Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Snager forever!" открыт! Вторая выкладка!     

Внимание! Уже в продаже книга от CaitSith "Эксплеты. Лебединая башня"!     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio
"Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio
Маркиза Дата: Воскресенье, 23.03.2008, 14:05 | Сообщение # 1
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику "Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio

Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 23.03.2008, 14:07 | Сообщение # 2
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Обычные люди
Автор: Hayseed (hayseed_42@hotmail.com)
Переводчик: Defoliatio (Defoliatio@yandex.ru)
Саммари: Как жить, если ты один из обычных людей?
Рейтинг: PG-13
Размер: макси
Статус: не закончен
Disclaimer: Все, кто упомянут здесь никогда не были моими, и никогда не будут.
Язык оригинала: Английский
Название фанфика на языке оригинала: Ordinary People
Ссылка на фанфик: http://www.fictionalley.org/authors/hayseed/OP.html
Разрешение на перевод: получено


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 23.03.2008, 14:08 | Сообщение # 3
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава1
То, Что Есть*
Гермиона Грейнджер знала, что не была красивой. Никто, конечно, не говорил ей об этом, но прожитых лет хватило, чтобы понять это самой.
Не то, что бы с ней было что-то не так, считала она. Ничего такого. Теперь, когда ее передние зубы были нормального размера.
Она, нахмурившись, посмотрела в зеркало, автоматически поправляя воротник. Ох, да, у нее в запасе было около пятнадцати минут, так, что она могла позволить себе немного откровенной самокритики. Гермиона приблизилась к зеркалу, чтобы рассмотреть отражение получше и вздрогнула, увидев отчетливые тени под глазами. Они нисколько ее не красили. Так же как и их причина — она не очень хорошо спала с тех пор как приехала в Хогвартс в этом семестре.
Конечно, казалось, никто, не был в хорошем настроении. И в воздухе она чувствовала … ожидание.
Безмолвное. Шел седьмой год обучения Гарри Поттера. Время для последней атаки Волдеморта на Хогвартс. Так называемой, финальной битвы. Никто не говорил об этом, но Гермиона чувствовала подавленность в школьном коллективе. Даже Драко Малфой для разнообразия вел себя тихо.
Все профессора были на грани. Дамблдор очень оживленно общался со школьниками, а Снейп просто истекал ядом. Они ходили группами — редко можно было увидеть одиноко идущего профессора. И каждый ученик знал, что если он находиться вне спальни, то будет наказан, по крайней мере, ста баллами с факультета. После девяти вечера, можно было услышать звук упавшей в противоположном конце зала булавки.
Но не все было так серьезно — они же все еще были детьми, которых вынудили столкнуться со взрослыми проблемами. Лаванда Браун с энтузиазмом рассказывала всем, кто сочувствовал ей, об очередном разрыве и очередном примирении с Джастином Финч-Флетчи. Рона Уизли часто сидел в общей гостиной, ел медовые котлы и пил сливочное пиво. И даже Гарри рассмеялся, когда котел Блейза Забини взорвался прямо на профессора Снейпа и тот оброс маргаритками.
И посреди всего этого была Гермиона. Ни рыба, ни мясо.
Ее друзья удивились, когда она не стала префектом и таким образом упустила возможность стать Главным префектом школы среди девочек, но Гермиона знала лучше. Несмотря на оценки, она создавала слишком много неприятностей, чтобы делать выговоры другим за такие же поступки. А недавно, даже ее оценки снизились. Незаметно для кого-то еще, кроме нее самой, но падение есть падение.
И где-то в середине пятого года в Хогвардсе она поняла, что скоро изучит все, чему Хогвардс собирался обучить ее. Тогда это расстроило ее: в конце концов, Гермиона жила знаниями. Знать больше и быть способной использовать это, чтобы помочь людям — вот то, чего она хотела. Она училась, потому что хотела этого, только по этой причине. И в тот год она, наконец, изучила всю программу Хогвардса. На два с половиной года раньше.
Так что, мозг Гермионы отчаянно нуждался в новых знаниях, и она обратилась к другим предметам. К магловским предметам. Литература, как магическая, так и магловская, математика, физика, химия, история, даже искусство. Вместе с этим она продолжила усиленно изучать магические предметы, особенно Зелья и Трансфигурацию. Она стала читать журналы, узнала, какие идеи рассматривались сейчас и какие были инновационными.
Гермиона была шокирована тем, насколько волшебники, делающие публикации, были невежественными. Они так привыкли к тому, что магия окружает их, что даже не задумывались о ее теории. Проведя обширное исследование, Гермиона не нашла ни одного мага или ведьмы, честно старающегося определить происхождение магии или даже ее механизм.
Так что она стала изучать материалы глубже, эгоистичность подталкивала ее самой ответить на волнующие ее вопросы. Медленно, Гермиона объединяла свои магловское и магическое образования, пытаясь думать о магии терминами биохимии, физики, математики.
Она смело предлагала свои идеи в письмах различным журналам, отправляя их с анонимными совами, подписывалась инициалами Г.Г.. Гермиона понимала, что они не воспримут серьезно шестнадцатилетнюю ведьму, только начавшую свой шестой год обучения, так что она приложила огромные усилия, чтобы никоим образом не выдать своего имени.
Она поразилась, когда ее первую статью немедленно приняли для публикации в видном журнале. Вторая и третья последовали незамедлительно, и вскоре она занялась письменными дебатами с некоторыми из самых больших умов магического мира своего времени. Она получала кучу писем и вопросов, за что Гарри и Рон беспощадно дразнили ее секретными поклонниками. Конечно, она не говорила никому из них о своих работах по магической теории и, конечно, не собиралась говорить.
Но да — ее школьная работа немного страдала из-за этого. Она уже не так сильно заботилась о своих оценках. Как она могла, если работала над куда более интересными идеями? Почему она должна была запоминать двадцать три способа использования корня мандрагоры, когда она выясняла точное происхождение магической энергии в отдельном индивидууме?
Если профессора и заметили, что их любимая ученица больше не получала ста процентов и выше на каждом экзамене, то предпочитали не комментировать это. Она все еще получала более девяноста процентов и знала, что получит, по крайней мере, четырнадцать ТРИТОНов с закрытыми глазами на шестом курсе. Ее СОВы были лучшими, с тех пор как Том Риддл закончил школу.
Так что гермионин статус «гриффиндорская всезнайка» немного пострадал. Ученики все еще просили помочь с заданиями, но она большей частью просто называла им название книги, которая могла бы им помочь, нежели давала ответ, который они искали.
Даже ее нерушимая дружба с Гарри и Роном ослабела. Рон присоединился к квиддичной команде в качестве вратаря, так что у них с Гарри стало одним общим интересом больше. Они все еще надоедали где-то рядом и поддерживали разговор, но вполовину менее искренно, чем раньше. Гермиона чудом не засыпала, когда они снова спорили о Квиддиче, и ни один из мальчиков не утруждал себя спросить, интересовалась ли она чем-нибудь еще.
Но она не винила их — Гарри справедливо волновало грядущее сражение, а Рон…
Ну, Рон был Роном. Большой и ревнивый и безоговорочно привлекательный, но и не самый проницательный Гриффиндорец на свете. И, кроме того, он был слишком занят тем, что бегал за девчонками, и больше ничего не замечал.
Как-то Гермиона предположила, что нравиться Рону. Ей польстило, что он выходил из себя при упоминании Виктора Крама и она все лето убеждала себя, что влюбилась в него.
А потом они перешли на пятый курс. Как только Гермиона увидела Рона в Косом переулке на их традиционной встрече, она поняла, что лгала сама себе. Рон и Гарри были ей как братья, больше, чем кто-либо еще. И Рон не ревновал ее — он просто пытался защитить ее от возможных разочарований, так же как сделал бы это для Джинни. Она была влюблена в Рона не больше, чем в Косолапа. Он и Гарри были самыми близкими людьми в ее жизни, и она чувствовала себя рядом с ними спокойнее, чем с кем-либо еще.
Даже с родителями, как бы больно это ни было.
Но, по правде говоря, они всегда вели себя несколько неуверенно со своей странной дочерью. Она создавала много неприятностей, когда была маленькой девочкой и когда стали проявляться ее магические способности. Но все усложнилось, когда она пошла учиться в какую-то странную школу, чтобы изучать какой-то вздор. Гермиона знала, что ее родители все еще надеются, что она вернется домой, выйдет замуж за милого парня из хорошей семьи и родит им кучу внуков, которых они избалуют.
Все эти мысли пронеслись в голове Гермионы пока она стояла у зеркала, и изучала относительно стандартные черты своего лица, вьющиеся волосы, которые все еще сражались против прически, даже после бесчисленных стрижек и различных средств по уходу за волосами, и крайне обычную фигуру, которую не красила и не ухудшала школьная униформа. Никто и не посмотрит на нее дважды, и до настоящего времени никто и не посмотрел на нее дважды.
Ну, хорошо, не считая Виктора Крама. До той минуты, когда он вернулся в Болгарию и заметил легионы девушек, преследовавших его в надежде получить автограф.
Гермиона вздохнула, собрала свои учебники и медленно направилась к двери. Так хорошо, когда тебя замечают.
Она без происшествий добралась до классной комнаты, где они изучали Зелья, и быстро села на свое обычное место рядом с Невиллем за три минуты до начала урока.
— Вижу, не так рано, как всегда, — произнес Невилл с небольшой усмешкой.
Она тоже усмехнулась.
— Замечталась о тебе, — сказала она.
— Следи за собой, а то я расскажу все Джинни, — ответил он.
Гермиона рассмеялась. Невилл Лонгботтом возможно был главным сюрпризом года. Где-то между четвертым и седьмым курсами из робкого, пухлого маленького мальчика он превратился в высокого, широкоплечего мужчину с почти красивыми чертами лица и легкой улыбкой. Конечно, он все еще боялся Зелий (точнее, профессора Снейпа), и так что большая часть его уверенности в себе исчезала, как только он входил в эту дверь, но вне этой арены, он был одним из самых уважаемых префектов на земле.
«И конечно безупречная картина завершалась безупречной девушкой», подумала Гермиона без всякой злобы. Джинни Уизли превратилась в добрую, милую, совершенно красивую молодую женщину, и они с Невиллем были прекрасной парой. Даже Рон не жаловался на свою маленькую сестренку и ее парня.
Но ее мысли были прерваны, когда в классе появился профессор Снейп, свирепый взгляд на лице которого, появился, как только он появился в школе в Сентябре. Даже Драко Малфой не испытывал его терпения в эти дни.
Гарри позволяли посещать встречи Ордена Феникса, и Гермиона знала от него, что у Снейпа были тяжелые времена: он доказывал свою лояльность Волдеморту, когда тот вернулся три года назад и позже, когда его мотивы опять подверглись сомнениям.
Конечно, Снейп выглядел таким же невыспавшимся как и все они, но Гермиона рассеянно заметила, что он часто вздрагивал, когда садился или быстро двигался. Мучения почти каждую ночь и шпионаж против самого злого человека настоящего времени могли любому обеспечить плохое настроение.
— Сегодня мы рассмотрим ТРИТОНы, — сказал он тихо и без вступления. — Зелья уровня ТРИТОН — это практические занятия, которые охватывают все семь лет вашего обучения. Вы, конечно, продолжите изучать более сложные варева — я буду задавать еженедельные эссе по ним. К сожалению, или возможно к счастью для Вас, большинство этих микстур требует слишком много времени в классе. Хотя я могу включать эти эссе в тесты, так что не удивляйтесь, если одно или больше попадется вам на семестровых экзаменах или даже на некоторых ТРИТОНах, — он посмотрел на Невилла, который громко сглотнул. — Сегодня вы приготовите Раздувающее Решение, которое делали на втором курсе, без помощи учебников. Каждая горстка информации, которую вы почерпнете из учебника, будет стоить вам потере пяти процентов. А теперь, начинайте! — рявкнул он.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Воскресенье, 23.03.2008, 14:09 | Сообщение # 4
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Невилл подпрыгнул на стуле.
— Расслабься, Невилл, — пробормотала Гермиона, — оно легкое. Просто складываешь все в котел, и ждешь пока оно прокипит час. Помнишь?
— Я… я думаю да, — запнулся Невилл.
— Грейнджер! — крикнул Снейп, стоя прямо за ними, так, что Невилл и Гермиона подпрыгнули. — Вспомните, что я вам не разрешал помогать Лонгботтому на ТРИТОН занятиях и проявлять доброту. Десять баллов с Гриффиндора.
— Да, сэр, — пробормотала Гермиона, чувствуя, как краснеют ее щеки. Она машинально собрала все ингредиенты, которые были нужны и начала раскладывать их, кромсать и сдирать кожу.
Пятнадцать минут спустя ее котел счастливо кипел тем, что через час станет Раздувающим Решением. Она установила огонь так, чтобы зелье не выкипело, и украдкой вытащила блокнот, в котором записала уравнения, над которыми ломала голову вчерашней ночью, и начала переделывать их. В то же время она пыталась следить за Невиллем так, чтобы суметь вовремя вмешаться, дабы он не превратил свою работу в полное бедствие. Пока, как ей казалось, он делал все правильно, хотя и один раз проверил несколько ингредиентов по книге.
В классе было тихо. Снейп ходил от стола к столу, проверяя зелья, вычитая баллы направо и налево. Гермиона была так поглощена своей работой, что рассеянно отметила, что он стоит рядом с ней только тогда, когда он начал критиковать консистенцию невиллева зелья (к счастью, хотя бы не цвет). Однако, она, наконец, обратила на него внимание, когда он остановился у ее стола.
— Мисс Грейнджер… — практически прошипел он.
— Сэр? — Гермиона не без усилий оторвала взгляд от своей работы.
— Что это? Делаете домашнюю работу по арифмантике во время моего урока? Двадцать баллов с Гриффиндора и уберите это немедленно, — Снейп посмотрел еще пристальней.
Гермиону наполнило негодование. Ее зелье было превосходным, так какая ему разница, занимается ли чем-нибудь еще, пока зелье кипит?
— Это не арифмантика, сэр, — смело сказала она.
Он наклонился ближе, в глазах промелькнуло удивление ее смелости.
—Я вижу уравнения, мисс Грейнджер и единственный предмет, в котором они используются — арифмантика.
— Нет, сэр, я рассматриваю Принцип Вторичного Квантования, — сказала она ему, в душе наслаждаясь изумленными лицами одноклассников. Они не могли поверить, что она препирается со Снейпом.
— Мое зелье должно кипеть еще тридцать минут, а я не была уверена в своих предыдущих вычислениях и решила еще раз все проверить.
Вторичное Квантование? Она видела, как он беззвучно произнес это, на мгновение, потеряв этот ПРИСТАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД. Но уже через секунду он снова посмотрел на нее, еще пристальней, чем раньше.
— Отработка, мисс Грейнджер, — его обычный тон вернулся вместе со взглядом. — И уберите этот блокнот. Я не буду повторять трижды.
На долю секунды ей захотелось вызывающе проигнорировать его, но, в конце концов, здравый смысл победил, и она убрала блокнот в рюкзак. Все время до конца урока она смотрела на котел, убеждаясь, что Раздувающее Решение было превосходным, придумывала тысячи способов отомстить и мысленно еще раз решала уравнения. Гермиона подошла к столу Снейпа, когда он отпустил остальной класс.
— Я думаю нам надо обсудить отработку, профессор?
Он коротко кивнул.
— Сегодня в классной комнате в восемь вечера. Я уверен, найдется много немытых котлов.
— Да, сэр, — хмуро ответила Гермиона, стараясь мало говорить, чтобы не сказать лишнего. Она развернулась и закинула рюкзак на плечо.
— О, и мисс Грейнджер? — окликнул он ее.
— Сэр? — она развернулась и вопросительно посмотрела на него
— Почему вы работаете над проблемами магловской физики нешкольного уровня?
Гермиона взглянула ему в глаза. Он не хмурился и казался искренне заинтересованным. Она позволила себе усмешку. В конце концов, он уже назначил ей отработку, а баллы Гриффиндора перестали волновать ее несколько лет назад.
— Это интересно. И мне интересно происхождение магии с точки зрения механики, — сказала она правду, на мгновение, забыв, с кем разговаривает.
Глаза Снейпа удивленно расширились.
— Вы когда-нибудь читали Магический Обзор?
— Иногда. А что? — Гермионе захотелось рассмеяться — вообще-то она опубликовала свою вторую работу в МО.
— Там есть статья. Вышла шесть месяцев назад. Но я думаю, она заинтересует вас. Очевидно, есть маг, которого тоже волнуют те же проблемы. Я не помню названия, но автор публикуется под именем Г.Г.. Сейчас его работы — событие в академическом сообществе.
— Спасибо, сэр, — сказала Гермиона, поспешно уходя из класса, чтобы не потерять самообладание. Ее собственную работу рекомендовал ей самый ненавистный профессор Хогвардса. Он перестал рычать и заинтересовался ею. Чудесно.

***
Северус Снейп считал, что его трудно удивить. Он слишком хорошо знал свое окружение, чтобы что-то удивило его.
Сначала он причислил мисс Грейнджер к раздражающим отличникам. К тем бедным детям, что заменяют недостаток интеллекта демонстрацией выученного из книг. Цель их жизни — стать первыми во всем. Но обычно их амбиции на этом и заканчиваются. Сто процентов на тестировании — все, чего они могут достичь. А это не требует самостоятельного мышления. Книжные ученики. Упорные работники.
И он никогда не думал, что мисс Грейнджер окажется не такой. На самом деле, когда он заметил, что ее оценки за последние два года ухудшились, он подумал, что она достигла своего предела и не смогла пойти дальше.
Но сегодня он увидел, что она работает только для себя над задачами магловской физики, которых он никогда не знал, профессор, наконец, признал, что возможно мисс Грейнджер на самом деле умела мыслить. И что, возможно, она прочитала все книги библиотеки Хогвардса (как сообщила мадам Пинс на пятом году обучения мисс Грейнджер) не для того, чтобы продемонстрировать свои знания одноклассникам, а потому что искренне хотела понять информацию, скрытую в них.
Так что ее знаменитые СОВЫ не были итогом того, что она хотела быть лучшей. Скорее мисс Грейнджер была лучшей без особых усилий. И это также объяснило бы то, почему она не получила должность префекта. Так же как и любой профессор, она знала, почему ей не дали должности, и понимала, возможно, даже согласилась, с их решением.
Северус нахмурился. Он не привык изменять свое мнение о человеке так радикально.
Мисс Грейнджер, возможно, стоило учить.
На самом деле, если его подозрения были верны, он мало чему мог ее обучить. Двенадцать лет преподавания элементарных зелий идиотским детям довольно плохо подействовали на его интеллект.
Он не издавался уже больше пяти лет, хотя сейчас и пытался разобрать теории Г.Г., хотел придумать приличное опровержение. Было что-то в логике Г.Г., что не нравилось Северусу — он только не мог определить что. Как будто Г.Г. отвергал следующий шаг в своей работе, который был очевидным для Северуса.
Он догадывался, что не очень хорошо разбирается в магловской науке, чтобы сформулировать мысли должным образом. И конечно он не собирался показывать свое невежество одному из самых больших умов в мире. Нет — сначала исследование, потом опровержение.
Случайно мысли Северуса вновь вернулись к исследованиям физики мисс Грейнджер. Может, она бы смогла…
Нет! Северус немедленно отругал себя. О чем он думал? Гриффиндорка и одна из лучших друзей Гарри Поттера? Нет, лучше он выкинет весь этот вздор из головы и займется теориями сам. Мисс Грейнджер признала, что не знакома с работами Г.Г. — она, возможно, не смогла бы быть полезной.
Конечно, сказал он себе мысленно, если она додумалась до того же, что и Г.Г. самостоятельно, то она была намного умнее, чем он тайно подозревал.
Неважно. Она придет на отработку, он будет вести себя с ней как обычно и выкинет из своей головы все мысли о ней.

***

— Гермиона, сегодня на Зельях, что все это значило? — спросил Гарри подругу вечером во время ужина.
— Не понимаю, о чем ты, — ответила она раздраженно.
Гарри нахмурился.
— Не притворяйся глупой, Гермиона. Тебе не идет.
Пожав плечами, Гермиона схватила булочку из корзины и принялась намазывать ее маслом.
— Я просто не хотела, чтобы Снейп подумал, что я делаю домашнюю работу на его уроках.
— Так что ты делала? — поторопил ее Гарри, беря булочку для себя.
— То, что сказала, — ответила Гермиона. — Я рассматривала Принцип Вторичного Квантования. Я не могу вычислить, как он может мне помочь. Может совсем не поможет, и не в одной из моих книг нет четкого объяснения.
— Слушай, Гермиона, я не знаю столько слов, сколько знаешь ты, — сказал Гарри саркастически, — Я знаю, ты думаешь, ты ответила на мой вопрос, но …
— Хорошо, хорошо, — воскликнула она. — Извини. Слушай…я просто работала над кое-чем из магловских учебников по физики.
— Магловская физика? — повторил Гарри. — Но зачем ты изучаешь ее?
— Это интересно, — сказала Гермиона. — И, кроме того, я думаю, что маги могли бы использовать некоторые достижения квантовой физики для того, чтобы исследовать природу магии. Чтобы быть совсем уверенной, мне просто нужно узнать больше о формализме. Сначала, я думала, что он мог бы быть биохимическим, я и сейчас до некоторой степени так думаю. Я хочу сказать, мы ведь управляем энергией, значит она была заложена в нас генетически?
Гарри взмахнул руками в воздухе.
— Ты потеряла меня, Гермиона! — воскликнул он, как только она замолчала, чтобы вздохнуть. — Но я уверен, что это все просто очаровательно, — быстро сказал он, когда она взглянула на него. — Я просто не могу понять, почему Снейпу так не понравилось то, что ты занималась этим на уроке.
— На уроках Зелий я должна заниматься зельями, — напомнила ему Гермиона. — Вот почему. И, кроме того, ему не нравится, когда студенты возражают.
— Когда у тебя отработка?
— Сегодня вечером. Вообще-то, примерно через двадцать минут, — посмотрев на часы, сказала Гермиона.
— Что через двадцать минут? — сказал Рон, неожиданно появившись слева от Гарри. Видимо парень решил присоединиться к разговору, вместо того, чтобы тоскливо наблюдать за неизвестной шестикурсницей с Равенкло.
— Моя отработка со Снейпом, — грустно сказала ему девушка.
Рон посмотрел на нее с состраданием.
— Тогда, удачи, любимая, — ответил он.
— Спасибо. Она мне понадобится. Наверно, мне уже пора в подземелья — не хочу опоздать.
Обменявшись на прощанье взглядами с друзьями, Гермиона собрала книги, вышла из Большого Зала, и пошла обратно, в класс Зелий.
__________________________
*Бенджамин Хофф «ДЭ Пятачка»


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Anastacia Дата: Воскресенье, 23.03.2008, 16:44 | Сообщение # 5
Anastacia
Четверокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Интересненько... Буду ждать проду)

Любовь - одно из тех страданий, которые невозможно скрывать; одного слова, одного неосторожного взгляда и даже молчания достаточно, чтобы выдать его.
П. Абеляр.
 
moon Дата: Понедельник, 24.03.2008, 10:12 | Сообщение # 6
moon
Ночная Гостья
Статус: Offline
Дополнительная информация
Весьма неординарный сюжет.И интересна реакция Северуса,когда он узнает кто этот загадочный ГГ.И неужели так трудно догадаться,что это Гермиона Грейнджер(хотя в английском варионте будет HG).

Чтобы найти себя только взгляни внутрь
Осколков своего прошлого
 
Avelena Дата: Четверг, 27.03.2008, 16:44 | Сообщение # 7
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Просто обожаю фики, где все пытаются объяснить с научной точки зрения. Очень хочется узнать, чем поможет метод вторичного квантования в отыскании самой сути магии. И что собой представляет квант магического поля smile И маги как носители - некий живой аналог заряженных частиц? tongue


Отныне и навсегда.
 
Маркиза Дата: Вторник, 29.04.2008, 22:34 | Сообщение # 8
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2
Вечер, полный событий.

Конечно, профессор Снейп не доверял ей. Он принес в класс стопку пергаментов для проверки и внимательно смотрел, как она послушно чистила грязные котлы, на которые он ей указал. Гермиона не знала оскорбиться ей или удивиться, оттого что её заподозрили в том, что она плохо сделает работу, как только он отвернется. Может быть, понемногу и того и другого.
— Воздержитесь от этого ужасного свиста, девочка, — холодно сказал Снейп, даже не взглянув на неё.
— Прошу прощения, сэр, — извинилась Гермиона. Она даже не заметила, что свистела. Лучше вести себя тихо. Чтобы занять ум, дабы снова не начать свистеть, Гермиона начала мысленно читать Шекспира. В её магловской начальной школе неприлично рано требовали от учеников чтения наизусть, но они были всегда абсолютно банальны в выборе отрывков из Шекспира — каждые два семестра.
Гермиона вздохнула — ты работаешь с тем, что есть.
Сначала сонеты. Номер семьдесят один, этот был не так уж плох. Ты погрусти… какое упрямое пятно… когда умрет поэт … Гермиона зло заскребла котел на этих словах.
Она закончила читать горстку сонетов, что знала, на втором котле. Теперь «Юлий Цезарь». Этого хватило ещё на три котла, и Гермиона ужё взмокла. Она убрала волосы с лица, ненавидя то, как они свисали на лоб, и продолжала скрести, решительно игнорируя Снейпа и принимаясь за «Макбет».
Двадцать котлов, половина главных трагедий Шекспира и по истечении неисчислимого количества часов, Гермиона отбросила последнюю грязную тряпку и объявила последний котел чистым.
— Профессор, сэр?
Снейп заворчал, отрываясь от бумаг, над которыми работал.
— Я закончила. Я могу идти?
Довольно яростно отбросив перо, Снейп встал.
— Идёмте… Я провожу вас до общей гостиной. Студентам запрещено находится в коридорах в такой час. — Он озвучил её собственное недовольство этим фактом.
Они шли бок о бок в тишине, и никто не хотел начинать разговор. Руки Гермионы немного болели — на её пальцах теперь появились ужасные пузыри и, кроме того, их начинало сводить судорогой. Чуть вздрогнув, она попробовала согнуть их, оценивая ущерб. К несчастью, в этот момент один из больших пузырей (на большом пальце) лопнул. Гермиона резко вздохнула, пытаясь прогнать слезы из глаз.
Снейп посмотрел на неё.
— Что такое? — прошипел он.
— Ничего, сэр, — тихо ответила Гермиона, пытаясь спрятать руку за спиной. Слезы потекли по щекам, и она мысленно чертыхнулась.
— Вы поранились, — заявил Снейп. — Дайте руку, я посмотрю.
— Всё в порядке, — Гермиона даже сумела посмотреть прямо на него.
— Не глупите, — Снейп грубо схватил её руку, так чтобы она оказалась на виду. — Вы, глупая девчонка, почему вы не надели перчаток?
— Не называйте меня так, — прошипела она, — и отпустите мою руку.
Они перестали идти и остановились посреди коридора, ведущего в гриффиндорскую башню.
— Пять баллов с Гриффиндора. Вам нужна медицинская помощь, — мягко сказал Снейп, не отпуская её руки.
— Хорошо, я завтра схожу к мадам Помфри, — холодно сказала Гермиона. — Профессор, я думаю сейчас мы рядом с гриффиндорской башней. Отпу…
Грохот в коридоре оборвал её.
Гермиона и Снейп обменялись удивленными взглядами.
— Тихо, — негромко сказал Снейп, вытаскивая палочку.
Кивнув, Гермиона достала свою.
Общаясь только взглядами, она и Снейп осторожно вошли в зал, двигаясь так тихо, как могли. Когда они приблизились, Гермиона смогла различить одинокую фигуру в коридоре. Ещё ближе и она смогла увидеть и лицо. Гарри Поттер.
Снейп, рядом с ней, расслабился с почти неслышимым выдохом.
— Поттер, — сказал он раздраженно, — Могу я узнать, что вы делаете в коридоре после отбоя?
Но у Гарри был странный взгляд, и он странно вел себя.
— Мне нельзя говорить об этом, сэр, — сказал он тихо, чуть посмотрев влево.
Снейп медленно моргнул.
— Сто баллов с Гриффиндора, Поттер, и отработка у меня, — сказал он тоном, в котором не было его обычного ликования, с которым он обычно изводил Гарри. А затем он сделал кое-что, что Гермионе показалось очень странным. Он поднял брови, посмотрев на Гарри, и немного подвинул палочку.
Гарри качнул головой.
— Не, думаю, что это справедливо, сэр, — ответил он. — Вы бы не назначили отработку Малфою, если бы он был здесь.
И Гермиона поняла. Гарри был не один и возможно был в большой опасности. Кто-то стоял слева от него… Малфой, возможно. И ещё важнее, у Гарри не было палочки.
— Ты пытаешься получить ещё больше отработок, мальчик?— Снейп спросил всё тем же тоном. — Три, возможно, или даже четыре?
Гарри прочистил горло.
— Я думаю, трёх будет достаточно, профессор, — его глаза расширились, выдавая его страх.
Снейп закрыл глаза, и Гермиона почувствовала, как холодок побежал по спине. Трое вооруженных нападающих?
— О, хорошо сыгранно, Северус, — послышался вкрадчивый голос из тени коридора. — Действительно, хорошо сыграно.
Гермиона задушила возглас, когда Люциус Малфой вышел из тени и направил палочку на шею Гарри.
— Люциус, — ответил Снейп. — Я могу спросить, что ты делаешь в Хогвардсе в такой непристойно поздний час?
— Ты можешь, друг мой, — шелково сказал Малфой. — И если уж ты спросил, то я отвечу, что это тебя не касается. Ах, ах, — продолжил он, теперь указывая палочкой на Гермиону, которая попыталась ускользнуть. — Стой смирно, маленькая грязнокровка. Никто же не хочет, чтобы нас услышали, не так ли? А теперь, почему бы нам не опустить палочки и немного поболтать?
Гермиона сильнее вцепилась в свою палочку.
— А если нет? — сказал Снейп, направляя палочку на Малфоя.
— Что ж… я всегда могу убить юного Поттера, — сказал Малфой, растягивая слова. — Но нет. Я боюсь, вы бы проигнорировали эту угрозу — вы оба знаете, что Поттер нужен самому Лорду. Но у меня нет никаких сомнений, что я убью эту маленькую грязнокровку, — он холодно улыбнулся Гермионе.
— Отпусти их, — неожиданно сказал Гарри. — У тебя есть я, и если ты отпустишь их, я спокойно пойду с тобой.
— О, не выйдет, Гарри Поттер, — ответил Малфой, — я не могу этого сделать. Видишь ли, Северус пойдет скулить к этому старому дураку, как только мы уйдем. И не думай возражать, Северус. Мой Лорд и я уже некоторое время знаем, что ты не тот, кем кажешься. Не волнуйся — ты заплатишь. Но не сегодня, я думаю.
Глаза Снейпа сузились, но он стоял всё ещё устрашающе спокойно.
Гермиона моргнула, когда внезапная мысль поразила её. Гарри сказал, что нападавших было трое. Пока, она видела только Малфоя. Где ещё двое? Вероятно, не под плащами-невидимками — под ними было бы затруднительно сделать внезапное движение. И она не могла придумать другого способа стать абсолютно невидимым. Единственной другой возможностью было…
Быстрее, чем Малфой смог среагировать, Гермиона указала палочкой в потолок и прокричала:
— Reveal!
Два высоких человека — один со шрамом, пересекающим всё лицо и другой с самыми широкими плечами, какими Гермиона когда-либо видела у людей — замерцали с двух сторон от Гарри, когда их Укрывающие Чары перестали действовать, каждый крепко удерживал по плечу.
— О, — с осуждением сказал Малфой, посмотрев на Гермиону. — Какая способная у нас здесь девчонка. Действительно, какой позор. Crucio.
И прежде чем она смогла пошевелиться, Гермиона ощутила, что лежит на земле, чувствуя, будто кости в её теле ломаются снова и снова. Она сжала зубы, заставляя себя не кричать. Слезы покатились по щекам.
Боль стала сильнее, и она больше не могла держать её в себе. Она кричала долго и громко, электрические вспышки боли сотрясали каждый дюйм её тела.
А затем всё кончилось.
Теперь все. Мучительное страдание, ведущее в блаженное небытие.
Гермиона радостью приветствовала приближающеюся потерю сознания.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Маркиза Дата: Вторник, 29.04.2008, 22:34 | Сообщение # 9
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
***
Глаза Гермионы открылись без её на то согласия. Конечно, она осталась бы без сознания, если бы ей дали высказать своё мнение. Части её тела, о существовании которых она раньше и не подозревала, болели. Даже её ногтям удавалось как-то болеть.
— Ох, — пробормотала она, закрывая глаза ещё раз.
— Прекрасно, — нежный голос прозвучал где-то рядом, — вы очнулись.
И тут все события вспышкой пронеслись перед её глазами. Отработка. Коридор. Круциатус. Гарри.
— Гарри, — закричала Гермиона, садясь прямо и судорожно вздохнув от боли.
— Мисс Грейнджер! — воскликнул голос, возможно принадлежавший мадам Помфри. — Вы должны успокоиться. Станет хуже, если вы будете бороться с болью!
— Я должна сказать… Гарри, Упивающиеся Смертью, Малфой! — мысли Гермионы путались и были как в тумане, в миазмах боли. Не без усилия она свесила ноги с кровати и попыталась встать.
Она стояла, пошатываясь, и через секунду её ноги совсем перестали её держать. Однако, к её удивлению, пара рук обхватила ее, и кто-то грубо удержал её от падения.
— Для вас, мисс Грейнджер, было бы лучше, послушаться мадам Помфри, — прошипел Снейп ей в ухо.
Моргая, в шоке оттого, что она сейчас стояла, стиснутая в руках Снейпа, Гермиона позволила уложить себя обратно в кровать без возражений.
Мадам Помфри накрыла одеялом Гермиону до подбородка и затем повернулась к Снейпу.
— И что вы думаете, вы делаете не в кровати? Пошевеливайтесь … обратно в кровать.
Если бы ей не было так больно, она бы рассмеялась вслух над болезненным выражением на лице Снейпа, когда мадам Помфри стала подталкивать его обратно к ближайшей кровати.
— Вы оба не в форме, чтобы … Вы оба подверглись ужасным проклятьям… — всё ещё бормоча себе под нос, Помфри ходила между двух кроватей, исследуя зрачки, махая палочкой и делая другие непостижимые вещи.
— Круциатусу, — прокаркал Снейп. — Мы оба.
— Это объяснило бы тот факт, что вы оба в таком состоянии. Но, бог мой, Северус, откуда такие ужасные ушибы? И внутреннее кровотечение? — спросила Помфри с очевидным беспокойством в голосе.
— Лестрендж бросил меня о стену пару раз, — заметил Снейп, — сломал мою палочку.
— Ладно… — Сказала Помфри тоном, который мог бы считаться обычным, если бы не её взгляд. — Вот, съешьте, — она протянула по большому куску шоколада Гермионе и Снейпу. — Почувствуете себя намного лучше. О ваших головах я позаботилась, так что можете спать.
Гермиона скривилась, глядя на шоколад. Предложение съесть сейчас что-нибудь было равносильно предложению идти и поцеловать Малфоя. Но под взглядом мадам Помфри она осторожно укусила кусочек и неохотно принялась жевать.
— Нужно поговорить с директором, — сказала она между укусами, — нужно сказать ему…
— Да, да, мисс Грейнджер, — нетерпеливо сказала Помфри, — Северус объяснил нам, прежде чем потерять сознание, что Поттера похитили. Я уверена, всё будет в порядке. Ешьте шоколад, дорогая.
— Но у Гарри нет палочки, — яростно возразила Гермиона, проглотив кусок шоколада.— И Малфой почти признал, что они заберут его к Волдеморту! Его убьют ещё до восхода солнца.
— Директор связался с министром. Не волнуйтесь об этом, мисс Грейнджер. Вам нужно отдохнуть. — По тону Помфри можно было понять, что она не желает ничего больше об этом слышать. Сказав это, она покинула комнату, гася лампы щелчком палочки и оставляя Гермиону наедине с профессором Снейпом.
Неохотно, Гермиона доела свой шоколад, чувствуя, что её животу это очень не понравилось. Но боль действительно уменьшалась, и ее глаза снова могли сосредоточиться почти как раньше. Она взглянула на Снейпа, который, казалось, ел свой шоколад так медленно, как только может есть человек.
— Что случилось? — нерешительно спросила она. — После… ну…
— Я попробовал оглушить Малфоя, чтобы прекратить заклятье и Поттер почти освободился от Лестренджа и Нотта. Нотт оглушил Поттера, а Лестрендж меня. Когда я пришел в себя, они исчезли. Поттер тоже. — Снейп посмотрел на шоколад в своих руках, его волосы занавешивали лицо.
— Вы знаете, куда они могли забрать его?— спросила Гермиона.
Снейп пожал плечами.
— Возможно сразу к Вы-Знаете-Кому. В последнее время он живет в старом особняке своего деда. К счастью, он безумнее, чем прежде — он не убьет Поттера немедленно. Он сначала поиграет с ним. Может кто-то и сможет добраться туда вовремя.
— Кто? — горько спросила Гермиона. — Министерство? Чёрт возьми, не очень-то вероятно.
Снейп склонил голову в молчаливом согласии.
— Ргрх, — огорченно прорычала она, — я ненавижу сидеть здесь и быть такой бесполезной! Я хочу помочь ему.
— Скорее всего, в процессе вас убьют, — мягко прокомментировал Снейп
— Да вы просто проблеск надежды, — огрызнулась Гермиона.
Он нахмурился и поднял голову.
— Тридцать баллов с Гриффиндора.
Она взмахнула рукой.
— Да заберите столько дурацких баллов, сколько хотите. Мне всё равно. Гарри умрет сегодня; я застряла здесь, в кровати, а мои нервы на пределе. Почему-то баллы меня сейчас не волнуют.
— Как тогда насчёт отработок до окончания школы? — сухо спросил Снейп.
Гермиона открыла рот. Его глаза сверкнули, и он чуть ухмылялся.
— Вы только что пошутили? — спросила она недоверчиво.
Он пожал плечами.
— Не должен был. Я действительно могу назначить вам отработки до конца школы.
— Нет… нет, всё в порядке, спасибо, Я только…
— Не знали, что ваш профессор, раздражительный мерзавец, физически способен пошутить, — закончил он за неё.
Глаза Гермионы расширились.
— Нет… я имела в виду… хорошо, да, — наконец признала она.
— Я думаю, что манера Альбуса шутить, чтобы рассеять напряженность ситуации, часто срабатывает, — сказал Снейп.
Со вздохом, откинувшись назад на подушки, Гермиона позволила глазам закрыться, сон овладел ею, прежде чем она смогла подумать хоть ещё о чём-то.

***
Гермиону разбудил тихий шорох. Сгибая пальцы ног, она поняла, что большая часть боли ушла и, возможно, она может передвигаться самостоятельно. Осторожно она открыла глаза — в комнате было темно, и она напрягла зрение.
Профессор Снейп стоял у своей кровати, надевая одежду.
— Куда вы собрались? — сонно спросила Гермиона.
Он даже не обернулся.
— Спите, мисс Грейнджер.
Она села.
— Вы идете за Ним, да?
— Я понял, что есть ещё одно место, куда Волдеморт мог забрать мальчишку Поттера. Нет времени сообщать кому-либо ещё. Конечно, Альбус уже ушел. Я должен идти. — Снейп, наконец, повернулся к ней лицом. Его лицо было напряжено, и в глазах отражались непонятные эмоции.
Гермиона решилась:
— Возьмите меня с собой, — сказала она, сползая с кровати с незначительным усилием. Она натянула одежду поверх больничной пижамы, в которую была одета.
— Не будьте смешной, — отрезал он.
— Почему бы не взять меня с собой? Я не бесполезная, вы же знаете, — Гермиона сложила руки на груди.
— Вы всего лишь ребенок. И раненый, к тому же, — Снейп подошел к ней ближе. Она чувствовала его дыхание: шоколад и ещё какой-то незнакомый сильный запах.
— Как я помню, у вас тоже был не самый приятный вечер, сэр, — парировала Гермиона. — И я не всего лишь ребенок. Кроме того, вы не можете пойти один.
Снейп закатил глаза.
— Не могу поверить даже в то, что я рассматриваю такой вариант.
Она усмехнулась ему.
— Значит, решено. Где наши палочки?
— Здесь, — ответил Снейп, суя палочку ей в руку. — Я положил их в карман, когда нёс вас сюда.
— Хорошо, отправляемся? — оживленно спросила Гермиона. Она скользнула в ботинки, стоявшие у кровати и крепко зашнуровала их.
— Осталось ещё одно, мисс Грейнджер, — сказал Снейп, направляя на неё палочку. — Ennervate.
Волна энергии прошла через всё её тело — она никогда раньше не испытывала Ennervate в сознательном состоянии. Немедленно, она почувствовала, что она снова в форме и остатки боли полностью исчезли.
— Ничего себе! — пробормотала она, — Это лучше, чем целый ящик Джолт-колы. Я думаю, вы хотите, чтобы я ответила услугой на услугу?
— Если вы не возражаете, — коротко ответил Снейп, опуская палочку.
— Ennervate, — сказала Гермиона и увидела, что Снейп теперь твердо стоял на ногах.
— Хорошо, — сказал он, — теперь, идемте.
Быстро и тихо они выбрались из лазарета.
— В лес, — прошептал он, беря её за руку. — Мы сможем аппарировать, как только покинем земли Хогвардса.
Запретный Лес выглядел ещё зловещее, чем обычно. Гермиона чувствовала, будто сотни глаз следили за каждым её шагом. Она просто опустила голову и шла за Снейпом, надеясь, что они скоро дойдут до точки аппарации.
Он резко остановился и положил руку ей на плечи, предусмотрительно оставляя между ними расстояние.
— Просто аппарируйте, не думая о пункте назначения, — сказал он. — Я буду задавать направление, пока мы касаемся друг друга. Я прав, думая, что вы умеете аппарировать?
Кивнув, Гермиона закрыла глаза и сконцентрировалась на аппарации. Технически, ей ещё нельзя было аппарировать — у неё не было лицензии. Но на шестом году обучения, она научилась делать это сама. Ни Рон, ни Гарри не знали, что она умеет аппарировать.
Но аппарация без определенного места назначения оказалась неприятным опытом. Гермиона немного пошатнулась, когда они аппарировали, покачнувшись в сторону Снейпа. Он спокойно посмотрел на неё.
– Где мы? — спросила она, когда вновь ощутила способность говорить.
Он пожал плечами.
— Я не совсем уверен. Но многие из важнейших встреч Волдеморта проходили здесь. И это место не так хорошо известно, как особняк Риддла.
Она осмотрела местность. Было темно и трудно было рассмотреть окрестности хорошо, но определенно они стояли на каком-то поле. Никаких опознавательных знаков, так что непонятно где именно. Вдалеке блеяла овца, и этот звук эхом разносился по полю. Гермиона прищурилась, пытаясь определить источник звука. Она что-то заметила.
— Там! — тихо воскликнула она.
— Что там? — прошипел Снейп, доставая палочку.
— Свет. Слабый, но точно там, — Гермиона тоже вытащила палочку, готовая в случае чего воспользоваться ей. Она очень хотела, чтобы её руки перестали дрожать.
Слабо кивнув, Снейп приказал ей следовать за ним, медленно приближаясь к источнику света. Гермиона подчинилась, стараясь двигаться бесшумно.
Когда они приблизились к свету, Гермиона увидела, что он исходил от какого-то дома. Достаточно большого, для дома стоящего в поле посреди ничего.
Снейп прижал палец к губам и указал на окно. Осторожно, Гермиона посмотрела в окно и зажала рот рукой.
Гарри Поттер лежал прямо перед зажженным камином и над ним стоял никто иной, как сам Волдеморт. Его красные глаза сузились в щелочки, и он рассеяно вращал палочку между длинных пальцев.
— Теперь, когда ты у меня, Поттер, — прошипел Волдеморт и от его голоса холодные мурашки побежали по спине Гермионы. — Я обнаружил, что убить тебя будет не так забавно, как я думал раньше.
Или Гарри ответил слишком тихо, и она не услышала его, или он не ответил вовсе.
— Ну, мальчик, уже побежден? — спросил Волдеморт. — Crucio.
Тело Гарри начало беспомощно трястись на ковре, и его крики оглушили Гермиону. С ещё большим ужасом она отметила, что из его ушей и носа потекла кровь. Поймав взгляд Снейпа, она увидела, что такой же ужас отразился на его лице. Что нам делать? — беззвучно спросила она.
Он нахмурился и указал на дерево на горизонте. Украдкой, они направились к нему. Сейчас Гермиона была рада, что на ней форменная черная мантия и темные волосы, которые хорошо скрывали её от возможных наблюдателей.
— Он не продержится долго, — хрипло прошептала она. — Мы должны вытащить его оттуда.
— Этот дом слишком хорошо охраняется, — ответил Снейп. — Я не знаю, как нам войти. Даже к окнам было трудно подобраться.
— Что, если… — медленно сказала Гермиона. — Что, если вы проберетесь туда под Укрывающими Чарами? Тогда, они вас не заметят.
— И я уверен, что они просто откроют дверь, когда я постучу, — прошептал он саркастически.
Гермиона усмехнулась.
— Я устрою диверсию, профессор. Не волнуйтесь. Дверь будет открыта.
Он открыл рот.
— Я запрещаю вам, — отрезал он, — вы не можете. Мисс Грейнджер, это – Упивающиеся Смертью. Там — Волдеморт, а не просто какой-то сильный семикурсник. Если они увидят вас, они убьют вас.
— Только если Он прикажет им, — сказала Гермиона. — А Он, я думаю, сейчас занят. Не волнуйтесь, профессор Снейп.
С этими словами она побежала к дому, не заботясь о возможных наблюдателях.


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Avelena Дата: Среда, 30.04.2008, 01:21 | Сообщение # 10
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ааа, и это все? Нет, ну самом интересном месте. Я так не играю! Я тут, может, забыла, что дышать нужно.
И непонятен эпизод с палочками. Снейп в лазарете говорит, что Лестрейндж сломал его палочку. Тогда откуда она взялась потом? У него, что, была запасная?



Отныне и навсегда.
 
Melamory Дата: Среда, 30.04.2008, 14:37 | Сообщение # 11
Melamory
Одинокая странница
Статус: Offline
Дополнительная информация
мявк.... а дальше? очень интересное повествование! а что скажет Сева когда узнает что Г.Г. и Гермиона одно лицо? наверное хлопнется в обморок от удивления... милый переводчик, жду проду!

Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не стать чудовищем.Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить, что и бездна заглядывает в него. (Ф.Ницше)
 
Grmain Дата: Воскресенье, 04.05.2008, 12:20 | Сообщение # 12
Grmain
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Очень интересно. Ждем продолжения!

Не относитесь слишком серьёзно к жизни, живым Вам из неё всё равно не выбраться!
 
Маркиза Дата: Понедельник, 02.06.2008, 17:06 | Сообщение # 13
Маркиза
Маркиза Темных Подземелий
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3
И долиною смертной тени
Северус заскрежетал зубами и выругался. Он использовал Укрывающие Чары, мысленно ругая мисс Грейнджер. Глупую девчонку разорвут на кусочки.
Но чтобы её жертва не была напрасной, он обязательно должен был добраться до двери. План был относительно прост — схватить Поттера и дезаппарировать. Он старался не думать о том, что когда он будет осуществлять этот план, Волдеморт будет в той же комнате. Северус перестал бежать за мисс Грейнджер, повернул к двери и присел возле неё.
Стоя на середине холма, мисс Грейнджер испустила громкий боевой клич, который точно смог привлечь внимание каждого в пяти милях. Она бросила какое-то заклятье в сторону дома, мрачно улыбаясь, когда оно активировало защиту дома. Северус позволил себе улыбку. Это был крайне гриффиндорский план диверсии.
По крайней мере, он, казалось, сработал. Почти немедленно дверь широко распахнулась, и из дома выбежало трое Упивающихся Смертью — Лестрендж, Гойл и Эйвери, как ему показалось. Но Северус не остался, чтобы рассмотреть их получше. Как только они освободили проход, он скользнул внутрь, заставив себя не оглянуться и посмотреть, что случилось с мисс Грейнджер.
Дом изнутри оказался больше, чем снаружи, но Северус почти ожидал этого, и его это не беспокоило. С палочкой наизготовку и под Укрывающими Чарами он обыскивал коридор за коридором. Немногие Упивающиеся, которых он встретил, были в масках и очевидно направлялись к выходу, к мисс Грейнджер. Закрыв глаза, Северус старался не думать о ней, старался сосредоточиться на своей цели.
Поттер.
Поттер и Волдеморт.
Мысленно, Северус вздохнул. Его первоначальный план, схватить Поттера и дезаппарировать, несколько омрачался тем фактом, что он не хотел оставлять мисс Грейнджер, если бы у него был шанс ей помочь.
И она была права. Упивающиеся Смертью не убьют её без приказа Волдеморта. Что означает, что они приведут её к нему. Она и Поттер окажутся в одной комнате. Тогда Северус схватит обоих и дезаппарирует. Но сначала ему нужно найти эту комнату.
Он продолжил путь. Коридор за коридором, заглядывая в темные комнаты, надеясь, что Укрывающие Чары всё ещё держатся.
А потом он услышал его. Неотчетливый крик агонии.
Поттер. Это должен быть он.
Северус пошел быстрее, проходя мимо дверей, следуя за криками. Ближе и громче — он, должно быть, был прямо над ними.
Дверь была широко открыта. Охраны не было. Конечно, подумал Северус, с такой сильной охраной на входе, внутренняя охрана была не нужна. И Волдеморт был слишком высокомерен, чтобы быть абсолютным параноиком.
Его слабость, — подумал Северус, проникнув в комнату, где находились Мальчик-Который-Выжил и маг, старающийся убить его.
Почти немедленно Северусу пришло в голову, что он не уверен, может ли Волдеморт видеть сквозь Укрывающие Чары. Сильные маги могут сломать такие чары. Так что он быстро переместился в заднюю часть комнаты, скрылся во тьме, пристально глядя на спину Темного Лорда.
Но он мог видеть, что происходит рядом с Волдемортом, увидел, как неуклюже лежащий перед камином Поттер закашлялся. Кровь забрызгала пол вокруг парня, и все больше крови появлялось с каждым кашлем.
— Я долго и тщательно думал о том, как я убью тебя, Гарри Поттер, — прошипел Волдеморт. Северус съежился при звуке этого нечеловеческого голоса. — Сначала, я думал использовать простое Убивающее Проклятье, но потом понял, что это глупо. Ты пережил его однажды, и я не повторю свою ошибку.
Поттер, наконец, перестал кашлять, хватая ртом воздух, задыхаясь в своей крови.
— А потом, — продолжил Волдеморт — Северус мог практически слышать скользкую улыбку на его лице. — А потом, я решил, что, имея дело с тобой, я должен отказаться ото всех Непростительных, мой дорогой мальчик. Слишком требовательный. Тебе, Гарри Поттер, подойдет только самая экзотичная, оскорбительная смерть.
— Действуй, — прошептал мальчик, сгибаясь пополам и выплевывая полный рот крови.
— О, нет, Гарри Поттер, — ответил Волдеморт. — Я повинуюсь только собственным приказам. Ты умрёшь только по моей прихоти. Crucio, — сказал он почти небрежным тоном.
И Поттер снова начал кричать, и каждый мучительный вопль отдавался в ушах Северуса. Парень больше не выдержит. Ему срочно нужна медицинская помощь. Круциатус вскоре приведет к безумию.
Волдеморт оборвал заклятье, когда услышал хриплый крик из коридора.
— Что? — раздраженно рявкнул он.
Задыхаясь, в комнату вбежал Эйвери. Северус напрягся — момент приближался. Ему нужно было приблизиться к Поттеру.
— Вторжение, — выдохнул Эйвери. — Какая-то девчонка, пыталась прорваться через охрану.
— Девчонка? — задумчиво спросил Волдеморт. — Приведите её ко мне.
Лестрендж склонил голову к двери, безумно усмехаясь.
— Мы можем сначала поиграть с ней? — спросил он с таким весельем, что Северус вздрогнул. Он слишком хорошо знал, что значило лестренджево «поиграть».
— Можешь забрать её позже, — скучающим тоном сказал Волдеморт. — Но мне любопытно — не может же она быть маглой.
— Она всего-навсего ребёнок, мой Лорд, — сказал Эйвери.
— Ой-ёй-ёй… всё любопытнее и любопытнее, — сказал Волдеморт с хрипом, который пятьдесят лет назад мог быть принят за хихиканье. — Приведите ко мне этого ребёнка.
Возникла пауза и послышались звуки драки. Глаза Северуса расширились почти так же, как и поттеровы, когда сопротивляющуюся и вырывающуюся мисс Грейнджер втащили в комнату. Нотт грубо толкнул её на колени, но она не подчинилась.
Конечно, её волосы были ещё в большем беспорядке, чем обычно, и противный кровоподтек, расползался по её левой скуле, кровь стекала с губы. Северус был уверен, что её запястья тоже были в крови — если её связывали Нотт и Эйвери, то в лучшем случае они были грубыми. Её глаза метали молнии в каждого в комнате.
— Ну и ну, — сказал Волдеморт всё с тем же хихикающим хрипом в голосе. — Что тут у нас?
Нотт вытащил кляп из её рта, но мисс Грейнджер вызывающе молчала.
Волдеморт подошёл к ней ближе — она побледнела, но к её чести, мисс Грейнджер, кажется, с ещё большим достоинством опустилась на колени — и длинным пальцем коснулся эмблемы Гриффиндора на её изодранной одежде.
— Храбрая маленькая львица, — тихо сказал он. — Что привело тебя ко мне этой ночью?
— Иди к черту! — огрызнулась мисс Грейнджер. Северус не знал, то ли приветствовать ее храбрость, то ли оплакивать глупость.
К счастью, Волдеморт только тонко улыбнулся.

— Хорошо, что я считаю тебя забавной, девочка, — сказал он. — Но я предупреждаю тебя — не испытывай моё терпение. Что ты делаешь здесь? — это было сказано резче.
— Что я делаю здесь, касается только меня, Лорд Волдеморт, — смело выплюнула она. Северус воспользовался возможность придвинуться на три шага ближе к Поттеру. Парень выглядел более встревоженным, чем раньше, уставившись на спину мисс Грейнджер — он мог сказать, что Поттер ещё не понял, что это была мисс Грейнджер, и Северус надеялся, что парню хватит здравого смысла не выдать, кто она, как только он поймёт это.
— Смелые слова для такой юной особы, — прошипел Волдеморт. Он провёл пальцем по струйке крови, сочащийся из её лба и прикоснулся пальцем к своим губам, язык по-змеиному выскользнул изо рта, пробуя её кровь. — Интересно, насколько смелая ты на самом деле… Crucio.
Руки мисс Грейнджер сжались в кулаки по бокам тела, но она не упала. Еле слышный всхлип сорвался с её губ, но она сумела не вскрикнуть. Северус лениво удивился, была ли это смелость или простое упрямство. И насколько он знал эту девушку, скорее большей частью последнее.

***

Гермиона решила не доставлять Волдеморту удовольствия. Она не закричит, если это будет в её силах. Она чувствовала как боль, с каждым хрустом костей, отзывалась эхом по всему телу. Но она сможет быть сильной. Она не закричит.
А потом все кончилось. Волдеморт ухмыльнулся.
— А ты и, правда, маленькая львица, — сказал он.
Гермиона молчала. Не было смысла в том, чтобы показать ему свою цель. Пока она ждала, что он скажет, она гадала, где бы мог быть профессор Снейп. Возможно, он стоял в этой самой комнате.
— Я думаю, моя дорогая, — сказал Волдеморт, прерывая её мысли, — что могу угадать причину, по которой ты прорывалась сквозь мою охрану этим вечером, хотя я не знаю, как ты узнала, где искать.
— Я неплохо гадаю, - сказала Гермиона саркастически, заставляя себя не думать о Гарри, распростертом позади неё.
— Обернись, моя маленькая гриффиндорская львица, и скажи мне, что видишь.
Гермиона выполнила его приказ и вздрогнула, когда он положил чешуйчатую руку на её плечо, царапая ногтями ткань её порванной одежды.
— Я вижу мальчика, — она ответила. Глаза Гарри расширились, когда он узнал её.
— Ты знаешь этого мальчика? — он прошептал ей на ухо.
— Конечно, знаю, — Гермиона ответила нетерпеливо. — Все знают этого мальчика. Он — твоё падение. — Она быстро произнесла одними губами, Нет, Гарри, прося его не выдавать, что он знает её.
Рука сжала её плечо.
— Тебе нужно помнить, моя дорогая, кто здесь тюремщик, а кто заключенный. Так скажи мне, ты здесь для того, чтобы освободить этого мальчика, не так ли?
Гермиона, насколько могла, приняла безразличный вид и заставила руки перестать дрожать.
— Я не знала, что он здесь, — сказала она осторожно, желая, чтобы это прозвучало убедительно.
— Я думаю, что в это трудно поверить, — сказал Волдеморт. — Я знаю очень немного студентов одиноко блуждающих ночью по Англии, во время семестра.
— Я очень предприимчива, — Гермиона не могла поверить себе — она была здесь и дерзила самому Темному Лорду.
Конечно, Волдеморт ударил её. Его ногти царапнули ее ушибленную щеку, и Гермиона бесстрастно почувствовала, как потекла кровь. Гарри вздрогнул от звука удара, но к счастью, Волдеморт этого не заметил.
— Я думаю, я устал от тебя, моя дорогая. Теперь, я думаю, я оставлю тебя на попечении моего хорошего друга Лестренджа. Приятной смерти, маленькая гриффиндорская львица.
И он подтолкнул ее в руки ликующего Лестренджа. Гермиона почувствовала больше чем легкое беспокойство от безумия, вспыхнувшего в глазах Лестренджа — человек провел пятнадцать лет в Азкабане, и его взгляд отражал это. Хотя у Гермионы было подозрение, что и в Азкабан его посадили не полностью нормальным.
Лестрендж потянул Гермиону из маленькой комнаты, и её сердце почти разбилось, когда она увидела, что Волдеморт снова направил палочку на Гарри. О, пожалуйста, о, пожалуйста, пусть профессор Снейп спасет его, молилась Гермиона.
— Хорошо, теперь… у нас есть маленькая гриффиндорская игрушка, — прошипел крупный Пожиратель Смерти, больно хватая Гермиону за волосы. — Что мы должны делать с нею?
— Пора поиграть, - просто сказал Лестрендж, его безумные глаза сияли. Он вытащил магловский нож из кармана и двинулся к ней.
Всё ещё связанная, Гермиона мало, что могла сделать. Она открыла рот, чтобы закричать, но другой Пожиратель Смерти — огромный, тот, который, она вспомнила, был в Хогвардсе — быстро сунул кляп ей в рот.
— Сейчас, сейчас, — хихикнул он. — Будет много времени для этого позже.
Лестрендж усмехнулся и приблизился. Несколько опытных взмахов ножа и остатки гермиониной одежды оказались на полу. Одетая только в нижнее бельё и с руками, связанными веревками за спиной, она отчаянно пыталась не дрожать. Она была уверена, что её страх отразился в глазах.
— О, да, — прошептал Лестрендж, проводя ножом между её грудями. — Бойся меня. Бойся, маленькая.
И нож проник в кожу. Зажмурив глаза, Гермиона зашипела от боли, когда он провел ножом вниз по телу, наблюдая за текущей струйкой крови. Рана не была глубокой, но она понимала, что он этого и добивался.
Одно движение запястьем, два, и ещё больше крови потекло по её поднятым рукам, собираясь под плечами.
— Истекай кровью для меня, — бормотал Лестрендж, — Красивая, красивая…
— Не дай её потерять много крови, Лестрендж, — четвертый Пожиратель сказал — Гермиона не видела его лица. — Не будет никакого веселья, если она умрет!
— Да, — крикнул огромный, — дай и нам позабавиться.
И ещё двое Пожирателей набросились на неё с кулаками и ботинками, так что она не могла больше сдерживать крик. Она кричала приглушенно из-за кляпа, и слезы бежали по её щекам. Один Пожиратель ударил её кулаком в лицо, когда она начала сопеть.
Внезапно, злость вскипела в венах Гермионы. Гриффиндорка она или нет? Если ей суждено сегодня здесь умереть, то не голой, замученной, окровавленной кучей костей. Она не умрет, не сопротивляясь.
Не обращая внимания на то, что у неё не было палочки, на то, что ей заломили руки и связали их настолько сильно, что одеревенели пальцы, — она начала бороться. Гермиона уворачивалась от разозленных рук и ног, игнорируя то, что нож Лестренджа впивался всё глубже и глубже в её кожу. Она боролась и пиналась изо всех сил.
— О, смотрите, — хихикнул кто-то, — а у неё есть характер.
— Я знаю, как успокоить её, — огромный ответил, и затем большие руки грубо толкнули её на землю, нашли её бельё и разорвали его.
Гермиона выбросила вперед ноги и попала удивленному Упивающемуся в лицо. Он упал на землю, и она мрачно улыбнулась, несмотря на кляп. Лестрендж заколебался на мгновение, отодвигая нож от неё.
И она воспользовалась возможностью: развернулась, опираясь на локоть, чтобы связанные руки оказались ближе к ножу. Лестрендж неосмотрительно отступил, нож скользнул по веревкам и её руки оказались свободны.
Поддерживаемая адреналином и яростью, Гермиона немедленно набросилась на Лестренджа, инстинктивно понимая, что он был самым опасным в комнате.
Выплюнув кляп ему в лицо, она набросилась на него с кулаками, ногами и зубами, царапая его, чтобы выхватить нож из его пальцев. Она повалила его на пол и он, удивленный, ударился головой о каменную стену позади него.
Рыкнув, он упал без сознания, как раз когда его рука охватила её шею. Из его носа текла кровь.
Гермиона схватила нож, как только она выпал из его рук, не совсем представляя, что делать дальше. Уставившись на двух других Пожирателей Смерти, осторожно приближающихся к ней, Гермиона приготовилась умереть, сжимая нож в побелевших пальцах.
Но все головы повернулись в сторону прихожей на сердитый крик, который мог принадлежать только Волдеморту. Обменявшись взглядами, Пожиратели Смерти помчались из зала с палочками наготове.
Сжимая нож и вздрагивая от каждого движения, беспокоившего её многочисленные раны, Гермиона тихо последовала за ними.

***
Северус наблюдал со смешанным гневом и опасением, как Лестрендж вывел мисс Грейнджер из комнаты. Он не знал, что делать.
С тревогой — он был примерно в трех футах от Поттера — он судорожно размышлял. Он не мог заставить себя оставить мисс Грейнджер. Несмотря на то, как он к ней относился (хотя его мнение о ней улучшалось с каждой минутой), он не мог оставить студента, любого студента, в руках Упивающихся.
Он понятия не имел, как долго он стоял там, отчаянно пытаясь придумать план. Волдеморт продолжал насмехаться над Поттером и бросать случайные проклятья в мальчика.
А затем Укрывающие Чары Северуса зашипели, замерцали и полностью исчезли.
Северус застыл, так как взгляд Темного Лорда остановился на его фигуре.
— Северус Снейп… — небрежным тоном сказал Волдеморт. — Сейчас… удивительно, что ты присоединился к нам. Прощай. Авада Кедавра!
Но Северус был готов к этому. Он упал на пол, вздрогнув, когда заклятье пролетело над головой.
Волдеморт выругался и послал в него ещё одно смертельное заклятье.
Быстро перекатившись, Северус вскочил на ноги и прыгнул за огромный стул в дальнем конце комнаты. Заклятье попало в пол, в восемнадцати дюймах от Поттера. Тот даже не шелохнулся.
Северус выругался — в суматохе он потерял палочку. Выглянув из-за стула, он увидел её около руки Поттера, наполовину скрытую в ворохе одежды мальчика. Слишком далеко, чтобы воспользоваться ей.
Эйвери и Гойл ворвались в комнату несколькими секундами позже последнего смертельного заклятья, с палочками наготове.
— Ступефай, — закричали они в унисон.
Но они точно не знали, где был Северус так, что проклятья безопасно пролетели правее него.
— Авада Кедавра, — снова прокричал Волдеморт, указывая палочкой на стул. Заклинание уничтожило спинку стула, так что Северусу пришлось промчаться через комнату, чтобы скрыться от преследовавших его более мелких проклятий Гойла и Эйвери.
Волдеморт снова поднял палочку.
— Авада Кедав… — Но громкий, определенно женский крик, пронесся по комнате, и проклятье Волдеморта было прервано на середине слова, так как Гермиона Грейнджер бросилась на него.
Северус моргнул, увернувшись от ошеломителя Эйвери, нацеленного в голову. Почти голая и вся в крови и ушибах мисс Гренджер выглядела столь же ужасно как королева-Амазонка, когда она бросилась на Темного Лорда. Что-то блеснуло в её руке.
Но он отвлекся, уворачиваясь от заклинаний. Он несколько раз вскрикнул, когда несколько неизвестных проклятий попало в цель, но старался удержаться на ногах. Эйвери и Гойл приблизились, держа палочки почти у его горла. Он больше не мог видеть мисс Грейнджер.
— Ты умрешь смертью предателя, — плюнул ему в лицо Эйвери.
Северус закрыл глаза и стал ждать.
— Ступефай, — тихий голос послышался издалека. — Петрификус Тоталус.
И ничего. Северус открыл глаза и увидел лежащего на полу Эйвери и застывшего с удивленным лицом Гойла.
Только Гарри Поттер сильно сжимал палочку Северуса и слабо улыбался.
— Теперь, — он прошептал, сплевывая много крови, — я не чувствую себя виноватым за то, что ударил вас заклятьем много лет назад.
Внезапно кто-то закричал. Северус обернулся — он почти забыл о борющихся Волдеморте и мисс Грейнджер.
Волдеморт схватил руками горло мисс Грейнджер, но кричал именно он. Что-то в руке мисс Грейнджер ещё раз сверкнуло, и он смутно понял, что у нее должно быть какое-то оружие. Теперь ее рука тоже была в крови — ярко-красная кровь капала с ее запястья. Внезапно, руки Волдеморта, казалось, ослабли и соскользнули с её шеи.
Освободившись, мисс Грейнджер похромала к Поттеру.
— Гарри, — она прошептала, опускаясь на колени, — Гарри, мы должны уйти отсюда. Ни я, ни профессор Снейп не можем аппарировать тебя сейчас — мы недостаточно сильны.
Северус протянул руку к боку — такое чувство, будто кто-то жег его кишки изнутри. Он резко вздохнул, и мисс Грейнджер посмотрела на него.
— Что случилось?
— Ничего, что вы можете исправить, — резко парировал Северус.
— Портключ, — прошептал Поттер, — У Упивающихся Смертью был портключ. Где-то здесь… — он закашлялся, и его вырвало.
— Что это было? — спросила мисс Грейнджер, переворачивая Поттера, чтобы он не задохнулся.
— Книга, — выдохнул Поттер между кашлями. — Из синей кожи. Перенесет нас в Хогвартс.
Северус отчаянно осмотрел комнату. Они все нуждались в немедленной медицинской помощи.
Мисс Грейнджер вытерла с глаз кровь и погладила плечо Поттера.
— Только лежи неподвижно, Гарри. Мы найдем книгу, — она болезненно встала и некоторые из её ран снова начали кровоточить.
— Вы её видите? — спросила она.
Северус покачал головой.
— Я не думаю, что ... подождите! Смотрите, на том столе! — Маленькая книга, в синем переплете, лежала на пыльном столе в темном углу.
— Не касайтесь её! — рявкнул он, потому что мисс Грейнджер приблизилась к ней.
Она впилась в него взглядом.
— Я не дура, — сказала она.
— И это говорит девушка, напавшая в одиночку на Вы-Знаете-Кого без палочки, — сухо парировал Северус.
Мисс Грейнджер закатила глаза.
— В тоже время я не хочу стоять в логове Упивающихся Смертью и соревноваться в оскорблениях, профессор, я думаю, что мы должны уйти, прежде, чем один или все из нас истекут кровью до смерти. Поможете мне с Гарри? Я не думаю, что он сможет подойти к книге.
Подойдя к Поттеру, Северус нахмурился.
— Он без сознания, — Северус наклонился и поднял свою палочку.
Мисс Грейнджер ухватила Поттера под плечи и тщательно усадила его. С помощью Северуса, вскоре мальчик без сознания более или менее стоял между ними, его руки неподвижно лежали на их плечах. Мисс Грейнджер вздрагивала, когда рука Поттера скользила по её самым глубоким ранам. Вместе, они подвели его к столу с книгой. Мисс Грейнджер взяла одну из рук Поттера в свою собственную, и потянула её к книге, смотря на Северуса, чтобы удостовериться, что он также был готов коснуться её.
— По моему сигналу, — сказал Северус, — Сейчас!
И они положили пальцы на книгу, мисс Грейнджер осторожно, чтобы пальцы Поттера коснулись книги одновременно с её.
Северус почувствовал знакомый и очень долгожданный рывок в районе пупа, и на мгновение он погрузился в блаженную тьму.
Но его бросило на холодный каменный пол. Неохотно открыв глаза, он увидел, что они растянулись посреди Большого зала.
— А, хорошо, — сказал он слабо, смотря на мисс Грейнджер, — мы вернулись.
А затем он отключился.

***
Гермиона почувствовала, что прохладные камни под ее спиной успокаивали её горящие раны. Лениво она заметила, что все ещё сжимала окровавленный нож в правой руке.
И теперь Снейп тоже был без сознания, как и Гарри. Она чувствовала, что, сонная, погружается во тьму, но боролась с этим.
— На помощь, — прокричала она слабо, — Мы находимся в Большом Зале! Кто-нибудь? Помогите нам!
Она поняла, что она не могла двигаться, как только попыталась встать. Задохнувшись от сильной боли, Гермиона снова легла на пол, почувствовав головокружительную волну.
Потеря крови, подумала она в бреду.
— На помощь! — прокричала она снова.
Она почувствовала, прежде чем потерять сознание, теплые руки на своем лице и взволнованный голос, но ей, вероятно, только показалось.

_________________________________________________
1- Псалом 23 (http://www.russianbible.net/Psa-23.html)


Каждый развратен до той черты, которую сам для себя устанавливает. Леопольд фон Захер-Мазох.
 
Grmain Дата: Понедельник, 02.06.2008, 20:54 | Сообщение # 14
Grmain
Работник Министерства Магии
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ух ты! Очень интересное продолжение. Не останавливайтесь, у Вас очень хорошо получается)))

Не относитесь слишком серьёзно к жизни, живым Вам из неё всё равно не выбраться!
 
Avelena Дата: Понедельник, 02.06.2008, 20:59 | Сообщение # 15
Avelena
Астральный дух планет, которых больше нет...
Статус: Offline
Дополнительная информация
Такая напряженная глава и - опять обрыв в самый ответственный момент. О Мерлин, дай мне сил дожить до продолжения!)))))))))


Отныне и навсегда.
 
black_pearl Дата: Вторник, 03.06.2008, 17:51 | Сообщение # 16
black_pearl
Зевака
Статус: Offline
Дополнительная информация
супер!вот это продолжение!!! потрясно!! я,конечно,сомневаюсь,что Гарри выдержал бы столько Круциатусов,но это не столь важно up

Eternal book hangover.
 
Зельевар Дата: Вторник, 03.06.2008, 23:20 | Сообщение # 17
Зельевар
Принципиальная леди
Статус: Offline
Дополнительная информация
Великолепный фик! biggrin

"Если вам говорят, что дело не в деньгах, а в принципе,значит дело в деньгах."(Э.Хаббард)
 
Melamory Дата: Среда, 04.06.2008, 18:22 | Сообщение # 18
Melamory
Одинокая странница
Статус: Offline
Дополнительная информация
просто класс! красиво описан бой... спасибо))

Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не стать чудовищем.Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить, что и бездна заглядывает в него. (Ф.Ницше)
 
moon Дата: Суббота, 07.06.2008, 11:27 | Сообщение # 19
moon
Ночная Гостья
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава определённо держит в напряжении.....а вот за картину,когда Гермиона набрасывается на Лорда - отдельное спасибо!Всё бы отдала,чтобы это видеть)

Чтобы найти себя только взгляни внутрь
Осколков своего прошлого
 
Рождественский_профиль Дата: Четверг, 01.01.2009, 23:58 | Сообщение # 20
Рождественский_профиль
Анонимный профиль факультета
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4
Сломленные герои редко оказываются полезными.
Первая мысль Гермионы была о том, как ей замечательно тепло. Вторая — что она не чувствовала боли.
— Я мертва? — спокойно спросила она, не открывая глаз.
— О, мисс Грейнджер, — ответил кто-то, — вы пришли в себя. Я могу ручаться Вам, моя дорогая, что Вы все еще среди живых.
И на этом Гермиона открыла глаза. Альбус Дамблдор серьёзно смотрел на неё.
— Что случилось? — спросила она. — Я помню портключ и пол, а затем...
— Профессор Макгонагалл нашла вас троих, — сказал ей Дамблдор. — В Большом Зале. Чуть позже и вы, вероятно, умерли бы. Она, конечно, немедленно вызвала мадам Помфри, и они спасли вашу жизнь.
— А Гарри? — с ужасом спросила Гермиона. — Профессор Снейп?
— Оба живы, — Дамблдор ответил, чуть улыбнувшись. — Но оба ещё без сознания. Мисс Грейнджер, я боюсь у меня много вопросов к вам.
Она немного привстала и убрала волосы с глаз. Не отрывая взгляда от своих колен, Гермиона гадала, о чем думал директор.
— Да, — осторожно сказала она, — Я предполагаю, что есть.
— Вообразите мое удивление, — сказал он, — когда меня отозвали от осмотра довольно заброшенного поместья Риддла, чтобы сказать, что ребенок, которого я ищу, вернулся в довольно плохом состоянии вместе с двумя личностями, которые были прикованы к постели вечером ранее, согласно Поппи.
Гермиона кашлянула.
— Профессор Снейп вспомнил другое место, где могли прятать Гарри. Но не обвиняйте его, сэр, я заставила его взять меня с собой. Он собирался идти один! — быстро сказала она.
— И вы не подумали сообщить другому профессору, мисс Грейнджер? — тихо спросил Дамблдор.
— Не было времени, — Гермиона почти кричала, — И когда мы прибыли туда, Волдеморт так ужасно мучил Гарри! Мы должны были что-то сделать.
Лицо Дамблдора стало ещё жестче.
— И что вы сделали, мисс Грейнджер?
Она пожала плечами.
— Я устроила диверсию, профессор Снейп проскользнул мимо защиты под Укрывающими Чарами и мы вернули Гарри, сэр.
— Мисс Грейнджер, остался вопрос о ноже, который нашли подле вас. Пожалуйста, я хотел бы, чтобы вы объяснили это. И ещё то, что Северус был поражен очень плохим Сжигающим Проклятьем, которое почти убило его.
Гермиона вздохнула.
— Хорошо. Я должна была позволить Упивающимся Смертью схватить меня, понимаете? Чтобы они не заметили профессора Снейпа. И Волдеморт передал меня Лестренджу. Так что я …
Её обрывочное объяснение было прервано громким стоном с кровати справа.
— Урр, —сказал кто-то.
— О, Северус, — радостно сказал Дамблдор, отворачиваясь от Гермионы, — Приятно видеть, что ты очнулся.
— У меня такое ощущение, как будто меня только что поджарили, — пробормотал Снейп.
— Ты был очень близок к этому, мой мальчик, — Дамблдор ответил, — Кто-то поразил тебя мощным проклятием.
— Чертов Эйвери, — сказал Снейп хриплым голосом. — Мне жаль, что Поттер только ошеломил ублюдка.
— Поттер? — Дамблдор спросил, подняв брови. — Кажется, это, и вправду, длинная история.
— Поттер в порядке? — Снейп продолжил голосом, который можно было бы принять за скучающий, если бы он не был столь слабым. — Я испытывал бы крайне неприятное чувство, думая, что мы прошли через все эти неприятности...
— Состояние мистера Поттера стабильно, — сказал ему Дамблдор. — Хотя он все ещё без сознания. Но это не слишком удивительно - он получил много сильных проклятий. Хотя Поппи сказала, что его случай был менее необычным. Круциатус, в основном. Но ей потребовалось время, чтобы понять, что с тобой, Северус. И она так и не установила, что случилось с мисс Грейнджер.
— О, они предпочитают магловские методы пыток, я думаю, — тихо сказала Гермиона, — Никаких проклятий. Только старое доброе избивание. И нож. И ... другое, может быть. Я рада, что пнула этого большого ублюдка в лицо. Надеюсь, что сломала ему нос. И я знаю, что отключила Лестренджа, когда мы врезались в ту стену - иначе я никогда не получила бы его нож.
— Так вот что вы делали, — Снейп сказал с кровати. — Я думал, что это у вас было в руках, когда вы ворвались в комнату, вопя как банши.
Гермиона пожала плечами.
— Я надеялась, что в Волдеморте осталось что-то человеческое, чтобы его можно было ранить немагическими средствами. Это сработало, я думаю.
Брови Дамблдора почти покинули лоб.
— Вы сообщаете мне, мисс Грейнджер, что вы напали на Волдеморта с ножом?
— Ещё больше я удивился, когда она велела ему идти к черту, — сухо сказал Снейп, возвращаясь к своей типичной усмешке. — И я признаю, что был потрясающим тот момент, когда она вбежала в комнату, полураздетая и истекающая кровью, и набросилась на него.
— Северус, мисс Грейнджер, — начал Дамблдор, — Этот рассказ будет легче понять, если вы выстроите его в хронологическом порядке.
Гермиона постаралась не захихикать, когда профессор Снейп пробормотал что-то вроде «Теперь вы знаете на что это похоже…»
— Я думаю, мисс Грейнджер, вы как раз рассказывали мне о той самой диверсии, когда Северус обрадовал нас своим пробуждением. — Дамблдор ожидающе посмотрел на неё.
Гермиона прочистила горло.
— Я просто устроила много шума перед домом. Нам было нужно, чтобы они открыли дверь, и профессор Снейп смог бы проскользнуть внутрь.
— Укрывающие Чары позволили мне войти в дом и найти комнату, где Вы-Знаете-Кто держал Поттера, — сказал Снейп, продолжая её рассказ. Я хотел схватить Поттера и дезаппарировать с ним.
— А я собиралась дезаппарировать самостоятельно, как только профессор Снейп попадет внутрь, — сказала Гермиона. — Но Упивающихся оказалось слишком много. Четверо напали на меня. Они поймали меня, связали, отобрали палочку и отвели к Волдеморту, чтобы он решил, что со мной делать. Мы мило поболтали. Я послала его, он меня проклял.
— Не забудьте сказать о своей новой кличке, маленькая гриффиндорская львица, — сухо вставил Снейп.
Гермиона вздрогнула.
— Пожалуйста, не называйте меня так больше, профессор. Потом, директор, сэр, Волдеморт отдал меня Лестренджу, «поиграть», как он красноречиво выразился, а сам снова занялся Гарри.
— Я прятался в темноте, все ещё под Чарами, дожидаясь момента, когда Поттер и мисс Грейнджер окажутся рядом, чтобы исчезнуть с ними обоими, — продолжил Снейп. — Но Лестрендж слишком быстро вывел её из комнаты.
— Он абсолютно безумен, — резко сказала Гермиона. — Он вынул нож и начал резать меня. Лучше уж Круциатус.
— Лестрендж сошел с ума задолго до того, как он и его жена попали в Азкабан. Страшно подумать, на что он способен сейчас, — побормотал Снейп.
— Вошли ещё трое. Одного я узнала — он был в коридоре, когда они забрали Гарри. Огромный.
— Нотт, — подсказал Снейп, — И Эйвери и Гойл, я полагаю.
— Я не знаю, — пожав плечами, сказала Гермиона. — Но они захотели присоединиться. И когда этот огромный — когда Нотт разорвал… — она немного помолчала, лицо её потемнело. — Так или иначе, я пнула его в лицо. Удачный удар. Воспользовавшись замешательством и борьбой, я смогла подобраться ближе к ножу Лестренджа, чтобы неожиданно для него разрезать веревки. Не знаю, что делали остальные, но я ударила Лестренджа о стену, и он упал без сознания. А потом я услышала крик Волдеморта.
— Мои Чары перестали действовать, — продолжил рассказ Снейп. — Я стоял посреди комнаты, пытаясь решить, что же мне делать, а они просто закончились. Глупо — я выронил палочку, когда уворачивался от его первого Убийственного Проклятья. В этот момент в комнату вбежали Гойл и Эйвери, посылая заклятья. Моя палочка приземлилась в нескольких дюймах от Поттера, который, как я думал, был без сознания.
— Когда я услышала крик, побежала за двумя Упивающимися по коридору — не хотела оставаться там, когда Лестрендж очнётся, — сказала Гермиона мрачному директору. — Когда я выглянула за угол и увидела профессора Снейпа, уворачивающегося от проклятий всех троих, и бедного Гарри, беспомощно лежащего перед камином… тогда… тогда, я думаю, я вышла из себя.
— Вышла из себя? — недоверчиво спросил её Снейп, хмыкнув. — Вот как вы это называете? Альбус, она ворвалась в комнату, разбрызгивая кровь и ревя как ослепленный бык. Я даже не думаю, что девочка колебалась, когда бросилась на Волдеморта.
— Я не раздумывала. Всё, о чём я знала, это то, что у меня было оружие, и Волдеморт должен был заплатить, не так ли? Хотя, не думаю, что он мертв. Не так уж много я знаю о том, как убивать людей, сэр.
— Не думаю, что такой специфический подход был когда-нибудь предпринят, мисс Грейнджер, — тактично сказал Дамблдор.
— И где-то посреди всего этого очнулся Поттер, схватил мою палочку и ошеломил Эйвери и Гойла. Сначала они прокляли меня пару раз, конечно, но ничего немедленно смертельного. Поттер сумел сообщить нам о портключе, с помощью которого Малфой похитил его, прежде чем снова отключиться, и Волдеморт любезно прекратил душить мисс Грейнджер достаточно для того, чтобы мы смогли сбежать, — закончил Снейп, очевидно стараясь легкомыслием преуменьшить серьёзность ситуации.
— Это, несомненно, самый… интересный… рассказ, Северус, мисс Грейнджер. И конечно, он должен остаться между нами, — серьёзно сказал им Дамблдор.
— Конечно, сэр, — сказала Гермиона.
— Да, Альбус, несомненно, — сказал Снейп тем же тоном.
— Я должен исключить вас, — сказал он Гермионе, — и уволить вас, — сказал он Снейпу. — Это — самый опрометчивый, самый неразумный поступок, свидетелем которого я когда-либо был. Вы оба могли умереть. И мистер Поттер, тоже.
Гермиона распахнула глаза.
— О, пожалуйста, сэр, мы просто хотели спасти Гарри!
— Я накажу вас обоих. Мисс Грейнджер, двух недель отработок будет достаточно. Я не сниму баллов с Гриффиндора, но и не награжу ими. Признаю, спасти друга — желание хорошее и благородное, но мчаться с головой в опасность — это совсем другое. Северус, не могу поверить, что ты поставил ученика в такое положение, — сказал Дамблдор. Таким разозленным Гермиона никогда его не видела. — Вы будете следить за отработками Мисс Грейнджер и, к тому же, удвоите свои патрули в течение двух недель. Я предупреждаю тебя, мальчик! — рявкнул он.
Снейп опустил голову.
— Да, директор, — сказал он серьёзно.
— Время сейчас сложное и без людей, активно старающихся умереть. Я понятно объяснил? — спросил Дамблдор, сверкая глазами.
Гермиона почувствовала слёзы в уголках глаз — она не была в очень близких отношениях с директором, но у неё возникло чувство, что она сильно разочаровала его.
— Да, сэр, — прошептала она, быстро вытирая щеки.
Неожиданно, Дамблдор смягчился, кладя одну теплую руку на её плечо, другую на её щёку.
— О, дитя, не надо плакать, — тихо сказал он. — Не так уж всё плохо. Сегодня вы спасли жизнь юному мистеру Поттеру. И, возможно, вы нанесли огромный ущерб Волдеморту. И если бы обстоятельства были иными, я бы гордился вами.
Гермиона всхлипнула. Эта нежность была тем, чего ей не хватало, чтобы сломаться. За прошедшие сорок восемь часов она испытала больше боли, чем за всю предыдущую жизнь. Она сумела взглянуть на Дамблдора и слабо улыбнуться ему, когда он выходил из комнаты, но после, она уронила голову на колени и почти взвыла: страх и злость и боль — всё вместе вырвалось в этом вое.
Так что, когда чьи-то руки нерешительно обняли её плечи, Гермиона развернулась и обхватила его руками, и зарыдала в чью-то грудь. Рука коснулась её волос.
— Ну же, Мисс Грейнджер, — пробормотал Снейп, — не может же быть всё так плохо. — Даже его попытка успокоить была резкой и саркастической.
Гермиона немного отпрянула — она рыдала на груди ненавистного Мастера Зелий?
— Мне… мне жаль, сэр, — сказала она, вытирая глаза, — просто…
— У нас был длинный день, мисс Грейнджер. У обоих. Но, думаю, у вас — особенно. Я слышал, что стресс странно влияет на людей. — Он последний раз коснулся её руки и отсел подальше, на край её кровати.
— Почему вы так добры ко мне?— внезапно спросила Гермиона. Она не смогла сдержать удивления оттого, что Снейп был довольно вежлив с ней почти целый день.
Он изучал свои руки, лежащие на коленях.
— Мисс Грейнджер, вы спасли мою жизнь. Я полагаю, вы можете рассчитывать на некоторую любезность. И, кроме того, у нас впереди две недели совместных отработок. — Неужели он улыбнулся?
— Мне казалось, что вы будете контролировать мои отработки, — сказала Гермиона, подняв бровь.
Да, он точно улыбался. Он улыбнулся шире — теперь улыбка стала заметной.
— Не заблуждайтесь, мисс Грейнджер. Директор тоже назначил мне отработку. Просто тактичнее. Не удивлюсь, если он даст нам какую-нибудь отвратительную задачу на следующей неделе.
— Если только туда не будут включены ни щетки, ни туалеты, — проворчала Гермиона, вспоминая одну особенно противную отработку с Филчем на шестом курсе.
Снейп фыркнул. Она не могла поверить. Сначала он улыбался, а теперь смеётся? Куда катиться мир?
Гермиона и Снейп вздрогнули, когда с соседней кровати послышался громкий стон.
— Гарри? — осторожно спросила она, — Ты очнулся?
— У моей головной боли болит голова, — пошевелившись, раздраженно пожаловался Гарри. — Где мои очки?
— Понятия не имею, — ответила Гермиона, радуясь, что он очнулся. — Мадам Помфри спрятала их где-нибудь, наверное, чтобы ты снова не сбежал.
Гарри вздохнул и, дрожа, попытался сесть.
— Парень, однажды ты сбежал из лазарета почти два года назад и теперь тебе здесь не доверяют.
— Ты слишком много говоришь для того, кто был почти мертв пару часов назад, — сказала она ему.
Зевнув, Гарри откинул волосы с глаз и искоса посмотрел на неё и Снейпа.
— Что случилось? — слабо спросил он. — Я помню… помню Малфоя и тебя… и Снейпа! А потом, потом…
— Малфой забрал тебя к Тёмному Лорду, — прямо сказал Снейп. — Мисс Грейнджер и я решили, что мы должны, гм, освободить вас.
Гарри нахмурился, пытаясь вспомнить.
— Всё как в тумане. Помню много крови. И крики. Но не мои… и что-то, что-то с палочкой? И снова вы, профессор Снейп.
— Очень хорошо, Поттер, — ответил он. — Вы подняли мою палочку и прокляли ей двух Упивающихся. Крики, которые вы вспомнили, наверное, принадлежали Волдеморту — мисс Грейнджер решила изобразить принцессу-амазонку с ножом.
Челюсть Гарри упала и Гермиона свирепо посмотрела на Снейпа.
— Я этого не делала, — парировала она. — И вы, профессор, слишком уж восхищаетесь моей ролью в том вечере.
— Не каждый день, мисс Грейнджер, удается увидеть, как молодая женщина без палочки ранит самого злого мага нашего времени до бессознательного состояния. Я признаюсь, был удивлен, что его кровь была красного цвета, — Снейп ухмыльнулся ей.
Со стоном, Гарри уронил голову обратно на подушку.
— Я думаю мне лучше ещё поспать, — простонал он.
— Хорошая идея, — сказала Гермиона почти весёлым тоном. — Чем быстрее ты придешь в форму, тем быстрее мы начнём планировать наше спасение.
— Могу я напомнить вам, мисс Грейнджер, — едко сказал Снейп, — что директор лично грозил вам исключением этим вечером? Сейчас не самое лучшее время для не лишних неприятностей.
Гарри снова открыл глаза и резко выпрямился на кровати, так что одеяла свалились к талии.
— Что? — прокричал он. — Исключением? Ради всего святого, за что?
Гермиона внезапно обнаружила, что одеяло, покрывающее кровать, очень интересное.
— Я… мм… профессор Снейп и я ушли спасать тебя, никому не сказав. Но меня не исключили, Гарри. Просто на испытательном сроке и с кучей отработок. Он даже не снял баллов.
Откинувшись назад, Гарри вздохнул.
— Слава богу, — сказал он.
— На счёт чего, исключения или баллов? — дразня его, спросила Гермиона.
Гарри вспыхнул
— Я не имел в виду…
— Я знаю, Гарри. Ложись спать, — нежно сказала она ему. — Наверное, и я должна немного вздремнуть, — сказала она, взглянув на профессора Снейпа. — Чем больше мы будем спать, тем быстрее мадам Помфри выпустит нас из лазарета.
Кивнув, Снейп встал и медленно вернулся к своей кровати. Он уснул прежде, чем его голова коснулась подушки.

***
Сорок восемь болезненных часов спустя, Гермиону, Гарри и профессора Снейпа объявили здоровыми и выпустили из лазарета. Гермиона была бы счастлива никогда больше не есть шоколада.
Конечно, мадам Помфри полностью не вылечила раны Гермионы — она считала, что тело само прекрасно справится с ссадинами и ушибами. Так что Гермиона ходила по замку с таким видом, будто только что с кем-то подралась. Это было неправильно, но она гордилась фиолетовым глазом и следами ушибов, оставшимися после схватки с Волдемортом. И Помфри вылечила раны, оставленные ножом Лестренджа, так что Гермиона могла комфортно двигаться, пока её тело собирало себя по кусочкам. Шрамы зудели.
Стараясь не чесать шрам на руке, Гермиона обернулась к своим спутникам и чуть улыбнулась.
— Значит, отработка сегодня вечером, профессор?
Он кивнул.
— В восемь, в моём кабинете.
Гарри приостановился, поправляя очки.
— Прежде чем мы вернемся, я думаю, я ещё раз должен поблагодарить вас обоих за то, что вы спасли мою жизнь.
— Аналогично, Поттер, — таким же тоном сказал Снейп. — Хотя я и попрошу вас постараться не попадаться больше Малфою в руки.
Ухмыляясь, Гарри схватил руку Гермионы.
— Конечно, профессор. Пошли, Миона! Мы всё ещё можем успеть на завтрак.
Гермиона позволила Гарри отвести её в Большой Зал. Снейп последний раз смущенно посмотрел на неё и пошел в обратном направлении, к своему кабинету.
— Боже, Гарри, — воскликнула Гермиона, — нам не обязательно бежать.
— Разве ты не голодна? — спросил он, но отпустил её руку.
— Я просто… не могу нормально бежать, понимаешь? — сердито ответила она. — Мадам Помфри не вылечила мои раны полностью, помнишь? Она побоялась, что от этого шрамы будут хуже.
Гарри опустил взгляд.
— О. Извини, Гермиона. Я не понимал, насколько серьёзно тебя ранили.
Вздохнув, она отодвинула ворот свитера, чтобы показать длинный глубокий порез на плече.
— Лестрендж порезал меня почти от головы до ног. Один, очень плохой, у меня на боку, а другой, впереди, тянется почти по всему телу. Я не хочу, чтобы они открылись.
Широко открыв глаза, Гарри немедленно убрал руки.
— О боже, — выдохнул он. — Я и не подозревал…
— Не волнуйся об этом, Гарри. Они заживут, — ответила она. — Хотя держу пари, что выгляжу сейчас пугающе.
Гарри хихикнул.
— Будто кто-то ужасно побил тебя.
Она мягко, будто гордясь, указала пальцем на один из ушибов на шее.
— Я просто хочу сказать, что из нас двоих я выгляжу лучше. Жаль, что не смогу сказать, где я их получила.
Возвращая её усмешку, он шутливо стукнул её по носу.
— Знаешь, сплетни о тебе будут летать по замку ещё двадцать лет. Девушка, которая набросилась на Вы-Знаете-Кого с кухонным ножом и осталась жива, чтобы поведать об этом!
— Нам нужно идти на завтрак, — сказала Гермиона, обрывая разговор. — Скоро начнутся уроки и мы, предполагается, должны пойти на них, раз Помфри отпустила нас.
Гарри вздохнул, но снова пошел в сторону Большого Зала.
— А какой сегодня день?
— Думаю, четверг. Сначала Трансфигурация, затем Чары и сдвоенные Предсказания днем у тебя и Арифмантика у меня. — Она последовала за ним, но шла гораздо медленнее, чем обычно, но он ничего не сказал.
Когда они пришли, в Большом Зале было довольно много народу. Они быстро сели за один конец гриффиндорского стола — Гермиона напомнила Гарри, что они должны вернуться в башню и взять свои учебники. Гарри немедленно принялся заполнять свою тарелку яйцами и беконом, тогда как Гермиона просто взяла яблоко и задумчиво откусила кусочек.
— Здорово, Гарри! Гермиона! — прокричал Рон Уизли с середины стола. — Вы вернулись!
— Да, — ответил Гарри. Гермиона просто кивнула, её рот был занят яблоком.
Вскакивая со своего места, Рон уселся рядом с Гарри и подарил друзьям широкую улыбку.
— Стало просто жутко, когда вы исчезли. Мадам Помфри никого не пускала увидеть вас и когда мы попросили МакГонагалл, она велела оставить вас в покое. Что случилось? Вам лучше?
Гермиона улыбнулась, слушая болтовню Рона. Она почти скучала по этому. Почти.
— Нам лучше, — ответила она, откусывая ещё один огромный кусок от яблока. — Иначе бы нас не выпустили.
Рон откинулся на стуле, внимательно смотря на неё.
— Великий Мерлин, Гермиона, что с тобой случилось? Выглядишь так, будто побывала на свалке.
Гермиона обменялась с Гарри крайне удивленными взглядами и снисходительно усмехнулась Рону.
— О, так и было, — ответила она. — Но не волнуйся, Рон, я выгляжу лучше, чем, тот с кем дралась.
— Кто это был? — возбужденно спросил Рон. — Точно не Малфой — я видел его на Уходе за Магическими Существами вчера.
Она снова улыбнулась его красноречию.
— Никто из тех, кого ты знаешь, Рон. Не волнуйся об этом.
Он пфыкнул.
— Не понимаю, почему бы не сказать.
— Дамблдор запретил, — сказала она. Внезапно у неё возникла идея. — Он даже назначил мне две недели отработок со Снейпом.
Как она и думала, глаза Рона округлились до размера небольшой тарелки.
— Проклятье, Гермиона! Ты, наверное, побила префекта или что-то в этом роде!
Она позволила себе победную улыбку, но ничего не сказала, а предпочла покончить с яблоком.
Гарри разделался с последним яйцом с громким глотком и выпил остатки тыквенного сока.
— Эй, Гермиона, давай я вернусь в башню и возьму твои книги. А ты иди на Трансфигурацию. — Его глаза бегло скользнули по её плечу, по закрытому сейчас свитером рубцу глубокой раны, что она показала ему.
Гермиона приказала себе прекратить расчесывать рубец на животе, когда поняла, что имел в виду Гарри.
— Спасибо, Гарри, — благодарно сказала она.


 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG-13 » "Обычные люди", автор Hayseed, переводчик Defoliatio
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Marisa_Delore
2. "Смотрю в тебя как в зеркало&...
3. "Четверть века", lajtara...
4. Стихотворный паноптикум от Memoria...
5. ЖАЛОБНАЯ КНИГА
6. «Счастливое нежелательное воспомин...
7. Горячая линия
8. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
9. "Кладдахское кольцо", пе...
10. Поиск фанфиков ч.3
11. "Змеиные корни"(Синопсис...
12. Заявки на открытие тем на форуме &...
13. Это страшное слово ПЛАГИАТ
14. "Кровь волшебства", pale...
15. "Предчувствие", автор Af...
16. "Всё отлично, профессор Снейп...
17. "День свадьбы", Morane
18. "Увидеть будущее", автор...
19. "Партнеры по закону", пе...
20. "Роман в письмах", автор...
1. Лисата[07.06.2020]
2. Alis_Gross[06.06.2020]
3. luda[05.06.2020]
4. romakrytkin[03.06.2020]
5. mshasa[03.06.2020]
6. kallisto1990[03.06.2020]
7. cialis[02.06.2020]
8. riklimowwa[01.06.2020]
9. Supdir[01.06.2020]
10. Ann_rain[31.05.2020]
11. Moscow1993[30.05.2020]
12. romakoschetov[29.05.2020]
13. HeatherOxype[28.05.2020]
14. yariksvatov[28.05.2020]
15. dimahodckin[27.05.2020]
16. llflaxll[26.05.2020]
17. Nicto1[25.05.2020]
18. emmaetc[25.05.2020]
19. Tikhomirova[25.05.2020]
20. sevostyanovaalexandria[23.05.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  Farfalla, pronina07, Alien, Leontina, tanushok, KikiFoster, Ростислава, SAndreita, Nikandra, kot-48, FrekenBok, nadejda, Vikucha, Alis_Gross, Лисата
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz