Главная Архив фанфиков Новости Гостевая книга Памятка Галерея Вход   


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · PDA-версия ]

Конкурс "Рождественские истории"! Приглашаем вас принять участие!     



  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: olala, млава39, TheFirst  
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » «Счастливое нежелательное воспоминание», автор grudametalla (romance, миди)
«Счастливое нежелательное воспоминание», автор grudametalla
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:22 | Сообщение # 1
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Комментарии к фанфику архива «Счастливое нежелательное воспоминание», автор grudametalla, romance, миди




 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:22 | Сообщение # 2
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Название: «Счастливое нежелательное воспоминание»

Автор : grudametalla

Саммари: «При непонятных обстоятельствах, шестикурсница Гермиона просыпается в постели с Северусом Снейпом... Что было? Что будет? И какие махинации провел старый плут в очках-половинках? Все это, вы узнаете в захватывающем фанфике "Счастливое нежелательное воспоминание"! ;D»

Примечание: Отсутствует Слизнорт, так что, наверное, AU

Персонажи: Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Минерва МакГонагалл, Джинни Уизли
Жанр: Любовный роман

Пейринг: Снейджер

Рейтинг: PG

Глав: 10

Размер: миди

Статус: закончен



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:23 | Сообщение # 3
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 1

Затаив дыхание, она ждала, когда он откроет глаза и увидит ее. Его ресницы серебрились на свету, который проникал через узкую щель задернутых штор. Ничто, казалось не могло помешать ее маленькому счастью…кроме стука в дверь.

Гермиона вскочила с кровати, сдернув со стула мантию, и поспешно натянула ее на себя. Паника, которая охватила ее, приказывала бежать. В дверь повторно, более настойчиво, постучали, тогда она заставила себя собраться с мыслями и подумать. Она высунулась в окно и приманила метлу Гарри из спальни мальчиков (они, к счастью, спали с открытым окном, а метлу ее владелец предпочитал держать незапертой).

-Профессор Снейп, вы тут? Откройте! – послышалось из-за двери. Гермиона встала на подоконник, оседлала метлу и оттолкнулась, бросив последний взгляд на крепко спящего профессора.
***
Сквозь сон, как назойливая муха пробивался чей-то голос. Снейп открыл глаза, когда человек за дверью, по всей видимости студент, просунул под дверь записку и ушел. Сонный профессор потянулся в кровати, зацепив соседнюю подушку. Взгляд упал на покрывало. Снейп приподнялся на локтях и присмотрелся: было что-то необычное в том как лежало покрывало на правой половине кровати. Только вот что?

Но он вспомнил про записку и отвлекся от исследования кровати. Северус спустил ноги на пол и неохотно, в сопровождении ноющей и тянущей боли в мышцах, встал с теплого и мягкого места. Сделал пару шагов в сторону записки и удивился странному ощущению во всем теле: тяжесть, и при этом такая легкость!
В записке от Дамблдора было всего три слова: "Зайдите ко мне." – бровь Снейпа изогнулась, выражая удивление такой необычной краткостью директора. Ни тебе "Профессор Снейп, прошу Вас зайти ко мне", ни привычного постскриптум "И захватите чего-нибудь к чаю, разговор будет долгим", даже тот факт, что записку принес студент, а не сова или что сообщение не было прислано с патронусом, был достаточно странным, что бы заставить зельевара почувствовать неладное.
Он подошел к шкафу с мантиями и взял одну из двух черных, имеющихся у него в наличии, притом единственную, находящуюся в шкафу. Удивившись отсутствию второй, Снейп медленно повернул голову в сторону кровати, через несколько секунд его корпус тоже развернулся так, что теперь он видел комнату целиком, за исключением шкафа, в котором он и так увидел достаточно. Его взгляд промчался по покрывалу с загнутыми углами со стороны подушек, затем переполз на стул, сдвинутый со своего обычного положения у стола, и теперь уже к совсем возмутительному предмету, брошенному ближе к входной двери, - к черной мантии! Той самой, второй, из двух. Снейп, по сути своей, был педант, что делало факт расположения мантии вне шкафа особенно странным, и , говоря «странным», мы подразумеваем «ПРОСТО НЕВОЗМОЖНЫМ».
Располагая навыками логического мышления и дедукции, зельевар сопоставил «странности» сегодняшнего утра и пришел к выводу, что делать выводы рано, стоит зайти к директору. Предварительно, конечно же, повесить мантию в шкаф, а стул поставить на предназначенное для него место. И теперь отправляться к директору.

Северус медленно шел по длинному коридору. Мантия вяло развевалась за ним, лицо, хоть и бледное, но не такое мрачное как обычно, черные глаза как будто потеряли холод, оттаяли в лучах яркого утреннего солнца. Сейчас он ни о чем не хотел думать, мысли лениво ворочались в его голове, причиняя неудобство необъяснимо хорошему расположению духа зельевара. Впрочем, необъяснимо лишь для него самого.

Ни одной живой или мертвой души не встретилось ему на пути к кабинету директора. Снейп произнес пароль для горгульи, та отпрыгнула и винтовая лестница медленно поползла вверх. Профессор постоял несколько секунд у первой ступеньки, затем неохотно начал подниматься.



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:23 | Сообщение # 4
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 2

Гермиона подлетела к окну собственной спальни старосты и обнаружила, что оно закрыто. Новая волна паники нахлынула на нее, затопив даже панику от огромной высоты и недостаточно устойчивого положения на метле. Поругав себя за собственную глупость и непредусмотрительность, а заодно за дурацкую привычку закрывать окна, когда уходишь из комнаты, Гермиона попыталась собраться с силами и проявить мастерство эквилибриста. Оторвав дрожащую руку от древка метлы, она полезла в карман мантии за палочкой. В правом кармане ее не было. Как хорошо, что есть еще один карман! Но как плохо, что и в нем нету волшебной палочки. Прежнюю неуверенность на метле как зельем сняло. Гермиона отняла обе руки от метлы и принялась бешено ощупывать карманы мантии. К своему ужасу единственной находкой стала небольшая дырка в правом кармане, впрочем, достаточно большая что бы туда без труда могла провалиться палочка.
Жалко, что по близости не было папарацци, или, на худой конец, Колина Криви, потому что за кадры с ТАКИМ выражением лица у гриффиндорской всезнайки многие бы, включая весь факультет слизерина, отдали бы свои галеоны: смесь ужаса с постепенным осознанием происходящего. Казалось, что если сейчас кто-нибудь дал бы девушке легкий подзатыльник, то глазные яблоки преодолели бы последний барьер в виде глазниц и выпали.
Рассчитав возможную траекторию падения палочки, Гермиона принялась лихорадочно обследовать плоские поверхности и выступы башни находящиеся ниже ее уровня. С минуту она обследовала козырьки и подоконники башни гриффиндора и, к своему облегчению, заметила палочку возле нижнего окна башни (нижнее оно потому, что окна были только у жилых комнат, располагалось это окно, тем не менее, достаточно высоко). Обрадованная такой удачей, наша саааамая прилеееежная студееентка (и слова я растягиваю не напрасно) подлетела к окну и протянула руку к своей находке, но как показалось госпоже судьбе утро было недостаточно интересным, поэтому просто невозможно было бы позволить Гермионе забрать палочку, и тем самым закончить свои страдания. Как только пальцы сомкнулись на палочке, дверца окна отворилась.
И как это наша всезнайка не заметила, что окно по своему расположению соответствует комнате декана гриффиндора? Есть лишь одно весомое оправдание в виде 150 футов над землей. Две пары округлившихся от недоумения(у Макгоннагалл) и страха(у Гермионы) глаз смотрели друг на друга.

Напряженное молчание. Пальцы Гермионы все таки схватили палочку и рука, которая в данный момент жила своей жизнью, положила палочку в нагрудный карман мантии. Наконец Макгоннагалл произнесла слова, видимо, в произношении которых они с Дамблдором практиковались вчера перед сном: "Зайдите ко мне" - и закрыла окно перед гриффиндоркой.

Гермиона пару секунд так и висела в воздухе перед закрытым окном, потом резко развернулась и полетела к самому верхнему, теперь стараясь не пролетать перед другими окнами, что бы не обзавестись новыми очевидцами. Она провела палочкой между створок и окно открылось, впуская свою хозяйку в комнату. Девушка с облегчением опустилась на твердый пол, затем навела палочку на метлу и отправила ее обратно в комнату мальчиков, после, не спеша подошла к кровати и ноги подкосились сами собой. Пару минут она глядела в одну точку, обдумывая что делать дальше, как выкрутиться перед Макгоннагалл, что сказать. Тут ее взгляд сфокусировался на зеркале, которое было прямо перед ней и Гермиона вздрогнула от увиденного: спутанные волосы напоминали обжитое птицами гнездо, тени под глазами и размазанный карандаш, лицо бледнее обычного. Подойдя ближе к зеркалу она присмотрелась к гнезду на голове и вытащила из него маленькое белое перышко. Человек сторонний подумал бы, что оно принадлежит птице, недавно покинувшей это гнездо, но Гермиона знала, что это перо из его подушки. Покрутив перышко в пальцах, она аккуратно положила его в шкатулку у зеркала, как напоминание о том, что все это действительно произошло наяву.
Ей понадобилось 8 минут, что бы привести себя в относительный порядок, переодеться и отправиться к Макгоннагалл. Еще 5 минут, что бы не спеша выйти из гриффиндорской гостиной и спуститься по лестнице к комнатам декана, по пути обдумывая оправдательную речь. Хорошо, что было утро воскресенья, студенты отсыпались в своих комнатах и не спешили ни на завтрак, ни на уроки, рассчитывая проснуться как минимум к обеду.

Гермиона вжала пальцы в мокрую ладонь и постучала в дверь, та открылась. Декан взглядом предложила войти, девушка послушалась и прошла к дивану, стоящему возле камина, но не решилась сесть. Магоннагалл закрыла дверь и немного нерешительно тоже прошла к дивану и опустилась на мягкие бордовые подушки.

- Присаживайтесь, мисс Грейнджер, – Гермиона села на противоположный от декана край дивана -Чаю? – две чашки появились на столике по взмаху волшебной палочки.

- Спасибо, профессор, – тихо произнесла студентка.

Минуту тишину нарушало только позвякивание столовых приборов.

- Вы, вероятно, догадываетесь почему я вас к себе позвала, мисс Грейнджер? – тоном намеренным подтолкнуть к началу добровольной беседы произнесла Макгоннагалл.

- Да, профессор, – еще тише, чем предыдущую фразу, произнесла Гермиона.

- И вы понимаете, что мне хотелось бы выслушать причину вашего… - тут Минерва запнулась, подбирая нужные слова – утреннего полета на метле.

- Да, профессор.

Повисла тишина, которую минуты две никто не нарушал.

- В таком случае, я готова вас выслушать, – сказала Макгоннагалл и, опустив чашку чая на стол, развернулась в сторону Гермионы в ожидании ответа.

Молчать дальше было бы полной глупостью, учитывая, что в этот воскресный день и Минерве, и Гермионе спешить было некуда, а растягивать молчаливый диалог на весь день девушке не хотелось.

- Я не ночевала в своей спальне сегодня ночью, потому что я всю ночь наблюдала за падением метеорита на Луну. Я прочитала, что это произойдет и захотела посмотреть. Поэтому я после отбоя полетела на астрономическую башню, в общем…а потом у меня из кармана упала волшебная палочка прямо на ваш подоконник, а я…

- Мне все ясно, мисс Грейнджер, - строгим голосом прервала рассказ Макгоннагалл – Я вынуждена снять с гриффиндора 15 очков за то, что вы не находились в своей спальне после отбоя и еще 15 за полеты на метле в неположенное время и в неположенном месте. Ваша тяга к астрономии действительно сильна, раз вы ради нее готовы нарушить школьные правила и подвергнуть сомнению вашу благонадежность. Насколько я знаю, вы недостаточно хорошо управляетесь с метлой и мне страшно представить что было бы случись с вами несчастный случай. Я считаю правильным назначить вам два месяца ежесубботних взысканий, думаю остальные преподаватели поддержат меня в этом и обеспечат вас работой на субботние вечера. А теперь, пожалуйста, отправляйтесь в гостиную и приведите себя в порядок, такое чувство, что метеорит упал на вас, а не на Луну.

Гермиона кивнула, быстро встала с дивана и практически бегом вылетела из кабинета. Минус 30 баллов? Да к черту! Два месяца ежесубботних взысканий? Не имеет значения! Главное, что декан не узнала про истинную причину ночного бдения старосты гриффиндора. "Хорошо, что она не знает" - думала Гермиона поднимаясь по лестнице в гостиную.

Плохо, что не знает второй непосредственный участник…ну, наверное, не знает.



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:23 | Сообщение # 5
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 3

Альбус сидел в большом кресле у камина и смотрел на огонь. Обычно он не позволял себе такой роскоши, как тратить свободное ночное время ни на что. Просто именно сегодня он не мог ни уснуть, ни заняться чем-нибудь важным, разобраться с документами, например. «Правильно ли он поступил?» - именно этот вопрос не давал покоя старику. Пускай Альбус и считал, что размышлять о сделанном крайне полезно, но насколько же было тяжело от этих вопросов, которые он бережно раскладывал по полочкам своего сознания, переставлял и сортировал по мере необходимости. Как же тяготили его сомнения, нескончаемые муки совести, которые давно стали его верными спутниками, которые он отбрасывал вновь, когда наставало время принять очередное нелегкое решение. Он не жалел себя, нет, просто иногда ему было настолько нехорошо душевно, что он переставал верить в волшебство любви, точнее в то, что его оно окружает тоже. Одинок как никто другой, слишком умен для всех окружающих, его гнетет невозможность открыться кому-либо полностью. Слава Богу, что есть Северус. Такой же одинокий, замкнутый и несомненно умный, блестяще умный, но непризнанный, нереализованный. О да, Северус стал гораздо ближе для Альбуса, чем любой другой из ныне живущих. Кто как не он понимает как серьезны последствия принятых решений, кто еще сможет разгадать задумку старика с полу слова, только с ним можно быть уверенным в том, что все несказанное в разговоре очевидно им обоим, понято и досказано. Наверное поэтому так тяжело было осознавать, что сердце Северуса Снейпа было наполнено неразделенной любовью, любовью, которой он был достоин, в которой он нуждался, благодаря которой жил. Значит Альбус все сделал правильно. Северусу просто нужен человек, который полюбит его сильнее чем он любит Лили. Тогда этой любви хватит им обоим, такая любовь заражает окружающих, заразит и мрачного профессора. А что на счет Гермионы, она умная, справится, разве может быть иначе. В любом случае: кому сейчас легко.

Дамблдор отвел взгляд от камина и поразился, тому как быстро прошло время, он совсем не заметил окончания ночи. Ему было необходимо увидеть зельевара, только так он найдет ответ на мучивший вопрос. Альбус встал из кресла и прошел к письменному столу. За окном поднималось солнце, облака были окрашены яркими красками. Стекла очков-половинок блестели в лучах рассвета. Старик устало опустился в кресло за столом и принялся наблюдать за красным светилом. Рука подняла перо над бумагой и неторопливо вывела на пергаменте три слова, а затем бессильно легла на подлокотник. Казалось, что единственное, чего в этой жизни не довелось увидеть Альбусу Дамблдору, это два одинаковых рассвета. Этот был непохож на все остальные.

Профессор свернул пергамент, потом, вдоволь налюбовавшись весенним пейзажем окрестностей замка, он встал из-за стола и вышел из кабинета. Было уже около 7 часов утра, и директор решил прогуляться по замку. Март был на удивление теплым, во внутреннем дворике уже растаял снег. Спустя час, Альбус пришел в большой зал. За всеми пятью столами едва ли набралось бы 10 человек, большинство преподавателей предпочитало завтракать у себя в кабинетах по воскресеньям. Директор подошел к четверокурснику за столом слизерина и поручил ему отнести послание своему декану, как только студент закончит свой завтрак. Темноволосый мальчик кивнул и принялся доедать овсянку.

***
Северус постучал. Никто не ответил. Отлично, значит с чистой совестью можно развернуться и уйти, не разбавляя сегодняшнее утро обществом Дамблдора. Как только зельевар решился поверить такой удаче, за его спиной раздался голос директора:

- А, Северус, ты уже тут. Заходи, дверь открыта, – и под изучающим взглядом Альбуса зельевар зашел в кабинет. Когда оба удобно расположились в креслах у камина, Северус требовательно посмотрел на директора, как бы говоря, что он готов воспринимать информацию, хотя на самом деле мысли его никак не хотели собраться в голове – Какими новостями ты можешь поделиться со мной, Северус? – глаза директора внимательно застыли на одном уровне с глазами собеседника.

- Вчера я, как вы и просили, посетил собрание упивающихся, на нем присутствовали приближенные темного Лорда третьего круга, ценной информации не было. Лорд проверял мою осведомленность на счет дел Ордена, я сообщил ему обо всем незначительном, как вы мне и говорили. Не могу сказать, что Лорду было достаточно этой информации, – закончив, Снейп задумался: что же было после собрания? Последнее, что он помнил – это как Нарцисса спрашивает об успехах Драко, затем обрывками как добирался от Хогсмида до замка. Как пошел по привычке в подземелья. Восстановлению картины помешал вопрос директора.

- Как тебе твои новые комнаты на третьем этаже? Не так все ужасно?

- Если бы не кучка безмозглых шестикурсников, которых вы, директор, как всегда по доброте душевной, не осчастливили изгнанием из Хогвартса, я бы рассказал вам как мне хорошо спалось в своих комнатах, но в данной ситуации будет сложно выразить степень "ужасности" моих новых комнат.

- Ясно, ясно. Что же, совсем плохо спалось, Северус? – стекла очков-половинок отражали свет из окна так, что было сложно понять, что выражали глаза директора в данный момент.

- Закроем эту бесполезную тему, директор. Если у вас больше нету ко мне вопросов, то я бы предпочел покинуть этот кабинет, – Альбус откинулся на спинку кресла, теперь можно было заметить лукавую улыбку голубых глаз.

- Отличное утро, неправда ли. Пожалуй ты можешь провести его с большей пользой, нежели в компании скучного старика, – директор поднялся из кресла и перешел за письменный стол, давая зельевару возможность не спеша подняться и покинуть кабинет.

"Удивительно, неужели он ничего не помнит" - подумал Альбус, задумчиво прокручивая длинное перо в пальцах, и принялся заполнять документы.



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:23 | Сообщение # 6
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 4

Гермиона стояла под горячим душем и пыталась упорядочить мысли. Это ей плохо удавалось, одна мысль сменялась другой и перескакивала на третью. Единственное, что было в этих мыслях гармоничное, так это то, кому они были посвящены. Девушка облокотилась на мокрый кафель и закрыла глаза. Перед ней сразу предстал профессор. Она снова почувствовала его горячее дыхание на своей шее и… в дверь постучали, второй раз за день лишая девушку ощущения счастья. Гермиона как будто протрезвела: горячее дыхание профессора снова стало лишь горячим паром в душевой кабинке. Выключив воду и завернувшись в полотенце, она вошла в холодную комнату.

- Кто там?

-Гермиона! Открывай! – послышался из-за двери голос Джинни Уизли. Подруга вбежала в комнату как только повернулась защелка, захлопнула за собой дверь и налетела на мокрую Гермиону. – Ой, ты только из душа! Ладно, не важно! Расскажи, как все прошло? Вы помирились? Я его еще сегодня не видела, они спят как убитые после вчерашней игры…

- Ты о чем?

- О Роне, конечно же! Вы же выходили вчера вечером вместе с ним из гостиной, когда все праздновали победу, значит все наладилось? Вы поговорили?

- А…да, поговорили…Джинни, все в порядке, правда…

- Как-то ты странно выглядишь, Гермиона. Ты что, не спала совсем? Что тебе сказал этот придурок? Он опять все испортил?

- Да нет же…все хорошо. Просто мы с Роном долго гуляли вчера по замку и я пришла совсем поздно. А привычка вставать к первому уроку не дала мне поспать до обеда. Действительно не успела выспаться.

- Ну ладно, – с недоверием проговорила Джинни – Может быть стоит сходить на завтрак? Ты же ничего не ела? Какая-то ты бледная.

- Да, отличная идея. Погоди, дай мне одеться, – Гермиона поспешно скрылась в ванной комнате от подозрительного взгляда подруги. Там на тумбочке лежали приготовленные ею чистые вещи, девушка оделась, расчесала и высушила волосы, посмотрела напоследок в зеркало и вернулась в комнату с полной готовностью отправиться в большой зал.

Они шли по школе, в окна лился золотой свет, и мысли Гермионы невольно возвращались в комнату зельевара, туда, где было тепло, где луч солнца падал на его лицо. Джинни что-то говорила про Гарри, Рона, про вчерашнюю вечеринку, но подруга ее не слушала. Девушки шли по третьему этажу, потому что на втором Пивз вчера разбросал навозные бомбы. Когда подходили к концу длинного коридора Гермиона перевела взгляд на подругу, которая ее окликнула, обнаружив, что та ее совсем не слушает, боковое зрение зацепило нечто большое и черное, вывернувшее из-за угла. Сердце девушки пропустило ударов 10, или, как ей показалось, совсем остановилось. Джинни схватила подругу за руку, явно от неожиданности такого столкновения, а профессор остановился и тоже на мгновение замер. Мгновение для Гермионы продлилось будто минуту: взгляд черных глаз соприкоснулся с ее собственным, потом приобрел какую-то осмысленность и через секунду порвал нить, связывающую их. Профессор удалился в свои комнаты, располагающиеся за ближней к ним дверью.

- Что это с ним? – прошептала Джинни утаскивая подругу за руку дальше от места встречи – Как будто не в себе…никогда с ним раньше не сталкивалась в коридоре так, что бы застать его врасплох! Обычно создается впечатление, что он тебя выследил, – теперь они почти бегом спускались в большой зал. Гермиона была не в силах что-либо ответить. Она была растерянна, она была в ужасе! Что теперь будет? Как она будет учиться в школе после того, что произошло? И главное как будет вести себя он. Девушки сели за факультетский стол и принялись за завтрак. Гермионе пришлось впихнуть в себя тост и пару ложек каши, что бы не разговаривать с Джинни, а потом, очень удачно, сова принесла ежедневный пророк, и девушка углубилась в чтение новостей. "Чего ждать теперь?" - вопрошал заголовок первой страницы возле фотографии нового управляющего отделом магического правопорядка.

"Вот уж действительно..."

***

Профессор спустился по спиральной лестнице и быстрым шагом направился в свои комнаты. Теперь его мысли были заняты восстановлением вчерашних событий. Итак, он вспомнил, что: «разговаривал с Нарциссой, достаточно долго, затем отправился за пределы антиаппарационной зоны, когда он аппарировал в Хогсмид, уже было около часа ночи. Затем он шел к Хогвартсу, погруженный в мысли о Нарциссе и Драко, о том, что Люциус не обмолвился с ним и словом, значит не доверяет. Ноги привели профессора в подземелья…» - В этот момент Северус как раз повернул из-за угла в коридор третьего этажа и налетел на гриффиндорок. Это было более чем неожиданно. Он встретился взглядом с мисс Грейнджер и тут его сознание самостоятельно закончило процесс восстановления событий, но, к сожалению, совсем не так как бы нам хотелось, зельевар лишь успел понять, что было в подземельях: когда профессор по привычке зашел в свой кабинет, он вдохнул ядовитые испарения, собственно из-за которых ему и пришлось сменить на время свои комнаты. В пятницу произошел взрыв неправильного зелья на уроке у шестикурсников, мисс Грейнджер принимала в этом уроке непосредственное участие, поэтому, взглянув на нее, зельевар вспомнил эти факты. Насколько же были глубоки переживания Северуса на счет Драко, раз он допустил такую ошибку и зашел в свой старый кабинет, совершенно забыв о последствиях добавления корня маргаритки сразу после яда гадюки криворуким мистером Уизли. Итак, надышавшись отравленным воздухом зельевар, явно, потерял ясность ума и дальнейшие свои перемещения по замку теперь вспомнить не мог. Мысли его вернулись к злосчастному уроку, возвращая зельевару подробности: если бы Грейнджер не была так нахальна, что бы выяснять свои сердечные дела с Уизли прямо за приготовлением зелья, то вполне вероятно, что криворукий друг Поттера был бы более сосредоточен на порядке добавления ингредиентов в котел.

Так как мы можем предположить каким мощным интеллектом обладал профессор, для нас, конечно же, не составит труда поверить в то, что все эти мысли пронеслись в голове Снейпа за то мгновение, что он был связан взглядом с мисс Грейнджер. Осознав свое положение, зельевар поспешил удалиться за ближней дверью, ведущей в его комнаты. Какое же негодование постигло профессора, как только дверь закрылась за ним! Эльфы навели порядок в помещении, которое могло дать зельевару представление о событиях той ночи. Теперь же все улики были уничтожены. И лишь открытое нараспашку окно нарушало этот идеальный порядок. Северус подошел к окну и заметил на торчащей деревянной занозе малюсенький кусочек черной ткани. Удостоверившись, что обе его черные мантии находились в идеальном состоянии и не обнаружив никаких следов порванной ткани на своей одежде, Снейп рассудил, что в комнате, очевидно, был кто-то еще этой ночью, и этот «кто-то» воспользовался окном как путем к бегству. Зельевар подошел к шкафу, с помощью палочки извлек небольшой чемоданчик и разместил его на прикроватном столике. Освободившись от защитных чар, Северус открыл его и положил кусочек ткани в маленькую ячейку, затем закрыл, и, наложив заклинания, отлеветировал обратно в шкаф.
Профессор повторно осмотрел комнату: на полу не было ничего постороннего, постельное белье было свежим, кровать аккуратно заправлена.

- О да, разгадывать заговоры и загадки – мое хобби… , - сказал сам себе зельевар и усмехнулся – тем более моя жизнь так скучна, никаких интриг, почему бы не заняться расследованием…



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:23 | Сообщение # 7
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 5

После завтрака Гермиона и Джинни вернулись в гриффиндорскую гостиную. Там уже было достаточно оживленно. У камина сидели Гарри и Рон, доедая сладости, оставшиеся от вчерашней вечеринки.

- Лучше бы сходили на завтрак, - заметила Джинни и села на подлокотник дивана, обняв Гарри за плечи.

- Да ну, теперь уже обеда подождем, – отозвался Рон, доедая печенье и высыпая крошки из упаковки в рот. Гермиона взяла со стола книгу, которую оставила тут вчера вечером, и села в кресло, рядом с диваном – Гермиона, ты же, наверняка, уже написала эссе по трансфигурации? Дашь взглянуть? А то после вчерашней вечеринки, совсем голова не варит… - девушка, занятая своими мыслями кивнула, не поднимая головы от книги – О, спасибо, - поблагодарил Рон немного растерянный от того, как быстро подруга согласилась, даже без привычных нотаций о пользе самостоятельного труда.

Строчки плясали перед глазами девушки, она не улавливала даже смысла отдельных слов. Когда она на протяжении 30 минут пялилась на 134 страницу учебника «Углубленного курса трансфигурации», Джинни обеспокоенно поинтересовалась: «Может ты отложишь книгу сегодня? Смотришь на главу как Полумна на Придиру…».
Еще час девушки наблюдали за игрой Рона и Гарри в шахматы, но когда разговоры всех ее друзей были возвращены к квиддичу, Гермиона решила ретироваться в свою спальню.

-Я пойду, почитаю в своей комнате, здесь шумно, а то завтра контрольная по нумерологии.

-Я зайду перед обедом, – бросила Джинни в след, уходящей подруге.

-Что это с ней? – поинтересовался у сестры Рон, когда Гермиона скрылась за пролетом лестницы. Джинни пожала плечами со взглядом «тебе лучше знать», но Рон лишь развел руками.

***

Гермиона лежала на кровати, уткнув лицо в подушку. Сознание не давало покоя, но незаметно ее накрыл беспокойный сон. Ей снилось, как профессор Снейп при всем классе признается в глубокой неприязни к ней, говорит, что она отвратительна и совсем глупа, если подумала, что он может быть с ней. Его каменное лицо оживает в гадком оскале, а глаза такие чужие и холодные, что появляется ощущение присутствия дементоров. И как это принято в жанрах «мой самый ужасный сон»: она оказывалась голой, все смеялись, а Гарри, Рон и Джинни презрительно взирали, стоя рядом с профессором.

- Я принесла тебе поесть, слышишь? – Гермиона вздрогнула и резко проснулась. – Ты вся мокрая! У тебя жар? Может сходить к мадам Помфри за зельем? - девушка отрицательно помотала головой – Поешь, я принесла пирог с ужина, ты так крепко спала, я не хотела будить… - Гермиона встала с кровати и покачиваясь пошла в ванную комнату, сопровождаемая озабоченным взглядом подруги. Умывание холодной водой помогло ей придти в себя, но выглядела она все равно как бледный призрак самой себя.

«Мне просто нужно с ним поговорить» - думала она про себя, выходя из комнаты, где на кровати так и сидела недоумевающая Джинни.

Как в бреду она шла по коридорам школы, опираясь о стены. В глазах будто туман, вся школа в тумане, за окном закатное небо, а в следующее мгновение уже темно. Ей казалось, что она слишком долго идет, невыносимо долго, ведь ей нужно как можно быстрее увидеться с ним. Вот, наконец-то, третий этаж, в коридоре горят факелы, но рядом с его дверью совсем темно. Она облокотилась всем весом на холодное дерево, что бы не упасть, в голове все кружилось и от этого девушку мутило. Гермиона хотела постучать, но от бессилия рука сползла по двери, со звуком скребущейся в дверь кошки. Через мгновение дверь начала открываться, а гриффиндорка начала падать. В последний момент, когда ее голова почти ударилась о каменный пол, сильные руки зельевара поймали девушку. Гермиона выдохнула: «Профессор» - и потеряла сознание, с мыслями о его теплых ладонях у нее в волосах.



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:23 | Сообщение # 8
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 6

По совершенной случайности этим вечером Снейп проверял эссе шестикурсников, и как раз перечеркивал очередной абзац бредовых излияний Уизли, неумело и необдуманно списанных у гриффиндрской всезнайки, когда за дверью послышалось какое-то шарканье, потом звук навалившегося на дерево тела и, кажется, миссис Норис заскреблась в дверь. Зельевар резко поднялся с места и рывком открыл дверь. Пожалеть об этом он не успел. Слава Мерлину, сработали инстинкты, и в последний момент он успел уберечь чью-то лохматую голову от столкновения с камнем. На лицо ученицы упал свет от настольной свечи и профессор узнал в ней мисс Грейнджер. Она была очень бледной, скорее даже зеленой. Обычно зельевар любил зеленый цвет, но неугомонной гриффиндорке он совершенно не шел, хотя, может не тот оттенок? С ее бесцветных губ слетело тихое «Профессор» и голова всем весом легла на руки Снейпа. Грейнджер потеряла сознание, а зельевар, вместо того, что бы начать предпринимать какие-то действия, все еще не мог отвести взгляда от ее губ.
Встрепенувшись, он подхватил студентку и перенес на кровать (другой подходящей мебели в его нынешней комнате не было), затем извлек из шкафа сундучок с зельями и отыскал среди разноцветных склянок буро-малиновую. Бодрящее зелье подействовало мгновенно, как только профессор помог девушке его проглотить: щеки порозовели, губы приобрели здоровый цвет. Она открыла глаза и с теплотой посмотрела на зельевара, будто ожидала его увидеть, а он так и замер, склонившись над гриффиндоркой: одной рукой придерживая ее голову, а второй шею (так он вызывал глотательный рефлекс, когда вливал зелье).

- Что вы делали возле моей двери, мисс Грейнджер? – неожиданно резко поинтересовался профессор Снейп, скорее, что бы скрыть смущение из-за неловкого молчания и неподобающей близости со студенткой. Гермиона растерянно захлопала глазами, но быстро приобрела осмысленный вид и попыталась сесть на кровати. Зельевар спохватился и убрал обе свои руки, распрямился в полный рост и вложил все остатки надменности в свой холодный взгляд. Гриффиндорка беззвучно открывала рот, не в состоянии собраться с мыслями. А что тут ответишь? Правду? Похоже он решил сделать вид, что ничего не произошло, наверное, понял какую ошибку совершил. Может так оно и лучше? На глаза девушки навернулись слезы и она отвернулась.

- Я решила прогуляться перед сном и внезапно плохо себя почувствовала, такое объяснение Вас устроит, сэр? – брови профессора поползли к затылку. Гермиона спрыгнула с противоположной стороны кровати и выбежала из комнаты в темный коридор, не забыв хлопнуть дверью. Зельевар был слишком ошеломлен ее поведением, что бы сказать что-либо, и еще пару минут стоял с глупым выражением лица.

С этого вечера он твердо решил выяснить в чем причина такого поведения, и, конечно же, отыграться на гриффиндорской всезнайке за ее неподобающее общение с профессором. Но Снейп недооценивал мощь разозленной девушки. Зельевар знал, что задавать дополнительные вопросы этой заучке бессмысленно, поэтому он решил снимать баллы с ее закадычных дружков и заваливать их. Это не принесло никаких плодов. На первый раз она попыталась помочь Поттеру, тогда Северус, торжествуя, снял с нее десять баллов, но это не задело девушку, а оставшуюся часть занятия она просто молчала и работала над своим котлом, пока коварный профессор проводил инквизицию остальных шестикурсников гриффиндора, теперь не ограничиваясь троицей. Со звонком Грейнджер гневно поставила колбу с идеальным зельем профессору на стол и удалилась, даже не дождавшись сокурсников. Придраться было не к чему. И это злило зельевара. Очень злило. Весь его многолетний опыт доведения студентов до истерик и, практически, до суицида - коту под хвост, раз теперь он не может сломать эту невыносимую всезнайку. Как же она его раздражает. Теперь гораздо сильнее, чем когда не умолкала и задавала кучу вопросов или старалась завалить кучей ответов.

Так прошла учебная неделя - всего 2 урока зельеварения ,5 дней и ночей что бы обнаружить нарушения правил в коридорах замка. Безуспешно по отношению к Грейнджер. Но вечер пятницы принес хорошие новости. Профессора и Филч собрались в учительской, Макгоннагалл сообщила, что среди наказанных прибыло! Причем прибыла в эти ряды (кто бы мог подумать) мисс Грейнджер! Бедный Флитвик был в шоке…его любимая ученица, староста…что уж тут продолжать.

- Я назначила мисс Грейнжер два месяца ежесубботних взысканий, начиная с завтрашнего дня. Кто в состоянии обеспечить студентку работой на завтра? – взгляд замдиректора начал переходить с одного профессора на другого, выискивая желающих – Профессор Флитвик, может быть вы? – но тот все еще печально раскачивал головой, недоумевая, как такое могло произойти с такой студенткой – Профессор Вектор?

- У меня совершенно нету дел для нее, может быть на следующей неделе я что-нибудь подготовлю, но пока… - Гермиона и ей очень нравилась, и она была бы рада облегчить ей взыскания, но на вечер субботы у нее уже было назначено свидание в «Кабаньей голове».

- Профессор Стебль? – продолжила Минерва.

- Я бы рада, но завтра у меня кружок гербологии, мы обрезаем листья у гибискусов! Это очень важно, для моих ребят, они целый год их растили… - увлеченно затараторила она. Макгоннагалл закатила глаза и, дабы прервать этот поток восхищения гибискусами, продолжила:
- Может быть ты, Аргус?

- О, профессор, вы же знаете, я за наказания обеими руками, но завтра у меня дела, очень важные, я бы рад, но не могу… - он опустил взгляд в пол и начал нервно гладить миссис Норис. Еще вчера он пригласил мадам Пинс разделить с ним субботний ужин. Весна, что уж тут поделаешь, даже злобный завхоз поддался весенним чарам. Макгоннагал обвела взглядом присутствующих преподавателей и поняла, что то, чего она избегала больше всего, все таки неизбежно.

- Северус? – с неохотой обратилась Минерва. Она, конечно, считала, что Гермиону стоит наказать, но никак не хотела отдавать ее на растерзание слизеринскому декану. Такого, как говорится, и врагу не пожелаешь.

Все это время, Снейп сидел и коварно выжидал, когда очередь дойдет до него. И когда это случилось, он, как бы делая одолжение Макгоннагалл, согласился провести взыскание у нерадивой студентки. И когда профессора начали расходиться он решил все таки поинтересоваться у Минервы:

- Что же такого натворила ваша любимица, отчего схлопотала такое долговременное наказание?

- Летала на метле воскресным утром рядом с башней гриффиндора, – раздраженно ответила Минерва и вышла из учительской.

Северуса как громом поразило.



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:24 | Сообщение # 9
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 7

Гермиона бежала по коридору, на ходу размазывая слезы по щекам. Ее дыхания хватило только для того, что бы добежать до конца коридора третьего этажа и завернуть за угол. Там она облокотилась спиной на стену и сползла на пол, глотая воздух ртом и забитым носом. Хотелось провалиться сквозь землю, пропасть, оказаться дома, что бы всего этого не было, что бы чертов профессор исчез из ее жизни, а еще лучше – не появлялся бы вовсе. Жестокий мерзавец.

Еще минут десять она захлебывалась слезами. Потом отдышалась и вытерла лицо рукавом блузки, на которой остались черные тени от туши. Она достала палочку и отчистила ткань от пятна, а потом тем же заклинанием убрала косметику с лица. Посмотрела на свое мутное отражение в доспехах и не спеша пошла в гостиную: вряд ли злобный слизеринский декан сегодня будет охотиться на нарушителей режима, а если она попадется Филчу…собственно Гермионе было все равно.

После бури наступила полная апатия, в которой она прожила эту неделю. На уроках ей просто хотелось побыстрее оказаться одной, у себя в комнате. Девушка перестала тянуть руку быстрее, чем договаривали вопрос, делала домашнюю работу в том объеме, в котором задавали, эссе теперь писала стандартным почерком, потому что больше не пыталась уместить на заданных 12 дюймах пергамента огромное количество информации. Она даже не спорила больше с Гарри и Роном, а если второй просил списать, молча клала перед ним пергамент и уходила к себе в комнату. Джинни всю неделю безуспешно пыталась ее разговорить, Гарри тоже волновался и пробовал узнать что случилось, даже Рон перестал просить ее домашнюю работу и как-то осторожно с ней разговаривал, будто боялся, что подруга взорвется, выплеснет свои эмоции на него, тогда он снова окажется виноватым, а ссориться ему не хотелось, ведь они только помирились после истории с Лавандой.

В пятницу была пара по зельеварению – полтора часа самоконтроля. Гермиона знала методы профессора по доведению студентов до истерики и поэтому заранее решила не дать ему ни единого шанса отыграться на себе. Если всю неделю ей не представляло труда игнорировать все внешние раздражители, то теперь захотелось прямо с порога бросить в зельевара чем-нибудь тяжелым, а если бы их уроки проходили, как и раньше, в подземельях, то разбить все эти баночки с препаратами на полках кабинета. Гриффиндорка совладала с собой и без эксцессов добралась до своего места. Когда начали готовить зелье, она смогла немного отстраниться от происходящего. Только умоляюще-вопросительный взгляд Рона побудил ее подсказать Гарри ответ на вопрос инквизитора, за что она и поплатилась лицезрением довольной гримасы на лице профессора. Теперь она абсолютно абстрагировалась от происходящего в классе кровопролития и занялась зельем, вкладывая всю свою злость в нарезание кореньев. Гермиона набрала образец идеального зелья сна без сновидений и практически впечатала колбу в преподавательский стол, развернулась и гордо покинула аудиторию, наслаждаясь перекошенным лицом зельевара: «Что так смотришь? Чистая работа, даже тебе не придраться!» - злорадствовала она про себя. А потом весь вечер пятницы пялилась в потолок, лежа на своей кровати. Ее снова накрыло полное безразличие. Спокойствие нарушил визит Джинни.

- У тебя назначено взыскание?? За что?? Ты почему ничего не говорила? – она села на кровать Гермионы и начала трясти подругу за плечи – Гермиооооонааааа! Где ты?? Ты тут? Может тебя конфундунсом шибанули?

- Макгоннагалл сказала у кого мое завтрашнее взыскание? – девушка безразличным взглядом посмотрела на Джинни, а та отпустила ее плечи и, не в силах больше смотреть на такую апатичную Гермиону, встала с кровати, затем отправилась к выходу, обронив только: «У Снейпа». И тут Гермиона истерически засмеялась, не веря своему счастью. Такое вселенское совпадение! Ну кто бы мог подумать. Ее гостья ошарашено смотрела на истерику подруги, так и застыв в дверном проеме. Потом медленно закрыла дверь и снова села на кровать.

- Ты можешь мне рассказать. Я никогда тебя не осужу, – проницательности Джинни могут позавидовать все психологи мира. После этих слов Гермиона перестала смеяться и разрыдалась на руках у подруги. Ну как она может ей рассказать? Это же не только ее секрет. А если об этом узнают?

-Джинни, он такой ко-зе-ееел…- залилась новой волной рыданий непробиваемая всю эту неделю апатичная староста. А потом, немного успокоившись - Я люблю его, понимаешь, люблю! А он! Какая же я дура…Я не могу рассказать. Его уволят, если кто-нибудь узнает, – этих слов было достаточно, что бы Джинни впала в глубокий шок.

Прошло десять минут.

- Не молчи!! Джинни!! Я не для того тут душу перед тобой изливала! Слышишь?! – теперь Гермиона трясла подругу за плечи, в надежде на то, что та не помутилась рассудком от обрушавшегося на нее откровения.

- Ты…и Снейп…КАК??

- Ну помнишь мы с Роном вышли поговорить на вечеринке? Мы пошли прогуляться по замку, он мне объяснял, что с Лавандой все кончено…в общем, мы не заметили, как прозвучал отбой и еще долго болтали…а тут Дамблдор! Как будто аппарировал. Мы с Роном начали оправдываться, извиняться, а он сказал: «Весна…прекрасное время года…» - и отправил Рона в гостиную.

- А тебя, что, не отправил? – оживилась подруга.

- А со мной он хотел поговорить. Сказал, что «очень сложно найти истинную любовь, такую которая живет вечно», и, что «можно потратить много сил так ничего и не найдя, при этом, не заметив истинной любви совсем рядом». Сказал, что «не всегда, то чего мы добиваемся оказывается тем самым, истинным», и что «не стоит только из-за принципа "ради чего же я добивался?" быть прикованным к несуществующему чувству».

- Дааа, это в его стиле…- Джинни немного помолчала- Это он, что ли, о Роне и о Северусе?? Вот он жук! Да ты же сама говорила, что любишь Рона! Что значит «принцип»? Ох…Гермиона…Снейп? Ох… - она сокрушенно откинулась на кровать, держась за голову обеими руками.

- Но ведь он прав! Мне с самого первого курса хотелось, что бы Рон заметил во мне девушку! Я так на этом зациклилась, что совсем и не подумала, как я буду с ним общаться, если добьюсь его внимания! Мне же НЕ-О-ЧЕМ с ним разговаривать наедине! Точнее, большинство наших тем упирается в наших знакомых, так сказать «спасательный круг общих интересов»! Тут, в школе, мы всегда вчетвером. А что будет потом? Я хочу учиться, я люблю учиться, и в браке, если заглядывать так далеко, мне будет скучно, если я не смогу учиться у мужа. А Рон…что он сможет мне дать?

- Любовь! Гермиона, он любит тебя! – Джинни держала Гермиону за руки и заглядывала ей в глаза, стараясь разглядеть какие-то чувства к Рону. Но жалости там было больше – Только дай мне обещание, что ты никогда не будешь с моим братом из жалости, – единственное, что смогла сказать она.

- Обещаю, – в глазах девушек стояли слезы. Гермиона знала, что жалость Джинни терпеть не может. Пускай так. Такое обещание ей подсилу сдержать.

Подруги еще долго болтали. Джинни больше рассказывала про них с Гарри. А про то, что было после разговора с Дамблдором, они так и не поговорили. Вряд ли Джинни готова это услышать, слишком ее шокировал сам факт того, что что-то было…



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:24 | Сообщение # 10
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 8

«Суббота. Ждал ли ты вечер субботы? Пожалуй, немного неправильно сформулирован вопрос. Ждал ли ты вечер субботы когда-либо сильнее? Боже, да ты так даже своего семнадцатилетия не ждал…» - Северус сидел за учительским столом в пустом классе третьего этажа. Окна были задернуты плотным пыльным бархатом, помещение освещалось свечами, неумолимо сжигающими кислород – «Как же душно…». Он завешивал окна, что бы создать атмосферу подземелий, но здесь никогда не будет так же как там. Северусу не хватало сырости и холода. Он любил свои старые помещения: там никто не мешал, холод помогал собраться с мыслями, не отвлекаться, а когда разжигали огонь под котлами становилось, максимум, тепло. Но жарко – никогда.
Капли пота начинали прокладывать дорожки от лопаток к пояснице, а ткань рубашки жадно их впитывала, прилипая к коже. Зельевар расстегнул пару верхних пуговиц. Не помогло. Он встал со стула и подошел к окну. Отдернул тяжелую ткань и зажмурился от ярких лучей садящегося солнца. Частички пыли как снежинки закружились в воздухе. Северус повернул ручку и окно открылось, впуская прохладный мартовский ветер.

Сквозняк затушил свечи: «Ну вот она и пришла…». Гриффиндорка стояла у двери в полумраке, а профессор не мог отделаться от зеленых пятен в глазах, из-за яркого света, поэтому совсем не видел ее лица. «Без стука вошла, как к себе в комнату».

- Вы опоздали, мисс Грейнджер, - «Для начала неплохо» - Пять баллов с гриффиндора, – «Ну, теперь ты наверняка расположил ее к беседе…отлично» - Присаживайтесь. На сову, которая несла мне посылку с ингредиентами, напали фестралы, пакеты порвались, все ингредиенты смешались. Вы сегодня должны их разобрать и разложить по отдельности. Вопросы?

- Нет, сэр, – Северус, подсознательно опасавшийся истерики, незаметно выдохнул. Гермиона села за первую парту и начала раскладывать кучки зерен, ростков, корешков, шкурок и прочего зельемагического провианта. Северус занял место напротив, за преподавательским столом.

«Сидит…Скрупулезно раскладывает…Даже морщинка между бровей пролегла», - зельевар делал вид, что проверяет эссе, а сам украдкой наблюдал за гриффиндоркой.

- Мисс Грейнджер, – девушка не подняла головы, но ее плечи напряглись, а несколько корешков выпали из рук на парту – Удовлетворите мое любопытство: расскажите причину вашего взыскания, - зельевар опустил пергамент и сложил пальцы домиком возле подбородка. После небольшой паузы, все еще не поднимая головы, она ответила:

- Неужели профессор Макгоннагалл утаила ее от вас, сэр? – «Дерзит…Меня это забавляет»

- Нет, почему же, не утаила, но мне интересно услышать по какой причине вы оказались воскресным утром на метле,- молчит - Видите ли, мисс Грейнджер, я уже давно думаю завести дневник для записи самых необдуманных поступков факультета гриффиндор, - снова молчит – Я думаю начать с выходки Поттера и Уизли в самом начале второго курса…воспоминания так свежи, - она перестает раскладывать и медленно поднимает голову, встречаясь с его взглядом.

- А вы что же, не догадываетесь? – с подозрением спрашивает Гермиона. В ее глазах отражается закатное солнце и оттого они кажутся дьявольски красного цвета. Северус начинает теряться: «Почему?! Просто скажи почему ты летела на метле!» - от слепого предчувствия ему снова становится душно, теперь и открытого окна мало.

- Почему я должен догадываться? – во рту пересохло. Взгляд дьяволицы прожигал его насквозь: «Это действительно закат придает им такой цвет? Может это настоящий?».

- Зачем вам это надо, так издеваться надо мной? Я надеялась, что в душе вы честный и благородный («по крайней мере, должны быть по отношению ко мне»), – сказала она, а конец этой фразы так и не произнесла вслух. Конечно, его несправедливость к гриффиндору не позволяла говорить о его абсолютном благородстве, но с ней-то он действительно мог бы вести себя иначе.

Северус собирался с силами и был почти готов рассказать о своем беспамятстве, но боялся того, что он мог узнать. От лица отхлынула кровь, он так сильно сжал руки в замок, что онемели пальцы .

- Чем я вам таким обязан, что должен вести себя благородно? – почти беззвучно спросил зельевар. Читать мысли было его второй профессией. Гермиона вскочила с места, в ярости опрокидывая парту. Аккуратные горстки ингредиентов разлетелись по каменному полу. Она подошла к стеллажам и начала швырять тома, попадавшиеся под руку. Листы развалившихся древних книг взвивались в воздух и застилали плоские поверхности кабинета. Девушка подошла к преподавательскому столу и смела с него все, что на нем было. Чернильница разбилась, и ее содержимое разлилось по пергаментам. Она тяжело дышала, ее сердце так громко колотилось о ребра, что, кажется, этот звук раздавался по всему кабинету.

А он так и сидел на своем месте, не шелохнувшись, молча наблюдая за тем, что натворил. Как же он ненавидел читать чужие мысли.

***
Гермиона стояла возле дверей кабинета ровно в шесть часов вечера. Она бы вошла, если бы предательски не дрожали руки и ноги. Девушка будто оцепенела, так и стояла минут пять, а может и все десять, прислушиваясь к шороху за дверью. Наконец пересилив себя, она толкнула дверь и вошла. В противоположном конце темного кабинета стоял профессор, залитый яркими лучами солнца. Бледная кожа ослепляла, своей белизной, а острый профиль тенью врезался в стену позади него. Сквозняк, ударивший в лицо, взбодрил и вместе с тем одурманил гриффиндорку, донеся аромат его тела.

Гермиона получила задание и принялась его выполнять, стараясь не смотреть на профессора.
Он начал задавать вопросы. От его голоса ее сердце вздрогнуло и бешено заколотилось. Но зачем он спрашивал ее об этом? Разве он не догадался, что она сбежала тогда через окно? Очевидно, что на метле, ведь крыльев она еще не отрастила.

Так зачем же он спрашивал и делал вид, что ничего не произошло тогда? Неужели этот садизм доставлял ему удовольствие?

- Чем я вам таким обязан, что должен вести себя благородно?

Его отстраненный взгляд вызвал непреодолимое желание взбесить профессора, пробудить в нем хоть какие-то человеческие эмоции. Тогда она начала крушить, вымещая накопившуюся обиду и злость.

«Чем?!» - парта с грохотом рухнула на каменный пол – «Еще недавно ты целовал меня и говорил, что жить не можешь без меня!» - книги одна за другой летели с полок – «Я поверила тебе!» - чернильница и пергамент полетели к разорванным книгам – «Я подарила тебе себя!» - слезы катились по щекам гриффиндорки, а он так и сидел, молчал и холодно взирал на глупую девчонку, которую использовал и отбросил как надоевшую игрушку: «Как жаль, что я не могу тебя ненавидеть, это гораздо проще, чем любить».



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:24 | Сообщение # 11
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 9

Дамблдор по дружески сжал плечо гриффиндорки и заглянул в самую глубину ее души, а после пожелал счастливой ночи, заметив какое звездное сегодня небо и как хорошо, пожалуй, будет видно падение метеорита на Луну. А пока Гермиона разглядывала в окне ночное светило, исчез так же неожиданно как и появился. Девушка растерянно глядела в разные концы коридора, но директора нигде не было, и она, все еще погруженная в мысли об этом разговоре, смысл которого был для нее загадкой, спокойным шагом отправилась в сторону факультетской гостиной. Дойдя до конца коридора она повернула на лево, к лестнице, ведущей на верхние этажи и поднялась до середины, но знакомый голос грозы ночных хулиганов и нарушителей школьных правил остановил ее:

- Это ты? – прозвучал вопрос, совершенно не совпадающий с теми вопросами, которые можно было ожидать от профессора Снейпа. Гермиона, которая успела побледнеть от такой "приятной" встречи, медленно повернулась, пытаясь сообразить, кому адресовано обращение профессора: ну не ей же! – Мне нужно с тобой поговорить, – тут брови девушки отправились к затылку в гости, потому как сомнений не осталось, он обращается именно к ней, к той, которую игнорировал на уроках вот уже седьмой год. На лестнице было темно, и только свет от факела на лестничном пролете четвертого этажа немного освещал фигуру, стоящего внизу зельевара: он будто вглядывался в сумрак, рассматривая черты лица гриффиндорки, его правая нога стояла на три ступеньки выше левой и весь он подался вперед, протягивая руку вверх по периллам. Ноги, стоит заметить, у слизеринского декана длиннющие – дай Бог каждому баскетболисту, оттого, растянув их на длину четырех ступенек, он будто бы совершал свой обычный полутрометровый шаг.
Гермиона нерешительно начала спускаться вниз, одновременно с тем, как профессор медленно поднимался вверх. Оказавшись на пролете третьего этажа он остановился в полуметре от гриффиндорки – Это ты? – повторно повергая девушку в недоумение спросил он. Ну что тут ответишь?

- Я, - в мгновение профессор оказался к гриффиндорке так близко, что теперь ей приходилось откидывать голову к лопаткам, что бы смотреть ему в лицо, а он, как драгоценную вазу, взял в руки ее голову, словно поддерживал ее навесу, запуская длинные пальцы в ее волосы, а ладонями касаясь шеи. Зельевар заглядывал в испуганные глаза Гермионы, которая уже успела пожалеть о том, что не убежала.

- Что с твоими глазами? Они другие, – он говорил тихо, вызывая странный трепет в сердце гриффиндорки. Она никогда не думала, что этот голос может быть таким…нежным? Это подрывало всю систему методов воспитания профессора Снейпа, по средствам доведения студентов до ужаса своим ледяным баритоном – Другие…но мне все равно нравятся.

Думать об абсурдности всей ситуации и над смыслом всего происходящего у девушки не осталось ни малейшего желания, когда зельевар вплотную приблизился к ее лицу и коснулся краешка горячих губ своими холодными. От такого «контрастного поцелуя» Гермиона начала терять сознание. Он был таким робким, словно перед ней стоял семнадцатилетний юноша, а не сорокалетний мужчина.

Последующее: как они шли по коридору, а точнее, перекатывались по его стенам, прижимая друг друга, в практически непрекращающемся поцелуе - Гермиона помнила смутно. Так они спустя некоторое время добрались до его комнаты.

Как такое могло случиться, гриффиндорка и сейчас не совсем понимает…во всем виновато полнолуние, наверное…но после его слов: «Я не могу жить без тебя! Останься со мной, хотя бы сегодня!» - она уже окончательно опрокинула чашу беспредела, позволяя ему все.

Это счастливое воспоминание той ночи не давало ей спокойно жить, а встречая холодный взгляд профессора, она хотела избавиться от него как от нежелательного и настойчивого свидетельства ее глупости.

***
Северус будто в угаре поднимался на третий этаж из подземелий. Дыхания не хватало, а голова норовила оторваться от шеи и улететь подобно шарику, надутому гелием. С трудом преодолев два этажа, он взглянул на верх лестницы и не поверил своим глазам. Там стояла она! Та, что мучила его все эти годы, занимая его сердце, оставляя горький осадок из-за невозможности быть с ней. Он точно узнал ее легкий силуэт и длинные волосы, хотя, что-то в этом образе было другим.

- Это ты? – единственное, что он был в состоянии произнести. Девушка повернулась, а Северус постарался разглядеть в темноте ее черты. Сердце бешено заколотилось: «Это она! Она!» - кричало все его больное сознание. Как же долго он ждал этой встречи - Мне нужно с тобой поговорить. – от волнения сводит ноги, но он преодолевает расстояние ей на встречу. Чем ближе, тем более она реальна – Это ты? – и, получив ответ, больше не сомневается в том, что она тут, совсем рядом с ним. Но другая. Почему другая? Столько лет прошло, неужели он забыл как она выглядит?

Он не знал, как она оказалась тут, и, что так изменило ее, но все, что ему хотелось сейчас – это получить ее поцелуй. А лучше два. И не отпускать больше никогда.

- Я не могу жить без тебя! Останься со мной, хотя бы сегодня! - ему нужно, что бы хотя бы сегодня она была с ним, его Лили.



 
Bodler Дата: Понедельник, 04.06.2012, 20:24 | Сообщение # 12
Bodler
Чёрная кошка в тёмной комнате
Статус: Offline
Дополнительная информация
Глава 10

Прошла неделя и наконец-то тяжелый воздух подземелий стал не опасен. Эти комнаты очень плохо проветривались из-за отсутствия окон, а про вентиляцию в средние века еще не знали.

Северус легким движением палочки собрал все свои вещи в небольшой чемодан и так же легко отправил их в свои привычные апартаменты. Странно, он уже начинал скучать по слепящему утреннему солнцу, и завораживающему вечернему закату, а еще по открытому окну, в которое влетал игривый мартовский ветер, порой сметая пергаменты со стола. Теперь ему казалось, что, уходя отсюда, он уже никогда не будет прежним собой, что-то поменялось в нем и в его жизни, что-то неуловимое чужому взгляду, но ощутимое для самого себя.
Зельевар подошел к открытому окну и высунулся практически по пояс, будто стараясь окунуться в весенний поток воздуха, глубоко вдыхая аромат молодой зелени. Радостное чувство безграничной свободы, захлестнуло его, заставляя сердце то замирать, то пуская его галопом, солнце слепило глаза, а ветер срывал с его лица каменную маску, позволяя улыбаться, кажется, впервые за двадцать лет.

- Погода сегодня отличная, – Дамблдор стоял рядом с Северусом, опираясь руками на подоконник. Зельевар не вздрогнул, лишь улыбка сползла с его лица, и он медленно втянул свою голову обратно в комнату. Вид обугленной руки директора разом напомнил Северусу о его несвободе и о том, что ему еще предстоит совершить – Ты так поменялся в лице, словно твое сердце осталось за окном, - сказал Альбус, не глядя на зельевара.

- Вам показалось, директор, – спокойно ответил профессор и вышел из залитой солнцем комнаты. Но его слова остались запертыми, отражаясь от стен глухой тихой печалью, не позволяющей им свободно вылететь в окно.

«Жаль этой теплой весны, словно затишье перед бурей…скоро все кончится».

***

Гермиона сидела на подоконнике в своей комнате с увесистым томом по чарам, укутавшись в ворот шерстяного свитера, спиной к солнцу, так что бы его лучи падали на страницы книги. Теперь ее совсем не волновало предстоящее взыскание, все внимание было сосредоточено на уроках и друзьях, про которых практически забыла в свете недавних событий.
Вдруг что-то рыжее и пушистое нагло прыгнуло прямо на живот, загородив собой страницы.

- Глотик! Ты меня напугал! Ну как так можно, а? – девушка начала тискать кота и чуть не выронила книгу, в последний момент схватив ее за обложку. Корешок с треском оторвался от переплета. Оказавшийся зажатым Живоглот, возмущенно мяукнув, спрыгнул на пол. Гермиона попыталась починить книгу заклинанием, но древний фолиант не поддавался, вновь и вновь разваливаясь от первого же прикосновения (с особо древними такое случается) – Мадам Пинс меня убьет…нужно раздобыть клей.

Гриффиндорка положила библиотечное сокровище в сумку и вышла из гостиной. Она была почти уверена, что у библиотекаря есть волшебный клей, но что бы его заполучить, пришлось бы выслушать тираду об аккуратном использовании собственности школы, да и вообще, не хотелось бы наблюдать мадам Пинс в бешенстве, а то ведь может перестать давать книги на руки. Оставалось несколько вариантов, поэтому Гермиона отправилась к Макгоннагалл. Долго стучалась, еще минут десять стояла под дверью, но декан так и не объявилась. Срок хранения книги истекал сегодня, поэтому до пяти часов надо обязательно было вернуть ей прежний вид и сдать. Девушка отправилась к Флитвику. Нагнав миниатюрного профессора в коридоре пятого этажа, тот направлялся в башню своего факультета, Гермиона обратилась к нему:

- Профессор!

- Мисс Грейнджер? Да, моя дорогая, я вас слушаю, – заулыбался он своей любимице.

- У вас не найдется, случайно, клея? Я нечаянно порвала древний фолиант, не могу показать его в таком состоянии мадам Пинс.

- К сожалению, я истратил последний флакончик вчера вечером, мне очень жаль. Но я знаю, что для библиотеки клей варит профессор Снейп, если вы предложите ему выгодную сделку, он как слизеринец не устоит, – он пустил писклявый смешок и отправился, куда шел.

Отлично. Профессор Снейп варит клей у себя в подземельях. Надеюсь проветривает после. Не удивлюсь, если разного рода помутнения у него совсем не из-за испорченных зелий студентов.

Гриффиндорка взглянула на часы: уже четыре! Либо Снейп, либо Пинс. Так как потерять золотой читательский билет ее совсем не устраивало, то из двух зол Гермиона выбрала ту, что повлечет за собой меньшие санкции. Преодолев себя, она отправилась к знакомому кабинету, по знакомому коридору, остановилась напротив и нервно сглотнула. Еще пару секунд, что бы совладать с дрожью в руках…постучала. Тишина. Неужели его нету? Девушка собралась уходить, как вдруг вздрогнула, от того, что дверь за ее спиной со скрипом открылась.

- Ааа, мисс Грейнджер! А я только собирался шагнуть в камин, как вы постучали, – радушно встретил ее директор.

- Здравствуйте, профессор, - смущенно ответила Гермиона, будто Дамблдор застукал ее за чем-то непристойным.

- Вы, наверное, ждали профессора Снейпа? Разминулись на несколько минут, профессор снова перебрался в подземелья.

- О, нет…то есть, да…мне просто нужен клей для книги, а профессор Флитвик сказал, что его варит профессор Снейп. Но может быть у вас найдется немного? – девушка с надеждой посмотрела в лукавые глаза директора.

- Дело в том, что я сам предпочитаю обращаться к профессору Снейпу в таких случаях, а своих запасов не держу. У меня, знаете, и без того все полки заставлены, что бы еще и зелья держать…для этого есть зельевар, - Альбус улыбался, игриво раскачиваясь на мысках и, держа руки за спиной – Придется вам спуститься к нему, уверен, он не откажет. Ну, я, пожалуй, пойду, – и он, блеснув стеклами очков напоследок, скрылся за дверью кабинета.

Девушка отправилась к лестницам. Быстро добралась до подземелий и остановилась рядом с кабинетом, что бы перевести дыхание. Она почему-то не так сильно волновалась, как когда стучала в дверь на третьем этаже. Дверь открылась практически сразу и гриффиндорка оторопела от массивной черной фигуры, появившейся на пороге.

- Мисс Грейнджер? – удивленно поприветствовал зельевар – Чем обязан?

- Я по делу, - нетвердым голосом отозвалась Гермиона. Он отошел в сторону, приглашая ее войти (чересчур вежливо с его стороны). А она уже почти забыла эту непередаваемую атмосферу подземелий: холод и сырость сдавливали грудь, усиливая волнение.

- Что вам нуж…

- КЛЕЙ! - практически криком перебила профессора Гермиона: «Ох уж это волнение!». Зельевар только немного приподнял брови от такого "выстрела", но все таки развернулся и направился к полке со склянками. Достал нужный флакончик и отдал его студентке – Спасибо, - смущенно выдавила девушка.

- Что-то еще?

«С чего это он вдруг такой спокойный?» - думала про себя Гермиона: «После моей истерики…Как же глупо все получилось…Надо же было так распсиховаться»

- Я хотела извиниться за тот погром, - заливаясь краской, еще более сдавленно, пробубнила Гермиона. Профессор кивнул в знак принятия извинений, а гриффиндорка все еще не уходила. Тяжелая сумка сдавила плечо, уже так сильно, что не замечать боль, стало почти невозможным. Уже стоило бы уйти, но она чего-то ждала, стоя как провинившаяся первокурсница. Он тоже молчал. Рука онемела, плечо саднило: наверное, натерла.

- Снимите сумку, я же вижу, что вам больно, – все так же спокойно, и даже немного устало сказал Снейп. Онемевшая рука не удержала тяжесть и сумка с грохотом опустилась на пол. Гермиона коснулась другой рукой саднившего плеча и невольно шикнула от боли. Снейп закатил глаза – Покажите, что там у вас? Не бойтесь, я адекватен и в твердой памяти.

Ссадина была по ширине лямки, а след от шва кофты кровоточил: как же она не заметила пока бежала?

- Опустите ниже, мне нужно залечить рану целиком. Лучше снимите свитер, этот ворот мешает. Что там у вас под ним? Надеюсь что-то приличное, - Гермиона красная, как редиски Полумны, сняла свитер, оставаясь в старенькой, но любимой футболке «Manchester», которую подарил ей папа – Не знал, что вы увлекаетесь футболом, – заметил профессор, капая настойкой Бадьяна на плечо. Гермиона снова зашипела от боли.

- Не знала, что вы в курсе маггловского спорта, – хорошо, что не сказала про папу…

- Ведь надо знать много о немногом и понемногу о многом, так вроде, мисс Грейнджер? – девушка подняла глаза на застывшего над ее плечом зельевара. Помолчав, он сказал, глядя ей в глаза – Я тоже хотел извиниться. Это, конечно, не исправит всего… - договорить он не успел, пузырек с настойкой разбился вдребезги, от того, что Гермиона притянула профессора за отвороты мантии и поцеловала.
Как много она хотела сказать этим! О том, что не жалеет, что не представляет своей жизни без него, пускай холодного и бесчувственного порой, но уже, отчего-то, горячо любимого. Абсолютно нелепое стечение обстоятельств, пропасть поколений и школьные правила не останавливают против такого горячего чувства гриффиндорки.

- Останься со мной, – «Хотя бы сегодня, моя Гермиона».

И плакал золотой читательский билет.

___________________________________________________

Спасибо всем, кто читал!



 
Заячьи_уши Дата: Понедельник, 04.06.2012, 22:39 | Сообщение # 13
Заячьи_уши
Дрожательный бред
Статус: Offline
Дополнительная информация
jump1 Класс. Читала фик на Хоге, очень понравился. Теперь перечитала на ТТП, оценила еще больше.
Спасибо, жду от Вас новинок da4
 
TheFirst Дата: Вторник, 05.06.2012, 14:36 | Сообщение # 14
TheFirst
The One
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Bodler)
Северус спустил ноги на пол и неохотно, в сопровождении ноющей и тянущей боли в мышцах, встал с теплого и мягкого места.

ok3
ok3 ok3 Olala на вас нету ok3 В цитатник!!!!


Пиджак парадный

"- Все проблеммы русских девушек в том, что они выросли на сказках о принцессах, феях и любви до гроба...
- Мммм, не знаю. Я выросла на Гарри Поттере." (с)
 
Velvel Дата: Вторник, 05.06.2012, 18:48 | Сообщение # 15
Velvel
Сокровище без сундука
Статус: Offline
Дополнительная информация
Заячьи_уши, да, хорошее всегда приятно перечитывать, переоценивать)) Bodler, спасибо за выкладку и на ТТП, пусть те, кто бывают только здесь смогут оценить данную историю brush

И на нашей улице перевернется КАМАЗ с пряниками!
 
Астрея Дата: Вторник, 05.06.2012, 19:07 | Сообщение # 16
Астрея
Без фанатизма!
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (Bodler)
тогда она заставила себя собраться с мыслями и подумать.

а до того она чем занималась?
Quote (Bodler)
и удивился странному ощущению во всем теле: тяжесть, и при этом такая легкость!

это как?
Quote (Bodler)
и , говоря «странным», мы подразумеваем «ПРОСТО НЕВОЗМОЖНЫМ».

"Божьей поспешествующей милостью, Мы, Николай Второй,"
Quote (Bodler)
Располагая навыками логического мышления и дедукции, зельевар

бедный зельевар
Quote (Bodler)
мысли лениво ворочались в его голове, причиняя неудобство необъяснимо хорошему расположению духа зельевара

в общем понятно: думать для героев - это непозволительная роскошь и аццкий труд

Первая глава. Не буду говорить за запятые (хотя у меня самой с ними напряг), за бесконечные шкафы-мантии-мантии-шкафы и безумное количество повторов.

Если нет беты, можно же хотя бы вычитать, да?

Извините, автор, но - увы.


Можешь не писать - не пиши. (с)
Иконостас
 
olala Дата: Вторник, 05.06.2012, 23:59 | Сообщение # 17
olala
Slytherin vs. Ravenclaw
Статус: Offline
Дополнительная информация
Quote (TheFirst)
Olala на вас нету В цитатник!!!!

А я здесь! Как чувствовала... Завтра на свежую голову почитаю, может, ещё что хорошее найду.


ΠΛΕΙΝ ΑΝΑΓΚΗ ΖΗΝ ΟΥΚ ΑΝΑΓΚΗ
 
olala Дата: Среда, 06.06.2012, 15:25 | Сообщение # 18
olala
Slytherin vs. Ravenclaw
Статус: Offline
Дополнительная информация
grudametalla, это было великолепно! Я буквально не могла оторваться от повестования! С такой обстоятельность, подробностью и серьёзностью нечасто сталкиваешься на материале любовной истории! Я искренне восхищена вашим авторским стилем, ведь таким образом можно описать буквально всё! И это будет интересно.

Я не знаю, входило ли в ваши намерения смешить читателя. Юмор в шапке не заявлен, хотя весь фик пронизан комизмом самого высокого класса: несоответствие стиля повествования предмету повестования. Опять-таки не могу сказать, намеренно ли вы применяли описанный ниже приём, но впечатляет он сильно. Сознательно или нечаянно, но вы сначала полностью сносите крышу читателю, а потом милосердно возвращаете его к разумной жизни.



В общем, фик в своём роде замечательный, хотя, конечно, безграмотность ему вредит. Хотя бы потому, что полностью подрывает доверие к вашим обстоятельным и детальным описаниям событий.


ΠΛΕΙΝ ΑΝΑΓΚΗ ΖΗΝ ΟΥΚ ΑΝΑΓΚΗ


Сообщение отредактировал olala - Среда, 06.06.2012, 16:04
 
Memoria Дата: Вторник, 12.06.2012, 17:26 | Сообщение # 19
Memoria
Seconda Navigazione
Статус: Offline
Дополнительная информация
Ыыы.. не.. я сломалась на середине. Сорри.
 
SweetEstel Дата: Вторник, 19.06.2012, 19:44 | Сообщение # 20
SweetEstel
Stupefy на вас обеих
Статус: Offline
Дополнительная информация
Автор, спасибо вам)
Несмотря на грамматические... черт с ними, с запятыми), забавная история)
Находка обалденная ok3 :
Quote (Bodler)
Гермиона красная, как редиски Полумны, сняла свитер


С тобой все уже чокнулись. (с) Ренатик
Sarcástica? Yo? Noooooo... (с) Speranța
Ești atît de brutală încît oxigenezi chiar și argintul. (с) Renatic
 
Форум Тайн Темных Подземелий » Снейджер-хранилище Темных подземелий » Рейтинг PG » «Счастливое нежелательное воспоминание», автор grudametalla (romance, миди)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Последние новости форума ТТП
Последние обновления
Новость дня
Новые жители Подземелий
1. "Чай с молоком", автор l...
2. "Кровь волшебства", pale...
3. Заявки на открытие тем на форуме &...
4. НОВОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОЙ-10
5. "Высшая трансфигурация",...
6. Поиск фанфиков ч.3
7. Ассоциации-6
8. Съедобное-несъедобное
9. 5 из одного
10. "Сделка", автор Cheshirr...
11. "Сказка на ночь", HelenR...
12. "Змеиные корни"(Синопсис...
13. "Опус Вивендис", Maggie ...
14. "Новая книга про Алана Принца...
15. "Гость под Рождество", а...
16. "Чудеса", автор lajtara,...
17. Marisa_Delore
18. "О ядах и противоядиях",...
19. Стихотворный паноптикум от Memoria...
20. Фанфик "Свет в окне напротив&...
1. Merillmop[24.09.2020]
2. Maris_Mont[22.09.2020]
3. Ceceliaediff[22.09.2020]
4. JuliaR[17.09.2020]
5. lyrekokaled54[16.09.2020]
6. Violetta29rus[16.09.2020]
7. SileImmit[14.09.2020]
8. Accenue[14.09.2020]
9. kirewomajel08[14.09.2020]
10. Vikusiichhka[13.09.2020]
11. Белиал_Алва[12.09.2020]
12. Aseka[12.09.2020]
13. ГретаХауслер[11.09.2020]
14. ViktoriyaSnape[11.09.2020]
15. Lisitsa[08.09.2020]
16. rimmfus[07.09.2020]
17. OliveSmytheSmith[06.09.2020]
18. Еката[05.09.2020]
19. Springinsfeld[05.09.2020]
20. sahaha[05.09.2020]

Статистика и посещаемость


Сегодня были:  djbetman, ntym13, leley, meibija
© "Тайны Темных Подземелий" 2004-2020
Крупнейший снейджер-портал Рунета
Сайт управляется системой uCoz