Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем всех творцов принять участие в новом конкурсе "Посиделки у камина"!   



  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective, G
"О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective, G
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 18:44 | Сообщение # 1
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива "О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective/Drama/General/Romance

Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 18:53 | Сообщение # 2
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: "О чем только думает Северус?"
Автор: Ipse
Жанр: Detective/ Drama/ General/ Romance
Пейринг: СС, ГГ, ГП, РУ, ДМ, НЛ, ДУ, В, нпж
Рейтинг: G
Дисклаймер: Персонажи принадлежат сами себе. Идеи принадлежат их носителям. Наша бесконечная благодарность принадлежит Роулинг.
Саммари: АУ. Чудес не бывает. Школьники не способны победить армию Волан-де-Морта, а ушлый двойной агент всегда отмажется, что приносил апельсины. Да и зачем нужны чудеса, если есть магия?
Комментарии: Стыдно сказать, но автор очень любит комменты, особенно критические. Что-нибудь в духе: "и на фразе (...) я ...(закрыл файл/уснул от скуки/etc). Иначе это все так и будет продолжаться. )
Предупреждения: нет


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 18:55 | Сообщение # 3
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
"В стране, где тихи гробы мертвецов,
Но где жива их воля, власть и сила..."

Глава 1. Правда во спасение

Тесный подземный ход между Гремучей ивой и Визжащей хижиной показался Поттеру уютным, стоило ему увидеть Нагайну. Сейчас это была его главная цель — вольготно свернувшаяся змея в свергающем парящем шаре. Гораздо лучше защищенная непонятными чарами, чем он своей невидимой мантией, и гораздо более опасная. Если бы не связь с мыслями Волан-де-Морта, Гарри ощутил бы себя мышью в норе рядом с двумя другими мышами. Нечего и думать пытаться убить ее сейчас. Он перевел глаза на человека с ничего не выражающим змеиным лицом и сквозь личные страх и ненависть удивился, насколько оно не отражает закипающую в нем ярость. Сам Гарри уже тяжело дышал от бешенства и, просто чтобы быть в состоянии соображать и оставаться на месте, кусал костяшки пальцев.
- Мы почти у цели, - произносит мелодичный ровный голос.
- Да, мой Лорд, их сопротивление сломлено, - раздается совсем рядом, в каком-то шаге от шкафа, из-за которого выглядывает Гарри. От этого врага не исходит ощущение неуязвимости, и убить его хочется сильнее всего. За то, что выдал пророчество Волан-де-Морту. За Дамблдора. Потому что таково желание Темного Лорда, наконец.
- Есть одна странность, которую мне хотелось бы устранить.
- Какая странность, мой господин?
- Она не слушается меня. - Лорд сделал изящное и бесполезное движение, нацелив Бузинную палочку в потолок. Интересно, если попытаться обезоружить его сейчас...
- Этой палочкой вы у нас на глазах творили невероятные чудеса, - робко возразил Снейп.
- Да, но вы приписываете ей мои заслуги. Она оказалась вполне обычной. Ничем не лучше той, что я когда-то купил у Олливандера. Она не смогла справиться с Поттером.
- Если вы позволите мне вернуться на место сражения, думаю, я смогу быстро его поймать, и вы выясните этот вопрос на практике, в спокойной обстановке.
- Его поймают без вас. Меня интересует, что будет потом. Моя первая палочка не справилась с ним дважды; Олливандер под пыткой объяснил второй случай тем, что у наших палочек одинаковая сердцевина. Я отобрал палочку Люциуса - сломалась. Наконец, эту палочку я взял из гробницы Альбуса Дамблдора, но и она не желает показать, на что способна.
Возникла секундная тишина. Для Снейпа она была наполнена размышлениями, для Гарри — всеобъемлющей, уже неконтролируемой яростью, предшествующей убийству. Гермиона чувствовала ужас в интонации профессора, и лишь Рону диалог казался непонятным и скучным, как лекция про трансфигурационные свойства крубанотов.
- По-видимому, дело не в палочке, - просто произнес Снейп, как человек, открывший для себя какую-нибудь банальность.
- Неужели? Что значит, не в палочке?!
- Я слышал обрывок разговора о крестражах. Дамблдор говорил, что во время первой попытки уничтожить Поттера часть вашей души переместилась в него. В таком случае все дальнейшие убийственные заклинания ослаблялись вашим же чувством самосохранения. Разные части души не станут уничтожать себя. Поначалу я не придал тому разговору значения...
- Почему мне не сообщили раньше?!! - Голос Волан-де-Морта все больше походил на шипение, а в голосе Снейпа сильнее проступали торопливые лакейские интонации.
- Я принял его слова за уловку. Меня подозревали, и я думал, это дешевый розыгрыш специально в мою честь. Дамблдор всегда стремился защитить мальчишку. Да и трудно поверить, что это ничтожество хранит часть вашей души. Но в свете того, что вы сказали, это многое бы объяснило. Например, почему Поттера выбрала палочка с пером вашего феникса.
- Ты заслужил наказание!
- Увы, порой я приношу дурные вести. Но позвольте мне доставить к вам Поттера...
- Круцио!
Бузинная палочка, которой был так недоволен Волан-де-Морт, с тонким свистом рассекла воздух, и все предметы в хижине вдруг засветились холодным малиновым цветом, а Снейп упал на колени и ткнулся лицом в пол. Его тело дергалось, как под током, но крика не было. То ли у профессора перехватило дыхание, то ли сам воздух при непростительном заклятии в воландемортовской обработке не пропускал звуков. Темный Лорд тем временем стремительными шагами вышел из комнаты, напоследок махнув палочкой. Сверкающая клетка Нагайны выплыла вслед за ним. Хлопнула дверь. Малиновое свечение прекратилось, Снейп издал сдавленный крик и затих.
Гарри понимал, что более удобного момента, чтобы убить профессора, не представится, но вся его ненависть куда-то вышла вслед за Волан-де-Мортом. Теперь он переживал собственные ощущения: сильную ноющую боль в одной руке, хватку холодных пальцев Гермионы — на другой, вкус крови на языке, головокружение от меняющейся в голове картины мира.
Снейп приподнялся на локте и уставился в темноту, прямо в лицо Поттеру. Гарри вздрогнул и начал поднимать палочку, но в тот же момент Гермиона, так и не разжавшая пальцев, дернула его за руку. Шкаф, заслонявший подземный ход, беззвучно сдвинулся в сторону. Палочка Снейпа была нацелена на их убежище, Гарри даже не заметил, как это произошло. Но вместо заклинания профессор шепотом произнес:
- Тихо. Я должен передать вам приказ Дамблдора.
Затем секунды три ничего не происходило. Видимо, Снейп просто ждал, чтобы до опешивших гриффиндорцев дошло: он мог убить их или позвать дементоров, но это не входит в его намерения. Гарри он видеть не мог, хотя и понимал, что тот где-то рядом, на лицах остальных читалась растерянность. Когда он приставил палочку к собственной голове и вытянул из-за уха серебристую дымку воспоминания, Гарри снова начал поднимать палочку. Гермиона вновь его одернула. Дымка помчалась в их сторону, как брошенная шпаргалка, и Снейп прошептал: «Пароль — Дамблдор. Все, вон отсюда!»
Друзья быстрыми шагами отступили вглубь тоннеля, затем побежали, подсвечивая себе палочками. Перед выходом из потайного хода они остановились, чтобы отдышаться.
- Так Дамблдор что, жив? - воскликнул Рон.
- Не говори глупости, - ответила Гермиона. - Он был убит на глазах у Гарри. Мы же были на похоронах, и у гробницы... Гарри, скажи ему!
- Да. Извини, но это невозможно, Рон. И потом, Дамблдор никогда не стал бы использовать свою фамилию в качестве пароля от своего кабинета... Нам необходимо посмотреть в Омут памяти. Скорее все под мантию!
Открытое пространство до ближайшего пролома в стене, возле которого, разметая вокруг себя камни, дрались два великана, наверняка простреливалось заклинаниями. Но невидимые друзья, обнявшись и скрючившись, едва не наступая на полы мантии, преодолели его благополучно Правда, всю дорогу их донимал восторженный шепот Рона:
- Я знаю, он жив, и Снейп на его стороне! Иначе он бы нас выдал. Дамблдор просто нашел способ всех обмануть. Я понял! Снейп убил не Дамблдора, а кого-то, кто принял его облик с помощью оборотного зелья!
От версии младшего Уизли веяло соблазнами безумия. То тут, то там валялись мертвые тела. Гарри вглядывался в лица убитых, отгораживаясь от заразительной радости друга.
- Замолчи! Ты забываешь: мы не расставались с ним с того момента, как он взял меня с собой в пещеру добывать крестраж. Это точно был Дамблдор, он не мог переложить уничтожение крестражей на кого-то другого!
Гарри опасался, что его слова вызовут у Рона вспышку отчаяния, но тот только ответил со злорадством:
- Это ты так думаешь!!!
В проеме, когда они перелезали через завал, Гермиону больно ударило осколком камня, она закричала и споткнулась. Из казавшегося пустынным холла в кучу камней тут же полетели огненные заклятия, друзья едва успели отпрыгнуть к стене. Выяснять, что здесь происходит, не имело смысла, и ребята помчались в сторону лестницы, поддерживая подругу под руки.
- Дементоры! - вдруг воскликнула она в ужасе.
Под лестницей укрылась горстка защитников Хогвартса, уже не оказывавших сопротивления. Среди них были Невилл Лонгботом — Гарри заметил, что у него пол-лица почернело от ожога, - и Полумна. Несмотря на встопорщенные, неровно опаленные волосы, она выглядела неуместно прекрасной перед лицом близкой смерти. Дементоры клубились над ними, как вороны над падалью.
- Я с ними управлюсь. Бегите, я догоню!
- Стой, сумасшедший! Никуда мы без тебя не побежим! - Закричала Гермиона, но Рон уже выскочил из-под мантии и вызвал патронуса.
Холл залило светом, дементоры попытались переключиться на одиноко стоящую фигуру, но Рон только расхохотался и побежал вверх по лестнице, а его серебряный зверь метался за четырьмя черными тенями, словно на охоте, сбил их в стаю и погнал к проему. Замелькали красные отсветы...
- Держитесь, ребята! Дамблдор жив! Мы победим! - заорал Рон, перевесившись через перила.
- Бежим за ним! - скомандовал Гарри, и они с Гермионой помчались на второй этаж. Рона они нагнали уже у горгульи и дружно захлопнули за собой дверь кабинета.
- Ну, давайте скорее смотреть!
Рон лучился азартом и потирал руки от нетерпения, словно на трибуне Чемпионата мира по квиддичу. Куда делась его скованность, неуверенность в себе? Гарри вдруг ощутил, что очень плохо знаком с этим рослым, подвижным, рыжим парнем. Старая школьная рубашка, которые Рон донашивал из экономии, смотрелась на нем, как жабо на тигре. «Может, Дамблдор тут и не при чем, - внезапно подумал Гарри, - и Рон вовсе не сошел с ума. Просто он включился в войну. Она была смыслом жизни для стольких поколений его предков, - не удивительно, что он чувствует себя, как рыба в воде, среди ее ужасов и мифов».
- Это может быть ловушка. Пусть кто-то один охраняет дверь и, если мы долго не будем возвращаться, оттащит нас от Омута памяти. Гермиона, посторожишь нас?
- Лучше я. Она еле на ногах держится, а мне и так все ясно, - бесшабашно сказал Рон, наставляя палочку на дверь.
Гарри прищурившись взглянул на девушку.
- Но послушай, Рон, если окажется, что Дамблдор мертв... если мы тебе расскажем, ты нам поверишь? - с беспокойством спросила Гермиона.
- Конечно, - улыбнулся он.
Времени не было. Серебристая дымка, вылитая из кулона Гермионы в Омут, уже образовала в нем подобие воронки. Гарри сунул в руки друга скомканную мантию-невидимку, схватил волшебницу за руку, и их вместе закружило в водовороте...

- Там Дамблдор, ему нужна ваша помощь! - звучит испуганный детский голос.
- Ведите!
Звякают склянки, черная мантия резко развевается, на миг заслоняя весь обзор, затем перед глазами мелькает каменная кладка и потертые ступени. Гарри и Гермиона бегут, приноравливаясь к стремительной походке профессора.
- Смотри, это ты! - говорит Гермиона, которая пока воспринимает чужие воспоминания наподобие телепередачи, но Гарри не слышит ее, как не ощущает прикосновений, хотя они все еще держатся за руки. Она понимает это и показывает ладонью. Он энергично кивает, видя себя — совсем юного, взлохмаченного, слышит взволнованный голос, говорящий что-то про врачебное крыло, и глухой ответ Альбуса:
- Мне нужен только Снейп...
Профессор бросает пристальный взгляд на директора и неприязненный — на окружающих, черные волосы и мантия развеваются от резких движений. Внезапная чернота телепортации, и вот уже Гермиона и Гарри стоят в кабинете, где Снейп усаживает Дамблдора в кресло. Читает заклинания, нацелив палочку на запястье своего пациента, затем мечется от шкафа к шкафу, смешивая ингридиенты. Вливает в рот потерявшего сознание янтарную жидкость и напряженно ждет, пока Альбус придет в себя.
- Ааа... Ох!..
- Вы что, ума лишились? Как вас угораздило его надеть? - чуть не кричит Снейп. - Заклятие, наложенное на кольцо, невозможно разрушить. Его удалось локализовать, но это временно.
- Простите, Северус, я не устоял перед искушением. Не сердитесь так. Представляете, я думал, что этот перстень воскрешает мертвых. Оказалось, ничего подобного. Наверное, я действительно лишился ума. - В голосе Дамблдора зазвучала легкая горечь. - Сколько мне еще осталось?
- Год. Максимум год.
Директор со слабой улыбкой обвел глазами кабинет и остановил взгляд на лице Снейпа.
- Что ж, совместим приятное с полезным. Я имею в виду задание Волан-де-Морта по моему устранению. Вы должны сделать это вместо Драко — он может не справиться.
- Я??? Нет, я не могу.
- Но другого выхода нет, Северус.
- Пока я жив, история должна повторяться?!
- Это совсем другое. И не думаю, что роль простого зрителя устроит вас больше. Мне правда жаль, что я обращаюсь к вам с такой просьбой, но мне больше не к кому, Северус. Я не хочу, чтобы моя смерть была долгой и позорной. Еще меньше я хочу, чтобы она была бессмысленной. Обещайте, что убьете меня. Министерская комиссия по образованию и попечительский совет Хогвартса в кармане у Волан-де-Морта. Я не хочу сдавать эту крепость на разграбление. Следующим директором должны стать вы.
- Вы же даже не доверяете мне!
- Я доверяю вам больше, чем доверял бы себе проводящему столько времени у Волан-де-Морта. Не требуйте от меня невозможного. Пожалуйста, Северус!
- Даю слово, - хрипло ответил Снейп. Он выглядел совершенно раздавленным.
- Вас будут ненавидеть, - извиняющимся тоном сказал Дамблдор.
Снейп нетерпеливо и презрительно отмахнулся. Было видно, что этот вопрос на фоне личных переживаний кажется ему несущественным.
- Мне бы хотелось еще кое-что сказать вам напоследок. Это не мое дело, считайте, что это просто мнение старика, который хочет выговориться. Когда меня не станет, вы останетесь в изоляции, и единственным небезразличным вам человеком будет Драко. Поэтому вы так злитесь на меня. Но я не в лучшем положении. Одиночество диктуется опытом, а не мнением людей. Ну, представьте лица моих почитателей, попроси я их заняться моей рукой. А если я обращусь к факультетам с поручением убить меня? Один Малфой способен, да и тот откажется.
Снейп никак не реагировал на шутливый тон директора, кажется, даже не слушал.
- Так вот, об одиночестве. Вы безотчетно хотите видеть в Драко то, чего там и близко нет, - себя. Там есть только то, чего вам не хватало в детстве - знатность, большое состояние, аристократическая внешность. Ваша гордость избрала такой идеал, ваше сердце — другой. Однажды вы попытались возвыситься, руководствуясь чужой системой ценностей - и потеряли Лили. Не ищите величия и счастья там, где их нет. Вы не переспорите собственное сердце.
Теперь вид у профессора был еще более жалкий, а в его взгляде на Дамблдора читалась инстинктивная ненависть жертвы к своему мучителю.
- Не смотрите на меня так, Северус. Я не обвиняю вас, а предостерегаю. Да и как я могу вас винить, - если бы вместе с ней погибли вы, то мы бы потом даже не смогли защитить ребенка.
- Если бы она была со мной, я бы не дал им до нее добраться, - прошипел Снейп.
- Вряд ли. Но у вас еще будет время показать все, на что способны. Да, я знаю, мне теперь легко быть фаталистом, - директор виновато улыбнулся, словно извиняясь за неудачную шутку. - Вы остались живы, скоро переживете и меня. Будете среди самоотверженных, талантливых магов, чей путь не был усыпан розами и чьи капризы не становились законом для других. Имейте в виду, кровь и богатство для них — ничто. Никто из них не способен понять вас - пока, но скоро война, на войне люди быстро взрослеют. Умирают, правда, еще быстрее. Пока вы живы, история не должна повториться, Северус. А теперь сделайте милость, трансгрессируйте мне яблочный сок. Что-то я совсем расклеился.
Последнее, что Гарри увидел перед тем, как «вынырнуть», был высокий стакан с желто-коричневым напитком на темной дубовой столешнице. Он с трудом перевел дух, шокированный, не в силах оторвать взгляд от мерцающей поверхности Омута.
- Помнишь, Дамблдор говорил, что воспоминание Слизнорта было подправлено?! - сразу же накинулась на него взволнованная Гермиона, которую этот вопрос распирал последние пятнадцать минут.
- Это - не исправленное! - Гарри обернулся и вскрикнул: кабинет и так очень мало изменился со времени просмотренного разговора, а теперь в нем еще и сидел Снейп. Как и раньше, в кресле для посетителей, прямо напротив Рона. Меланхолично вертя в руке волшебную палочку. - А..! Ммм...
- У нас мало времени. Поттер, вас сейчас ищут. Вас не найдут, потому что вы немедленно телепортируетесь в безопасное место. Молчать! Когда Темный Лорд поймет, что упустил вас, он полезет к вам в голову. Постарайтесь не выдать себя - и других. - Снейп произнес это почти брезгливо. - Но сначала о крестражах. Было шесть предметов, остался один, верно?
- Простите, профессор, Дамблдор запретил нам говорить... - Гарри нервно развел руками.
- Дамблдор мертв!
- Да, один. Извините, профессор.
- Это змея?
- Да.
- Все, вот ваш ключ-телепорт. - На поверхность стола с темными дубовыми разводами легла хрустальная ромбовидная крышечка от флакона, и рядом с ней — цветное пятнышко преломленного света.
- Отправляетесь вы, Уизли и еще двое. - Снейп приоткрыл дверь кабинета и снова закрыл. Взмахнул палочкой, и перед ребятами оказались Невилл и незнакомая девушка из Пуффендуя. Оба они озирались так, словно только что проснулись в незнакомом месте. - Мисс Грейнджер присоединится чуть позже.
- П-простите, сэр. Мы не можем так... мы обязаны попытаться уничтожить...
- У вас сегодня была замечательная возможность уничтожить. Вы имели перед собой полный ассортимент врагов и наилучшие условия. Вы ими не воспользовались.
«Вы тоже!» - хотел выкрикнуть Гарри и уже издал какой-то звук, но резко заткнулся. Несмотря на декларируемую спешку, Снейп говорил почти в своей обычной манере: сплевывая ядовитые слова, делая выразительные паузы. Последнюю фразу он сказал нормальным человеческим тоном, из-за чего она звучала как комплимент, а в число врагов явно включил себя.
- Что? - Излом брови Снейпа пополз вверх.
- Мы... обязаны участвовать в решающей битве.
- Ах да, я и забыл, Поттер, что вы у нас великий стратег. Знаете, каково магическое население мира? 864 700 человек. Здесь сейчас бесцельно гибнет около четырехсот магов, и даже Темный Лорд считает необходимым прекратить избиение младенцев.
- Тогда зачем оставлять Гермиону?!
- Гарри, не спорь, - умоляюще воскликнула она, - со мной все будет в порядке!
- Ценю ваше стремление поболтать со мной подольше. Темный Лорд не сможет долго находиться в вашем сознании, но если он хоть на секунду увидит меня вашими глазами, мне конец. Поэтому мы будем общаться через мисс Грейнджер. Как только почувствуете вмешательство, закрывайте глаза. Не думайте обо мне, сосредоточьтесь на чем-нибудь другом. У вас есть подружка, Поттер? Нет, лучше думайте о вашей матери, ей он уже точно ничего не сделает. Ну, чего вы ждете! - рявкнул он так, что Гарри сам отскочил к столу.
- Л-ладно. Давайте, ребята! - Он пропустил вперед Невилла и девчонку, только сейчас заметив кровавый колтун у нее на затылке, потом кивнул Рону и одновременно с ним притронулся к наполненному светом кристаллу. В кабинете сразу стало просторно и как-то очень тихо.
- Интересно, - Снейп закинул ногу на ногу и поднял глаза к потолку, в его голосе уже не было прежнего напряжения, - Поттер теперь всегда будет заикаться при виде меня?
- Мы все должны извиниться перед вами, сэр! - срывающимся голосом сказала Гермиона. - Если бы мы только могли знать...
Ее тон заставил Снейпа снова напрячься. Он скользнул по ней внимательным взглядом.
- Что это с вами, Грейнджер? Позвольте, я угадаю. Вам в первый раз в жизни открылось зрелище человека под круциатусом? - Вкрадчивые ноты в его голосе сменились ледяной яростью.
Гермиона оцепенела, призвав на помощь всю свою сдержанность. Она чуть было не пообещала повторить извинения, когда зрелище пыток станет для нее привычным, но пререкания сейчас ни к чему. Всего-то хотела выразить Снейпу свою благодарность, в результате они обменялись оскорблениями. В такой ситуации лучше вообще не раскрывать рта.
Теперь они смотрели друг на друга молча, затем Снейп фыркнул и кивнул с видом «я так и думал». Гермиона была близка к тому, чтобы схватиться за голову, но вместо этого лишь отступила на полшага назад, приподняв руки ладонями вперед, - словно перед ней стоял сумасшедший, которого надо убедить в своих мирных намерениях.
- Могу я что-нибудь сделать, сэр? - спросила она как можно мягче. Формулировка была не ахти, но удачной на такой случай просто не существовало, а надо же как-то перейти к делу. Их разговор не занял и полминуты, но теперь ей больше всего хотелось сесть и отдышаться. Она напомнила себе, что за дверью идет бой.
- Передайте Поттеру, чтобы никто не покидал пределов дома и не пытался вступить во внешний контакт. Никаких сов и каминных сетей! Я появлюсь там, как только смогу. Отдадите ему мантию-невидимку и проследите, чтобы он ее не снимал даже в душе. - Снейп нацелил палочку на ключ-телепорт. Блестящая крышечка проделала путь по воздуху и очутилась в левом кармане мантии Гермионы. - Не трогайте! Прикоснетесь к нему в случае опасности. Желательно не раньше, чем сумеете передать защитникам приказ убираться отсюда. Желательно одновременно по какому-нибудь сигналу. Желательно обеспечить эвакуацию всех раненых. Но главное - постарайтесь добраться до Поттера в живом виде. Если я в течение недели не появлюсь, вы отправитесь налаживать связь с Орденом. Все по очереди, кроме Поттера. Ему и так будет чем заняться — там много книг.
- Сколько же он должен там находиться, если вы не вернетесь?
- Столько, сколько вам потребуется, чтобы уровнять силы с армией Темного Лорда и составить план, дающий хоть какие-то шансы на победу.
- Он не согласится столько прятаться.
Снейп злорадно улыбнулся.
- Меня, Грейнджер, это уже не будет волновать. Надевайте! - он швырнул ей мантию-невидимку и направился к Омуту памяти.
- Профессор, могу я узнать: вы сказали, что Гарри стал крестражем. Это что, правда?
- Это не вашего ума дело, мисс Грейнджер, - Снейп обернулся, но никого уже не увидел. - По крайней мере пока.
- Но Дамблдор считал, что только уничтожив все крестражи, можно победить Волан-де-Морта. Неужели Гарри...
- Дамблдор мертв!!! Выкиньте из головы все лишнее! Мы сейчас вместе пойдем по школе. Вам предстоит убеждать людей. Учтите, Темный Лорд вот-вот бросит сюда все силы. Здесь полно идиотов, которые настроены защищать Хогвартс до последнего. Говорите, что попасть в плен — это будет все равно, что перейти на сторону Темного Лорда. Говорите, что угодно, но не вздумайте выдать меня. Не лезьте под заклятья. Не стесняйтесь давать поручения и перекладывать задачу на других. Чем быстрее вы телепортируетесь, тем мне будет спокойнее. И отдайте это Поттеру! - Снейп протянул на ладони небольшой темный флакон.
Легкое прохладное прикосновение, и флакон исчез.
- Ну что, готовы? - Теперь Снейп говорил спокойно, доброжелательно. - Не волнуйтесь, от Пожирателей я вас прикрою. Идем.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 18:58 | Сообщение # 4
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2. Хогвартс сдан

Едва дверь приоткрылась, Гермиона выскочила в коридор и осмотрелась. Никого. Свесилась через перила. Холл казался пустым. Снейп осторожно высунулся из проема и двинулся вдоль стены. Девушка, поняв, в какую сторону он пойдет, тут же побежала вперед, сжимая в правой руке волшебную палочку, а левую прижав к карманной прорези. Снейп дошел до лестницы и начал спускаться, но, услышав ее звонкий голос, вернулся наверх и встал за колонной.
- Полумна! Феликс! Дин! Помогите! Надо срочно телепортировать всех отсюда! Где мадам Помфри?
Дальше до Снейпа доносились только шепот и шуршание. Он прижался спиной к холодной колонне и ждал, ждал. Наконец шорох раздался совсем рядом, и тихий голос сказал:
- Все в порядке. На подходе к больничному крылу вертится группа Пожирателей, но я провела Дина под мантией, он передаст команду тем, кто там есть. Остальные убежали к пролому, там... говорят, там Перси погиб. Брат Рона. Там теперь наша засада, но, надеюсь, они послушаются. Сигналом должен быть громкий звук, но не позднее, чем через 7 минут. Говорят, на втором этаже уже полно Пожирателей, а вот на третьем и в башнях должны быть наши. Большинство раненых — в Большом зале. Подождете, пока я туда сбегаю?
Снейп кивнул и снова стал ждать. Минуты тянулись долго, и он успевал проклясть каждую по многу раз. Но Гермиона вновь вернулась благополучно, хотя и гораздо позже, чем планировала. В зале стоял гул, состоящий из стонов, плача и изрыгаемых проклятий. Маги предавались этим занятиям так самозабвенно, что ей, возможно, еще не скоро удалось бы обратить на себя внимание, если бы не мадам Максим. Она внимательно выслушала Гермиону, затем на весь зал слово в слово передала ее слова о «новом плане Гарри Поттера» и о том, что надо срочно телепортироваться куда угодно, потому что скоро нигде не будет хуже, чем здесь. Как на беду, ключей-телепортов оказалось всего несколько, один - у самой мадам Максим, и тот крошечный — часть оправы кольца, прикрытая отскакивающим рубином. Вокруг нее тут же образовалась бестолковая очередь. Потом минута ушла на то, чтобы призвать всех по прибытии поскорее установить связь с Орденом и готовиться к новому сражению. Еще столько же, - чтобы объявить о создании группы магов, которая заберет всех телепортом с третьего этажа и еще одной, которая должна удерживать Большой зал, сколько потребуется для эвакуации. От усталости казалось, что прошло не меньше часа. Гермиона задыхалась от того, что приходилось непрерывно кричать. Пробегая к выходу из зала, она увидела Джинни и подумала, что стоит дать ей прикоснуться к крышечке флакона, но та обнимала плачущую миссис Уизли...
Снейп по-прежнему стоял за колонной возле лестницы с палочкой наготове. Но теперь второй этаж не выглядел пустым, то тут, то там в коридоре мелькали черные фигуры.
- Идем! Мне нужно к кабинету маггловедения, - прошептала Гермиона, подойдя совсем близко. Едва они успели свернуть за угол и отойти на двадцать шагов, как в них полетели заклятья. Два из них Снейп отбил, но еще два, мощные, но пущенные не столь метко, раскололи балюстраду и разрушили колонну. Он едва успел отмахнуться палочкой от разлетающихся осколков, отмел катящиеся под ноги камни и понял, что не имеет представления, здесь ли еще его спутница.
- А, это ты тут шумишь, Северус! - Из-за поворота выглянула Алекто Кэрроу.
- Да, Алекто! Все в порядке! - он, обернувшись, махнул ей рукой, и она, кивнув, отступила за угол. Помолчал. Шепотом сказал: - Эй!
Впереди, за кучей обломков, кашлянули. Он сделал несколько шагов и растерянно остановился.
- Где вы? Вы не ранены? - сказал он как можно тише. Справа от него находилась балюстрада, слева — двери классных комнат, и за любой из них могли найтись благодарные уши. Вместо ответа Гермиона взяла его за руку, перекинув палочку в левую. Целиться заклинаниями будет сложнее, но, в случае чего она успеет сунуть руку в карман вместе с палочкой...
- Телепортируйтесь!
- Нет, идем.
- Зачем?
- Там Хагрид и Макгонагалл.
- Я сам их предупрежу.
- Нет. Они на вас нападут.
Он пожал плечами, и они пошли. Северус — ближе к центру коридора, просматривая второй этаж противоположной стороны замка, который обшаривали Пожиратели, и третий, откуда могли прилететь заклинания. Его незримая спутница — слева, почти касаясь плечом стены. На древние камни крепости, которую они собирались сдать врагу, ложился неровный свет. Было удивительно спокойно. Снейпу то казалось, что он попал в свое прошлое, но только «справедливое», где у него, как у всех, есть подружка, и он, как все, не придает ей особого значения. То представлялось, что тогда, 20 лет назад, у него все сложилось хорошо, и он ведет по школе своего ребенка. Он знал, что если взглянет слева от себя, то ничего не увидит, но ладонь, сжимающая его пальцы, и ощущение близкого присутствия другого человека были сильнее. Это совершенно выбивало его из реальности. Он даже не успел испугаться, когда из-за очередной колонны и распахнувшейся двери на него нацелился целый лес палочек. Правая рука сама поднялась в защитном жесте, магия так и рвалась наружу, а экспелеармус и рефлекто вертелись на языке. Со всеми он, конечно, не справится, но что-то никто не спешит попасть в первую пятерку. Хлопают глазами, ждут, наверное, что он опять сам в окно выпрыгнет. Условия для начала переговоров обеспечены.
- Нет! Не вздумайте! Профессор Макгонагалл! Парвати! Подождите!
- Гермиона?!
Чьи-то руки стаскивают с нее мантию, и лица у всех мгновенно становятся как после заклятия «остолбеней». О, мерлиновы кальсоны!
- Кэти, верни мантию! Скорее в класс, пока нас не увидели! У нас новости!
Она тянет Снейпа в кабинет и облегченно вздыхает, когда дверь захлопывается, хотя все палочки нацелены на них.
- Успокойтесь ребята! Это... не профессор Снейп, это Рон! Рон Уизли! Он под оборотным зельем, а я — настоящая. И я не под империусом, можете применить ко мне фините инкантатем. Скорее, спросите меня что-нибудь!
Ура, глаза Макгонагалл уже не занимают полкомнаты и снова помещаются под очками, но от неожиданности никто не вяжет лыка.
- Быстрее же!
- Ну, ты скажи что-нибудь сама.
- Ричи, так нельзя! Если бы меня поймали, то у меня бы могли узнать отдельные сведения, но не все на свете, поэтому спрашивать должен ты!
- Вот зануда! Ладно, как зовут сову Невилла?
- У Невилла жаба, а не сова, это даже Гойл знает. Тревор. В первый раз он ее потерял еще в поезде, когда мы ехали сюда поступать, и я ее по всем вагонам искала. Так мы познакомились с Гарри и Роном.
- Точно! Это Грейнджер! - раздается сразу несколько голосов. Атмосфера тут же меняется.
- Профессор Макгонагалл! У нас мало времени. Из Хогвартса всем нужно срочно телепортироваться. Не могли бы вы использовать сонорус и объявить, чтобы все защитники немедленно покинули школу? Первый и третий этажи уже знают, но вдруг кого-то не оповестили. Если что, пробивайтесь в Большой зал, у мадам Максим есть ключ-телепорт.
- О! Ну да, конечно. Но что, мы больше не обороняем всеми силами Хогвартс? - спросила она со своей обычной чопорностью.
- Нет, мы отступаем. - И, руководствуясь предыдущим опытом общения, Гермиона, из последних сил напрягая связки, прочла очередную двухминутную речь. В ней говорилось про предстоящее собрание Ордена Феникса, про важную информацию, оставленную Дамблдором, про «план Гарри», про необходимость убираться отсюда куда угодно, кроме Визжащей хижины, потому что там сейчас Волан-де-Морт, про то, что им с Роном ужасно надо спешить, - словом, ничего полезного для выполнения такого простого действия, как телепортация. Зато теперь все были готовы. Или не все?
- Мисс Грейнджер, у меня еще вопрос. За что я вам в последний раз поставила оценку «превосходно»?
- За свойства крубанотов, профессор.
- А где вы взяли волшебную палочку Северуса?
- Там же, где всю остальную одежду и волос для зелья, - Гермиона нахально хихикнула, обводя задорным взглядом аудиторию. Ей в ответ заулыбались.
Макгонагалл прижала палочку к основанию шеи, и, казалось, сразу со всех сторон на замок обрушился ее чистый, строгий голос. - Внимание! Говорит Минерва Макгонагалл. Всем защитникам Хогвартса немедленно покинуть школу!
- Все, мы перемещаемся в штаб. В этом кабинете снята блокировка трансгрессии, - сказала она уже тихо.
- Спасибо, удачи вам! - ответила Гермиона. Они двинулись к двери. Вслед понеслось:
- До встречи! Счастливо! Пока! Привет Снейпу! Удачи! Бывай, Уизли! Рон, ты супер! Ты сегодня вылитый злобный клоун!
Гермиона сбилась с шага. На какой-то момент она потеряла контроль над собой.
- Слоупер! Как ты смеешь так говорить!? - Она перевела дыхание. - Не смей оскорблять Рона!
И в удивленной тишине добавила:
- У него, между прочим, сегодня брат погиб. Перси.
Макгонагалл охнула и прижала ладонь ко рту. Видимо, хорошо помнила бывшего старосту факультета. Раздались вздохи, покрасневший Джек Слоупер выдавил:
- Прости, пожалуйста. Я не хотел.
- Нам всем надо спешить, - впервые подал голос Снейп.
Гермиона накинула мантию, и они вышли. Она снова взяла его за руку, только теперь его ладонь оставалась расслабленной, а она крепко стискивала пальцы. Это прикосновение отвлекало значительную часть его внимания. Через несколько шагов он прошептал, что ей пора, но она хотела на всякий случай увести его подальше от Макгонагалл, или еще лучше — проводить до кабинета маггловедения, вдруг там все же кто-нибудь остался. Собиралась что-то возразить, но тут услышала радостное: «Привет, Северус!» Мелькнула жуткая морда полуоборотня. Он, видимо, хотел подскочить к Снейпу с самыми лучшими намерениями, но налетел на Гермиону и ухватил когтистой рукой.
- Я кого-то поймал!
Зеленый свет качнулся перед глазами, как луговая трава под раскатом грома. «Магия похожа на предгрозовой ветер», - не к месту подумала Гермиона и начала подниматься на ноги. Тело оборотня, как в замедленной съемке, заваливалось на пол. Но не успело оно упасть, как откуда-то из его одежды выскользнула и взвилась к руке Снейпа коричневая волшебная палочка. «Авада кедавра» и «акцио, палочка» он произнес на одном выдохе. После чего привалился спиной к колонне и начал сползать вниз.
- Отберите мою палочку! И эту!
Гермиона по-маггловски сгребла их рукой и сунула под мантию.
- Заберите с собой. Убирайтесь.
- Идем вместе!
- Я не собираюсь отступать.
- Хотя бы возьмите мою! - Легкая светлая палочка коснулась его руки. - Мы будем ждать вас.
Но она и теперь не телепортировалась, просто отбежала подальше, прижалась к ногам статуи Чахлорукого рыцаря. Ей показалось, что она обронила флакон Снейпа, и пока убеждалась, что все вещи на месте, смотрела, как на яростный крик профессора примчались Пожиратели, как ему помогли встать, как он выхватил одну из нескольких предложенных палочек и бросился к кабинету, в котором они говорили с Макгонагалл. На этаже теперь суетились группы слуг Волан-де-Морта, человек по 20-30. Внезапно рыцарь покрылся инеем, и Гермиона увидела, как, начиная со входа, воздух от пола до потолка делается черным. Рука, которую она все это время держала в кармане над ключом-телепортом так, что даже потеряй она сознание, тело перенесется, уже затекла. Снейп не солгал, тут их ждала гибель. Больше задерживаться не имело смысла.

- Люмус.
Непривычно яркий, непривычно холодный свет. Помещение, за секунду до этого бывшее абсолютно темным, оказалось просто чуланом. Со старой метлой, покрытыми пылью бутылками с непонятным содержимым, потрепанными книгами, обломками какой-то вазы... Несколько секунд Гермиона разглядывала собственную, торчащую из пустоты руку с непривычно тяжелой палочкой. Тяжелее всего на несколько грамм, длиннее дюйма на полтора. Гермиона чувствовала себя так, словно ей ампутировали руку и пришили чужую, какого-нибудь штангиста. Нет, гораздо хуже. Мерлин, как же она будет жить дальше?!
Она снова задумалась, разглядывая свое приобретение. Это не просто тяжелая, мощная, черная палочка, это орудие убийства. Как там говорил младший Крауч, - «билет в один конец до Азкабана»? Если спрятать ее здесь до возвращения Северуса и никому не рассказывать об оборотне... Наверно, так будет умнее всего. Но у нее нет своей палочки. Взять себе ту, вторую? Гермиона отложила палочку Снейпа и примерилась к коричневой. Она даже не стала произносить заклинание — палочка вызывала у нее непреодолимое омерзение. Забавно, — подумала она, — ей ничего не стоило съесть конфету со вкусом неизвестно чьей сопли или зачерпнуть рукой навоз флоббер-червей. Это всего лишь вещества, они не могут слишком сильно отличаться. Магия может. Хотя в классе она у всех была похожей.
Гермиона сунула в карман палочку оборотня и снова взяла черную. Теперь та казалась легче. Удобнее. Радовалась прикосновению и категорически не хотела здесь пылиться.
В комнате горел камин, Гарри сидел на диване и пил сок, из кухни доносились обрывки разговора. Гермиона скинула мантию и плюхнулась рядом.
- Мы уже устали волноваться.
- А долго меня не было?
- Больше получаса. Какие новости?
- Новостей много. На, надень. Надевай-надевай. Новость первая: ты не должен ее снимать, пока ты тут. Вообще никогда, даже в душе.
- Ладно. Конечно.
Они переглянулись и рассмеялись.
- А у вас как? Все нормально?
- Да, тут просто курорт. Только сыро было, вот, камин зажгли.
- Голова не болит?
- Пока нет.
- Скоро заболит. В Хогвартсе обыски, наши все телепортировались. Там сейчас сотни Пожирателей, а дементоров вообще без счета. Думай о маме. Ух ты, тут Омут есть! Только знаешь, давай ты сперва отобьешься от Волан-де-Морта, а потом уже я тебе все покажу и расскажу.
- Ага. А ты думаешь, чего я здесь развалился, пока Рон зелья варит.
- Зелья! О нет!
Действительно, в кухне Рон готовил вовсе не ужин. Они торопливо обнялись, после чего Гермиона с чистой совестью высказала все, что думает о его манерах и навыках целителя. Она вовлекла в разговор Невилла, и после недолгих препирательств содержимое котла отправилось в канализацию, а сам процесс переместился в лабораторию. Незнакомую девочку, как оказалось, звали Катуна. Гарри срастил ей заклинанием кости черепа, но она выглядела очень слабой. Гермиона еще раз обругала Рона, скормила пуффендуйке две плитки шоколада и уложила в постель - ждать свою порцию зелья. После этого разговор потек более бойко, но все равно настроение у всех было совершенно бестолковое. Парни болтали о том, о сем, так и не коснувшись ничего важного.
Впрочем, кое-что Гермиона из этого разговора все же вынесла. Невилл не помнил, что ему и девочке сказал Снейп, чтобы убедить их пойти с ним. Они просто пошли, и все. Потом просто ждали, стоя под мантией. Рон же, напротив, помнил то, чего Снейп вовсе не говорил. В его версии события выглядели так: Рон сидел с палочкой наготове и тут услышал голос профессора, сказавший, чтобы он не пугался и не удивлялся. Снейп забрал у него мантию и вышел, но тут же вернулся, сел напротив, сказал, что надо молча подождать. Если это еще можно было как-то понять, то дальнейшее не лезло ни в какие ворота. Якобы Рон не хотел телепортироваться, а Снейп сказал, что если он сейчас погибнет, то уже никогда не узнает, что такое великая битва и чем от нее отличается школьный дебош. Гермионе тут же захотелось поговорить с Гарри, наедине. Но надо было спасать Невилла от срикошетившего проклятья, хотя бы нанести конситорную мазь, чтобы остановить разрушение тканей. Вскоре Невиллу обмазали ей всю голову целиком - на всякий случай, и он выглядел как маггл, окунувшийся в тесто для оладий. Сказал, что прямо чувствует, как в нем возрождается жизнь, но смотреть на него спокойно все равно было невозможно. Гермиона попросила его поискать рецепты в книгах и соотнести со здешним запасом трав. Для Катуны она просто сварила заживляющее зелье и смешала им с Невиллом по порции Крови дракона. Только она разобралась с двумя больными, как появился третий. У Рона заболел живот, видимо, потому что он просыпал какой-то из ингридиентов себе на фишбургер. Или просто рыба в нем оказалось несвежей. По иронии судьбы, расставаться с фишбургером парень не желал, уверяя, что больше в холодильнике ничего нет, и он хочет до конца насладиться... Гермиона сказала, чтобы он бросил придуриваться, что фишбургер надо дезапарировать, но тут бедный желудок юного волшебника не выдержал и принялся исторгать содержимое самым немагическим образом. Рон убежал в ванную. После напряженной беготни по Хогвартсу у Гермионы уже голова кругом шла от этого детского сада. Она вернулась в зал поболтать с Гарри и обнаружила его лежащим в обмороке на полу. Левитировала тело на диван, села с краешка, попыталась погладить по лбу. Телесного контакта не получилось - ладони отталкивались на расстоянии нескольких сантиметров. Растревоженная, неконтролируемая магия образовала вокруг Гарри сплошной защитный кокон, непроницаемый для материальных объектов. Это было непривычно, но она не убирала рук. Обострившиеся эмоции переплавлялись в волшебство, требовавшее выхода. Неожиданно она почувствовала контакт, не телесный, более отчетливый. У нее не нашлось бы слов описать возникшие ощущения, она поняла лишь, что больше всего хотела помочь, и ее помощь, возможно, не отвергнута. Гарри открыл глаза.
- Я что-нибудь говорил? - было первое, что он спросил.
- Мне нет. А вот ему... Ты был без сознания.
Гарри издал вопль отчаяния.
- Получается, он мог покопаться в моей памяти?
- Не знаю, Гарри. Это же ты брал уроки окклюменции, а не я. Но мне кажется, все не так страшно. Даже если он получает в таком случае доступ к твоей памяти, он не может узнать, о чем ты думаешь, потому что ты в это время не думаешь. Остаются только не рассортированные воспоминания. А долго копаться у тебя в голове Волан-де-Морт не может, Снейп так сказал.
- Снейп! - Гарри как будто только что вспомнил о его существовании. Он в ужасе уставился на Гермиону и схватил за руку. - Никогда себе не прощу, если с ним сейчас что-то случится. Мы даже не поговорили.
Они смотрели друг на друга, оцепенев, охваченные общим страхом. Обстановку разрядил вошедший Рон, злой, голодный и мокрый. С полотенцем он не дружил.
- Что, Гарри, плохо? - Уизли подошел к изголовью и сел на белый ковер.
- Он потерял сознание, Рон, - сказала Гермиона.
- Потерял сознание? Почему? Раньше ты вроде не терял.
- Ну, никто ведь и не ожидал, что это будет приятно, верно? - попытался улыбнуться Гарри.
- А на что это похоже, когда у тебя читают мысли? - не унимался Уизли. - Это как когда копаются в твоем грязном белье?
- Нет, это не похоже на то, что копаются в белье, - раздраженно сказал Гарри. - Это похоже на то, что тебе в голову засовывают раскаленный снаряд. Ты пытаешься сопротивляться, но он входит все глубже и там взрывается. Только твоя голова, к сожалению, не разлетается на куски, ты просто чувствуешь страшное давление. Пытаешься вытеснить этот взрыв наружу, но он замкнут в тебе и стремится расползтись по всему телу.
- Мерлинова борода! Неужели ничего нельзя сделать? Надо же что-то придумать! - разнервничался Рон.
- Я не знаю, что можно сделать. Когда придумаете, расскажите, потому что Волан-де-Морт попытается снова, и не раз. Если только он еще не узнал от меня, что хотел. - Гарри виновато отвел глаза.
Гермиона не выдержала и вскочила. В ее глазах стояли слезы.
- Ребята, соберитесь! Я знаю, Гарри, что тебе нельзя думать кое о ком, я знаю, что нам нельзя покидать здание, но это не значит, что мы должны тупо сидеть и ждать, как в клетке перед казнью! Нам надо столько обсудить! И действовать!
- Можно подумать, я против, - пробормотал Рон, откидывая со лба мокрые пряди.
Но Гарри только отмахнулся с безразличным видом.
- Гермиона, ты не понимаешь. Сейчас моя голова...
- Гарри, прекрати прикидываться инвалидом! Я знаю, как тебе больно, но ведь если ты самоустранишься, то лучше не станет! Мы в тебя верим! Мы всегда в тебя верили, и ты ни разу не подводил! Почему же сейчас ты хочешь сдаться? Даже если... даже если он погиб, вспомни, еще сегодня утром мы не знали, что он на нашей стороне. Мы были бы только рады, если б он оказался мертв. В нашей борьбе ничего принципиально не изменилось, Гарри! - Выражение ее лица оставалось спокойным, почти официальным, только по щекам лились слезы.
- Гермиона, ты ничего не понимаешь! Дело не в том, что мне больно! Дело в том, что моя голова сейчас — картотека Волан-де-Морта. Снейп пытался научить меня заслоняться, но я даже не тренировался. Я только бегал и жаловался на него всем. «Ох, Снейп хочет украсть философский камень!» «Ах, Снейп убил Дамблдора!» Я думал, я лучше знаю, что мне делать. Понимаешь, было очень соблазнительно иногда видеть, чем занимается Волан-де-Морт, палец о палец не ударив. Мне казалось, я такой ценный уникум! - он истерично засмеялся. - А теперь я сижу и пытаюсь за несколько часов наверстать то, чему должен был посвятить несколько лет. Я просто ничтожество, ребята. Не знаю, зачем вы хотите со мной что-то обсуждать.
- Гарри, Гермиона права. Во-первых, в пророчестве говорится о тебе. Во-вторых, нам действительно надо все обсудить, а то я уже порой даже не понимаю, что ты имеешь в виду.
- Ладно, как хотите. Невилла звать будем?
- Нет, сперва разберемся втроем. - Гермиона вытерла мокрые щеки. - Только давайте договоримся так: мы постараемся не упоминать Снейпа. Ни имя, ни вообще. И обсудим все быстро, чтобы не отнимать у Гарри много времени. Но сначала надень ты, наконец, невидимую мантию!!! А ты, Рон, не оставляй его одного! Я сейчас сбегаю, посмотрю, как там ребята, и вернусь.
Катуна спала в одной из комнат. Невилл нашелся не сразу - он устроил себе «гнездо» из подушки и пледа прямо на полу между стеллажами и с сумасшедшим видом листал какую-то рукопись.
- Лонгботтом, сэр, вы уверены, что хотите поселиться в библиотеке? - попыталась подколоть его Гермиона, которую почти рассмешил его вид.
- Это не библиотека, Грейнджер, это... сокровищница!!! - благоговейно возопил он и тут же замахал на нее руками, чтобы не отвлекала.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 18:59 | Сообщение # 5
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3. Болтовня людей и змей

Разговор вышел невеселым. Гермиона хотела сказать о гибели Перси в самом конце, но поняла, что если отложит еще хоть на секунду, то вообще не найдет в себе сил сообщить об этом Рону. Он расплакался, как ребенок. Это было даже странно: у него была прорва старших братьев, с Перси они ни капли не были похожи, в последние годы в семье Уизли этого министерского карьериста называли не иначе, как предателем. Рон успокоился только к середине разговора - на смену слезам пришла озлобленная сосредоточенность. Гарри и без того выглядел подавленным, к тому же воспринял рассказ Гермионы наихудшим образом. Чтобы не тратить время и не упоминать постоянно Снейпа, она повела разговор так, как будто все время действовала одна: провела Дина в больничное крыло, пообщалась с мадам Максим, нашла гриффиндорцев с Макгонагалл... «Обязательно было говорить, что у меня есть план? Ну сказала бы, что отступить надо, потому что у Волан-де-Морта перевес и их там всех перебьют, а не выдумывать какой-то план. Что теперь скажет Макгонагалл? И что скажу я на собрании Ордена Феникса?» - все его вопросы сводились к одному: зачем было столько врать?
Когда Гермиона убеждала людей, она сама очень боялась, что потом ей придется отвечать за каждое слово в спокойной обстановке и раскаиваться во лжи. Однако оказалось, что теперь вопросы Гарри вызывают у нее стыд иного рода — стыд за глупого собеседника, который вцепился в безделицу, упустив все важное.
- Тебя там не было, и ты не понимаешь, - сказала она. Не слишком убедительное начало, но у нее вдруг прозвучали в памяти слова Дамблдора о том, что людей объединяет или разъединяет опыт. Что ж, это являлось правдой как минимум наполовину: они с первого класса были втроем почти во всех переделках, и вот, пожалуйста, - не разлей вода. Но неужели из-за того, что она провела без них какие-то полчаса... Нет, ерунда. У них бывали разногласия и покруче.
- Гарри, - сделала она вторую попытку, - когда я услышала задание, я вообще думала, что достаточно будет применить сонорус и сказать: «Дорогие сторонники Дамблдора! Говорит Гермиона, может, вы меня помните, я подружка Гарри Поттера. У нас есть информация, что сейчас сюда ворвутся толпы Пожирателей, бегите, или вы все умрете! Лично Поттер уже смылся!» Так, по-твоему, выглядит правда? Хорошо, что у меня хватило ума сначала поговорить с Полумной и Дином. Гарри, все те люди стремились сражаться против Волан-де-Морта. Они были готовы погибнуть. Никто бы не отступил. Мне пришлось найти единственные слова, которые их убедили.
- Гермиона опять права, - мрачно сказал Рон. - Хотя, может быть, лучше было сражаться и умереть.
- О, великий Мерлин! Рон, ты когда-нибудь видел маггловские новости? Сюжеты с места военных действий?
- Нет, не думаю.
- Ну, я видел, - флегматично сказал Гарри.
- Ответь, пожалуйста, когда Трелони кидает в Пожирателей шары для прорицаний, а Макгонагалл посылает в атаку парты — это на что больше похоже, на военную хронику или на репортаж из дурдома?
- На репортаж из дурдома, - так же флегматично ответил Гарри.
- Что такое дурдом? - спросил Рон.
- Потом объясню. Гарри, пойми, разница не в том, что мы маги, а они магглы. Знаешь, как действовали сегодня слуги Волан-де-Морта? Сначала отдельные маги пробивались внутрь. Скорее всего, лучшие, и по собственной инициативе — хотели выслужиться лично, поймав тебя. Они сразу же устремлялись на второй этаж, наверное, почему-то считали, что ты там. А ведь точно, гриффиндорцы же устроили засаду на втором! Наши отдельными группами пытались остановить их на лестницах, но не могли, и отступали на третий. Потом одномоментно появились тучи дементоров и сотни Пожирателей. А у нас что? Еще до наступления основных сил Волан-де-Морта на третьем этаже оказалась большая часть защитников, а Пуффендуй и Когтевран — чуть ли не поголовно...
- Кажется, опять... Ммм... мерлин!
Гермиона и Рон переглянулись. Обоим было жутко. Они не могли видеть лица Гарри, только слышать, как он прерывисто дышит и скрипит зубами.
- Гарри? Гарри! Держись!
- Гарри! Вспомни про Лили Эванс! Твоя мать отдала жизнь, чтобы защитить тебя! Он ничего тебе не сможет сделать! - Гермиона вдруг поняла, что кричать бесполезно, - ее не слышат. Но кричать все равно хотелось. Она закрыла глаза. Сознание затопили жалость и отчаяние, и где-то внутри нее продолжал звучать неоформленный в звуки и мысли крик: - Гарри!!!
...Он стянул с себя рукой капюшон и, стуча зубами сказал:
- Дай воды.
Рон взмахнул палочкой и, поддерживая друга за плечи, поднес к его губам стакан. Тот с трудом сделал глоток, ухватился за стакан трясущимися руками и трудолюбиво выпил половину. Остальное вылил себе на голову.
- Иногда... иногда я жалею, что я не маггл. - Он перевел дыхание и уже более вменяемым голосом добавил, - маггл бы на моем месте сразу умер. Кстати, на этот раз было полегче. Было такое ощущение, как будто вода... Не знаю... Рон, дай еще воды, а?
- Гарри, тебя же всего трясет! - воскликнула Гермиона.
- Эт-то неважно. Спасибо, Рон. Фуф, на чем мы остановились? Ничего не помню.
- О чем ты?
- Об обороне Хогвартса. Гермиона говорила про Пожирателей. Про дементоров. И что там дальше?
- Может быть, нам не стоит сейчас об этом..?
- Нет, нам стоит.
- Ладно, - дрожащим голосом начала Гермиона, - как я уже говорила, у нас многие оказались на третьем этаже. На первом был слабо защищенный зал с ранеными. Ключей-телепортов на весь Большой зал было всего 4-5. Хорошо, что Пожиратели не удосужились контролировать лестницы, а просто искали тебя по кабинетам, и мы смогли отправить наверх преподавателей с ключом-телепортом. Проклятые привидения, которые могли бы передавать сведения, как вымерли. До кабинета маггловедения я так и не дошла, и куда делся Хагрид, неизвестно.
- Только бы он не погиб, - вздохнул Гарри.
- Да. Его надо найти не только потому что он наш друг, и не потому что я видела, в каком состоянии мадам Максим. Никто кроме него не может уговорить магических существ действовать с нами заодно. Об этом надо беспокоиться. Кстати, чуть не сотня защитников Хогвартса сейчас сидит в Шармбатоне и скучает по дому. Остальным школам вообще на нас плевать. Нам нужна международная солидарность.
- Если ты про то, чтобы написать письмо Виктору Краму...
- Рон!!!
- А чего я? Я же не против, пиши. Откуда ты только такие слова знаешь? "Гражданская ассоциация", "международная солидарность"...
- Магглы такими часто пользуются. В общем, в Хогвартсе у нас не было никаких серьезных шансов.
Ей вспомнилось замечание Снейпа про школьный дебош, и она решила, что должна предупредить друзей. В самых общих чертах.
- Ребята, я должна сказать про кое-кого. Про того, о ком мы решили не говорить. Пожалуйста, не воспринимаете его, как второго Дамблдора. У него грубые методы и, честно говоря, я до сих пор не понимаю его мотивов. Сомневаюсь, что тебе, Гарри, удастся легко с ним помириться, как бы ты сам этого ни хотел. От вашего разговора может стать только хуже.
- Если он только жив! Гермиона, я помирюсь с ним на любых условиях. Мерлин, какой я дурак! Он же не станет со мной разговаривать, пока у меня в голове проходной двор! Я напишу ему письмо, а ты передашь. Даже не спорь. Я быстро.
- Гарри, когда ты говоришь «на любых условиях», ты на самом деле имеешь в виду не все условия, а только те, которые ты можешь себе представить. Твои представления сформировали Дамблдор и Сириус. И профессор Люпин. Я просто хочу тебя предостеречь.
- Герми-и-о-она, - Гарри нараспев произнес ее имя, улыбаясь в потолок.
- Правда, Гарри, - опять вступился за подругу Рон. - У тебя такой дурацкий вид. Если бы я не знал, в чем дело, я бы подумал, что ты только что влюбился.
- Можете говорить, что хотите, - безмятежно ответил ему друг. - Вы ничего не понимаете.
- Ой-ой-ой! Можно подумать! Ты тут не единственный, кого он спас, - Гермиона насмешливо взъерошила ему волосы.
Гарри чувствовал себя слишком слабым и не стал уклоняться от ее руки.
- А что, тебя тоже? Он для этого сказал остаться в Хогвартсе?
- Нет, все случилось уже после того, как он велел мне убраться.
- А-а. Тогда ясно, твоими устами говорит печальный опыт. Рон, присоединяйся к нашему клубу. А ты, Гермиона, смотри и учись!
Гарри взмахнул палочкой, и перед ним оказались перо, конверт и бумага. Он, не задумываясь, черканул пару строк, запечатал конверт магией и с улыбкой протянул подруге.
- Ну все, теперь я могу умереть спокойно!
Но «спокойно умирать» ему не дали. Вместо этого заставили читать книги по окклюменции, которых Невилл быстро наковырял целую стопку, и пить зелья. Гермиона с Роном смотрели в Омуте содержимое темного флакона, в котором оказались воспоминания. Было решено, не раскрывая истинной роли Снейпа, обговорить ситуацию с Катуной и Невиллом, узнать, чем они могут помочь. Проводить всем вместе занятия, как в Отряде Дамблдора, теперь уже на новом материале, уделяя особое внимание змеям, крестражам, боевой и темной магии. И, если до завтра Снейп не вернется, утром осмотреть дом.
За скромным, почти походным ужином, который Катуна благополучно проспала, говорили о крестражах. Гарри настаивал, что эту информацию стоит сообщить Совету Ордена, Невилл его поддерживал, Рон сомневался, но Гермиона была категорически против.
- Это может привести к непредсказуемым последствиям, - повторяла она, сердито тыкая вилкой в увертливые спагетти.
Ребята возражали, что они предпочитают непредсказуемые последствия легко предсказуемым: если их четверых завтра случайно убьют в какой-нибудь стычке, то до Волан-де-Морта не доберется уже никто и никогда.
- Дамблдор был бы против, - настаивала их подруга.
- К черту Дамблдора! - наконец не выдержал Гарри. - Я больше не хочу слышать про этого старого параноика, который ни разу в жизни не открыл мне правду. Что не мешало ему втягивать меня в свои интриги, и я каждый раз проходил через огонь и воду, доказывая ему свою лояльность. Мне надоело играть в живые шахматы в качестве коня.
- Гарри, он тебя ни во что не втягивал, ты сам во все лез! - возмутилась Гермиона. - Он не просил тебя охранять Философский камень, соваться в Зал прорицаний, следить за Малфоем...
- Да, он не просил. Но если бы я знал, что без меня Квирелл не сможет достать Философский камень из зеркала, скажи, я бы туда полез? А если бы я знал, что Волан-де-Морт мной манипулирует, потому что без меня ему не видать пророчества, как своих отсутствующих ушей, стал бы я ломиться в министерство? Список можно продолжать.
- Брось, Гарри, ты бы все равно куда-нибудь полез. И я уверена, Дамблдор не говорил всего этого, потому что старался тебя уберечь.
- Не надо, я знаю, кто меня все это время старался уберечь. Дамблдор сам сказал, жаль только не мне!
- Ну хорошо. А что ты думаешь насчет неучтенного крестража? - наконец решилась спросить Гермиона. - Ты веришь в то, что рассказал сам знаешь кто сам знаешь кому?
- Конечно, нет. Если бы он не выдумал какую-нибудь чушь, Волан-де-Морт бы его убил, потому что считал хозяином Бузинной палочки. Чем только думал твой Дамблдор, оставляя ее у себя в такое время?.. А кроме того, если Волан-де-Морт в это поверил, то он теперь меня пальцем не тронет. Наоборот, наложит охранные заклятья, как на Нагайну. - Гарри улыбнулся.
- В клетку посадит... - с энтузиазмом продолжил Рон.
- Ладно, я понял. Пока не буду ему сдаваться, - покладисто согласился Гарри. - В общем, в худшем случае мы просто заполучили еще один крестраж.
Однако пока в этом деле нет твердой определенности, о сомнительном крестраже решили больше никому не говорить.

За окном темнота, но по всему дому сияет невидимый с улицы свет. Только в зале он слабый, мягкий, как от небольшой лампы.
- Гарри, ты здесь?
- А что, не видно? Шучу. Заходи, Гермиона, - он сбросил с себя мантию и постучал ладонью по дивану рядом с собой. - Эти книги дают обратный эффект. Тут на каждой странице его пометки, и, может быть, это все, что мне от него осталось.
- Еще воспоминания, совершенно жуткие. Ты зря откладываешь их просмотр, там про него совсем немного. Там, главным образом, про змею. Наверное, это должно помочь нам найти способ убить ее.
В это время в зал, зевая и потягиваясь, вошел Рон.
- Гарри, я рад тебя видеть! Что вы тут делаете?
- Да так, - мрачно отозвалась Гермиона, - думаем о том, кого нельзя называть.
- Но, Гарри, тебе же нельзя о нем думать! Или вы про Волан-де-Морта? Я с вами уже запутался.
Гарри только махнул рукой.
- Гермиона считает, что мне надо немедленно просмотреть воспоминания. Не знаю, что скажешь?
- На ночь не советую. Подумать только - раньше я боялся пауков!
- Да нет, Рон, при чем тут это. Расскажи, что там.
- Сначала какой-то деревянный дом, на улице зимнее утро. Волан-де-Морт и эээ... сами знаете кто сидят в креслах и молча пьют вино. В углу комнаты стоит связанный магией маггл. Приползает змея, обвивается вокруг этого маггла и жалит в лицо. Он орет и истекает кровью. А еще у него глаз вываливается. Это одно воспоминание. Второе: ужин при свечах, роскошный зал. Во главе овального стола сидит Волан-де-Морт, вокруг Пожиратели жрут, звенят посудой. Над столом в клетке висит человек. Волан-де-Морт встает, говорит, что забыл представить одного участника этого пиршества. Тычет пальцем в пленника, говорит, что это корреспондент «Пророка», некто Лаврер Кен, и сейчас с ним будет то, что должно случиться со всеми, кто защищает магглов. Тут он шипит, со стола в клетку молниеносно прыгает змея. Много крови. Третье воспоминание: змея уже в блестящей клетке. Опять Волан-де-Морт, несколько Пожирателей и какая-то старая ведьма. Волан-де-Морт говорит, что его призвание — объединить всех чистокровных магов и вернуть им мир, но если кто-то не хочет объединяться... Тут он наставляет палочку на клетку, но ничего не произносит, клетка перестает блестеть и как бы растворяется в воздухе, змея соскальзывает на пол, подползает к ведьме и...
- Волан-де-Морт точно ничего не произносит? Это важно. Может быть, он в этот момент шипит?
- Вроде бы нет.
- Жаль. Если бы я услышал это заклинание, мы бы могли с его помощью разрушить клетку. Но, Гермиона - умница, я сейчас сам все посмотрю. Ладно, а дальше что?
- А дальше практически ничего. Какая-то новая комната, Волан-де-Морт сидит задумчиво, пьет какую-то дрянь из рюмки. Снейп тоже сидит, - ой, извини, забыл! - в общем, он сидит, «Ежедневный пророк» читает. Змея эта в своей волшебной клетке ползает, шипит себе чего-то. И так минут пять. На этом все.
- Ясно, - сказал Гарри. - А что скажешь про Катуну?
- Симпатичная. К утру совсем поправится.
- Рон, для тебя существуют несимпатичные девушки?! Гарри имел в виду, насколько мы можем ей доверять.
- Нет, я ей и так доверяю, она же сражалась на нашей стороне. Я скорее имел в виду, если он все-таки вернется, как она это воспримет?
- Мерлин, какие вы все замороченные! Да переживет она его появление. Она довольно рассудительная, спокойная. Они, наверно, в Пуффендуе все такие. Я ей сказал, что Гарри ошибся, и что на самом деле с Дамблдором произошел несчастный случай. Она обрадовалась. По ее словам, ей было тяжело подозревать нового директора во всяких ужасах.
- Ладно, я пошел смотреть третье воспоминание. - Гарри поднялся с дивана. - Ребята, пожалуйста, побудьте на всякий случай поблизости.
- А ты скинь хотя бы капюшон мантии, чтобы нам потом не спотыкаться об твое бесчувственное тело. И постарайся не наблевать в Омут. Ну все, я предупредил!
Рон пересел поближе к Гермионе, обнял за талию и поцеловал. Она не испытала никаких чувств, но не стала отстраняться, - это всего лишь прикосновения.
- Рон, расскажи про Невилла, - наконец попросила она вполголоса. - Он-то не сбежит при виде Снейпа? Что ты ему рассказал?
- Да то же самое, что и Катуне. А еще сказал, что это все сложно и нудно, и чтобы он не лез. Он понял. - Рон улыбнулся. - Некоторые люди, знаешь, не любят сложностей. Но боится он Снейпа ужасно, хотя с некоторых пор испытывает к нему благодарность.
- О, Мерлин, а он с каких пор?
- Помнишь, мы однажды встретились с Невилом в больнице св. Мунго, когда он навещал своих родителей? Они с бабушкой ходят туда по нескольку раз в неделю. Однажды он встретил там Снейпа и, понятно, тут же спрятался. Но оказалось, что его бабка и Снейп знакомы. Старая карга болтала с ним очень фамильярно, называла «молодой человек», жаловалась, что Невилл не понимает, какие люди были его родители. Дескать, он мог бы ими гордиться, а не стесняться и не прятаться под кровать при виде профессора. Снейп презрительно сказал, что ничуть не удивлен. Что он бы на его месте тоже стеснялся говорить о родителях, потому что они в возрасте Невилла уже работали в аврорате, а он пока прославился только тем, что котел на уроке зельеварения взорвал. Думает, что дружба с Гарри Поттером заменит ему... в общем, чего-то там заменит. С тех пор бабка Невилла вообще не ругает. - Рон хихикнул. - Только спрашивает иногда, как там Гарри Поттер.
- Кстати, ты интересовался, что такое дурдом, - подавляя смех, сказала Гермиона. - Это больницы, где запирают сошедших с ума магглов.
- Ну, я примерно так и подумал. Интересно, что сейчас творится в Ордене? Я боюсь, что если мы там не появимся в ближайшие дни и не поделимся своими планами, там начнется разброд и уныние. Наверно, какие-то свои ошибки они и так поняли. Ну, про ключи-телепорты, про оповещение, про то, что нужно много домов, охраняемых чарами фиделиуса, чтобы существовать на нелегальном положении. Никто ведь не готовился серьезно, все думали закидать Пожирателей шарами для прорицаний и почивать на лаврах.
Они сидели и шепотом обменивались планами, пока Гарри не прервал их стоном разочарования. Его выразительное лицо нервно плавало туда-сюда по комнате, после чего он выглянул в холл и заорал:
- Невилл!!!
Лонгботтом явился сразу же, Гарри силой усадил его на диван рядом с Роном, сам взял стул и сел напротив ребят.
- Я их все посмотрел. Уверен, нам пытались передать подсказку. Невилл, ты, может быть, не в курсе: сейчас главная задача — убить змею Волан-де-Морта. Она — единственная вещь, которая делает его бессмертным. Так что наша цель — змея. Что мы о ней знаем? Ее зовут Нагайна, она у него уже несколько лет, он с ней общается и скармливает живых людей. Однажды, когда Волан-де-Морт еще не возродился, у меня было видение, что он пьет ее яд. Сейчас, когда она осталась его единственным крестражем, он держит ее в магической клетке, выпуская лишь изредка. Заклятие, которым снимается защита, произносит мысленно, так что узнать его мы не можем. На клетку наверняка наложено заклятие рефлекто, да и сомневаюсь, что кому-то в принципе по силам разрушить эти чары. Нам нужно что-то - или кто-то, - чтобы убить змею.
- Гарри, у тебя получился замкнутый круг: мы не можем убить Волан-де-Морта благодаря змее, и мы не можем убить змею, потому что ее охраняет Волан-де-Морт, - укоризненно сказала Гермиона.
- Нет, я не говорил, что мы не можем. Я считаю, что мы можем и должны. В конце концов, она — живое существо, и надо найти способ на нее подействовать вне зависимости от чар. Невилл, как можно справиться со змеями?
- Ну, не знаю, - замялся Невилл. - Я вообще-то змеями не... У змей есть враги: грифоны, орлы, павлины, симурги...
- Угу, а также мангусты и аисты, - скептически заметил Гарри.
- Про мангустов ничего не знаю. Еще гиппогрифы змей не любят.
- Ладно, а мы можем кого-нибудь из них натравить на эту змею?
- Это надо у Хагрида спрашивать. Но вообще может быть. Я слышал, у павлинов и симургов своя магия, так что для них даже клетка может оказаться не помехой.
- Отлично! Осталось найти Хагрида. - Гарри явно воодушевился.
- Я тут еще подумал, - начал Рон. - Может быть, тебе тоже завести змею. Ты бы ей все объяснил и послал к змее Волан-де-Морта. Не думаю, конечно, что они найдут общий язык, но вдруг удастся ее таким образом выманить или узнать что-то важное?
- Подожди, Гарри, а о чем она разговаривает? - заинтересовалась Гермиона. - Ты же ее понимаешь?
- Да так, ни о чем особенно. Называет его повелителем, благодарит, спрашивает, можно ли ей съесть того или иного человека. Интересуется, доволен ли ей Волан-де-Морт, говорит сама с собой иногда.
- И что она сама себе говорит?
- Да чушь какую-то. Про грифонов, про горы, про долы, про то, что хочет жрать, про Йоль и Самайн...
- Про Йоль!? Про грифонов!? - почти одновременно вскрикнули Невил и Гермиона.
Рон сморщил лоб и осторожно спросил:
- Гарри, тебе не кажется, что она слишком умная? Для змеи?
- Не знаю. Какая разница. Предлагаешь посулить ей место преподавателя в Хогвартсе?
- Это же не змея, Гарри! - воскликнула Гермиона. - Змеи такими не бывают!
- Ага, это принцесса заколдованная, - скептически ответил он. - Ладно, по-моему, у нас уже мозги перегрелись. Пошли спать! Но вы еще подумайте об этом, ладно.
Друзья поднялись со своих мест и направились в спальню.
- Я здесь посижу, - махнула им Гермиона. - Спокойной ночи!
Она села в кресло, глядя на тихо воркующее пламя. Для мага смотреть в камин — все равно что для человека смотреть на дверь. Пламя успокаивало, нашептывало, что время быстротечно, а дороги преодолимы.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:01 | Сообщение # 6
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4. Снейп навещает гостей

Когда за окнами уже светало, в комнате появился Снейп.
- Страдаете бессонницей, мисс Грейнджер? - сказал он с самым неприязненным видом. - Как вам моя палочка?
Гермиона спохватилась, что держит палочку в руке, и что это вряд ли приятное зрелище для человека, который всю жизнь ей пользовался.
- Я верну вам ее, как только вы скажете.
Снейп только поморщился.
- Оставьте себе, если не боитесь.
- У вас все хорошо? - Гермиона спрятала палочку в карман.
- Выше ожидаемого, - неопределенно хмыкнул он.
- Могу я задать несколько вопросов?
- Слушаю.
- Простите, профессор, но я должна спросить. Как вы могли использовать легилименцию против Катуны, Невилла и Рона!? Или это был империус!?
- После того, как я убил Дамблдора, это было парой пустяков, - с издевкой ответил Снейп и добавил: - У вас в руках моя палочка, вы могли все узнать у нее.
- Я не могу допрашивать вашу палочку.
- А я не могу тратить время на выслушивание ненамеренных оскорблений. Считайте, что я вам разрешил. Это будет только справедливо. Еще вопросы?
«Только справедливо», - значит, последние заклинания, выпущенные ее палочкой, он уже просмотрел. Гермиона смутилась, но не отступила.
- Почему в разговоре с нормальными людьми вы в каждом слове видите оскорбления и реагируете с такой ненавистью? Когда вы там унижаетесь перед своим Лордом, вы же как-то находите силы сдерживаться?
- В обращении «милорд» нет ничего унизительного, - снисходительно сказал Снейп. - В тех кругах это обычная вежливость.
- А круциатус — обычная невежливость! Дамблдор никогда ни с кем бы так не поступил! - гневно отреагировала Гермиона.
- Да, Дамблдор был сама доброта. Куда там Темному Лорду с его круциатусом.
Они разъяренно смотрели друг на друга, потом спохватились и сбавили обороты.
- Гарри просил передать вам письмо.
Снейп разорвал руками конверт, не желая пользоваться новой палочкой, и бросил в огонь; развернул сложенный вдвое листок, пробежал глазами и отправил следом. Перемешал угли кочергой. Мрачно улыбнулся.
- А мистер Уизли для меня никаких сюрпризов не приготовил? Никаких валентинок, никаких бурных сцен?
- Нет.
- Приятно слышать, что в этом мире еще остались здравомыслящие молодые люди. Разбудите его, нам надо поговорить.
- А Невилла?
- На ваше усмотрение, я его плохо знаю.
Гермиона вскочила и быстро направилась к лестнице. Перепрыгивая через ступеньки, поднялась в спальню.
- Вставайте, - трясла она парней за плечи. - Снейп вернулся, он в зале! Он хочет поговорить!
И тут же побежала вниз, в гостиную, скользя рукой по черным перилам. Всюду только черный, коричневый и белый, никаких цветов Слизерина. "Невероятно", - думала она. Они живут в его доме, пусть даже не знают, в какой стране этот дом находится, бедный, насколько вообще может быть бедным жилище мага, зато безопасный и функциональный. Все происходит на самом деле. Принц-полукровка жив, они будут вместе в этой войне, сейчас она снова его увидит...
- Ребята скоро оденутся и придут. Они сочли невозможным предстать перед вами в пижамах. - Она улыбнулась. - Наверно, надо было и Гарри разбудить, просто сказать, что у вас все в порядке. Он ужасно волновался.
Тем временем ее настроение останавливало в соседних домах электронные часы и вносило помехи в радиопередачи. Что же касается Снейпа, украдкой гревшегося в лучах ее симпатии, то его просто окатило, как из ведра.
- У Поттера были причины волноваться, - после небольшой паузы проворчал он.
- Может быть есть что-то, что ему надо прочесть в первую очередь по окклюменции? Он испытывает сильную боль.
- Пусть читает все, что найдет по отражению, - рассеянно ответил Снейп. - Уклонение и отвлечение ему пока не пригодятся. Но теоретические выкладки мало помогут. Отражение - это на 90 процентов сила и на 10 процентов навык.
- Еще он говорил, что ощущает какую-то воду, и это помогает, но он не знает, как это можно использовать более эффективно.
- Слезы, если точнее. Никак нельзя. Пожалуйста, постарайтесь обязательно находиться рядом с ним в такие минуты.
- Вы не покажете нам дом?
- Сами разберетесь.
Снейп поднялся, походил немного взад-вперед по комнате и снова сел в кресло. Когда Невилл и Рон, одетые, умытые и причесанные, наконец, зашли в зал, по его лицу блуждала безмятежная улыбка.
- Доброе утро, сэр! - сказал Невилл.
- Доброй ночи, сэр! - сказал Рон.
- Ранняя пташка поймает букашку, Уизли, - жестко ответил Снейп. - Садитесь!
Ребята опустились на диван с видом опоздавших на урок школьников.
- Вчерашние беспорядки имели ряд неприятных последствий. - Он вынул из кармана мантии сложенный до формата А6 листок. Список жертв с обоих сторон в «Ежедневном пророке». Но есть кое-что, что не попало в газету, оно-то и является нашей главной проблемой. Во-первых, считаю необходимым передать Ордену, что сейчас в руках Волан-де-Морта находится 24 волшебника, в их числе Филиус Флитвик и Рубеус Хагрид. И если чистокровным Темный Лорд на тех или иных условиях сохранит жизнь, то у потомка гоблинов и потомка великанов нет никаких шансов.
Раздались горестные восклицания, но Снейп только предостерегающе поднял руку.
- Это не все плохие новости. Драко Малфой сейчас находится в штабе Ордена, и ему тоже грозит смерть.
- Что за чушь! Кому нужно убивать этого гаденыша? - удивился Рон.
Снейп сверкнул на него глазами, но не стал отвлекаться на грубости.
- Когтевранцы вынудили его телепортироваться с собой, потом у него обнаружили черную метку, переправили в штаб и посадили под замок.
- У него есть черная метка? Ему же всего семнадцать, - сказала Гермиона.
- Я стал пожирателем в 18, - чуть насмешливо ответил Снейп.
Гермиона вдруг почувствовала себя так, словно у нее закончился воздух в легких.
- Это было давно, не стоит придавать этому большого значения, - мягко пояснил Снейп, искренне удивленный, что кого-то может так расстроить его биография. По крайней мере сам он считал трагичными совсем иные эпизоды. Но извинение не помогло, раненное животное оскорбленно уползло в нору. - Пожалуйста, давайте не будем сейчас отвлекаться...
- Что, если предложить обменять пленников? - спросила Гермиона.
- Это хорошая идея с точки зрения дискредитации Темного Лорда в глазах его сторонников. Пожалуйста, добейтесь, чтобы Орден предложил обмен, желательно, публично. Но в аспекте спасения людей это дохлый номер. Угроза Малфою исходит не от членов Ордена. Темный Лорд намерен убить его, чтобы воздействовать на его отца. Черная метка, которую мы носим, передает сигнал вызова, а поскольку Лорд не любит ждать, легкое жжение быстро сменяется в случае неявки нарастающей болью. Пока Лорду не до Малфоев, но я уверен, что вскоре он о них вспомнит. Без зелий Драко продержится около трех часов, максимум — пять. На зельях — несколько месяцев, в зависимости от качества и своевременности приема. Проблема в том, что ему надо не просто передать флакон, но первое время контролировать дозы, сам он этого сделать не сможет - выпьет все за раз, в то время как эффект достигается за счет ритма.
Он протянул флакон с инструкцией мисс Грейнджер.
- Вы очень любите Драко, да? - спросила она.
- Я дал непреложный обет защищать его. - Он грустно улыбнулся. - Странно, что вы одобряете мой поступок, мисс Грейнджер. Кажется, он имел обыкновение оскорблять вас.
Она промолчала.
- Видимо, я должен сказать вам еще одну вещь. Я не читаю ваши мысли, мисс, я реагирую на стихийные импульсы. Постарайтесь успокоиться. Вы же не хотите оставить бедных магглов этого округа без электричества?
- Я? - Гермиона перевела взгляд на недоумевающих ребят и снова уставилась в глаза Снейпу. - Почему тогда другие ничего не чувствуют?
- Они менее восприимчивы к не преобразованной магии. Еще не доросли.
- Но другие преподаватели Хогвартса!? Они никогда не говорили мне.
- Ответ очевиден. Другие не выводят вас из себя, мисс Грейнджер, - процедил Северус.
- Простите, профессор, а что с Хагридом и профессором Флитвиком? Хагрида мы хотели расспросить про змей, - вмешался Рон, спасая подругу от праведного гнева Снейпа.
- Я не знаю, где и сколько их собираются держать. У меня все.
В это время Рон передал Невиллу развернутый «Пророк», где уже успел прочесть список погибших защитников Хогвартса и подчеркнуть в нем знакомые фамилии. Газета отвела на развороте одну страницу сторонникам Ордена, другую — бандам Волан-де-Морта, под огромным общим заголовком «Магический мир на пороге гражданской войны?» Невилл углубился в чтение и сделал еще несколько подчеркиваний.
- Как мы можем попасть в штаб Ордена?
- В чулане действует трансгрессия. Штаб пока безопасен, хотя имеются планы его захвата. Я никого насильно не держу, но хотел бы, чтобы вы держались вместе и как можно больше времени проводили тут. Гарри не должен никуда перемещаться. Не оставляйте его одного. И не ломайте пока дров насчет Хагрида, если мне повезет, я просто переброшу ему ключ-телепорт.
- А вы не хотите перебросить ключ-телепорт Драко? - сросил Рон.
- А толку? - раздраженно пожал плечами Снейп и исчез.
Гермиона дрожащими руками развернула газету, боясь увидеть над чернильными полосами фамилии подруг, когда ей бросилась в глаза пометка Снейпа. После подзаголовка «Жертвы среди борцов за чистоту крови» было очеркнуто черным имя Лю Гри с nota bene на полях. Хотя надпись была очень краткой, манера письма не оставляла сомнения — похожие росчерки Гермиона видела с первого класса в своих свитках по зельеварению. Она схватила Рона за рукав и потащила на кухню:
- Пойдем, мне надо кое-что с тобой обсудить...

Гарри оставили с Катуной. Ее присутствие в штабе было не обязательным, отпускать домой тоже не хотелось. Гермиона считала, что почти незнакомую девушку неудобно просить торчать тут безвылазно. Да и вообще обычно люди не любят сидеть взаперти. Но Рон, не слушая возражений, сказал, что сам ей все объяснит. Когда пуффендуйка объявила, что с удовольствием останется и будет помогать им, у Гермионы отлегло от сердца, - было видно, что девушка говорит искренне. У Катуны было круглое лицо, ясные глаза, темные волосы, собранные в хвостик с выбившимися прядками. Не красавица, что бы там ни думал Рон, просто заботливая тихоня, одаряющая людей своим спокойствием. При ней все гости чувствовали себя долгожданными, все хозяева — что у них прекрасный дом. Даже Снейп что-то такое почувствовал, когда снова материализовался в зале около полудня. Катуна закрыла книжку, поднялась с кресла и уставилась на него предупредительно и доброжелательно.
- Добрый день, мисс, могу я поговорить с Гарри Поттером?
- Добрый день, - сказала она неторопливо, улыбаясь краешками губ. - Конечно, он здесь.
- Здравствуйте, профессор! - Поттер стянул с себя капюшон мантии.
- Наденьте обратно.
- Ок.
- Да, без вашей глупой улыбки гораздо лучше.
Катуна, и без того не намеревавшаяся задерживаться, сочла момент подходящим, чтобы выскользнуть из комнаты. Снейп сел в покинутое девушкой кресло.
- У меня к вам вопрос, Поттер. Вы выдержите еще пять попыток легилименции?
У Гарри перехватило горло. Он собирался сказать, что не знает, но слова застряли, не желая выталкиваться из легких. Чтобы не затягивать паузу, он кивнул и тут же вспомнил, что его не видно.
- Жаль!
По презрительному тону Гарри понял, что, сожалея, Снейп имеет в виду вовсе не его скоропостижную кончину. Наконец он прокашлялся и ответил:
- До этого было только две, так что не знаю. Надеюсь.
- Какая мне польза от ваших надежд. Мне нужно знать точно.
- Как будто у меня есть выбор.
- Да, у вас есть выбор.
Гарри воспрянул духом. Снейп продолжил:
- Темному Лорду ваше противостояние дается тяжелее, чем вам. Я могу спровоцировать его на новую серию попыток, на сей раз по определенной системе, это на некоторое время полностью выведет его из строя. А время у нас в цене. К сожалению, у моего плана есть одно слабое место. Это вы, Поттер. Если вы не выдержите, из всей затеи выйдет один вред.
- Я понял, профессор. Осуществляйте ваш план. Мои сомнения относились только к тому, не сдохну ли я в процессе. Но если, как вы говорите, Волан-де-Морту еще хуже, значит, мне ничего не грозит. - Он вздохнул и мысленно добавил: «Только вам».
Снейп извлек из кармана палочку, из другого - пустой флакон, и стал сцеживать в него серебряные нити воспоминаний. Гарри не сразу осознал, что его так удивляет в том, что он видит, и вдруг понял.
- Ваша палочка! Что с ней случилось?
- Вас это не касается, Поттер.
- Да, конечно, простите. Я просто поинтересовался.
Снейп никак на это не отреагировал.
- Сэр, расскажите мне тогда про крестраж, уж это-то меня точно касается. Это правда, что я являюсь еще одним крестражем?
- Ошибаетесь, Поттер, это тоже не вашего ума дело.
Снейп опять погрузился в молчание. Гарри начал выходить из себя.
- Не волнуйтесь, я не побегу к Волан-де-Морту с просьбой о защите.
- Да, с вашей стороны это было бы довольно непоследовательно.
И снова тишина.
- Значит, это все-таки правда. Вы считаете меня частью Волан-де-Морта. Иначе вы бы так ко мне не относились.
- Какая чушь. - Снейп яростно сверкнул глазами. Разговор начал выводить его из терпения.
- Тогда почему вы меня ненавидите?
- Вы уверены, что хотите это знать, Поттер?
Но времена, когда Гарри можно было напугать зловещим голосом, уже прошли.
- Да!
- Присутствие души Волан-де-Морта я бы как-нибудь пережил, уж поверьте. Но в вас — душа Джеймса. Вы носите его фамилию. У вас — его патронус. Вы даже с очками не расстаетесь, чтобы больше походить на него, хотя давно могли бы привести в порядок свое зрение. Я удовлетворил ваше любопытство? - Снейп, скривившись, с сомнением посмотрел на зажатый в руке флакон и протянул его Гарри. - Ладно, держите уж.
- Я не мой отец! Я даже не знаю толком, каким он был! И как бы мне ни хотелось, я не в состоянии изменить прошлое, профессор. Могу только повторить то, что написал в записке.
- Поттер, вы, наконец, заткнетесь? В отличие от вас, я иногда думаю. И у меня, к сожалению, не так много домов.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:05 | Сообщение # 7
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5. Гнездо Феникса

Штаб напоминал центральный универмаг в разгар новогодней распродажи. Такое количество людей радовало в первые минуты и утомляло в последующие. Узнав, что заседания совета Ордена Феникса проходят теперь на втором этаже дома Блейков, ребята протолкались наверх. Там было поспокойнее — в каждой комнате лишь по нескольку человек, неторопливо разговаривающих, а не перекрикивающих друг друга. Здесь нашлась Анжелина, сдавшая их с рук на руки профессору Макгонагалл. Та завела их в кабинет, где что-то неспешно обсуждали Кингсли Бруствер и еще четверо авроров. Кингсли — с темным лицом, иссиня-черными волосами и в простой фиолетовой мантии - скользнул по новоприбывшим взглядом античной статуи, одновременно сосредоточенным и пустым. Остальные, наоборот, впились в них быстрыми взглядами, привычно запоминая лица, фиксируя особые приметы, анализируя внешний вид.
- Это друзья Гарри Поттера Рон Уизли, Невилл Лонгботтом и Гермиона Грейнджер. Ребята хотят сделать сообщение, - сказала Макгонагалл. - Я просила созвать сюда остальных, кто сейчас в Гнезде.
- Хорошо, - ответил Кингсли.
Он выглядел как человек, который носит на плечах собственную легенду, и эта ноша не кажется ему тяжелой. Обыватели, рассказывавшие о его подвигах, обычно подразумевали, что слегка переоценивают его в своем восхищении, - но в таком деле можно и переборщить, не так ли, иначе не получится такой красивой истории? Люди, которые с ним работали, разучались восхищаться. Кингсли был монолитом — внушительным, неподкупным, почти безличным воплощением борьбы. Парни уставились на него, как фанатики, к которым спустился бог. У Гермионы, собиравшейся несколько исказить сообщаемые факты, он вызывал умеренную симпатию вперемешку с настороженностью.
- Привет, а где Гарри? - обеспокоенно спросил вошедший Люпин. Следом за ним появилась Нимфадора.
- С ним все в порядке. Мы просто решили, что ему пока лучше находиться в одном безопасном месте. Он просил передать вам письмо. - Рон вручил Ремусу конверт.
- О, - разочарованно протянул Люпин, явно надеявшийся увидеться с сыном друга. - Ну что ж, я рад, что у него все хорошо.
- У Гарри то и дело болит шрам, профессор, - вмешалась Гермиона. - Он очень хотел бы со всеми повидаться, но в его состоянии это затруднительно. И, пока мы не начали, я хотела спросить про Драко Малфоя, он здесь? У него скоро заболит черная метка.
- Его держат в одной из комнат.
- Прекрасно! - И Гермиона стала рассказывать Макгонагалл, что нужно предложить обменять его на профессоров Хагрида и Флитвика, иначе тем грозит гибель.
- Простите, мисс, вы не могли бы говорить громче, - обратился к ней один из авроров, и она обнаружила, что все внимательно прислушиваются к их разговору.
Гермиона вышла на середину комнаты и четко, как на уроке, рассказала про опасность для нечистокровных, оказавшихся в руках Волан-де-Морта, про то, что Малфой может умереть от жжения в метке, если не давать ему зелье, и про идею обмена пленников.
- Ему поможет зелье Хвосты хвощей. У нас оно с собой, нужно обязательно давать по порции каждые три часа, - она достала флакон.
- Ремус, присмотрите за мальчиком? - не допускающим возражения тоном спросил Бруствер, и флакон перекочевал к Люпину. - Простите, откуда вам это известно, мисс Грейнджер?
- Пока я не могу сказать всего. Но, видите ли, между Гарри и Волан-де-Мортом существует мысленная связь, которая позволяет Гарри иногда проникать в его сознание и даже видеть его глазами.
- Эта связь двухсторонняя, не так ли? - поинтересовался Кингсли.
- До сих пор она проявляла себя как односторонняя. Когда Волан-де-Морт пытается проникнуть в сознание Гарри, у него лишь сильно болит шрам. Но полностью исключать такую вероятность мы не можем. Поэтому Гарри предпочитает сейчас немного отстраниться. Только из-за этого он в настоящее время не с нами и ограничился письмами... И еще он считает, что предложение об обмене пленников нужно сделать максимально публично, это увеличит шансы, - добавила Гермиона.
- Через «Ежедневный пророк?» - снова «спросил» Кингсли у сидящего слева от него толстого аврора, и тот сделал себе пометку в блокноте.
После этого Гермиона передала слово Рону, чтобы он рассказал о Дамблдоре и крестражах, но когда начались вопросы, перехватила инициативу.
- Вчера мы пытались уничтожить Нагайну, но ничего не добились, - она подробно описала клетку и сказала, что все их мысли сейчас сосредоточены на змее, - только убили по дороге оборотня Лю Гри, который на нас напал.
Раздалось несколько одобрительно-удивленных возгласов.
- Зачислим это на счет Гриффиндора, - улыбнулся толстый аврор профессору Макгонагалл.
- И еще, - сказала Гермиона, - можно последний вопрос? Вчера мы попросили всех покинуть школу. Может быть, вы считаете, что это было ошибкой и надо было сражаться до последнего? Просто мы же показали себя совсем не готовыми. Честно говоря, наша оборона выглядела просто жалкой по сравнению с сотнями Пожирателей и дементоров, которые туда нагрянули. Если мы хотим победить, мне кажется, мы должны лучше все организовать и привлечь больше сторонников, в том числе из других школ.
- Нет-нет, мисс Грейнджер, об этом не может быть и речи. Школы должны превращаться в арену борьбы лишь в самую последнюю очередь. Боюсь, что у вас сложилось превратное представление о наших возможностях. Мы не ждали нападения на Хогвартс и, если бы не неожиданная просьба Поттера обеспечить вам прикрытие на час, то вообще не стали бы его защищать, особенно силами детей. Хорошо, что вы сделали все быстро и учителя смогли продолжить телепортацию. Большое спасибо.
Эта фраза означала не благодарность за проделанную работу, а конец разговора. Кингсли считал борьбу с Волан-де-Мортом долгом каждого, а не своим личным предприятием. Благодарить за это ему казалось столь же странным, как говорить «спасибо» людям за то, что они готовят себе еду, когда голодны, работают, заводят детей. Если кто-то хвастался: «И тут сам Кингсли Бруствер пожал мне руку», он лгал. «Как все-таки приятно иметь с ним дело», - подумала Гермиона.
Все необходимое уже было выполнено, даже письмо Катуны родным передано Анжелине для отправки, но Гермиона настояла на том, чтобы они навестили Малфоя. Профессор Макгонагалл внесла исправления в запирающие чары, чтобы они трое могли свободно входить и выходить в его импровизированную «камеру». Они зашли, но пробыли недолго. Драко сыпал угрозами, и все попытки поговорить с ним окончились ничем.
- Ладно, черт с ним, - махнула наконец рукой Гермиона. Как бы там ни было, жизни этого поганца (а, значит, и жизни Снейпа) ничто не угрожало. Они снова вернулись к «залу заседаний» совета, чтобы попрощаться с Макгонагалл и Люпином, и тут увидели около дюжины ребят с факультета. Встретиться после вчерашнего в безопасной обстановке казалось чудом. Начались всеобщие объятия и радостный визг.
- Ну, как сходили вчера?!
- Да, почти безрезультатно, - ответила, улыбаясь, Гермиона. - Одного оборотня только завалили.
- А надо было?
- Волан-де-Морта!
В ответ раздался смех.
- Кстати, вы в курсе, тут Малфой под арестом?
- А как же. Вы его берегите и глаз с него не спускайте, нам его еще на Хагрида выменивать.
- Что, Хагрид у сами знаете кого?
- Да, и Флитвик тоже.
Все помрачнели.
- Ой, Рон, прими наши соболезнования насчет Перси. Если бы мы знали, мы бы ни за что не стали смеяться. Мы были просто в шоке, когда услышали.
- Вам Макгонагалл сказала?
Внезапно все палочки оказались наставлены на Гермиону. Повисла тишина.
- Эй, да вы с ума сошли? - возмутился Невилл.
- У Рона просто провалы в памяти. Его вчера заклятием зацепило, - сказала Гермиона, стараясь сохранять самообладание.
- Ребята, вы совсем охренели, что ли? - Рон, улыбаясь и все еще не понимая, загородил собой Гермиону.
- Отойди, Уизли. Фините инкантатем!
Чужое заклятие на мгновение обожгло холодом и растаяло. Ничего не произошло, не считая того, что теперь на пороге стоял нахмуренный Кингсли Бруствер. Он был человеком без страха и упрека, но у него имелся маленький недостаток: он не мог серьезно относиться к тинейджерам. У него было двое сыновей — 12 и 14 лет — милые, суматошные, бестолковые существа. То, что сейчас целая толпа подобных существ размахивает палочками в Гнезде Феникса - как авроры между собой именовали дом Блейков - казалось ему до крайности неуместным.
Гермиона его не видела.
- Смотрите, идиоты! - рявкнула она и продемонстрировала черную палочку, которую держала за середину, чтобы ее действия не могли быть истолкованы как угроза.
Нападающие смутились. Было очевидно, раз у Гермионы палочка Снейпа, значит, она его разоружила. Что Снейп мог расстаться со своей палочкой добровольно, никому и в голову не пришло, - это почти все равно что добровольно стать сквибом. Известно же: более-менее универсальными являются только самые могущественные палочки, остальные годятся лишь для одного человека. Если воспользоваться чужой, даже отвоеванной на дуэли, большая часть силы будет теряться при преобразовании. Зазвучали глухие и протяжные оправдания. Грейнджер только негодующе топнула ногой, тряхнула кудряшками и исчезла — трансгрессировала.
- Что здесь происходит? - пророкотал Кингсли.
В ответ раздались заикания и извинения. «Опять какая-нибудь глупость, - подумал аврор. - Школьные разборки. Не дала кому-нибудь списать домашнее задание или не того поцеловала».
- Минерва, - обратился он к декану Гриффиндора, вернувшись в кабинет. - Пожалуйста, передайте вашим сорванцам, что я просил их не обижать мисс Грейнджер. И узнайте, не планирует ли она работать у нас. По-моему, это было бы неплохо...
«Потерявшему память» другу ребята, после очередных извинений, с удовольствием изложили то, что он «забыл». Правда, заступничество Гермионы Рон воспринял безрадостно, но все списали это на его беспокойство о своем здоровье. Дослушав, он сказал, что им с Невиллом тоже пора возвращаться.
Вывалившись из чулана в гостиную, он обрушился на Гермиону, не обращая внимания ни на чем-то расстроенного Гарри, ни на округлившиеся глаза Невилла и Катуны, которым так ничего и не удосужились объяснить.
- Я еще могу понять, что ты ходишь с ним за ручку и лезешь обниматься! Но зачем было приплетать сюда Перси?
Гермиона невозмутимо ответила:
- Так было нужно. Слоупер должен был извиниться - и он извинился. Если ты хоть что-то понял, то должен понять и это.
Но Рон не хотел понимать. Он слонялся по дому мрачный, огрызался на все попытки заговорить и наконец заперся в одной из спален.
Гарри, казалось, вообще был не в себе. Ему всю жизнь не хватало родителей. Любые крупицы информации о них он считал драгоценными, но никто из бывших друзей Джеймса и Лили почему-то не спешил одаривать его этими крупицами. Главным источником сведений для него оставалось позорное воспоминание Снейпа, бессовестно подсмотренное в Омуте на шестом курсе. Именно тогда он узнал, что они не были снимками в альбоме или глупыми словосочетаниями, вроде «очень добрая женщина» и «настоящий храбрец». Каждый их день был наполнен мыслями и поступками. Какими? Он не ожидал, что узнает об этом, и так много. Тем более, опять благодаря Снейпу.
Гермионе так и не удалось вывести Гарри из прострации. Махнув на него рукой, она решила сама все выяснить в Омуте.
Чужой мир обрушился на нее во всей его красоте и жестокости. Как он был не похож на ее собственный! Обожаемый ребенок в благополучной семье, самоуверенная зазнайка, пассия знаменитого Крамма, изредка оставляющая конвой из двух надежных друзей ради толпы подруг, теперь она переживала противоположную жизнь. Фантастически кошмарную с учетом того, что протекала она в привычных декорациях Хогвартса и уютного маггловского пригорода.
Нет, конечно, на ее пути попадались и дементоры, и Амбридж. Но это были отдельные недостатки, которые требовалось устранить, чтобы не портили простую и правильную систему прекрасного мира. Для не желающего взрослеть ребенка по имени Северус мир был бессистемен, сложен, по большей части совершенно невыносим. Гермиона словно очутилась в какой-то слезливой антиутопии, где добро лицемерно, зло не локализуемо, красота служит инструментом унижения, а дружба - это когда четверо на одного. И пусть это ни разу не показано "в лоб", но вырисовывается из множества деталей.
Джеймс Поттер. Снейп явно старался выбирать о нем наиболее нейтральные воспоминания. Они были бессодержательными и долгими. Это навевало вопрос, почему Северус так долго смотрел на происходящее, вместо того, чтобы читать или разглядывать потолок. Ответ нашелся в случайных эпизодах, предшествующих встречам Снейпа с Лили. В том, как он, увидев девушку из окна, заодно просматривает окрестности. Как, постоянно обшаривает взглядом пространство и, заметив Джеймса с Ремусом, меняет направление, а вслед ему звучит какая-то гадость. Похоже, Снейп ненавидел его, но старательно избегал столкновений, не стремясь ни к борьбе, ни к победе. Так охотник обойдет по широкой дуге бешеного зверя, слюна которого заразна, мясо не съедобно, а шкура не нужна.
Лили Эванс - красивая девочка, перед ней он спешит вывернуть душу наизнанку, хотя что у них общего? Для нее ужасный мир прост и справедлив. Гермиона понимала все ее поступки, перепады настроения, убеждения, самоотверженность. Тем безумнее выглядело ее решение выйти замуж за Джеймса. Не назло же, в самом деле.
Гарри подтвердил подозрения Гермионы: открытые нападения на Снейпа со стороны мародеров тоже были. Чудесно. Потом они до полуночи сидели на диване, зачем-то обсуждали и оплакивали чужое невозвратимое прошлое. Делали паузы, когда у Гарри раскалывалась голова. Попыток легилименции было только четыре, пятой Гермиона так и не дождалась. Гарри их даже не считал и, казалось, вообще потерял интерес к Волан-де-Морту. Все его мысли занимала рыжая девочка, сидевшая 32 года назад на траве в тени жасминового куста в компании уже тогда гадкой тети Петуньи. Как она потом спорила с учителями, опекала Люпина, подкрадывалась к Снейпу, вечно валявшемуся на газоне с какой-нибудь книжкой, и тихонько дергала за неряшливый блестящий хвост. Как, возвращаясь после полуночи с прогулки, пряталась за статуей от Филча и махала с трибуны красно-желтым шарфом гриффиндорскому ловцу, схватившему снитч...
Хорошо, что у Невилла и Катуны был опыт ведения домашнего хозяйства при помощи магии - без них бы в этом доме все пошло прахом. Они позаботились об ужине и уборке и наварили всем снадобий.
У Гарри не было сил подниматься в спальню, и он уснул прямо на диване. Гермиона накрыла его одеялом поверх мантии и осталась рядом — караулить Снейпа.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:06 | Сообщение # 8
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6. Уроки легилименции

Северус появился почти как в прошлый раз, перед рассветом, когда ночь сменила черную шерсть на серую. Сел напротив, слегка улыбнулся.
- Как он? - кивнул на Поттера.
- Нормально. Он вам очень благодарен за воспоминания. А как Хагрид? - Гермиона взмахнула палочкой, устанавливая звуконепроницаемый контур.
- Ничего нового.
Они помолчали.
- Гарри говорит, что действительно видит слезы, дословно «сверкающие, с радугой в ресницах». В книгах по окклюменции ничего похожего нет. Рон считает, что он сошел с ума, - Гермиона улыбнулась.
- Не обращайте внимание, просто он так воспринимает вашу не преобразованную магию.
- Моя магия похожа на слезы?!
Снейп вздохнул.
- Ваша магия похожа на слезы не больше, чем скорость движения молекул — на приятное тепло, или длина отражаемых волн — на цвета Слизерина. Непосредственное восприятие сырой магии возможно лишь как синтез пяти базовых чувств: зрения, вкуса, слуха, обоняния и осязания. Как большинство волшебников, Поттер — визуал, поэтому он определил вашу не преобразованную магию через зрительный образ. Не более того.
- А вы?
- А я нет, - ответил Снейп тоном оскорбленной невинности.
- Удивительно. Я не знала про непреобразованную магию. Я думала, ей только дети пользуются.
- В отличие от нашей системы образования, я не собираюсь поддерживать у вас иллюзию, что вы все знаете. Благодаря ей вы так и не продвинулись за рамки тех глупостей, которые у нас преподают. Я в вашем возрасте создавал новые заклинания, а вы не знакомы с элементарными положениями основных теорий.
Это звучало так похоже на прежнего злобного Снейпа, но сейчас в его голосе не было напора. Он как будто сожалел о том, что говорит.
- Если непреобразованная магия так помогает, почему нас не учат ей пользоваться? - удивилась Гермиона, сразу вспомнившая фразу профессора про «глупые взмахи волшебной палочкой».
- Это слишком индивидуально, на уровне эмоций. - Снейпа раздражало ее наивное негодование. - А что, разве в маггловских школах не так? Мне казалось, там тоже учат вычитать яблоки и застегивать застежки, а не восхищаться или ненавидеть.
- Что вы меня спрашиваете, вы сами наполовину маггл, - рассердилась она.
- Да, гордиться мне особо нечем.
Повисла напряженная тишина.
- Что вы думаете о Кингсли Бруствере? - спросила Гермиона, чтобы сменить тему.
- А что такие, как я, могут думать о таких, как он? Плоский, как доска. Но опасный противник.
- Просто он оценил битву в Хогвартсе так же, как вы. Сказал, что ее вообще не должно было быть.
- Ну, для этого большого ума не надо, - теперь Снейп выглядел печальным.
- По его словам, Орден располагает гораздо большими силами, только обсуждать подготовку к войне с детьми вроде меня он не станет. Даже не знаю, как к этому подступиться.
- Вы уверены, что вам нужна эта война? - задумчиво спросил он.
- А вы что, хотите, чтобы и дальше продолжалась дискриминация, массовые убийства магглов, преследования магглорожденных? Волан-де-Морт уже захватил министерство и Хогвартс!
- Не вижу проблемы. Министерство, если только не считать принципиальной политической линией махровый маразм, всегда тяготело к Волан-де-Морту. Визенгамот — вотчина Дамблдора - был и остается левым. Так что частично ситуацию в стране контролируете вы, частично они. В мире магглов это, кажется, называется «демократия»?
- И вы считаете допустимыми нападения дементоров на людей?!
- Мисс Грейнджер, только не надо делать вид, что это я лично придумал дементоров. Вы забыли, что еще недавно им был отдан на откуп Азкабан и они там творили, что хотели?
- Но в Азкабане содержатся преступники!
- С некоторыми из них вы даже знакомы. Рубиус Хагрид. Сириус Блейк. Люциус Малфой. Ну, жену министра Крауча и отца Дамблдора вы не имели чести знать...
Гермионе показалось, что земля сейчас окончательно уйдет у нее из-под ног.
- Впрочем, решайте сами, - тоскливо сказал Снейп. - Если потребуется, я вас поддержу.
- Если потребуется?!
Он вздохнул и уставился на нее тяжелым взглядом.
- Что вам от меня нужно, Грейнджер? Понравилось шокировать Макгонагалл?
- Макгонагалл ничего о вас не знает!
- Это вы ничего обо мне не знаете.
Вместо ответа она выразительно сощурилась и похлопала рукой по карману мантии, где лежала его палочка.
Он достал из кармана ее палочку, задумчиво и бережно повертел в пальцах, разглядывая, словно собирался вернуть.
- Вы ей пользуетесь? Я думала, у вас одна из тех палочек, которые вам дали тогда Пожиратели.
- Нет, ту я одолжил ненадолго. Я же не знал, что ваша подойдет.
- Так они что, предлагали вам свои личные палочки?
- Ну, да.
- Сэр, что нужно сделать, чтобы пользоваться таким авторитетом у Пожирателей? - Теперь она говорила насмешливо и зло. Ее трясло от очевидной мысли, что он участвовал в погромах.
- Да ничего особенного, - равнодушно отозвался Снейп. - Быть тактичным. Доброжелательным. Защищать иногда.
- А с учениками вы так не пробовали?
- Почему, пробовал. Никакого толку.
Беседа опять зашла в тупик. Гермиона пыталась понять и не понимала. Снейп был надежным. Он делал для Ордена больше, чем можно себе представить, безошибочно, скурпулезно, из года в год, невзирая на опасность. По сравнению с ним даже Люпин и Аластор казались ей никчемными болтунами. Она помнила удивительное чувство покоя, когда они шли по школе, держась за руки. Почему же, стоило ему открыть рот, как она слышала доводы врага? Каждая клетка ее мозга кричала: она обманулась! Это только внешняя сторона дела, на самом деле он не свой; правы те, кто его презирает! И от этого было такое чувство, словно ее режут на куски.
- Иногда я жалею, что вы не читаете мои мысли, - все, что смогла сказать она.
- Сами не хотите попробовать? - спросил он.
Гермиона затаила дыхание.
- Хочу. Как?
- Направьте на меня палочку, произнесите лего ментис. Сосредоточьтесь на своем стремлении.
Черная палочка дрожала в руке, наверно, ей тоже было трудно целиться в Снейпа.
- Извините, после того, что вчера творилось с Гарри... Почему при вашей легилименции люди ничего не чувствуют?
- Не волнуйтесь. Можно подобрать ключ, можно выбивать дверь. Вам будет достаточно постучаться.
- Лего ментис!..
Ничего не произошло, в то же время все изменилось, прежде всего - ощущение самой себя. Больше не существовало привязки к своему внешнему облику, возрасту, полу.
- Северус? - Гермиона поняла, что то, чем она теперь стала, не умеет произносить звуки, исчезла зависимость от слов. Все стало совсем просто. Ей рады, и всегда будут рады. Рядом с ней он чувствует себя счастливее. Он не хочет, чтобы она расстраивалась. На нем и так большой груз вины. Почему она так переживала из-за того, что он в 18 стал Пожирателем? Ему важно это знать.
Она попыталась сформулировать ответ, игнорируя множество избыточных, не оформленных в идеи образов, вроде тяжелого предгрозового воздуха с ноткой озона и серебряного клубка, который катится в черной траве чужой ликующей вселенной. Нет, тут ей не попадается материал, на котором она могла бы объяснить свою точку зрения. Гермиона настойчиво потянула Снейпа с собой. Он поддался не сразу, и его присутствие в ее сознании было таким ускользающе слабым. Но даже этого оказалось достаточно, чтобы все прошлое показалось ей пустым и угнетающим. Он рядом, он ждет ответа на вопрос. Ей вспомнился Невилл, чьи родители под пытками лишились рассудка. Маленькая храбрая Джинни, сражающаяся с Пожирателем. Весь их сумасшедший Отряд Дамблдора. Стать носителем черной метки и так легко в этом признаваться? Они в 16 не могли себе простить, что не успевали помочь, что вместо них погибал кто-то другой.
Непрошено вернулись отчуждение и боль. Хотелось выбросить Снейпа из головы в прямом и переносном смысле, но теперь ее захлестнули его переживания. Он никогда не понимал, что чувствовала по этому поводу Лили. Лично ему было все равно, присягнула бы она на верность Гриндевальду, Волан-де-Морту или Дамблдору, или вообще предпочла податься в домохозяйки, как мать Драко Малфоя. Его любовь не изменилась бы, - в каждом варианте он видел плюсы и минусы, и уж точно не стал бы предъявлять ей никаких моральных претензий. А она переживала, пыталась переубедить. Он сам отступился от нее.
Гермиона отметила, что, находясь в ее сознании, Снейп изъясняется совершенно свободно. Без труда думает ее образами и уже дошел до предельной степени отчаяния, которое у нее ассоциировалось с каменным полом замковой тюрьмы, наблюдаемым из положения лежа.
- Может быть, она бы простила после всего, что вы сделали для Гарри и для Ордена, - подумала она, и тут на нее свалилось понимание. - Так вот откуда эта непоследовательность! Вы только из-за этого перешли на нашу сторону!
- Но я ведь перешел. Пожалуйста, можете ненавидеть меня, выйти замуж за идиота, только не отвергайте мою помощь.
- Никогда, никогда, никогда! - Ей захотелось забыть про тюрьму и снова бежать в темноте, ощущая тяжелый, как в зарослях донника, воздух. Попасть в его сознание снова оказалось просто. Ему становилось легче от одного ее присутствия.
...Флакон с Хвостами хвощей для Драко, оставленный Снейпом, был из толстого светло-зеленого стекла, с пузырьками воздуха в стенках. Он казался приятно-гладким и хорошо хранил тепло. Когда солнце уже заливало комнату, Гарри, выцарапавшийся из капюшона мантии, отодрал от дивана взлохмаченную голову.
- Гермиона, это все ты?! Я, кажется, начинаю понимать, что имел в виду Снейп, когда говорил, о твоей неконтролируемой магии, которая все кругом портит. Мне такая чушь снилась!

Утро началось с уже ставших традиционными спагетти с оливковым маслом. Гарри щедро посыпал их красным перцем и ел с аппетитом. Невилл мог невозмутимо съесть хоть флоббер-червя. Катуна изящно наматывала их на вилочку с таким видом, словно ей оказали особую честь этим блюдом, Гермиона старалась брать с нее пример. Рон сказал, что больше не может заталкивать в себя эту гадость. Еще он сказал, что Гермиона похожа на отравившегося упыря. Она в ответ треснула его по затылку книжкой по целительству, которую листала между делом — Гарри попросил избавить его от близорукости. Невилл издал негодующий вопль и отобрал у нее книжку с таким видом, как будто он был доверенным хранителем этого бесценного раритета. Катуна улыбалась задорно и чуть виновато, словно сожалея, что ее вкусы не позволяют ей ненавидеть спагетти и лупить друзей книжками, иначе она непременно поучаствовала бы в общем веселье. И тут Рон нашел себе новую жертву.
- Гарри, - сказал он, заносчиво глядя на друга, - ты можешь выпить змеиного яду?
- Спасибо, что-то не хочется, - усмехнувшись, ответил он и кивнул на кружку, - у меня еще чай остался.
- Я бы на твоем месте обязательно попробовал.
- Рон!!! - не выдержала Гермиона.
- Что ты орешь? Волан-де-Морт же пьет зачем-то, и ничего.
- Вот пускай он и пьет.
- Между прочим, не кто иной, как Поттер просил меня думать о змее, - возмущенно сказал Рон. - Я думал и надумал. Может быть, она неспроста говорит про грифона. Неуязвимые магические существа иногда сами выбалтывают единственный способ, которым их можно убить.
- По-моему, ты эту мудрость из сказок почерпнул, - скептически заметила Гермиона.
После завтрака решили устроить тренировку. Гарри наколдовал в зале сносный защитный контур и предупредил: швыряться заклинаниями надо бережно, если они не хотят остаться без крыши над головой. Разучивали заклятье паники — безопасное для помещения, но совершенно паскудное для тех, кто не успевал его отразить. Его главным достоинством было то, что его можно наслать сразу на большую группу людей. Как и империус, оно ухудшало умственные способности, но в остальном ничем не выдавало себя. Пораженные им даже не понимали, что действуют не по своей воле. За час бойцы страшно вымотались физически и эмоционально и расползлись по комнатам. Только Катуна обошла всех, раздавая сок и предлагая накапать в него эликсир бодрости. Вскоре в зал, где болтали об улучшении зрения Гарри и Гермиона, явился Рон.
- Пойду-ка я навещу Малфоя, заодно и пообедаю чем-нибудь нормальным, - заявил он.
- Ребята, может быть, нам стоит попросить Катуну за ним присматривать, - предложила Гермиона.
- Ну нет уж, оставь Катуну в покое. Я вас, девчонок, знаю. Вам только покажи страдающего мужика, как вы в него сразу влюбитесь, даже если он страдает от похмелья. А на нормального парня после этого и не посмотрите.
Гермиона рассмеялась.
- По-моему, ты несколько преувеличиваешь, нас не так уж легко разжалобить. Что скажешь, Гарри?
- Ребята, мне пойдут длинные волосы? - Гарри, стоя перед зеркалом, взял за кончики две торчащие над ушами прядки, оттянул вниз и теперь с интересом изучал результат.
- Дурдом! - выдохнул Рон и хлопнул дверью чулана.
В штабе Ордена Феникса на сей раз было потише. Рон не стал выискивать знакомых, он хотел поскорее убедиться, что у Малфоя все в порядке, и хоть на час смотаться в Нору. Когда он вошел сквозь заговоренную дверь в «камеру», то услышал хриплый вой. Драко лежал, скрючившись, на полу у стены и вопил, судя по голосу — давно. Рон, возблагодарив все стихии за то, что у него есть с собой зелье, отмерил магией дозу и вылил ему в рот положенную порцию, бормоча какие-то глупые утешения. Это помогло, но слабо. Потом они с Малфоем дрались, и Рон получил несколько синяков, стараясь уберечь флакон. Он оказался сильнее и сбил Малфоя с ног. Но когда плачущий Драко вцепился ему в джинсы, на умоляя об еще одной порции, Рон не выдержал. За день он насмотрелся на визжащих или парализованных ужасом друзей, но тогда он знал, что это просто обман чувств. Здесь все было всерьез. Он выскочил из комнаты с перекошенным лицом, в несколько прыжков нашел Люпина и наставил на него палочку.
- Идиот! Безмозглый ублюдок! - орал он. - Тебя же просили!
Люпин подавился чаем. Он недавно вернулся с задания и теперь отдыхал. Макгонагалл грозно засверкала очками. Кингсли Бруствер, с утра наслаждавшийся приятной тишиной, вывалился из кабинета и потребовал, чтобы ему объяснили, что здесь опять происходит.
- Это я во всем виноват, - попытался вмешаться Люпин.
- Я сегодня был в Кабаньей голове и услышал пророчество, - издевательским тоном перебил его Рон, обращаясь к Кингсли. - Если с Малфоем что-нибудь случится, то Гарри Поттер этого не переживет.
Он вышел и хлопнул дверью.
- Малфой? - спохватилась Макгонагалл. - Когда вы его навещали в последний раз, Ремус?
Люпин посмотрел на часы.
- Сегодня утром. Четыре часа назад, чуть больше.
При Макгонагалл Драко не стал вопить, молча лежал на полу, отвернувшись лицом к стене и вздрагивая всем телом, но ей и так все было ясно. Вернувшись на второй этаж, она устроила Люпину такую головомойку, что он пожалел о дне, когда впервые услышал слово Гриффиндор.
Три часа были сплошным кошмаром, потом Малфой получил еще одну порцию. Теперь он соглашался лежать на диване и вел себя почти прилично, не считая того, что сильно нервничал, оставаясь один. Когда боль ослабевала, он забывался сном. В один из таких моментов Рон появился в доме Снейпа. Сообщив, что произошло, он сказал, что теперь будет неотлучно сидеть с Драко, навалил себе тарелку спагетти и трансгрессировал прямо вместе с ней.
- Нас стало меньше, - вздохнул Гарри, когда они собрались за ужином.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:06 | Сообщение # 9
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7. Обреченные

- Почему без мантии, Поттер?
Гарри подскочил от злобного окрика, раскатившегося в предутренней тишине по всему дому. Первым его побуждением было накинуть на голову капюшон, но он сдержался. Он больше не будет вести себя со Снейпом, как перепуганный школьник.
- Простите, сэр, я ждал вас. Мне очень нужно поговорить с вами наедине. Я попросил Гермиону дать мне такую возможность.
На лице Снейпа отобразилось некоторое гадливое удивление, но он не поддержал тему.
- Вы такой же беспечный болван, как ваш отец!
- Сэр, если вам нравится попусту оскорблять меня, то ни в чем себе не отказывайте.
- Попусту? Вы задумывались над тем, что Темный Лорд в любой момент может наложить на меня заклятие империус и отдать приказ вас убить?
О, Мерлин, скорее - довести до самоубийства. Конечно, он не задумывался. Конечно, он болван, и что теперь?
- А вы так заботитесь, чтобы я сначала исполнил свое предназначение? Сэр.
- Предназначение? - переспросил Снейп тоном «откуда предназначение у такого ничтожества». - Я забочусь о том, чтобы вы остались живы.
- В таком случае, может быть, вы просто скажете мне, что еще я должен сделать, чтобы вы начали нормально ко мне относиться?! Пожалуйста. Я не могу так больше.
- Для начала прекратите реветь, - презрительно сказал Снейп, как вдруг его лицо исказила настороженность и он по-новому взглянул на Гарри.
У Гарри кольнуло в висках. Он инстинктивно прижал ладонь ко лбу, поставил мысленный блок, но было поздно. Разъяренный Снейп уже сидел рядом и грубо тряс его за предплечья.
- Куда это вы собрались, Поттер? - Черные глаза обжигали гневом. Так близко, но уже так бесконечно далеко.
- Никуда. Клянусь. Могу дать непреложный обет.
Ему вдруг стало все равно. Вот и поговорили. Ладно, жил же он как-то раньше. От взрослых все равно одни проблемы. Зато у него есть друзья. Жаль, Гермионе теперь ничего не скажешь, но можно послать Невилла за Роном, он согласится и не будет ругаться, что его разбудили. А с Роном можно говорить обо всем.
- Неужели я настолько невыносимый человек, что всем нужно от меня куда-то бежать?
- Нет, сэр. Вы меня не так поняли.
- Ладно. О чем вы хотели поговорить, Поттер? - Теперь Снейпу тяжело давалось каждое слово.
- Ничего серьезного, сэр.
- И все-таки?
- Нет, ни о чем. Думаю, мне стоит позвать Гермиону.
- Я несу за вас ответственность, Поттер.
- Да, спасибо, я понимаю. - Он сжал зубы, чтобы не добавить: «Могу я уйти?» Сейчас его и так отпустят.
- Я... Я должен извиниться. Надеюсь, больше у меня не будет поводов так поступать. В прошлый раз вы спрашивали про крестражи. Дамблдор утверждал, что вы являетесь еще одним крестражем Темного Лорда, и что покончить с ним удастся только в том случае, если Лорд сам убьет вас. Я слил эту информацию, спасая свою шкуру. Ну, и вашу заодно.
Гарри слушал с таким же вниманием, с каким терпел нотации Дурслей. Факты он запомнит и осмыслит позже, а чтобы сохранять спокойствие, можно заодно подумать о том, что сейчас делает Рон, как хорошо было бы уехать с ним куда-нибудь в арктическую экспедицию на большом обледенелом корабле или полетать вместе на метлах над проливом Скагеррак. Что? От должен что-то сказать?
- Да, хорошо.
Видимо, это не совсем то, чего он него ожидали.
- Не думаю, что это составит проблему, сэр. Волан-де-Морта можно будет обмануть оборотным зельем. Скажем, если напасть на него, это вынудит его действовать быстро.
Что, опять не то? Неужели он все-таки прослушал вопрос?
- С вами все в порядке, сэр?
- Да. Я должен договорить. Вы неправильно себе представляете ситуацию, Поттер. Наша главная проблема — убить Волан-де-Морта. Даже если у него сохранится два крестража, мы надолго будем избавлены от его утомительного присутствия. Когда при покушении на вас он был задет собственным отраженным заклятием, ему потребовалось 14 лет, чтобы восстановиться, хотя на тот момент у него было от 5 до 7 крестражей. Насчет змеи у вас никаких идей не появилось?
- Нет, сэр.
"Да, пожалуй, на метлах над фьордами будет лучше всего. Чтобы морской ветер в лицо и закатное солнце светило".
- Не важно. Рано или поздно змея сдохнет сама. Вам с этим тем более не стоит торопиться.
- Да, сэр.
"А потом зайти в какой-нибудь маггловский спортивный бар, замаскировав метлы, и заказать себе коктейлей. Или пива с колбасками. И объяснять Рону, что за игру показывают на мониторе. Можно даже не привирать, все равно весело будет".
- И последнее. Я подозреваю, Альбус дал мне ложную информацию. Для того, чтобы создать крестраж, нужен выброс преобразованной магии. Нужно прочесть не одно заклинание. Наш Лорд, конечно, гений, но вся концепция выглядит очень сомнительно. А после того как он тогда, при вас, любезно сообщил мне, что предыдущим обладателем Бузинной палочки был мой как бы друг Дамблдор, я окончательно уверился, что нас подставляют. Похоже, старикан все рассчитал таким образом, чтобы мы не только выполнили свою задачу, но еще и погибли в конце заварушки и не могли рассказать благодарным потомкам ничего лишнего.
"Мерлин, какой у него голос! - думал Гарри. - Как будто тебя топят в цистерне с нефтью, и никакого спасения от этого нет". Ему уже не помогало вспоминать Рона, снова было больно.
На улице посветлело. В розовом луче, пролезшем сквозь жалюзи, плавали серебряные пылинки.
- Я все время думаю, почему он сделал крестражем змею, - напряженно произнес Снейп, - они ведь живут всего ничего. 30-35 лет — предел мечтаний, а эта змея явно не молода. Сколько ей осталось - год, пять? Здесь что-то не то.
Гарри вдруг отчетливо вспомнил, как змея прикидывалась Бертой Джоркинс, заманивала его, пыталась убить. Нет, он не будет ничего говорить. Пусть Гермиона сама излагает свою версию про заколдованную принцессу. Странно, у них выдался такой тяжелый год, они действовали, как диверсионная группа на чужой территории, и со всем справлялись самостоятельно. Так с чего это он вдруг чуть не превратился в ребенка, который мечтает об игрушке на Рождество? Чего он ожидал? Что Снейп заменит ему маму, бабушку, крестного?
- Сэр, наверно, Гермиона уже заждалась. Может быть, стоит позвать ее?
- Да, будьте так добры. И еще раз прошу прощения.
- Я человек Дамблдора, передо мной можно не извиняться, - равнодушно ответил Гарри и вышел.

Спагетти, оливковое масло, красный перец. «Приятного аппетита, Катуна! Приятного аппетита, Невилл!»
- Северус просил перед тобой извиниться. Он сказал, что вел себя ужасно, - Гермиона, посмотрев на Гарри, тоже потянулась за красным перцем, хотя не любила острое.
- Нет, все нормально. Я сам был виноват.
- Почему ты такой смурной?
Гарри хотел было сказать «не выспался», но вовремя передумал. Если он будет вести себя так глупо, она за пять минут вытрясет из него все, что он хотел бы скрыть.
- Это все-таки была правда, насчет крестража, - ответил он и пояснил для остальных: - Дамблдор считал, что я являюсь еще одним крестражем Волан-де-Морта. То есть, не считая змеи. И чтобы он окончательно умер, я должен сделать так, чтобы Волан-де-Морт меня убил.
На него воззрились, как на ожившего покойника.
- Снейп тебе не рассказал? - спросил он Гермиону.
- Нет, мы говорили о змее. Он просил тебя сделать дословный перевод всего, что она говорит. Но, Гарри, насчет крестража это не может быть правдой! В пророчестве сказано, что ты его убьешь, а не он тебя.
- Снейп тоже считает, что это неправда, но Дамблдор считал, что правда, и я с ним согласен. Тут как раз нет никакого противоречия. Я атакую его, и, вероятно, мы убьем друг друга одновременно. Я подставлю под удар ту часть его души, которая находится во мне, и уничтожу ту, которая в нем.
- Гарри, тут надо хорошенько подумать! Не спеши, ладно?
- Подождем, пока он еще кучу народу убьет?
Все уставились в свои тарелки.
- Я думаю, нам следует больше тренироваться. Часа четыре в день надо выделять на практику.
Это не вызвало возражений. Не успели они помыть посуду — Невилл учил свой маленький отряд, как это быстрее всего делается при помощи магии — как в дом трансгрессировал Рон. Он швырнул на стол газету и заявил с порога:
- Хагрид убит. И Флитвик.
Катуна разбила кружку. Гермиона накинулась на газету.
- Рон, мне надо с тобой поговорить, - сказал Гарри.
- Не могу, давай попозже. Бруствер решил, что Малфой в качестве заложника нам теперь не нужен, и хочет выставить его из Гнезда Феникса. Я его сейчас забираю в Нору, устрою там и вернусь, как только смогу, ладно?
Гарри пошел проводить его до чулана.
- Рон, я тут придумал такую клевую штуку. Мы с тобой должны обязательно полетать на метлах над проливом Скагеррак.
- Ладно, о чем речь. Полетаем.
- Не получится. То, что Снейп сказал про меня Волан-де-Морту, - это правда.
Рон молча крепко обнял его.
- Может, махнешь со мной в Нору? - наконец, сказал он. Оставлять друга в таком настроении ему не хотелось.
- Не могу.
- Мы что-нибудь придумаем! - выкрикнул он напоследок. - Я скоро вернусь!
Через полтора часа появился Снейп. Злой и, как ни смешно, тоже с газетой. Видеть его было невыносимо. Гарри только небрежно махнул профессору «Пророком», опубликовавшим снимки с места казни, и стал изображать усердное чтение.
- А, вы уже видели. Как Драко Малфой? - Снейп говорил быстро, он явно спешил.
- Рон поселит его у себя дома, - ответила Гермиона. - Драко не хочет возвращаться к родителям.
- Не самый разумный поступок, учитывая, что Темный Лорд хочет от него избавиться. Уизли подвергает опасности всю семью.
- Рон не такой дурак, как вам могло показаться, и знает, что делает, - неожиданно для себя возразил Гарри. Он испытывал гнев, но не мог позволить себе дать ему выход, поэтому больше всего на свете сейчас хотел бы не видеть Снейпа, не слышать, вообще забыть, что он существует.
- Вы сделали перевод того, что говорит змея?
- Да, вот. - Он левитировал Снейпу свиток с каминной полки.
Тот пробежал глазами, расхаживая по комнате, и бросил его на подоконник. Подошел совсем близко.
- Поттер, я знаю, что вел себя, как невыносимый идиот. Дальше вы, надеюсь, еще помните.
Гарри понял, что больше не может прятаться в газету. Он на секунду сосредоточил на собеседнике воспаленный от ненависти взгляд.
- Не стоит, сэр.
Снейп пару секунд смотрел в зеленые глаза, не слыша слов, потом скользнул взглядом по Гермионе и ушел телепортом.
- Он что-то затеял, - сказала Гермиона. - Его теперь не будет несколько дней.
«Ну и хвала Мерлину», - подумал Гарри.

Время тянулось медленно. Гарри задыхался в четырех стенах, лишенный привычного мироощущения. Он пунктуально рассказывал Катуне, Невиллу и Гермионе обо всем, кроме своих отношений со Снейпом, но делал это из принципа, преодолевая скуку и недоверие. Старался быть компанейским парнем, однако общение только утомляло его, не давая взамен никаких положительных эмоций и иллюзий. Если дело было в том, что он повзрослел, то он не завидовал взрослым. К счастью, большую часть времени никто не видел его лица.
Будущее представлялось невыносимым. Жить он не хотел, умирать — тоже. Теперь практические занятия занимали 7 часов в день, еще 7 уходили на сон и еду, остальное время требовала теоретическая подготовка к тренировкам. Он завидовал Гермионе, на лице которой то и дело появлялась мечтательная улыбка, и Катуне, воспринимавшей свое пребывание в доме Снейпа так, словно она выиграла путевку «Приключение со знаменитостями». У Невилла в ее компании появилась склонность к дурацким шуткам. Он подобрал состав, который помогает от магии массового психоза и наварил себе целый кувшин, а Гарри потом полчаса не мог понять, почему у него вдруг перестали получаться заклятия паники, эйфории и доверия оратору. Все хохотали, как сумасшедшие, ему же было только досадно и скучно, хотя он, конечно, не подал виду.
Теперь он старался как можно меньше времени проводить в зале, понимая, что Снейп скорее всего телепортируется именно туда. Когда на следующий день он, лежа на кровати в спальне, готовился к очередному уроку, в дверях с перешептываниями возникли Невилл и Катуна, с двух сторон вцепившиеся в его свиток про змею.
- Что? - спросил он.
Они подошли, подталкивая друг друга по очереди. Наконец, заговорила Катуна.
- Тут у тебя, наверное, неправильно написано. У тебя написано: «Один грифон идет по полю. Над обрывом две тропы, если упадешь, то перекатишься пять раз».
- Ну да, звучит, как чушь, я знаю. Но она же это говорит.
- Нет, наверное, она говорит:
Раз грифон на поле,
Две тропы на сколе.
В каждой 5 кувырков
По 10 рывков.
От скалы через поле,
От Самайна до Йоля
В каждой 7 кругов
По 10 шагов...
- Возможно. А что это?
Это песня такая. Ее поют, когда в хлопы играют. Ну, это магические мячики такие, - пояснила Катуна, увидев непонимание на его лице. И с огромным сочувствием добавила: - Ты что, не играл никогда?
- Нет, меня же магглы воспитывали, - с досадой ответил он. - Так она что, получается, поет?
- Ну, да, - ответил Невилл. - Это на самом деле очень длинная песня и жутко навязчивая. Там почти все повторяется. Дальше что-то вроде:
У гриффона на воле
12 врагов,
От Останы до Йоля
15 шагов...
- А в чем смысл?
- Гарри, смысл — в игре, - со вздохом ответила Катуна. - Числа означают либо количество шагов, на которые ты можешь приблизиться к противнику, прежде чем пытаться выбить его мячом, либо броски мячика в воздух. Это замечательная игра! Там можно придумать много уловок, как помочь "прихлопнутым" членам своей команды. Если ты когда-нибудь приедешь к нам с гости, я тебя обязательно научу. Хлопы - это, конечно, не так зрелищно, как квиддич, зато намного безопаснее. Моя младшая сестра Динка уже в четыре года научилась играть...
После этого Гарри собрал в спальне «военный совет».
- Гермиона, ты была права, это все-таки не змея, это человек, - признал он.
- Точнее, маг.
- Да. Трансфигурированный. Связанный заклятием империус. По-видимому, женщина. Что нам это дает? - рассуждал Гарри.
- Она не умрет ни через год, ни через пять лет, - ответила Гермиона.
- Если выманить ее из клетки и снять империус, можно перетянуть ее на свою сторону, - неуверенно предложил Невилл.
- Если выманить ее из клетки, будет милосерднее всего ее убить, не важно, под империусом она или еще под чем, - возразила Гермиона. - Весь вопрос, как это осуществить.
- Неужели тебе не интересно, кто она и что может рассказать? - удивилась Катуна.
- Мне тоже интересно о ней только одно - как ее уничтожить,- вздохнул Гарри. - Хотя, возможно, в прошлом она была врагом Волан-де-Морта. Все-таки, с друзьями обычно так не поступают...
Кроме мысли, что жизнь на самом деле еще более мерзкая, чем кажется, ничего полезного он из этого разговора так и не вынес.
Рон появлялся ненадолго. Этого было достаточно, чтобы они успевали рассказать друг другу все важное и даже добавить что-нибудь по настроению, но все равно эти встречи производили на Гарри ощущение прощания на платформе. Вроде, все друг друга безмерно любят, и до отправки поезда еще 15 минут, но мысленно ты уже едешь куда-то один, а провожающие расходятся по домам. Гермиона отвела его в сторонку и заявила, что у него портится характер.
- Имей в виду, я уже все знаю про твою ссору со Снейпом, - сказала она, Гарри ответил, что ему это не интересно.
Это случилось после того, как он обидел Катуну. Довольно грубо ей ответил, правда, сразу же принялся извиняться. Некоторое время она дулась, как ребенок, потом успокоилась.
Когда он шел в библиотеку, у него неожиданно снова заболела голова. Однако ничего похожего на попытку проникнуть в его мысли Гарри не почувствовал. Он поставил блок, но эта преграда не удержала его внутри — он сам словно провалился в сознание Волан-де-Морта. То, что он видел, казалось разрозненным и совершенно бестолковым. Какая-то шкатулка, фрагменты затемненного неопрятного интерьера. Продавленное кресло и смятая постель. И, наконец, совершенно жуткое видение — неестественно белые скрюченные пальцы с ногтями, как у покойника, которые приближаются к его лицу и закрывают обзор. Гарри отчетливо услышал, как знакомый голос, теперь не столь мелодичный, искаженный болью произнес, словно обращаясь к самому себе: «У нас до сих пор нет адреса. Проклятье, я даже не знаю, жив он или мертв! О чем только думает Северус!? Скорее бы он вернулся! Эти безмозглые твари скоро сведут меня в могилу!»
Гарри очнулся на полу. Он чувствовал себя заново родившимся. Боль, которую он только что ощущал, принадлежала не ему так же, как голос, руки, злоба и зависимость. Он в доме Снейпа, над ним склонилось участливое лицо Гермионы.
- Все в порядке, - он улыбнулся и легко вскочил на ноги.
Она тоже поднялась с пола. Какая она серьезная и красивая, подумал он, а вот возится с ним, дураком. Неожиданно для самого себя он протянул к ней руки и заключил в объятия, уткнувшись лицом в гриву каштановых волос. Хорошо, что он в нее не влюблен, а то бы, наверно, никогда не решился. Гермиона, отвела прядь волос с его глаз, нежно провела ладошкой от лба к виску. И тут же насмешливо поинтересовалась:
- Решил отбить меня у Снейпа?
- А не у Рона? - он тоже рассмеялся.
- Уже нет.
- Ладно, только не говори мне ничего о Снейпе, пока я опять не начал ненавидеть его и весь мир. - Гарри помрачнел.
- Гарри, не тупи! Тебя игнорировали пять минут, и ты готов ненавидеть весь мир. Его игнорировали всю жизнь. Ты знаешь, что когда Волан-де-Морт добрался до твоей семьи, у твоего отца не то, что мантии, у него даже палочки при себе не было?
Гарри пожал плечами:
- Он же не ожидал предательства.
- Много трупов, много оправданий.
- Извини, но я тоже не жду. Я... просто я так устроен. Я не могу иначе.
Теперь Гермиона со вздохом обняла его:
- Ладно, я поняла, один Снейп все может. Он правда жалеет о своем поведении. Знаешь, он больше всего боялся не вернуться из-за тебя.
- Он боялся не вернуться?
- Гарри, он вернется. Это же Снейп. Все будет хорошо, вот увидишь. Просто он думал, что если погибнет сейчас, это будет слишком ужасно. Как насмешка судьбы, что ли.
- Гермиона? Откуда ты все знаешь?
- Легилименция.
- Ага... А он не убьет тебя за то, что ты мне это рассказываешь?
- Гарри, какой ты смешной, конечно, нет.
- Тогда пойдем-ка поговорим подробнее - мне надо сравнять счет.
Они наперегонки побежали наверх, в пустую спальню, и расселись валетом на кровати, привалившись к резным спинкам.
- Гарри, тебе не надо работать в аврорате, - неожиданно сказала Гермиона. - В тебе, как в твоей маме, прорва волшебства, а ты хочешь утопить его в низкопробной рутине. Знаешь, почему все поддержали Волан-де-Морта? Потому что он был магом, а не завхозом.
- Да брось, он всегда боялся Дамблдора.
- Да, Дамблдор — тоже великий маг. Иначе, ты думаешь, с чего Снейп был к нему так привязан. Но, Гарри, именно Дамблдор превратил Хогвартс в убожество. Он и министерство, потому что идиотами проще управлять. Все важные разделы магии оказались под запретом. Бесценные артефакты уничтожались, как потенциально опасные.
- Гермиона, о чем ты говоришь?
- Ты помнишь, какие мы были, когда только приехали в школу? Гарри, вспомни свои первые ощущения от того, что ты совершаешь невозможное. Свою детскую веру в чудеса. Что с ней случилось? Магия превратилось для нас в свод заученных правил. В какие-то пыльные догмы. И ты перебираешь эти догмы, как крестьянин свой рабочий инвентарь, ищешь такую, которая позволит тебе победить великого мага. Ты забыл, что значит волшебство. Еще немного, и ты превратишься в Амбридж, которая думает, что она справится с Фредом и Джорджем, потому что ее постановления - это и есть то, что движет миром.
Гарри только вздохнул:
- Ладно, признаю, в том, что ты говоришь, есть доля правды. Но какое мне дело до того, что магия бесконечна? Мне еще до рождения была отведена роль, и, нравится мне это или не нравится, я должен ее выполнить.
- Ты просто вбил себе в голову, что умрешь вместе с Волан-де-Мортом. Если ты прислушаешься не к Дамблдору, а к себе, ты поймешь, что у тебя другая задача. Мы и так победим Волан-де-Морта. Мы можем даже начать и выиграть войну, но цели мы не достигнем. Мы должны привнести в мир новую, свободную магию, иначе все жертвы окажутся напрасными - мы не сможем ничего кардинально изменить. Ты зациклился на том, чтобы уничтожить Волан-де-Морта как физическое лицо, а надо уничтожить его как явление. Иначе он будет возрождаться не из крестражей, а изнутри деградирующего магического сообщества. Нам надо учиться заново. Постигать принципы и творить.
Гарри чувствовал неуверенность. Он не был согласен, но не спешил возражать. Ему требовалось время, чтобы разобраться, что он на самом деле обо всем этом думает.
- Гермиона, ты хотела поговорить про Снейпа, - наконец напомнил он.
- Я и говорю про Снейпа, - насмешливо улыбнулась она. - А ты что хотел услышать? Что единственные близкие люди - твоя мать и Дамблдор - бросили его одного с чувством унижения и вины за свою смерть?
- Да, Дамблдора он теперь ненавидит.
- Не обольщайся, если бы ему предложили поменяться местами с Дамблдором, он бы согласился, не раздумывая.
- Подумаешь, - вздохнул Гарри, - я бы, наверно, тоже согласился.
- Держи карман шире. Ты бы сразу вспомнил про все его обманы, про свою миссию, про Джинни... Снейп не умеет преодолевать свои привязанности. И старается выбирать их так, чтобы ему не приходилось этого делать. Но с тобой он влип, так что можешь теперь вить из него веревки.
- Веревки?
- Ага. Хочешь узнать дальше — произноси заклинание легилименции. Маг ты, в конце концов, или министерский болтун?
- Гермиона, давай в другой раз, - смутился он.
- Трус!
- Я трус?
- Да, ты трус!
Они рассмеялись.
- Гермиона, учти, ты сейчас хочешь пустить в свое сознание идиота, у которого есть ужасно глупый и бестактный вопрос.
- Это какой же? Что происходит в ванной комнате для девочек?
- Нет. Как твои родители воспримут... эээ... Снейпа, - Гарри виновато пожал плечами.
- Доставай свою палочку! Я тебе это и так скажу, так что ты не отвертишься, - глаза Гермионы заискрились смехом. - Моя мама полагает, что для счастья нужен кто-то похожий на папу. Они поженились, когда им было слегка за двадцать, и до сих пор нежно любят друг друга. Мой папа примерно одного возраста с Северусом, но выглядит лет на 10 моложе, - румяный и подтянутый, правда, начал лысеть. Он увлекается лыжами и плаваньем. Если ему строит глазки какая-нибудь 25-летняя корова, он чувствует себя польщенным.
- И?
- Гарри, ты всерьез полагаешь, что меня может интересовать их мнение? Они же магглы!


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:08 | Сообщение # 10
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8. Жизнь продолжается

Наутро Гарри тихо заглянул в зал. Гермиона, свернувшаяся калачиком в кресле, посмотрела на него вопросительно.
- Не спишь? - сочувственно спросил он.
Подруга только виновато пожала плечами.
- Ты же сказала, его не будет несколько дней.
Она опять пожала плечами.
- Вид у тебя... Ладно, пошли завтракать.
Гарри заставил воду закипеть и высыпал в нее очередную пачку спагетти, Гермиона заварила чай и выставила на стол банку оливкового масла, стеклянные мельницы с солью и перцем. Порылась в шкафчиках в поисках салфеток, не нашла. Коснулась палочкой основания шеи.
- Отряд Дамблдора, подъем! Завтрак на столе!
Гарри разложил порции по тарелкам.
- Знаешь, я стал воспринимать его, как Сириуса. Он хороший, но для меня он умер.
В это время в кухню явился заспанный Невилл, и Гермиона произнесла только «с добрым утром». Свободный от происков бабушки, он теперь умывался и причесывался ближе к обеду.
Следующим в кухню пришел из чулана Рон, все еще держа за руку младшую сестру.
- Привет, ребята, все в порядке? Смотрите, кого, я вам привел!
- Да, все хорошо, а у тебя? - спросил Гарри уже из-за плеча Джинни, которая повисла у него не шее, чуть не сбив с ног.
- Нормально. Ну, я пойду, ладно?
- Не хочешь попить с нами чаю? Заодно расскажешь.
- Да нет, я только на секунду. Джинни расскажет. Увидимся.
Он ушел в чулан.
- Фу, что это у вас, макароны? Здесь что, больше совсем ничего нет? - Вопрос был риторическим, младшая Уизли уже успела заглянуть во все шкафы и в холодильник, и убежала осматривать дом.
- Объяснишь ей про Снейпа? - вполголоса спросила Гермиона, глядя на Гарри.
- Угу. Не волнуйся, я с ней погово... - Гарри умолк, потому что в дверях появилась Джинни, несущая с каждой руке по банке консервов.
- Держите. Я нашла это в шкафу под лестницей. Тебе здорово без очков! Чей это дом? Он защищен фиделиусом?
- Честно говоря, не думаю, - ответил Гарри. - Но здесь безопаснее всего.
- Ну-ну. - Джиневра принялась заваривать себе кофе. - Какие у вас новости?
- Разные и в больших количествах. Тебе Рон уже что-нибудь рассказывал?
В кухню вошла Катуна, умытая и сияющая. С робкой улыбкой и пожеланиями доброго утра.
- Привет, ты кто? - уставилась на нее младшая Уизли.
- Меня зовут Катуна.
- А я Джинни, сестра Рона, он мне велел пожить у вас. - Она повернулась к Гермионе. - Кстати, если вы про крестражи, то я все знаю, но не от него.
Гарри и Гермиона выразительно переглянулись.
- Он в последнее время кроме как с Драко больше двух слов ни с кем не говорит, - продолжила Джинни. - Да вы же видели.
- О!?
- Ага. Три дня назад завалился в Нору с этим белобрысым, сказал, что он теперь поселится у нас. Ну, нашу маму трудно чем-либо удивить после того, как у нее родились Фред и Джордж. Она сначала хотела отправить его на чердак, но потом велела перенести кушетку в бывшую комнату Перси. И теперь Малфой у нас живет. - Джинни выразительно скривила рот и выпучила глаза.
- И, эээ... как он себя ведет с твоей семьей? - поинтересовалась Гермиона.
- Как побитый, но преданный пес. Мы с ним не разговариваем, - сама понимаешь, удовольствие маленькое, - он с нами тоже. А позавчера был цирк: к нам пожаловала делегация Малфоев. Люциус и его жена. Мы уже испугались, что сейчас Рон и их в Норе поселит. Но они даже за калитку заходить не стали. Только смотрели брезгливо. Мы с мамой в это время на кухне оладьи готовили. Драко им с порога заявил, чтобы они проваливали. Что он их в гробу видал, и все такое. Тут старший Малфой начал развивать тему щенка неблагодарного, мама не выдержала и выскочила к ним. Раскудахталась: «Что вы на него кричите, разве вы не видите, что бедный ребенок болен». Ребенок!
Малфой был старше Джинни на полтора года. Пока она пекла оладьи, временами бросая взгляд в распахнутое окно, Рон лежал на жестяной крыше балкона, грыз травинку и по-кошачьи наблюдал сверху за разворачивающимися событиями. Крыша приятно грела сквозь легкую футболку и истертую ткань джинсов, купленных много лет назад еще для Билла, обжигала ступни и ладони. Волшебная палочка лежала вместо закладки в раскрытой книге. Люциус сыпал насмешками и угрозами, Нарцисса молчала с царственным видом, лишь украдкой утирала платком слезы, и было непонятно, то ли она жалеет сына, то ли ужасается, что он так низко пал. «Убирайтесь обратно к своему Лорду!» Драко стоял по колено в нестриженой траве, нервно жестикулируя, такой худой, что казалось, сейчас его сдует ветром. Звонкий голос звучал твердо и зло. «Можешь подавиться своим наследством!» Растрепанные белые волосы колыхались вместе с травой, - того же цвета, как у его великолепного отца, стоящего за старым забором. Это приковывало взгляд, но надо было не спускать глаз со старшего Малфоя. Рон не мог защитить от слов, только от прямого нападения.
Потом драма превратилась в фарс - из дома выскочила невысокая толстая женщина, перемазанная мукой, с волшебной палочкой, похожей на морковку. Если бы не завязки передника, то и не догадаешься, где у нее талия. Она мягко, но решительно затолкала Драко в дом, захлопнула дверь и принялась воспитывать его родителей. Ее слова и голос так разительно отличались от того, что здесь только что звучало! У Рона потеплело на сердце, и он невольно рассмеялся...
- Мама считает, что Малфой выздоровеет и вернется домой, - продолжила Джинни. - Хотя лично я начинаю подозревать, что он у нас поселился навечно. И это еще не самое страшное. Он теперь без Рона шагу ступить не может, а мой дорогой братец водит этого неврастеника, как малыша, за ручку. Обычно-то Малфой по дому не ходит — то ли ему неприятно, то ли стесняется, - но если Рон не с ним, он выходит из своей комнаты, бледный, как привидение, и его ищет. Ужас! Надеюсь, это у него пройдет, когда метку сведут. Нет, я без предрассудков, просто с Роном у него никаких шансов, - он же на девушках помешан.
Гарри переглянулся с Невиллом и заржал.
- Кстати, будешь смеяться - Рон тебе морду набьет. Ты ему, конечно, друг, но, по-моему, лучше не рисковать. Знаешь, когда Фред стал говорить, что патронус Малфоя принимает форму Рона...
Теперь уже хохотали все, только Гермиона незаметно выскользнула из-за стола. Необоснованное лихорадочное веселье оборвал ее отчаянный крик:
- Гарри!!!
Он бросился на помощь, подняв капюшон мантии, с палочкой на изготовку. Еще из холла увидел в зале Снейпа с Гермионой, держащихся за руки, и опередившую его Джинни, поднимающую волшебную палочку.
- Экспеле... - его слова потонули в визге:
- Нет, Джинни!
Рыжая Уизли так же молниеносно опустила палочку и сунула в рукав.
- Нет так нет. Не надо орать, - неприязненно выпалила она.
Судя по пятнам крови на ковре, этим их проблемы не исчерпывались.
Гарри, стянув капюшон, подбежал к Гермионе.
- Скорее, - невыразительным голосом сказала она, - эпискеи и ферула, у него рана на спине. Невилл, в шкафу с зельями слева, на нижней полке, флакон с алой жидкостью сюда. Нет, разбавь все, сколько есть, с Кровью дракона в равной пропорции. Катуна, пледы из спальни. Гарри, помоги, его надо уложить на пол, лучше набок.
Гарри, стараясь не думать ни о чем, кроме технического исполнения, медленно левитировал тело, Гермиона, опустилась на колени, не выпуская из своих рук руки Снейпа. Его глаза были полуоткрыты и смотрели на нее, но было видно, что сознание в нем еле теплится. Вокруг них царила суета — летали и подкладывались подушки, прибежал Невилл с флаконом зелья, но сам поить им профессора не решился, передал Гарри. Тот одной рукой приподнял голову раненого, второй протиснул узкое горлышко флакона сквозь разжавшиеся зубы, и поймал взгляд черных глаз, уже полуосмысленный, но все еще цепкий. Потом Гарри отбросил в угол опустевший флакон.
- Все, дальше надо ждать. Теперь все будет хорошо. Оставьте нас одних, ребята.
Гарри сделал вид, что к нему это не относится.
- Гермиона, что произошло? Кто это сделал?
- Пожиратели. Сейчас не важно. Гарри, у него организм не сопротивляется, а насколько меня хватит, не знаю... Не отвлекай меня... В него ударили заклятьем, блокирующим магию, контрзаклятье он от меня прячет. Поэтому убери с него мантию и быстро проверь, нет ли других повреждений... Он тебя убьет.
- Что?
- Ничего, глупости. Проверь и уходи. Будь осторожен - в кармане ключ-телепорт. Мне трудно говорить. Потом.
Комната качнулась, окончательно погружаясь в черноту. Не ту, к которой она привыкла - гостеприимную, опаляющую предчувствием грозы, подвижную, как пламя, - теперь здесь было пусто. Ни одного знакомого ощущения или образа, только короткие команды, пока они были необходимы. «Наверно, я теперь тоже смогу видеть фестралов, - подумала она. - Теперь я знаю, как выглядит смерть мага».
Гермиона понимала, что Северус более остро воспринимает ее мысли, потому что это единственное, что у него осталось. Наверное, ей стоило сосредоточиться на чем-то приятном, например, подумать, что он для нее значит. А что он значит? Проклятье, Северус-человек значит гораздо меньше, чем Северус-маг. С переломами Поттер, должно быть, уже управился. Пока зелье и заживляющие заклинания делают свое дело, Снейп получает достаточное количество ее магии, чтобы тело продолжало функционировать, несмотря на кровопотерю, а возможно - и на повреждение внутренних органов. Но все же в его сознании — почти пустота...
И Гермиона вдруг поняла, почему Волан-де-Морт не сумел пробить защиту Гарри, а сам Снейп и вовсе годами водил его за нос при легилименции. Потому что маг, шесть седьмых себя засунувший в посторонние предметы — это практически труп. Надо только понять, как его закопать, и не дать ему утянуть с собой в могилу живых. Зато Гарри невероятно повезло, что он заполучил себе кусок чужой силы. И какая чушь, что он должен ее уничтожить вместо того, чтобы подчинить и использовать! Гарри — их общая надежда. Подталкиваемый всеми к краю подросток. Самый близкий друг.
Потом ее мысли опять перескочили на Тома Реддла. Если вообразить, какова была его изначальная мощь, не удивительно что Снейп проникся. Он всегда боготворил магию. Это, наверное, черта всех грязнокровок, видеть в ней что-то особенное, высшее. И Снейп видел. А теперь вот лежит, как маггл, блистает своим отсутствием. Назойливая мысль о том, чтобы разрушить заклятье сейчас, любым способом, любой ценой, появилась следом как сама собой разумеющаяся.
В темноте возникла сияющая красным арка, одна, вторая... Гермиона не сразу поняла, что это - зрительный образ магии или просто бред, и кому он принадлежит? Ноздри щекотал едкий запах. На какой-то момент ей даже показалось, что это происходит в реальности, в комнате, где остались их тела. Арки вертелись и множились, потом остановились, образовав что-то вроде клетки. Она вдруг почувствовала, что сейчас клетка попытается ее поймать. «Разжать руки?» - но это уже было невозможно, она не чувствовала рук. Светящаяся красная полоса прошла совсем рядом. Гермионе показалось, что какая-то ее часть отсечена клеткой, что отступать поздно, и она нанесла удар простой силовой волной. Что-то бросилось ей навстречу, и одновременно с ослепительной вспышкой вместо взрыва прозвучало то самое недостающее слово: «Диффлуо!»
Снейп увидел яркий, раздражающий свет. Сфокусировал взгляд, моргнул, приподнялся на локте. Рядом лежала Гермиона. Не так, как он, заботливо уложенный и укутанный, а подобно брошенной ребенком кукле. Их пальцы все еще были сплетены. Снейп разжал ладонь, достал из кармана ее мантии свою бывшую палочку и вложил ей в руку. Высвободил вторую ладонь, сел, увидел на диване свои карманные вещи. Отдал Гермионе еще одну палочку, - ему все равно пока не пригодится. Бережно передвинул тело на подушки. Нужно было встать, одеться, дойти до шкафа с зельями, поделиться магией. Палочки, как накопители, помогут первое время. Боль и слабость быстро отступали. Кажется, можно встать.
Так, что там у нас? Ну, конечно, на теле - только трусы и три перевязки. Поттерово отродье. Смешно сказать, в последние 4 дня он опять не нашел время принять душ. Почему-то всегда находятся дела поинтереснее.
В другое время он бы вызвал из гардероба новую мантию или привел в порядок старую. Сейчас он предпочел замотаться в плед. В холле толпились ученики. Снейп, чувствовавший себя, как улитка без раковины, порадовал их только одним словом: «Уйдите». От шкафа, опустошив склянку с настойкой-стимулятором, он уже не плелся, а быстро и уверенно шел. Через пять минут он сможет левитировать дом. Более того, захочет. А пока придется делиться тем, что есть, вперемешку с избыточным страхом и мешающей дышать нежностью.
Он вытянул из сжатых пальцев свою палочку, прямо на себе превратил плед в черную мантию и подхватил Гермиону на руки. Перебрался в кресло у камина, поудобнее пристроил на коленях неподвижное тело. Взгляд увязал в сомкнутых темных ресницах и всегда готовых нахмуриться бровях. Его магия, быстро залатав дыры в собственном хранилище, пропитала ее тело и воздух вокруг. Теперь дыхание было ровным и глубоким, казалось, что она просто спит, и ей снится что-то приятное. Он даже знает, что. Черная палочка по-прежнему была зажата в руке...
Из дверного проема показались две головы: лохматая — Поттера, и рыжая — Джинни.
- Что с ней? - шепотом спросил Гарри, сверкая круглыми зелеными глазами.
- Истощение. Через полчаса все будет хорошо, - вполголоса ответил Снейп.
- А с вами все в порядке, сэр?
"Нет, я спятил. Мне кажется, что подонок Поттер смотрит на меня влюбленными глазами домового эльфа и переживает о моем здоровье. Если я еще не в Мунго, то несомненно скоро там буду".
- Да.
Он снова перевел взгляд на лицо Гермионы. Коснулся пальцами ее лба, погладил по волосам.
В кухне Джинни уже сверлила своего бойфренда многозначительным взглядом и дергала за рукав:
- Что это было? У меня что-то со зрением, или..? Снейп что, ее отец?!
Гарри в ответ только отмахнулся:
- Он теперь ее все.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:09 | Сообщение # 11
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9. Люди Дамблдора

Ресницы разомкнулись, и на Снейпа уставились сияющие глаза. После обмена магией он с трудом стряхнул ощущение, будто видит самого себя. Стал мысленно повторять, что это другой человек, девушка, гриффиндорка, с противно лязгающей фамилией, еще недавно он добавил бы: «посторонняя». Помогало слабо.
- Сумасшедший сон! И пробуждение не хуже! - Гермиона рассмеялась, но стала серьезной под его обжигающим взглядом. Ладони сами потянулись к его лицу, к блестящим волосам. Снейп судорожно обнял ее и тут же ослабил хватку.
- Надо сделать одно небольшое дело, не хотелось бы откладывать. - И уже с сонорусом добавил: - Мистер Поттер, зайдите сюда на минуту!
Они зашли все: Гарри, Невилл, Джинни, Катуна. Немного ошалевшие, взволнованные.
- Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался Невилл у Гермионы громовым шепотом. Она заверила, что прекрасно.
- Мы хотели бы сделать небольшое объявление, - сказала Джинни. По взмаху ее волшебной палочки в воздухе зависли бокалы, и бутылка красного вина отмерила в них по равной доле.
Гарри боялся непредсказуемой реакции Снейпа, но тот выглядел погруженным в себя, одновременно грустным и счастливым, и вообще на удивление не страшным. Гермиона теперь сидела рядом с ним, тесно прижавшись к правому боку, он ощущал тепло сквозь плотную ткань, чувствовал плечом тяжесть ее затылка. Когда ее тонкие пальцы сжимались на его руке, он переставал слышать собственные мысли. По большей части, как обычно, неприятные - о том, что он сегодня стоял безоружный перед рыжей пигалицей Уизли, валялся без мантии, разгуливал в пледе. Гермиона повернула голову и скользнула щекой по его груди.
- Между прочим, вы знаете, что вокруг вас воздух искрится? - спросила Джинни, адресуя свой вопрос вместе с двумя летящими бокалами Гермионе и Снейпу.
Гарри почти зажмурился, но профессор ответил только:
- Не обращайте внимания. Это не опасно.
Гарри первым поднял бокал и набрал в грудь побольше воздуха:
- Мы с Джинни... решили пожениться! - И под надлежащий смех, визг и звон подошел чокнуться с Гермионой.
- Вы, Поттер, везучий, как ваш отец, - сказал Снейп, улыбаясь, и небрежно потянулся к нему бокалом. - Небось разжалобили юную мисс историей про крестраж и пообещали скорое вдовство?
Гарри только вздохнул и стукнул своим бокалом по бокалу Снейпа. Полусферы соприкоснулись сильно и глухо, красная жидкость подскочила почти до краев, оставив на стекле мокрый след. Но шустрая Уизли уже была тут как тут. Обзвонив их своим бокалом, она резко возразила:
- Я его люблю с десяти лет. С первой встречи. Вы считаете, что это смешно насчет вдовства, профессор?
- Конечно, смешно, он всех нас переживет. Что ж, примите мои поздравления. - Снейп сделал глоток, взмахнул волшебной палочкой и поставил свой бокал на материализовавшийся рядом столик. - Мисс Уизли, я был бы вам бесконечно признателен, если бы вы принесли из бара бутылку огневиски «Месон» 1931 года. Не ошибетесь, она там одна такая. Мне сегодня тоже есть, что отметить.
Все покосились на Гермиону.
- Вот так вот, - вдруг в тон Снейпу сказал Гарри, - я был готов за вас жизнь отдать, но не заслужил даже захудалого спасиба, а кому-то из-за бутылки виски «бесконечная признательность».
"Это не Джеймс, не Джеймс. Он просто похож на Джеймса. Если бы я принял оборотное зелье, я бы тоже был похож на Джеймса. Не хочу я в Мунго! Мерлин, помоги мне".
- Вы же все-таки не барышня, Поттер. И я перед вами уже раз десять извинился. Или вы меня для того Истинной кровью и поили, чтобы я всю оставшуюся жизнь прощения просил?
Гарри помотал головой, а потом испуганным шепотом поинтересовался:
- Не одобряете, профессор?
- Не одобряю. Но на мою помощь вы можете рассчитывать в любом случае.
- Но... почему?
Снейп посмотрел, как распечатывается старомодная бутылка. Нежно обхватил пальцами дно фужера с ароматной, искрящейся золотом жидкостью и ответил:
- Вам рано заводить детей, Поттер, вы сами еще ребенок. Вам нужно наверстать свое детство.
- А Гермиона, значит, не ребенок? - совершенно осмелев, съехидничал Гарри.
- О, нет. Мисс Грейнджер могла бы вас усыновить. - Снейп погрел фужер в ладонях и примирительно улыбнулся. - Меня тоже.
Гермиона давилась смехом — Снейп вызвал в ее памяти образ Гарри, с нежным восторгом оглядывающего свою новую гоночную метлу, теперь метла казалась точной копией Джинни... Он сделал медленный глоток, и его взгляд снова стал строгим и внимательным.
- Мистер Поттер, нам с вами сейчас предстоит решать одну небольшую проблему, не могли бы вы одеться официальнее?
Гарри покосился на свой растянутый бордовый свитер, давний подарок потенциальной тещи, и ушел наверх.
- А куда делся дивный оплот благоразумия — мистер Уизли? - в промежутках между неспешными глотками поинтересовался Снейп у Гермионы.
- Рон все время с Драко, он не хочет отпускать его от себя.
- Разве Драко сейчас не с родителями?
Услышав ответ, Снейп скривился:
- И зачем я давал непреложный обет? Надо было обойтись обетом Уизли. Бедный Люциус!
- Вам жаль Люциуса?
- Не то, чтобы жаль. Просто в молодости я думал, что у него будет более завидная судьба.
- Неужели вам не жаль Драко? - Глаза Гермионы опасно заблестели.
- А чего его жалеть? С ним не случилось ничего, что он не мог бы перенести достойно.
- Но вы же сами говорили: он может прожить без зелья всего от трех до пяти часов. На его комнату наложили чары неслышимости и забыли про него, и он до прихода Рона держался почти четыре часа. Это как, не считается? - Гермиона повысила голос.
- Его тело выдержало. Печально, что сам он не выдержал, - добавил Снейп пренебрежительно и сделал еще один глоток огневиски.
- Вам вообще известно такое слово как сострадание?!!
Зал опустел, сладостно внимать тому, как кто-то кричит на профессора зельеварения, ученики предпочли из холла. Там же был перехвачен Гарри, которого быстро убедили не спешить.
- Знакомое слово, - ностальгически заметил Снейп. - Что-то вроде маггловских фунтов. Валюта слабаков и трусов, которая хороша лишь там, где принимается к оплате. Она вселяет надежды, но никогда не спасает.
- Что? - Гермиона уже не сидела на диване, а стояла напротив своего собеседника, уперев руки в бока. - И это говорит человек, который еще час назад тут отдавал концы!
- Вы тоже считаете, что мне не стоило сюда телепортироваться? - Снейп продолжал говорить спокойно, теперь - чуть понизив голос.
- А кто еще так считает?
- Я.
- Не поясните, с чего бы?!
Гарри от души посочувствовал Снейпу - сейчас Гермиона походила на разъяренную хвосторогу. Но он, похоже, чувствовал себя с ней комфортно.
- Видите ли, мисс Грейнджер. К тому, что я могу сегодня умереть, я худо-бедно подготовился. И это заслуженный конец для человека, который пропустил заклятье пособничества, даже, я бы сказал, милосердный конец. К чему я не был готов, так это к тому, что вы полезете под заклятье. Хорошо, что оно было уже ослаблено раствором Истинной крови, иначе вы бы с ним не справились - оно подпитывается силой жертвы. Вы рисковали погибнуть или стать сквибом.
Повисла напряженная тишина, потом Гермиона сказала:
- Извините. Но вы же понимаете, что...
- Понимаю. Думаете, мне бы от этого было легче?
Они еще немного помолчали.
- Наверно, это плохо, что я на вас все время ору, - смущенно призналась Гермиона. - Вам было бы лучше проводить время с кем-то, кто бы вами постоянно восхищался.
- Да нет, не думаю, - Снейп говорил все так же невозмутимо. - На моей памяти самой неприятной женщиной была Беллатриса Лестрейндж. Никогда не мог понять: как Лорд ее выносит?
- Да, трудно не согласиться.
- Откуда вы ее знаете?
- Не скажу. Вы решите, что я жалуюсь из-за слабости и трусости.
- Ну что вы. После того как вы в 1 классе отправились убивать тролля...
- Все было совсем не так!
- В самом деле?
- Да, я тогда весь день проплакала в туалете. Переживала, что у меня нет друзей, - все считали меня занудой и зубрилкой. Девчонки разболтали, что я из-за этого не пошла на уроки. Когда в замок ворвался тролль, Гарри вспомнил обо мне, и они с Роном побежали меня спасать. В это время тролль уже добрался до туалета, - наверное, услышал мой плач. Он бил своей дубиной, стараясь попасть по мне, а я перебегала с места на место. Тут Гарри его отвлек, а потом они левитировали его дубину.
- Что ж, вам невероятно повезло, мисс Грейнджер, что в вашей жизни попался горный тролль. - Он вздохнул. - Ладно, как ни приятно мне тут отдыхать, но дела сами не сделаются. Поттер, вы долго еще собираетесь там околачиваться?
Гарри смущенно заглянул внутрь. Снейп сидел с мрачно-торжественным видом и что-то добросовестно сам с собой праздновал, бутыль огневиски на столике была уже на треть пуста. Гермиона стояла к нему спиной, скрестив руки и глядя на тлеющие угли в камине.
- Прекрасно, Поттер. - Снейп окинул взглядом его черную мантию. - Дамы и господа, стоящие в холле, часа через три мы вернемся, не вздумайте трогать огневиски.
Втроем в чулане оказалось тесно и неожиданно интимно. Снейп взял за руку Гермиону, как-то совсем по-дружески обнял за плечи Поттера, и они трансгрессировали.

Прибытие оказалось не из приятных. С первого же взгляда на смутно знакомую комнату у ребят заскребло на сердце; после второго они схватились за палочки. Они вновь находились в Визжащей хижине, только теперь здесь что-то неуловимо изменилось. Добавился беспорядок - сломанные ножки у мебели, местами следы копоти. На стене у окна отпечаталось большое пятно грязи вперемешку с кровью. Снейп проследил за взглядом Гермионы и сказал:
- Извините, тут пока не прибрано. Присаживайтесь. И, мисс Грейнджер, очень прошу, уберите палочку. Не беспокойтесь, мы с мистером Поттером не дадим вас в обиду.
Снейп расположился в кресле перед столом. Друзья настороженно сели на расшатанные стулья. За дверью послышались шаги, и в комнату заглянула неприятного вида женщина, которую Гермиона раньше уже встречала. Увидев Снейпа, который, как и Гарри, сжимал в руке палочку, она просияла.
- А, это ты! Жив-здоров?
- Да, спасибо, Алекто. Кстати, знакомься, это Гарри Поттер, властитель дум и все такое, - Снейп говорил расслабленно и весело, Гарри заподозрил, что он совсем не умеет пить. - Думаю, идеальная кандидатура на роль парламентера.
Женщина посмотрела на Гарри, как на подозрительную диковинку.
- Пожалуй, но ты не опасаешься... Подстраховать тебя на всякий случай?
- Нет, Алекто, оставь нас. Я уже большой мальчик. Поттер — мой студент, причем не самый успевающий, в отличие от присутствующей здесь мисс Грейнджер. Да, будь добра, представь меня моим гостям.
- Его светлость Темный Лорд Северус Снейп, - женщина склонила голову в полупоклоне, после чего вышла и прикрыла за собой дверь.
Снейп выразительно хмыкнул, в его горьком прищуре читался вопрос к небу: «Когда же я наконец буду избавлен от нелепостей?» Однако он быстро взял себя в руки и отточенным жестом наложил на комнату чары неслышимости. После того как звенящие шарики осели по периметру, Гарри осторожно поинтересовался:
- Простите, а где Волан-де-Морт?
- Выражаясь поэтическим языком, пал.
- То есть, он мертв? - уточнила Гермиона.
- Не совсем. Но можно сказать и так.
- Простите, сэр, не могли бы вы рассказать поподробнее, что здесь произошло. Кому-то удалось убить змею? - спросили они наперебой.
- Да, я ее отравил. Задача была нетривиальной, но я подобрал состав, Люциус достал ингридиенты. Учитывая, что она имела дело исключительно живыми людьми, не думаю, что вам хочется знать подробности. Тем более, в комплексах ферментов, нейтрализующих у змей собственный яд, вы все равно ничего не понимаете. Остается факт: Нагайна сдохла.
- И вы убили Волан-де-Морта?
- Нет, честно говоря, не успел. Он тут же бросился создавать новые крестражи. По мере того как Лорд помещал в предметы частицы своей души, он все больше терял человеческий облик, потом процесс стал необратимым. Его остановили, предметы уничтожили. Затем возникла заварушка, в которой я чуть не погиб по глупости. Зато мы избавились ото всех... проблем разом.
- Простите, сэр, а от Питера Петтигрю... тоже? - поинтересовался Гарри.
- Ну, не всю же жизнь мне на него смотреть, правда?
- Как странно, - Гарри не мог опомниться. - Я и не думал, что с Волан-де-Мортом так быстро удастся покончить.
- Я наоборот удивлен, что он долго продержался, - ответил Снейп. - Лорд очень разочаровал соратников. Видите ли, если люди недолюбливают магглов, это еще не значит, что они хотят, чтобы за ужином брызги крови летели им в тарелку. И сторонников подчинения маггловских органов власти - магическим не обязательно радуют разрушения и казни. От Волан-де-Морта ждали огромных перемен, но он абсолютно ничего не сделал для волшебного сообщества. Такое впечатление, что его интересовали в жизни две вещи: гоняться за мальчиком, который выжил, и устраивать бесчинства. В последнюю неделю он откровенно всех достал - ни на что не мог решиться, ничего не соображал, только трясся, как бы вас, Поттер, не убили. В общем, наслаждайтесь, - с этими словами Снейп взмахнул палочкой в сторону ближайшей стены. Она тут же приобрела вид стеллажа. Он извлек оттуда и поставил на стол внушительную черную клетку с вялого вида змеей.
- Это..?! - Гарри уставился на нее в ужасе. Гермиона боролась с тошнотой.
- Угу, - подтвердил Снейп, - он самый.
- То есть, вы позвали нас, чтобы я его убил и исполнил пророчество?
- Ну что вы, Поттер. Это не Лорд, это теперь зверушка. Хотите, я вам ее подарю? Мне она ни к чему, разговаривать с ней я все равно не умею. Берите-берите. Можете передавать от меня привет.
Гарри осторожно взял клетку и поставил на пол рядом со своим стулом.
- Признаться, у меня были другие планы на вечер, но если вы, мистер Поттер, хотите исполнить пророчество, я всегда к вашим услугам. - Снейп неохотно отложил на стол палочку.
Гарри воззрился на него, как только что смотрел на змею.
- Вы шутите? Я не собираюсь вас убивать.
- Уверены? А в будущем?
- Прекратите издеваться, сэр.
Снейп продолжал сверлить его тяжелым испытующим взглядом.
- Да лучше уж наоборот! - Гарри отшвырнул свою волшебную палочку, хотя ему совсем не нравилось стоять безоружным в этом логове. Она покатилась по столу с легким сухим стуком.
Его широкий жест произвел впечатление, обратное ожидаемому. Снейп болезненно сощурил глаза и опустил голову, пряча лицо за черными прядями.
- Сэр, вы же знаете, как я к вам отношусь... Гермиона, пожалуйста! - Гарри не понимал, в чем он опять виноват перед этим ужасным человеком, который первые шесть лет его просто бесил, а недавно научился доводить до слез, - и предпочел прибегнуть к помощи подруги.
- Северус, - мягко сказала она и тут же иронично поинтересовалась: - Ваша темная светлость еще помнит, что она на нашей стороне? Может, расскажете об изменениях в вашей политике. О том, не планируете ли вы оставить сей славный пост. Или хотя бы - зачем вам понадобился парламентер?
- А, это пустяки, - он отмахнулся, но тень на его лице рассеялась. - После того, как мы закончим разговор, Поттер, вы отправитесь в Гнездо Феникса. Сообщите там новость про Волан-де-Морта и озвучите еще три момента. Первый: в знак мирных намерений мы выпускаем всех заложников и возвращаем Хогвартс. Кандидатура нового директора должна быть с нами согласована. Мы были бы рады видеть на этом посту Минерву, но рассмотрим любые предложенные. Второй: с падением Волан-де-Морта мы стали сильнее, но со стороны это, возможно, выглядит не так. Я понимаю соблазн воспользоваться моментом и попытаться нас всех истребить. Надеюсь, этот список — Снейп взял со стеллажа свиток и положил на стол перед Гарри, - поможет преодолеть такой соблазн. Тут не хватает двух-трех адресов, но в остальном сторонники бывшего Лорда напоследок славно потрудились. Я на вашей стороне, мисс Грейнджер, но я не самоубийца. И, наконец, третье: мы требуем полного переформирования министерства по согласованию с Орденом и пять мест в Визенгамоте. Ну как, не надорветесь, Поттер?
- Нет. А вы правда готовы взять в министерство людей из Ордена?
- Не вижу проблемы, хуже все равно не будет. Нас там интересует всего шесть направлений, так что пусть Кингсли не стесняется и присылает свои предложения по структуре. Если не хочет, чтобы мы сформировали полностью свое министерство, а он, я думаю, не хочет. Кстати, поинтересуйтесь между делом, что он думает о дементорах. И если сумеете, сведите меня с кем-нибудь из «Поттеровского дозора». Думаю с его помощью похоронить «Ежедневный пророк». В любом случае, он от нас больше никаких сведений не получит, а для радио я бы дал.
- Хорошо, сэр, я все передам и вернусь в ваш дом. Я только еще хотел спросить, все-таки вы допускаете, что я являюсь крестражем Волан-де-Морта?
- Маловероятно, но в принципе возможно, - снова возвращая стеллажу вид стены, сказал Снейп.
- Но тогда эта часть его души, разве она не может возродиться?
- Может. - Снейп проверил содержимое карманов и оглядел комнату, явно собираясь уходить, Гермиона и Гарри тоже поднялись с мест. - Ну что вы на меня уставились, как фестрал на новые ворота, Поттер? Что вас так удивляет? Магия - это сфера неограниченных возможностей.
- Но сэр, что если я не справлюсь? - Гарри совсем разволновался.
- С чего это? Вы не маг, что ли? Ладно, - сжалился Северус, - если хотите, я могу проводить занятия с вами и вашим отрядом.
Всего лишь мгновение понимания и сочувствия, и перед Гарри опять стоял прежний профессор зельеварения, опасный и злой, как слизеринская змея, которой наступили на хвост.
- Вечно вы забиваете голову всякой чушью! Я бы на вашем месте подумал о другом.
- О чем, сэр?
- О маленькой тайне, Поттер, которую должна была скрыть наша могила. - Он хмыкнул. - Совершенно избыточная предосторожность - это и так последнее, что я кому-либо захочу рассказать.
- А мне расскажете? - Гарри умоляюще покосился на Гермиону.
- Вам - обязательно, - издевательски произнес Снейп. - Да еще вот этому пресмыкающемуся. Переведите ему, Поттер: не было никакого пророчества. Старый интриган разыграл в «Кабаньей голове» представление для впечатлительных мальчиков, а потом 17 лет держал на преподавательской ставке сквиба. На вас он, думаю, просто наложил защитные чары вкупе с рефлекто и использовал в качестве ловушки.
Снейп провел рукой по лицу. В этот момент он остро жалел не только себя, но даже Ридла и мерзкого придурка Джеймса Поттера, как будто в их бездарной и короткой жизни и впрямь был виноват Дамблдор, а не они сами. И отметил, что вот Альбуса совершенно не хотелось жалеть, ни разу, никогда, даже если он напускал на себя умоляющий вид, и, может быть, этому Снейп завидовал больше всего. Опустил руку, улыбнулся:
- Дешево он нас заполучил.
Гарри, утратив точку опоры, не нашел ничего лучше, чем вцепиться Снейпу в рукав.
- Великий человек Дамблдор! - произнесла Гермиона с интонацией покойного Хагрида. В горлу подступал истеричный смех.
- Сэр, а что, если...
Снейп тоскливо глянул сверху вниз. Гарри по-прежнему почти висел у него на руке, хотя смотрел осмысленно и твердо. Взгляд профессора придал ему дополнительный отрезвляющий эффект - он одернул руку и встал, как полагается.
- Уф, простите!
- Передо мной тоже можно не извиняться, - двусмысленно отмахнулся Снейп, хотя действительно не выносил прикосновений. C детства терпеть не мог, когда его лапают.
Гарри предпринял вторую попытку:
- Сэр... Если я сообщу Ордену, что я тоже принимал участие в последних событиях... вы не будете возражать?
Теперь он ожидал услышать что-то вроде "ваша скромность делает вам честь", но Снейп сказал только:
- Спасибо, Поттер.
Потом между ними вклинилась Гермиона. Она похлопала Гарри по плечу, скользнула пальцами по руке Снейпа и обхватила запястье.
- Мы ведь живы, - напомнила она. - Все хорошо. Все уже закончилось.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:09 | Сообщение # 12
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10. Письмо

Из окна кухни видна кривая мощеная улочка, одним концом загибающаяся вверх, как Снейпова ухмылка. Домики на другой ее стороне выглядят совсем пряничными в окружении старинного вида фонарей и кадок с цветами. Порой, когда туман, словно переехавший сюда на ПМЖ с низин Темзы, немного рассеивается, на крышах можно различить флюгера, а в каком-нибудь из окон увидеть силуэт кошки. Все это Гарри уже заучил наизусть и знает, что смотреть там совершенно не на что, особенно на рассвете, когда ленты тумана обкладывают все розовой ватой.
На что же она смотрит?
- Гермиона? - он кладет руку на плечо подруги, и она поворачивает к нему заплаканное лицо. - Что случилось?
- Ничего. - Она мотает головой и шмыгает носом.
- Это из-за него, да? - Гарри резко становится не по себе, и он не знает, что сказать, но старается выглядеть невозмутимым. - Ну, хочешь, я вызову его на дуэль?
- Дурак. - Она вытирает слезы рукавом водолазки и успокаивается. - Кстати, у тебя нет никаких шансов.
- Почему это? Я, между прочим, считаюсь одним из самых сильных магов и...
- Молчи уж, кладбище Волан-де-Морта!
Крестраж. Гарри боялся, что после победы его «вернут в чулан», и он превратится в фигуру никому не нужную и чисто номинальную. Однако то, что в нем застряла часть души Лорда, заставляет заботиться о нем даже Снейпа, не говоря уже о сплотившихся вокруг него друзьях.
- Ладно. - Гарри по-прежнему было неуютно. - Ты ничего не можешь рассказать, да?
- Да. Слишком личное. Проехали.
Гарри достал с полки стаканы и налил им обоим сока. Теперь Гермиона уже не выглядела такой растерянной, может быть лишь чуточку сердитой.
- Если я чем-то могу помочь...
- Гарри!!! - не выдержала она. - Ты собрался помогать Северусу?! Или мне?!
Поттер торопливо сглотнул сок и ошеломленно уставился на подругу.
- Гермиона? Ты встречаешься с ним всего неделю, и уже такой цинизм! Что же будет через несколько лет?
- Извини, но ты иногда как скажешь что-нибудь. - Она покосилась на него, едва сдерживая смех. - Ладно, спасибо, вроде я уже в порядке. Пойти что ли еще поспать?
- Не уходи. Давай лучше чего-нибудь сготовим.
- Да ну! А ты что хочешь?
- Лазанью.
- Я имела в виду, что ты хочешь сготовить.
Гарри доволен, что сумел спровоцировать ее на эту снисходительную насмешку.
- А давай пирог какой-нибудь? Снейп рыбу ест?
- Еще как.
- Значит, рыбный пирог! Ты дома готовила раньше?..
Спустившийся на кухню после восхода Снейп застал их уже заляпанными мукой и весело болтающими. Вид у него был совсем домашний, заспанный и чуть-чуть виноватый. Сварив себе крепкого кофе, он забился с чашкой в угол. «И зачем этот дурак обручился? - непонимающе смотрел Северус на Поттера, пока тот на пару с Гермионой энергично засовывал пирог в духовку. - Они прекрасно ладят. Если со мной что-нибудь случится...» Додумывать он не стал. Как только со стряпней было покончено, Гермиона пересела поближе к нему.
Так получилось, что на завтрак был рыбный пирог, сочный, пахнущий лавром и уничтоженный в один присест. В остальном это утро мало отличалось от предыдущих. И на тренировке все шло, как обычно, за исключением того, что сегодня они не разучивают новых заклинаний, только сражаются.
- Аккуратнее, Лонгботтом, пока вы тут все не разнесли!
Невилл краснеет, но у него нет даже возможности извиниться перед сидящим нога на ногу учителем.
- Протего! Протего! - судорожный вдох. - Ступефай! Экспеллеармус! Аййй...
- Стоп! - скучающим тоном произносит Снейп, с обманчивой небрежностью вертя в пальцах светлую палочку. - Фините инкантатем.
Битва прекращается. Дерутся, как обычно, всемером, три на четыре — Гарри, Гермиона и Луна против Невилла, Джинни, Катуны и Рона.
Лучшие издают ликующие вопли, оплошавшие поднимаются с пола, «убитые» разминают затекшие от паралитических заклятий руки-ноги или забирают у победителей свои палочки. И все утирают пот и стараются быстрее отдышаться.
- Лонгботтом, не произносите огненных заклятий в коттеджах, оглушат — сгорите за компанию. Уизли, какой смысл использовать экспеллеармус против врага, стоящего в двух футах от вас? Он и без палочки опасен. Рот занять нечем? Зачем вы используете протего, если уверены, что вас атакуют? Используйте рефлекто. Протего будете использовать в совятне, чтобы птицы на голову не гадили.
Гарри разглядывал ребят. Рон выглядел довольным, Невилл — смущенным. Луна удивленно вперилась в потолок, видимо, воображая рефлекто против сов, впрочем, ход ее мыслей не отличался предсказуемостью. Джинни хихикнула, но Снейп бросил на нее свирепый взгляд и продолжил:
- Мисс Лавгуд, вы, видимо, уверены, что лежачих не бьют. Для вас могут сделать исключение. Поттер, как вы уворачиватесь? Боитесь коленку разбить или мантию запачкать? Падая, вы должны беспокоиться только о том, чтобы не сломать палочку! Все! Выживете — за час зарастите любые переломы, погибнете — вас сам Мерлин уже не воскресит. Как бы вы ни откатывались, палочка должна быть нацелена на врага. Ни в коем случае не на себя и не в землю. Кисть руки поджимайте немного внутрь, на нее не должен приходиться удар, иначе палочку выбьет. Это ясно?
Молчаливые кивки. Вот уже неделя, с тех пор как не стало Волан-де-Морта, а ребята все еще живут в доме Снейпа, не контактируя с родными. Более того, к ним присоединились Луна и Джинни. Они почти не покидают коттедж, но увлеченно следят за политикой. Никто из них не сожалеет о пропущенных школьных уроках — они и так учатся круглые сутки. Исключение — Рон, он посещает коттедж только на время тренировок, которые по-прежнему проходят каждый день. И ведет их Снейп.
За это время Гарри дважды собирал в Выручай-комнате остальных участников Армии Дамблдора. Сначала рассказал новости. Потом решил заодно и показать кое-что из заклинаний. В итоге тайные занятия решено сделать регулярными. Ребятам нравится очищенная от прежнего страха романтика и чувство причастности к победе. Гарри и сам ни на что не променял бы эти встречи. В АД его обожают. Передача полученных знаний стала почти потребностью. Правда, стиль преподавания у него совсем не снейповский. Он не донимает вопросами, не язвит, не противопоставляет сражение квиддичу. И никогда не потребует от учеников называть тренировки боем, а сокурсников - врагами. Даже глупо как-то, такой пафос. Но когда Снейп презрительно роняет: «Человек, нацеливший на вас палочку, не соперник», - спорить с ним не хочется...
- Джиневра Уизли, хорошо движетесь. Останьтесь в зоне боя, остальные — на диван. Сейчас вы постараетесь меня парализовать.
Когда Снейп, тяжело вздохнув, встал напротив Джинни, в его руке вместо брошенной на столе палочки была сосулька. Первое же заклятье заставило его окаменеть — Джинни угадала направление его движения. Поттер произнес фините инкантатем, Снейп поднялся и по-деловому сказал:
- Еще раз.
Теперь Джинни смогла попасть в него только с пятого раза. Снейп метался так, словно от этого и вправду зависела его жизнь.
- Еще раз.
Еще одно попадание, еще одно фините инкантатем.
- Достаточно! - Сосулька изрядно подтаяла, но не сломалась, Северус дезапарировал ее и сел нога на ногу. Болело все тело, однако он ограничился тем, что, морщась, потер правое запястье. - В каких случаях необходимо уворачиваться?
- Когда нет палочки.
- Гениально! - ядовито прокомментировал Снейп. - Не поздновато ли, мисс Лавгуд?
- Если не успеваешь произнести заклинание, - сказала Джинни.
- Что быстрее, увернуться или защититься заклинанием?
- Заклинанием быстрее, - подтвердила девушка.
- Следовательно?
- Когда врагов больше и они бьют одновременно, - вмешался Гарри. - Или если нападающий маг значительно сильнее и твоя защита не выдержит.
- Последнее вам не грозит, Поттер.
- ...Или если ты вместо того, чтобы защищаться, должен произносить в это время другое заклинание.
- Зачем это?
- Например, чтобы спасти товарища.
Гермиона заулыбалась. Профессор, фыркнув, отвернулся — уголки губ предательски поползли вверх. Спаситель хренов.
- Еще во время боя на чужой территории, - добавила Катуна.
Умница девочка. «На чужой территории» - так Снейп называл режим тренировок, когда он время от времени хаотично посылал заклятия в учеников. Объяснялось это тем, что в не обследованном месте нельзя быть полностью уверенным в точном числе и расстановке врагов. «На своей территории» Снейп не вмешивался. Однажды он, правда, просто так выкрикнул «круцио», и ошеломленные этим Катуна и Джинни провели остаток занятия под воздействием дружеских ступефаев. Остальные даже внимания не обратили на непростительное.
- Все, отрабатывать! - махнул рукой Снейп. - Своя территория, двое против пяти.
Он украдкой занялся самолечением, пока ученики носились по комнате. В зале раздавался непривычный грохот и ругань. Снейп обвел взглядом дом и с тоской подумал: «Долго не простоит». Занятие остановилось само, когда каждый получил положенное количество ступефаев. Ребята полукругом обступили учителя, ожидая замечаний и задания на следующий раз.
- Ну как? - спросила запыхавшаяся Гермиона.
- Как табун единорогов, - Снейп тепло посмотрел на нее, едва сдерживая улыбку, перехватил любопытный взгляд Поттера и снова замкнулся. - Как вы думаете, сколько в среднем длится обычный бой?
- Минут пять, - предположил Гарри.
- Десять, - мечтательно произнесла Луна.
- Может и неделю длиться, - сказал Рон.
- Может, - легко согласился Снейп. - А в обычной ситуации?
- Не знаю.
- Пять секунд. Этого хватает, чтобы обменяться заклинаниями и оценить шансы. Соответственно, либо за это время кто-то побеждает окончательно, либо более слабая сторона уносит ноги. Так что ориентируйтесь на пять секунд.
Ученики опешили.
- Конечно, за это время можно попытаться произнести «протего», - продолжил Снейп, - а также «ай-яй-яй», «мерлинова задница» и даже «Джинни, как ты себя чувствуешь?» К завтрашнему занятию определитесь со своим пятисекундным выступлением. Свободны.
- Но сэр, - Гарри, рассеянно пожав руку вечно спешащему домой Рону, опустился прямо на пол напротив Снейпа. - Когда мы были в Отделе тайн, бой длился, наверное, минут 40, и Пожиратели не отступили.
Луна тоже села на пол, остальные девушки тесно оккупировали диван, Невилл остался стоять.
- Это потому что их подставили. Будь их воля, они бы оттуда исчезли, едва завидев такую толпу.
- А битва за Хогвартс? - спросила Луна.
- Вас тоже подставили, - равнодушно отозвался Снейп.
Гарри не отреагировал, сосредоточившись на лечебных заклинаниях. Синяки на коленках нещадно болели напоминая о предыдущей насмешке Снейпа.
- Мне кажется, профессор, отступать через 5 секунд — не лучшая тактика, если хочешь чего-то добиться, - пытается спорить Джинни.
Гарри морщится. Хорошо хоть она выбрала другой повод и не стала препираться со Снейпом о том, подставил Гарри учеников школы или не подставил. Защищать его от Снейпа — что может быть глупее?
- При другой тактике на этой планете давно не осталось бы магов... - Снейп открыл рот, чтобы сказать на эту тему что-то еще, но тут его внимание привлекло хлопанье крыльев. - Откуда сова??!
- Не волнуйтесь, это я принес, сэр, - сказал Рон. - Гарри, можно тебя на минутку? Тут тебе письмо. Это от ребят с радио.
У Снейпа защемило сердце, и он обратил внимание, как испуганно и напряженно уставилась Луна на смешно трепыхающуюся молодую птицу, которую Рон тщетно пытался запихать себе подмышку. Тем временем Гарри деловито протянул ему пергамент.
- Думаю, вы должны прочесть это, сэр.
Двое авроров убиты с особой жестокостью. Сегодня утром в маггловском Кэмдене зафиксирован всплеск магии, прибывшие на место проверяющие обнаружили... Снейп сунул пергамент в руки Поттера и стремительно вышел из комнаты.
- Мальчики, что там? - заинтересовалась Гермиона.
- А ну дай сюда, - Джинни выхватила из рук Гарри письмо.
- Вы почитайте пока, я скоро приду, - сказал он, поднимаясь с пола.
«Привет, Гарри! Насчет завтрашнего эфира все остается в силе, но тут такое странное дело. Ли просил тебя предупредить, что нам поступила информация...»
- Фу, жуть какая! - восклицает Джинни после прочтения вслух довольно пространного послания.
Невилл замыкается в себе и молчит, Катуна, Гермиона и Рон поддерживают друг друга взглядами в печальном недоумении. Всех их уже звали стажироваться в Аврорат.
- Это что, такая месть? - с обманчивым равнодушием предполагает Луна, опять ища что-то взглядом на потолке.
- Ужасно!
- Ужасно, но думаю, Снейп слышал в своей жизни вещи и поужаснее. Что-то его долго нет.
- Что ты имеешь в виду, Рон?
- Если бы вы не сидели рядом с ним, вы бы видели, с каким лицом он отсюда ушел.
- А, ну да, теперь все на него подумают, - между делом сообщает Луна, увлеченно чертя пальцем домик на ворсе ковра.
- Луна, не шути так, он тут не при чем! - говоря это, Джинни, тем не менее, начинает взволнованно поглядывать на дверь, за которой скрылся ее любимый Гарри.
- Ну и что, - повела плечом Луна. - Он же теперь Темный Лорд, значит, он и виноват.
Гермиона тоже покосившись на дверь, решила, что раз Гарри со Снейпом, то ей важнее побыть здесь.
- Он не виноват, но он обязан положить этому конец, - выходит из задумчивости Невилл.
- Он не сможет. Его же теперь арестуют, наверно.
- Луна, почему ты так думаешь?!!
- Я не думаю, я чувствую.
- Что ты чувствуешь? - недоверчиво кривится Рон.
- Что наш дом стоит на вершине самой высокой горы, но потом приходит белая вода, и волны бьют об стены. Мы даже не можем выйти.
- Лавгуд, не зря я тебя в школе считал сумасшедшей, - не выдерживает Рон. - Если бы Снейпа могли арестовать, то арестовали бы сразу, когда еще считали сторонником Волан-де-Морта. Сейчас он уже обо всем договорился, мир достигнут, новое министерство наполовину сформировано, какой арест? Аврорат с ним не справится.
- Конечно, не справится! - Луна оторывается от рисования и поднимает на него удивленные, как у котенка, глаза. - Если он захочет сопротивляться.
Гермиона вылетела за дверь.
- И чего я такого сказала? - Лавгуд, пожимая плечами, перевела пустой взгляд на побледневшую Джинни.
- Да как тебе сказать. - Рон обездвижил заклевавшую его сову заклинанием и подавил острое желание встряхнуть блондинку за плечи, чтобы вернуть ей серьезный тон. Он знал: увы, нельзя вернуть человеку то, чего за ним отродясь не водилось.
- Слушай, почему ты считаешь, что Снейп не захочет сопротивляться? - Невилл сел напротив Луны и взял ее за руку. Лишившись возможности рисовать, она принялась дрыгать ногой и произнесла быстро, чтобы от нее скорее отвязались:
- Потому что сейчас мир. Кто будет воевать во время мира?
- Я буду, - возразил ей Невилл.
- Я тоже, - тихо сказала Катуна.
- Какой к Мордреду мир! - Джинни сердито потрясла письмом.
- Между прочим, Снейп обещал мне великую битву, - внезапно воодушевился Рон. - Пошли-ка с ним побеседуем!
- Вы идите, я тут полежу, - сказала Луна, развалясь на полу.
- Но ты сама-то как считаешь? - уточнил Невилл.
- А я — как все, - мечтательно ответила Луна, поводя пальцем в воздухе.
Остальные энергично заскали по лестнице на второй этаж. Одна из дверей была закрыта, ребята столпились вокруг нее.
- Эта Лавгуд хоть и чокнутая, а поумнее нас будет. Если бы я собственными глазами не видел, как она отпугивает мозгошмыгов, я бы решил, что она нами манипулирует, - прошептал Рон и постучал.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:10 | Сообщение # 13
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 11. Переговоры

Выйдя из комнаты, Гарри первым делом заглянул на кухню. Северус сидел у стола, подпирая лоб руками. Только таблички не хватало «Ушел в себя, вернусь завтра».
- Профессор...
Не дождавшись реакции, Гарри подошел ближе. На его памяти зельевар подавлял одним своим присутствием, - как выражалась Джинни, «занимал слишком много места». Даже когда валялся раненный, ухитрялся всем командовать.
Сейчас Поттер чуть не принял его за груду черной ткани, и то лишь потому что знал: на кухне ничего такого не лежит.
- Сэр! Пожалуйста! Что происходит?
Северус опустил руки на стол, посмотрел куда-то мимо Поттера холодно и невыразительно. Повисла неловкая пауза. Взгляду было не за что зацепиться, но Гарри все равно чувствовал, что Снейпу сейчас плохо.
- А вы как считаете, что происходит? - негромким ровным голосом произнес профессор.
Гарри развел руками. С его точки зрения ничего экстраординарного не происходило.
- Вас хотят подставить? - предположил он.
Снейп молчал.
- Ну, и что с этим надо делать?
- Присмотрите за... Грейнджер, - ответил зельевар, встал, громыхнув стулом, и пошел наверх.
Гарри остолбенел. Он некстати вспомнил утренний разговор с Гермионой, и у него мелькнула мысль: Снейп так говорит, потому что они поссорились. Через несколько секунд он взбежал на второй этаж и успел просунуть ногу в закрывающуюся дверь.
- Подождите!!!
Снейп отступил в комнату, присел на подоконник, сунув руки в карманы. Вяло поинтересовался:
- Ну, что вам, Поттер?
Гарри испугался. Если он сейчас скажет что-нибудь не то, Снейп уйдет телепортом.
- Простите, сэр... - он быстро пересек комнату и встал рядом, оставалось только ухватить Снейпа за руку, но на это решимости так и не хватило. - Я все по поводу того убийства и вашей причастности. В это никто не поверит. Это же какая-то чушь.
Надо было сказать что-то еще, но вместо умных мыслей в голову лезли случайные детали, - все, на что падал взгляд. Они воспринимались очень отчетливо, буквально прожигали дыру в памяти. Раздвоенная трещина на белом подоконнике. За стеклом окна - пушистое сиреневое облако. Окантовка на воротничке мантии Снейпа, прядь волос, которая свисала на правую щеку, соприкасаясь с ресницами, прямыми и довольно длинными. Гарри знал, что будет помнить все это, когда уже забудется сам разговор.
Снейп взглянул на него как-то затравленно, чуть ли не робко, и снова отвел глаза.
- Вы так говорите, потому что еще не видели «Пророк».
- Значит, я не видел «Пророк»? - переспросил Гарри с невольным высокомерием. - И чего же я там не видел? Что Волан-де-Морт - моя галлюцинация? Или попытку повесить на меня убийство Диггори?
И тут же сорвался на повышенный тон:
- Черт, черт, черт! Что я должен сделать, чтобы вы начали хоть немного мне доверять!
Снейп невесело улыбнулся. Было странно слышать собственные интонации вперемешку с поттеровскими.
- Не лезьте в это.
- Послушайте, вы победили Волан-де-Морта...
- Хватит! Дело не в том, что подумают обо мне или о вас. Дело в последствиях. Не сегодня-завтра начнутся облавы. Мне придется скрываться, а вам совсем не к чему в это лезть. Оставайтесь по другую сторону. Расклад сил таков, что это может затянуться надолго.
- Шутите? Да меня Джинни превратит в пудреницу, а Гермиона вообще сожрет. О, знаете что! Я сейчас отправлюсь к Кингсли Брустверу и...
- Нет. Вы не дойдете до Бруствера. Вас отловят, напоят веритасерумом, потом скорее всего убьют.
- Кто???
- Если бы я знал, Поттер. Если бы я только знал...
Тут в комнату вбежала Гермиона, и Гарри впервые увидел, как они целуются. Зрелище было трогательное и почему-то печальное. Снейп вообще не проявлял инициативы. Так и сидел руки в карманах. Вслух они не произнесли ни слова.
В дверь постучали, Гермиона сказала: «войдите». Сразу стало людно и шумно. Снейп опять напрягся, но после первых же реплик только устало вздохнул:
- Ладно, надеюсь, у меня еще будет время вас отговорить, а сейчас, если...
Гермиона украдкой показала ему кулак.
- ...значит, сейчас надо сделать пару дел, пока не стало слишком поздно. Поттер, отправитесь к Брустверу. Вся надежда на вашу невидимую мантию и ваше везение. Сейчас я напишу для него письмо и тоже ненадолго исчезну. Скоро в доме придется полностью отказаться от трансгрессии. У вас есть пять минут, чтобы написать родным. С вопросами - пока к мисс Грейнджер.
Северус взмахнул палочкой и рядом с ним в воздухе зависли перо и пергамент, перо принялось что-то резво строчить. Рон подошел поближе к зельевару:
- Сэр!
Перо споткнулось.
- Я слушаю.
- Можно мне привести сюда Драко? Вы не позволите ему тоже поселится здесь?
- Он все еще не в Малфой-мэноре?
- Нет. Он туда не вернется.
- Наследственный идиотизм, - пробурчал Снейп, после чего громко спросил: - Кто-нибудь упоминал при посторонних про мой непреложный обет?
Гарри смутился:
- Я рассказывал на собрании Армии Дамблдора.
Снейп посмотрел на него жестко.
- Как вас угораздило?
- Ну, мне надо было объяснить, почему Драко поселился в Норе...
- Ясно. Мистер Уизли, быстрее тащите сюда вашего Малфоя. Поттер, вот письмо, в котором я прошу Бруствера о личной встрече, важно, чтобы он вам поверил. Говорите только с ним. Не вернетесь через полчаса — придется мне штурмовать Аврорат, - сказал Снейп и исчез.
- Рон, стой! - Гарри нагнал друга уже у дверей чулана. - Слушай, мне тоже надо передать пару писем, но я боюсь перехвата, и времени нет писать...
- Отправь вопиллеры, - Джинни бесшумно нарисовалась в дверях.
- О, Мерлин, вопиллеры! Да Снейп меня убьет!..

Кингсли Бруствер зажмурился, стараясь максимально сосредоточиться на координатах. В следующий миг его лицо обожгло холодом. «Как на Южном полюсе», - сердито подумал знаменитый аврор и раскрыл глаза. Он стоял на неровном каменном выступе почти отвесной скалы, в шаге от него обрывавшейся в море. Волны так яростно гудели внизу, что водяная пыль долетала даже сюда, образуя наледь. Пустой до горизонта пейзаж оживляло несколько айсбергов. Справа от него стоял человек в черном и задумчиво смотрел на море.
- Твою мать! - не сдержался Кингсли, едва не потеряв равновесие при новом порыве ветра. Снейп потянул руку, чтобы поддержать его за локоть, но тут же опустил — Кингсли отступил от края и прижался спиной к скале.
- Что это за место?
- Шетландский архипелаг. К западу отсюда — аргентинская военно-научная база, над островом с корабля поддерживается антимагический щит, но сюда он не доходит. Просто безопасное место для конфиденциальных бесед.
- И что такого конфиденциального вы хотели мне сообщить, кроме того, что невинны, как агнец, и не можете отвечать за действия своих людей?
- Это не мои люди. Это ваши.
- Вот как? Вы уверены? - Бруствер говорил все с той же невозмутимой и обстоятельной враждебностью.
- Увы. Ордер на мой арест уже подписан? - спросил Снейп, не сводя взгляд с горизонта.
- Нет еще.
- Значит, на днях будут еще убийства.
Ветер пробирал так, что каждая мысль приобретала хрупкую хрустальную прозрачность, но маги стояли в непринужденных позах, как два курильщика на балконе отеля. Кингсли беззастенчиво разглядывал своего собеседника. «Тот самый Снейп». Ниже на полголовы, хлипкий, как щепка, но так задрапированный в свою мантию, что потраченной ткани хватило бы, наверное, на кулисы Альберт-Холла; сейчас она вместе с волосами растекалась вокруг тела черной кляксой. Некрасивое выразительное лицо с резкими морщинами, тоскующие глаза.
- Думаете, стоит поторопиться?
- Думаю, стоит воздержаться.
Выцветшая интонация с остаточным количеством иронии. Из-за шума воды и движения воздуха приходилось говорить громко, и все же некоторые слова терялись по дороге.
- ...форсировать передачу власти новому министерству.
Он помнил Северуса совсем молодым — в изоляторе Аврората, откуда его через голову Кингсли вытащил Дамблдор, потом - дающим невнятные свидетельские показания в Визенгамоте. Тогда Снейп показался Кингсли жалким и испорченным. Испуг и самодовольство — вот все, что стояло за его потугами держаться с достоинством. В то, что он работал на Альбуса, не очень верилось. Если и работал, то в этом, как и в заговоре против Волан-де-Морта, проявлялся расчет, а не принципы. Кингсли наблюдал внимательно, но и сейчас, вблизи, Снейп производил то же впечатление. Жалкий и испорченный. Непредсказуемыми извивами судьбы проползший в Темные лорды. Теперь окончательно припертый к стенке.
- На фоне череды убийств это будет непросто сделать. Вы же понимаете, мы обязаны принять меры.
- Нормальное расследование не кажется вам достаточной мерой? Человек, который за этим стоит, вряд ли входит в Совет пяти, но обладает весом и значительными ресурсами, он обер-комиссар, как минимум. И раскрытие преступления может выявить его не хуже, чем ведомственная проверка.
- Я думал, вы хотите обсудить условия вашего задержания, - Кингсли предпринял попытку вернуть собеседника с облаков на землю. Шпильку насчет «нормального расследования» он проигнорировал. Естественно, в последние годы Аврорат деградировал в этом плане: какой смысл дотошно устанавливать личность виновного, если его невозможно арестовать?
- Вы ошиблись. Ничего не выйдет из вашего ордера, только увеличит хаос. И без того такая кровавая каша заварится...
- А вы не хотите сдаться?
- Я бы сдался. Меня не сдадут.
Кингсли скептически кашлянул. Он изначально воспринял ситуацию с точностью до наоборот. Если же дело обстоит таким образом, то кой черт новоявленному Лорду вообще понадобился этот разговор? Или он сюда трансгрессировал на льды любоваться?
- Это только усложнит ваше положение.
Снейп посмотрел на него, задрав подбородок. Теперь он улыбался легкой бессмысленной улыбкой, никак не относящейся к делу, и походил на подростка, выпившего свою первую банку пива.
- Не расстраивайтесь так. Вы ничего не выиграете от того, что я повешусь в камере. Убийства продолжатся, вас обвинят в том, что вы не способны контролировать ситуацию и сольют.
Другому человеку Снейп непременно уточнил бы, на кого оскорбленные Пожиратели объявят охоту в отместку за смерть соратника, но с Бруствером это было глупо.
«Нет, ну каков наглец!» - удивился аврор. Он замерз, однако ему стало интересно. Не формализованные структуры слишком зависят от личных качеств вождей. Стоило узнать поближе, с чем придется иметь дело.
- Полагаете, вас не сольют, а меня сольют? - спросил Кингсли самым серьезным тоном, на какой был способен. Мысленно он формулировал вопрос иначе: "Неужели еще остались люди, которых вы не успели предать?"
Его собеседник лишь пожал плечами.
- Наша организация гораздо меньше зависит от общественного мнения. К тому же мне очень повезло с предшественником.
- Почему вы считаете, что провокатор не входит в Совет?
- Я могу ошибаться, но мне кажется, его действия нацелены на отстранение группы, а не одного лица. Если бы он мог занять первый пост в случае вашей героической кончины, он бы не стал начинать настолько издалека. Поэтому я вас очень прошу, займитесь расследованием. Убедитесь хотя бы, что убитые действительно Ройсон и Брауни. Особенно меня беспокоит героический капитан...
- Вы же говорили, что инициатор — лицо не ниже обер-комиссара?
- Разумеется, это не он. Зачем ему умирать, если он собирается становиться публичной фигурой. Нет, я имел в виду, что они могут быть связаны. Смерть — хорошее прикрытие для перехода на нелегальное положение.
- Вы так рьяно уговариваете меня начать расследование...
Снейп как будто не заметил юмора в этой подначке:
- Что поделать, приходится.
- Почему вы исключаете, что за этим стоит кто-то из ваших, скажем, Малфой? Я слышал, он очень недоволен поведением сына и винит во всем вас.
- Малфой полжизни мечтал о дне, когда ему не будут грозить арест и конфискация. Он уже 15 лет донимает меня пассажами о педагогике, но все, что ему нужно от сына — это наследник.
- А что нужно лично вам?
Снейп повернулся к аврору и просто сказал:
- Мир.
«Обыватель», - классифицировал его Кингсли.
Только приняв снотворное и в полудреме перебирая события дня, он подумал, что ответ был несколько двусмысленным.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Пятница, 19.03.2010, 19:11 | Сообщение # 14
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 12. Череп в траве

«Мама, не волнуйся за меня, у нас все хорошо». Рон пришпилил записку под семейные часы. Подумал: «Интересно, что они покажут в мое отсутствие?», распахнул окно для сов. Чужая улетела сразу, а Сычик, непривычно нагруженный сегодня, стал топтаться на подоконнике.
- Все, брысь, пшел отсюда! - Рон махнул на него руками и захлопнул раму окна. - Акцио, сегодняшний «Ежедневный пророк»!
На первой странице ничего интересного — сплошь консолидационные процессы, конгресс нумерологов, кофейный круг от чашки, вишневая капелька... «К книзлам, потом посмотрю», - Рон быстро сложил газету, сунул за ремень брюк и, так и сжимая в руке палочку, побежал в бывшую комнату Перси.
- Драко! Драко, мы уходим!
Вещей у Малфоя все равно не было, и он ни о чем не спрашивал. Рон бережно обнял его свободной рукой. Заклинание трансгрессии не оставляло места лишним эмоциям, зато в снейповском чулане им было самое раздолье. Малфой стоял неподвижно, уткнувшись ему лбом в плечо.
- Люмус! Эй, все в порядке?
- Метка. Опять зовет.
Не веря своим ушам, Рон взял Малфоя за руку и закатал рукав. Рисунок изменился и снова был ярким.
- Больно?
- Нет.
- Пошли!
Вскоре над сидящим на диване Драко суетился консилиум. Новость об активизации метки затмила все остальные.
- Смотрите, - показала Джинни на рисунок, - змей стало больше.
- Нет, - возразил Невилл, приглядевшись, - это не змеи, это трава какая-то. А, я понял. Это растение называется дьявольские силки.
Пока друзья гадали о местонахождении и новом обличье Волан-де-Морта, у Рона возникла идея:
- Давайте возьмемся за руки и вместе с Драко переместимся по зову метки. Там и разберемся с гадом.
- Это самоубийство, - возразила Катуна.
- Да брось! Волан-де-Морт в первое время после возрождения слаб, как младенец, а нас много. Справимся. Зря мы, что ли, столько тренировались?..
- Точно, самоубийство! - оборвал его Гарри, стягивая с себя невидимую мантию. - Лорд вас испепелит за то, что покинули коттедж. Потом, конечно, пожалеет, он ведь, в сущности, добрый. У меня хорошая новость: Кингсли с ним встретится.
- Значит, Кингсли не причастен, - облегченно вздохнула Гермиона.
- Конечно, - возмутился Гарри, - а ты сомневалась?!
- Ох, знаешь, я после Дамблдора уже во всем сомневаюсь.
Поттер бросил на подругу взгляд, по интенсивности сравнимый с подзатыльником, и она сменила тему:
- Невилл, наверно, нам пора варить Хвосты хвощей. Северус может задержаться...
- Гарри, ты правда думаешь, что это метка Снейпа!? - у Катуны был такой взволнованный вид, что ему даже стало неловко.
- Успокойтесь! Что вы там столпились, как в зоопарке! Говорю как главный представитель Волан-де-Морта: это точно Северус. Больше некому.
- Но почему на метке силки?
- Откуда я знаю. Может, нравятся они ему. Помните, когда философский камень прятали в Хогвартсе, каждый из преподавателей устанавливал по одной защите. Дамблдор — зеркало, Хагрид — своего Пушка, а Снейп, значит, силки. Все, вы как хотите, а я есть пошел.
Джинни засмеялась:
- Растут в подземельях на камнях, болеют от солнечного света...
- И руки к ним лучше не совать! - Рон отбил ладонь Луны, которая нацелилась потыкать в метку пальцем.

Это действительно был Снейп. Из дома он трансгрессировал в первое пришедшее на ум безлюдное место и оказался перед стадом овец. Выругавшись, взял на пару миль левее.
Теперь предстояло подчинить метку себе. Это проще, чем ставить свою, конечно, при условии, что хозяин не возражает. Хозяин возражать не мог, поскольку был в изрядной степени мертв, и Снейп произнес заклинание личной печати. Отдача оказалась очень сильной. Несколько минут он ничего не соображал от эйфории, потом словно привык к ней.
Он сам не знал, что окажется на рисунке, и был неприятно удивлен, что тот не слишком-то изменился. Размышлять об этом было некогда. Он коснулся метки палочкой.
- Повелитель!!!
Снейп, резко обернувшись, уставился на коленопреклоненного человека в капюшоне и маске. Торопливо произнес про себя заклятие легилименции.
- Лорд Малфой!?? Что это с вами?
- Северус! Хвала Мерлину..! - Пожиратель стянул с себя маску и пару раз обмахнул ей лицо, после чего выронил в траву.
- Вставайте.
Малфой звучно вздохнул, картинно прижал обе ладони к сердцу и с любопытством спросил:
- Что случилось?
- Люц, - Снейп мысленно выругался, - встань, а, пока остальные не появились. Ты газету видел сегодня?
- Видел. Нету ничего. - Он тяжело поднялся и отряхнул подол мантии.
- Убийство двух авроров.
- Нету.
- Странно. Я был уверен, что началось.
- Может, совпадение?
- За сорок минут до того как печатается «Пророк»? Не смешите.
- Думаете, придержали, чтобы не спугнуть?
Ответить Снейп не успел, - начали появляться остальные Пожиратели. Они, в отличие от Малфоя, дали себе труд разглядеть в рисунке переплетающиеся инициалы нового Лорда, и вели себя спокойно. Снейп использовал легилименцию. Во-первых, не спрашивать же у стоящих на коленях соратников: «Вы кто, простите, будете?», во-вторых, хотелось поскорее узнать новости. «А удобно, - подумал он. - Пока человек испуганно бормочет что-то там про повелителя, проверяешь его намерения и наличие чужих заклятий. Если все в порядке — разрешаешь встать. Никакой путаницы, и пауз неловких не возникает».
Левую ладонь обожгло болью, Снейп поднес ее к глазам. Он замкнул на себя отправленный Брустверу пергамент, снабдив письмо указанием, что ответ следует просто написать ниже. Создавать что-то более трудоемкое было некогда. Профессора хватило только на предосторожность, чтобы при уничтожении пергамента первой разрушалась их связь. Кингсли накарябал: «Договорились. Буду через 2 часа». Еще и подпись поставил, зараза.
Плащи и маски Снейп сжег, ритуал приветствия отменил. Мысль, что Волан-де-Морт, по-видимому, находил нагнетание страха на подданных столь же функциональным, как он, Северус Снейп - запугивание учеников, царапнула сердце общей сутью при разнице масштабов и тут же забылась среди проблем. Его никто не обвинял, но от этого было только хуже.
В Визжащей хижине, в последнее время ставшей чуть ли не официальным штабом, появляться больше было нельзя, равно как и в прочих местах, куда доставлялись сообщения для Темного лорда. Про сов следовало забыть, в защищенных фиделиусом домах - сменить хранителей. За последнюю неделю Пожиратели успели расслабиться. На легальное положение, конечно, не перешли, но все-таки наследили изрядно, и последствия могли стать фатальными.
Его предложение дать той стороне время, чтобы разобраться в происходящем, тоже звучало чистым самоубийством. За это «время» истерия в прессе мобилизует против них все общество, до сих пор взиравшее на Аврорат и Пожирателей, как на битву медведя с крокодилом — кому-то страшно, кому-то смешно, но никакого желания вмешаться. Пара трупов, конечно, на репутацию организации не влияла, но это, по мнению Снейпа, был только первый ход.
- Может оказаться, что роспуск министерства был ошибкой, - сказал он.
Мнения распределились в диапазоне от «более удачного момента все равно бы не представилось» (семейка Кэрроу) до «наконец хоть что-то серьезное» (Роули). Малфой отказался перебраться с супругой на континент хотя бы на неделю-другую. «Лучше навещу старых знакомых из бывшего министерства, - ответил он, - может, узнаю что интересное».
Снейпа переполняло странное чувство единения с этими людьми, оказавшимися вместе лишь потому, что в юности купились на посулы Ридла. Он не знал, чем это объяснить, и списал на действие метки. Оставшееся до встречи время Северус потратил на ее модификацию. Нанес на правую ладонь Пожирателям букву страйф, символ силы.
- Теперь во время вызова, где бы вы ни находились, вам достаточно дотянуться до метки рукой, и я вас вытащу. Это на случай, если у вас не будет палочки.
Затем он сделал свои художества незаметными, появляющимися только во время зова. На него смотрели, чуть ли не как на Мерлина.
Северус знал, что в Темной метке изначально содержалась сила, достаточная для трансгрессии людей. Все, что от них требовалось — это минимальный выброс, простое подтверждение магического контракта, поскольку трансгрессия — одна из многих вещей, которые невозможно проделать с магом без его желания. Снейп не стал объяснять, что эта сила — не его. Ее вложил в метки еще Ридл. Он создавал свою систему на пике могущества, и ничего подобного новый Лорд не смог бы воспроизвести при всем желании. «Странно, что они так удивлены, - думал Северус. - Волан-де-Морт не рассказал им об истинном назначении клейма? Тогда почему мне рассказал?»
Встреча с Кингсли Бруствером не принесла ничего нового. Оставалось ждать.
- Все, - сказал он, захлопывая дверь чулана, за которой полыхнуло оранжевым, - про трансгрессию можно пока забыть!
Гермиону, которая поспешила к нему, обдало волной холода.
- Ужас. Ты где был? - прошептала она, глядя на его местами обледеневшую мантию.
Он, чуть улыбнувшись, протянул ей руку, рука оказалась теплой.
- Путешествовал. Здравствуйте, мистер Малфой!
-Добрый день, профессор! - Драко вскочил при его появлении и нервно заговорил: - Что мне делать? Моя метка...
- Являться надо, когда вас вызывают.
Снейп подошел к младшему Малфою, бесцеремонно развернул его руку ладонью к себе и начертил палочкой страйф. Потом произнес заклятие растворения в крови. Драко зачарованно смотрел на исчезающий рисунок.
- Теперь у меня нет метки? - уточнил он с надеждой в голосе.
- Есть.
- Но, сэр, вы не могли бы убрать ее совсем?
- Нет.
- Почему? Это же теперь ваша метка? - дерзко спросил Драко.
- Потому что в нее не заложено такой возможности, - Снейп отвечал подчеркнуто терпеливым тоном учителя, ненавидящего свою работу.
- Может, вы просто не хотите?
- Вижу, вам совсем чужда мысль, что за свои слова и поступки приходится нести ответственность, - констатировал Снейп, начиная злиться. Но тут опомнилась Гермиона.
- Ваша светлость, отвлекитесь, пожалуйста, на противовоспалительное зелье и согревающие чары. Ваше состояние вызывает беспокойство.
- Вот как? - вкрадчиво сказал Снейп и скрестил руки на груди.
Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, Снейп — насмешливо, с вызовом, Гермиона — с несгибаемым упрямством. Наконец он сдался и стремительно вышел из комнаты, склонив голову, чтобы скрыть улыбку. Когда дошел до шкафа с зельями, оказалось, что у него от озноба начали трястись руки, и Гермионе пришлось все делать самой, усадив его в кресло.
- Скажи, вы специально встречались с Бруствером в рефрижераторе? Выясняли, кто из вас дольше продержится?
- Это одно из немногих мест, где я абсолютно уверен в своей безопасности, - в голосе Снейпа пробивались хриплые нотки.
- А. И кто победил? - невинно поинтересовалась Гермиона, поставив перед Снейпом воняющее лимоном зелье.
Снейп хмыкнул.
- Кстати, я бы рекомендовала вашей светлости постельный режим.
- Ммм?! - Снейп посверкал глазами над кружкой, но к тому времени как допил лекарство, спорить раздумал. Действительно, почему бы не поваляться напоследок. Мало ли, как потом жизнь сложится.

- А приятно все-таки, когда за тобой ухаживают, - мечтательно сказал он в потолок, полулежа среди подушек.
- Ну, это смотря, кто ухаживает. - Гермиона деловито сгружала перед ним тарелки с круассанами и фруктами. - Если, скажем, Крамм, Гарри или Джинни, тогда приятно, а если Рон, гони его к книзлам.
- Вы все его недооцениваете, - Снейп ухмыльнулся и сменил тему. - Интересно, как там сейчас господин Бруствер в своем Аврорате? Наверно, в поте лица изводит запасы веритасерума, и никто не несет ему чай в постель...
- Ничего, у него, наверное, секретарша есть.
- Видел я его секретаршу. Уникальная женщина, - ее, по-моему, даже дементоры испугаются. Если только это вообще женщина. Кстати, это идея...
- Северус, а что вообще такое дементоры? - Гермиона по-маггловской привычке положила больному ладонь на лоб. Больной был уже здоров, но сознаваться не спешил, задумчиво хрустя круассаном и хлопая ресницами.
- Разновидность инкубов.
- Но инкубы же безобидные.
- Вот поэтому их и не осталось. Отсюда можно выводить мораль о специфике платонической любви или о жестокости мироздания, на выбор. Но я бы предпочел сейчас поразмышлять о нашем бедном труженике.
- Ничего, он тебе еще утрет нос, - оптимистично заверила Гермиона.
Кингсли действительно напомнил о себе гораздо раньше, чем можно было ожидать. Ночью Снейп глухо рявкнул от боли и сел на кровати. Гермиона, осветив комнату, погладила его по плечу.
- Кошмар приснился? - сочувственно спросила она.
- Что кошмар — точно, - прошипел Снейп. - А вот насчет «приснился» не уверен.
Он нервно прошелся по комнате. Посмотрел на окровавленную ладонь.
«Вы сегодня слушали радио?»
Снейп выругался и залечил царапины заклинанием. Дезапарировал кровь с пола. Да, он слушал радио. Они все слушали радио. Гордый собой Поттер подключил его через сонорус, и оно орало на весь коттедж. Но обсуждать это профессор не собирался.
«Я понимаю вашу заинтересованность выставить нас в неприглядном свете, но вы должны согласиться, что некоторые шутки не уместны...» - не унимался Бруствер.
- О, Мерлин, что это?! - Гермиона была в шоке.
- У Бруствера бессонница, и он решил поболтать о радио. - Побледневший Снейп сидел на кровати и ждал, когда у адресата иссякнет красноречие.
- Как ты мог!?
- Прости, я спешил. Ничего под рукой не оказалось.
- Мне иногда кажется, что тебе 13 лет!
- Не сердись. Ничего страшного ведь не происходит.
Помолчали.
- И долго он будет так писать?
- Там не так много места.
«В вопросах крови и расовой принадлежности...»
Снейп не выдержал. Быстро залечив руку и превратив кончик палочки в тонкое, почти безболезненное лезвие, он размашисто написал:
«С этим всем — к Поттеру».
Собеседник заткнулся. Снейп отдышался, привел все в порядок. Взглянул на Гермиону и подумал, что по такому случаю им стоит выпить вина, чтобы расслабиться. Когда через час он начал задремывать, руку снова пронзила боль. Рыча от ярости, он посмотрел на ладонь и... засмеялся. Там было написано: «А где Поттер?»


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Cara2003 Дата: Пятница, 19.03.2010, 22:17 | Сообщение # 15
Cara2003
See who I am
Статус: Offline
Дополнительная информация
Дорогой Автор,
С критическими комментариями у меня как-то не сложилось :)
Все очень запутанно, но мне нравится da4
Надеюсь на скорое продолжение da6
 
Avelena Дата: Вторник, 23.03.2010, 16:42 | Сообщение # 16
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 13. Пять секунд

Гарри, Гермиона, Луна и Драко.
Против Невила, Джинни, Катуны и Рона.
- Начали!
Как боец Малфой уступал только Поттеру. По силе он, пожалуй, не отличался от Гермионы и Луны, но действовал куда более хладнокровно, находчиво и безжалостно. Сказывался опыт.
- Фините! Мисс Лавгуд, перейдите в группу Лонгботтома, - велел Снейп, расставаясь с идеей собрать лучших учеников в одну команду. Перевес оказался неожиданно большим, чрезмерным.
Теперь Снейп наблюдал, как троица Гарри—Гермиона—Драко уделывает пятерку соперников и думал, как же все запущено.
Невилла нельзя было ставить против Катуны, он начинал деликатничать, как в посудной лавке. Гермиона вполсилы сражалась против Поттера. Теперь этот Уизли. Вот что он делает? Нет, слово «сражается» тут вообще не применимо. Стоит и подстраховывает Малфоя. Точно. Слизеринец уже и тут нашел, кому на шею сесть. А он, Снейп, чуть было не решил, что это из-за белобрысой Лавгуд...
Профессор, как кот лапой, потер ладонью лицо и вздохнул. Забавное явление, оно привлекло его внимание, еще когда он учился. Другие назвали бы его влюбленностью, Снейп, питая пристрастие к точным формулировкам, определял это как сверхценность. Глупое, иррациональное отношение, обнаруживающееся в поединке. Снейп всегда его подмечал и всегда завидовал. Одно дело после изнурительных тренировок познать ощущение, что противник с тобой не справится, другое — понимать, что он просто не сможет нанести тебе удар даже по необходимости. Исправлению это не поддается, придется ставить паршивцев в одну группу.
Хорошо, что Поттер - прирожденный боец, ему не важно, кого лупить. Даже с этой мелкой рыжей бестией они с таким азартом обмениваются заклинаниями, что любо-дорого смотреть. Удивительная пара. Пожалуй, друг против друга они сражаются лучше, чем плечом к плечу. Ну и Лавгуд с Малфоем, хвала Мерлину, совершенно непрошибаемы.
- Фините. Разминка окончена. Мисс Лавгуд, отныне ваша группа выглядит так: Малфой и двое Уизли. Остальные — к Поттеру. Теперь - домашнее задание. Мистер Малфой? - Снейп занял позицию в зоне боя и палочкой указал Драко место напротив себя. Зрители облепили диван.
- Я не смогу это продемонстрировать. В случае нападения я буду использовать только родовые проклятия и непростительные.
Луна принялась насвистывать Марсельезу, Гермиона и Гарри обменялись быстрым взглядом.
- Что ж, приятно, что хоть в чем-то вы придерживаетесь семейных традиций, - ухмыльнулся Снейп. - Пока свободны. Поттер?
Гарри остановился в паре метров от Снейпа. Посмотрел нерешительно.
- Итак, ваши пять секунд пошли.
Гарри кивнул.
- Импедимента! - Снейп эффектно перешел от внешней расслабленности к атаке и легко ушел в сторону на случай отражения.
- Рефлекто!
- Депримо!
- Рефлекто! - снова ожидаемо отреагировал Поттер, но во второй раз отражение не помогло, поскольку заклятие было направлено не на него.
Зато в деревянном полу прямо у него под ногами образовалась дыра. Чувствуя, что проваливается, Гарри выкрикнул:
- Спанджифай!
Его подбросило в воздух, и он на секунду потерял ориентацию в пространстве.
- Инкарцео, - вальяжно промолвил Снейп и аккуратно сгрузил связанного врага на пол.
Гарри попытался подвигать кистью правой руки. Если бы его сколь угодно тщательно связали магглы, ему бы это удалось, но магические путы дозволяли только один вид самодеятельности — разжать пальцы. И никаких «глупых взмахов волшебной палочкой».
Снейп, приподняв брови, пристально разглядывал его сверху вниз и улыбался.
- Так нечестно, - пробурчал Поттер, созерцая пробоину в полу.
- Отлично, еще раз. - Подобная покладистость не предвещала ничего хорошего.
Снейп внимательно наблюдал, как под его взглядом сосредоточенная решимость в глазах ученика снова сменяется чем-то вроде неуверенности. «Да нет же, - подумал Снейп. - Этого не может быть, потому что не может быть никогда...»
- Начали!
Поттер допустил паузу. Сомнений больше не оставалось.
- Сектумсемпра! - выкрикнул Снейп и тут же про себя добавил заклятие легилименции.
- Протего!
- Почему сразу не Ин флорем? - услышал Гарри в своем мозгу смех Снейпа и вскинул левую руку, большой палец к виску, остальные закрывают лоб - трогательный в своей бессмысленности жест.
Медленное, почти сочувственное:
- Экспеллеармус.
Профессор подошел и издевательски галантным жестом протянул отобранную палочку. Гарри только сейчас разобрался со своими ментальными блоками и стоял растерянный и красный от досады. Он не мог понять, почему все настолько плохо.
- Извините. Не думал, что это будет так трудно, - выдавил он, забирая палочку.
В ответ Снейп с подозрительным пониманием похлопал его по плечу и сказал:
- Ничего.
Гарри взглянул на профессора с удивлением, но тот только с невозмутимой ухмылкой кивнул головой в сторону дивана:
- Следующий!
Ничего. Сейчас он аналогичным образом завалит всех остальных, и никто ничего не поймет.
Наибольшую опасность представляла Гермиона, - заботливая в обычной жизни, на тренировках она прекрасно абстрагировалась, - и Снейп наложил на себя чары невидимости. Против Луны использовал Ваддивази, она потеряла концентрацию под градом летящих в нее предметов. Против шустрой маленькой Уизли пошло в ход Силенцио, после чего бедняжка могла лишь по-рыбьи открывать рот и перебирать скудный арсенал невербальных заклятий. С остальными Снейп не стал особо церемониться, положившись на разницу в скорости.
- Жаль, что сегодня никому не удалось продемонстрировать, что же вы там заготовили, - насмешливо подвел итог Северус. - На следующий раз задание то же. Теперь четыре на четыре, чужая территория.
Он сел на диван и закрыл глаза.

- Северус, идем обедать!
- Мы там все не поместимся. - Ему все еще хотелось побыть одному.
- Ну, пожалуйста! Идем!
Гермиона взяла его за руку и потащила на кухню. Они спустились по широкой черной лестнице, поскрипывающей от их шагов, и обнаружили, что в холле их поджидает Рон Уизли.
«Ну, начинается», - подумал Снейп.
- Сэр, могу я поговорить с вами... - красноречивый взгляд в сторону Грейнджер.
Профессор неохотно разжал руку, и Гермиона тут же скрылась на кухне, откуда теперь доносился ее громкий голос и мелодичный смех Катуны. Снейп выразительно посмотрел на свою опустевшую ладонь. Перевел недовольный взгляд на Рона.
- Мистер Уизли, как вам должно быть известно, я уже дал непреложный обет защищать Драко Малфоя. Чего вам еще?
- Вы действительно не можете убрать Темную метку? - спросил Рон, преодолевая замешательство.
- Я же сказал, нет.
- Ааа, извините, я надеялся...
- Вам известно значение слова «навсегда»? - вкрадчиво перебил его Снейп. - Просто зарубите у себя в мозгу, что многие поступки необратимы. Раньше надо было думать.
Если в этом и содержалось какое-то наставление, то Рон предпочел его проигнорировать.
- Драко не хотел получать метку, - возразил он, - ему пришлось.
- Что заставляет вас так думать, мистер Уизли? - Снейп разглядывал его с насмешливым удивлением. - А, понимаю, он вам так сказал.
Новый приступ замешательства. Снейпу стало скучно.
- Сэр, ваши намеки...
- Какие уж тут намеки. Я прямолинеен, как пьяный грузчик. Даже вы меня поняли, не так ли? - Шипящие ноты в холодном голосе профессора опутывали, обвивали, как готовая ужалить змея, но внезапно ослабили хватку. - Кажется, я испортил вам аппетит. Ну хватит, идемте. Все будет хорошо.
Обед сегодня готовили Катуна и Джинни. Девушки очень переживали, что их пудинг не идет ни в какое сравнение с тем, что готовят эльфы, но Снейп благосклонно оценил их стряпню. Изрек, что в простой домашней еде, как в походном обеде у костра, есть своя прелесть.
Гермиона посетовала, что совсем не умеет готовить при помощи магии.
- Северус, почему у тебя нет домового эльфа? - с улыбкой спросила она.
- А откуда ему взяться? - пожал плечами Снейп.
- Можете сказать моему отцу, чтобы он вам подарил. Он ведь теперь вам подчиняется, - сказал до этого молчавший Драко.
Стало очень тихо. Тишина затянулась еще и оттого, что Снейп, несмотря на бешенство, нашел время, чтобы понаблюдать за окружающими. Как он и ожидал, никакой особой реакции не было ни у Уизли, ни у Поттера. Разве что Джиневра разозлилась.
- Мистер Малфой, - профессор заговорил тихо, с придыханием, словно стараясь не вспугнуть тишину. Пока был жив Волан-де-Морт, я вынужден был демонстрировать вам лояльность несмотря на любые выходки. Теперь эта причина отпала. Еще одно сомнительное высказывание в мой адрес, и будете дожидаться конца смутных времен в виде напольной вазы. Ясно? - последнее слово звучало шелестящим шепотом.
- Да, сэр.
- Хорошо, - и Снейп, приложившись к бокалу с морсом, как ни в чем не бывало продолжил отпускать замечания о кулинарии.
В конце обеда на него насел Поттер.
- Сэр, мы совсем замурованы в этом особняке, или можно хоть в окна вылазить?
- Порт-ключ вас не устроит? - Снейпу стало смешно.
- О, конечно! Вы не одолжите мне, сэр?
- Зачем вам, Поттер?
- Во-первых, надо посмотреть, что пишет «Пророк»...
Снейп достал что-то из кармана, трансфигурировал в газету и с явной неохотой протянул Поттеру.
- Сегодняшний номер? Откуда?!
- Лорд Малфой был настолько любезен, что захватил с собой.
Гермиона округлила глаза:
- Ты покидал коттедж?!
- Ненадолго. Мистер Бруствер вчера работал за полночь, надо же было проверить, что он там наработал.
- И что?
- Да ничего, все на свободе. - Снейп поднялся из-за стола.
Гарри тут же смел палочкой со столешницы всю посуду и рассоединил газетные полосы. Друзья накинулись на чтиво.
Хранивший вчера непонятное молчание «Пророк» сегодня отрывался за два дня. На колдографиях растекалась кровь и рыдали дети. К тому же за это время в пригороде рухнул частный вертолет, его тоже списали на Пожирателей. Более чем сдержанная позиция Кингсли, настаивавшего на том, что «нет никаких оснований полагать», именовалась трусливой. Основной удар пришелся на Снейпа, беспринципного, кровожадного, волка в овечьей шкуре, под прикрытием мирных переговоров совершающего неслыханные по своей жестокости преступления. Ему припомнили все — от убийства Дамблдора до смещения Волан-де-Морта, очевидно, оказавшегося меньшим чудовищем и только из-за этого проигравшего чудовищу более крупному.
- Чего вы так нервничаете, Поттер? Это всего лишь слова, не подкрепленные заклинанием. - Снейпа ситуация, казалось, забавляла.
- Я не могу тут сидеть. Мне надо попасть на радио. И мне нужно встретиться с ребятами из Армии Дамблдора.
Снейп посмотрел на него осуждающе:
- Давайте хотя бы что-то одно.
- Тогда к ребятам. Вечером. Так дадите порт-ключ?
- Два условия. Пойдете всей компанией, при малейших признаках опасности не стесняйтесь пускать в ход палочки, особенно если нарветесь на авроров.
- А второе?
- Не доведите до инфаркта Минерву. У меня телепорт в директорский кабинет.



Отныне и навсегда.
 
Ringa Дата: Четверг, 25.03.2010, 19:26 | Сообщение # 17
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 14. Два веселых мага

- Я прощаюсь с вами до завтрашнего утра и передаю слово нашим неутомимым комментаторам Траляля и Труляля.
- Хорошего вечера, дамы и господа!
- Маги и сквибы...

Джинни восторженно захлопала в ладоши, узнав голоса. По лицу Малфоя скользнула снисходительная улыбка, остальные сидели нервные, как на экзамене.
Слушать радио в зале решили после того как Снейп объявил, что еще одного Соноруса не переживет. Теперь он пил вино, тайком сдобренное успокоительным, и изображал, что ему скучно. Гермиона, усевшись с ногами в соседнем кресле, покусывала костяшку согнутого пальца.

- Авроры и Пожиратели...
- Писаки из «Пророка» и их жертвы...
- Труляля, мы ничего не перепутали?..

- Худшая шутка года, - констатировал Поттер и тоже засунул в рот согнутый указательный палец.
- Худшая была вчера, - сказал Снейп, - про сложный выбор.
- Аа, про Темного и черного повелителей магической Британии? Так это была не шутка, - хмыкнул Драко.
Гермиона предостерегающе подняла ладонь.

- Зато я догадался, в честь кого названа эта газета, - сообщил Труляля.
- Еще бы, после того как Гарри Поттер заявил, что цель двойного убийства - дестабилизация и срыв создания единого правительства. И вот, теперь прозвучали бездоказательные обвинения в адрес переговорщиков...
- Да уж, накаркал.
- Труляля, но тебе не кажется, что в нынешних условиях создание единого министерства абсурдно? Как если бы Наполеон и Веллингтон пытались создать общий штаб при Ватерлоо.
- Вау! Ты забыл про 50 тысяч убитых и раненых в битве двух магов. В том, чтобы предотвратить войну на уничтожение, нет ничего абсурдного. Обе стороны устали от бессмысленной вражды. Северус Снейп помог Гарри Поттеру уничтожить Волан-де-Морта, он же стал инициатором создания общего правительства. Если бы он и его сторонники стремились к конфронтации, ничего этого бы просто не было.

Гарри посмотрел на Снейпа с торжествующим видом. Час назад профессор взялся распекать его за то, что тот недостаточно рьяно поддерживает легенду о пророчестве.
- Давайте наконец разберемся с этим, - сказал он, когда они остались наедине. - Волан-де-Морт существовал в форме физического тела и крестражей. Вы уничтожили основные крестражи, и вы же убили физическое тело — змею, не правда ли? Это и свидетели могут подтвердить.
- Правда, - ответил Гарри.
- Да, в этом заключается правда. Беда в том, что сами вы так не думаете. Вы считаете, что всю работу сделал я, и у вас это на лбу написано. Польщен, но это ставит под угрозу сохранение тайны. Вы должны верить в изложенную версию.
- Я не сумасшедший, чтобы в это верить! - разозлился Поттер. - Предметы, знаете ли, в отличие от волшебника, не могут постоять за себя. А бедную змею я вообще не хотел убивать!
- Вам все равно было нечем ее кормить, она получала жизненную силу из крови умирающих людей, - прохладно возразил Снейп.
- Я бы что-нибудь придумал, - пробурчал Поттер.
- Придумайте лучше, как скрыть поступок Дамблдора, - мрачно ответил Снейп и добавил: - Я не хочу стать посмешищем.

- Хорошо, а как ты оценишь гибель тех несчастных магглов в вертолете? - спрашивал в это время Траляля.
- Я взял статистику воздушных катастроф в Британии за последние годы с января по май. Если это Пожиратели, то в нынешнем году они сильно недорабатывают...

Снейп сказал резко:
- Одно утешает. Если до этого додумались два балбеса, значит, мы еще не в полной изоляции.

- А вот «Пророк» пишет, что мистер Снейп чудовище более страшное, чем Волан-де-Морт. Как думаешь, нынешний Темный лорд действительно так ужасен?
- Это вопрос, ответ на который знает каждый школьник! Да просто вспомни свою жизнь и скажи, кто из них ты боялся больше?
- Ты прав, - конечно, Снейпа! Когда я на первом курсе сбегал в Хогсмит, он являлся мне в кошмарах. Мне снилось, что он заспиртовал меня в колбе и поставил в шкаф. На третьем курсе он поймал меня за подкладыванием хлопушки в салатницу. У меня до сих пор ноет ухо, как вспомню!
- О, тебе довелось испытать на себе гнев Темного лорда! Тебе есть, чем гордиться! Расскажи подробнее, как это было?
- Неделя чистки котлов и неделя отработок у Филча... Но, по крайней мере, мы можем называть его по имени.
- Жаль, что мы не можем называть его по должности. Профессор зельеварения, слизеринский декан... Траляля, что с тобой?! Энервейт!
- Ох... уф... пожалуйста, больше так не делай...

- Сэр, а это обязательно, тащиться в Хогвартс ввосьмером? - спросил Поттер. - Может, я бы лучше один...
- Вам одному не поверят. Идите все вместе.
Поттер попытался обидеться, но Снейпа это только спровоцировало на насмешки:
- Типичная самонадеянность правдивых людей. Они почему-то считают, что только ложь нужно доказывать и обосновывать, а правда сама пробьет себе дорогу, достаточно взять на себя труд ее произнести. Может быть, поэтому они редко преуспевают в своих намерениях.
- Ладно, Малфой, на собрание Армии Дамблдора идешь с нами, но если ты там что-нибудь ляпнешь... - грозно сказала Гермиона.
- Возвращаться будешь пешком, - закончил за нее Гарри, раскачивая на цепочке порт-ключ.
- Может, сразу силенцио? - спросил Невилл.
- Да ладно вам, - вмешался Рон.
- Я буду нем, как могила, - равнодушно пообещал Драко и с отстраненным видом запел себе под нос: «Один темный, другой черный, два веселых мага...»
- Ну все, первой иду я, - сказала Гермиона и хлопнула ладонью по лежащей на столе хорошо знакомой крышечке от флакона.
- Ее Макгонагалл не так испугается, как вас, - пояснила Луна ребятам и ушла следующей.
Вскоре дом опустел. Северус вздохнул с облегчением и, убрав заклинанием белый ковер в зале, принялся обновлять октаграмму на полу.
По возвращении ребят ждал неприятный сюрприз — четыре невысоких красных человека, без палочек, однако пугающего вида. Они выглядели так, словно были вырезаны из дерева и покрашены краской, но при этом носили одежду и двигались, как обычные люди.
- Спокойно! - властно сказал Снейп. - Спокойно, они не опасны.
Красные люди, действительно, поочередно оглядели прибывших, развернулись и вышли.
- Северус, что это было? - Гермиона уже ломилась к нему в сознание.
- У меня для вас две новости. Первая: эти люди будут жить здесь. Вы ни в коем случае не должны применять к ним магию. Разговаривать и прикасаться к ним тоже не стоит. Просто не обращайте на них внимания. Вторая новость: я выделил им одну из ваших спален, там они и будут находиться почти все время. На этом я прощаюсь с вами до завтра, - и Снейп побрел на второй этаж.
- Не волнуйтесь, это стражи, - пояснила Гермиона и поспешила вслед за ним.

- Так я и знал! Нам осталась женская спальня! - презрительно фыркнул Малфой, выбирая себе место в углу.
- О! Всю жизнь мечтал спать в женской спальне, - засмеялся Гарри Поттер.
- На тебя похоже, - сказал Малфой, - своей-то не было никогда.
- Но как мы тут все поместимся? - отвлекла их внимание Катуна. - Может, часть из нас пойдет ночевать в зал?
- Я не пойду, - отрезал Драко, наколдовывая в своем углу гигантский высокий матрас с кучей подушек и пледов. - Там еще остаточная магия от создания этих уродов.
- Давай тогда попросим профессора Снейпа, чтобы он увеличил площадь комнаты, - обратился Невилл к Поттеру.
- Пошли!
Но через минуту они вернулись ни с чем.
- Снейп сказал, что он сейчас вообще колдовать не в состоянии, - пояснил Гарри.
- А еще сказал, что мы полные идиоты, если до сих пор не умеем работать с пространством, - обиженно добавил Невилл.
- Тогда девочки спят с девочками, мальчики — с мальчиками, - объявила Джинни, наколдовав ширму в центре комнаты. Рон тут же швырнул на нее свою рубашку.
- И только Снейп спит с Грейнджер, - донеслось с одной половины.
- Джинни, это же неестественно! - с другой.
- Хоть ты-то помолчи, Лавгуд.
- Нокс, - сказал Поттер, и стало темно.
Пока не погас свет, Рон разглядывал Малфоя, уткнувшего взгляд в потолок. Мысли, которые в это время вертелись в рыжей голове, не отличались ни глубиной, ни разнообразием. «Какой у него безупречный профиль, - думал Рон с оттенком удивления. - И глаза. Красивые». Дальше в произвольном порядке перечислялись прочие части тела Малфоя в окружении тех же эпитетов. Благосклонного внимания удостоилась даже шелковая пижама, которую трансфигурировал для себя аристократ; черная в чернильную полоску, она выглядела почти официально, но ему шла.
Сам Рон не стал особо раздеваться, как человек, который охраняет чужой сон, и лег поблизости. Темнота никак не повлияла на ход его мыслей. Теперь он просто перебирал в памяти накопленное за день.
Раньше он пытался напоминать себе, что Малфой не девчонка, но от этого становилось только хуже. Ни у кого из девчонок не было таких четко очерченных бровей (даром что они их выщипывают), длинных ног, нежного оттенка кожи и прочего, прочего.
К тому же Малфой все время молчит и обычно его сосредоточенное лицо не выражает никаких эмоций. Зато если выражает, значит, причина достаточно веская.
И еще Малфой к нему привязан. Беда в том, что это чудо феодальной селекции существует в единственном экземпляре, а таких как он, Рональд Уизли, хоть жопой ешь. Просто ему повезло оказаться в нужное время в нужном месте. Рон прекрасно помнил, как Гермиона предлагала отправить в Гнездо Феникса Катуну, и та бы, конечно, помогла Драко ничуть не хуже его.
Малфой заворочался, повернулся на бок и взял его за руку. Рон отчетливо представил чуткие сильные пальцы, обхватившие сейчас его ладонь. Темнота обострила чувства, скрывать которые вдруг не нашлось ни сил, ни желания. В последний момент он спохватился. Наверно, не зря его Джинни шпыняет, чувства у него и правда какие-то... верноподданнические. Он не донес ладонь до губ, положил между ребрами, туда, где оглушительно стучало сердце. Темнота была совсем непроглядной, с легким запахом дыма, ассоциировавшегося с обрядами. Малфой немного сдвинул руку, и Рон почувствовал, как его накрывает горячая волна паники. Судорожно перевел дыхание. Нужно молчать; не шевелиться; успокоиться. Как Малфой.
Он провалился в сон гораздо быстрее, чем ожидал. Там он был охотящимся зверем и бежал, проваливаясь в снег, и снег был теплым, и легким никак не хватало воздуха, искрящегося ледяной крошкой, осыпающейся с еловых лап.

Тем временем в соседней спальне тоже не скучали.
- Стражами, значит, обзавелся?
- Ну а чем я хуже Бруствера, - вяло ответил Северус, сидя в кресле.
- Вижу, ты сегодня натрахался со своими человечками и больше уже ни на что не способен, - Гермиона остановилась напротив.
- Ну, на что-то еще способен, - возразил он.
- Например?
Снейп на секунду задумался.
- Например, ты можешь полностью ментально управлять моими действиями за счет своей магии. Заодно выясню твои предпочтения.
Академизм и легкая подначка в тоне Снейпа не оставляли Гермионе места для маневра. У нее все должно получиться. Как обычно.
- А вдруг тебе не понравится?
- Мне понравится, - устало пообещал Снейп.
Гермиона попыталась прикинуть план действий, выходило плохо.
- Северус, мне тогда надо выпить. Иначе я до утра буду говорить тебе комплименты, а ты — слушать и поддакивать.
- Тоже любопытно, - улыбающийся профессор откинул волосы с лица. - Ладно, давай только сначала закончим с заклинаниями, а потом перейдем к вину.
- Какие заклинания?
- Модерор тоталус, легилименция.
Звучало несложно. «Отличная была идея», - думал Снейп, слушая, как четко Грейнджер выговаривает каждый звук заклятия, и поддаваясь желаниям, которых он никогда не испытывал. Помимо сексуального в происходящем был еще один интересующий его аспект. Снейп незаметно попытался думать самостоятельно, потом - облечь свою мысль в слова, и примерно к середине процесса выдал фразу:
- Мисс Грейнджер, а вы случайно не знаете, почему я веду себя, как эгоистичная скотина?
Снейпу удалась даже интонация, но торжество его было недолгим.
- Замолчи, ты меня смущаешь, - ответила она.
Пришлось заткнуться.
- Волшебный секс - это когда девушка во время оргазма шепчет Фините Инкантатем, - произнес профессор, обретя дар речи. - Еще пара таких сентенций, и я смогу работать на поттеровском радио.
- Ну как?
Северус устало зевнул и пожал плечами.
- Быстро, грубо... Смело.
- А ты чего ждал? - сердито спросила Гермиона.
- Я думал, - Снейп опять зевнул, - сначала мы будем танцевать, потом слизывать друг с друга крем...
Он примирительно обнял любовницу и провалился в дрему.
- Поразительный эффект. Думаю, мне надо будет заняться изучением любовной магии, там наверняка еще масса интересного.
- Модерор... это не любовная магия... это разновидность империуса... архаичная...
- Что?? - Гермиона рывком села на кровати.
- Ммм...
- Мерлин! Северус, чему ты учишь студенток!
- А уж чему они меня... - парировал Снейп, с головой накрываясь одеялом.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Ringa Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 09:28 | Сообщение # 18
Ringa
Вернулась в Цитадель
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 15. Калейдоскоп

Уютное размеренное существование порой слишком давит на психику.
- Профессор, мы не можем все время сидеть взаперти!
- Уймитесь, Поттер. В Азкабане то же самое, только условия хуже.
- Вот видите, значит, мы особо ничем и не рискуем.
Снейп увеличил время занятий всего на час, но теперь у Гарри было ощущение, что он сражается, даже когда он читает теорию, ест или уединяется с Джинни. Словно в мозгах прокручивается бесконечный фильм, к которому он должен записать звуковую дорожку из атакующих заклинаний. Он отражает, откатывается, вскакивает на ноги и каждую секунду выискивает слово, которое остановит этот кошмар. Во сне происходит то же самое, поэтому все дни сливаются в один бесконечный бой с редким вкраплением других событий.
- Представляешь, пеку пирог, а в голове «один против пяти, чужая территория».
- У меня то же самое, - говорит ему Рон. - Только расклад лучше.
- Не понимаю, Поттер, зачем тебе этот пирог, - равнодушно цедит Малфой. - Все равно нас всех скоро убьют.
- Вот именно.

Пророк беснуется, да и радио не скучает. В магической части Лондона убит какой-то маггл. «Один из подозреваемых, торговец Эдар Уэбб уже заявил о своей принадлежности к организации Пожиратели смерти...»
- Северус, кто этот Уэбб?
- Понятия не имею.
- О! Мы можем передать это на радио?
- Подождем более серьезного повода.

- Ты правда будешь использовать аваду, если на тебя нападут?
- Отстань, Лавгуд.
- А правда, Драко?
- Аваду в последнюю очередь. В основном круциатус с империусом.
- Какая же от них польза? - изумляется Катуна.
- Элементарно. Империус создает сторонника, круциатус отвлекает внимание. Вот, например, если бы на меня напали вы, то, применив к тебе круцио, я бы вывел из боя как минимум двоих. Это не считая тебя. И осталось бы всего четыре. А авада, что авада? Не эффективно, да и душу может расколоть.
- Жесть.
- Шокирован, Поттер? Ах-ах. Не потому ли за меня Снейп дал непреложный обет, а за тебя гроша ломаного не даст?
Малфой все чаще участвует в общих беседах.

По утрам Поттер снова видит одинокий силуэт на фоне окна.
- На что ты там постоянно смотришь?
- Не знаю, Гарри. Наверное, я бы хотела жить в доме напротив. С этими смешными клумбами, маггловским освещением, кошкой... Слишком все странно. Раньше он все воспринимал через призму своей влюбленности в Лили Эванс, сейчас у меня такое ощущение, что он ее совсем не вспоминает. И твоего отца, и мародеров. Хорошо хоть к тебе стал адекватно относиться. Теперь у него другая идея-фикс - убить Дамблдора. Но поскольку он его уже убил, задача сильно усложняется... Понимаешь, он считает, что раз Альбус так манипулировал его чувствами, то самое правильное - его убить. Но поскольку Дамблдор и тут все решил за него, то непонятно, где кончается преданность и начинается ненависть, и вообще нужно было его убивать или нет. Вот внутри этой головоломки Северус теперь и находится.
- Весело.
- Это еще не самое веселое. Он раньше считал, что Волан-де-Морт просто дурак был, что не разгонял это позорное министерство. Казалось бы, стадо дуболомов, кто - под империусом, кто - на взятках. А его, оказывается, нельзя было разгонять — оно видимость легитимности создавало и Аврорату вставляло палки в колеса. Волан-де-Морт это, видимо, понимал.
- Только не говори, что Снейп собирается его воскресить.
- Хуже. Он теперь себя с ним ассоциирует. С более ранней версией Волан-де-Морта, у которого еще мечты были, миссия, уверенность, что уж он-то не станет размениваться на всякую фигню... В общем, все его мысли занимают Дамблдор и Ридл, а я — так, кофе в постель. Вроде бы все нормально, просто я чувствую, что со мной ему не интересно. И он опять скучает по своей палочке.

Джинни обожает сплетничать.
- Гарри, знаешь, по-моему, Луна какая-то странная в последнее время, - говорит она, прерывая поцелуй.
- В смысле, в последнее время?
- По-моему, она влюбилась.
- В кого?
- Если бы это был кто-нибудь другой, я бы сказала, что в тебя. Но в случае с Луной это может оказаться кто угодно, включая наш холодильник.

Аврорат попытался неофициально допросить тех, о чьем вхождении в новое правительство ранее было официально объявлено. Кэрроу, Снейпа и Роули не нашли, лорд Малфой передал через домовика, что аудиенция не состоится, к Селвину попытались применить силу, результат — семь трупов, в том числе его собственный, а виноват, конечно, Бруствер, потому что ордер не подписал.

Однажды ночью Гарри увидел в кухне Снейпа. Он сидел и меланхолично позвякивал кусочками льда в пустом стакане.
- Можно составить вам компанию?
Снейп смотрит на него осуждающе, но Поттер, храбрясь, выдерживает долгий взгляд.
- Самообслуживайтесь, - отмахивается профессор и отворачивается.
Гарри находит в шкафу такой же стакан, как у Снейпа, и плещет себе из стоящей на столе бутылки. Отвлекаться на лед ему не хочется.
- Поттер, почему вы не встречаетесь с Грейнджер?
Вопрос застает Гарри врасплох.
- С чего вдруг нам встречаться?
- Вы же ближе друг другу, чем кто бы то ни было, - Снейп делает не вполне трезвый круговой жест и уточняет, - здесь.
- Это называется «дружба», сэр, - ехидно поясняет Гарри.
- Поэтому вы в курсе всего, что со мной происходит, - Снейп переходит на вкрадчивую интонацию, и во взгляде у него такое обманчивое добродушие, что мурашки бегут по загривку.
- Мерлин, кто это говорит?! Человек, который только что рылся у меня в мозгах!
- Не у вас, у нее. Были бы у вас мозги, Поттер...
- Ах так! Должен вам кое-что напомнить. - Гарри нацеливает палочку на профессора и мстительно говорит: - Ин флорем!
Из-под потолка в темпе снежных хлопьев сыплются красные и розовые цветы. Один из них падает профессору в стакан, и он с пьяным интересом разглядывает «ингридиент».
- Ладно, это я по привычке. Зачем пожаловали?
- А правда, что вы не можете стереть метку?
- Еще один! Как же вы меня достали! Правда это, правда.
- Так вы, получается, вообще с ними ничего поделать не можете, ни стереть, ни поставить?
- Только стереть. Поттер? Даже не мечтайте.
Гарри с силой сжимает стакан, делает маленький глоток в уже бесполезной попытке скрыть досаду. Снейп склоняет голову набок, бесцеремонно его разглядывая. Подпирает щеку кулаком, так что под глазом образуется складка.
Во рту словно полыхает костер. «Наверное, это и есть огневиски», - думает Гарри. На этикетку он не посмотрел, ему по большому счету все равно, что это.
- Я не из-за Волан-де-Морта, - оправдывается Гарри.
- Да я догадываюсь.
- Тогда почему вы против? Просто невыносимо вас тут ждать. А что будет потом? Мы же не идиоты! Круглые сутки — боевая магия! Вы даже не учите нас отступать, хотя могли бы проложить телепорт в холл! Будет мясорубка, и как тогда поддерживать с вами связь? Я вообще сейчас должен находиться снаружи, как они: на радио! В школе! Собирать Орден!
- Поттер, прекратите орать. - Снейп перехватывает его левую руку и, положив на стол, сдвигает вверх рукав. Задумчиво смотрит на чистую кожу выше запястья. Потом закатывает рукав своей мантии, бормочет какую-то абракадабру, и под локтевым сгибом проявляется череп.
- Как вы думаете, Поттер, я счастливый человек?
- Да, - резко отвечает Гарри. - Безусловно! И еще скоро мы победим, сэр!

В утреннем радиовыпуске сообщают, что в городе обрушился мост, а у Снейпа на ладони появляется какое-то сообщение.
- Ну что, Поттер, хотите прогуляться? Тогда быстро надевайте невидимую мантию и берите порт-ключи, пусть у вас будут. Отправляемся на встречу с Кингсли.
Сначала телепорт выбрасывает их в уединенный парк, оттуда они трансгрессируют по координатам. С реки, над которой торчит обломок моста, тянет холодом, за полицейской лентой снуют и перекрикиваются люди. Кингсли в гордом одиночестве стоит чуть поодаль, сложив руки за спиной, неподвижный, как монумент. Кивает Снейпу, затем поднимает голову и разглядывает висящий в воздухе черный рисунок.
- Я вас слушаю.
- Скажите, вам ничего не кажется странным? - спрашивает Кингсли.
- Мне нет.
- Эта метка, она какая-то размытая...
- Это — метка? Да нет же. По-моему, так просто круглая физиономия с высунутым языком. Я думаю, это кто-то карикатуру на вас пытался нарисовать. Метка выглядит совсем иначе. - Снейп поднимает палочку, и рядом с первым в воздухе появляется второй рисунок, яркий и четкий — череп, а потом растущие и переплетающиеся двумя буквами «С» лозы. Крошечные листочки на них колышутся от ветра, словно живые. Кингсли развеивает обе метки.
- Так я и думал, - его низкий глубокий голос звучит печально. - И все-таки, что вы скажете?
- Человек, который это нарисовал, видел прошлую метку, но заклинания не знал и подобрать не смог. Мистер Бруствер, зачем вы морочите мне голову? Вам прекрасно известно, кто за этим стоит. Назовите мне имя, и...
- И он умрет? - с пониманием улыбается Кингсли.
- Не нравится - разберитесь сами.
- У меня есть подозрения, но нет доказательств. Я не могу выдвигать против коллег голословные обвинения.
- Аврорату понадобились доказательства! Мерлин, как невовремя. Я уже сто раз пожалел, что с вами связался. Кто послал людей к Селвину?
- Это было решение совета. Я был против, если вам интересно.
- Кто еще был против?
- Не лезьте не в свое дело. Никто не ожидал, что они превысят полномочия.
- Никто? - фыркает Снейп. - Еще одна подобная выходка, и...
- Не надо мне угрожать.
Они обмениваются неприязненными взглядами, и Снейп говорит:
- Что ж, думаю, мне пора.

Однажды вечером ребята спохватываются, что прошло уже пять дней, а они так и не нашли времени увеличить площадь спальни.
- Гарри, сходи попроси Снейпа, а? - говорит Невилл.
- Сходи сам, я уже лежу.
- Я тоже лежу. Джинни?
- Да ну его к книзлам.

«Поттеровский дозор» увеличил часы вещания и теперь бубнит в фоновом режиме во время завтраков, ужинов, тренировок.
- Как вы, наверное, уже знаете, вчера был задержан глава департамента нового министерства Торфин Роули. Ему собирались предъявить обвинение в причастности к теракту, однако ночью господин Роули непонятным способом покинул камеру. И, как нам стало известно, утром с магической карты исчезли несколько объектов, в их числе - Малфой-мэнор, так называемая Визжащая хижина и... Министерство магии! Это просто невероятно! Труляля, я предлагаю заключать пари на то, что исчезнет следующим.
- Два галлеона - на здание Аврората.


Любой, имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну. Любой, умеющий читать между строк, обречен иметь в доме ружье.
 
Cara2003 Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 10:56 | Сообщение # 19
Cara2003
See who I am
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор, как же ине это все нравится! Сюжет такой интересный, ничего не понятно, и вообще...классно! da4
 
Агата Дата: Понедельник, 29.03.2010, 16:33 | Сообщение # 20
Агата
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
интересно написано, но мне не хватает "О чем только думает Северус?".о чем же он думает? grust5

 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » АРХИВ ФАНФИКШЕНА - І » "О чем только думает Северус?", автор Ipse, G, Detective, G
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Поиск фанфиков ч.3
2. Marisa_Delore
3. "Охота на ведьму", пер. ...
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. "Справедливости ради", а...
6. "Кому везёт, на том и едут&qu...
7. "Не покидай...", Michmak...
8. "Отец героя", автор Olia...
9. "Найди свою гавань", tzh...
10. "Визиты", NikolettaNika ...
11. Приколы по ГП
12. "Утонуть в огнях большого гор...
13. Стихи от cold
14. "Нежданная гостья", Элин...
15. "Папина дочка", перевод ...
16. Заявки на открытие тем на форуме &...
17. "Разрешите представиться, мис...
18. Съедобное-несъедобное
19. "Это элементарно, мой дорогой...
20. "Ассистентка", автор фел...
1. asymn[26.10.2021]
2. vi-smm[25.10.2021]
3. Rumpelstilzhen[24.10.2021]
4. burenokSutty[23.10.2021]
5. ChapligasnuNd[22.10.2021]
6. Ludmila[16.10.2021]
7. Konobeyeva[14.10.2021]
8. Валькирия[10.10.2021]
9. TyreEneda[10.10.2021]
10. Reykoo[09.10.2021]
11. LyEneda[08.10.2021]
12. _Остров_Безветрия_[06.10.2021]
13. Kristina0609[04.10.2021]
14. kirilmanchi[04.10.2021]
15. Anastasia1208[03.10.2021]
16. Anastasia120869[02.10.2021]
17. Nomina_Kaigal[02.10.2021]
18. Ezuru[01.10.2021]
19. ImissSummer[01.10.2021]
20. Hildegarda[30.09.2021]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Alma, Malifisent, Vikucha, AriAriadna, LunaV, madamsneip
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2021
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz