Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Голосование за лучшие работы конкурса "Snager forever!" продлится до 7 июля 23:59 мск!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 1 из 7
  • 1
  • 2
  • 3
  • 6
  • 7
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Продавец кукол", автор Фатия, POV/Ангст, PG-15, миди (на конкурс "Рождественские СОВы")
"Продавец кукол", автор Фатия, POV/Ангст, PG-15, миди
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 24.12.2012, 20:21 | Сообщение # 1
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация


Комментарии к фанфику "Продавец кукол", автор Фатия, POV/Ангст , PG-15 , миди



 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 24.12.2012, 20:22 | Сообщение # 2
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Продавец кукол
Команда: Гриффиндор
Экзамен: Зельеварение
Автор: Фатия
Бета: Bergkristall
Гамма: SweetEstel
Жанр: POV/Ангст
Пейринг: СС/ГГ, Скабиор
Рейтинг: PG-15
Дисклаймер: отказываюсь
Саммари: Безумие относительно. Все зависит от того, кто кого в какой клетке запер.
Комментарий № 1: на конкурс «Рождественские СОВы» на Тайнах Темных Подземелий
Предупреждения: ООС; АУ
Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: положительное


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 24.12.2012, 20:23 | Сообщение # 3
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава №1 Гость

Зелье одновременно может быть и ядом, и панацеей. Разница между этими двумя полюсами состоит в одном неверном движении руки зельевара. Иногда мы можем увидеть ошибку в изменении цвета или консистенции зелья, но иногда она сокрыта. Не стоит безоговорочно верить тому, что мы видим — глаза могут лгать. Последствия же нашей оплошности порой бывают необратимы.
«Искусство зельеварения», Эврин Марк


***
— Один, два, — отсчитывала я капли сока полыни, — три, четыре…
— Гермиона, — шепотом позвал меня Невилл, — у меня зелье стало синего оттенка. Что делать?
— Пять, шесть… Добавь две унции измельченного корня аконита, — подсказала я.
На последней стадии приготовления зелье памяти было неустойчивым. Малейшая ошибка — и два часа работы коту под хвост.
— Добавил. Не помогает! — Голос друга звучал потерянно и почти отчаянно.
— Девять, десять… Наложи на котел стазис, чтобы он не взорвался, — посоветовала, стараясь не отвлекаться.
Ужасно хотелось чихнуть из-за непривычной смеси запахов дягиля и аконита. Испарения были неядовитыми, но голова все равно кружилась. Дышала я ртом, вдыхая глубоко и редко — помогало плохо, но лучше уж так, чем потерять сознание на уроке профессора Снейпа.
— Гермиона! — еще раз окликнул меня Невилл, легонько дернув за рукав мантии.
Пипетка в моей руке дрогнула, и вместо двух капель в котле оказалось все.
— Чтоб его! — воскликнула я, напряженно глядя на то, как зелье медленно меняет цвет.
Из бледно-голубого оно стало прозрачным, а потом — цвета спелой сливы. Я облегченно вздохнула — все получилось именно так, как описано в рецепте!
— Неплохо, — заметил Снейп, склонившись над моим котлом, а потом вдруг спросил: — Сколько капель сока полыни вы добавили в зелье?
— Четырнадцать, сэр.
— Врете. — Он скривил губы в презрительной усмешке.
— Вовсе нет! — поспешно возразила я. — В рецепте…
— Я прекрасно знаю, что там в рецепте, — нетерпеливо перебил меня профессор. Он взял длинную ложку и, зачерпнув немного зелья, протянул мне.
— Пейте, мисс Грейнджер.
Спорить бессмысленно — еще больше разозлю Снейпа. Но и пить зелье мне тоже не хотелось. Я-то знала, что добавила больше четырнадцати капель сока, но цвет и запах — едва уловимый, горький — соответствовали описанию. Можно было рискнуть.
Я взяла протянутую ложку и поднесла ко рту. Аромат усилился, стал навязчивее, резче. Вздохнув, я залпом выпила зелье. На вкус оно оказалось вполне терпимым. Теплая жидкость согревала, и я с удовольствием зажмурилась, пытаясь сосредоточиться на воспоминании, которое хотелось бы воспроизвести.
Зелье памяти помогало вспомнить в мельчайших подробностях любое событие, даже если в сознании остался лишь смутный образ.
Сначала мне захотелось вызвать в памяти мой одиннадцатый день рождения. Счастливый семейный праздник, сладко пахший имбирным печеньем и ванилью. Родителей, молодых и беззаботных. Торт со сливочным кремом, украшенный кусочками фруктов и смешными полосатыми свечами. Хотелось нырнуть с головой в беспечный океан счастья, такой по-детски бездонный и ласковый. Бесконечный...
Не получилось.
Вместо семейного праздника я увидела в своем сознании лес, мрачный и подозрительно тихий. Ни пения птиц, ни шороха ветвей, ни озорного ветра, который так любит играть с листьями на деревьях. Лишь воздух, пропитанный угрозой — душной, влажной, сжимающей грудь железными тисками.
А потом — сумасшедшая гонка, призом в которой была жизнь. Тяжелое дыхание, когда бежишь на одном лишь упрямстве. Несешься сломя голову вперед, а ветки хлещут по лицу, цепляются колючками за одежду, норовят сбить с ног. И понимаешь, что ты уже проиграла. Не скрыться, не спрятаться, не спастись.
Капкан захлопнулся, а впереди лишь неизвестность, которая пугала сильнее смерти.
Я ненавидела это воспоминание. Оно было пропитано беспомощностью и покорностью, усилено пытками Беллатрикс и унизительным словом, вырезанным на моей руке. Оно имело терпкий запах табака и пота, приправленного похотью. Оно звучало громко и насмешливо, до сих пор отдаваясь эхом в моих кошмарах.
«Привет, красавица!»
Я вздрогнула и распахнула глаза. Передо мной все еще стоял профессор Снейп. Хмурился, нетерпеливо постукивая пальцами по столу, но молчал. Ни одного язвительного замечания в свой адрес я от него так и не услышала. Его губы были сжаты в тонкую линию, глаза холодные и нечитаемые. Но я чувствовала напряжение, волнами исходящее от Снейпа: идея напоить меня зельем больше не казалась ему привлекательной.
— Какое воспоминание вы видели, мисс Грейнджер? — требовательно спросил он.
Мне не хотелось рассказывать о том, что пугало меня, всем присутствующим в классе, поэтому я решила соврать. Еще раз.
— Мой день рождения, сэр.
— Вот как, — протянул профессор, — тогда почему вы плачете?
Невольно прижав ладонь к щеке, я ощутила влагу. Мерлин, как не вовремя! Вытерев слезы, я шмыгнула носом и сказала:
— От счастья, профессор.
— Врете.
Снейп достал волшебную палочку и, взмахнув ею, очистил мой котел.
— Зелье сварено неправильно, — пояснил он и, чуть помедлив, добавил: — Минус двадцать баллов за ложь. Вы, мисс Грейнджер, хоть и героиня войны, но по-прежнему остаетесь ученицей. Не стоит об этом забывать.
Сзади послышались смешки, но я не стала оглядываться, потому что все еще находилась в своем так не вовремя ожившем воспоминании. И понимание этого ранило меня гораздо сильнее, чем насмешки и жалостливые взгляды. Ведь прошлое не отпускало, упрямо цеплялось паучьими лапками и тянуло назад. А я ему позволяла.

***
Поднимаясь по лестнице в комнату девочек, я искренне надеялась, что смогу провести несколько часов перед ужином в одиночестве. После гибели Лаванды Парвати стала молчаливой, меньше улыбалась и старалась не оставаться в одиночестве надолго. Гораздо легче пережить утрату, если рядом друзья, поэтому Патил тянулась к чужому теплу, пытаясь отогреться сама. У нее получалось, у меня — нет.
В комнате никого не было. Невыносимо пахло приторными духами и я, поморщившись, открыла окно. Глубоко вдохнула свежий воздух, ощутив, как осенняя прохлада наполняла каждую клеточку моего тела — словно пузырьки минералки щекотала кожу, заставив поежиться и в то же время улыбнуться.
Сняв мантию, я небрежно бросила ее на кровать. Затем подошла к зеркалу, большому, в массивной деревянной раме. Отражение не радовало. Усталость, которая копилась месяцами, оставила свой след в виде тревожной морщинки между бровями. Темные тени, залегшие под глазами, появились от бессонницы. Зелья не помогали, а маггловскими препаратами я злоупотреблять не хотела. Все же зависимость — это отвратительно.
Волосы, выбившиеся из пучка, от слишком влажного воздуха в кабинете зельеварения завились в мелкие кудряшки. Я нахмурилась, поняв, чего стоит привести прическу в порядок.
Осторожно вытаскивая шпильки из спутанных волос, я вспомнила о сегодняшней встрече с Хагридом. Вчера он позвал нас с Гарри и Роном проведать его в заново отстроенной хижине, посидеть, выпить чаю и посмотреть на его нового питомца. Зная лесничего, можно было ожидать чего угодно. Оставалось лишь надеяться, что милейшая зверушка не ядовита.
Наклонившись, я положила шпильки на столик и взяла щетку для волос. Да так и замерла, с ужасом глядя в зеркальную гладь. А оттуда на меня смотрело отражение мужчины с длинными темными волосами, собранными в неаккуратный хвост. Он стоял он за моей спиной, усмехался неприятно, хищно, а потом сказал:
— Ну что, красавица, вот мы и встретились.
Я резко развернулась к нему, совершенно не понимая, что происходит. Егерь ведь мертв! Его имя значилось во всех списках погибших Пожирателей — я это точно знала! Ошибки быть не могло.
— Вы мертвы! — я отступила.
Выхватив из кармана волшебную палочку, я нацелила ее на егеря. Уверенности, что смогу его одолеть, не было, но и сдаваться без боя я не собиралась.
— Тише, солнышко. Еще поранишься, — снисходительно заметил он, приблизился на шаг и протянул раскрытую ладонь: — Отдай ее мне.
— Не приближайтесь.
— Ну же, не упрямься.
Его голос звучал мягко, но настойчиво. Так кошка играет с мышкой, перед тем как запустить в нее свои когти, — ведь прекрасно знает, что грызун от нее никуда не денется.
Егерь приблизился еще на несколько шагов, и я, не выдержав, выкрикнула:
— Ступефай!
Луч заклинания пролетел сквозь него, не причинив вреда. Я судорожно вздохнула, не веря глазам. Так ведь не бывает!
— Ай-я-яй! Разве так приветствуют старых друзей, Пенелопа? — с издевкой спросил он.
— В-вы мне н-не друг, — заикаясь, возразила я и опустила бесполезную палочку.
— Да? Жаль. — Он, казалось, огорчился, но лишь на миг, так как широко улыбнулся и заявил: — Мы с тобой обязательно подружимся, солнышко.
— Как вы…
— О, ну зачем же так официально? Зови меня Скабиор, — перебил егерь, шутливо поклонившись. Казалось, ему доставляет удовольствие притворяться добряком. Вот только получалось плохо: ни холодными глазами, ни кожаным пальто с клетчатыми брюками, ни тем, как он принюхивался к воздуху — по-звериному, словно пытался уловить среди смеси запахов один, особенный аромат — ничего не подходило к выбранной им роли.
А затем он стремительно преодолел разделяющее нас расстояние и попытался схватить меня. Не получилось. Его руки прошли сквозь мое тело, словно Скабиор был призраком. Вот только егерь не просвечивал и потусторонним холодом от него не веяло. Он был, но в то же время его не было.
Скабиор досадливо поморщился, но потом вдруг усмехнулся. Нехорошо так, лукаво, словно знал какую-то тайну, но пока не собирался ею со мной делиться.
Он наклонился и прошептал:
— Мы обязательно познакомимся с тобой поближе, красавица. У нас будет много времени.
И исчез, растаяв в воздухе словно дым. А я так и осталась стоять на месте, рассеяно хлопая глазами и все еще ощущая на своем лице его теплое дыхание.

***
Отдохнуть мне так и не удалось. Оставаться одна в комнате я побоялась. После более чем странного визита это было неразумно.
В первую очередь я пошла в библиотеку, чтобы еще раз просмотреть списки погибших в финальной битве. Перебирая пальцами шуршащие листы пергамента, я скользила взглядом по именам. Одни были мне незнакомы, другие заставляли вздрагивать и сильнее, до побелевших костяшек, сжимать кулаки, чтобы прогнать нежеланные воспоминания. Егеря Скабиора я нашла в самом конце списка погибших Пожирателей. Не было указано ни настоящего имени, ни даты рождения. Только место, где его похоронили. Конечно, авроры могли ошибиться. Например, неправильно опознать тело. Мало ли какие заклинания можно было использовать, чтобы замести следы.
Но интуиция мне подсказывала, что в бумагах нет ошибки. Скабиор-человек мертв, но… тогда кого сегодня видела я?

***
После ужина мы с друзьями пошли к Хагриду. Я не стала рассказывать им о странной встрече — не хотела пугать. Они бы не поняли и, скорее всего, решили бы, что сработало отсроченное проклятие. Например, Розье любил оставлять после себя такие подарки. Особенно ему нравилось проклятие окаменения. Через месяц-полтора эти чары активировались, и кожа жертвы становилась серой, твердой, нечувствительной. В таком полуживом состоянии человек мог провести месяцы, а то и годы, не испытывая ни голода, ни жажды, ни боли. А потом, по истечении срока действия проклятья, камень истончался, светлел, становился хрупким, как фарфор. Человек становился куклой, все еще живой, мыслящей, но обреченной на гибель. И после просто распадался на части, чаще всего превращаясь в пыль.
Медленная смерть, мерзкая. Я видела молодого аврора, пораженного таким проклятием. Жуткое зрелище. Безнадежное. Конечно, колдомедики в Мунго все еще пытались его спасти, но все прекрасно понимали, что надежды нет. Слишком поздно он обратился за помощью.
Я устроилась в кресле возле камина, обхватив ладонями огромную кружку с чаем, и внимательно слушала басню о том, как Хагрид встретил своего нового питомца. История оказалась скучной и немного банальной. Детеныша альфина* он нашел в Запретном лесу возле мертвой самки. Пожалев малыша, Хагрид решил забрать его к себе и вырастить.
Звереныш был милым и послушным, считал Хагрида своим лучшим другом и съедал пару ведер мяса каждый день. Почти не кусался и не был ядовит. Гарри облегченно вздохнул, услышав последние слова. Признаться, я прекрасно понимала его: Хагрид, конечно, замечательный, но его любовь к опасным тварям доставляла всем кучу неприятностей. Попрощавшись с Хагридом, мы пообещали чаще к нему заглядывать и в следующий раз обязательно навестить Полосатика (так он назвал своего альфина).
— Хорошо хоть Хагрид не держит его в доме, — сказал Рон, оглядываясь назад. Наверное, хотел убедиться, что Полосатик не выбрался на волю и не бежит следом.
— Чего ты жалуешься? Он же не предлагал нам его покормить или погладить, — резонно заметил Гарри, уткнувшись носом в шарф и спрятав руки в карманы, он был похож на нахохлившегося воробья.
— Еще чего! Не буду я никого кормить, — возмутился Рон, поежившись.
В его памяти все еще было свежо воспоминание о тех магических тварях, которые дрались на стороне Волдеморта. Страх перед ними проник глубоко в сознание Рона — он словно постоянно ждал нападения. После войны у всех нас появились свои кошмары.
Посидев еще немного с друзьями в гостиной Гриффиндора, я пожелала им спокойной ночи и поднялась в свою комнату. Кровать Парвати все еще была пуста. Наверное, она сейчас либо на свидании, либо опять допоздна засиделась в башне Рейвенкло вместе с сестрой.
Переодевшись, я с опаской заглянула в зеркало, но увидела там лишь собственное отражение. Никаких егерей, слава Мерлину!
Я понимала, что бессонные ночи не пройдут бесследно, но не ожидала, что мое изнеможенное сознание отомстит мне такими правдоподобными галлюцинациями. Решив дать себе хотя бы ночь полноценного отдыха, я выпила зелье сна без сновидений. Легкое решение и, возможно, не самое правильное. Но я слишком устала плыть против течения.
________________________________
*Альфин (Alphyn) - очень похож на тигра, но с более плотным и волосатым телом, густой гривой, вытянутыми ушами, длинным тонким языком и перекрученным хвостом. Передние лапы у альфина орлиные.


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 24.12.2012, 20:23 | Сообщение # 4
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава №2 Падение

В первую очередь, мастер должен признаться самому себе, что совершил ошибку. Только тот, кто осознает это, — может исправить ее. Ведь зелья безжалостны и коварны. Они любят наказывать гордецов так же сильно, как и дилетантов.
«Искусство зельеварения», Эврин Марк


***
Просыпалась я с трудом. Казалось, что меня окутала паутина — липкая и прочная. Веки налились свинцом, вдохнуть было невозможно. Я закашляла, натягивая до подбородка одеяло.
— Вставай, соня, а то проспишь, — раздался над ухом голос.
Знакомый насмешливый мужской голос.
Я рывком села в кровати, ошеломленно глядя на Скабиора. Он, в свою очередь, с любопытством рассматривал меня. В руках у него была самая обыкновенная маггловская сигарета, которая отвратительно пахла. Я вновь закашляла и замахала перед лицом ладонью, пытаясь разогнать едкий дым.
— Потушите сигарету, — попросила я.
— Ты ощущаешь запах? — удивленно спросил он.
Я кивнула, стараясь не вдыхать пропитанный дымом воздух. Скабиор озадаченно приподнял брови, а затем усмехнулся.
— Это очень хорошая новость, красавица. Очень.
Затушив сигарету, он сказал:
— Собирайся! У нас сегодня много дел.
— У нас, — я сделала паузу, — нет дел. Вы — ненастоящий.
— Неужели?
— Да. — Я упрямо вздернула подбородок, глядя на него. — Егерь Скабиор умер четыре месяца назад.
— О! Но я-то очень даже живой.
Скабиор попытался коснуться моего лица, но его рука вновь прошла сквозь меня.
— Ну почти, — добавил он, досадливо сморщив нос. — Ты опаздываешь.
Я посмотрела на часы: без двадцати девять. Что ж, на завтрак сегодня не успею — до начала урока осталось всего ничего.
— Отвернитесь, мне нужно переодеться.
— Переодевайся, — милостиво разрешил Скабиор. — Ты мне не мешаешь. И давай уже на «ты», ведь мы теперь с тобой всегда будем вместе.
Раздраженно фыркнув, я повернулась к нему спиной и стала переодеваться. Было неуютно, а еще чуточку стыдно. Я ощущала, как он внимательно наблюдает за мной. Рассматривает откровенно, жадно, заставляя ежиться, как от порывов ледяного ветра. Вот только мне было жарко. Невыносимо жарко и страшно. Еще тогда, в лесу, я поняла, что от егеря не стоило ждать ничего хорошего. Казалось, он хочет обнюхать меня всю, укусить, попробовать мою кровь на вкус. Я понятия не имела, была ли у него коллекция, но мне представлялось, что такой человек, как он, мог быть обладателем только чего-то жуткого и мерзкого.
— А у тебя бельишко красивее, чем у твоей соседки. Люблю кружева, — заметил он. Потом подошел к зеркалу, пригладил непослушные волосы, поправил шарфик, который я когда-то оставила в лесу для Рона, повернулся и сказал: — Не пытайся от меня избавиться, солнышко. Я не ожившее воспоминание и не призрак. Будешь делать глупости — пожалеешь.
Его голос больше не звучал мягко и игриво. Не было в нем и привычной наглости и самодовольства. Только угроза и уверенность в своем превосходстве.
Кошка на миг показала зубы, легонько придавив глупого мышонка. Обнюхала его, удовлетворенно заурчала и отпустила. А игра тем временем продолжалась.

***
Первым уроком была трансфигурация. На нее, в отличие от высших зелий, я ходила вместе с Гарри и Роном. Оба мои друга после победы передумали поступать в школу авроров. Борьба со злом — как абстрактным, так и настоящим, больше не казалась им привлекательной.
На занятии я была сонной и рассеянной. Слушала вполуха профессора МакГонагалл и прилежно переписывала магические формулы с доски.
Скабиору же не сиделось на месте. Пользуясь тем, что его никто кроме меня не видит, он ходил по классу, насвистывая веселенький мотивчик. А потом, когда ему это надоело, сбросил чернильницу с учительского стола на пол. Сосуд разбился вдребезги, заляпав красными чернилами зеленую мантию профессора.
Все ученики на мгновение отвлеклись от своего занятия и завертели головами, пытаясь понять, что случилось.
— Опять Пивз взялся за старое, — пробормотала МакГонагалл.
Она достала палочку и очистила мантию, затем починила чернильницу и отлевитировала ее на стол. Урок продолжился.
Скабиор, с интересом наблюдая за поведением людей, удовлетворенно хмыкнул, а потом опять подтолкнул чернильницу к краю стола. Она зашаталась, готовая вот-вот упасть. Вверх-вниз, вверх-вниз…
— Профессор! — воскликнула я. — Можно мне выйти? Я плохо себя чувствую.
МакГонагалл медленно кивнула:
— Может быть, кто-то из ваших друзей, мисс Грейнджер, проводит вас в больничное крыло?
— Нет, я сама дойду, — заверила я ее и направилась к выходу.
Выйдя из класса, я завернула за угол и оглянулась, а когда Скабиор последовал за мной, облегченно вздохнула. Значит, мы с ним действительно связаны каким-то непостижимым для меня образом.
— Зачем ты это делаешь?
— Что делаю? — поинтересовался он.
— Пытаешься привлечь к себе внимание?
— Мне скучно, — признался Скабиор. — Я не для того вернулся, чтобы тратить время на нудные лекции.
— Тебя никто не просил возвращаться! — возмущенно воскликнула я, искренне жалея, что на него не действует магия. Пара жалящих проклятий поумерила бы его пыл.
— Ошибаешься, Гермиона. Меня пригласили.
— Кто?
— Ты, — со смешком ответил он.
А затем обхватил ладонями мое лицо — его руки впервые не прошли сквозь меня — и глубоко вдохнул запах моих волос. Я замерла на месте, ошарашенно глядя на Скабиора. Как у него это получилось? Ведь он ненастоящий.
— Поверь: я не худший из компаньонов. Не стоит меня бояться.
Слова прозвучали почти ласково, проникновенно. Я хотела поверить, но не могла. Странное предчувствие — липкое, колкое, словно битое стекло, — тревожило меня. Я вспомнила лес, погоню, плен, ржавый вкус крови во рту и то, как болела прокушенная губа, и саднило сорванное от крика горло. Я не могла ему верить. Не имела права.
Видеть мертвых — плохой знак даже в мире магов. Мне нужно было избавиться от незваного гостя, кем бы он ни был. Немедленно.
Я вырвалась из его рук и попятилась назад, а потом, развернувшись, побежала. Чтобы добраться до больничного крыла, нужно подняться на пятый этаж. Даже если Скабиор последует за мной, то не сможет ничего сделать, чтобы помешать моей затее. По крайней мере я в это искренне верила.
К площадке на третий этаж приближалась движущаяся лестница. Я подалась вперед и уже поставила ногу на первую ступеньку, но меня грубо рванули за руку назад. Жесткие пальцы сжали локти, а над ухом вкрадчиво проговорили:
— Я же просил тебя не делать глупостей.
Лестница застыла на миг, а потом двинулась в обратную сторону. Когда расстояние между ней и площадкой увеличилось до нескольких метров, Скабиор развернул меня лицом к себе.
— Мне всегда было интересно, умеют ли маги летать без метлы.
Сказав это, он оттолкнул меня от себя. Я беспомощно взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие, но не смогла.
В детстве — мне тогда было лет пять — я упала с качели. Слишком сильно раскачалась и не смогла вовремя затормозить. Высота была пустяковой — полметра. Но ощущение падения, когда внутренности завязываются морским узлом и кажется, что ты на миг повисла в вакууме, — забыть я не смогла. Слишком сильным тогда был ужас, сковавший все мое тело.
Сейчас все ощущения оказались в десятки раз сильнее. Реальность воспринималась урывками. Вот Скабиор улыбается, засунув руки в карманы клетчатых штанов. Алая прядь волос упала со лба, пересекая его лицо, словно уродливый шрам. Лестница медленно, словно улитка, двигалась назад к площадке. Ветер свистел в ушах. Но, если задуматься, откуда здесь мог взяться ветер? Гул голосов накатывал волна за волной и оглушал похлеще визга мандрагоры. Соленый привкус во рту — то ли слезы, то ли отчаяние. А затем — темнота.

***
В себя я пришла в больничном крыле. Долго рассматривала белый потолок, пытаясь вспомнить, как я здесь оказалась. А потом резко села на кровати: память вернулась, взорвавшись сверхновой в моей голове. Тихонько застонав от боли, я обхватила ее руками — так она точно не разлетится на куски.
Скабиор сбросил меня с третьего этажа, но я осталась жива. Более того — невредима, конечно, если не считать дикой головной боли. Но это невозможно! Рядом не было никого, кто бы мог замедлить мое падение. Стихийная магия вот уже лет шесть как не проявляла себя, крыльев у меня нет. Тогда как же мне удалось выжить? Как?
— Очнулись, мисс Грейнджер?
Мадам Помфри подошла, взволнованно глядя на меня. В своем белом переднике и косынке она была похожа на курицу-наседку: такая же суетливая и целеустремленная. Уложив меня назад в постель, она измерила мне температуру и напоила пряной настойкой, пахнущей мятой и гвоздикой.
— Сегодня останетесь ночевать здесь. Вы еще слишком слабы, — сказала медсестра голосом, не терпящим возражений.
— Что со мной?
— Переутомление, хроническая бессонница, — перечислила она. — Вам бы отдохнуть несколько дней, а то опять упадете в обморок на уроке.
— Что?
— Сознание потеряете, — пояснила мадам Помфри.
— Не может быть, — пробормотала я, а затем добавила, увидев, как нахмурилась медсестра: — Я ведь упала с третьего этажа.
— Вы действительно упали, мисс Грейнджер. Со стула.
Я на мгновение зажмурилась и стала считать до десяти. Но, открыв глаза, поняла, что ничего не изменилось. Все тот же отвратительный белый потолок и мерзкий понимающий взгляд школьной медсестры. Это не было вымыслом или галлюцинаций. Слишком все реально: и ощущения, и звуки, и запахи.
Тогда получается, что Скабиор ненастоящий? Но ведь он прикасался ко мне, пытался навредить. Я поверила в то, что падала, поверила, что разобьюсь насмерть.
«Я не ожившее воспоминание и не призрак», — слова прозвучали так отчетливо, словно произнесший их человек находится совсем рядом.
— Мадам Помфри, я вижу мертвых.
Признание получилось неловким, слишком детским. Да и голос, обычно уверенный и звонкий, в этот раз подвел меня, прозвучав полузадушенным мышиным писком. Поэтому нечего удивляться, что медсестра снисходительно улыбнулась и посоветовала отдохнуть. Да еще и напоила зельем сна без сновидений.
Проваливаясь в вязкую темноту, я знала, что завтра вновь увижу Скабиора. Он вернется, ведь наша с ним игра только началась.

***
Мне было щекотно. Прохладная ладонь скользнула по ноге, огладила колено, а потом бесстыдно нырнула под ночную рубашку и сжала бедро. Вздрогнув, я чуть отодвинулась.
— Ты вкусно пахнешь, Гермиона, — прошептал Скабиор.
После этих слов сонливость словно ветром сдуло. Я попыталась его оттолкнуть, но мои усилия лишь рассмешили его.
— Отпусти меня, иначе…
— Иначе что? Заколдуешь? — предположил он, а потом напомнил: — Магия на меня не действует.
Меня словно холодной водой окатили. Я ведь на самом деле ничего не могла сделать. Даже попросить о помощи не получится — Скабиора никто кроме меня не видит.
Отчаявшись, я дернула его за длинные волосы. Егерь зашипел от боли, и, воспользовавшись тем, что он на миг ослабил хватку, я откатилась в сторону. К несчастью, кровать была узкая и, не удержавшись, я упала на пол.
— Ненавижу тебя! — в сердцах воскликнула я, потирая ушибленный бок.
— Ненавидь. Я тебе разрешаю. — Скабиор насмешливо усмехнулся. — Вот только ты не имеешь права винить меня в том, что я хочу жить.
— Да разве это жизнь?
— Но и не смерть, — парировал он. — Ты добровольно оживила меня, красавица. Зачем же теперь жалуешься?
Я промолчала, хотя мне очень хотелось с ним поспорить. Его последние слова натолкнули меня на мысль, банальную, но в тоже время объясняющую все, что произошло со мной за последние два дня.
Позавчера я добровольно выпила испорченное зелье. И именно Скабиора я ясно представляла в том воспоминании...
А что если мои нынешние галлюцинации с мертвым егерем вызваны тем зельем? Я ведь не знала всех побочных эффектов, которые могли бы возникнуть, и не задумывалась о последствиях своей маленькой лжи.
Что же, нужно признаться хотя бы себе, что с этим мне не справиться в одиночку.

***
— Зачем ты сюда пришла? — поинтересовался Скабиор.
Я сомневалась, что его интересует ответ. Скорее всего, он задал вопрос просто так, чтобы позлить меня. После того как покинула больничное крыло, я с ним не разговаривала. Старалась не слушать, не замечать навязчивого присутствия, не отвечать на вопросы.
Скабиор злился. Курил сигареты и выдыхал едкий дым мне в лицо. Прикасался то легко, словно перышком проводил по коже, то с силой сжимал мое запястье, оставляя синяки. И говорил — много, перескакивая с темы на тему. Казалось, он боится, что я забуду о его существовании.
Его вопрос я пропустила мимо ушей и, собрав всю смелость, постучала в дверь. В ответ — ни звука. Неужели профессора Снейпа нет в Хогвартсе? Плохо, если мои догадки верны. Еще одного дня в компании егеря, боюсь, мне не пережить. Он ведь безумен в своем стремлении выиграть в нашей маленькой игре. Я опасалась, что цена моего поражения будет слишком высокой.
Постучав еще раз, я не выдержала и с отчаянием воскликнула:
— Профессор! Откройте, пожалуйста!
— Да нет его там, — сказал Скабиор.
Он присел на корточки, хитро поглядывая снизу вверх, и добавил:
— К тому же ты не знаешь, на самом ли деле стоишь здесь, или у тебя опять галлюцинации.
— Что ты имеешь в виду? Дверь ведь настоящая!
— Как и падение, — подтвердил он, важно кивнув. А потом бесшумно исчез, оставив после себя едкий дым. Повернувшись, я окинула коридор озадаченным взглядом. Ну и куда Скабиор подевался?
— Мисс Грейнджер, — окликнули меня.
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась и увидела профессора Снейпа. Он недовольно кривил губы, но не стал сразу же прогонять меня. Что же, и на этом спасибо.
— Сэр, мне нужна ваша помощь.
Снейп остался потрясающе равнодушным к моей просьбе. А ведь мне потребовалась вся гриффиндорская храбрость, чтобы прийти сюда!
— Мисс Грейнджер, почему бы вам не обратиться за помощью к вашему декану? — предложил профессор, скрестив руки на груди, — он не собирался приглашать меня в свой кабинет.
— Она не поможет, — невесело усмехнулась я. — Я вижу мертвых.
А потом рассказала ему все: начиная с ошибки, которую случайно допустила, и кончая странными встречами. Снейп слушал, стараясь не пропустить ни слова, не перебивая, но и особого интереса к моему рассказу не проявил. Да и с чего бы? Он не обязан помогать ученице, не принадлежащей к его факультету.
— Дайте вашу руку, — приказал Снейп голосом, не терпящим возражений.
Я подчинилась, не понимая, зачем ему это. Но знала — лучше не спорить. Мой шанс на помощь, и без того маловероятный, мог совсем исчезнуть.
Снейп аккуратно взял мою ладонь и сдвинул рукав мантии.
— Мертв, говорите? — задумчиво протянул профессор.
На моем запястье отчетливо были видны продолговатые красные пятна — отпечатки пальцев Скабиора.


 
СНЕЙДЖЕР Дата: Понедельник, 24.12.2012, 20:23 | Сообщение # 5
СНЕЙДЖЕР
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава №3 Проклятие

Мастер зелий должен не только оттачивать свои навыки, но и научится чувствовать процесс варки зелья. Магию, которая впитывается в основу поэтапно, невозможно измерить, но каждая ее капля важна для итога. Научившись чувствовать, мастер сможет исправить допущенную ошибку. Но стоит помнить, что нет единственно верного решения. Их десятки. И только от зельевара зависит, какое он выберет.
«Искусство зельеварения», Эврин Марк


***
— Зелье памяти не могло вызвать таких последствий, — произнес Снейп, листая книгу.
Мы были в его кабинете. Профессор сидел в массивном кресле с резными подлокотниками, я — на жестком стуле. Было ужасно неудобно, и я то и дело ерзала.
— Но ведь вызвал!
— Мисс Грейнджер, побочный эффект неправильно сваренного зелья — сыпь. Конечно, она бы мерзко выглядела и жутко чесалась, но зато вы отучились бы лгать.
Профессор недобро усмехнулся, а потом положил книгу на стол и ткнул длинным пальцем в сноску.
— Читайте! — приказал он.
— «Правильно сваренное зелье усиливает проклятия, связанные с кровью волшебника. В семнадцатом веке сочетание зелья и чар часто использовали для того, чтобы уничтожить предателей крови в древних и благородных родах. Такая комбинация была чрезвычайно удобной, так как проклятие могло проявить себя только после того, как жертва выпивала зелье…»
— Другими словами, — перебил меня Снейп, — вас сначала прокляли. Зелье же сработало по принципу ключа к замку и пробудило спящие чары.
— Но кто? Когда? — рассеянно спросила я.
Ощущения были мерзкими. Получалось, если бы я не настояла на том, что правильно сварила зелье и тем самым не разозлила Снейпа, — ничего бы не произошло.
— Но ведь зелье-то сварено неправильно! — озвучила я пришедшую на ум мысль, вполне логичную и безобидную, но дарящую крохотный лучик надежды.
Снейп откинулся на спинку стула и смерил меня задумчивым взглядом.
— Возможно, неправильно, но тем не менее последствия очевидны. У вас галлюцинации, вы теряете сознание без причины, синяки на запястьях, — перечислил он. — Конечно, вы, мисс Грейнджер, магглорожденная, поэтому использование на вас таких комбинаций зелья и чар маловероятно. — Снейп кивком указал на книгу. — Скорее всего, чары чувствительны к магии. Чем больше вы колдуете, тем более явными станут галлюцинации.
— Я ведьма. Я не могу отказаться от магии, — вздернула я подбородок.
Слова профессора вызвали у меня негодование. Слишком часто за годы учебы я слышала, что чужая в этом мире, что у меня дурная кровь, не то воспитание, не та компания. Это злило меня, вызывало желание доказать, что я ничем не хуже других.
— Хотите — колдуйте. Только потом не прибегайте жаловаться, что галлюцинации попытались вас убить. — Снейп равнодушно пожал плечами и придвинул книгу к себе.
— Так вы поможете мне? — Я с надеждой посмотрела на него.
— А что я, по-вашему, сейчас делаю? Или вы думаете, что у меня нет других забот?
Голос профессора прозвучал сердито. Встав, он взмахнул волшебной палочкой и перекрасил стену в белый цвет.
— Встаньте здесь. Надо определить, к какой категории относится проклятие.
Я послушалась. Профессор Снейп провел вдоль тела палочкой, бормоча слова на латыни. Сначала ничего не происходило, но потом вдруг стало щекотно, словно кто-то провел холодными пальцами по затылку, взъерошив волосы. Сердце испугано замерло на миг, а потом пустилось в пляс в ритме стаккато.
— Горчичный, — задумчиво произнес Снейп.
— Что?
— Цвет проклятия — горчичный, — пояснил он, а затем добавил: — Это цвет безумия.
— Беллатрикс, — прошептала я, горько усмехнувшись.
Что же, правду говорил Гарри: миссис Лестрейндж, даже горя в аду, продолжала уничтожать врагов своего господина.

***
Кабинет профессора я покинула поздно вечером. Снейп считал, что сумеет найти способ снять с меня проклятие. Я ему верила. Он знал, что делал.
Следующие несколько дней прошли спокойно. Прислушавшись к совету Снейпа, я почти перестала колдовать. Чтобы не было соблазна, прятала в сумку волшебную палочку, стараясь лишний раз не прикасаться к ней. Было тяжело, и все чаще возникало ощущение, что я добровольно отказалась от части себя, словно позволила отрубить себе руку. Чувство неполноценности было таким острым и всепоглощающим, что мне не удавалось ни на чем сосредоточиться. Мысли, навязчивые, пропитанные сомнениями, все чаще возникали в моей голове и подталкивали к безумию.
Однажды вечером я не выдержала и, схватив палочку, прошептала: «Люмос». На ее кончике засиял маленький теплый огонек. Надежда, словно диковинный цветок, распустилась, наполняя меня радостью и счастьем. Я все еще могла колдовать. Все еще была волшебницей.
Чистокровные маги беспощадны к отступникам. Особенно к собственным детям. Когда я спросила у профессора Снейпа, зачем было изобретать такие жестокие методы наказания предателей крови, он ответил мне вопросом на вопрос:
— Вы знаете, какой девиз был у Блэков?
— Чисты навек.
— Нельзя оставаться чистыми, нарушая традиции, одна из которых — заключение брака только между чистокровными волшебниками.
— Но ведь это глупо! — возмутилась я.
— Для вас — да. Для них же многие века это было опорой, которая не позволяла рухнуть их миру.
— Но есть же…
— Мисс Грейнджер! — Снейп рассержено посмотрел на меня. — Вы никогда не сможете понять этого. Магия — бесценна, и ради ее сохранения всегда жертвовали кем-то.
— Сводя с ума? — Я недоверчиво посмотрела на профессора.
— Да нет же! Чем вы слушаете? — это был риторический вопрос. — Необязательно сходить с ума. Нужно добровольно отказаться от магии, тогда проклятие потеряет свою силу.
Сказал как отрезал. Я опустила голову, пытаясь совладать с противоречивыми эмоциями, охватившими меня. С одной стороны, в словах Снейпа была крупица истины, с другой — предложенное решение вызвало во мне ярость. Обжигающую, обвивающуюся тугими змеиными кольцами вокруг сердца ярость.
Мое настроение, и так в последнее время подобное коробке с петардами, вновь сделало невообразимый кульбит. Резко встав со стула, я открыла рот, чтобы высказать Снейпу все, что думаю о чистокровных волшебниках и их средневековых методах и… застыла.
На месте Снейпа сидел Скабиор и тихо хлопал в ладоши. На нем не было привычного кожаного плаща, поэтому он казался мне меньше и безобиднее, чем есть на самом деле. Зато его губы были по-прежнему искривлены в насмешливой ухмылке, словно говоря: «Я все еще здесь. Рядом. Не стоит делать глупостей».
— Да чтобы тебя оборотень покусал! — зло воскликнула я, выхватила волшебную палочку и послала в него невербально проклятие.
Но что-то пошло не так. Магия, всегда такая послушная и преданная, словно взбесившись, обожгла ледяным пламенем мою ладонь. Вскрикнув, я отшатнулась назад и упала, потеряв сознание.

***
— Очнулись, Грейнджер?
Снейп стоял рядом со мной, сидящей в его кресле, мягком, не то что это орудие пыток напротив его стола.
— Что случилось? — спросила я хрипло.
— Вы не помните?
Профессор недоверчиво щурился, пытливо глядя на меня. Глаза в глаза, словно старался прочесть мои мысли. Или выпотрошить голову, что вероятнее.
— Скабиор, — мрачно ответила я. — Он опять появился, ну и я попробовала его заколдовать. Не получилось, да?
— Отчего же? Вам удалось застать меня врасплох, — едко.
Как у такого внешне холодного человека получалось голосом передавать все разнообразие эмоций? Околдовать, приколоть шпилькой, словно букашку к картонке, запугать, убедить — все это он мог сделать, не прикладывая лишних усилий. Эта его способность смущала меня и вместе с тем вызывала восхищение. Если я когда-нибудь заведу себе коллекцию, то в ней будут голоса: волшебные, обладающие даром влиять на людей, менять их.
— Я не понимаю, — призналась я, пряча глаза. Смотреть сейчас на профессора невыносимо, ведь мне было немного стыдно за свои мысли.
— Не было никакого Скабиора, — он устало вздохнул. — В кресле сидел я. Вы на меня напали, я же успел вовремя вас оглушить.
— Извините, — только и сумела произнести я, слишком ошеломленная его словами.
Раньше, когда рядом был профессор Снейп, Скабиор не появлялся. Он предпочитал навещать меня утром или ночью, когда я оставалась одна и меньше всего ждала его. Профессор же был своеобразным барьером, защищающим меня от слишком живых галлюцинаций. А теперь барьера не стало. Более того: мой ненастоящий приятель начал вредить не только мне, но и окружающим. Мастерски выдавая вымысел за реальность, Скабиор стал ломать все, до чего мог дотянуться.
И если его не остановить, то в один замечательный день я проснусь безмозглой куклой, которая слышит голоса и послушно выполняет все их желания.
— Вам не за что извиняться, — тихо сказал Снейп и, увидев изумление на моем лице, пояснил: — Вы больны, мисс Грейнджер.
— Но я замечательно себя чувствую, — поспешно возразила я.
— Сейчас — да. Но кто даст мне гарантию, что, покинув мой кабинет, вы не пойдете прыгать с Астрономической башни? Или не убьёте кого-нибудь по дороге в свою комнату? — произнес Снейп равнодушно, ни единым жестом не показывая своих эмоций, словно он не человек, а глыба льда.
— Я не сумасшедшая.
— Пока еще нет, — он кивнул. — Вы вовремя обратились за помощью.
Знал бы Снейп, чего мне это стоило. Ведь стучать в двери, которые ото всех наглухо закрыты, страшно. Мне повезло, что профессор сжалился и приоткрыл их. Совсем чуть-чуть, на пару дюймов, но и этого хватило, чтобы я вновь обрела надежду.

***
Скабиор пришел ко мне утром. Привычно дымя сигаретой, он сидел, прислонившись спиной к столбику кровати, и рассматривал меня. Пока что его устраивала роль наблюдателя, и это не могло не радовать.
— Не ходи к нему больше, красавица, — он как всегда первым нарушил тишину.
Смотрел тоскливо и как-то отчаянно, словно знал наперед, что я его не послушаю.
— Почему ты молчишь? Считаешь, что если представить, что меня здесь нет, то я исчезну? — Скабиор рассмеялся, мягко, снисходительно. — Не надейся, не исчезну. А вот наказать смогу.
— Опять будешь морочить голову иллюзиями? — невольно спросила я. Любопытство сегодня оказалось сильнее здравого смысла.
— Увидишь. — Скабиор многообещающе усмехнулся и исчез.
Мне на мгновение стало не по себе. Я сомневалась, что его затея так уж безобидна, но поспешила отогнать от себя мрачные мысли. Если я всему буду верить, то действительно сойду с ума. И никаких мертвых егерей не понадобится.
Повесив сумку на плечо, я открыла дверь и на миг ослепла от невыносимого яркого света. Он проникал даже сквозь плотно сомкнутые веки. Глаза слезились, и, не выдержав, я отшатнулась, закрыв лицо руками.
Благословенная темнота. Ласковая.
Но сияние исчезло так же неожиданно, как и появилось. Я медленно опустила руки и обвела взглядом комнату, в которой оказалось.
В это было невозможно поверить.
Вместо каменной лестницы, ведущей в гостиную Гриффиндора, передо мной висели полки. На них сидели куклы: фарфоровые, тряпичные, пластмассовые. Все они с интересом рассматривали меня глазами-бусинками — пристально так, не мигая, пробирая до дрожи своим показным равнодушием. Сверкали нарисованными улыбками на бледных лицах, протягивали маленькие ручки, словно говорили: «Возьми меня. Возьми!»
Вскрикнув, я отступила на шаг назад, второй, третий… А потом развернулась и побежала, не разбирая дороги. Спотыкаясь и цепляясь мантией за острые края полок, неслась вперед, ощущая, что за мной продолжают наблюдать. Не таясь, тихонько хихикая, шепча вслед тонкими детскими голосами.
Поиграй со мной!
Нет! Со мной! Со мной!
Вот еще! У меня платье из органзы.
А у меня из шелка!
Иди к нам!
Мы обязательно подружимся…
…красавица…

Последнее слово подействовало на меня словно удар кнутом. Выхватив волшебную палочку, я резко развернулась. Ведь так меня называл только Скабиор. И если он где-то здесь, то у меня есть шанс вернуться назад, в настоящий мир. Только бы магия проняла его!
Но Скабиора не было.
В комнате стали загораться свечи. Казалось, их не меньше сотни. Они вспыхивали яркими огоньками, словно мотыльки паря в воздухе. Окинув взглядом помещение, я поняла, что оказалась в кукольной лавке. Здесь невыносимо пахло благовониями. Сандал и мирра смешивались с амброй и мускусом, порождая нечто невероятное, одурманивающее, расслабляющее. Веки стали тяжелыми, и меня потянуло в сон. Зевнув, я потерла глаза. Бесполезно! В них будто песка насыпали, да еще и пудры сверху натрясли — все было нечетким, словно сквозь туман.
Пошатнувшись, я ухватилась за полку, чтобы удержаться. Кукла в красивом голубом платьице и с золотыми локонами повернула ко мне голову и понимающе улыбнулась.
— Приляг, отдохни, — сказала она. — Тебе больше не нужно никуда спешить.
А глаза — живые, человеческие. Знакомые. Как и лицо — хорошенькое, смазливое и чуть капризное. Лицо Лаванды.
Но ее ведь убили.
Я в ужасе отшатнулась назад. А кукольная мертвая Лаванда продолжала тянуть ко мне крохотные ручки и смеяться. Она упивалась моей беспомощностью, поглощала, как губка, ужас, наслаждалась моей слабостью. И на глазах оживала, становясь все больше похожей на настоящего человека, словно мои эмоции по капле вливали в нее жизнь.
Мое же тело становилось непослушным, совершенно чужим. Взглянув на свои ладони, я судорожно сглотнула: кожа стала белой, словно все краски выцвели. Пальцы гнулись плохо, и, присмотревшись, я увидела, что вместо суставов у меня появились шарниры, новенькие, блестящие, словно смазанные маслом.
Кукольная кожа. Кукольные руки. Кукольная Гермиона.
Глубоко вдохнув, я заставила себя расслабиться и успокоиться. Это все ненастоящее. Галлюцинации. Как там профессор Снейп говорил?
«Они не навредят, пока вы им не позволите».
Это болезнь. Ее можно побороть, надо только верить в свои силы, быть смелой.
Благовония по-прежнему дурманили, а ожившие куклы пугали. Я постаралась не обращать на них внимания и найти кассу, за которой должен стоять продавец. Как и во всех лавках, рядом с кассой был выход. Дверь — вот моя цель. Она приведет меня к свободе. И к Снейпу. Он обязательно что-то придумает, чтобы не дать мне окончательно заблудится в лабиринтах моего сознания.
Поэтому я упрямо шла вдоль полок. Не глядела по сторонам, не прислушивалась к голосам, не обращала внимания на то, что мне все труднее дается каждый шаг, что суставы-шарниры скрипят и не гнутся.
Подбадривая себя, я двигалась вперед, к цели. Еще немного. Главное — не сдаваться. Вот, на первый взгляд бесконечные, ряды полок исчезли, и я увидела то, что искала. Кассовый аппарат, дверь. Только продавца не было. Возможно, это и к лучшему. Сил, чтобы бороться со Скабиором, у меня сейчас не было.
Сделав последний рывок, я распахнула настежь дверь и шагнула во тьму. И будь что будет!

***
Меня снова ослепила вспышка невыносимо-яркого света. Когда же глаза обрели способность все четко видеть, мне захотелось ослепнуть. Напротив меня, на поваленном дереве, сидел альфин. Он настороженно смотрел огромными желтыми глазищами и нетерпеливо постукивал перекрученным хвостом по земле. Передние орлиные лапы с длинными когтями то и дело царапали ствол дерева. Вокруг нас же возвышался защитный купол, по стенкам которого проходила рябь, словно кто-то бросил в воду камушек.
Я судорожно вздохнула, попыталась успокоиться. Альфины, как и все представители кошачьих, чувствовали страх. И нападали. Срабатывал охотничий инстинкт. Все, что мне оставалось, — не делать резких движений и надеяться, что купол изнутри проницаем для волшебников. Очень сильно надеяться. Становиться ужином для Полосатика мне не хотелось.
Отступив, я замерла, изучая его поведение. Он по-прежнему сидел на месте, только длинный тонкий язык время от времени мелькал между зубами, как будто альфин пробовал воздух на вкус. Или облизывался.
Продолжая идти спиной вперед, я попыталась вспомнить все, что знала об этих животных, но на ум приходила всякая ерунда. А настойчивей всего — детская считалочка про гномов.
Сдавшись, я стала бормотать ее. Монотонность и ритм успокаивали. Я понимала, что чем лучше держу себя в руках, тем больше у меня шансов выбраться отсюда живой.

Под горою у реки
Живут гномы-старики,


Вибрация магии стала почти осязаемой. Покалывание в кончиках пальцев сменилось легкой щекоткой, а затем внезапно жжением.

У них колокол весит,
Позолоченный звонит:


Полосатику не понравилось, что я отошла так далеко. Подобравшись, зверь, словно пружина, прыгнул и приземлился в двух шагах от меня. Недовольно заворчав, он выгнул дугой спину и ощерил клыки — длинные, острые, смертоносные.

— Диги-диги-диги-дон —
Выходи скорее вон!


Он бросился на меня, но налетел на возникший между нами щит. Рассержено зашипев, альфин ударил по преграде когтистыми лапами. Раз, второй, третий, но щит выдержал.
Оказалось, что все это время я не дышала. Не смела. И лишь когда Полосатик, потеряв интерес, направился вновь к своему дереву, облегченно выдохнула. Я все еще жива.
— Дура! — не хуже альфина прошипели у меня за спиной.
Оглянувшись, я увидела злого, как дюжина пикси, профессора Снейпа.
«А ведь все так хорошо начиналось!» — тоскливо подумала я.


Продолжение следует...


 
Key_usual Дата: Вторник, 25.12.2012, 20:56 | Сообщение # 6
Key_usual
Лемма Цорна
Статус: Offline
Дополнительная информация
Начало вашего рассказа заинтриговало. Очень интересно вы начали, автор. Меня история захватила не сразу, попытался было смутить меня пов, который я не очень люблю в фиках, но вот интрига зацепила сразу.
Так что с нетерпением жду продолжения. Пока истории удалось весьма таки взбодрить мой организм.
 
Corky Дата: Вторник, 25.12.2012, 21:53 | Сообщение # 7
Corky
Accio Renathen!
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ух ты! Заинтригована и жду продолжения.

Автору спасибо за неординарную историю!
 
Juliet_Linus Дата: Вторник, 25.12.2012, 22:17 | Сообщение # 8
Juliet_Linus
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Проду))) чего то мне не хватает, но возможно в последующих главах я обрету для себя эту "нехватку")

 
Bodler Дата: Вторник, 25.12.2012, 22:29 | Сообщение # 9
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
НЕ ЗАБЫВАЙТЕ НЕ ТОЛЬКО ОЦЕНИВАТЬ, НО И КОММЕНТИРОВАТЬ И ОБОСНОВЫВАТЬ СВОИ ОЦЕНКИ.


 
Lazybones Дата: Среда, 26.12.2012, 10:55 | Сообщение # 10
Lazybones
Фик-фок на один бок
Статус: Offline
Дополнительная информация
Захватывающие начало. Фик держит в напряжении. Новый (для меня лично) герой - Скабиор. Вполне себе характерные персонажи. Жду продолжения. Вы, автор, молодец!

Как хорошо ничего не делать, а потом отдохнуть!

Орден на грудь
В каждом спит художник и поэт. Устроили ночлежку… (с) М. Мамич
 
Strigoya Дата: Среда, 26.12.2012, 13:50 | Сообщение # 11
Strigoya
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Здорово! Захватывает с первых строк! Очень нестандартный сюжет. С нетерпением жду продолжения! Всему творческому коллективу, работающему над историей - большое спасибо)))

"Повсюду искал я покоя и в одном лишь месте обрел я его - в углу с книгою"
Умберто Эко "Имя Розы"

 
Memoria Дата: Среда, 26.12.2012, 13:53 | Сообщение # 12
Memoria
Seconda Navigazione
Статус: Offline
Дополнительная информация
ОЧЕНЬ интересно читать. прям очень-очень.
Как начала, так и не оторвалась ни на минуту.
Атмосферно и осязаемое. так, как я люблю.
Спасибо.
Скорее бы продолжение.
 
Ariana Дата: Среда, 26.12.2012, 14:06 | Сообщение # 13
Ariana
принцесса Гриффиндора
Статус: Offline
Дополнительная информация
Цитата (СНЕЙДЖЕР)
Жанр: POV/Ангст


жанр Ангст меня напряг, а в сочетании со Скабиором это мне напомнило что фик Смолянки так и не закончен grust3 Жаль он мне нравился.

Здесь интрига тоже захватывает, но не смотря ни на что я пока не ощущаю серого цвета ангста, так что надеюсь все закончится хорошо. Хотя ангст это не драмма в нем тоже бывают хорошие концы.
Хооршо что у Гермионы хватило ума обратится за помощью, я уж боялась она до последнего дотянет
Очень жду продолжения da6


А характер-то у меня - замечательный! Это просто у всех нервы какие-то слабые... :)
**********
Чему бы грабли Катю не учили, а сердце верит в чудеса.... )))
 
Tori67106 Дата: Среда, 26.12.2012, 14:29 | Сообщение # 14
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cто раз да! Захватывает с первого мгновенья. Автор Браво ok4 jump1 ok4

 
NATALI_2010 Дата: Среда, 26.12.2012, 14:45 | Сообщение # 15
NATALI_2010
Пятикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
da4 da4 da4 Интересно и захватывающе!

Сколько человеческого счастья разбилось вдребезги только потому, что кто-то из двоих своевременно не сказал:"Извини!"
 
Амели4ка Дата: Среда, 26.12.2012, 16:32 | Сообщение # 16
Амели4ка
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Наверное, интересно, просто я не любительница подобных историй grust5

А вообще, с поставленной задачей автор справился, такого последствия уроков зельеварения я ещё не встречала!

Цитата (СНЕЙДЖЕР)
Видеть мертвых — плохой знак даже в мире магов

Почему мне кажется, что это предложение я уже где-то слышала, только вместо магов там было другое слово...


Сообщение отредактировал Амели4ка - Четверг, 27.12.2012, 15:12
 
Memoria Дата: Среда, 26.12.2012, 16:36 | Сообщение # 17
Memoria
Seconda Navigazione
Статус: Offline
Дополнительная информация
предупреждение администрации Вы читали? =)
оценивать пока рано!
 
Tori67106 Дата: Среда, 26.12.2012, 17:04 | Сообщение # 18
Tori67106
Шестикурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Амели4ка
Цитата (Амели4ка)
Цитата (СНЕЙДЖЕР)
Видеть мертвых — плохой знак даже в мире магов

Почему мне кажется, что это предложение я уже где-то слышала, только вместо магов там было другое слово...


Слышать голоса - , плохой знак даже в мире магов


 
Клепуся Дата: Среда, 26.12.2012, 21:28 | Сообщение # 19
Клепуся
канцекрыс обыкновенный среднепушистый
Статус: Offline
Дополнительная информация
Начало заинтриговало, как и практически всех прочитавших! podmig1 Напомнило очень любимого мною Меррита da6 . Буду ждать проду da6

 
Конкурсный_профиль Дата: Среда, 26.12.2012, 21:32 | Сообщение # 20
Конкурсный_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Key_usual, спасибо!
Цитата (Key_usual)
Меня история захватила не сразу, попытался было смутить меня пов, который я не очень люблю в фиках, но вот интрига зацепила сразу.

ПОВ, как и время - особенности стиля. Кому-то ближе и легче дается одно, кому-то другое.
Здорово, что получилось вас заинтересовать! Над сюжетом афффтар голову ломал долго ok3

Цитата (Key_usual)
Пока истории удалось весьма таки взбодрить мой организм.

Надеюсь, что фик не только взбодрит, но и оставит приятное послевкусие podmig1

Lazybones, Juliet_Linus, Corky, вам спасибо за отзывы!
Продолжение обязательно будет.

Strigoya, спасибо))
Цитата (Strigoya)
Очень нестандартный сюжет.

Да? Вроде стандартная школьная история...

Incarcerous, NATALI_2010, Tori67106, благодарю! brush

Ariana, спасибо)

Цитата (Ariana)
а в сочетании со Скабиором это мне напомнило, что фик Смолянки так и не закончен

Афффтор экспериментирует и взялся за Скабиора на свой страх и риск. Все же в каноне о нем и двух предложений не наберется...

Цитата (Ariana)
но не смотря ни на что я пока не ощущаю серого цвета ангста, так что надеюсь все закончится хорошо.

Смотря для кого ok3 У ангста много цветов и оттенков.

Цитата (Ariana)
Хооршо что у Гермионы хватило ума обратится за помощью, я уж боялась она до последнего дотянет

Она и так долго тянула. Вон какие последствия нехорошие. Но вместе ГГ и СС справятся с армией таких вот егерей! podmig1

Амели4ка, вы не любите ангст?)

Цитата (Амели4ка)
А вообще, с поставленной задачей автор справился, такого последствия уроков зельеварения я ещё не встречала!

Оу! Это как раз те слова, которые я больше всего ждала!

Цитата (Tori67106)
Слышать голоса - , плохой знак даже в мире магов

Ага, второй фильм))


 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-15 » "Продавец кукол", автор Фатия, POV/Ангст, PG-15, миди (на конкурс "Рождественские СОВы")
  • Страница 1 из 7
  • 1
  • 2
  • 3
  • 6
  • 7
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Стихотворный паноптикум от Memoria...
2. Фанфик "Свет в окне напротив&...
3. Marisa_Delore
4. "Сильные женщины не плачут&qu...
5. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
6. Поиск фанфиков ч.3
7. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
8. "Четверть века", lajtara...
9. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
10. «Счастливое нежелательное воспомин...
11. Горячая линия
12. "Кладдахское кольцо", пе...
13. "Змеиные корни"(Синопсис...
14. Заявки на открытие тем на форуме &...
15. Это страшное слово ПЛАГИАТ
16. "Кровь волшебства", pale...
17. "Предчувствие", автор Af...
18. "Всё отлично, профессор Снейп...
19. "День свадьбы", Morane
20. "Увидеть будущее", автор...
1. Magla[07.07.2020]
2. grushenadya[06.07.2020]
3. AntonNiz[06.07.2020]
4. likamuknova[06.07.2020]
5. DanielleCollinerouge[06.07.2020]
6. blackrina[05.07.2020]
7. PhoenixK[05.07.2020]
8. Grey_Stingrey[04.07.2020]
9. likadunmova[04.07.2020]
10. Diana12309[04.07.2020]
11. Webgirl1996[04.07.2020]
12. MaryAdams777[02.07.2020]
13. dara71685[01.07.2020]
14. Happy_bunny_787[01.07.2020]
15. skudinaolya[01.07.2020]
16. Elvensong[30.06.2020]
17. Oksana2435[29.06.2020]
18. Elasha[29.06.2020]
19. 89026739130[28.06.2020]
20. Bal[28.06.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Erika, IrinaIg98, Бетельгейзе, Liora, Grmain, орагон, mucik, Alonich, Branwen, otek_kvinke, Shin-chan, Элинор, TheFirst, Darelli, Лакуна, Nelk, eger, Afina, pronina07, Элейна, orxidea94, aneris, Гера, anngagina, basty, ntym13, VegaBlack, antares-a, rijaylu, Alira, olya_flower, Aileen, Alien, SapFeRia, Jet, Sinara_home, Lory, just_aquarius, Чеширра, Ионечка, Хозяйка_Медной_Горы, werewolf0x, Fairy_tale, Memoria, Letena_Blak, Timur91, Leontina, tanushok, Oxcenia, Antario_eri, Anti_KuGu, [Полный список]
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz