет не так, я вернусь или пошлю сообщение. Понятно? – Ещё один кивок.

- Профессор?

- Да?

- Вы… наши…

- Наши комнаты под чарами, как и твоя комната. Надеюсь, со Старшей палочкой внутри. – Он многозначительно взглянул на гриффиндорца, но так как мальчишка даже и не думал о том, что они сегодня куда-нибудь отправятся, у него не было причин вынимать палочку до этого, и в комнате его не было довольно долго, для того, чтобы он смог посмотреть в сундуке.

В ответ Поттер вытащил из своего левого рукава остролистовую палочку и показал её на открытой ладони. Теперь была очередь Снейпа кивать. Он протянул Гарри маленькую коробочку, внутри которой было несколько горстей мелкого зелёного порошка. Повернувшись к камину и зайдя в него, Северус бросил себе под ноги горсть порошка и, спокойно произнеся: «Флориан Фортескью», - исчез в зелёном пламени.

Конечная точка его путешествия, после вызывающего тошноту вращения (хоть он и научился не обращать на это внимания) появилась перед глазами через несколько мгновений. Он вышел из камина, перед знаком, отмечающим закрытый вход. Отдельный экран защищал камин от остальной части комнаты, которая являлась кладовой и была наполнена запахом известнейших изделий Фортескью. Северус потратил несколько секунд, чтобы оглядеться вокруг и заглянуть за дверь, ведущую к прилавку с содовой, прежде чем вернуться назад. Мгновение спустя, в камине появился Поттер. Повинуясь взмаху руки Снейпа, он вытащил из-под дорожной мантии свою мантию-невидимку и накинул её на себя.

Зельевар кивнул, когда исчезли ноги мальчишки, после того как тот расправил на себе мантию. Почувствовав, как Поттер дотронулся до его руки, чтобы показать, что был готов, они направились через переполненный зал. Невидимый Гарри шёл так близко, что Северус почти чувствовал, как тот наступает ему на пятки.

Зельевар предпочёл бы опустить голову, но ему было нужно прокладывать путь для них двоих до улицы, учитывая мальчишку, который цеплялся за его локоть. Это замедляло их шествие. Также продвижению мешало то, что многие покупатели и посетители сновали мимо по какой-то своей необходимости, или замирали, узнав профессора.

«Что, во имя Мерлина?..»

- Мои поздравления, профессор! – один волшебник, которого Снейп до этого не видел никогда, схватил его руку, с энтузиазмом пожимая её. Северус потряс головой в замешательстве. Глаза мужчины увлажнились, и он погладил его руку. Погладил его! – Хороший вы человек, - растроганно выдохнул незнакомец, затем восхищённо покачал головой, напоследок сильнее сжал кисть зельевара, и направился путём, каким Снейп и Поттер только что пришли.

- Что это было? – прошептал ему на ухо Поттер.

- Понятия не имею, - пробормотал в ответ Северус, столь же удивлённый, как и Гарри.

Они останавливались ещё три раза по пути к месту назначения. Каждый раз ведьма или волшебник рассыпались в поздравлениях, а одна ведьма затаив дыхание даже попросила автограф. Совершенно озадаченный, профессор смотрел на неё в замешательстве, и ей пришлось отойти со словами:

- Прошу прощения, профессор. Как невоспитанно с моей стороны! Конечно…, - но продолжала смотреть на него полным слёз влюблённым взглядом. Снейп неверяще покачал головой, после того, как она ушла, оглядываясь через плечо и улыбаясь.

Поттер тоже пребывал в полном недоумении.

- Кажется, у вас есть фан-клуб, профессор, - произнёс он, задыхаясь от смеха. Северус рыкнул на него, чтобы тот замолчал и поторопился, заставив гриффиндорца возмущённо вскрикнуть и схватиться за мантию декана.

До магазина они дошли, слава богам, уже без каких-либо остановок, и толкнули дверь в маленькое, немного пыльное помещение. Поттер уже собрался было снять мантию, но был остановлен рукой Снейпа.

- Подожди, - Гарри замер.

Послышался звук библиотечной лестницы, подкатывающейся по рельсам, что тянулись между полок. И показался худой, морщинистый, полностью седой человек с большими водянисто-серебристыми глазами.

- А! Мне было интересно, когда я, наконец, увижу вас, профессор, - сказал он. Его мутные глаза исследовали что-то за спиной Снейпа, но старик промолчал. Он спустился с лестницы, обогнул прилавок и подошёл к входной двери, перевернув табличку на «Закрыто», и задёрнул шторку. По мановению его руки также задернулись шторы на окнах витрины. Затем он повернулся к профессору, стоящему в полутёмной комнате.

- Мистер Поттер, - проговорил он. – Сейчас можете показаться без опасений.

Зельевар почувствовал колебания мальчишки, но кивнув, он услышал шелест снимаемой ткани, и вот они уже стоят бок о бок, обращённые к владельцу магазина.

- Мистер Оливандер! – воскликнул Поттер. – Рад видеть вас снова, сэр!

Глаза мужчины, что уставились в лицо Гарри, были полны слёз.

- Также радостно видеть и вас, мистер Поттер, - прошептал он. Потом он встрепенулся и двинулся за свой прилавок, говоря: – Я получил сову от Министра.

- И? – спросил Снейп, глядя в упор.

- Вы должны знать, что многие, многие палочки были потеряны или сломаны в бою…

Северус кивнул.

- Вы…

Олливандер прервал его.

- Нет. Не та палочка, что вы ищете, - сказал он. – Другие, конечно, были конфискованы или сломаны по приказу Визенгамота. – Он облизал губы. Два волшебника напряжённо ждали. - В том же случае, если палочка не сломана, не в подчинении кого-либо… - его взгляд метнулся к Поттеру, а затем снова на Снейпа, - …когда потерян след волшебника или волшебницы, тогда мы ищем наследника.

Снейп кивнул. Его пронзительные чёрные глаза вынуждали старика продолжать. Олливандер снова нервно облизнул губы.

- В отсутствии наследника… - он сделал паузу. – В отсутствии наследников, палочка, как правило, возвращается к продавцу… где и хранится в ожидании другого волшебника.

Северус поколебался, а затем кивнул.

- Понятно. А… эта конкретная палочка?

- Всё ещё ожидает, пока её заберут.

Мужчина услышал, как Поттер выдохнул. Его собственное сердце колотилось о рёбра.

- Принесите её, - приказал он резко.

Старик кивнул. Его глаза неотрывно смотрели на Снейпа, пока Оливандер пятился в пространство между двумя высокими стеллажами, забитыми от пола до потолка длинными узкими коробочками.

- Профессор, - быстро прошептал Гарри.

- Поттер.

- Что, если…

- Не волнуйся, Поттер.

Дрожа, мальчишка подошёл к прилавку и вцепился в его края.

- Спокойно, Поттер. Я разберусь с этим.

- Нет! Профессор, я…

Но тут внезапно появился Оливандер, бесшумно, словно кот. Он держал в руках коробочку. Старик положил её на стол перед ними. Его руки подрагивали то ли в силу возраста, то ли из-за страха, а возможно, это были последствия пыток, которые он пережил в поместье Малфоев.

- Откройте, - приказал Снейп.

Олливандер уставился на него, не шевелясь.

- Откройте, - повторил зельевар более мягко.

Изготовитель палочек перевёл взгляд на Поттера и сглотнул. Он протянул подрагивающую руку, поднял крышку коробочки и отвернул синюю упаковочную бумагу. Внутри лежала длинная тонкая палочка из тиса, загнутая на конце рукоятки (что выглядело немного жутко) в форме лапы феникса. Гриффиндорца открыто била дрожь, Снейп боролся с приступом тошноты, его желудок болезненно сжался, когда нахлынули картины непрошенных воспоминаний… длинная худая рука поднимает палочку, чтобы унизить, замучить, убить любого неудачливого волшебника, ведьму или ребёнка. По спине пробежал холодок, а шрамы мгновенно отозвались болью. «Ужин, Нагини».

Подошедший сзади Поттер протянул руку…

- Нет! – Северус перехватил его руку прежде, чем тот успел прикоснуться к палочке, на которой было проклятье. Он схватил мальчишку за запястье и строго сказал: – Нет, Поттер.

Гарри замер. Его привычка повиноваться была ещё слишком сильна, чтобы противиться взгляду зельевара. Он взглянул в бледное лицо мужчины. «Я точно знаю, что ты чувствуешь», - подумал Снейп мрачно.

Поттер смотрел на него, и из его груди вырвался судорожный вздох. Отпустив руку мальчишки, Северус потянулся за палочкой своей собственной рукой, которая дрожала лишь немногим меньше, чем у гриффиндорца, а может, и больше. И даже если существовал риск активизации чар, лежащих на палочке, о которых он предполагал, то лучше уж он столкнётся с этим, чёрт возьми, а не Поттер. Он вынул палочку из коробки, пронеся её мимо головы мальчишки. Тот вздрогнул и застыл, устремив взгляд на Снейпа, над его верхней губой выступила испарина, и он сглотнул.

«Дыши, Поттер», - про себя подумал мужчина. Тем не менее, Гарри не отводил взгляда и не дышал.

Подняв палочку на уровень своей груди, прямо напротив глаз Поттера, его рука дрогнула, когда ему представилось, как призрак руки Волдеморта касается тисового дерева. Заставив себя с трудом проглотить желчь, он понял, что палочка ощущалась никак не иначе, чем любая другая палочка… деревяшка… не признавшая его деревяшка, спасибо Мерлину за это… просто орудие, к счастью, мирно лежащее в руке.

Гарри не отрывал взгляда от профессора, страх заставлял его глаза в очередной раз расшириться от страха. Подняв вторую руку, Северус взялся за один кончик палочки, медленно скользнул пальцами к середине, словно пытаясь преодолеть Impedimenta. Когда кончики пальцев обеих рук встретились на середине, он остановился. Снейп не сводил взгляда с Поттера, и что-то вроде понимания мелькнуло между ними. Они справились с этой опасностью вместе. Олливандер резко вздохнул, стоя на другом конце прилавка. Без единого вдоха, Снейп переломил на две части тисовую палочку, палочку Волдеморта и Тома Риддла. Мальчишка и продавец дёрнулись, от раздавшегося треска, напоминающего звук аппарации, но глаза гриффиндорца безотрывно следили за зельеваром, а Оливандер за Поттером.

Северус развёл руки в стороны, всё ещё держа их на уровне глаз Гарри. Тонкое красное перо выскользнуло с мягким шорохом, и плавно полетело на пол, выпадая из поля зрения обоих волшебников. Не глядя вниз и не отрывая взгляда от Поттера, мужчина сделал шаг вперёд и ботинком втёр в пыль упавшее перо. Затем, он переломил каждую половинку ещё раз для большей уверенности, кинул их в коробку, и с хлопком закрыл крышку. Сохраняя зрительный контакт с мальчишкой, он сунул коробку обратно в руки Оливандера, который схватил, её, судорожно сглотнув.


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Коварная_Белочка Дата: Воскресенье, 14.04.2013, 16:50 | Сообщение # 39
Коварная_Белочка
Коварная Белка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ещё секунд пять они с Поттером стояли, всё так же глядя друг на друга, а затем начали дышать.

- С вас будет пятнадцать галеонов и десять сиклей, мистер Поттер, - пробормотал Олливандер, протягивая одну руку и не отрывая своих водянисто-серебристых глаз с лица мальчишки.

Всё так же, смотря только на Гарри, Снейп сунул руку в карман и расплатился.

- Спасибо вам за помощь, - сказал он. Олливандер просто кивнул и смотрел, как два волшебника развернулись и вышли из лавки.

***

Оказавшись на улице, Поттер вздохнул судорожно и глубоко. Северус положил руку на плечо парня, чтобы успокоить его, и почувствовал, как тот медленно расслабляется.

- Всё в порядке, Поттер?

- Да, сэр, но… мы можем уйти отсюда?

Снейп кивнул.

- Тебе лучше надеть свою мантию, или мы никогда не выберемся с этой улицы, - предложил он, на что Гарри кивнул и стал невидимым.

- Куда мы сейчас идем?

- У меня здесь есть несколько дел… а тебе необходимо посетить Гринготтс, если мне не изменяет память.

Мальчишка издал полузадушенный всхлип, вероятно, обозначающий протест.

- Тебе всё равно придётся туда пойти, Поттер. Лучше уж сразу покончить с этим. Как я уже упоминал, гоблины Гринготтса не держат на тебя зла.

- Но…

- Вам нужны ваши галеоны, мистер Поттер. Я не буду спонсировать твои походы в Сладкое Королевство до конца лета.

- Эм-м-м…

- Идём, - Снейп углубился в толчею, и у Гарри не осталось выбора, кроме как следовать за ним. Он направился к белому зданию с высокими колоннами, стоящему на пересечении двух улиц, останавливаясь иногда, чтобы попытаться обойти людей, которые, казалось, собирались пожать ему руку или похлопать по спине. Мерлин! Он ненавидел, когда его хлопали! Но не мог понять этого. И он, и Поттер находились в мрачном молчании, когда дошли до Банка. Свирепые взгляды Снейпа, казалось, способствовали уменьшению числа попыток замедлить их путь.

Пока они поднимались по ступенькам, Северус заметил двух гоблинов, стоящих при входе и вооружённых длинными тонкими металлическими щупами, исследовавших каждого вошедшего. Охрана всё ещё была достаточно сурова. Что, в принципе, было оправдано, так как были Пожиратели Смерти и Егеря, которые всё ещё находились на свободе и в бегах. Он шёл вперёд, позабыв обо всём, пока мальчишка не схватил его сзади за край мантии.

- Профессор, - прошептал Гарри.

- Не волнуйся, Поттер, - пробормотал он.

- Но…

- Всё под контролем, Поттер. Продолжай идти, - сказал он, едва шевеля губами.

Мальчишка замолчал. Зельевар подошёл к входу и кивнул двум охранникам. Правый из них просто кивнул в ответ. Левый очнулся слегка шокировано:

- Мистер Снейп! – воскликнул он. Первый гоблин шикнул, и он продолжил: - Конечно! Добро пожаловать в Гринготтс. Если вы не возражаете, сэр…

С этими словами он провёл щупом по груди и по спине профессора. Он посмотрел на Снейпа, а затем огляделся вокруг, словно искал что-то, но так ничего и не увидел.

- Благодарю, - многозначительно произнёс Снейп, а гоблин встрепенулся и сказал:

- Конечно-конечно, входите! - Зельевар услышал, как гоблин что-то прошипел первому на гоблинском, видимо, предупреждая его, хотя с этим наречием никогда нельзя быть уверенным.

Поттер ступал за профессором по пятам, вцепившись в его одежду через мантию-невидимку.

- Сэр, - прошептал он.

- Тише, - пробормотал мужчина, и Поттер замялся. Северус привёл его к высокой конторке, за которой сидел довольно молодой на вид гоблин-кассир.

- Хранилище шестьсот восемьдесят семь, - сказал Снейп, когда гоблин поднял голову.

Гоблин посмотрел на него пристально и произнёс:

- А разве у мистера Поттера нет ключа?

- Нет, - выдавил Снейп. – Разве Министр…

Второй, более взрослый гоблин поспешил к ним.

- Горнак, я буду помогать мистеру Снейпу, - сказал он. – Профессор, если вы последуете за мной…

И он повёл Северуса к одной из многочисленных дверей, которые вели из атриума к хранилищам. Гарри проходил через эту дверь всего пару раз, одним из которых был его первый визит в Банк с Хагридом. Однако на этот раз гоблин направился ко второй двери, что находилась прямо за первой, и жестом показал Снейпу следовать за ним, придержав дверь открытой ещё несколько секунд, после того как сам профессор уже вошёл.

- Поттер, - сказал Снейп, уже находясь внутри. Мальчишка понял, что должен снять мантию. Сначала появилась его голова, после чего всё остальное. Гоблин при этом совершенно не выглядел удивлённым.

- Вам потребуется новый ключ, мистер Поттер, - сказал он, обходя стол, чтобы сесть в кресло и приступить к делу. – Ваш номер хранилища не изменится.

- Почему? – Гарри нахмурился, а гоблин взглянул на него.

- Даже гоблины знают, что вы особенный, мистер Поттер. Ваше хранилище было перемещено в отделение с повышенной безопасностью. Дверь будет зачарована на вас. Вы можете привязать к ней не более чем ещё двоих в любое время, и вы можете изменить этих двоих только с уведомлением Банка так, чтобы один из нас мог сопровождать вас и засвидетельствовать изменения. Вам всё понятно?

- О.. да… - ответил мальчишка. – Может профессор Снейп?..

Гоблин метнул свой взгляд на Северуса, тогда как зельевар, покачав головой, посмотрел на Поттера.

- Я уверен Артур или…

- Я сделаю ему также, но сделайте это тоже, пожалуйста. Тогда… тогда вы сможете брать деньги для меня, когда мне они понадобятся…. Чтобы мне не пришлось быть…

До мужчины неожиданно дошло, что мальчишка был больше неприятно взволнован вынужденным походом по улице, чем хотел показать. И он не мог винить его за это.

- Конечно, Поттер, если ты так хочешь.

Гарри облегченно вздохнул.

Тем временем гоблин возился с каким-то хитрым приспособлением за своей конторкой. Два маленьких золотистых ключа появились на бархатной подушечке на подносе. Взяв его, он протянул его гриффиндорцу.

- Дотроньтесь только до одного, пожалуйста, мистер Поттер. Он привяжется к вам, после этого прикосновения.

Поттер взял ближайший из двух ключей и с любопытством ощупал его.

- Мистер Снейп, - произнёс гоблин, протягивая поднос. Северус взял предмет и почувствовал лёгкое покалывание, которое довольно быстро исчезло, и сунул ключ в карман мантии.

Гоблин протянул Гарри небольшую цепочку, где-то двадцать два дюйма в длину.

- Лучше носить его на шее, во время поездки, - объяснил он. Гриффиндорец подвесил ключ на цепочку и надел её на шею.

Поездка к новому хранилищу Поттера прошла без происшествий, если не учитывать безумное вихляние над пропастью, светящейся угрожающим красным светом, из которой доносился рёв, без вариантов принадлежащий дракону. Лицо юноши вмиг помрачнело, когда он услышал драконий рык, и Снейп почувствовал полную солидарность с настроением Гарри. Это было именно то, что не нравилась ему в Банке: так жестоко - держать существ под землёй, без солнца и глотка свежего воздуха. Хотя нельзя отрицать, что именно в этом случае защита особых хранилищ была эффективной, и так как у зельевара не было другого предложения для решения этой задачи, то он предпочёл выбросить это из головы.

Вместе с тем, парень был явно удручён, когда гоблин достал пару металлических дисков, которые звякнули, и их громкое эхо разлетелось вглубь пещеры, вынуждая дракона оставаться на нижнем уровне туннеля, чтобы они моги подойти к его новому хранилищу. Гоблин произвёл сложную комбинацию движений перед дверью, и показал, что сначала Поттер, а затем Снейп, должны приложить свою ладонь к ней. Ещё один набор жестов завершил привязку двери. Подталкиваемый гоблином, Гарри вложил ключ в замочную скважину и приложил ладонь к двери, та растворилась, позволяя им войти внутрь.

Столбцы галеонов, сиклей и кнатов возникли перед их глазами, не считая нескольких небольших вещей, что находились слишком глубоко в хранилище, чтобы можно было рассмотреть. Мальчишка не обратил на них никакого внимания, или, возможно, знал, что это за предметы и ему не нужно было смотреть на них. Снейп понял, что неосознанно облегченно выдохнул, и был слегка озадачен этим, пока его взгляд не метнулся к рваной одежде Поттера. Денег у парня было достаточно, и Мастер зелий неожиданно понял, что опасался, что мальчишка окажется нищим.

«Хотя, неважно это», - подумал Северус. Отец мальчишки происходил из хорошо обеспеченной, если не богатой семьи, и он естественно оставил сыну наследство. Снейп удивился про себя, почему Поттер не одевается лучше или не купит себе новые вещи. Его мётлы были единственными дорогими вещами, и обе были подарены либо МакГонагалл, либо Блэком. Ещё один момент, в котором он неправильно судил о мальчишке. Мужчина покачал головой, раздумывая над этим.

Поттер уловил это движение и покраснел, неправильно поняв его. Снейп понятия не имел, как объяснить ситуацию, так что просто указал, чтобы тот взял денег столько, сколько ему было необходимо. Что тот и сделал… с осторожностью, не преминул отметить Северус.

К удивлению профессора, его собственные хранилища были также перемещены, и они повторили процесс. Когда он попросил Поттера стать вторым хранителем ключа, то тот начал смущенно отпираться.

- Мне нужен второй, Поттер, в том случае, если я не смогу добраться до своего хранилища. А так как профессора МакГонагалл здесь нет, то тебе придётся это сделать сейчас, - тихо произнёс он. Гарри кивнул на это, и гоблин завершил процедуру привязывания.

Хранилище Снейпа было почти таким же заполненным, как и Поттера, но не потому, что он бы богат. Наоборот, в детстве он был удручающе бедным или, по меньшей мере, просто запущенным. Но, так как его нужды были довольно просты, а единственными дорогостоящими вещами были особые инструменты для зельеварения, книги и антиквариат, ему удавалось не тратить большую часть зарплаты. И если бы агент уже завершил продажу его дома в Тупике Прядильщика, доставшегося ему по наследству, то его ячейка была бы ещё больше.

Его хранилище было наполнено не только пирамидами галеонов, сиклей и кнатов, но (к немалому удивлению Гарри) и маггловскими деньгами. Поттер посмотрел на него с любопытством, но Снейп промолчал. Северус взял гораздо больше монет, чем обычно. Завершив дела, они сели обратно в тележку и отправились снова на поверхность, в Банк. Гриффиндорец со вздохом снова накинул мантию-невидимку, прежде чем они вышли из туннеля в атриум.

Поттер выглядел почти таким же зелёным и измотанным, каким был Снейп после сумасшедшей езды на тележке, и это навело его на мысль, что они оба ещё до конца не оправились от своих испытаний. Сделав себе мысленную пометку о необходимости что-то сделать с этим, Северус вновь повёл за собой мальчишку по улицам, направляясь, на этот раз, к небольшой забегаловке. В ней сидело всего несколько волшебников, так как основное меню было маггловским.

Они вошли внутрь. За единственным занятым столиком сидели двое, и, склонив головы друг к другу, вели тихую беседу. Поттер ахнул и сорвал мантию в тот же момент, как эти двое подняли головы.

- Профессор!

- Гарри!

- РОН! ГЕРМИОНА! – друзья мальчишки почти споткнулись друг о друга, пытаясь стремительно добраться до него, заключить в объятия и со всей возможной приязнью и силой похлопать по спине. У всех троих на глазах были слёзы, а на лицах - улыбки. Грейнджер, не стесняясь, плакала в открытую.

- О, Гарри, как ты? – спросила она, обнимая его ещё раз.

- Ты выглядишь… измождённым, дружище! – заметил Уизли и взглянул на Снейпа практически осуждающе. Профессор вздёрнул подбородок и свысока посмотрел на рыжего мальчишку.

- Профессор! – воскликнула Грейнджер. Северус приблизился, и проклятая наглая девица обняла его, а затем отскочила с покрасневшим лицом, но улыбающаяся, со слезами на глазах.

- Мисс Грейнджер. Рад видеть, что вы так хорошо выглядите, - сказал он лишь немногим менее сухо, чем обычно, но её улыбка стала ещё шире.

- Вы тоже, профессор!

- Мистер Уизли, - он кивнул, пристально всматриваясь в бледное лицо, окружённое рыжими волосами.

Они оба выглядели… повзрослевшими, и хотя их радость от встречи с Поттером была ясно видна, столь же очевидными были следы горя и физические доказательства того, через что им пришлось пройти: в бою, в поместье Малфоев, да и за весь тот год в бегах. Внезапно, Северус почувствовал, что хочет обнять этих троих отважных юных волшебников, прошедших через ад, но всё ещё способных смеяться и радоваться жизни. Он вцепился в край своей мантии, подавляя в себе этот непривычный порыв.

Хозяин вышел из задней комнаты, нарушая хрупкое и неожиданное единение четырёх людей, смотрящих друг на друга. Грейнджер и Уизли потянули новоприбывших за тот столик, что они занимали. Уизли усадил Поттера рядом с собой, а Грейнджер, заняв место около стены, показала жестом Снейпу сесть рядом, что он и сделал, правда, чувствуя себя слегка некомфортно.

- Что вы делаете здесь? – спросил Поттер, взяв за руки своих друзей и улыбаясь. – Я так рад вас видеть! Так скучал по вас!

Казалось, мальчишка вот-вот расплачется. Грейнджер утирала глаза, а у Уизли они до сих пор влажно поблескивали. Снейп надавил на ногу Поттера, тот поднял взгляд, сглотнул и кивнул.

- Папа получил письмо от профессора, где говорилось, что вы придете. Сне… эээ… профессор попросил нас прийти навестить тебя! – объяснил Уизли, переводя взгляд с Гарри на Снейпа. – Разве ты не знал?

- Нет! – ответил мальчишка, улыбаясь и переводя удивлённый взгляд с Рона, на зельевара. – Спасибо, профессор! Это было замечательно!

Гриффиндорец практически светился от счастья, и Северус понял, что почувствовал облегчение от очевидной радости парня.

Приятели Поттера, видимо, заранее обсудили какие темы считать «закрытыми», потому что они постоянно поддерживали оживленную болтовню, поедая странную маггловскую пищу, которую они заказали для всех четверых. Снейп принюхался к пузырящемуся сладкому напитку, который пах кофеином, и которым, судя по всему, наслаждались молодые волшебники, и отставил свой стакан, заказав себе воды. Официант, по-видимому, правильно истолковал пожелание клиента, потому что вернулся с бокалом ледяного сливочного пива, которое Северус теперь с удовольствием потягивал. Мягкий обволакивающий вкус успокаивал его желудок, всё ещё бунтующий после поездки на проклятой тележке.

Поттер попросил разрешения, и Снейп позволил, побродить с друзьями по улицам, хотя профессор и посоветовал ему держать при себе мантию-невидимку в целях безопасности. Они условились встретиться в полдень во Флориш и Блоттс. Зельевар собирался зайти в книжную лавку «Обскурус», магазин Котлов, «Письменные принадлежности Скриббулуса» и аптеку, так что он найдёт, чем себя занять. Когда гриффиндорец попросил его купить ингредиенты для зелья Сна без Сновидений, Северус кивнул, но отмахнулся от галеонов, которые Гарри достал из кармана.

- Иди и потрать их на что-нибудь другое, - предложил он. – Например, на новую метлу.

Глаза мальчишки загорелись.

- Но мне всё же не хватит на неё денег, - заметил Поттер, на что Снейп только пожал плечами.

- Выпиши чек. Они отправят его в Гринготтс для оплаты.

- Я могу так сделать? Я не знал!

- Ты уже достаточно взрослый для этого, Поттер…

- Ух, ты! Спасибо, профессор! – воскликнул Гарри, и зельевар кивнул, слегка искривив тонкие бескровные губы в усмешке. Взглянув на Уизли, Северус заметил, что тот смотрит на него в замешательстве, а глаза Грейнджер снова полны слёз. Увидев удивлённо поднятую бровь своего профессора, Уизли пожал плечами, а Грейнджер покачала головой и улыбнулась ему. Вскоре после этого он ушёл, оставив трех юных волшебников планировать свои дневные дела.

Два часа спустя, организовав доставку своих покупок, Северус сел на уличной веранде кафе-мороженого Флориана Фортескью, делая пометки самозаполняющимся пером на полях в Магические Зелья и Снадобья: Продвинутая Теория и Практическое Применение, потягивая изредка постепенно тающий шоколадный эль. Он был так сосредоточен, что пакет, завёрнутый в простую зелёную бумагу, плюхнувшийся перед ним на стол, застал его врасплох. Снейп вскочил, стиснув зубы, и прищурился на Поттера: тот, смеясь, стягивал себя свою чёртову мантию-невидимку. Он не преминул заметить, что мальчишка выглядит куда более спокойным, чем утром. «Хорошо».

Уизли и Грейнджер стояли позади Гарри, взявшись за руки. Другая рука Уизли была в кармане, плечи были по обыкновению сгорблены, хотя он и выглядел почти так же расслабленно. Грейнджер же другой рукой держалась за локоть своего спутника, прижимаясь к нему. «О. Ну… это вполне логично. Существовала большая вероятность, что кто-то из этих троих станет парой, учитывая, через что они все прошли вместе». Северусу вдруг стало интересно, как Поттер чувствует себя по этому поводу.

- Ну же, откройте его! – сказал Поттер, выдвигая стул и призывая парочку присоединиться к ним. Снейп несколько удивлённо посмотрел на улыбающегося мальчишку.

- Я думал, ты собирался купить метлу? – произнёс зельевар, отмечая, что у Гарри нет других пакетов. Поттер на это лишь махнул рукой.

- Да. Она у Гермионы.

Северус взглянул на девушку, которая, судя по всему, несла лишь небольшую вышитую бисером сумку, и хмыкнул. «Заклинание невидимого расширения», - понял он. Заинтересованно посмотрев на девушку, он кивнул, та покраснела и улыбнулась радостно, садясь рядом с ним, оставляя Уизли место между ней и Поттером, напротив Снейпа.

Подтянув пакет к себе, профессор аккуратно развернул бумагу, в то время как гриффиндорец счастливо улыбался через стол своим друзьям. Упаковка раскрылась, открыв его взору красно-золотой кашемировый шарф. Тонкие чувствительные пальцы погладили удивительно мягкую шерсть, а в горле внезапно что-то сжалось.

- Мы подумали, что вам понадобится это… во время квиддича, понимаете… - сказал Поттер, внезапно смутившись. Снейп прочистил горло:

- Спасибо… Поттер… мисс Грейнджер… Уизли. Это… будет очень кстати…

- Я подумал, что он должен быть достаточно мягким, знаете… таким, чтобы не раздражал ваш…

Это был первый раз, когда Гарри упомянул раны профессора с тех пор, как тот покинул лазарет. Шрамы до сих пор красными полосами выделялись на бледной коже Северуса.

- Спасибо, - кивнул он. Он был избавлен от необходимости придумывать, что делать и говорить дальше: решение пришло само в виде владельца кафе.

- Мистер Поттер! – воскликнул он. Обойдя столик, мужчина бросился к мальчишке и в порыве энтузиазма поцеловал того в щёку. Поттер безуспешно пытался освободиться, под изумлённым взглядом Уизли и хихиканье Грейнджер. Снейп на это лишь покачал головой и расплатился за мороженое, которое хозяин кафе пытался всучить молодым людям бесплатно. Зельевар вышел, чтобы обсудить это, и вернулся за стол несколько минут спустя, решив данный вопрос к всеобщему удовлетворению.

- Так что, ты пойдешь домой вместе с нами? – спросил Уизли, пока друзья потягивали эль с банановым муссом, тыквенным мороженным и различными помадками. Северус был уверен, что всё это было слишком много для слабого поттеровского желудка.

- Ох… Эм-м-м… - замялся Гарри.

- Да, - твёрдо ответил за него Снейп. Мальчишка взглянул на Мастера зелий, уже готовый озвучить протест. – Я обещал Молли и Артуру, что ты навестишь их, хотя бы на ужин, - закончил мужчина. Гриффиндорец всё ещё колебался, но Северус спокойно встретил его взгляд. – Всё будет хорошо, - сказал он. Гарри кивнул и повернулся к своим друзьям.
- Да, думаю, что мы придём, - сказал он, и его глаза заблестели в предвкушении.

- Будем аппарировать, - сказал Снейп. – Вам что-нибудь ещё нужно? - Северус посмотрел на троих волшебников, и те отрицательно покачали головой в ответ.

– Тогда давайте уходить, иначе ваша мать точно не скажет мне спасибо, за то, что я перебил ваш аппетит, - обратился он к Уизли.

Юноши понимающе оскалились, а Грейнджер покачала головой, смеясь:

- Мальчишки!

- Действительно, - согласился зельевар. Они кивнули хозяину, находящемуся за окном, и, взявшись за руки, дезапаррировали вместе в Нору.

Они появились аккурат на дорожке около ворот в сад Уизли.

- Мама с ума сойдёт, когда увидит тебя, Гарри! – выдохнул счастливый Рон, потянув за собой Поттера. – И вас тоже, профессор, - добавил он, оборачиваясь через плечо.

Грейнджер задержалась, глядя ласково на двух парней, пропуская Снейпа вперёд по тропинке. Она вздохнула.

- Он хорошо выглядит, - сказала она. – Я волновалась, когда он не приехал.

- Вы просили? – Северус взглянул на неё.

- Да… Множество раз. Дважды в неделю, если честно. Я думала, что у Джинни получится убедить его приехать, но…

Снейп состроил удивлённую гримасу, и Грейнджер рассмеялась.

- Ну, он влюблён в неё, - пояснила она. – Но он всё не приезжал… сказал, что ещё не закончил со своими делами…

Мужчина смотрел на неё с тревогой и всё возрастающим удивлением. Рассказал ли мальчишка своим друзьям про Старшую Палочку? Хотя, вряд ли он мог винить его за это, после того, через что эти трое прошли вместе. Судя по всему, Грейнджер думала в том же направлении.

- Он рассказал вам, так ведь? В одном письме он написал… не прямо, но… у меня создалось впечатление… он доверяет вам, - тихо закончила девушка.

Зельевар молча смотрел на неё, и Гермиона улыбнулась ему. Он почувствовал себя странно тронутым этим, так что кивнул в ответ, и они вошли.

- Он здесь! - закричал Уизли, когда они вошли через калитку. – Мам! Джордж! Джинни! Гарри здесь!

Ему не требовалось кричать второй раз. Ответные возгласы, топот ног по лестнице и стук двери сопровождались рыжеволосой волной, что вылетела из Норы во двор.

Юная мисс Уизли была первой, кто добрался до Поттера, и, бросившись к нему, поцеловала прямо в губы, на что мальчишка с энтузиазмом ответил, оправившись от секундной растерянности. Остальные рассмеялись и попытались оттащить парня от неё, хотя первая попытка успехом не увенчалась. Наконец, он позволил это, выглядя слегка ошеломлённым, на что Снейп фыркнул и покачал головой. Видимо, поэтому объятия Грейнджер и Уизли не беспокоили гриффиндорца.

Билл Уизли похлопал Гарри по спине, тогда как Молли заключила его в объятия, а затем отстранила немного, чтобы осмотреть с ног до головы. Флёр поцеловала его в щёку. Джордж в это время молча стоял в стороне, засунув руки в карманы, улыбаясь немного печально, как показалось Снейпу. Тот, должно быть, почувствовал взгляд Северуса, потому что повернулся в его сторону и встретился с ним взглядом. На какое-то мгновение в его глазах вспыхнули прежние смешинки, а рот изогнулся в своей обычной задорной усмешке. Зельевар кивнул ему поверх остальных, и Джордж опустил голову. Его глаза влажно блестели. Мужчина вдруг вспомнил, что их последняя встреча привела к тому, что тот потерял левое ухо. «Если бы это было единственным, что он потерял». В груди больно кольнуло, и он рассеянно потер её.

Билл подошёл и встал рядом со Снейпом, обняв его за плечи одной рукой и слегка сжав их.

- Северус, - тепло произнёс он. – Рад видеть тебя на ногах. Коварно подшутил он тут над испуганным гоблином, не так ли, Джорджи?

- Билл! – воскликнула Молли в притворном раздражении, и, повернувшись к Снейпу, заключила его в такие же тёплые объятия, осмотрев и его с головы до ног. Профессор напрягся, но затем неловко похлопал её по спине.

- Хорошо, все вы… Позвольте им войти уже! Идёмте! – воззвала она, загоняя всех обратно в гостеприимную Нору, в немного причудливую кухню.

Артур и Перси, вернувшиеся из Министерства как раз перед ужином, заключили парня в тёплые объятия и пожали руку Снейпу. Уже державшийся из последних сил самоконтроль Снейпа был почти уничтожен теплотой понимания и оттенком горя в глазах Артура.

- Спасибо тебе, - сказал мужчина ему в ухо, пока привлекал его для дружеского объятия. – Молли, Джордж и я… мы ценим твоё письмо… У меня никогда ещё не было шанса поблагодарить тебя за спасение Джорджа от того Пожирателя Смерти…

Снейп кивнул, застрявший комок в горле не дал ответить как-то иначе.

- И спасибо за то, что привёл Гарри. Мы до безумия хотели избавить его от этого… хотя бы увести с места битвы, ты понимаешь, но он привёл нам несколько обоснованных аргументов против этого. Мы уже готовы были послать за ним оперативную группу, чтобы достать его оттуда, если понадобиться, - рассмеялся Артур дрожащим голосом.

Северус кивнул, но решил ничего не объяснять. Он смотрел на мальчишку, который стоял в окружении друзей… пожалуй даже, семьи. Тот смеялся, говорил, обнимался и получал дружеские похлопывания, которые, казалось, совсем даже неплохо влияют на него. Зельевар вздохнул. Гарри нуждался в этом.

Он повернулся и обнаружил, что Артур смотрит на него с любопытством, слегка улыбаясь. И тут же Молли позвала всех на ужин. Поттер подождал, пока Снейп выберет себе место, и только потом уселся рядом с ним. Мисс Уизли и двое друзей мальчишки устроили борьбу, чтобы сесть рядом Гарри, и Джордж заявил своё первоочередное право, ссылаясь на старшинство. Он и Грейнджер выиграли эту возню. Младшие Уизли уселись напротив них, и вскоре этот конец стола наполнился подростковой болтовнёй.

Снейп заметил, что тарелка Поттера была почти пуста. «Сегодня вечером он уже явно не голодный», - подумал он, но отрезал ещё один кусочек великолепного мясного рулета, жестом показав Грейнджер, чтобы она положила его Гарри в тарелку, и добавил немного картофельного пюре, которое, к его облегчению, тот принял без возражений. Подняв голову, Северус заметил тёплый взгляд Молли. Она улыбнулась. Он моргнул в растерянности, пытаясь понять, не упустил ли он что-то.

Артур, Молли, Билл и Перси заваливали его вопросами о восстановлении школы, и отвечали, иногда довольно осторожно, на его вопросы о Министерстве. Достаточно часто, как заметил Снейп, Поттер следил за ним, и тогда он встречался с ним глазами и смотрел, пока мальчишка не поворачивался к своим друзьям.

Чарли был занят в северной части острова, гоняясь за драконом, освобождённым трио при побеге из Гринготтса. Поместье Малфоев наконец-то приоткрыло свои секреты, отчасти благодаря Драко, а затем (видимо, после того, как тот сильно надавил) его родители решили в полной мере сотрудничать с расследованием, проводимым Министерством. Драко так хотел быть полезным, что Министерство дало ему полное прощение «за все действия, совершённые под принуждением по время Второй Волшебной Войны, касающиеся прошлого и включающие любые действия, совершённые в школе Чародейства и Волшебства, Хогвартс» и отличительный знак за «особые заслуги». Снейп почувствовал невероятное облегчение от этого, что не преминул тут же сказать Артуру, который похлопал его по руке.

Люциус и Нарцисса жили не так уж и хорошо, несмотря на их неохотное сотрудничество. Да, они избежали Азкабана, но находились под домашним арестом, и за ними велось пристальное наблюдение, в том числе, ежемесячные беседы под Веритасерумом, для подтверждения соблюдения ими приговора. Они останутся без палочек до тех пор, пока Визенгамот не сочтёт иначе, если такое вообще может случиться: их состояние было поделено, часть помещений была конфискована в пользование семей, потерявших своих родных и имущество в сражении.

Всё это было правильно и уместно, но от этих разговоров живот Снейпа скрутило болью, и во рту проступил привкус желчи. Наконец, Билл заметил дискомфорт профессора и взял за руку отца, чтобы прервать его последний рассказ. Проследив за взглядом сына на побледневшее лицо Северуса, Артур извинился.

- Всё в порядке, - начал было Снейп, но Билл не придал значения словам профессора и сменил тему.

- Ну что, как Гарри? – спросил он, глядя на другой конец стола. Зельевар кинул быстрый взгляд на мальчишку, который заметил это, улыбнулся и кивнул. Северус кивнул в ответ, и Поттер повернулся обратно к своим приятелям.

- Он… он не так уж плохо, как и можно было ожидать, я думаю… учитывая, через что он прошёл, - ответил профессор тихо.

Молли кивнула, и её глаза наполнились слезами.

- Рон и Гермиона рассказали нам часть того, что им пришлось пережить в прошлом году, но мы поняли, что это не всё, - призналась она, понизив голос, который звучал одновременно гневно и тревожно. Артур протянул руку, чтобы успокоить её, но она продолжила: - Я думаю, мы имеем право знать! Он же наш сын!

Только спустя несколько секунд Снейп понял, что речь шла о Роне, а не о Поттере.

Билл на мгновение встретился глазами с Северусом, пока Молли продолжала что-то говорить. Он был более тактичным и практичным, нежели его родители. Чарли, по всей видимости, был таким же, подумал Снейп. Их профессии вынуждали их контактировать с бОльшим числом существ, ситуаций и характеров, чем Молли за всю её жизнь.

- Мама думает, что если она задаст правильные вопросы, Рон и Гермиона расскажут ей всё, но… - Билл болтал молоко в стакане почти так же, как Аберфорт делал с огневиски. – Я считаю, что есть такие вещи, которых мы никогда не узнаем. – Он бросил взгляд в сторону трио. – Я не могу представить, что их можно заставить рассказать всё… это изменило их, - отметил он грустно, но с какой-то затаённой гордостью. – Мои братья… они хорошие парни, знаете ли, – сказал он, глядя на Снейпа.

- Билл, ты совег'шенно пг'ав, - сказала Флёр. – Твои бг'атья, как же это сказать? Vos frères sont incroyablement courageux.*

Перси, который сидел напротив Чарли, уставился в свою тарелку при этом, и Северусу показалось, что он заметил слезу, упавшую на его руку, хотя молодой человек слишком быстро стёр её. Артур приобнял Билла за плечи и протянул руку, чтобы взять ладонь Перси. Молли поднялась из-за стола, зацепившись краем фартука за угол, и всхлипывая, направилась к духовке, чтобы достать персиковый пирог.

Билл не отрывал взгляда от Снейпа… тот, наконец, нашёл в себе силы кивнуть и ответить дрожащим голосом:

- Они действительно такие.

- И твой Гарри, - сказал Билл.

«Он не мой Гарри», - подумал смущённо Северус, но всё, что он смог выдавить из себя, было: «Действительно». После чего он попытался сделать вид, что это вышло вовсе не так хрипло, как показалось.

После ужина Поттер, двое младших Уизли, и Грейнджер отправились на прогулку. Выпархивающие из травы светлячки словно вычерчивали их путь. Молли увлекла Перси и Джорджа к себе в помощь для уборки. Обняв Артура и поцеловав Молли, Билл и Флёр аппарировали в свою квартиру неподалёку от Гринготтса, где они остановились, чтобы быть поближе к семье, особенно к Джорджу. Билл пожал Снейпу руку на прощание. Артур и Северус вышли в сад и встали, оперевшись на каменную стену, наблюдая за четырьмя молодыми волшебниками и улавливая их разговоры и взрывы смеха.

- Рон просил Гарри остаться.

Профессор затаил дыхание, а затем сказал на выдохе:

- Это было бы хорошо для него. Мальчишке нужны друзья… и вы с Молли.

- Он отказался.

Он ничего не ответил на это, вглядываясь в то место, где только что исчезли четверо за углом дома.

- Ты знаешь почему?

Мужчина поколебался.

- У меня есть предположение.

- Потому что, если это из-за Фреда…

Северус вздохнул.

- Вполне вероятно, что отчасти, - признал он. Артур молчал некоторое время.

- Боже, я скучаю по нему, - сказал он, наконец, и его голос дрогнул.

Зельевар немного поколебался, прежде чем обнял его, позволяя тому выплакать своё горе утраты улыбчивого прекрасного и озорного сына. Глаза Северуса наполнились слезами, но он сдержал их, слова спотыкались друг о друга, когда он заговорил дрожащим голосом:

- Мне жаль, Артур… Мне так жаль…

И его самоконтроль уже был готов рассыпаться, когда Артур начал утешать его в свою очередь.

- Всё в порядке… всё хорошо.

Но, конечно, ничего не было в порядке, Снейп знал это. И никогда уже не будет в порядке, потому что мир стал другим, намного печальнее без Фреда Уизли, Люпина, Тонкс и Грозного Глаза. Сердце готово было разорваться от этой боли, когда он гладил Артура по спине.

Вышедшие с другой стороны дома молодые люди были поражены открывшейся картиной: высокий худой черноволосый профессор и коренастый, много старше его, рыжеволосый мужчина, поддерживающие друг друга в общем горе.

- О, Гарри… - прошептала Джинни, и все четверо обнялись, также вновь проливая слёзы невосполнимой утраты.

_____________________
* Твои братья невероятно храбрые. (фр.)

P.S.: Вангую много косяков в главе. Потом подправлю, надеюсь ok3


He's not good or bad. He is Snape.
Унылый физик, печальный ядерщик.

 
Teira Дата: Понедельник, 15.04.2013, 00:35 | Сообщение # 40
Teira
Приходи вчера
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я так долго ждала обновления,но это того стоило. Какая глава!
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Книгохранилище темных подземелий » Хогвартские истории (СС и другие, ГГ и другие, любые пейринги) » "Heart of the Guardian", перевод Варёночка, СС и ГП, PG-13 (Fantasy/Family, макси, в работе)
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
2. "О ядах и противоядиях",...
3. Фанфик "Свет в окне напротив&...
4. Стихотворный паноптикум от Memoria...
5. "Кладдахское кольцо", пе...
6. "Победителей не будет" а...
7. "Здравствуйте, я – ваша крест...
8. Marisa_Delore
9. "Сильные женщины не плачут&qu...
10. Поиск фанфиков ч.3
11. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
12. "Четверть века", lajtara...
13. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
14. «Счастливое нежелательное воспомин...
15. Горячая линия
16. "Змеиные корни"(Синопсис...
17. Заявки на открытие тем на форуме &...
18. Это страшное слово ПЛАГИАТ
19. "Кровь волшебства", pale...
20. "Предчувствие", автор Af...
1. rostovsckgo[15.07.2020]
2. Shenshen[14.07.2020]
3. Malllvina[13.07.2020]
4. valtchepurn[13.07.2020]
5. Elessarin[11.07.2020]
6. TashaAZT[11.07.2020]
7. NinaNinochka[11.07.2020]
8. kiselek[11.07.2020]
9. Milatrix[10.07.2020]
10. Ministreliya[09.07.2020]
11. tana961985[08.07.2020]
12. Magla[07.07.2020]
13. grushenadya[06.07.2020]
14. AntonNiz[06.07.2020]
15. likamuknova[06.07.2020]
16. DanielleCollinerouge[06.07.2020]
17. blackrina[05.07.2020]
18. PhoenixK[05.07.2020]
19. Grey_Stingrey[04.07.2020]
20. likadunmova[04.07.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Elis_Selleste, Farfalla, Lantern077, Элинор, Nelk, Элейна, Зозо, ntym13, antares-a, vega_1959, ailary, Хозяйка_Медной_Горы, Leontina, tanushok, Amylee, MaryAdams777, Игра_в_бисер, LeraGalera, HimeraNO, StilleWasser, nadejda
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz