Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем всех творцов принять участие в новом конкурсе "Посиделки у камина"!   



  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Не покидай...", Michmak, пер. ewige, СС/ГГ, PG-13 (драма, романтика, макси, закончен)
"Не покидай...", Michmak, пер. ewige, СС/ГГ, PG-13
SAndreita Дата: Воскресенье, 01.08.2021, 18:06 | Сообщение # 1
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарий к фанфику "Не покидай...", автор Michmak, перевод viola (главы 1-6), Caroline & Lady Nym (главы 7-11), Lady Nym (глава 13), ewige (главы 12, 14 - до конца), СС/ГГ, PG-13, драма, романтика, макси, закончен

Старое обсуждение перевода
 
SAndreita Дата: Воскресенье, 01.08.2021, 18:38 | Сообщение # 21
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 19. Снейп и Гермиона


Северус Снейп прекрасно понимал, что вероятность покинуть сознание Гермионы втроем была низкой, а спасти Гермиону и выбраться самому без помощи Поттера – нулевой.

Несмотря на то, что нумерология никогда не была его любимым предметом, он хорошо в ней разбирался. За последние семь часов он просчитал пятьдесят уравнений, подставляя то одни переменные, то другие, и из пятидесяти раз спастись всем троим удалось лишь единожды. Да, шансы были невелики.

Вздохнув, он поднялся из-за стола и прошел в ванную, где наполнил раковину холодной водой и умыл лицо. Глянув в зеркало, он себя практически не узнал: глаза сидели глубоко, кожа казалась чуть ли не прозрачной, а щеки под многодневной щетиной впавшими. Он выглядел хуже смерти.

Северус давно заметил, что похудел. На самом деле он умирал от голода, но за пределами сознания Гермионы не мог заставить себя съесть ни кусочка: не было аппетита. Он ел вместе с ней, и этой воображаемой пищи ему хватало. Северус знал, что Альбус о нем волнуется, да и Нетти тоже. Даже Минерва и Сибилла выразили беспокойство, но у него хватало сил и времени только на отговорки. «Разумеется, я ем, – успокаивал он. – Просто изучение проклятья занимает много времени. Все вернется в норму после того, как я освобожу Гермиону, вот увидите». И что коллегам оставалась на это ответить? Им приходилось верить ему на слово. Кормить его принудительно никто бы точно не взялся.

Умывшись, Северус вернулся в спальню и быстро переоделся в чистую белую рубашку и сюртук. Испещренные расчетами листы пергамента он свернул в рулон, который перевязал кожаным шнурком и засунул в щель между столом и стеной. Сложив остальные бумаги в аккуратную стопку, он увенчал ее своим рисунком Гермионы и двумя запечатанными письмами, из которых одно предназначалось Гермионе, а другое – Альбусу: Снейп считал, что в жизни нужно быть готовым к любому повороту событий.

Окинув покои прощальным взглядом, он понял, что настал его день: сегодня он освободит Гермиону и потеряет себя. Снейп прошептал: «Нокс», – и, когда знакомая гостиная погрузилась в темноту, направился к покоям Гермионы: надо будет поговорить с Поттером так, чтобы она их не услышала.

Не было никакой уверенности, что Поттер выполнит его просьбу и вытащит Гермиону вне зависимости от того, что будет с Северусом. Да, мальчишка обещал, и все же… Не в его натуре оставлять людей на произвол судьбы, даже если это глубоко ненавистные ему люди. Вероятно, гриффиндорская привычка. Все вокруг восхищались таким поведением, но Снейпу оно казалось редчайшей глупостью: спасти всех и каждого невозможно, хоть Поттер с присущей ему наивностью в этом и убежден. Скольких он потеряет, прежде чем понять, что спасать нужно лишь самых важных? А Гермиона была самой важной, в сотни раз важнее Снейпа… Если кто-то достоин быть спасенным, то это она.

Надеяться на свое спасение Снейп перестал уже давно. Он знал, кем является и сколько всего натворил – и что мог натворить в будущем, если жизнь прижмет к стенке. От этой мысли должно было отдавать горечью, но ничего подобного он не чувствовал, потому что Гермиона его уже спасла – своей любовью и верой в него. Ее поцелуи стали для него крещением и путем к свободе – неважно, что впереди. Даже если ему не удастся вырваться из когтей проклятья вслед за Гермионой, он понимал, что в том смысле, который важней всего, он уже наслаждался драгоценным спасением, хоть и недолго.

Теперь он стоял перед недвижимым телом Гермионы в окружении людей, которые, понял он, являются его друзьями. Какая ирония – он нашел любовь и дружбу перед самым концом. Конечно, он был благодарен за крепкие объятья Альбуса и слезы Нетти, но на исход спасательной операции они никак не повлияют. Единственным утешением было то, что никто не отвернется от Гермионы, когда станет ясно, что Северус пожертвовал ради ее свободы своей. Эти люди понимали его – возможно, уже всю жизнь, – и им не составит труда разобраться в причинах его выбора.

То, что ему больше не нужно было сосредотачиваться, чтобы проникнуть в ее сознание, пугало Северуса, ведь это свидетельствовало о незаметно умножившейся силе проклятья. Переход был безболезненным и простым, словно из одной комнаты в другую. Северус почувствовал, что Поттер взял его за руку, когда было сказано, и сконцентрировался на том, чтобы протащить его за собой. Весь процесс занял неожиданно много времени: создавалось впечатление, будто на пути мальчишки стояло какое-то препятствие. Но когда Снейп оказался внутри, он даже не обернулся, чтобы убедиться в присутствии Гарри, и зашагал к центру вестибюля: что-то пошло не по плану, и Гермионы нигде не было видно.

– Гермиона! – закричал он. – Я просил тебя ждать нас здесь! Где ты? – Но ответом ему стало только эхо. Северус позвал опять: – Гермиона!

Он слышал бестелесный голос Трелони, как жужжание насекомого над ухом:

– Северус, ваша аура сливается с аурой Гермионы, как и раньше. Однако ваши цвета не ослабевают. В ауре Гарри не видно никаких изменений.

Он почти не обратил внимания на ее слова. Глядя на связывающую всех троих нить, он увидел, что отрезок, ведущий к Гарри, пульсирует сильным белым цветом, а тот, который должен привести его к Гермионе, едва виден и кажется скорее иссохшей плетью, чем живой связью. Аккуратно потянув за него, Северус почувствовал слабую вибрацию.

– Снейп, – позвал тем временем Поттер. – Что происходит? – Мальчишка двигался к центру вестибюля вопреки четким инструкциям. Снейп яростно приказал:

– Оставайтесь на месте! Уже забыли, что я вам говорил?

– Где Гермиона? – ответил Гарри. – Почему она нас не встретила?

– Это я и собираюсь выяснить. – Снова глянув на нить, Северус начал продвигаться вдоль коридора, в глубине которого она исчезала. – Оставайтесь здесь и не двигайтесь.

Коридор утопал в жутком мраке, но тени, заплясавшие по стенам, когда заклинание Снейпа зажгло редкие свечи, были еще страшней. Воздух вокруг казался влажным и нечистым; каждый вдох будто покрывал горло тонким слоем слизи. «Гермиона! – звал Северус, заглядывая в пустые комнаты. – Гермиона!»

С каждым шагом голос Сибиллы звучал все отдаленней, связь с Гарри становилась слабее, а запах разложения и плесени – всеобъятнее. Сознание Гермионы было в худшем состоянии, чем в самый первый день, когда он обнаружил ее, сходящую с ума от одиночества, в кабинете зельеварения. Сейчас все вокруг казалось заброшенным и пустым, будто Гермионы здесь никогда и не было. Снейп боролся против накрывающей его паники.

Нить между ним и Поттером была натянута до предела и выглядела полупрозрачной, хотя и продолжала пульсировать. А нить, ведущая к Гермионе, становилась тем толще и ощутимее, чем глубже он погружался в выдуманный мир. Снейп все еще не знал, где находится Гермиона и что происходит.

Вдалеке слышался равномерный стук капель. В воздухе витали запахи влажной плесени и застоялой воды. Время от времени до слуха доносились страдальческие стоны. При всем желании Снейп не мог узнать в этих мрачных коридорах уютный замок, воссозданный Гермионой: она ведь встречала его в Хогвартсе, а не в Азкабане.

Не в Азкабане… не в Азкабане… Замерев, Снейп внимательно осмотрелся – и все понял. Он больше не был в сознании Гермионы – по крайней мере, не полностью: на сотворенные Гермионой элементы накладывалось то, как Снейп запомнил посещение Драко. Еще пара десятков шагов – и он окажется в комнате, где ждал, когда охранник приведет заключенного.

Постукивание капель становилось все громче, отражаясь приглушенным эхом от покрытых лишайниками каменных стен.

– Оно никогда не останавливается, никогда, – зашептал над ухом голос Драко. – Я больше не хочу сходить с ума в одиночку…

– Ты на самом деле не здесь, – проговорил Снейп. – Это все мое воображение.

– Я здесь… всегда был здесь и ждал… ждал тебя, дорогой Северус, ждал и жаждал… – Голос, сначала будто принадлежавший Драко, с каждым словом становился глубже, превращаясь в голос его отца.

– Люциус, ты больной, – прошипел Снейп в темноту. В ответ раздался маниакальный хохот:

– Ну ты, Северус, и шалун! Состряпал зелье, о котором подхалимам Дамблдора знать не следует! И теперь ты пришел ко мне, мой дорогой, мой драгоценный… Пришел, чтобы стать моим…

Голос набирал силу и звучал будто из-за спины, щекоча шею и вызывая дрожь. В нем слышалось сумасшествие, которое вторило состоянию Малфоя-младшего; в нем слышалась опасность.

– Ты ничтожный отзвук человека, который и при жизни был уже ничтожеством, – ядовито ответил Снейп. – Я пришел не ради тебя – и задерживаться не собираюсь. Где Гермиона? Что ты сделал с ней?

– Что, Северус, потерялся? Не думал, что в сознании омерзительной грязнокровки на самом деле все выглядит вот так? – Голос утроился, удесятерился… Теперь он шипел и безумно хихикал из каждого угла.

Замедлив шаг, Северус окинул взглядом ряд закрытых дверей. Тени вокруг просачивались из камер и скользили по тронутому ржавчиной железу щеколд. За каждой дверью ждала одинокая, леденящая душу смерть.

– Это не ее сознание, Люциус, таким оно никогда не было. Переставай играть со мной в прятки, это тебе не поможет.

Голос… то есть Люциус… то есть проклятье не ответило, лишь продолжило хохотать. Снейп вновь потянул за нить, связывающую его с Гермионой. В конце коридора показалась дверь, ведущая в его покои. Туда он и направился.

– Она такая сладенькая, – зловеще проговорил Люциус. – Какой подвижный разум! Я упивался каждой возможностью ею поиграть. Она так легко поддается внушению…

Снейпу было не до перепалок с проклятьем. Распахнув дверь, он вошел в свои покои, где все выглядело так же, как вчера вечером. Посланий, оставленных им для Альбуса и Гермионы, на столе не было. «Значит, ты знаешь далеко не все», – подумал он и спросил:

– Где она, Люциус?

– В кровати – там, где я ее оставил, – усмехнулся голос. – Невыразимо вкусная девочка. А какие ей о тебе снятся сны!.. Пальчики оближешь.

Стараясь сохранять хладнокровие, Снейп шагнул в сторону спальни.

Гермиона лежала в постели, закованная в полупрозрачные серые цепи. Ее глаза были закрыты, как во время самого обычного сна, но в горло залезло серое щупальце.

– Гермиона! – тревожно воскликнул Снейп.

– Она моя, Северус. Всегда была моей, потому что она часть тебя. А теперь вы оба в моей власти, и вам во веки веков не освободиться… – нашептывал голос Люциуса прямо на ухо, проникая через барабанные перепонки и обволакивая мозг, гипнотизируя, соблазняя… Снейп чувствовал, как по телу растекается странная тяжесть. Было бы так приятно лечь рядом с Гермионой и позволить заковать в серые цепи и себя: он же не мог без нее жить …

– Молодец, Северус… Подойди ближе… Забудь о нити, какой из тебя Тезей… Останься со своей любимой, не покидай ее…

Снейп стоял у края кровати. Мурлыкающий голос уговаривал сдаться, смириться со своей участью. Рука сама собой сжала слабо пульсирующую нить, ведущую к Гермионе. Часть, ведущая к Гарри, была почти невидимой.

Нить… Решительным движением Снейп разорвал отрезок, связывающий его с Гермионой, и та, резко сев, закричала.

Проклятье злобно шипело из всех углов:

– Ничего не выйдет, Северус… Вы оба будете моими… Так просто тебе ее не освободить… – Натянувшись, цепи пригвоздили Гермиону к кровати.

– Северус, что происходит? – дрожащим голосом спросила Гермиона, безуспешно пытаясь высвободиться. Снейп что-то достал из кармана и, прошептав ей: «Не сопротивляйся», – громко заговорил голосом, полным презрения:

– Да зачем она тебе, эта грязнокровка, когда на твой крючок попался я?

Цепи замерли, будто размышляя. Несколько щупалец приблизилось к Снейпу.

– Что, предлагаешь в обмен на нее себя? – кровожадно захихикало проклятье.

– По собственной воле, – подтвердил Снейп, стараясь не отшатнуться, когда серые пальцы заскользили вниз по сюртуку.

Гермиона смотрела на него округлившимися от ужаса глазами, но по мере пробуждения все лучше понимала, что происходит. Когда цепи вокруг нее достаточно ослабли, она выскользнула из них, оказавшись по другую сторону кровати, все еще не сводя глаз с Северуса. Тот надеялся, что она догадается о его намерениях.

– Как благородно, как самоотверженно, – мурлыкал тем временем Люциус, – пожертвовать собой ради этой сучки. Ты превратился в тряпку, Северус. Иди ко мне, я так долго ждал…

Когда первая цепь обернулась вокруг его запястья, Снейп был начеку: выхватив из мантии кинжал, засверкавший золотом в полумраке спальни, он одним взмахом отрубил несколько витков тумана. Проклятье издало нечеловеческий вой.

Гермиона стояла рядом с Северусом, готовая бежать по первому же знаку. Снейп схватил ее за руку и понесся прочь из покоев, вдоль по коридору, рассекая на бегу серые щупальца. Позади них извивалось проклятье: «Убить его, убить его, убить!»

Гермиона все еще не пришла в себя и то и дело спотыкалась, словно марионетка, у которой перерезали половину ниточек. В темноте слышался топот тысячи крыс, шелест тысячи спешащих змей: это проклятье бросилось в погоню. Северус смахнул последний клочок серого тумана с Гермионы, как раз когда они добежали до вестибюля.

– Не оглядывайся! – кричал Снейп. – Беги дальше! Я с тобой, ты в безопасности!

Услышав голос Поттера, зовущего Гермиону, Снейп заметил, что мальчишка приблизился к ним вопреки указаниям.

– Оставайтесь на месте, черт вас подери! Я же сказал не двигаться!

– Гарри! – воскликнула Гермиона, с неожиданной силой потянув Северуса вперед. Однако их скорость заметно снизилась, стоило им добежать до вестибюля: проклятье было не готово их отпустить.

– Серый цвет… приближается… Вам надо спешить! – раздался испуганный голос Сибиллы. Снейпу удалось обвязать нить вокруг Гермионы, которая находилась теперь между ним и Поттером.

Из-за резко упавшей температуры воздуха дыхание вырывалось облаками пара. Снейпу казалось, будто он бежит по холодной вязкой жиже, засасывающей его на каждом шагу. Поттер пятился назад, в сторону выхода, и тянул за собой нить, словно надеялся высвободить их одной силой воли.

Вестибюль покрывался серым налетом, из коридора дул ледяной ветер, эхо тысячи голосов безумствовало: «Он обманул нас, обманул, обманул! Мы должны поймать его, поймать, поймать, поймать…»

Гермиона плакала, и слезы замерзали на ее щеках. Она пыталась пробиться к Поттеру, но проклятье их нагоняло. И все же они были так близки к выходу! Если бы только удалось подтолкнуть Гермиону вперед, чтобы хоть она оказалась в безопасности! Он обещал ей… Но и сдаваться Снейп не хотел – пока что, – ведь если он застрянет здесь, он ее больше никогда не увидит.

У них был один шанс, один-единственный. Лезвие кинжала сверкнуло в воздухе чистым золотом – цветом высочайшего добра – и перерезало нить между Снейпом и Поттером.

Результат последовал незамедлительно: голоса триумфально захохотали, а Гермиону резко швырнуло вперед.

Болотная жижа внезапно отступила, и Снейп бросился бежать со всех ног, глядя, как Поттер, поймав Гермиону, обнимает ее, приговаривая: «Гермиона, Гермиона…»

– Скорее выбирайтесь наружу! – закричал Снейп, про себя обещая лично огреть Поттера проклятьем, если тот не даст деру, пока есть возможность. Никто не знал, как долго мальчишка сможет оставаться в сознании Гермионы без нити, соединяющей его со Снейпом.

Гермиона посмотрела назад и ахнула, увидев, какое расстояние их разделяет.

– Мы тебя не оставим! – пообещала она. – Торопись, Северус, беги!

Будто вторя ей, послышался перепуганный голос Трелони:

– Спасайся, Северус! Я больше не вижу твои цвета…

Чувствуя, что проклятье вот-вот настигнет его, Снейп закричал:

– Бегите, Поттер! Хватайте ее – и бегом отсюда!

Мальчишка наконец-то образумился и, обхватив Гермиону, перебросил ее через плечо, торопясь к выходу. Снейп видел, что Гермиона сопротивляется, пиная Поттера так, что тот ее чуть не уронил.

– Северус! – кричала она. – Северус!!!

Выросшая из пола серая цепь обернулась вокруг лодыжки и повалила Снейпа на землю. «Он наш, он наш, он наш…» – послышалось отовсюду.

– Выбирайтесь, Поттер! Сейчас же! – приказал Снейп, как безумный отбиваясь кинжалом от многочисленных цепей.

Поттер отпустил Гермиону. Хохот проклятья отдавался эхом в голове, в то время как цепи все надежнее сковывали ноги: «Мы и ее заполучим… вкусную, сладенькую… отвратительную грязнокровку…»

– Ты можешь оставить меня себе, скотина поганая! – прорычал Снейп, все еще стараясь вырваться. – Просто дай им уйти! Поттер! Хватайте ее в охапку и проваливайте отсюда!

Ему никак не удавалось подняться. Цепи впились в ноги и спину, а руки оставались свободными лишь благодаря молниеносным рефлексам. Снейп чувствовал, что ему не победить. Затылок с треском приложился о каменный пол, когда серая петля затянулась на горле. С отчаянным ревом Снейп схватил ее и порвал на клочки, однако новые толстые цепи тут же обвились вокруг него, прижимая левую руку к туловищу. Их получилось перерезать кинжалом, но в глубине души Снейп знал: проклятье всего лишь играет с ним, упиваясь бесполезным сопротивлением.

«Теперь ты наш, Северус… Не надо бороться… Сдавайся, ну же… Грязнокровка бросила тебя, оставила здесь умирать…»

Больно ударившись плечом об пол, Снейп застонал. Цепи тут же обездвижили его, затягивая кольца вокруг своей добычи, как живые змеи. Снейп чувствовал их холодные звенья на шее, на лице… Последним, что он услышал, прежде чем погрузиться во тьму, оказался его собственный сдавленный крик.

***


Гермиона Грейнджер была в ярости, хоть и места себе не находила от волнения. Северус солгал ей! Ради нее он решил пожертвовать собой, но Гермиона не собиралась этого допустить. Нет, без него она никуда не пойдет.

Она не совсем понимала, каким образом они оказались в таком положении. Прежде чем Северус потащил ее за собой по сырым коридорам, Гермиона, кажется, лежала в кровати и думала, как же хорошо будет скоро спать рядом с ним.

Однако с тех пор должно было пройти немало времени, потому что Гарри находился в ее сознании, а она уже бежала обратно к Северусу, в центр вестибюля. Его было почти не видно под витками серых цепей – тех же, которые она сбросила, пробудившись ото сна.

Сердце выпрыгивало из груди от страха и адреналина: без Северуса она точно никуда не пойдет. Она любила его и не собиралась обменять его жизнь на свою. Не собиралась даже оглянуться, чтобы посмотреть, тут Гарри еще или нет, потому что все по-настоящему важное было впереди нее. «Я не стану Эвридикой, – пообещала себе она. – Ни мне, ни Северусу не придется пожертвовать собой, потому что мы спасем друг друга».

Приближаясь, Гермиона услышала хохот проклятья. Северус лежал на полу, скованный бесчисленными цепями. Меж звеньев было видно лишь глаза, смотрящие пустым взглядом в никуда.

– Тебе его не спасти, – зашипел Люциус. – Но тебя было так легко сюда заманить, безмозглая девчонка!..

– Отпусти его сейчас же! – потребовала Гермиона, падая рядом с Северусом на колени и дергая за туманные цепи.

– Ни за что! Он мой… И ты тоже… Навеки…

– Нет, мой! Я тебе его не отдам!

– Вы оба в моей власти, глупая грязнокровка … Потеряны навсегда…

Гермиона принялась с утроенными силами рвать цепи, яростно крича:

– Ты нас никогда не получишь!

Но проклятье снова разразилось хохотом:

– Вам не победить… Я использовал тебя, чтобы заманить его… Это ты во всем виновата…

Внезапно Северус пошевелился: усилия Гермионы и ее голос вывели его из ступора. Видя, как она вздрогнула из-за насмешливых слов проклятья, он выдохнул:

– Нет, это неправда…

Голос Люциуса будто погружал ее в гипнотическое состояние, в то время как цепи обвивались вокруг запястий, тянулись к локтям…

– Правда-правда… Она была приманкой… Я кормил ее мечтами, разжигал аппетит… заставил ее полюбить тебя, жалкий глупец! Думаешь, это было бы возможно без моего влияния? – Туман полз все выше, доставая до плеч, смешиваясь с прядями волос… – Ты на самом деле не любишь его, не любишь…

– Люблю! – воскликнула Гермиона, несмотря на серую пелену. – Не верь ему, Северус. Мое сердце проклятью не подвластно. Если бы я тебя не любила, то спаслась бы вместе с Гарри. Ты ведь перерезал нить и освободил меня, так? Если бы мои чувства были результатом проклятья, они бы исчезли, когда оборвалась связь.

Северус все еще боролся, но Гермионе было видно его глаза. Они были невыносимо грустными, будто все его мечты разбились об острые грани реальности: он верил словам Люциуса.

– Я перестану сопротивляться, если ты позволишь ей уйти, – обреченно прошептал он. – Зачем она тебе, если у тебя есть я?

– Вот это благородство, – бешено захихикало проклятье. – Я никогда ее не отпущу. Теперь вы оба мои: и предатель, и его подстилка…

– Северус, – взмолилась Гермиона. Слезы текли по ее щекам. Каким-то образом ей удалось разорвать несколько цепей, чтобы взять его за руку. – Посмотри на меня. Мы справимся! Ты обещал, что вызволишь меня отсюда, и ты всегда сдерживаешь обещания. А когда ты меня освободишь, я без тебя не уйду. Потому что я люблю тебя, Северус, всем сердцем! Ну же, пожалуйста…

– Разве ты можешь меня любить, когда я тебя так подвел? – Он отстранился от ее рук.

– Ничего подобного! Ты меня спас. Спасал меня раз за разом! А теперь я тебя спасу. Люциус не сможет победить, если мы ему не позволим. Это же элементарные основы магии – любовь сильнее ненависти. А я люблю тебя, поверь мне!

– Я тоже люблю тебя, – ответил Северус ровным голосом, словно на автомате.

Серый туман вокруг пульсировал и хохотал, все плотнее обволакивая Гермиону.

– Я люблю тебя, Северус! – повторила она и вздрогнула, когда его пальцы крепко сжались вокруг ее запястья.

– А я – тебя, Гермиона.

– Глупцы! – зашипело проклятье. – Разве вы знаете, что такое любовь?

– Конечно! – воскликнула Гермиона. – Я знаю, потому что люблю его. Тебе нас не заполучить.

– Мы не сдадимся, – убежденно сказал Северус, будто пробудившись ото сна. – Особенно теперь, когда нашли то, ради чего нужно жить.

Цепи задрожали, ослабевая.

– У вас нет ничего, ничего!.. Жалкие создания…

– Да, Северус, – Гермиона ухватилась за его руки и начала тянуть что было сил. – Живи ради меня! Оставайся со мной. Не смей сдаваться, не дай ему победить! Вместе мы сильнее него.

Снейп, каким-то образом высвободивший руки, крепко обнял Гермиону и с ее помощью вылез из серого кокона. Щупальца проклятья, извиваясь, отступали.

– Гермиона… – прошептал он.

– Нет, нет, нет! – вопило проклятье, исчезая под землей, но вдруг утихло, оставив после себя пустую холодную темноту.

Они стояли, прижавшись друг к другу, посередине вестибюля. Гермиона плакала. Северус нежно вытер ее слезы и поцеловал. Оба вздохнули от облегчения, и Северус, улыбаясь, повел ее к выходу:

– Пойдем жить ради друг друга, моя любимая.

Гермиона почувствовала теплое прикосновение света, и каменные стены вокруг нее растворились.

Заморгав от непривычно яркой белизны, Гермиона услышала звуки ликования. Она еще не успела понять, что происходит, когда кто-то обнял ее настолько крепко, что чуть не задушил.

– Гермиона! – послышался совсем рядом голос Гарри. Перед глазами начал вырисовываться залитый солнцем потолок. – Ты выбралась! Ты вернулась!

– Мистер Поттер! – Строгий голос положил конец восторженным крикам, и Гермиона почувствовала, что Гарри отошел в сторону.

Она медленно повернула голову налево. Мышцы и нервные окончания покалывало из-за длительного бездействия. Ей и правда удалось спастись: все казалось непередаваемо настоящим – впервые за долгие месяцы. На глаза навернулись слезы, когда она увидела плачущего от счастья Гарри.

– Гарри… – прошептала она слабым голосом и закашлялась.

– Ну же, дайте ей продышаться, мистер Поттер. Дорогая мисс Грейнджер, вы нас всех очень напугали. Вот, попейте. Будет легче говорить.

К ее губам поднесли бокал, и прохладная жидкость потекла в рот, смягчая давно не использованные голосовые связки. Гермионе улыбалось знакомое лицо, обрамленное каштановыми волосами с сединой на висках. Но внешний вид был не так уж важен: этот голос Гермиона узнала бы с закрытыми глазами.

– Нетти, – улыбнулась она. – Где…

Движение справа от кровати заставило ее повернуть голову, и Гермиона увидела, что длинные бледные пальцы ее все еще крепко сжимают ее руку. Иссиня-черные волосы рассыпались каскадом по ее локтю, несколько прядей лежали на животе.

– Северус… – прошептала Гермиона.

Он пошевелился, медленно поднял голову… и вздрогнул. Черные глаза расширились, словно он не ожидал увидеть Гермиону проснувшейся и разговаривающей. Она подарила ему застенчивую улыбку, но Снейп не улыбнулся в ответ, только сел ровнее.

– У тебя получилось, – продолжила она, надеясь, что прогонит недоверчивость из его взгляда. Гермиона была рада, что хорошо знала глаза Северуса. Они выглядели в реальности точно так же, как и в ее сознании. – Мы выбрались, ты меня спас.

Профессор Дамблдор появился рядом со Снейпом и похлопал его по плечу. Старческие глаза блестели слезами облегчения.

– Великолепно, мой мальчик, – сказал он.

Гермиона широко улыбалась, хоть и подозревала, что выглядит смешно. Внешний вид Снейпа оставлял желать лучшего: мешки под глазами, сальные волосы… Таким она его в своем сознании никогда не видела, однако это было лицо ее любимого человека, а все остальное было неважно.

– Северус, на тебя без слез не взглянешь, – пошутила она.

Это вывело его из ступора, но реакция оказалась не такой, на которую она надеялась. Отдернув руку, будто от огня, он резко встал и отошел от кровати.

– Северус? – обеспокоенно моргнула Гермиона.

– Я рад видеть вас в полном здравии, мисс Грейнджер, – сухо проговорил он. – Очевидно, операция по вашему спасению увенчалась успехом.

– Какого черта, Снейп? – нахмурился Гарри.

– Северус… – начал было Дамблдор, но Снейп, покачиваясь на нетвердых ногах, его перебил:

– Заткнитесь, Поттер. Альбус, я в полном порядке, только немного… устал… – С этими словами он покачнулся вперед и рухнул на кровать.

Побежала Нетти. Проверив его пульс и прикоснувшись ко лбу, она объявила:

– Истощение.

Гермиона с облегчением вздохнула.

– Ему нужно хотя бы на сутки в Больничное крыло, – продолжила Нетти, – чтобы отоспаться и нормально поесть. – Она виновато глянула на Гермиону: – Он работал не покладая рук, чтобы вас спасти.

Кивнув, Гермиона положила ладонь на его голову.

– Позаботьтесь о нем, Нетти. Я приду его навестить, как только сама окрепну.

– Я в этом не сомневаюсь, – улыбнулась медсестра и попросила Гарри: – Присмотрите за ней? А мы с профессором Северусом отправимся к Поппи.

Взмахнув волшебной палочкой, Нетти подняла Северуса в воздух и шагнула с ним в камин. Гермиона уселась поудобнее в кровати, пытаясь не засмеяться. Северус всегда отличался упрямством – и в ее сознании, и в настоящем мире. Она только надеялась, что не придется снова ждать несколько месяцев, прежде чем он позволит себя поцеловать.

К счастью, так долго ей ждать не пришлось. Когда Снейп на следующее утро проснулся в Больничном крыле, первым, что он увидел, стала усевшаяся в кресле рядом Гермиона, которая читала библиотечный экземпляр нового учебника по чарам. Улыбнувшись, она погладила его руку, провела пальцами по щеке и волосам… Прикосновения казались ему знакомыми, но в реальном мире шокировали новизной. В присутствии Гермионы его сердце каждый раз трепетало в груди крайне странным образом. Снейп все еще не мог поверить, что эта бесподобная девушка его любит.

Она осталась в Больничном крыле, чтобы поболтать, и произносила монолог за монологом, пока Снейп наконец-то не оттаял. Когда настала пора обеда, Гермиона кормила его с вилки порезанным на маленькие кусочки мясом, смеясь и поддразнивая Северуса, стоило тому насупиться из-за подобного обращения. Во второй половине дня он позволял ей сидеть все ближе, а вскоре даже решился прикоснуться к ней. Он всего лишь погладил ее затылок, но Гермиона это почувствовала и, просияв, поцеловала щетинистую щеку. В эту минуту, понял Снейп, он был прощен за то, что смел в ней сомневаться.

Не прошло и двух дней, как новость облетела школу. Праздничный ужин превзошел все ожидания: столы в Большом зале ломились от яств. Студенты, доселе ни разу не видевшие своего преподавателя зельеварения счастливым, в страхе наблюдали за тем, как он улыбается Гермионе Грейнджер – живой легенде, чудесным образом спасенной из лап проклятья после без малого двух лет.

Нетти Помфри и Гарри Поттер сидели на почетных местах рядом со Снейпом и Гермионой. Мадам Помфри то и дело наклонялась к Снейпу, чтобы сказать что-то Гермионе или просто прикоснуться к его локтю, будто не веря происходящему.

Поттер не бросал убийственных взглядов в сторону Снейпа, а тот – в сторону Поттера. История о том, что эти двое для освобождения мисс Грейнджер работали в команде, стала известна вскоре после праздничного ужина, и многие ей даже поверили.

Никто не удивился, когда несколько недель спустя мисс Грейнджер и профессор Снейп объявили о помолвке. А когда Снейп решил прекратить преподавательскую деятельность, чтобы заниматься исследованиями вдали от внимания общественности, Альбус Дамблдор и Минерва Макгонагалл были первыми, кто поздравил его с этим и сказал, что давно пора было начать жить в свое удовольствие.

Молодожены купили небольшой дом неподалеку от Хогсмида, потому что в этом коттедже обнаружилась чудесная лаборатория, где они оба могли работать, да и Хогвартс был достаточно близко, чтобы знакомые их навещали (но и достаточно далеко, чтобы никто не задерживался слишком долго).

Их свадебное путешествие продлилось целых три месяца, во время которых они объехали весь свет. Северус с радостью показал жене те места, где раньше бывал один: египетские пирамиды, Великую китайскую стену, руины Атлантиды, библиотеки майя, а также Грецию, где Гермиона убедилась, что он не шутил насчет равномерного загара.

Северус Снейп – отпетый мерзавец, бывший сальный ублюдок, Пожиратель в отставке и новоиспеченный любящий муж – наконец-то понял, каково это, когда все по-настоящему важные люди принимают тебя таким, какой ты есть.

А Гермиона Грейнджер? Она радовалась долгой и счастливой жизни вместе с ним, как в сказке.
 
SAndreita Дата: Воскресенье, 01.08.2021, 18:40 | Сообщение # 22
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Эпилог. Рассказ Нетти Помфри


С тех пор прошло четыре года, и он навещает их каждый день.

Некоторые визиты даются ему тяжело, некоторые проще, но время, кажется, действительно лечит, хоть в этом сомневалась даже я. Трудно сказать, о чем он больше сожалеет, – о том, что отпустил ее, или о том, что не остался с ними, не боролся за их свободу до конца.

Гарри плохо перенес потерю Гермионы, да и все остальные тоже.

Не обращайте внимания, если мне придется во время нашего разговора промакнуть платочком глаза. Понимаете, мне всегда нравились истории любви с трагичным концом, а эта, несомненно, лучшая из них.

Тот день все еще свеж в моей памяти. Альбус… Дорогой, милый Альбус… Он беспокоился за Северуса и едва сдерживал слезы, прощаясь с ним. Наверное, знал, что Северус к нам больше не вернется.

Гарри – тогда я обращалась к нему более формально, но эти времена давно прошли, – весь светился от счастья, надеясь на скорое воссоединение с подругой детства… Хотя его улыбка казалась мрачноватой, будто он знал что-то, не известное остальным.

Сибилла, конечно, тоже находилась в покоях Гермионы. На редкость серьезная и собранная, она наблюдала за тем, как трое пили зелье, а потом боролись с проклятьем. Твердым, уверенным голосом она сообщала о продвижении серого тумана…

Ох, простите, мне нужно отпить чайку и снова вытереть глаза. Раньше я думала, что чай – лекарство от всех невзгод, но теперь я набралась опыта… Тем не менее, сладость обжигающей жидкости во рту отвлекает на минуту от тяжких мыслей.

Северус выглядит превосходно, вам не кажется? Тогда, в последнюю неделю перед их попыткой… Но он ведь больше не такой худой, правда? Я бы даже сказала, что он килограммов десять набрал с тех пор, как их с Гермионой перевели сюда три года назад. А Гермиона – просто красавица. Чудесная пара!

Но о чем я рассказывала? Ах да, про тот день. Что ж…

С утра Северус был в отличном настроении: поцеловал меня в щеку и даже сострил насчет моих литературных вкусов. Сказал, что намерен вернуться, потому что иначе я замучаю его любовными романами викторианской эпохи. Я это высказывание не забыла: как видите, рядом с его кроватью лежит стопка книг о Джеймсе Бонде. Я решила, что они с Гермионой оценят иронию, если я буду читать величайшему двойному агенту всех времен и народов шпионские рассказы!

Ну так вот. Тем утром Северус казался умиротворенным. Я думала, он просто знал, что вскоре освободит Гермиону и они заживут вместе нормальной жизнью, но на самом деле причина была в другом. Он был так спокоен, потому что наступил конец, понимаете? Нет, он, конечно же, не сдался. Я уверена, что он собирался выкарабкаться вместе с Гермионой и воспользовался бы любым, даже самым незначительным, шансом. Но если бы шанса не предоставилось, он знал, что вызволит Гермиону, и был готов пожертвовать ради нее собой.

Иногда мне жаль, что Гермиона не выбралась вместе с Гарри, как планировал Северус; что его жертва оказалась бесполезной и теперь они потеряны оба, – но злиться на них я не в состоянии, ведь зато он теперь не одинок, а в реальном мире одиночество было его извечным спутником.

Никто не думал, что Гарри вернется из сознания Гермионы так эффектно, как это произошло. Вот он плачет, стоя рядом с Северусом и держа его руку, а в следующую секунду уже летит кубарем через всю комнату, потому что эфемерная связь с Северусом была разорвана.

Я побежала к нему, когда затылок со стуком ударился о каменную стену, однако Гарри уже вскочил на ноги и, подлетев к Северусу, ухватил того за голову и вперился взглядом в его глаза.

– Снейп, – через слезы кричал он, – Снейп! Она отказалась идти со мной… Вы меня слышите? Она отказалась!

Взгляд Северуса казался пустым, будто мертвыми. Через несколько секунд Альбус взял трясущиеся руки Гарри в свои.

– Что случилось? – Его голос дрожал, а в светло-голубых глазах блестели слезы.

– Она отказалась идти без него. Я мог ее спасти… Я мог!..

– Но что именно произошло, Гарри? – На этот раз вопрос был задан более требовательно.

Мальчик с трудом все рассказал – о пустом вестибюле, о том, как профессор Северус пошел искать Гермиону, оставив Гарри одного. Рассказал о бегстве по коридору, о преследовавшем их проклятье, о том, как воздух густел, мешая передвигаться.

– Клянусь, Альбус: проклятье кричало тысячей голосов, и все они звучали как Люциус Малфой.

Гарри рассказал о золотом кинжале, перерезавшем нить; о том, как Гермиона практически полетела в его направлении, а Северус кричал на бегу, чтобы они спасались.

Зеленые глаза снова заблестели слезами, когда Гарри объяснял, что Гермиона умоляла опустить ее на землю и позволить вернуться за Северусом, когда тот договаривался с проклятьем, что останется вместо нее. «Он любит ее! – рыдал Гарри. – Так сильно, что готов ради нее умереть! А я его подвел. Обещал, что вытащу ее, несмотря ни на что, но… просто не смог. Он ведь нужен ей. Я подвел их обоих, и теперь они навсегда потеряны…» Тут он повис на мне, содрогаясь и всхлипывая. Именно тогда я поняла, что великий герой, спаситель всего волшебного мира – лишь маленький мальчик, которому так нужна мама…

– Шшш… – Я приглаживала непослушные вихры и пыталась его успокоить, хоть у самой слезы лились рекой.

Альбус, конечно, попробовал легилименцию сразу после того, как Гарри закончил свой рассказ, но не добился успеха.

– Я будто наталкиваюсь на стену, – с грустью проговорил он. – Раньше я мог хотя бы войти в ее сознание, а теперь… – Его пальцы дрожали, когда он смахнул прядь волос с лица Северуса. Нам удалось разместить их рядом в одной кровати, не размыкая рук. – Боюсь, мы потеряли обоих… – Альбус продолжал гладить Северуса по голове, приговаривая: «Мой мальчик, мой дорогой мальчик…» Это разбивало сердце.

Никто из нас не знал, что делать. Я заварила чай, просто чтобы не путаться под ногами. Гарри держал Гермиону за руку, тихо повторяя: «Ты же обещала, Гермиона… Снейп, мне так жаль… Она отказалась уходить…»

Альбус стоял рядом с Северусом у другого края постели, которую мы расширили с помощью чар. Сибилла, не сказавшая ни слова с момента возвращения Гарри, смотрела не мигая на две неподвижные фигуры.

Мы прождали вчетвером несколько часов, надеясь, что Гермионе и Северусу как-то удастся выбраться. Минерва Макгонагалл зашла нас проведать, когда никто не пришел ужинать. В уверенности, что у нас все получится, она весь день провела на кухне, следя за приготовлениями настоящего пиршества. Когда я ей все объяснила, она для моральной поддержки молча встала рядом с Альбусом. Ближе к полуночи Сибилла встрепенулась:

– Серый цвет побежден, – прошептала она. – Их ауры восстанавливаются.

Гарри широко улыбнулся и крепче сжал руку Гермионы:

– Молодец! Я знал, что у тебя все получится!

Мы надеялись, что они проснутся, но эти надежды не оправдались. В течение трех дней после объявления Сибиллы их состояние оставалось неизменным. По словам прорицательницы, цвета ауры у обоих были яркими, без какого-либо намека на серый туман, но Северус и Гермиона так и не шелохнулись.

По настоянию Минервы Альбус ушел после полутора суток, но Гарри остался:

– Это все я виноват, – рыдал он вечером второго дня. – Я ведь мог спасти ее!

– Судя по всему, она сама приняла такое решение, – мягко ответила я, пододвигая к нему чай и большой бутерброд с колбасой. – Вытащить ее против воли было бы ошибкой.

– Знаю, – обессиленно всхлипнул он. – Знаю… Но я обещал Снейпу… Северусу… что вызволю ее… и не сдержал обещание. А ведь он больше ни о чем меня не просил…

На это я ничего не сказала, ведь что тут говорить? Сев на другой край кровати, я откусила от собственного бутерброда. Через некоторое время Гарри нарушил тишину:

– Помните, однажды вы спросили, почему я обратился именно к Снейпу… к Северусу насчет волос Гермионы… и в тот день, когда вы сказали мне, что она умирает. Я тогда не знал, что ответить. Ведь действительно, почему я пошел к нему, а не к Альбусу? – Гарри поглаживал тыльную сторону ладони Гермионы и говорил так тихо, что мне приходилось напрягать слух. – Как вы знаете, я не испытывал к нему особой симпатии. Он всегда отвратительно обращался со мной, был жестоким и саркастичным ублюдком. И все же… раз за разом он спасал нас от смерти – и меня, и Гермиону, и Рона. Уверен, жизнь двойного агента была для него нелегкой.

Он снова замолк. Пальцы, поглаживающие руку подруги, приостановились.

– Я знал, что он что-нибудь предпримет, если я расскажу ему о состоянии Гермионы. Он всегда нам помогал, не обращая внимания на собственные нужды. И после войны, когда все носились со мной как с писанной торбой, будто я спаситель всего волшебного мира, его отношение ко мне не изменилось. Он общался со мной так же, как общалась бы Гермиона, если б в нее не попало проклятье. Для них я был обычным мальчишкой. Не героем, победившим Волдеморта, а просто Гарри Поттером.

– Вы ему доверяли, – сказала я. – Доверяли против своей воли.

– Да, наверное. И какие-то его черты мне нравились. Например, я восхищался его способностью ненавидеть меня вопреки всему. – Мы оба тихо рассмеялись.

– Они ведь не вернутся, да? – вдруг спросил Гарри.

– Боюсь, так оно и есть.

Неделей позже, во время очередного визита Альбуса, Гарри поинтересовался, что произойдет, если намеренно разомкнуть руки Северуса и Гермионы.

– Сибилла говорила, что цвета их ауры восстановились. Может, именно физическая связь друг с другом мешает им вернуться в настоящий мир? Вдруг для окончательной победы над проклятьем нужно всего лишь разорвать эту связь?

– Не знаю, сработает ли, – нахмурился Альбус.

– Вот именно: мы не знаем. Туман отступил. Они, очевидно, в полном здравии… и вместе в сознании Гермионы. Нам нужно попробовать.

– А что, если это им не поможет? – спросила я. – Или даже навредит?

– Да как навредит? Разве бывает что-то хуже этой бесконечной комы?

– Мне кажется, они вместе, где бы они ни были. Иначе профессор Северус не восстановил бы вес, а мисс Грейнджер снова начала бы увядать, как во время прошлой разлуки. Однако она выглядит великолепно! Если разорвать физическую связь, их можно ненароком разлучить.

– Нетти права: тут требуется осторожность, – проговорил Альбус. – Нужно позвать Сибиллу, чтобы она сообщила нам, что происходит с их аурами.

– Я за ней сбегаю! – вызвался Гарри. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, я сказала:

– Мне кажется, нужно взвесить все «за» и «против». Я знаю, как вам не хватает профессора Северуса, я тоже по нему скучаю, но, если бы он был здесь, он бы ни за что не допустил проведения подобных экспериментов без предварительного изучения возможных последствий.

– Нетти, это единственный оставшийся выход. Если туман отошел, они, вероятно, смогут пробудиться.

– А что, если они уже думают, что проснулись? Что тогда? Если вы разлучите их… – Я едва сдерживала слезы. – Разорвите связь – и это станет смертным приговором!

Но Альбус не слушал. Когда Гарри вместе с Сибиллой шагнул из камина в комнату, я обратилась к нему:

– Я понимаю, что вы хотите вернуть Гермиону, но только подумайте о том, что может произойти. Когда профессор Северус разорвал связь с вами, вас катапультировало в реальность. Что, если они потеряют друг друга и не смогут найти путь к нам, потому что с нашим миром их больше ничего не связывает? Что тогда?

Гарри задумался.

– Если нам покажется, что это не сработало, мы снова соединим их руки, – наконец сказал он. – Но я думаю, все получится.

Что я могла на это сказать? Сибилла встала у изножья кровати. По кивку Гарри Альбус аккуратно разомкнул пальцы Северуса. Гарри вынул ладонь Гермионы из его руки.

Долго нам ждать не пришлось: неподвижные тела стали распадаться у нас на глазах. Уже через несколько минут Гермиона выглядела так, как когда Северус перестал ее навещать: руки и ноги подтянулись к туловищу, волосы превратились в тусклые ломкие плети, а кожа, обтягивающая выпирающие кости, грозила вот-вот лопнуть. С Северусом дела обстояли еще хуже: он будто сломался и резко похудел: посеревшие щеки впали, а мышцы ссохлись.

В шоке от увиденного, Сибилла сперва потеряла дар речи, но через несколько секунд закричала:

– Соедините их руки, быстрее! Они умирают!

Подскочив к Альбусу, я вырвала из его рук ладонь Северуса и поморщилась, услышав хруст слишком легко ломающихся костей.

– Гарри! – взмолилась я. – Вы же убиваете их! Отдайте мне руку Гермионы!

Тот колебался несколько мгновений, но кивнул и дал мне соединить руки Северуса и Гермионы.

– Все в порядке, – шептала я, – вы снова вместе. – Я растирала их руки, пытаясь заставить их ощутить восстановленную связь, но ничего не помогало. – Ну же, Северус, почувствуйте ее, она ведь здесь, с вами!

Обняв Гермиону, Гарри шептал ей на ухо:

– Он здесь, Гермиона. Найди его. Тебе обязательно нужно его найти. Я обещаю, что вас больше никогда не разлучат, клянусь…

Кажется, прошло несколько часов до того, как пальцы Северуса самостоятельно сомкнулись вокруг ладони Гермионы. Процесс физического упадка замедлился и сошел на нет, однако потребовался не один день на восстановление их здорового вида, а кости в запястье Северуса так правильно и не срослись.

Гарри чуть с ума не сошел, когда понял, что натворил. Альбус был потрясен, увидев, что практически подписал им смертный приговор, и еще долго корил себя.

Через несколько дней Альбус и Гарри случайно встретились в наших покоях. Что-то тихо обсудив, они подошли ко мне, и Гарри достал из кармана прекрасную церемониальную ленту белого цвета.

– Вы были правы, Нетти: разъединять их руки было нельзя. Теперь мы должны сделать все возможное, чтобы этого снова не произошло: боюсь, они этого не переживут.

– Да, они нужны друг другу, – кивнула я. – Не знаю, как так получилось, но уверена, что теперь они вместе и счастливы – где бы они ни были.

За спиной Гарри Альбус откашлялся:

– Гарри принес церемониальную ленту.

– Да, вижу. Она очень красивая.

– Молли Уизли помогла мне ее выбрать, – сказал Гарри, протянув один конец мне, а второй – Альбусу. Затем он аккуратно приподнял сомкнутые руки и разместил их поверх ленты.

Наклонившись, я обернула лентой каждый палец на руке Гермионы. Альбус проделал то же самое с пальцами Северуса. Потом мы обменялись концами ленты и повторили процесс, соединив руки навсегда и завязав сверху прочный узел.

Гарри наблюдал за нами со слезами на глазах. Альбус торжественно произнес:

– Пусть идут рука об руку и живут душа в душу. Они теперь – единое целое.

– Они теперь – единое целое, – повторили мы с Гарри.

– Я надеюсь, вы позаботитесь о моей подруге, Снейп, – добавил Гарри. – Она любит вас всем сердцем…

С тех пор они неразлучны.

Что еще вы хотите знать? Больше и рассказывать-то нечего. Я несколько месяцев оставалась вместе с ними в Хогвартсе. Гарри вел зельеварение, пока не удалось найти профессора на замену. Когда откладывать было больше нельзя, Альбус сломал запирающие чары на покоях профессора Северуса и вошел вместе с Минервой и Гарри, чтобы разобрать осиротевшие вещи.

Видите вон тот портрет Гермионы на стене? Его профессор Северус нарисовал. А еще он оставил ей письмо, которое я положила в карман ее мантии. Нет, я его не читала – никто не читал и никогда не прочтет: оно зачаровано так, что открыть конверт под силу только Гермионе. Хотя однажды эта ужасная Скитер попыталась его выкрасть, а потом оправдывалась, что якобы пишет неофициальную биографию профессора Северуса и мисс Грейнджер, но это ей не помогло. Насколько я знаю, она больше не работает репортером.

По прошествии некоторого времени мы с моими подопечными перебрались в Мунго: никто из нас не мог остаться в Хогвартсе навеки. Профессор Снейп завещал больнице внушительную сумму на обустройство нового отделения по уходу за неизлечимо больными пациентами – например, жертвами неснимаемых проклятий, – с условием, что меня назначат администратором, а он станет первым жильцом. Он также позаботился о том, чтобы ко мне перевели Лонгботтомов. Я пытаюсь дать всем жильцам почувствовать себя как дома. Для этого мы убрали больничные койки и превратили палаты в частные комнаты, полные личных вещей пациентов, в надежде, что так им будет уютней.

Альбус заходит настолько часто, как только может. Он с трудом пережил потерю Северуса и ушел в отставку в конце того учебного года, даже лимонные дольки есть перестал. Теперь он живет в скромном коттедже неподалеку от Хогсмида.

Гарри так и остался в Хогвартсе, но больше не преподает зельеварение (чему профессор Снейп, по его словам, наверняка крайне рад). Он стал профессором по ЗОТИ, женился на Джинни Уизли и, кажется, всем доволен. Пару месяцев назад у них родился ребенок – очаровательная девочка, которую в честь Гермионы назвали Джейн.

Жизнь продолжается. А я… я скучаю по профессору Северусу так сильно, что не передать. За наше короткое знакомство я увидела, насколько многогранный он человек. Наверное, он сам об этом даже не подозревал, но под колючей личиной саркастичного упрямца скрывалось нежное сердце, готовое пожертвовать всем ради любви, которую Северус и не надеялся отыскать.

И знаете, почему я в этом так уверена? Альбус дал мне копию адресованного ему письма, и я всегда ношу ее с собой. Это послание напоминает мне, каким на самом деле был профессор Северус. Мир не будет прежним без него.


***

«Мой дорогой друг… Странное это ощущение – обращаться в письме к человеку, с которым успел сдружиться. Если вы читаете это послание, значит, я не вернулся вместе с Поттером и Гермионой. Среди моих бумаг вы найдете инструкции, согласно которым я прошу поделить мое имущество.

Наверное, вы удивлены такой подготовленности.

Альбус, мне очень жаль, что я недостаточно часто давал угостить меня лимонными дольками. Теперь я понимаю, что вы предлагали не просто конфетки, но доброжелательное отношение и мудрый совет. Мне будет не хватать ваших подмигиваний и вычурных мантий, а больше всего – бесед с вами. Вы всегда в первую очередь были мне другом, и я крайне сожалею, что подвел вас.

Передайте Минерве, чтобы была не слишком строгой с моими слизеринцами: они хорошие ребята, но на их стороне должен быть кто-нибудь с львиным сердцем, чтобы они снова почувствовали себя в Хогвартсе как дома. Боюсь, отпечаток, оставленный Волдемортом на волшебном мире, явственнее всего ощущается на моем факультете, так как многие родители и друзья учеников Волдеморта поддерживали. Но я знаю, что в мое отсутствие Минерва будет слизеринцам защитницей и покровительницей, ведь она всегда встает на сторону слабых.

Передайте, пожалуйста, Нетти, что я глубоко ценю ее лояльность и дружбу. Она не в том возрасте, чтобы быть мне как мать, но я бы много отдал за такую сестру. Тогда я в юношестве не свернул бы с пути истинного, и жизнь моя сложилась бы совсем по-другому.

В среднем ящике моего стола находится кожаная папка. Это для Сибиллы. Она хотела написать вместе со мной статью о зельях и аурах, и я надеюсь, что оставленные мною заметки помогут ей в этом начинании. Но передайте ей, что мое имя на титульном листе должно идти первым, а то все подумают, что я вконец размяк.

Что до Поттера… Я знаю, он будет винить себя в том, что не спас вместе с Гермионой и меня. Он должен понять, что это был мой сознательный выбор. Я не собирался пожертвовать ни им, ни Гермионой, а раз для обеспечения их свободы я должен был остаться, в чем ему себя винить? Кроме того, Гермионе после освобождения понадобится друг, а кто лучше него для этого подходит? Все в курсе, что я не питаю к нему особой симпатии, однако он пользуется моим уважением, и я знаю, что он позаботится о Гермионе, а большего мне и не нужно.

Проследите, пожалуйста, за тем, чтобы Гермиона получила все мои книги, в том числе гримуары по Темной магии. Я знаю, что она будет обращаться с ними с должной осторожностью. Кроме книг у меня нет ничего ценного, что могло бы ее порадовать. Если она пожелает забрать себе что-либо из моих покоев, позаботьтесь о том, чтобы она это получила. Возможно, ее гриффиндорское сердце заставит ее взять на память какую-нибудь безделушку. Я советую позвать Гермиону на пост преподавателя зельеварения, потому что она действительно одаренная волшебница. Можете передать ей, что я это сказал.

Странно жалеть о расставании с Гермионой и о потере друзей, особенно в свете того, что ни друзей, ни Гермионы у меня до Последней битвы не было. Я давно подозревал, что шансы освободить Гермиону и спастись самому невелики. Очевидно, Люциус был умнее, чем я думал: созданное им проклятье – воистину работа темного гения.

Я хочу, чтобы вы знали: я ни на что не променял бы последние два года, ведь иначе я бы не познал радостей дружбы и сладких уз любви. Совсем недавно перспектива оказаться заключенным в собственном сознании повергла бы меня в ужас, но те времена прошли. Теперь я знаю, что на свете есть люди, которым я действительно небезразличен, и поэтому я никогда не буду одинок.

Северус Снейп»


~~Конец~~
 
Margowa25 Дата: Воскресенье, 01.08.2021, 19:09 | Сообщение # 23
Margowa25
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Шикарно. Бесподобно. До слез. Наконец-то историю можно прочесть полностью. Спасибо команде переводчиков. Вы классные
 
Hippomarus Дата: Среда, 04.08.2021, 15:38 | Сообщение # 24
Hippomarus
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Какой же невероятный сюрприз! Спасибо огромное команде переводчиков!
Недавно выискивала старые неоконченные переводы, чтобы дочитать в оригинале, а этот почему-то открыла и отложила,потому что думала он русскоязычный. Ещё рассираивалась, что очередная история неокончена. А тут такой подарок! Прочитала за пол ночи. Поплакала, конечно, куда без этого))
Спасибо!



Тот, кто сделает управляемым Северуса Снейпа, одной левой обеспечит мир во всем мире и стабильную работу Windows Vista (с)
 
ewige Дата: Воскресенье, 08.08.2021, 13:31 | Сообщение # 25
ewige
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Большое всем спасибо - SAndreita за выкладку, а Margowa25 и Hippomarus за то, что прочитали и откомментировали. Именно на ТТП я несколько лет назад увидела просьбу закончить перевод этой истории, которая всегда находилась в числе моих любимых. Тем приятнее видеть ее здесь полностью и знать, что старые читатели наконец-то дождались, а у новых появилась возможность оценить эту прекраснейшую историю и сладко поплакать в подушку 16love

 
Ионечка Дата: Среда, 11.08.2021, 10:18 | Сообщение # 26
Ионечка
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Спасибо вам большое , очень рада что прочитаю " Не покидай " до конца . Не сколько лет он был у меня списке не законченных . Теперь перечитаю все сначала . Всегда очень грустно , когда понравившиеся произведения остаются не переведенными до конца . Благодарю Вас .
 
Julia87 Дата: Среда, 15.09.2021, 00:58 | Сообщение # 27
Julia87
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Какая замечательная работа!!!! Реально слезы навернулись сначала от счастья за Гермиону и Снейпа, а потом от ужаса эпилога. Гениально.
Спасибо всем переводчикам за проделанную работу. Без вас, мы бы никогда не смогли насладиться этой историей (ну по крайней мере те, кто не может читать в оригинале :-) ). Благодарю ;-)
 
SAndreita Дата: Четверг, 16.09.2021, 15:34 | Сообщение # 28
SAndreita
Между разумом и чувством
Статус: Offline
Дополнительная информация
Я тоже вчера ночью дочитала со слезами на глазах. Автор всё-таки очень жестоко поступил и с героями, и со снейджероманами. Хотя перевод очень душевный вышел!

СПАСИБО! 16love 16love 16love 08thank_you 08thank_you 08thank_you
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Не покидай...", Michmak, пер. ewige, СС/ГГ, PG-13 (драма, романтика, макси, закончен)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Поиск фанфиков ч.3
2. Marisa_Delore
3. "Охота на ведьму", пер. ...
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. "Справедливости ради", а...
6. "Кому везёт, на том и едут&qu...
7. "Не покидай...", Michmak...
8. "Отец героя", автор Olia...
9. "Найди свою гавань", tzh...
10. "Визиты", NikolettaNika ...
11. Приколы по ГП
12. "Утонуть в огнях большого гор...
13. Стихи от cold
14. "Нежданная гостья", Элин...
15. "Папина дочка", перевод ...
16. Заявки на открытие тем на форуме &...
17. "Разрешите представиться, мис...
18. Съедобное-несъедобное
19. "Это элементарно, мой дорогой...
20. "Ассистентка", автор фел...
1. Ludmila[16.10.2021]
2. Konobeyeva[14.10.2021]
3. Валькирия[10.10.2021]
4. TyreEneda[10.10.2021]
5. Reykoo[09.10.2021]
6. LyEneda[08.10.2021]
7. _Остров_Безветрия_[06.10.2021]
8. Kristina0609[04.10.2021]
9. kirilmanchi[04.10.2021]
10. Anastasia1208[03.10.2021]
11. Anastasia120869[02.10.2021]
12. Nomina_Kaigal[02.10.2021]
13. Ezuru[01.10.2021]
14. ImissSummer[01.10.2021]
15. Hildegarda[30.09.2021]
16. loxtiks[29.09.2021]
17. Lena1984[27.09.2021]
18. Sparrow193[26.09.2021]
19. Semantic[22.09.2021]
20. Lesya-Olesya[21.09.2021]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  lena_bond, Sam666, Фелисите, otek_kvinke, NATALI_2010, Кошкофил, Nelk, orxidea94, Зозо, Джо, Amie, werewolf0x, tanushok, Ofelia, Нета, зарина, Виктория-Александровна, val_NV, KristinaZotkina, GoTiKa, Luuuna, zloi_EzhIk, Julia87, colleenhaskel, JtanyaS, Arthurmow, грязный_волшебник990666, Chuhayster, Артис, Margowa25
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2021
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz