Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Snager forever!" открыт! Выложены первые работы!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio
"Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio
Маркиза Дата: Воскресенье, 23.03.2008, 14:05 | Сообщение # 1
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio

Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Рождественский_профиль Дата: Четверг, 01.01.2009, 23:58 | Сообщение # 21
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5
Не совсем возвращаясь в норму.
Гермиона не могла сказать, посвятили или нет, весь штат в события трёхдневной давности. МакГонагалл поджала свои и без того тонкие губы сильнее, когда увидела, в каком она состоянии, а Флитвик обеспокоено посмотрел на неё, но ничего не сказал. В целом, это ничего не значило. Или им рассказали, и они вели себя соответственно, или не сказали, и они сделали свои собственные ужасные выводы.
Но она точно знала, что не чесать заживающие раны становиться всё труднее. Почти каждый рубец на её теле отчаянно чесался, и Гермиона то и дело обнаруживала, что чешется обо всё, что попадется. Однажды, в безопасности своей спальни, она скинула со вздохом облегчения мантию и блузку, зуд уменьшился, когда прохладный воздух коснулся её кожи. К сожалению, она забыла, что у неё есть две очень любопытных соседки по комнате.
Лаванда первой заметила её. Решив не идти на ужин, Гермиона лежала на кровати, поглощенная учебником физики, делая записи на случайном пергаменте. Она и не заметила Лаванду, пока не услышала приглушенное эхо свиста в комнате.
— Что ты сделала с собой, Гермиона? — спросила Лаванда, когда Гермиона её заметила.
Гермиона, чуть покраснев, вспомнила, что была без блузки. Вообще-то у неё не было привычки ходить полуодетой.
— Мм… — сказала она.
Пройдя через комнату, Лаванда неожиданно мягко прикоснулась пальцем к рубцам на левом предплечье Гермионы.
— Что с тобой случилось?
Она думала настолько быстро, насколько могла, и выпалила первое, что пришло на ум.
— Это был несчастный случай.
Лаванда приподняла брови.
— Какой несчастный случай? — саркастично спросила она.
— Развитое стекло, — Гермиона запнулась. — Упала.
Вскинув голову, Лаванда пристально разглядывала Гермиону с проницательностью, которую обычно скрывала под восхищением Предсказаниями и болтовней о парнях.
— Хорошо, — наконец сказала она.
Гермиона умела играть в эту игру. Она подождала.
Вздохнув в последний раз, Лаванда опустила руку и вернулась к дверному проему.
— Отлично, — бросила она, но совсем без гнева.
С облегчением вздохнув, Гермиона вернулась к учебнику, временами посматривая на часы над дверью. Она должна была прийти в кабинет Снейпа в восемь часов, и она не хотела опаздывать. Вообще-то, у неё осталось всего тридцать минут. Наверное, на всякий случай, ей нужно спуститься в подземелья сейчас.
Это оказалось хорошей идеей, как отметила она позже, прийти на отработку пораньше. Где-то на втором этаже она задержалась минут на десять — Пивз посчитал, что будет забавно затопить ванные комнаты, и ей пришлось идти по пояс в воде. Так что она сильно постучала в дверь Снейпа за четыре минуты до начала отработки.
— Войдите, — позвал Снейп.
Она толкнула дверь и вошла.
— Добрый вечер, профессор, — чуть улыбнувшись ему, сказала она. Снейп сидел за столом и почти рассеяно что-то писал на пергаменте.
Он не возвратил ей улыбки, но и не уставился на неё, так что она посчитала, что вечер начинается так, как и предполагалось.
— Добрый вечер, мисс Грейнджер, — ответил он нейтральным тоном. — Я поостерегусь давать вам задание, так как предполагаю, что Альбус появится с минуты на минуту. Можете сесть, если хотите.
Немного удивленная, Гермиона села на один из малочисленных деревянных стульев перед его столом.
— Спасибо, сэр, — присев, сказала она.
Он кивнул, ничего не говоря, и вернулся к своему пергаменту, в задумчивости сморщив брови, его волосы упали на глаза. Рассеянно она заметила, что он испачкал правую щеку чернилами, но не представляла как, ради Мерлина, сказать ему об этом. В конце концов, она решила, что если он не заметил этого, то и она может проигнорировать это.
Очевидно, Снейп работал над чем-то сложным — он хмурился, глядя на пергамент, и что-то выписывал. Посмотрев на свою работу, он отложил лист и взял новый.
Она ничего не могла поделать — любопытство просто убивало её. Гермиона медленно перевела взгляд на его стол и отложенный лист пергамента.
Он работал над её уравнениями! Над теми самыми уравнениями, над которыми она работала в последнее время. Ну… в основном.
— Я думаю, здесь нужна пси-звезда, — рассеянно сказала она, автоматически, совершенно забыв, с кем разговаривает. — Сопряженный Комплекс, потому что вы используете оператор кинжал.
Снейп резко вскинул голову, и она не могла сказать смотрит ли он на неё с потрясением или презрением (в конце концов, она не была знакома с его эмоциями помимо гнева и расстройства).
— Что? — спросил он.
Постучав по рассматриваемому символу, Гермиона вытащила перо из его пальцев другой рукой и начала писать.
— Пси-звезда. Здесь. Смотрите — вот почему вы зашли в тупик. Конечно, это всего не изменит. Но не будет смысла, если этого не вычеркнуть. — Её рука летала по пергаменту, но внезапно остановилась, когда её разум неожиданно закричал, Ты сейчас поправляешь Снейпа!
Гермиона положила перо и испуганно на него посмотрела.
— Мм… Я имела в виду… То есть…
— Пожалуйста, продолжайте, мисс Грейнджер, — сказал Снейп. Он выглядел немного сердитым, но не разъяренным, как она ожидала. — Я начинаю понимать, что вы имеете в виду. Это могло бы привести к короткому решению.
Слишком ошеломленная, чтобы подумать, что за этим скрывалось, Гермиона продолжила писать.
— Ну… — сказала она скептически. — Я так не думаю. Это кажется простым и всё такое, но это слишком нелинейно. И я не вижу ни гармоничного, ни радиального решения. Не думаю, что приближенная форма существует. Даже если вы измените критерий… Профессор? — внезапно спросила она. — Почему вы работаете над этим? Я хочу сказать… — Гермиона покраснела, когда поняла, как мог прозвучать её вопрос.
Снейп выглядел невозмутимым.
— Я тоже могу вас спросить, откуда вы столько знаете об этом, мисс Грейнджер, — сказал он без злобы. — Я только рассматриваю некоторые теории, о которых читал. Я думаю, автор пропустил что-то важное, но путаюсь в математике.
Она помолчала, удивившись, зачем он ей это рассказал, но потом поняла, что он критиковал её теории.
— Почему вы думаете, что я… э, автор что-то упустил? — спросила она чуть обиженным тоном.
Если он и заметил её оговорку, то не как не прокомментировал.
— Просто предчувствие, — сказал он. — Хотя не думаю, что это изменило бы всю работу.
Гермиона ощутимо расслабилась. А затем у неё вырвалось.
— Почему вы рассказываете мне всё это? — она прижала обе руки ко рту, расширив от ужаса глаза.
Снейп только фыркнул — она помнила этот смех по той ужасной ночи в лазарете.
— Мисс Грейнджер, три ночи назад мы, ни больше, ни меньше, спасли друг другу жизни. Я думаю, мы стали в каком-то роде товарищами. Не говоря о том, о чём я упоминал раньше — директор назначил нам совместные отработки.
— Я рад, что ты так проницателен, Северус, — сказал от двери голос, который невозможно было не узнать.
И Снейп и Гермиона обернулись на звук: Гермиона отбросила перо, и Снейп чуть покраснел.
— Альбус, — сказал он. К его чести, голос не дрожал.
Дамблдор хихикнул.
— Да ладно, Северус. Если я не разозлился, когда две недели назад в разговоре с Минервой ты назвал меня «старым лицемерным ублюдком», то не собираюсь злиться на тебя за правду. На самом деле, я даже рад, что ты понял, что отработки назначены и тебе.
Снейп пробормотал что-то себе под нос так, что Гермиона не расслышала. А затем:
— Тогда что же вы хотите, чтобы мы сделали? — Нетерпеливо спросил он.
— Забавно, что ты упомянул об этом, — сказал Дамблдор невинным тоном. — Я вспоминаю, что Хагрид упоминал за сегодняшним ужином, что его конюшни нужно почистить, и я вспомнил о вас двоих.
Гермиона вздохнула, а Снейп застонал.
— В самом деле, Альбус, — сказал он с раненным достоинством.
— Я даже не забыл прихватить с собой подходящую одежду, — сказал директор, кладя мешок, который Гермиона поначалу не заметила, на пол кабинета Снейпа. — Ну что ж, развлекайтесь. — С улыбкой, по которой Гермиона догадалась, что ему нравилось их неудобство, Дамблдор закрыл дверь кабинета.
Как только замок щелкнул, Снейп одарил дверь тяжелым взглядом и прорычал:
— Эксцентричный старикашка, — выплюнул он, зло пнув мешок с одеждой.
Осторожно подняв мешок, Гермиона открыла его и мрачно осмотрела содержимое.
— Думаю, пора начинать, — сказала она.
Он все еще смотрел на дверь, но кивнул.
Она порылась в мешке и вытащила меньший комбинезон, относительно меньший, и футболку, провозглашающую «Берегись Леопарда» и меньшую пару рабочих ботинок.
— Мм… — начала она, беспомощно держа в руках одежду.
Даже не посмотрев на нее, Снейп указал на дверь в другой стороне кабинета.
— Вы можете переодеться в моей кладовке. Надеюсь, вы ничего не испортите?
Она посчитала, что он не ждет ответа, и плотно закрыла за собой дверь кладовки.
Одежда, конечно же, оказалась слишком большой. Футболка была почти до колен. Заправляя ее в комбинезон, Гермиона поморщилась — штаны спускались ниже ее одетых в носки ног на четыре дюйма. Она подвернула их и со вздохом обула ботинки. Хотя бы они подходили. Теперь ее единственной проблемой было то, что комбинезон был больше, чем нужно, по крайней мере, на два размера, и грозил полностью соскользнуть с бедер. Может у Снейпа найдется что-нибудь, чтобы поддержать их. Гермиона знала, что выглядит смешно, но понимала, что все самое худшее еще впереди. Она осторожно выглянула из-за двери.
— Профессор?— позвала она через дверь.— Я могу выйти?
— Если хотите, — уныло ответил он.
Она открыла дверь правой рукой, в левой держа одежду.
— Вы… о, Мерлин, — не подумав, воскликнула она, когда увидела одежду, которую Дамблдор принес для Снейпа.
Он тоже был одет в комбинезон, который сидел на нем лучше (но, тем не менее, не намного, признала она), и в ботинки, такие же, как и у нее. Его футболка, вот что заставило ее замереть и беззвучно уставиться на него. Вида строго, злобного профессора Снейпа в красной футболке, сообщавшей, что он «Сошел с ума. Скоро вернусь» с большой дырой прямо на животе, было почти достаточно, чтобы она упала в обморок.
— Ни слова, — отрезал он, оттянув футболку. — Я убью его.
— Хотите… Хотите, мм, поменяться футболками? — почти прошептала она.
— Не особенно, мисс Грейнджер. Каким-то образом «Берегись Леопарда» не намного лучше, — сухо сказал он. — Ловите!
Почти рефлекторно, она поймала то, что он кинул ей. Это оказалось шляпой.
— Вам нужно будет прикрыть волосы, — ответил он на ее удивленный взгляд. Снейп поднял свою шляпу и стремительно подвернул в нее волосы. — Готовы? — спросил он ничего не выражающим голосом.
— Что-то изменилось бы, если бы я сказала нет?
— Нет, — он подошел к двери и приподнял бровь, ясно давая ей понять, чтобы она следовала за ним.

***
Чистка стойл, была, возможно, самой худшей отработкой Гермионы. Она сомневалась, что когда-нибудь снова станет по-настоящему чистой.
— Сейчас я убью за зубную щетку и ванную, — сказала она сквозь сжатые зубы, размазывая что-то отвратительное по лбу.
— Альбус всегда придумывал худшие отработки, — сказал Снейп из соседнего стойла. Он вынес что-то ужасное на лопате.
— По крайней мере, в ванной знаешь, какую именно грязь оттираешь. Эта же… проникает повсюду, — сказала она, сморщив нос. — Не знаю, что Хагрид хранил здесь.
— Или чем он это кормил, — ответил он, возвращаясь с относительно чистой лопатой.
— Спасибо, сэр, — саркастично поблагодарила Гермиона, вычищая последний навоз из своего стойла.— Все! Осталось только два, верно?
Он тяжело выдохнул, сел на корточки, придерживая лопату между колен.
— Да, — прошипел он. — А после этого я воспользуюсь зельем, от которого слезает кожа. Дважды.
Гермиона снова подтянула штаны. Она нашла подходящую веревку, чтобы подвязать штаны, но они все равно соскальзывали с нее бессчетное количество раз этим вечером.
— Сколько времени? — она воспользовалась перерывом Снейпа, чтобы отдохнуть самой.
— Даже не представляю. Но уверен, что поздно. Может завтра ночью Альбус не заставит нас работать так долго, — ответил Снейп. — Интересно, насколько он разозлиться, если я сожгу эту одежду? — он уже в который раз с отвращением оттянул футболку.
— В каком таком месте он отыскал это? — спросила она, прислонив лопату к плечу, чтобы заняться своим последним стойлом.
Снейп со вздохом встал и подошел к своему.
— Я думаю, что он иногда ходит по киоскам в Лондонской подземке. О Боже, — выдохнул он, увидев содержимое стойла. — Думаю, что это место не чистили, по крайней мере, лет десять.
Вначале отработки они обнаружили, что кто-то — Дамблдор, наверное — установил чары, запрещающие использовать Чистящие Чары около стойл. Снейп около часа жаловался на это, но все же последовал за Гермионой. Работа пошла гораздо быстрее, когда он замолчал.
В тишине они снова принялись за работу. Единственными звуками были тихое бормотание, когда кто-то поднимал особенно тяжелый груз и звук работающих лопат. Бесконечной вечностью позже, они закончили и заковыляли прочь, все в неподдающихся определению пятнах.
— Мне все равно, насколько я грязная, — сказала Гермиона. — Я сяду здесь и посижу на свежем воздухе, прежде чем пойду в замок.
Он искоса взглянул на нее.
— Вы не можете пойти одна, мисс Грейнджер, — раздраженно сказал он. — Отбой был довольно давно. Кроме того, ваша одежда все еще заперта в моем кабинете.
— Еще раз, профессор, мне все равно. Мне жарко и чешутся рубцы. И я знаю, что, по крайней мере, один из них открылся, — не желая больше спорить, Гермиона просто шлепнулась на землю и прислонилась к дереву. Она закрыла глаза, прохладный бриз целовал ее щеки.
Его следующие слова прозвучали обеспокоено, но это было маловероятно, так как она говорила с профессором Снейпом.
— Открылся?
Он махнула рукой.
— Он не болит, и, я проверила, сильно не кровоточит.
— Мисс Грейнджер, — серьезно сказал Снейп, — Вы только что выставили открытую рану чрезвычайному уровню бактерий.
Проигнорировав предупреждение в его голосе, она не открыла глаза.
— Десять минут, и я пойду прямо в лазарет.
— Десять баллов с Гриффиндора за отсутствие заботы о себе, — ответил он.
Она подавила желание показать ему язык.
— Как я вам и говорила три дня назад, профессор, вы можете забрать хоть тысячу баллов — мне все равно. Десять минут.
— Тогда я оттащу вас туда силой, — пригрозил он. — Альбус и Поппи заставят меня пройти десять кругов ада, если вы получите инфекцию.
— Вас это совершенно не должно касаться, сэр, — не уступила она.
А затем Гермиона закричала, наполовину от неожиданности, наполовину от ярости, потому что Снейп перекинул ее через плечо.
— Отпустите меня! — закричала она.
— Я предупреждал вас, — мягко ответил он. — Я отнесу вас в лазарет, и лучше не пытайтесь сопротивляться — это только откроет больше ран.
Поняв, во-первых, что он не отпустит ее, а во-вторых, что он прав, Гермиона прекратила сопротивляться, устроившись так, чтобы ногами случайно бить его по ребрам.
— Я сказала, что пойду в лазарет, — сказала она, раздраженная его поведением.
Он не опустил ее.
— Я могу идти сама, знаете ли, — продолжила она.
Снейп открыл дверь и вошел в замок. Гермиона осознала, как ужасно они пахли, когда почувствовала теплый, хороший воздух.
— О господи, мы воняем, — произнесла она.
— Я не собираюсь отпускать вас, мисс Грейнджер, — ответил Снейп. — Я не доверяю вам.
— Я ненавижу Вас, — высокомерно сказала она.
— Хорошо, — ответил он. — Я испытывал бы крайне неприятное чувство, думая, что все мои усилия были потрачены впустую.
Они молчали, пока они шли через зал, пока она особенно зло не пнула его в ребра правым ботинком. Снейп предупреждающе сжал ее колени.
— Мне не хочется получать ушибы, мисс Грейнджер.
— Вы могли бы поставить меня.
— Нет, — сказал он и пошел еще быстрее.
Мадам Помфри, на удивление, не спала, когда Снейп вошел в лазарет, неся Гермиону как мешок картошки.
— Что же, спрашивается...? — спросила она, обратив внимание на их грязную одежду и взаимное раздражение.
— Раны мисс Грейнджер нужно повторно исследовать и очистить, — сказал Снейп, наконец, поставив Гермиону на ноги. — Я принесу ее одежду. Я надеюсь, что вы продержите ее здесь всю ночь.
— Да ... конечно, — рассеянно сказал Помфри, уставившись на Гермиону. — Могу я поинтересоваться, чем вы занимались?
Гермиона сорвала с головы шляпу и бросила ее на пол.
— Чистили стойла Хагрида, — ответила она. — В качестве отработки.
К ликованию Гермионы, Помфри хитро улыбнулась Снейпу.
— Оба, да? — сказала она, посмотрев на испачканную одежду Снейпа.
— Ни слова, Поппи, — холодно сказал Снейп. — Я скоро вернусь с одеждой мисс Грейнджер, — он развернулся на каблуках и целеустремленно вылетел из лазарета.
Помфри ворчала, осматривая пациентку.
— Думаю, первое, что нам нужно сделать — вытащить тебя из этой ужасной одежды и помыть. Где же вы нашли это?
— Директор, — поморщившись, ответила она, сняв футболку, и принялась развязывать шнурки. — Профессор Снейп считает, что это нужно сжечь.
Нахмурившись, медиковедьма внимательно осмотрела сочащиеся раны.
— Сначала мне нужно продезинфицировать их, дорогая, если вы чистили стойла. А также дать вам антибиотик. На всякий случай. И у меня будет серьезный разговор с Альбусом о ваших отработках, начиная с этого момента. Я очень сомневаюсь, мисс Грейнджер, что Северус выбрал чистку стойл в качестве отработки этим вечером, — ответила она на удивленный взгляд Гермионы. — Больше похоже на отработки, которые назначал Альбус, когда ещё преподавал.
С заговорщическим видом, Помфри отвела ее обратно в Лазарет и почти толкнула ее в лекарственно пахнущий душ.
Час спустя, чувствую себя бесконечно чище, Гермиона лежала под чистыми одеялами и дремала. Ее раны были заново перевязаны, и жгли после того, как Помфри очистила их. Она находилась между сном и бодрствованием, когда услышала другой голос в комнате.
— Как она? — спросил мужчина.
— Хорошо, — успокаивающе ответила Помфри. — Сейчас она спит. Хорошо, что ты так быстро принес ее сюда, Северус. Кто знает, что бы с ней могло случиться в таком состоянии. Позор Альбусу за это.
— Я не думаю, что директор знал, что она еще не поправилась, — ответил мужчина, Снейп. — По крайней мере, я надеюсь, что нет. Я уверен, что он не назначил бы такую отработку, если бы знал. Кстати, я принес ее одежду.
— Я поняла, — сказал Помфри. — По крайней мере, я не думала, что вы внезапно решили принести мне одежду.
Гермиона услышала какой-то шелестящий шум, который ее сонный разум не смог определить и почувствовала нежную руку на плече. Приятный аромат защекотал ее ноздри, и она, вдохнув его, нырнула глубже в сон. Рука переместилась на ее волосы и затем исчезла.
В темной комнате обменялись еще несколькими словами, но Гермиона провалилась в сон и не поняла их.

***
Следующим утром за завтраком, Гермиона чувствовала себя очень усталой. Помфри разбудила ее в семь и сообщила, что она может идти на занятия, и отпустила ее, ещё раз предупредив не расчесывать рубцы, что Гермиона почти проигнорировала. Она равнодушно одела ту же одежду, что и днем ранее, и пошла в гриффиндорскую башню, лениво захватила свои учебники, задержавшись только для того, чтобы выпить чашку чая.
— Великий Мерлин, Гермиона, ты, что провела еще десять раундов со своим таинственным противником? — спросил Рон, когда Гермиона села за стол и принялась намазывать маслом тост.
— Отработка была… излишне строгой, — сказала она, положила тост в рот и начала усиленно жевать.
Рон со знанием кивнул.
— Да, Снейп тот еще ублюдок. Чего еще ты могла от него ожидать? Держу пари, ему нравилось смотреть на твои страдания. Знаешь, так он и получает удовольствие. Он, наверное, сидит после особенно противного издевательства над классом и только смеется и смеется. Если он, конечно, умеет смеяться.
Как только она проглотила тост, она быстро опустила лицо к чашке, не желая говорить с ним на эту тему. Он не знал всей ситуации, и она не могла все рассказать ему — было бы лучше для всех позволить Рону болтать, пока он не забудет об этом. От размышлений ее оторвало то, что кто-то положил руку ей на плечо. Чуть подпрыгнув на стуле, Гермиона обернулась, чтобы встретиться взглядом с обеспокоенным Дамблдором.
— Поппи Помфри отчитала меня этим утром, мисс Грейнджер, и я должен принести извинения за вчерашний вечер. Если бы я знал о вашем состоянии, я никогда бы не дал бы вам такого задания.
Гермиона пожала плечами, сделав глоток чая.
— Мадам Помфри не захотела залечить мои раны до конца с помощью магии — она сказала, что с такими повреждениями, это только ухудшит шрамы. Не волнуйтесь об этом, сэр.
Он еще раз посмотрел на нее с состраданием.
— Если это не затруднит вас, могу я…?
Она торопливо поставила чашку.
— Конечно.
Она отодвинула воротник, чтобы показать ему ту же самую глубокую рану, что она показывала Гарри днем раньше. Она попробовала самоуничижительно улыбнуться.
— Мадам Помфри сказала, что они полностью затянутся в течение трех недель или около того, и она сказала, что, если снова появиться кровотечение, то она использует антисептик без освежающего геля.
Дамблдор чуть вздрогнул.
— Еще раз, мне очень жаль, мисс Грейнджер.
Она отпустила ворот и снова подняла чашку. Допив чай, она пожала плечами.
— Сегодня вечером, я полагаю, что было бы лучше, если бы вы выполнили какое-нибудь менее… физическое задание. Возможно, вы и Северус предложите этим вечером свою помощь мадам Пинс? Я знаю, что она бы не отказалась от помощи в уборке и перекладывании книг.
Несмотря на извинения и мягкость, Гермиона знала, что это был приказ.
— Да, директор, — ответила она, понизив голову.
Еще раз сжав ее плечо, Дамблдор удалился в сторону преподавательского стола.
Рон изумленно посмотрел на нее.
— О чем это он?
Он внутренне вздохнула — так рано утром ей было не до уклончивости.
— Дамблдор дает мне задания для отработок. И он изобретательней, чем Филч — прошлым вечером я вычищала стойла в конюшнях Хагрида. Без магии. Но некоторые из моих ран открылись, и профессор Снейп отвел меня в Лазарет — мадам Помфри была в ярости, — Гермиона усмехнулась, вспомнив об этом.
— Но насколько сильно ты поранилась, Гермиона? — спросил он, также проницательно посмотрев на нее, как и Лаванда вчера вечером.
Она снова пожала плечами.
— У него был нож, и он сильно поранил меня несколько раз. Мадам Помфри беспокоилась о том, что могут остаться шрамы, так, что она, решила, что пусть уж лучше раны заживают сами.
Его глаза сузились.
— Есть что-то ужасно важное, о чем ты не говоришь мне.
Она откинула волосы назад.
— Это очевидно. А теперь… Я должна пойти на Зелья. Не хочу получить еще больше отработок.
И Гермиона оставила Рона смотреть ей вслед.

***
Северус не хотел больше ничего, кроме как вернуться в кровать и не вылезать из нее целый день. Он отправился спать не раньше четырех часов и какой-то садистский ублюдок, (читай, Альбус Дамблдор), установил, что первый урок должен начинаться в восемь часов. Это дало ему приблизительно три часа на сон и час на кофе и попытку сосредоточиться на планах уроков.
Сейчас он был уверен, что Дамблдор в школе был слизеринцем — никто другой не смог бы придумать такую ужасную отработку. Конечно, никто точно не знал, на каком факультете учился Дамблдор. Наверняка не знал. Многие, включая Минерву Макгонагалл, считали, что он был гриффиндорцем, но когда Дамблдор преподавал трансфигурацию, он не был главой факультета, а когда кто-либо из учеников спрашивал его, он только рассеяно улыбался и предлагал им те конфеты, которые на этой недели были его любимыми. Северус знал, конечно, что его образ немощного старика был только образом, но все-таки часто сомневался в здравомыслии своего работодателя.
Единственная вещь, в которой он в настоящее время был абсолютно уверен, состояла в том, что Дамблдор точно не знал, насколько ужасно была ранена мисс Грейнджер. Дамблдор был способен на многое, но он никогда намеренно не причинит вред студенту. Физический вред, добавил он, мысленно ухмыльнувшись.
Часы отбили без четверти восемь — почти пора идти на ужасный урок седьмого курса Гриффиндор-Слизерин. Может Лонгботтом удержится и не устроит пожар этим утром. Было бы глупо надеяться. Северус давно уже оставил надежду касательно некоторых студентов. День удастся, если никто никого не проклянет и он снимет только по сто очков с факультета. Единственным светлым пятном было то, что теперь, когда Люциус (и Волдеморт, подсказал непослушный разум) сказал ему, что знает о его двуличности, он не должен обращаться с этой маленькой занозой Драко, как с наследным принцем. Северус пытался получать удовольствие от малого.
Он рано пришел в класс и несколько удивился, увидев относительно здоровую мисс Грейнджер, нейтрально его поприветствовавшую.
— Профессор Снейп, — сказала она, чуть кивнув ему.
Кивнув в ответ, Северус углубился в свои записи относительно урока.
— Мисс Грейнджер. Полагаю, вам уже лучше?
— Достаточно, — сказала она все тем же ровным тоном. — Я разговаривала с директором за завтраком.
Он поднял бровь и удивленно посмотрел на нее. Она хочет поболтать с ним?
— Он хотел сообщить мне, что мы должны провести вечер с мадам Пинс, — продолжила она.
Ах ... очевидно мисс Грейнджер была достаточно умна, чтобы не заводить с ним светские разговоры. Всего лишь разговор по делу.
— Значит в библиотеке, — уточнил он.
— Перекладывание книг и уборка, — состроив гримасу, объяснила она. — Я думаю, мадам Помфри рассказала сегодня утром о моих … мм… вновь открывшихся ранах.
Он положил записи и начал записывать ингредиенты на доску.
— Очень хорошо, мисс Грейнджер. Значит, в восемь часов в библиотеке?
Она не ответила, и Северус услышал звуки тихо входящих и занимающих свои места студентов. Возникло несколько разговоров, которые он с большим усилием проигнорировал. Мисс Грейнджер как обычно подшучивала над Лонгботтомом, и Паркинсон неудачно попыталась пофлиртовать со скучающим Малфоем. Он позволил классу болтать чуть дольше, чем, если бы он лучше держался на ногах.
— Достаточно, — наконец резко сказал Северус. — Ингредиенты на доске. Вы должны удачно приготовить зелье и идентифицировать его в конце урока. Начали! — рявкнул он, наслаждаясь звуками доставаемых пузырьков и котлов.
Лонгботтом выглядел спокойнее, чем обычно. Северус не был идиотом — он знал, что парень боялся его и не собирался ни поощрять, ни препятствовать этому опасению. Хотя он слегка удивлялся, почему он решил продолжить изучать зелья после СОВ. Его баллов едва хватило, чтобы попасть в класс Северуса, и он явно ненавидел этот предмет. Единственной причиной, которую мог придумать Северус, было то, что он собирался поступать в Академию Авроров как Поттер и Уизли. Фактически, эти три парня и мисс Грейнджер были единственными гриффиндорцами-семикурсниками, оставшимися в классе. Конечно, остались самые непостоянные гриффиндорцы.
Северус понял, что прикрыл веки и отругал себя за это. Он только что дал студентам список ингредиентов для простого Заживляющего зелья, которое они готовили на четвертом курсе, но его приготовление содержало несколько опасных этапов — ему нужно быть настороже.
Лонгботтом работал очень медленно, но, на этот раз, тщательно, так что Северус решил не комментировать его действия. Мисс Грейнджер, конечно, работала ловко и быстро. Она почти сердито посмотрела на него, как будто Северус оскорбил ее, задав сварить такое легкое зелье. Он сделал мысленную пометку снять с нее баллы, даже если она и клялась направо и налево, что это ее нисколько не беспокоит. Поттер и Уизли работали с характерной неряшливостью — он был уверен, что котел Уизли выкипит в течение получаса, а варево Поттера получиться слишком оранжевым. Он получит удовольствие, снимая эти баллы.
А теперь Слизерин. Зелье Малфоя было почти такое же правильное, как и у мисс Грейнджер, но Северус знал, что парень не знает, что готовит. Он мог тщательно следовать инструкциям, но не обладал вдохновением. Если бы Малфой выбрал работу с Зельями, то он, в конце концов, попал бы на какой-нибудь завод и счастливо вел бы массовое производство, не используя никакого творческого мышления. Вот в чем была разница между компетентностью и талантом.
Зелье Паркинсон будет таким же слишком оранжевым, как и у Поттера. Она была слишком занята восхвалением своего «дорогого Драко», чтобы сделать что-то стоящее самой. И зелье Блеза Забини взорвется через несколько секунд, если он добавит слишком много…
БУМ!
Котел Забини взорвался, как только Северус склонился над ним, как по сигналу. Парень побелел, когда Северус посмотрел на него. С лица Северуса капала жидкость.
— Спасибо вам, мистер Забини, — сухо сказал Северус. — Прошу вас заметить, что, кроме того, что ваше зелье обладает… взрывчатыми способностями, оно, к тому же, имеет ярко выраженный желтый цвет. При приготовлении этого зелья нет ни одной стадии, при которой оно имело бы такой цвет, если все сделано правильно. Я предлагаю вам начать все заново. И это будет стоить вам тридцати баллов со Слизерина. Да, мистер Забини, с моего собственного факультета, — вытерев лицо, Северус двинулся к сносному зелью Миллисент Булстроуд.
По дороге он заметил, как Малфой ухмыльнулся сильно покрасневшему Забини. Северус внутренне усмехнулся и возликовал.
— Мистер Малфой, — сказал он голосом, имевшим одним из самых шелковых оттенков. — Прошу вас, что же вы нашли столь забавным?
Мальчишка попался — он озадаченно посмотрел на Северуса.
— Сэр? — нагло спросил Малфой.
И Северус, благодарный за предоставленный шанс, атаковал.
— Десять баллов со Слизерина, мистер Малфой. Идея факультетов предполагает поддерживать своих товарищей, а не смеяться над ними.
Малфой открыл рот. За те шесть с половиной лет, что молокосос проучился в Хогвардсе, Северус не снял с него и балла. Более того — он показывал такой отвратительный фаворитизм, что мальчишка почувствовал себя выше всех.
— Но… но… — запнулся мальчишка, пытаясь придумать ответ.
— Еще одно слово, мистер Малфой, и вы лишитесь уже двадцати баллов. Закройте рот, — ответил Северус, сдержав широкую усмешку. После шести лет и, Малфой, наконец, начал получать часть того, что заслуживал. Жалкий щенок.
В классе было абсолютно тихо — даже неоценимая мисс Грейнджер лукаво посмотрела на своего профессора зелий, а выражение лица Уизли было самым глупым, из всех, что Северус, когда-либо видел.
— Возвращайтесь к работе! — рявкнул он. — Все!
Мисс Грейнджер, посмотрела на него, подняла бровь, но вернулась к работе, как и остальные студенты.


 
Рождественский_профиль Дата: Четверг, 01.01.2009, 23:59 | Сообщение # 22
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
***
Северус хотел умереть – и все к этому и шло. Второй курс Слизерин-Хаффлпафф был катастрофой на катастрофе. Урок закончился, по крайней мере, дюжиной студентов в больничном крыле и потерей около ста пятидесяти баллов с каждого факультета. Даже настоящая радость от снятия баллов с щенка Малфоя не стоило этого. Он убирал в классе, вместо того чтобы пойти на ужин. Каким-то образом один из взорвавшихся котлов содержал эластичное вещество, которое сопротивлялось всем волшебным чистящим средствам и потребовало тщательной, мучительной ручной уборки. Конечно же, это вещество покрывало три четверти пола и пятнадцать ученических скамей.
Ругаясь и бормоча «идиотские дети», Северус решительно опустил щетку в ведро с грязной водой и свирепо осмотрел чистую классную комнату. Без всякой надежды на ужин, он должен был пойти в библиотеку с мисс Грейнджер и помочь мадам Пинс с той чертовщиной, что она выдумала вместе с Альбусом. Может ему хватит времени заскочить на кухню и попросить у домашних эльфов какой-нибудь еды. Его карманные часы показывали семь — времени едва хватит на то, чтобы пойти на кухни, поесть и поспешить в библиотеку, и то, если бежать половину пути.
Домашние эльфы были в восторге, увидев его, и снабдили его огромным бутербродом с ветчиной. Северус с ликованием набросился на бутерброд, положил в карман яблоко, направляясь в библиотеку, против всякой надежды, надеясь, что не встретит ни одного студента.
Он давно доел бутерброд и принялся за сладкое яблоко, когда неожиданно чуть не сбил с ног мисс Грейнджер в пятистах футах от библиотеки.
— Извините, — выговорил он, жуя яблоко, не поняв, с кем столкнулся.
— Извините, профессор, — услышал он в ответ определенно женский голос.
— О, мисс Грейнджер, — Северус сказал, быстро проглотив кусок яблока. — Добрый вечер. — Он закашлялся, когда она уставилась на яблоко в его руке. — Я пропустил ужин, — объяснил он, удивившись, почему ему хочется постоянно оправдываться рядом с ней. Ни с кем другим он точно такого чувства не испытывал.
Девушка просто кивнула.
— Я тоже часто так делаю, — сказала она. — Уже почти восемь. Мадам Пинс ждет нас. И держу пари на десять галеонов, что директор тоже пришел убедиться, что мы пришли.
Северус пораженно посмотрел на нее. Он не был уверен, был ли он удивлен тем, что она так хорошо знала Дамблдора или тем, что она поделилась этим с ним.
— До тех пор пока он не решит одеть нас в ужасную одежду…
Мисс Грейнджер удивленно засмеялась.
– Постоянно забываю, что у вас есть чувство юмора, — сказала она и чуть-чуть покраснела от своей бесцеремонности.
– Не волнуйтесь, мисс Грейнджер. Я тоже, — Северус доел яблоко и уставился на его сердцевину так, будто она содержала все тайны вселенной. — Пойдемте?
Пожав плечами, девушка положила руку на ручку двери.
— Лучше быстрее это все закончить.
Мадам Пинс ждала их почти у входа в библиотеку и, рядом с ней, приторно улыбаясь, стоял Дамблдор. Она, нахмурившись, посмотрела на огрызок в руке Северуса, но позволила ему отнести его в ближайшее мусорное ведро без комментариев.
— Директор велел мне дождаться вас двоих, — сказала она, кивнув в сторону Дамблдора. — И я должна признаться, я благодарна за помощь.
— Северус, мисс Грейнджер, — сказал директор, улыбнувшись шире. — Я рад видеть, что вы оба пришли.
— Что вам нужно? — кратко ответил Северус – у него не было настроения иметь дело с самодовольным Дамблдором.
Пинс нахмурилась сильнее, но по правде говоря, Северус ни разу не видел, чтобы строгий библиотекарь улыбалась.
— Мисс Грейнджер, вы можете приступить к уборке книг. А для вас, профессор Снейп, в Запретной Секции есть кое-что, что потребует вашего внимания.— Она указала Гермионе на огромную стопку книг и, взяв Северуса за руку, потащила его в недра Запретной Секции. Дамблдор вышел, вежливо кивнув Северусу. Он почувствовал чрезмерную нервозность.
— В чем дело, Мадам Пинс? — спросил он.
— Одна из прикованных книг вчера вырвалась на свободу, и я не смогла ее поймать, — объяснила она, — Она не ответит на Заклинание призыва, это один из самых темных текстов, которые у нас есть.
Северус внутренне вздохнул. Весь вчерашний вечер он провел в отвратительной грязи, сегодня вечером будет преследовать злые книги. У Дамблдора была большая дьявольская жилка, в милю шириной. Он начал волноваться о том, что директор придумает завтра.
Прошло несколько часов. Долгие секунды превращались в вечные минуты, а те — в бесконечные часы. Северус три раза заметил норовистую книгу, и каждый раз абсолютно по-дурацки нетерпеливо набрасывался на нее.
После последнего раза, Северус просто сел посреди Запретной Секции на полу, впившись взглядом в пустое место, куда исчезла книга.
— Чем, ради всего святого, вы здесь занимаетесь? — недоверчиво спросил кто-то позади него.
— Значит, вы закончили раскладывать книги, — устало ответил Северус, даже не оборачиваясь.
Мисс Грейнджер села рядом с ним.
— Да... Мадам Пинс сказала, что Вы, возможно, нуждаетесь в моей помощи, но я признаюсь, вы, как мне кажется, можете сидеть на полу самостоятельно и без меня.
Он посмотрел на нее.
— Значит, она вам не сказала?
— Не сказала мне что? — мисс Грейнджер была сама невинность. — Ей и не нужно было. Я видела последнюю попытку, профессор. Я полагаю, что освободилась книга.
Северус вздохнул. Значит, она видела, как он перевернул стеллаж с кусачими книгами, а затем боролся с ними, пытаясь освободиться.
— Если Вы хоть кому-нибудь расскажите о том, что видели, мисс Грейнджер, я обещаю снять тысячу баллов с Гриффиндора. И да, книга освободилась. Вчера вечером, согласно Мадам Пинс.
— Я также предполагаю, что Заклятье Вызова не работает.
Он посмотрел на нее самым яростным, на который он был способен, взглядом.
— Нет, Заклятье Вызова не работает, — сказал он насмешливо. — И, кроме того, эта книга - Темный текст. Я не думаю, что мадам Пинс знает точно, какой именно – у нее нет полного каталога таких книг, так как мы не позволяем студентам брать их. Даже вам, — Но последние слова он произнес не так резко, как мог бы.
— Мы можем приманить книгу? — спросила она, подняв бровь.
— Что? Возможно, вы знаете, что любят есть книги, мисс Грейнджер, но я не знаю.
Она одарила его многострадальным взглядом, которым, при других обстоятельствах, она заработала бы отработку и двадцать баллов с факультета.
— Если бы это - Темный текст, профессор, разве его бы не привлекала другая Темная Магия? — Он не захотел комментировать ее невысказанное «Вы, идиот» в конце вопроса.
— Вы предлагаете, чтобы я соблазнил злой учебник непростительным проклятием, мисс Грейнджер? — спросил Северус с саркастической усмешкой.
Она усмехалась в ответ.
— Хорошо, допустим, не совсем непростительным, — сказала она, как подозревал Северус, дразня его (но это было невозможно, сказал его разум). — Возможно, один из нас мог использовать ... ну, я не знаю ... Проклятье Преднамеренного Вызова на пере или что-то еще.
Он подозрительно посмотрел на нее.
— Вы знаете ужасно много об этом, мисс Грейнджер.
Она усмехнулась шире.
— Разве профессор Макгонагалл не рассказывала вам о моем пятом курсе? Когда мы проводили собственные занятия по Защита от Темных Сил?
— О, да, — с досадой сказал он. — Вас учил юный Поттер.
— Хорошо, — продолжила мисс Грейнджер, — как только она это выяснила, она дала мне годовой допуск в Запретную Секцию в «целях исследования».
Северус чувствовал, что у него слабеет челюсть.
— Значит, вы прочитали еще и всю Запретную Секцию, — это не было вопросом.
— Некоторые части, которые доступны студентам, — сказала она. — Очевидно, что не все. Здесь есть книги, которые, как я думаю, не смог прочитать и сам Дамблдор.
Вздохнув, Северус поднял палочку.
— Очень хорошо, — сказал он. — Приди ко мне, — прошептал он, чувствуя как тени обволакивают его голос, когда он указал на перо на столе мадам Пинс и заставил его приблизиться к нему.
Глаза мисс Грейнджер были размером с тарелки.
Он опустил палочку.
— Что? — раздраженно спросил он.
— Ничего, просто... Я никогда не видела, как кто-то использует это проклятье, — пробормотала она. — Это ... странно.
Северус осторожно посмотрел на нее.
— Вы можете произнести это, мисс Грейнджер. Это жутко. А теперь, давайте продолжим, — он взял перо из воздуха и положил в свой карман. — Давайте посмотрим, ответит ли наша проклятая книга.
Они прождали в тишине почти десять минут. Внезапно мисс Грейнджер коснулась его плеча.
— Там, — прошептала она.
— Где? — так же тихо спросил он.
— За тем шкафом с книгами по Зельям. Она трепещет. Не двигайтесь.
Северус хотел тут же переместиться ближе к книге, но передумал, увидев, как книга парит в воздухе.
— Что теперь, мисс Грейнджер? Это ваш план, в конце концов.
Гермиона впилась в него взглядом, но снова никак не отреагировала.
— На счет три?
— Лучше на «сейчас» — ответил он. — Я сомневаюсь, что это стоит делать на счет три.
Мисс Грейнджер кивнула и приготовилась к прыжку.
— Приготовьтесь… сейчас!
Она прокричала это тихо, чтобы услышал только Северус, и они вместе бросились к книге.
На одну восхитительную секунду Северус почувствовал пальцами обложку парящей книги. Но затем неустойчиво стоявший шкаф обрушил книги по Зельям им на головы. К счастью, эти книги были относительно неживые и Северус, и мисс Грейнджер легко выбрались из-под них.
— За ней! — Северус услышал собственный крик. — Не дайте ей уйти!
Книга не исчезла как в прошлый раз. Вместо этого она вылетела из Запретной Секции. Хочет поиграть, понял Северус.
Он и мисс Грейнджер, оба бросились за книгой. Время от времени кто-то из них делал рассчитанный прыжок, когда находился достаточно близко чтобы попробовать.
— Это не сработает, — сказала мисс Грейнджер, в пятый раз поднимаясь с пола. — И я думаю, что какая-нибудь из моих ран снова откроется, если мы продолжим погоню.
— Мерлин упаси, — ответил он едко. — Возможно, нам надо зайти с двух сторон. Окружить ее.
Мисс Грейнджер кивнула и заскользила вдоль стены, пытаясь подобраться к книге с другой стороны. Они были в относительно открытой части библиотеки, к счастью оказавшейся пустой, и вскоре Северус и мисс Грейнджер стояли по обеим сторонам от книги, внимательно глядя на друг друга. Встретив ее вопросительный взгляд, он слегка кивнул ей.
Неожиданно синхронно, чего Северус абсолютно от них не ожидал, они помчались к книге, одновременно подпрыгнули и упали на книгу, упав на пол с вызывающим отвращение глухим стуком.
— Ауч! — он услышал как мисс Грейнджер сказала откуда-то из-под него. — Иди сюда, маленькая дрянная книжонка.
Он услышал, как она шарит руками по полу и собрался с силами, чтобы откатится и присоединиться к ней в драке.
Книга пыталась выскользнуть из рук, но как только Северус обхватил ее пальцами, они смогли более или менее поднять ее.
— Мадам Пинс! — немедленно прокричал Северус, поняв, что понятия не имеет, как зовут женщину. — Мы поймали ее!
Они услышали шаги за стеллажами, и мадам Пинс появилась в поле зрения, с самым похожим на улыбку выражением на лице, из всех, что Северус у нее когда-либо видел.
— Превосходно, — сказала она. — Подержите ее, пока я не найду несколько больших цепей.
Выругавшись, Северус усилил хватку. Мисс Грейнджер закусила губу, и он увидел, как побелели ее суставы.
По прошествии, кажется, трех вечностей, мадам Пинс вернулась с длиной цепью. Мисс Грейнджер помогла библиотекарю сильно связать книгу.
— Хорошо, — сказала мадам Пинс. — Я думаю, что вы сделали достаточно этим вечером. Вы можете идти. Еще раз спасибо.
Как только они вышли из библиотеки, Северус позволил себе резко опустить плечи.
— Злые книги и экскременты драконов, — пробормотал он. — Что этот ужасный эксцентричный старик собирается придумать завтра?


 
daugther_of_the_north Дата: Пятница, 02.01.2009, 14:46 | Сообщение # 23
daugther_of_the_north
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ООО.. вот и долгожданное продолжение! сразу столько событий. не думала, что старик такой садист jump1

Чем более мы холодны, расчетливы, осмотрительны, тем менее подвергаемся нападениям насмешки. Эгоизм может быть отвратительным, но он не смешон, ибо отменно благоразумен. (А.С. Пушкин)
 
Кассандра Дата: Пятница, 02.01.2009, 20:12 | Сообщение # 24
Кассандра
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
УРА! УРА!! УРА!!!! Продолжение! очень подняло настроение))) сцена с книгой... прелесть)
Автор, спасибо!

daugther_of_the_north , а я вот прям чувствовала, что директор скользкий тип, каких ещё поискать.... ;)
ok4 ok4 ok4


Снейп. Северус Снейп.

 
Grmain Дата: Суббота, 03.01.2009, 04:05 | Сообщение # 25
Grmain
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Просто восхитительно! Действительно долгожданное продолжение, но его стоило ждать. Сюжет получился неожиданным. Такого от Дамболдора я не ожидала, но все это придает комичность ситуации. Уборка этих Авгиевых конюшен меня ох как порадовала. Спасибо большое. Надеюсь следующие главы появится побыстрее.

Не относитесь слишком серьёзно к жизни, живым Вам из неё всё равно не выбраться!
 
Shana Дата: Воскресенье, 04.01.2009, 02:28 | Сообщение # 26
Shana
Белая и пушистая
Статус: Offline
Дополнительная информация
Хм. Возможно, я покажусь кем-то брюзжащим и скучным. Тем не менее хотелось бы вставить, как говориться, свои 5 копеек, ибо после первой главы я ожидала большего. Идея с исследованием магии с помощью маггловских наук как правило дает довольно необычные результаты. Описание "освободительного рейда" двух раненых человек... читать было несколько забавно. Особенно если учитывать, что
Quote
— Лестрендж бросил меня о стену пару раз, — заметил Снейп, — сломал мою палочку.

Тем не менее впоследствии об этом все забыли. Молчание Гермионы в этом эпизоде, когда она, по идее, должна быть ослаблена после предыдущей стычки и сопротивления пожирателям странно контрастирует с ее криком во 2й главе:
Quote
И прежде чем она смогла пошевелиться, Гермиона ощутила, что лежит на земле, чувствуя, будто кости в её теле ломаются снова и снова. Она сжала зубы, заставляя себя не кричать. Слезы покатились по щекам.
Боль стала сильнее, и она больше не могла держать её в себе. Она кричала долго и громко, электрические вспышки боли сотрясали каждый дюйм её тела.

Ну а уж взыскания Дамблдора... Весьма сомнительно, чтобы он не знал о физическом состоянии Гермионы, если уж некоторые последствия были, как говорится, "на лицо"- Флитвик и Макгонагал
Quote

сделали свои собственные ужасные выводы
, и даже Рон отметил, что Гермиона
Quote
Выглядишь так, будто побывала на свалке.

Про способ лечения ран, когда они оставляются без перевязки (под свитером, очевидно, чтобы удобнее всех ужасать их демонстрацией)... оставим на совести медиковедьмы.
Дамблдор как мелкий и злокозненный пакостник... здесь не вышел. Есть не мало фиков, где он показан во всем блеске своего маразма... Или злобного торжества... и даже пакостничества... Есть фики, где замечательно видно, что ничто человеческое, директору не чуждо, не только лимонные дольки. А юмор наподобие армейского, ситуации, в которых преподаватель и студентка оказываются в таких, на мой взгляд, совсем не забавных ситуациях... Слижком уж это не похоже на того Дамблдора, над которым интересно смеяться.
Да сюжет, начатый в 1й главе, только в 5-й получил крохи поддержки, да и то, ИМХО, довольно натянуто.

А теперь, высказав большую часть того, что я думаю по поводу самого произведения, хотела бы сказать несколько слов по поводу перевода. Судить могу только поверхностно, ибо с языком оригинала не очень в ладах. ИМХО, Секрет этого фика, того, что его читают, и что он нравится, как мне кажется, по большей части принаждлежит переводчику. Интересный язык повествования. На первый и второй взгляды нет логических нестыковок, свойственных именно переводу (если только я не приписала их автору фика). Посему высказываю переводчику свое спасибо и пожелание не останавливаться на достигнутом.


ИМХО - Имею Мнение Хрен Оспорите :)
Желающего идти Судьба ведет, нежелающего тащит (С)

Мне бы собраться, а я пишу стихи развлечения ради - смотреть, как курсор вышивает слова на экране гладью. (С) Я

 
Маркиза Дата: Суббота, 14.03.2009, 09:49 | Сообщение # 27
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6
Нежелательность перемен
Осталось только одна отработка. Осталось вытерпеть еще одну эксцентричную прихоть Альбуса, и он и мисс Грейнджер будут свободны. По крайней мере, до тех пор пока она не сделает какую-нибудь глупость и снова не заработает отработку от него. Если честно, то Северус потерял счет отработкам мисс Грейнджер за все эти годы. Хотя он и заметил, что их число росло с каждым годом. Она прошла путь от студентки, боящейся простого выговора, до той, кто мог только моргнуть, когда ей угрожали снятием неприлично большого количества баллов. Если бы эта перемена не была такой постепенной, он проверил бы ее на применение Многосущного Зелья.
Северус вспомнил их первую отработку, когда они спорили первые пять минут о уравнениях и гадал, удастся ли ему поговорить с ней так же снова. На самом деле именно она прояснила ему некоторые моменты в его работе — и он понял, как небрежно он обращался с математикой. Пропущенный символ звезды превратил работу из невероятной во всеми силами невозможную. Чертовы маглы и их глупая система знаков, угрюмо подумал он, машинально чиркая на краях пергамента, который просматривал.
Тихий стук в дверь сообщил ему о прибытии мисс Грейнджер.
— Входите, мисс Грейнджер, — пригласил он, не отрываясь от пергамента.
Она заглянула в дверной проем. Они провели две недели в обществе друг друга, а она все ещё вела себя так, будто смертельно боялась его. Кроме тех редких моментов, когда совершенно забывала, что он был ее профессором, и разговаривала с ним как с товарищем, кем, как он думал, он и стал для нее. В конце концов, она спасла ему жизнь, а он потом (хоть и неловко) успокаивал ее. Вместе они вычищали стойла, гонялись за злыми учебниками, помогали домовым эльфам в прачечной, реставрировали все портреты в коридоре под присмотром Филча, полировали грязные и ржавые телескопы Синистры и вощили кристальные шары Трелани (Северус все еще не мог избавиться от вони ладана в волосах) и много другой оригинальной работы, которую придумывал Альбус. И сегодня вечером, он, несомненно, выдумает что-то похуже.
Он указал рукой на пустой стул.
— Сегодня вечером он отдаст нас Минерве, — без обиняков сказал он.
Ее лицо просветлело. Конечно, ей хочется провести вечер в компании с Макгонагалл, мрачно подумал Северус. Преподаватель трансфигурации восхваляла мисс Грейнджер практически на каждом углу. Она пыталась вернуть девушке статус префекта на ее пятом курсе, но Дамблдор не позволил ей.
— Возможно, все пройдет не так уж плохо, — осторожно сказала она.
— О нет, плохо, — ответил Северус. — Мы будем помогать ей трансфигурировать учебные материалы. Всю ночь мы будем исправлять все ужасные ошибки, что вы, маленькие отродья, совершили. У меня болит голова, даже когда я только представляю это. — Со значительным усилием он заставил себя положить перо. — Она будет ждать нас в классе трансфигурации в полвторого. У нас около десяти минут, мисс Грейнджер.
Размышляя, девушка нахмурила брови.
— Хорошо, — сказала она. — Я думаю, у меня есть кое-какая работа.
Северус мысленно вздохнул. Сейчас или никогда.
— На самом деле, мисс Грейнджер, я надеялся, что вы посмотрите кое-что, над чем я работал. Множество адских уравнений.
Она улыбнулась ему — Северус удивился; она никогда еще не улыбалась ему так искренне.
— В самом деле? — с надеждой спросила она. — Можно я посмотрю?
— Конечно, пожалуйста, — ответил он, пододвинув ей пергамент. — Я думаю, что натолкнулся на стену в своих вычислениях. Этот конечный результат совершенно бессмыслен, но я просто не могу найти свою ошибку.
Мисс Грейнджер, нахмурившись, смотрела на пергамент.
— Знаете, профессор, в своей работе я тоже натолкнулась на эту стену. Кажется невозможным описать магическую энергию как поле. Математика не была изобретена для этого — маггловская математика не может помочь в этом. Легко предположить, что должна существовать какая-то мельчайшая частица магии и в некотором смысле говорить о ней как о некоей функции волны, но это не соответствует никаким стандартам квантовой механики, — она была расстроена из-за этого гораздо больше, чем он сам.
— Возможно, это органический компонент? — предложил Северус. Его разум неистовство включился в работу.
Она чуть покачала головой.
— Если наши тела могут быть описаны, по крайней мере, теоретически, используя этот формализм, то это может охватывать все органические структуры. Хотя, я признаюсь, магия, кажется, существует должным образом только в живых существах, над и вне органической матрицы. Возможно, есть что-то, что… чертово дерьмо человекоподобной обезьяны! — внезапно закричала мисс Грейнджер и скомкала пергамент.
Северус был поражен — он никогда не слышал, чтобы она так ругалась. Даже с Малфоем.
— Мисс Грейнджер? — осторожно спросил он.
— Живые существа… — задумчиво сказала мисс Грейнджер. — И особенно животные. Растения и все неорганическое не волшебны, если не находятся рядом с другими живыми существами. Разве вы не понимаете? — она просительно посмотрела на Северуса. — Оно находиться в нашей крови, профессор! Биохимия! Магия — не в воздухе, она — в нас! — она нетерпеливо схватила лист пергамента и начала на нем писать.
Северус почувствовал, что стоит с открытым ртом.
– Как … клеточное вещество? — спросил он наполовину с любопытством, наполовину с волнением.
Девушку почти трясло из-за того, что она все поняла.
— Вот почему кровь столь могущественна. Она ближе всего к сырой магии. Кровь единорога, кровь дракона, даже кровь твоего врага. Вот где магия. И вот почему Гарри Поттер не умер, когда Вы-Знаете-Кто проклял его. И вся эта болтовня о материнской любви просто чушь. Ее кровь, вот что спасло его. Жертва крови. — Ее рука продолжала летать по пергаменту, записывая, в основном, слова, но и биохимические каракули. — Держу пари, что мы имеем чуть измененную клеточную структуру. Случайные колебания. О, профессор, разве Вы не понимаете? Мы можем выяснять, где рождается магия!
Северус начал понимать.
— Магия возникла из-за совершенно нормальных колебаний в структуре человеческого организма в течение его развития. И мы можем это проследить. Если мы можем проследить за магическим компонентом в нашей крови, мы сможем отследить источник. Как митохондриальное развитие, — он тоже был возбужден.
Она покачала головой над пергаментом.
— Это гораздо сложнее, чем я когда-либо предполагала
Он наклонился и положил обе руки на ее плечи.
— Мисс Грейнджер, вы должны издать это, как только все напишите. Это может стать самым важным открытием в магической теории нашего времени!
Она кивнула.
– Я пошлю сову Эдорасу немедленно и спрошу, в каком выпуске у него есть место.
Северус застыл на месте и сжал ее плечи сильнее.
— Почему вы называете Эдораса Гриффитса по имени? – он не мог понять, откуда мисс Грейнджер знала важнейшего главного редактора МРЛ.
Что-то застыло в выражении лица мисс Грейнджер.
– Мм… профессор… знаете… ну же, подумайте.
И он подумал. Как Гермиона Грейнджер могла познакомиться с … о-о… он понял. Северус чувствовал себя невероятно глупым — разгадка всегда была рядом.
— Гермиона Грейнджер, — вслух сказал он. – Г.Г. Не самый оригинальный псевдоним… Вы тот самый загадочный теоретик? — недоверчиво спросил он. — Это значит…
Мисс Грейнджер кивнула.
– Я опубликовала свою первую статью, когда мне было шестнадцать. Я использовала псевдоним, потому что знала, что никто не воспримет всерьез студентку шестого курса. Но я не долго раздумывала над псевдонимом, потому что не думала, что меня примут.
Северус посмотрел на девушку с заново возникшим чувством страха.
— Хогвардс не давал вам ничего нового где-то со второго курса, не так ли?
Она самоуничижительно рассмеялась.
— Ну … я прочитала библиотеку только на пятом курсе, — сказала она. — И у меня были некоторые социальные обязанности, конечно.
Все еще не отрывая от нее взгляда, Северус приказал себе закрыть рот. А потом его взгляд упал на часы.
— О, мерлинова борода, — сказал он. — Нам нужно было быть в классе Минервы пятнадцать минут назад. Ваши рубцы выдержат бег?
Мисс Грейнджер пожала плечами.
– Мы сейчас это выясним, не так ли? — сказав это, она сорвалась с места и побежала в сторону класса трансфигурации, Северус бежал за ней, даже не заботясь о том, увидят ли его студенты. Если они слишком опоздают, то Дамблдор, вероятно, назначит им еще один вечер отработки.
Минерва Макгонагалл чопорно сидела посреди своего класса, окруженная коробками изуродованных жуков, сломанных пуговиц, и другого полупреобразованного хлама. Она просто смотрела как Северус и мисс Грейнджер стояли в дверном проеме и пытались отдышаться.
— Я спрашивала себя, когда же вы придете, — сказала она. — Мисс Грейнджер, для вас у меня есть бедные кролики, наполовину преобразованные в туфли. Северус, как насчет музыкальных коробок-попугаев?
— Посмотрим, — выдохнул он, тяжело опустившись на стул, и достал палочку. Мисс Грейнджер последовала его примеру и задумчиво потыкала кролика палочкой.
— Профессор Снейп? — спросила девушка в тишине, к которой работало странное трио.
Он промычал что-то в ответ, пытаясь вспомнить какие именно слова превращали попугая в музыкальную коробку.
– В Хогвардсе есть какие-нибудь микроскопы? — спросила она с волнением, что еще окрашивало ее щеки.
— Микро-что? — спросила Макгонагалл, отрываясь от своей коробки с пуговицами.
— Это достаточный ответ на ваш вопрос, мисс Грейнджер? — ухмыльнувшись, ответил Северус. — Это только магловский прибор, микроскоп.
Она вздохнула.
— Хорошо бы было заполучить один качественный. Вы знаете, для экспериментов, — мисс Грейнджер одарила его заговорщицким взглядом, и он немедленно понял, о чем она говорит.
— Вы сегодня определенно в странном настроении, мисс Грейнджер, — заметила Макгонагалл, поставив на пол коробку с восстановленными жуками, и взяла новую, с жуками, наполовину превращенными в пуговицы.
— У меня только, мм, появилась интересная идея, профессор, — уклончиво ответила мисс Грейнджер, на мгновение, взглянув на Северуса.
Он посмотрел на нее в ответ. У них был секрет, и это было прекрасно. Северус не чувствовал таково товарищества годы… десятилетия, на самом деле. И когда она думала о чем-то, когда она почти светилась новой идеей, девушка почти выглядела красивой.
Пораженный этой мыслью, Северус уронил попугая, над которым колдовал, на пол, куда птица приземлилась с жалобным пронзительным криком. Красивая? Что это за мысль? Она — студентка. Надоедливая гриффиндорка с раздутым чувством чести и с самыми непослушными волосами, которые он когда-либо видел.
Но ее взгляд был теплым, и ее улыбка была так или иначе интригующей. Она ни в коем случае не была красива истиной красотой. На самом деле, не многие назвали ее даже симпатичной. Но в ней было что-то, что привлекало его внимание. Все больше и больше, в последнее время.
Северус подавил мысленный смешок и поднял с пола бедную птицу, наконец, закончил ее преобразование назад в настоящего попугая и посадил его в клетку. Как будто бы он мог говорить о красоте. Он был слишком худой для своей комплекции и его нос был слишком большим для лица. Он знал, что на самом деле не был уродливым, но были причины того, что у него никогда не было серьезных отношений.
Как будто он стоял перед зеркалом, Северус представил свой мысленный образ и критически осмотрел себя. Ему нужно было набрать двадцать фунтов мускулов и выходить на солнце хотя бы время от времени. Его зубы были абсолютной катастрофой — он покорно чистил их сейчас (когда услышал, когда один из близнецов Уизли назвал его «желтозубой летучей мышью» четыре года назад), но они были все такими же кривыми. О носе было лучше не говорить — Люциус Малфой сломал его примерно двадцать лет назад, а он не был особо привлекательным и до этого. И его волосы. Если он не проводил день в подземельях, полных паров зелий, то их состояние было терпимым, даже слишком нормальным, на его вкус, но такие дни случались редко. Большую часть времени они были ужасной, сальной, длинной шваброй. Северус больше чем однажды задумывался, не побрить ли ему голову, но, в конце концов, воздержался от этого решения — он выглядел уже достаточно плохо. И не нужно было добавлять в это уравнение молочно белый скальп с синими прожилками вен.
Он превратил следующую музыкальную коробку/попугая назад в ее первоначальную форму без особых усилий — Трансфигурация была проделана в основном правильно, и ему нужно было исправить совсем немного ошибок. Следующее, однако, оказался по-настоящему трудным. Это внешне напоминало попугая, если не брать в расчет хвостовые перья в форме ключа завода и вместо пронзительного крика попугай пел первый куплет «Синего Дуная» всякий раз, когда открывал рот.
— Оставь этого, Северус, — сказала Макгонагалл, оторвавшись от своих жуков. — Думаю, что это исправит только время.
– Чертовы студенты, — проворчал Северус, посадил попугая в клетку, откуда он пристально и несчастно смотрел на него, изредка моргая.
— Ну, Северус, как будто ты был лучше, — упрекнула его Макгонагалл. Он посмотрел на нее полным яда взглядом и отметил уголком глаза, что мисс Грейнджер ухмыльнулась, глядя на него.
— На самом деле, — продолжила Макгонагалл, полностью проигнорировав его взгляд, — я помню тот особенно бедственный день на твоем шестом курсе, когда ты сумел создать из солонки живую мышь, которая, кашляла солью. Знаешь, я сохранила ее. Так и не смогла понять, что ты сделал не так. И я думаю, что стоит сообщить тебе, что она дожила до пожилого возраста и научилась наслаждаться соленым сыром.
Северус почувствовал, как его щеки заливает румянец. У него не очень хорошо получалась трансфигурация. Он для этого не слишком хорошо сосредотачивался. Зелья и чары требовали ума, хорошо управляющегося со многими задачами, тогда как Трансфигурация требовала абсолютно противоположного. Будучи студентом, Северус не справлялся с задачей по трансфигурации, отвлекшись чем-нибудь тривиальным. Вот почему гриффиндорцы обычно преуспевали в этом, подумал он, мысленно злобно ухмыляясь, они вообще нездорово ограничены.
Мисс Грейнджер посмотрела на него почти с дьявольским ликованием.
— Глупые размахивания палочкой, да? — поддразнила она его.
— Тысяча баллов, мисс Грейнджер, — парировал он, и схватил следующую коробку так сильно, что она заорала.
Она только закатила глаза и посадила обратно преобразованного кролика на пол, нежно похлопав его по ушам.
Макгонагалл открыла рот.
— Тысяча… Северус, в самом деле, — воскликнула она.
Настала его очередь закатить глаза, глядя на возмущенную гриффиндорку.
— Я не серьезно, Минерва, — произнес он, растягивая слова. — Вопреки популярному мнению, у меня, время от времени, есть чувство юмора. Только оно не достаточно детское, чтобы его смогли оценить ограниченные гриффиндорцы.
Мисс Грейнджер фыркнула и попыталась скрыть это сдавленным кашлем. Макгонагалл, казалось, не услышала ее, но Северус одарил девушку довольно хитрым взглядом.
— Как я знаю, мисс Грейнджер, — сказал он приятным голосом, который обычно говорил о том, что он собирается сказать что-то особенно оскорбительное, — вы превосходите всех в Трансфигурации.
— Я нахожу этот предмет полезным упражнением в поддержании концентрации, — ответила она со сладкой, приторной улыбкой. — Хотя Трансфигурация не выходит у меня так же естественно, как и Чары, мне доставляет удовольствие использовать умственные навыки в Трансфигурации. Возможно, вам, профессор, было бы полезно потренироваться в этом.
Он вздрогнул. Туше, мисс Грейнджер.
Макгонагалл смотрела то на одного, то на другого.
— Я думаю, мисс Грейнджер, что вы провели слишком много времени в компании Северуса. И Северус, что на тебя нашло? Я думала, что мисс Грейнджер потеряет уже по крайней мере семьдесят баллов и, кроме того, получит несколько отработок.
Пожав плечами, Северус отвернулся от мисс Грейнджер.
— Я пытался. Ее это совершенно не беспокоит, и я не хочу больше руководить ее отработками после этих двух недель.
— Две недели? — повторила Макгонагалл, очевидно в замешательстве.
Северус недоверчиво посмотрел на нее. Вероятно, мисс Грейнджер, тоже недоверчиво отнеслась к этому, но сумела хорошо это скрыть.
— Вы имеете в виду, что Альбус не рассказал вам о том, что случилось? Даже вам?
— Директор не рассказывает сотрудникам школы все, Северус. Конечно, ты уже успел это понять, — она одарила его косым взглядом.
— Две недели назад, я и мисс Грейнджер… мм… серьезно разочаровали Альбуса, и он назначил нам продолжительную отработку. Сегодняшний вечер — последний, — он поднял последнего попугая и начал вертеть его в руках.
– Что, во имя Мерлина, вы оба натворили? Альбус лично не назначал отработок, с тех пор как перестал быть преподавателем. О, подождите, — проницательно сказала она, – это имеет отношение к причине того, что вы оба исчезли на два дня? И если я не ошибаюсь, молодой Гарри Поттер тоже пропал. Почему его тогда здесь нет?
Мисс Грейнджер прокашлялась и засуетилась на стуле. Северус решил, что он мог сообщить ей правду. Хорошо, во всяком случае, часть правды.
— Поттера похитили, Минерва, — сказал он. — И мисс Грейнджер и я взяли на себя задачу освободить его.
Удивление и замешательство преобладали в глазах Макгонагалл.
— Почему? — Она спросила беспомощно. — Почему этого не сделал Альбус?
— О, он сделал, — сказала мисс Грейнджер, удивив обоих профессоров. — Но профессор Снейп вспомнил о другом месте, когда было уже слишком поздно, чтобы предупредить кого-нибудь. Не надо волноваться, профессор. Сейчас все в порядке.
Понимание появилось в глазах Макгонагалл, и она опустила коробку готовых жуков рядом с собой.
— Вот когда вы были ранены, — выдохнула она, смотря на девушку с возросшим уважением.
— Мадам Помфри говорит, что через неделю все будет в порядке, — ответила мисс Грейнджер с некоторым удовлетворением в голосе. — И большинство шрамов исчезнет. Кроме самых худших.
— Шрамы?
Северус неодобрительно посмотрел на мисс Грейнджер — конечно, Макгонагалл не знала о реальных повреждениях девочки.
Широко открытые глаза девушки дали понять ему, что она тоже поняла это.
— У него был нож, — ответила мисс Грейнджер, не желая вдаваться в подробности.
— О, моя дорогая девочка! — воскликнула Макгонагалл, скручивая руки.
— Как я сказала, профессор, – сказала она, чувствуя себя явно неудобно, — я почти в порядке. И я закончила с кроликами. Нужно сделать что-нибудь еще? – сказала она, явно пытаясь уйти от разговора.
Макгонагалл осмотрела комнату и увидела два десятка довольных кроликов, группу попугаев, счастливо дремлющих в своих клетках (один все еще напевал «Синий Дунай», но Северус ничего не смог с ним поделать), и свою коробку, полную жуков. Все еще выглядя слегка ошеломленной, она покачала головой.
— Нет, дорогая, я думаю, что вы оба можете идти. Спасибо - вы сэкономили мне добрых пять часов работы.
Северус и Гермиона как можно быстрее вышли из комнаты и спрятали волшебные палочки. Северус жалобно положил руку на голову — профессор Трансфигурации всегда вызывала у него головную боль. Возможно, в его кабинете найдется что-нибудь, что сможет помочь.
— Профессор, сэр, — нерешительно спросила мисс Грейнджер.
Он что-то промычал в знак того, что слушает.
— Можно мне, пожалуйста, забрать мои записи из вашего кабинета? Я бы хотела продолжить свою работу, — она смотрела в пол, когда говорила это.
— Конечно, мисс Грейнджер, — нетерпеливо ответил он. Ему в голову пришла другая мысль. — Вы, если хотите, можете продолжить работать в моем кабинете. Я уверен, что там гораздо тише, чем в вашей спальне, — сказал он, преднамеренно бесцеремонным тоном.
Она резко подняла на него взгляд и, сузив глаза, посмотрела на него.
— Действительно? — спросила она. — Хотя, — продолжила она, обращаясь скорее сама к себе, — я полагаю, что мы должны продолжить работать над этим вместе. Если вы этого хотите, конечно, сэр, — она казалась пораженной, когда поняла, что он все еще здесь.
Он изумился — она хотела разделить такое значительное открытие с ним? И больше того, она хотела продолжить с ним работать? Северус значительным усилием подавил свою усмешку, стараясь скрыть ее за его обычным хмурым выражением лица.
— Это было бы … приемлемо, мисс Грейнджер. Хотя я признаю, прошло много лет с тех пор, как я занимался каким-либо значительным исследованием, — Северус направился к своему кабинету, подняв бровь, тем самым указывая ей идти за ним.
Она снова начала болтать, ее речь была быстрой и взволнованной, когда она размышляла вслух. — Мне только жаль, что мы не можем достать микроскоп. И, возможно, центрифугу. Было бы намного легче проводить все исследования с ... Хотя я считаю, что теорию сначала следует изложить в деталях. Не стоить начинать экспериментировать без надлежащего тезиса ...только...
— Вы, конечно же, понимаете, мисс Грейнджер, что все маггловское оборудование, которые вы собираетесь использовать, будет нужно модифицировать, чтобы оно могло работать в магической среде? — спросил Северус, тоже начиная размышлять вслух.
Она рассеянно махнула рукой в его направлении и пошла быстрее, когда они вышли из коридора.
— Это не должно оказаться очень сложным, — сказала она. — Так или иначе, большая часть оборудования, которое нам нужно, не будет электрическим. И центрифугу можно заколдовать, я думаю ... Они не могут быть такими уж сложными, и, когда мы разберем их…
— Да, — продолжил Северус ее мысль, — мы бы смогли построить магическое устройство, которое могло бы заменить двигатель, но не такое сложное. Но нам нужны будут некоторые инструменты.
Они стояли перед его запертым кабинетом. Северус убрал защитные чары взмахом палочки и открыл дверь, и, не задумываясь, позволил мисс Грейнджер пройти под его рукой. — Интересно, тем не менее, — продолжила мисс Грейнджер, — это — отдельная составляющая крови или что-то встроенное в клеточную структуру. — Она села на тот же стул, на котором сидела раньше.
Северус сел за свой стол и перегнулся через него, читая пергамент, над которым она работала.
— Я думаю, отдельная составляющая. Как бы оно могло быть частью клеточной структуры, мисс Грейнджер?
Она покачала головой, поднимая перо.
— Это кажется излишне сложным, профессор. Кроме того, мы не знаем, как это проявляется. Только потому, что это бросает вызов нормальному квантовому механическому описанию, не подразумевает, что мы не имеем дело со структурами атомного размера.
— Как десять ангстремов? Сотня нанометров? — он нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. — Если мы рассматриваем все возможности, то мы также могли бы найти другой естественный элемент, только представленный в системе гемоглобина.
— Только если мы сможем изолировать его, — ответила она. — И я бы не стала пока называть это элементом. Это может быть структурировано совсем не так. Скорее протеин. Или что-то с ДНК.
— Звучит как магловский научно-фантастический роман, мисс Грейнджер, — ухмыльнулся он. — Но эти теории также хороши, как и мои. Но посмотрите сюда… — он вырвал перо из ее запачканных чернилами пальцев и написал строчку символов.
Она вернула себе перо и вычеркнула один из них.
— Нет… здесь что-то другое. Может быть…

***
Они ходили вокруг да около всю ночь и исписали огромную пачку пергамента. В один момент Гермиона просто забралась на стол Снейпа и там и осталась, скрестив ноги, склонившись над их уравнениями.
— Не сходиться! — воскликнула она, чуть не сломав от расстройства свое перо.
— В основном вода и пустое пространство, — спокойно ответил Снейп. — Светлые силы, мисс Грейнджер, вы понимаете, что уже шесть утра?
Гермиона чертыхнулась.
— Уроки через два часа, — пробормотала она, почесав голову, и убирала волосы с глаз. — Но посмотрите, профессор, спорным все становиться, если частица присутствует в существующей ранее структуре, — продолжила она, постучав по группе уравнений с которыми он работал.
— Но в других случаях это совершенно не имеет смысла, — возразил он.
— Почему нет? — возразила она. — Девяносто восемь процентов нашего ДНК мы делим с остальной частью животного мира. Так много общего означает, что мы не обязаны также делить независимую частицу между магическими существами. С таким же успехом это может быть и в уже развитом межклеточном веществе. Простые правила, сложное поведение, сэр.
— Как идентичные частицы смогли бы развиться в таком большом количестве существ, мисс Грейнджер. Вы говорите о статистической вероятности столь близкой к нулю, что она не выдержит рассмотрения. И, кроме того, мисс Грейнджер, мне предстоит выдержать три часа с глупыми третьекурсниками Равенкло и Слизерина через два часа. И я предпочел бы делать это, по крайней мере, с чашкой кофе в моем организме. Хватит этой ерунды - вы можете настаивать, будучи неправой позже, — он посмотрел на нее вполовину снисходительно, вполовину шутя.
Она посмотрела на него в ответ.
— Я ненавижу вас, — выплюнула она и вышла из его кабинета.
— Отлично, — ответил он, когда она энергично хлопнула дверью.
— Высокомерный ублюдок, — прошипела она закрытой двери.
— Осторожно, мисс Грейнджер, — предупредил Снейп через ту же дверь, заставив ее испуганно подпрыгнуть. Она не знала, что он мог услышать ее.

***
Гермиона механически приняла душ и позавтракала, ее разум все еще был занят возможностями их новой теории. Она была так отвлечена, что Гарри пришлось потрясти ее плечо прежде, чем она заметила его.
— Мне жаль, Гарри, ты что-то сказал? — спросила она, затаив дыхание.
Он странно посмотрел на нее.
— Я пытался дозваться до тебя дюжину раз, Гермиона.
— Ясно ... и что тебе нужно? — она рассеянно передвигала остывшие яйца от одного края ее тарелки к другому.
— Я хотел спросить тебя, как прошла твоя вчерашняя отработка? Это была последняя, да? Наверное, поздно закончилась — я не видел тебя в общей гостиной, — Гарри поправил очки и сочувственно улыбнулся в ней.
— Отработка была у Макгонагалл, — пожала она плечами. — Мы помогли ей исправить неправильно трансфигурированные вещи. Это было совсем не так плохо, как могло бы, — а потом она снова была поглощена своими мыслями.
Ее занятия прошли также - она почти не замечала кто, что говорил. Хагрид даже снял с нее пять баллов, когда она не сумела ответить на его вопрос, когда он в третий раз задал его.
— О господи, Гермиона, ты ведешь себя как Рон, когда он в очередной раз влюбляется, — прошептал Гарри на защите от темных искусств. — О ком ты мечтаешь?
Она один раз или дважды моргнула. Влюблена? Да... Гермиона, конечно, была влюблена. Только не в человека.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Суббота, 14.03.2009, 09:50 | Сообщение # 28
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7
Приключения и эксперименты.

Три недели, подумала Гермиона. Три недели сотрудничества с препирательствами и прямыми военными действиями. Она работала с Северусом Снейпом, изо всех людей в мире, работала над тем, что вскоре потрясет мир магической теории. И они, так или иначе, добьются в этом успеха. На самом деле, удивительных успехов.
У них была основа теории. И она была хороша. Им повезло, что репутация Г.Г. в исследовательском сообществе была такой, что Эдорас Гриффитс ответил на ее сову быстро и с энтузиазмом, и обещал лично сделать обзор любой статьи, которую она собиралась отправить ему к следующему выпуску МРЛ.
Первая статья была большей частью завершена. Этой ночью она была в офисе Снейпа, чтобы закончить с последними деталями. И это конечно объясняло, почему они стояли, впившись взглядом друг в друга и швыряясь оскорблениями.
— Конечно же, я е буду делать такое наглое заявление, — кричала Гермиона. — Оно совершенно необоснованно!
— Но теория ясно указывает на независимый перенос, ты глупая маленькая девчонка! — Снейп почти кричал.
— Не называй меня так, ты, ханжеский ублюдок, — ответила она. — Указывает ли теория на него или нет, это не было экспериментально проверено, и я не буду подписывать это своим именем, это - просто бездоказательная догадка.
— А что, по-твоему, теория? — высокомерно спросил он.
— Тогда напиши, что это - возможность, ты большой идиот, — яростно ответила она. — И это не единственный возможный вывод. Не имеет значение, к чему это приведет позже.
— Двадцать баллов с Гриффиндора за оскорбление профессора, — сказал Снейп, очевидно возмутившись оттого, что она назвала его идиотом помимо предыдущих своих оскорблений.
—Я ненавижу вас! — выкрикнула Гермиона, расстроенная ото всех их препирательств. Она чувствовала, будто сейчас буквально взорвется от ярости. Она резко села на стул и впилась взглядом в носки своих ботинок, стоически отказываясь смотреть на него.
— Вы не имеете это ввиду, мисс Грейнджер,— мягко сказал он. Гнев ушел из его голоса.
— Я. Имею. Это. В виду, — сказала она, все еще рассматривая свои черные полуботинки, как будто они собирались открыть все тайны мироздания. — Ты называешь меня невежественным ребенком и маленькой дурочкой, и ты полностью игнорируешь факт, что мы ставим на карту мою репутацию. Именно мое слово гарантировало нам место в следующем журнале, — Я ранила самого злого мага нашего времени, почти сказала она, вовремя успев поймать себя. — Я просто устала, профессор.— Гермиона, наконец, взглянула на него и удивилась раскаянию в его глазах.
— Я... мм... Я не знаю, как реагировать, мисс Грейнджер.— Его руки цеплялись за мантию, как будто он искал что-то, что можно было сделать, что-то, чего можно было коснуться.
Она ухмыльнулась.
— Вы могли бы попытаться принести извинения, сэр.
Рот Снейпа открылся, но не последовало никакого звука.
—Это не так трудно. Давайте... «Мне жаль, мисс Грейнджер», — подсказала она.
Он впился в нее взглядом.
Она внимательно посмотрела на него. Его губы немного дергались, признавая его очевидный дискомфорт. Она уже чувствовала себя лучше.
Снейп вздохнул.
— Очень хорошо. Мне очень жаль, мисс Грейнджер. Правда. Я понятия не имел, что вы… принимали все это так близко к сердцу. Я чувствую по отношению к вам только величайшее уважение.
— Так ведите себя соответственно, профессор, — нетерпеливо сказала она, —Попытайтесь вести себя со мной как с равной, а не как с маленьким ребенком. Прошло много лет, с тех пор как мне было два.
— Я уверен, что вы были прискорбным двухлетним ребенком, мисс Грейнджер, сочувственно сказал Снейп. — Но я попытаюсь выполнить вашу просьбу.
— Хорошо, Северус,— Гермиона сказала его имя с большим усилием.
Снейп выглядел пораженным.
— Равенство, помните? — упрекнула она.
— Очень хорошо, Гер… Гермиона, — ответил он, тоже спотыкнувшись на ее имени. — Хотя, если ты попробуешь обратиться ко мне так во время занятий в классе, я гарантирую, что у твоих внуков будут отработки до самого выпуска.
Она закатила глаза.
— Не беспокойтесь, профессор. На публике я буду вести себя с вами со всем возможным уважением. Но я оставляю за собой право оскорблять тебя за закрытыми дверьми. Согласен?
Он мгновение он с любопытством рассматривал ее, а затем к ее большому удивлению протянул ей руку.
– Согласен, — сказал он.
Они обменялись крепким рукопожатием и в этот момент, Гермиона поняла, что только что между ними многое изменилось.

***
За завтраком Гермиона просматривала интересную старую книгу по алхимии, которую ей дал Северус. Она не имела определенного отношения к их исследованию, но она много лет видела эту книгу в ссылках и так и не смола найти ее сама. Когда Гермиона вчера увидела, что он небрежно положил ее на свой стол, она рассказала Северусу об этом, и, в конце их работы, он беспечно сунул книгу ей в руки.
Гарри и Рон были заняты обсуждением, которое в основном колебались между предстоящим квиддичным матчем против Равенкло в следующие выходные и новой подругой Рона из Хафлпаффа. Она была на седьмом курсе, и Гермиона могла только смутно припомнить ее — оказалось, что бедное имя девочки полностью отсутствовало в ее памяти, и Гермиона надеялась, что у нее никогда не будет повода использовать его. Ей, скорее всего и не пришлось бы, так как Рон менял подруг как Лаванда Браун меняла ватные шарики.
Прибытие почты прошло в значительной степени незамеченным - она прекратила подписку на Ежедневный Пророк несколько лет назад, и ее родители редко присылали ей письма (ее отец утверждал, что совиная почта «приводила его в смятение»), и ответы на ее статьи прекратились шесть или около того недель назад. Она даже не выглянула из-за книги.
Так что, она пропустила сову, которая налетела на ее тарелку, и, наконец, остановилась с ударом о крышку стола.
— Что...? — пробормотала она, и достала пергамент с пола, куда он, в конечном счете, приземлился.

Встречаемся сегодня у озера, а не у меня в кабинете. Я собираюсь принести дальнейшие извинения. - СС,
Развернув, прочитала она записку.

Ха. Любопытно.

Гермиона решила не думать больше об этом и снова вернулась к книге. Ее раздражало то, что ее мысли снова возвращались к письму, ломая над ним голову. Что он имел в виду, когда пригласил ее встретиться у озера? Что было у озера? И, кроме того, что он имел в виду под «дальнейшими извинениями»? Вчера вечером они все уладили. Не так ли?
С громким хлопком Гермиона закрыла книгу и засунула ее в рюкзак. Она покинула стол с завтраком, оставив Рона и Гарри смотреть ей вслед.
— Что происходит с Гермионой в последнее время? — спросил Рон.
Гарри пожал плечами.
— Возможно вcе то, что она изучала в последнее время, наконец достало ее. Знаешь, я не видел ее в общей гостиной уже больше трех недель.
— Она ведь не может уже готовиться к ТРИТОНам, — ужаснулся Рон.
Снова, он пожал плечами. — Ты знаешь, это — ‘Миона, — ответил Гарри. — Разве она когда-то перестает учиться?
— Да, правда, — согласился Рон и сделал большой глоток из кубка. — Как я рад, что Патти так много не учиться.
И беседа легко была переведена на другие темы, и Гермиона была быстро забыта.

***
Она нетерпеливо переступала с одной ноги на другую. Здесь, снаружи было холодно - начало декабря в Шотландии совсем не подходило для ночного пикника возле озера. Гермиона плотнее обернула вокруг себя плащ и уставилась на замок в надежде, что Северус появиться перед нею. Прямо сейчас.
— Добрый вечер, мисс Грейнджер, — как по желанию, послышалось позади нее.
Гермиона подскочила, но только немного.
— Добрый вечер, профессор, — ответила она. — Я надеюсь, что у вас есть серьезный повод, из-за которого мне приходиться стоять снаружи и мерзнуть?
— Небольшой сюрприз, — достаточно легко сказал он. — Хотя нам нужно совершить прогулку в лес. К точке аппарации, если быть конкретным.
— Куда мы идем? — становясь взволнованной, спросила она.
— Ая-яй, Гермиона. Сюрприз, помнишь? — погрозив ей пальцем, сказал Северус.
Она посмотрела на него с открытым ртом. Это был игривый тон? Одно это уже было для нее сюрпризом.
— Мм... сэр, с вами все в порядке? — медленно и тактично спросила она.
— Почему нет? — в ответ удивленно спросил он.
— Просто, обычно вы, гм, ну, в общем, то есть... — Она споткнулась на середине фразы. Она не хотела выболтать то, что думала. — Вы нехарактерно многословны этим вечером, сэр, — наконец, сказала она.
Он смотрел на нее мгновение, пока слова не достигли его сознания. А потом он просто рассмеялся. Рассмеялся по-настоящему. Не фыркнул.
— Ты, должно быть, подумала, что кто-то мною притворился, чтобы похитить тебя, — сказал он, как только прекратил смеяться.
Гермиона стала малинового цвета.
— Не совсем, — пробормотала она. — Я не была полностью уверена, о чем думать, — признала она.
— Вы не должны ни о чем думать, мисс Грейнджер - Гермиона, — сказал он. — Просто следуй за мной.
Нерешительно, нервно, она подчинилась и пошла следом за ним в запретный лес, к той же самой аппарационной точке, которую они использовали более месяца назад.
— А теперь что, Северус? — спросила она, как только они встали в достаточно большом месте.
— Тоже, что и раньше, — ответил он, обнял ее рукой за плечи и притянул к себе. — Аппарируй без определенного места назначения в уме и я проведу тебя. И я обещаю, что в этот раз мы не окажемся в ветхой лачуге, и нам не придется бороться против Пожирателей смерти.
Он пошутил и смеялся, и все в один вечер? Что с ним случилось? Но Гермиона молчала и почти автоматически положила руку на его талию и приготовилась аппарировать. Она предупреждающе улыбнулась ему, когда усилила концентрацию для аппарации.
Аппарация оказалась менее противной, чем в первый раз, когда она делала это, хотя Гермиона подозревала, что так было, потому что она знала, что ожидать на этот раз. Весьма возможно помогало то, что сегодня вечером на чаше весов не лежали жизни.
Они приземлились в темной комнате, которая странно пахла камфорой. Гермиона сморщила нос из-за сильного запаха и убрала руку от профессора.
— Где мы? — спросила она.
— Если я достаточно тщательно изучил фотографию на брошюре, мы находимся в Оксфорде, в одной из их биологических лабораторий, — ответил он. — Я подумал, возможно, что мы могли бы... мм... позаимствовать некоторое оборудование. Студенческое оборудование, конечно, его не хватятся.
Гермиона оживилась и улыбнулась Северусу самой широкой улыбкой, на которую была способна. Он, вероятно, не заметил этого в почти кромешной темноте.
— Это правда? — выдохнула она. — О, спасибо, Северус! — Гермиона обхватила его плечи руками в крепком, быстром объятии.
Он, казалось, не знал, что делать со своими руками, но это не имело значения; она быстро отодвинулась от него, все еще усмехаясь.
— Пожалуйста, Гермиона, — ответил он. — Но, ты же знаешь, мы не можем задержаться здесь надолго. В любое время кто-нибудь может войти.
— Конечно, — радостно согласилась она.
Он вытащил что-то размером с ладонь из кармана и щелкнул волшебной палочкой, немедленно увеличивая эту вещь в десять раз.
— Я подумал, что мы могли бы наполнить эту коробку и потом снова уменьшить ее, так, чтобы все было защищено во время аппарации.
— Ты об этом много думал, Северус, — прокомментировала Гермиона, пристально глядя на верхнюю часть стеллажа, на котором стояла, по крайней мере, дюжина стандартных микроскопа.
Час спустя, коробка была заполнена. Они смогли найти центрифугу в комнате тремя комнатами дальше по коридору, а также два микроскопа другого вида с меняющейся степенью увеличения. Гермиона любовно оглядела механизм.
— Они заметят, что этот ПЦР пропал, не так ли?
Северус осмотрел сначала машину, потом выражение ее лица.
— Судя по твоему взгляду, я сказал бы, что да. — Он поместил дюжину стерильных пробирок в коробку, а также группу запакованных Чашек Петри. — Хотя я думаю, в конечном счете, нам понадобиться что-то, что делает анализ ДНК. Что-нибудь еще?
Она наградила ПЦР одним последним алчным пристальным взглядом.
— Я думаю, нет, — сказала она. — Мы сами можем сделать краски и все остальное, не так ли?
— Ты знаешь, я ведь Мастер Зелий, — сказал он, его голос сочился сарказмом.
— Значит, я думаю, что у нас есть все, что нам нужно, — ответила она, практически проигнорировав его. Она закрыла мешок и уменьшила его щелчком волшебной палочки. — Готов?
Вместо ответа он притянул ее к себе, приготовившись к аппарации. Хотя, она поняла, что во время дисаппарации им не обязательно было касаться друг друга. Он не вел ее - она знала, как вернуться назад в Хогвардс.
Гермиона тщательно постаралась задвинуть эту мысль на задворки сознания во время их обратного путешествия в замок.
— Когда ты хочешь начать работу? — спросила она, чтобы подумать о чем-нибудь другом.
— Мы должны правильно настроить оборудование, — ответил Северус. — Возможно, мы могли бы посмотреть, что можно с ним сделать завтра и отдохнуть оставшуюся ночь?
Улыбнувшись своим ботинкам, она кивнула, а затем поняла, что было слишком темно, чтобы он увидел это.
— Звучит отлично, — запоздало сказала она. — В последнее время было немного трудно не засыпать на занятиях. Кстати, сегодня днем, я отправила совой нашу статью Эдорасу.
— Превосходно, — сказал Северус. — Значит, мы получим известия от журнала через три недели. Я сомневаюсь, что понадобятся исправления.
Беседа прекратилась, когда они подошли к дверям замка и вошли внутрь. Северус молча сопроводил Гермиону до башни Гриффиндора.
— Хорошо... — она сказала, ощущая внезапную неловкость, когда они пришли к башне. — В таком случае, доброй ночи.
— Доброй ночи, Гермиона, — также неловко ответил Северус.
Совершенно об этом не подумав, она легко положила руку ему на предплечье и еще раз широко улыбнулась.
— Еще раз спасибо, Северус, за сегодняшний вечер.
Он ответил на ее улыбку необычной усмешкой.
— Я признаюсь, мисс Грейнджер, что частично я действовал из личного интереса. Я тоже стремлюсь начать наши эксперименты.
— Тем не менее, иногда взаимный личный интерес может быть полезным, сэр, — ответила она, опуская руку, и повернулась к Полной Даме. — Хиггли-пиггли... значит, до завтрашнего вечера, профессор, — сказала она и зашла в открытый проход.

***
Северус мужественно противостоял желанию выбросить это ужасное изобретение, именуемое центрифугой из окна. В начале, он нервничал перед необходимостью разобрать механизм, волновался о том, что может повредить жизненно важным компонентам, но добраться до его внутренней части на проверку оказалось гораздо сложнее, чем в случае с китайской коробкой-загадкой, которую его дядя подарил ему на девятый день рождения (в конце концов, он смог решить загадку в середине шестого курса в Хогвардсе). Он начинал сожалеть о том, что предложил работать с центрифугой, а не с другим оборудованием.
Этим вечером почти сразу он и Гермиона поняли, что его кабинет не был приемлемым местом для их экспериментов. И из-за опасности примесей паров зелий, его закрытая лаборатория тоже не рассматривалась. Больше часа они искали подходящую классную комнату, чтобы собрать все оборудование. Для начала такая комната не должна была никем использоваться. К тому же он должен был защитить ее и закрыть паролем, а не все комнаты Хогвардса разрешали такие действия.
Но они, наконец, наткнулись на пыльную комнату на пятом этаже замка, далеко удаленную от всех остальных. Северус приступил к размещению нужных чар, в то время как Гермиона очистила комнату несколькими взмахами палочки. Они трансфигурировали несколько лабораторных столов и все было готово. Несмотря на тот факт, что часы уже отбили десять часов.
Только у одного из микроскопов было электрическое освещение вместо зеркала, и сейчас Гермиона полностью разобрала его и разложила на столе.
— Наверное, проще всего прикрепить зеркало к основанию, — сказала она, больше себе, чем Северусу, — но это не должно быть так сложно. Хотя, судя по всему, будет гораздо труднее, чем я думала сначала. — Она хмуро ткнула в провод волшебной палочкой, скривившись от промелькнувшей искры.
— Я бы поспорил, — сухо ответил Северус. — Я даже не могу понять, как с этой проклятой штуки убрать футляр. Никаких винтов, никаких гвоздей, ничего! — Он лениво подумал, откроется ли она, если он ударит ее дубинкой.
— Уверена, там есть пазы, — сказала она, возвращая его к действительности. — Знаешь, фиксируют его изнутри.
Услышав это, Северус оставил свои бесполезные поиски и начал крутить и тянуть гладкое металлическое покрытие. Он был уверен, что и трех минут не прошло, как футляр с характерным звуком был снят.
— Проклятые магглы и их чертово желание все усложнять, — вздохнул Северус, пытаясь распутать шнур электропитания от футляра. Наконец он просто использовал Разъединяющие чары, чтобы полностью отсоединить шнур. В конце концов, он будет абсолютно бесполезным.
Нахмурившись, он посмотрел на заросли проводов в центре механизма и начал осторожно шуровать во внутренней части, пытаясь почувствовать, что там находиться. В конце концов, он смог полностью вынуть мотор и положил его на стол, впившись взглядом в массу, как будто она отвечала за все зло в мире.
— Насколько быстро крутиться эта штука? — подозрительно спросил он Гермиону.
Она оторвалась от своего электрического беспорядка и чуть пожала плечами.
— По крайней мере, четыре G центростремительного ускорения. Ты тоже, как и я, можешь посчитать. Тем не менее, имей в виду, это должно быть жизнеспособное движение - не просто взрыв.
— Отлично, — ответил он, сочась сарказмом. Значит, он должен заставить этот мотор работать. Устройство нельзя было просто заколдовать. Кроме того, управлять скоростью заклинанием нельзя было достаточно хорошо. Никак нельзя было это обойти.
Небольшую пластмассовую панель, которую взял Северус, он решил проигнорировать. Основываясь на своих фрагментарных знания о маггловской электроники, он решил, что схемная плата, вероятно, не имела никакого отношения к мотору. Было похоже, что она была соединена с темной панелью дисплея. Сам мотор оказался закрытой металлической коробкой, открывать которую, у Северуса не было никакого желания. Металлический стержень шел вверх от мотора, заканчивающийся круглой розеткой. Северус задумчиво повернул стержень. Таким образом, мотор заставлял стержень крутиться, а он в свою очередь приводил в движение остальную часть устройства.
Он видел два решения - сначала, он мог бы изготовить своего рода ‘волшебный аккумулятор’, чтобы создать мотор, или, скорее всего, он смог бы полностью отбросить мотор и поработать над заклинанием, с помощью которого можно будет использовать для непрерывного и управляемого движения стержня. Сейчас ни одна из перспектив не казалась особенно привлекательной, следовательно, он отвернулся от беспорядочно раскинутых по столу частей, как будто он мог заставить проблему исчезнуть, просто игнорируя ее.
— Мм, сэр? — спросила в тишине Гермиона, когда он отвернулся от своей работы.
— Да, Гермиона?
— Уже ужасно поздно, — сказала она.
Он посмотрел на свои часы. Два часа утра. Действительно поздно.
— Я думаю, это может подождать до завтра, — ответил он.
— В таком случае я пойду спать, — улыбаясь, сказала она. — Хотя я думаю, что во сне мне предстоит увидеть красные и черные провода.
— Лучше ты чем я, — Северус ответил. — Спокойной ночи, Гермиона.
— Спокойной ночи, Северус, — ответила она, прошла к двери и тихо закрыла ее.
И он остался один. Ладно, не считая адского хитрого изобретения, лежавшего перед ним. Если бы оно было живым, то оно смеялось бы над ним, Северус был в этом уверен.
Со вздохом он сосредоточился на центрифуге, поддерживая подбородок левой рукой, он задумчиво посмотрел на нее. Его взгляд случайно упал на разъединенный шнур электропитания.

Электричество, да?

На краю сознания появилась идея. Он поднял шнур и положил вилку на стол, рассматривая все возможности. Через минуту или около того и Северус приступил к работе. Только на сей раз, он насвистывал.

***
Гермиона шла по коридору, за ней по пятам шли бодро препирающиеся Рон и Гарри. Утренние уроки закончились, и она с нетерпением ждала долгого обеда. Возможно, она даже позволила бы мальчикам отвести ее к хижине Хагрида на послеобеденный чай. Прошло много времени с тех пор как они делали что-то вместе.
Ее мысли резко прервались, когда кто-то положил руку на ее плечо. Оглянувшись, Гермиона увидела, кто пытался привлечь ее внимание. Северус.
— Профессор? — строго спросила она. Он никогда не разговаривал с ней днем и не на уроке.
— Мисс Грейнджер, на пару слов, — серьезно сказал он, хотя она заметила, что уголки его губ дернулись.
— Конечно, профессор, — самым кротким голосом, которым можно было сказать «Пожалуйста, не снимайте с меня баллы» произнесла она.
В ответ, он просто развернулся и быстро зашагал по коридору к лестничной клетке, которая вела на четвертый этаж. Гермиона последовала за ним, закинув рюкзак с книгами на плечи.
— Что случилось? — спросила она, как только они оказались вне видимости потенциальных наблюдателей.
— Перспективная разработка, — сказал он, явно отказываясь уточнять что-либо.
Гермиона была немного раздражена - она ненавидела его, когда он становился преднамеренно неопределенным. Но обычно в ее интересах было подыграть ему, когда он был в таком настроении.
Так или иначе, она была поражена, когда убрала охрану с двери в их «лабораторию», открыла ее и увидела счастливо жужжащую центрифугу.
— Но... как...?
— Нет слов, Гермиона? — спросил ее Северус, ухмыляясь при виде шокированной Гермионы. — Боже мой, как необычно.
— Ты, невыносимая летучая мышь, как ты заставил ее работать? — закричала она, бросила свой рюкзак на пол и помчалась к оборудованию.
— Мерлин, и микроскоп тоже? — Прямо около работающей центрифуги стоял микроскоп, который она разобрала прошлой ночью. Свет ярко горел.
— Ты выглядишь немного больше удивленной, чем комфортно моему чувству собственного достоинства, — сказал он и встал рядом с ней. — Да, я все заставил работать.
Гермиона оглянулась на своего профессора.
— Северус, ты работал всю ночь?
— И все утро, — бодро сказал он. — Вместо урока у седьмого курса Равенкло и Хаффлпаффа. Я только дал им список компонентов и сказал им оставить пробирки на моем столе. Хаффлпаффцы слишком боятся меня, а Равенкловцы слишком убежденны в своей правоте, чтобы что-то сделать не так.
— Ты проигнорировал свой урок? — ошеломленно спросила она.
Северус махнул рукой в сторону работающего оборудования.
— Я не хотел прерывать ход мыслей.
Внимательнее посмотрев на все, Гермиона увидела, что провода электропитания были вытащены из корпусов машин. Любопытно - разве они не отсоединили их прошлой ночью? Она взглядом проследовала за проводами и увидела, сто они оказались подключены к хитрому изобретению, которое она никогда не видела прежде.
— Аккумулятор? — в замешательстве спросила она.
— Я бы предпочел называть его генератором, — он ответил, изящно пожав плечами. — В конце концов, основной причиной того, что эксперименты волшебников с электричеством провалились, состоит в том, что это слишком сложно. Они пытаются копировать технологию магглов, не пытаясь понять, почему технология магглов работает. — Его тон был презрительным, когда он говорил это. — Электричество, в конце концов, всего лишь заставляет электроны двигаться с нажатием оригинальной рукоятки. Таким образом, я построил оригинальную рукоятку. Труднее всего было получить напряжение, которое обычно используют магглы.
Глаза Гермионы расширились, когда она проследила за логикой его рассуждений. Она бы никогда не подумала о такой возможности. Даже через миллион лет.
— Ну как? — спросил Северус. — Тебе он нравится? — Она была абсолютно потрясена, когда услышала ноту неуверенности в его голосе и смутилась, когда увидела полный надежды взгляд.
— Нравится ли мне он? — недоверчиво переспросила она. — Северус, это блестяще! У тебя заняло менее двенадцати часов, чтобы построить то, что волшебники не могли придумать в течение последней сотни лет. — Она воздержалась от прикосновения к нему в самую последнюю секунду, неуверенная, какой будет его реакция.
— Это не сработает в крупном масштабе, — грубо ответил он. — И эти эксперименты всегда были чем-то вроде игры для магов, так или иначе, электричество -абсолютно несущественно. Единственные люди, когда-либо работающие с ним, всегда были в большинстве своем кем-то вроде Альбуса Дамблдора или Артура Уизли - непрактичными халтурщиками. — Гермиона усмехнулась явному отвращению в его голосе, когда она это говорил. — Самое главное, однако, — продолжал он, неловко поменяв тему, — ты можешь начать эксперименты, о которых ты все время болтала. — Но довольный взгляд на его лице противоречил презрительному тону.
— Нам будут нужны пробы крови, — сказала она, игнорируя его последнее предложение. — И довольно много. Мы должны найти шприцы и трубки.
— О, тогда я только сбегаю к магу-химику, ладно? — спросил он, более саркастично, чем обычно. — Сколько коробок вам понадобиться, мисс Грейнджер?
Она свирепо впилась в него взглядом.
— Ты - гений и все такое, Северус, но лучше заткнись! —
— Десять баллов, — с ухмылкой ответил он.
— Ублюдок.

***
В конце концов, Гермиона получила брошюру из организации по переливанию крови и они аппарировали в одно из сфотографированных помещений ранним утром.
— Я нахожу, что странно довольна размахом нашего мелкого воровства, — задумчиво сказала она Северусу, когда она уменьшила коробку с надписью 'Стерильно' и положила ее в карман.
— Ради хорошего дела, — ответил он. — Это то, о чем ты говорила?
Она посмотрела на содержимое коробки, которую он только что открыл. — Да… я бы сказала, что нам понадобиться одна коробка. Северус, ты пытаешься оправдать то, что мы делаем?
— Не оправдать, — сказал он мягко, уменьшая свою коробку. — Только обрати внимание, что единственная причина, по которой мы прибегаем к воровству, состоит в том, что это не те предметы, которые мы можем найти в Косом Переулке и купить. Кроме того, это тот случай, когда мы берем то, чего у них уже и так более чем достаточного. — Он открыл другую коробку с прикосновением палочки.
— О, хорошо. Это оправдало бы то, что мы делаем, Северус. — Она уменьшила вторую коробку со шприцами. — Нет... нам не нужна марля - я уверена, что у Мадам Помфри она есть в больничном крыле.
Он впился в нее взглядом и снова запечатал коробку. — Не ты ли раньше была хорошей, вежливой девочкой?
— Я была, ведь так? — сказала она с ухмылкой, открывая коробку, полную медицинских трубок. — И ты мог заставить меня заплакать.
Северус выглядел так, как будто ему было неудобно услышать это признание, и Гермиона спросила себя, откуда это пришло. Она совсем не была такой девушкой, которая обычно озвучивала все свои глубочайшие мысли первому встречному. Особенно не тому, кто провел большую часть их знакомства, оскорбляя и унижая ее. Но Северус изменился.
Нет, она мысленно поправила себя, он, вероятно, не изменился ни на йоту. Но изменилась она. И, кроме того, она теперь познакомилась с теми его чертами, что были вне его образа «опасного, страшного профессора Снейпа». Она видела, как Альбус Дамблдор осадил его, она видела его, покрытого экскрементами и окруженного кусающимися учебниками, она видела, как он ломал голову над дифференциальными уравнениями. Проще говоря, она, наконец, смогла увидеть в своем профессоре просто человека. Просто другую личность, а не одномерного картонного персонажа, которыми она обычно видела своих учителей.
Теперь, в ее голове, он не был всего лишь Снейпом, Мастером зелий.
Конечно, он все еще не был с ней милым. Он все еще оскорблял ее и ругал ее во всех случаях, которые она предоставляла ему. Но эти оскорбления говорились теперь вместе со странного вида добротой, которая смущала ее настолько же, насколько нравилась.
Он взял ее с собой в Оксфорд, он заставил работать оборудование для исследований, и он сделал все это для нее. Внезапно в ее памяти промелькнула картина - Северус, стоящий там с тем самым, таким внимательным взглядом. Тебе он нравится?
Гермиона решительно покачала головой, как будто стараясь вытряхнуть это из головы. Не стоит думать об этом.
— Мисс Грейнджер? Гермиона? — почти обеспокоенно спросил Северус.
Вздрогнув, она попыталась успокаивающе посмотреть на него.
— Все в порядке, сэр.
Он не выглядел особенно убежденным, но очевидно попытался проигнорировать это.
— Я думал, возможно, мы должны взять образцы крови магглов. На всякий случай?
Ей захотелось ударить себя по лбу. Конечно!
— Я бы... да, — сказала она. — Один из этих коробок из морозильника.
— Из морозильника? — спросил Северус.
— Та комната, которую мы видели, в трех дверях по коридору, — объяснила она. — Потяни за одну из серебряных ручек, и ты должен увидеть группу емкостей, заполненных кровью. Нам понадобиться одна или две. Я могу закончить здесь сама.
Он отбыл с кивком. Собрав последние коробки, которые, как она думала, понадобятся им, и, уменьшив их, Гермиона последовало за ним приблизительно через пять минут.
— Северус? — она позвала в темноте пустынной прихожей. — Ты нашел?
— Я думаю, что это - одна из самых странных вещей, которую я когда-либо видел, — сказал он, появляясь из одного из дверных проемов, осторожно неся две коробки. — Комната, полная крови в небольших помеченных емкостях. Но я взял их. Но, все же, я не знаю, как мы собираемся сохранить их замороженными. Мы не должны колдовать над кровью.
— Ты думаешь, что магия может просочиться, если мы поместим их в коробку с Замерзающими чарами? — спросила она, взяла одну из коробок и исследовала ее.
— Я бы не стал рисковать.
Она вздохнула.
— Значит, нам понадобиться много, очень много льда. И холодильник.
— Холодильник?
— Подожди. — Гермиона нырнула назад в складское помещение и осмотрелась вокруг. Через некоторое время, она появилась с торжествующим выражением лица. — Это - изолированная коробка, — объяснила она Северусу. — Мы можем наполнить ее льдом, когда мы вернемся в Хогвардс, и она должна остаться достаточно холодной. — Она положила свою коробку с кровью в холодильник и подошла к нему, чтобы он сделал то же самое.
Как только холодильник был закрыт, Северус небрежно обхватил ее рукой и они дисаппарировали. Гермиона тщательно старалась игнорировать тот факт, что опять он не обязан был касаться ее.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
koshechka Дата: Воскресенье, 15.03.2009, 01:43 | Сообщение # 29
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
это потрясающе интересно!!!!!!!!!!!!!!!!!!! znak1 znak1 znak1 znak1 znak1 znak1 znak1
с ОГРОМНЫМ нетерпением жду продолжения
физика никогда не была моим любимым предметом,но интересно стало,ЁПРСТ ok4 jump1 da4
ТАК ДЕРЖАТЬ и почаще выкладывать продолжение jump1 ok4 da4 da6 jump1 ok4 da4 da6


Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
Grmain Дата: Понедельник, 16.03.2009, 01:24 | Сообщение # 30
Grmain
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
очень увлекательно. Понравились и содержание и объем. С огромнейшим нетерпением буду ждать продолжения. Эта история правда захватывает.

Не относитесь слишком серьёзно к жизни, живым Вам из неё всё равно не выбраться!
 
munjeka Дата: Понедельник, 13.04.2009, 18:36 | Сообщение # 31
munjeka
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очень люблю фанфики этого автора. Каждому новому переводу рада, а об «Обычных людях» даже не слышала. Тем больше благодарности переводчику. Хороша, хороша история. Конечно, феминизм автора немножко раздражает – когда Северус Снейп вынужден чуть ли не комплексовать при виде гермиониной гениальности, это напрягает и злит. Но он такой милый, и в нём столько мальчишества… И, в конце концов, именно он додумался, как заставить работать маггловские электрические приборы в Хогвартсе. Вот пусть Гермиона умоется. Сама признала, что и за миллион лет не додумалась бы. Такой расклад по мне -). В это я верю. Ужасно хочется знать, что дальше было. Дорогой переводчик, пожалуйста, продолжайте!

сторонний наблюдатель
 
Darelli Дата: Среда, 03.06.2009, 10:43 | Сообщение # 32
Darelli
Третьекурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Славный фик я его без перевода читала АВТОР класный перевод))))
С нетерпением жду продолжение перевода )))


Жизнь как спираль все крутится и кружится.
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Стихотворный паноптикум от Memoria...
2. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
3. «Счастливое нежелательное воспомин...
4. Горячая линия
5. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
6. "Кладдахское кольцо", пе...
7. Поиск фанфиков ч.3
8. "Змеиные корни"(Синопсис...
9. Заявки на открытие тем на форуме &...
10. Это страшное слово ПЛАГИАТ
11. "Кровь волшебства", pale...
12. "Предчувствие", автор Af...
13. "Всё отлично, профессор Снейп...
14. Marisa_Delore
15. "День свадьбы", Morane
16. "Увидеть будущее", автор...
17. "Партнеры по закону", пе...
18. "Роман в письмах", автор...
19. Приколы по ГП
20. "Тот самый Снейп", palen...
1. dimahodckin[27.05.2020]
2. llflaxll[26.05.2020]
3. Nicto1[25.05.2020]
4. emmaetc[25.05.2020]
5. Tikhomirova[25.05.2020]
6. sevostyanovaalexandria[23.05.2020]
7. 89841824424[22.05.2020]
8. Relokate[19.05.2020]
9. cirafedkova[19.05.2020]
10. arst_arzh[18.05.2020]
11. EwGeniTMe85[18.05.2020]
12. HarryHartwin[17.05.2020]
13. shurasklyarov[17.05.2020]
14. lolamakitova[17.05.2020]
15. Galileo[16.05.2020]
16. hahhahhahaha[16.05.2020]
17. Николетта[16.05.2020]
18. ritazheltaya[16.05.2020]
19. DosugidJuino[16.05.2020]
20. Axolotl[14.05.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  _Автор_, Papillion, Косточка, Nelk, Гера, anngagina, agliamka, olya_flower, Lumos, Alien, ailary, Memoria, Letena_Blak, Leontina, незнакомка4292, Vivien, Ветерок, tashest, SAndreita, val_NV, ЕlenaLisa, Julionka, Игра_в_бисер, Denis, olga28604, viento, Anna2012, млава39, abu-mik, domocedka, Минерва879, Chanda, AnaSneape, meibija, AmD, innes1977, Kailli, nadejda, Nata_RU_1996, Anelsneip0901, Brianaxoli, kris030609, sevostyanovaalexandria
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz