Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Приглашаем принять участие в новом конкурсе "Загадай желание!"     



  • Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Красота как состояние души",автор Cait_Sith, Humour/Romance (PG, миди, закончен)
"Красота как состояние души",автор Cait_Sith, Humour/Romance
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:20 | Сообщение # 1
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: Красота как состояние души
Автор: Cait_Sith
Жанр: Humour/Romance
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG
Дисклаймер: - никаких прав на персонажей Дж.Роулинг не имею

Комментарии: Конкурс красоты в Хогвартсе? Да это все равно, что бросить куриную косточку стае голодных собак! Гермиона недовольна, но, кажется, никого не интересует ее мнение. А кое-кто находит отличную возможность отомстить.
Вы узнаете, как против воли можно стать участницей конкурса мисс Хогвартс, зачем Гермиона Грейнджер пытается проиграть, и почему у нее ничего не выходит.

Комментарий #2: Ребят, не сочтите за наглость, но мне кажется, фик так и просится быть отиллюстрированным. Если отдельные главы вдруг вдохновят кого-то на коллажи или рисунки, я буду оооочень рада и с удовольствием помещу их в конце глав (чтобы не спойлирить в начале).

Размер: миди
Статус: закончен



«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:20 | Сообщение # 2
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1. Информасьон

- Месье Поттэ. Покажите ваш класс ваши умения для двойной тр-рансфигурасьон.
Грассирующее «р» все еще звучало в ушах Гарри Поттера, когда он вышел в центр класса и попытался превратить цветочный горшок в котел – это вышло у него без особых сложностей – а затем уже преобразованный котел – в портновские ножницы. Последнее действие было сопряжено с определенными трудностями, поскольку по неведомым молодому волшебнику причинам (которые мисс Грейнджер и другие образованные люди называли правилом Толла-Маккензи), трансфигурировать предмет, который уже претерпел трансфигурирацию, было крайне сложно.
- Концентр-рация, месье Поттэ, концентр-рация!
Слова профессора Межере никак не улучшали ситуацию. Симфони Межере, новый преподаватель трансфигурации, пришла на смену профессору МакГонагалл, которая, в свою очередь, заняла пост директора школы Волшебства и Чародейства Хогвартс. Окончившая французскую школу Борбатон, профессор Межере была живой и деятельной молодой женщиной, но ее образовательные методы часто не находили отклика в душах студентов.
- Я пытаюсь, - процедил Гарри, безуспешно тыча волшебной палочкой в медный котел.
Профессор утомленно закатила глаза и произнесла:
- Мадмуазель Гранже...
- Грейнджер, - раздался мрачный ответ.
- ... выйдите и помогите ваш неумелый др-руг.
Гермиона Грейнджер, тяжело вздохнув, вышла в центр класса, и, стараясь не смотреть на Гарри, без труда выполнила двойную трансфигурацию.
- Très bien! Это будет пять баллов для Гр-рифиндуа.
- Как думаете, они вообще начисляют нам баллы, когда она говорит «гриффиндуа»? – произнес Рон Уизли, как только Гермиона и Гарри сели обратно на свои места по обе стороны от него.
Тем временем профессор Межере продолжала урок:
- А теперь прошу посмотр-реть, как я делать такое же волшебство, но кр-расиво.
И Гермиона уже не в первый раз за занятие закатила глаза.
Учебный год подходил к концу. Многие были рады этому, иные чувствовали острое нежелание покидать школу. Но никто не испытывал таких противоречивых чувств, какие доводилось переживать трем гриффиндорцам: Гарри Поттеру, Рону Уизли и Гермионе Грейнджер. Они, как и все их сверстники, должны были окончить Хогвартс еще в прошлом году, но обстоятельства, связанные с войной против одного из самых могущественных магов всех времен и народов, вынудили их отложить учебу в школе. И вот все трое вернулись в Хогвартс, чтобы завершить семилетний учебный курс и получить документы, подтверждающие их состоятельность как магов. И, разумеется, вынужденные отложить самостоятельное плавание в реках взрослой жизни, вновь затянутые школьными галстуками и школьными правилами, взвалившие на свои плечи сумки с учебниками, они мечтали, наконец, получить аттестаты и оставить ученичество позади. Но существовало одно «но», которое было вызвано тем, что для Гарри Поттера с одиннадцати лет Хогвартс был родным домом, и он не знал места лучше, а Гермиона Грейнджер именно здесь познакомилась с магией, вошла в этот чудесный мир волшебства и обрела лучших в мире друзей, а Рон Уизли просто не хотел взрослеть, потому что знал, что это скверно. И заключалось это «но» в том, что они чертовски не хотели заканчивать школу.
Однако то, что Хогвартс сильно изменился с их шестого курса, немного упрощало ситуацию. Конечно, по меркам старинного замка, все осталось по-прежнему. Но Гарри никак не мог привыкнуть к тому, что директором теперь был не Альбус Дамблдор, а Минерва МакГонагалл. А Гермиона постоянно думала о том, насколько ниже стало качество образования с тех пор, как профессора Межере сделали преподавателем трансфигурации. А Рон был уверен, что эльфы стали по-другому делать шоколадный пудинг, и ему это совершенно не нравилось.
- Какой-то он не сочный, - жаловался он друзьям, ковыряя вилкой десерт.
Внезапно профессор МакГонагалл поднялась и попросила минуту внимания. Пудинг тут же был забыт, все студенты замолчали, ожидая, что им скажет директриса.
- Профессор Межере выступила с инициативой, отклонить которую я не смогла из-за недостатка аргументов, - сообщила она с нотками недовольства в голосе. – Поэтому сейчас она расскажет вам, что ожидает Хогвартс в течение ближайшего месяца. Хочу, однако, добавить, что это не избавляет вас от необходимости готовиться к экзаменам. Профессор...
Грациозно встав из-за стола, профессор Межере вышла вперед и обратилась к студентам.
- Позвольте сообщить вам, что ваша школа становится местом пр-роведения события манифик э требьен! О, я в полном пр-редвкушениии! Чер-рез два дня в Хогуатс состоится конкурс кр-расоты!
От переполнявших ее эмоций, профессор Межере захлопала в ладоши. По залу пронесся гул. Девочки тут же начали перешептываться и возбужденно хихикать, в то время как мальчики стали корчить рожи, поднимать брови и фыркать. К последним присоединилась и Гермиона. Нет, она не корчила рожи, но весьма эффектно закатила глаза, после чего издала выразительное «пфр!» и пробормотала «это уже не смешно».
- Я рассказать вам подробность! – воскликнула профессор Межере, сочтя, что ее идея была встречена весьма приветливо. – Сегодня и завтра у ваших стендов с инфор-рмасьон будут поставлены специальные э-э, как это говорится... ящики! Спасибо, пр-рофессор Спр-рут. Все кто желает, могут опустить записку с именем в эти ящики и будут участвовать в конкурс! Отбор-рочный ту-у будет свободен для всех желающий и состоится в эту пятницу. Ах, и это, конечно, конкурс для девочек, - добавила она напоследок.
В ответ раздался недовольный стон, но никто не смог понять, кто именно его издал, потому что этот юноша быстро образумился и спрятался под стол.
Предстоящее мероприятие вызвало небывалый ажиотаж. Теперь все девочки только и знали, что спрашивали друг у друга, кто собирается участвовать, и кто уже бросил бумажку с именем в заветный ящик. Мальчики молча наблюдали за этим безумием, но в тайне ожидали конкурса не меньше: не часто предоставляется возможность безнаказанно глазеть на девчонок, да еще и открыто обсуждать их, не вызывая осуждения.
- Ну что, Гермиона, ты уже подала заявку? – с легкой иронией в голосе спросил Рон, пока его подруга сидела в кресле у камина и читала книгу.
- Конечно же, нет, Рон, - в высшей степени недовольно ответила она.
- Почему? У тебя есть все шансы на победу, - ответил Рон, ставя шах Гарри.
Последний устало потер лоб и во все глаза уставился на шахматное поле, надеясь избежать очередного поражения.
- Конкурсы красоты – это глупое, унизительное мероприятие, на котором женщины выставляют себя напоказ, точно на торгах. Такие соревнования закрепляют в нашем сознании отношение к женщине как к объекту, кроме того, поощряют развитие неправильных ценностей, когда на первое место встает внешняя красота, а победа достигается любыми путями. Моральные принципы...
- Мы поняли, Гермиона! – воскликнул Рон, а затем добавил: - Шах и мат.
Гарри откинулся на спинку дивана.
- Серьезно, - произнес проигравший Поттер, - это же просто развлечение. Вроде концерта.
Гермиона вскинула брови, отложив книжку в сторону.
- Да? – воскликнул она. – Тогда почему ты не разрешаешь Джинни участвовать?
Джинни, до этого мирно читавшая журнал, с надеждой подняла глаза на Гарри. Тот замялся.
- Я не «не разрешаю», я просто... высказал пожелание... потому что не хочу, чтобы другие парни любовались ей. Вдруг она понравится кому-то получше меня, и сбежит?
Гарри улыбнулся и потрепал свою девушку по коленке.
- Как мило, - сухо прокомментировала его ответ сама Джинни, и вернулась к чтению журнала.
После небольшой паузы Гермиона добавила:
- И устраивать конкурс красоты в Хогвартсе – это все равно, что кинуть куриную ножку стае голодных собак.



by Green_Lady


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:22 | Сообщение # 3
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2. Отборочный тур


Пришел вечер пятницы, и Большой Зал преобразился, став идеальной площадкой для проведения конкурса «Мисс Хогвартс». Столы исчезли, их место заняли зрительские места, расположенные ярусами, наподобие трибун в цирке. Там, где обычно стоял учительский стол, теперь была ярко освещенная сцена с простенькими декорациями. Прямо перед сценой были сделаны почетные места для судей. Отдельных же мест для участниц предусмотрено не было, поскольку пришлось бы организовывать отдельную трибуну для доброй половины школы. И вот студенты начали заполнять зал, усаживаясь на свободные места и с интересом поглядывая на пока еще пустующую сцену. Гермиона, Гарри, Рон и Джинни сели на самом верхнем ряду, оказавшись, таким образом, в самом конце, как можно дальше от сцены, жюри и всего действа.
- Ничего не видно, - проворчал Рон.
- Ты можешь сесть где угодно, мне совершенно все равно, - ответила ему Гермиона, но он лишь сардонически промычал «угу», и уставился вперед.
Он знал, что сейчас Гермиона могла говорить, будто он, например, был волен сидеть там, где ему нравится, что он мог кричать и улюлюкать, поддерживая конкурсанток, что он вообще мог сам стать участником, но потом она непременно начала бы изводить его. За то, что он одобрил проведение этого варварского конкурса, навязывающего неправильные моральные принципы, за то, что не осуждал его вместе с ней, за то, что оказался такой бесчувственной скотиной. Нет уж, Рон предпочитал наслаждаться зрелищем тихо, но зато не боясь ее нравоучений.
Когда почти все места на трибунах были заняты, в зале появились профессора. Они тут же заняли места за судейским столом, и, наконец, пришло время начинать. Профессор Межере встала посреди сцены и обратилась к присутствующим:
- Итак, мадам и месье, добр-рый вечер! Наконец, мы начинаем конкур-рс «Мисс Хогуатс!». И это отборочный ту-у-у.
Извлекая книжку из сумки, Гермиона недовольно пробормотала:
- Они что, не могли назначить ведущим кого-нибудь, кто не коверкает каждое второе английское слово?
- Думаю, никто не согласился, - ответил ей Гарри.
Фыркая, Гермиона раскрыла на коленях огромный потертый том и попыталась погрузиться в чтение. Она могла бы вообще не приходить на этот нелепый конкурс, но пропускать такие общешкольные события было как-то некрасиво. Следовало укреплять коллективный дух Хогвартса и хотя бы как-то участвовать в его общественной жизни. При этом она понимала, что просто не сможет наблюдать за жалкими попытками девочек произвести впечатление на судий (и на каких судий! В жюри были преподаватели, которые знали их всех как облупленных!), поэтому запаслась хорошей книгой.
Однако такая предусмотрительность никак ей не помогла, потому что звонкие девичьи голоса, усиленные заклинанием «сонорус», не позволяли Гермионе сосредоточиться на тексте.
Девочки выходили на сцену одна за одной и рассказывали о себе, своих увлечениях и талантах. Межере задавала им дополнительные вопросы, позволяя участницам раскрыться, продемонстрировать себя в лучшем свете. Гермиону это раздражало.
- Почему они не взяли кого-нибудь, у кого нет этого идиотского акцента? – сетовала она.
- Да, могли бы найти кого-нибудь милого, доброго, заряжающего позитивной энергией, - ответил ей Рон, - тебя, например.
Гермиона лишь издала невнятный звук, выражающий ее недовольство, и вновь попыталась прочесть второй абзац первой главы.
В отличие от подруги, Гарри, Рон и Джинни веселились. Профессор Межере вызывала участниц на сцену по списку, и ни разу за весь вечер она не произнесла имя верно.
- Мадмуазель Фр-робишью, - провозгласила она, сделав ударение на последний слог.
- Меня зовут Викки Фробишер, - сообщила девушка, вышедшая на сцену.
Она подчеркнула ударение, падающее в ее фамилии на звук «о», и начала рассказывать о своих многочисленных увлечениях и клубах, в которых состояла.
- Люна Ловегод, - раздалось имя, и Рон едва не подскочил на месте.
- О-о-о, Луна тоже участвует, это отлично! – радостно сказал он, а потом громко, так, чтобы было слышно на сцене, крикнул: - давай, Луна!
Безмятежно улыбнувшись, мисс Лавгуд позволила профессору Межере наложить на нее заклинание для усиления голоса, и произнесла:
- Я Луна Лавгуд. Но многие зовут меня Лунатичкой. Я думаю, это из-за моего имени, оно похоже на слово «лунатичка». Но я не обижаюсь из-за этого, мне нравится иметь прозвище.
Межере удивленно вскинула брови, а затем спросила:
- У вас иметься увлечения?
- Да, конечно, - Луна мечтательно посмотрела куда-то наверх, - я увлекаюсь очень многими вещами.
- Напр-ример?
- Я люблю говорить по-французски с английским акцентом. Мне кажется, это звучит очень забавно.
И никто не понял, говорила ли она серьезно, или это была очень тонкая издевка над ведущей. Но в следующее мгновение все забыли об этом, потому что Луна воскликнула:
- Смотрите, это единорог, - и указала пальцем на одно особенно большое облако, которое можно было видеть из зала благодаря волшебному потолку.
Профессор Межере казалась немного растерянной, тогда как в зале явственно слышались смешки.
- Почему вы думаете, что должны победить в этом конкур-рсе? – раздался новый вопрос.
Луна казалась чуть удивленной.
- О, нет, я так не думаю. Мне кажется, победить должна Гермиона Грейнджер.
Гермиона покачала головой. А Луна, пока профессор Межере судорожно листала свои списки, продолжила:
- Она одна может победить карамыжных брёков.
Ведущая перестала шелестеть пергаментами и замерла, глядя на мисс Лавгуд.
- Я не знаю такие слова, - она вопросительно взглянула на жюри, но те сохраняли бесстрастные лица.
- Карамыжные брёки живут в больших старых книжках и иногда нападают на людей. Они усыпляют, заставляя глаза закрываться. Им очень трудно противостоять, но Гермиона может. Мы в Рейвенкло очень уважаем ее за это.
- Но, может быть, вы все-таки расскажете нам о себе? – неуверенно произнесла профессор Межере.
На это Луна пожала плечами и со словами «Я уже все сказала» ушла со сцены.
- Надеюсь, она пройдет в следующий тур! – заметил Рон.
- Уверен, что пройдет, - ответил ему Гарри. – Ее выступление было самым информативным. Как еще мы могли узнать секрет неутомимости Гермионы? Оказывается, она не засыпает над книжками просто потому, что умеет бороться с карамыжными брёками.
Мальчики засмеялись, за что Гермиона наградила их сердитым взглядом.
Выступило еще несколько участниц, и, наконец, профессор Межере провозгласила окончание отборочного тура.
- Уважаемые судьи, вам пр-редстоит решить, кто является достойной, чтобы попасть в следующий ту-у. О, но, мон дью, постойтэ. У меня имеется еще один лист участниц. Только одно имя, не надо хмуриться, пр-рофессор Снап...
Зрители засмеялись над последним комментарием.
- Итак, последняя участница сегодня – Эрмиони Гр-ранже.
Гермиона, мозг которой не сразу зарегистрировал тот факт, что только что профессор Межере произнесла ее имя, некоторое время продолжала читать книгу. Но вдруг что-то заставило ее поднять голову. Гарри, Рон и Джинни смотрели на нее во все глаза.
- Что? – переспросила она.
- Эрмиони Гранже! – повторила профессор Межере, ища глазами студентку, чье имя только что произнесла. – Ах, вот вы, что же вы сидеть там, выходить на сцену, пожалуйста!
Пару секунд Гермиона удивленно смотрела на ведущую. Затем начала мотать головой:
- Нет-нет-нет, я не участвую.
- Но вот список, и ваше имя есть здесь.
- Это какая-то ошибка.
- Нет никакая ошибка, мадмуазель Гранже, выходите на сцену, - в голосе профессора Межере появились стальные нотки.
- Но я не участвую в конкурсе, - твердо заявила Гермиона. – Это просто смешно!
Само негодование, она опустила голову, намереваясь продолжать чтение.
Но Межере не собиралась отступать.
- Мадмуазель Гранже, вся школа ожидает вас. Ваше имя иметься в списке, вы участвуете. Ничто не убьет вас, если вы выйдете на эту сцену.
Гермиона упрямо вздернула подбородок.
- Я не участвую в конкурсах красоты это глупо, и я не хочу быть частью этого фарса...
В сердцах выпалив это, она вдруг осознала, как грубо это было с ее стороны. Все члены жюри теперь обернулись, чтобы посмотреть на студентку. Неужели она только что была непочтительна с преподавателем? Неужели она назвала мероприятие, организованное учителем, фарсом и глупостью? Это же было чистой воды хамство!
- Я не имею в виду, что то, что происходит здесь – глупо или что это фарс, - попыталась исправить ситуацию Гермиона.
Она чувствовала, как щеки покрылись румянцем, и то, что теперь вся школа внимательно слушала ее, ожидая продолжения, никак не способствовало тому, чтобы лицо и шея избавились от неприятного красного оттенка.
- Просто хочу сказать, - продолжала она, - что мое участие в этом мероприятии превратит его в цирк. Это же совершенно нелепо, не имеет никакого смысла заставлять меня участвовать, я совершенно не тот тип...
Если студенты смотрели на Гермиону с любопытством, насмешкой и иногда – сочувствием, то профессор Межере взирала выжидательно и чуть изумленно.
Будто бы она надеялась, что вот сейчас мисс Грейнджер скажет что-то, что как-то прояснит ситуацию. Как-то извинит ее. Гермиона продолжала говорить, а выражение на лице Межере не менялось.
- Я просто не думаю, что это хорошая идея для меня лично участвовать в этом, без сомнения, увлекательном мероприятии. И это замечательно, что вы решили организовать его, это так освежило это место... Но будем откровенны... это отличная идея. И... похоже... мне не остается ничего другого, кроме как выйти на сцену.
Наконец, Гермиона увидела в глазах француженки искры понимания. Межере тепло улыбнулась и сказала:
- Манифик! Надеюсь, вы рассказываете нам, как бороться с э-э, как это, крыжными брюками?
Тяжело вздохнув, Гермиона ответила «разумеется», и встала с места, чтобы пройти к сцене.
Чувствуя себя крайне глупо, она прочистила горло и, стараясь не смотреть на членов жюри, начала рассказ о себе.
- Меня зовут Гермиона Джин Грейнджер, - произнесла она, и ее недовольный голос был слышен всем, кто находился в Большом Зале, - мне девятнадцать лет. Я люблю читать, своих друзей и кота. Мои любимые предметы в школе: Нумерология, Трансфигурация и Зельеварение.
Профессор Межере казалась удивленной:
- Девятнадцать лет, и все еще в школе? Как такое случиться?
Брови Гермионы поползли вверх: неужели никто до сих пор не рассказал француженке историю великого Гарри Поттера? Или рассказал, но не упомянул ее, Гермиону, и Рона? Как могла Межере до сих пор оставаться в неведении о прошлом мисс Грейнджер? Об этом, кажется, не знал только... да нет, все об этом знали.
- Я пропустила седьмой курс в прошлом году и решила вернуться в этом, чтобы закончить школу, - ответила Гермиона тоном, каким объясняла бы взрослому человеку, почему нужно чистить зубы.
- О, что же вы делать весь пр-рошлый год?
Мисс Грейнджер недоверчиво усмехнулась, будто ожидая, что сейчас профессор Межере рассмеется, и скажет, что все это какая-то шутка. Но та совершенно невозмутимо ожидала ответа.
- Я путешествовала, - саркастично ответила тогда Гермиона.
В зале раздались редкие смешки. Ведущая продолжила интервью:
- Замечательно! Тур-ризм есть великолепный способ отдохнуть! С кем вы путешествоваете и где? В др-ругой гор-род или стр-рана?
- Я путешествовала с моими друзьями, Гарри и Роном, по Великобритании, - сардонически отозвалась мисс Грейнджер, - но я бы не сказала, что это была расслабляющая поездка.
- Что вы делать в ваше путешествие?
- По большей части мы пытались избежать смерти. Жили в палатке и время от времени аппарировали через всю страну, чтобы нас не убили Пожиратели смерти. Но иногда были и другие занятия: мы проникли в Министерство Магии, когда были самыми разыскиваемыми людьми в стране, побывали на родине моего друга, где едва не были съедены огромной змеей, ограбили банк, уничтожили несколько черномагических артефактов. В целом, можно сказать, что это был насыщенный год. Масса впечатлений и еда не плохая. Правда, нет ни одной фотографии...
Гермиона говорила так, будто это действительно был небольшой вояж, полный увлекательных приключений. Профессор Межере в свою очередь смотрела на девушку перед собой с большим изумлением.
- Это должно быть шутка? – спросила она.
Гермиона закатила глаза.
- В самом деле, мэм, неужели вам ничего не известно о том, что происходило здесь в предыдущие годы?
Ведущая чуть растерянно пояснила, что долгое время жила в Австралии и была мало знакома с новейшей историей Великобритании. Гермиона подумала о том, что за долгое время в Австралии профессор Межере могла бы подтянуть свой английский, но ничего не сказала. Наконец, ей позволили покинуть сцену, и жюри отправилось на совещание. Профессорам предстояло огласить список тех девушек, которые попадали в следующий тур.
- Надеюсь, я не пройду! – воскликнула Гермиона, стоило ей занять свое место рядом с друзьями.
- Ты что, с твоим выступлением может сравниться разве что выступление Луны! – воскликнул Рон. – Считай, что ты во втором туре.
- А ведь ты говорила, что не хочешь участвовать, - заметил Гарри, чуть нахмурившись.
- Я и не хотела! – тут же воскликнула его подруга. – Кто-то бросил мое имя в коробку для участниц. Видимо, это чья-то идея шутки...
Тут она оборвала себя на полуслове и медленно повернулась к Рону. Тот сначала удивленно поднял брови, а затем возмущенно воскликнул:
- Ты что, думаешь, это я добавил тебя в список участниц?
- Кому еще в голову могла прийти такая дурацкая идея?
- Кому угодно! Что, в Хогвартсе кроме меня идиотов мало? – тут Рон чуть призадумался и переформулировал свое высказывание: - Я хочу сказать, в Хогвартсе что, идиотов мало? Почему Я стал подозреваемым? При чем тут я?
Гермиона устало вздохнула. Может быть, это был и не Рон. Какой теперь был смысл выяснять? Сейчас ее судьба была в руках преподавателей. И что-то ей подсказывало, что они действительно могли позволить ей пройти во второй тур...
...Случилось именно так, как предсказывал Рон: когда профессор Межере назвала двадцать фамилий девушек, прошедших в следующий раунд, стало ясно, что Гермионе не удалось произвести плохое впечатление. Судьи оценили ее невежливые ответы и оскорбительный отзыв о конкурсе?
Теперь все только и разговаривали о дурацком соревновании. Гермиона не знала, куда деть себя, чтобы не слышать больше «интересно, что будет в следующем туре?» или «как думаешь, кто станет Мисс Хогвартс?». Даже в библиотеке, заповеднике умной мысли, оплоте образования, оазисе для жаждущего знаний, ей не удавалось избежать постоянных напоминаний о конкурсе профессора Межере.
Вот и в тот вечер, когда она была полностью поглощена увлекательным рассказом о правилах трансфигурации жидких веществ, ее вновь заставили мысленно вернуться к конкурсу красоты.
- Мисс Грейнджер, ваши пергаменты разбросаны по всей библиотеке, - раздался недовольный голос над ухом, - не нужно думать, что пройдя во второй тур этого нелепого конкурса, вы получили какие-то привелегии.
Гермиона закатила глаза, и только после этого повернулась к говорящему.
- Я ни в коем случае так не думала, профессор Снейп. Я не заметила, что пергаменты упали. Но теперь, когда вы так любезно сообщили мне об этом, я непременно исправлю собственную оплошность.
Профессор Снейп сжал зубы и сузил глаза.
- Дерзите, мисс Грейнджер?
- Разве, сэр? - отозвалась она, присаживаясь на пол, чтобы собрать невесть как разлетевшиеся свитки.
Разумеется, она дерзила: слова могли быть вежливыми, но тон ясно давал понять, как она относилась к сделанному ей замечанию. Как к простой попытке в очередной раз уколоть ее, задеть, разозлить. Как к нелепой придирке. Как к глупости, сказанной из вредности... Чем, собственно, высказывания профессора Снейпа и были.
- Вы слишком высокого мнения о себе, мисс Грейнджер, - заявил он и, раздраженно развернувшись, пошагал прочь.
- То же могу сказать и о вас, профессор, - пробормотала Гермиона тихо, чтобы учитель не услышал ее слов.
С тех пор, как она, руководимая мадам Помфри, буквально вытащила профессора Снейпа с того света после укуса Нагини, он был особенно жесток с ней. Если с другими он вел себя довольно смирно, как будто менее ожесточенно, чем раньше, если Гарри Поттера он вполне успешно игнорировал, будто молодой человек и не существовал вовсе, то Гермионе доставались все самые желчные комментарии. Человек просто не мог пройти мимо, и не сделать ей замечание. По началу она молча сносила это, но вскоре и ее ангельскому терпению пришел конец. Она же не виновата в том, что видела его в моменты слабости, не виновата в том, что наблюдала, как он отказывался бороться за жизнь, не виновата в том, что заставила вернуться. Никто не смог бы поступить иначе.




Гермиона и карамыжный брёк от vol4ok


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:23 | Сообщение # 4
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3. Дефиле


- Гермиона, ты видела объявление? - было первое, что спросил восторженный Рон, когда Гермиона пришла на завтрак.
Она видела объявление. В нем сообщалось, что вечером пятницы должен был состояться следующий тур конкурса красоты, в котором девушки должны будут продемонстрировать различные наряды. «Дефиле» - так называлась эта часть соревнования.
По мрачному выражению лица подруги, Рон понял, что она уже ознакомилась с этой важной информацией, и поэтому поинтересовался, придумала ли она наряд. Гермиона ухмыльнулась и кивнула, но отказалась от дальнейших комментариев.
Вечер пятницы пришел быстрее, чем ей хотелось бы, и вот все снова собирались в Большом зале. На этот раз участницам предложили пройти в небольшую комнату, чтобы зрители не видели костюмов девушек заранее. Началось представление, и конкурсантки одна за одной проходили из комнатки в Большой зал, где их ждали зрители и жюри. Гермиона сидела в кресле у окна и наблюдала за соперницами. Почти все они были одеты в красивые вечерние платья, хотя некоторые решили отличиться: одна слизеринка собиралась выйти в чем-то, напоминающем бикини, пятикурсница из Хаффлпаффа оделась в костюм леопарда, а на одной из девочек было покрывало из засушенных кленовых листьев. Впрочем, даже те, кто выбрал для дефиле платья, порой разительно отличались друг от друга. Ведь кто-то считал идеальным пышное розовое нечто, похожее на торт, а кто-то предпочитал что-нибудь узкое и черное. Когда от паеток и кружева зарябило в глазах, Гермиона повернулась к окну. Но не долго ей пришлось любоваться пейзажем.
- Мне нравится твой костюм, он очень оригинальный, - раздался девичий голос.
- Привет, Луна, - ответила Гермиона, поворачиваясь к собеседнице.
На той был наряд, который имеющая магловские корни Гермиона назвала бы костюмом космонавта из будущего. Серебристый комбинезон, не слишком обтягивающий, чтобы казаться фривольным, но и не слишком мешковатый, чтобы совсем скрыть стройную фигурку, был дополнен странной, похожей на круглую антенну, шляпой из того же блестящего материала.
- Твой костюм... тоже... ничего, - произнесла мисс Грейнджер, оглядывая Луну с ног до головы, - необычно.
Луна улыбнулась:
- В этом нет ничего не обычно, так ходят все, кто не хочет быть пораженным лучами Синей звезды.
Гермиона лишь вопросительно подняла бровь.
- Об этом все знают, - ответила Луна, - сегодня до нас долетит свет от взрыва Синей звезды, который произошел ровно триста семьдесят восемь лет назад. Это очень опасно, и чтобы защитить себя, нужно весь день ходить в специальном костюме. Ты что, не видела объявления? Я раздала их старостам всех факультетов, чтобы они разместили их на досках в гостиных.
- Нет, боюсь, не видела...
- Ну ничего, - безмятежно ответила Луна, - все равно страшный эффект от лучей Синей звезды человек замечает только через двести лет после воздействия. До тех пор волноваться не о чем.
Гермиона хмыкнула:
- Ты меня успокоила. Спасибо.
- О, кажется, моя очередь, - сказала Луна и ушла, оставив Гермиону томиться в одиночестве.
Вскоре, однако, она услышала и свое имя. Может быть, не совсем свое, но она почти привыкла к тому, что ее звали не только Гермиона Грейнджер, но и Эрмиони Гранже.
Теперь скамейки в Большом зале были расположены вдоль длинного подиума, по которому и дефилировали участницы. В конце подиума находился стол, за которым восседали судьи, многие из них имели самые мрачные лица. Профессор Межере же с неутомимым энтузиазмом комментировала наряды конкурсанток. Вот и когда Гермиона вышла на дорожку, ведущая быстро заговорила:
- Итак, перед нами есть еще одна участница, мисс Гр-ранже, которая р-решила покор-рять нас... это не платье, но, должно быть... невер-роятно! Мисс Гр-ранже предпочитает удивлять нас школьной фор-рмой! Такое мы сегодня еще не видеть!
Гермиона с совершенно равнодушным выражением лица прошла по подиуму, сопровождаемая аплодисментами и криками из толпы. Дойдя до судей, она неловко остановилась, сложив руки на груди и стараясь не смотреть на своих преподавателей, постояла немного, и пошла прочь.
Она надеялась, что жюри оценит ее тривиальность и отсутствие фантазии, и не пропустит в следующий тур. Как же она ошибалась! Получасом позже, когда она была в Большом зале вместе со всеми, профессор Межере объявила имена пятнадцати конкурсанток, которым предстояло продолжить соревнование, и «мисс Гранже» была среди них.
- Что!? - воскликнула Гермиона так громко, что люди начали на нее оборачиваться. - Да как это возможно? У меня же просто НЕ БЫЛО костюма!
- Ну-у, - протянул Рон, - честно говоря, по сравнению с некоторыми, у тебя был отличный наряд.
- Да, ты должна была видеть, что тут было, когда Смит вышла в этом... - начал Гарри, но запнулся и покраснел.
У него явно не было слов, чтобы описать откровенный костюм девушки из Слизерина.
- А МакКензи выглядела просто ужасно, - поддержала друзей Джинни, - я никогда не видела, чтобы кому-то так не шло платье.
Ребята начали оживленно обсуждать самые неудачные костюмы, а Гермиона мрачно смотрела в пространство перед собой, пытаясь понять, где она ошиблась. По ее расчетам, судьи должны были счесть ее школьную форму «отсутствием наряда» и дисквалифицировать. Или хотя бы посчитать такой выбор слишком скучным. Но нет! Этому не суждено было сбыться! Гермиона мельком взглянула на преподавателей и вдруг ее взгляд пересекся со взглядом черных глаз. Профессор Снейп смотрел на нее и... зло ухмылялся. Что за черт?
Гермиона подозрительно сузила глаза. Снейп издевательски поднял бровь. Неужели он был как-то причастен ко всему этому? Мог ли он знать о нежелании мисс Грейнджер участвовать в конкурсе, и назло ей убедить жюри в том, как неординарно она сегодня выступила? Она отвернулась и покачала головой. Нет, этого просто не могло быть. Или?..
На следующем же уроке Зельеварения Снейп дал ей понять, что она ошибалась. Сперва, когда он только вошел в класс и оглядел студентов, он остановил взгляд на Гермионе и сказал:
- Мисс Грейнджер, не думаю, что вам позволено приходить на занятия в конкурсном костюме. Я не вижу здесь никого в вечернем платье или наряде из веток и почек.
Гермиона промолчала, тогда как слизеринцы начали льстиво хихикать.
- О, вы, видимо, считаете — это выше вашего достоинства, отвечать мне? Будьте уверены, в следующем туре вам не повезет так же, как в предыдущих, и вас, наконец, выкинут из конкурса, в котором вам, вполне очевидно, не место.
- Спасибо, сэр, - твердо ответила Гермиона, хотя сердце ее колотилось где-то в районе горла, - я тоже считаю, что мне в конкурсе не место. Я не корова на убой, чтобы меня разглядывали со всех сторон и оценивали как кусок мяса.
Губы Снейпа сложились в ехидную ухмылку – можно было подумать, он услышал именно то, что хотел.
- Разумеется, - ответил он и начал урок.


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:24 | Сообщение # 5
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4. It's a kind of magic


- Сегодня участницы не могут знать, что мы подготовляли для них, - сообщила профессор Межере, когда все собрались в Большом зале для следующего тура. - Но мы сейчас скажем.
Гермиона оглядела зрительские ряды: ученики Хогвартса все больше проникались духом конкурса. Теперь то тут, то там виднелись плакаты в поддержку тех или иных участниц, а у нескольких человек она увидела такие же шляпы-антенны, в какой на прошлом конкурсе выступала Луна. Кажется, у кого-то появились поклонники...
Сама Гермиона, как и другие участницы, сидела на стуле на первом ряду. Сцена располагалась там, где обычно стоял стол, за которым обедали преподаватели. Стол судей был на сцене, но чуть справа. Перед учителями лежали таблички с цифрами.
- Сегодня конкур-рс будет цениться баллами от жюр-ри. Девушки будут выходить на эта сцена и показывать нам свои способности в магии. За что им давать оценки и от этого будет зависеть, кто пр-ройдет в следующий ту-у. Очер-редь определит жр-ребий. Я имею здесь в мешочке шар-рики с номер-рами. Пожалуйста, тяните, и это будет номер, под котор-рым вы выступаете.
С этими словами профессор Межере подошла к участницам. Гермионе достался шар с номером восемь. Первой же на сцену должна была выйти Кейт Марчкоб из Рейвенкло, которой предложили продемонстрировать несколько заклинаний, которые казались ей наиболее интересными или сложными в ее арсенале. У Гермионы мелькнула мысль о том, что это было не совсем честно: у Кейт практически не было времени подумать, тогда как те, кому достались номера после десятого, имели не менее часа, чтобы решить, как им поразить судей. Но она быстро задушила эту мысль, решив, что ей вообще нет дела до того, как организован этот дурацкий конкурс.
Она просто дождалась своей очереди, вышла на сцену, подняла палочку и произнесла:
- Люмос!
На кончике ее волшебной палочки загорелся свет. Зрители замерли, ожидая продолжения, профессор Межере с широко открытыми глазами наблюдала за Гермионой, не представляя, что та сделает в следующую секунду. Даже эта француженка знала, что «мисс Гранже» была сильной ведьмой, и ожидала феерии. Члены жюри и подавно были уверены в том, что сейчас их поразят первоклассной демонстрацией удивительных магических способностей. Гермиона же просто опустила палочку.
- Это все, - сказала она, самодовольно оглядывая присутствующих.
Профессор Межере приоткрыла рот.
- Может быть... - произнесла она неуверенно, - может быть, вы демонстр-рировать нам что-то еще?
Гермиона пожала плечами, якобы с сожалением качая головой.
- Не думаю, что могу.
- О, но я увер-рена...
Гермионе на мгновение даже стало жаль учительницу, которая выглядела теперь очень растерянно. Но она твердо решила прекратить свое участие в этом конкурсе, и не собиралась поднимать палочку.
Однако в следующее мгновение произошло нечто, что заставило ее пересмотреть свое решение: со стороны судейского стола раздалось громкое «Ступейфай!» и луч заклинания полетел прямо в Гермиону. Скорее инстинктивно, она вскинула руку с палочкой и прокричала «Протего!».
Изумленно она смотрела на профессора Снейпа, который теперь поднялся на ноги и, криво ухмыляясь, злорадно смотрел на нее. «Какого черта?», - только и успела подумать она, когда профессор кинул в нее еще одно проклятие. И его ей удалось отразить, но растерянное состояние едва не позволило Снейпу лишить ее волшебной палочки.
Он не дал Гермионе и секунды, чтобы прийти в себя, и начал отправлять в ее сторону одно заклинание за другим. Грейнджер продолжала защищаться, но все это потихоньку заводило ее, и она чувствовала, что готова послать в преподавателя что-нибудь неприятное... Стул, стол или хотя бы хорошенький «Петрификус тоталус».
Понимая необходимость нападения, но осознавая его невозможность в такой ситуации, Гермиона пришла к решению невербально отбить заклинание Снейпа и воспользоваться теми долями секунды, которые она сэкономит, чтобы спрятаться за выступом в стене. Выступ не давал стопроцентной защиты, но позволял взять инициативу в свои руки. Все еще не готовая напасть на учителя в открытую, Гермиона движением волшебной палочки подняла судейский стол, помешав тем самым профессору Снейпу отправить в нее очередное проклятие. Это сработало, но в следующий момент зельевар отправил мешающий ему предмет мебели в сторону, и теперь выскочил на середину сцены, чтобы выступ в стене не мешал ему нападать на мисс Грейнджер. Теперь дуэль проходила в невербальном режиме, поэтому зрители видели только цветные лучи и искры. Вдруг Гермиона пустила в Снейпа мощную струю воды, которую профессор изящным движением отправил в обратном направлении. Гермионе чудом удалось избежать собственного творения, а вот конкурсанткам, которые сидели на первом ряду, повезло меньше.
Не на шутку разозленная, Гермиона начала отправлять в Снейпа по-настоящему жестокие заклинания. Одно из них пролетело мимо цели и превратило судейский стол в щепки. Чувствуя, что начинает уставать, она поняла, что пришло время для отчаянных средств: умудрившись отвлечь Снейпа отправленной в него «таранталегой», Гермиона в два прыжка подскочила к преподавателю и накинулась на него. Не ожидавший такого напора, Снейп позволил себе растеряться, и Гермиона выбила палочку у него из рук. Впрочем, ей не удалось повалить его на пол, как она рассчитывала, и теперь они боролись точно школьники во дворе магловской школы. Гермиона со спины — поскольку он успел увернуться, когда девушка набросилась на него — обхватила профессора руками и ногами, пытаясь заставить того упасть, а он силился скинуть с себя студентку и вернуть себе палочку. В какой-то момент Гермионе удалось даже прижать кончик своей волшебной палочки к виску Снейпа.
- Хватит! Хватит! Хватит! - кричала она, но профессор ловко схватил ее за руку и начал выворачивать кисть.
Почувствовав боль, Гермиона ослабила хватку, и Снейпу удалось не только стащить с себя мисс Грейнджер, но и схватить ее так, чтобы у нее не было ни единого шанса снова напасть. Он выхватил палочку из ее рук и прижал кончик к шее Гермионы. Затем он просто отпустил выдохшуюся девушку, сделал шаг назад, поднял свою палочку с пола и неспешно вернулся к своему стулу.
Гермиона стояла посреди сцены, взлохмаченная и вымотанная, и тяжело дышала. Внезапно зал взорвался аплодисментами. Студенты хлопали, кричали, улюлюкали, скандировали ее имя и вообще всячески выражали свой восторг. Наверное, многие из них мечтали о возможности запустить в Снейпа хотя бы одно слабенькое заклинаньице, Гермиона же пусть и не победила его, но осыпала таким градом жутких проклятий, что моментально стала школьным героем.
- Профессор Снейп, верните нам стол и таблички с оценками, - спокойно произнесла профессор МакГонагалл, когда студенты чуть успокоились.
Снейп безразлично взмахнул палочкой в сторону груды щепок, и вот перед судьями вновь стоял длинный стол.
- Мы все, конечно же, в огр-р-ромном впечатлении, - произнесла профессор Межере, не скрывая эмоций, - но пр-равила диктуют нам сказать, уважаемые судьи, поднимите ваши оценки!
Зрители снова начали аплодировать, потому что шесть из семи профессоров подняли вверх десятку — высший балл в этом туре. Но все тут же начали кричать «бу-у-у!» и топать ногами, когда виновник случившегося, профессор Снейп, невозмутимо поднял в воздух табличку с цифрой пять.
Теперь Гермиона тяжело дышала не от физических упражнений, а от ярости. Нет, ее разозлила не пятерка Снейпа, а то, что по его милости остальные поставили ей десятки. Даже с низкой оценкой от зельевара общий балл Гермионы был выше, чем чей-либо еще. И даже не смотря на то, что она была восьмой, и еще семь участниц ждали своей очереди, шансы на то, что мисс Грейнджер не пройдет в следующий тур, были ничтожно малы.
- Зачем вы сделали это? - воскликнула Гермиона как только вошла тем вечером в кабинет профессора Снейпа.
Он сидел за столом и сосредоточенно рассматривал чье-то сочинение. Уверенной рукой написав на пергаменте «Отвратительно», он взял следующий свиток.
- Предполагается, что вы умны, - между делом ответил он. - И вам положено обращаться ко мне «сэр» или «профессор», даже если вы так бесцеремонно врываетесь в мой офис.
- Я постучала! - тут же возразила Гермиона, и добавила: - сэр.
- Да, - он на мгновение оторвал взгляд от пергамента и сурово посмотрел на студентку, - и я даже позволил вам войти. Поэтому проявите ответную любезность и ведите себя как подобает. И Гриффиндор теряет пять баллов из-за вашей невоспитанности.
Он снова принялся сосредоточенно изучать очередное сочинение, пока Гермиона пыталась вернуть себе самообладание.
- Вы нарочно заставили меня сражаться с вами, чтобы я не могла не продемонстрировать свои умения, и судьи поставили мне высшие баллы. И я хотела бы знать, зачем вы это сделали, профессор.
- Я вовсе не рассчитывал на то, что все поставят вам десять баллов, - ответил Снейп. - На мой взгляд, оценки были завышены. Вы так и не смогли отразить атаку, я уж не говорю о том, что попытались применить физическую силу и лишились палочки. Если бы я намеревался убить вас, сейчас мы бы с вами не беседовали.
- Но вы сделали так, чтобы я прошла в следующий тур, не пытайтесь отпираться.
Снейп отложил в сторону пергамент и пронзительно взглянул на Гермиону.
- Я не «отпираюсь», мисс Грейнджер, как вы соизволили выразиться. Ни сейчас, ни когда-либо. И мне не совсем ясно: вы в чем-то меня обвиняете?
- Да! - воскликнула она. - Из-за вас, профессор, я прошла в следующий тур.
- Я здесь не причем, мисс Грейнджер, вы набрали достаточное количество баллов благодаря собственным с позволения сказать способностям. Если вы помните, лично я поставил вам заслуженные пять баллов. Чуть более чем посредственное выступление на большее не тянуло.
Гермиона сжала зубы.
- Вы спровоцировали меня, - процедила она.
- Вы могли не отражать мою атаку, - он издевательски поднял брови.
- У меня сработал инстинкт!
- Ваши инстинкты — не мои проблемы, - ответил Снейп, снова возвращаясь к проверке сочинений.
Всем своим видом он давал понять, что не намерен продолжать разговор. Гермиона быстро вышла из кабинета, зло хлопнув дверью. Чертов мерзавец! «Но ничего-о-о, - подумала Гермиона, - в следующем туре я сделаю все, чтобы проиграть! И я проиграю!»
- Я проиграю! - произнесла она вслух, чтобы настроиться на поражение.


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:25 | Сообщение # 6
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5. Раз два-три, раз два-три


- Гермиона, может, ты захочешь выиграть? - предложил Рон, пока Гермиона ожесточенно резала сосиску.
- Что? - резко спросила она, потому что вопрос друга выдернул ее из фантазий, полных сцен мести.
- Ты правда здорово смотрелась там, на сцене, ты была лучшей, - сказал он.
- Ты достойна того, чтобы выиграть, - поддержал ее Гарри.
- Да, неужели тебе не польстит — самую малость, - поспешно добавила Джинни, - если ты станешь лучшей в Хогвартсе?
- Я не откажусь от своих принципов, - твердо ответила Гермиона, - к тому же, теперь это дело чести.
Рон отправил в рот ложку картофельного пюре и философски заметил:
- Ну да, выиграть конкурс красоты может каждый дурак. А вот доказать Снейпу, что можешь его проиграть — это не для каждого.
Когда всех участниц пригласили в кабинет, где когда-то проходили лекции по Чарам, чтобы пройти инструктаж, касающийся следующего тура, Гермиона как следует подготовилась: мало того, что она не мыла волосы уже четыре дня, то есть с тех самых пор, как прошел последний тур, она еще и не причесала их. И уж конечно она не стала подкрашивать ресницы, как делала время от времени. К тому же вечером ранее она писала сочинение по Рунам до поздней ночи, поэтому под глазами у нее были отличные синяки. Что бы от нее ни потребовалось на конкурсе этим вечером, выглядела она паршиво.
Десять девушек вошли в просторное помещение и обомлели: вместо парт и стульев в комнате было расставлено десять туалетных столиков с большими зеркалами. У каждого стояла ведьма или колдун.
- Мы пр-ригласили для вас лучших стилистов! - провозгласила профессор Межере и девять девочек завизжали от радости.
Одна же застонала от досады.
- Займите места за зер-ркалами, и из вас сделают пр-ринсессе!
Гермиона выбрала молодого человека с самой некрасивой прической. Она подумала, что стилист, у которого на голове творится такой невоображаемый кошмар, не может сотворить из ее волос ничего путного. Но кое-чего она не учла...
- Этот Арчи состриг мне всю зону справа, - жаловался стилист, пока бережно укладывал локоны Гермионы в красивую прическу, - посмотри, что я сделал ему.
Гермиона посмотрела на полноватого волшебника, который работал рядом. У того была прекрасная аккуратная укладка.
- Работал над ним два часа, - продолжал Феликс, - сделал из него настоящего красавца. А он... козел криворукий.
- Ясно... послушайте, Феликс, а у меня к вам есть одна просьба... - произнесла Гермиона неуверенно, - я понимаю, она может прозвучать странно, но... вы не могли бы меня изуродовать.
Феликс уронил расческу.
- Дорогуша, я не знаю, что ты хочешь сказать, поэтому просто сделаю вид, что не слышал этого.
- Но мне очень надо...
- Моя репутация мне важнее, - довольно резко отозвался стилист. - И я не пойду против искусства. Феликс Лаурье не может работать хуже, чем прекрасно!
Они не просто причесали и накрасили их, они выдали им потрясающие платья. Гермиона едва не заплакала, когда увидела в зеркале свое отражение: она никогда не была такой красивой! И у нее просто не поднялась бы рука испортить что-то в этом прекрасном облике.
Тогда Гермиона решила дождаться самого конкурса. Что бы они ни заставили ее делать, она могла сделать это плохо, вот и все!
- Я думаю, сегодня хорошая погода, - услышала Гермиона знакомый голос и обернулась.
- О! - только и смогла воскликнуть она, когда увидела Луну. - О! Ты выглядишь просто... просто...
- Я знаю, - печально улыбнулась белокурая девушка, - но это только на один вечер. Придется потерпеть, правда?
- Э-э, ну... ты вообще-то... очень красивая...
Гермиона редко находила себя настолько неспособной к связной речи.
- Да, - Луна мягко улыбнулась, - хотя из-за косметики этого почти не видно. Но ты не волнуйся, все помнят, как ты выглядишь.
С этими словами она ушла, оставив Гермиону смотреть ей вслед.
Наконец, конкурсанткам предложили пройти в Большой Зал. Все они вышли на сцену, и зрители взорвались аплодисментами. Все оценили то, как прекрасно выглядели девушки, и даже судьи, обычно уставше-недовольные, казались сейчас пораженными и довольными. Все, кроме профессора Снейпа, разумеется, который взирал на всех с привычным безразличием и легким презрением.
- И этот ту-у, - раздался голос профессора Межере, - не пр-росто демонстр-рир-рует нам, что кр-расивы участницы, но показывает их способности в танце!
Губы Гермионы расплылись в улыбке: что может быть проще, чем плохо танцевать?
- Но танцевать они будут не пр-росто так, конечно же. Для танцев нуждается в пар-ртнё. И они должны выбр-рать его из жюр-ри!
Тут участницы перестали улыбаться и испуганно взглянули в сторону судей. Из лиц мужского пола там были профессор Снейп, профессор Бинс, профессор Флитвик и Хагрид. Не слишком богатый выбор. Межере предложила девочкам занять специально подготовленные для них места и вызвала на сцену первую конкурсантку: Аделаиду Флинт из Слизерина. Красивая черноволосая девушка уверенной походкой прошла к судейскому столу и остановилась напротив Снейпа.
- Профессор? - произнесла она, улыбаясь.
Тот несколько секунд смотрел на нее убийственным взглядом, но затем все же встал.
Пара прошла к центру сцены, заиграла музыка.
«Вальс», - мелькнула мысль в голове Гермионы, после чего все мысли покинули ее голову. Снейп умел танцевать. Он, черт возьми, действительно умел танцевать! Двигался уверенно, четко, будто контролировал каждый мускул, каждое движение своего тела. Мисс Флинт тоже смотрелась достойно, но Снейп...
Дальнейший ход событий был определен. Все девочки действовали по одной и той же схеме: они подходили к профессору Снейпу, который после третьего танца даже не утруждал себя тем, чтобы садиться обратно за судейский стол, глупо улыбались и, когда зельевар устало вздыхал, осторожно вкладывали ладошку в протянутую руку. Далее следовал танец, в котором никому не удалось продемонстрировать способности более выдающиеся, чем у Снейпа. Наконец, подошла и очередь Гермионы.
Она встала, не чувствуя ног, поднялась на сцену. Снейп стоял, лениво опершись бедром о судейский стол, остальные преподаватели сидели за этим столом, ожидая действий мисс Грейнджер. Чувствуя волнение, которого не ожидала, она пересекла сцену и подошла к преподавателям.
- Хагрид, - произнесла она, облизнув пересохшие губы, - можно пригласить тебя на танец?
Хагрид растерялся.
- Э-э, Гермиона, ты уверена? - произнес он, косясь на Снейпа. - Я вообще-т не особо какой танцор.
Гермиона улыбнулась.
- Я тоже, - сказала она.
- Ну, так можете тебе лучше того... этого... - Хагрид качнул головой в сторону зельевара.
Тот невозмутимо смотрел на Гермиону, делая вид, что его все это совершенно не касается.
- Я не хочу танцевать с!.. - в сердцах ответила мисс Грейнджер, но закончила фразу чуть спокойнее: - с профессором Снейпом, потому что он, я думаю, мог немного утомиться. Он вальсировал уже шесть раз. Уверена, у него просто нет сил еще и на меня.
Тут Снейп не смог промолчать.
- Не вам судить о моей выносливости, мисс Грейнджер! - резко сказал он. - Однако, я действительно...
Завершить очередное неприятное высказывание ему не позволила профессор Межере, которая провозгласила:
- Мадемуазель Гр-ранже, как всегда, демонстр-рирует неор-рдинар-рный выход! Она необычна всегда, и тепер-рь вер-рна себе! Она танцует с Агр-ри!
Когда Хагрид встал, Снейп демонстративно сделал шаг в сторону, чтобы пропустить полувеликана.
Заиграла музыка, и Хагрид с Гермионой начали танцевать. Сперва у них совсем ничего не получалось, но оба партнера довольно быстро подстроились друг под друга, и дело пошло на лад. Несколько поворотов, выпад, Хагрид почти не двигался с места, зато весьма активно вращал Гермиону, которая порхала по сцене, точно бабочка.
- Это было очень хитро, танцевать с Хагридом, - заметил Рон тем вечером, когда они все сидели в гостиной Гриффиндора.
Гермиона мрачно взглянула на друга.
- На его фоне даже бегемот покажется балериной, - пояснил он.
Потом он сообразил, что сказал что-то не то, и поправился:
- По крайней мере, рядом со Снейпом ты бы смотрелась не так выигрышно.
- Ему было бы очень лестно услышать это, - сардонически отозвалась Гермиона, - а мне нет до этого дела!
- Я могу понять слизеринок, которые танцевали со Снейпом, но остальные-то чего на него набросились? Они смотрелись рядом с ним как каракатицы. Вот Луна хоть и танцевала с Флитвиком, потому что он ее декан, но на самом деле поступила очень хитро. Она отлично смотрелась на его фоне. Как и ты на фоне Хагрида, - продолжал рассуждать Рон, очевидно, не понимая значения раздраженных взглядов со стороны подруги. - Остальным не на что было и надеяться. Если честно, конкурс выиграл Снейп, грязный ублюдок.
- Рон, пригласи его на танцы, если ты так впечатлен, и успокойся, - потребовала Гермиона и сердито уставилась в книжку.
Она знала, что следующим этапом был творческий конкурс: участницы должны были продемонстрировать свои таланты в сфере искусства. Гермиона считала, что таковыми не обладает, но наученная горьким опытом предыдущих испытаний, боялась в очередной раз победить. Конечно, она не могла подготовиться к поражению, сложно тренироваться делать что-то плохо. Особенно когда тебе кажется, что ты и так способен сделать это исключительно отвратительно, и никак иначе. Но все же она могла попытаться оказать влияние на ход конкурса. И для этого нужно было обратиться к одному из судий.
Она достала из сундука коробочку фаджа, которую купила еще месяц назад в Хогсмиде, и отправилась к кабинету человека, от которого во многом теперь зависела ее судьба.
- Заходите, мисс Грейнджер, - несколько настороженно поприветствовала ее профессор МакГонагалл. - Что случилось?
- О, ничего, профессор, я просто хотела предложить вам попить чая и поговорить о том, что происходит в школе...
Директриса чуть удивленно подняла брови и предложила студентке присесть. Взмах волшебной палочки — и вот на столе уже стоят две изящные чашки с дымящимся напитком. Гермиона ловким движением руки точно из воздуха извлекла на свет сладости.
- Если быть абсолютно честной, - произнесла она чуть задумчиво, делая глоток чая, - я хотела поговорить с вами о конкурсе.
Теперь МакГонагалл подняла и вторую бровь, демонстрируя высшую степень удивления.
- У меня есть одна... кхм, просьба.
- Просьба?
- Да, просьба.
Гермиона потерла кончик носа, чувствуя себя неловко.
- Скажем так, - сказала она, - я была бы не очень огорчена, если бы в следующем туре кто-то поставил мне низкий балл.
Профессор выразила свое изумление сдержанным «прошу прощения?».
- Я хочу проиграть! - выпалила Гермиона. - Нет, не так... Я не хочу участвовать в конкурсе. Я не хотела с самого начала, но было бы просто неудобно отпираться там, на глазах у всей школы. Кто бы мог подумать, что я пройду в следующий тур? Затем я пыталась сделать все, чтобы проиграть честно. Но мне мешали. Мне постоянно ставили палки в колеса, и вот теперь я вынуждена опуститься до того, чтобы использовать личные связи с членами жюри, чтобы добиться поражения. Но послушайте, профессор МакГонагалл, я не стыжусь этого. Да, я готова проиграть любой ценой. Чего бы мне это ни стоило, я вылечу из этого соревнования!
МакГонагалл поставила чай на стол. Чашечка оглушительно звянькнула о фаянсовое блюдце.
- Мисс Грейнджер, - ответила директриса, - мне странно, что сейчас между нами происходит такой разговор. Правила для всех одинаковы, и единственный способ выйти из конкурса — это плохо выступить на нем. Кроме того, я не только не хочу делать что-либо, но и просто не могу. От меня мало что зависит. Один мой голос ничего не решит.
- Я обращусь к Хагриду! Вдвоем вы сможете существенно изменить ход событий.
- Нет, мисс Грейнджер. Я боюсь, это исключено. Мои оценки строги, но беспристрастны.
Гермиона имела множество полезных связей, но никогда ими не пользовалась. В тот единственный раз, когда она решила сделать это, ей отказали. Устройство мира вдруг показалось ей особенно несовершенным.


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:32 | Сообщение # 7
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6. Экспрессия


Встречая в коридорах профессора Снейпа, или имея с ним дело на уроках, Гермиона делала вид, что ничего не происходит. Но в душе ее кипел огонь. Как мог он так упрямо досаждать ей, когда она в свое время сделала все, чтобы помочь ему? Да он жив только благодаря ей!.. Можно сказать. Это, конечно, не совсем правда, но отчасти – все же справедливо.
Наконец, пришло время для очередного испытания, и весь Хогвартс снова собрался в Большом Зале.
- Это вр-ремя показать ваши таланты, дар-р-рования! – объявила профессор Межере, пребывая в полнейшем восторге.
Она указала рукой на сцену, туда, где были свалены в неаккуратную кучу мольберты, холсты, краски, глина и гипс, каркасы из проволоки и дерева, свитки, перья и самый разнообразный хлам, который мог пригодиться для изготовления инсталляций и коллажей.
Итак, участницам предстояло выбрать вид искусства, в котором они, по их мнению, преуспевали, и за час создать произведение, которое поразит жюри. Гермиона решила выбрать живопись: что может быть проще, чем нарисовать плохую картину?
Время пошло, она заняла место у одного из мольбертов. Зрители и судьи не могли видеть холст до поры до времени, и Гермиона с удовольствием взялась за творчество. Она выдавила из тюбиков на палитру все имеющиеся краски, взяла самую толстую кисть и начала бессмысленно и беспощадно марать девственно чистую поверхность холста маслом. Увлекшись, она перестала отдавать себе отчет в том, что делала, рука двигалась сама по себе. Гермиона же размышляла о том, насколько раздражающим был тот факт, что она не могла выйти из конкурса. Сначала она проявила малодушие и приняла участие в первом туре – это уже само по себе вызывало в ее душе гнев. Но затем она несколько раз не смогла проиграть! Это не лезло ни в какие ворота, честное слово! И Снейп! Снова Снейп. Мысль о нем вызывала мелкую дрожь. Человек был невыносим, его поведение – за гранью разумного, а сама мысль о том, что он мстил ей за спасение – обескураживающей.
Гермиона и не заметила, как прошел час. Ее холст покрылся толстым слоем, кое-где пастозные краски смешались, создав причудливые полутона, кое-где густые мазки перекрыли предыдущие, лишь немного пропуская сквозь себя оттенки, отголоски уже нанесенной краски.
Многие конкурсантки выбрали живопись. Девочки, которых к этому конкурсу осталось всего семь, принялись демонстрировать свои работы жюри и зрителям, объясняя, что они изобразили на холсте, что вдохновило их. Гермиона оценивающе кивала головой: пейзаж «Вид Хогвартса со стороны озера» поражал тонкой проработкой светотени, а персонажи группового портрета всех судей конкурса были легко узнаваемы. Аделаида Флинт, та самая, что первой решила танцевать со Снейпом, студентка слизерина, выбрала скульптуру: слепленный ею бюст Снейпа выглядел внушительно и поражал сходством с оригиналом, но Гермионе показалось, что мисс Флинт стоит поубавить обороты. Ее зацикленность на профессоре Снейпе была просто нездоровой.
Луна Лавгуд, как всегда, отличилась, избрав не живопись или скульптуру, но необычный жанр инсталляции. На огромном полотне из, очевидно, всего, что только попалось девушке под руку, она создала пугающее изображение женщины с совой на плече. И чучело совы, созданное не слишком умелым такседермистом, было самым привлекательным элементом. В работе Луна использовала и старый безлицый манекен, и сухие ветки деревьев, на которые нацепила потертые велюровые перчатки, и что-то, что должно было быть париком, но напоминала просто пучок чьих-то волос. Профессор Межер содрогнулась, увидев творение мисс Лавгуд, однако судьи оценили это нестандартное произведение довольно высоко. Кажется, многим из них просто доставляло удовольствие то, в какой шок повергала Луна устроительницу конкурса.
Но вот очередь дошла и до Гермионы. Профессор Межере взмахом палочки повернула холст мисс Грейнджер ко всем, и аудитория издала изумленное «о!».
- Это весьма... как это называется, - проговорила ведущая, - экстр-равагантно...
«Это мазня, - подумала Гермиона, - просто мазня, давайте называть вещи своими именами».
Как и после демонстрации предыдущих работ, судьям предстояло высказать свое мнение.
- Я не большой ценитель этого направления в живописи, - заметила профессор Спраут. – Я бы не доверила мисс Грейнджер даже красить мои теплицы.
Гермиона радостно улыбнулась, с благодарностью глядя на преподавателя.
- Позвольте, - раздался вдруг голос Снейпа, и сердце Гермионы остановилось, - ваши представления о живописи как о чем-то неизменяющемся как минимум старомодны. То, что мы наблюдаем в работе мисс Грейнджер – это протест против ложной красивости мира, которую мы видим в других картинах. Отказ от следования нормам живописи – смелый шаг, направленный на выражение подлинных чувств автора. Оставив вещественный мир, мисс Грейнджер погрузилась в мир эмоций, где каждый мазок – это переживание, каждый цвет – история. Давайте не будем делать резких суждений, господа, и попробуем понять.
Гермиона скрипнула зубами. Судьи согласно кивали головами, пристально рассматривая ее картину, и она мечтала подлететь к Снейпу и ударить его по голове.
- Да, я согласна с вами, профессор Снейп, - задумчиво произнесла профессор МакГонагалл, чуть склонив голову на бок, - я чувствую ярость в данной работе. Эти резкие движения кистью, агрессивные цвета...
- Мне страшно, когда я смотрю на эту картину, - заметил Хагрид.
- Манифик! – выдохнула профессор Межере. – Это тр-репет, это вибр-рации. Работа пылает стр-растью.
- Очень экспрессивно, - согласно кивнул профессор Флитвик. – Браво, мисс Грейнджер! Браво!
Он дважды хлопнул в ладоши, и вот весь зал разразился аплодисментами.
Гермиона не могла пошевелиться: она не верила в то, что происходило. Лишь покинув Большой зал, уйдя подальше от него, оказавшись, наконец, в пустом коридоре, она позволила себе отчаянный крик. Проходящий мимо Снейп заметил:
- Кто бы мог подумать, что у вас столько скрытых талантов, мисс Грейнджер.
И, усмехнувшись с издевкой, он был таков, даже не увидев, каким яростным взглядом его проводила Гермиона.


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:33 | Сообщение # 8
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7. Финал


Разумеется, Гермиона прошла в финал. Ее работу повесили на самое видное место в Большом зале, а друзья и знакомые просили теперь написать что-нибудь и для них. Никому, впрочем, не удалось добиться согласия.
- Гермиона, ты же говорила, что не хочешь участвовать, - заметил как-то Рон. – А сама опять выступила лучше всех.
Если бы его подруга не была столь воспитанной особой, в ответ он увидел бы неприличный жест. Так же бесстрашный Рон был просто проигнорирован.
Теперь Гермиона не пыталась убедить всех, что проиграет. Теперь ей было уже все равно. Она приняла участие в конкурсе, она прошла в финал. Чем бы все ни закончилась, ей не изменить историю. Она – одна из трех, и ее имя навсегда вписано в анналы истории. Вписано с пометкой «финалистка конкурса красоты «Мисс Хогвартс»». Несмываемое пятно позора.
Однажды вечером Гермиона шла из библиотеки и, почувствовав необходимость немного размяться, решила прогуляться по замку. Погруженная в свои мысли, она очнулась, лишь оказавшись у дверей, ведущих в Большой зал. Справа от входа на мраморной колонне красовался бюст Снейпа. Белоснежный гипсовый портрет казался насмешкой над мрачным образом профессора, но идеально вылепленные черты лица – тонкий длинный нос, выступающие скулы, высокий лоб и надменно выдвинутый вперед подбородок – застывшие в вечном выражении скуки, смешанной с презрением, вызывали странные чувства. Лицо Снейпа казалось почти прекрасным. Точно, честно созданная скульптура, повторяющая каждую черточку, каждую морщинку, отчего-то казалась куда красивее оригинала.
Гермиона несколько минут смотрела на бюст, понимая, что не может ненавидеть человека, с которого его лепили. «Вот она, сила искусства», - подумала она. И тут ей в голову пришла мысль о том, что ненавидеть Снейпа станет гораздо легче, если его скульптурное изображение не будет столь прекрасным.
«Насколько хрупок гипс?»
Гермиона несмело протянула руку и схватила скульптуру за нос. Такой тонкий и непрочный, нужно было приложить лишь немного усилий.
- Что вы делаете, мисс Грейнджер? – раздался голос у нее за спиной.
Она вздрогнула и отскочила в сторону. Взглянув на подкравшегося к ней профессора Снейпа, она отвела взгляд в сторону и ответила:
- Пылинка... была...
- Что вы там лопочете? – с явной насмешкой в голосе произнес зельевар. – Не так смелы, когда приходится иметь дело с оригиналом? Хотел бы я посмотреть, как вы пытаетесь сломать нос не гипсовой скульптуре, а мне.
Тирада Снейпа чуть разозлила Гермиону, поэтому ответила она значительно смелее, чем раньше:
- Я бы тоже хотела на это посмотреть, сэр! Совсем не обязательно, чтобы это была я, ломать вам нос может кто угодно. Со стороны наблюдать даже интереснее.
Профессор сузил глаза.
- Дерзите, мисс Грейнджер?
- Веду диалог, сэр.
- Вы уже могли убедиться, что иметь врага в моем лице, - с угрозой начал он, - не лучшее, что может случиться в жизни. Даже постоянное общение с людьми вроде Поттера и Уизли не может подготовить вас к тому, что сулит мое нерасположение.
Гермиона сложила руки на груди. Ее вовсе не пугали его угрозы.
- Знаете, сэр, я думаю, ваше расположение или нерасположение меня совершенно не волнует. И я прекрасно с этим живу. Доброй ночи.
Она попыталась обойти Снейпа и гордо удалиться, но он сделал стратегический шаг вправо и создал непреодолимое препятствие в виде почти двухметрового туловища.
- Вы еще не испытали всю мощь моей неприязни, мисс Грейнджер, именно поэтому так беззаботны. Но это лишь вопрос времени.
Гермиона закатила глаза.
- Раз уж у нас зашел такой разговор, профессор, позвольте узнать, что именно породило в вашей душе такую ненависть ко мне.
- В большей степени – сама ваша личность, в меньшей – безрассудное вмешательство в мою жизнь и двухмесячное присутствие в больничном крыле, что само по себе не является преступлением, но вернемся к первому пункту, и все встанет на свои места.
- Вмешательство в вашу жизнь? – возмущенно воскликнула Гермиона. – Я просто сделала то, что сделал бы любой на моем месте – не позволила вам умереть!
- Кто вас просил об этом?
- Никто, но...
- Вам не приходило в голову, что когда я требовал оставить меня в покое, это был не бред умирающего, а вполне осознанная просьба?
- Не приходило, - серьезно ответила Гермиона. - Извините, сэр, но это глупо. Никто не стал бы прислушиваться к подобной просьбе. Тем более, когда человек в таком состоянии. Вы были в бреду...
- Неплохой аргумент, мисс Грейнджер. Я считаю, вы тоже были в бреду, когда требовали, чтобы я позволил вам проиграть. Кто не хочет выиграть конкурс красоты, верно, мисс Грейнджер?
Гермиона уперла руки в боки:
- Не надо сравнивать! Это совершенно разные вещи.
- Мы оба действуем против воли другого, - не сдавался Снейп. – Как вам на вкус ваше собственное лекарство, мисс Грейнджер? Вы довольны?
Она выдохнула, не веря собственным ушам. Как мог он считать, что спасение человеческой жизни можно сравнить с упрямыми действиями «назло»?
- Я думаю, вам досадно и скучно, и вы ищете, кого в этом обвинить. И почему-то выбрали меня – человека, который меньше всех желает вам зла, - сказала она, качая головой. – Я помогала мадам Помфри спасти вас потому, что хотела, чтобы вы жили, и даже сейчас не жалею об этом. Пускай, вам нет дела до того, каких усилий это нам стоило, сколько ночей мы не спали, и сколько зелий сварили, но вы могли бы быть добрее к самому себе.
Гермиона и не заметила, что они со Снейпом стояли теперь почти нос к носу, гневно сверкая глазами и прерывисто дыша.
- Поверьте, если бы я не ценил эти ваши «усилия», - процедил профессор, глядя сверх вниз, - этого разговора не было бы. А эта скульптура была бы единственным напоминанием обо мне.
- Ну, раз уж вас постигло такое несчастье, и вы остались в живых, тогда как, замечу, множество других, куда более добрых, милых и благодарных людей погибло, почему бы не попробовать и не получить от этого удовольствие?
Последние слова Гермиона выкрикнула Снейпу в лицо, и он поморщился.
- Я попытаюсь сделать это – как только увижу, как это удается вам. Посмотрим, насколько искренней будет ваша улыбка завтра, во время награждения победителей.
- Вот и посмотрим! – воскликнула она.
А затем, наконец, обошла Снейпа и поспешно удалилась.
- Тоже мне, Ангел Возмездия! - пробубнила она, оказавшись на почтительном расстоянии от профессора.


{Суперская иллюстрация от Opi00m}


И вот настал день финала. Всю ночь перед ним Гермиона не спала, потому что в ней боролись желание остаться верной принципам и тщеславие. Какой девушке не было бы приятно победить в конкурсе красоты? Ведь, по большому счету, оценивались не только внешние данные. Выиграть – значило быть лучшей во всем. Да, она считала участие и победу в этом мероприятии унижением. Но вот непосредственно накануне финала в ее голове все отчетливее звучал голос Рона, вопрошающий, неужели же она совсем ни капельки не хочет стать Мисс Хогвартс? Разве это так уж плохо?
В конечном итоге, Гермиона решила делать все, что от нее потребуют, но не больше. Если она справится с заданием последнего тура лучше других – что ж, так тому и быть. Она с честью перенесет это и примет титул королевы школы. Но она не будет стараться, лезть из кожи вон, работать на грани, чтобы победить. Пусть все идет своим чередом.
Помимо Гермионы финалистками стали Аделаида Флинт и Луна Лавгуд. Всех троих попросили пройти в комнату, что примыкала к Большому Залу.
- Вы будете вызваны по одной, - сообщила им профессор Межере и ушла.
Тикали часы на камине, девушки молча ждали, когда их позовут.
Вдруг они услышали голос, донесшийся из ниоткуда.
- Аделаида Флинт.
Слизеринка неуверенно поднялась и вышла из комнаты в Большой Зал. Гермиона и Луна ждали еще около двадцати минут, прежде чем тот же голос провозгласил:
- Луна Лавгуд.
Теперь ушла и Луна, и напряжение Гермионы дошло до предела. Двадцать минут она сидела точно на иголках, но вот, наконец, произнесли и ее имя, и она вышла из комнаты.
Вопреки ее ожиданиям, она оказалась не в Большом зале, а в комнате, левая стена которой была полностью зеркальной. Гермиона предположила, что ее и зрителей разделял этот экран: они могли видеть ее, а она их нет. Вдруг в комнату вошел молодой человек – Гермиона только сейчас заметила, что в противоположной части помещения также была дверь. Молодой человек был ей не знаком, и она вопросительно уставилась на него.
- Здравствуйте, - произнес он.
- Здравствуйте, - вежливо, но настороженно ответила она.
- Первая часть этого тура заключается в том, что вы должны продемонстрировать ваши манеры и умение вести светскую беседу. Присядем.
Он указал рукой на столик, что стоял посередине комнаты. С двух сторон от него стояли стулья, на один из которых Гермиона и присела. На столе была бутылка с вином и два бокала, на подносе лежал сыр и виноград.
Молодой человек начал разговор. Он поинтересовался, как звали его собеседницу, она ответила и спросила его имя в ответ. Джон Харп, так его звали, налил в бокалы вина и протянул один Гермионе. Она взяла его, сделала вид, что отпила немного, но на самом деле лишь смочила губы. Она внимательно наблюдала за Джоном. Тот сделал гораздо более значительный глоток.
Он спросил, откуда Гермиона была родом, она ответила ему. Он поинтересовался, как проходила ее учеба в Хогвартсе.
- Все хорошо, скоро экзамены, ой, простите, - ягодка винограда выскользнула из ее рук и упала на пол.
- Ничего страшного, - произнес Джон.
- Нужно поднять, - ответила на это Гермиона. – Не терплю, когда что-то лежит не на своем месте.
С очаровательнейшей улыбкой Джон наклонился, почти полностью скрывшись под столом. В этот момент Гермиона поменяла местами их бокалы. Когда ее собеседник снова принял нормальное положение, она уверенно сделала глоток вина. Джон сделал то же самое, продолжая задавать вопросы. Но спустя минуту или около того речь его стала немного замедленной. Он с вопросом в глазах посмотрел на Гермиону.
- О, умно, - еле выговорил он, а в следующую секунду соскользнул на пол.
Обойдя его безжизненно лежащее тело, Гермиона уверенно прошла к той двери, из которой собственно и появился Джон Харп. Интуиция подсказывала ей, что именно там ее ждало продолжение – и она не ошиблась.
Гермиона оказалась в той же самой комнате, из которой только что вышла, но ни Джона Харпа на полу, ни стола с вином тут не было. Зато на том конце комнаты стояла черная ширма.
Выставив перед собой волшебную палочку, Гермиона осторожно подошла к ширме. Она слышала шорох там, за черной тканью, но не смела подойти ближе. Однако когда она была лишь в нескольких ядрах от таинственного предмета, кое-кто другой вышел из-за нее. Гермиона едва не лишилась дара речи, когда перед ней оказался Лорд Волдеморт собственной персоной.
Она невольно сделала несколько шагов назад, с ног до головы оглядывая фигуру в развивающейся черной мантии. Змееподобное лицо Темного Лорда искривилось в усмешке.
- Разве это не приятный сюрприз, мисс Грейнджер? – спросил он голосом, от которого веяло холодом. – Разве это не внесет разнообразие в ваш праздник?
Гермиона попятилась.
- Ты мертв, ты уничтожен, - проговорила она, облизнув пересохшие губы.
Но Волдеморт лишь рассмеялся.
- Я – мертв? Я бессмертен, глупая грязнокровка, меня невозможно уничтожить! Я буду жить вечно! Это никогда не кончится. Эта война будет длиться вечно, пока я не убью их всех. Я уже убил кое-кого.
Он жестом фокусника извлек из мантии фотографии.
- Знакомые лица? – спросил он с издевкой.
Но она не стала смотреть. Она не могла. Она знала, чьи фотографии были в руках этого монстра, и чувствовала, что еще немного, и она разразится истеричными рыданиям.
«Он уничтожен, - повторял ее разум, - он уничтожен, и это просто часть конкурса. Это задание, это... ужасно! Как они могли сделать нечто подобное? Неужели у них был волос Волдеморта, и они заставили кого-то выпить Оборотное зелье? Только... у него не было волос»
Мысль об этом заставила Гермиону мысленно усмехнуться. И тут вдруг все встало на свои места.
- Ридикулус! – воскликнула она и взмахнула волшебной палочкой.
В следующую секунду на лысой голове Темного Лорда начали быстро расти волосы. И уже через несколько секунд он стал обладателем шикарных золотистых локонов длиной до талии. Гермиона рассмеялась, и ловким движением отправила боггарта в открытый шкаф по правую руку от нее.
Ей стало немного стыдно оттого, что она позволила напугать себя так просто, но она не знала, что ее боггартом был оживший и ставший бессмертным Волдеморт! Она сделала глубокий вдох и вошла в дверь за ширмой.
И снова она оказалась в той же самой комнате, только теперь зеркального экрана не было, и Гермиона могла видеть зрителей и жюри. Зал поприветствовал ее бурными аплодисментами, хотя Гермиона видела, что лица многих были белы от испуга. Гарри и Рон, которых она быстро нашла среди толпы, не хлопали, а смотрели на нее с чем-то вроде сочувствия. Гермиона отвернулась от них и перевела свой взгляд на судей. Профессора хлопали, но сдержанно – кажется, ее боггарт оказался для них такой же неожиданностью, как и для нее.
- И последнее испытание для мадемуазель Гр-ранже! – провозгласила профессор Межере. – Нужно пение! Пожалуйста, пр-ройдите к микр-р-рафон и исполните музыкальный номэ.
Гермиона поморщилась. Почему в тот единственный раз, когда она решила по-настоящему постараться и выполнить все задания, она должна делать то, что совершенно не умеет? Музыка не была ее стихией, она редко пела наедине с собой, и никогда не пела на людях. Ну, разве что в церкви, когда ее голос тонул в мощном хоре.
Она вздохнула и подошла к микрофону.
- Что петь? – спросила она убито, предчувствуя собственный позор.
- Что подсказывать музыка! – радостно ответила Межере и отошла в сторонку.
На лице Гермионы отразилось недоумение, но в следующее мгновение заиграла негромкая мелодия. О-о, она знала эту песню! Более того, это была одна из ее любимых композиций. Может быть, это было совпадением, может быть, магией, но «Stranger in the night», зазвучавшая сейчас в Большом зале, была песней ее детства. Папа часто слушал виниловые пластинки Синатры и композиции вроде странника в ночи были для нее тем, чем для нормальных людей были детские песенки и сказки Матушки Гусыни.
- Ох, одну минуту, - произнесла профессор Межере.
Она подошла к Гермионе, направила на нее палочку, и девушку окутало серебристое облако. Когда мерцающий туман рассеялся, мисс Грейнджер увидела, что на ней было длинное черное платье. Она коснулась волос – те были уложены в красивую прическу.
- Теперь можно, - негромко сказала ведущая, и только тогда окончательно скрылась из виду.
Глубоко вздохнув, Гермиона обхватила руками микрофон. Вот-вот должна была зазвучать нота, означающая, что пора вступать. Сердце девушки колотилось, точно сумасшедшее, но вдох, и Гермиона начала петь. Это стало сюрпризом для нее самой, но она получила удовольствие от пения. Как будто не было зрителей и жюри, не было никакого конкурса – только прекрасная мелодия звучала, наполняя пространство, и завораживающие слова плели таинственные образы в ее сознании. Ей виделся незнакомец в черных одеждах. Он стоял на фоне ночного неба. Это была вечеринка – не сумасшедшая гулянка в гриффиндорской гостиной, а званый ужин в стиле голливудских черно-белых фильмов. Люди танцевали и пили шампанское, квартет музыкантов исполнял всем знакомую мелодию, а она, в таком же элегантном черном платье, как то, что было на ней теперь, вышла на балкон, чтобы освежиться. Там был он, стоял к ней спиной и смотрел на звезды. Она чуть смутилась, что потревожила его, но он обернулся, их взгляды встретились – и ее сердце замерло. Образы сменились – теперь они танцевали среди других пар, но не замечали никого, кроме друг друга. Вихрь закружил и это видение, и вот они в парке. Их лица в тени, но луч света почему-то падает на глаза, делая взгляды невообразимо привлекательными. Они тонут в глазах друг друга, но мелодия стихает, и лицо мужчины напротив растворяется в ночной темноте... и вот она снова стоит на сцене. Перед ней – студенты и учителя Хогвартса, они апладируют, она едва заметно улыбается.
Все прошло не так уж и плохо. Гермиона улыбнулась и изобразила легкий поклон.
Ей предложили занять место рядом с Луной и мисс Флинт.
- Ты спела очень хорошо, - произнесла мисс Лавгуд. – Хотя странно, что тебе нравится песня Синатры.
Гермиона удивленно подняла брови.
- Что в этом странного? – спросила она.
- Он же ненавидел маглорожденных, все об этом знают.
- Что?
- Он был волшебником. У него даже песня есть об этом - Magic moments. Но он ненавидел маглорожденных, он сам сказал это в одном интервью.
- Я... я впервые слышу об этом, - произнесла Гермиона голосом, полным сомнения.
Но Луна лишь пожала плечами и устремила мечтательный взгляд на судей. Те как раз подняли таблички с оценками, и зал загудел. Кое-кто даже принялся топать ногами и выкрикивать что-то нечленораздельное, но очень агрессивное. Главным образом такая реакция была вызвана оценкой Снейпа – все, кроме него поставили Гермионе десятки. А вот зельевар ограничился скромной шестеркой.
- Мне кажется, ты ему нравишься, - заметила Луна тихонько.
- Что? – не в первый раз за последнюю минуту спросила Гермиона.
- Мальчики так ведут себя, когда им нравится девочка, - пояснила мисс Лавгуд.
Гермиона хмыкнула.
- Только он давно уже не мальчик.
- Они все мальчики. Глубоко в душе, - с этими словами Луна встала и вышла на сцену.
То же сделала Аделаида Флинт, и Гермиона поняла, что всех трех финалисток вызвали на сцену.
- Итак, пока подсчет голосов, я вновь пр-редставляю наши победительницы! – произнесла профессор Межере. – Уи-уи, вы все являетесь победительницы, пр-росто кто-то более победительница, чем др-ругие, но все ваши места очень почетны. А вот и результаты!
К ведущей подлетел свиток, отправленный профессором МакГонагалл.
- Итак! Тр-р-р-ретье место, набиравшая двадцать пять с половиной баллов, занимает О-оделои Флайнт!
Зрители заапладировали, не слишком довольная, но все же улыбающаяся Аделаида сделала шаг вперед. Кто-то всунул ей в руки букет, профессор Межере надела на голову девушки небольшую диадему.
- О, а здесь интр-рига, - прошептала, хихикая, ведущая. – Не все ожидали такого исхода, и все же! Мадемуазель Гранже всегда удивляла нас необычными решениями, а мадемуазель Ловегод всегда была экстр-равагантна и пр-равда к себе. И вот кто же победил? Второе место занимает... занимает...
Зал начал улюлюкать и нетерпеливо гудеть.
- Мадемуазель Гранже!
Она не расстроилась. Вовсе нет. Второе место – это хорошо. Второе место – это гораздо больше, чем она ожидала в самом начале. Да что там, она вообще ничего не ожидала от этого конкурса, а ее взяли и сочли лучшей в Хогвартсе! Не лучшей, конечно, но второй. Что тоже, согласимся, достойно, и почетно, и... катись оно все к черту!
Выйдя из Большого Зала с ощущением опустошенности, она в пол уха слушала рассказы друзей о том, как выступили ее соперницы.
- Флинт сразу выпила вино и отключилась. Ей поставили семерки только из сочувствия, - радостно вещал Рон.
- А я думаю, это из-за ее шутки про костюм, - вставил Гарри, чем вызвал смех и Рона, и Джинни.
Гермиона бездумно кивнула.
- А Луна была как всегда, в своем репертуаре, - продолжил Рон. – начала говорить какую-то чушь и якобы случайно уронила свой бокал. Вино разлилось, она, конечно, не могла его выпить...
- Ой, Гермиона, а как мы все испугались, когда появился твой боггарт! – воскликнула вдруг Джинни, и ребята закивали головами в знак согласия.
- Мы вроде и понимали, что это не настоящий Тот-Кого-Нельзя-Называть, но черт возьми, он выглядел так реально! – поддержал ее брат.
- Я был уверен, что сейчас заболит мой шрам, - добавил Гарри Поттер.
- И ты очень красиво пела, - заметила Джинни, мысли которой от переизбытка эмоций скакали от одной темы к другой.
Тут ее тоже все поддержали, а Рон добавил:
- Луна тоже всех поразила. Но не так, как Снейп.
- Он что, тоже пел? – впервые за весь разговор и Гермиона вставила реплику.
- Нет, кончено! Ты что! – тут же послышались крики со всех сторон.
- Но он засуживал тебя! – возмущенно воскликнул Рон. – За все конкурсы тебе ставили самые высокие баллы, но он портил средний балл своими тройками и четверками.
- Да, видно только в последнем не смог поставить что-нибудь ниже пятерки, когда ты была в одном с ним зале, - добавил Гарри.
- Не думаю, что его остановило именно это, - заметила Гермиона. – Скорее всего, он просто уже посчитал баллы и понял, что шестерки хватит, чтобы я все равно оказалась на втором месте.
Друзья сочувственно закивали головами.
- Но мне все равно, мне вообще безразлично, какое место я заняла, - заявила Гермиона, сама не веря в это.
- Да Снейп – козел! – сообщил Рон, как будто не слышал последнего высказывания подруги. – Так нагло снижать балл! Это вообще ни в какие ворота. Знаешь, я думаю, ты могла бы подать на апелляцию. Нет, серьезно, чего ты ухмыляешься? Оценки явно были занижены. Или, - понизил вдруг голос оратор, - можем врезать ему. Вон он стоит. Один. Нас четверо. Ему не справиться со всеми.
Друзья снизили скорость – никому не хотелось проходить мимо Снейпа, но путь их лежал именно в том направлении. Вдруг профессор отвернулся от окна, за которым сейчас было темно и мерцали звезды, и взглянул в сторону учеников. Гермиона встретилась с ним взглядами и вопросительно подняла бровь, точно бросая ему вызов. Но он не успел ответить, потому что Рон вдруг громко поинтересовался:
- Не хотите извиниться перед Гермионой?
- О, Рон, пожалуйста, - прошептала Гермиона, схватив друга за рукав мантии.
Но тот уже стремительно приближался к Снейпу, грозно сжимая кулаки. Гермиона, Гарри и Джинни последовали за ним, но не чтобы поддержать, а чтобы остановить, если он решит напасать на профессора или сделать другую глупость.
- Столько лет в школе, а манерам так и не научились, мистер Уизли? – лениво откликнулся Снейп. - Пять баллов с Гриффиндора.
- А вы были несправедливы и откровенно занижали оценки на конкурсе, поэтому я снимаю со Слизерина десять баллов, - не остался в долгу Рон.
- Не думаю, что ты можешь снимать баллы с профессора, - негромко произнесла Гермиона, - даже не смотря на то, что ты префект.
- А я не с профессора снимаю, - заявил Рон, и когда все вопросительно уставились на него, продолжил: - а вон с того парнишки.
Он ткнул пальцем куда-то в сторону. Там, в конце коридора, действительно мирно шел студент Слизерина.
- А что? – продолжал Рон нахально. – Разве не так это делается, профессор Снейп? Просто берешь и снимаешь баллы с кого попало. Чем несправедливей, тем лучше.
Снейп сузил глаза.
- Мистер Уизли, за ваше вызывающее поведение я назначаю вам взыскание завтра вечером. В шесть в моем кабинете. А теперь повеселите нас и попытайтесь назначить мне взыскание в ответ.
- Гермиона выиграла в этом конкурсе! – резко отозвался Рон. - Дураку понятно, что она была лучше всех. Сразу раскусила этого парня с отравленным вином, и с боггартом разделалась только так, хотя выглядел он очень реалистично! И спела хорошо.
Он схватил Гермиону за руку и притянул ближе.
- И посмотрите, какая она красивая! – зло выкрикнул он, и для наглядности указал на подругу, точно продавец, демонстрирующий очень хороший товар.
Снейп оглядел Гермиону с головы до ног, заставив ее покраснеть.
- Рон, прекрати, - прошипела она.
- Нет, пусть он скажет, что не считает, что ты была самой красивой там, на конкурсе. Пусть скажет, что в этом платье ты не выглядишь как... как... актриса в этих ваших фильмах! Когда все черно-белое, и девушки в длинных черных платьях. Пускай!
Все выжидательно уставились на Снейпа. Он перевел взгляд с лица Рона на лицо Гарри, а затем на лицо Джинни. В последнюю очередь он посмотрел на Гермиону.
- Да, мисс Грейнджер, я признаю, вы действительно выглядите как «актриса в этих ваших фильмах». Когда все черно-белое, и девушки в длинных черных платьях. И платье черное, и лицо сероватое.
И прежде, чем кто-то успел сказать хоть что-то, профессор удалился.
- Вот урод, - прорычал ему вслед Рон.
- Да что ты кипятишься? – спросил его Гарри. – Как будто первый день его знаешь.
Рон ответил не сразу.
- Да видел я, как он смотрел, когда она пела! – плюясь от ярости, сказал он, наконец. – Не его оценки меня злят, а его лицемерие.
Никто ничего не ответил на это, а Гермиона еще долга думала о словах друга.


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:33 | Сообщение # 9
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8. До свидания, школа


Все в школе еще долго не могли забыть конкурс, который устроила профессор Межере. Долго еще обсуждался финал и победительницы. Рон особенно много говорил о конкурсе, и когда его друзьям надоело обсуждать с ним эту тему, он нашел отличного собеседника в лице Луны Лавгуд. Она, кажется, весьма охотно обсуждала с ним все трудности и подводные камни соревнования, и двое все больше и больше времени проводили вместе.
- Ну вот, стоило занять второе место в конкурсе красоты, и твои друзья бросают тебя ради тех, кто занял первое, - с притворной печалью в голосе произнесла Гермиона, когда Рон в очередной раз сообщил, что идет прогуляться по Хогвартсу с Луной.
- А я надеялся, что никто не догадается, - также неискренне ответил Рон. – Ну что ж, теперь, когда вы все знаете, мне даже как будто легче стало.
И Рон ушел, оставив Гарри, Гермиону и Джинни в гостиной Гриффиндора.
- Может, нам тоже прогуляться? – спросил Гарри, глядя на Джинни влюбленными глазами.
Та улыбнулась в ответ, но затем виновато взглянула на Гермиону.
- Идите! – воскликнула та, смеясь. – Мне все равно нужно в библиотеку.
И Гарри Поттер с будущей миссис Поттер удалились из гостиной, чтобы найти более уединенное место. Гермиона тоже вышла в коридор, но в библиотеку она не собиралась. Она решила тоже размяться. Ее мысли были слишком запутанными, а чувства противоречивыми, и она надеялась, что неспешная прогулка по Хогвартсу в одиночестве может помочь.
Но об одиночестве не стоило и думать. Уже через десять минут она наткнулась на профессора Снейпа, и почти сразу Гермионе стало ясно, что так просто они не разойдутся. Наверное, какой-то вызов в его глазах заставил ее понять, что их ожидает очередная перепалка.
Они шли с разных концов коридора, оба заметили друг друга издалека. Вот они поравнялись, напряжение возросло до предела. Прошли мимо друг друга, желудок Гермионы сжался, а дыхание замерло. И, наконец, Снейп бросил:
- Не очень, как и всегда.
Гермиона выдохнула и резко развернулась.
- Прошу прощения, сэр?
Он тоже остановился и повернулся к ней лицом.
- Я сказал «не очень, как и всегда».
Она сложила руки на груди, возмущенно глядя на мужчину.
- И что бы это значило?
Снейп снисходительно улыбнулся и пояснил:
- У вас не очень хорошо получилось изобразить безразличие, когда вы проходили мимо меня. Вам не удалось сыграть чувства – как и всегда.
- Полагаю, я должна спросить, что вы имеете в виду под этим «как и всегда»?
- Помните, я говорил, что с удовольствием посмотрю на то, насколько искренней будет ваша улыбка, когда будут объявлять победителей конкурса?
Гермиона сжала зубы. Она мечтала, чтобы ее взгляд обладал способностью причинять боль.
- Я посмотрел. Не очень.
Гермиона хмыкнула.
- Прошло уже две недели. Так долго ждали возможности сказать мне это. Когда вы придумали столь изящное оскорбление? Сразу, когда мы еще разговаривали у скульптуры, или позже, во время награждения? Или может быть, на следующий день, и даже записали куда-нибудь, чтобы не забыть сказать при встрече?
Профессор чуть прищурил глаза, подбирая достаточно злобный ответ, но Гермиона продолжила, не позволив ему и звука проронить:
- Но, знаете, мне все равно. Меня совершенно не задевают ваши слова. Да, может быть, когда я узнала, что заняла второе место, и испытала чувство обиды. Просто потому, что не люблю проигрывать. Но потом я поняла кое-что. Во-первых, я рада, что Луна выиграла. Она хотя и немного странный, но все же замечательный человек, и здорово, что теперь многие поняли это. Знаете, до нас у нее вообще не было друзей, а соседки по комнате развлекались тем, что прятали ее вещи. А теперь она в школе популярнее Гарри. Во-вторых, я знаю, что хорошо справилась со всеми испытаниями. И знаю, что хорошо выглядела в том проклятом черном платье. А если вы этого не видели, то мне вас жаль. Если в вас действительно не осталось ничего человеческого, и вы не способны оценить такую простую вещь, как женская красота, что ж, может быть, вы были правы, и мы с мадам Помфри жестоко ошиблись, вернув вас к жизни! Потому что жить в эмоциональном вакууме, не видя ни в чем прекрасного – это ужасная участь!
Снейп слушал ее совершенно спокойно, не выражая никаких эмоций. Когда она замолчала, в коридоре повисла звенящая тишина. Гермиона избегала смотреть на него, он же рассматривал ее пылающее лицо.
- Не кажется ли вам, мисс Грейнджер, - странным голосом произнес он, наконец, - что если бы учитель находил свою студентку привлекательной, это было бы значительно хуже?
- Что? – произнесла она, переводя на него удивленный взгляд.
- Вы обвиняете меня в том, что я не восхищался вами, когда вы рассказывали, что вам пришлось пережить в прошлом году? Вы говорите, плохо, что я не проникся к вам уважением, когда вы сражались со мной в дуэли, не уступая ни в чем взрослым, опытным магам? Я, вы считаете, должен раскаиваться в том, что не любовался вами, когда вы танцевали? Вам кажется, я не восхищался тем, как уверенно и бесстрашно вы проходили испытания финала, демонстрируя блестящий ум и присутствие духа? Я, ваш учитель, согласно вашему мнению, виноват в том, что не разглядывал вас, когда вы пели в пресловутом черном платье? Виноват в том, что не любовался женственными изгибами вашего тела и не имел неподобающих мыслей? Вы, мисс Грейнджер, юное создание, которое я должен оберегать и воспитывать, уверены, что правы? Должен ли я был делать все то, чего, по-вашему, не делал?
Гермиона нахмурилась, пытаясь уловить смысл слов Снейпа, но не преуспевая.
- Я... – проговорила она, когда пауза затянулась, - я... не знаю. Я не понимаю.
Она взглянула ему в глаза.
- Что вы хотите сказать? – жалобно спросила она, впервые не понимая, что говорил ей преподаватель.
- Все, что я хотел сказать, уже сказано, мисс Грейнджер.
С этими словами он развернулся и пошагал прочь.
- То есть, это все потому, что я все еще студентка? – крикнула она вслед, боясь, что другого шанса задать столь смелый вопрос у нее не будет.
Но он лишь поднял руку в жесте, означавшем, что не хочет продолжать разговор. Его фигура стремительно удалялась, оставляя Гермиону в полном недоумении.
Позже она много раз прокручивала монолог Снейпа в голове, меняя интонации, вкладывая в его слова разный смысл, пытаясь понять, что же, в конечном итоге, он хотел сказать. И чем больше она думала об этом, тем яснее становилась мысль о том, что он, может быть, оценил ее гораздо выше, чем она думала. И гораздо выше, чем она заслуживала.
Прошла пора выпускных экзаменов, время, когда мысли как Гермионы, так и ее друзей, почти полностью были поглощены учебой. А если вдруг в голову мисс Грейнджер закрадывались какие-то другие мысли, она быстро хватала учебник и начинала читать. Нельзя сказать, что это срабатывало на все сто, но кое-как, да помогало.
Прошел и выпускной. Сумбурный, только наполовину веселый праздник. Гермионе и ее друзьям было грустно прощаться со школой, но все же будущее, сулившее перемены, новые впечатления и новый опыт, казалось им светлым.
Уже после праздника они стояли впятером на пороге школы, глядя в черную даль. Рон обнимал Луну, которая тихонько рассказывала ему про созвездия (Гермиона была уверена, что названия половины из них девушка просто выдумала, но Рон, кажется, не возражал). Гарри обнимал Джинни, напевая песню, которая несколько минут назад играла в Большом Зале. Гермиона взяла мальчиков за руки (за те, что были свободны и никого не обнимали), и крепко сжала, через мгновение почувствовав ответное рукопожатие.
Скрипнула дверь, и кто-то еще вышел на улицу. Все пятеро оглянулись и увидели профессора Снейпа.
- Что вы здесь делаете? – резко спросил тот.
- Дышим свежим воздухом, - ответил Гарри.
- Идите, подышите несвежим, - ответил тогда профессор, кивая головой в сторону школы.
- Мы все равно собирались уходить, - миролюбиво произнесла Джинни, когда почувствовала, что Гарри и Рон готовы начать полемику.
Четверо друзей вернулись в помещение, но Гермиона осталась на крыльце. Она долго смотрела на Снейпа, который делал вид, что не замечал ее присутствия, а затем сказала:
- Вот я и закончила школу.
- У вас редкий талант подмечать очевидное, мисс Грейнджер. Берегите его.
Несмотря на холодный тон Снейпа, Гермиона улыбнулась.
- Вы должны быть рады.
- Увы, для меня мало что изменится, - он, отвернулся в сторону и сказал, ни к кому, кажется, не обращаясь, - снова придется наблюдать это самодовольное лицо и поднятую руку. Стоит ли оно того?
- Что, простите?
Снейп все же посмотрел на Гермиону.
- Мне предложили место преподавателя в Университете Магии и Волшебства Грантчестер Медоус, - сказал он ей.
Она так и застыла.
- Но я же собираюсь учиться там! – воскликнула она.
- Мне это известно, я подписывал ваши рекомендации, - без энтузиазма отозвался Снейп.
Гермиона помолчала некоторое время, а потом сказала:
- То есть, мы с вами не расстаемся, - голос ее звучал неуверенно.
- Я еще не дал ответ университету.
Она понимающе кивнула. Такие решение не принимаются за одну минуту. Набравшись смелости, она подошла ближе к профессору и решительно сжала его руку.
- Я была бы рада, если бы вы согласились.
Он взглянул на нее без удивления, но его глаза странно блестели.
- Хотя это и значит, что вы снова не сможете находить прелести в моем лице, - добавила Гермиона с улыбкой, отпустила его руку и поспешно вернулась в Хогвартс.
К тому времени, как она дошла до Большого Зала и вновь встретилась с друзьями, ей удалось совладать с чувствами, и лицо ее выглядело бесстрастно.
Но душа ее пела.


fin


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Dva_Slova Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:53 | Сообщение # 10
Dva_Slova
САМОЛЁТ
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cait_Sith, grust2
Я точно сегодня не усну!
Так счастлива, будто у меня праздник)))))
Спасибо!
jump1 jump1 jump1


Если бы люди, общаясь, развивали в себе стремление понять, а не способность судить, они бы чаще танцевали на улицах и реже разводились в судах.

Марк Гангор
 
Cait_Sith Дата: Суббота, 01.09.2012, 00:55 | Сообщение # 11
Cait_Sith
Рыцарь пера и пергамента
Статус: Offline
Дополнительная информация
Dva_Slova, он коротенький)) не на всю ночь, так, на часик
ура! я так давно не делала как-будто-праздники!


«Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того»
 
Dva_Slova Дата: Суббота, 01.09.2012, 01:02 | Сообщение # 12
Dva_Slova
САМОЛЁТ
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cait_Sith, коротенький-то да, но мне самой нужно дописать... своё. ok3
А потом уже бежать читать - значит ночью мне не спать.
Хотя все равно бессонница уже какую ночь подряд. grust1
Но саммари - великолепно!
da6 da6 da6


Если бы люди, общаясь, развивали в себе стремление понять, а не способность судить, они бы чаще танцевали на улицах и реже разводились в судах.

Марк Гангор
 
dogma165 Дата: Суббота, 01.09.2012, 07:50 | Сообщение # 13
dogma165
Первокурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cait_Sith, прям продолжения хочется,такой увлекательный фик, обожаю ваше творчество jump1
 
koshechka Дата: Суббота, 01.09.2012, 08:55 | Сообщение # 14
koshechka
Ведьмочка
Статус: Offline
Дополнительная информация
фик очень понравился, но продолжение - еще неоформленными образами - уже витает в воздухе))))
Cait_Sith, jump2 jump2 jump2 ok4 ok4 ok4 ok4


Все девушки по своей природе - ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.
 
SweetEstel Дата: Суббота, 01.09.2012, 10:23 | Сообщение # 15
SweetEstel
Stupefy на вас обеих
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cait_Sith, как замечательно! jump1 jump1 jump1
Утащила, вечерком начну за мятным чаем)
da4


С тобой все уже чокнулись. (с) Ренатик
Sarcástica? Yo? Noooooo... (с) Speranța
Ești atît de brutală încît oxigenezi chiar și argintul. (с) Renatic
 
TheFirst Дата: Суббота, 01.09.2012, 11:16 | Сообщение # 16
TheFirst
The One
Статус: Offline
Дополнительная информация
Миди от любимого автора... что может быть лучше??? Только ЗАКОНЧЕННОЕ миди от любимого автора!!! ok4
Как только выкрою минутку - сразу прочитаю и отпишусь! podmig1


Пиджак парадный

"- Все проблеммы русских девушек в том, что они выросли на сказках о принцессах, феях и любви до гроба...
- Мммм, не знаю. Я выросла на Гарри Поттере." (с)
 
aNiSa Дата: Суббота, 01.09.2012, 12:29 | Сообщение # 17
aNiSa
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
ok4 da4 Cait_Sith, спасибо, очень понравилось
Ваши произведения нежные с тонким юмором))))))) и всегда хочется продолжения истории, da6
 
Заячьи_уши Дата: Суббота, 01.09.2012, 12:49 | Сообщение # 18
Заячьи_уши
Дрожательный бред
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cait_Sith, мне очень-очень-очень понравилось. И смешно было и чуточку грустно.
Хочется продолжения, хотя бы миник.
У Вас замечательно вышел снейджер, несмотря на то, что Северус здесь бяка, получилось все очень романтично. Спасибо Вам огромное, подняли настроение. Теперь со спокойной душой можно садиться за отчет. da6
 
Timur91 Дата: Суббота, 01.09.2012, 14:58 | Сообщение # 19
Timur91
Второкурсник
Статус: Offline
Дополнительная информация
Получил истинное наслаждение от Вашего творчества. Давно не читал ничего подобного. Спасибо Вам. Вот только в конце моя фантазия требовала хоть целомудренный, но поцелуй) а так, как обычно, все на высшем уровне
 
Dva_Slova Дата: Суббота, 01.09.2012, 15:07 | Сообщение # 20
Dva_Slova
САМОЛЁТ
Статус: Offline
Дополнительная информация
Cait_Sith, я прочитала, но только сейчас появилась возможность комментировать.
По-моему очень здорово! Задумка превосходная, да и выполнение, как обычно, на высшем уровне!
Вот чего не ожидала, так последнего испытания... И боггарт Гермионы впечатлил.
А вот Луну очень люблю. И у тебя она такая замечательная!
Спасибо за работу)
ok4
Жду еще твоих творений!

ax ax ax


Если бы люди, общаясь, развивали в себе стремление понять, а не способность судить, они бы чаще танцевали на улицах и реже разводились в судах.

Марк Гангор
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » "Красота как состояние души",автор Cait_Sith, Humour/Romance (PG, миди, закончен)
  • Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. Ассоциации-6
2. "Настоящие охотники на кракоз...
3. С песни по строчке-2
4. А или Б?
5. Дешифровка-4
6. Словотворчество-2
7. Съедобное-несъедобное
8. 5 из одного
9. Да или Нет ?
10. "Змеиные корни"(Синопсис...
11. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
12. Приколы по ГП
13. Заявки на открытие тем на форуме &...
14. "Тот самый Снейп", palen...
15. "Исключение из правил", ...
16. Клип "Per te", автор мла...
17. "Я все еще люблю тебя", ...
18. Поиск фанфиков ч.3
19. "Крестный для Альбуса", ...
20. Стихи от cold
1. Berlinera[14.11.2019]
2. Lola19901[13.11.2019]
3. DaryaMerezhina[11.11.2019]
4. Felicia1983Praph[09.11.2019]
5. Dory_Story[05.11.2019]
6. Pashke777Hic[04.11.2019]
7. Lana2445[29.10.2019]
8. Kornelly[25.10.2019]
9. Glebka[23.10.2019]
10. Лагерда[23.10.2019]
11. Drama[20.10.2019]
12. Vsehsvjatskij91[20.10.2019]
13. Bonsayunlon[18.10.2019]
14. LisicaZaripova[14.10.2019]
15. Gervolsnep[13.10.2019]
16. Димокнитик[12.10.2019]
17. Биссектриса[11.10.2019]
18. Kyku44[10.10.2019]
19. KrisstinPax[08.10.2019]
20. Адриенн[06.10.2019]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  fashist, djbetman, IrinaIg98, EVM, Косточка, Elvigun, Астрея, Darelli, Nelk, Бузя, basty, ntym13, lizard, Liss, kotka, Amie, Мятный_Бергамот, Хозяйка_Медной_Горы, werewolf0x, Leontina, Vivien, Green_Lady, Ростислава, Ветерок, Аврора, jane_voron, Эсмеральда, nyvotopat, Imago, тыковка, Schoolgirl_of_professor, Mummy-troll, allonsy, Anna2012, abu-mik, domocedka, MaggieSwon, a1234567890a, nikei, Olias, AnaSneape, СатаНяша, Wermisat, Gey_fert69, Lola19901
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2019
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz