Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем всех творцов принять участие в новом конкурсе "Посиделки у камина"!   



  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective, G
"О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective, G
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 18:44 | Сообщение # 1
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective/Drama/General/Romance

Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
elinaz Дата: Среда, 31.03.2010, 15:24 | Сообщение # 21
elinaz
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор, у вас замечательный фик! Так что не останавливайтесь :)
- оригинальный и правдоподобный поворот сюжета в начале - кажется, мне встречался только один фик про Снейпа - Темного Лорда;
- диалоги со Снейпом все на высоте;
- у всех деток есть характер, никто не превращается в плоскую карикатуру;
- мне нравится у вас эмоциональная близость Гарри и Гермионы - канонично, на мой взгляд (правда -- тапок -- Гарри у вас более ранимый и зависимый, чем в каноне);
- Дамблдор отлично вышел - не сахарный дедушка и не эгоистичный манипулятор - редко кому так удается;
- очень точно про то, что у Снейпа высшая ценность - это магия, и про то, что им руководят сильные личные привязанности.
Из критических замечаний:
- снейджер у вас случился стремительно и несколько невнятно; в этом отношении Гермиона вышла несколько OOC, на мой взгляд, - пала жертвой внезапной страсти в самый разгар боевых действий;
- эпизод со змеей-Волдемортом недопрописан; например, сначала создается впечатление, что Гарри отказался его убивать, а потом выясняется, что все-таки убил; и что там с женщиной, поющей песни внутри Нагини? Ружье повисело-повисело и упало, не выстрелив;
- не поняла, когда там Снейп целых пять минут игнорировал Гарри? Мотивация Гарри в этой истории осталась для меня загадкой, но, может, надо перечитать.
По поводу мелких композиционно-сюжетных недоработок, пожалуй, можно было бы еще написать, но общего впечатления они портят, фик читается залпом. Спасибо за увлекательное чтение :)
 
Sejes Дата: Среда, 31.03.2010, 22:48 | Сообщение # 22
Sejes
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Интересная трактовка ситуации в визжащей хижине, да и в целом необычно. Читалось на одном дыхании. Мне понравилось, но конец несколько запутан.
 
Avelena Дата: Пятница, 02.04.2010, 12:38 | Сообщение # 23
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 16. Непредсказуемые идиоты

- Гарри, Гарри! - шепотом позвала Гермиона, приоткрыв дверь в спальню и подсвечивая люмусом.
- Да? Я сейчас, - он вскочил и, стараясь не шуметь, двинулся на свет. - Ты чего не спишь?
- Не знаю, мне как-то не по себе. Поговори со мной.
Поттер закрыл за собой дверь, встряхнулся, оглядел Гермиону, кутавшуюся в плед поверх пижамы, и, стремясь миновать долгие предисловия, спросил:
- Ну?
- Он Люциуса Малфоя с кладбища притащил. В очень плохом состоянии.
- Труп в очень плохом состоянии? Или Снейп?
- Тише ты! Да нет, Малфой, вроде бы, ранен. А Северус в порядке. Относительном.
- Тогда почему с кладбища?
- В смысле, с собрания. - Гермиона села на верхнюю ступеньку лестницы, и Гарри уселся рядом.
- Снейп проводит собрания на кладбищах??
- Он везде проводит. Но по вечерам старается на кладбищах. Ты только не говори никому, но однажды, когда он собрал всех в чистом поле, то в темноте на коровью лепешку наступил. Ну и с тех пор...
Гарри фыркнул, Гермиона неуверенно улыбнулась.
- И где они теперь?
- В библиотеке.
- Драко будем говорить?
- Чтобы он нас опять донимал своим вокалом? «Один черный, другой белый, два веселых лорда»? Не знаю. Я бы не стал. Снейп, если сочтет нужным, сам скажет. Слушай, я так спать хочу, может, ну его, этого Малфоя, а? Ничего с ним не сделается. Ты помнишь, что нам завтра предстоит?
Завтра предстояла всего лишь тренировка с ментальным вмешательством. Снейп полагал, что за пресловутые пять секунд следует, помимо прочего, узнать о врагах что-нибудь полезное. Кто они, что замышляют, где их найти. К тому же на неопытных бойцов внезапно звучащий в сознании голос действует, как заклятье «Остолбеней», последнее Снейп продемонстрировал на еле живых от усталости примерах.
- Да ладно, Гарри, справимся.
- Ты, может, и справишься, у тебя уже большой опыт легилименции. А я вообще не могу сосредоточиться, когда у меня в голове кто-то разговаривает. Знаешь, как вспомню, с каким арсеналом собирался побеждать Волан-де-Морта, мне страшно становится. Мы же ничего тогда не знали. Но я был уверен, что если взять заклятие помощнее и бить им подольше, то рано или поздно... Ну что ты смеешься?..
Они еще немного пошептались и разошлись по спальням.

Через несколько часов Люциус Малфой проснулся и приподнялся на локте, пытаясь понять, где находится. В падающем из окна тусклом свете были видны только отсвечивающие стеклянные дверцы шкафа. Они были как-то слишком близко от него — метрах в трех, да и темнота обступала непривычно плотно, из-за этого создавалось ощущение, что он заперт в склепе.
- Очнулся?
- Северус, где мы? Что случилось?
- У меня дома. - Снейп зажег свет, и его гость обнаружил себя лежащим на старом кожаном диване в окружении книжных стеллажей. - Ты попался аврорам, опоздал на ночное собрание, и я телепортировал тебя сюда, чтобы немного подлатать.
Снейп не стал рассказывать, как он был удивлен, когда вместо всегда приходящего первым Малфоя явились Нотт, Роули, Амикус... Как потом проводил «перекличку», обменивался новостями, распустил всех по домам, а Малфоя все не было, и Снейп ждал, придумывая иные причины неявки, кроме самой банальной.
- Почему я ничего не помню?
- Потому что я применил обливиэйт.
- Ооо! - Люциус спустил ноги на пол, потянулся и жизнерадостно заявил: - Ладно, мне пора, а то Нарцисса уже волнуется.
Снейп открыл рот, закрыл. Перечислил в уме шесть видов эссенций на основе велланы и предпринял вторую попытку:
- Лорд Малфой, давайте начнем с того, как вас угораздило заявиться к Мокриджу.
Из тона, каким это было сказано, непредвзятый человек вывел бы, что к жене не попадет уже никогда. Малфой только невинно вытаращил глаза и спросил:
- Ты чего, Сев? Ну подумаешь, нарвался. Все же обошлось! Я отлично себя чувствую! А что там было, я все равно не помню, так что давай обойдемся без мелодрам. Мне еще с Нарциссой объясняться.
- Память я тебе, конечно, стер, - с преувеличенным сожалением сказал Снейп. - Но ведь я могу и рассказать.
- Не надо, - нервно отреагировал аристократ. - Мне достаточно, что ты знаешь. Скажи только, я, эээ, нормально себя вел?
Снейп вздохнул. Он имел много что сказать о поведении Малфоя, но сначала надо было ответить на то, о чем он спрашивает.
- Нормально.
- Ну вот видишь, - Люциус вздохнул и улыбнулся. - Я так и подумал, что раз ты меня не убил, значит, все нормально.
- Я не сказал, что все нормально. Все в высшей степени ненормально. - Северус сцепил пальцы в замок, подавляя искушение достать палочку. - Я тебе говорил, что я освободил Драко от посещения собраний круга? Говорил. Про то, что необходимо выжидать, объяснял? Объяснял. Так за каким ты нарушил приказ и в открытую полез к Мокриджу? Скучно стало, да?
Малфой, опустив взор, разглядывал свои руки, красиво сложенные на коленях. На лице его застыло выражение возвышенной кротости, с каким художники изображают Мадонн и притесняемых миссионерок.
- Напомни мне, что ты должен был делать в случае провала?
- Выразить готовность к сотрудничеству. Убедиться, что задержание оформлено. Сообщить, что в последнее время Пожиратели заняты изучением обряда «Призыв титанов», содержащегося в Рубиновой рукописи Андроса Неуязвимого. После чего дать пояснения о самом обряде и прочесть наизусть все входящие в него заклинания. Мой повелитель.
Снейп испытал сильнейшее желание отвесить бывшему однокласснику хорошего пинка.
- Великолепно. Почему же вместо этого ты прямо при Мокридже стал орать, что они — крысы? Зачем ты их все время провоцировал?! Ты совсем идиот, Люц?!
Снейп уже не понимал, как себя вести. С Малфоем невозможно было разговаривать. Ни по-хорошему, ни по-плохому.
- Я не помню, милорд, - пролепетал тот, но напрягшийся в своем кресле Снейп посмотрел на него с такой яростью, что тот сразу добавил: - Ну, я же был пьян. Мы всегда пропускаем с Катбертом стаканчик-другой...
Обсуждать это дальше не имело смысла.
- Люц, где Бузинная палочка? Из твоих воспоминаний я так и не понял, куда она делась, - тихо признался зельевар.
- Как где, в имении. Я что, по-твоему, идиот, тащить ее к Мокриджу? Отберет еще кто-нибудь! - Малфой откровенно паясничал.
- Ну, вообще-то она могла дать тебе перевес над аврорами, - улыбнулся Снейп.
- Ты же сам запретил оказывать сопротивление, - пожал плечами Люциус.
«Получается, я путаюсь в своих распоряжениях и сам не знаю, чего хочу», - подумал Снейп. Ему вдруг пришло в голову, что Волан-де-Морт тоже не мог сделать этого легкомысленного идиота управляемым. Но пытался. Поэтому и тянул Драко в организацию.
Забавно, но младший Малфой показал себя еще более неуправляемым, и вместо одной проблемы Лорд получил две. Вероятно, это его очень злило в последние дни.
- Люц, объясни мне, зачем тебе старшая палочка, если ты не собираешься ей пользоваться по назначению?
- А тебе-то что? - вскинулся он. - Мы же договорились, что она моя!
- Твоя. Просто интересно.
- Я подумал, как будет здорово, если она станет собственностью Малфоев. И все будут знать, что именно я присоединил ее к наследству, - Люциус принялся расхаживать по комнате, разглядывая колбы и гравюры, время от времени хаотично вытягивая за корешки книги со стеллажей и тут же всовывая обратно.
- Тебя не смущает, что у последних обладателей Бузинной палочки были серьезные проблемы с безопасностью?
- Они просто дураки все, - беспечно сказал Малфой. - Были.
- Вот как?
- Ну посуди сам, Северус, при чем тут палочка? Если, например, я начну таскать с собой пуд золота или чашу Морганы по всяким сомнительным местам, я тоже долго не проживу.
- У тебя есть чаша Морганы? - у Снейпа загорелись глаза.
- Есть. Вооот такая здоровая дура из цельного камня, только снизу он зеленый и прозрачный, а сверху — вроде обычный валун. Очень странная вещь.
- А что она делает?
- Она делает своего обладателя счастливым, - признался Малфой.
- Особенно, если из нее что-нибудь выпить, - ехидно добавил Снейп. - Жаль, могла хотя бы отучать от глупостей.
- Ну что ты заладил? Я не скрывался при Хаггингтоне, Томпсоне, Багнолд, Крауче, Фадже, Скримджере, Толстоватом... сейчас я стараюсь, но ты должен понимать, как это для меня нелегко.
«Ну вот, опять я виноват», - подумал Снейп.
- Между прочим я узнал от Катберта прорву интересного. Например, почему «Пророк» дает все значимые новости с опозданием на один день. В жизнь не угадаешь! Их Амбридж не согласовывает. - Малфой засмеялся.
- Эта мерлинова недотыкомка?! Ее-то какими судьбами туда занесло?
- А она ставленница... ставленница... о, нет!
- Что?
Люциус потрясенно захлопал глазами:
- Я не помню. Кажется... Нет. Не помню. Эх, там такая занятная комбинация была. Помню только, что когда мы объявили о расформировании министерства, она всплыла в «Пророке» в тот же день и... Все. А, ладно, не важно! Если победим — подарю ей дом.
Снейп одобрительно кивнул и уточнил:
- Во Франции.
«Будешь меня ругать, и тебе куплю, - мстительно подумал Малфой, - по соседству. Вместо этой конуры». Он собирался напоследок как полагается поблагодарить Повелителя за свое спасение, но потом раздумал. Все его чувства по этому поводу Снейп и так считает на утреннем собрании круга. С легилименцией у него хорошо, только с ритуалами — плохо.
«Не чистокровный, что с него взять», - думал по дороге домой Люциус, обнимая дорогого Повелителя. Без привычных церемоний он чувствовал себя, как домовик, которому не дают носить наволочку.
Снейп доставил его в холл и исчез. В имении стояла тишина, Нарцисса давно спала, эльфы старались не путаться под ногами. До рассвета оставалось не так уж много времени. Он облачился в халат, сунул в карман палочку и отправился в цветочную галерею - слушать усыпляющее жужжание мадагаскарских синекрылок и вспоминать конец беседы с Мокриджем.

На следующий день Поттер, отпущенный в Хогвартс вместе со всей честной компанией, неожиданно всплыл на радио, один.
- Какой сюрприз! - завопили Траляля и Труляля и накинулись на него с вопросами, как два голодных фестрала.
«Да уж, сюрприз», - мрачно думал Снейп.
Появление Поттера внесло в смешливое щебетание братьев некоторую серьезность. Было видно, что, в отличие от них, он ничего забавного в сложившейся ситуации не находит, удовольствия от своей роли не получает, и спокойствие, к которому он призывает, дается ему тяжело.
- ...надо помнить, что цель убийств — взбудоражить общественное мнение и разрушить хрупкий компромисс, который был достигнут. Поддаваясь гневу или страху, вы идете на поводу у преступников.
- Гарри, все это так, но многие люди считают, что сейчас не время проявлять терпение. Они считают, что лучше жесткими мерами провести расследование и прекратить теракты, чем соблюдать спокойствие и ждать, кого убьют следующим. Их тоже можно понять.
- Парни, это прямой путь в войне. Я целиком и полностью доверяю Кингсли Брустверу, но жизнь показала, что сейчас нет такой структуры, которая могла бы провести беспристрастное расследование. Ее можно было бы создать на основе нового Министерства, - какая-нибудь комиссия, в которой представлены обе стороны. В нынешнем виде жесткие меры только усугубляют ситуацию.
Дальше Поттер выразил соболезнования родственникам в связи с гибелью Лайлокена Селвина, упомянул о непричастности Уэбба к Пожирателям и о незаконном задержании лорда Малфоя.
- С ним плохо обращались, но он сумел своими силами покинуть камеру, и я рад сообщить, что, насколько мне известно, сейчас с мистером Малфоем все в порядке.
Сообщение о Люциусе произвело впечатление.
- Но, Гарри, наш источник в Аврорате ничего об этом не сообщал! Насколько это достоверно?
Снейп схватился за голову. Вот сейчас он скажет: «Это абсолютно точно», и... Секундная пауза, которую выдерживал Поттер, прежде чем давать ответ даже на самые элементарные вопросы, показалась длинной.
- Значит, мой источник оказался оперативнее. Я ему доверяю. - Все это - ровным, нейтральным тоном.
Северус воспрянул духом. Обычно Поттер не говорил с таким равнодушием о своих друзьях. Если же рассказывал про Рона, Гермиону или Снейпа, в его голосе звучала такая теплота, словно ради этих людей он готов спрыгнуть с башни. Видимо, опыт общения с «Пророком» научил скрывать чувства и следить за словами.
- Мне казалось, ты ненавидишь Люциуса Малфоя, - подключился другой брат. - Ты сам заявлял раньше, что он является Пожирателем смерти, и дал против него показания.
- Мне мало что известно про Люциуса Малфоя. Я никогда не видел его метку, но он был в Министерстве магии вместе с Волан-де-Мортом. Я хочу лишь заметить, что есть разница между попыткой украсть чужое пророчество и хладнокровным убийством. Я ненавидел его как приспешника Волан-де-Морта, я благодарен, что он помог его обезвредить. Если мы стремимся к диалогу, мы должны уважать его как представителя той части общества, чье мнение он выражает.
- То есть, ты уверен, что ни Малфой, ни Снейп не виноваты?
Снова пауза, вздох, напряжение и усталость в голосе:
- Они помогли избавить страну от Ридла. Выпустили заложников. Вернули Хогвартс. Совет пяти одобрил их назначение на руководящие должности в Министерстве. Сейчас они находятся на положении беглых преступников и ждут, пока Аврорат и Визенгамот, оставшиеся представлять официальную власть, возобновят сотрудничество. Причем с их стороны это не проявление слабости...
- Да уж, демонстрация с исчезновением Министерства была очень эффектной! Ты не знаешь, как им это удалось, ведь к общественным зданиям невозможно применить чары Фиделиуса?
- Понятия не имею.
- А все-таки у тебя есть предположения, где искать виновника?
- Не вижу смысла в домыслах. Кто бы он ни был, высокопоставленный сотрудник Аврората или сумасшедший борец за чистоту крови, он враг нового министерства. Мне не важно, на чьей он стороне. Он очень пожалеет.
Через полчаса ребята вернулись домой без потерь и происшествий. Снейп слонялся из угла в угол, надутый, как индюк.
- Сэр, вы недовольны моим выступлением?
Снейп был доволен выступлением. Поттер говорил одни банальности, держался самостоятельно, не ляпнул ничего, что позволило бы определить его местонахождение и круг общения. Северуса беспокоило, что сначала упустил из рук ситуацию в стране, а теперь теряет контроль над своими сторонниками. Невозможно руководить людьми, поручая им ничего не делать.
- Предупредить меня нельзя было?
- Я не знал. Это случайно получилось, мы встретились с Ли, и... - Снейп положил ему руку на плечо, и Гарри умолк.
- Вам ведь так не повезет, как Малфою.
- Знаю, у меня метки нет.
- И не будет.
Гарри хотел обидеться, но раздумал. Слишком уж у Снейпа вид был несчастный.
- Я же осторожно! Между прочим, ваши любимые слизеринцы создали тайную организацию и попались! Чуть ли не на третий день! А мы — нет!
- Просто они — предсказуемые идиоты, а вы — непредсказуемые. Вот и вся разница. - Снейп прошелся по комнате, остановился у окна.
- ...И угадайте, как они ее назвали?
- Слуги Темного лорда.
- Эээ, ну, почти. Круг Темного лорда. А девиз у них знаете, какой?
- Что-нибудь с моим именем.
- «Снейп и Слизерин!» Как вы догадались?
- Я же говорю, предсказуемые идиоты. А у вас какой?
- У нас нету. Ну чего вы так на них сердитесь?
- А что мне остается делать, Поттер? Сейчас авроры заинтересуются неформальным школьным объединением. Потом вспомнят, что кроме членов министерства обоими сторонами утверждался еще и директор Хогвартса. Дальше выяснится, что Минерву на эту должность вообще я предложил, и ее потащат на беседу... А у меня портал в ее кабинет.



Отныне и навсегда.
 
Ringa Дата: Понедельник, 12.04.2010, 01:03 | Сообщение # 24
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 17. Вне круга

- Пока корабли стоят в гавани, они в безопасности, но корабли созданы не для того, чтобы стоять в гавани, - с этой фразой Снейп мрачно отвернулся от окна и посмотрел на Поттера.
- Да, сэр. Доброе утро. А где Гермиона? - Гарри сел за стол, в самый угол.
- Спит, ответил Снейп, кладя перед ним «Пророк». - На третьей полосе статья Бродерика. Посмотрите.
«Мальчик, который...» Гарри внутренне сжался, приготовившись расхлебывать очередную порцию помоев. Видимо, его вчерашнее выступление не осталось без внимания.
Снейп достал из холодильника сыр и бекон, из шкафа — хлебцы и овсяные хлопья. Поставил на стол рядом с Поттером стакан с соком. Сам профессор, по наблюдению Гарри, предпочитал либо горячие, либо горячительные напитки, так что сомнений, кому предназначается сок, не было. Он поблагодарил Снейпа немного ошарашенным взглядом.

Вся еда была простой и не особо вкусной. Снейп привык жить дешево; даже когда появились деньги, ничего принципиально не изменилось. В Хогвартсе он пристрастился к хорошим напиткам, оставаясь довольно равнодушным к остальному. Гарри это скорее радовало: питаясь макаронами и овсянкой, можно не переживать, что сел Снейпу на шею, устроив у него филиал Хогвартса. Они жили аскетично даже по мнению «нищебродов» Уизли и «шизанутой» Лавгуд, зато без малейшего чувства неловкости.
Коттедж оживал, наполнялся голосами и шорохами.
- Доброе утро! - в кухню влетели Джинни и Катуна и принялись заваривать себе чай. Следом за ними подтянулся сонный и лохматый Невилл, сел напротив и быстро соорудил себе бутерброды.
- Гарри, что ты такое читаешь? - по-кошачьи безмятежный, одновременно настороженный и спокойный взгляд Луны. - «Мальчик который бредит». Это про тебя, что ли?
Гермиона тоже уже здесь, шепчется о чем-то со Снейпом. Гарри не заметил, как она вошла. Джинни уселась чуть ли не на колени, впрочем, по-другому тут и не поместишься, с другого бока ее подпирает Гермиона.
- Там правда про тебя пишут? Давай уже, Гарри, читай вслух!
- Это не совсем то, что принято слушать за едой, мисс Уизли, - проворчал Снейп, и Гарри вдруг подумал, что готов всю жизнь читать пасквили в «Пророке», лишь бы профессор изредка ему сочувствовал.
Драко и Рон зашли, держась за руки, Джинни взглянула на них, поморщилась и демонстративно уткнулась в газету. Рон выглядел немного смущенным, а Малфой наглый, как всегда.
- Ладно, можно и вслух, - и Гарри начал читать сначала. Про свое трудное детство и прибитые к полу игрушки.
«...Воспитываясь до 11 лет в семье родственников-маглов, ребенок даже не знал о существовании мира волшебников. В следующие шесть лет благодаря учебе в Хогвартсе он получил начатки знаний о магии и о нашем обществе. С таким багажом мальчик берется рассуждать о политической ситуации и давать советы взрослым. Давайте признаем, что это наше упущение - мы сами избаловали его вниманием, хотя в том, что он исполнил предсказание и убил Темного лорда, нет его заслуги. Пророчества не были бы пророчествами, если бы те, о ком они сказаны, могли их не исполнять. Это всего лишь случайности мироздания, детали естественного хода вещей. И вот несмышленыш, еще не окончивший школу...»
Дальше автор любовно перебирал тезисы его вчерашнего выступления, рассматривая их с точки зрения магловской наивности, звездной болезни и травмированной детской психики, а чтобы было удобнее, искажал до неузнаваемости. Это бесило больше всего. Гарри нервно покусывал нижнюю губу и вертел в руках стакан с соком.
- Мистер Малфой, что бы вы сделали, если бы подобная статья была написана про вас? - прошелестел низкий обволакивающий голос. Снейп все так же стоял, прислоняясь плечом к шкафу, нежно, как цветочный бутон, держал в ладонях кофейную чашку и сквозь ресницы отстраненно смотрел на молодняк. Подобное непроницаемое выражение он напускал, когда ему приходилось делать что-то для него не свойственное: утешать, унижаться, обнимать при трансгрессии. Словно профессор всем своим видом говорил: «Это совершенно обычно для людей, ну да, я тоже человек, что вас так удивляет?» Гарри это не обманывало, он чувствовал, что каждый раз для превращения в «тоже человека» Снейп преодолевает внутренний барьер, поэтому теперь с интересом его разглядывал: «Что на этот раз?»
- Про меня такое никогда не напишут, - задрал нос Малфой.
- Вам пора привыкать к мысли, что про вас еще и не то напишут, - холодно возразил Снейп.
Рон покраснел и с несчастным видом уставился в тарелку, Малфой и бровью не повел.
- Пусть только попробует. Я ее убью, как собаку.
- Кого? - с неприязнью поинтересовалась Джинни.
- Скитер, разумеется. А что, это разве не ее статья?
- Нет, это С. Бродерик какой-то.
- Надо же, как похожи! Ну, значит, его, какая разница? Да хоть всю редакцию... - Только сейчас стало видно, насколько Драко взбесили слова Снейпа.
- Ну и отправишься в Азкабан из-за какой-то статьи, - попыталась урезонить его Гермиона.
- Ты что, Грейнджер, совсем дура? Я его вызову на дуэль, как положено. Меня даже судить не будут.
- Драко, - испуганным шепотом сказала Луна, - а как же душа?
Малфой только хмыкнул:
- Нормально. Уж за подобную статью я бы убил совершенно спокойно — без сожалений, без рефлексии, да вообще без единой мысли. - И, сочтя тему исчерпанной, он с королевской грацией принялся есть овсянку.
- Эээ, - Гарри очень смущал один момент, - прости, а когда состоялась последняя дуэль? Мне казалось, еще при Гриндевальде.
- Во-первых, не при Гриндевальде, а в 1959 году, - дуэль между сэром Мэтью Роули и сэром Гаспаром Макгонахи из-за похищенного улья. Во-вторых, это не имеет никакого значения. Магические законы не зависят от времени, если ты не в курсе.
Гарри еще плотнее насел на Драко с вопросами. «Как проходят дуэли?», «Что нужно сделать, чтобы бросить вызов?», «Кто должен присутствовать?» Моральный аспект его не беспокоил. В конце концов, даже Дамблдор затевал дуэли, - и ничего. Наконец он перевел взгляд на Снейпа.
- Если я хочу вызывать этого Бродерика, когда мне стоит это сделать?
- Чем быстрее, тем лучше. Идеально - после завтрака.
- А занятия? - удивился Гарри.
- Это и будет вашим занятием. Убедите всех, что вы нормальный маг, а не глупый, беспомощный маггловский ребенок. Убивать никого, пожалуй, не стоит, но пусть это будет что-то запоминающееся. С кем пойдете?
- С Роном и Гермионой. Наверно. Вы не против?
- Что вы меня спрашиваете, - притворно удивился Снейп, - это же ваша дуэль.
- Но... это не будет слишком опасно? - Гарри все еще сомневался, стоит ли тащить туда Гермиону.
- Нет, если вы все сделаете быстро. В девять проводятся редакционные собрания. Внутри здания трансгрессия не работает, что вам тоже на руку. Остается минут 40 на то, чтобы закончить завтрак и все обдумать. Ну и минуты три вам на операцию.

Гарри так и не понял, как он должен был правильно потратить время перед дуэлью. Никакими сведениями, которые можно было бы «обдумывать», он не обладал, и в итоге решил трансфигурировать своего оппонента в морщерогого кизляка, какими их изображают в «Придире». Гарри был уверен, что тогда окружающие будут до конца жизни припоминать Бродерику нелепый внешний вид, а также дурацкие повадки, которыми наделил этих тварей мистер Лавгуд. На обдумывание этой идеи у него ушло полминуты. Куда девать остальное время, он не знал, поэтому послушал радио и дочитал «Пророк».
Рону поручили следить за поведением очевидцев, Гермиона как хранительница порт-ключа отвечала за благополучное перемещение всех домой. Ребята напоследок оглядели друг друга и отправились телепортом в парк. Оттуда знаменитая гриффиндорская троица трансгрессировала по адресу, указанному в выходных данных, и оказалась перед безвкусным двухэтажным зданием с колоннами и горгульями на фронтоне. Совы клубились над ним так, словно это был склад дохлых мышей, у которого проломилась крыша.
Миновав дверь-вертушку, ребята попали в пустой коридор с дюжиной кабинетов и широкой мраморной лестницей на второй этаж. Гермиона толкнула одну дверь — заперто. В следующем кабинете было пусто, зато в третьем обнаружилась секретарша.
- Простите, вы не подскажете, где я могу найти господина Бунгаруса? - спросила она.
- Его кабинет на втором этаже, последняя дверь справа, но у мистера Бунгаруса сейчас собрание, - ответила ей
эффектная рыжая ведьма.
- Спасибо, главное, что он у себя, я подожду, - Гермиона закрыла дверь, махнула рукой ребятам, читающим таблички, и они побежали наверх.
Кабинет был большой и претенциозный, с огромными окнами, панелями винного цвета, длинным Т-образным столом, за которым сидело человек двадцать. Стая перьев трудолюбиво скрипела у них над головами. Фонтан в другом конце кабинета струил какой-то тяжелый сине-зеленый газ. Вторжение посторонних заставило редактора прерваться на полуслове.
- А вам что здесь надо?
- Акцио, Бродерик! - сказал вместо ответа Поттер, и один из сидящих за столом взмыл в воздух. Однако почти сразу же мистер Бродерик шлепнулся на пол, поскольку Гарри добавил: «Фините» и произнес формулу дуэли. Под потолком повис сияющий знак — перекрещенные волшебные палочки. Перья улетели от греха подальше. Теперь никто не имел права вмешиваться в происходящее между соперниками, да по большому счету и не мог — древнее заклятие карало за нарушение правил. Медлить после этого было крайне опасно, - противник имел такую же свободу от ответственности при использовании заклятий, - но Бродерик еще даже не успел дотянуться до палочки.
- Я прочел вашу статью и пришел вам сказать...
Бродерик только теперь поднял палочку, хотя нормальный маг сделал бы это еще до того, как отзвучит формула дуэли.
- Остолбеней! - на всякий случай мысленно приказал Гарри и на секунду растерялся: «Так просто! А сказать-то теперь что?»
Трансфигурировать парализованного врага было как-то не спортивно. Он окинул быстрым взглядом кабинет - ничего интересного: кто стоит, кто сидит, но палочки в руках только у Рона и Гермионы. До слуха донеслось: «требовать исключения» и «анахронизм», и он снова переключил внимание — горгулья! Сидящая за окном каменная горгулья, служившая водоотводом. Не кизляк, конечно, но... это они точно запомнят.
- Меритта анимата! - про себя Гарри добавил безмозглой хищнице заклятие левитации и легилименции. Скомандовал: «Лети сюда!»
За окном полыхнуло лилово-розовым, и огромная птица, расправив крылья, в блеске стекла вломилась в помещение. Царапнула когтями по столешнице, оттолкнулась ногами и спрыгнула на пол. Еще миг — и тварь бесцеремонно ухватила оглушенного Бродерика клювом за щиколотку, неуклюже развернулась и вылетела наружу. Мелькнуло несколько белых вспышек, но Гарри не обратил на них внимания. Он заставил чудовище сесть на прежнее место и произнес:
- Мобилитай пориватай! Фините!
Снова обвел взглядом кабинет. Стол проломился, окно щерится осколками, на лицах — испуг, у пятерых в руках — палочки, Рон и Гермиона стоят в прежних позах — все под контролем.
- Всего доброго! Мы уходим.
Они, отступая спиной, выскочили за дверь, и сразу воспользовались порт-ключом. Мимолетная темнота телепортации, и вот они уже стоят в зале, где обычно проходят тренировки. Их встречают Снейп, Джинни, Луна и Драко. Все хорошо! Даже раздражающие красные человечки кажутся такими родными!
- Гриффиндор — чемпион!
- Все! Сколько нас не было?
Гарри хотелось пить, поэтому он направился в сторону кухни и не сразу заметил, что происходит нечто странное. Гермиона вскрикнула и отскочила к стене. Проследив за ее взглядом, он увидел, что красные люди обступили Рона. Теперь их тела были всего лишь «человекообразным» пламенем. Они вроде бы ничего не делали, но Рон упал в обморок. Сидевшая на диване Джинни произнесла: «Агуаменти!», направив на них палочку, и отключилась. Почти одновременно с ней Малфой выкрикнул: «Эванеско!», - и тоже очутился на полу в бессознательном состоянии, а Снейп, успевший сделать лишь шаг в его сторону, схватился за сердце, плюхнулся задом на подлокотник кресла и стал сползать вниз. Ситуация своей абсурдностью больше смахивала на дурной сон.
Все прекратилось так же внезапно, как началось. Человечки «одеревенели» и помаршировали в спальню, Малфой и Уизли пришли в себя и стали, кряхтя, подниматься с пола, Джинни терла виски, Гермиона размазывала слезы по лицу. Прибежавшие из кухни Невилл и Катуна все пропустили и теперь с недоумением жались к дверному косяку. Снейп посидел еще несколько мгновений, бледный и злой, после чего вскочил на ноги.
- Я говорил их не трогать. Я говорил, что они не опасны. Какое из этих слов оказалось вам непонятным? - он злобно уставился в пол, стараясь не встречаться взглядом с Малфоем.
- Сэр, что произошло?
Поттер стоял в шаге от него, с лицом бледным, как маска Пожирателя, и глаза у него были такие, как будто их рисовали циркулем.
- Кто-то наложил на вашего друга заклятье легилименции, а отменить не успел. Стражи прекратили действие заклинания. Только и всего.
Гарри мысленно одернул себя: «Только не спрашивать про самочувствие!» На него опять накатило огромное напряжение напополам с бессилием. Непродуктивное состояние, когда хочется перевернуть мир, но нельзя даже высказать то, что считаешь нужным.
- Кто?
- Давайте посмотрим. Уизли! Идите сюда.
Они произнесли заклятие легилименции почти одновременно.
- Этот. В коричневой мантии, желтая рубашка, седые волосы, рука под столом. Видите? Вот он дальше вскакивает уже с палочкой.
Гарри видел, хотя и с некоторым опозданием.
- Я все исправлю. Акцио невидимая мантия! Гермиона, дай-ка порт-ключ.
- Пойдете вдвоем! - резко возразил Снейп, очнувшись от накатившего оцепенения.

Друзья отправились прежним маршрутом через парк, чтобы через полминуты снова оказаться в разгромленном кабинете редактора.
Впрочем, стол уже починили. Знак дуэли все так же сиял под потолком. Сотрудники «Пророка» толпились у разбитого окна. С Бродерика сняли оглушающее заклятие, и теперь он орал в свое удовольствие, вися вниз головой и злобно размахивая палочкой. На другой стороне улицы уже стояла пара зевак. Журналисты бурно обсуждали, как освободить коллегу. Связываться с оживлением горгульи никто не решался.
- Простите, я кое-что забыл, - Гарри вылез из-под невидимой мантии, вызвав визг у женской части редакции, и нацелил палочку на седого аврора. - Обливиэйт!
И еле успел пробормотать «Фините», как снова оказался дома, и его разглядывали в упор красные человечки, теперь казавшиеся страшными. Гарри на время проверки предпочел зажмуриться и напоминать себе, что это магия Снейпа; Гермиона почти болезненно вцепилась в его руку...
- Поттер, вы уснули?
Он открыл глаза, никаких стражей не увидел, зато увидел Гермиону, встревоженного Рона, любопытную Джинни, и глупо улыбнулся. Потом сел на диван и наколдовал себе воду. Но почивать на лаврах Снейп не позволил.
- Мисс Грейнджер, поместите, пожалуйста, ваши воспоминания о сегодняшних событиях в Омут памяти. Просмотрите их все вместе, потом обсудим.
Со стороны это выглядело просто фантастически. Они — юные, спокойные, в простых школьных мантиях. Огромная вспышка изумительного цвета, каменная птица, которая разносит едва ли не половину застекленной стены и выпрыгивает вместе со своей жертвой. Ощущение ветра и полета. Второй визит на этом фоне выглядел уныло, но все же сочетание поттеровской вежливости и всеобщей паники было довольно комичным. Гарри был бы счастлив, если бы не то, что произошло в промежутке. Из Омута он вылез мрачный и диковато косился то на Гермиону, то на Малфоя.
- Поттер, как вы считаете, сколько времени вы отсутствовали в первый раз?
- Ну... - он встряхнулся. - Примерно минуту мы добирались до кабинета. Плюс сама дуэль, наверно, минуту. В общем, минуты две.
- Уизли?
- До кабинета добирались секунд 40-50. Ну и на все остальное ушло секунд 15. Итого где-то минута.
- Мисс Грейнджер?
- Я согласна с Роном.
- Мисс Уизли, какие заклинания использовал Поттер после произнесения формулы дуэли?
- Меритта анимата, империус, Мобилитай пориватай, Фините инкантатем.
- Две ошибки, масса упущений. Другие версии?
Гарри с удивлением отметил, что некоторые не только не заметили, как он использовал парализующее заклятие, но даже не предположили этого исходя из здравого смысла. Для них все выглядело так, словно действовала исключительно горгулья.
- Самоубийцы, - констатировал Снейп.
У Луны с Гермионой разгорелся спор, могло ли архитектурное излишество держаться в воздухе без заклятья Вингардиум левиоса. Луна с жаром доказывала, что даже такая горгулья способна лететь сама, но Снейп их невежливо прервал.
Мисс Грейнджер, хорошо, но поменьше посторонних эмоций. Поттер, у вас проблемы с чувством времени. И силы плохо рассчитываете, в какой-то момент вы это пугало чуть не выронили. У остальных проблемы с мозгами. Как можно не замечать, что кто-то читает ваши мысли, я не понимаю.
- При чем тут мы, если заклятие пропустил Рон? - возмутилась Джинни.
- Да я уже всех проверил, - ответил Снейп под изумленные возгласы и ехидно добавил: - кроме Поттера.
Ага, теперь и Поттер уставился на него, пылая праведным гневом.
- Так что попрактикуйте-ка друг на друге легилименцию, пока есть время до обеда. Будете хоть знать, каково это. - Он поднялся.
- Друг на друге!? - с вызовом уточнил Малфой. - Лезть в чужие мысли не этично!
Снейп смотрел в стену, представляя, что говорит сейчас не с Драко Малфоем, а с кем-нибудь другим. Они слишком зависели друг от друга, и он боялся не сдержаться. Лучше уж избыточный, с запасом, самоконтроль, чем набивать себе шишки, натыкаясь на границы собственного бессилия. Ровно, спокойно, разговор с пустым местом и не может быть иным:
- Знание этично. Это невежество неэтично.
- Что ж вы тогда Поттера не стали читать? - манерно, с презрением спросил Драко.
Снейп поймал себя на том, что совершенно не удивлен. «Заигравшийся кретин. Казалось бы, страшно тебе или стыдно — прикинься ветошью и помалкивай. Так нет же, весь в отца». Некстати вспомнился Люциус, с кровавыми сосульками волос, с запястьями, привязанными к ножкам стула. Люциус, который за обедом не способен толком сахар в горячем чае размешать, потому что ложка ему, видите ли, жжется. Злость Снейпа как ветром сдуло. «Ну да, чтобы всерьез сердиться на Малфоя, надо быть Волан-де-Мортом. Да и тому много ли это счастья принесло, если подумать? - мысленно усмехнулся он. - Итак, о чем мы говорили? Ах да, Поттер».
- А я и так знаю, о чем он думает. Не дождется.
- Вау, даже так!? - Драко как-то незаметно для самого себя оказался на ногах, звонкие нотки в его голосе подсказывали, что недолго и до истерики.
«И чего распсиховался? Все у них не как у людей. Впрочем, пока один не останется, не сорвется. - Снейп с трудом подавил желание смешать успокоительное, решив: - Дохлого книзла уши. Я ему не эльф».
- Именно, мистер Малфой, хотя вряд ли вашей фантазии хватит на то, чтобы понять, о чем речь, - Снейп интригующе улыбнулся и направился к выходу. - Не буду вам мешать практиковаться.
Стоило профессору скрыться на кухне, как в комнате раздался рев голосов. Меньше всего это было похоже на легилименцию. Он с удовольствием закрыл за собой дверь.
Кухня, обставленная темно-коричневой мебелью, была просторной и уютной, если сидеть здесь в одиночестве. Размятые в пальцах чайные листочки пахли изумительно. Снейп достал из шкафа чашку с блюдцем. Чашка — ложка — Люциус... Настроение снова испортилось.

Ранним утром Снейп успел побывать в его имении вместе с Кэрроу и Роули. Малфой, обладавший талантом прочитывать газету за пять минут, привлек его внимание к официозу. Член совета пяти Маркус Броуди выступил с позиций, мягко говоря, критических. Он обрисовал ситуацию без откровенной брани, но в то же время очень прозрачно. «За годы противостояния Волан-де-Морту, - утверждал он, - Министерство магии систематически затрудняло работу Аврората, допуская утечки, внося дезорганизацию, в последний момент отменяя тщательно спланированные операции. В целях повышения эффективности внутри ведомства установился режим строгой секретности. Инструкции и постановления, исходящие от Министерства или Визенгамота, зачастую толковались произвольно или игнорировались. Введенные нами жесткие меры безопасности помогли нам выстоять, но они же подорвали внутреннюю демократию». Последствия этого, по словам мистера Броуди, проявились в попытках навязать одностороннее силовое решение, когда консенсус уже достигнут. Он отметил, что у Аврората «выработался иммунитет к общественному мнению», а практика принудительных бесед без ордера на арест «граничит с произволом».
Иными словами, Аврорат превратился в сборище громил, никому не подотчетное и не понятно, кем управляемое. Нового в этом ничего не было, но читать было чертовски приятно.
- Смотри, какой хороший человек! - оживился Амикус. - Пишет: «Вопреки заявлениям о причастности к убийствам организации «Пожиратели смерти», доказательств этому нет. Ни у кого из задержанных не было Темных меток». Может, подкинем им пару человек? С метками? А то догадаются еще, чего доброго.
- Нет, - привычно возразил Снейп. - Будем делать вид, что после смерти Волан-де-Морта метки исчезли, и организации в прежнем виде не существует.
- Они все равно не отстанут, но я согласен, - сказал Торфин.
Малфой смотрел на них, как на сумасшедших.
- Люциус, а ты что скажешь?
- Это частности. Насколько я могу судить, у них все очень плохо, мой Лорд. Они взывают к общественности, потому что проиграли во внутренней борьбе и больше ни на что не надеются.
- Ты уверен, Люц? По-моему, это довольно взвешенная критика.
- Это же очевидно! - нетерпеливо возразил Малфой. - Сколько лет ничто не бросало тень на сияющий образ Аврората, а теперь они выносят сор из избы мешками и взывают к общественности. По сути, этим они поставили себя за рамки ведомства. Им этого не простят.

...Снейп встряхнулся и налил, наконец, кипяток в чашку. Чашка — ложка — Люциус — Аврорат. Чашка, в которой сейчас на его глазах раскручивается жухлый лист. Ложка ажурная, серебряная, по навершию которой осторожно постукивает тонкий палец, и тут же поджимается к ладони. Малфой, которого Снейп тащил на себе в библиотеку, потому что его пришлось усыпить, стоило лишь на несколько секунд заглянуть в память. Они, конечно, сто лет как знакомы, и отношения довольно фамильярные, но делить некоторые знания на двоих оба оказались категорически не готовы. Снейп даже сомневался тогда, кому стереть воспоминания, ему или себе, и хорошо, что угадал правильно. Люциусу они совсем ни к чему, а ему... пригодятся.
Он взглянул на настенные часы и включил радио - надо все же послушать новости. Труляля и Траляля обсуждали тезис, что противостоять террористической организации может только террористическая организация. Он убавил звук.
В дверь постучали, и на пороге возник Драко.
- Сэр, я должен перед вами извиниться.
Снейп сделал вид, что удивлен.
- Что ж вы хамите при всех, а извиняетесь наедине?
- Они все знают, куда я пошел, - мрачно ответил Драко.
- А, так это они вас заставили, - зельевар откровенно развлекался, про себя думая: «Заставишь вас, как же».
- Нет. - Малфой еще немного помолчал, после чего произнес длинную речь о своем недостойном поведении, начиная с того момента, как он необдуманно подверг себя опасности, атаковав стража.
Извиняться он умел. Снейп аж заслушался, спохватившись только когда обнаружил, что недопитый чай совсем остыл. На фразе «сам не знаю, что на меня нашло», профессор небрежно помахал рукой, словно разгоняя перед лицом табачный дым:
- Я знаю, что на вас нашло... - Он принялся читать дежурную лекцию об осторожности, но резко умолк: по радио прозвучало слово «крестраж».
Сделал погромче.
- ...Следствие утверждает, что именно таким был мотив убийства, однако точно не известно, удалось ли создать крестраж и какой предмет был использован. Задержанный по этому делу Эдар Уэбб отрицает, что ему что-либо известно...
- Вот дают! - не сдержался Снейп, переваривая услышанное. Такого он не ожидал.
Драко с невозмутимым видом ждал продолжения разговора, но Снейп уже забыл, о чем шла речь, поэтому только отмахнулся:
- Извинения приняты.
Как только ушел Малфой, явился Поттер.
- А, вы-то мне и нужны, - обрадовался Снейп. - Можете устроить мне эфир на радио завтра с утра?
- Да. Конечно.
- Прекрасно, - Снейп недобро заулыбался, предвкушая завтрашний скандал. - Вы что-то хотели?
- Сэр, это правда, что вы знаете, о чем мы все думаем?
- Опять решили начать издалека, Поттер? Садитесь, что вы стоите над душой.
- Ну, знаете, я, наверно, согласен с Малфоем, что это не этично. Одно дело использовать легилименцию против врага...
- И как вы определите, кто враг, а кто нет?
- Не знаю.
- Я тоже.
Они посмотрели друг на друга и замолчали. Спорить было больше не о чем.
- И потом, если бы вы, Поттер, сейчас не отлынивали от этого занятия, - возобновил разговор Снейп, - вы бы знали, насколько скучны ваши личные мысли. Возьмем, например, неудачливого окклюмента мистера Уизли. Знаете, о чем он думает?
- Эээ, это все-таки не мое дело. - Гарри смутился, но Снейп был непробиваем.
- Что у Малфоя светло-русые волосы, а брови тоже теплого оттенка, но темнее, и это, - прости меня Мерлин, - красиво. И что руки у него хотя и тонкие, как у барышни, не декоративные, умные и опасные. А уж какие глаза! И кроме подобной чуши у него в голове вообще ни одной мысли нет. Мисс Уизли что видит, то и думает. Что ковер пора чистить, что у Лавгуд один чулок сползает, что мне надо чаще мыть волосы, а вам — больше есть. Ну что вы, Поттер, краснеете, как первокурсница, открывшая учебник по анатомии? Итак, продолжим. Мисс Грейнджер воображает, как я умру и она будет страдать; тоже, знаете ли, не подарок. Единственный, кто действительно мыслит, это Лонгботтом. Его занимает, например, что будет, если в зелье живой смерти вместо асфоделя положить желчь волчеглазки, нейтрализовав химический яд абсорбентом и усилив магическую составляющую. Чушь, конечно, изрядная, но за несколько лет подобных размышлений он хоть куда-то продвинется.
- А о чем думает Малфой?
- Малфой думает, что он Малфой.
Продолжения не последовало.
- И все?
- Представьте себе, да.
Гарри фыркнул.
- А Катуна?
- Не может ли она быть еще чем-то полезной для великих и прекрасных гриффиндорцев, и удобно ли ей что-нибудь сделать: встать, сесть, сопли вам утереть. По родным скучает. Вы бы ей хоть спасибо говорили иногда.
О чем думает Луна, Гарри решил узнать самостоятельно и, не откладывая, перешел к больной теме:
- Ладно. А о чем, по-вашему, думаю я?
- А то вы сами не знаете.
- Знаю, но надо же мне удостовериться в вашей правоте.
- Вы думаете, что у вас осталось мало времени на то, чтобы переубедить меня насчет метки, - пожал плечами Снейп. - И нечего делать такой несчастный вид, сами напросились. Зачем вы лезете в круг людей, с которыми у вас нет ничего общего? У вас своих хватает, займитесь ими. Я немного устал быть всеобщей нянькой.
Он уперся лбом в сцепленные пальцы. До последнего надеялся, что все как-нибудь утрясется, но не с его счастьем... Мерлин, как же все плохо! Еще и Поттер уставился с несчастным видом. Снейп посмотрел на него сердито.
- Хорошо, сэр. Я займусь. О, новости!
- ...Как сообщил наш источник в Аврорате, сегодня у Гарри Поттера состоялась дуэль с журналистом «Ежедневного пророка» Селеном Бродериком. Подробности нам пока не известны. Кроме того, в настоящее время в пятом доме Лютного переулка происходит драка авроров с неизвестными лицами.
Снейп вскочил, но не успел коснуться ключа телепортации, как в руку ему вцепился Поттер.
- ...Один человек погиб. Утверждают, что это Феликс Джагсон, ранее...
- Поттер!!!
Гарри только замотал головой.

Телепортация. Трансгрессия. Характерное чувство ослепления, головокружения и ужаса. Ослепления — после переноса, головокружения — от побочного эффекта заклятия трансгрессии, ужаса — из-за Снейпа, на которого страшно смотреть, когда у него такой бешеный взгляд, и в руках палочка. Они стоят в живописном перелеске, над головой плещется молодая листва, воздух упоительно пахнет травами, и Гарри уже сам не понимает, какого черта его сюда понесло.
- У вас мантия с собой?
Гарри поспешно вытряхнул из кармана родительское наследство, но надеть не успел. На него, снисходительно улыбаясь, смотрел Люциус Малфой в шелковом халате до пят, великолепный, как возрождающийся феникс. Впечатление портила только палочка, нацеленная в грудь Гарри. Палочка Дамблдора. Старшая.
- Кого я вижу! Что, будем снова возрождать Ридла, мой Лорд?
- Люц, ради Мерлина... - проникновенно сказал Снейп и тут же злобно рявкнул: - Поттер!!! Надевайте мантию, и чтоб ни звука!
Гарри поспешно опустил палочку и почти мгновенно исчез.
- Ооо! - восхищенно выдохнул Малфой и шепотом, как будто так Гарри не мог его услышать, спросил: - Это правда, что он обручен с Уизли?
Снейп засмеялся, но резко умолк, сообразив, что мерзавец его специально подначивает. Впрочем, в каждой шутке...
- Что происходит в Лютном? - спросил он серьезно.
- Мало ли. Сцепились с контрабандистами. С торговцами. Или вообще между собой. Может, нас выманивали.
- Как там мог оказаться Джагсон?
- Да как угодно, если это вообще он.
К тому времени напротив них уже образовалось подобие полукруга. Некоторые, прибыв, опускались на одно колено и вставали, другие склоняли голову, третьи просто ждали, когда на них обратят внимание. Просветы в круге быстро заполнялись. Гарри прикинул на глазок — человек 120. Примерно как объединенная лекция у четырех факультетов. Пока Снейп молча, с озабоченным видом водил палочкой, Гарри, осторожно выглядывая из-за его плеча, пытался быстренько посчитать присутствующих. Он сбился, когда к ним стремительно приблизился грузный человек, упал на колени и с шумом набрал полные легкие воздуха.
- Молчать! - рявкнул Снейп и навел на него палочку. - Встать! На место.
Он перевел взгляд на другого человека, понуро стоящего на шаг впереди других.
- И ты, Алфи, вернись в круг. Господа, я рад, что у вас все в порядке. К сожалению, это не относится к Джагсону. Свободны. Лорд Малфой, задержитесь.
- До полночи, Северус, - шепнула стоявшая рядом с ним женщина, прежде чем исчезнуть. Еще один человек хотел что-то сказать, но Снейп остановил его: «не сейчас», даже по имени не обратился. Женщину Гарри помнил - Алекто. Алекто Кэрроу. Больше он никого не узнал, кроме Долохова и Нотта-старшего, хотя многие лица казались знакомыми.
Снейп и Малфой снова стояли одни.
- Люц, мне надо, чтобы никто не знал про этого... - Снейп поморщился, пропуская ругательство. - Даже ты.
- Жаль, я надеялся, ты объяснишь. Но если надо, о чем речь, мой Лорд.
Гарри подумал, что может все прекрасно объяснить и сам, а заодно, чем черт не шутит, обрести союзника для вступления в круг, но обнаружил, что не может произнести ни звука.
- Не сопротивляйся, ладно? - Снейп поднял палочку, сосредоточился. - Обливиэйт!.. Прости.
- Что ты из-за всякой ерунды извиняешься, Сев? Хотя, кажется, это было что-то любопытное. Но мелочь, в отличие от Амбридж. Между прочим, ты меня вытащил из эпицентра семейного скандала, Нарцисса не верит, что я прошлой ночью был у тебя, - Малфой улыбался и разглагольствовал, как ни в чем не бывало. - Хорошо тебе, ни перед кем отчитываться не надо. Так что за собрание спасибо, но вот у твоего источника в Аврорате могут быть проблемы.
- Он не мой источник, - буркнул Снейп.
- Тем хуже для него. Может, переместимся в имение, расскажешь про Яксли и Эйвери? На меня тут уже какие-то муравьи наползли, - он брезгливо потряс полой халата.
- Вечером, Люц.
- Ты спешишь?
- Спешу.
- Тогда до встречи, - Малфой вытащил из кармана палочку и исчез.

Гарри снял невидимую мантию. Снейп ухватил его под локоть, переместился в зал и, не обращая ни на кого внимания, потащил на кухню. Красные человечки поспешно ретировались с пути, хотя один из прибывших был под заклятием.
Снейп с силой захлопнул дверь, выместив на ней настроение. Поднял палочку.
- Фините инкантатем! - сказал он. - И вон отсюда.
Он вдруг понял, что больше физически не способен выслушивать никакие оправдания. Хватит с него на сегодня.
Поттер выскользнул за дверь. Стало пусто и тихо, только радио бубнило. Северус постарался забыть, что в мире существуют другие люди, и стал готовить себе кофе с коньяком.
Привычный вкус одновременно бодрил и успокаивал. После первых же глотков жизнь больше не казалась нагромождением нелепостей. Скоро ему предстоит действовать, и это... хорошо. И даже люди... люди тоже... ничего.
Северус подошел к окну и выглянул на улицу. Почему-то хотелось зимы, снега и Рождества, но за окном стоял самый что ни на есть ослепительный разгар мая. В Касересе припекало, как в котле, но было еще свежо, не пыльно. Из дома напротив вышла черноволосая женщина в легком платье, ведя за руку маленькую девочку. Снейп сел на подоконник и задумался.

...Опять знакомая боль в руке, на сей раз кратко:
- Уже слышали про крестраж?
«Место экономит», - улыбнулся Снейп. Настроение резко улучшилось. Темный лорд покопался в памяти, выуживая недавно услышанную фразу из молодежного лексикона и ответил:
- Лучшая шутка года.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Cara2003 Дата: Понедельник, 12.04.2010, 01:20 | Сообщение # 25
Cara2003
See who I am
Статус: Offline
Дополнительная информация
Слушайте, Автор, какой же вы молодец! da4 Пишите больше и публикуйте чаще!
 
Avelena Дата: Вторник, 31.08.2010, 10:47 | Сообщение # 26
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 18. Оставшиеся дни

Прежде чем подняться наверх, Снейп заглянул в зал. Ребята толпились у дивана, Гермиона, придавленная гримуаром Арбателя больше нее размером, втолковывала что-то о сочетании ментального вмешательства с конфундусом. Похоже, его задание попрактиковать друг на друге легилименцию просто проигнорировали...
В обсуждении не участвовали только Малфой с Уизли. Драко развалился на подоконнике прямо в туфлях (Снейп с трудом преодолел желание его согнать), Рон сидел в ногах у этого поганца и встревожено всматривался в застывшее бледное лицо с чуть обозначившейся складкой между бровями. Они держались за руки и находились близко друг от друга, но равнодушное внимание Малфоя было направлено куда-то за окно. Он глядел рассеянно и сосредоточенно, как будто там показывали его загробную жизнь.
Раньше Снейп считал, что достаточно бегло взглянуть на влюбленную пару, чтобы понять, кто кого больше любит, и сейчас с сожалением признал, что его теория никуда не годится. Уизли, будучи по натуре простым и искренним, демонстрировал щенячий восторг, но он всего лишь увлекся. Слишком увлекся. Малфой сменил мировоззрение, одни манеры остались те же. Внешние проявления чувств у него подавлялись воспитанием.
Северусу не нужна была легилименция, чтобы понять, о чем он думает. Выросшие на одних и тех же манускриптах, они одинаково оценивали опасность. Случись такая ситуация три месяца назад, и Малфой бы просто обманом телепортировал своего приятеля куда подальше. Снейпа этот вариант идеально устраивал, но сейчас надеяться на него не приходилось. Он снова бросил взгляд на своего подопечного и поморщился: адская получилась смесь. Теперь вбитое в голову самосохранение будет в первую очередь распространяться на свежеусвоенные принципы. "Интересно, как скоро он додумается? - мрачно подумал Снейп. - Не пропустить бы этот момент".
Он ушел в комнату и сел разглядывать древесные разводы панелей. Смеркалось, мебель обрастала тенями, пока они не слились в ровный полумрак. С лестницы, словно из другого мира, донеслись шаги, смех, голоса. Дверь приоткрылась.
- Гарри собирается в Хогвартс, говорит, ты в курсе. Давай ключ телепортации.
- Сегодня я с вами, - он тяжело поднялся на ноги. - Идем.
Потолпившись в коридоре, они один за другим покинули дом.
В директорском кабинете было пусто. Снейп опустился в кресло для посетителей.
- Я подожду вас здесь.
Бывший профессор без особого интереса отметил, что Гермиона и Поттер обменялись заклятием легилименции, Поттер нацепил невидимую мантию и отправился впереди группы прокладывать дорогу. Читать мысли без зрительного контакта у них вряд ли получится, но чувствовать настроение — уже немало.
- Кто здесь? А, это вы, Северус! Здравствуйте!
- Добрый вечер, Найджелус. Добрый вечер, Альбус.
- Северус, мой мальчик!
Снейп вяло улыбнулся уголком рта, преодолевая желание достать палочку. Глупо отыгрываться на портрете. Зато посмотрим, кто кого теперь будет использовать.
- Вы не могли бы передать Минерве, что я ее жду?
- Конечно! Конечно! - Дамблдор в сером балахоне и с фиолетовой лентой в бороде жизнерадостно засуетился в массивной золотой раме. - Ну расскажи, как у вас дела?
- Довольно паршиво.
- Брось, мой мальчик, все наладится. Сколько раз я тебе говорил: нельзя быть таким пессимистом!
- Да, вы совсем не изменились, Альбус.
- С чего мне меняться?! Кстати, Минерва сейчас придет. Пойду, не буду вам мешать, - бывший директор перешел на заговорщический шепот.
- Вы не мешаете, Альбус.
Но тот уже исчез. Дверь беззвучно открылась, в проеме появился угловатый силуэт в остроконечной шляпе.
- Здравствуйте.
- Добрый вечер, Минерва.
Они посмотрели друг на друга, как два врага, она — пристально и жестко, он — устало и отстраненно.
- О чем вы хотели со мной поговорить?
- Это касается Альбуса. - Он вылил в Омут воспоминание из крошечного флакона и сел на обычное место, уставившись в одну точку. - Взгляните.
Минерва окатила его злым взглядом, ожидая пояснений, но он не обращал на нее ни малейшего внимания, привычно замкнувшись в себе. Какое-то время она колебалась, потом надменно повела плечом и направилась к Омуту.
Это было первое воспоминание, которое Снейп когда-то перекинул Поттеру и Грейнджер. То самое, в котором старый интриган уговаривает себя убить.
Темный лорд закрыл глаза, стараясь не думать, каким невероятным дураком там выглядит.
Он предпочел бы, чтобы никто никогда этого не видел, но жизнь редко считалась с его предпочтениями. Вот и сейчас это был единственный путь к цели, потому что в глазах Минервы он в первую и последнюю очередь — убийца ее ненаглядного Дамблдора, пусть даже невольный... Что ж, пусть смотрит.
- Северус! Мне очень жаль. И спасибо. Спасибо за все, что вы для него сделали... - ее голос дрогнул.
Он открыл глаза. Итак, его глупость оценена по достоинству. Удивительно, как они все до смешного одинаково реагируют... Предостерегающе поднял руку.
- Это еще не все, Минерва.
Он плавно извлек второе воспоминание. Макгонагалл виновато повздыхала, пошмыгала носом, погладила Снейпа по плечу и только потом во второй раз заглянула в Омут. Год назад он бы, кажется, все отдал за подобную минуту доверия. Сейчас это было просто эмоциональным мусором. Северус запоздало подумал, что фраза Альбуса об одиночестве и о том, что ему больше не к кому обратиться со своими проблемами, кроме как к нему, должна была прозвучать обидно для старой кошки. Дамблдор всегда позволял ей заблуждаться на этот счет. Как же, - правая рука, ближайшая сподвижница, зам по всем вопросам. «Надо будет сказать ей что-нибудь обнадеживающее», - подумал Снейп.
Но когда Макгонагалл оторвалась от Омута, утешать ее уже не было необходимости.
- Что это такое? - ледяным тоном поинтересовалась она.
Снейп взглянул на нее с интересом. Вспомнил собственные эмоции от просмотра, особенно отчетливо - внутреннюю панику, когда при выходе из воспоминаний столкнулся взглядом с объектом легилименции. А тут ни страха, ни смущения, одна благовоспитанная ненависть.
- Беседа лорда Малфоя.
- Так это, - она сглотнула, - Люциус Малфой?
Снейп кивнул.
- Но это немыслимо!
- Я раньше тоже так думал, - искренне произнес он.
Она не сразу справилась с гневом, села в рабочее кресло, сцепила пальцы на столешнице.
- Почему он так странно себя ведет? – наконец сказала она задумчиво.
- Под империусом??!
- Нет, до этого.
- По-моему, нормально, - сухо произнес Снейп.
- О, Северус, я не в этом смысле, - спохватилась она. - Кстати, это ничего, что я не обращаюсь к вам в соответствии с вашим титулом?
- Избавьте меня от этого, - пробурчал Снейп.
- Хорошо, я только хотела сказать... Не ожидала, что Люциус Малфой способен держаться так... героически.
- Вы хотели сказать, вызывающе, – мягко поправил Снейп.
- Нет, хамства с его стороны я насмотрелась! Но в тех условиях… Уж от кого — от кого. Он... - она замялась. - Не производит впечатление человека принципов.
Северус пожал плечами. Кому есть дело до ваших впечатлений.
- И все-таки почему лорд Малфой так себя вел?
Снейп не хотел отвечать, но в то же время не решился пускать ее размышление на самотек, не зная, куда заведут настырную Минерву аналитические способности.
- Как?
- По-гриффиндорски. - Макгонагалл сосредоточенно покусывала уголок нижней губы. - Как он выбрался?
- Так и выбрался. Добился того, чтобы на него наложили империус.
- Зачем?
- Чтобы развязали, разумеется. Какое удовольствие повелевать человеком, если он не может двигаться? Так что считайте, что он их просто перехитрил.
- То есть он проявлял такую стойкость, только для того, чтобы его развязали и у него появился шанс сбежать?
- Ну да.
- И все равно, - Минерва сняла очки и стала рассеянно вертеть в пальцах, – пройти через все это ради того, чтобы оказаться на свободе...
Она развела руками и нацепила очки на нос.
- Ради того, чтобы избежать содержательного допроса, - уточнил Снейп и, видя, как удивленно расползаются иглы зрачков под блестящими стеклами, добавил иронией: - Давайте будем реалистами. Его там в любом случае не ждало ничего хорошего.
Минерву так и распирало от сочувствия, это раздражало. Снейп порой сам ловил себя на себя на жалости и злился, но по крайней мере, как всякий уважающий себя слизеринец, никогда бы ее не показал.
- В вашей организации к нему не изменилось отношение после этого?
«Какая трогательная забота, – подумал Снейп. – И «в вашей организации», скажите пожалуйста!»
- С чего? – равнодушно ответил он. - Лорд Малфой не может отвечать за поступки авроров. А сам он вел себя вполне нормально.
- Гарри упоминал об этом в интервью, но я не ожидала, что все так...
- Все именно так. Минерва, вы знаете, как состоялось ваше назначение?
- Да. Я должна вас поблагодарить, Северус...
- Не надо меня благодарить, - холодно перебил он. - Из всех, к чьему назначению я приложил руку, один убит, остальные в бегах.
- Вы имеете в виду Селвина? Что там произошло?
- Не захотел беседовать, - выдержка Снейпа на миг дала сбой, словам вдруг стало тесно в горле. - В здании, где он находился, перекрыли трансгрессию.
- Мне очень жаль. Что ж, спасибо, что предупредили. И простите меня за...
- Выслушайте меня, Минерва, - снова перебил Снейп. - Я убежден, что за всеми последними убийствами стоит Аврорат, и готов повторить это под Веритасерумом.
Он достал из кармана маленький стеклянный пузырек, небрежно подкинул на ладони, поймал. Выразительно посмотрел на собеседницу.
- Если сомневаетесь в качестве, можем распить на брудершафт и устроить вечер откровений.
Такого он еще никому не предлагал. Но когда на карту поставлено все, не время мелочиться.
Несколько секунд Макгонагалл пристально смотрела ему в глаза, потом вздохнула и грустно произнесла:
- В этом нет необходимости, Северус. Я верю. Что вы хотите?
- Я хочу, чтобы на беседу вместо вас пошел другой человек. Нам нужна информация, и не хватало еще, чтобы с вами что-нибудь случилось.
- Что конкретно вас интересует?
- Все: здание, чары, люди. Я не могу больше полагаться на Бруствера, он совершенно не отдает себе отчет в том, что происходит.
- Считаете, он в этом не замешан? - она наморщила лоб, отчего ее немолодое открытое лицо приобрело гадливо-скептическое выражение.
Снейп удивился.
- Думаю, нет. Почему вы сомневаетесь?
- Под его давлением Аврорат подмял под себя Орден Феникса, - Макгонагалл сцепила пальцы и гневно заблистала очками. - Я была против. Бруствер всех убедил, что теперь мы превратились в дублирующую организацию и стали не нужны.
Снейп возмутился – Бруствер, теряющий позиции, но до сих пор не подписавший ни одного ордера, был там, с его точки зрения, единственным достойным человеком, - однако вовремя прикусил язык. Какой ему смысл вступаться за Бруствера?
«Да уж, - думал он. - Я разогнал министерство и прикарманил Армию Дамблдора, Кингсли подмял Визенгамот и фактически упразднил Орден Феникса, - центр полностью расчищен. Скоро рухнут последние бумажные перегородки, и крайние организации сцепятся за власть в стране, как два зверя».
Они помолчали, думая каждый о своих ошибках.
- Я сама пойду на беседу, - вдруг сказала Макгонагалл, - и постараюсь узнать то, что вам нужно.
- Минерва, стоит ли так рисковать?
- Не доверяете?
- Вы не успеете подготовиться. Вам нужно до завтра убрать из памяти все, что касается меня, Поттера, Армии Дамблдора, все, что может выдать ваше нелояльное отношение.
- Я все успею, - твердо сказала она.
- Тогда удачи.
Снейп выловил из Омута свои воспоминания.
- Это ведь были вы тогда? С мисс Грейнджер?
- А?
- В день битвы за Хогвартс?
- Да.
- Она к вам так относится... Бедная девочка.
Снейп прикинулся глухим. Не хватало ему только конфликта с Минервой из-за того, кто с кем спит. Под Веритасерумом он бы, наверно, проболтался, а так — вот еще. Подумаешь, «так относится». Поттер к нему еще лучше относится, ну и что?
Как Минерва воспримет его роман с ученицей, Снейп догадывался. Он в общем-то и сам вряд ли отнесся бы с пониманием к подобной истории, случись она с кем-нибудь другим.
Для него возраст Гермионы был чем-то само собой разумеющимся, скорее, свой казался дикой несуразицей. Он почти не виделся с Лили после того, как ей исполнилось 18, и его эстетические представления о противоположном поле где-то на этой планке и застопорились.
- …Альбус всегда говорил, что доверяет вам, а я не понимала! Мне казалось, что из-за своей доброты он умеет видеть в людях только хорошее. Но Альбус всегда знал, что делает...
«Мерлин, о чем она переживает?!» - поразился Снейп. Он вспомнил, с каким снисходительным видом Дамблдор терпел его собственные душевные терзания.
- Минерва? - он прервал ее излияния с самым смиренным видом, на какой был способен.
- Да?
- Орден Феникса должен возродиться как самостоятельная организация. Это срочно. Я готов оказать любую помощь. Поттер сменит хранителя в особняке Блейков, и вы снова сможете собираться там.
Она немного подумала и поджала губы.
- Мне могут не поверить.
- А вам и Поттеру?
- Гарри поверят.
- Прекрасно. Я не знаю, как дальше сложится жизнь, но вне зависимости от того, что будет дальше со мной, пожалуйста, помогайте Поттеру. Это все, о чем я прошу.
Минерва кивнула.
- Не возражаете, если я оставлю ему ключ? Боюсь, что мне пора идти.
- Да, конечно, положите куда-нибудь.
Больше они не сказали друг другу ни слова. Макгонагалл занялась сортировкой воспоминаний. Одни складывала в стоящую на столе вазу из-под фруктов, другие скармливала голубой ящерице, которую сама же и наколдовала. Когда он клал ладонь на ключ телепортации, она извлекала из головы очередную серебристую пенку. «Надеюсь, у нее там останется хоть что-нибудь», - усмехнулся Снейп по поводу такого усердия.

Дома он тут же активировал другой порт-ключ. Трансгрессировал на кладбище и вызвал Пожирателей. Стояли сумерки, до полуночи оставалось четыре часа, но у него больше не было сил ждать. Он тяжело привалился к оградке. Обреченность выматывала физически и не давала нормально дышать.
Из этого настроения его вывел беспечный голос Люциуса.
- Замолви за меня словечко Нарциссе, а? Что-то она разбушевалась. Драко нет, вот на мне и отрывается. Тебе она поверит, ты на нее еще в школе неизгладимое впечатление произвел.
Снейп невесело хмыкнул:
- Из меня плохой миротворец.
- Отличный. А Драко при тебе?
- Да, с ним все в порядке.
Рядом с ними уже топтались другие Пожиратели, засветились палочки, и Снейп с неохотой оторвал зад от оградки. В кругу полагалось стоять. Всем.
- Позвольте задать вам вопрос, мой Лорд, - аккуратно произнес Малфой, наклонив голову.
- Слушаю.
- Милорд, почему мы собираемся по всяким... местам? - он капризно покрутил носом по сторонам. - Я понимаю, что использовать частные владения может быть неудобно, чтобы не выказывать предпочтения хозяевам, но мы могли бы собираться в Министерстве.
- Нет, - отмел предложение Снейп. - Волан-де-Морт создал традицию, идеальную с точки зрения безопасности, и я собираюсь ей следовать. Все, кого мы потеряли в последнее время, находились в помещениях.
- Хорошо, милорд.
Северус продолжил проверку, уделив особое внимание Яксли и Эйвери, которых почти не стал читать при Поттере. Виноваты были все - кретины по инициативе Яксли решили в разгар облав запастись контрабандными артефактами и угодили в ловушку. Яксли он готов был испепелить на месте - за тупость и общую никчемность, но вот наказывать Алфи почему-то не хотелось. Он вызывал симпатию, что ставило Темного лорда в трудное положение: простить обоих — невозможно, наказать одного — абсурд. Чего он точно не собирался делать, так это применять к Алфи круциатус, другие методы воздействия в кругу как-то не прижились. Раньше Снейп списал бы это на жестокость предшественника, сейчас он готов был учиться. Ридл создал организацию и позаботился о ее бессмертии не хуже, чем о своем собственном. В конце концов ему, в отличие от Снейпа, хотя бы подчинялись.
- Эйвери, Яксли! - две фигуры шагнули внутрь круга. - Вы ослушались меня. Вам представится возможность искупить вину. Останетесь после собрания, а пока отдайте ваши палочки.
То, что провинившихся могли убить вместе с Джагсоном, никак их не извиняло — нельзя было предсказать, какими последствиями для других обернулся бы их арест. «Вот оно, - понял Снейп, - Альфред Эйвери провел год в нечеловеческих условиях Азкабана, Джон Яксли не был даже в Аврорате». Его задержали министерские — какие-то олухи из отдела охраны порядка. Судя по тому, что его выпустили через два дня, сняв все обвинения, воздействовали там на него исключительно добрым словом, всячески оберегая от вредных паров Веритасерума... Это было после первой смерти Лорда. Шел 1981-й год, Аврорат уже два года как выделился из министерского подразделения в отдельную структуру, и Томпсон не жалел для него ни ресурсов, ни полномочий...
«Странно, - удивился Снейп, - ведь я сам...» Да уж, сам он провел в Аврорате всего десять часов - бесконечные десять часов, наполненных ощущением, что он попал внутрь механизма, который разотрет его в порошок. Ридл тоже не бывал в Азкабане, и кто пользовался его особым доверием? Селвин, Долохов, Гойл, семейка Кэрроу, Хвост — за всю жизнь ни одного ареста. Ивен Розье, убитый в 1979 году, когда его пытались задержать. И он, Снейп. Это следовало серьезно обдумать.
Хотя что тут думать? Все они, кроме Гойла, его предали.
- Антонин, Торфин, Амикус, Алекто, Люциус, Мальсибер, нам предстоит разговор. Остальным я желаю спокойной ночи.
Предали и убили, но не сотрудничали с Авроратом. Даже сменивший сторону Снейп нашел способ переметнуться так, чтобы не стать виновником арестов. Он, конечно, слил Альбусу всю организацию, да и вообще все, что знал, но лишь потому что Дамблдор охотился только на Ридла. Старикан умел поставить задачу: его целью был Волан-де-Морт. Министерских, Пожирателей, авроров он рассматривал как инструмент. Некоторых даже помог вытащить — Люциуса, Игоря Каркарова, того же Алфи, хотя Северус и не просил. Точнее, никогда не обращался с прямыми просьбами. Возможно, директор понял то, чего тогда не понимал сам Северус: если бы хоть одна буква из сказанного наедине всплыла в протоколах, тут бы их нежной идиллии настал безвременный конец.
Снейп огляделся. Теперь на кладбище остались только восемь человек, - те, кого он назвал.
- Надеюсь, Люциус окажет нам гостеприимство.
- Разумеется, мой Лорд! - Малфой сделал страшные глаза Торфину, ухватил Снейпа под локоть и как ни в чем не бывало трансгрессировал к крыльцу.
- Что-то случилось? Ты еле на ногах стоишь.
Снейп поморщился.
- Это так заметно?
- Не заметно, но что это меняет?
Рядом материализовались прочие «гости». Северус потряс рукой, чтобы Малфой от него отцепился, - не тут-то было. Люц с официальным видом изрек:
- Следуйте за нами, - и величественно указал рукой в холл.
- Пожалуйте сюда, ваша светлость, - Малфой повел Снейпа хорошо знакомой галереей, украдкой нашептывая в ухо: - А этих двоих мне зачем притащил? Имей в виду, мой грифон такое жрать не будет.
- Пристрой их куда-нибудь, пусть подождут, пока мы все обсудим.
- Сарби! - повысил голос Малфой и перед ним, как из-под земли, появился домовик. - Сопроводи этих двух господ в библиотеку, пусть сидят там, пока я их не позову. И накрой стол в Малой гостиной для меня и моих друзей.
Северус сам не заметил, как оказался сидящим с бокалом вина в незнакомой розовой комнате. Огляделся. Тут он точно никогда раньше не был. Северус было вспомнил про Долорес и Нарциссу, но присмотревшись, подумал, что это место скорее во вкусе хозяина дома. Из-за строгого убранства и сложного рисунка, белым кружевом исчертившего стены, комната, несмотря на «веселенький» цвет, создавала отрезвляющее впечатление холодного аналитизма. «Это я тут — сентиментальный идиот», - подумал Снейп, у которого кусок не лез в горло, а перед глазами плавало лицо Алфи.
- Мы здесь для того, чтобы продолжить утренний разговор. Лорд Малфой, введите в курс дела тех, кого не было.
- Группа Бруствера скоро окажется вне Аврората, вот и весь курс, - повернулся Малфой к Долохову с видом «и только попробуй у меня что-нибудь спросить». Он не любил старика, да и к Мальсиберу относился весьма прохладно. По его мнению, которого, правда, никто не спрашивал, им было не место на совете.
- Сколько он продержится на своем посту? - поинтересовался Снейп.
- Это зависит. От его поведения, от нашего поведения.
- Мне нужен самый минимум. Сколько?
Малфой невозмутимо прикидывал в уме, задумчиво жуя виноградину.
- Ну, если не рассматривать вероятность убийства... Я бы сказал, пять дней — это самый минимум. А скорее, чуть больше недели.
Снейп только усмехнулся. Это казалось уму непостижимо, но Малфой каким-то образом чуял такие вещи. Он всегда знал, как проголосует Визенгамот, кто победит на маггловских выборах, кто станет следующим руководителем департамента по надзору за магическими существами... Точно так же Снейп на любом этапе мог безошибочно предсказать, какой цвет примет зелье, если в него добавить тот или иной посторонний ингредиент.
- Пять дней — прекрасно. У нас куча времени. Теперь я хотел бы услышать ваши предложения.
- Прекрасно? - нервно переспросил Мальсибер. - Что тут прекрасного? Мы могли хотя бы попытаться внедрить кого-нибудь к аврорам. Почти месяц ждали у моря погоды! Хотя изначально было ясно, что это ни к чему не приведет! А теперь в пять дней - боевая готовность. Что, заранее нельзя было предусмотреть такую ситуацию?
- Я не мог рисковать. Любые враждебные действия с нашей стороны спровоцировали бы открытый конфликт, - ответил Снейп.
- Знаешь, Северус, боюсь, кроме тебя никто не видит разницу между открытым конфликтом и закрытым, - сказала Алекто. - Они как вели на нас охоту, так и будут вести. Неужели ты правда надеялся, что они передумают?
Таково было мнение его друзей.
- Так, я понял, - резко сказал он и ударил ладонью по столу. - Предложения у кого-нибудь есть?
Малфой осторожно взглянул на разозленного Повелителя и мягко заговорил:
- Я согласен, что времени у нас достаточно. Все, что нам нужно - уничтожить группу, которая стоит за нападениями, всю или только верхушку — по ситуации. Затем при желании можно будет снова садиться за стол переговоров.
- А как мы вычислим, кто это? Если сам Бруствер не может узнать? - Долохов недоверчиво уставился на хозяина водянистыми глазками из-под седых бровей.
- Да все он знает, - Люц улыбнулся с презрительным снисхождением. - И я узнаю, но мне нужна хоть какая-то информация. Даже Сивилла не способна ничего предсказать, пока перед ней не поставишь ведро драконьего помета.
Профессор Трелони была в кругу Пожирателей ходовым анекдотическим персонажем.
- Стоит учесть еще один вариант, - вклинился Торфин Роули. - Не исключено, что кто-то просто пытается сместить Бруствера, и как только займет его место, все закончится. Он сам пойдет на сговор с нами, чтобы упрочить свои позиции.
- Сам не пойдет, - возразил Малфой. - Идея сотрудничества крайне непопулярна внутри Аврората, судя по тому что на ней срезался черномазый кумир публики. Разве что мы предложим ему что-нибудь соблазнительное.
«Подхалимы», - слабо улыбнулся Снейп, оценивший поддержку. Сейчас его радовала эта безличная преданность. Он хорошо помнил, что раньше Малфой относился к нему пренебрежительно, - ровно до того дня, пока не был вынужден признать его Повелителем. Роули был еще более скрытным, чем сам Снейп, и они долгое время оставались друг для друга только масками в круге. Уничтожение Волан-де-Морта стало их первым общим делом.
Снейп перевел взгляд дальше. Мальсибера взбесила его сочащаяся признательностью улыбка, и он оглядел Снейпа и Малфоя с неприкрытым вызовом. Затянутая в кожаную перчатку рука с расчетливой силой сжала бокал, и по хрусталю морозными узорами побежала сеть трещин. Амикус сидел багровый, как его камзол, смотрел в сторону и старательно отмалчивался.
- Это уже не имеет значения, - отрывисто сказал Темный лорд, обращаясь сразу ко всем. - Переговоров не будет. Мы наведем порядок сами и все закончим в пять дней.
- Хвала Мерлину, - опасно улыбнулась Алекто, откидывая голову назад. Темный клетчатый капюшон из тонкой воздушной ткани упал с ее головы, обнажая темно-каштановые волосы, уложенные в бараньи рога. - Значит, не придется предлагать ничего соблазнительного этому аврору?
Снейп ухмыльнулся ей в ответ. «Сестричка Кэрроу», как ее называли еще со школы, была самой некрасивой женщиной из всех, кого он знал, и, пожалуй, самой стильной.
- Неужели тебе не импонирует его апломб? И гибкость по части методов?
- Иногда человек должен умереть, чтобы его оценили по достоинству. По-моему, это тот самый случай.
- Ладно, только потом не жалуйся, что мы разбили тебе сердце, - легко ответил Снейп - Впрочем, мне есть, чем тебя утешить: он бездарный маг.
Он повернулся к Люциусу.
- Видел бы ты, что они установили над мостом в качестве метки! Там висела черная морда, похожая на Бруствера, и показывала всем язык.
- Я уже хочу познакомиться с этим многообещающим художником, - засмеялась Кэрроу.
- Люциус, устрой так, чтобы Минерву Макгонагалл завтра вызвали в Аврорат, - совсем другим тоном сказал Снейп. - И чем раньше, тем раньше ты это сделаешь, тем раньше у нас будет информация.
- А что, она наш человек? - недоверчиво поинтересовался Долохов.
- Да.
- Хорошо, мой Лорд.
- Только сам не лезь никуда, - напрягся Снейп и опять разозлился на себя.
- Как же мне тогда действовать, мой Лорд? - мягко возразил Малфой.
- Придумай что-нибудь. Можешь хоть анонимный донос им послать, мне все равно.
- Ладно, что-нибудь придумаю, - ответил Люциус, ясно давая понять своим смиренным видом, какого он мнения о "ценном предложении" своего Лорда.
Собрание завершилось вполне мирно, если не считать осуждающих взглядов, которые соратники кидали на Снейпа за наказание для Яксли и Эйвери. Провинившимся Пожирателям предстояло на следующий день устроиться в Аврорат на стажировку в виде двух девушек - Катуны Тарисо и Гермионы Грейнджер.
- Память я вам сотру, воспоминаниями Грейнджер и Тарисо с вами поделятся, - резюмировал Снейп.
При Волан-де-Морте подобные задания воспринимались как честь, а не как наказание, и новый подход не одобрил даже Малфой.
Будущим мисс Грейнджер и мисс Тарисо предстояло провести ночь за извлечением воспоминаний. Люциус снабдил их флаконами, виртуозно выставил из дома прочих гостей и задержал Снейпа.
- Мой Лорд, позвольте вопрос...
- Люц, прекрати комедию.
С Малфоя тут же слетела маска невозмутимой покорности, и выразительное лицо засверкало всеми гранями неуверенности.
- Северус, ты ведь можешь совсем убрать нашу метку?
- Как вы меня допекли! А тебе-то зачем?
- Мне ни зачем, - быстро сказал Малфой. - Я хотел попросить, пожалуйста, не лишай Драко метки. Даже если он будет просить. Он ведь уже просил? Я знаю, что он получил ее не совсем заслуженно, но...
- Что "но"?
- Все равно он наш.
- Хорошо, хорошо, не буду, - заверил Снейп.
При этих словах на лице у Люциуса отразилось такое облегчение, что зельевар не удержался от вопроса:
- Слушай, какая разница, есть у него метка, нет у него метки?
- Ты что! Я бы от стыда умер.
Снейп развеселился. Люциус терпеливо дождался, пока тот отсмеется, и сказал:
- У меня к тебе еще одна просьба.
- Да?
- Его надо женить.
- Сейчас?!
- Да, срочно. С невестой мы уже все обговорили. Пришли его, пожалуйста, завтра ко мне.
Снейпу стало не по себе.
- Послушай, Люц, я не могу. Во-первых, он не захочет сюда перемещаться. Во-вторых, он уже нашел себе кое-кого...
- И что?
- И там все серьезно.
Малфой помрачнел.
- Гриффиндор?
- Угу.
- Нет, это невозможно. - Он прошелся по комнате. - Прости, что я обращаюсь в такое время, но ты сам понимаешь, как это для меня важно. Помоги мне.
- Люц, а мы не можем разобраться с этим потом?
- Потом будет поздно.
- Ладно, - сказал Снейп, чувствуя себя полным идиотом.

- Гарри, ты ничего не хочешь мне сказать? - Гермиона подергала его за рукав.
- Потом, - прошептал он, стоя рядом с остальными ребятами в ожидании, когда уйдут стражи.
- Сейчас! Гарри!!!
Он укоризненно покосился на подругу. Короткого зрительного контакта оказалось достаточно, чтобы проникнуть в его мысли. У Гермионы чуть не остановилось сердце, когда она окунулась в состояние ужаса и тоскливой обреченности. Всплеск подобного страха она почувствовала, когда он вел их по школе. Но тогда он сам прервал легилименцию, сказав, что все уже хорошо, и успокоил ее обычными заверениями. Значит, все это время, пока он болтал, как ни в чем не бывало, опасность продолжала существовать. Лицемер!
- Что случилось?!
- Я нашел зеркало, которое ничего не отражает. Извини, я не мог тогда говорить.
- И что?!
- По-моему, это еще один крестраж.
- Покажи. - Гермиона схватила Гарри за руку и потянула за собой на диван. Вести мысленный разговор она могла бы и из другого конца комнаты, но отходить от друга, пока он в таком состоянии, было выше ее сил.
Он вызвал в памяти образ зеркальца, окованного серо-голубым металлом. Стекловидная поверхность блестела, как текущая ртуть, и действительно ничего не отражала. Вещь выглядела древней, но очень изящной, в ней не было ничего пугающего.
- Почему ты думаешь, что это крестраж?
- Я что-то такое чувствую. Волан-де-Морту бы понравилась эта штука.
- Ты увидел зеркало в Хогвартсе и испугался?
- Да.
Гермиона увидела, что зеркало держала в руке статуя Цирцеи, и Гарри не заметил бы его между кокетливо растопыренными пальцами богини, если бы не случайный блик.
- И где оно сейчас?
- У меня в кармане.
- Дурак! - Гермиона надулась. - Так чего ты тогда волнуешься, Северус вернется и его уничтожит. Напугал меня, балда! Гарри, а вдруг это не крестраж, а что-нибудь похуже?
- Куда уж хуже.
В голове у Поттера то и дело мелькал образ Волан-де-Морта, заставляя вспоминать убийство Седрика и кровавый ритуал. Гермиона не разделяла чрезмерных опасений Гарри, но и успокоить его не могла, над ним довлели воспоминания. Его реакция на бывшего Лорда была чем-то вроде рефлекса.
- Эй, что-то случилось? - к ним подошла Джинни.
- Нет, все в порядке, просто мы... - Гермиона представила, как они выглядят со стороны: внешне прекрасно контролирующий себя, лишь чуть более напряженный, чем обычно, Гарри, и она, взволнованная, обеими руками сжимающая его ладонь.
- ...практикуемся в легилименции, - закончил за нее Гарри.
- А со стороны можно подумать, что у вас семейная сцена! - фыркнула Джинни, не поверив ни на грош.
- Вот видишь, что происходит с девушками, когда они проникают ко мне в сознание, - подмигнул ей Поттер, кивая на Гермиону.
Гермиона смущенно улыбнулась подруге, но тут же снова переключила все внимание на Гарри.
- Вдруг на него наложено проклятье. Выложи эту дрянь куда-нибудь!
- Поэтому я и не стал никому говорить, все же полезут смотреть. Пошли в кухне спрячем, что ли.
На кухню за ними увязались Невилл и Катуна, Джинни сделала вид, что обиделась, и не пошла.
Там уже сидели Рон и Драко, и в глиняном чайнике дымился лимонный чай. Гарри, стараясь не привлекать к себе внимание, левитировал зеркало на полку. Налил чашку до краев и несмотря на то, что было тепло, стал греть об нее руки.
- Ты же легко сможешь его победить, если он воскреснет. Мы столькому научились, а он наоборот потерял почти всю силу, - тормошила его Гермиона. - К тому же у тебя есть все мы!
- Победить, наверное, смогу, - неуверенно согласился Гарри. – Извини, что я так волнуюсь. Просто хочется, чтобы уже поскорее вернулся Северус и эта неопределенность закончилась.
- Поттер, сделай уже, что она просит! - насмешливо процедил Малфой. - А то на вас смотреть невозможно!
- Да она ничего не просит, - удивился Гарри.
- А чего тогда пожирает тебя умоляющим взглядом?
- Ааа... - Гарри бросил быстрый взгляд на Рона и раздумал хамить. - Влюбилась, наверно, аййй!
Гермиона влепила ему подзатыльник и рассерженно отвернулась. От легкого удара отросшие волосы упали ему на глаза, и он принялся зачесывать их пятерней.
- Или просто тренируется.
- Гарри, извини, если ты сейчас не занят, - смущенно засопел Невилл, поглощенный чтением про свойства мандрагоры, - смотри, тут...
Гермиона прервала легилименцию, и они с двух сторон уткнулись в книгу.
Наконец в коттедж телепортировался Снейп. Он двигался медленно и выглядел так, как будто нашел штук шесть крестражей.
- Что насчет радио, Поттер? - он сел на свободное место.
- Все в порядке, завтра утром нас встретят.
- Во сколько?
- В 12.00.
- Странные у вас представления об утре.
Гарри собирался ответить, но внезапно слова вылетели у него из головы — он увидел мальчика лет десяти, который с невозмутимым видом стоял у них на кухне.
Гарри вскочил. Он сам не понял, как у него в руке оказалась палочка. Ребенок выглядел совершенно беззащитным - ученик в школьной мантии, в жилетке с гербом Пуффендуя, худенький, малахольный, со светлыми вихрами. Окинув всех немного смущенным взглядом, мальчишка встал напротив Снейпа и бодро залепетал:
- В последней магической войне приняли участие светлые и темные силы. Ну, так они себя называли, - взволнованно поправился мальчик. – Война длилась четыре года. В ней приняли участие маги и еще люди, и разные магические существа…
- Эй, ты как сюда попал?! - грубо окликнул его Драко, стоя на полшага впереди Рона, сжимая в опущенной руке палочку.
- Мальчик, ты из Пуффенуя? Странно, я тебя раньше не видела, - неуверенно сказала Катуна.
- Как тебя зовут? - спросила Гермиона.
Снейп случал молча.
Мальчик поискал ответ на потолке и сказал:
- Кентавры и де... дементоры! Светлых называли аврорами, и сначала они побеждали...
- Пророчество?! - шепнула Гермиона.
Гарри посмотрел на Снейпа. Тот, вжавшись в стул, неотрывно смотрел на мальчика и слушал детский лепет с холодным интересом, но так внимательно, как будто зачитывали его приговор. Происходило что-то жуткое.
Если бы опасность существовала, Снейп бы давно отреагировал, но он даже не пытался колдовать. В то же время у Гарри возникло острое чувство, но надо вмешаться, срочно, сейчас, потому что произнесенные слова приобретут силу необратимости.
- Силенцио! - мысленно приказал он, подняв палочку.
- ...а потом... - продолжил ребенок, как ни в чем не бывало.
- Ступефай! - невербальное заклинание ушло, и довольно мощное, Гарри это чувствовал.
- ...они все погибли...
- Ступефай! - заорал он. - Остолбеней!
- ...а Темный лорд...
Друзья, мгновенно оценив происходящее, запуляли атакующими заклинаниями, но слишком слабо, слишком поздно, безрезультатно.
- Авада Кедавра! - Гарри обрушился на врага всей мощью. В этот момент он чувствовал себя небом, рождающим молнию, и самой молнией.
Зеленая вспышка, тоньше нити у основания его палочки, маленьким изумрудным врывом осветила щуплую детскую фигуру и рассеялась. Но еще до того, как она погасла, Гарри понял, что эффекта не будет, использовать заклятия бесполезно. В ту же секунду он плюхнулся задом на стол и спрыгнул по другую сторону, оказавшись между Северусом и ребенком. Позади мальчишки уже стояли стражи. Внезапно странный ученик взял себя за волосы и приподнял голову над телом, как это делал обычно Безголовый сэр Николас, уменьшился до размеров пчелиного роя и исчез.
- Впечатляюще, Поттер, - насмешливо сказал Снеп и поднялся со стула.
Топтавшиеся в дверях Джинни и Луна расступились, чтобы дать пройти ему и стражам.
- Точно, Поттер, тебе только в цирке выступать! - сказал Малфой в своей обычной манере. - Интересно, какой идиот приволок в дом боггарта?
- Это что, был боггарт?! - не поверил Гарри.
- Нет, Мерлин лично пришел принять у тебя зачет по непростительным!
Гарри посмотрел на полку. Зеркало исчезло.



Отныне и навсегда.
 
Angel_of_Death Дата: Вторник, 31.08.2010, 12:58 | Сообщение # 27
Angel_of_Death
Анимэшка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Интересная глава получилась da4 da4 da4

Когда могущество застилает наши глаза, мы становимся слишком беспечны, наивно полагая, что в любой момент легко сумеем остановиться и исправить содеянное…
 
NATALI_2010 Дата: Вторник, 31.08.2010, 15:28 | Сообщение # 28
NATALI_2010
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ok4 Спасибо за новую Главу! jump1

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
Avelena Дата: Понедельник, 20.09.2010, 03:51 | Сообщение # 29
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 19. Пятый страж

Опять это состояние. Хочется взять Малфоя за шкирку и вытрясти из него все, что знает. Нельзя позволить себе ни одного вопроса - еще ответит при всех. Нельзя ничего, что может пролить свет на страхи Снейпа. Ничего, что может спровоцировать Малфоя на очередной комментарий. Гарри неуклюже развернулся и вышел из комнаты. Через секунду за ним выскользнула Грейнджер, заметившая, как он указал ей взглядом на дверь.
В холле Гарри огляделся, он понятия не имел, куда пошел Северус, и не хотел на него наткнуться. Гермиона смахивала прической на Горгону и представляла собой один сплошной вопрос, оглушительный и неприятный. У него, надо полагать, вид был не лучше.
- Не здесь. - Поттер торопливо потащил подругу в ванную комнату. Заглушающие чары получались у него уже на автомате.
- Если это боггарт, то почему ребенок? Не может же он бояться детей!
- Я ничего не понимаю, Гарри, - почти по слогам обиженно произнесла она. - А ты?
Сдерживая гневные тирады, гриффиндорка всплеснула правой рукой и принялась мерять шарами ванную, как зверь слишком узкую клетку. Оба были взвинчены до предела.
- Он что, его убил?
- Господи, конечно, нет! Никого он не убивал. Я ума не приложу, что в этом могло его напугать. - Гермиона расстроилась еще больше и со вздохом опустилась на краешек ванны. - Но, знаешь, с другой стороны, мне и твое зеркало не показалось страшным. Я - дура, не сообразила, что боггарт может быть вещью. Хорошо еще, что он на меня не среагировал!
Тут Гарри представил, как натыкается в доме на труп Снейпа и неожиданно для себя сел.
- Герм, крестраж это не то, чего я боюсь больше всего.
В следующий момент они стиснули друг друга в объятиях. Обнадеживающий дружеский жест мгновенно отрезвил Гарри. Он сегодня и так весь день празднует труса, вот уже и Гермиону почти до слез довел.
- Больше всего я боюсь, что Снейп застукает нас в ванной, - сказал он другим тоном, лукаво покосился на подругу и поцеловал ей руку.
- Если он войдет, будем использовать ридикулус, - слабо поддержала его игру Грейнджер.
- Про боггарта расспросим Малфоя, он в них явно разбирается. Только потом, наедине. Сейчас надо узнать, как там Снейп.
- Пойду к нему, - Гермиона пригладила руками волосы от висков.
- Лучше я. Ты сердишься, а мне все равно извиняться.
Они улыбнулись друг другу, и Гермиона поспешила присоединиться к друзьям, а Гарри побежал искать Снейпа.

Профессор обнаружился в дальнем углу библиотеки, среди тиглей и склянок. На спиртовке, изрыгающей зеленое пламя, варилось что-то пахнущее смолой и жасмином.
- Ну, что вам на сей раз, Поттер?
- Профессор, я хотел извиниться за боггарта. Это ведь боггарт был? В общем, это я его притащил. Нечаянно.
- Похоже на вас. Что-нибудь еще, Поттер?
- Нет, то есть да. Эээ, вы на меня не сердитесь, сэр?
- Что я, совсем идиот, на вас сердиться? - вяло огрызнулся Снейп.
- А чего тогда сказали "впечатляюще"?
- Потому что это было впечатляюще.
Снейп стал размешивать в котле серый порошок. На лице проступала гримаса озлобленного отчаяния, но движения были невесомыми, плавными.
- Что именно было впечатляюще? - настойчиво спросил Гарри, напрягшись, как перед ударом.
- Я знал только двух магов, которые могли бы атаковать с такой скоростью. Оба мертвы.
- Но подождите. Ведь в нашей группе самая лучшая реакция у Джинни. Она ведь гораздо быстрее меня! Разве нет?
- Нет.
- Объясните, сэр!
- Вы, Поттер, путаете скорость движений со скоростью отдачи магии. Это не заметно при слабой отдаче энергии, но после первого же мощного удара она будет долго собираться с силами.
- Хотите сказать, что Джин - слабый маг?! - Гарри был ошеломлен и расстроен.
Снейп пожал плечами:
- Очень средний.
- А... а Гермиона?
- Неплохой. К слову, мисс Грейнджер единственная из вас использовала антифантомные заклятия. Вам что-то еще, Поттер?
- Да. - Он постарался побыстрее собраться с мыслями. - Макгонагалл сказала, вы велели ей собрать Орден Феникса и я должен пускать их в Гнездо.
- Минерва скромничает, это была ее инициатива насчет Ордена. Но я ее полностью поддерживаю.
- И что, я должен к ним присоединиться?!
- А вы считаете, что не должны, Поттер?
Гарри молча сглотнул и отвел глаза от черной фигуры.
- Вам там самое место.
- Но, сэр...
- Что? - Снейп обжег его пронзительным взглядом и снова уставился на переставляемые склянки. - Какие-то проблемы?
- Да. Скажите, если я должен пустить человека в свое сознание, но хочу при этом что-то скрыть, что мне делать?
- Защитить информацию опорными точками, от которых проложить ложные цепочки ассоциаций. Это называется "отвлечение". Попросите у Лонгботтома "Мыслепреступления" Реццо, он недавно начал их осваивать. Теперь в голове у него еще больший кавардак, чем раньше.
- Хорошо.
- Но не думаю, что у вас что-то выйдет. Вы совершенно не умеете управлять собственным вниманием, и сомневаюсь, что в ближайшем будущем что-то изменится. Лучше уж отражайте, как привыкли.
- Но если меня захотят проверить при вступлении в Орден или в Аврорате. Как я могу скрыть, что хочу..? - Гарри замялся, но слова пришли сами и произнеслись легко: - Принять метку.
- Никак. Поттер, я уже объяснял вам, но вы все пропустили мимо ушей. Существует только один способ скрыть это под Веритасерумом. Вы просто не должны этого хотеть.
- Но я хочу.
- Нееет, - Снейп нехорошо улыбнулся, - не хотите. Вы знаете, каков ритуал для вступления в Круг?
Гарри напрягся.
- Убийство?
- Как вы догадались, Поттер, - мрачно хмыкнул зельевар, разливая состав по склянкам.
- Это было несложно. Гермиона мне пять минут назад сказала, что вы никого не убивали.
Снейп поднял удивленный взгляд, но через секунду стал еще сосредоточеннее и мрачнее.
- Вы сами-то в это верите? Оборотни, враги и магглы не счет? - Было так странно смотреть в безмятежные зеленые глаза, суженные насмешливой улыбкой.
- Не морочьте мне голову! Оборотень был первым, и вы сразу же избавились от палочки. Никакого ритуала нет!
- Поттер, - голос Снейпа стал вкрадчивым, - а вы еще помните, с кем разговариваете?
Гарри посмотрел на нацеленную на него легкую, словно игрушечную, палочку и опустил голову.
- Да.
- Я вам, Поттер, сказал назначить мне радиоэфир на утро? А вы назначили на полдень.
- Сэр, это для того...
- Молчать. Я догадываюсь, что у вас были свои соображения. У меня тоже бывают соображения. Я не делюсь ими направо и налево, но это не значит, что их нет. Вы не умеете подчиняться, Поттер. Вы не выживете в Кругу. У нас очень непедагогичные наказания.
Гарри смотрел в пол и молчал.
- Вам все ясно, Поттер?
- Мне ясно, что я должен подчиняться. Я выживу в Кругу. - Он мрачно фыркнул. - Я живучий.
Снейп чуть не расплескал очередное зелье.
- Зачем вам подчиняться, если вы можете руководить, в Ордене?!
Поттер посмотрел с тихой ненавистью и сказал в пространство:
- Интересно, почему все всегда лучше меня знают, что мне нужно?
- Моя версия вам не понравится, Поттер, - жестко парировал зельевар, приподнял, как для тоста, склянку и опустошил одним глотком; четыре оставшиеся, с жидкостью того же цвета, рассовал по карманам.
- Послушайте, мне надоело, я имею право сам распоряжаться своей жизнью!
Снейп демонстративным жестом поднял палочку и издевательски произнес заклятие легилименции.
- Вы подумали, каково вам придется среди Пожирателей в случае моей смерти?
Воспоминание о боггарте-крастраже было слишком свежо, и, что называется, лежало на видном месте. Мысли заполнила темнота. Гарри снова ощутил себя безоружным, уязвимым, привязанным к надгробной статуе. Он хорошо помнил, как давила на шею веревка, как раскалывалась от боли голова, но никакая понятная боль не могла заглушить ожидания, что сейчас начнется другая боль, не вмещающаяся в сознание, знаменатель тотального поражения. Лорд Волан-де-Морт будет жить вечно, а для него все закончится.
Волан-де-Морт поднимает палочку и произносит "круцио". Незабываемые ощущения. Их нет, но память воссоздает состояние такого ужаса, что дыхание леденеет и волосы, как от сквозняка, шевелятся на голове. Когда расфокусированные зрачки снова обретают способность видеть, Гарри различает сквозь багровую пелену, как человек напротив опускает палочку. Только теперь это не Волан-де-Морт. Ему паскудно улыбается Люциус Малфой. Ухоженные и приглаженные волосок к волоску светлые пряди по двум сторонам породистого лица кажутся каким-то особенным оскорблением лично ему, перемазанному слезами, кровью и грязью.
- Как впечатления? - спрашивает лорд Малфой голосом Снейпа. - Может быть, лучше так?
Малфой исчезает, и на его месте появляется Реджерс Нотт, по виду раскормленная безмозглая скотина с бугристым лбом. "Гарри Поттер, какая встреча", - говорит он и тем же жестом поднимает ту же палочку.
Гарри уверен, что со стороны он сейчас выглядит нормально, не трясется и слезы не текут по щекам. Так что если бы Снейп смотрел со стороны, можно было бы не волноваться за произведенное впечатление. Но скрыть эмоции от человека, который у тебя в голове, невозможно. "Невозможно! - мысленно повторил сам себе Гарри. - Значит, нечего и пытаться. Ну и пусть ощущает. При виде него боггарт тоже с горя не вешался".
Северус усмехнулся, - явно считал и эту мысль, но даже не подумал отвести взгляд. Теперь в темноте кладбища напротив Гарри стоял Долохов. Старик выдал короткую речь о пронырливых грязнокровках (видать, Снейп расщедрился на собственное воспоминание), и поднял палочку. Еще один сеанс паники. Гарри попробовал собраться с мыслями, - какими-то еще кроме: "Нет, нет, только не это!" У него важный разговор, так какого лешего он сейчас отвлекается на Долохова?
Попытаться вышвырнуть Снейпа из своей головы? Нет, он не будет сопротивляться. Ритуал воскрешения не самое страшное, откровенно говоря, это вообще ерунда. Пусть хоть все 120 человек или сколько их там есть... Но было что-то более важное в этом воспоминании. Что-то подходящее...
Картинка меняется. Перед ним снова Волан-де-Морт, красноглазый, с белым змееподобным лицом. Тогда омерзительный до сумасшествия, сейчас скорее уродливый и больной. Палочка упирается в метку на руке Петтигрю.
- А теперь смотри, Поттер, вот возвращается моя настоящая семья! - нескрываемая гордость и удовлетворение в голосе.
И все вдруг кончается. Он стоит в библиотеке, уже с трудом, но стоит. Снейп с перекошенным лицом подпирает задом стол напротив. Собственный голос звучит отчужденно и странно:
- Мне не 14 лет, я не боюсь. В случае вашей смерти организацию возглавлю я.
Снейп снова в изумлении, но быстро справляется.
- Кстати, о семье, Поттер. Вы подумали, как бы восприняла метку ваша семья?
- У меня нет семьи. Вам это прекрасно известно.
Неожиданно Северус засмеялся, и этот смех больше, чем что-либо выдавал его усталость.
- Сядьте. Выпейте это, - он достал из кармана одну из склянок. - Послушайте, у Ордена будут симпатии большинства магов, частично его поддержит даже Аврорат, а у вас свой информационный ресурс и силовая поддержка. Да, я имею в виду Армию Дамблдора. Поэтому постарайтесь войти в Совет Ордена. У Пожирателей будущего нет.
- В каком смысле нет будущего?!
- В смысле исторической перспективы. - Снейп иронично поднял бровь, отчего у Гарри само зазвучало в голове: "Еще вопросы, Поттер?"
- Не жалко? Организацию? Все-таки вы в ней столько состояли.
- Так я и в Ордене состоял. Мне не нужны новые слуги, Поттер. И еще один страж мне тоже не нужен. А если понадобится, я его просто создам!..
Гарри стало грустно. Флаконы и баночки сверкающе поводили боками в ярком свете люмоса. На стене висел портрет какого-то маггла и, сколько на него ни смотри, он не двигался. Самое время отступать.
"Такими темпами я скоро рехнусь, - думал он. - Вот что за человек, а? Хуже боггарта. Нет бы просто сказать: мне нужен кто-нибудь свой в Ордене. Или еще проще: мне нужен Орден. Так нет же, поиздевался, послал подальше, вымотал все нервы..." Гарри спохватился, что для человека, выдержавшего такой разговор, чувствует себя подозрительно бодро. "А на самом деле обезопасил на случай проверки, научил уму-разуму и зельем напоил. Герой и благодетель. Бедная Гермиона!"

Когда в спальне перестали болтать и ворочаться, Драко позвал:
- Рон!
- Что? - спросил тот шепотом, приподнимаясь на локте.
Малфой валялся среди подушек, - равнодушное отрешенное лицо, руки за головой. Свет уличного фонаря зеленоватыми льдинками отсвечивал в глазах.
- Можешь говорить нормально, я тут заглушающие чары наложил на наш угол комнаты. Такое дело: Снейп предложил нам двоим выйти из игры. Ты бы согласился уехать на время в Австралию?
Рон попытался себе это представить и не смог.
- Нет. А что?
- Ничего. Я так и подумал.
В последние дни Драко держался очень замкнуто, но Рону было достаточно того, что он рядом. И сейчас он старался не вдумываться в события, а просто вспоминал голос Малфоя и улыбался оттого что всего секунду назад этот ровный, холодный голос звучал в его присутствии.



Отныне и навсегда.
 
Evanesco Дата: Вторник, 21.09.2010, 08:11 | Сообщение # 30
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Поттер намерен примерить на себя шпионскую шкурку Снейпа? Интересный поворот.

- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
Avelena Дата: Понедельник, 27.09.2010, 09:41 | Сообщение # 31
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 20. Пятый страж (продолжение)

Еще одно пробуждение. Сколько ж их уже было!
В детстве — с удивленно-радостной надеждой, которая светила сама себе, согревала саму себя в бетонном нутре нелюдимого дома. Ничто не могло ее разрушить, и все же она куда-то... потерялась? развеялась?
В юности — с жадной восприимичивостью, с торопливой погоней за каждым новым ощущением, рецептом, запахом, завораживающим шелестом лап, за меткой фразой, за опасной идеей.
Потом — с сухим интеллектуальным азартом.
И вот, наконец, с усталостью.
Снейп выпутался из пледа, встал, одернул перекрутившуюся набок мантию. Мятая, ну и ладно.
Утро было головокружительно темным и сырым, хотя солнце давно взошло. Каждая вещь в комнате выглядела сочной, весомой, куда более яркой, чем густой воздух. Словно чуть светилась изнутри, потому что снаружи, казалось, света нет вовсе. Он подошел к окну. Душно. Небо - как магнетит с окалиной. Воздух - смесь мокрой травы, отсыревшего дерева, испарений раскопанной почвы...
Он сделал несколько шагов в глубину комнаты. Девушка на кровати спит, свернувшись в клубок, как в цветочном бутоне. Лицо совсем юное и тоже светится. Красивая. Мисс Гермиона Грейнджер.
Зачем они друг другу? Он - это он, а все остальные - это все остальные. Сейчас Снейп помнил свою жизнь так, будто тикающий часовой механизм активизировал всю цепочку прожитых дней. Сознание было замкнутым и цельным. Любовь - ложь, умирают поодиночке. Он коснулся ключа телепортации.
Английское утро ясное и солнечное. Пожиратели, трогательно-растерянные спросонья. Люциус опять в халате, роскошный, как статуэтка варварского божка. И характер тот же.
Протянутая газета еще влажная от краски и пахнет.
- Ничего интересного, мой Лорд.
- Это для Алфи. - Глиняная емкость в виде маленького граната перемещается в глубокий шелковый карман.
Рядом топчутся Эйвери и Яксли.
- Ну что, я верну их, пока не все собрались?
- Не надо, Люциус. Пусть их запомнят.
Сейчас Снейп видел происходящее одновременно изнутри и как бы со стороны, и впервые оценил, как величественно выглядит Круг. А выглядел бы еще внушительнее, будь все в черных плащах. Личная одежда слишком много говорит о человеке, в первую очередь - о его уязвимости. И - пестро. Как на пикнике. Черт его дернул отменять ритуал приветствия.
Думая об этом краем мозга, он мимоходом подмечал нюансы поведения людей. А еще говорил - тоже почти не вдумываясь. Делил на группы, давал приказания, предупреждал, что они на финишной прямой, и теперь в любой момент может последовать вызов для атаки. Даже вдохновляющий пример Эйвери и Яксли пришелся кстати. Еще упомянул Джагсона, Селвина и - почему-то - красавчика Розье, которого давно уже съели черви. "Рвался в бой", "по своей инициативе", "не опозорить память", "их гибель не напрасна". Просто удивительно, какую силу имеют эти слова, если говорить их без пафоса, вот как он сейчас. С грустноватой иронией, таким же прожженым людям. Видеть в ответ невеселые ухмылки, а еще - как светлеют глаза и сжимаются кулаки под манжетами мантий. Потому что это правда.
И в то же время это не имеет значения.
Теперь Малфою после его прочувствованной речи придется уходить последним - чтобы не демонстрировать лишний раз, что у них на троих одна палочка. А заодно проследить за порядком. Снейп выразительно кивнул ему и ушел первым. Дел по горло.

Поттер долго ворочался в утренних сумерках, потом оделся и спустился вниз. Готовить завтрак не хотелось, есть - еще меньше. Никого нет, что делать - не понятно. Погода на улице классная, так ведь не выйдешь. Гарри пошел в библиотеку, включил радио. Ничего путного он за утро, конечно не прочитает, но выдергивать за корешки книги с зацепившими названиями, открывать наугад или прочитывать оглавление тоже интересно. Он сам не знал, что искал, скорее всего, ничего конкретного.
Через полтора часа он уже знал географию магических школ, повадки вьерн, состав, временно останавливающий все процессы в организме - незаменимая вещь при ранениях, - и еще парочку не таких полезных, биографию основателя латиноамериканского магического братства - св. Корнелиуса Покровителя Пятнистых Кошек, и любовную элегию о зеленоглазой солнечной охотнице, сочиненную как будто про Джинни.
Но больше всего запали в душу писания льстивого маггла Никколо Макиавелли. Гарри сходу наткнулся на фразу: "Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре на опыте убеждаются, что обманулись", и после этого стал листать целенаправленно. Советы Никколо были непонятными, а объяснения - бредовыми: какие-то султаны, ахейцы, кардиналы (интересно, кто это?), совершающие что-то непревзойденное по своему идиотизму с точки зрения мага, - навроде поддержания границ, захвата государств и ослабления соседей. Какие-то маггловские заморочки. Но универсальные фразы были точны и вызывали тревогу. "Всякая перемена прокладывает путь другим переменам". "Людей следует либо ласкать, либо изничтожать - за малое зло человек может отомстить, за большое не может". "Монархию султана трудно завоевать, но легко удержать, и напротив, такое государство, как Франция, проще завоевать, но зато удержать куда сложнее" (с любезным пояснением, что все приближенные султана - рабы).
Хорошо, что у волшебников никогда не было государств, только огранизации, которые локализуются по языку или культуре, думал Гарри. Во всей Латинской Америке одно министерство, в СССР - два, в Турции - три, в Саудовской Аравии - ни одного, как он только что уяснил. И никакому идиоту не придет в голову завоевывать чужие магические сообщества - с ними же даже не понятно, как и о чем разговаривать. "Но применительно к организациям подстановки сделать можно, - решил Гарри. - Например, "монархия султана" - явно Пожиратели, ведь все приближенные Темного лорда - рабы. Может, Снейпу стоит перечитать эту книжку? Хранит же он ее зачем-то. Глядишь, хоть перестанет причинять окружающим "малое зло".
Придя на завтрак, Поттер спохватился, что помнит дословно все прочитанное. Даже элегию про Джинни. "Ее раскосые глаза, как полумрак июльской чащи..."
- Ты чего ничего не ешь, Гарри? Ты здоров?
- Не хочу. Пойду, пожалуй. - А может, и не про Джинни...
Немного ловкости рук, и Гермиона выходит вслед за ним.
- Что-нибудь выяснила у него?
- Нет, не стала. Он... не в настроении был вчера. - Даже в шепоте отчетливо слышалась обида.
- Герм, к книзлам настроения! Он даже не спросил, где я взял боггарта, и не сказал, какой я идиот. Ты понимаешь, что это значит? Надо все побыстрее разузнать, иначе я скоро начну сомневаться, а Снейп ли это вообще! В общем, так: я пошел за Малфоем, а ты жди на прежнем месте...
- Ну, что тебе нужно, Поттер? - Драко, скрывая любопытство, переступил порог ванной комнаты. - О, и Грейнджер здесь! Я вам не помешал?
- Малфой, хватит паясничать, - грозно сверкнула глазами Гермиона. - Речь идет о нашей безопасности! Почему стражи пропустили в дом боггарта?
- Так его наверняка кто-нибудь из наших притащил. Догадываюсь, кто-то из вас, - глумливая улыбка и укоризненное: - Поттер?
- И что? А если я завтра дементора притащу?
- Ну ты сравнил! Дементор самостоятен, к тому же хищник. А боггарт - так, иллюзия. Откуда стражам знать, что ты его не по своей воле несешь? Заклятий на тебе нет, опасности нет...
- Как нет опасности? Это же боггарт!
- Я понял, что боггарт. - Драко снова скривил рот в улыбке. - Раньше всех понял.
- Да? Если ты такой догадливый, чего ж ты его не нейтрализовал тогда?
- Досмотреть хотел, чего же так боится наш Темный лорд. Но ты, Поттер, как всегда все испортил. Да еще эти проклятые стражи.
- Слушай, если это боггарт, почему он свободно разгуливал по Хоггвартсу? Я его в коридоре подцепил.
- Тебя интересует мое мнение? Потому что из Макгонагалл директор, как... Даже не подберу сравнения. Странно, что там еще лоси не разгуливают, кабаны... Да ты не волнуйся, Поттер, опасности никакой. Между прочим, согласно легенде, Салазар Слизерин держал при себе боггарта вместо домашнего питомца. И магию к нему не применял. Но храбрым почему-то считают Гриффиндора, такая вот странность!
- Что-то я не знаю такой легенды! - возразила Гермиона.
- Да что ты вообще знаешь?!
Гарри предостерегающе поднял руку.
- Тише. Если опасности не было, почему стражи вмешались?
- Потому что наш Лорд, похоже, трусоват. С обычным боггартом не может справиться. Видимо, совсем совесть замучила. И чувство юмора у него отвратительное. - Малфой прищурился и хрипло добавил: - Тебе его будет очень не хватать, Грейнджер?
Гермиона побледнела.
- Давай-ка выйдем! Герм, прости, у нас с Драко мужской разговор, - лучезарно улыбаясь, Гарри вытолкнул Малфоя в коридор и впечатал в пятерней в стену.
- Руки убери, придурок!
Гарри недостоверно улыбнулся, не так широко, как Гермионе, но все же старательно. Потом вдруг расслабился и проникновенно сказал:
- Я знаю, чего ты добиваешься, Малфой. Ты этого так не добьешься. Я лично за этим прослежу.
- Ты шутишь.
- Да? Вчера шутил, сегодня шучу.
- Сволочь.
- Без глупостей, Малфой. - Гарри равнодушно покосился на упиравшуюся в его грудь палочку. - Без глупостей. Хорошо питайся, дыши свежим воздухом. Иначе... ты только всех подставишь. Поверь, не один ты тут такой заботливый. Мы - вместе, и будем выбираться вместе.
Гарри убрал руку. Малфой опустил палочку.
- Извини. У меня не было другого выхода.
- По-твоему это выход? - прошипел Малфой.
- Нет, это не выход, это стена, ты здесь не пройдешь. А выход мы поищем вместе. У меня есть пара идей.
Дверь ванной отворилась и оттуда вышла умывшаяся Гермиона. Гарри с первого взгляда определил: плакала.
- Вы еще тут? - зло спросила она.
- Все в порядке, уже уходим. Да, Драко?
- Поттер, тебе кто-нибудь говорил, что ты сумасшедший?
- Тоже мне новость. Об этом даже в газетах писали. Пошли на кухню, правда.
Завтрак подходил к концу, по радио в десятый раз пересказывали про дуэль и в сто десятый - про недостатки Аврората. Каждые 15 минут шло напоминание, что в полдень слушателей ждет сенсация.
Гарри открыл холодильник, задумчиво поразглядывал лежащие в нем продукты и закрыл, так ничего и не взяв. От говорливых ведущих и от вида еды одинаково тошнило. Он вспомнил, что почти не спал ночью - в голову лезли разные мысли, лишь к утру удалось чуть-чуть подремать.
- Пойду-ка я подрыхну часок-другой. Ребята, разбудите, как Снейп вернется! - И он поднялся в спальню.
Там было тихо и скучно. Он поворочался так и сяк, пытаясь заснуть, - ничего не выходило. Тело мечтало об отдыхе, но мозги требовали работы. Он прокрутил про себя разговор с Малфоем. Нет, тут все ясно. Пойти вниз, что ли? Опять Джинни вопросами замучает, почему он не ест, не спит... Не говорить же про зелье, которое ему Снейп подсунул. Тогда и про разговор придется рассказывать. Обойдется. И черта с два он пустит ее в свое сознание. Гермиона еще куда ни шло. Она все-таки не такая въедливая, и поймет его, если что. Наверняка. Надо будет рассказать ей все, и дело с концом.
Может, как учил Снейп, постараться создать опорные точки? Не так уж это и трудно. Только сколько же всего надо огораживать: Снейпа, Пожирателей, Гермиону, Дамблдора с его пророчеством, Аврорат, сегодняшний разговор с Малфоем, ближайшие планы... И так каждый день. Да ну его к книзлам! Как можно все это скрыть?! Обливиэйт, разве что. Но, если все забыть, как же тогда действовать?
Решено: он просто никого не пустит в свое сознание. Не пробьются. И веритасерум пить не станет. С Волан-де-Мортом как-то справился, значит, и с остальными разберется. Правда, Снейп велел... и уж он точно не мог себе позволить отражения. Вообще никакого открытого сопротивления не мог позволить, при его-то характере. Гарри представил, как профессор после каждого разговора с членами Ордена выстраивает опорные точки. Накинул на себя невидимую мантию и направился в библиотеку.

"А вдруг Снейп уже вернулся? Надо узнать, что за зелье на меня так странно действует".
С этой мыслью Поттер заглянул на кухню, затем в зал. Гермиона, как обычно, читала. У Драко вид был бледный и "одухотворенный". Гарри остановился понаблюдать.
- Человеку, который сегодня впервые увидит небо, не придет в голову, что оно синее, - сказала Луна.
- В смысле? - спросила Джинни. - Новорожденному?
- Нет, - спокойно ответила Луна, - просто. Человеку.
Гарри подошел ближе к окну. В небе темно-серые тучи с жемчужными разломами, и сквозь них - отвесные желтые лучи. Красиво и естественно. Даже странно, что обычно оно синее.
- Разве взрослый человек может впервые увидеть небо? - Невилл поднял удивленный взгляд, закрывая книгу с подсунутым пальцем вместо закладки. - Где он был до этого?
- Нигде.
- Эээ, а мы его увидим когда-нибудь? - осторожно поинтересовался Рон.
- Небо?
- Да нет, человека!
- Не думаю.
- Ну, значит, и хрен с ним, - отрезала Джинни. - Я вообще-то хотела вам кое-что сказать. Посмотрите, во что мы превращаемся!
Это становилось интересно. Гарри сел в углу и стал слушать.
- Не знаю, во что превращаешься ты, Уизли, а со мной все в порядке, - вяло огрызнулся Драко.
- Я не имела в виду тебя, - поморщилась Джинни, - я говорю про всех остальных. Между прочим, легилименция - это запрещенный раздел ментальной магии...
- Спасибо, что просветила, - фыркнул Драко.
- ...а мы всерьез обсуждаем, можно ли ее не применять. Половина того, что мы учим - темная магия,..
- Сама ты темная!
- ...стражи - темная магия, а просьба отдать личные воспоминания и прядь волос вообще ни в какие ворота не лезет!
- Да ничего, мне не жалко, - тихо сказала Катуна.
- При чем тут "жалко"?! Вы что, не понимаете, для чего это нужно?
Гермиона старательно делала вид, что читает книжку, Луна сидела на подоконнике и увлеченно болтала ногами.
- Джинни, я думаю, профессор не станет делать ничего сверх необходимости, - мягко, но решительно возразила Катуна.
- Не знаю, но в любом случае меня сейчас волнует не то, что делает профессор, а то, что делаем мы. Мы позволяем творить Мерлин знает что, от нашего лица, и сами до чего докатились?!
В этот самый момент у окна бесшумно материализовался Снейп, заставив Поттера пожалеть, что он не прервал этот разговор раньше.
- Вчера Гарри применил Аваду к ре..! - И тут все обнаружили, что в комнате стало на одного слушателя больше.
- Когда Поттер "применял Аваду", для него было абсолютно очевидно, что это не ребенок, - неприязненно возразил Снейп, выходя из комнаты. Про себя он думал: "Если этот балбес не поймет сегодня, что она идиотка, он не поймет этого никогда!"



Отныне и навсегда.
 
Evanesco Дата: Среда, 29.09.2010, 07:10 | Сообщение # 32
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
О, Мерлин! Чем дальше, тем безнадежне. Автор, хоть вы Северуса не убивайте! Нам мадам Роулинг хватило. А то чем дальше, тем безнадежнее. Вот Снейп уже и дела в порядок приводит... И как теперь дождаться следующей главы?

- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
Ringa Дата: Четверг, 14.10.2010, 22:07 | Сообщение # 33
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 20. Интервью

- Не могу понять, что смешного в безголовом ребенке.
- Не знаю, - так же шепотом ответила Гермиона, - мало ли, что им кажется смешным…
Они столкнулись в холле и тихонько переговаривались под лестницей.
- Герм, у стражей нет своего эго. Они полностью зависят от личности создателя. И магию берут либо у него, либо из артефактов. Не надо на меня так смотреть, за что купил, за то и продаю. Просто они не командам подчиняются, а выполняют заданный при создании план, и это сбивает с толку, но на самом деле они абсолютно не самостоятельны. Я в библиотеке раскопал...
- Поттер, - Снейп нарисовался как всегда бесшумно. Второй раз за утро, даже не смешно. Наверняка опять все подслушал. - Вы крайне нерационально расходуете свое время.
Гермиона расстроено отвела глаза, Гарри нахмурился.
- А рационально — это как? Встать перед входом в Аврорат и убивать всех, кого увижу?
- А вы, Поттер, знаете, где он?! - Снейп издевательски изобразил «искреннее удивление». Выглядело правдоподобно, если бы Гарри не знал, что искренне Снейп такого никогда не демонстрирует. Растерянность в глазах на секунду-другую — вот и все его удивление. - Может, подскажете? Там-то я бы и без вас справился.
Гарри представилась гора трупов и Снейп, присевший передохнуть у подножия. Он засмеялся.
- Если узнаю, обязательно сообщу. Жаль, конечно, что вы не берете меня составить компанию.
- Шутки у вас! - Гермиона протиснулась между ними и потопала наверх.
Гарри и Северус проводили ее взглядом и уставились друг на друга.
- Так вы, Поттер, тоже думаете, что это шутка? Представляю, каким будет разочарование. Впрочем, ваша проблема. Нам пора. Надевайте мантию, берите портключ.
Гарри быстро облачился в невидимый балахон. Снейп с любопытством оглядел пустое место перед собой и вежливо сказал:
- Дайте руку.
Обычное маггловское рукопожатие, а в следующий миг Гарри уже видел ослепительно-белый свет и серое пятно на переднем плане. Пятно стремительно чернело и вскоре обрело все признаки Снейпа, сияние померкло — зрение вернулось в норму.
- Держитесь, Поттер, сейчас трансгрессируем по моим координатам. Будьте внимательны - если что, мне вас будет не хватать.
Гарри сильнее сжал ладонь, но Снейп этим не ограничился, прижал правую руку к груди, левой, в которой держал палочку, плотно придвинул Гарри к себе, так что они оказались с двух сторон впечатаны в кулак. Мир завертелся, и земля привычно разверзлась под ногами.

Считается, что от тошноты хорошо помогает свежий холодный воздух. Действительно, тошноты Гарри не почувствовал. Скорее было ощущение, что его окатили из ведра жидким азотом. Воздух обжигал легкие. В нескольких дюймах от его кроссовок начинался обрыв, мимо которого деловито ползли низкие тучи, похожие на бескрайнее стадо овец.
- Как только доставите меня на место, немедленно вернетесь в дом, вам ясно?
- Да.
- Повторите.
- Как только я вас доставлю, я немедленно вернусь в дом. Только, сэр, сначала мы встретимся с Ли, и он нас переместит, куда надо.
- Хорошо. Теперь ваша очередь меня катать.
Гарри опешил.
- Сэр, зачем мы пе-перенеслись сюда?
- Просто люблю это место. – Снейп прищурясь смотрел вдаль. - Шутка, Поттер. Если кто-то из этих способен отследить трансгрессию, то там он и останется, - он кивком головы указал на обрыв, за которым плескались на волнах куски льда.
- А так разве бывает-т, отследить т-трансгрессию?
- Бывает иногда.
- Вы-ыберется. - Гарри уже ощутимо клацал зубами.
- Не выберется.
- Не выберется?!!
- Нет. - Снейп отодвинулся на полшага, при этом больно вцепившись Гарри в плечо, чему тот был даже рад — подмерзшие резиновые подошвы скользили, а непонятный океан вызывал оторопь.
- Тогда к-как же я трансгрессирую?
- Молча.
- Х-хорошо...
Вот теперь тошнило за оба раза. Справа высился Хогвартс, сбоку притулилась опустевшая хижина Хагрида. Где-то неподалеку должна была находиться Визжащая хижина, но ее не было.
- Ли, все в порядке, это мы, кхе-кхе! - жизнерадостно завопил невидимый Поттер.
- Добрый день. Присоединяйтесь.

Еще одна трансгрессия. Маги, сцепившиеся локтями, опустили руки и отступили друг от друга на полшага. Они стояли в тесной комнате с косым потолком и круглым окошком. Падающий свет был серебряным от пыли.
- Это у вас теперь здесь студия? Что это? Похоже на чердак! - Гарри с любопытством оглядел обстановку, обходя ящики.
- Сегодня мы изменили место на всякий случай. Извините. - Ли Джордан держался очень напыщенно и не сводил испуганного взгляда со Снейпа.
В соседней каморке за столом, плотно утыканным ушами, сидели Траляля и Труляля. Напротив них пустовал стул старинного вида. Гарри молча помахал им рукой, посмотрел, как топорщатся уши, реагируя на приближение Снейпа.
Ли Джордан прикрыл дверь хлопнул в ладоши и счастливо вздохнул.
- Ты чего? - удивился Гарри.
- Знаешь, о чем завтра будет писать «Пророк»?!
- Нет.
- Вчера они писали про твое позавчерашнее интервью. Сегодня — про твою дуэль с Бродериком и про крестраж. Завтра они напишут про это. Мы постоянно опережаем их на одно событие, ты понимаешь!
- Точно, - Гарри принужденно улыбнулся. «Мы сегодня обещали вам сюрприз, и вот пришло время раскрыть карты», - звучало из-за двери на два голоса.
- Слушай, мне пора. Только вот что... если Снейп уйдет отсюда нормально, передай в эфир слово «лето». А если плохо...
- Тогда что? Зиму? - Ли засмеялся.
- Нет, тогда давай полное имя Мерлина, ок? Увидимся!
Ли от души пожал ему руку, а второй обнял так, что ребра затрещали:
- Не спрашиваю, как тебе это удалось, старик, но спасибо!!!
Гарри сунул руки в карманы и телепортировался в зал. Здесь тоже щебетали Траляля и Труляля, и слышно было гораздо лучше, чем через дверь. Он зажмурился при виде стражей, оставаясь в пустоте с голосами.
- ...как вас теперь называть?
- Это неважно. Я хотел бы сделать заявление, - с напором сказал низкий голос. Надменные, желчные, искусственно ровные интонации так въелись в него, что по одному звуку можно было целиком воссоздать скверный характер его обладателя.
- Гарри! - шепотом окликнула Катуна, похлопала по единственному свободному месту на диване, рядом с ней, и он поспешил сесть.
- Но сначала, пожалуйста, ответьте на несколько вопросов! Наши слушатели умирают от любопытства!
Раздался отчетливый фырк и пренебрежительное «Только быстро».
- Вы, конечно, отрицаете свою причастность к недавним событиям?
- Конечно.
- Вопрос от лица обитателей Хогвартса. Вы специально так себя ведете, что вас все боятся, или это само выходит? - развязно вклинился Траляля.
- Неужели гриффиндорцы чего-то боятся? - голос мягкий, как лапа рыси, трогающая добычу.
- Эээ, ну не то, чтобы... мы у них не спрашивали...
- Это правда, что вы работали на Дамблдора?
- Да.
Гарри напрягся. Как бы хорошо Пожиратели ни относились к своему Лорду, такое заявление явно не прибавит ему авторитета.
- А зачем вы его убили и заняли его место? - другой голос.
- Исключительно по его просьбе, - скучающе бросил Снейп. – Зачем вы спрашиваете о том, что уже знаете? К слову, Альбус был прекрасно осведомлен о Пожирателях смерти и не только не пытался их уничтожить, но и негласно оказывал поддержку противникам Волан-де-Морта.
- Дамблдор вас поддерживал?!
- Разумеется, не во всем. Но такого, как сейчас, он бы не допустил. Он не боялся входить в конфронтацию с официальной властью, и будь он жив, он бы очень поумерил пыл кое-кому. Альбус вообще был против того, чтобы людей арестовывали за членство в чем бы то ни было. Он знал про многих Пожирателей - хотя бы от меня. Да некоторые и не отрицали свою принадлежность. Я не отрицал, Каркаров. Пока Альбус был жив, за это не сажали.
- Вы действительно помогли Ордену убить Волан-де-Морта?
- Вам разве Поттер не рассказал? Разумеется, помог.
- Опять чтобы занять его место?
- Траляля, угомонись! Гарри говорил, но хотелось услышать лично от вас. Вы работали на Орден, вы помогали Гарри Поттеру, как получилось, что в итоге вы стали Темным Лордом?
- Видите ли, я был далеко не единственным желающим положить конец бесчинствам Лорда Волан-де-Морта. Внутри организации его политика вызывала не меньшее отвращение. Когда Поттер пытался исполнить пророчество, среди Пожирателей произошло столкновение между сторонниками и противниками Лорда...
- И вы победили.
- Мягко говоря, да.
- То есть?
- Сторонники Волан-де-Морта были истреблены. Людей, которыми вас пугает «Пророк», больше не существует в природе. Оставшиеся имеют не меньше претензий к Волан-де-Морту, чем вы. И уж по крайней мере сделали для его уничтожения гораздо больше. Этих людей я сейчас и представляю.
- Можно подробнее? - засуетился Труляля. - Кто конкретно был убит?
- 18 человек. Был бой с применением непростительных, так что нам даже особо выбирать не приходилось. Мы потеряли семерых. Не называю фамилий, чтобы не навредить семьям.
- Всего 18?
- Ну хотя бы несколько имен!
- Политика Волан-де-Морта, как я уже сказал, была крайне непопулярна в организации, мистер Траляля. Рудольфус Лестрейндж, Беллатрикс Лестрейндж, Питер Петтигрю, Асфатен Тот — это четверо из 18-и. Я предпочел бы, чтобы люди услышали имена семи погибших, но, увы, не та ситуация.
- И все же, профессор, с вашего позволения, вы нормальный, современный человек...
- Труляля, не преувеличивай, а как же телесные наказания! Ты забыл, как он надрал мне ухо!
- Нечего было совать хлопушку в салат напротив кресла Помоны. - Снейп мягко засмеялся. - Какой вы, однако, злопамятный, мистер Траляля!
- А сами-то?
- Мне положено, - вальяжно возразил Снейп. - В конце концов, кто из нас Темный лорд?
- Подождите, пожалуйста. Я хотел спросить, профессор, зачем вы состоите у Пожирателей сейчас, когда с Томом Ридлом покончено?
- А что делать, оставить их в такой момент?
- Но что у вас общего с этими людьми?
- Презрение к жизни на предоставленных условиях, полагаю.
- К чьей..?
- Траляля, заткнись. Профессор, но вы же не верите в весь этот бред насчет грязной крови, аристократических привилегий, межфакультетских браков?
- В Кругу нет привилегий ни по знатности, ни по крови, там оценивают только по заслугам. В свое время именно это меня туда и привлекло. Вы зря смеетесь, мистер Траляля. Напомню, Том Ридл был нищим полукровкой, и это у нас с ним общее. Согласитесь, с такими данными ни он, ни я, не имели шанса стать, скажем, членами Визенгамота, уже не говоря про какие-то серьезные должности в министерстве...
- Но профессор..!
- Я не договорил. Почему старинные фамилии практикуют только межфакультетские браки?
- Разве это имеет рациональное объяснение?!
- Да. Если человек произошел от древней разновидности обезьян, то магическая составляющая людей ведет свою эволюцию от четырех животных, слишком разных, чтобы между ними было возможно, кхм, взаимодействие. Считается, что и магия у них разная. Смешать ее - значит ослабить. Поэтому наиболее сильные факультеты Слизерин и Гриффиндор — самые замкнутые... - излагая это, Снейп с интересом разглядывал уши.
- Гриффиндор не замкнутый!
- Да что вы говорите. Не хотите украсить свою речь каким-нибудь примером?
- Сэр, бабка Дамблдора была магглой, отец Волан-де-Морта был магглом, мать Гарри Поттера — магглорожденная. Как вы это объясните?
- Браки с магглами действительно иногда дают неожиданный эффект в ближайших поколениях, - словно веками не проявлявшая себя магия вырывается на свободу. Возможно даже, она восходит к какому-то другому зверю. Я не исключаю наличие магии такого рода, что она почти не может проявиться самостоятельно, зато смешиваясь, доминирует в человеке, шляпа же рассовывает таких людей куда ни попадя. И тем не менее, должен вас огорчить. Немагические связи существенно увеличивают шанс появления в роду магглов.
- Подумаешь, - Луна Лавгуд поднялась с кресла, - магглы тоже люди. Мне про них бабушка рассказывала. Пойду лучше, сготовлю что-нибудь на обед.
- Тебе помочь? – спросила Катуна.
- Справлюсь! – Лавгуд убежала.
Джинни сидела бледная, на ее лице вдруг стали отчетливо видны конопушки. Так обнаруживаются звезды над городом при аварии на ГЭС. "Блин, она же чистокровная, - вспомнил Гарри. - И магглов, наверняка, только на картинках видела. Не удивительно, что испугалась".
- То есть, вы сторонник чистоты крови? - злорадно спросил Траляля.
- Как вы это себе представляете? - с не меньшим злорадством поинтересовался Снейп. - Жениться вам запрещу, или как?
- Кто вас знает. Сами-то вы не женитесь!
- У вас не спросил! - зашипел Снейп.
- Может, боитесь рождения сквибов?
Профессор привычно подстроился к ситуации.
- Во-первых, прекратите называть магглов этим гнусным словом. Во-вторых, у меня сейчас немного другие проблемы, знаете ли. Убийства, аресты. Пока я тут сижу, авроры носятся, как дикие книзлы, в поисках вашей студии, - Снейп почти мурлыкал, излучая внутреннюю свободу и комфорт. - Не самый удачный фон для того, чтобы теоретизировать о крови. Может, дадите, наконец, сказать то, зачем я сюда пришел?
- Последний вопрос! Правда, что у вас в школе был роман с матерью Гарри Поттера Лили с Гриффиндора?
- Смотрите, как бы он и вас на дуэль не вызвал, - по смыслу фразу нельзя было истолковать иначе как шутку, но почему-то делалось неуютно.
- Простите, - сказал Труляля, - эта информация изначально идет от Гарри...
- А сами чего не вызовете? Дуэли не ваша стезя?
- Ну это же не моя мать. - Снейп бесцеремонно замял вопрос.
- Давайте вернемся к начальной теме нашего разговора. Что вы хотите сообщить нашим слушателям, профессор Снейп?
- Я хотел бы развеять некоторые слухи по поводу убийства неопознанного маггла, которое приписывают Эдару Уэббу. Во-первых, Уэбб не имеет никакого отношения к Пожирателям смерти. А когда я услышал о том, что во время убийства был создан крестраж, я был глубоко опечален бездной невежества, в которое погрузилось наше общество.
- Эээ?
- Убивая маггла, крестраж создать нельзя.
- И почему?
- Потому что у магглов нет души. Как изготавливается крестраж? Сначала задуманный предмет необходимо одушевить при помощи Мерита Анимата. Затем произносится ненаправленное заклинание разделения. Оно длинное, поэтому не буду отнимать время. Его можно найти в любом учебнике по бытовой магии, даже в кулинарной книге, полагаю. В данном случает оно призвано помочь отделению части души при убийстве невиновного. Если убийца убежден в своей правоте или обороняется, ничего не выйдет. Когда маг использует первое непростительное против другого мага, даже очень слабого, их магические сущности сталкиваются и одна из них, уничтожаясь, имеет все шансы расколоть другую. После этого убийце достаточно лишь переместить собственную часть души в предмет любым направляющим заклинанием и, наконец, запечатать в нем особым заклинанием Retentio Alter Ego. Как видите, ничего хитрого при условии, что жертва — маг.
- Может быть, Уэбб сам этого не знал?
- Уэбб тут не при чем. Аврорат пытался посеять панику с помощью убийств, не слишком преуспел и решил сеять панику еще и при помощи слухов о крестраже. Если бы нелепость этой информации была очевидна всем, такое сообщение никогда бы не появилось. Я, увы, не могу бороться с Авроратом — у нас с Кингсли Бруствером мирное соглашение, и я его соблюдаю, - но ничто не мешает мне бороться с невежеством.
Пауза в студии. Пауза в комнате.
- На что вы рассчитываете? Посеять хаос?
Снейп засмеялся.
- Думаете, найдется много желающих последовать примеру Волан-де-Морта?
- Думаете, не найдется?
- Уверен, что нет. Во-первых, создание одного крестража вполовину уменьшит вашу магическую силу - про высшую магию, включая трансгрессию, можете забыть сразу, будете ходить пешочком. После второго крестража обычный маг не сможет зажечь свет. Не думаю, что кто-то захочет так расшвыриваться силой. И потом крестраж ведь не дает вечной жизни, как принято считать у идиотов. Это всего лишь страховка на случай внеплановой смерти. Причем крестраж не означает, что вы не умрете, напротив, вы умрете дважды. У Волан-де-Морта были идеи, за которые он готов был умирать столько, сколько понадобится, а вам-то это зачем? К тому же, если у нормального мага есть все шансы дожить до глубокой старости, то созданием крестража вы сразу привлечете к себе неблагосклонное внимание. Проще говоря, я вас найду и убью. Это с главой Аврората у меня формально мир, поэтому они пока могут исподтишка творить, что хотят. А больше у меня, хвала Мерлину, ни с кем мирного соглашения нет. Извините за резкость. (Вздох.) Вы не представляете, как меня утомил этот бардак.
- Но у Волан-де-Морта ведь было 7 крестражей, и ничего, колдовал!
- Изначально семь. После создания 11-го крестража он потерял человеческий облик в результате магической деградации. Дошел до минимального уровня и трансформировался. Говорят, из него получилась вполне симпатичная змея. Трудно поверить, учитывая, в каком ужасном состоянии он был после того как потратил 10 лет на первое воскрешение.
- Да, Гарри даже жалел его, когда он стал змеей.
- Нашел, что жалеть.
- Вы не любите животных?
- Я люблю животных как результат развития. Продукт оскотинивания я любить не могу.
- И все же, как Волан-де-Морту удалось, создавая крестражи, сохранять свою силу?
- Никак. Она делилась, как и должна. Но Волан-де-Морт - особая тема. Даже узнав про несколько крестражей, Дамблдор не вызвал его на дуэль, потому что оценивал свои шансы как нулевые. В противном случае он бы рискнул. Так что да здравствует Поттер, ну и мы немного.
- Честно говоря, у меня сейчас еще больше вопросов, чем было вначале.
- Это прекрасно, - засмеялся Снейп, - думаю, что на этом я вас оставлю, чтобы вы могли поразмышлять над ними в тишине и покое.
- Профессор! Подождите! Что будет, когда действие вашего мирного договора закончится?
- Ваши новости наконец станут скучными.
- А… но если вы не справитесь?!! Считаете, у вас подавляющий перевес?
- А что, не заметно? Сделать поочевиднее?
- Будьте так добры!
- Скажите, ведь это ваше первое интервью. Почему когда все винили вас в убийствах, вы прятались от прессы, вместо того, чтобы попытаться изменить общественное мнение?
- Зачем? Кому это интересно? Соотношение сил меня устраивает, и есть только один маг, который мог бы его изменить. Да, Поттер. Его позиция вам известна.
- А...
- Журналистская магия - заговорить досмерти. Фините. Уж извините, что не разделяю вашего ажиотажа, но после Волан-де-Морта это все такие пустяки!
Пауза.
- Итак, у нас в гостях был Темный лорд.
- А мы ему даже чаю не предложили!
- Траляля, признайся, ты специально выводил его из себя!? Хотел стать мальчиком, который не выжил?
- Дорогие слушатели, я вынужден на минутку прервать драку наших ведущих. Ребята, за окном такое лето прекрасное, а мы забаррикадировались в этой халупе. Если ваш инструктор по крестражам откланялся, давайте уже выбираться!
Катуна все-таки ушла помогать по кухне, и на ее место тут же пересела Джинни. Притиснулась, оплела руками шею. Гарри погладил ее по голове, почесал за ушком, как котенка. Встретил испуганный взгляд и виновато улыбнулся.
- Что? Ты будешь меня любить, но тебе меня будет не хватать?
- Нет. - Джинни шмыгнула носом, глотая слезы. - Думаешь, это правда? И что тогда делать? Только маггла мне не доставало!
- Ну, не знаю, ответил он растерянно. - Давай заведем штук восемь, чтобы все были - и маги, и магглы. Магглы на самом деле тоже прикольные.
- Везет тебе, Поттер! - подал голос Драко из другого конца комнаты.
Джинни так удивилась, что перестала сопеть.

Он сидел в своей комнате и хотел, чтобы его оставили в покое. Как всегда. Как большую часть жизни.
- Я не голоден.
- Но Северус, ты же не обедал.
- Угу.
- Я не знаю, что опять случилось, но ты должен поесть!
Он с трудом поднял на нее взгляд.
- Малфой говорит, Бруствера и компанию скоро выпрут из Аврората. Конец перемирию и всем нашим договоренностям.
- Так, понятно, - Гермиона возмущенно засверкала глазами, - то есть, ты еще и не завтракал!
Снейп медленным движением сцепил пальцы.
- Кто о чем. Поразительно, как ты иногда бываешь похожа на мою мать.
- Ну вот что! Ты сейчас же прекратишь свою дурацкую голодовку! Скажи, что тебе принести, и я принесу.
- Не знаю.
Она вышла из комнаты, хлопнув дверью. Снейп почувствовал угрызения совести, которые тут же улетучились, едва она вернулась с подносом. Он демонстративно залпом выпил сладкий коктейль, надкусил бутерброд и замер с куском во рту. Перед глазами расплывались разводы деревянных панелей.
- Ну?!
Он покачал головой. Гермиона тихонько засмеялась:
- Модерор? Или, может, сразу империус, раз все равно воевать? Глядишь, еще и наградят потом!
Хлеб лежал на языке, сухой и шершавый, как обломок кирпича. Жевательные движения казались изнурительным трудом.
Тонкие прохладные пальцы коснулись его висков, ореховые глаза придвинулись совсем близко, заслонив все.
- Северус... - тихо позвала Гермиона, склоняясь над ним. - Что произошло?
Так с ним никогда никто не разговаривал. Снейп молчал, но что-то внутри отозвалось на ее голос. Так могла бы говорить фея, пришедшая утешать прямиком из маггловской сказки. С всепрощающим взглядом, с улыбкой неразменного счастья на юных губах. Все его горести для нее - как на ладони, но почему-то она любит его так, как умеют любить только добрые феи.
Они замерли, соприкасаясь лбами. Гермиона шутливо потерлась кончиком носа об его нос и заговорила нежно, как с ребенком:
- Ты же сказал, у тебя подавляющий перевес. Наврал, да?
Словно они были товарищами по дворовым играм. Он чувствовал, как рушатся внутренние барьеры, а сам он становится прозрачным, способным уйти вместе с ней по лунному лучу в страну, откуда земные проблемы кажутся нелепыми.
- Как только они свалят Бруствера, они объявят мобилизацию и начнут массовые проверки. Это вызовет сопротивление. Из-за Поттера нас теперь многие поддерживают. Разразится война. Поэтому если мы не покончим с ними в четыре дня, надо сдаться.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Cara2003 Дата: Пятница, 15.10.2010, 00:41 | Сообщение # 34
Cara2003
See who I am
Статус: Offline
Дополнительная информация
Чем дальше - тем интереснее.
А последняя фраза - как удар молнии.
Автор, огромное спасибо за очередную дозу адреналина (и пока СС на радиошоу выступал, и в последнем абзаце).
 
IrinaRaybina Дата: Пятница, 15.10.2010, 06:54 | Сообщение # 35
IrinaRaybina
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Интервью отличное! А вот когда Гарри переместился несколько смазано. Как то сразу перескочили. Может чего добавить для отчетливости.
 
Ringa Дата: Вторник, 19.10.2010, 19:27 | Сообщение # 36
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 21. Смысл пророчества

- Сдаться... - эхом повторила Гермиона, зажмуриваясь, и в темноте, как осенняя листва, завели хоровод звуки органа. - А просто умереть не пойдет?
Она думала, что сдаться людям, на которых два убийства с особой жестокостью и сотня трупов при обвале моста, не слишком улыбается.
- Нет. - Голос слабо доходил сквозь шум в ушах. - Если просто умереть, они не поверят.
А Снейп думал про Люциуса. Пример был перед глазами. Как все-таки хорошо, что он оставил то воспоминание у себя. Ведь знал же, что пригодится. Теперь, что бы с ним не случилось, это всего лишь приблизит его к лорду Малфою, которому он всегда слегка завидовал.
Хуже всего было то, что Снейп не доверял себе, но он был не прочь избавиться от этого недоверия путем проверки.
- Хорошо, будет нужно - сдадимся.
Эта дикая фраза разбудила его от мыслей. Снейп отстранился, посмотрел на Гермиону и растерялся. В ее глазах не было ни страха, ни решимости, одна любовь. Это он тоже будет вспоминать, если что.
- Нет, это мы сдадимся, - Снейп с трудом подбирал слова. - А вы вступите в Орден, поддержите Аврорат и будете жить дальше.
Он ненавидел войну. За хаос, за массовость, за случайности, за расточительность. Он вообще не любил политику. Но пока она оставалась штучной работой, то по-своему даже приносила ему удовольствие. Что ж, за удовольствия надо платить.
- Северус, это абсурд.
- Нет.
- Ты считаешь, мы сделаем вид, что все нормально?
- Да. Потому что это правильно. О вас никто ничего не знает. Сотрете память и будете жить дальше. Главное, запомни, вам нужен оператор. Человек, который будет контролировать забвение. Кто-то не очень заметный, вроде Лонгботтома. Он должен решать, что стирать на каждом этапе и что вам вместо этого помнить. Иначе вы провалитесь. Оператор может меняться, но он необходим, - все, кого раскрыли на обливиэйте, не имели оператора. Они выдавали себя несоответствиями в поведении, в воспоминаниях, попытками что-то про себя выяснить.
- Откуда ты это знаешь? - Мягкие губы коснулись его пересохшего рта и не спешили отстраняться.
- От Лорда. - Слово вышло похожим на поцелуй.
- Волан-де-Морта? А у тебя был оператор?
- Не знаю. Это как с Дедом Морозом. Пока сам не стал оператором, ты можешь в него только верить или не верить. Тем более что в моем случае о добровольности речи не шло.
- Ты был оператором...
- Я и сейчас оператор.
- Если ты сдашься, все твои знания попадут к ним.
Она сидела у него на коленях лицом к нему, немного истерично очерчивала пальцами его скулы, лоб, подбородок, и что будет с этим телом волновало ее куда больше, чем судьба знаний.
- Что поделаешь, не пропадать же им. Так что если победят, пусть пользуются.
- Можно?
Он обругал себя, глядя, как неуверенно она поднимает палочку.
- Конечно.
Легилименция, и все окончательно перемешивается, образы, страхи, чувства. То ли она, то ли он сам себе, говорит:
- Ты ведь все равно не покажешь то, что не хочешь.
И кто-то из них отвечает:
- Конечно... - и еще какие-то глупости про любовь.
- Гарри тоже скрытный, нес при себе боггарта и даже виду не подал.
Нет, это точно не его слова, это она так жалуется. Поттер - и скрытный?
- С боггартами всегда так. Не располагают к общению.
- Гарри не согласится с твоим планом. Если ты сдашься, мы погибнем.
- Вы поддержите Аврорат.
- Ты же понимаешь, что это невозможно.
В данный момент он понимал. Не так-то просто покинуть человека, с которым у тебя одинаковая магия. Но это сейчас. Когда они будут далеко друг от друга, все станет проще. Она будет с Поттером, а он - с воспоминаниями... кое-чьими... Что-то его не туда занесло.
- Даже если и так, я не стану виновником войны. - Не так-то просто, но надо.
- А если кто-то другой станет? Если война неизбежна?
Ну вот, вспомнила Поттера - и критическое мышление вернулось. Конец полному доверию.
- Аврорату не с кем будет воевать.
- Гарри это исправит. Ты сам говорил, что он единственный маг, который может изменить расстановку сил.
- Мало ли что я говорил. Он хороший боец и... талантливый, не более того.
- Зато его все поддерживают.
- Не все. И то пока не знают, что пророчество лживо. Не усложняйте мне жизнь.
- Давай спросим его самого?
- Я хотел сказать ему позже.
- Я все равно не смогу это от него скрыть.
- Хорошо, позови его. В любом случае пора отправлять его к Минерве.

Гермиона появилась как раз вовремя. Гарри пытался читать, а Джинни, с которой он пару часов назад так трогательно помирился, методично выводила его из себя болтовней о бесхребетном поведении Рона и о том, что Лавгуд точно в кого-то влюбилась, потому что в обед, - который он, Гарри, кстати, пропустил! - рисовала у себя в тарелке сердечки и даже сложила одну макаронину в форме этого любвеобильного органа. "Хорошо, что не какого другого", - раздраженно подумал он.
- Гарри, тебя Северус зовет!
Как только он вышел в холл, Гермиона вцепилась ему в руку и с легким ужасом посмотрела в глаза.
- Подожди! Посмотри это быстро.
Он посмотрел, и очень внимательно. Он впервые видел воспоминание, включающее легилименцию. Впечатление было ошеломительным. Гермиона, должно быть, совсем не соображала, что делает.
- Ну, что скажешь?!
- Никогда, - сказал он сквозь зубы. Сердце колотилось, как бешеное. - Герм, не парься, все будет хорошо.
Он поспешил наверх, а она так и осталась сидеть на ступеньках...
Собраться. Успокоиться. Стук в дверь. "Войдите!" "Вы звали меня, сэр?" Все нормально, все как обычно.
На подозрительно смущенный вид "юного балбеса" Снейп внимания не обратил - он только что получил от Бруствера рецензию на свое интервью. Профессор придавал ей огромное значение, хотя выражалась она в одном слове: "Взбесились?", и теперь Гарри с недоумением наблюдал, как он зачем-то сосредоточенно водит по ладони палочкой.
- Поттер, Минерву Макгонагалл вызывали сегодня в Аврорат, она должна была уже вернуться. Если я пошлю вас забрать у нее воспоминание об этом чудесном событии, ваши действия?
- Надену мантию. Телепортируюсь в кабинет. Подожду ее там.
- Дальше?
- Наложу Фините Инкантатем.
Снейп кивнул.
- И эээ чары неслышимости. Попрошу воспоминание.
- Она не поймет, для чего это надо. Ей надо будет дать немного времени восстановить память. Если что, напомните ей про синюю ящерицу.
- Хорошо.
- После того, как убедитесь, что она соображает, что к чему, попросите ее провести собрание Ордена Феникса завтра в ее кабинете. Остальные будете проводить в особняке Блейков, но первое пусть будет там. Возьмете воспоминание - и тут же возвращайтесь. Мантию не снимать.
- Ладно.
- Мисс Грейнджер рассказала вам наши новости?
- Да.
- И что вы на это скажете?
- А четыре дня - это включая сегодняшний?
- Да.
- Может быть, обсудим это потом, ближе к делу?
Такого ответа Снейп не ожидал.
- Но в общем и целом вы согласны?
Гарри нехотя покачал головой, думая: "Если он сейчас полезет мне в голову - я покойник".
- Поттер, вы знаете, что такое война? - Снейп разозлился. - Нет, это не когда эвакуируют посольство и дорожает бензин. Магов на Земле - 860 тысяч, магглов - 7 миллиардов. Как вы думаете, почему? Размножаются-то они одинаково.
- Ну, умных людей вообще гораздо меньше, чем глупых, - сказал Гарри, взъерошившись, как загнанный в угол книзл, у которой садовый гном пытается отнять кусок сыра.
- Нет, Поттер, маги чаще воюют. Даже обычные войны выкашивают магическое население. Именно поэтому темная магия запрещена, хоть я с этим и не согласен. Вы слышали про Инквизицию? Вы вообще что-нибудь знаете о магических войнах?
- Проходили по истории. С Волан-де-Мортом, с гоблинами...
- Чушь. Вечно у вас гоблины виноваты. В общем, упаси вас Мерлин спровоцировать еще одну войну. Вам ясно?
- Сэр, но вы же сами собирались воевать. Захватили министерство...
- Никогда не собирался. Переворот - это одно, война - совсем другое. - Снейп одарил собеседника испепеляющим взглядом.
Поттер внимательно слушал его с видом терпеливого зомби.
- Извините, сэр, я понимаю, что вы хотите сказать, но я не согласен. Переворот - это когда какая-то маленькая группа определяет за всех, как им жить. Люди должны выбирать сами. Иногда - при помощи оружия. А вы хотите сделать выбор за них и отдать страну преступникам, которые уже убили как минимум 98 человек.
- Как только они получат, что хотят, это прекратится.
- Но они подонки.
- Вот именно. Сейчас они - подонки, а во время войны станут обычными людьми. Столь возмущающие вас поступки через неделю военных действий будут казаться детским лепетом.
- Почему вы так уверены, что они остановятся? Мало ли, кто и что им еще не понравится. Нет, я, конечно, против войны, когда без нее можно обойтись, но когда она необходима...
- Ясно, - презрительно перебил Снейп, негромко продекламировав самому себе: - "Когда был мир, и он был за мир, когда шла война - воевал".
Но Гарри, конечно, расслышал, побледнел, посмотрел пристально.
- Я понял, сэр. Я считаю, что война, кроме жертв, несет технический и социальный прогресс. Я считаю, что диктатура и концлагеря ничем не лучше. Но я обещаю подумать над тем, что вы сказали. - С этими словами он стремительно покинул комнату. Влетел в спальню, захлопнув за собой дверь, и со всей силы пнул стоящий на проходе стул. Стул улетел в стену и упал уже в виде обломков, а Гарри сел на кровать, вцепившись руками в волосы.
- Гарри, что с тобой? Гарри!!!
Он поднял взгляд, не узнавая. Перед глазами стояла красная пелена.
- Гарри! - кто-то большой тряс его за плечо. Невилл. Нежный женский голос произнес "Репаро!" Катуна.
- Гарри, с тобой все в порядке?
Он перевел дыхание.
- Невилл, найди мне, пожалуйста, в библиотеке, как отследить трансгрессию, ладно? Со мной все в порядке. - Он поднялся и стал надевать мантию.
- А так бывает?! Хм, попробую, - пообещал Невилл.
- Спасибо. Скоро вернусь, до встречи.
В Хогвартсе Макгонагалл уже ждала с флаконом наготове. Она строго и в то же время лукаво улыбнулась на "Фините Инкантатем":
- И тебе добрый день, Гарри.
Собрание Ордена назначили на пять часов, на него естественным образом не приглашались те, кто высказывался против его существования.
- А Северус придет? - поинтересовалась Минерва.
- Я не знаю.
Наспех распрощавшись с директрисой и держа наготове палочку, Гарри отправился в гостиную Гриффиндора, твердо намереваясь не подбирать больше никаких боггартов. Он знал, что и так поступает ужасно.
По пути он завернул на урок зельеварения, где поднял Ли за шкирку с места и подтолкнул в сторону двери. Хорошо, что тот соображал быстрее, чем пугался, - произнес положенные извинения преподавательнице и вышел.
Дойдя до гостиной, Гарри наложил чары неслышимости и спросил:
- Ли, я понимаю, что это не принято, но мне очень надо. Ваш источник в Аврорате - Тонкс? Как мне с ней встретиться?
- Ну, если очень надо...
- Вопрос жизни и смерти.
- Вообще-то у нас их три.
- Здорово! Тогда мне надо встретиться со всеми тремя, точнее, с каждым в отдельности.
- Когда?
- А когда можно?
- С Анжелиной можно попробовать прямо сейчас, с Тонкс - завтра, а с третьим не знаю. С тех пор как в Аврорате закрыли трансгрессию, у нас с ним плохая связь. В смысле, у него с нами хорошая, а вот у нас с ним...
- Кто это?
- Долиш. Ты его не знаешь.
- Знаю. Джон Долиш. Офигенный мужик! Слушай, а кто на него вышел?
- Он сам на нас вышел.
- И почему он вам помогает?
- Не знаю, но все оперативные новости идут через него. Он и про твою дуэль сообщил, и про Джагсона...
- Зато я знаю.
- Почему?
- А ты подумай. Ли, он мне нужен позарез! Устроишь мне с ним встречу - буду до конца жизни работать у вас ведущим.
- Ловлю на слове. Так тебя перемещать к Анжелине?
- Давай быстрей только.
- Тогда полезай в камин. Ты где вообще?
- Мерлин, через камин! Я уже почти забыл, что это такое!
Гарри обнял Ли за плечи, и тот, назвав адрес "Оттери-Сент-Кэчпоул, 10А", бросил под ноги щепоть пороха.
На выходе их ждали трое магов с нацеленными палочками, и, судя по поведению Джордана, Гарри понял, что это что угодно, только не дом 10А. При нем были воспоминание Макгонагалл, невидимая мантия и ключ в коттедж и может из-за этого, а может быть из-за того, что он стоял в камине, на ум пришло Адеско Файр.
Ли выкатился на середину комнаты с громкими испуганными причитаниями "Кто вы?! Что происходит?! Где я?!", и завел руки за голову. Гарри знал, что Ли, как и Джинни, имеет привычку носить палочку в рукаве. Дождавшись, пока все трое мужчин сосредоточат внимание на приятеле и убедившись, что никто никого не заслоняет, Гарри нежно послал три невербальных "Остолбеней!" и вылез из камина. Он не тренировался уже почти двое суток.
- Круто, где это мы? - озираясь, спросил Ли.
Гарри скользнул взглядом по трехступенчатому потолочному плинтусу и ему стало плохо.
- В Аврорате.
- Ты что, уже был здесь?
- Стой, где стоишь! Не ходи по кабинету, тут полно ловушек. Молчи и карауль дверь.
Первое, что узнал Гарри - камин работает только на вход. Уходить придется телепортом, если выйдет. Он оценил шутку юмора. Если ему сейчас сказочно повезет, то они унесут отсюда ноги - и будут отчаянно пытаться проникнуть сюда, только уже безуспешно.
- Какой здесь адрес? - спросил он у стоявшего напротив аврора, в мозгу взорвалась желтая вспышка.
Сознание вернулось, когда он упал на одно колено. "Дебил! Нельзя так рисковать! Но..."
- Где здесь ближайший магазин?
Булочная. Направо, еще раз направо, совсем близко. Вывеска "Волшебная выпечка". Много бессильной злобы и пожелание сдохнуть.
- Инкарцео!
"Ничего, голубчик, я знаю человека, которому ты все расскажешь", - счастливо подумал Гарри и приступил к трансфигурации. Вскоре он торопливо подобрал с пола три старомодных зеркальца.
- Уходим! Никому ни слова! - Он вцепился в Ли и забрал его телепортом. Сквозь незрячие зрачки струился ослепительно-белый свет, а в голове билась мысль: 45 секунд.
Хвала Мерлину, Макгонагалл все еще была одна в кабинете.
- Директор, простите! Мы разговаривали в коридоре во время урока и нас чуть не поймал Филч! - выпалил Гарри и перевел дух. - Все, я ухожу, простите!
И он отправился домой.

Стражи встретили его не агрессивно, однако подойдя к спальне Снейпа Гарри обнаружил, что они топчутся за спиной и явно намереваются сопровождать его повсюду и дальше. Предстать перед очи Снейпа с таким эскортом было никак невозможно.
Он осторожно приоткрыл дверь в комнату стражей, вошел. Они последовали за ним. Он сунул зеркальца под кровать и вышел. Стражи остались. Все равно весь день в комнате сидят, ну и пусть караулят. Какое счастье! Какое облегчение! Пора было вручать Снейпу посылку Минервы.
Северус принял склянку и портключи, сухо поблагодарил и вроде бы ничего не заметил. Когда он, расспросив про какую-то постороннюю ерунду, телепортировался, Гарри наконец вздохнул свободно. Оставалось придумать, как бы передать свои трофеи Люциусу Малфою в обмен на кое-какую помощь.

Снейп действительно ничего не заподозрил, и в свою очередь был рад, что Гарри не заметил ничего странного. За время его отсутствия он успел пообщаться с Драко, пережить сильнейшее потрясение и более-менее привести себя в порядок. Но ему требовалось время, чтобы обдумать дальнейшее поведение.
Помимо необходимости убедить сына Люциуса побывать сегодня дома, у Северуса была к нему еще одна срочная тема для разговора.
- Драко, я прошу вас не беспокоиться и обещаю, что любой ценой не допущу войны. Но я прошу дать мне еще немного времени. Пообещайте, что в ближайшие несколько дней не станете подвергать себя риску.
- Не волнуйтесь, не стану, - зло сказал Малфой. - Ваш любимый Поттер уже от этом позаботился.
- Каким образом? - поинтересовался профессор. - Ну? Я жду.
- Дал понять, что если я попытаюсь убить вас, он убьет Рона.
- Покажите, - приказал Снейп, мысленно цветисто охарактеризовав умственные способности Малфоя. Однако если у того разговора и мог быть какой-то иной смысл, то Снейп его не нашел. "- Я лично за этим прослежу". "- Ты шутишь". "- Да? Вчера шутил, сегодня шучу..."
- Вы привыкли общаться друг с другом при помощи угроз, как я понимаю, - холодно сказал Снейп. - Пожалуйста, отнеситесь серьезно к тому, что я сказал.
Как только за Малфоем закрылась дверь, Снейп позволил себе думать. Первая мысль была для него вполне типична: что это он во всем виноват. Бравировал собственной жестокостью, вроде чтобы оттолкнуть Поттера, но на самом деле - кого он пытается обмануть? - всегда утрировано, с тайным расчетом, чтобы ему не верили. И вот они, плоды воспитания. Да откровенно говоря, он понятия не имеет, что там у подростков вместо мозга и как им надо прививать мораль!
Но эти мысли оказались слишком поверхностными для его беспокойства. Что-то было неправильно. Если бы Поттер говорил в запале, это было бы понятно. Но угрожая, он был совершенно хладнокровен. Наконец, Снейп понял, что ему не нравится. Если бы Драко не только рассказал, но и показал этот эпизод кому-нибудь другому: Гермионе, Минерве, да хоть самому Брустверу - его бы подняли на смех. Никто бы ничего не понял. И кого-то ему эта предусмотрительность напоминала.
"Невозможно", - говорил он себе и в очередной раз представлял: вот Лорд заходит в дом Поттеров, в коридоре убивает безоружного Джеймса, в спальне поражает смертельным заклятием Лили, ребенок вываливается из ее рук на постель и наверняка орет. Лорд наводит палочку и произносит Авада Кедавра, заклятие возвращается. На таком расстоянии - не больше, чем за секунду. Допустим, чтобы превратить в крестраж живое существо, первое заклятие - Мерита Анимата - совершенно излишне. Но как вписать в эту секунду заклятие разделения, которое секунд на 20 скороговоркой, Директо и Ретентио Альтер Эго? Невозможно. Возможно. Он просто не понимает, как. Еще раз: вот Лорд заходит в дом Поттеров, в коридоре убивает безоружного Джеймса...
Внезапная догадка пронзила тело болью. Лорд убивает Лили, а потом, никуда не торопясь, декламирует Мерита Анимата и заклятие разделения. Произносит "Авада Кедавра!", и когда она достигает ребенка, душа Лорда раскалывается. Заклятие возвращается. Палочка Лорда нацелена на Поттера, и он ориентируется мгновенно. Он не тратит время на то, чтобы нацелить палочку на ранее выбранный предмет. Он просто выплескивает магию: Директо и Ретентио Альтер Эго - ему даже произносить это не надо, достаточно мыслей. И он успевает.
Теперь понятно, почему он отправился расправляться с Поттерами один. Вовсе не из суеверия, хвастовства или благородства. Даже Снейпа с собой не взял, как он ни просил.
Но и это было еще не все. Снейп понял смысл пророчества. (Все-таки Асфаль прекрасно стимулирует работу мозга!) Он понял бы пророчество и раньше, если бы догадался, что речь в нем идет не о двух, а скорее о трех субъектах. Сейчас Северус сознавал смысл текста так отчетливо, как будто сам его составлял. "Родится мальчик, бла-бла-бла, который бросит вызов Темному Лорду. И один из них убьет другого" - естественно, без убийства не создастся крестраж, "и один из них не сможет жить, пока жив другой" - крестраж не активируется, пока цела предыдущая часть души, пока жив хозяин.
Значит, все это время он ошибался. Пророчество было правдой. К тому моменту, когда Волан-де-Морт пытался похитить его из Отдела тайн, оно уже полностью сбылось.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Chitatel Дата: Вторник, 19.10.2010, 21:09 | Сообщение # 37
Chitatel
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вы на с просто радуете рас за разом!
спасибо пребольшое, невероятный экшн))

только у меня под конец уже все запуталось с хозяином и т.д...( ну ладно, не так уж я и туп, высплюсь - разберусь)))


кому на кладбище нужен пистолет? (с)
 
Evanesco Дата: Среда, 20.10.2010, 11:07 | Сообщение # 38
Evanesco
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Гарри - Темный Лорд?
Или я туплю?
Придется перечитать все как-нибудь с начала. Уж очень интрига запутанная.
Северус у вас замечательный. И обреченность его душераздирающа.


- Друзья мои! И в трагических концах есть свое величие!
- Какое величие, а?
- Они заставляют задуматься оставшихся в живых. Они заставляют задуматься. Оставшихся в живых.
- Хм. Что ж тут величественного? Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных.
- Стыдно. (с) Е.Шварц "Обыкновенное чудо"

На аватаре использован коллаж замечательной Helin

 
kind_snake Дата: Воскресенье, 24.10.2010, 02:55 | Сообщение # 39
kind_snake
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очень замечательное чтиво))динамично и со вкусом

I want to love such man as it
 
IrinaRaybina Дата: Суббота, 23.04.2011, 18:59 | Сообщение # 40
IrinaRaybina
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глубокообожаемый автор! Я уже соскучилась по вашему Северусу такой он у вас замечательный получается:) Метод расслабления 'вынос мозга наоборот'. Очень хочу еще этого непонятного снейджера. ИХ отношений и умиротворения от ощущения что все хорошо. Не заканчивайте его никогда. Глав 90 мне в самый раз ;)

Нетерпеливые часто платят дорого за то, что терпеливым достается бесплатно
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective, G
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Поиск фанфиков ч.3
2. Marisa_Delore
3. "Охота на ведьму", пер. ...
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. "Справедливости ради", а...
6. "Кому везёт, на том и едут&qu...
7. "Не покидай...", Michmak...
8. "Отец героя", автор Olia...
9. "Найди свою гавань", tzh...
10. "Визиты", NikolettaNika ...
11. Приколы по ГП
12. "Утонуть в огнях большого гор...
13. Стихи от cold
14. "Нежданная гостья", Элин...
15. "Папина дочка", перевод ...
16. Заявки на открытие тем на форуме &...
17. "Разрешите представиться, мис...
18. Съедобное-несъедобное
19. "Это элементарно, мой дорогой...
20. "Ассистентка", автор фел...
1. Ludmila[16.10.2021]
2. Konobeyeva[14.10.2021]
3. Валькирия[10.10.2021]
4. TyreEneda[10.10.2021]
5. Reykoo[09.10.2021]
6. LyEneda[08.10.2021]
7. _Остров_Безветрия_[06.10.2021]
8. Kristina0609[04.10.2021]
9. kirilmanchi[04.10.2021]
10. Anastasia1208[03.10.2021]
11. Anastasia120869[02.10.2021]
12. Nomina_Kaigal[02.10.2021]
13. Ezuru[01.10.2021]
14. ImissSummer[01.10.2021]
15. Hildegarda[30.09.2021]
16. loxtiks[29.09.2021]
17. Lena1984[27.09.2021]
18. Sparrow193[26.09.2021]
19. Semantic[22.09.2021]
20. Lesya-Olesya[21.09.2021]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lena_bond, Sam666, Фелисите, otek_kvinke, NATALI_2010, Кошкофил, Nelk, orxidea94, Зозо, Джо, Amie, werewolf0x, tanushok, Ofelia, Нета, зарина, Виктория-Александровна, val_NV, KristinaZotkina, GoTiKa, Luuuna, Imago, zloi_EzhIk, Julia87, colleenhaskel, JtanyaS, Arthurmow, грязный_волшебник990666, Chuhayster, Артис, Margowa25
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2021
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz