Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Рождественские истории"! Приглашаем вас принять участие!     



  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Последний крестраж", автор Duches91, PG-15, миди (на конкурс "Рождественские СОВы")
"Последний крестраж", автор Duches91, PG-15, миди
СНЕЙДЖЕР Дата: Суббота, 26.01.2013, 16:00 | Сообщение # 1
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Комментарии к фанфику "Последний крестраж", автор Duches91, драма, романс, PG-15, миди



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Суббота, 26.01.2013, 16:04 | Сообщение # 2
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: "Последний крестраж"
Команда: Слизерин
Экзамен: Прорицания
Автор: Duches91
Бета/гамма: М@РиЯ
Жанр: драма, романс
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-15
Дисклаймер: все права - маме Ро, нам чужого не надо
Саммари: Казалось бы, последний оплот магии разрушен Гарри Поттером. Но существует еще один - последний крестраж...
Комментарий №1: на конкурс «Рождественские СОВы» на Тайнах Темных Подземелий
Предупреждения: пост-Хог, AU, дамбигад, ООС
Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: адекватный конструктив приветствуется


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Суббота, 26.01.2013, 16:05 | Сообщение # 3
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1

За окном больничного крыла землю неспешно покрывали пушистые снежные хлопья. Солнце, только недавно выглянувшее на зимнее небо, снова скрылось за хмурыми тучами. Гермиона прищурилась: к вечеру можно ожидать сильную метель, а это значит, что в теплицы за клыкастой геранью придется идти сейчас, пока дорожки совсем не замело. Девушка сняла рабочий фартук и по привычке потянулась за палочкой, но отдернула руку, сделав вид, что закашлялась. Она знала, что ОН точно заметил.
- Помощь нужна? - раздался голос с картины над столом. Гермиона ответила, не оборачиваясь.
- Присмотри, пожалуйста, за мандрагорами, чтоб они не сбежали. Если что - зови мадам Помфри, - сказала девушка, накидывая на плечи теплый плащ. Ответа не последовало. Гермиона обернулась. Навеки запечатленный на портрете Северус Снейп, скрестив руки на груди, угрюмо наблюдал за копошащимися в ящике растениями.
- Спасибо! - улыбнулась девушка. Ответа вновь не было, лишь нахмуренные брови слегка дрогнули, что обычно означало "не за что". Гермиона хихикнула, выбежала через запасной вход прямо в школьный сад и, сильнее кутаясь в плащ, поспешила к теплицам. Снегопад резко усилился, и она побежала быстрее, стараясь гнать прочь мысли о согревающем заклинании, хотя рука то и дело тянулась к пустому карману-чехлу, который она по привычке пришивала к каждой своей юбке.
Магии Гермиона лишилась три года назад. Когда, поднявшись после Битвы в гриффиндорскую башню, не смогла зажечь свет в магическом ночнике, загоравшемся лишь от прикосновения палочки владельца лампы. Колдомедики из Мунго только разводили руками, а Гермиона кусала до крови губы, понимая, что все мечты рухнули, а родители больше никогда ее не вспомнят: как и многое другое в магическом мире, заклятие памяти могло быть отменено лишь тем, кто его наложил.
Поначалу она отчаялась. Заперлась в старом доме своих родителей, не отвечала на письма, не один раз захлопывала двери перед Гарри и Роном, пытавшимися хотя бы увидеть ее. Гермиона сутки напролет перечитывала старые учебники и конспекты, попусту размахивала волшебной палочкой, пытаясь высвободить хоть какую-то магию, но все безрезультатно. Лишь через несколько месяцев, когда стая разномастных сов принесла ей десяток свертков с письмами и рождественскими подарками, Гермиона словно очнулась. Она распаковывала разноцветные свертки, читала письма от друзей, а когда слезы градом начали катиться по ее щекам, осознала - как ей не хватает того мира, от которого она добровольно отказалась. Потому девушка, ничуть не раздумывая, села писать письмо в Хогвартс с просьбой прислать кого-нибудь для аппарации в школу. А ранним утром следующего дня в дверь постучал незнакомый молодой аврор восточной внешности, который без лишних комментариев переправил ее к воротам замка. При виде каменной громады сердце Гермионы сжалось: замок манил, притягивал своими высокими башнями, разноцветными витражами, воспоминаниями, неотъемлемой частью которых был он сам. Сомнений больше не оставалось...
- Мисс Грейнджер, я понимаю всю сложность вашей ситуации, - начала Минерва, когда Гермиона присела на предложенный стул перед столом директрисы. - И потому хочу еще раз спросить у вас: действительно ли вы готовы остаться в Школе? - МакГонагалл старалась не смотреть в глаза Гермионе, в то время как девушка не пыталась склонить головы, не прятала взгляда и держалась спокойно. И, подтверждая мнение, что бывших гриффиндорцев не бывает, в ее голосе слышалась уверенность, так присущая львиному факультету. - Прожив в магическом мире столько лет, я не могу бросить его, даже если мне мешают некоторые… мелочи, - она произнесла это так небрежно, будто лишилась не магии, а сломала ноготь. - Я могу оказаться полезной в практической области, не касающейся владения чарами. Зельеварение и гербология вполне мне под силу, и я прошу вас дать мне работу в Хогвартсе.
Минерва наконец подняла голову. Хотя ее лицо было невозмутимым, в глазах зажглись счастливые искорки.
- К сожалению для вас, вакансия помощника герболога уже занята вашим однокурсником, мистером Лонгботтомом, - сказала она. - Но в связи с тем, что мадам Помфри пришлось занять место второго преподавателя зельеварения, ей крайне тяжело одновременно вести дела медпункта и варить для него зелья. Я думаю, она не откажется от вашей помощи.
Гермиона широко улыбнулась.
- Я буду счастлива помогать ей.
- Что ж, тогда я пошлю кого-нибудь за вашими вещами. Вы можете поселиться в бывших апартаментах профессора Снейпа. В связи с некоторыми событиями... - она запнулась, но Гермиона поняла ее и с полуслова, - в общем, никто не желает туда переезжать, а мне пока больше негде вас поселить. Как только башни будут отремонтированы до конца, я подыщу вам новую комнату.
- Конечно, большое спасибо, - Гермиона поднялась и направилась к двери.
- Мисс Грейнджер, - вдруг позвала директриса. Девушка обернулась. В глазах пожилой волшебницы стояли слезы. Она вдруг вышла из-за стола и крепко обняла бывшую ученицу.
- Я очень рада, что ты вернулась, - уже искренне, а не сухим официальным тоном сказала она, улыбаясь. - Запомни, девочка, мы все - часть этого мира. Ты, я, Хагрид, мистер Филч, все наши преподаватели и ученики, мы все нашли дом здесь. Хогвартс не Хогвартс без любого из нас.
- Мы все его часть, - улыбнувшись, повторила Гермиона. С этого момента в ее жизни наступил совершенно новый этап.
Почему от комнат профессора Снейпа отказывались все, кому их предлагали, Гермиона поняла сразу, как только переступила порог. Несмотря на то, что эльфы постоянно поддерживали порядок в библиотеке, спальне и кабинете, каждого входящего не покидало ощущение сосущей пустоты и слепого отчаяния при одной мысли об этом месте. Мало у кого хватало духа спуститься со ступенек, ведущих от входной двери, и пройти в дальний конец кабинета, откуда раздавался подозрительный для пустого помещения шум. Но только не у Гермионы Грейнджер. Ощущения, которые вызывало это место, ей были чересчур знакомы и почему-то даже влекли. Поэтому девушка, ни на секунду не колеблясь, закружила по кабинету, рассматривая книги, артефакты на полках и впервые за последние полгода ощутила себя дома. Лишь когда из темноты дальнего угла раздался до боли знакомый голос, она замерла.
- Кто здесь? - Голос принадлежал никому иному, как профессору Снейпу.
- Гермиона Грейнджер, сэр, - дрожащим голосом ответила девушка, оглядываясь в поисках источника звука.
- Я в углу за шкафом с астрономическими приборами. К сожалению, отсюда я могу увидеть только астролябию,- проворчал голос.
Гермиона подошла к указанному месту и действительно обнаружила Снейпа. Точнее - его портрет, покрытый толстым слоем пыли. Похоже, домовики тоже боялись приближаться к хозяину подземелий, пусть даже и нарисованному.
- Я буду вам премного благодарен, если вы уберете с меня пыль. Нос жутко чешется уже три месяца. Чертовы эльфы будто сговорились не заглядывать в этот угол, - пожаловался он вполне миролюбивым тоном, каким при жизни разговаривал только с Минервой. Гермиона послушно кивнула и, встав на цыпочки, потянулась к крючку, на котором висел портрет. Лицо профессора вытянулось в удивлении, но он не сказал ни слова. Тем временем Гермиона, кряхтя и сопя, наконец сняла тяжеленную картину со стены, вынесла ее на свет и опустила на пол, оперев на дубовый стол, стоявший по центру кабинета. Снейп продолжал молча следить за ней взглядом. Девушка смахнула со лба бисеринки пота и скрылась из поля зрения портрета. В соседнем помещении раздался шум воды, с чиханием рвущейся по давно не используемым трубам, и Гермиона вернулась из душа с ведерком и тряпкой в руках. Снейп лишь хмыкнул, когда она закатала рукава и начала стирать пыль с портрета вручную, но снова промолчал.
- Ох, благодарю, - выдохнул Снейп, когда работа была окончена, и портрет был вытерт насухо. - Так гораздо лучше, - профессор поправил воротничок и довольно разгладил складки на мантии. Гермиона удивилась: она знала, что магический портрет сохранял лишь отголосок характера того, кто был изображен, вбирал в себя его лучшие черты, но вежливый зельевар? Это было слишком невероятно! Этот Снейп был похож скорее на Дамблдора, всегда миролюбиво смотрящего из под своих очков. Вот и у бывшего профессора зелий взгляд был мирный, спокойный, так же как и тон его голоса. И лишь неизменная морщинка между бровей придавала ему привычную суровость.
- Могу я поинтересоваться, - снова первым начал диалог портрет, - почему вы не воспользовались элементарным очищающим заклинанием? Влага вредна для портретов, даже для магических.
Гермиона опустила глаза, но ответила, хоть и сквозь зубы, пытаясь удержать накативший ком в горле:
- Синдром Мордевольта.
- Сочувствую. Но я слышал, Уинстон разрабатывает методы лечения, может быть, в скором времени ваша проблема разрешится.
- Надеюсь, - снова кратко ответила Гермиона, пряча глаза.
И снова Снейп продолжил разговор.
- Я полагаю, с этого дня вы станете жить в моих бывших комнатах? Добро пожаловать, библиотека в вашем распоряжении, лаборатория тоже. Вы ведь станете работать в медпункте, я прав?
Гермиона недоуменно подняла брови.
- Пыль на портрете часто заставляла меня покидать свое место, но она не идет в сравнение с тем, что мне иногда приходилось слышать. Уж лучше терпеть чесотку, - проворчал портрет, и Гермиона невольно засмеялась.
- Обещаю держать вас в чистоте и сухости, профессор, в обмен на столь любезное разрешение пользоваться вашими комнатами, - улыбнулась она. Снейп в ответ лишь одобрительно кивнул.
Несмотря на то, что в Хогвартсе она чувствовала себя спокойно и в полной безопасности, поначалу Гермиона все же старалась избегать общения с кем бы то ни было, а особенно - с бывшими одноклассниками, оставшимися преподавать в школе. Парвати Патил, ассистирующая профессору Трелони в ее, как всегда считала Гермиона, бессмысленном и бесполезном занятии, всегда была чересчур бестактной. Ее попытки пожалеть Гермиону были, конечно, искренними, но то, как часто Парвати вздыхала о ее ужасной судьбе без магии в мире, полном волшебства, сначала угнетало, а потом попросту начало жутко раздражать. Поэтому однажды Гермиона довольно жестко попросила ее не совать свой и без того длинный нос в чужие дела, а продолжать ковыряться в чаинках. Парвати поначалу обиделась, но позже остыла и в самом деле пересмотрела свое поведение. Девушки продолжили общаться, благополучно минуя все магические темы, из-за чего их отношения даже улучшились, и их вполне можно было назвать приятельскими.
Другой же одноклассник Гермионы, Невилл Лонгботтом, преподавал гербологию у младших курсов и доставлял ей гораздо больше неудобств, чем могло показаться на первый взгляд. Не сумевший устроить свою личную жизнь с эксцентричной Луной, скромный Невилл обратил свой взор на школьную подругу, в глубине души надеясь на то, что в своем нынешнем положении она уж точно ответит ему взаимностью. Однако и здесь не сложилось. Гермиона решительно пресекла все попытки ухаживания, аккуратно объяснив Невиллу, что не готова сейчас строить отношения. Она была сама по себе - и ее это вполне устраивало. Хотя на самом деле одна она не была почти никогда.
Гермиона мало передвигалась по замку. Основными местами ее пребывания были медпункт и комнаты в слизеринских подземельях, которые она занимала. Но даже в те редкие моменты, когда она обедала со всеми в Большом зале, ее неизменно преследовала бесшумная тень, пробегавшая вслед за девушкой по картинам. Снейп неустанно следил за каждым ее шагом, молча перемещаясь с портрета на портрет и часто безуспешно маскируясь под какой-нибудь куст или дерево. Так продолжалось несколько недель. Гермиона, погруженная в свои мысли, не замечала его, пока испуганный первокурсник-хаффлпаффец, неудачно свалившийся с метлы на первом же уроке полетов, не сказал ей, что с картины в углу палаты на них смотрит страшная летучая мышь. Когда горе-летун был вылечен и отправлен обратно на занятия, девушка решила расставить все точки над i.
- Чем обязана, профессор? - холодно спросила она, скрестив руки на груди. Вместо ответа Снейп бесшумно исчез с картины, чтобы через секунду оказаться в любом другом месте в замке.
Ответа Гермиона все же дождалась: вечером, когда уже готовилась ко сну. Снейп, до того бродивший где-то по картинам верхнего этажа, вдруг появился в собственной раме, которую Гермиона перевесила в комнату над комодом. Без лишних приветствий он просто сказал:
- Я был бы премного благодарен, если бы вы снова стерли пыль с моего носа. Домовики опять отлынивают от работы. - Он произнес это таким невозмутимым и одновременно расстроенным голосом, что Гермиона не выдержала и рассмеялась впервые за долгое время. В глубине души она понимала, что далеко не чешущийся нос стал причиной столь пристального внимания, но была все же настолько захвачена этим внезапным весельем, что смогла позабыть обо всем. Снейп же признался ей сам...
...Она уже третий час корпела над котлом, пытаясь сварить костерост с обезболивающим эффектом, но каждый раз, когда она добавляла новый экспериментальный ингредиент, зелье пузырилось, меняло цвет или начинало вонять тухлыми яйцами. Гермиона погасила огонь под котлом и устало опустилась в кресло.
- Я все равно придумаю, как сделать это, - сердито сказала она, косо поглядывая на мутные зеленые пузыри, поднимавшиеся от котла. Касаясь потолка, они лопались и оставляли грязные пятна на каменной кладке.
- Зря стараешься. Я разработал сорок три основных гибрида, и в половине случаев эта бурда просто не отмывалась от котла, а от оставшихся вариантов зелья у пациентов начинали расти дополнительные конечности. В основном это были руки, и росли они... сама понимаешь откуда, - иронично ухмыльнулся Снейп. Гермиона округлила глаза.
- В самом деле?! А как же занятия?
- Дело было непосредственно перед СОВами, любые прогулы были запрещены. Но, по крайней мере, я был искренен, когда в журнале вместо оценки "Т" писал "Руки из ж...", - договаривать от не собирался, но и не смог бы в любом случае: Гермиона хохотала, схватившись за живот обеими руками, и, не выдержав, Снейп рассмеялся вместе с ней.
- И все же я постараюсь, - сквозь смех выдавила из себя Гермиона, - хочу успеть к следующему квиддичному матчу, - с этими словами она закатала рукава повыше и вновь занялась зельем. Снейп в своей привычной манере наблюдал за тем, как она работала, а затем вдруг резко произнес:
- Ты похожа на мою мать.
Гермиона от неожиданности уронила в котел совсем не предназначавшийся для состава корень петрушки, отчего зелье сердито булькнуло и сильно забурлило, угрожая выплеснуться через край.
- Ну вот, опять все заново, - огорченно пробормотала Гермиона, будто не услышав голоса зельевара.
Ей часто говорили, что она на кого-то похожа, причем сравнения с матерями преобладали. Гарри сравнивал Гермиону с Лили, восхищаясь обеими одновременно, Рон недовольно бубнил, что Гермиона пилит его совершенно как Молли. Даже Хагрид однажды, напившись в годовщину победы в Великой битве, клялся, что видит в Гермионе свою матушку. Правда, когда та рассмеялась, он обиделся и добавил, что сердце у маленькой гриффиндорки, которой она для него всегда оставалась, такое же большое, как и у великанши. Эти слова сильно смутили девушку, но стали самым приятным подарком за последние несколько лет.
- Я видела колдографии Эйлин. Сомневаюсь, что кто-то кроме тебя увидит между нами сходство, - хихикнула Гермиона, вспоминая вырезку из старого выпуска "Пророка" с фото юной Эйлин Принц: черноглазой, темноволосой, угрюмой, как и ее сын. – Определенно - ничего общего, - подытожила она, выливая испорченное зелье в сливное отверстие в полу лаборатории.
- Она была такой же, как ты, - стоял на своем Снейп. Гермиона помрачнела. За все время их странной, но крепкой дружбы они говорили о чем угодно: о Лили, о Мародерах, о Пожирателях, но только не о его матери. Эта короткая фраза перевернула все с ног на голову.
- Почему? - закусив губу, проговорила она. Слезы душили, Гермионе теперь стало понятно странное поведение Снейпа, вся его помощь и забота. Она была больна так же, как и его мать.
- Это случилось само собой. Я начал замечать еще давно, когда впервые вернулся домой на каникулы. Она вела себя странно, чересчур весело и легкомысленно. Испекла мне мой любимый яблочный пирог, хотя всегда ненавидела готовить. Встречала отца с работы с улыбкой на лице и молча терпела его издевательства, хотя он каждый день возвращался в стельку пьяный. Отец умер через три года после моего поступления в школу, но магия к матери не вернулась. К моему пятому курсу она уже и вовсе перестала пользоваться палочкой.
Он на секунду замолкнул. Гермиона нервно теребила край передника, внимательно слушая монолог Снейпа. Ее глаза были прикованы к портрету.
- Еще через год она умерла. Сова опоздала, я узнал о случившемся только через два дня после похорон. Мать писала мне письма каждые выходные, но я перестал на них отвечать, я был слишком озабочен своим будущим, - Снейп скривился, и Гермиона поняла, что он имел ввиду как раз те времена, когда примкнул к Пожирателям. - Я даже не заметил, как очередное письмо не пришло ко мне субботним утром. Люциус обвинил во всем меня, естественно, и предложил искупить свою вину якобы спасением не одной сотни жизней. А я поверил и согласился. Я сварил зелье, даже не задумываясь о том, что делаю. Так Темный Лорд получил первую армию инфериев, - проворчал он и снова замолчал.
Гермиона продолжала растеряно теребить кружево на фартуке. Она отрешенно перевела взгляд на котел, затем уставилась на свои руки.
- Странно, - горько улыбнулась она, - Гарри всегда считал, что ты примкнул к Пожирателям из-за Лили. И Гораций тоже так считает...
Снейп неожиданно закашлялся.
- Гораций! Старый черт! У этого хитреца в запасе тузов не меньше, чем у Дамблдора. Слизнорт очень сильно задолжал ему и теперь до конца жизни будет продолжать дергать за ниточки, которые Дамблдор приберег для этого мира. Я слишком хорошо знаю Альбуса, чтобы поверить в то, что он успокоился на том свете.
- Я бы не была так категорична насчет Горация, - Гермиона покачала головой. - Он далеко не интриган, всего лишь - старый волшебник, желающий отхватить свою долю в этом мире, - засмеялась она, но Снейп продолжал напряженно молчать.
- Я все равно остаюсь при своем мнении, - наконец ответил он, все же выдавив из себя подобие улыбки. Гермиона улыбнулась в ответ.
- Хоть мне и обидно, что твой интерес ко мне был крайне корыстным, - в лучших традициях профессора Макгонагалл отчеканила она, - я предпочту не омрачать наши с тобой отношения глупыми обидами. Только при условии, что между нами больше не будет никаких секретов, - шутливо надула губки девушка.
- Хорошо. В общем-то, мне уже и нет смысла что-либо скрывать, я же мертв, как самый последний инферий, - но в этот раз шутка не удалась. Гермиона растерянно скривилась, Снейп развел руками. - Ладно, сдаюсь. И все-таки хочу сказать тебе по секрету...
- Опять секреты! - засмеялась девушка.
- Только между мной и тобой, - заговорщицки прошептал Снейп.- Ты ни черта не похожа на Лили.
Внезапное откровение профессорского портрета о матери словно расставило все точки над "i" в отношениях зельевара и школьной медсестры. С тех пор Гермиона зачастую не могла вспомнить и минуты, когда находилась в одиночестве, за исключением, пожалуй, посещения уборной. Даже когда она принимала ванну, Снейп обосновывался где-то на картине с русалками и то и дело отмахиваясь от их блестящих хвостов, которыми они нарочно пытались шлепнуть профессора, отпускал язвительные комментарии в сторону Гермионы и ее фигуры, периодически все же делая комплименты. Впрочем, Гермиона не обижалась, позволяя себе также язвить в ответ. Она ничуть не стеснялась сурового профессора. Ей казалось, прятаться от него было бы так же глупо, как стесняться своего отражения в зеркале, которым Снейп, по сути, и стал для нее... Бывшие апартаменты зельевара она сменить отказалась, даже когда гриффиндорская башня была полностью восстановлена. Ведь бессмысленно возвращаться к прошлому, если настоящее тебя вполне устраивает.
Вот и сейчас, когда Гермиона пробиралась по заснеженным дорожкам к школьным теплицам, голос Снейпа, казалось, продолжал что-то вещать у нее в голове, хотя на самом деле это был всего лишь шумящий ветер. Так, в размышлениях, девушка быстро достигла пункта назначения и поскорее скрылась от метели за стеклянными стенами, где волшебные джунгли жили своей собственно жизнью. Впрочем, кое-кто в эту жизнь активно вмешивался, причем - по наблюдениям Гермионы - уже в который раз...
- Добрый день, Гораций! - громко поздоровалась она. В дальнем конце теплицы раздалось шумное фырканье и грохот. Будучи застанным врасплох, нынешний хогвартский зельевар неуклюже дернулся и перевернул вазон с гортензией, которая непонятно что забыла в этом царстве магических трав и растений.
Спешно отряхиваясь и поправляя сюртук, из-за полок вышел Гораций Слизнорт. Он судорожно и неуклюже распихивал по карманам ножнички и обрывки похищенного растения.
- Здравствуйте, мисс Гермиона! - расплылся в приторно вежливой улыбке профессор, но на его лице было написано, что сейчас он отнюдь не был рад нежданной встрече.
- Кажется, мы уже говорили об этом, - улыбнулась Гермиона, - да-да, все исключительно в научных целях! - сказала она, пробираясь сквозь заросли к горшкам с клыкастой геранью. Слизнорт послушно отодвинулся, пропуская ее, и ловко запихнул обратно в карман попытавшийся сбежать отросток дьявольских силок.
- Как поживаете, мисс Гермиона? Уже подготовились к Рождеству? - учтиво спросил он, стараясь замять неловкую ситуацию.
"Мисс Гермионой" Слизнорт стал называть ее давно. Когда девушка впервые переступила порог его кабинета в качестве новой школьной медсестры, профессор настоял, чтобы она обращалась к нему по имени. Сам же он упорно называл ее "мисс", как говорил - в память о славных былых временах. Для Гермионы же славные былые времена оставались ни чем иным, как клубом Слизней, как они величали его в школьные времена. После войны клуб фактически самоликвидировался, идея привилегированного общества ушла в небытие, но девушка часто замечала, что старик Гораций явно скучал без компании молодых умных студентов, и, чтобы скрасить старому волшебнику времяпрепровождение, она часто захаживала к нему в гости по вечерам. Снейп, конечно же, неустанно следовал за ней и часто принимал участие в их спокойных и размеренных беседах ни о чем. Присутствие бывшего ученика, пусть и в таком виде, поначалу сильно озадачивало профессора, но, в конце концов, он смирился и стал воспринимать его присутствие как должное. Лишь несколько раз, как замечала Гермиона, Слизнорт был явно настроен на серьезный разговор без свидетелей, но мимолетная тень, промелькнувшая на картинах, тут же заставляла его замолчать и сменить тему. Впрочем, Гермиона не придавала этому значения: она уже давно привыкла к несколько необычному поведению одинокого старика и его чудачествам. Еще будучи ученицей, она узнала от Гарри о маленькой слабости Горация к редким растениям и ингредиентам зелий, а потому все это время закрывала глаза на мелкое воровство в теплицах, за которым то и дело заставала профессора.
- Как идут дела в медпункте, мисс Гермиона? - не дождавшись ответа, снова перевел тему Слизнорт. Вопрос прозвучал странно: они виделись накануне, и Гермиона жаловалась ему на вновь провалившуюся попытку создать костерост с обезболивающим эффектом, над которым она трудилась уже давно.
- Работа кипит, профессор, в Рождество будет последний матч в этом семестре, хотя я надеюсь, что его все же отменят. Погода ужасная, - все так же учтиво ответила девушка, стараясь уворачиваться от хищных бутонов, норовивших укусить за пальцы. Когда же герань была наконец побеждена и погружена в сосуд, Гермиона вытерла пот со лба рукавом и вздохнула.
- Жарко здесь! - воскликнула она и перевела взгляд за окно, где ветер уже начал закручивать снег в самый настоящий ураган. - Не то что на улице...
Слизнорт поежился от мысли о предстоящей прогулке по холоду в замок.
- Да, я уже начинаю жалеть о том, что аппарация на территории школы запрещена, - пробормотал он. - Да и вообще! - он махнула рукой. - В этой школе творится невесть что! Что за дурацкая идея была организовать Рождественский бал в такую неспокойную зиму! Да еще и пригласить кучу гостей! - Непривычно было слышать такое от компанейского Горация, но Гермиона знала, что на самом деле он до сих пор винил себя в том, что когда-то рассказал Волдеморту о крестражах и боялся, что кто-нибудь не сдержится и при честном народе поведает о его участии в этой истории. Для успокоения старого профессора Гарри Поттеру даже пришлось дать Непреложный обет, что никто кроме тех, кто уже посвящен в эту тайну, не узнает о его секрете. Профессор успокоился, но по привычке продолжал ворчать. Впрочем, на этот раз его нарекания не были лишены смысла. В последнее время охранная магия замка начала давать сбои, защитный барьер то и дело пропадал, чем очень сильно озадачивал спецотряд авторов, вынужденных регулярно подчищать фотографии со спутников и видоизменять память магглам, случайно становившимися свидетелями возникновения на месте древних руин каменной громады, причем - вполне жилой на вид. К тому же, ремонт проходил из рук вон плохо, неизвестная эпидемия сильнейшей простуды поразила половину хогвартских эльфов, помещения почти не отапливались, а обед и ужин все чаще состояли из остатков завтрака. Мистер Филч проводил полдня за тем, чтобы зажечь факелы в коридорах школы, а потом еще полночи их гасил. Даже Пивз угомонился и перестал докучать эльфам набегами на школьную кухню. Все чаще он покидал территорию школы, и ходили слухи, что мерзкий полтергейст поселился в подвалах "Сладкого королевства" в Хогсмиде. Министерская инспекция колдомедиков по исследованию и лечению болезней магических существ лишь разводила руками, и все, что они могли сделать - лишь поить эльфов поддерживающей микстурой. Только директор Макгонагалл печально качала головой. Она, казалось, знала, что всему причиной.
- Магия Основателей слабеет. Что-то гложет ее изнутри. Сила четверых больше не действует.
И она была права. В самом деле, война и Последняя битва отразились на Хогвартсе не только масштабными разрушениями, но и полным переворотом в структуре самой школы. Новый семестр после войны начался сумбурно и хаотично: недоставало преподавателей, помещений, ученики, казалось, просто забывали обо всех обычаях и приличиях, подсаживаясь на традиционных обедах за столы других факультетов и захаживая в гости в чужие общежития. Поначалу преподаватели пытались хоть как-то восстановить дисциплину, драгоценные камни в факультетских часах месяцами висели в верхних чашах, но и это не помогало. Гермиона шутила, что школе достаточно на месяц воскресить профессора Снейпа - и порядок был бы моментально восстановлен, на что Снейп мрачно отвечал, что этой школе и этим ученикам уже ничто не поможет.
- И они еще собираются пригласить на Бал столько гостей! Жуть! Да нам самим жить негде, а еще двести человек разместить! - возмущался Гораций, продолжая наблюдать за тем, как ветер один за другим выращивает ровные сугробы на недавно расчищенной дорожке к замку. Гермиона лишь молча кивнула, соглашаясь. Вдруг очередной незаконно захваченный отросток выбрался из нагрудного кармана профессора и попытался ухватить его за нос. Гораций снова запихнул растение поглубже и глянул на часы.
- Бог ты мой! Уже так поздно, а мне еще столько зелий нужно проверить! Ох уж этот третий курс!
Гермиона тоже бросила взгляд на часы - половина третьего. Ей было ясно: в последнее время Слизнорт старался избегать ее компании, что все-таки начало тревожить.
- С вашего позволения, мисс Гермиона, я пойду. Дела, знаете ли, - неестественно хохотнул зельевар, почесывая отчего-то покрасневшую лысину. Гермиона вежливо улыбнулась.
- Мне тоже пора возвращаться в замок, зелье вот-вот сварится. К тому же, боюсь, что мандрагоры могут сбежать даже под строгим присмотром Северуса.
Гораций кисло улыбнулся - всякое упоминание о бывшем ученике явно не вызывало у него положительных эмоций, он и так наслаждался его компанией гораздо чаще, чем ему того хотелось.
- Тогда позвольте проводить вас до замка, мисс, - ему не оставалось ничего больше, как предложить Гермионе свою компанию. Он галантно подставил локоть, и они с Гермионой, безуспешно пытаясь укрыться от ветра, поспешили по заснеженной дорожке обратно к замку.


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Суббота, 26.01.2013, 16:06 | Сообщение # 4
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2

Она вернулась как раз вовремя. Под присмотром Снейпа мандрагоры вели себя тихо, но внезапно из сливного отверстия в раковине появился Пивз, и это чересчур взбудоражило и без того активные растения. Завидев Гермиону, Пивз тут же отвлекся от мандрагор и стал описывать над девушкой круги, забрызгивая ее грязной водой и вопя:
- Как поживает наша маленькая мисс маггла? Нечем отбиваться, да? - хохотал он, когда Гермиона снова по привычке потянулась за несуществующей палочкой. Это стало последней каплей. В арсенале у Грейнджер было припасено тайное оружие против внезапной опасности, которым она и решила воспользоваться. Гермиона ловко вытащила из передника пару цветных шариков, бросила их в рот, немного пожевала и метко плюнула в полтергейста. Пивз попытался увернуться, но жвачка, казалось, была самонаводящейся. Комочек ударил его прямо промеж глаз, и полтергейста пронзил электрический разряд, после чего тот поспешно ретировался в ту трубу, из которой и появился. Еще несколько секунд оттуда были слышны скулящие вопли, но Гермиона решила проблему, просто заткнув отверстие пробкой. Шум прекратился. Снейп одобрительно ухмыльнулся.
- И никакой магии. Браво, маленькая гриффиндорка!
Гермиона нахмурилась.
- Ужастики умников Уизли. Рон подарил коробку на день рождения, сказал - пригодится. Пригодилось. И вообще, не называй меня так! Я уже давно не школьница!
- Тем не менее, ты продолжаешь оставаться гриффиндорской заучкой, - невозмутимо парировал Северус, - и всегда ей будешь.
На это Гермионе нечего было ответить, а потому она просто занялась добавлением клыкастой герани в костерост.
Наутро метель разыгралась еще сильнее, и назначенный на Рождество матч все-таки отменили. Гермиону потом еще долго не покидали мысли, кто вообще мог назначить матч на такое время, еще и зимой, что было в новинку для школы, но когда увидела под приказом, который ей доверили снять и уничтожить, корявую подпись Хагрида, временно исполняющего обязанности декана Гриффиндора, успокоилась. Видимо, это была неудачная шутка его же учеников, решивших проверить: насколько хорошо их декан умеет читать. Шутка удалась, гриффиндорцы остались довольны, а после отмены радовались и Слизерин с Хаффлпаффом, которым предстояло играть в этом матче.
Впрочем, отмена матча не решала более глобальной проблемы - организации Рождественского бала. Профессор Макгонагалл внезапно стала инициатором пышного празднества с приглашением ветеранов войны, иностранных гостей из Шармбатона и Дурмстранга и выступлением "The rolling bones", молодой магической рок-группы, пришедшей на смену "Сестричкам-ведьмам". Преподавательский состав возмущался и чертыхался, но смиренно украшал замок, наряжал елку и готовился к празднику. Об истинных мотивах Минервы Гермиона узнала по секрету от Северуса, который, в скуке слоняясь по замку, подслушал разговор Макгонагалл с Кингсли по каминной сети.
- Я давно не видел ее такой расстроенной, - угрюмо признался Северус. - Шеклболт грозится закрыть школу, если ситуация в ближайшем будущем не изменится.
Гермиона от неожиданности выронила из рук чашку. Молоко расплескалось по полу.
- Они не могут...
- Могут. Школа больше не представляет собой оплота для магического мира. Юные волшебники игнорируют запреты, сбегают без разрешения в Хогсмид, колдуют на каникулах в присутствии магглов. Мир рушится. Минерва хочет привлечь влиятельные семьи к проблемам школы, пытается попросить помощи и за пределами страны...
- Да уж... - пробормотала Гермиона. - А я-то думала, что все налаживается. Впрочем, - она резко встала, - мир без маги не так уж и плох, я в этом уже давно убедилась, - заявила она, хотя внутри нее все протестовало.
Снейп приподнял брови, но Гермиона совершенно не поняла, что он хотел этим сказать. Впрочем, даже такой реакции ей было достаточно.
- Ладно уж... Послезавтра Рождество, а елка еще не украшена. Надо помочь Парвати, - уже бодрым невозмутимым голосом сказала она и направилась в зал. Снейп тенью заскользил сквозь картины за ней.
В Большом зале кипела работа: профессор Флитвик и особо одаренные способностями к левитирующим чарам старшекурсники украшали елку, девочки из Слизерина завешивали главный камин разноцветными носками расцветки всех факультетов, а Хагрид руководил небольшой командой эльфов, пытавшихся унести из зала столы.
- Странно, - пробормотала Гермиона, - я всегда думала, что это делал Дамблдор.
- Еще чего, - хмыкнул с ближайшей картины Снейп, - он всего лишь хлопком в ладоши давал эльфам условный знак. Но они ослабли и не могут унести из зала такие большие предметы. Не представляю, чем это закончится. Разве что...
Но его прервал внезапный шум с другого конца зала. Оттуда к выходу, хромая и ковыляя, но все же довольно стремительно приближалась профессор Трелони. За ней, придерживая полы мантии, торопилась директор Макгонагалл, а замыкала странную процессию Парвати Патил. Несколько недель назад неудачливая прорицательница поскользнулась на обледеневших ступенях лестницы, ведущих вниз из ее башни, и сломала бедро. Стараниями Гермионы и мадам Помфри бердо зажило, но профессор Трелони до сих пор продолжала хромать и тянуть ногу, что, тем не менее, позволяло ей довольно быстро улепетывать от задыхавшейся на бегу Макгонагалл.
- Сибилла, дорогая, - причитала Минерва, спеша за стремительно удаляющейся прорицательницей, - мы все очень ценим твой талант и дар предвидения, но я не перестану утверждать, что твои слишком смутные видения несколько портят настроение в эти и так тяжелые для нас времена.
- А я все же настаиваю! - продолжала возмущаться Трелони, на выходе из зала сталкиваясь со Слизнортом, прибежавшим на шум. Благодаря Парвати, Сибилла чудом не растянулась на полу, сердито чихнула, но убегать перестала. Вместо этого она схватила совершенно того не ожидающего зельевара за руку и потащила его навстречу Минерве.
- Вот, Гораций, вы же разумный человек, послушайте, - возопила она, подняв руки к стрельчатым сводам, - я знаю, что говорю! Темные времена ждут Хогвартс!
- Темные времена уже наступили - тихо, но различимо проговорила Макгонагалл.
- И всем вам угрожает опасность! Всем! - не успокаивалась прорицательница. - Вот, - она выхватила из рук Парвати блокнот, который та повсюду носил за собой, записывая все, даже самые абсурдные изречения любимого профессора, - мисс Патил все записала, слушайте! - Трелони встала в позу, картинно уперев левую руку в бок, а правую с блокнотом вытянула перед собой. Правда, зрение чуть лучше, чем у крота, заставило ее приблизить написанное к самому носу, но Сибиллу это ничуть не смутило, и она начала читать:
- И восстанет живой мертвец, возвратившись в чужом обличье,
И настанет слепой конец всем обычаям и приличьям.
Поведет толпу за собой, привлеченную запахом плоти,
Белизну смоет талой водой, темнота же надежду поглотит.
И прозреют слепые в час, когда свет приходит с востока,
И поверженный силой их, возвращенный закроет око!
В зале повисла тишина.
- И? - пожала плечами Макгонагалл. - Я не знала, что в вас кроется такой поэтический дар, моя дорогая, но я совершенно не понимаю, что бы это все могло значить, - директриса развела руками, все в недоумении уставились на Трелони, и лишь Гораций Слизнорт побледнел как полотно и, не сказав ни слова, выбежал из зала.
- Что скажешь? - полушепотом обратилась Гермиона к портрету, который уже давно научился читать по губам. Снейп недовольно скривился.
- Ты прекрасно знаешь мое отношение к якобы пророческому дару Сибиллы, - сказал он. - Но это разговор не для всеобщего обозрения, - прервал он ее, когда Гермиона попыталась что-то возразить. - Идем, - и она послушно последовала за ним в подземелья.
Гермиона еле поспевала на Снейпом: сквозь картины он перемещался в доли секунды, и то, она была уверена, захоти он оказаться сразу в подземельях - уже и был бы там. Но тем не менее, он оставался рядом, ни на секунду оставляя ее одну.
- К чему такая спешка? - отдышавшись, спросила Гермиона. - Всего лишь бредни старой гадалки, - проворчала она. За много лет ее отношение к наследнице знаменитой пророчицы Кассандры так и не изменилось.
- Не спеши с выводами, - оборвал ее Снейп. - Тебе напомнить о Поттере и его пророчестве?
- Мы с Гарри много раз говорили на эту тему. Дамблдор рассказал ему все от начала и до конца. И, похоже, он считал, что в том, что пророчество исполнено, виноват исключительно тот, кто в него поверил.
Она осеклась, поняв, что сказала лишнее. Снейп скрестил руки на груди.
- Продолжай, - в его тоне появились давно забытые едкие нотки сарказма. Гермиона отвела глаза. Ей не хотелось говорить, но взгляд Снейпа с портрета, казалось, прожигал насквозь.
- В общем, Дамблдор склонялся к теории, что пророчество связало именно Лорда и Гарри, потому что Лорд сам исполнил его, - тщательно подбирая слова, начала она. - По сути, в нем говорилось не о конкретном ребенке. С тем же успехом, шрам мог получить и Невилл, - она закончила уже почти шепотом, не зная, какой реакции ждать от Северуса. Тот, к ее огромному удивлению, лишь хохотнул, вежливо перебивая смех кашлем.
- Я думаю, Лонгботтом вряд ли бы дожил до сего славного момента, окажись он на месте Поттера.
Гермиона нахмурилась.
- Ты плохо знаешь Невилла, - сказала она уверенно. - Он настоящий гриффиндорец и очень сильный маг! - девушка яростно защищала бывшего однокурсника, а теперь и коллегу. Снейп лишь махнул рукой.
- Ты меня не переубедишь. Что дальше-то?
- Проведем параллели между пророчествами и выясним - что мы имеем? - Гермиона будто читала лекцию. - Пророчество начнет исполняться тогда, когда тот, о ком идет речь, сам начнет его исполнять.
- Есть одно "но", - разочаровал ее бывший директор. - Мы не знаем: о ком оно?
Гермиона лишь беспомощно развела руками.
- В любом случае, я ничего не могу сделать, - она резко подскочила и стала ходить кругами по комнате. - Кто я? Всего лишь жалкий сквиб, которую допустили прикоснуться к великому миру магии! - в сердцах выкрикнула она и вдруг, опустившись на пол, зарыдала впервые за долгое время. Когда она успокоилась и подняла взгляд на портрет, Снейпа на нем уже не было.
Он появился рано утром, когда Гермиона еще спала и терпеливо дожидался ее пробуждения. Однако вместо привычного "Доброе утро" Гермиона услышала нечто иное:
- Ты не права.
- Не понимаю, - девушка потерла кулаком заспанные глаза.
- Ты не сквиб.
- Ммм...
- Я всю ночь общался с бывшими директорами. Они определенно уверены, что твоя проблема временная. Решение найти сложно, но можно.
- Серьезно? - от хороших новостей сон как рукой сняло. - А что говорит профессор Дамблдор? - спросила она, садясь в постели.
- Без понятия. Он все время от меня прячется. И боюсь, дело совсем не в тебе. Вчера он, оказывается, был тут во время нашего разговора. Подслушивал, старый интриган, - объяснил зельевар. - И, похоже, наш разговор ему не понравился. Кажется, он прячется на площади Гриммо, но я до сих пор не могу туда попасть, даже после смерти. Да, Аластор был отличным магом. Его портрета мне не хватает...
Ностальгические порывы профессора были грубо прерваны стуком в дверь.
- Иду! - Гермиона запахнулась поглубже в халат и открыла дверь. Гость за ней был совсем нежданный.
- Гарри! - девушка кинулась на шею другу. Они не виделись вот уже полгода, с тех пор как Гарри отправился в долгосрочную командировку с отрядом авторов в Албанию. Местные леса до сих пор находились под влиянием остатков магии Волдеморта и кишели темными существами, изрядно докучавшими суеверным крестьянам.
- Рад вас видеть, профессор! - поздоровался Гарри, проходя в кабинет. Снейп скривился.
- А уж я-то как, - привычным для всех тоном ответил он. Впрочем, Гермиона знала, что такой тон можно было назвать даже дружелюбным. - Много крестражей нашли? - не удержался и съязвил Северус. - Может, вам еще пару зубов василиска подарить? Или меч Гриффиндора достать из шляпы?
Гарри добродушно улыбнулся.
- Уж я-то не сомневаюсь, что вы бы его оттуда достали, - искренне и горячо сказал он. До сих пор Гарри был преисполнен глубокой благодарности к бывшему профессору и был рад исправить их отношения, пусть даже с портретом. Правда сам Снейп делать это не спешил.
- Никогда меня еще так не оскорбляли, - процедил он сквозь зубы. - Я бы предпочел не навязывать вам свою компанию, мисс Грейнджер, - он нарочито подчеркнул обращение и исчез с портрета. Улыбка Гарри вмиг поникла.
- Как жаль... А я все никак не улучу момент с ним пообщаться.
Гермиона рассмеялась.
- Поверь, не стоит. Ты и так был удостоен его самой большой милости, учитывая все твои заслуги.
Поттер расстроился еще больше, и девушка решила сменить тему.
- Ладно уж, рассказывай: как дела? Как Джинни, как Рон? Надолго ты в школе?
- Так я же на Бал приглашен особым гостем, - просиял гриффиндорец. - И Рон завтра тоже будет тут, да и вообще все наши.
- Точно... а я и забыла... привыкла к Хогвартсу, как к дому, - грустно сказала девушка. - Уж я точно не дождусь персонального приглашения с совой.
Гарри явно смутился. Гермиона же просто позвонила в колокольчик три раза, и в кабинете явился домовик с подносом в руках. Нос эльфа был красный и распухший, а шея перемотана шарфом слизеринских расцветок. Домовик неуклюже поставил поднос на стол, пролив половину чая из заварника, и исчез, громко чихнув напоследок.
- Я слышал, со школой творится что-то неладное, - задумчиво сказал Гарри, отхлебывая чай из чашки. - Холодный! - воскликнул он.
- Увы. - согласилась Гермиона. - Школа разваливается в буквальном смысле. За три последних года она обветшала больше, чем за всю тысячу лет своего существования. Поговаривают, Кингсли даже собирается ее закрыть, - горько добавила она, прихлебывая холодный чай. Гарри от удивления поперхнулся.
- Как?! Почему? Я клянусь, я ничего об этом не знал, - начал было оправдываться он, будто виня себя в том, что с каждой минутой магия все больше покидала Хогвартс. Видимо, Гарри по-прежнему было стыдно, что он привел Пожирателей на последнюю битву именно в школу.
- Потому профессор Макгонагалл и организует завтрашний бал, - сказала она. - Надеется, что вы, ну, то есть мы, - поправила она себя, - сможем повлиять на Министерство. В конце концов, школа - это единственное, что у нас осталось по-настоящему дорогое. Не представляю, как она будет смотреть в глаза гостям. Замок рушится с каждой минутой. Думаю, что он действительно так и разрушился за столько лет, если бы не магия, - добавила девушка. - И еще тут эта Трелони так некстати со своим пророчеством...
- Пророчество? Какое пророчество? - Глаза Гарри загорелись огнем. Гермиона вздохнула. В глубине души она хотела поделиться этим с Гарри, но все же сомневалась: слишком уж серьезно тот относился ко всякого рода предсказаниям. С другой стороны, он много общался с Дамблдором и мог кое-что прояснить.
- Трелони вчера заявила, что на нее снизошло озарение. И напророчила. Парвати даже успела записать. Ходит за ней по пятам, ей-Богу...
Гермиона прочла наизусть въевшееся в память пророчество. Гарри задумался, но ненадолго.
- Ну тут же все понятно! - воскликнул он. Гермиона удивленно прищурилась.
- Живой мертвец - это конечно Волдеморт! - И после этих слов каменная громада замка будто пошатнулась на миг. По стене с тихим шорохом посыпалась песочная крошка.
- Да уж, - подытожил Поттер. - Слова оставляют свой отпечаток.
- Почему ты так уверен, что речь именно о Волдеморте? - недоверчиво спросила Гермиона. - Это может быть кто угодно, да даже сам Дамблдор.
Гарри отрицательно покачал головой.
- Нет. Директор не стал бы возвращаться в этот мир. Тут ему больше делать нечего. А что с обычаями и приличиями? - продолжил он, поднимая в памяти вторую строчку.
- Какие уж тут приличия, - проворчала Гермиона тоном мадам Помфри, - когда старшекурсники не стесняются обжиматься прямо в коридорах. Мы с Поппи уже устали варить контрацептивные зелья...
Гарри покраснел и вдруг, явно себя пересилив, выдавил:
- Герм... А Рон, того, скучает... - и покраснел еще сильнее. Гермиона ничуть не смутилась. Ее отношения с Роном были давно пройденным этапом. Когда она только-только лишилась магии, то пыталась найти утешение в его объятиях, но с каждым разом все яснее понимала, что чувствовала к нему не больше, чем могла бы чувствовать к Гарри или Невиллу, окажись они вдруг на его месте.
- Я тоже скучаю, - призналась девушка. - Он все же мой друг. Но не мой мужчина, - развела она руками. Повисла неловкая тишина.
- Да, я понимаю, - ответил Гарри. - Бывает. Я тоже когда-то думал, что у меня с Чоу все серьезно, но не сложилось.
- Серьезно, - прыснула Гермиона, - да вам по пятнадцать лет было!
- И правда! - они оба расхохотались, а Гарри и вовсе смеялся до колик.
- Ладно, давай уже закончим с этим пророчеством. - махнула рукой Гермиона, успокаиваясь. - Я хочу успеть на завтрак в Большой Зал. Не люблю опаздывать, - на самом деле тут она покривила душой. Гермиона очень редко ходила трапезничать в общий зал, предпочитая компанию лишь одного портрета. Но сегодня она все же собиралась поговорить с Минервой за завтраком, чтобы не привлекать лишний раз внимание портретов в кабинете директора личной беседой.
Гарри откинулся на спинку кресла и лениво сцепил руки в замок на затылке.
- А что думать-то, - и он сладко потянулся, смешно причмокнув губами, - обычаи уже нарушаются, пророчество исполняется, - хохотнул он, за что тут же получил от Гермионы пинок в колено.
- Да ну тебя! - прикрикнула на него девушка. - Я хочу верить, что это всего лишь выдумки старой шарлатанки...
- Я тоже, если честно, - согласился Гарри. - Хватит с меня уже пророчеств в жизни.
Вдруг в пустой раме снова появился Снейп. Он окинул Поттера привычным презрительным взглядом и отчеканил:
- Мисс Грейнджер, вас желает видеть профессор Слизнорт! Немедленно - промолвил он, встретившись с возражающим взглядом девушки. - И одну, - добавил зельевар, когда Поттер вскочил на ноги.
- Ну уж нет! - возразил Гарри. - Я так давно не видел профессора! Думаю, он будет рад встрече.
- Как знаете, - хмыкнул Снейп и снова исчез. Гермиона и Гарри поспешили в комнаты к Слизнорту.
Гарри сильно ошибался, считая, что старый профессор будет рад его видеть. Реакция на появление Поттера у него на пороге была приблизительно такой же, как когда Гарри еще на шестом курсе застукал Горация за воровством в теплицах. Но в этот раз, наученный горьким опытом, Гарри был более настойчив и, без приглашения проследовав в комнату, удобно устроился в кресле перед камином. Горация передернуло от такой наглости, но он не проронил ни слова. Вместо этого он жестом предложил Гермионе свободное место на диване и сам уселся рядом. Слизнорт был подозрительно взволновал, его лысина снова покраснела, а пальцы нервно теребили пояс халата цвета изумруда.
- Мы слушаем вас, профессор, - широко улыбнулся Гарри, зная, что такое его поведение жутко раздражает зельевара. Гораций криво улыбнулся и начал:
- Я очень не хотел, чтобы подобный разговор состоялся. - Он вздохнул. - Мне придется слишком многое вам рассказать и мне жаль, мистер Поттер, что вы станете невольным свидетелем этого разговора. Уверен, услышанное вам не понравится. Тебе, Северус, тоже, предупреждаю. И я все же считаю своими долгом попросить тебя удалиться, - совсем безнадежно добавил он.
- И не подумаю, - Снейп скрестил руки на груди. - Говорите.
Слизнорт тяжело вздохнул. Вслед за ним вздохнул Гарри, а затем, будто сговорившись, и Гермиона. Когда же взаимный обмен вздохами был окончен, Гораций обвел всех вопросительным взглядом и начал свой рассказ:
- Профессор Дамблдор был удивительным человеком, мои дорогие... - Его рассказ тут же был прерван громким кашлем с портрета. Гермиона бросил на него гневный взгляд, и Северус тут же замолчал.
- И после смерти он продолжает помогать мне в трудную минуту, наставляет и направляет меня, хотя старше всего-то на полтора десятка лет...
- И дергает за ниточки своей старой марионетки, а как же! - не упустил возможности съязвить Снейп. Гермиона была крайне удивлена. В портрете начали проявляться черты, так присущие когда-то настоящему профессору, и вся учтивость, к которой она привыкла за эти три года, будто куда-то улетучилась в один миг. - Я знаю, Альбус, ты не упустишь возможности оказаться в самом эпицентре событий. Так может - поведаешь нам свою версию событий?
Сребристые полумесяцы на носу старого директора блеснули с ближайшей фотографии на каминной полке. Дамблдор бессовестно подвинул с фото издателя "Ежедневного Пророка" и устроился в его кресле.
- Я бы и рад, Северус, - тихим и словно надтреснутым, но спокойным голосом сказал волшебник, - но я взял с Горация Непреложный Обет, так что, боюсь, ему придется рассказать вам все как можно скорее, пока его не хватил удар. - При этих словах Слизнорт схватился за сердце. - О, мой дорогой друг, удар вас может хватить лишь от волнения, - поспешил успокоить его Дамблдор. - Кара клятвы настигнет вас только тогда, когда пророчество исполнится неблагоприятным для нас образом. - Зельевар покраснел еще гуще и стал хватать ртом воздух как рыба, выброшенная на берег. Гарри поспешил наколдовать стакан воды и подал его профессору. Тот взял стакан дрожащими рукам и отпил маленький глоточек.
- Я готов, - наконец произнес он. Все затаили дыхание.
- Все началось очень давно... - заговорил Гораций. Гермиона скользнула взглядом вдоль стены: Снейп на портрете вновь закатил глаза. Она поняла, что теперь каждая реплика профессора будет отмечена такой реакцией, а потому полностью сосредоточилась на рассказе Слизнорта.
- Но должно закончиться очень скоро. А как это закончится - зависит исключительно от нас, - Слизнорт снова начал ходить вокруг да около, ему тяжело давалось каждое слово, но он все же продолжил:
- Взгляните на это, мисс Грейнджер.
Он дотянулся до стола и взял в руки небольшой круглый аквариум, в котором плавала золотая рыбка. Ее широкий плавник излучал нежное свечение и будто оставлял за собой след каждого движения. Гермиона покачала головой.
- Не понимаю...
- Подождите, - вдруг полушепотом прохрипел Гарри, его голос почти пропал от волнения. - Я знаю, что это...
Гораций грустно улыбнулся.
- Да, мой дорогой. Это последний подарок твоей матери. Я хранил его с тех самых пор, как она умерла. Не знаю, что меня заставляло это делать, но я держал пустой аквариум у себя на каминной полке. А однажды утром обнаружил его наполненным водой и с этим чудом внутри.
Рыбка, словно поняв его слова, вильнула хвостом, создав в воде вихрь из золотистых волн. Гарри улыбнулся и поманил ее пальцем, рыбка послушно подплыла и ткнулась головой в стекло, еще сильнее завиляв хвостом.
- Как собачка, ей-богу, - обрадовался профессор, крепко сжимая в руках бесценную вещь. Но тут же посерьезнел.
- Я солгал вам, мистер Поттер, - мрачно сказал он. Гарри недоуменно нахмурился. - Рыбка исчезла не в день смерти Лили, это случилось несколько раньше.
У Гермионы округлились глаза, она начинала понимать, к чему клонит профессор.
- Ваша мать, Гарри, была больна, больна так же, как и мисс Грейнджер. Она потеряла способность к магии, когда рожала вас. Вероятно, виной тому было чрезмерное обращении к обезболивающим заклинаниям, но так или иначе - она начала терять магию.
- А сейчас магия почему-то вернулась, да еще и с огромной силой, - подытожила Гермиона, не отводя глаз от выписывающей круги рыбки. Она взглянула на Гарри, его глаза были полны слез, а кулаки крепко стиснуты, но он не проронил ни слова. "Молодец!" - мысленно похвалила его Гермиона. - "Ты сильный, Гарри, ты выдержишь". Сама она восприняла неожиданные новости на удивление спокойно. Болезнь и впрямь ее изменила, научила относиться ко всему как к должному.
- Она могла бы спасти вас, мистер Поттер, - продолжил Гораций. - Будь у нее магия, она бы выжила. Но судьба распорядилась иначе...
- Значит, пророчество не исполнилось бы, ну или исполнилось не так, как того желал Темный Лорд, - наконец раздался голос с портрета. Снейп был донельзя спокоен, казалось, он теперь наперед знал все, что собирался сказать Гораций. - И я понимаю, что обстоятельства снова складываются таким образом, что одаренная молодая ведьма маггловского происхождения так некстати утрачивает способности колдовать, - подытожил он. - Мисс Грейнджер, у вас нет случайно сына он какого-нибудь хамовитого гриффиндорца? Уизли, например? Может, родилась новая гроза Темному Лорду? - скривился он в едкой усмешке. - Вам не кажется, что все, что сейчас прозвучало - откровенный бред? - зло процедил он. В беседу вмешался Дамблдор.
- Я понимаю, что тебе тяжело принять это, Северус, - вздохнул бывший директор. - Но так было предрешено. Пророчество должно было исполниться.
- Плевать мне на пророчества! - прорычал Северус. - Из-за ваших глупых суеверий я поверил в несусветную чушь и потерял единственного близкого мне человека! А теперь я должен ждать, пока вы подставите под проклятие очередного "пророчества" моего друга! - Северус осекся. Все замолчали. Снейп прокашлялся и продолжил уже спокойным тоном:
- Да, я считаю мисс Грейнджер своим другом. Она единственная, кто поинтересовался моим присутствием на портрете, она помогла мне влачить мое крайне бессмысленное существование в более комфортных условиях, - проворчал он под конец.
- Я не думаю, что пророчество касается напрямую мисс Грейнджер, - миролюбиво успокоил его Альбус. - Но то, что события явно повторяются, наводит меня на мысль о наличии опасности возрождения Темного Лорда. Крепись, Гарри, мой мальчик, - улыбнулся он, когда Гарри вдруг побледнел и позеленел одновременно. Молодой человек не выдержал потрясения, и его стошнило прямо на пушистый персидский ковер у ног Слизнорта, напротив которого он сидел. Гораций брезгливо скривился, но не растерялся и тут же очистил ковер заклинанием.
- Ну-ну, это бывает, мой дорогой, - Дамблдор оставался нарочито спокойным. Казалось, он просто успокаивал маленького ребенка после кошмарного сна. Но сон, похоже, обещал оказаться реальностью. - Гораций, я напомню тебе, что ты должен продолжить свою исповедь, - он строго посмотрел на зельевара. Тот оттянул от кадыка слишком тугой воротничок и наконец поставил на стол аквариум, который все это время прижимал руками к груди.
- Десять лет назад профессор Трелони произнесла еще одно пророчество, - при этих словах Гарри побледнел еще больше и вцепился пальцами в ручки кресла, - о том, что в первый год нового миллениума Темный Лорд попытается вернуться, и под Рождество мы узнаем - как именно. Я с ужасом ждал этого дня и молил судьбу, чтобы Сибилла просто ошиблась. Но вчерашнее пророчество действительно настоящее. Оно было предсказано еще тогда.
- Живой мертвец - вполне определенно Волдеморт, - проговорил Гарри. Дамблдор развел руками.
- У меня нет других предположений, - сказал он. - И вполне возможно, нам стоит ожидать нового нашествия на замок. - Голубые глаза блеснули из-за очков-половинок, казалось, в них промелькнули смешинки, заставившие Дамблдора хитро прищуриться, но никто кроме Гермионы не заметил этого. Директор лишь отсалютовал девушке и расправил свою пышную бороду. - Продолжайте, продолжайте, Гораций.
Слизнорт тяжело вздохнул. Каждая смена темы разговора обнадеживала его, но Дамблдор был не так-то прост. И в самом деле, подумала Гермиона, он был удивительным человеком. И удивительным манипулятором.
- Есть еще одно обстоятельство, о котором мне придется рассказать. Хогвартс рушится не просто так. Виной тому темная магия, заключенная в его стенах. И к сожалению, я к этой магии причастен, увы... - развел руками старый зельевар.
- Ну-ну, Гораций, на этот раз это все же во благо, - ласково, будто жалея старика, сказал Альбус, - но нам необходимо от этого предмета избавиться, причем как можно скорее. Иначе, боюсь, это обернется совсем не так, как нам бы того хотелось.
- Что это - еще один твой хитрый план, Альбус? Сколько же еще раз Поттеру предстоит умирать за твои амбиции? - съязвил Снейп, окидывая собравшихся презрительным взглядом. Гермиона в недоумении уставилась на него: она все меньше верила в то, что последние несколько лет случились на самом деле. Ей казалось, что если бы не деревянная рама и шершавый холст, профессор был бы вполне реальным, таким, каким они его запомнили в последние годы учебы.
- Умирать никому не придется, - сказал Дамблдор. - хотя поделиться кровью все же будет необходимо. Видишь ли, мой дорогой Северус, - опережая всяческие вопросы продолжил директор, - я позволил себе некоторые действия, которые, определенно, никак не вяжутся со светлой магией, но для всеобщего блага вполне допустимы.
Всеобщего блага. Эти слова Гермиона восприняла с отвращением. Она давно привыкла к тому, что вездесущий Дамблдор имел огромное количество тузов в рукаве, готовых вступить в игру тогда, когда потребуется, но совершенно не понимала и не принимала его методов.
- Гораций, - обратился к зельевару Альбус. Тот послушно кивнул и нажал на замысловатый завиток в одной из рельефных панелей, украшавших камин. Что-то щелкнуло, огонь погас, а каминная решетка опустилась. Затем зола задрожала, и под ней открылась небольшая дверца. Слизнорт трясущимися руками достал из тайника нечто длинное и узкое, завернутое в пергамент.
- Покажи, - скомандовал Дамблдор, и Гораций развернул сверток. На столе лежала черная волшебная палочка с рукоятью, покрытой замысловатыми узорами, которая когда-то принадлежала Северусу Снейпу.
- И что, я позволю себе поинтересоваться, моя палочка делает здесь? Кажется, в завещании было четко сказано похоронить ее вместе с моими останками в семейном склепе Принцев, - отчеканил Снейп. Гермиона вздрогнула. От палочки веяло холодом и какой-то странной силой, которую, казалось, чувствовали все здесь присутствующие. Гермиона невольно поежилась. Палочка манила, она словно управляла ее мыслями, заставляла коснуться узорчатой рукояти. Гермиона и в самом деле не заметила, как протянула руку и крепко зажала палочку в ладони. Замок уже второй раз за день содрогнулся, с потолка в дальнем конце кабинета посыпалась штукатурка. Девушка тут же отбросила темный предмет подальше от себя. Палочка упала на край стола, но тут же скатилась на пол и засветилась темно-синим, ровным светом.
- Вот, - подтвердил Дамблдор, - причина всех несчастий. Последний крестраж.

продолжение следует...


 
lostProphet Дата: Суббота, 26.01.2013, 22:08 | Сообщение # 5
lostProphet
Champion's League
Статус: Offline
Дополнительная информация
а Дамби гад... снейджер с портретом... хм... интересно, как называется такая филия ok3
Гораций мне нравится: вороватый и тшеславный. каким-то таким я его и представляла. хорошо вписался.
ну, будем ждать продолжения podmig1
 
М@РиЯ Дата: Воскресенье, 27.01.2013, 00:05 | Сообщение # 6
М@РиЯ
Медиковедьма Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Как много Слизеринских творений в этой выкладке!!!
И замечательных творений!
Буду ждать продолжения!
)))


Беги от двери ведьмы Мэри.

Уползаю Снейпа. Профессионально. Дорого. (с)
 
Severina0714 Дата: Понедельник, 28.01.2013, 06:13 | Сообщение # 7
Severina0714
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Портретный Снейп - круто! ok3 Как по мне - свежо и оригинально! а если ещё и ХЭ предвидится...ммм...жду продолжения!

Сила и Самообладание.
 
Рождественский_профиль Дата: Понедельник, 28.01.2013, 12:16 | Сообщение # 8
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата (lostProphet)
снейджер с портретом... хм... интересно, как называется такая филия

Эка, какие извращенские мысли породил мой фик:) Что ж дальше-то будет?))

М@РиЯ, я уже тоже жду следующей выкладки da4

Цитата (Severina0714)
а если ещё и ХЭ предвидится

А я по-другому не умею:) Раскрыла все карты:((

Спасибо за комментарии, приятно, что кто-то читает)


 
Заязочка Дата: Понедельник, 28.01.2013, 19:05 | Сообщение # 9
Заязочка
Инфернальная стервочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Замечательное и интригующее начало. Очень интересно, что будет дальше. Автор, так держать!

Не все так просто, как кажется...
 
Паучишка Дата: Понедельник, 28.01.2013, 19:21 | Сообщение # 10
Паучишка
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Жду продолжения. Очень-очень! podmig1
 
СНЕЙДЖЕР Дата: Вторник, 29.01.2013, 22:01 | Сообщение # 11
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3

Гарри снова вырвало на ковер. Слишком уж много потрясений за один вечер он перенес. Впрочем, на этот раз Слизнорт этого будто и не заметил, он сидел на диване, сжавшись и опустив голову. Было понятно: к созданию крестража он имел самое прямое отношение.
- Этот предмет – не что иное, как моя великая благодарность Северусу Снейпу за всю его безмерную помощь на протяжении многих лет, - с воодушевлением выдал Альбус. - Я посчитал нужным предусмотреть все возможные развязки этой удивительной истории и решил подстраховать Северуса на случай внезапной смерти. Мы с Горацием подготовились: он в нужный момент провел ритуал и заключил часть души Северуса в его же палочку. Хоть мое убийство и было вынужденной мерой во благо, оно стало сильным стимулом для сотворения крестража.
- Ха! Даю голову на отсечение, Альбус, ты знал, что Темный Лорд избавится от меня при первой же возможности. Но, клянусь Морганой, ты бы не стал создавать этот крестраж, не будь я тебе еще нужен после.
Директор развел руками, своими широким жестом явно пнув находившегося за рамкой редактора газеты. Раздался возмущенный вскрик.
- И ты как всегда прав, мой мальчик, - вновь согласился он. - Твое неизбежное воскрешение должно повернуть пророчество в нужную нам сторону и помешать коварным планам Темного Лорда.
Дамблдор замолчал. В комнате повисла леденящая душу тишина, нарушавшаяся лишь еле слышным звуком, исходящим от палочки. Крестраж едва заметно подрагивал, будто вибрировал, и казалось - жил своей собственной жизнью. Душа, заключенная в нем, рвалась наружу.
Гермиона затаила дыхание. Она не раз видела крестражи, носила их на себе и даже уничтожала. Она помнила ту темную энергию, исходящую от них, что высасывала радость, словно дементор, заставляла страдать от непонятной ноющей боли в груди, терзала сознание. Но предмет, который сейчас лежал на полу, ничего похожего не вызывал. Он тоже яростно манил и притягивал, но от него, казалось, исходила совершенно другая сила - неистовое желание жить, а не изживать, создавать, а не разрушать.
- Да уж, - подытожил Гарри, очищая наконец испачканный ковер. - Профессор Снейп, но это действительно единственный выход! Вы же живой мертвец! - воскликнул он. Гермиона прыснула, а Гораций побледнел. Гарри смутился и тут же поправил себя:
- Я имею ввиду, если вы возродитесь, то строки о живом мертвеце будут исполнены, у Волдеморта не останется шанса.
Снейп задумался. По выражению его лица было понятно, что сообразительность Поттера его позабавила, но в то же время - и приятно удивила. Губы зельевара скривились в довольной улыбке.
- Логично, - согласился он. - Но вот в каком таком чужом обличье я должен буду восстать и как нам этого добиться?
Вопрос загнал в тупик всех, кроме Горация.
- Я полагаю, что нам важно лишь запустить исполнение пророчества, а дальше все произойдет само собой, - осторожно предположил он. - К тому же, мы не знаем точно, как на тебе отразится процесс. Темного Лорда он обезобразил, возможно, и на тебя он повлияет каким-то подобным образом.
- Куда уж больше, - проворчал зельевар, отчего-то кутаясь в мантию. Похоже, холод, исходивший от крестража, каким-то образом влиял и на него, возможно, даже больше, чем на остальных. - Я согласен.
- Так просто? - не поверил своим ушам Гарри. Снейп саркастично улыбнулся.
- Если я и не соглашусь, меня все равно вытащат с того света без моего разрешения. К тому же, если это действительно единственное решение нашей проблемы...
Гермиона взглянула на Снейпа с удивлением. Он, казалось, не замечал никого вокруг и смотрел куда-то в сторону камина. Гермиона проследила за его взглядом: маленькая золотая рыбка беззаботно плескалась в аквариуме и ничуть не обращала внимания на все, что творилось вокруг, продолжая нарезать круги вокруг миниатюрного замка внутри ее незамысловатого дома. Вдруг Снейп заметил, что Гермиона наблюдает за ним, и отвел взгляд в сторону, делая вид, что его интересует исключительно засушенная бабочка над камином.
Дамблдор на фото довольно потер ладони.
- Вот и чудно! Предлагаю начать прямо сейчас! - заявил он.
- Сейчас? - Гермиона чуть не подскочила в кресле от удивления.
- Медлить нельзя, - объяснил директор. - Пророчество уже было произнесено, и мы не можем терять время!
Гермиона засомневалась.
- А что, если оно уже начало исполняться? Прошло более десяти часов, - пробормотала она, проматывая в мыслях сцену в Большом зале. Мысль о возрождении зельевара ее одновременно и радовала, и пугала, как и строчка о чужом обличье в пророчестве. Снейп почему-то сразу же представился ей лысым, с красными глазами и змеиным носом, в общем, точь-в-точь как Волдеморт. Дамблдор покачал головой.
- Мне почему-то кажется, что мы успеем. Главное, сделать все до Рождества, тогда мы точно не оставим Темному Лорду никаких шансов.
Гермиона нахмурилась: Дамблдор никогда не называл Волдеморта Лордом, это была прерогатива Пожирателей. Какой-то подвох слышался в его голосе, но Гермиона гнала от себя эти мысли прочь: в конце концов, все планы Дамблдора осуществлялись в точности и приводили только к позитивным последствиям. Вот и сейчас она убеждала себя, что ничего плохого в его новой афере нет, хотя душу все же продолжал точить червячок сомнения.
За все то время, что она была знакома с одним из величайших волшебников современности, Гермиона успела переменить свое мнение о нем несколько раз. И если она яростно защищала старика в глазах Гарри от нападок Скитер во время их последнего приключения, то после того, как война закончилась и расставила все на свои места, тем самым заставив Альбуса рассказать правду, девушка не переставала удивляться тому, насколько Скитер была права. Ей было обидно за Гарри, за Ариану, за Аберфорта, за каждого невольного участника его хитроумной паутины, покрывшей всю магическую Англию. У нее были все основания не доверять Дамблдору, но возможность вернуть Северуса к жизни привлекала гораздо больше. Гермиона боялась себе признаться, что даже больше, чем перспектива восстановить равновесие магии и спасти школу.
- Хорошо, - выдохнула она. - А каково мое участие в этой истории?
- Я полагаю, нам понадобится немного вашей крови, мисс Грейнджер. Существует несколько способов освобождения души из крестражей, но все они чрезвычайно опасны и, по сути - являются темными ритуалами. Мне пришлось долго работать над формулой, которая не превратила бы Северуса в чудовище после воскрешения.
- Куда уже страшнее, - проворчал зельевар с портрета. Гермиона хихикнула, но тут же посерьезнела.
- Мне нужно время, чтобы собраться с мыслями. Я покину вас ненадолго. Одна, - остановила она Гарри, собравшегося пойти за ней. Она откланялась и выбежала из кабинета Слизнорта. До ее комнат нужно было пройти всего один переход между коридорами, она ворвалась внутрь и, резко захлопнув за собой дверь, прислонилась к ней спиной и медленно сползла на пол.
- Слишком много потрясений для одного утра, - констатировал Снейп, появившийся в кабинете.
Гермиона подняла голову. По щекам градом катились слезы. Она не хотела плакать, но ничего не могла с собой поделать. Услышанное слишком изменило ее представление об окружающем мире.
- Ты не удивлен? - спросила она зельевара. Тот хмыкнул.
- Ни на йоту. Сегодняшний рассказ разве что расставил все на свои места и многое объяснил.
Гермиона встала с каменного пола и перебралась в кресло. Обнаружив на столе чашку с холодным чаем, она залпом осушила ее.
- Я и не сомневался, что Дамблдор оставил мне какой-то прощальный сюрприз, - задумался вслух Северус. - И с Лили тоже теперь все ясно... мы ведь даже общались после школы. И ей почти удалось уговорить меня перейти на их сторону. А после рождения ребенка она вдруг стала другой. Перестала писать мне, избегала встреч. Никогда не думал, что такая глупость могла все разрушить. Я бы мог ей помочь... - горько сказал он. - Теперь у меня есть возможность искупить свою вину. Делайте, что хотите.
- Вот уж нет! - воскликнула Гермиона, с громким стуком ставя чашку на стол. - Ты искупаешь свою вину уже двадцать лет!
- Намекаешь, что мне стоит отказаться, скрыться, помешать им? - съязвил Снейп. Гермиона не нашлась, что ответить.
- Будь что будет, Гермиона. - сказал он после небольшой паузы. - В конце концов, этой школе нужна дисциплина. Может, старая летучая мышь еще сгодится на что-то, - и они оба громко засмеялись, наплевав на всю сложность ситуации.
К вечеру метель, бушевавшая уже вторые сутки, успокоилась. Ровно в десять вечера Снейп сообщил Гермионе, что ее ждут в кабинете Слизнорта. Девушка явилась без опозданий. Картина, открывшаяся ей, повергла в изумление. Посреди кабинета стояла принесенная сюда явно не без помощи домовиков круглая ванна, почти до краев наполненная белой густой субстанцией. Гермиона подошла ближе и принюхалась.
- Молоко единорога! - воскликнула она, узнав содержимое по запаху. - Откуда столько?
Дамблдор улыбнулся с самой большой картины, где он удобно расположился среди овец на пастбище, чтобы наблюдать за происходящим. В неровном свете свечей висящий под углом пейзаж отбрасывал зловещую тень, и Дамблдор, казалось, нависал над комнатой.
- Я хорошо подготовился, мисс Грейнджер, - сказал он, а Слизнорт простонал, глядя на заполненную молоком ванну:
- Столько бесценного товара испорчено...
- Ну же, смелее, Гораций, - будто не услышав его, подбодрил зельевара Дамблдор, - думай о том, что сегодня ты исполнишь данное мне обещание и будешь свободен навсегда, - он нарочито подчеркнул последнее слово, отчего Горация передернуло и он пролил часть зелья, которое собирался добавить в молоко, мимо.
- Основу зелья составляют три неизменных ингредиента, - стал объяснять Гермионе Альбус. - Кость, плоть и кровь. Но в зависимости от источника этих ингредиентов - действия заклинания будет разным. Конечно, способ, избранный Темным Лордом для возвращения, был самым надежным, но в то же время - опасным для осуществления и с ужасающими последствиями. Поэтому я решил, что воспользоваться молочным зубом Северуса и прядью его волос в качестве первых двух составляющих будет безопаснее. Он любезно разрешил мистеру Поттеру посетить свой старый дом и добыть нужные нам вещи. К сожалению, я буду вынужден попросить вас порезать ладонь и поделиться с Северусом вашей кровью. Вы все же близкий ему человек, и ваша защита будет необходима.
Дверь отворилась, и в кабинет вбежал запыхавшийся Гарри. Он держал в руках аккуратно свернутые в кольцо прядки черных волос.
- Что, Поттер, как вам мои охранные заклинания? - ухмыльнулся Снейп, заметив внушительный синяк у Гарри на скуле. Тот отмахнулся.
- Споткнулся о кота. Вот, сэр, - и он бережно передал Слизнорту волосы, тот медленно рассыпал их над ванной, затем погрузил в жидкость зуб.
- Насколько известно мне, волосы - производные от кожи, хоть я и не силен в анатомии, - пробормотал Слизнорт, стряхивая с ладоней остатки прядей.
- Надеюсь, я не проснусь каким-то волосатым чудищем, - подытожил Снейп, глядя на все это действо.
- Ну да! Зато возродитесь в чужом обличье! - радостно подметил Гарри. Снейп закашлялся.
- Браво, Поттер. Напомните мне, чтоб я вам подсыпал яду в ужин, когда у меня появится такая возможность, - проворчал зельевар с портрета. Гермиона захихикала, чем заслужила удивленный взгляд Поттера и одобряющий Северуса. Но тут Гораций легонько подтолкнул девушку к ванной, напоминая о ее роли.
Гермиона глубоко вздохнула, занесла над ладонью нож, но так и не смогла опустить его.
- Я боюсь, - призналась она. - Гарри, помоги мне, - она протянула другу нож. Дамблдор покачал головой.
- Нельзя, мисс Грейнджер. Кровь должна быть дана добровольно, иначе это может повлиять на весь процесс.
- Значит, так тому и быть. Не делайте этого, мисс Грейнджер, - Северус по-прежнему обращался к ней по фамилии при свидетелях, хотя Гермиона была уверена в абсолютной бессмысленности такого поведения: вездесущий Дамблдор явно знал об их дружбе больше, чем положено, да и Гарри она многое рассказала. Оставался лишь Гораций, но тот был слишком занят своими проблемами, чтоб задумываться о непростых отношениях школьной медсестры и живого портрета.
- Северус! Ты ставишь под угрозу будущее всего магического мира! - сурово оборвал его директор. Гермиона утвердительно кивнула.
- Я должна, - и она все-таки провела острым лезвием поперек ладони. В ванную тонкой струйкой стекла кровь, выводя замысловатые узоры на поверхности молока.
- Достаточно, - сказал Альбус, и Гарри тут же помог подруге смазать рану заживляющим составом и перевязать руку. - Будем надеяться, что ваша кровь сделает все как надо. - В подтверждение его слов молоко, смешавшееся с кровью, угрожающе забурлило.
- Гораций, ваш черед, - напомнил Альбус, и Слизнорт, держа дрожащими пальцами свиток с записями директора, начал вполголоса читать заклинание. Гермиона не разобрала ни слова. Она стояла, крепко сжав руку Гарри, и немигающим взглядом смотрела в ванну с зельем. Ингредиенты давно смешались, но единорожье молоко будто растворило их в себе, оставаясь таким же ослепительно белым. Гермионе казалось, что субстанция даже сияла ровным голубым светом.
Гораций на секунду запнулся, и пузыри, то и дело появляющиеся на поверхности зелья, вдруг исчезли.
- Нельзя медлить! Нельзя допустить ни единой ошибки! - непривычно грозный голос Дамблдора эхом отразился от стен, хотя они и находились в маленькой комнате, заполненной всякой всячиной. Гермиона поняла: эхо раздавалось у нее в голове. Внезапно она осознала всю абсурдность происходящего: она, Гарри, Гораций и сам Дамблдор во главе темного и страшного ритуала воскрешения мертвеца, еще и прямо в стенах Хогвартса. Девушка лишь старалась тешить себя мыслью, что после этого все станет на свои места, и школа заживет новой жизнью.
Зелье, тем временем, продолжало бурлить. Голос Горация становился все громче и отчетливее, но Гермиона снова ловила себя на мысли, что не понимает ни слова. Она взглянула на Гарри: тот недоуменно пожал плечами. Сам Слизнорт явно знал содержимое таинственного заклинания: суеверный ужас читался в его глазах с каждой новой строчкой. Лишь один старый директор на портрете оставался спокойным и довольным. В полумраке комнаты он как будто вырос и, казалось, был готов сойти с портрета прямо в комнату. Пламя от свечей даже отбрасывало блики на его нарисованные очки-половинки... Гермиона заморгала: нет, всего лишь привиделось. Зато все остальное ей не привиделось... Бурление зелья в ванной смешалось с жутким неестественным хрипом, будто кто-то тонул и не мог выбраться из густой субстанции. Гермиона вскрикнула и сильно сжала пальца Гарри: над поверхностью взметнулась рука. Она была тонкой, будто обтянутой одной кожей. Пальцы неестественно скрючились, словно пытаясь за что-то ухватиться, но какая-то неведомая сила вновь затащила ее обладателя вглубь. Гермиона невольно глянула на пол: ванна стояла на высоких ножках и была не больше трех футов в высоту. И было ясно: рука вырывалась не иначе, как из потустороннего мира.
Внезапно Гораций замолк и напоследок глубоко вздохнул. Зелье в тот же миг перестало бурлить и замерло. Повисла гробовая тишина, нарушаемая лишь треском свечей, почти догоревших в своих канделябрах.
- Неужели не вышло? - разочарованно прошептал Гарри. Гермиона всхлипнула: слезы предательски душили ее. Девушка подумала, что слишком много плакала в последние дни, пожалуй, даже больше, чем за три прошедших года. Вдруг по поверхности зелья пробежала мелкая рябь. Казалось, виной тому была легкая дрожь, прошедшая по всему замку. Или же наоборот, замок задрожал, страшась того, кто рвался наружу. Волны нарастали одна за другой, зелье снова закипело, хотя Гораций уже давно молчал и только вытирал покрытую испариной лысину. Внезапно, свечи в кабинете в одночасье погасли, погрузив комнату в полумрак.
- Пожалуйста, - одними губами прошептала Гермиона, и словно в ответ на ее просьбу, расплескивая зелье вокруг ванной, оттуда, хрипя и кашляя, вынырнул человек.
- Получилось! - воскликнул Гарри, кидаясь к воскрешенному. Тот продолжал откашливаться и тер слипшиеся от густого молока глаза, он явно не понимал, где находился.
- Северус, у нас вышло! - радостно закричала Гермиона, озираясь по сторонам, но ни Снейпа, ни, к своему удивлению, Дамблдора на портретах не обнаружила. Она так сосредоточенно наблюдала за процессом воскрешения зельевара, что напрочь забыла о его портрете. "Наверное, он обиделся", - промелькнула мысль у нее в голове, но теперь ей было не до того. Она упала на колени перед ванной и кинулась на шею Снейпу. Предательские слезы наконец вырвались наружу.
- Северус, я так рада, так рада, - причитала она, дрожащими руками убирая слипшиеся пряди и вытирая его лицо тыльной стороной ладони. Снейп, казалось, начинал приходить в себя. Его взгляд стал осмысленным. Он перевел его с плачущей Гермионы на радостно улыбающегося Гарри, который почему-то держал его за руку, и брезгливо эту руку отдернул. Посмотрел на растерянного Горация, во взгляде которого читалось смущение и стыд, а затем вдруг возмущенно произнес:
- Грейнджер, какого черта здесь происходит?


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Вторник, 29.01.2013, 22:02 | Сообщение # 12
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4

Гермиона испуганно вскрикнула и отпустила Снейпа. Он же дрожащими от слабости руками уперся в бортики ванной и встал, не обращая внимания на то, что на нем не было ничего, кроме покрывающего его густым слоем зелья, и выбрался на пол. Поскользнулся на пролитом Горацием составе, но отверг любые попытки Гарри и Гермионы помочь ему встать. За окном начал греметь гром, и крупные дождевые капли забарабанили в стекла. Почти на четвереньках, спотыкаясь, Снейп добрался до балконной двери, распахнул ее и вышел под проливной дождь. Струи омывали бледное, казавшееся полупрозрачным тело зельевара, смывая с него остатки зелья. Северус встал на колени, схватился руками за каменный бортик балкона и блаженно подставил лицо под освежающие капли.
Гермиона выбежала на балкон вслед за Снейпом. Удивлению ее не была предела: мороз, стоявший последние несколько недель, сменился теплой и влажной погодой. Даже дождь, непрерывно льющийся с затянутого черными тучами неба, был странно теплым для декабрьской ночи. Молния, расчертившая небо, заставила Гермиону шагнуть назад в кабинет, но Снейп, казалось, не видел ничего вокруг. Он лишь что-то тихо бормотал, но голос его заглушался шумом дождя. Гром загрохотал с новой силой, и эти звуки, словно отразившись в пустых коридорах, потрясли каменную громаду Хогвартса. Где-то в углу кабинета снова посыпалась каменная пыль, но никто уже не обращал на это внимания. Взгляды Гарри, Гермионы и Горация были прикованы лишь к бледной фигуре на балконе, которая с очередным раскатом грома вдруг рухнула на пол...
***
Гермиона уже третий час нервно грызла ногти и нарезала круги под дверью своей спальни. Правда, право на эти комнаты теперь казалось ей довольно спорным, ведь вернулся настоящий хозяин. В первый час за дверью было тихо, лишь слышалось, как Гарри то и дело отжимал мокрые повязки над медным тазом и опять прикладывал их ко лбу мечущегося в бреду Снейпа. Поттер запретил ей находиться рядом с Северусом, опасаясь, что тот, не понимая, где находится и что происходит, может представлять опасность для безоружной Гермионы. Поэтому ей оставалось только ждать.
Вскоре, судя по звукам, Северус пришел в себя, и они с Гарри о чем-то очень долго разговаривали. О чем именно - Гермиона не слышала, уж слишком далеко от двери находилась кровать. Наконец, дверь отворилась, и Гарри вышел.
- Он просит тебя зайти, - устало сказал он. - Он в порядке, - опередил он встревоженный вопрос подруги. - Но он хочет с тобой поговорить.
Гермиона послушно кивнула и осторожно заглянула в комнату. Снейп полусидел на кровати, одетый в шелковую пижаму, которую Гермиона нашла в его шкафу и бережно сохранила, как и весь остальной гардероб зельевара.
- Подойдите ближе, мисс Грейнджер, - позвал он. - Я не кусаюсь, - шутка в его исполнении как обычно не удалась, прозвучав довольно мрачно. Впрочем, тому было и объяснение. Гермиона обернулась, Гарри показал ей свою кисть с четким свежим следом укуса: зельевар в бреду хватил его зубами за руку.
- Я буду в кабинете, - и прошептал еле слышно, - зови на помощь, если понадоблюсь.
Но Снейп, как ни странно, его услышал.
- Сомневаюсь, что в этом будет необходимость, мистер Поттер, - язвительно улыбнулся зельевар. Гарри послушно кивнул и закрыл за собой дверь, оставив Гермиону наедине с Северусом.
Девушка осторожно подошла к кровати под пологом и замерла в ожидании. Зельевар жестом пригласил ее присесть, и Гермиона послушно опустилась на край.
- Мистер Поттер рассказал мне все, - начал он, - но кое-что мне хотелось бы узнать из первоисточника. Я так понимаю, это ваше? - и он, поддев пальцем лямку, продемонстрировал кружевную ночную сорочку, лежавшую рядом с ним. Гермиона покраснела и кивнула в знак согласия.
- Я живу тут уже три года, - объяснила она. - Новость о вашем воскрешении застала меня врасплох, я не успела прибраться. - Она специально обращалась к Снейпу нейтрально вежливо и оказалась права.
- Так уж вышло, - вздохнул Северус, - что последнее, оставшееся в памяти - зеленая вспышка, вырвавшаяся из моей волшебной палочки. Случилось это в аккурат на Астрономической башне в компании кучки Пожирателей. Ума не приложу, где там прятался Гораций со своими зельями, но признаюсь: эти два старика смогли меня перехитрить. Соответственно, я понятия не имел, что происходило в школе в эти последние, как выяснилось, три года. Хотя я и очень рад тому, что все закончилось так, как закончилось.
Гермиона опустила взгляд.
- Нам с трудом досталась эта победа. Многие погибли, - прошептала она, вспоминая о Люпине, Тонкс, Фреде Уизли и остальных. - И вы...
- И я, - согласился Снейп. - Признаться, я ожидал нечто подобное от Темного Лорда, причем на протяжении последних двадцати лет, но все же надеялся выйти сухим из воды и пожить немного для себя, - хмыкнул он. Гермиона удивленно вскинула брови. Интонации Снейпа стали ей напоминать то, как обычно говорил портрет. Девушка закусила губу. Она совершенно забыла о портрете, а ведь он не появлялся с тех пор, как исчез во время ритуала.
- В Хогвартсе есть ваш портрет, - прошептала она, не в силах молчать, но надеясь, что Снейп ее не услышит. Надежды не оправдались.
- Знаю.
- Что с ним будет? Он исчезнет?
- Не думаю, - ответил зельевар. - Мы существуем отдельно друг от друга. Конечно, магический портрет при жизни - явление крайне редкое, но возможное. Хочу с ним пообщаться.
Оба замолчали. Часы на стене мерно тикали, звук эхом отражался от стен.
- Вам нужно отдохнуть, мисс Грейнджер, - наконец заговорил Снейп . - Я не хочу спать, потому с радостью уступлю вам комнату, - с этими словами, не дожидаясь возражений, он встал и направился к двери. У выхода он остановился и сказал, не оборачиваясь:
- Гарри рассказал, что вы были дружны с моим портретом, я ценю это, - и он вышел, оставив Гермиону одну. Она не стала идти за ним. Усталость, о которой Гермиона уже давно позабыла, напомнила о себе, разлив по телу свинцовую тяжесть. Девушка провела рукой по простыням, где только что сидел зельевар. Они были теплыми и хранили его запах. Она на секунду прильнула к ним щекой, втянула в себя приятный запах пряностей, которыми отчего-то пах Снейп, и почти сразу же уснула. И перед тем как полностью забыться, она с удовлетворением отметила, что Снейп назвал Гарри по имени.
Проснулась девушка, когда солнце было уже высоко, и лучи сквозь толщу воды и витражи на стеклах пробирались в комнату. Гермиона сладко потянулась в постели. Она замечательно выспалась, никакие сновидения не тревожили ее, несмотря на то, что она так и проспала до утра в неудобной одежде.
- Доброе утро, Северус! - по привычке поздоровалась она с портретом, но никто ей не ответил. Гермиона разочарованно вздохнула: хорошее настроение улетучилось вмиг.
Когда она вышла из спальни в кабинет, там уже кипела жизнь. Гарри, стоя на четвереньках, помогал эльфу вычистить и разжечь камин, Снейп же в своем привычном черном облачении попивал чай, смешно оттопырив палец, и читал утренний выпуск "Ежедневного пророка".
- Доброе утро! - радостно замахал черной от сажи пятерней Гарри. Эльф закашлялся.
- Как спалось, мисс Грейнджер? - сухо поинтересовался Снейп, не отрываясь от газеты. Гермиона улыбнулась.
- Вполне, - ответила она, присаживаясь на приготовленное ей место и с аппетитом приступая к завтраку. Вскоре Гарри присоединился к ней, и они дружно наслаждались сэндвичами с чаем и непринужденно болтали ни о чем, будто вчера ничего и не произошло. Снейп же молчал, лишь время от времени перелистывая страницы в газете. Заговорил он лишь, когда дошел до заметки о том, что сегодня в Хогвартсе пройдет Рождественский бал.
- Занимательно, - хмыкнул он. - Я был бы не против посетить этот праздник жизни тоже.
Гарри от неожиданности подавился бутербродом. И тут сквозь кашель все услышали настойчивый стук в дверь.
- Войдите! - пригласила Гермиона. В комнату ворвался растрепанный Гораций Слизнорт.
Вчера ночью, когда восставший Северус Снейп упал в обморок, Гораций поскорее выпроводил Гарри и Гермиону с бездыханным профессором на руках, объяснив это тем, что он очень устал, ему нужно прибраться и отдохнуть после ритуала. Было заметно, что процесс отнял у него много сил: под глазами возникли темные круги, Гораций осунулся и постарел почти мгновенно. Неудивительно, что он хотел избавиться от этого всего как можно скорее.
- Сюда идет профессор Макгонагалл, - отдышавшись, воскликнул Слизнорт. Гермиона ойкнула, а старый зельевар быстро продолжил:
- У меня нет времени на объяснение, - выпалил он, - но я требую с вас всех Непреложный обет о том, что никто, я повторяю, никто не узнает о моем участии в произошедшем.
Снейп нахмурился: он явно подозревал, что Гораций еще что-то скрывает. Но Гарри согласно закивал.
- Предлагаю официальную версию произошедшего: профессор Снейп был вынужден скрываться, пока Министерство окончательно не признало его невиновным.
Все послушно закивали: и в самом деле, по стечению обстоятельств, Кингсли только несколько недель назад смог добить у Визенгамота полного признания Северуса Снейпа невиновным и объявления его героем. Так что легенда была вполне правдоподобной.
- Ну же! - нетерпеливо воскликнул Гораций, когда за дверью послышались шаги.
Гарри, Снейп и Гермиона почти одновременно протянули руки друг другу и сплели кисти между собой. Гораций ударил по ним волшебной палочкой, и тонкий красный луч опутал руки.
- Клянетесь ли вы хранить мою тайну? - коротко спросил он.
- Клянемся! - Луч загорелся ярким светом буквально на миг и погас. Трое разжали руки, и в ту же секунду раздался стук в дверь.
- Гермиона, доброе утро! - раздался голос из-за двери. - Мне нужна ваша помощь, могу я войти?
Все, спохватившись, заняли свои места за столом, Гораций же, не зная, куда приткнуться, с перепугу попытался превратиться в кресло, но потерпел неудачу и рухнул на последнее свободное место.
Гермиона спешно поправила волосы и впустила директрису. Следующие пять минут они вчетвером откачивали бедную Минерву, при виде Северуса сразу же упавшую в обморок. Гораций несколько раз делал попытки улизнуть, но под строгим взглядом Гарри оставался и принимал посильное участие в медицинской помощи и объяснениях Минерве причин нахождения профессора Снейпа в добром здравии.
Легенда сработала, Минерва поверила на слово. Впрочем, насколько сильно ее шокировало это известие, настолько быстро она пришла в себя и, приняв свой обычный строго-надменный вид, подытожила:
- Что ж, новости просто замечательные. Нам как раз нужны свободные руки в Большом Зале - профессор Флитвик все никак не установит звезду на вершину рождественской елки.
Сегодняшнее утро, как выяснилось, выдалось замечательным у всех. Минерва не могла нарадоваться возвращению Северуса, о чем всю дорогу без умолку щебетала Гермионе. Пожилая волшебница пребывала в поистине хорошем настроении.
- Я уверена, бал пройдет просто замечательно. Я сегодня проснулась с отличной идеей - сменить все факультетские флаги на общую школьную расцветку. Все равно это разделение уже давным-давно позабыто...
Гермиона слушала ее в пол-уха. Они то и дело останавливались по пути, и Гарри в который раз рассказывал любопытным их наскоро состряпанную легенду, в которую, как ни странно, все верили. "Надо же", - подумала Гермиона, - "как к месту все произошло. Будто так и задумывалось".
В Большом зале с самого утра кипела работа. Ночью столы все же были вынесены, и на их месте теперь сиял гладкий танцпол. Вдоль стен были расставлены столы для угощений, то и дело сновали домовики, помогая то там, то сям. Гермиона заметила, что эльфы выглядели намного живее, чем обычно, половина и вовсе избавилась от шарфов, а их носы приобрели вполне естественный здоровый оттенок.
- Они идут на поправку, - отметил Гарри, наблюдая, как бодро Винки заправляла группкой эльфов, подвешивающих магией круглые серебристые шары под потолком. Шары медленно плыли в наколдованных облаках и светились мягким светом. Эльфийка, увидев знакомые лица, радостно помахала им и с хлопком исчезла.
- И магия к ним тоже возвращается... - Гермиона грустно посмотрела на свою руку, по старой привычке тянущуюся к карману на мантии.
- Я видел в списке гостей Уинстона Мордевольта, - поспешил обрадовать ее Гарри, - ты сможешь поговорить с ним о твоей проблеме.
Гермиона улыбнулась в ответ, но скорее из вежливости. В последнее время проклятие уже перестало беспокоить ее. Она научилась справляться с зельями, чисткой котлов и прочими важными атрибутами своей деятельности вручную и чувствовала себя вполне неплохо. Старая привычка тянуться за палочкой осталась, но и она перестала причинять девушке неудобства, вызывая лишь легкое раздражение. Поэтому новость Гарри никак не повлияла на ее настроение. К тому же, у них было еще полно дел, а до официального открытия бала оставалось всего восемь часов.
Гости начали прибывать вскоре после заката. Гарри и Гермионе было поручено встречать прибывших у входа, попутно представляя всем вновь живого профессора Северуса Снейпа, опережая все возможные вопросы на эту тему. Снейп же кривился в своей привычной усмешке и одинаково быстро пожимал руки джентльменам и едва прикасался губами к тыльной стороне ладони дам. Когда в школе появилось все семейство Уизли полным составом, Гермиона шепнула Гарри на ухо:
- Пожалуй, мне нужно раствориться в толпе ненадолго.
Гарри понимающе кивнул, и Гермиона, прокричав что-то о пунше, унеслась в зал, оставив изумленных Уизли на совести Поттера и Снейпа.
Девушка скользнула в распахнутые двери. Гости рассеялись по танцполу, общаясь, но музыка пока еще не играла. Она заметила в дальнем углу в очередной раз приложившуюся к бутылке хереса профессора Трелони, помахала рукой растерянному Горацию Слизнорту, который, казалось, был готов провалиться под землю, чтоб не встречаться с ней. Девушка огорченно посмотрела ему вслед, когда он скрылся за одним гобеленов, скрывающих дополнительный выход из зала. Гораций сильно изменился за последние несколько суток, и ее это пугало. К тому же, ни Снейп, ни Дамблдор за все это время так и не появились ни на своих портретах, ни где-либо еще в замке. Она решила во что бы то ни стало разыскать их, слишком уж много вопросов ей нужно было задать, но тут как назло в зале появился Гарри в компании высокого улыбающегося мужчины.
- Гермиона! - позвал Поттер. - Я как раз хотел познакомить тебя. Это профессор Уинстон Мордевольт. Он работает сейчас в Дурмстранге.
- Приятно познакомиться, - мужчина галантно склонился и поцеловал руку Гермионы, едва касаясь губами ее кожи. Девушка смутилась и покраснела, но Мордевольт, заметив это, тут же завел беседу об их общей проблеме.
Все время их разговора Гермиона в открытую любовалась лицом своего собеседника. Мужчина уже был немолод, явно несколько старшее ее родителей, но выглядел все же не на свои годы. У него было правильной формы овальное лицо, высокий лоб, уходивший небольшими залысинами в зачесанные назад волосы. Нос Уинстона немного напоминал снейповский, но все же был ровнее и острее, а улыбка притягивала своей искренностью и простодушием. Мысли Гермионы снова оказались далеки от сути разговора. Она слушала Мордевольта, одновременно гадая, кого же он ей напоминает, и размышляла над загадочным поведением Горация Слизнорта. Мысли хаотично перемешались в ее голове, и из этой мешанины ее смог выдернуть только Снейп.
- ...достигает концентрации в особо серьезные стрессовые моменты, - рассказывал ей Уинстон, когда Северус черной тенью навис над ними со словами:
- Я позволю себе украсть вашу даму для первого танца. - он решительно притянул к себе Гермиону. - Не хотим же мы отрываться от коллектива.
И в самом деле - бал уже начался: Флитвик во главе школьного оркестра взмахнул своей волшебной палочкой как дирижерской, и Макгонагалл, ведомая Невиллом, вышла на середину танцпола для вальса. Зазвучала музыка, и пара грациозно начала танец, а со следующего такта к ним начали присоединяться остальные преподаватели. Снейп подхватил Гермиону и закружил среди танцующих.
- Вы отвратительно танцуете, - подытожил он, когда Гермиона за минуту умудрилась несколько раз наступить ему на обе ноги.
- Я не танцую в принципе, - отрезала она. - Могли бы и предупредить, - проворчала девушка, ища взглядом на картинах знакомый черный силуэт, но его нигде не было.
- Не думайте, что я пригласил вас на танец исключительно из желания быть затоптанным до смерти, - процедил сквозь зубы зельевар, когда Гермиона больно надавила ему на палец каблуком. - Я склонен считать, что наши с вами вчерашние приключения еще не закончились. Гораций ведет себя крайне подозрительно.
Гермиона серьезно кивнула.
- Я тоже заметила. но что мы можем сделать?
- Пока что - внимательно следить. Уверен, они с Альбусом приготовили нам еще какой-то сюрприз. Даже не предста...
Увлекшись разговором, они столкнулись с другой танцующей парой, которыми, как назло оказались, профессор Мордевольт и Парвати. Последняя, увидев Снейпа, ойкнула и, не извиняясь, ретировалась.
- Похоже, ваша партнерша струсила, - хмыкнул Северус. на что Уинстон с неизменной улыбкой ответил:
- Может, оно и к лучшему? Я позволю себе в ответ украсть у вас партнершу для дальнейшего танца, - и не дожидаясь ответа ни Снейпа, ни самой Гермионы, закружил девушку в вальсе.
В этот раз Гермиона ни разу не оступилась и никому не отдавила ног. Поначалу она подумала было, что внимательный Мордевольт сам убирал ноги от угрожающей опасности, но, заметив, как легко и ненавязчиво он двигался, сделал вывод, что скорее Северус сам подставлялся под удар, чтоб позлить ее. "Вполне в его духе", - подумала она, наблюдая за зельеваром через плечо партнера, - "он еще ни разу не упускал шанса надо мной подшутить". Гермиона вдруг поймала себя на мысли, что думает о портрете и о человеке как о едином целом. Но ведь Северус говорил, что они - два совершенно разных человека. В чем же дело? Она так и не нашла ответа на этот вопрос.
Рождественский бал проходил как по маслу. Счастливая Макгонагалл, казалось, была уже готова выпить размножающее зелье, чтоб успеть одновременно пообщаться со всеми гостями, возжелавшими беседы с ней. Кингсли только разводил руками. Школа была наполнена магией, светилась, жила ею. Невидимые эльфы сновали туда-сюда, регулярно пополняя запасы снеди на столах, заколдованные шары под потолком складывались в замысловатые узоры. Пушистый снег медленно сыпался с волшебного потолка, растворяясь в полуметре над головами гостей, а за окном снова начиналась метель...
Бал продолжался до самого утра, а на рассвет был запланирован грандиозный салют, приготовленный Роном и Джорджем Уизли. Гермиона веселилась всю ночь в компании друзей и совсем позабыла о Снейпе. Лишь за несколько минут до рассвета, когда гости собрались выходить на лужайку позади замка, чтобы полюбоваться фейерверками, он появился словно из ниоткуда и потащил ее к выходу.
- Что вы себе позволяете? - прошипела девушка, стараясь вырваться, но Снейп держал крепко.
- Гораций там, впереди, - объяснил он. - Нельзя упускать его из виду.
Гермиона кивнула, и они, не сговариваясь, побежали вперед, расталкивая всех на своем пути и не обращая внимания на возмущенные возгласы.
Огромная лужайка была покрыта ровным толстым слоем снега, который намело за ночь. Снежинки искрились и переливались. Первые солнечные лучи, выбивавшиеся из-за густых туч, заиграли на нем разноцветными яркими красками
Гости растянулись вдоль стен в ожидании салюта. Рон и Джордж довольно потирали руки в предвкушении действа, это была их новая грандиозная разработка. И пока солнце еще не вышло окончательно из-за туч, коробки с фейерверками начали поочередно взрываться, выпуская салюты в небо. Искры сплетались, сияли калейдоскопом света и складывались в волшебную картину: четыре волшебника, двое мужчин и две женщины, стояли на холме и силой магии из пустоты возводили замок. Толпа охнула, а Уизли довольно улыбались. Гермиона случайно встретилась взглядом с Роном и, смутившись, опустила голову, как вдруг Снейп одернул ее:
- Вот он! Впереди!
Гораций стоял чуть поодаль от толпы и растерянно смотрел на разворачивающее в небе действо. Солнце уже почти вышло из-за туч и осветило фигуру тучного зельевара, которая вдруг вытянулась и резко сузилась. Гермиона охнула:
- Это же...
- Вижу! - рявкнул Снейп, так что окружающие отпрянули в сторону. - Я догадывался, и мои догадки подтвердились. Он там, внутри него...
В эту секунду, Гораций, будто услышав их слова, обернулся. Гермиона зажала рот ладонью. На них смотрел профессор Дамблдор собственной персоной.
Но никто, кроме Гермионы и Северуса этого не заметил. Все были увлечены салютом, таявшим в предрассветных лучах. Воспользовавшись случаем, Гораций, принявший свой привычный облик, резко сорвался с места и ринулся сквозь толпу в замок. Снейп и Гермиона устремились за ним, но девушку остановил Гарри.
- Что происходит? - он был сильно встревожен. Снейп, не желая тратить времени, отпустил Гермиону и побежал дальше.
- Не знаю, не понимаю, - бормотала Гермиона. - Гораций - он на самом деле не он...
Гарри нахмурился, молча взял девушку за руку и потащил вслед за Снейпом. Они нагнали его уже в следующем коридоре. Зельевар замер, сжимая палочку в руках, в нескольких метрах от вжавшегося в стену Слизнорта, который прижимал к груди пустой флакон и глупо улыбался.
- Что происходит? - воскликнул Гарри, переводя взгляд с одного Мастер зелий на другого.
- Я не успел, - отрешенно сказал Снейп, не отводя взгляда от пустого фиала в руках Горация.
Старик слабо улыбнулся и еле слышно прошептал:
- Не успел... Я свободен...


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Вторник, 29.01.2013, 22:02 | Сообщение # 13
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
***

Слизнорт громко вздыхал и охал, хватаясь за живот. В комнате старого мага царила суматоха. Гермиона только и успевала подставлять старику таз, в который он то и дело опорожнял свой желудок, Гарри, схватившись за голову, ходил по комнате кругами и что-то бормотал себе под нос, а Снейп препирался с портретом Дамблдора, соизволившим наконец появиться.
- Как же мне плохо. - простонал Гораций, - я думал, что он просто умрет, и я останусь свободным, но кто знал...
- Действительно, - язвительно парировал Снейп, - кто знал, что после глотка желчи броненосца ты отделаешься всего лишь уничтожением инородной души в тебе. Терпи уж, что поделать, - они с Гермионой обменялись понимающими взглядами. Девушка улыбнулась и в ответ получила одобряющую усмешку.
- Пойми меня, мой мальчик, - начал оправдываться Дамблдор, - Сибилла произнесла это пророчество еще десять лет назад с обещанием вновь повторить его. Я понимал, что нужно действовать, и у меня не было другого выхода.
- У тебя никогда не бывает других выходов! - не желал ничего слушать Снейп. - Ты и весь этот цирк с воскрешением разыграл! Ради чего, позволь узнать? Чтобы создать собственный крестраж из своего же убийства и подменить меня фантомом! Да таким мастерским, что даже Темный Лорд не догадался! Альбус, признайся, ты не Гриндевальд, случайно, в чужом обличии?
Дамблдор миролюбиво улыбнулся.
- Это мой прощальный подарок, Северус. Я ни на секунду не забывал, как много ты сделал хотя бы для меня, и решил, что второй шанс станет тебе отличным утешительным призом. Ты сможешь - как и всегда хотел - жениться, завести семью и быть счастливым.
Гарри замер, занеся ногу для очередного шага, Гораций же снова склонился над тазом. Одну лишь Гермиону эта фраза ничуть не удивила. Портрет неоднократно рассказывал ей о том, как бы он хотел, чтоб сложилась его жизнь. А вот настоящий Северус, похоже, был не в восторге, что Альбус раскрыл его маленькую тайну. Он сконфуженно признался:
- Допустим. Надеюсь, у тебя больше нет прощальных сюрпризов, и ты умер окончательно? - проворчал он.
Горация снова стошнило.
***
Северус, Гарри и Гермиона сидели у камина в комнатах, которые теперь делили зельевар и молодая медиковедьма.
- Да уж, - пробормотал Гарри. - Здорово все-таки он все продумал. И пророчество, и твое воскрешение. - Снейп кивнул. В свете последних событий они с Поттером довольно быстро перешли на "ты", что, как ни боялся зельевар себе в этом признаться, его, безусловно, тешило.
- Подумать только, - задумчиво продолжил Гарри, - живой мертвец - сам директор. Вот уж точно конец приличьям. И ведь действительно повел нас за собой. Хотя мы и не совсем толпа, тут Трелони промахнулась, но была близка.
- И белизну он смыл талой водой, - подхватила Гермиона, - у него даже хватило сил растопить снег в полете. И фокус с погасшими свечами. А я ведь действительно подумала, что надежды больше нет, - добавила она, вспоминая строчки пророчества.
- Слизнорт выдал себя специально. Знал, что утреннее солнце выявит его настоящую сущность, - продолжил Снейп, вглядываясь в языки костра в камине. - Только вот насчет ока я пока что не уверен, - нахмурился мужчина. - Хотя и есть догадки, - загадочно добавил он.
Гарри и Гермиона удивленно переглянулись. Вместо ответа Снейп поднялся на ноги и натянул на плечи теплую мантию.
- Идем, покажу.
Друзья в недоумении устремились за ним.
Снейп привел Гарри и Гермиону на Астрономическую башню. Она единственная не пострадала во время Битвы за Хогвартс. Время на ней замерло с той минуты, как Альбус Дамблдор, пораженный Смертельным заклятием, упал с нее вниз.
- Там, наверху, - указал Северус, - видите?
Под сводчатым куполом башни по одной орбите вращались четыре светящихся шара. Их свечение было слабым и почти незаметным благодаря вечерним сумеркам. При дневном свете они обычно оказывались поглощены светом солнечных лучей. В центре круга, который образовывали шары, в воздухе парил еще один, стеклянный. Он не крутился, а лишь недвижимо висел.
- Акцио палантир! - скомандовал Снейп, и стеклянный шар тут же опустился ему в руки. Оставшиеся под куполом шары вдруг засияли ослепительным светом и слились в один, который заиграл красками цветов четырех факультетов. В ночном небе раздался гулкий раскат грома, и все затихло. Шар уменьшился и поднялся под самый купол, освещая ранее незаметную надпись на латыни.
- Unitis viribus, - прочитала Гермиона. - Сила в единстве.
- Первый девиз основателей Хогвартса. - объяснил Снейп. - Когда Слизерин покидал школу, он оставил это в качестве разделителя, - он указал на шар в руке. Тот чем-то напоминал предсказательный шар Трелони, но был больше и не светился изнутри. По его поверхности пробежала большая трещина, расколовшая предмет почти пополам.
- Основатели долго пытались убрать его оттуда, но так и не смогли, он был призван поддерживать равновесие, и никакая примитивная магия не смогла бы его оттуда сдвинуть. Но годы шли, и его сила иссякала, ну а последние события окончательно истощили палантир, и Альбусу ничего не стоило приложить руку к финальному разлому, - он провел кончиком пальца по трещине. - Воскрешенный закрыл око...
Гарри заворожено слушал его, а затем вдруг выпалил:
- Но... что такое палантир?!
Гермиона и Снейп одновременно разочарованно вздохнули.
- Сколько у тебя по истории магии, Поттер?
Гарри сконфуженно опустил голову, но Снейп, казалось, и не требовал ответа.
- Палантир - один из древнейших артефактов, оставшихся с тех времен, когда структура мира была совсем иной. Тогда эльфы, создавшие его, были мудрейшими высшими существами, а гномы занимались в своем большинстве тем, что сейчас делают гоблины.
Гарри ошарашено переводил взгляд с Гермионы на Снейпа и обратно, ища поддержки, но подруга смотрела на него так же хмуро.
- Гарри! - воскликнула она, - мы же проходили это еще на первом курсе! Как ты можешь не помнить?
- Не помню. - Гарри почесал в затылке.
- Стыдно, Поттер, - Снейп наградил гриффиндорца-недоучку подзатыльником и продолжил. - Ничего не длится вечно. И в один прекрасный момент мир перевернулся, исказился, и все, что осталось от магии этих прекрасных существ, так это уродцы-домовики, - Гермиона сердито нахмурила брови, - а вейлы, по слухам, унаследовали часть их генетики. - Лицо Гарри вытянулось еще больше. Слишком много нового он узнал в последние несколько дней. Поттер побледнел, но все же сдержался.
- Первоначально магия палантиров использовалась высшими лишь для связи друг с другом. Их сила была ничтожна по сравнению с могуществом первых эльфов. Однако для нас они по-прежнему остаются сильнейшим артефактом, что оставшимся от предыдущей расы. Точнее, были сильнейшими... Что ж, палантир уничтожен, единство восстановлено, - задумчиво сказал Снейп, вглядываясь в ночное небо. - Что дальше?..
- Все изменится, - вдруг ответила на его риторический вопрос Гермиона. - Минерва давно подумывала о реформе школьной структуры. Возможно, факультеты упразднят. А может быть - изменится что-то другое.
- Уже изменилось, - вдруг сказал Гарри. - Изменились мы.
Настал тот момент, когда молчание действительно стало знаком согласия. В ночном небе засияла звезда, и, расчерчивая синеву огненным хвостом, над школой закружил феникс. Трое улыбнулись друг другу и снова промолчали.


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Вторник, 29.01.2013, 22:03 | Сообщение # 14
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Эпилог

Наутро Гермиона решила навестить Горация и справиться о его здоровье. Зелье, которое она приготовила, было изобретено ею лично и неплохо справлялось с выводом токсинов из организма естественным путем, но девушка все же не могла рисковать: так или иначе, Гораций принял смертельный яд, и несмотря на то, что он сам был опытным зельеваром, наблюдение со стороны было просто необходимо.
Как оказалось, интуиция, заставившая ее подняться ни свет ни заря и на цыпочках прокрасться мимо мирно сопящего в кабинете на диване Северуса, не подвела ее и на этот раз. Она несколько раз постучала в дверь кабинете Слизнорта и, не дождавшись ответа, вошла. Гораций судорожно метался по комнате, собирая вещи. Завидев Гермиону, он замер. Вещи, парившие в воздухе, упал на пол, оставшись без контроля палочки.
- Доброе утро, мисс Гермиона, - приветливо поздоровался он. Гермиона заметила, что это был, пожалуй, первый за долгое время раз, когда он был рад ее видеть. - Я хотел и сам зайти позже попрощаться, но раз уж вы пришли...
Он снова взмахнул палочкой, и вещи послушно стали укладываться в чемоданы. Сам профессор присел в кресло возле камина и жестом пригласил Гермиону расположиться напротив.
- Я уже совсем стар, мисс Гермиона, - вздохнул он. - И все эти приключения, признаться, надолго выбили меня из колеи. Пожалуй, моя жизнь уже никогда не изменится...
Гермиона слушала старика, опустив глаза в пол. Сейчас он говорил искренне, не утаивая, она это точно знала, а потому не перебивала. Она понимала: ему нужно выговориться.
- Я постоянно спорил с Альбусом насчет того, что он преувеличивал свои теории относительно планов Тома. И я не верил в то, что он осмелится повторить деяния Темного Лорда. Не понимал, пока не почувствовал это на своей шкуре. Пока не стал носителем чужой души.
На этих словах Слизнорт скривился, но продолжил.
- Альбус Дамблдор и взаправду удивительный человек. И трудно представить, насколько дальновидными окажутся его планы. Он предвидел все: и возможную смерть Северуса, и крах этой школы, который начался задолго до того, как я снова появился здесь в качестве учителя. Каждому его действию есть логичное обоснование. И все это свершалось ради общего блага... Мне было трудно держать это в себе, мисс Гермиона. Я одновременно и желал, и боялся момента, когда же смогу наконец освободиться. И знаете... Сейчас я даже расстроен. Альбус все это время был рядом, я всегда мог поговорить с ним, а не сам с собой. Я чувствую пустоту внутри... - отрешенно пробормотал старик. - И ловлю себя на мысли, что хотел бы, чтоб он вернулся.
Гермиона взяла Горация за руку и ласково погладила его по тыльной стороне ладони.
- Это бы все равно уничтожило и школу, и вас, - попыталась она утешить старика, но тот покачал головой.
- Я мог бы уехать навсегда, на край земли, и никому бы не навредил...
- Кроме самого себя. Любой крестраж, какой бы светлой душа ни была, все же является темной магией. Поймите, Гораций, у каждого своя дорога, и вы должны пройти ее. Дорога же Дамблдора закончилась.
Слизнорт загадочно улыбнулся.
- Что бы там ни говорили, ты ничуть на нее не похожа, - сказал он. Гермиона удивленно вскинула брови. - Мне начинает казаться, что не зря Альбус так упорно сравнивал тебя с ней, - Гораций кивком указал на аквариум с плещущейся в нем рыбкой, - он хотел подчеркнуть, что несмотря на все совпадения - вы разные. И ты права, у каждого свой путь. Ты пройдешь свой, как она свой. Лили очень тяжело переживала утрату магии. Она отвергла друзей, родных, странно, как Джеймс смог удержать ее от полного бегства. Ей казалось, что она стала ущербной, неполной. Она злилась на всех и на себя больше всего. Она так и не научилась мириться с этим. Ты, моя девочка, гораздо мудрее. Может, виной тому пережитые тобой страдания, но ты мудрее. И ты справишься. Магия, возможно, вернется. Может, через год, а может - через двадцать лет. Кто знает? Но ты справишься.
Гермиона благодарно кивнула. Слова зельевара тронули ее до глубины души. Девушка словно почувствовала, что так оно и будет. Она ему верила.
- Ты прости старика за сантименты, - засмеялся он, - у меня будет к тебе лишь одна просьба. Навещай меня иногда, чтоб я совсем не загнулся от скуки, а я, так и быть, угощу тебя своим фирменным печеньем. Я, знаешь ли, неплохой повар...
Гораций отбыл сразу после завтрака, наспех попрощавшись с преподавателями и Гарри, задержавшимся в школе на неделю, ученики же разъехались по домам вместе с гостями наутро после рождественского бала. Весь день Гермиона не могла улучить минутку, чтоб поговорить с Северусом, его отвлекали то Макгонагалл, то Флитвик, а после обеда он на несколько часов пропал в башне профессора Трелони, которая, как выяснилось потом, долго и красочно расписывала ему ужасы от предстоящих результатов пророчества.
Гермиона ужинала поздно вечером в кабинете. Северус отбыл в Гринготс для улаживания проблем с бумагами, и она в полной мере наслаждалась одиночеством. Ужин теперь был свежим и горячим, с потолка больше не сыпалась штукатурка, а ветер не гулял в щелях между камнями. Словом, замок возрождался на глазах. Вкусно поужинав, Гермиона удобно устроилась на диване с книгой. В камине потрескивал огонь, за окном снова начиналась метель, такая привычная этой зимой. Девушка периодически поглядывала на пустую раму, висевшую над камином, но Северус на портрете так и не появлялся.
Снейп во плоти вернулся в замок несколькими часами позже. Он вошел в комнату, внеся за собой остатки снега на мантии и туфлях, угрюмо кивнул и, присев около камина, стал греть руки.
- Как дела в Гринготсе? - вежливо поинтересовалась девушка, несмотря на то, что зельевар так и не удосужился заговорить. Ответ был краток:
- Ненавижу гоблинов.
- Ясно, - и Гермиона снова уткнулась в книгу. Снейп продолжил молча греться у камина. Минут через десять он вдруг проговорил.
- Он не придет больше.
- Кто? - Гермиона постаралась сделать вид, что не поняла, но сама снова невольно взглянула на пустой портрет.
Снейп встал с пола и уселся на диван, бесцеремонно подвинув Гермиону.
- Его больше нет.
- Как нет?! - охнула девушка, хватая зельевара за руки. - Что вы с ним сделали?!
Снейп на удивление не попытался убрать рук. Он лишь горько усмехнулся.
- Мы всего лишь поговорили, и он ушел.
- О чем? - никак не могла угомониться девушка.
Снейп издал что-то похожее на рык.
- Гриффиндорцы, чтоб вас всех... Смотри сама, - он прикоснулся пальцами к вискам девушки и пустил ее в свое сознание. В голове Гермионы замелькали образы, и она отпрянула. Она везде видела только себя. Однако Снейп снова приложил пальцы к ее голове, впуская очередную порцию воспоминаний.
- ... Мое существование в этой реальности бессмысленно, - рассуждал портрет. - У нее теперь есть ты, и ты сможешь позаботиться о ней должным образом.
Живой Снейп, облаченный в шелковую пижаму, видимо дело происходило в ночь воскрешения, покачал головой.
- Она будет скучать по тебе. Ты и я - мы разные.
- Согласен. Но есть способ это решить. Даже у магических портретов есть свои преимущества. Я, как и любой другой, просто оболочка, фиал. Я - это память. Мы соединимся и станем одним целым, - он протянул руку вперед ладонью, будто упираясь о стекло, разделявшее их. Потрет был большим, почти в натуральный размер. Снейп приложил свою ладонь к руке портрета, они почти совпали. Голубоватый туман стал сочиться из холста вдоль руки зельевара к вискам, с каждым новым витком портрет становился все бледнее, пока от него не остался только темный фон с директорским креслом...
Гермиона молчала. Увиденное снова расставило все по местам.
- И ты все это время был здесь, - прошептала она, прижимая к груди подушку. Снейп кончиками пальцем повернул ее лицо за подбородок к себе.
- Если бы ты знала, как я благодарен старому прохвосту за то, что он сделал, - прошептал он, глядя в глаза девушки, полные слез. - Будучи портретом, я и представить себе не мог, что когда-нибудь смогу сделать это.
- Сделать что? - Гермиона удивленно захлопала мокрыми ресницами. Сердце забилось часто-часто, она сама, повинуясь внутреннему голосу, подалась вперед к Северусу, и их губы наконец сомкнулись в долгожданном поцелуе.

***
За окном снова мело, небо было затянуто густыми тучами, а ветер подвывал в бойницах старого замка. В Хогвартсе царила предпраздничная суета: ставший традиционным открытый Рождественский бал готовили уже две недели. Праздник должен был состояться завтра, и почти все было готово. Гермиона неспешно прогуливалась по коридорам замка и любовалась украшениями, развешенными на стенах.
- Стой! - раздался крик у нее за спиной. Гермиона обернулась: ее догонял Северус Снейп, держащий в руках теплую мантию. - Почему ты разгуливаешь по школе в таком виде? Вы же простудитесь!
Гермиона ласково обняла рукой свой круглый живот и послушно натянула на себя мантию, услужливо предложенную мужем.
- Тебе рожать со дня на день, а ты бродишь тут одна! Еще родишь посреди Большого зала! - упрекнул Снейп жену. Миссис Снейп возразила:
- Я справлюсь и сама, право, Северус, не нужно меня сопровождать везде, куда бы я ни шла.
- Хорошо. Тогда я буду ходить на расстоянии пяти метров.
Гермиона засмеялась: после того, как с зачатием к ней вернулась магия, Северус стал чересчур заботливым и боялся отпускать жену от себя даже ненадолго. Гермиона лишь смеялась в ответ и шутила, что ученики бы долго удивлялись, узнай они - какой на самом деле заботливый муж и отец их строгий директор.
- Джули родится 31 декабря, - строго сказал она. - Я обещаю, я уже все распланировала. И рожать я буду в маггловской больнице, друг отца заведует отделением акушерства одной из лучших клиник Лондона.
Снейп округлил глаза.
- Что?! Я против того, чтобы у моей жены роды принимал совершенно посторонний мужчина! Что за маггловские нравы... - проворчал полукровка по рождению. Гермиона нахмурилась.
- Он не посторонний, и он принимал роды у моей мамы. Так что можно считать - он мой крестный, которого у меня никогда не было. - И она бодро зашагала по коридору в направлении Большого Зала. Снейп прибавил шагу и, обняв Гермиону за плечи, пошел рядом с ней.
Огромная елка, установленная вместо факультетских часов сияла разноцветными огнями, преимущественно - основными цветами Хогвартса: алым, золотым, серебряным и лазурным. Профессор Флитвик пытался отлевитировать хрустальную звезду на макушку дерева, но, помахав рукой счастливой чете Снейпов, отвлекся, и игрушка разлетелась вдребезги, упав с пятиметровой высоты. Филиус тихонько выругался, буркнул" Репаро" и снова занялся установкой звезды на ее законное место.
Гермиона подошла к окну. Подоконник был таким высоким, что она доставала до него, лишь стоя на цыпочках. Не стесняясь, она забралась на скамейку и выглянула наружу. Метель успокоилась, и лужайку перед школой теперь мягкими хлопьями покрывал почти невесомый снег. Тучи расступились, выпуская на небосвод ярко светящую луну, пускающую свою дорожку на вечное незамерзающее озеро. Из коридора еле слышно доносилось пение школьного хора, репетирующего "Silent night" к завтрашнему балу.
- Красиво, - заворожено прошептала Гермиона. Снейп завис в воздухе рядом с ней. Супруга посмотрела на него с укором: Северус все никак не мог избавиться от привычки летать, как его научил Темный Лорд, но, впрочем, она была готова простить мужу эту маленькую оплошность. Ведь завтра наступало Рождество.

Конец


Для справки:
1. Уинстон Мордевольт - персонаж серии книг о Порри Гаттере, являющейся перевертышем поттерианы. Маг, лишившийся своей волшебной силы, считался злодеем, но в итоге оказался положительным персонажем.
2. Палантир - в легендариуме Дж.Р.Р. Толкина "видящий камень", созданный Феанором. Автор взял попользоваться для фика и честно обещает положить на место:)


 
Заязочка Дата: Вторник, 29.01.2013, 23:53 | Сообщение # 15
Заязочка
Инфернальная стервочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо за замечательную историю! da4
Жалко, что не могу ставить оценки.


Не все так просто, как кажется...
 
lostProphet Дата: Среда, 30.01.2013, 00:23 | Сообщение # 16
lostProphet
Champion's League
Статус: Offline
Дополнительная информация
а наш Гораций оказался не так-то прост... ok4
 
Morane Дата: Среда, 30.01.2013, 01:27 | Сообщение # 17
Morane
Я над вами не издеваюсь - я вас изучаю
Статус: Offline
Дополнительная информация
Вот я совсем не поняла, откуда взялся хоркрукс Альбуса и как он оказался в Горации? Гораций добровольно стал сосудом? Этот момент показался мне не совсем четким. Хотя вообще интересно задумано. Палочка-хоркруск не нова, конечно, но и не настолько вроде заезжена, во всяком случае в снейджере. В общем все было прекрасно до момента:

Цитата (СНЕЙДЖЕР)
- Акцио палантир! - скомандовал Снейп,

oh2 Я даже поднялась обратно к шапке посмотреть, не указан ли в жанре юмор. Нет, нету. Значит, это серьезно.

Цитата (СНЕЙДЖЕР)
- Палантир - один из древнейших артефактов, оставшихся с тех времен, когда структура мира была совсем иной. Тогда эльфы, создавшие его, были мудрейшими высшими существами, а гномы занимались в своем большинстве тем, что сейчас делают гоблины.

Цитата (СНЕЙДЖЕР)
- Гарри! - воскликнула она, - мы же проходили это еще на первом курсе! Как ты можешь не помнить?

Нет, я не могу воспринимать это серьезно. Ржала как конь. "Гарри, мы же читали ВК и Сильм еще на первом курсе, ты что, не помнишь эту траву?" Вы не подумайте, я очень-очень люблю Толкина, ВК и особенно Сильмариллион и именно по этой причине не могу всерьез принять такое внизапное смешение канонов. Ведь ничто, как говорится, не предвещало.

Цитата (СНЕЙДЖЕР)
И в один прекрасный момент мир перевернулся, исказился,

Автор, если по вашей концепции наш мир и магический мир Ро, включенный в наш, являются Ардой-через-много-много-тыщ-лет, то исказился этот мир еще в момент его создания. Когда Мелькор нарушил гармонию музыки творения. Именно тогда Арда оказалась искажена.

Имхо, легкая кроссоверность с Толкином здесь пришлась не к месту. Лучше бы вы написали на эту тему отдельный фик. Все таки в данном случае Роулинг следовало оставить только Роулингово. Ведь идея с хоркруксами и вправду замечательная.


Не знаю, что случится с нами дальше, но вас от церкви точно отлучат! (с)

 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 30.01.2013, 01:50 | Сообщение # 18
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Morane, спасибо за отзыв, хотя я, правда, так и не поняла, отрицательный он или положительный grust1 Хотелось бы уточнить, ибо автор молод, неопытен и отзывами не балован в принципе da6

Цитата (Morane)
Гораций добровольно стал сосудом? Этот момент показался мне не совсем четким.

Скажем так, добровольно-принудительно. Директор Дамблдор умел подбирать нужные ключики к умам и сердцам ближних своих)) Думаю, у него было достаточно доводов, и он достаточно помогал Горацию по жизни, чтоб тот без особых вопросов согласился помочь ему в таком, хехе, интимном деле brush

Цитата (Morane)
внизапное смешение канонов

Кто-то пишет кроссоверы ГП со "Звездными Войнами", там обоснуя для такого смешения миров еще меньше podmig1

Цитата (Morane)
Автор, если по вашей концепции наш мир и магический мир Ро, включенный в наш, являются Ардой-через-много-много-тыщ-лет, то исказился этот мир еще в момент его создания. Когда Мелькор нарушил гармонию музыки творения. Именно тогда Арда оказалась искажена.


Не спорю. Но все-таки я подразумевала нечто другое, более конкретный момент da6 Что после Четвертой эпохи ввиду какого-то мега-катаклизма типа того же метеорита все нафиг раскололось, и материя, и магия, и началось формирование магической оболочки, представленной у Роулинг. Здесь моя ошибка больше в том, что ладно я, ладно вы, но кто-то ведь мог Сильмариллион не читать, каюсь. я сама не в первого раза осилила, и этот момент окажется слишком неясным. Или наоборот: кто-то не вдается в детали, и его это совершенно не напрягает:)

В общем, я придерживаюсь личного кинка, что любимые мною фэнтезийные миры вполне себе могут иметь место быть на одной планете, в разных отрезках времени или разных, но пересекающихся мирах da6 Знаете, мне дайте волю - и я Снейпа к Перумову отправлю с Дану воевать ok3 ok3 ok3

Цитата (Morane)
Имхо, легкая кроссоверность с Толкином здесь пришлась не к месту. Лучше бы вы написали на эту тему отдельный фик.

Тут не согласна. Мне бы такое писать не стоило, ибо не мой уровень:) Я писака-то, в-общем, неважный, и просто захотелось взять вполне себе известный артефакт, могущество которого можно не ставить под сомнение, чем придумывать еще какой-то артефакт и писать к нему тонну обоснуя. Вероятно, прокололась, жаль grust1

Цитата (Morane)
Ведь идея с хоркруксами и вправду замечательная.

Спасибо! Рада, что основная задумка удалась jump2


 
Slayer Дата: Среда, 30.01.2013, 01:53 | Сообщение # 19
Slayer
Passion of the devil's greed
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо вам, Слизерин. Это превосходный фик. Вы так мастерски передали атмосферу, что я прямо видела коридоры Хогвартса и царившее в них настроение, видела каждого героя, каждую эмоцию. Я действительно поверила вашим героям - для меня они стали живыми. А когда Герма узнала, что портретный Сев всегда был рядом? - я ревела как дура и улыбалась. И в конце улыбалась... За дамбигада отдельное спасибо) Я думаю, я уверена, этот фик переедет в мое избранное с минуты на минуту. Спасибо вам огромное!
10
10
10


Хамством на хамство ОТВЕЧАЮ

Сижу, никого не трогаю, починяю примус(с)

 
Рождественский_профиль Дата: Среда, 30.01.2013, 02:00 | Сообщение # 20
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Заязочка,
Цитата (Заязочка)
Спасибо за замечательную историю!

Спасибо, что прочитали) Для меня любой читатель важен, а оценки дело десятое)

lostProphet, а то) Я вообще за время конкурса к нему особой симпатией прониклась)

Slayer, а уж какое вам спасибо за отзыв! jump2 jump2 jump2
Цитата (Slayer)
когда Герма узнала, что портретный Сев всегда был рядом? - я ревела как дура и улыбалась. И в конце улыбалась...

Вот это - приятнее всего brush Ибо сама рыдала, когда писала, а ведь еще музыка на фоне играла, которая для меня уже неотъемлемой частью фика стала podmig1


За оценки и вовсе- очень-очень приятно grust2 :grust2: grust2 Спасибо вам большое!




Сообщение отредактировал Слизерин - Среда, 30.01.2013, 02:14
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Последний крестраж", автор Duches91, PG-15, миди (на конкурс "Рождественские СОВы")
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Чай с молоком", автор l...
2. "Кровь волшебства", pale...
3. Заявки на открытие тем на форуме &...
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. "Высшая трансфигурация",...
6. Поиск фанфиков ч.3
7. Ассоциации-6
8. Съедобное-несъедобное
9. 5 из одного
10. "Сделка", автор Cheshirr...
11. "Сказка на ночь", HelenR...
12. "Змеиные корни"(Синопсис...
13. "Опус Вивендис", Maggie ...
14. "Новая книга про Алана Принца...
15. "Гость под Рождество", а...
16. "Чудеса", автор lajtara,...
17. Marisa_Delore
18. "О ядах и противоядиях",...
19. Стихотворный паноптикум от Memoria...
20. Фанфик "Свет в окне напротив&...
1. Dayza[28.09.2020]
2. Katygol[27.09.2020]
3. TattyZaharova[26.09.2020]
4. Svetlana_Smirnova[26.09.2020]
5. Vedenia_10922[26.09.2020]
6. Nata6ik_Severus[26.09.2020]
7. jdikiirf[25.09.2020]
8. Sergeyses[25.09.2020]
9. Merillmop[24.09.2020]
10. Maris_Mont[22.09.2020]
11. Ceceliaediff[22.09.2020]
12. JuliaR[17.09.2020]
13. lyrekokaled54[16.09.2020]
14. Violetta29rus[16.09.2020]
15. SileImmit[14.09.2020]
16. Accenue[14.09.2020]
17. kirewomajel08[14.09.2020]
18. Vikusiichhka[13.09.2020]
19. Белиал_Алва[12.09.2020]
20. Aseka[12.09.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Минерва879
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz