Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Рождественские истории"! Приглашаем вас принять участие!     



  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "Убийство в Логгиджвилле",автор Cait_Sith,Romance/Mystery, G (макси, закончен)
"Убийство в Логгиджвилле",автор Cait_Sith,Romance/Mystery, G
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 12:59 | Сообщение # 1
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Убийство в Логгиджвилле", автор Cait_Sith, Romance/Mystery, G, макси, закончен





 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 13:02 | Сообщение # 2
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: "Убийство в Логгиджвилле"
Автор: Cait_Sith
Рейтинг: G
Тип: гет
Пейринг: СС/ ГГ
Жанр: Romance/Mystery
Дисклаймер: все не мое — не мое
Комментарии: написано на Challenge-состязание "СЕМЬ ВЫЗОВОВ В ЧЕСТЬ СЕМИЛЕТИЯ Тайн Темных Подземелий"
Вызов: "А детектив — это про любовь?"
Размер: макси
Статус: закончен



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 13:07 | Сообщение # 3
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Глава 1

Красное пятно стремительно увеличивалось, впитываясь в ткань. Надо же было так неловко испачкать мантию! Но взмах волшебной палочки – и вновь ничто не порочит белоснежный цвет наряда. Безупречно.

Гости наполняли Приемный Зал Министерства Магии, их голоса смешивались, создавая легкий гул. Белые мантии и платья, шали и шляпки, маски и туфельки создавали иллюзию праздника в волшебной снежной стране: Венецианский Новогодний Карнавал, устраиваемый Министерством в этом году, обязывал всех нарядиться в одежды вполне определенных тонов. Цвет слоновой кости на этом мероприятии могли счесть бесстыдной вольностью. И не одна дама отказала себе в удовольствии приобрести изумительное платье оттенка «брызги шампанского» только ради того, чтобы не казаться «белой вороной».

Музыка лилась бесконечным безумным потоком, из которого вдруг вырывались пронзительные ноты, пропетые струнными, и редкие удары тарелок. Пары кружились по залу, напудренные лица, иногда скрытые масками, мелькали в хороводе причудливых образов.

Небольшая группа молодых волшебников расположилась чуть поодаль от оркестра. Большинство из них искренне наслаждалось вечером, иные же вполне успешно поддерживали видимость веселья.

Молодой человек подхватил с пролетающего мимо подноса два бокала и обратился к стоящей рядом девушке.

- Гермиона, хочешь вина?

- Да, белое, пожалуйста.

- Ну и что, послушалась она меня? – продолжал тем временем рассказ энергичный брюнет в круглых очках. – Черта с два! Она считает, что «дисциплина» – это синоним слова «предмет».

- Жена не обязана во всем слушаться мужа, иначе это будет не брак, а рабство, - возразила ему рыжеволосая девушка, чем заслужила недовольный взгляд.

- Я приказал тебе оставаться в штабе не как муж, а как начальник.

Спорщики, казалось, говорили не в шутку, но никто их тех, кто имел удовольствие слышать этот разговор, не воспринимал его всерьез. Напротив, всех веселила перепалка, повторяющаяся слишком часто и никогда не переходящая во что-то неприглядное.

- Гарри, когда ты женился на Джинни, - сказала Гермиона, - ты знал, на что шёл.

Она говорила спокойно, взвешенно, да и вся ее манера держать себя демонстрировала душевное равновесие. Тон ее, однако, не был лишен категоричности.

- О чем ты говоришь? Я делал предложение малышке Джинни, младшей сестренке Рона. А оказалось, что навеки связал себя с неуправляемым монстром!

- Таков брак, - флегматично заметил Невилл Лонгботтом, - ты берешь в жены одну женщину, а оказываешься женат на другой.

Похожая на встревоженную птичку молодая женщина, что стояла рядом с ним, игриво ткнула его в бок.

- Но без этого жениться было бы так скучно, - добавил он и поцеловал свою жену в висок.

Тут в разговор вступил сосед Гермионы. Сделав глоток вина, которое он так необдуманно грел в руках, Рональд Уизли уверено и громко заявил:

- Нет уж, я обойдусь без таких сюрпризов. Если я вдруг решу жениться на ком-то, то сначала как следует изучу её. Так, чтобы знать о ней все подробности: что она ест на завтрак, что видит во сне, в какие игрушки играла в детстве…

- О, профессия накладывает свой отпечаток, - с легкой насмешкой сказала Гермиона, похлопав Рона по плечу.

- Ищейка, что тут скажешь, - поддержал ее Гарри, посмеиваясь над недовольством друга.

Но тут внимание компании привлек громкий женский вскрик. Все немедленно обернулись, ища источник звука и надеясь узнать его причину.

- Миссис… Маклагген, прошу прощения, - услышали они знакомый голос, в котором едва ли можно было различить сожаление.

На расстоянии двадцати футов от наших героев стояла небольшая группа магов. Каждый волшебник казался важнее и напыщеннее другого, но вот на белоснежной мантии невысокой, невзрачной молодой женщины темнело бордовое пятно, и на лице ее было смущение. Она растерянно расставила руки в стороны, в одной все еще зажимая почти пустой бокал, и смотрела на испачканный наряд.

Мужчина, очевидно, ставший виновником произошедшего, коротко кивнул и продолжил свой путь. За его спиной послышались недовольные, возмущенные восклицания, но он не обратил на них внимания. Быстрым шагом он прошел к выходу из зала, и уже через секунду его и след простыл.

- Мне показалось, или это был Снейп? – уточнила Джинни, с удивлением глядя туда, где находилась дверь, через которую так поспешно вышел высокий мужчина.

- Судя по манерам, - пожал плечами Гарри, - именно он.

Сегодня паркет знал только белые туфли. Желающих увлечься танцем было немало. Вот струнные пропели первую фразу, зал вдохнул, задержал воздух на мгновение… Гобой и фортепьяно, поддерживаемые сочным баритоном виолончели, заиграли в унисон, и сотни ножек начали вырисовывать на полу узоры сродни тем, что создает мороз на окнах.

Головокружительный поток пар, напоминая снежную бурю, проносился мимо тех, кто стоял в стороне. Это движение было так не похоже на мертвенное спокойствие Логгиджвиля. Но пройдет время, прежде чем кто-либо увидит рубиновые капли на дорогом ковре. Здесь же кипела жизнь.

- Господа, - обратился к уже известной нам компании тучный волшебник с красноватым лицом.

Вечер близился к концу, и друзья, имея планы в разной степени увлекательные, вовсе не собирались задерживаться на это слишком официальном на их вкус мероприятии, проводимом к тому же за день до настоящего праздника. Но обращение к ним одного из организаторов заставило принять благожелательный вид.

- Я посчитал, что вы захотите поздороваться с вашим бывшим преподавателем, - сообщил мужчина.

С этими словами он сделал шаг в сторону и перед молодыми людьми предстал их некогда учитель Зельеварения и Защиты от Темных Искусств Северус Снейп. Его осанка, надменно приподнятый подбородок и холодный взгляд выдавали в нем гордеца. Всем, кто знал этого человека, было известно, как умело он мог скрывать свои чувства, и тем нарочитей казалась брезгливость на его лице.

Впрочем, несмотря на очевидное нежелание мистера Снейпа беседовать с бывшими студентами, каждый из них поприветствовал его.

Волшебник, который привел его в эту часть зала, тут же поспешно удалился, оставив компанию в неловкой тишине. Нарушил ее Северус:

- По какой-то причине мистер Вудвик решил, будто «кое-кто, с кем я непременно захочу поговорить» и вы – одно и то же.

Прежде, чем кто-то успел ответить в равно непочтительной манере, Гермиона с вежливой дружелюбностью заметила:

- Любопытно знать, что убедило вас принять приглашение на этот бал, профессор? Ведь это вынудило вас надеть белую мантию.

Северус, не меняя пренебрежительного выражения лица, чуть повернулся к ней и ответил:

- Цвет одежды не является для меня основополагающим. Черные мантии не более чем удобны в повседневной жизни. Это не значит, однако, что я избегаю других цветов.

Затем он склонил голову на бок, и лицо его сделалось омерзительным:

- А сколько раз за… ах, - он издал неискренний смешок, - двадцать шесть лет жизни белое платье приходилось надевать вам, мисс Грейнджер?

Не дождавшись ответа от растерявшейся Гермионы, Северус Снейп круто развернулся и ушел.

- Что тут скажешь… - прервал общее молчание Гарри, - приятно знать, что некоторые вещи остаются неизменными, не смотря ни на что.

Гермиона улыбнулась, пытаясь прогнать неприятное ощущение, оставшееся после неожиданной встречи.

- Да уж, и мы всегда знаем, к кому стоит обратиться, если потребуется эмоциональная встряска, - сказала она.

Рон тоже пожелал высказаться на этот счет:

- В этом мире есть всего два человека, при встрече с которыми меня начинает выворачивать: Снейп и Скитер, - но, подумав, он добавил: - и еще Амбридж. И Малфои. О, и еще этот выскочка Снобс!

- Уверена, ты можешь вспомнить немало таких людей, - прервала его Гермиона, зная, как обычно затягиваются рассказы ее друга о ненавистном коллеге Снобсе.

Знала это и Джинни, поэтому она поспешила сменить тему:

- Кстати, действительно, где это Рита Скитер? Прошло уже полвечера, а её всё не видно.

Гарри и Гермиона выразили общее согласие с тем, что отсутствие назойливой и не вполне честной в своей работе репортёрши настораживало.

- Давайте просто порадуемся этому… - предложил Невилл, но Гермиона решительным жестом прервала его.

- Нет, если привычный ход вещей нарушен, значит, тому есть причина. И нам остается только надеяться, что причина, задержавшая Скитер, неприятна для неё. В противном случае может статься, она окажется неприятной для нас.

Музыка стала громче, начался другой танец, пары начали выводить новые па, проносясь мимо группы друзей.

Внезапно Гермиону окликнули, и она быстро обернулась, чтобы убедиться – слух не подвел её.

- Главный инспектор! – воскликнула она. – Цвет невинности вам очень к лицу.

- Цвет детской неожиданности на этой мантии тоже смотрелся неплохо, - проворчал в ответ темнокожий мужчина.

- Крошка Рэй шалит? – поинтересовался Гарри, вспоминая, как сам очищал свои рабочие мантии, запачканные – так или иначе – стараниями сыновей.

- К счастью, пока в моем доме на одежду справляет нужду только он. Но я подошел к вам не ради обмена светскими любезностями.

То добродушие, которое знающие люди могли заметить в голосе главного инспектора Хадсона, исчезло, оставив место холодному профессионализму.

- О, нет, - Гермиона умоляюще возвела глаза к потолку, - не сегодня.

- Увы.

- Какая жуткая бестактность, убивать в канун нового года!

Главный инспектор покачал головой и деланно обеспокоенным тоном произнес:

- Гермиона, откуда в тебе столько цинизма? И почему именно убивать? Речь может идти о похищении, изнасиловании и даже акте террора.

Когда на лице его подчиненной отразилась обеспокоенность, он добавил:

- Но ты права, речь идет об убийстве. Кстати, это кое-кто, кого вы все знаете…

Сердца всех, кто присутствовал при этом разговоре, замерли. Холодное чувство чего-то необратимого сжало их сердца.

Хадсон понизил голос, заставляя всех чуть склониться:

- Полчаса назад в Логгиджвиле было обнаружено тело Риты Скитер.



Гермиона шла по коридору твердым, уверенным шагом. Убогая вычурность обстановки в этот раз не была замечена ею, как и не была замечена неприятная, едва ощутимая, но все же раздражающая прохлада старого каменного дома.

В её ушах все еще звучал альт и с надрывом берущая верхнюю ноту скрипка. Два года штатный аврор, два года детектив сержант, и вот уже второй год детектив инспектор, Гермиона Грейнджер видела немало мертвых тел. Но сейчас, заходя в большую, освещенную множеством свечей комнату, она чувствовала легкую дрожь.

Помещение – то ли будуар светской львицы, то ли рабочий кабинет. Богато, но безвкусно. Между столом и камином трудились эксперты: очевидно, тело было там, но увидеть его было невозможно. Гермиона сделала шаг вперед, и вот в поле ее зрения появилась женская нога в изящной красной туфельке на высокой шпильке. Инспектор Грейнджер застыла, вдруг пораженная мыслью о том, что видела, как Скитер покупала эти туфли в магазине на Косой Аллее. Из состояния секундного погружения в себя ее вывела вспышка фотоаппарата. Собравшись, Гермиона прошла к тому месту, где находился труп. Репортерша лежала на спине, раскинув руки и повернув голову на бок. Ее глаза были открыты, и излишне чувствительную в этот день Грейнджер передернуло от вида вытянутых кошачьих зрачков.

«Смерть наступила мгновенно в результате удара тупым предметом в висок», - констатировала она. Её мысль тут же воспроизвел эксперт, Джек Донаван, как всегда добавив, что точнее скажет после вскрытия. Гермиона безмолвно кивнула, продолжая рассматривать убитую.

- Время смерти? – сухо поинтересовалась она.

Дерек механически посмотрел на помутневшие, чуть пожелтевшие глаза женщины, и ответил:

- Семь пятнадцать, - с этими словами он протянул инспектору прозрачный пакет с изящными нагрудными часиками внутри.

На золоченом циферблате в большем круге были начертаны римские цифры, а в меньшем можно было различить слова: «обед», «встреча», «сон». Сейчас короткая черная стрелка указывала на слово «смерть», а более длинные навсегда застыли на цифрах семь и три.

Осмотрев часы, Гермиона чуть склонила голову на бок и посмотрела на тело.

- Что с орудием убийства?

- Как я сказал, по первичному осмотру это широкий тупой предмет, но какой именно, сейчас сказать трудно. Здесь мы не нашли ничего, что могло бы быть орудием, видимо, убийца забрал его с собой. Так что жди вскрытия. Отпечатков тоже нету. Ну, Джон еще проверяет тело, а комнату я уже осмотрел. Чистенько. Хотя, - Джек жестом предложил Гермионе подойти ближе к трупу, - судя по расположению раны и брызгам крови, можно сказать, что убийца выше жертвы. Стоял он здесь, у стола, возможно, опирался на него бедром. Ей проломили череп, удар был сильным, но при этом убийца вряд ли мог встать в удобную позу, расставить ноги и даже как следует замахнуться - пространство между столом, жертвой и камином слишком маленькое. Из всего этого делаем вывод, что убийца очень силен. Скорее всего, это мужчина, физически очень развитый.

- Почему не рассматривается версия использования волшебной палочки? – поинтересовалась Гермиона, но ответ она получила не от Джека.

- Здесь не использовалась магия, - произнес кто-то за ее спиной, и она обернулась.

- Снобс. Добрый вечер.

Мужчина с непримечательной внешностью, серый, как лондонский туман, смотрел на инспектора водянистыми блеклыми глазами. Он проигнорировал приветствие, продолжив начатую фразу:

- Последнее заклинание в этой комнате – Инсендио, использовалось не менее чем за полчаса до убийства.

Гермиона тут же посмотрела на камин – черные головешки лежали там совершенно безжизненно, и было трудно поверить, что они способны стать источником тепла. Когда в последний раз зажигался камин, точно могла сказать только экспертиза...

Снобс тут же ответил на невысказанный вопрос:

- Проверяем. По другим тестам на использование магии результат отрицательный. Никто не аппарировал и не дисаппарировал в течение последних восьми часов. Защитное поле, очевидно, исчезло после смерти хозяйки дома. До этого никаких следов его нарушения. Оно не снималось и не восстанавливалось снова. Единственный способ проникнуть в дом – камин.

Гермиона кивнула, маленькое серое перо, парившее рядом с ней, спешно записывало информацию в небольшую тетрадь.

- Пока не нашли никого, кто мог бы определить, пропало ли что-либо в доме, - продолжил сыщик, - но на первый взгляд нет никаких признаков ограбления. Выясняем наличие родственников или близких друзей, которые могли бы дать показания.

- Кто обнаружил труп? – спросила мисс Грейнджер.

Снобс деловито открыл свой блокнот и, даже не глядя в записи, ответил:

- Сеньор Бланко. Уже опрошен. Должен был сопровождать убитую на бал в Министерстве. В шесть часов попытался попасть в дом через камин, но не смог. Не аппарировал, поскольку никогда раньше не перемещался в это место таким способом. В результате в восемь вечера оказался у ворот дома. Защита уже была снята, поэтому он смог проникнуть внутрь. Обнаружив тело, разблокировал камин и через него связался с авроратом.

Гермиона тут же взглянула на Снобса с тревогой. Он, понимая, с чем было связано ее волнение, лишь продолжил буравить ее невыразительным взглядом. Тогда она посмотрела на стоявшего рядом Джека.

- Пока что мы не знаем, когда и для чего камин использовался в последний раз, - ответил он, пожимая плечами, – не считая телодвижений этого итальянца, естественно. Но еще не все потеряно. Сообщение было исходящим, так что, по крайней мере, есть надежда узнать последнее входящее.

- Как еще донести до людей, что на месте преступления нельзя ничего трогать и нельзя пользоваться камином, если для этого нет крайней необходимости, - бормоча это, Гермиона принялась осматривать помещение.

- Кто-нибудь может подтвердить слова сеньора Бланко? – обратилась она к Снобсу, который ходил по комнате следом за ней.

- Утверждает, что в шесть его видел портье гостиницы. В шесть тридцать он был в Лондоне, в Аппарационном Бюро. Пытался выяснить координаты. Бюро было закрыто, но страж должен был зафиксировать посетителя. Проверяем. В шесть пятьдесят в Косом переулке приобрел справочник Вся Магическая Британия, чтобы выяснить адрес убитой. До Логгиджвиля добирался аппарационными скачками, последние сто ярдов шел пешком, поэтому подтвердить информацию невозможно.

- Грейнджер! – вдруг позвал Джек.

Гермиона торопливо подошла к телу, над которым нависал эксперт. Его коллега Джон провел волшебной палочкой над оголенным предплечьем убитой, и на бледной коже мягким зеленым светом замерцал отпечаток чьей-то руки.

- Он схватил ее вот так, - Джек, осторожно ухватил Гермиону за предплечье, и она согласно кивнула.

Джон подтвердил слова Джека о том, что это был именно «он», поскольку ладонь, которой принадлежал отпечаток, была большой и определенно мужской.

- Проверьте по базе, - сказала инспектор, хотя для этого не было необходимости.

Джон уже достал из большой сумки увесистый свиток и при помощи магии заставил его парить в воздухе. Эксперт начал прокручивать его перед собой как пленку диафильма. Джек помог ему, подцепив волшебной палочкой светящийся на неестественно белой коже трупа отпечаток. Он расположил этот диковинный орнамент над свитком, и последний начал вращаться с пугающей скоростью. Все замерли в ожидании. Как часто этот тест оказывался безрезультатным! И оттого еще более удивительным и радостным событием было обнаружение в базе найденных на месте преступления отпечатков пальцев. Но в этот раз Гермиона не смогла насладиться радостью от удачного исхода, поскольку в тот момент, когда отпечаток вдруг засветился желтым, в тот момент когда свиток застыл, демонстрируя сложный папиллярный рисунок чьей-то ладони и имя ее владельца, в тот момент, когда Джек произнес это имя вслух, инспектор Грейнджер испытала сильнейший шок.

- Я думаю, нам не стоит спешить с выводами, - произнесла она не без труда, увидев обращенные к ней многозначительные взгляды.



- Северус Снейп, - Гермиона произнесла это имя спокойно, почти на распев.

В ее руках был немаленький свиток, и она внимательно изучала его, задумчиво кривя губы и хмурясь. На самом деле, это была лишь игра. На самом деле, она могла пересказать содержание этого свитка наизусть – так же, как и ее друзья. Всем им прекрасно было известно о роли Северуса Снейпа в войне против Волдеморта и его непосредственном участии в убийстве директора Хогвартса Альбуса Дамблдора, они прекрасно помнили, какие показания давали на суде, и кто еще выступал на их стороне, на стороне защиты. Свидетельства, обвинения, оправдательный приговор – всё это было частью и ее прошлого, поэтому Гермионе не было нужды вчитываться в длинные, насыщенные холодными, формальными оборотами предложения. Однако иначе было сложно сохранять спокойствие в присутствии одного из самых загадочных и суровых волшебников, которых ей доводилось видеть.

- Скажите, где вы были вчера в семь часов вечера, - произнесла она, всё ещё не решаясь встретиться взглядами с мужчиной, сидящим напротив.

В маленькой комнатке, в которой они находились, не было ничего, кроме двух стульев, стоящих по обе стороны от простого, устойчивого стола, поэтому единственным предметом, за который мог зацепиться глаз Гермионы, было дело профессора Снейпа. Однако когда пауза затянулась, она поняла, что не может больше прятаться за этой видимостью увлеченного чтения. Строго взглянув на подозреваемого, именно таков был новый статус бывшего учителя Гермионы, она повторила вопрос.

- С какой целью вы спрашиваете об этом? – вместо ответа услышала она.

- Профессор Снейп, пожалуйста, отвечайте на вопрос.

Он чуть сузил глаза.

- Мне сообщили, что требуется дать свидетельские показания. Но характер вашего вопроса заставляет меня снова спросить: какова его цель?

Гермиона против воли устало взглянула на стену за спиной Северуса Снейпа. Она знала, что коллеги, стоящие за ней и имеющие возможность видеть все, что происходит в комнате, сопереживали ей.

- Вас верно информировали, сэр. И характер моего вопроса вполне очевиден – мне необходимо выяснить, где вы были в указанный промежуток времени, чтобы определить последовательность событий прошлого вечера и понять, можете ли вы нам помочь.

При работе с каждым свидетелем и подозреваемым было необходимо учитывать особенности его характера. Кого-то было проще запугать, кто-то охотнее разговаривал, если Гермиона брала понимающий, почти дружеский тон. Но такие недоверчивые люди, как Северус Снейп, имеющие большой опыт общения с представителями ее профессии, редко легко шли на контакт, если знали, что находятся под подозрением. Гермиона считала, что правильнее было ввести его в заблуждение, заставить верить, что он в безопасности, и таким образом вытащить нужную информацию. Но если он действительно был виновен, то никакие хитрости не могли помочь инспектору во время этого допроса.

- Итак, где вы были в четверть восьмого вчера вечером? – спросила она ровно, безо всяких эмоций.

- Я был на балу в министерстве, как вам прекрасно известно. Насколько я помню, вы видели меня там.

- Действительно, я, и еще несколько человек, видели, как примерно в семь часов вы торопливо покинули зал, задев при этом бокал миссис МакЛагген и став причиной большого темного пятна на ее белом платье. Затем вы снова появились в зале, но это было не раньше семи двадцати.

Сперва профессор казался раздраженным, но когда Гермиона произнесла последние слова, он вдруг изменился в лице.

- Причина моего пребывания здесь? – процедил он.

Гермиона закатила глаза, стараясь скрыть раздражение.

- Я уже объяснила вам.

- Вы лжете.

- Если вы не будете отвечать на мои вопросы, - в голосе инспектора появилась сталь, - я буду вынуждена приказать задержать вас по причине оказания сопротивления следствию и отказа от сотрудничества с…

Но Северус Снейп был не из тех, кого можно легко напугать. Он привстал, уперев кулаки в столешницу, теперь нависая над Гермионой. Вся его существо источало злобу. В своей лучшей манере, напоминавшей о том, что когда-то этот человек был Пожирателем Смерти, он произнес:

- Почему я здесь?

Вынужденная отвечать силой на силу, Гермиона также поднялась на ноги и, глядя прямо в черные глаза, полные ненависти ко всему человечеству, прошипела:

- Рита Скитер была найдена убитой в своем собственном доме. По нашим данным последним, кто видел ее живой, были вы. Более того, согласно нашей информации, вы воспользовались камином и переместились в Логгиджвиль за несколько минут до убийства, а покинули особняк уже после смерти жертвы. Более того, - с нажимом произнесла она, - среди бумаг Скитер был обнаружен черновик статьи, посвященной вам. Статьи, которая могла бы заставить думать об убийстве и более доброжелательного человека.

Гермиона выдержала небольшую паузу, чтобы смысл сказанных слов проник в сознание мужчины, и затем добавила для ясности:

- Все улики указывают на то, что вы убили Риту Скитер. И я жажду услышать вашу версию.

Профессор Снейп медленно опустился на свой стул. Он не выглядел сломленным, напуганным или ошеломленным. По его лицу было невозможно понять, какие эмоции он испытывал. Снейп смотрел прямо, но взгляд его был скорее обращен к себе, чем к Гермионе или какому-то предмету в комнате. Губы были привычно сжаты в тонкую линию, брови чуть нахмурены.

- Я не имею к этому никакого отношения, - негромко прозвучали слова.

Мужской голос был ровным, но безжизненным.

- Где вы были между семью и семью двадцатью вчера вечером? – не менее спокойно спросила Гермиона.

- Я был на балу в Министерстве.

Начиная терять терпение, Гермиона сжала зубы. Но ей удалось совладать с эмоциями.

- Профессор Снейп, позвольте описать вам ситуацию, в которой вы оказались: есть пара десятков свидетелей, которые подтвердят, что вы покинули зал, в котором проходил бал, незадолго до убийства, а вернулись через несколько минут после того, как было совершено преступление. Есть данные, записанные с седьмого камина министерского холла, согласно которым некто воспользовался им для перемещения из холла в Логгиджвиль. Это случилось в семь часов шесть минут. Согласно записи четырнадцатого камина в семь часов семнадцать минут кто-то воспользовался им для перемещения из Логгиджвиля в холл министерства. Всё это совпадает с вашими действиями. Кроме того, у нас есть свидетельства, - Гермиона заглянула в свой блокнот, лежащий рядом с ней на столе, - Августины Уайт, согласно которым во время вашей с ней беседы вы получили некое сообщение, после прочтения которого неожиданно покинули зал, цитирую, «продемонстрировав отвратительные манеры», то есть даже не попрощавшись.

Брови профессора едва заметно приподнялись, его взгляд скользнул по невзрачной стене и устремился вверх и вправо.

- Меня утомил этот бессмысленный карнавал, и я вышел прогуляться по коридорам министерства. Есть кто-то, кто может подтвердить, что именно я пользовался каминами?

Гермиона сжала руки в замок, в упор глядя на мужчину.

- Профессор Снейп, на вашем месте я бы подумала, прежде чем отвечать. Дача ложных показаний не сыграет вам на руку.

- Докажите, что мои показания ложны, - скривив губы в неприятной усмешке ответил Снейп, но ухмылка быстро сползла с его лица, когда Гермиона ответила.

- Ваши отпечатки были обнаружены на теле убитой.

Изящным движением инспектор достала из бумажной папки фотографию, на которой было запечатлено тело Риты Скитер со светящимся на ее предплечье отпечатком ладони.

Профессор взял изображение в руки и тяжелым взглядом уставился на него. Хладнокровная маска не исчезла с его лица ни когда он увидел письменное подтверждение того, что отпечатки принадлежали ему, ни когда он резким движением достал из кармана волшебную палочку и направил ее на Гермиону, ни когда он произнес заклинание, отбросившее инспектора к стене.

Тело девушки, похожее на тряпичную куклу, ударилось о серую крашеную стену и рухнуло вниз, по ее затылку тут же покатилась, путаясь в волосах, струйка крови.

Но нападавший не успел сделать и шага, как его самого атаковали сразу три аврора: Северус Снейп не знал, что стена, через которую все могли наблюдать за допросом, была лишь иллюзией, и при необходимости авроры могли слать проклятия в соседнюю комнату без каких-либо трудностей.

Инспектор Грейнджер пришла в себя через двадцать минут в собственном кабинете. Первое, что она увидела, было лицо эксперта Джека. Он поднес волшебную палочку к ее лицу и прошептал заклинание. Яркий свет ударил в глаза Гермионы, и она оттолкнула руку мужчины.

- Поаккуратнее нельзя? – вяло спросила она, борясь с головокружением и тошнотой.

- Вот поэтому я работаю с трупами, - вздохнул Джек, продолжая разглядывать зрачки пострадавшей. – Как ты себя чувствуешь?

Пока Гермиона пыталась сформулировать ответ, Джек проверил ее пульс и попросил понаблюдать за кончиком его палочки.

- Сотрясение мозга, - констатировал он, оборачиваясь к стоящему у стеллажа главному инспектору Хадсону.

Тот выглядел очень недовольным и смотрел на подчиненную, насупив брови.

- Как такое вообще могло произойти? – раздраженно спросил он, ни к кому, собственно не обращаясь.

Но Джек, с присущим ему умением во всем находить смешное, заметил:

- По крайней мере, у неё есть мозг. Вот у одного парнишки в моем склепе мозга нет, его у него высосали. В прямом смысле. Это я понимаю, ужас.

Но инспектор Хадсон не был расположен шутить. Он подошел к Гермионе, наклонился, заглянул ей в глаза и медленно, почти по слогам спросил:

- Ты помнишь, что произошло?

Борясь с тошнотой, она не решилась открыть рот, поэтому просто согласно кивнула. Это тут же вызвало новую волну головокружения, и Гермиона быстро прижала ладонь к губам.

Главный инспектор посмотрел на Джека недовольно.

- Можно дать ей что-нибудь?

- Как раз собирался это сделать.

То ли сотрясение было не сильным, то ли зелье, преподнесенное экспертом, так быстро подействовало, но уже скоро Гермиона смогла встать на ноги и даже самостоятельно добраться до собственного дома.

Ее квартира находилась на Тайт стрит на самом верхнем, третьем этаже многоквартирного дома. Обвитое серой, костистой глицинией, викторианское здание из темного кирпича поприветствовало Гермиону тишиной и спокойствием – было только четыре часа вечера, и почти никого из соседей не было дома.

Старенький лифт с шумом поднял ее наверх. Стук толстых, устойчивых каблуков оглушил лестничную клетку. Прежде, чем открыть дверь в свою квартиру, Гермиона с тоской взглянула в обрамленное тяжелым темным багетом зеркало: бледное лицо, синяки под глазами. Безрадостная картина.

Ключ со щелчком повернулся в замке, крашеная белая дверь с тихим скрипом отварилась, впуская хозяйку квартиры внутрь. Маленький коридорчик был погружен в темноту, тусклый предвечерний свет проникал только через узкую щель – дверь в спальню была приоткрыта.

Сняв туфли, Гермиона, не глядя, набросила на вешалку теплое пальто и хотела пройти в гостиную, когда чья-то сильная рука обхватила ее талию. В следующий момент ей зажали рот, лишив возможности позвать на помощь.

Гермионе удалось достать из кармана брюк волшебную палочку, но в следующее мгновение нападавший прижал свою жертву лицом к стене и, отпустив ее талию, с силой сжал женскую кисть.

В глазах мисс Грейнджер заплясали огоньки, вернулось головокружение, и тошнота начала подступать к горлу. Уже не понимая, что делает, повинуясь неизбежной силе, она разжала пальцы и палочка выскользнула из ее рук. С глухим стуком та упала на дощатый пол, заставив Гермиону крепко зажмуриться. Недавнее сотрясение дало о себе знать, лишив инспектора последних сил, и не дав ей возможности воспользоваться изученными во время службы аврором приемами рукопашного боя. Оценив ситуацию, в которой оказалась, она просто расслабилась и приготовилась к своей участи.

- Мудрое решение, - произнес нападавший, и сердце Гермионы упало в пятки.

Этого не могло быть…



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 13:08 | Сообщение # 4
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Гермиона полулежала на диване в собственной гостиной, не без труда глядя на сидящего в кресле мужчину. Ей казалось, что голова ее вот-вот расколется на две части, и незваный гость увидит, как кипит, бурлит, пузырясь, её мозг.

- Вы должны быть под стражей, - выговорила она, наконец.

Мужчина, вертевший в длинных пальцах две волшебных палочки, ни одна из которых не принадлежала ему, безразлично взглянул на хозяйку квартиры.

- Я должен совершать обход в восточном крыле Хогвартса. Но по вашей милости, я вынужден сидеть здесь, ожидая, пока вы восстановите свое хрупкое здоровье. - Затем он с презрением добавил: - Не ожидал, что вы окажетесь настолько немощной.

- Простите, сэр! - яростно ответила Гермиона, подаваясь вперед, но тут же падая на подушки.

Подавив стон, она продолжила спокойнее:

- По вашей милости, профессор Снейп, у меня сотрясение мозга. По причине чего я также не могу работать, поскольку мой мозг – мой рабочий инструмент.

- Какая удача для вас. Жаль, вы не применяете его так часто, как хотелось бы. В противном случае я сейчас был бы в школе.

- Вы могли бы быть где угодно, но что вы делаете здесь? Вас должны были задержать.

- Меня задержали. Но я не согласен с необходимостью этой меры.

Гермиона устало прикрыла глаза. Её клонило в сон, но присутствие в квартире подозреваемого в убийстве не позволяло отключиться.

Профессор Снейп же воплощал собой равнодушие и спокойствие, превращая сознание Гермионы в хаос.

- Прошу, не говорите, что вы сбежали из-под стражи, - пролепетала она, собирая остатки сил.

Её собеседник, как она и просила, ничего не сказал – только многозначительно поднял брови, не отводя тяжелого взгляда.

- Этого нельзя делать, это серьезное нарушение, - с трудом выдавила Гермиона, чувствуя, как ее сердцебиение участилось при одной мысли о том, что она стала частью такого невероятного беззакония.

После небольшой паузы она спросила:

- И почему явились сюда? Дом детектива – не лучшее место для укрытия беглого преступника.

- Если бы вы действительно пользовались мозгами, как заявляете, то догадались бы, что это лучшее, - подчеркнул он, - место.

Медленно моргнув, она недовольно сжала губы.

Профессор окинул ее внимательным взглядом и вкрадчиво заметил:

- Ваша реакция, однако, не кажется мне адекватной. Вас не пугает то, что в вашем доме находится потенциально опасный преступник?

Устало глядя на мужчину из-под полуопущенных век, Гермиона вяло отозвалась:

- Вы, должно быть, шутите, сэр. Даже если сейчас начнется пожар, я вряд ли сдвинусь с места. У меня совершенно нет сил на то, чтобы бояться. Я и разговариваю с большим трудом.

Это было правдой только отчасти: еще в тот момент, когда она поняла, что нападавшим был именно профессор Снейп, все ее существо испытало громадное облегчение. Разумом она понимала, что этого человека обвиняли в убийстве, но ее чувства и мысли противились тому, чтобы принять это как истину.

Оценив состояние инспектора, Северус достал из кармана нечто, похожее на кошелек, увеличил его – при помощи палочки Гермионы, как она заметила – и уже из получившейся сумки извлек флакон. Подойдя к пострадавшей, он заставил ее, не встретив особого сопротивления, выпить какое-то зелье и велел идти в кровать.

- Поговорим утром, - были его последние слова.



Белый потолок не дарил никаких мыслей, поэтому, чтобы заставить голову работать, Гермионе пришлось подключить внутренние резервы. Воспоминания прошлого дня были лишены желаемой резкости, и утром ей начало казаться, что некоторые из них были всего лишь бредом. Сотрясение мозга способно вызвать подобные осложнения.

Но взглянув на запястье правой руки, она увидела синяки, и все сомнения развеялись. Северус Снейп, обвиняемый в убийстве Риты Скиттер, сбежал из-под стражи, незаконно проник в её квартиру, снова напал на неё и обезоружил, затем напоил зельем и отправил спать. Обещал рассказать всё утром. Ради его объяснений, которые, однако, по ее мнению, могли удовлетворить ее с очень малой вероятностью, Гермиона поборола тяжесть в голове и встала с кровати. Оставаясь еще с вечера в рабочей одежде, она была избавлена от необходимости одеваться. Поэтому, потянувшись, она прошла сначала в гостиную, а потом из неё в кухню. Профессор был там, готовил себе кофе. Прислонившись к дверному косяку, Гермиона сложила руки на груди.

- У вас отвратительно маленькая кухня, - вместо пожелания доброго утра сообщил Снейп, как только заметил её присутствие.

- Верните мне, пожалуйста, палочку, - игнорируя его слова, сказала она.

- Еще не время. Дайте пройти.

С этими словами он величаво прошествовал мимо хозяйки квартиры, неся в одной руке чашку кофе, а во второй – два тоста. Гермиона раздраженно взглянула на оставленные на кухонном столе грязный нож, турку и хлеб. Скрипнув зубами, она прошла в гостиную вслед за гостем.

Он уже сел за небольшой круглый стол у окна и, взяв в руки газету, принялся внимательно её изучать.

- Позвольте сообщить вам, что у вас есть пять минут, чтобы объясниться. Затем я вызываю авроров, - сказала она, садясь за стол напротив Снейпа.

Он отложил газету и в весьма резкой манере, которая никак не шла к образу несправедливо обвиненного несчастного беглеца, ответил:

- Я не убивал Риту Скитер. Необходимо, чтобы вы нашли настоящего убийцу. До того, как это произойдет, я буду скрываться здесь.

Профессор так четко выговаривал каждое слово, что Гермионе казалось, он пытался впечатать их в ее мозг.

Она удивленно подняла брови и сказала:

- Искать «настоящего убийцу» - моя работа. Я намеревалась делать её в любом случае, не было необходимости совершать побег. Вы не понимаете, что сбежав из-под ареста, вы только подтвердили свою вину?

- Я также понимаю и то, что когда вы найдете того, кто действительно виновен в этом преступлении, все забудут о моем нарушении.

- Нарушении? – голос Гермионы был полон негодования. – Мне кажется, вы слишком беспечно относитесь к правопорядку. Поверьте, вы не отделаетесь взысканием. За побег вам грозит год заключения в Азкабане!

- Когда выяснится, что я невиновен, мои действия уже не будут иметь значения.

Гермиона лишь покачала головой. Ее натура не позволяла ей относиться к правилам с таким непочтением. Однако вместо того, чтобы уводить дискуссию в дебри околофилософских рассуждений на тему «Dura lex, sed lex», она обратилась к вопросам более насущным. Крылатые латинские фразы могли подождать до следующего раза.

- Сначала нужно доказать, что это не вы убили Скитер, - заметила она. - Пока что это представляется маловероятным. Я не уверена, что верю вам, и у меня нет никакой причины менять своё мнение.

- Я не идиот, чтобы приходить к вам с надеждой на ваше милосердие. Первой моей целью было обезоружить вас: сейчас вы вынуждены слушать меня и делать то, что я говорю. А для определения характера дальнейшего сотрудничества я подготовил кое-что, что даст мне возможность вернуть вам палочку и дееспособность.

Гермиона сложила руки на груди, внимая. Снейп самодовольно улыбнулся. Он чувствовал себя комфортно в сложившейся ситуации, поскольку считал себя «на коне». Однако, опытный детектив, Гермиона имела несколько способов справиться с этим самоуверенным магом. Только любопытство останавливало её от того, чтобы разделаться с ним самым грубым способом.

- Сначала поговорим о вашем стимуле.

Снейп наклонился и выдвинул из-под стола корзинку. Это была корзинка Крукшанкса, кот сидел в ней, прожигая профессора ненавидящим взглядом. Гермиона склонила голову на бок, пытаясь понять, что это значило.

- Ваш кот, не так ли? – произнес Снейп, вертя в руках палочку.

Хозяйка Крукшанкса нахмурилась.

- Я не убийца… если только меня не просят им стать. И я не могу позволить себе роскоши попасть в Азкабан даже на минимальный срок. То, что многие в Визенгамоте мечтают отправить меня туда – неоспоримый факт. Как только я окажусь перед старейшинами, обвиняемый в очередном убийстве, они мгновенно забудут о доводах рассудка и ухватятся за любой повод отправить меня к дементорам. Я не должен оказаться в зале суда до того, как вы найдете настоящего убийцу, - подчеркнул Северус. - Для меня стало очевидно, что вы уверены в моей виновности, а значит шансов на то, что вы по собственной инициативе стали бы продолжать расследование, у меня не было. Этим объясняется моё решение заставить вас заняться этим делом. Как вы верно заметили, без шантажа успех моего мероприятия становился под угрозу. Поэтому вот ваш стимул.

Профессор направил палочку на Крукшанкса, произнес невербальное заклинание, и кот взвыл, точно баньши. Гермиона, сердце которой пронзила острая боль, кинулась было к любимцу, но Снейп жестко отстранил её. Плач кота тут же прекратился.

Кусая губы, мисс Грейнджер боролась с нахлынувшими эмоциями. Бедный Крукшанкс, он даже не мог защитить себя… что он думал сейчас о своей хозяйке? Наверное, мысленно спрашивал, почему она не помогла ему.

- Благосостояние вашего животного напрямую зависит от ваших действий. Отныне он всегда будет со мной, и любое ваше действие, направленное против меня, отразится на этом коте. Если вы откажетесь содействовать, я лишу его передних лап. Если сюда явятся авроры и попытаются меня арестовать, он распрощается с задними. Даже если меня схватят, вы будете знать, что ваш питомец стал калекой из-за вас.

Гермиона резко выдохнула, вышло похоже на нервный смешок.

- Вы берете в заложники кота? Это безумие.

- Могу я воплотить угрозы в жизнь, или вы поделитесь подробностями дела об убийстве Риты Скитер?

Гермиона зажмурилась. Ей не хотелось верить в происходящее. Устало потерев глаза, она опустилась на стул.

- У меня нет сейчас на это времени, я должна идти на работу, - сказала она без особой надежды на понимание.

- Не должны. Главный инспектор Хадсон – ваш начальник, надо полагать? – прислал вам письмо, в котором сообщает, что сегодня вас не ожидают на работе, но настоятельно просят прийти в форму к завтрашнему дню, поскольку подозреваемый по делу, которое вы ведете, сбежал из-под охраны, и вы нужны отделу.

Стоило ли удивляться бестактности Северуса Снейпа после всего того, что произошло? Гермиона недовольно взглянула на распечатанное письмо, лежащее рядом с газетой, которую читал ее бывший учитель ранее, и тяжело вздохнула.

- Прежде, чем я начну, хочу, чтобы вы знали, что еще вчера утром я надеялась, что мы найдем улики, подтверждающие вашу невиновность. Что, например, на допросе вы разъясните ситуацию, и окажется, что вы не при чем. Теперь же мои чувства сильно изменились. Я бы сказала, они совершенно противоположны. Вы отвратительный, подлый человек, и я надеюсь, что дементоры встретят вас с распростертыми объятиями.

Гермиона Грейнджер не была злым человеком, но есть вещи, которые она не могла простить. И она бы никогда не сказала профессору этих слов, если бы он не посмел посягнуть на самое святое.

- Какая привязанность к коту, - с гнусной ухмылкой прокомментировал это Снейп.

- Ответьте сначала, зачем вы навещали Скитер в день ее убийства?

- Мисс Грейнджер, здесь я задаю вопросы, - с расстановкой произнес профессор.

Гермиона сжала зубы и упрямо сложила руки на груди.

- Я спрашиваю не из праздного любопытства, - надменно произнесла она.

Она не собиралась позволять Снейпу вести себя так, будто он имел какую-то власть над ней. Хотя и понимала, что уже готова пойти на компромисс.

- Я тоже, - яростно прошипел он. – Говорите!

После напряженной паузы, Гермиона, не скрывая раздражения, сказала:

- Так и быть, я расскажу вам обстоятельства дела, но знайте, что я делаю это без удовольствия.

Профессор издал неприятный смешок, а она продолжила:

- Кроме того, у меня есть условие: если вы собираетесь жить в моей квартире, то не забывайте убирать за собой. Не надо закатывать глаза: я не терплю беспорядок, и еще с меньшей любовью отношусь к засохшим продуктам.

Шумно выдохнув, инспектор вернула себе самоконтроль. Мысленно проклиная Северуса Снейпа и недобро поминая Риту Скитер, она начала рассказ.

Снейп слушал внимательно, иногда задавая уточняющие вопросы. Против воли, Гермиона почувствовала уважение к этому человеку. Она всегда знала, что он умен, но всё, что он спрашивал, совпадало с направлением ее собственных мыслей. От внимания многих мелкие детали могли ускользнуть, но он, как и она, обратил на них внимания, понимая важность на первый взгляд незначительных вещей.

- В таком случае, что произошло с орудием убийства?

Спросив это, профессор откинулся на спинку стула, сложив руки на груди. У Гермионы мелькнула мысль об экзамене. Прежде, чем она успела ответить, Снейп с видом знатока продолжил:

- Вы не нашли его в доме. Если вообразить, что убийца – это я, то, выходит, ударив Скитер, я немедленно прошел к камину и переместился в министерство. С дубиной, с которой капает кровь.

Прежде, чем он успел добавить какой-нибудь ехидный комментарий о её способности к логическому мышлению, Гермиона, дополняя слова жесткими, уверенными жестами, сказала:

- Я думала об этом. Вероятно, вы уменьшили эту дубину и спрятали в карман.

- Вероятно, вы преувеличиваете свои умственные способности. Если бы вы действительно думали об этом, то непременно вспомнили, что последнее заклинание, которое было произнесено в комнате Скитер, заклинание для розжига огня.

- Вероятно, вы преуменьшаете мои способности, - в тон ему ответила она, - поскольку я прекрасно помню об этой детали. Согласно моей версии, вы уменьшили орудие убийства уже в Министерстве, но до того, как вышли из камина.

- И зачем бы мне делать это именно там?

- Очевидно, профессор Снейп.

Гермиона поднялась на ноги и принялась расхаживать по комнате:

- Убийство было совершенно магловским способом целенаправленно. Преступник не хотел пользоваться магией, боясь быть раскрытым. Мы часто сталкиваемся с этим, волшебники недооценивают опыт магловских оперативно-розыскных мероприятий... Так или иначе, наш убийца сперва покинул место преступления, а уже потом избавился от орудия.

- Учитывая вероятную опасность быть замеченным в министерстве, я, как разумный, мыслящий человек, оставил бы это орудие в доме Скитер, предварительно уничтожив отпечатки пальцев.

- Тут может быть две версии: либо убийство было совершенно в состоянии аффекта, и убийца просто не сориентировался, либо орудие убийства могло рассказать нам о том, кто наш преступник.

Профессор Снейп призадумался. Глубокая морщина прочертила его лоб, взгляд, как и раньше, во время допроса, стал пустым. Непривычным для Гермионы движением головы, он откинул назад прядь волос, так и норовившую попасть в глаза. Инспектору вдруг показалось, что её подозреваемый полностью погрузился в себя, забыв где и с кем находится.

- Что-то мешает, - произнесла Гермиона задумчиво.

Она подошла к столу и принялась барабанить по столешнице пальчиками.

- Нам не хватает информации, - раздраженный отсутствием хотя бы одной достойной версии произошедшего, ответил Снейп. - Мисс Грейнджер, отправляйтесь на работу и узнайте, что выявила экспертиза.

Закатив глаза, она поинтересовалась:

- Могу я хотя бы позавтракать?

Профессор с безразличным видом толкнул ногой корзину с котом, и тот жалобно мяукнул.

Гермиона тут же зло сжала зубы. Уже через десять минут, получив назад свою палочку, она вышла из дома, чтобы дойти до привычной точки аппарации – узкого темного тупика между домами на соседней улице.



На работе Гермиону не ждали. Однако, как оказалось, уже весь отдел знал о событиях предыдущего дня, поэтому каждый считал своим долгом если не поинтересоваться самочувствием коллеги, то хотя бы сложить брови домиком и одарить взглядом, полным сопереживания. Отвечая всем не слишком естественными благодарными улыбками, Гермиона быстро прошла к кабинету инспектора Хадсона.

Главный инспектор не стал тратить время на светские беседы, мысленно предположив, что если бы Грейнджер не была в состоянии придти на работу, она бы этого не сделала. Вместо того, чтобы интересоваться её здоровьем, он спросил, появились ли у неё новые мысли по делу. Гермиона была вынуждена ответить отрицательно и без особого энтузиазма поинтересовалась тем, как продвигались розыски Северуса Снейпа.

- Всё очень плохо. Мы не нашли его по горячим следам, а это уменьшает шансы на успех многократно.

- Да… - бессмысленно отозвалась Гермиона, чувствуя себя некомфортно.

Не говоря правды Хадсону, она шла не только против правил, морально-этических норм, общественных устоев и профессиональной солидарности, но и против себя самой. Если бы кто-то рассказал Гермионе, что некий инспектор, расследуя убийство, сокрыл у себя дома обвиняемого и никому об этом не сказал, она сочла бы этого инспектора глупым, самонадеянным, нечестным, непрофессиональным и не достойным занимаемой должности. Но это же был профессор Снейп, их столько связывало, они через столько прошли вместе – не на одних лыжах, но по одной лыжне. Она понимала шаткость его положения в этом мире, и очень боялась навредить.

Гермиона не могла перестать спорить с собой, поэтому Хадсону пришлось дважды назвать её по имени, прежде чем она обратила на него внимание.

- Не думай о Снейпе, - сказал он, заставив её горько усмехнуться. – Его найдут. Многие давно мечтают отправить его куда следует, а после того, как мы прочитали статью Скитер из её тайника, даже я… Да что там я, Снобс вызвался лично руководить розыскными мероприятиями! Снобс проявил инициативу – небывалое событие. Они с Уизли едва не подрались из-за того, кто возьмется за это дело.

На мгновение представив, какой скандал закатил её друг, Гермиона покачала головой. И зачем Рону понадобилось ловить Снейпа?

- Твоя задача, Гермиона, найти доказательства. Само собой разумеется, только Снейп появится в суде, его тут же признают виновным, никто и в дело заглядывать не будет. Но, знаешь, все эти формальности: адвокаты, присяжные, улики… всё должно быть соблюдено, чтобы никто не смог опять найти лазейку и вытащить этого ублюдка.

- Главный инспектор, должна ли я напомнить, что тем, кто сделал это в первый раз, была, в том числе и я?

На мгновение темнокожий мужчина нахмурился, словно припоминая что-то, а затем безразлично ответил:

- Действительно.

- Я сделала это не без причины. Мы и сейчас не знаем точно, он ли убийца.

Ведя расследования, Гермионе часто приходилось погружаться в жизни других людей, становиться ближе, чем родственник, ближе, чем лучший друг. В случае с Ритой Скиттер, впрочем, это было невозможно по причине отсутствия оных. Успешный репортер, скандально известная личность, мисс Скитер не имела ни семьи, ни по-настоящему близких друзей. Все ее социальные связи ограничивались работой и светскими раутами, на которых она была частым гостем.

Мистер Бланко, с которым Рита должна была отправиться на бал в Министерство, познакомился с ней всего месяц назад на вечеринке в Италии. Приехав в Англию, он, не имея других знакомых в этой стране, держался Скитер, и очень надеялся попасть на новогоднее мероприятие как ее сопровождающий. Бланко рассчитывал свести несколько полезных знакомств, а где, если не на таком грандиозном празднике завязывать эффективные деловые связи?

По его словам, когда он приехал в Лондон и встретился с мисс Скитер, она показалась ему полной жизни и активной, как и всегда. Но в последний их разговор через камин — утром того дня, когда Рита была убита — она показалась ему чем-то озабоченной. Однако, помимо этого, ничего интересного итальянец сообщить не мог.

Другие опрошенные, среди которых были редактор Ежедневного Пророка, несколько сотрудников журнала Джуси Скэндлс, а также небольшое число волшебников, с которыми у Скитер были намечены встречи на ближайшие дни, смогли сказать об этой женщине и того меньше.

Впрочем, у Гермионы были подозрения, что многие просто не хотели делиться имеющейся информацией: известные персоны с опаской относились к этой представительнице мира прессы, и поэтому избегали встреч с ней. То, что одна из солисток популярной музыкальной группы должна была выпить со Скитер чашечку кофе за день до убийства последней, говорило скорее о том, что пронырливая репортерша нарыла на певицу интересный, скандальный материал, чем о том, что ей не с кем было угоститься круасанами. Да и намеченное на первое января свидание с главным кандидатом на пост Министра Магии заставляло задуматься — действительно ли он не знал, как уверял, о намерениях Риты Скитер? Стал бы он соглашаться на встречу в такой день, если бы не считал это действительно важным?

Внимательно изучив все допросы, проведенные сержантами, пока инспектор переживала последствия сотрясения мозга, Гермиона решила поинтересоваться первыми результатами экспертизы.

Лаборатория находилась за пределами здания министерства. Чтобы попасть туда, необходимо было воспользоваться камином, дабы оказаться в небольшой деревянной сторожке на краю заброшенного кладбища. От сторожки единственная тропинка, не поросшая вереском, вела к серому каменному склепу. Вместе с Джеком и Джоном в склепе трудился один некромант, два зельевара и один магл, имеющий медицинское образование. Последний попал на работу в Министерство Магии после женитьбы на сестре нынешнего министра, Росциуса Калмнера.

- Хорошие новости? – почти умоляя, спросила Гермиона после того, как поздоровалась со всеми.

Джек неопределенно пожал плечами.

- Есть тут кое-что... но пока немного. Время смерти подтвердилось: жертва умерла между семью и семью тридцатью. Причиной стал удар в височную область, повлекший перелом височной кости и травму мозга. Экспертиза показала, что удар был нанесен металлическим предметом, имеющим округлое завершение.

Чуть нахмурившись, Гермиона тут же принялась перебирать в голове возможные варианты. Она присела на каменную надгробную плиту, служившую теперь столом для экспертов, и погрузилась в размышления.

- Железная бита? Подсвечник? Бронзовая статуэтка?

Джек снова пожал плечами.

- Не бронзовая точно, это сталь.

Вздохнув, Гермиона спросила у него, есть ли еще что-то, но, увы, экспертам больше нечего было сказать ей.

Уже собираясь уходить, она вдруг остановилась.

- Джек, а можно ли выяснить время смерти точнее?

- Ага, посмотреть на волшебные часы, - ответил ей эксперт, поправляя один из черепов, стоявших на полке.

- А что, если часы ошиблись?

И Джек, и Джон, и даже некромант и два зельевара усмехнулись на такое нелепое предположение инспектора.

- Грейнджер, это волшебные часы, - сказал Джек, качая головой, - они не могут ошибиться.

- А если они сломались? – вдруг предположил зять министра. – И стали показывать неправильное время?

Будучи маглом, он мог делать такие допущения и не быть осмеянным. Но всерьез его слова никто не воспринял. Никто, кроме Гермионы.



- Я настаиваю на том, чтобы вы ответили: зачем вас вызывала Скитер? – спросила она, заходя в собственную гостиную.



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 13:10 | Сообщение # 5
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Глава 2

Не успела Гермиона услышать ответ на свой вопрос, как раздался высокий пронзительный звук.

- Кто-то пытается связаться со мной через камин! - воскликнула хозяйка квартиры, паника отчетливо слышалась в ее голосе. - Быстрее, прячьтесь в моей спальне!

Снейп быстро поднялся с дивана и, прихватив с собой корзинку с Крукшанксом, удалился из комнаты. Гермиона взмахнула волшебной палочкой, чтобы впустить нежданного гостя. И ее сердце упало в пятки, когда она увидела, кто это был.

- Рон? Какими судьбами? - спросила она, поспешно обводя комнату взглядом.

- Хотел узнать, как ты, - ответил ее друг, также — скорее по привычке, чем из любопытства — внимательно оглядывая помещение.

Две чашки, стоящие на столе еще с утра, привлекли его внимание.

- У тебя гости? - спросил он.

- Это парень, с которым я познакомилась в пабе, - торопливо ответила Гермиона, присаживаясь на диван и жестом предлагая Рону последовать ее примеру.

Но он не сел. Он подошел к столу и, продолжая рассматривать грязную посуду, спросил:

- Парень из паба?

- Да. Позавчера я ходила в паб, я говорила, помнишь, что иногда хожу в паб за углом. Там был этот парень, Рудольфус. Руд. Вчера он звонил, но я сказала, что больна, и сегодня утром он зашел, чтобы проведать меня.

- Мог бы принести цветов, - заметил Рон, снова оглядываясь, взгляд его стал цепким, даже подозрительным.

- Ты же тоже без цветов, - улыбнулась Гермиона.

- Я же не рассчитываю переспать с тобой. Значит, тебе уже лучше?

- Да, намного. Я выпила зелий и чувствую себя вполне сносно.

- Даже на работу пошла, - заметил Рон, не глядя на Гермиону.

Он небрежно потирал спинку стула, снова глядя на чашки.

- Да. Да.

Для подкрепления своих слов, Гермиона даже кивнула головой, тут же понимая, что этот жест выдает ее волнение. Она знала, что если кто-то и способен уличить ее во лжи, так это Рон. Во-первых, он знал ее лучше, чем кто-либо на свете. Во-вторвых, став сыщиком, он отточил свою внимательность, которую демонстрировал еще в школе.

- Зачем вернулась?

- Слушай, Рон, - рассмеялась Гермиона, не без труда изображая веселость, - я как будто бы на допросе.

- Извини.

И она поспешила сменить тему:

- Кстати, слышала, ты хотел взяться за поиски профессора Снейпа?

- Да. Такое дело нельзя доверять идиотам вроде Снобса. Он же будет копаться с этим год!

- А... может, будет лучше, если его не найдут в течение некоторого времени? - произнесла Гермиона с напускной небрежностью. - Мы пока не доказали, что убийца он. А если его поймают сейчас, то отправят в Азкабан без суда и следствия.

Рон усмехнулся.

- Ты что, думаешь, что он и на этот раз невиновен? Да ладно, Гермиона! Не будь наивной! Он уже убивал. Да-да, по приказу Дамблдора, против своей воли и так далее. Но вот Пожирателем он точно стал потому что его душа к этому лежала. Вспомни его в школе, он никогда не был приятным малым. Снейп – гад, всегда им был и будет. Хотя я с уважением отношусь к его военному прошлому и личным трагедиям, и все в таком духе, но никакие заслуги перед отечеством не мешают ему быть мстительным моральным уродом, полным злобы ко всему живому.

Гермиона покраснела, прекрасно осознавая, что профессор слышал каждое слово Рона. Впрочем, она не смогла бы объяснить причину своего смущения.

- К тому же, все доказательства говорят против него, - продолжал тем временем ее друг. - Он ушел из зала до убийства и вернулся почти сразу после. О чем тут еще говорить?

- Да, но я не верю, что если бы профессор убил человека, он смог бы хладнокровно вернуться на вечеринку, продолжить общаться со всеми, как ни в чем не бывало. Ты вышел тогда куда-то, а я видела, как он вернулся. Прошествовал мимо, непоколебимый, как статуя.

- Мерлин, Гермиона, не говори чушь! Это он, здесь не может быть двух мнений. Мотив есть, возможность есть, алиби нет — ты не первый год работаешь в этом, должна понимать, что тут без вариантов.

Гермиона ничего не ответила, и спор прекратился сам собой.

- Ладно, я рад, что с тобой все в порядке. Удачи, - сказал Рон, направляясь к камину.

- Тебе тоже...

Уизли уже зашел в камин, когда вдруг замер с поднятой рукой, полной дымолетного порошка, и спросил:

- А где твой кот?

- На кухне, - ответила Гермиона.

- Странно, раньше он всегда проверял, кто вторгся в его владения.

Гермиона натянуто улыбнулась.

- Стареет, - сказала она, и, удовлетворенный ответом, Рон исчез.

- Парень из паба? - было первое, что спросил Снейп, войдя в гостиную.

Гермиона встала и начала нервно расхаживать по комнате.

- Боже, он догадался. Или скоро догадается. Кошмар.

- С такой неубедительной ложью, как ваша, догадаться мог бы даже ребенок. У Уизли есть все шансы.

- А что я могла сказать, позвольте узнать?

- Например, что обе чашки ваши... - ответил Снейп, приподняв бровь.

- Я никогда не оставляю грязную посуду на столе. Если я пью вторую чашку чая, то всегда мою ту, из которой только что пила. Рон знает это. Кроме того, в одной из чашек черный чай с молоком, а я не пью черный чай с молоком. И это Рон тоже знает!

Снейп прошел к креслу, опустился в него, аккуратно поставил у ног корзинку с котом и задумчиво посмотрел на Гермиону.

- И вы хотите сказать, что ложь о Рудольфусе звучит правдоподобнее, чем версия о том, что вы изменили своим привычкам?

- Да, черт возьми! - ответила Гермиона горячо.

Профессор взглянул на нее осуждающе, но она не видела этого. Рухнув на стул, она вцепилась пальцами в волосы.

- Во-первых, она основана на правде — я действительно говорила о пабе за углом, во-вторых, для вымышленного персонажа я использовала достаточно редкое имя. Если бы я назвала этого парня Джек или Джон, Рон раскусил бы меня сразу. В-третьих, моя история была необычной, что в большинстве случаев указывает на то, что это не вымысел. Для придуманного алиби преступники обычно используют простые, но кажущиеся надежными истории. В стрессовой ситуации, в которой человек оказывается, когда ему необходимо солгать, он часто не способен подключить воображение, и поэтому использует шаблоны, сложившиеся в его сознании на основе пережитого опыта. Спонтанная ложь обычно тривиальна. Но это запутает Рона лишь на время! И Крукшанкс — раньше он всегда выходил поприветствовать его! Все пропало.

- Мерлина ради, это же Уизли. Он всегда ходил у вас на поводу.

- Многое изменилось.

Стало так тихо, что можно было услышать шум машин, изредка проезжающих под окнами.

- Вы считаете, он может доложить, если узнает? - спросил Снейп пятнадцатью минутами позже.

- Вряд ли он решит подставить меня, - тут же отозвалась Гермиона, которая думала об этом последнюю четверть часа. - Но он точно не оставит это просто так. Скорее всего, выманит вас на улицу и поймает там. Или сделает, чтобы все выглядело так, будто вы угрозами заставили меня скрывать вас...

Она забыла о том, что именно так и обстояло дело, а Северус не стал напоминать.

- Но будем решать проблемы по мере их поступления, - преувеличенно бодро сказала Гермиона. - А сейчас я бы все-таки хотела узнать, зачем вы навещали Скитер в день ее убийства, и что было в том письме, которое вы получили.

Снейп прочистил горло, распрямил плечи, состроил лицо, полное драматичного напряжения и сказал:

- Статья, которая в конечном счете стала всеобщим достоянием, - он кивнул головой в сторону Ежедневного Пророка, лежащего на столе, - никогда не должна была быть опубликована. Месяц назад мисс Скитер связалась со мной, чтобы сообщить о существовании статьи и ознакомить меня с ее содержимым. Однако она не имела намерений посылать данный материал в редакцию. Ее целью было уведомление меня о том, что определенная информация, разглашение которой было бы крайне нежелательно для меня, стала доступна ей. Вероятно, ваш Поттер постарался, - с ненавистью выплюнул профессор. - Немногим была известна история моих «юношеских разочарований» и «романтических похождений», как мисс Скитер сочла возможным назвать мою биографию. Также она сообщила, что я должен буду оказать ей услугу, платой за которую будет ее молчание.

В этот момент Гермионе показалось, что ее бывший учитель был похож на опытного театрального актера. Его манеру говорить она могла бы назвать завораживающей, если бы острое желание получить необходимые сведения не терзало ее.

- Говорите короче. Она решила вас шантажировать. И что за услугу вы ей оказали?

Недовольный тем, что его перебили, Снейп недовольно прищурился, но, сделав вдох, продолжил:

- Очевидно, нужда во мне отпала, поскольку на следующий день мисс Скитер написала мне письмо, в котором говорилось об отмене прежней договоренности. Также она сообщила, что отмена сделки вовсе не означает, что я, цитирую, «снят с крючка».

- Но что за услуга ей требовалась?

- Я не могу этого знать, поскольку требование никогда не было озвучено.

- И она снова объявилась через месяц — вероятно, вы снова стали ей нужны?

- Очевидно, - проговорил Снейп, сопровождая свои слова надменно поднятыми бровями. - На балу я получил послание, в котором в манере, говорившей о срочности дела, мисс Скитер требовала моего немедленного визита. Когда я воспользовался камином, чтобы вернутся в Министерство, Рита Скитер сидела за своим письменным столом, самодовольно улыбаясь. Все в ее поведении указывало на то, что она была жива.

- Так чего же она от вас хотела? - нетерпеливо спросила Гермиона, испытывая непреодолимое желание дать профессору подзатыльник, дабы заставить его говорить быстро и по существу.

Снейп же, напротив, был весьма доволен тем, что ему удалось заинтриговать собеседницу. Выдержав эффектную паузу, он сообщил:

- Банально, но она требовала денег.

Гермиона придвинулась на самый краешек стула.

- Сколько?

- Достаточно, чтобы вызвать во мне досаду, но не достаточно, чтобы заставить убить ее.

Мисс Грейнджер встала и прошла к камину.

- Интересно, когда она связалась с вами в первый раз, что ей нужно было тогда? Тоже деньги, или что-то другое?

Снейп не ответил, поскольку считал, что ясно дал понять — он не имел представления об изначальных намерениях Скитер.

Взяв в руки маленький глиняный горшочек с дымолетным порошком, Гермиона замерла и обернулась:

- За этот месяц, что Скитер не беспокоила вас, почему вы не попытались избавиться от статьи?

И без того надменное выражение лица Снейпа приобрело откровенно брезгливые черты.

- Кто сказал, что я не пытался? Могу предположить, что Скитер была опытным шантажистом. Мне не удалось найти статью, а Обливиэйт в таком случае был бы бесполезен, поскольку одного ее взгляда в собственные архивы хватило бы, чтобы восстановить память.

- Вы шпионили для Дамблдора и Волдеморта, - Гермиона заметила, как ее собеседник напрягся, услышав ненавистное имя, - и не смогли провести какую-то репортершу?

- Вы правы, речь идет о «какой-то репортерше». Тратить время на безмозглую букашку, которая решила, будто может заставить меня плясать под ее дудку? – с неприязнью произнес он. - Увольте. Я, как и вы, предпочитаю решать проблемы по мере их поступления.

- Но вы же собирались заплатить ей круглую сумму. Это, по-вашему, решение проблемы?

- Вы имеете неприятную привычку приписывать другим собственные суждения. Я не говорил, что собирался расставаться со своими галлеонами, но позволил мисс Скитер думать, что я согласен с ее условиями. Я даже изобразил вспышку гнева, схватив ее за руку. Это напугало ее, но не достаточно. Мой же следующий шаг был бы направлен на то, чтобы избавить себя от необходимости платить ей. К счастью, кто-то опередил меня и, хоть и шагнул не совсем в том направлении, в котором намеревался шагнуть я, все же сделал мне большое одолжение. Вам бы я порекомендовал поискать архивы Скитер и выяснить, кого еще она шантажировала. Более чем уверен, я не был одинок.

Гермиона, наконец, обратила свое внимание на камин. Попросив Снейпа покинуть комнату, она связалась с офисом Снобса. К ее счастью, сыщик был в кабинете. На вопрос о том, как шли поиски беглого преступника, он ответил что-то невнятное, но было ясно, что гордиться было нечем.

- Снобс, проверьте, пожалуйста, счета Скитер. Мне нужно знать, каково было ее финансовое состояние на момент убийства. И выясните все движения по счету за последние полгода.

Кивнув, сыщик склонился над бумагами, не удостоив Гермиону даже словом.

Вернувшись в свою комнату, она села за стол и попыталась подвести итог: она отчего-то верила в то, что профессор не убивал Скитер, а значит, время смерти, которое сообщали волшебные часы, было ложным. Кому и зачем понадобилось обманывать их? Очевидно, убийца хотел запутать следствие. Но что давали эти несколько минут? И как – вот самый главный вопрос – как убийца смог попасть в дом Риты? Было трудно найти ответы, а значит оставалось искать того, кто имел мотив. К сожалению, таких людей было немало – сама Гермиона испытывала к репортерше такую жгучую ненависть, что извещение о ее смерти вызвало стыдное, давящее облегчение.

- А чем вы намерены заняться дальше? – у Снейпа появилась манера входить в комнату, оглашая емко сформулированный вопрос.

Каждое его появление было озаглавлено торжественным аккордом.

Но ответ Гермионы был весьма прозаичен:

- Приготовлю ужин, поем, схожу в магазин за...

Корзинка с котом звучно опустилась на пол.

- Вы должны отправиться в дом Скитер и отыскать ее архивы, - безапелляционно заявил Северус.

- Да будьте же человеком, профессор! - воскликнула в ответ Гермиона. - Вы не дали мне позавтракать, и мне пришлось перебиваться отвратительным министерским пайком. Теперь лишаете ужина.

Но безжалостный шантажер навис над несчастной девушкой. Его черные брови почти сошлись над переносицей, глаза сузились. Он не испытывал жалости к тяготам ее жизни, поскольку считал, что они были просто несоизмеримы с его.

- Вставайте немедленно с кресла.

- Послушайте, что это вы раскомандовались? - сердито начала Гермиона, но Снейп быстро напомнил ей о том, что имеет все основания считать себя вправе указывать ей.

Крукшанкс недовольно мяукнул, когда профессор резко поднял корзинку и потряс ею перед хозяйкой кота.

Поднявшись на ноги, мисс Грейнджер быстрыми резкими движениями принялась застегивать пуговицы на рабочей мантии. Поправляя значок инспектора, она, не скрывая раздражения, спросила:

- Вы его хотя бы кормили?

- Кормил, - ответил Снейп.

Он уже сел на стул, положив ногу на ногу, и безразлично смотрел в окно.

- Гладили? - буркнула она.

- Грейнджер. Архивы Скитер ждут, когда вы их найдете и выясните, кто настоящий убийца.

Недовольно поджав губы, Гермиона прошла к камину.



Логгиджвиль был холоден и пуст. Аврор, что дежурил на месте преступления, тихо посапывал в углу комнаты, и даже не шелохнулся, когда Гермиона вышла из камина. Уже почти стемнело, но лампы еще не включили — видимо, беспечный охранник спал уже давно. Комната была окутана синим полумраком, придавая всем предметам жуткие очертания. Подавив желание напугать нерадивого аврора, инспектор Грейнджер громко прочистила горло. Молодой сотрудник аврората тут же проснулся и засуетился, всячески пытаясь угодить Гермионе. Заручившись его помощью, она начала поиски тайника.

Почти без надежды начав обыск с того самого помещения, где было найдено тело, инспектор была ошеломлена одной находкой. Тщательно осматривая книги на полках, она открыла одну из них – ту, на которой, как она заметила, было меньше всего пыли – и увидела кусок пергамента, сложенный вдвое. Позабыв об осторожности, Гермиона отложила книгу, повествующую о флоббечервях и их привычках, и развернула пергамент. На нем не было ничего, кроме неаккуратного рисунка, выполненного черными чернилами.

- Запишите в отчет, - обратилась она к аврору, продолжая задумчиво разглядывать изображение.

Дежурный заглянул ей через плечо и, пожимая плечами, спросил:

- Чего, ромашка какая-то что ли?

- Запишите «черная фигура, напоминающая цветок с пятью лепестками».

Гермионе не доводилось раньше слышать о таком знаке, но она всегда считала, что ни одна деталь не может быть незначительной. Ненужное можно отсечь. Пренебрегать же малым – безрассудно.

Скопировав рисунок себе в тетрадь, инспектор передала пергамент дежурному аврору, чтобы тот добавил его к другим уликам.

Гермиона продолжила поиск.

Осмотрев больше половины комнат Логгиджвиля, она почти отчаялась найти хоть что-то. Казалось, дом был лишен каких-либо секретов, почти нарочито выставляя напоказ содержимое стеклянных стеллажей и открытых полок. Но ужасающая мысль о том, чтобы вернуться к Снейпу с пустыми руками, заставляла Гермиону работать с большим энтузиазмом.

И вот она вошла в небольшую гостевую комнату рядом со входом на чердак. Казалось, помещением никто не пользовался многие годы: темно фиолетовая мебель и сиреневые гардины покрылись толстым слоем пыли, в буром цвете пола с трудом угадывался нежный цвет кленового паркета. Даже рамы на стенах пустовали — жители этих портретов предпочитали проводить время на других картинах.

«Почему эта комната так заброшена? - спросила себя Гермиона. - Даже если ею не пользуются, эльфы должны были прибираться здесь. В остальном доме царит чистота»

Ответ напрашивался один — пыль и ветхость были лишь чарами, призванными создать ощущение запущенности и ненужности. Сердце инспектора забилось чаще, она чувствовала, что цель близка. Осторожно переступив порог, она легонько вздрогнула от скрипа половицы. В нос ударил затхлый запах давно непроветриваемой комнаты. Гермиона подняла выше палочку, готовая произнести «Фините Инкантатем», и громко взвизгнула, когда кто-то положил руку ей на плечо.

- Твоя совесть не чиста, - произнес низкий голос, в то время как Гермиона уже упирала волшебную палочку в шею напугавшего ее мужчины.

- Во имя неба! Ты в своем уме? Я чуть не умерла!

- Раньше ты не была такой пугливой.

- Иди к черту.

Насмешливая улыбка была ей ответом. Чуть придя в себя, Гермиона спросила:

- Что ты тут делаешь?

- Узнал, что ты затеяла обыск дома Скитер, и решил, раз уж Снобс отобрал у меня дело по розыску Снейпа, буду полезным здесь.

- Откуда ты это узнал, Рон? - настороженно спросила она. - Никто не знает, кроме...

Уизли вопросительно поднял рыжие брови, ожидая продолжения.

- … Крукшанкса.

Рон усмехнулся.

- Гилбери, дежурный аврор, сделал запись в журнале, у нас в отделе на доске отчетов сразу же появилось уведомление, - объяснил он. - От нас ничего не скроешь, Гермиона.

Она нервно сглотнула — ей казалось, что друг знает все: о Снейпе, о ее преступном молчании, о вранье. В каждом его слове, каждом смешке ей виделись скрытые намеки.

- А, ну да, - сказала она, чуть растеряно, но потом собралась, и более твердо произнесла: Послушай, мне кажется, в этой комнате что-то есть. Она выглядит слишком заброшенной для такого шикарного, сияющего дома, как Логгиджвиль.

Он огляделся.

- Согласен, - был вердикт.

Но их ждало разочарование. Нет, версия Гермионы о том, что комната была заколдована, подтвердилась. Но вместо тайников, сейфов и стеллажей со свитками, полными информации, порочащей честь сильных мира сего, они увидели кое-что совсем другое.

- Вот это кровать, - протянул Рон, склонив голову на бок.

В самом центре комнаты, залитой теперь приглушенным красноватым светом, на небольшом постаменте стояла огромная круглая кровать. Покрывало, покрытое рисунком, имитирующим окрас зебры, было покрыто лепестками роз, на столике рядом стояла еще не открытая бутылка шампанского и два бокала.

- Есть полчасика? - томно спросил Рон, приобнимая Гермиону.

Она мягко улыбнулась.

- Если бы и было, такая пошлая безвкусица способна отбить любое желание.

- Виниловый пол с блестками — я такой уже видел в одном борделе, - заметил он. - Так что ты просто ничего не понимаешь.

Гермиона фыркнула, тогда как Рон продолжил осмотр.

- Только где же... - пробормотал он, а затем воскликнул: - ах, старая добрая классика! Леопардовый ковер. Вот он, родимый, спрятался с другой стороны кровати.

Беглый осмотр комнаты дал понять, что помещение использовалось для вполне определенных целей, и едва ли таило в себе какие-то загадки помимо той, что была теперь раскрыта.

- Я бы это не трогал, - произнес Рон, заглядывая через плечо Гермионы в выдвижной ящик вычурного золоченого комода.

- Я в перчатках. Нужно отправить это в лабораторию. Возможно, так мы сможем узнать, кто пользовался комнатой.

- Да, но... - начал Рон, но замолк, когда Гермиона взяла в руки гладкий вытянутый металлический предмет и положила его в прозрачный мешочек.

- А нельзя делать это палочкой? - с отвращением на лице спросил Уизли, оглядывая содержимое ящика. - Ладно, в общем, ты тут сама справишься. А я пока пойду на чердак.

- Палочкой, - буркнула Гермиона, когда Рон ушел. - Очень хочется марать об это магию. Руки потом помыл, и все. А с магией что делать?



Собирая улики, инспектор думала о том, с кем Скитер могла проводить время в этой комнате, предназначенной для любовных утех. Судя по показаниям свидетелей, у нее не было постоянного партнера. Впрочем, на слова опрошенных трудно было полагаться: со смаком рассказывая секреты других людей, Рита Скитер свою личную жизнь держала в тайне. Из того, что стало известно аврорам, не было ни одного волшебника, которого она могла бы назвать близким человеком. Ни родных, ни друзей — даже дом репортерши, за неимением у нее наследников, перешел государству, вместе с довольно обширной прилегающей территорией и миниатюрным домовым эльфом. Скоро дом выставят на аукцион, эльфу найдут нового хозяина, и все забудут о некогда скандально известной журналистке. Ни одна живая душа не будет со слезами на глазах вспоминать эту странную, порой безжалостную, но яркую женщину.

«Или будет?», - спросила себя Гермиона, подцепляя пинцетом найденный на полу короткий светлый волос.

Внимательно разглядывая его, она пыталась понять, мог ли он принадлежать Скитер. И чем дольше Грейнджер смотрела на него, тем отчетливее понимала, что данный образец ДНК принадлежал кому-то, кто имел короткие волосы пшеничного цвета. Неестественно светлые локоны пострадавшей никогда не имели этого золотистого отлива.

Мертвенную тишину нарушил радостный голос Рона Уизли.

- Я нашел! - выкрикнул он, на мгновение появившись в дверях, а затем исчез.

Аккуратно положив найденный волос в пакетик, Гермиона вышла в коридор. Рон уже бежал по нему в сопровождении дежурного аврора Гилбери, и все вместе они отправились на чердак.

- Черрррт меня дери, - выразил всеобщее удивление дежурный.

Пять похожих на библиотечные каталоги стеллажей с выдвижными ящичками стояли вдоль правой стены. Слева поверхность крутой крыши прорезало большое окно, у которого примостился потертый письменный стол, обтянутый кожей. На столе стояла давно не новая лампа с цветастым абажуром, и лежали многочисленные исписанные свитки, письма и чистые пергаменты. Почетное место занимало знаменитое прыткопишущее перо Риты Скитер насыщенного зеленого цвета.

- Все было скрыто чарами, - сказал Рон, жестом предлагая Гермионе и Гилбери пройти внутрь и осмотреться. - И пару ловушек были здесь и у стола. Не самая мощная защита, но, я слышал, сам дом имел очень сильное охранное поле, так что, видимо, Скитер особо не волновалась об одной комнате.

Гермиона кивнула, с восхищением рассматривая стеллажи. Это действительно был каталог. Каждый ящик был обозначен одной буквой, при этом некоторые буквы повторялись, а некоторые ящики имели цветные пометки: красные и синие. Синих было значительно больше, и инспектору уже не терпелось начать изучение содержимого этих загадочных стеллажей. Но тут Рон подхватил ее под локоть и начал подталкивать к выходу.

- В чем дело? - недовольно спросила она.

- Я увидел этот нездоровый блеск в твоих глазах, - ответил он, - и понял, что если сейчас же не отправлю тебя домой, ты останешься тут на ночь.

- Но Рон, это... подожди... не толкай меня!

- Давай-давай, никуда этот архив от тебя не денется. Сама знаешь, после твоего сотрясения, тебе нужно хорошо спать. А то вообще не сможешь работать.

- Ну, Рон, ну пожалуйста, я только чуть-чуть посмотрю, и все.

- Даже не чуть-чуть.

Гилбери смущенно скользил взглядом то по потолку, то по стенам, не зная, куда себя деть. Впрочем, на его губах блуждала ухмылка: уж больно забавно было наблюдать, как этот рыжий аврор обращался со строгой инспекторшей.

Гермиона пыталась увернуться от крепких объятий друга, но он был слишком силен для нее. Сумев вытолкнуть подругу из чердачного помещения, он протащил ее к лестнице, заставил спуститься вниз и дотолкал до камина.

- Я не могу вернуться домой с пустыми руками! - причитала мисс Грейнджер. - Что я напишу в своем девичьем дневнике? Я не успела сделать за день ничего полезного.

- И уже не успеешь, потому что скоро твой мозг перестанет работать, поддавшись усталости. Выспись, и возвращайся, заселяйся на этот чердак и читай все те сплетни, которые Скитер успела накопить за свою жизнь. Кстати, надо будет обязательно найти ячейку на букву «П» и прихватить папку с надписью «Поттер» Гарри на память.

- Ты не можешь «прихватить» улику, - тут же серьезно сказала Гермиона, забыв о том, что пыталась помешать Рону запихивать ее в камин.

- Ладно, я сделаю копию, - легко согласился Уизли, бросил в камин горсть порошка и произнес: - Квартира Гермионы Грейнджер.



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 13:13 | Сообщение # 6
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Окна в гостиной Гермионы выходили на восток, поэтому солнце было частым гостем в этой комнате: по утрам оно заглядывало, как только выбиралось из-за домов, что стояли через улицу, а вечером отражалось от их стекол.

Первое в этом году утро оказалось необычайно солнечным и ярким. Когда предрассветные сумерки отступили, а чистое, безоблачное небо сменило цвет с золотого на голубой, самые торопливые солнечные лучики украдкой начали пробираться в комнату. Пробежавшись по приоткрытой двери, что вела в кухню, они легонько коснулись книжных полок, перебрались на кресло и камин. Самые же игривые запутались в причудливом узоре ажурных занавесок, и теперь тени создавали удивительный узор на лице спящего на диване мужчины.

Северус Снейп не любил просыпаться рано, но многие годы работы учителем выработали в нем привычку. Даже в выходные он редко оставался в постели настолько долго, чтобы пропустить общий завтрак.

Однако когда профессор открыл глаза тем утром, по положению солнца он смог понять, что проспал, по крайней мере, до девяти.

Сев, он потер лицо. Вот уже вторую ночь он спал на диване в одежде, и оттого ему казалось, что отдых его не был полноценным. Внезапно его внимание привлек женский голос, доносившийся с кухни. Северус прислушался: струя воды ударилась о дно металлической мойки, открылся и закрылся шкаф, фаянсовая миска опустилась на деревянный стол, что-то зашипело на сковороде. Ему было непривычно просыпаться и слышать, как кто-то готовил еду. Еще непривычнее было слышать, как все эти звуки сопровождались тихим пением.

Вдруг из-за двери, что вела в соседнее помещение, выплыл толстый рыжий полунизл. С совершенно безразличным видом он подошел к корзинке, в которой совсем недавно был надежно заперт Снейпом, запрыгнул в нее, улегся поудобнее и лениво прикрыл глаза. Крышка корзинки сама захлопнулась

Некоторое время профессор потрясенно наблюдал за животным, потом встал и – ничуть не громче Крукшанкса – прошел на кухню. Грейнджер делала завтрак. На одной сковородке румянились колбаски, соседствуя с глазуньей, на другой готовились помидоры и грибы. Пахло так, как пахнуть может только английский завтрак – аромат вкуснейшей, нездоровой пищи с нотками кофе и жареного хлеба. С тихим лязганьем из тостера выскочили золотистые тосты, и Гермиона, ловко подцепив их пальчиками, бросила кусочки на небольшое плоское блюдо.

Внезапно она, без какой-либо видимой причины, обернулась.

- Профессор! – воскликнула мисс Грейнджер. – Доброе утро. И с Новым Годом.

Он молча кивнул, внимательно разглядывая картинку с Эйфелевой башней, что висела на стене.

- Я уже почти приготовила завтрак, - чувствуя себя отчего-то неловко, сказала Гермиона, - отнесите, пожалуйста, на стол тарелки и приборы.

Она указала на посуду, уже стоящую у мойки. Набор на две персоны. Настроение Снейпа улучшилось в ту же секунду.

Солнце еще освещало круглый стол, когда Гермиона и Северус начали утреннюю трапезу. Вкусная еда и хорошая погода сделали этих двоих добрее, а потому беседа их протекала неспешно и с удовольствием.

Накануне вечером, когда Гермиона вернулась из Логгиджвиля и рассказала о том, что там произошло, Снейп был в ярости. Согласно его мнению, мисс Грейнджер должна была провести там и ночь, и последующий день, и еще столько времени, сколько нужно, пока не обнаружилось бы что-то полезное.

И ей пришлось потратить не меньше получаса, чтобы объяснить ему, почему ей пришлось уйти, почему Рон был прав, и почему инспекторы не работают двадцать четыре часа в сутки.

Но Снейп стоял на своем:

- Я невиновен, но вынужден скрываться. Моя ситуация…

- Ваша ситуация мало отличается от сотен других. Только вы, профессор Снейп, умудрились усугубить ее своим глупым побегом. Я и так делаю для вас достаточно. Если бы на вашем месте был кто-то другой, вы бы сейчас спорили не со мной, а с дементорами!

- Ваша обязанность…

- Я прекрасно знаю свои обязанности, и, более того, отлично с ними справляюсь. Мой рабочий день закончился, и я иду спать.

С этими словами она удалилась в свою комнату, поставив точку в споре громким стуком двери о косяк.

Затем она долго не могла уснуть. Во-первых, она хотела есть, а путь на кухню лежал через гостиную, которую занимал Снейп. Во-вторых, она переживала из-за того, как грубо обошлась с бывшим учителем. Внутренний голос убеждал ее, что она была права, и что это Снейпу должно было быть стыдно, а не ей, и она действительно делала все возможное.

Но чувство вины никак не хотело покидать ее, и результатом стал дивный завтрак.



Северус, находивший мало удовольствия в том, чтобы дни напролет сидеть в скучной, до невозможности магловской квартире Грейнджер, ожидал от девушки большего. Он помнил, что все считали ее очень умной, и ждал, что она быстро расправится с делом Скитер. Но она едва ли сдвинулась с мертвой точки за то время, которое он провел у нее в гостях. Когда она в очередной раз вернулась с пустыми руками – хотя победа была почти у нее в руках – он позволил себе высказать свое раздражение. Понимая, что отчасти не прав, он оставил последнее слово в споре за ней, но спать ушел с тяжелым сердцем.

Впрочем за ночь все их тревоги и волнения ушли прочь, и новый год, и новый день они начали с чистого листа.

- Вы считаете, рисунок цветка, который вы нашли, имеет значение? – спросил Северус, когда его тарелка была уже чиста.

Он лениво потягивал кофе, и даже позволил себе расстегнуть верхние пуговицы сюртука, так расслабленно он себя чувствовал.

- Все, что угодно может иметь значение.

- Я мог бы заняться поиском информации об этом символе, но мне требуются книги.

Кивнув, Гермиона встала из-за стола, прошла к дивану, на котором спал Снейп, и к его удивлению, без особых усилий перевернула массивного вида предмет мебели. Приглядевшись, он понял, что сила Грейнджер была не причем – просто диван имел конструкцию, позволяющую поднимать его. Внутри были отсеки, в которых можно было хранить какие-то вещи. У Гермионы там лежали книги.

- Ко мне иногда приходят люди, которые не являются волшебниками, - пояснила она, увидев вопросительный взгляд Северуса. – Конечно, можно использовать чары, но тогда я чувствую себя так, словно обманываю кого-то.

Снейп закатил глаза, изумляясь тому, как стремление к честности и справедливости затмевало в Гермионе голос разума.

- Почему вы раньше не показали мне свой тайник? – покачал головой Северус. – Я был вынужден смотреть бесстыдное шоу, в котором не имеющие никаких понятий о достойном поведении девицы соревновались в том, кто сумеет обнажиться более интересным способом и сделать наиболее удачную фотографию. Всегда считал, что качество фотографии зависит от фотографа, а не от того, кто кривляется перед его камерой.

Гермиона лишь пожала плечами – она имела слабое представление о программе телевещания и лишь иногда смотрела по телевизору полнометражные фильмы.

Бегло просмотрев книги, которые имелись в коллекции Грейнджер, Снейп спросил:

- Как я могу попасть в архивы Скитер?

- Я не думаю, что это возможно, - ответила Гермиона.

На это он фыркнул:

- Одна вы будете возиться месяц.

- Именно поэтому мне в помощники назначают сыщиков. Мне будет помогать Снобс, и неофициально – Рон.

Сардонический смешок дал ей понять, что ни Снобс, ни Рон не казались профессору достойными ему заменами.

- За Снобса не скажу, я о нем почти ничего не знаю, - сообщила инспектор, неопредленно взмахнув рукой, - но Рон первоклассный ищейка. Он знает все о том, как можно замести следы и куда что можно спрятать. Он способен найти что угодно, как бы хорошо оно ни было спрятано.

- Ваша верность другу похвальна, - когда Гермиона попыталась возразить, Снейп прервал ее волевым жестом, и продолжил, - но в данном деле собачьих навыков недостаточно. Необходимо подключать разум.

Мисс Грейнджер просто закатила глаза. Профессор не изменял себе никогда. И как она могла терпеть его так долго?

Внезапно раздался уже знакомый звук – кто-то пытался связаться с Гермионой через камин. Снейп поспешно удалился в соседнюю комнату, а хозяйка квартиры попыталась скрыть следы прошедшего завтрака, отлевитировав все под стол. Когда в комнату вошел Рон, она подумала, что это было очень умно с ее стороны.

- С Новым Годом, - без излишнего энтузиазма поздоровался гость.

- Да… отмечал?

- Ты шутишь? Я еще после рождества квартиру не очистил.

- Гарри ведь обещал помочь.

- Ты не знаешь Гарри? Он способен создать нелегальный портключ, бросить жену на необитаемом острове и переместиться к тебе с другого конца света, если у тебя неприятности. Но когда доходит дело до уборки, его не дозовешься.

Гермиона улыбнулась. Рон начал прохаживаться по комнате.

- Странно, что ты еще не в Логгиджвиле. Я переместился сначала туда, но мне сказали, ты еще не появлялась. Снобс там уже вовсю копается, - последние слова были произнесены с презрением.

- Это славно, может быть, к моему приходу ему уже удастся что-нибудь…

Она поняла, как неосторожна была в подборе слов, когда Рон, схватив с полки журнал, начал нервно теребить его в руках.

Сперва пробормотав что-то сквозь зубы, он уже более отчетливо процедил:

- Жополиз.

- Рональд! – тут же возмутилась Гермиона.

- Ты думаешь, он делает это, чтобы Снейпа найти? – громко и возмущенно спросил он. – Или чтобы тебе жизнь облегчить? Да он просто подмазывается, чтобы получить повышение. Чтобы его заметили. Сидит, - выплюнул Рон, - зарывшись в свои бумажки! Сверкает своей лысиной.

Отвращение отразилось на его веснушчатом лице, и он в сердцах кинул журнал на пол. Наклонившись, чтобы поднять его, он замер. У Гермионы душа ушла в пятки. Она почти физически ощутила, как кровь отлила от ее лица.

- Гермиона, - спокойным тоном, так контрастирующим с недавней вспышкой ярости, произнес Рон, - почему у тебя под столом стоит посуда?

- Я… - начав часто моргать, она пыталась заставить себя смотреть прямо на друга.

Наконец, ей удалось взять себя в руки.

- Рон, я не могу тебе сказать. Это кое-что... личное.

Он выпрямился и нервно поправил воротник мантии. Его лицо вдруг покраснело, и, прочистив горло, он сказал:

- И давно... С каких пор твое «личное» меня не касается?

- Это не то, Рон, просто...

Но он уже не слушал. Часто закивав головой, он начал отходить к камину.

- Я понимаю, у нас теперь разные дорожки. Кто я такой, чтобы вмешиваться в твою личную жизнь?

- Рон, да послушай! - попыталась возразить Гермиона, но все тщетно.

Задетое самолюбие Уизли всегда становилось непреодолимой преградой для здравого смысла.

- В конце концов, прошло уже три года, как мы расстались, и однажды это должно было произойти, и я рад за тебя. Только я как-то думал, что мы друзья и все рассказываем друг другу. Ну да, глупый Рон.

И с этими словами он исчез в пламени камина.

- Могли избавиться от него гораздо раньше, - равнодушно заметил Снейп, входя в комнату.

Но Гермиона его не слушала. Она села на диван и спрятала лицо в ладонях.

- Скорее отправляйтесь в Логгиджвиль, - попытался подогнать ее Северус, но она вела себя так, будто вовсе не слышала его.

- Мисс Грейнджер!

- Теперь он ненавидит меня.

Профессор раздраженно закатил глаза. Он не понимал переживаний Гермионы, о чем поспешил сообщить ей.

- Одной проблемой меньше. Его инфантильное поведение нам только на руку.

- Рон — мой друг! Мысль о том, что он сейчас переживает, сводит меня с ума.

- Причина его страданий — его собственная глупость. Для меня загадка, что именно послужило причиной его волнений, несмотря на то, что я слышал весь разговор.

Гермиона тяжело вздохнула. Иногда она не могла объяснить мотивацию Рона даже самой себе. Сейчас прошло то время, когда ей приходилось анализировать каждое свое слово, чтобы понять, на что обиделся Рон, но порой ей все равно приходилось прилагать усилия, чтобы понимать, что и зачем делал ее друг.

- Рон... болезненно переносит ситуации, когда он оказывается на втором плане. Очень болезненно. И с тех пор, как мы расстались, его все время гнетут мысли о том, что стоит мне начать с кем-то серьезные отношения, я сразу забуду о нем. Многие годы я доверяла ему все секреты, и теперь он боится остаться не у дел. Боится, что кто-то займет его место.

Снейп чуть нахмурился. Он знал, как это, когда та, которая по праву принадлежит тебе, та, которую ты знаешь миллион лет, та, с которой делил все радости и горести жизни молодых волшебников и переживал самые яркие события в своей жизни, вдруг меняет тебя на кого-то, и больше не хочет и слышать о тебе.

- Я понял, - кратко ответил профессор без прежней ехидности.

Гермиона удивилась такой перемене в интонациях собеседника.

Она отчаянно провела рукой по волосам.

- Мне нужно спешить в Логгиджвиль.



Работа в архиве Скитер дала результат больший, чем кто-либо ожидал. В тот день Гермиона вернулась домой уже в четвертом часу вечера, в ее руках была стопка бумажных папок высотой почти в три фута. Огромная башня из бумаг не разваливалась и не падала на пол лишь потому, что Гермиона заколдовала ее. Левитируя найденный материал перед собой, она вышла из камина в своей гостиной, не видя ничего перед собой. И она легко могла споткнуться о сидящего на полу Снейпа, если бы он не потребовал быть осторожнее.

- Что вы там делаете? – спросила она, все еще не видя своего постояльца.

Тот захлопнул книгу, которую читал, поднялся на ноги и с некоторым раздражением отобрал у беспомощной девушки документы. Поставив стопку на стол, он вопросительно взглянул на Гермиону.

- Мы перебрали все, что там было, - решительно сказала она. - Я за всю свою жизнь не читала столько гадостей! А я ведь не пропустила ни одного выпуска Ежедневного Пророка, даже когда он писал про сумасшествие Дамблдора и ложь Гарри! – она вздохнула. - Это было отвратительно и гадко. Я хотела бы, чтобы кто-нибудь наложил на меня Обливиэйт. Как я смогу смотреть в глаза…

- Вам удалось прекрасным образом передать ваши эмоции от прочитанного, - едко произнес Снейп, совершенно невежливым образом перебивая ее. - Если вы хотите сообщить что-то еще, что напрямую не относится к делу, можете написать эссе. Мои будни настолько однообразны, что, я, есть такая вероятность, прочту его. А теперь, если вы будете так любезны, могу я узнать, что это за папки?

Опустившись на стул, Гермиона без энтузиазма ответила:

- Здесь все материалы, которые каким-либо образом могут быть связаны с убийством Риты Скитер. Очевидно, разбогатеть Скитер удалось совсем не писательским трудом. Количество волшебников, которых она шантажировала, просто ужасает. Любопытно, как ей вообще удалось дожить до такого возраста. Мы внимательно исследовали ее архив: там хранился компромат и на тех, кто уже расплатился с ней – такие папки были отмечены синими ярлыками. Их мы просмотрели, но, как нам кажется, они не представляют никакого интереса. Другие документы были обработаны и опубликованы в виде статей – вероятно, маги отказывались платить шантажистке, и расплачивались за это. Ящики с такими материалами были отмечены красными ярлыками. Но было кое-что, что не относилось ни к одной категории. Это, вероятно, означает, что решений по данным делам принято не было, и любой из тех, чьи имена можно найти на этих папках, может быть нашим убийцей.

Снейп не выразил никаких эмоций: он равнодушно выслушал мисс Грейнджер, а затем, кивнув, сел за стол и взял в руки самую верхнюю папку.

- А вам удалось найти что-нибудь о черном цветке? – поинтересовалась Гермиона.

Профессор ответил отрицательно. Тон его был раздраженным.

Удивленно подняв брови, Гермиона, однако ничего не сказала и тоже взялась за изучение документов.

Более получаса прошло в тишине.

- Где счета Скитер? – спросил, наконец, Снейп, откладывая в сторону очередную кипу бумаг.

Гермиона ответила, не поднимая головы:

- Гоблины отказались работать в Новый Год, но Снобс уверил меня, что достанет документы из банка к сегодняшнему вечеру.

Затем она взглянула на озабоченное лицо профессора и спросила:

- А что, вы нашли что-то интересное?

- Третон потратил государственные деньги на обновление каминной системы в своем загородном доме. Маклагген метит в министры и, похоже, не гнушается никакими методами. Читтингсон изменяет своей жене с загонщиком Стремительных метел Маркусом Флинтом, Том из Дырявого котла разбавляет эльфийский эль водой. Нет, я не нашел ничего интересного.

Гермиона протянула неопределенное «мм», а потом несмело добавила:

- Вы, кажется, сегодня не в духе…

- Я в своем обыкновенном настроении, такова моя неидеальная натура, - резко отозвался профессор, - и я не собираюсь менять ее потому, что она кого-то не устраивает.

В этот момент мисс Грейнджер стало очевидно, что ее бывший учитель сердится на нее. Вот только за что, она никак не могла понять.

Попытавшись вернуться к чтению файла, она через полминуты отбросила папку в сторону.

- Если бы наш преступник убил Скитер из-за того, что она его шантажировала, разве не попытался бы он найти компромат на себя и уничтожить его? Иначе каков был бы смысл в убийстве?

Снейп поднял брови, словно удивляясь тому, что не ему, а Грейнджер пришла в голову эта идея.

- В ваших словах есть смысл. Но были ли обнаружены следы вторжения в комнату, где хранились архивы? Или, быть может, у вас создалось впечатление, что дом обыскивали до вас?

Гермиона нахмурилась.

- Нет, я так не думаю.

- Тогда можно предположить, что убийцу не интересовали материалы Скитер. Вы упоминали, что у нее не осталось наследников. Следовательно, ее богатство также не могло никого заинтересовать. Каков, в таком случае, может быть мотив убийства?

Гермиона напомнила профессору о той комнате с кроватью, которую она обнаружила в Логгиджвиле и предположила, что причиной смерти репортерши стали личные мотивы.

- Думаю, мы скоро узнаем это: я отправила все, что обнаружила там, в лабораторию. А пока… нам очень нужны счета Скитер. Только они могут дать нам понять, зачем ей потребовались ваши деньги. С ее состоянием такая отчаянная нужда выглядит подозрительно.

Оба взглянули в окно, словно надеясь увидеть там сову от Снобса, но на фоне вечернего неба не было видно и тени птицы.

- Вы обедали? – спросила Гермиона, откидываясь на спинку стула.

Снейп растерялся от этого вопроса. Протянув неопределенно «Я…», он замолчал, не зная точно, как ответить. Ситуация была такова, что он не нашел на кухне ничего, что могло бы стать его обедом. Выходить на улицу он опасался, а иных способов добыть что-нибудь съестное он не видел.

Но по какой-то причине Северус не мог заставить себя сказать это мисс Грейнджер. Она же удивленно смотрела на него, не понимая, что вызвало его смятение.

- Я перекусила в Логгиджвиле, но уже снова проголодалась, - сказала она и прошла на кухню.

Там ей стало ясно, что стало причиной замешательства ее гостя. Холодильник и шкафы были пусты, словно люди тут и не жили вовсе.



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 13.06.2011, 13:15 | Сообщение # 7
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Вернувшись в гостиную она взглянула на Снейпа. Он казался уставшим, хотя никаких причин для этого она не видела. Он не работал, мог спать вдоволь. Отчего же у него под глазами залегли синяки, а лицо казалось осунувшимся? Вероятно, тревоги последних дней и отсутствие прогулок на свежем воздухе так негативно сказались на его состоянии, предположила Гермиона. Поэтому она сказала:

- У меня есть немного Оборотного Зелья.

Северус перевел на нее изумленный взгляд.

- Вам нужно прогуляться, - пояснила Гермиона. – Мы могли бы вместе сходить в магазин.

Он был рад получить возможность покинуть свое убежище. Выдержав небольшую паузу и затем нехотя согласившись, Снейп поинтересовался:

- Откуда у вас Оборотное Зелье?

- Нам выдают. Для работы. Могут возникнуть разные ситуации: иногда приходится выслеживать преступников, иногда втираться к ним в доверие. С моим лицом, которое, не без помощи Скитер, постоянно появляется в периодических изданиях, мне довольно часто приходится им пользоваться.

Северус застыл с бутыльком, который дала ему Гермиона, в руке. Что-то в этом плане ему не нравилось.

- Зелье может пригодиться вам в любой момент, - констатировал он.

- Я возьму еще. Скажу, что израсходовала это, когда решила, что увидела на улице вас.

- Оно может понадобиться вам раньше, чем вы возьмете новое. Только идиот стал бы тратить Оборотное Зелье для того, чтобы сходить в магазин.

Гермиона внимательно посмотрела на профессора, чуть склонив голову на бок.

- Профессор, не волнуйтесь за меня, у меня есть несколько других способов остаться незамеченной. Просто Оборотное Зелье – самый простой и эффективный.

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы найтись с ответом:

- Я просто не хочу, чтобы ко всем моим реальным и мнимым прегрешениям добавили еще и вашу смерть.



В большом супермаркете Северус почувствовал себя неловко. Сперва он растерялся при виде длинных рядов с полками, загруженными самыми разными товарами. Как можно было выбрать что-то в этом гигантском городе продуктов и бытовой химии? Только с помощью карты тут можно было отыскать молоко или хлеб. Но Гермиона, казалось, прекрасно знала расположение всех отделов. Быстро проходя между рядами, она ловко выхватывала с полок именно то, что ей требовалось и бросала в тележку. Тележку толкал Северус, и это стало второй причиной его неудобства. Как он заметил, многие в магазине ходили парами: мужья толкали тележки, а жены, так же, как Грейнджер, руководили процессом. Имея неброскую внешность молодого мужчины с каштановыми волосами, он вполне подходил на роль партнера Гермионы, и потому не мог избавиться от впечатления, будто когда люди смотрели на них, думали, что они такая же семейная парочка.

Любопытно, что Гермиона думала почти о том же самом, только в ней это вызывало положительные эмоции. Ей было странно и приятно оттого, что кто-то мог решить, будто она делает покупки со своим бойфрендом или мужем.

Неторопливо прогуливаясь от магазина до дома, Гермиона и Северус обсуждали окрестности.

- Поэтому я не пользуюсь камином, отправляясь на работу, - говорила мисс Грейнджер. – Конечно, это приятно, когда о тебе заботятся, и лучше иметь внимательных соседей, чем тех, что делают вид, будто не знают тебя вовсе. Но когда они вызывали полицию и скорую, сообщив, что я уже две недели не выхожу из дома… Хорошо, что я тогда уже вернулась в квартиру и открыла им дверь. Иначе дело могло бы осложниться.

- Вы могли придумать какую-нибудь ложь, которая позволила бы вам беспрепятственно пользоваться камином и не вызывать подозрения у соседей, - заметил Снейп.

Гермиона отрицательно покачала головой.

- Жить во лжи? Это не для меня. Нет ничего страшного в том, чтобы каждый день прогуливаться до тупика, это очень близко. Мне не приходится никого обманывать, соседи постоянно видят, как я ухожу на работу, и я действительно ухожу на работу. Это не доставляет мне никаких трудностей, но зато моя совесть чиста.

- Как, должно быть, ваша совесть страдает от необходимости скрывать меня! – саркастично заметил Снейп.

Но Гермиона ответила очень серьезно:

- Это правда. Но моя совесть страдала бы еще больше, если бы вы сейчас были в Азкабане. Из двух несправедливостей мне пришлось выбирать меньшую.

Но Северусу этого было мало – ему вдруг захотелось раздразнить Грейнджер, заставить ее раздражающе непоколебимую уверенность в собственной правильности пошатнуться.

- Какая честь для меня. Вы решили, что обманывать начальника, друга и всю магическую общественность – это меньшее зло по сравнению с угрозой моему благосостоянию.

Но Гермиона не собиралась поддаваться на провокацию.

- Не будем забывать также, что вы взяли в заложники моего кота. Важность вашего благосостояния, быть может, и не соизмерима с важностью информированности волшебного сообщества, но вот благосостояние Крукшанкса – вполне.

Снейп ничего не ответил, но кончики его губ поднялись. Гермиона, впрочем, не заметила эту улыбку.

Вернувшись домой, Гермиона принялась готовить ужин, в то время как профессор вернулся к изучению книг, стремясь найти значение таинственного символа, найденного в Логгиджвилле.

Накрыв на стол, мисс Грейнджер пригласила профессора отужинать с ней и, чтобы как-то избавиться от тишины, которая в последнее время начала казаться ей неловкой, она включила телевизор. Там шел фильм, который она не видела раньше, и на некоторое время он полностью завладел ее вниманием.

Но в какой-то момент интересный сюжет был бесцеремонно испорчен постельной сценой. Будь Гермиона одна, она, может быть, и не обратила бы на нее внимания, но присутствие профессора превратило просмотр в пытку.



Все началось с совместной трапезы героев – она угощала его едой, которую только приготовила, а он соблазнительно слизывал соус с ее пальцев. Затем они принялись целоваться, и в этот момент к Гермионе вдруг пришло острое осознание того, что Снейп сидел рядом и мог видеть то же, что и она. Она умоляла телевизор прекратить показывать целующуюся пару, и ее молитвы были услышаны – сцена сменилась еще более откровенной, когда герои перебрались в спальню.

Гермиона чувствовала, как кровь прилила к ее щекам, она ощущала жар, исходящий от ее лица и боялась представить, как сильно покраснела. А герои фильма и не думали останавливаться. Сцена была снята в весьма натуралистичной манере, без лишней скромности и со страстью. Мисс Грейнджер чувствовала нужду сказать что-нибудь, чтобы разрядить обстановку, но не находила подходящих слов. Стараясь не суетиться, она нервно сглатывала и продолжала смотреть. Казалось, это длилось вечность.

Пытаясь отвлечь себя, Гермиона начала осматривать комнату, и тут боковым зрением увидела, что лицо Снейпа было обращено к ней. Она перевела взгляд на профессора и увидела, что он смотрел на нее с нескрываемым весельем.

Она тут же отвернулась, и не зря, потому что сцена в фильме сменилась на новую — женщина, которая мгновение назад стонала в кровати, лежала на полу с пробитым черепом. В этот момент легкое возбуждение, вызванное желанием разгадать загадку, завладело Гермионой. Снейп же взял в руки книгку, которую читал еще до обеда, и принялся неспешно ее пролистывать.

Фильм продолжался, и у Гермионы появлялись все новые подозреваемые, о которых она сообщала Снейпу.

- Уверена, это ее сын. Но дело не в наследстве, слишком банально для сценария фильма. Может быть, он приемный ребенок, и недавно узнал об этом. Вот у меня было дело...

- Это психиатр! - воскликнула она позднее. - Он говорил, что был в магазине Сьюзен, но, как сказала Мэгги, магазин по воскресеньям не работает!

- Дворецкий, - безапелляционно заявила она спустя четверть часа.

Снейп реагировал на ее предположения вяло, что-то мыча в ответ. На самом деле, он увлеченно читал книжку.

Когда фильм подошел к концу, Гермиона начала убирать со стола, не переставая недовольно бубнить: «слишком элементарно! Никакой интриги, все как на ладони. Убийство из ревности, могли бы придумать что-нибудь получше»

И вдруг послышался стук в окно. Большая амбарная сова принесла послание из лаборатории. Короткая записка гласила:

«Если хочешь посмотреть, чей волос был в Лог-ле, лети в лабораторию. Мы тут в шоке. Искренне Ваши, Джек, Джон и кайфующий под оборотным зельем магл»

Гермиона раздраженно вздохнула.

- Почему было не написать имя? Почему нужно пытаться впечатлить меня наглядной демонстрацией? – бормотала она, натягивая рабочую мантию.

Пока она делала это, Снейп начал относить посуду на кухню. Грейнджер уже почти исчезла в камине, когда он попытался переложить стопку документов с дивана на теперь очищенный стол. И вдруг лист бумаги вылетел из неаккуратно сложенной кипы, медленно приземлившись рядом с профессором. Гермиона замерла, отчего-то почувствовав острое желание узнать, что это был за лист. Северус поднял его и начал читать. По мере прочтения лицо его медленно сменялось с безразличного на удивленное.

- Что там? – нетерпеливо поинтересовалась Гермиона.

- Вы не поверите, - ответил Снейп, продолжая впиваться взглядом в торопливо выведенные строки.

- Профессор! – она подошла ближе к нему.

- Кажется, кое-кто был не совсем честен с нами. Это – черновик очередной статьи Скитер. Складывается ощущение, что он попал сюда случайно, но это счастливейшая случайность, мисс Грейнджер. Нам просто невероятно повезло.

- Что это за статья?

Профессор ухмыльнулся. Глядя в широко распахнутые карие глаза, полные нескрываемого интереса, Северус испытал острое желание подразнить Гермиону. Было бы неинтересно просто назвать имя человека, которому была посвящена статья, и избавить Грейнджер от мучительного ожидания. Поэтому он сделал вид, что внимательно изучает листок, не замечая ничего вокруг.

Гермиона подошла ближе, чтобы все-таки узнать больше о находке, но Снейп ловко увернулся. Она возмущенно воскликнула «профессор!», и снова попыталась дотянуться до литка, но Северус был много выше ее, и поэтому попытка узнать содержимое статьи снова не увенчалась успехом.

Слишком гордая, чтобы поддаваться на провокации профессора, она сложила руки на груди и строго посмотрела на бывшего учителя.

- Мне казалось, это вам надо, чтобы преступление было раскрыто как можно скорее, - процедила она.

Снейп согласно кивнул, и тут же добавил:

- Но в вашем лице есть что-то, из-за чего мне постоянно хочется позлить вас. Наверное, это самоуверенность девчонки, которая считает, что знает все лучше других. Так приятно видеть в ваших глазах не надменность, а растерянность, любопытство или хотя бы досаду.

Гермиона не знала, что на это ответить.

- Так вот как вы ко мне относитесь, - вымолвила она, наконец, затем развернулась и направилась к камину.

Профессор отчего-то испытал чувство стыда. Это было неожиданно, и не совсем приятно, но скорее здравый смысл, чем новые эмоции, заставил его сказать, прежде чем Гермиона исчезла в зеленом пламени:

- Бланко. Речь идет о Бланко, который должен был сопровождать Скитер на бал в Министерстве.

Мисс Грейнджер замерла, удивленная такой новостью. Не то чтобы она сбросила Бланко со счетов, но его кандидатура никогда не казалась ей подходящей на роль их убийцы.

- Что там, в статье?

- Очевидно, Бланко был знаком со Скитер дольше, чем позволил нам думать. Он аферист и альфонс, обманывал богатых женщин, сражая их своим обаянием.

Гермиона фыркнула — она видела его фотографию. Полный мужчина с кустистыми бровями и заметной асимметрией в чертах лица: неровный нос с горбинкой, правый глаз чуть прищурен, губы кривятся то ли в усмешке, то ли от боли. Не очень привлекательный персонаж. Черная испанская бородка делала его лицо неприятным, но теперь Гермиона поняла почему: с ней он действительно выглядел как престарелый жигало.

- Довольно эмоциональная для Скитер статья... - задумчиво произнес Снейп.

- Думаете, личный интерес? Думаете, она стала его жертвой? Думаете... - тут лицо мисс Грейнджер озарилось, - думаете когда она начала шантажировать вас, ей понадобились деньги для Бланко?

Профессор надеялся, что дела обстояли именно так. Протянув Гермионе лист со статьей, он предложил ей поспешить в лабораторию. Воодушевленная такой находкой, она торопливо шагнула в камин, набрала горсть дымолетного порошка и вскоре исчезла.



По пути к склепу, в котором проводилась волшебная экспертиза, инспектор Грейнджер успела подумать о том, что волос, который они нашли в комнате для утех, был светлым, но ведь она, Гермиона, могла ошибиться. Волос мог принадлежать самой Рите.

С этими мыслями она вошла в лабораторию, но застыла, бездумно моргая, увидев человека в центре комнаты. Дело приобретало новый оборот.



 
Ksana Дата: Вторник, 14.06.2011, 17:11 | Сообщение # 8
Ksana
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Дорогой автор!
Вы меня сразили наповал! Шикарный настоящий детектив!
Не хотела начинать читать незаконченный фик, но не удержалась, уж больно притягательное название, сразу навеяло мысли об Агате Кристи. И ведь я почти не ошиблась.
Логичное, последовательное повествование и несколько академическая атмосфера создают ощущение, что читаешь настоящий английский детектив. И приятно,что Снейп у вас настоящая снейпистая сволочь, с неповторимым, присущим только ему определенным обаянием личности.
Так хочется угадать злодея, и версий на самом деле много - так ловко вы пишите, тщательно завуалировав разгадку.
Пока у меня на подозрении - Снобс, уж очень неприятная личность, Бланко - понятно почему, вы сами выводите его в главного подозреваемого (хотя маловероятно, подозреваю, что автор умело запутывает читателей); и наиболее странная догадка, что во всем виноват Малфой (обосновать не могу, но светлый волос навел на размышления - раз, а второе - куда же мы без Малфоя). Еще у меня мелькала догадка о кандидате на министерский пост, или самом министре (не зря же в тексте упомянут его племянник). Но честно говоря, никаких железно-бетонных догадок нет, и думаю, что автору блестяще удалось повторить подвиг всех настоящих писателей-детективщиков, умело замаскировав правильный ответ, и разгадку мы узнаем только в конце.
На самом деле мне понравилось, как Снейп поступил с Гермионой. Нет, конечно, сотрясение мозга, побег из-под стражи и угроза домашнему любимцу - это просто свинство, но зато так характерно показывает его настоящую натуру. Ведь именно в этом эгоизме и есть его привлекательность. А находка с котом-заложником меня просто потрясла, и как ни странно, умилила.
И сами герои, несмотря на поступки, ужасно умильные и как ни странно добрые. А еще мне понравились все маленькие романтичные зарисовки (для меня романтичные) с завтраками и обедами, с походом в магазин, и сцена с телевизором. Очень органично переплетается детектив и взаимоотношения героев.
Одно плохо, в шапке написано "макси", и ждать ответов на многочисленные вопросы, придется тоже долго.
Но в любом случае, я буду с нетерпением ждать следующей главы, и с удовольствием снова окунусь в ваш мир детектива!


 
NATALI_2010 Дата: Вторник, 14.06.2011, 18:38 | Сообщение # 9
NATALI_2010
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ok4 Потрясающе интересная, захватывающая детективная история! da4 Браво автору!!!! jump1

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
Morane Дата: Вторник, 14.06.2011, 21:08 | Сообщение # 10
Morane
Я над вами не издеваюсь - я вас изучаю
Статус: Offline
Дополнительная информация
О! Какой классный фик! А я уж было совсем отчаялась почитать хороший снейджер-детектив)))
*держит пальцы скрещенными: Только бы автор не слил финал! Только бы не слил!*


Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат! (с)

 
Tori67106 Дата: Вторник, 14.06.2011, 21:18 | Сообщение # 11
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор у вас настоящий детектив. Вы так умело подбрасываете читателю всякие зацепки и намеки, что все интересней ставится угадать кто-же убийца jump1 ok4 jump1

 
Lia-Lia Дата: Вторник, 14.06.2011, 21:29 | Сообщение # 12
Lia-Lia
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ох!!!! Невероятно захватывающе!!! Интеллектуально-приключенческий детектив! Давно такие качественные произведения не читала.

Догадки-догадки. Какой-то Рон странный все же ...и выходил куда-то на праздновании...
хах....а оборотное зелье...тоже столько версий.

Большое спасибо автор! Очень жду продолжения jump1 ok4 da4
 
Key_usual Дата: Вторник, 14.06.2011, 22:10 | Сообщение # 13
Key_usual
Лемма Цорна
Статус: Offline
Дополнительная информация
Хо хо, однако сдается мне это детектив. Я его узнала. Вы знаете Автор, вы буквально взяли меня в заложники с первых прочитанных мною слов, как Снейп бедного Крука. Я искренне и от всей души люблю детективы, саспенсовую атмосферу, загадки и эфект игры в мафию - когда под подозрением все. И вы в первых главах на все перечисленное не поскупились. Я же теперь буду ждать каждую главу, а судя по заявленному размеру это будет не одноразовое ожидании.
Вообщем огромное преогромное вам Автор спасибо за такое интересное начало, и всяческих благ вашей музе ok4 .
(И я искренне обещаю постараться и взять свою хилую волю в кулак и не спрашивать через каждые ..дцать минут о проде ok3 )

 
TheFirst Дата: Вторник, 14.06.2011, 23:25 | Сообщение # 14
TheFirst
The One
Статус: Offline
Дополнительная информация
Как только я увидела название, в голове промелькнула мысль, кто может быть автором...
Да-да ok3 И если мои подозрения верны (что скорее всего) - нас ждет просто великолепный детектив. Да еще и снейджер, ибо у этого автора и то, и другое получается просто великолепным! podmig1


Пиджак парадный

"- Все проблеммы русских девушек в том, что они выросли на сказках о принцессах, феях и любви до гроба...
- Мммм, не знаю. Я выросла на Гарри Поттере." (с)
 
alix111 Дата: Среда, 15.06.2011, 19:26 | Сообщение # 15
alix111
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ok4 Потрясающе! Браво! Бис! Автор - Бог Вам в помощь. И нам дай, Господи, терпения дождаться новой главы.
Удивительно интригующе, захватывающе, запутанно...
И нравятся мне такие Снейпы, когда их показывают настоящими сволочами. Потому что весь этот романтизм настолько глубоко сидит в Снейпе, и он настолько горд, что верится с трудом, чтобы он когда-либо вытащит наружу этот романтизм.


Сообщение отредактировал alix111 - Среда, 15.06.2011, 19:33
 
ПартизАнка Дата: Пятница, 17.06.2011, 01:27 | Сообщение # 16
ПартизАнка
- наблюдающая даль -
Статус: Offline
Дополнительная информация
мрррр) замечательно как) podmig1


Пристань рикманьяков

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
самое высшее в мире искусство...
С.А.
 
СНЕЙДЖЕР Дата: Пятница, 17.06.2011, 17:56 | Сообщение # 17
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


ГЛАВА 3

Джек и Джон были профессионалами своего дела: они знали множество заклинаний и рецептов зелий, способных при определенных обстоятельствах вычислить преступника за минуты. Они знали самые разные способы выяснить истину — от гадальных карт до магических артефактов, от волшебных шаров до сыворотки правды. Если среди улик оказывались образцы ДНК, не было ничего проще выяснить, кому они принадлежали — находка добавлялась в оборотное зелье, и либо Джек, либо Джон принимали новый облик.

Когда Гермиона вошла в лабораторию, оба эксперта сидели за своими столами: один размашистыми движениями чертил пиктограммы, другой переговаривался с человеком, которого тут не должно было быть. Блондин, того же возраста, что и Гермиона, увлеченно рассказывал Джеку о пережитых после приема оборотного зелья ощущениях. Его красивое лицо сейчас лучилось радостью и восторгом — но такие эмоции не были свойственны настоящему Кормаку Маклаггену.

- А, вот и наш неторопливый инспектор, - радостно хлопнул в ладоши Джек. - Как тебе тайный любовник Скитер?

- Любовник? - Гермиона растерянно покачала головой. - Мы с Кормаком ровесники, а Скитер... она могла быть его бабушкой. Может быть, его волос оказался в той комнате случайно?

- Ха, Эверард не простит меня за это, - он махнул рукой в сторону обратившегося в Маклаггена магла, - но замечу, что это уже вторая порция оборотного зелья, которую он принял за последние пару часов, и в эту мы добавили более интересные образцы...

Эверард ткнул Джека локтем, но тот только усмехнулся, а затем более серьезным тоном продолжил:

- Мы нашли образцы спермы на постельном белье, и они дали жизнь вот этому, - кивок в сторону Эверарда. - И еще мы проверили кое-какие игрушки, ими определенно пользовалась Рита Скитер. Праудфут сейчас в соседнем склепе, он всегда уединяется, когда обращается в кого-то, кто уже мертв. Некроманты, они немного психи, знаешь. В общем, могу заключить, что если только Маклагген и Скитер не использовали комнату по-очереди, то они использовали ее вместе.

- В голове не укладывается, - пробормотала Гермиона.

Джек фыркнул:

- Да ладно, вспомни Скотти-кукольника. Сколько лет было той девочке?

Гермиона отмахнулась:

- Это совсем другое. Во-первых, не стоит сравнивать, во-вторых, я знаю Маклаггена, и я знаю Скитер, и мне просто сложно представить...

- Не надо, дитя мое, - Джек шутливо приобнял Гермиону, - не надо представлять такое.

- А Росциус всегда говорил, что этот Маклагген — та еще сволочь, - заметил Эверард, - Маклагген ведь метит на его место, рассчитывает стать самым молодым министром магии. Росциус против, но многие поддерживают Маклаггена. А мне кажется, у него по роже видно, что он пронырливый скользкий тип.

Гермиона согласно кивнула.

- Однако то, что Маклагген спал со Скитер еще не говорит о том, что он убийца, - задумчиво произнесла она. - Поскольку он не единственный, кто дал ложные показания.

Устало потерев переносицу, она сказала:

- Оформляйте бумаги, отправляйте к Хадсону.

Получасом позже она сидела в кабинете своего начальника, обсуждая сложившуюся ситуацию.

- Гермиона, ты должна была всего только найти несколько улик, доказывающих виновность Снейпа. Вместо этого ты нашла даже не одного, а двух новых подозреваемых!

- Поверьте, я удовлетворилась бы одним. У меня сегодня был очень долгий день, и я была бы более, чем счастлива, если бы любовником Скитер оказался Бланко. Но не тут-то было...

Старший инспектор принялся нетерпеливо расхаживать по комнате, потирая шею.

- Вечно ты... со своей инициативностью... не слышала, что лучшее — враг хорошего?

- Нет, сэр.

- Такое дело выходило! И тут...

Конечно, Гермиона не воспринимала слова Хадсона всерьез — они были вызваны досадой, и были сказаны с иронией. Но она-то говорила совершенно искренне — новые обстоятельства дела привели ее в замешательство, и сулили продолжение и без того насыщенного событиями дня.

Впрочем, дальнейшие мероприятия следовало отложить — не гоже вызывать на допросы кандидатов в министры и иностранных подданых после девяти вечера.

Поэтому, войдя в собственную квартиру, Гермиона с порога заявила:

- Прежде, чем вы начнете на меня кричать, хочу сказать, что в этом нет никакого смысла, ситуацию не изменить.

Никто не ответил. Она прислушалась — на кухне шумела вода. Она прошла в гостиную — на столе было чисто, в центре лежала большая старая книга. Профессор Снейп обнаружился на кухне, он мыл посуду.

- Без помощи магии? - с легкой насмешкой произнесла Гермиона.

Она увидела, как спина Снейпа напряглась от ее неожиданного появления, но он не обернулся.

- Я заметил, что вы предпочитаете все делать магловским способом, и подумал, что в этом есть какой-то глубокий смысл. Например, вы считаете это неуважительным по отношению к посуде, мыть ее с помощью волшебства.

На это Грейнджер рассмеялась.

- Профессор, я не так глупа, как вы думаете. Вы не пользовались магией с самого появления в моем доме, за исключением одного единственного раза — и тогда в ваших руках была моя палочка. Вашу у вас отобрали, а пользоваться украденной у аврора вы опасаетесь, справедливо полагая, что тогда вас найдут в считанные секунды.

Несколько мгновений Северус молчал, а затем сдержанно ответил:

- Это тоже сыграло свою роль.

Он выключил воду в кране и жестом предложил Гермионе следовать за ним. Они прошли в гостиную.

- Я нашел черный цветок.

Ткнув пальцем в лежащую на столе открытую книгу, профессор продолжил:

- Это черный клевер-пятилистник. Тогда как четырехлистный клевер считается символом удачи, пятилистный напротив несет в себе мощный отрицательный магический заряд. Кто-то проклял Скитер.

Гермиона села на стул и устало потерла лицо.

- Последствия?

- Череда крупных неудач, если чары были наложены верно.

Гермиона подумала о том, что была слишком неосторожна с этим листком — проклятье все еще могло действовать, когда она взяла рисунок в руки, и последствия могли быть самыми печальными. Такая беспечность не была свойственна ей — вероятно, это дело оказало на нее более сильное влияние, чем она считала. Теперь, как никогда раньше, ей стало ясно, почему не допускается личная заинтересованность инспектора в расследуемом деле.

- Это мог быть кто угодно, все ее ненавидят. Если бы я не считала такой способ магического воздействия трусливым и бесчестным, то сама давно бы засыпала Скитер такими пятилистниками. Да даже Рон был бы счастлив наслать на нее тысячу несчастий!

- Даже? - удивленно просил Снейп.

- Ну, Рон очень добрый по натуре. Он бы никогда не сделал ничего подобного. Но Скитер он ненавидит всем сердцем. Видите ли, отчасти мы расстались именно из-за нее.

Северус вопросительно поднял брови, выражая тем самым высшую степень заинтересованности. Гермиона чуть удивилась тому, что он не отказался от того, чтобы выслушивать подробностей ее личной жизни.

- Ну, когда мы с Роном ссоримся, это настоящий кошмар. Он жалуется Гарри, я жалуюсь Гарри, потом Гарри рассказывает все Джинни, она пытается поговорить с нами, но заканчивается тем, что мы оба жалуемся ей. Мы с Роном способны довести друг друга до истерики. А Скитер... как мы ни пытались оградить себя от ее вмешательства в нашу личную жизнь, ей все равно удавалось подслушивать наши разговоры. С тех пор, как она якобы неожиданно обнаружила свои анимагические способности и зарегистрировала их, с ней стало особенно тяжело. Если вы не знаете, я еще в школе узнала о том, что она шпионит за всеми, незаконным образом обращаясь в насекомое и... шантажировала ее. Теперь у меня не было на нее ничего, и приходилось мириться с ее статьями. И все бы ничего — ну, подумаешь, написала она, что я называю Рона не иначе как «капризный ребенок, чуть что, прячущийся за мамину юбку» или «закомплексованный упрямый идиот». Подумаешь, в газете сообщают, что его тошнит от того, что я готовлю, и даже в постели я думаю не о нем, а о работе. Можно не поверить, можно решить, что это ложь, ведь мы не говорили этих слов лично. Но вот только я знаю, что говорила такое про Рона в разговоре с Джинни, а Рон знает, что именно такие слова он произносил, когда жаловался Гарри. И оба понимаем, что, скорее всего, вся статья — правдива, и это задевает. Со злости можно наговорить всякого, потом все кажется глупыми и несправедливыми. Но что написано пером...

Гермиона тяжело вздохнула. Даже сейчас, спустя три года, ей было тяжело думать о том, что стало причиной разрыва таких отношений, конца такой крепкой любви.

- Обиды копились. Мы старались не говорить об этом, не хотели признаваться в том, что выкрикивали в гневе. Старались быть осторожнее — но нет-нет, да обидное слово проскальзывало где-нибудь в разговоре. А Скитер... то ее не было слышно два месяца, то вдруг она снова объявлялась с очередной ужасной статьей. От ее работы страдали не только мы, и Гарри доставалось, и Джинни, и даже Невиллу. Иногда нам удавалось остудить ее пыл — то угрозами, то серьезными разговорами, то договорами. Но проходил месяц-два-пол года, и она снова находила способ досадить нам. Одна из ее статей стала последней каплей, мы с Роном очень серьезно поругались, как никогда раньше, наговорили друг другу кучу гадостей... Не могу поверить, что мы могли быть так злы. Не разговаривали около четырех месяцев, потом попытались, не без помощи Гарри и Джинни, наладить отношения, но было поздно... Еще около полугода мы мучили себя и друг друга, и, наконец, поняли, что это конец. И вот, прошло уже три года, а мы, кажется, все еще не до конца оправились... понимаете, мы дружили с детства, через столько прошли вместе...

- Три года — не столь большой срок, - заметил Снейп, которого, кажется, ни чуть не тронула услышанная история.

Гермиона вздохнула — она и не ожидала иной реакции. Отчего-то ей думалось, что профессор ни за что не показал бы своих истинных чувств, даже если бы душеизлияния бывшей студентки тронули его до глубины души.

- Я купила вам пижаму, - вдруг сказала она, когда пауза затянулась.

- Простите?

Гермиона встала и прошла в свою комнату. Вернулась она с прозрачной пластиковой упаковкой в руках.

- Я заметила, вы спите в одежде. Наверное, это не очень удобно. Я подумала, что в пижаме вы будете лучше высыпаться. И, похоже, вы тут задержитесь, поэтому пришла пора выдать вам комплект постельного белья.

Так Северус Снейп окончательно превратился из оккупанта и террориста в гостя Гермионы.



Гермиона проснулась от стука в окно: большая рябая сова с увесистым свитком в лапах пыталась попасть в спальню.

- Надеюсь, это что-то стоящее, - пробормотала хозяйка комнаты, отвязывая послание от птичьей лапки и угощая почтальоншу печеньем.

Информация в письме была настолько важной, что мисс Грейнджер решилась на то, чтобы разбудить профессора.

Еще не было и шести утра, и он спал, лежа на животе, закинув руки выше головы. Одеяло свалилось на пол, синяя рубашка в широкую полоску чуть задралась — сон профессора был беспокойным. Тревоги последних дней давали о себе знать, сознание Северуса пыталось облегчить муки хотя бы ночью.

- Профессор, - прошептала Гермиона, склоняясь над черноволосой головой.

Это было ее ошибкой — Снейп проснулся в одно мгновение, резко подскочив на кровати и ушибив затылком подбородок Грейнджер.

Она взвыла, схватилась за челюсть и начала быстро ходить по комнате, пытаясь совладать с болью. Профессор быстро подошел к ней, выхватил палочку из ее рук и начал совершать резкие пасы, бормоча что-то под нос. Через несколько секунд он протянул палочку Гермионе.

- Угрозы жизни нет, - весьма саркастично констатировал он. - Какого черта вы подкрались ко мне, пока я спал?

Поскольку, несмотря на обнадеживающий диагноз Снейпа, боль не отпускала ее, она лишь промычала что-то в ответ. Раздраженный неприятным пробуждением и тем, что Грейнджер в очередной раз создала проблему на пустом месте, он положил обе ладони на ее лицо и, пробормотав «дайте посмотреть», принялся поглаживать ее челюсть, скулы и подбородок, ища повреждения.

Гермиона застыла, позабыв об ушибе. Она смотрела на профессора, боясь шевелиться и даже дышать. Не сразу, но он заметил ее реакцию, ее широко распахнутые глаза, расширившиеся зрачки и остановившееся дыхание. Это напугало его сильнее, чем он мог подумать. Резко отпустив ее, он со всем имеющимся раздражением сказал:

- С вами все в порядке, это был всего лишь легкий удар. Теперь я жду ваших объяснений.

Неуверенно коснувшись подбородка кончиками пальцев, Гермиона прочистила горло и ответила:

- Пришли счета Скитер.

Снейп взглянул на часы, что стояли на каминной полке.

- Самое время, - сардонически заметил он.

- Снобса не волнуют такие тонкости. Так или иначе, - Гермиона предложила профессору подойти к столу и взглянуть на бумаги, - мы оказались правы. Посмотрите, десять тысяч галлеонов были переведены на счет Розео Бланко в начале прошлого месяца. Похоже, Скитер действительно стала жертвой его чар, перевела на его счет огромную сумму денег и... вероятно, раскусила, вслед за чем решила отомстить. Ей известен только один способ мести, продолжая поддерживать видимость отношений, она написала о нем разоблачающую статью. Но Бланко узнал об этом и решил, что перебрался в Англию не для того, чтобы какая-то репортерша тут же рассказала всему свету, кто он такой, и чем занимается.

- Он придумал историю о том, как якобы пытался попасть в дом Скитер в день убийства, - продолжил за Гермиону Северус, постукивая указательным пальцем по подбородку, - даже появился в тех местах, о которых говорил потом в показаниях, чтобы получить алиби, сам проник в ее дом как и всегда, через камин — она сама впустила его. И...

- Начал требовать денег! Решил перед тем, как избавиться от нее, выжать последнее. Поэтому она вызвала вас. Бланко к тому моменту, как прибыли вы, уже давно находился в доме. После вашего ухода он убил Скитер и заколдовал ее часы так, чтобы под подозрение попали вы.

Снейп согласно кивнул, его глаза светились знакомым Гермионе предвкушением — она сама испытывала то же возбуждение, когда приближалась к разгадке.

- После этого он с помощью камина переместился в Лондон, - сказал профессор, - оттуда аппарировал к дому — защита уже исчезла, и он вошел в него, как и указал в своих показаниях. Чтобы вы не смогли обнаружить, кто и когда покидал дом Скитер через камин в последний раз, он воспользовался им, чтобы вызвать авроров.

Гермиона расплылась в улыбке, но через мгновение улыбка растаяла, уступив место озабоченности:

- Это прекрасная теория, но у нас нет доказательств. Я должна отправиться в отдел, вызвать на допрос Бланко, отправить Снобса найти трещину в его алиби, попросить Рона найти орудие убийства, если до сих пор это никому не удалось, то надежда только на него, и запросить у экспертов более качественный осмотр волшебных часов.

Снейп кивнул, и оба уставились друг на друга, чего-то ожидая.

- Я не могу отправиться в отдел сейчас, там никого нет. Может быть, позавтракаем?

На это профессор пожал плечами и собрался было пройти на кухню, но Гермиона остановила его, мягко взяв за локоть.

- Я приготовлю. Вы пока... можете почитать.

Чуть удивленно глядя вслед мисс Грейнджер, он попытался прогнать это приятное чувство домашности и уюта, которое дарила мысль о завтраке, приготовленном специально для него. Он перевел взгляд на корзинку, в которой сидел Крукшанкс. Тот смотрел на Снейпа оценивающе — Северус готов был поклясться, кот пытался решить для себя, достаточно ли он, Северус, хорош, чтобы тратить на него еду.

Скривив губы, профессор процедил:

- Пошел отсюда. Я, по крайней мере, не приживальщик, как ты. Я за все заплачу, когда получу доступ к своему счету в банке.

Крукшанкс недовольно мяукнул, ловко выскочил из корзинки и, гордо задрав хвост, удалился на кухню.



Гермиона очень старалась. Ей хотелось, чтобы Снейпу было вкусно и чтобы он хотя бы мысленно похвалил ее. Какое их этих двух желаний было сильнее, ответить она не могла, но это было и не важно.

Металические прутья гриля, который когда-то подарила мама, сияли чистотой, и были давно готовы оставить характерный полосатый рисунок на свиных сосисках. Тонкие, почти прозрачные ломтики бекона ожидали, пока раскалиться сковорода, Гермиона в это время взялась за фасоль, грибы и томаты. Скоро у нее потекли слюнки от великолепного аромата, и, не переставая помешивать кофе в турке, она улыбнулась.

Но прекрасное настроение быстро сменилось тревогой, когда кто-то попытался попасть в ее квартиру через камин. Когда она вошла в гостиную, Снейпа там уже не было — Гермиона оценила его скорость и впустила нежданного гостя.

- Рон! - воскликнула она.

Она догадывалась, что так рано прийти мог только он, но не ожидала увидеть его так быстро после последней их встречи.

Но тут из камина вслед за рыжеволосым молодым человеком вышел черноволосый — сонный Гарри, со слегка опухшими глазами и еще больше, чем обычно, взъерошенными волосами, казался не слишком довольным.

- Э-э, Гарри? Что случилось?

Она посмотрела за его спину, ожидая увидеть еще и Джинни, но, похоже, мальчики пришли вдвоем.

Гарри неопределенно махнул рукой в сторону Рона, очевидно, предлагая другу объяснить причину столь раннего визита.

- Гермиона, - серьезно произнес Уизли, поправляя рукава помятой мантии, - мне кажется, ты во что-то ввязалась.

Она закатила глаза.

- Как я могла ввязаться во что-то без вашей помощи?

Гарри закивал, указывая на нее пальцем — этот жест словно говорил «вот именно, Гермиона чертовски права!».

Но Рон отрицательно покачал головой.

- В последние дни ты ведешь себя странно, и после того, как я перестал психовать на тебя после последнего разговора, понял, что ты не стала бы скрывать от меня какого-то мужика. Тут все серьезнее.

Вздохнув, Гермиона жестом предложила друзьям присесть. Гарри тут же, будто только и ждал этого, упал на диван, Гермиона села за стол, Рон же продолжил мельтешить, пересекая комнату вдоль и поперек по весьма запутанной траектории.

- Дело в том, Рон, что... у меня действительно кто-то есть.

Он застыл, глядя на подругу с подозрением.

- Я не говорила тебе о нем, потому что знала, тебе это не понравится.

- Говори, - решительно бросил Рон, надеясь услышать имя «парня из паба», но по-настоящему не веря в такое чудо.

- Это... только правда, пожалуйста, прими это как взрослый человек... Это Снобс.

Если бы в комнату влетел гиппогриф и голосом Амбридж начал петь песни Weird sisters, Гарри и Рон не обратили бы на него никакого внимания. Они были слишком шокированы тем, что сказала Гермиона.

Пока Гарри сидел с открытым ртом, Рон начал безостановочно повторять «как?» и «что?», и «я не могу поверить!».

Имеющая большой опыт работы инспектором за плечами, Грейнджер сумела сохранить невозмутимое лицо. Уизли принялся сыпать обвинениями в недалекости, ограниченности подруги, совершенной безмозглости и отсутствии у нее вкуса и здравого смысла.

Ее взгляд скользнул по книжным полкам, она попыталась принять расслабленный вид.

- Снобс, может быть, не идеальный мужчина…

- Он невзрачный тихоня, - с отвращением на лице ответил ей Рон. - На него не хочется смотреть дважды, а только отведешь взгляд, тут же забываешь, как он выглядел.

Гермиона лишь пожала плечами. Тут, наконец, голос подал Гарри. Говорил он хрипло, но четко:

- Я не верю в это, действительно не верю. Ты специально соврала, чтобы мы поверили, потому что это слишком невероятно, чтобы быть ложью.

И Гермиона легко с этим согласилась. Рон замер, на его лице было непонимание.

- На самом деле, у меня другой секрет, - сказала Гермиона. - Дело в том, что я скрываю у себя дома профессора Снейпа.

Гарри недоверчиво нахмурил брови, его же друг безмолвно открыл рот — он еще не оправился от предыдущего сообщения, как Гермиона ошарашила другим.

- Что? - бездумно повторил он.

- Я действительно соврала вам, чтобы новость о профессоре не так шокировала вас. Теперь это не кажется таким ужасным, правда? - она с надеждой посмотрела на мальчиков.

Ее план сработал отлично — теперь ее друзья были совершенно растеряны, и она воспользовалась их безмолвием, чтобы все объяснить. Она вкратце обрисовала сложившуюся ситуацию, избегая излишних подробностей.

В тот момент, как Гермиона издала последний звук, из спальни донеслось пронзительное мяуканье. Она побежала в соседнюю комнату, молодые люди поспешили за ней.

- Профессор Снейп, отпустите Крукшанкса!

Когда Гермиона вбежала в свою спальню, она увидела сидящего на полу Снейпа, его руки были исцарапаны, перед ним стояла пустая корзинка. Два желтых кошачьих глаза сверкали с высокого платяного шкафа.

- Гермиона, ты просто сошла с ума! – воскликнул Гарри, увидев подтверждение только что услышанной истории. – Ты позволила ему – здравствуйте, профессор Снейп – остаться у тебя? Что, если кто-то узнает? Что с тобой будет?

- Никто не узнает, если ты не будешь так орать, - недовольно отозвалась Гермиона.

Снейп тем временем встал, сложил руки на груди и уставился на нее тяжелым взглядом.

- Подождите, профессор, - обратилась она к нему успокаивающе, - ничего страшного не произошло. Не надо так смотреть на меня.

Он промолчал.

Гарри и Рон же не были согласны с Гермионой, о чем не стали молчать. Кое-что страшное, по их мнению, все же произошло. Понимая их состояние, она начала все объяснять: свои мотивы, мотивы Снейпа, причины и следствия, версии по поводу убийства Скитер и, наконец, причину, по которой она врала Рону.

- Он так уверен, что профессор виновен, что ни за что не стал бы молчать, - сказала она, защищаясь. – Я была вынуждена соврать.

В комнате повисла тишина. Гарри прижимал ладонь ко лбу, Рон тяжело дышал и переводил взгляд с Гермионы на Снейпа и обратно.

- То есть, - выдавил, наконец, он, - ты не встречаешься со Снобсом?

Она вяло улыбнулась и покачала головой.

- Черт меня возьми, какое облегчение! – воскликнул он и ушел.

Через несколько секунд из кухни раздались звуки, ясно давшие понять, что запасы алкоголя в Гермионином шкафу были близки к тому, чтобы уменьшиться ровно вдвое: одна из двух бутылок вина, стоявших на верхней полке, была без разрешения открыта Роном Уизли. Но Гермиона даже не думала упрекать его в этом.

Гарри, тем временем, начал обсуждать организационные вопросы. Узнав о том, как продвигалось дело Скитер, он спросил, надежно ли защищена квартира Гермионы, и нет ли опасности, что кто-то еще узнает о ее новом соседе.

- Сюда нельзя аппарировать; когда кто-то пытается связаться через камин, у профессора есть время уйти в другую комнату; соседи не имеют обыкновения заходить ко мне, если только им не начинает казаться, что я умерла…

В дверном проеме проявился Рон.

- У тебя сгорел завтрак, - сообщил он, держа в руках открытую бутылку белого вина. - Я все убрал, но просто чтобы ты не рассчитывала на еду в ближайшее время...

Гермиона чертыхнулась — порадовала Снейпа...

- А почему мы все толпимся в спальне Гермионы? - тем временем поинтересовался Уизли тоном недовольной мамаши. - Это женская спальня, чужие мужики не должны тут находится.

Он выразительно окинул взглядом профессора. Тот скривил губы, но вышел. Все переместились в гостиную, где сели вокруг стола и начали обсуждать план действий.

Впрочем, Рон поначалу не слишком спешил перейти к важным темам: он отошел от первого шока, и теперь пытался разобраться в том, что произошло.

- Как ты могла так поступить с нами, Гермиона, я до сих пор не могу этого понять!

Снейп фыркнул, но никак не прокомментировал это высказывание Уизли.

- Мы уже который день носимся, как ненормальные, пытаемся поймать Снейпа, а ты... - продолжал Рон. - Я почти не ем и не сплю, Гарри весь аврорат на уши поставил...

- Ну... - вдруг протянул Гарри чуть виновато.

Все перевели взгляды на него.

- Я, по правде говоря, сразу подумал, что Снейп тут не при чем, и надеялся, что Гермиона разберется, что к чему.

- Но авроры... - попытался возразить Рон.

- Да, они как бы искали его... но, скажем так, иногда им казалось, что я отдавал очень глупые приказы.

- О, Гарри! - воскликнула Гермиона, обнимая сидящего рядом друга.

Рон тут же оскорбленно сложил руки на груди.

- Понятно. Как всегда. Все все знали и только делали вид, что работают, один Рональд Уизли как идиот пытался поймать беглого преступника. Действительно, зачем ему все рассказывать, он же ничего не поймет.

Снейп закатил глаза, Гермиона же тяжело вздохнула:

- Рон, - она накрыла ладонью его руку, - не злись, пожалуйста, я бы сказала тебе раньше, если бы профессор не обещал четвертовать Крукшанкса. Ты же знаешь, когда речь идет о нем, я теряю голову.

Уизли все еще хмурился, но линия губ стала не такой жесткой, а сердитый румянец немного спал с щек. Он слишком — слишком — хорошо знал о привязанности Гермионы к полунизлу.

- А теперь, когда с глупостями покончено, - в крайне недовольной манере произнес Снейп, - может быть, мы перейдем к более важным темам?

Когда зашла речь о допросе Бланко, все выразили желание поприсутствовать на нем.

- Вам не кажется, что это будет слишком подозрительно? - обратилась Гермиона к друзьям. - Я уж не говорю о вас профессор.

Но Рон быстро нашел решение:

- Магический кристалл! - воскликнул он. - Гарри, ты можешь достать один?

Поттер нахмурился. Глава Аврората, или нет, некоторые вещи не сходили с рук даже ему. Заполучить такой артефакт для личного пользования... Если кто-то узнает...

Пока он размышлял и взвешивал все «за» и «против», тишину прервал голос Снейпа:

- Магический кристалл! - выплюнул он. - Быть может, сразу обратимся к гаданию на кофейной гуще?

- О, сэр, речь идет о другом кристалле, - покачала головой Гермиона, - этот кристалл используется аврорами при выполнении заданий под прикрытием. Это шар размером с квоффл, - она жестами показала примерный размер артефакта, - он магическим образом связан с какой-то вещью на теле аврора, например, с пуговицей, сережкой, предметом одежды или даже частью тела. Последнее практикуется при выполнении особо... сложных заданий. Все, что происходит в радиусе трех ярдов от объекта можно видеть и слышать с помощью магического кристалла на любом расстоянии.

С лица профессора исчезла саркастичная ухмылка, он сумел оценить находчивость изобретателей, работавших на Аврорат.

- Я попытаюсь добыть его, хотя ничего не обещаю, - сказал Гарри. - Но было бы неплохо, если бы и ты могла нас слышать, Гермиона.

Она нехотя кивнула, при этом лицо ее скривилось, точно от боли.

- Я ненавижу уховерток! - воскликнула она, не сдержавшись.

Не желая прослыть простаком, Северус не стал спрашивать, чем уховертки так не угодили мисс Грейнджер, и каким образом они могли помочь им в деле. Впрочем, на этот счет у него были кое-какие догадки.

Слово за слово, Рон пообещал достать уховерток, и вскоре они с Гарри исчезли в камине. Гермиона и Северус остались одни. Посмотрев друг на друга, они синхронно перевели взгляды на улицу за окном.



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Пятница, 17.06.2011, 18:01 | Сообщение # 18
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Тишина казалась некомфортной, но Гермиона не могла придумать ни одной подходящей темы для разговора. И тут она заметила, что профессор был в мантии. Вероятно, он успел переодеться, пока она рассказывала Гарри и Рону сказки про Снобса.

- Как вам спалось сегодня? - спросила Гермиона.

Он перевел взгляд на нее и вопросительно поднял брови.

- В пижаме, - уточнила она.

- Сносно.

Гермиона кивнула и отвела взгляд в сторону. Она не могла понять, почему с каждым разом тишина между ними казалась ей все некомфортнее. Куда логичнее было бы предположить, что, постепенно привыкая к этому человеку, она должна была чувствовать себя в его присутствии все более раскованно.

Подумав о ситуации, в которой они оказались, Гермиона вдруг представила, что было бы, если бы Снейп не сбежал. Она бы все равно приложила все усилия, чтобы довести дело до конца, и, вероятно, также узнала бы о том, что Маклагген имел интимную связь с Ритой Сиктер. Но вот ложь Бланко могла не раскрыться, или стать достоянием общественности много позже встречи профессора с дементорами.

Нет, Гермиона убедила себя в том, что настоящего преступника она нашла бы и без Снейпа, но вот мысль о том, что прийти к финишу она могла слишком поздно, не давала ей покоя. Она не могла не думать о том, как профессор страшился Азкабана, и попыталась понять причину. На это у нее не ушло много времени: любой, кто знал историю жизни этого человека, мог без труда понять его страх перед дементорами. У Северуса Снейпа было немало мрачных, тяжелых воспоминаний, которые могли свести с ума и без дополнительной стимуляции, а близкое присутствие существ, которые высасывали из тебя всю радость, оставляя наедине с самыми страшными, самыми гнетущими мыслями, довело бы его до безумия за пару минут.

Умереть для него было бы предпочтительнее, чем потерять рассудок, в этом Гермиона была уверена. И ей стало страшно, когда она представила этого активного, резкого, саркастичного и, главное, умного человека без тени мысли на лице, с сумасшедшим блеском в глазах или с пугающей пустотой черных дыр на худом безжизненном лице. Ей стало настолько страшно, воображение нарисовало настолько реалистичные картины, что она не смогла совладать с собой.

Резко повернувшись к Снейпу, она подалась вперед всем телом, схватила его за руку и, глядя в изумленные глаза, выпалила:

- Профессор, я хочу, чтобы вы знали, если вас все-таки схватят, я сделаю все возможное, чтобы найти преступника. Я не позволю им отправить вас в Азкабан. Я обещаю, что туда отправится настоящий убийца.

Снейп попытался незаметно освободить руку, но у Грейнджер была железная хватка.

- Почему вы это говорите? - с подозрением спросил он.

- Просто хочу, чтобы вы знали.

Северус сощурился, ему не понравилось заявление этой мисс Добродетель. Неужели она решила сдать его? Он только начал доверять ей. Чтобы избавить себя от возможных трудностей, он решил сыграть на честности и порядочности своей бывшей ученицы. Он вдруг накрыл своей большой рукой ее ручку и проникновенным, низким голосом сказал:

- Спасибо. Я тоже думал о ситуации, в которой мы оказались. Я доверяю очень малому числу людей, мисс Грейнджер. И с недавних пор вы входите в это число. Я... - он сделал театральную паузу, - рад, что все обернулось именно так.

Гермиона почувствовала, что задыхается. Сглотнув, она отвела взгляд в сторону. Ее щеки вспыхнули, и Снейп, увидев это, вдруг испытал целую гамму чувств. Давно его так не трогал румянец на женских щеках. Он отпустил ее руку, и она вскочила, пробормотав, что, пожалуй, приготовит им немного чая. Она уже ушла из комнаты, а он все еще не спешил убирать со стола руку, помнившую прикосновение ее пальцев.



Северус и Гермиона едва успели допить чай, когда вернулись Гарри и Рон. Один — потный, будто убегал от пьяного дракона, другой — с сухими листьями в рыжих волосах.

- Чтоб я еще раз нарушил правила! - воскликнул Гарри, ставя на стол крупный стеклянный шар и утирая лоб.

Рон и Гермиона только усмехнулись — их друг говорил это каждый раз, но некоторые вещи все же остаются неизменными: Земля вращается вокруг Солнца, в одиннадцать лет дети волшебников получают письма из Хогвартса, Гарри Поттер нарушает правила.

Достав руку из кармана, Рон разжал кулак — на его широкой ладони сидело насекомое размером с галлеон. Гермиона с отвращением взглянула на красновато-кирпичное удлиненное блестящее тельце.

Тяжело вздохнув она брезгливо взяла насекомое в левую руку, уховертка быстро зашевелила усиками и лапками. Инспектор Грейнджер заколдовала создание и поднесла к своему уху. Снейп скривил губы, понимая, что сейчас произойдет. Уховертка завертелась, но стоило ей приблизиться к щеке Гермионы, она тут же быстро пробежала по виску девушки и ловко юркнула в ее ухо. Когда щипцы, что располагались у насекомого на конце брюшка, исчезли в ушной раковине, Рон довольно хлопнул в ладоши.

Гермиона хмурилась и смотрела куда-то в сторону, словно прислушивалась к тому, что уховертка делала у нее в ухе. Наконец, морщины на ее лбу разгладились.

- Проверим? - обратилась она к присутствующим.

Гарри и Рон кивнули, Снейп сделал вид, что занят изучением магического кристалла. То, как деловито эти трое расхаживали по комнате и умело обращались со всеми этими жуками и шарами, заставляло его чувствовать себя ничего не понимающим глупцом. Это чувство Северусу не приходилось испытывать очень давно, и последнее, о чем он мечтал — казаться кретином в присутствии бывших студентов. Самых ненавистных студентов, если говорить совсем точно.

Гермиона ушла в соседнюю комнату, Рон поднес волшебную палочку ко рту и начал говорить, будто хотел воспользоваться заклинанием Рекордио и записать на палочку собственный голос.

- Гермиона, если ты нас слышишь, приди в комнату и скажи, что ты нас не слышишь, - произнес он серьезным тоном.

- Очень смешно, Рональд, - недовольно сказала Гермиона, войдя в комнату тремя секундами позже. - Я не для того согласилась запихать мне в ухо мерзкое насекомое, чтобы слушать, как ты дурачишься.

Рон только рассмеялся.



Часом позже инспектор Грейнджер восседала за высоким столом в специальной комнате для допросов. Далеко оттуда Северус, Гарри и Рон прожигали взглядами магический шар — окутанная дымкой, в центре кристалла за столом сидела Гермиона. Все трое отметили, какой собранной и бодрой она казалась. Рабочая атмосфера мгновенно превратила школьную подружку и бывшую ученицу в строгого инспектора.

Вот в комнату ввели полного мужчину.

- Доброе утро, сеньор Бланко, - поприветствовала его инспектор Грейнджер, и тот ответил ей любезным поклоном.

- Доброе! Доброе! - он, желая подкрепить свои слова, соединил большой и указательный пальцы рук и принялся активно ими размахивать. - Прекрасное утро, если оно началось встречей с такой красавицей! - его раскатистое «р» и длинное «э» выдавали в нем уроженца Апеннинского полуострова.

- Урод, - процедил Рон, Гермиона отчетливо услышала эти слова и, невольно прикоснувшись к уху, многозначительно прочистила горло.

- Пожалуйста, присядьте, - обратилась она к вошедшему.

Бланко легкой походкой прошел к стулу и опустился на него.

- Скажите, как давно вы знаете Риту Скитер?

Бланко крякнул — полуусмешка, полукашель.

- Некоторое время. Месяца четыре, я предполагаю. Она была в Италии в сентябре, мы познакомились тогда. Бедная женщина, такая была красивая.

Бланко печально возвел глаза к потолку, жестами помогая выразить свое сожаление. Гермиона сощурилась.

- Не жалели ее так сильно, когда выманивали у нее деньги, не так ли? - произнесла она почти безразлично, как бы между делом.

Допрашиваемый замер, вдруг прямо посмотрев на инспектора.

- Я не выманивал...

- Да-да, я понимаю, все они давали вам свои деньги сами.

Бланко сглотнул. Его волнение было настолько очевидным, что даже у троицы, наблюдавшей за сценой через подернутый дымкой магический шар не было никаких сомнений насчет того, какие эмоции испытывал мужчина. Его широкий лоб и глубокие носогубные складки покрылись испариной, на щеках появились красные пятна. Бланко достал из кармана белоснежный платок и вытер шею.

- Я думал, я здесь насчет Риты.

Гермиона кивнула.

- Так и есть, - сказала она, деловито просматривая какие-то пергаменты. - Именно благодаря ей мы узнали о том, зачем вы на самом деле прибыли в Британию.

- Как? Это невозможно, - воскликнул Бланко, вскинув руки.

- Как любит говорить наш эксперт, «знаете, что мне сказал один труп?».

Он медленно отрицательно покачал головой, будто опасаясь, что сейчас перед ним в самом деле окажется мертвая Рита Скитер и начнет рассказывать о нем всю правду. Гермиона чуть усмехнулась, достала из вороха бумаг один лист и протянула его Бланко.

Он механически взял протянутый ему предмет и принялся читать. По мере прочтения лицо его становилось все больше похоже на огромную сливу. Краска прилила к его смуглым щекам, глаза нервно бегали по рукописным строчкам.

- Не могу поверить, что она все знала обо мне, и все равно продолжала видеться.

Гермиона подняла брови. Ей не понравилась реакция Бланко. Он мог врать, да, но интуиция подсказывала опытному инспектору, итальянец говорил откровенно — он понятия не имел о существовании этой статьи.

- Мистер Бланко, - твердо произнесла она, привлекая внимание подозреваемого, - у вас был мотив и возможность убить Риту Скитер. Ваше алиби подтвердилось, но оно дырявое, как решето. Наш сыщик провел следственный эксперимент и выяснил, что при определенной ловкости и скорости, вы могли совершить все те действия, которые совершили согласно вашим показаниям, и при этом организовать преступление.

- Что? Мамма миа, как я мог такое проделать? Я же не молодой кузнечик! - тряся руками почти перед лицом инспектора, воскликнул Бланко.

Гермиона рассказала ему, как, по их со Снейпом версии, он мог это сделать. Бланко закачал головой.

- Красавица моя, я не стал бы убивать Риту из-за глупой статьи.

- Будьте любезны, называйте меня инспектор Грейнджер, - со сталью в голосе потребовала Гермиона.

- Моя милая Инспетор Грейнджер, я не знал ни о какой статье, но даже если бы знал, я бы просто ушел. Я всегда ухожу, потому что я не убийца. Однажды меня чуть не покалечил брат одной любовницы. Тогда я боялся, но никого не убил. Думаете, я стал бы убивать из-за бумажки? Я готов был рыдать, когда нашел Риту в ее доме, я не мог сделать ей большого вреда.

Гермиона тяжело вздохнула: у нее пока не было оснований задерживать Бланко. Что еще хуже, теперь она не верила, что он был убийцей, но и для того, чтобы убедиться в этом, ей нужны были доказательства. Понимая, что у нее нет иных вариантов, она протянула Бланко лист бумаги.

- Подпишите, что вы не покинете страну до конца расследования, - сказала она, подвигая к нему чернильницу и перо.

Итальянец оставил внизу документа размашистую подпись, и Гермиона застыла, в упор глядя на Бланко. «А вот и доказательства...» - подумала она.



- Черт возьми! - прошипела инспектор, оказавшись в женском туалете.

- Ничего, мы его еще прищучим! - раздался голос Рона в ее ухе.

- Он невиновен, - ответила Гермиона опираясь о раковину обеими руками и глядя на себя в зеркало.

Прежней собранности как ни бывало — она не знала, что делать дальше. Усталое лицо смотрело на нее из зазеркалья, в карих глазах читалась досада.

Рон, тем временем, протянул многозначительное «о» и сказал:

- Гермиона, нельзя всем так слепо доверять.

- Доверие тут не при чем, - вздохнула она.

- Бланко — левша, - это сказал профессор Снейп, и Гермиона в который раз отметила его умение видеть.

- А наш убийца — правша, - с сожалением кивнула она, - при том с очень сильным ударом правой.

- Надо же, а я и не заметил, - с долей разочарования в самом себе пробормотал Рон, но Гермиона уже не слушала.

- Нужно вызывать Маклаггена, больше у нас зацепок нет.



В длинном пустом коридоре стук каблуков Гермионы отдавался гулким эхо. Она шла уверенно, твердо ступая на землю, но походка никак не отражала ее внутреннее состояние.

Гарри и Рон по-очереди бормотали ей в ухо какие-то утешающие слова, но Гермиона их почти не слушала. Ей не нужно было сочувствие или ободряющие речи, ей нужна была идея, подсказка, хотя бы что-то, что навело бы на мысль о том, как и кем было совершено убийство.

А действительно...

- Мы так ничего и не знаем о том, как именно убили Скитер, - заметила она негромко. - Экспертиза показала, что тело не перемещали, но расстояние между столом и телом было настолько мало, что сложно представить, чтобы кто-то сумел поместиться там, а затем как следует размахнуться. И если убийца не Бланко, как наш преступник попал в дом? Очевидно, это кто-то, кого Скитер хорошо знала. Может быть, он находился в ее доме с самого утра?

- Или с самой ночи, - заметил Снейп. - Необходимо срочно допросить Маклаггена.

- И сделать кое-что еще...

Последние слова Гермиона произнесла шепотом, поскольку ей навстречу шел человек.

- Джек, какая замечательная встреча! - она просияла.

- Кто это? - услышала она голос Снейпа в ухе и поэтому не сразу ответила коллеге на вопрос о состоянии ее дел.

- Эксперт, - ответил профессору Рон, и оба замолчали.

- Я хотела попросить еще раз проверить часы, - сказала она, теперь шагая рядом с Джеком в том направлении, в котором шел он. - Нужно было сделать это уже давно, но я... что-то... дело дается мне не так легко.

Джек приобнял Гермиону за плечи и как всегда радостным тоном ответил:

- Да, инспектор Грейнджер, ты такая же смертная, как и все мы, и у тебя тоже бывают трудности. Никто не идеален. Странно, что ты поняла это только сейчас, готовясь разменять четвертый десяток.

- Поняла она, как же, - пробубнил Рон.

Гермиона мотнула головой, словно отгоняя назойливую муху и ответила эксперту:

- У моей трудности есть вполне конкретное имя — Северус Снейп, - она понимала, что Джек никогда не поймет истинного смысла ее слов, поэтому позволила себе сказать то, что думала. - Из-за него все дело пошло наперекосяк. И иногда мне кажется, что он как будто подгоняет меня, направляет в нужном ему направлении. Это отвлекает меня от привычного плана работы, и я делаю ошибки.

- В собственных ошибках всегда легче обвинять кого-то другого, - ответил на это Снейп.

Эксперт же в свою очередь сказал:

- Видимо, ты слишком много думаешь о нем?

Такое предположение смутило Гермиону – по большей части тем, что было правдой.

- Я... думаю столько, сколько любая... или любой думал бы на моем месте.

Она отчетливо услышала фырканье Рона. Кажется, ему не понравилось, как прозвучал ее овтет.

- Просто сосредоточься вот на чем: когда Эверард сказал про то, что часы могли перевести, мысль об этом засела в моей голове. Я сам в этом не особо, но есть приятель часовщик. Он, конечно, сказал, что легче перевести Биг Бен силой мысли, чем заставить волшебные часы показывать неправильное время смерти, но обещал посмотреть. И я как раз искал тебя, чтобы сказать, что выснил мой приятель.

Джек остановился, лицо его было полно какой-то сумасшедшей энергии. Гермиона замерла рядом. Она с надеждой смотрела на эксперта, горя желанием узнать правду.

- С часами все в порядке, время смерти точное.

Сердце инспектора остановилось и резко ухнуло куда-то вниз. С часами все в порядке? Но неужели... не мог же Снейп на самом деле все это время водить ее за нос? Не мог же он... Гермиона не могла в это поверить, но все вело к тому...

- Ладно, шучу, - Джек вдруг хлопнул Гермиону по плечу. - Часы действительно перевели.

В ухе мисс Грейнджер раздался гвалт: Гарри и Рон наперебой начали кричать, что они думают по поводу чувства юмора эксперта. Самой ей показалось, что она упала на пушистое облако.

- Очень серьезные чары, кто-то сильно постарался, чтобы ввести нас в заблуждение - продолжил Джек.

- Выходит, Скитер была убита позже...

- Да, на десять минут. Это вполне соответствует результатам вскрытия, согласно которым убийство произошло между семью и семью тридцатью.

Гермиона запустила руку в пышные волосы.

- Это замечательная новость, - сказала она.

- Почему? У тебя есть подозреваемый?

- Нет, - ответила она, улыбаясь, - но только что Северус Снейп перестал быть таковым.

- Грейнджер! - возглас главного инспектора Хадсона раздался точно гром июльской ночью.

К этому времени Гермиона провела в отделе уже более получаса и успела распорядиться, чтобы Снейпа вычеркнули из списка особо опасных беглых преступников, поскольку он перестал проходить как подозреваемый. Вероятно, только что новость дошла до начальника мисс Грейнджер.

- Да, сэр, - ответила она со всей подчтительностью, отходя от сержанта, ведущего бумаги по делу.

- Ко мне в кабинет. Живо.



В кабинете Хадсона ее ждал разнос. Главный инспектор, в отличие от Гермионы, никак не видел причин, по которым подозрения со Снейпа можно было снять. Сбежав, профессор настроил всех в министерстве крайне негативно по отношению к себе, и такая мелочь, как алиби на момент убийства, не могла ничего изменить в судьбе Северуса.

- Но, сэр, он невиновен. У меня есть доказательства.

- Знаешь куда можешь запихнуть свои доказательства? - прорычал он, тыча пальцем ей в лицо. - Журналисты раздули из этого дела огромный скандал, со мной говорил министр, все требуют, чтобы я подал им убийцу на блюдечке с голубой каемочкой. Я уже готов сам искать этого Снейпа, Поттера вечно нет на месте, в аврорате бардак, половина авроров ищут Снейпа в Австралии. Какого Мерлина? Снобс постоянно мельтишит перед глазами, Уизли наоборот, тролль знает где болтается. И ты, мой последний оплот и надежда, готовая предоставить мне целых трех подозреваемых, так меня подставляешь! Один ей подозреваемый не той рукой пишет, у другого алиби. Ты чем думаешь? Что мне теперь сказать общественности?

Гермиона выслушала все эти душеизлияния с ледяным спокойствием. Такое поведение не было редкостью для Хадсона — в трудных ситуациях он всегда стремился выплеснуть эмоции, чтобы потом с холодной головой пытаться найти решение. Когда главный инспектор замолчал, Гермиона сказала:

- Скажите министру Калмнеру, что наш последний и единственный подозреваемый — Кормак Маклагген. Я уверяю вас, это приведет его в восторг и, по крайней мере, на короткий срок вы станете его героем. А я тем временем постараюсь выяснить, почему Маклагген пытался скрыть от нас отношения с Ритой Скитер.

- Как если бы кто-то на его месте не пытался оставить это в секрете! - воскликнул Рон.

Гермиона чуть улыбнулась, Хадсон же принял улыбку на свой счет. Он тоже криво улыбнулся и, похлопав подчиненную по плечу, сказал:

- Молодец. Вот молодец. Я всегда знал, что на тебя можно положиться. Иди, ищи злодея.

Уже почти выйдя из кабинета, она обернулась:

- А что насчет Северуса Снейпа?

Главный инспектор тут же ощетинился:

- Дался тебе этот Снейп!

- Он невиновен.

- Я слышал! А еще я слышал, что ты его за святого держишь!

Несколько секунд в Гермионе боролись два чувства: любопытство и нежелание, чтобы Снейп слышал этот разговор. Победило первое — она спросила, что именно Хадсон имел в виду и откуда он это слышал.

- Уизли, когда узнал, что Снейп под подозрением, сразу же пришел ко мне и предупредил, что ты можешь начать за него заступаться.

Гермиона даже приоткрыла рот от удивления. «Вот свинья!», - подумала она.

- Но честное слово, есть разница между тем, чтобы защищать учителя в школе от обидных прозвищ,и расследованием убийства.

Она кивнула.

- Я поняла вас, сэр. Только если вы считаете, что Рон Уизли — вместилище вселенской мудрости, то почему бы вам не назначить инспектором его? А я продолжу шить из старых мантий маленьких куколок в виде профессора Снейпа и рассматривать его фотографии, вырезанные из газет. Ах да, еще нужно не забыть зайти в храм, который я построила в честь него и полюбоваться на фрески с его изображением!

Последние слова были произнесены на повышенных тонах, она вышла из кабинета, едва удержавшись от того, чтобы хлопнуть деврью, и стремительно пролетев через весь офис, опрометью бросилась в маленькую кладовку для метел.



- Ты! - зашипела она, тыча пальцем куда-то в пространство над собой. - Рональд Биллиус Уизли! Ты ответишь за это, рыжий мерзавец!

- Ну, тогда я правда считал, что Снейп во всем виноват, - услышала она ответ так отчетливо, будто Рон говорил это ей на ухо. - И я знал, что ты в это не поверишь, и начнешь, как всегда...

Голос стих, но тут же раздался другой, более глубокий и низкий:

- Мне чрезвычайно льстит то, что моей скромной персоне, оказывается, уделяется так много внимания, когда я об этом совсем не подозреваю (хотя куклы из старых мантий — не совсем тот вид поклонения, который я предпочитаю), но моя благодарность была бы просто безграничной, если бы вы, мисс Грейнджер, вместо того, чтобы выяснять отношения со своим начальником и этим недалеким молодым человеком, который сидит рядом со мной, занялись поиском настоящего убийцы. Поскольку, напомню, я все еще в розыске и настоящий убийца не найден.

Гермиона дважды пнула старую метлу, что стояла у стенки, и вышла из подсобного помещения.

И тут же нос к носу столкнулась с еще одним своим коллегой.

- Снобс! - от неожиданности воскликнула Гермиона.

- Инспектор, - протянул мужчина, что-то в его виде вызывало невольное отвращение.



Лишенное какой-либо выразительности лицо сейчас было полно торжества и самодовольства, и отчего-то Гермионе думалось, все, что могло заставить Снобса так радоваться, должно было непременно огорчить ее.

Ей тут же вспомнился профессор Снейп — на его лице самодовольство выглядело гораздо органичнее, поскольку с ощущением собственного превосходства, в нем присутствовало и само превосходство. В случае Снобса — это была лишь необоснованная самоуверенность и отвратительное самолюбие.

Профессор не был красивым, его лицо было вылеплено характерно, объемно. Каждая черта была преувеличена — достаточно, чтобы создать неповторимую индивидуальность, но не достаточно, чтобы сделать его смешным.

Снобс же был настолько невзрачен, насколько может быть невзрачен только серый асфальт. Да даже в нем больше привлекатльности, чем в потрепанном жизнью сыщике. Уголки его глаз были чуть опущены, кончик короткого носа смотрел вниз, губы тоже всегда были сложены в недовольной мине. Отросшие чуть ниже ушей русые волосы болтались тонкими прядями. Весь его внешний вид создавал ощущение утекающего человека. Казалось, еще немного и он совсем стечет вниз и сольется с серым бетонным полом.

И отчего-то любая ухмылка или улыбка, которую Гермиона видела не его лице, казалась ей гнусной. Вот и сейчас она снова вспомнила этот эпитет.

- У меня для вас кое-что есть, инспектор.

«Похоже, он нашел доказательства того, что Скитер убила я. Иначе чем можно объяснить этот елейный тон?», - подумала она.

- Пройдемте, - Гермиона жестом предложила сыщику пройти с ней в ее кабинет.

- Я знаю, кто убил Риту Скитер, - заявил он с порога.

Инспектор обогнула свой стол и села за него.

- Любопытно. Не поделитесь?

- С удовольствием, мисс Грейнджер. Это Рональд Уизли.



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Пятница, 17.06.2011, 18:04 | Сообщение # 19
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


ГЛАВА 4

- Ах ты ублюдочная скотина!

Голос Рона едва не оглушил ее и она против воли прижала кончики пальцев к ушам. В мгновение ока взяв себя в руки, она выпрямилась и невозмутимо спросила:

- На чем основывается ваша теория?

- На фактах, инспектор Грейнджер, - сказал он так, будто ставил под сомнение ее собственные методы работы, не имеющие никакого отношения к этим самым фактам.

- Поверьте, вы не единственный волшебник, который умеет оперировать этим понятием. Но могу ли я рассчитывать на то, что я услышу подробности?

- Разумеется.

Жестом фокусника Снобс извлек из своей объемной сумки лист уже знакомой Гермионе пергамент. Именно на такой, чуть желтоватой бумаге высокого качества предпочитала писать Рита Скитер. Сыщик положил свиток на середину стола, словно ставя финальную точку.

- Очередная статья? - Гермиона с неприязнью взяла в руки улику и принялась читать.

Это была не стататья, однако записи были сделаны убитой — в этом не было сомнений.

- Она записала, что получила письмо с проклятьем в виде пятилистного клевера? Зачем она сделала это? Это страница ее дневника?

- Мисс Скитер записывала все. Вероятно, таким образом ей было легче хранить информацию. В ее архивах было найдено немало подобных записей: списков, планов, пометок и прочего. Среди всего, был найден этот лист.

Снобс неприятно ухмыльнулся.

- Посмотрите, ниже стоит пометка.

- «Отправитель — Уизли», - прочитала Гермиона. - Она решила, что Рон отправил ей проклятое письмо?

- Мистер Уизли, - Снобс сделал ударение на имени коллеги, подчеркивая тем самым фривольное обращение Гермионы, - несколько раз встречался с мисс Скитер. Есть свидетли, утверждающие, что они видели, как мистер Уизли и мисс Скитер имели крупные ссоры.

Мисс Грейнджер отложила листок с записями Скитер в сторону.

- Это ничего не доказывает.

- Само по себе — нет. Как проклятье, так и ссоры — всего лишь подтверждение того, что мистер Уизли ненавидел убитую. И всем известно, почему.

Последняя фраза прозвучало скользко, отвратительно, будто речь шла о чем-то непристойном. Рон снова выругался. Ни Гарри, ни Снейп не проронили и слова.

- Мистер Снобс, есть ли что-то более существенное, чем ваши инсинуации? Если нет, то я хотела бы попросить вас не тратить мое...

- Как я сказал, - невозмутимо продолжил Снобс, - эти факты лишь укрепляют мотив мистера Рона. Что касается его алиби — его нет. Теперь, когда выяснились новые обстоятельства смерти мисс Скитер, вспомнилось и то, что на празднике мистер Уизли выходил из зала примерно в то же время, когда было совершено убийство. Вернулся он через некоторое время после.

- Откуда вам это известно?

- Это моя работа.

Гермиона покачала головой. Конечно, она не верила в то, что Рон мог быть убийцей. Но она чувствовала, что ее липкий коллега ни за что не упустит возможности досадить своему давнему неприятелю. Потерев подбородок, инспектор произнесла:

- Хорошо, и все же, есть ли какие-либо прямые или хотя бы косвенные улики, доказывающие вину Рона?

- Этот свиток, - Снобс указал кончиком пальца с неровным желтоватым ногтем на записи репортерши, - я нашел в личных вещах мистера Уизли.

Рон начал выражаться так, что Гарри пришлось напомнить ему — Гермиона могла их слышать.

- На каком основании вы осматривали личные вещи своего коллеги? - тут же возмущенно спросила она.

- Это произошло случайно. Однако гораздо интереснее, как этот пергамент туда попал. Насколько я знаю, мистер Уизли, едва узнал, что вы проводите обыск в Логгиджвилле, тут же отправился вам на помощь. И именно он был тем, ктоувидел архив первым. Сколько времени он в нем провел, прежде чем сообщил вам о своей находке?

Гермиона не смогла ничего ответить.

- Мистер Уизли выкрал листок с собственным именем из архива, и только после этого позволил следствию обыскать помещение. Сам факт подобной лжи и умолчание факта о проклятом рисунке, наводит на мысли...

Пепребив сыщика, инспектор нетерпеливо спросила:

- Как он попал в дом Скитер? Как вернулся на бал в Министерство? Что произошло с орудием убийства?

- А эти вопросы мы бы задали самому мистеру Уизли, если бы он не сбежал сегодня ночью.

Гермиона издала смешок.

- Сбежал? Откуда? С какой стати ему куда-то бежать, его пока что ни в чем не обвиняют.

Снобс безразлично пожал плечами.

- Он сыщик, вероятно, узнал что против него готовится обвинение, и решил сбежать.

- Это смешно, Рон... уверена, он не прячется. С чего бы ему прятаться? Ведь он не в розыске.

Снобс издал смешок.

- В розыске, инспектор, в розыске. Я уже поговорил с главным инспектором Хадсоном.

Мисс Грейнджер едва не задохнулась от возмущения.

- Но вы сначала должны отчитываться передо мной!

- Я побоялся, ваша давняя дружба с подозреваемым может помешать вам выполнять ваш долг...



Десятью минутами позже Гермиона ходила туда-сюда по своей собственной гостиной, пытаясь унять ярость. Какие только ругательства не сыпались из ее рта в адрес Снобса, достаточно сказать, что «подлый слизняк» было одним из самых лестных.

- Однако я не могу не отметить, что в словах Снобса есть доля здравого смысла, - вкрадчиво начал профессор Снейп, когда Гермиона замолчала, пытаясь придумать новый эпитет.

Рон тут же вскочил на ноги и уставился на бывшего учителя.

- Что это за доля? - вопросил он.

- Ведь именно вы, мистер Уизли, предупредили главного инспектора о том, что не стоит доверять мисс Грейнджер, когда она начнет защищать меня, для вас это было бы совсем неудобно. Именно вы первым нашли архивы Скитер и, в самом деле, имели время, разыскать пергамент, который компрометировал вас. Вы также, как и я, отлучались из зала, при это тогда как я сделал это за пятнадцать минут до убийства, вы сделали именно в тот моменть, когда произошло преступление.

Уши Рона покраснели, веснушки на лице стали видны еще отчетливее.

- Я же сказал, я выходил в туалет! - процедил он.

- Наконец, меня очень заинтересовала история, которую рассказала мне ваша подруга. У вас действительно были причины ненавидеть Риту Скитер. Если бы я потерял мисс Грейнджер из-за статей идиотки-репортерши, я бы, вполне вероятно, тоже захотел ее убить...

- Профессор Снейп! - возмущенно произнесла Гермиона. - Прекратите немедленно.

Северус обернулся к мисс Грейнджер и, сложив руки на груди, сказал:

- Мистер Уизли все расследование вертелся подле вас. Наверняка, хотел контролировать, как идет процесс.

- Он всегда вертится подле меня! - в сердцах воскликнула Гермиона, а затем, поняв, что сказала, смущенно извинилась перед Роном.

Тот сделал вид, что ничего не услышал, и в очередной раз повторил:

- Я не убивал Скитер, хотя и встречался с ней, чтобы высянить отношения. Я не слал ей никаких проклятий, хотя с удовольствием сделал бы это.

Гермиона кивнула и посмотрела на Снейпа так, будто слова Уизли должны были тут же убедить всех в невиновности последнего.

- Мы не можем знать наверняка, - начал Снейп, но Гермиона резко прервала его.

- Професссор, до недавних пор у вас тоже не было никаких доказательств, что вы невиновны. Все было против вас, но я поверила вам. Теперь мы должны поверить Рону. Он не делал этого. Точка. Сейчас я отправляюсь обратно в отдел, через, - она взглянула на наручные часы, - десять минут я допрашиваю Маклаггена. А вы ведите себя хорошо, и если кто-то еще, кого обвинят в убийстве Риты Скитер, решит скрываться от авроров в моей квартире, расстелите ему в моей комнате. Все равно я не собираюсь спать в ближайшее время.

Последние слова она пробормотала уже из камина.



Кормак Маклагген. Со школьных лет у Гермионы остались о нем не самые приятные воспоминания. Самоуверенный, наглый красавчик, считающий, что всего в этой жизни можно добиться лестью, обаянием и хорошими связями. С возрастом он не слишком изменился, изменились его запросы. Теперь он метил на пост министра. Ничего удивительного в том, что свое нынешнее положение в качестве обвиняемого, он находил катастрофичным.

Сразу два адвоката присутствовали на допросе. Гермиона старалась игнонировать их, но почти одинаковые усатые мужчины неопределенного возраста буравили ее тяжелыми взглядами, и она ни на секунду не могла забыть о них.

Почти каждый вопрос инспектора сопровождался сперва словами адвокатов о том,что мистер Маклагген не будет отвечать, и только потом сам подозреваемый жестом приказывал адвокатам змолчать, давая ответ Гермионе.

Итак, оказалось, что у Маклаггена было алиби на момент убийства — он, как и его жена, стояли в центре зала в Министерстве Магии и обсуждали с разными важными лицами, как иронично это не звучало бы, Северуса Снейпа. Он тогда испортил миссис Маклагген платье, толкнув ее руку, в которой она держала бокал с вином, и это послужило началом для долгой беседы. Мысленно Гермиона согласилась — о Снейпе можно было говорить вечность.

Впрочем алиби Маклаггена было известно Гермионе еще из прошлого допроса, теперь ей нужно было только убедиться, что оно подходило и под новые временные рамки. Но Кормак не покидал зал до самой ночи.

Тогда Гермиона пустила в ход тяжелую артиллерию. Она начала бомбордироать Маклаггена вопросами о его отношениях с Ритой Скитер. Сперва адвокаты завопили, что мистер Маклагген не будет отвечать на подобные вопросы, потом сам он попытался отрицать какую-либо связь, но Гермиона привела несколько железных доказательств, и Маклагген сломался. Он признался:

- Да-да, я спал с Ритой. Ну и что, что она была старше, какое это имеет значение? Она прекрасно выглядела для своего возраста.

- То есть, вы хотите сказать, что причиной этой связи были ваши личные симпатии? И это никак не было связано с тем, что стоило ей сделать два паса волшебной палочкой, вашей политической карьере пришел бы конец?

Макгаллен низко опустил голову.

- Связано,- сказал он обреченно.

- Итак, давайте проясним, - сказала Гермиона. - Рита Скитер шантажировала вас, и ради того, чтобы она не уничтожила вашу карьеру, вы имели с ней интимную связь.

Маклагген кивнул.

- Смотрите на меня, пожалуйста. Как давно это продолжается?

- Полгода.

- Полгода? - невольно изумилась Гермиона.

- Да... поэтому я и удивился, когда мне сказали, что в ежедневнике у нее написано, будто у нас назначена встреча. Она никогда нигде это не отмечала, и мы не договаривались о свиданиях за такой срок.

Допрос Маклаггена не давал никаких результатов, когда вдруг он спросил:

- Простите, а как долго я здесь пробуду? Через час у меня игра в гольф...

- Гольф? - удивилась Гермиона.

Ведь это магловская игра, не очень популярная у волшебников.

- Да, - кивнул Кормак. - Я должен быть гибким, меня поддерживают именно за это качество — гибкость.

И тут инспектор застыла.

- А могу я увидеть ваши клюшки? - спросила она совершенно безразлично.



Уже на следующий день газеты запестрели заголовками «Кандидат в министры «доигрался»» или «Мячик в лунке, Скитер — на том свете». Экспертиза подтвердила, одна из клюшек для гольфа, принадлежащая Маклаггену, и была орудием убийства. Кормак все отрицал, но даже наличие алиби в магическом мире не могло спасти от обвиняния в преступлении: слишком много способов подстроить собственное алиби можно было придумать, используя различные чары, зелья и артефакты.

Эксперты нашли ту самую клюшку, которой была нанесена травма Скитер, нашли на ней отпечатки пальцев Кормака, но нужно было составить всю картину преступления. Как именно был нанесен удар, никто не мог понять. Следственные эксперименты не давали результатов, Кормак отказывался говорить, продолжая повторять, что он невиновен. Гермиона снова оказалась в тупике. Она знала, что убийцей был Маклагген, но не имела представления о том, как именно он обеспечил себе алиби, и как именно убили Скитер.

Снейп и Рон все это время продолжали скрываться у Гермионы, Снобс вел их поиски. Гарри делал все возможное, чтобы сбить сыщика со следа, и при этом не попасть под подозрение, но Гермионе казалось, она ходила по лезвию ножа.

И вот вернувшись с одного из допросов Маклаггена в своем кабинете она увидела Хадсона и Снобса. Первый был мрачнее тучи, второй — сиял, как новенький снитч.

- Гермиона, - траурным голосом произнес Хадсон. - Мы только что произвели обыск твоей квартиры.

Инспектор Грейнджер почувствовала, как ее сердце ухнуло вниз.

- И угадай, кого мы там нашли?

Она закусила губу.

- Кого-то, кто подозревается в убийстве?- предположила она.

- Да, - кивнул главный инспектор, и Гермиона только сейчас поняла, как он зол. - целых двух. Уизли и Снейп все это время скрывались у тебя! И Мерлин бы с ним, с Уизли, но Снейп!

Последующая за этим тирада была настолько длинной, что Гермиона устала стоять, пока слушала ее. Наконец, Хадсон замолк.

- Ты отстранена от дела, я назначаю комиссию по расследованию. Будет произведено служебное расследование и суд. Тебе запрещено покидать город. Ты под охраной.

Гермиона медленно кивнула.

- А где профессор и Рон? - спросила она.

- У нас, - отрезал Хадсон.

Грейнджер уже готова была уходить, когда вслед ей донеслось:

- Работаем тут, как домовые эльфы, а она лжет всему отделению...

И ее словно ударило током.

- Сэр! - воскликнула она, подскакивая к своему начальнику. - Я знаю, кто и как убил Риту Скитер!

Несколько долгих томительных секунд Хадсон молчал. Затем нехотя сказал:

- Говори. Но для тебя это ничего не изменит.



Через двадцать минут в комнате допросов на детском высоком стуле сидел домовой эльф семьи Маклаггенов. Маленький, похожий на загнанного в угол зверька, эльф пытался спрятаться за своими огромными ушами, прижимая их к лицу. Похожие на блюдца глаза блестели от слез.

- Вас зовут Никки, не так ли? - спросил Хадсон.

Допрос вел именно он, но Гермионе позволили понаблюдать.

- Да, господин главный инспектор.

- Ты знаешь, кто такая Рита Скитер?

Эльфа забила дрожь.

- Да, господин главный инспектор.

- Ты знаешь, что с ней произошло?

- Да, сэр.

- Что?

- Ее убили.

- Ты знаешь, кто это сделал?

Эльф громко всхлипнул, слезы, огромные и прозрачные, покатились по его щекам.

- Никки, скажи мне, кто это сделал?

Маленькое существо долго кусало губы, глядя на Хадсона, а затем пропищало:

- Я, господин главный инспектор. Я взмах и клюшка моего господина по голове ее бах. Она упала, и все.

- А кто приказал тебе сделать это?

Никки заскулил и начал сползать на пол. Не переставая биться головой об пол, он с трудом выдавил из себя:

- Мой господин, сэр. Кормак Маклагген.



Эльфа заставили повторить показания в присутствии хозяина. Тот был ошеломлен. Он не верил, что эльф посмел рассказать все это, но Гермиона сказала:

- Вы же знали, когда планировали убийство, что эльфы не могут давать ложные показания? Следствие имеет право использовать при допросе эльфов веритасерум, и для этого не требуется ни их согласия, ни согласия их хозяев. Зная это, эльфы редко лгут, отвечая на вопросы во время допросов. Так, эльфы самые ненадежные соучастники. Но, несомненно, у них есть один плюс — их магию практически невозможно зафиксировать. Они могут аппарировать и колдовать, оставаясь незаметными для наших детектеров. Вы ни раз бывали в доме Скитер, вероятно, вызывали туда своего домовика, и это позволило Никки беспрепятственно аппарировать в дом Скитет и убить ее.

Маклагген выглядел так, будто на него наслали Ступефай. Ожил он только когда два аврора вывели его в коридор. Там его ждала жена, Ханна Маклагген, в девичестве Эббот. Она была похожа на взъерошенного снегиря в своей темной мантии, белой рубашке и красном шарфе. Она с надеждой посмотрела на инспектора Грейнджер, потом на мужа, но разрыдалась, когда авроры увели ее супруга, даже не дав им возможности обменяться парой фраз. Впрочем, Маклагген не собирался молчать. Не переставая оборачиваться на Ханну, он выкрикивал:

- Я делал это для нас! Слышишь? Я думал только о нас, Ханна! Я делал это ради нас с тобой!



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Пятница, 17.06.2011, 18:07 | Сообщение # 20
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


ГЛАВА 5

Вечернее солнце проникало в просторное помещение через окна-люки в потолке, и можно было видеть, как в потоке солнечного света кружились пылинки. Недавно обвиняемые в убийстве, Северус Снейп и Рональд Уизли сидели теперь на скамейке рядом с Гермионой Грейнджер. Сейчас их обвиняли в преступлениях гораздо менее серьезных, однако все трое понимали, что последствия будут более чем серьезными.

Когда их фамилии произнесли, все трое вышли в центр комнаты к небольшим трибунам. Поднялся пожилой волшебник и огласил причину собрания:

- Северус Снейп, вы обвиняетесь в побеге из-под стражи, Рональд Уизли, вы обвиняетесь в попытке скрыться от следствия и отказе от сотрудничества с авроратом. Гермиона Грейнджер, вы обвиняетесь в сговоре с этими двумя господами, и вам вменяется часть их вины. Также вы обвиняетесь в нарушении внетреннего кодекса аврората.

Начались допросы, распросы, попытки выяснить правду и решить, какого наказания заслуживал каждый из троицы. Рона, кажется, не ожидало ничего срерьезного, а вот против Снейпа все были настроены резко отрицательно. Понимая, что ничего хорошего его не ждет как и ее из-за помощи ему, Гермиона пошла на отчаянный шаг. Когда ее спросили, почему она согласилась помогать беглому преступнику, она, чуть замявшись, ответила:

- Понимаете, господа. Дело в том, что я люблю Северуса Снейпа.

Гул в зале дал ей понять, что едва ли кто-то умилился такой новости.

- Да. Я знаю, как странно и неправильно это может выглядеть со стороны, но я ничего не могу поделать со своими чувствами. Они такие, какие есть, и я не намерена их стесняться. Профессор Снейп умный, внимательный человек, с ним интересно поговорить, и можно просто помолчать. У нас много общего, мы оба любим читать... Хотя, чтобы я ни говорила о нем, я понимаю, что для общественности мы будем главным объектом сплетен. Но теперь, когда Рита Скитер мертва, некому будет эти сплетни публиковать для всеобщего обозрения. И пусть меня все осудят, но я поступила так, как на моем месте поступила бы любая любящая женщина.



Эта ли пламенная речь, или содействие Хадсона оказало свое действие, но всех троих отпустили со смешными наказаниями. Они отделались штрафами и исправительными работами: Рона на неделю отправили в Св.Мунго прибираться в палатах, Гермиону завалили бумажной работой, а Снейпа... такого «умного и внимательного» решили использовать с наибольшей пользой, и отправили на отбытие наказание в отделение, где работала Гермиона. На неделю Снейп превратился в ее мальчика на побегушках. Ее, и всего отдела. Конечно, сам профессор считал наказание в высшей степени унизительным, но Гермиона не переставала повторять, как им повезло.

- Должен отметить, мне понравилось, как вы попытались надавить на жалость комиссии своей пылкой речью о любви ко мне, - заметил Снейп, пока они стояли в коридоре министерства.

- Да, необходимо было идти на крайнее меры. Только... - Гермиона вздохнула, - это ставит нас в неловкое положение. Теперь мы должны делать вид, что все, что я сказала правда. И вы должны каким-то образом отреагировать: либо отнестись с пренебрежением, и перестать со мной общаться, либо...

Профессор внезапно прижал ее к себе и поцеловал в губы. Гермиона почувствовала, как земля уходит из-под ног. Ее мир перевернулся вверх дном, и, кажется, уже никогда не мог стать прежним. В следюущий момент она услышала голос одного из председателей комиссии. Он прошел мимо и сказал скорее самому себе, чем им:

- Никаких границ у нынешней молодежи...

Только он скрылся за углом, как профессор отстранил девушку. Покачав головой, он сказал:

- Как высока плата за свободу...

Но Гермиона отчего-то не поверила его притворно-усталому тону.

- Ну что ж, увидимся, - произнесла она, чувствуя, как желудок сжимает от волнения.

Снейп кивнул, глядя ей в глаза.

- Ваше наказание начинается завтра, не так ли?

- Совершенно верно.

- Тогда до завтра, профессор Снейп.

Он снова кивнул, на этот раз в знак прощания, и Гермиона ушла.

Вернувшись домой, инспектор села на диван, Куркшанкс тут же устроился на ее коленях, и она предалась размышлениям о своем бывшем учителе. В квартире стало пусто и тихо без Северуса.



Гермионе, помимо массы других документов, пришлось разбираться и с бумагами по делу Риты Скитер. Дело еще не закрыли, но Кормак Маклагген уже признал свою вину. Инеспектор, который теперь вел это дело, сообщил Гермионе, что ждать финала осталось недолго.

Просматривая копии различных улик, Гермиона вдруг обратила внимание на один лист бумаги. Это была копия страницы из записной книжки Скитер.

«1 января. 15.00 Маклагген, встреча».

Она не знала, что заставило ее остановиться на этой строчке. Она вспомнила слова Кормака о том, как это было странно для Скитер — записать в ежедневник дату и время встречи с любовником.

И тут что-то щелкнуло у нее в голове.

Она подняла голову и посмотрела на профессора Снейпа — он хмуро расставлял папки на полках Гермионы в алфавитном порядке. Он обещал, что не простит ей этого унижения, но она-то знала, что ее коллеги готовы придумать для Северуса что-то гораздо более неприятное, и держала его под своим крылом.

- Мне кажется, я знаю, кто убил Риту Скитер, - произнесла она.

Снейп посмотрел на нее с удивлением.



В небольшом зале для совещаний собралось немало народа. Рита Скитер доставляла много хлопот, даже после смерти. В комнате присутствовал инспектор Раджер, которому перепоручили дело, обвиняемый, его жена, два адвоката, Рон, Снобс, инспектор Хадсон, Гермиона, Снейп и пара авроров.

Инспектор Грейнджер встала во главе длинного стола и прочистила горло. Она сообщила, что у нее появились новые данные по этому делу, и почти все в комнате с инетерсом уставились на нее. Гермиона же посмотрела на Маклаггена — он, казалось, постарел на десять лет. Куда-то пропал прежний лоск, от былой красоты и очарования осталось лишь воспоминание.

- Мистер Маклагген, может быть, вы сами желаете сообщить нам, что вам изветсно?

- Нет.

Гермиона с сочувствием покачала головой.

- Сегодня утром я наткнулась на строчки из записной книжки Риты Скитер. Согласно записи на первое января некто по фамилии Маклагген должен был встретиться с ней. И отчего-то мы все предположили, что речь шла о Кормаке — конечно, казалось, у скандальной репортерши и кандидата на пост Министра Магии могли быть точки пересечения. Кто первым сделал ошибочное предположение о том, что в ежедневнике убитой речь шла именно о Кормаке Маклаггене, сейчас уже не имеет значения.

Ее взгляд скользнул по Снобсу.

- Но важно другое. Важно то, что на самом деле речь шла о МИССИС Маклагген. Первого января Рита Скитер должна была встретиться с Ханной Маклагген, а вовсе не с ее мужем.

Общее удивление было трудно не заметить.

- Когда я поняла это, на ум пришли слова мистера Маклаггена, которые он выкрикивал, когда мы предъявили ему обвинение. Он вышел в коридор, где была его жена. Конвой сопровождал его, а он повторял «Я делал это ради нас!». Все тогда решили — он обращался к жене, пытаясь убедить ее, что убил Скитер ради их семейного благополучия. Но это было снова ошибочное допущение. Он не говорил "я сделал это ради нас", нет. Он извинялся за измены. Он говорил о том, что спал с Ритой Скитер не ради собственного удовольствия, а ради семьи, как бы парадрксально это не звучало. Ведь узнав о том, что репортершу убил их домовой эльф, он понял, что приказ несчастному созданию могли отдать только два человека. И поскольку он знал, что сам этого не делал, вывод напрашивался только один — Ханна, - Гермииона взглянула на молодую женщин, - только она, помимо Кормака, могла приказать эльфу совершить этот ужасный поступок. И мистеру Маклаггену сразу стало ясно, почему его жена так поступила — она узнала о его связи с Ритой Скитер.

Обвиняемый качал головой, глядя в пол. Отчаяние было написано на его лице.

- Но если это так, - задумчиво произнес Рон, - то когда эльф сказал, что приказ убить Скитер ему отдал его господин, он тоже сделал это, э-э, по приказу Ханны?

- Именно так. Миссис Маклагген подставила своего мужа.

Гермиона в упор посмотрела на Ханну. Та казалось безжизненной, будто ее поцеловал дементор.

- Тогда почему вы не сказали нам правду, мистер Маклагген? Почему приняли обвинение? - спросил Хадсон.

И вопрос был закономерным. В другой ситуации, быть может, поступок Кормака и казался бы мужественным и честным. Но присутствующие слишком хорошо знали Маклаггена, чтобы верить в его рыцарские порывы.

Впрочем, доля рыцарства в нем все же была:

- Ханна ждет ребенка, - убитым голосом сообщил он. - Мне все равно, - процедил он, - что будет с ней, но я не хочу, чтобы мой сын родился в Азкабане.

Все присутствующие повернулись к миссис Маклагген, но та никак не реагировала на происходящее. Она знала, что возмездие ожидало ее, и уже давно смирилась. Ее жизнь закончилась в тот момент, когда она узнала о постоянных изменах горячо любимого мужа. Тихая дочка богатых родителей, Ханна без ума влюбилась в красивого молодого человека, и просто не верила своему счастью, когда расчетливый Маклагген предложил ей руку и сердце. Семейная жизнь их не была полна страстей и Кормак не был образцовым мужем, но Ханне казалось, ее любви и нежности хватало на двоих. Однако оказалось, она ошибалась.

Однажды она узнала о том, что Скитер шантажировала Кормака, и ей почти удалось оправдать супруга. Она решила помочь ему — сперва послала репортерше проклятье с пятилистным клевером, затем несколько раз разговаривала со Скитер. Они назначали очередную встречу на январь, но терпение Ханны иссякало. И вот однажды, незадолго до бала ей в голову пришла блестящая мысль — что если заставить послушного и на все готового эльфа избавиться от Риты. Если создание совершит преступление, пока они с мужем будут на виду у всех в министерстве, с тысячью свидетелей вокруг, никто никогда не подумает на них. Более того, Ханна знала, что магию эльфов почтиневозможно зафиксировать. Это было идеальное убийство. Единственная сложность заключалась в том, что на допросах к эльфам разрешалось применять веритасерум, но Ханна не верила, что кто-либо сумеет догадаться, как именно была убита Рита Скитер.

Кроме того, нужно было сделать так, чтобы жертва не пошла на бал. Для этого Ханна написала Скитер письмо с угрозами, в котором требовала денег. Она расчитывала, что напуганная репортерша решит остаться в такой момент дома, и ей повезло.

Миссис Маклагген дала команду эльфу совершить убийство в семь пятнадцать — в это же время она должна была самым навязчивым способом обращать на себя внимание на вечеринке и, как бы невзначай, назвать время — чтобы все запомнили. Ей повезло, незадолго до этого мимо проходил профессор Снейп, он совсем легко задел локоть молодой женщины, но она намеренно пролила на себя вино, устроив вокруг этого суету. Так все запомнили, в семь пятнадцать чета Маклаггенов стояла в центре зала, обсуждая манеры некоторых волшебников.

Но вот неудачливый эльф не сумел во время прибыть в дом Скитер. Домашние дела задержали его, и он появился в доме Риты только в половину восьмого. Понимая, что хозяйка будет очень сердита, если он не выполнит все, как положено, он возник из ниоткуда на письменном столе репортерши и, пока та стояла у камина, замахнулся клюшкой для гольфа, вслед за чем сильно ударил ведьму в висок. После он, одним щелчком пальцев, перевел часы на руке Скитер назад.

Магия эльфов сложна, и волшебникам порой сложно понять ее. И часто маги не берут в расчет домовых эльфов, считая их низшими существами. Если бы домовой эльф Риты Скитер был тщательно опрошен, следствие еще в самом начале узнало бы, что хотя ни один маг не колдовал в доме, эльф Скитер почувствовала присутствие себе подобного.

Теперь Гермиона действительно чувствовала, что закончила дело. Настоящий преступник все же был найден, и в Азкабан должен был отправитсья виновный. Впрочем, ее не слишком это радовало: ей было жаль будущего ребенка Маклаггенов, да и Кормак теперь, когда выглядел не так надменно и напыщено, вызывал сочувствие.

- Признаться, я восхищен, - произнес профессор Снейп, поровнявшись с Гермионой.

Они вместе шли к ее кабинету, и Гермиона неверяще посмотрела на своего спутника.

- Спасибо, - произнесла она, еще не уверенная, что правильно поняла слова Снейпа. Он мог иметь в виду что угодно.

- Я официально готов признать, что вы одна из самых умных ведьм, которых мне доводилось встречать.

Гермиона открыла было рот, чтобы что-то ответить, но Снейп жестом остановил ее.

- Не стоит. Я сказал это в первый и в последний раз, так что просто наслаждайтесь моментом.

Гермиона широко и открыто улыбнулась. Но вскоре ее улыбка померкла.

- Знаете, что печально? Бедный Никки был вынужден совершить преступление, не имея возможности отказать своей госпоже. Это так несправедливо. Знаете, что с ним теперь будет?

Снейп отрицательно покачал головой. Откровенно говоря, он не думал об этом.

- Его освободят. Вряд ли кто-то возьмет его на работу, тем более с таким прошлым, и Никки обречен на нищенствование и скитания. У него нет дома, нет семьи, нет хозяев. Это его наказание за то, что он выполнил свой долг перед хозяином.

Снейп промолчал, но мысленно согласился, что что-то в этом было неправильно.

- Почему все не совершают убийства с помощью эльфов? - вдруг спросил профессор, и Гермионе было так приятно, что он задавал ей вопросы без насмешки или злорадства, просто потому, что ему было инетерсно, и он считал ее достаточно компетентной, чтобы ответить.

- В первую очередь, это ненадежно. Как уже говорилось, эльфы не станут лгать на допросе. Да и вообще, если секрет знают двое, это уже не секрет. Во-вторых, за принуждение к насилию усиливается мера наказания. Мнение, будто если преступление за вас совершит эльф, вы получите меньший срок, ошибочно. Наконец, и это особенно печально, большинство волшебников не видят в своих домовых эльфах больше, чем средство для уборки дома и готовки обедов. Никому просто в голову не приходит использовать их, как орудие убийства.

Они вошли в кабинет Гермионы. Снейп вернулся к полкам, а Гермиона за свой стол.

- Вы сами не справились бы с этим делом, - вдруг сообщил профессор.

Гермиона подняла брови, ожидая продолжения.

- Будем смотреть правде в глаза, без меня вы бы отправили в Азкабан не того.

Она лишь покачала головой, но, оказалось, эти слова были сказаны не просто для того, чтобы подразнить ее.

- Я мог бы иногда давать вам консультации.

Гермиона издала смешок.

- Консультации?

- Да, по особо сложным делам. Поэтому, если у вас будут какие-то проблемы, - он посмотрел ей в глаза, - вы всегда можете прийти ко мне и обсудить их. Я, так и быть, потрачу на вас свое время.

Гермиона расплылась в улыбке.

- Я поняла вас, профессор Снейп. Я непременно воспользуюсь вашей добротой.

И оба снова вернулись к своим делам, довольные друг другом и собой.

end




 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "Убийство в Логгиджвилле",автор Cait_Sith,Romance/Mystery, G (макси, закончен)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Чай с молоком", автор l...
2. "Кровь волшебства", pale...
3. Заявки на открытие тем на форуме &...
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. "Высшая трансфигурация",...
6. Поиск фанфиков ч.3
7. Ассоциации-6
8. Съедобное-несъедобное
9. 5 из одного
10. "Сделка", автор Cheshirr...
11. "Сказка на ночь", HelenR...
12. "Змеиные корни"(Синопсис...
13. "Опус Вивендис", Maggie ...
14. "Новая книга про Алана Принца...
15. "Гость под Рождество", а...
16. "Чудеса", автор lajtara,...
17. Marisa_Delore
18. "О ядах и противоядиях",...
19. Стихотворный паноптикум от Memoria...
20. Фанфик "Свет в окне напротив&...
1. JuliaR[17.09.2020]
2. lyrekokaled54[16.09.2020]
3. Violetta29rus[16.09.2020]
4. SileImmit[14.09.2020]
5. Accenue[14.09.2020]
6. kirewomajel08[14.09.2020]
7. Vikusiichhka[13.09.2020]
8. Белиал_Алва[12.09.2020]
9. Aseka[12.09.2020]
10. ГретаХауслер[11.09.2020]
11. ViktoriyaSnape[11.09.2020]
12. Lisitsa[08.09.2020]
13. rimmfus[07.09.2020]
14. OliveSmytheSmith[06.09.2020]
15. Еката[05.09.2020]
16. Springinsfeld[05.09.2020]
17. sahaha[05.09.2020]
18. Sonik99x[04.09.2020]
19. injerie[03.09.2020]
20. Мари_Мих[02.09.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Verity, lena_bond, IrinaIg98, hamedorea_green, aNiSa, NATALI_2010, Nelk, eger, extremalь, Талестра, solace22, Анабель_Снейп, Ростислава, atebs, jane_voron, Игра_в_бисер, kot-48, Natsumi, Julia87, Минерва879, Malifisent, Xloja, tansha87, nadejda, Gey_fert69, Nata_RU_1996, EvaMarsh, Diana12309, 29091999
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz